Скачать fb2
Не уходи, любимая

Не уходи, любимая

Аннотация

    Девушка-телохранитель – и бывший неверный возлюбленный, которою она обязана защищать…
    Невероятно? Невозможно? Очень даже вероятно и возможно.
    Вот только что труднее – защищать клиента от пуль многочисленных врагов или.., защищать свое сердце от неотразимого очарования мужчины, осознавшего свою роковую ошибку и требующего ВТОРОГО ШАНСА?
    Читайте самый романтичный, самый увлекательный и самый забавный любовный роман, какой вы только можете себе представить!



Сьюзен АНДЕРСОН НЕ УХОДИ, ЛЮБИМАЯ

Пролог

Девять лет назад

    Дейзи Паркер стонала от наслаждения, ощущая тяжесть обнаженного тела Ника Колтрейна. Своими сильными руками он крепко прижимал ее к себе, их разгоряченные тела слились воедино. Дейзи была на седьмом небе от счастья: только что она отдала Нику самое дорогое, что у нее было, – свою девственность, причем сделала это без всякого сожаления. Он целовал ее в шею, и она все громче стонала от удовольствия.
    А в это время десятью этажами ниже продолжалось праздничное веселье. Свадебный прием Мо был в полном разгаре. Дейзи, можно сказать, и не участвовала в нем.
    Два года назад она пыталась прекратить всякие отношения с Колтрейнами. Она ненавидела отца Ника и Морин, помня о том, с какой холодной расчетливостью он развелся с ее матерью, а потом добился того, чтобы все бульварные газетенки трепали ее имя. Дейзи не желала общаться с кем-либо из этой семейки.
    Но Мо все время слала ей письма, не отвечать на которые было бы невежливо, тем более что Дейзи ни в чем не могла упрекнуть сводную сестру. Изредка девушки обедали или ужинали вместе, и, когда однажды Мо прислала приглашение на свадьбу, Дейзи просто не смогла отказаться.
    Венчание в кафедральном соборе казалось девятнадцатилетней Дейзи каким-то сказочным представлением. И Мо, и ее красавец жених выглядели очень счастливыми. Но через несколько часов, когда Дейзи оказалась на приеме в отеле «Марк Хопкинс», она пожалела, что приняла приглашение. Находясь в обществе расфранченных и напыщенных господ, эта девушка, не принадлежавшая к высшим слоям общества Сан-Франциско, чувствовала себя неуютно. Дейзи решила уйти, как только поздравит жениха и невесту.
    Но как раз в этот момент она увидела Ника, и ее твердое намерение тут же переменилось.
    Дейзи очень удивилась тому, что Ник поздоровался с ней как с давним другом и даже оставил гостей. Прежде он делал вид, что не замечает ее, а сейчас такое неожиданное внимание поразило Дейзи как удар молнии – оно настораживало и сбивало с толку.
    По глазам Ника невозможно было что-либо прочесть.
    «Что он хочет?» – спрашивала себя Дейзи. Прикосновения Ника странным образом волновали ее. То он проведет рукой по спине, то обхватит длинными пальцами локоть, то дотронется до обнаженного плеча – все это заставило Дейзи забыть об осторожности. Ник был красив как бог: смуглолицый, широкоплечий, с шевелюрой каштановых волос.
    Весь вечер он был внимателен к Дейзи, постоянно фотографировал ее и в конце концов совершенно покорил ее.
    А когда начались танцы, она и вовсе потеряла голову!
    Ник прижимал бедняжку к себе так крепко, что ей казалось, она чувствует его всем телом. Да и ему, по всей видимости, было очень приятно держать ее в своих объятиях. Потом они оказались в гостиничном лифте, и Ник целовал ее. А потом была эта комната и эта постель, и ее готовое выпрыгнуть из груди сердце. Дейзи почти не помнила себя в эти минуты, ей казалось, что она и Ник – это нечто единое и их невозможно оторвать друг от друга. В какой-то момент она почувствовала легкую боль, но тут же нежные поглаживания Ника, ритмичные и сильные движения бедрами довели ее до сладостного исступления.
    Дейзи только сейчас поняла истинный смысл всех маминых рассказов о любви.
    Ник приподнялся, подпер голову рукой и, глядя Дейзи в лицо, спросил:
    – Как ты? Нормально?
    – Да, – ответила она, а про себя подумала, что вряд ли смогла бы словами описать новые для себя ощущения.
    – Ну вот и хорошо, – произнес Ник, вставая с постели.
    Подперев голову рукой, Дейзи любовалась его обнаженным телом. В свете лампы оно было великолепно: широкие плечи, рельефная мускулатура на руках и груди, узкие бедра. Волосы на груди, такие мягкие и шелковистые, узкой дорожкой спускались вниз живота и исчезали за поясом брюк, которые Ник уже успел надеть.
    – Что ты делаешь? – удивленно спросила Дейзи? , – Мне надо идти, – ответил Ник.
    В этот момент Дейзи, словно очнувшись, вдруг увидела, что лежит абсолютно голой. Она поискала глазами свое платье и заметила, что оно висит, зацепившись ремешком за торшер рядом с кроватью. Сгорая от стыда, Дейзи выдернула из стоявшей на столе коробки пару салфеток и аккуратно промокнула ими размазавшуюся по внутренней стороне бедер кровь.
    – Почему? – вновь спросила она.
    Ник надел рубашку и пиджак, не застегивая, подобрал запонки, накинул на шею незавязанный галстук. Засунув руки глубоко в карманы брюк, он наконец взглянул на Дейзи и шагнул к кровати.
    – Все было чудесно, детка. Но мужчинам тоже нужен отдых, – спокойным, почти равнодушным тоном произнес он. Потом наклонился к лицу Дейзи, будто намеревался ее поцеловать, но вдруг выпрямился и добавил:
    – Утром у меня важная встреча.
    – Но как же так? Ты же говорил, что любишь меня, – недоумевала Дейзи. Силясь найти ответ, она заглянула Нику в глаза. В его взгляде странным образом сочетались нежность, страсть и.., жалость. Он пожал плечами – и все исчезло.
    – Ты еще очень молода и потому можешь не знать, что в такие минуты мужчина может сказать все, что угодно, – ответил Ник отводя глаза в сторону. – Таковы правила любовной игры.
    «Так это была игра!» Дейзи замерла, словно пораженная молнией.
    Ник наклонился к ней, слегка коснулся губами ее щеки и промямлил что-то вроде «будь здорова», потом развернулся и вышел. Дейзи проводила его взглядом. Дверь захлопнулась.
    Она осталась одна, униженная, обманутая и покинутая.
    Такой она вступала во взрослую жизнь.

Глава 1

Понедельник

    Дейзи ощутила надвигавшуюся беду, даже не переступив еще порога офиса.
    Секретарь посмотрел на нее с выражением ужаса на лице:
    – Ты что, собираешься идти в таком виде?
    Дейзи остановилась и оглядела себя с ног до головы: на ней была спортивная куртка из золотистого цвета шерсти с замысловатым рисунком на нагрудном кармане и шотландская юбка в сине-желтую клетку.
    – А что такое? Ты же сам сказал мне надеть юбку.
    Регги оправил свой щегольской костюм, как бы желая лишний раз продемонстрировать, что уж он-то не обделен хорошим вкусом.
    – Но я же не просил тебя одеться, как Мэри Кэтрин во время ее встречи с солдатом Джейн, – язвительно заметил Регги.
    – Это ты про ботинки? – Дейзи посмотрела на свои длинные ноги, на которых были синие чулки и ботинки на шнуровке с вывернутыми наружу носками. – Они синие и, по-моему, подходят к моему костюмчику.
    – Ну в общем-то да, если ты желаешь получить приз за лучший костюм пехотинца. Может, ты еще и штаны военные напялишь, чтобы уж совсем соответствовать. Мне, возможно, даже удастся спереть где-нибудь зеленые и коричневые тени для глаз – мы и лицо тебе закамуфлируем.
    Дейзи строго сдвинула брови:
    – Это ты сказал мне надеть юбку. Ради этого я застряла дома. И уж извини, если она не соответствует твоим высоким стандартам элегантности. Я специалист по безопасности, а не школьница. Я не ношу туфли на каблуках, в них неудобно бегать.
    – Больше всего я мечтаю о том, чтобы ты побежала в банк получить деньги по чеку. – Регги еще раз скептически оглядел Дейзи и отвернулся к компьютеру. – Только сомневаюсь, что мы вообще получим этот чек, после того как клиент увидит твой «профессиональный наряд».
    – Может быть, в отличие от большинства мужчин, – процедила сквозь зубы Дейзи, – у него есть хотя бы чуточка мозгов, чтобы понять, что именно такой костюм более всего подходит женщине, которую он собирается нанять для охраны собственной задницы.
    На Регги сказанное явно не произвело впечатления.
    – Ну ладно, Рег, а если серьезно, кто этот парень – английский принц крови? – примирительным тоном продолжила Дейзи.
    – Почти, – произнес чей-то голос за ее спиной.
    О Господи, только не это! Сердце бешено заколотилось в груди. Дейзи стала медленно оборачиваться, все еще надеясь, что ослышалась.
    Но надежды ее были напрасны: прямо перед ней стоял именно тот, кого она меньше всего желала видеть, – Ник Колтрейн.
    Он был, как всегда, неотразим: высокий, стройный, мужественный. И даже старые джинсы и простой свитер не портили впечатления. Мо как-то сказала, что для Ника спортивная одежда – как вторая кожа. Точно подметила.
    Да и вообще его отличала некая изысканная небрежность, выдававшая в нем человека, принадлежащего к высшему обществу.
    Да, собственно, это и не могло быть иначе. Ведь он действительно принадлежал к элите, а Дейзи всегда была чужой для таких людей.
    Она заметила, что Ник осматривает офис. Следуя за его взглядом, Дейзи все теперь как бы видела глазами Ника: вытертый линолеум и два видавших виды стула, между которыми стоял купленный на распродаже столик. Это все бросалось в глаза.
    Но Дейзи выпрямила спину и расправила плечи. Подумаешь, какой ценитель! Да, все это не высший класс, но зато принадлежит именно ей. Ей и банку – ну и что.
    – Ну, как дела, Блондиночка? Выглядишь неплохо, – наконец проговорил Ник, переключив внимание на Дейзи.
    – Не смей… – она сделала шаг вперед, но, овладев собой, добавила:
    – называть меня Блондиночкой.
    Это прозвище действовало на Дейзи как красная тряпка на быка, и Ник это хорошо знал, поэтому и назвал ее так.
    Всякий раз, слыша это слово, Дейзи чувствовала, как ее щеки начинают пылать. Это произошло и сейчас. Она глубоко вдохнула и постаралась взять себя в руки. Ну нет уж!
    Она скорее умрет, чем доставит ему удовольствие видеть, как наливается гневом. И уж конечно, она ни за что не покажет, какую боль унижения снова вынуждена переносить, когда он вот так смотрит на нее насмешливо-холодным взглядом.
    Дейзи гордо вскинула голову и посмотрела Нику прямо в глаза. Он стоял, прислонившись к двери, и тоже смотрел на нее.
    – Похоже, вы знакомы? – проговорил Регги, желая как-то прервать затянувшееся молчание.
    – Мой отец некоторое время был женат на ее матери, – ответил Ник.
    Дейзи просто обомлела. Так вот что он считает причиной их знакомства! Казалось, обидеть ее больше, чем он это уже сделал, невозможно, но, как видно, ничему нет предела. Дейзи хотела сказать что-нибудь язвительное в ответ, но, подумав, решила, что не стоит показывать, что сказанное как-то задело ее.
    – Неужели? И какой это был брак по счету? – снова спросил Регги.
    – У мамы – третий, – ответила Дейзи.
    – А у папы – пятый, – добавил Ник.
    Слава Богу, Регги не обратил внимания на его слова.
    – Он небось был богачом, да? Это он во всех газетах облил твою мать грязью?
    Дейзи злобно взглянула на Ника, как бы предупреждая его, что если он не дурак, то будет молчать, потому что именно его отец в первую очередь был виноват в том, что газетные писаки преследовали ее мать.
    В ответ Ник окинул Дейзи презрительным взглядом, который она решила проигнорировать.
    – Так когда мы последний раз виделись, Колтрейн?
    Шесть или семь лет назад? – спросила Дейзи, делая вид, что пытается что-то припомнить, хотя могла воспроизвести в памяти те события с точностью до минуты.
    – Девять.
    – Так давно?! Боже! Как быстро летит время, особенно когда тебя никто не донимает. Каким же ветром тебя занесло сюда?
    – Дейз, он наш клиент, – вставил Регги.
    Дейзи медленно перевела взгляд на секретаря:
    – Он, прости, кто?
    – Когда я назначал встречу, я и понятия не имел о том, что он твой сводный… – попытался оправдаться Регги.
    – Я ей не брат, – бесцеремонно прервал его Ник.
    – Да уж действительно, тебе никогда не хотелось выступать в этой роли, – почти зло проговорила Дейзи.
    – Конечно, нет, – презрительно ответил Ник. – И если ты до сих пор не уяснила почему, то ты, вероятно, гораздо глупее, чем я думал.
    Дейзи снова почувствовала, что краснеет.
    – Так ты хочешь сотрудничать со мной? – с вызовом спросила она Ника.
    – Я не хочу даже близко к тебе подходить, – процедил сквозь зубы он.
    – Тогда уходи. – Дейзи внутренне была горда собой за то, каким спокойным и бесстрастным тоном отвечала Нику. – У меня нет времени развлекать богатенького мальчика. У меня свой бизнес, который требует много времени и сил.
    Ник огляделся:
    – Да, я смотрю, клиенты к тебе прямо ломятся толпами. И как тебе этого удалось достичь?
    «Господи, пожалуйста, дай мне хоть раз возможность ударить побольнее этого самовлюбленного красавца. Всего один разок, и я никогда у тебя больше ничего не попрошу!» – молила про себя Дейзи.
    – Всего хорошего, Ник, – проговорила она, стараясь выглядеть как можно более спокойной, затем резко развернулась и гордой походкой направилась в свой кабинет.
    – Дейзи, подожди! – окликнул ее Ник.
    Она остановилась и медленно повернула голову в его сторону. Регги с интересом наблюдал за всем происходящим. Наверняка, как только Ник уйдет, он забросает ее вопросами. Дейзи с каменным выражением лица посмотрела на Ника.
    – Извини, – вдруг неожиданно смягчившись, произнес он. – Это вырвалось случайно. Я действительно хочу обсудить с тобой кое-какие вопросы и хотел бы воспользоваться твоими услугами.
    «Вот черт! С этим Колтрейном не соскучишься!»
    – Хорошо, проходи, – пригласила Дейзи его в свой кабинет и, обращаясь к Регу, добавила:
    – Если мне будут звонить, не соединяй.
    По правде сказать, телефон последнее время все больше молчал, но Нику это знать не обязательно.
    Они вошли в кабинет. Комната была небольшой, так что в какой-то момент они оказались близко стоящими друг к другу. «Господи, какой он высокий! А я даже успела забыть об этом», – подумала Дейзи. Протискиваясь мимо нее, Ник случайно задел фотоаппаратом грудь Дейзи. Она вскинула на него глаза, "и их взгляды встретились. Резко отшатнувшись, она указала рукой на стул для посетителей:
    – Садись.
    А сама поспешно обошла стол и села, злясь на себя за то, что даже по прошествии стольких лет испытывает волнение в его присутствии.
    Скрестив руки на груди, Дейзи в упор смотрела на Ника.
    – Какого черта ты здесь делаешь, Колтрейн? – спросила она, даже не пытаясь казаться вежливой.
    Отличный вопрос. Как раз то же самое Ник пытался понять и сам с того момента, как переступил порог офиса и увидел Дейзи, склонившуюся над секретарским столом.
    Он мог обратиться в любую другую охранную фирму и, будь поумнее, держался бы подальше от Дейзи Паркер. Но в этой девушке было что-то такое, что всегда волновало его, пробуждало в нем чувства, доныне незнакомые.
    Ник знал, что Дейзи считается одним из лучших специалистов в сфере охранного бизнеса. Но он слышал также, что недавно созданная ею фирма едва держится на плаву.
    Что ж, решил он, есть возможность убить одним выстрелом двух зайцев: с одной стороны, помочь Дейзи поправить дела своей фирмы, а с другой – получить необходимую ему услугу по доступной цене.
    Что за бред! С той ночи в «Марк Хопкинс» прошло уже сто лет, и, как ему казалось, они оба давным-давно оставили все в прошлом.
    – Я нуждаюсь в твоих услугах, – спокойно начал Ник.
    – Что случилось, Колтрейн? Неужели ты прожег жизнь до дырки, из которой теперь дует?
    По дороге сюда Ник размышлял о том, стоит ли посвящать Дейзи в курс своего дела во всех подробностях.
    И до этого момента он думал, что расскажет ей всю правду. Но сейчас понял, что делать этого не стоит, потому что придется говорить о вещах, не слишком приятных для самой Дейзи.
    Все началось с той злополучной субботы. Нику никак не удавалось сосредоточиться на работе, хотя обычно она его захватывала целиком и полностью. У него была репутация уникального фотографа, о его работах говорили, что таких проникновенных снимков больше никто не делает. Он обладал огромной интуицией, которая, как правило, подсказывала ему, как сделать отличный кадр. Ник умел не просто найти удачный ракурс, но точно подмечать и передавать внутреннюю сущность тех, кого фотографировал. Причем делал это непринужденно и незаметно для своих моделей. Главным в его работах была естественность.
    Однако Ник никогда не делал фотографий, которые могли бы навредить репутации человека. Бульварные издания частенько предлагали ему неплохие деньги за компрометирующие того или иного человека снимки, но он всегда отказывался, прекрасно осознавая, что значительной долей своего успеха обязан подобной осторожности.
    Но в ту субботу он переживал из-за разговора с сестрой, которая позвонила ему в тот момент, когда надо было выезжать в поместье Пемброук, где проходила пышная свадебная церемония. Нику предстояло сделать там несколько снимков.
    Мо рассказала ему о своих неприятностях. Кто бы мог подумать, что такая практичная и рассудительная Морин может выкинуть что-нибудь подобное! Это совершенно на нее не похоже – манипулировать фондами депонентных счетов в деле по торговле недвижимостью! Ник ни минуты не сомневался, что сестра сделала это из благих намерений, стараясь уладить проблемы всех и вся, а в результате нажила свои собственные. Причем очень серьезные, поскольку с продажей жилого дома в Ноб-Хилле ничего не вышло и комиссионные, с помощью которых она рассчитывала поправить дела, испарились.
    Ломая голову над тем, как помочь Мо, Ник фотографировал на свадьбе Битей Пемброук без вдохновения, чисто автоматически, и потому не заметил, что произошло на заднем плане.
    Уехав от Пемброуков, он отправился прямо в Монтерей, на воскресные съемки. Однако вчера, подъезжая к дому, он вдруг увидел, что два дюжих молодца роются в его лаборатории, которую он устроил в темной комнате в гараже. Они набросились на Ника и стали требовать пленку, правда, не сказали, какую именно.
    Ник же не стал сообщать им, что все пленки, отснятые за последние два дня, лежат в машине на заднем сиденье.
    Заметив, что все фотографии в лаборатории уничтожены, он предложил им съесть его с потрохами, но от этого налетчики отказались.
    Они попытались забрать у него фотокамеру, но Ник стал яростно сопротивляться. Вскоре вой полицейской сирены заставил грабителей оставить Ника и его «Никон» и броситься наутек. Правда, до этого они успели вывихнуть Нику плечо.
    Вернувшись из клиники. Ник проявил пленки, за которыми охотились бандиты. Поначалу он не заметил на них ничего такого, за что его стоило бы избить. Но, увеличивая кадр за кадром, он вдруг обнаружил то, что бандиты так старались помешать ему увидеть, и был ошарашен.
    Битей в последний момент настояла, чтобы он сфотографировал ее с женихом на балконе. На заднем плане фото запечатлелась прекрасно отделанная сторожка, а в ней – мужчина и женщина. Они занимались любовью, причем при желании их можно было хорошо разглядеть.
    Ник просто остолбенел, когда узнал мужчину на фотографии. Им был Джей Фицджеральд Дуглас – образец высокой нравственности и безупречной репутации.
    В свои шестьдесят он был легендарной личностью. Получив в наследство убыточный семейный бизнес и превратив дело в многомиллионное предприятие, он ударился в филантропию и стал вкладывать солидную часть своих прибылей в публичные библиотеки и церкви.
    Его высоконравственные жизненные устои были в Сан-Франциско притчей во языцех. Последнее время все газеты писали о его возможной отправке в качестве американского посла в одну из стран Ближнего Востока. Все считали дело уже решенным – необходимо было только получить одобрение весьма строгого в вопросах нравственности и морали конгресса. А поскольку Дуглас представлялся в этом смысле абсолютным образцом, то в решении конгресса никто не сомневался.
    А теперь выходило, что этот ходячий памятник высокой нравственности развлекался в сторожке с девицей, которая по возрасту годилась ему во внучки!
    Принимая во внимание то, что бандиты Дугласа повредили Нику плечо, разворотили его лабораторию и доставили беспокойство страховому агенту, теперь вполне можно было бы потребовать со старика компенсацию. Ник нарушит свое железное правило и продаст эти чертовы снимки газетам, а деньги передаст Мо.
    Такое решение он принял, прежде чем отправиться к Дейзи. Ник прекрасно понимал, что бандиты, не получив того, что хотели, обязательно наведаются еще раз. Дать им отпор до тех пор, пока болит рука, он не сможет, поэтому и решил обратиться к Дейзи.
    Ему была нужна охрана, Дейзи – работа.
    Ощутив на себе пристальный взгляд, Дейзи резко выбросила руку вперед, едва не коснувшись своим указательным пальцем носа Ника:
    – Не смей меня разглядывать! ; Ник, схватив руку за запястье, отвел ее.
    – Я просто задумался, – ответил он и отпустил руку.
    – Тогда, может быть, ты все-таки скажешь, зачем тебе понадобились мои услуги? – процедила сквозь зубы Дейзи и гневно сверкнула глазами. – Почему такой крутой парень, как Николас Слоун Колтрейн, не обратился в какую-нибудь солидную компанию в центре города?
    – А кто сказал, что я туда не обращался? Только там и цены соответствующие, Блондиночка.
    – А я, значит, поставщик второсортных охранников?! – Дейзи встала и указала Нику на дверь:
    – Пошел вон! Я поняла с самого начала, когда увидела твое лживое лицо, что с тобой не надо связываться!
    Теперь она стояла перед ним в полный рост – огромные сверкающие глаза, пылающие от возмущения щеки.
    – Я говорю правду, Дейзи, – попытался оправдаться Ник. – Твои услуги – это как раз то, что я могу себе позволить.
    Она раздраженно фыркнула, но все же села и, многозначительно взглянув на «Ролекс» на его запястье и дорогой кашемировый свитер, спросила:
    – Ты действительно думаешь, что я поверю, будто бы у тебя напряг с деньгами?
    – Да, черт возьми, у меня напряг! Семейные деньги давно закончились, и я живу на собственный заработок. У папочки было шесть жен, и они не дешево обошлись, особенно в моменты расставаний.
    Его папаша и вправду был мотом, и Дейзи об этом знала.
    – Да ладно! Твой отец не дал ни гроша, когда вышвырнул меня и маму из этой белой громадины, которую вы, Колтрейны, называете домом. Могу поспорить, что он прилично нагрел руки, когда сфабриковал всю эту мерзкую чушь про мою мать и продал информацию газетам. – Дейзи смерила Ника презрительным взглядом. – Нам, конечно, было чем прикрыть наготу, когда мы вернулись туда, где жили прежде, – и это еще нам чертовски повезло.
    – Ты хочешь, чтобы я признал, что мой отец облапошил твою мать? Что ж, я полностью это признаю. Но, Дейзи, это сделал он, а не я.
    – Не сомневаюсь, что ты унаследовал у папаши и его мерзкие черты характера.
    И снова в памяти Ника всплыли картинки той ночи, когда Мо выходила замуж. Он так четко и ясно помнил нежное и чувственное тело Дейзи, прядки белокурых волос, прилипшие к ее лбу, полуприкрытые темно-карие глаза, горячие губы… Первый раз в жизни она доверилась ему.
    Ник с трудом отогнал от себя эти волнующие воспоминания и, спокойно глядя Дейзи в глаза, добавил:
    – Да, наверное, я тоже иногда веду себя не лучшим образом.
    – Конечно, ты же весь в своего папашу.
    Это был удар точно в цель, и он больно задел Ника, потому что всю свою сознательную жизнь он старался стать полной противоположностью отца.
    – Давно это было, – ответил он сдержанно.
    – Давно, – согласилась Дейзи. – Лет семь назад?
    – Девять.
    Ник всегда помнил о том вечере, хотя и старался стереть его из памяти. И то, что Дейзи, как ему показалось, совершенно выбросила из головы воспоминания о том незабываемом для него вечере, просто выводило Ника из себя. Слова обиды и упреки готовы были слететь у него с языка, но он взял себя в руки и-с деланным равнодушием произнес:
    – Как бы то ни было, но факт остается фактом: я очень ограничен в средствах, поэтому и пришел сюда.
    – А кто тебе сказал, что мои услуги будут тебе по карману?
    – Твой секретарь сообщил, что, когда я внесу четыре тысячи долларов, вы уже можете начать работу, – судорожно ответил Ник, стараясь не упустить нить разговора.
    Это было непросто для него. Мыслями он все время уносился далеко отсюда, в тот памятный вечер, кода он и Дейзи любили друг друга страстно, до, изнеможения. Он заметил, как она сглотнула. – Так ты согласна или нет?
    – Это будет зависеть от многого, – ответила Дейзи деловым тоном. – Так зачем тебе понадобилась помощь?
    Да затем, что он впервые в жизни собирается опубликовать компрометирующие фотографии и получить за это деньги, а журналистские ищейки развернут сейчас настоящую войну за эти фотографии. Правда, у Ника есть один оправдательный аргумент: он решился на этот неблаговидный поступок, который грозит ему потерей репутации порядочного человека, ради сестры.
    Ник осознавал, что если все это расскажет Дейзи, то она скорее всего просто вышвырнет его вон. Она ненавидела «желтую прессу», и, надо признать, причины для этого у нее были. Ник чувствовал опасность своего положения, и ему необходим был кто-то, кто обеспечит ему охрану на время, до тех пор пока ему не будет предложена самая высокая ставка. Да, он осознавал, что затеял опасную игру.
    – Я сделал несколько.., компрометирующих снимков одной дамы. А ее почти уже бывший муж рассердился, – не моргнув глазом солгал Ник.
    Дейзи нисколько не удивилась услышанному. Наверняка он каждую неделю встречается с новой подружкой. Почему одна из них не может быть замужней женщиной?
    – И как сильно он рассердился?
    – Парочка его головорезов вывихнула мне руку и разворотила комнату.
    – Какую руку?
    – Левую.
    – И что – вывих серьезный?
    – Еще не могу делать резких движений, но вообще ничего серьезного.
    Дейзи вышла из-за стола:
    – Позволь, я посмотрю.
    По тому, как осторожно Ник снимал свитер, она поняла, что ему еще больно.
    Рука была темно-лилового цвета от локтя и выше. Дейзи присела возле Ника, осторожно закатала рукав как можно выше и стала ощупывать синяк.
    – Похоже, вывих серьезный, – заключила она.
    – На самом деле все не так плохо. Сейчас, правда, рука еще болит, но врач сказал, что скоро все будет в порядке.
    Опуская рукав его футболки, Дейзи ядовито заметила:
    – Это тебе за то, что путаешься с замужними женщинами.
    Ник хмыкнул:
    – Здорово! В наши дни охранников так учат сочувствовать?
    – Специалистов по безопасности!
    Ник пожал плечами:
    – Какая разница? Разве тебя не учили, что с клиентом надо быть заботливым и внимательным?
    Дейзи вернулась за стол и оттуда бросила на Ника суровый взгляд:
    – Если я возьмусь за это дело, Колтрейн – а оно не из легких, – то только при условии, что нежная забота не будет входить в условия контракта. Или ты соглашаешься на это, или проваливай. – Дейзи нервно забарабанила карандашом по столу. – Бандиты были вооружены?
    – Да, огромными кулачищами. Думаю, пушки у них тоже были, но копы подоспели до того, как они пустили их в ход.
    – Кто вызвал полицию?
    – Соседка. Она видела, как они лезли в гараж еще до моего приезда. Я застал их уже при деле.
    В выражении лица Ника мелькнуло нечто, что Дейзи не успела разгадать.
    – Мне нечего им дать – все негативы я отдал той даме.
    И уж это ее дело, как с ними поступить, – продолжал Ник.
    – Так в чем же тогда проблема? Объясни это ее мужу, и все дела.
    – А проблема, Блондиночка, в том, что я не хочу натравливать на нее этого типа. Я понятия не имею, что у него на уме. Ну, я хочу сказать… Он отправил за мной пару наемников просто для того, чтобы отобрать несколько фотографий, запечатлевших его обнаженную женушку, с которой у него, кстати, уже давно прохладные отношения? Ты как считаешь, это нормально? Наверное, ты именно так и считаешь. Но я другого мнения. Они уже давно расстались, и пока она сама не выяснит с ним отношения, за мной будут ходить по пятам двое накачанных и вооруженных до зубов идиотов, готовых на все, чтобы выудить из меня информацию.
    – Назови мне имя муженька, – попросила Дейзи и достала из стола бланк договора.
    Ник помолчал с минуту, а потом добавил:
    – Не нужно его злить понапрасну.
    – У меня все равно нет полномочий, чтобы задавать ему вопросы. Ник, но ведь я не могу охранять тебя от всего мира. Мне надо знать, кто этот человек.
    Ник поколебался какое-то время, а потом произнес:
    – Его зовут Джон Джонсон.
    – Джон Джонсон?! – удивилась Дейзи. – Какое «редкое» имя. Ты уверен, что не Смит? Это было бы более конкретно.
    – Ну все, хватит. Я сделал все, что мог. – Ник отодвинул стул и встал. – Если ты будешь ставить под сомнение каждое мое слово, то у нас ничего не получится.
    – Что значит, все, что мог? – попыталась уточнить Дейзи.
    Ник оставил ее вопрос без ответа.
    – Глупо было к тебе обращаться, теперь мне ясно, что ничего не выйдет. Извини, что занял твое время, – произнес он и направился к двери.
    Дейзи хотела, чтобы он ушел, но гонорар в четыре тысячи долларов… Фирма существовала всего шесть месяцев, и капитал ее был небольшим. К тому же нужно было платить за аренду офиса и квартиры плюс зарплата Регги. Дейзи встала и сказала:
    – Ник, подожди.
    Он остановился и повернул голову назад. Его синие глаза совершенно ничего не выражали.
    – Сядь, пожалуйста. Извини, – добавила Дейзи и вынула из ящика стола бланк контракта, затем, нажав кнопку громкой связи, обратилась к секретарю:
    – Рег, зайди, пожалуйста.
    Через несколько минут она расписала в контракте порядок оплаты услуг ее фирмы и подвинула документ Нику:
    – Давай объясню, на что пойдут твои деньги.

Глава 2

    За свои двадцать восемь лет Дейзи твердо усвоила одно правило: мужчины всегда уходят. Все свое детство она прожила практически вдвоем с мамой. Тех мужчин, что время от времени появлялись в их скромном доме в пригороде, скорее можно было бы назвать гостями, чем членами их семьи. Когда-то отец Дейзи жил с ними, но почти все время бывал в отъезде, а когда ей исполнилось девять лет – вообще ушел.
    Мама оправдывала такую частую смену мужчин в их доме тем, что для ощущения собственной полноценности ей необходим мужчина рядом.
    "Ты поймешь это, доченька, когда станешь старшее – часто повторяла она.
    Но Дейзи так до сих пор и не сумела этого понять.
    Более того, наблюдая жизнь, она сделала вывод, что женщины сами приговаривают себя к тому, чтобы постоянно ощущать свою неполноценность. Взять, к примеру, ее маму, которая снова вышла замуж, когда Дейзи было одиннадцать лет. Но к тому времени, как ей исполнилось двенадцать, папа Рей уже испарился.
    Летом, в год шестнадцатилетия Дейзи, ее мама до безумия влюбилась в отца Ника, Дейла Колтрейна. С того момента их жизнь стала совсем другой.
    Поначалу Дейзи искренне верила, что наконец исполнилась мечта всей ее жизни: у них прочная семья, отец, который все время рядом, и даже есть брат м сестра. Тогда она еще была восторженной дурочкой.
    Они с мамой были чужими в мире Колтрейнов, о чем им все время старались напоминать, строго критикуя, причем делали это в такой подчеркнуто-вежливой форме, что ей трудно было как-то этому противостоять. Правда, Дейзи все-таки пыталась это делать, но тем самым порождала очередной повод для замечаний. Пока девочка пыталась пробить брешь в этой глухой стене снобизма, мама изо всех сил старалась соответствовать высоким запросам мужа.
    Отношения с сестрой и братом у Дейзи тоже складывались не совсем хорошо. Мо была приветлива и дружелюбна и даже пыталась посредственному опекать Дейзи. Но она была на пять лет старше, и у нее были свои интересы и друзья. Ника Дейзи видела преимущественно со спины, потому что он демонстративно выходил из комнаты, как только она там появлялась. В те же редкие моменты, когда они все-таки сталкивались, он смотрел на нее с брезгливостью и любопытством, как будто она была каким-то диковинным зверьком. И пока Дейзи ждала, когда же он наконец станет таким братом, какого ей всегда хотелось, брак их родителей распался.
    Начиналось все так, как Дейзи уже привыкла: раздраженные голоса из-за закрытых дверей, напряженное молчание, глухие рыдания. Но потом Дейл сделал то, чего Дейзи не могла понять до сих пор. С хладнокровной жестокостью он ославил ее мать, поместив в газетах совершеннейшую чушь о том, что якобы ее мама развлекалась в постели с его лучшим другом, наследником винного завода Кемпмэном.
    Вялые попытки Кемпмэна оправдаться, а также его фотографии, сделанные газетчиками в тот момент, когда он высказывал свое сочувствие маме, только добавили этой сплетне достоверности.
    После того как брак был расторгнут, Дейзи поклялась себе, что ни за что не будет общаться с этой семейкой и никогда не повторит ошибок матери. Она верила, что где-то далеко есть такой мужчина, который будет любить ее до самой смерти, и в свои семнадцать лет поклялась сберечь себя для него.
    Так какая же дьявольская сила заставила ее подписать контракт с тем самым человеком, который своими сладкими речами вынудил ее нарушить эту клятву всего лишь через два года?
    Автобус загрохотал через трамвайные пути. Дейзи очнулась от дремоты и хмуро посмотрела в окно – небо было сплошь затянуто облаками. Конечно, при такой напряженке со средствами, какую испытывала она, вопрос денег нельзя было сбрасывать со счетов, но предстоящее вынужденное общение с Ником Колтрейном обещало ей немало душевных мук.
    Автобус тем временем уже подъезжал к нужной остановке, и Дейзи встала с места, чтобы попросить водителя открыть дверь. «Теперь уже поздно что-либо менять. Сделка есть сделка», – подумала она.
    Вскоре Дейзи выгрузилась из автобуса и, взяв такси, отправилась к дому Колтрейна. Поездка на такси была для нее дорогим удовольствием, но Дейзи решила, что лучше подъехать к дому Ника на автомобиле, чем появиться на пороге в жалком виде – уставшей и с тяжелыми сумками в руках.
    Проехав несколько кварталов, машина остановилась напротив стены, окружавшей огромное кирпичное здание. Вынув из заднего кармана брюк бумажку, Дейзи сверила номер дома. Все правильно.
    Глядя на внушительные размеры дома, она не знала, то ли в очередной раз посмеяться над намеками Ника на его «бедность», то ли поздравить себя с богатым клиентом. Жилище было точно таким, каким Дейзи себе его представляла. За такими стенами можно просидеть безвылазно не один месяц, если запастись продуктами, и даже держать осаду. Это бы значительно облегчило ее задачу по охране бренного тела владельца этой крепости.
    Дейзи нажала на кнопку звонка.
    Через несколько секунд в домофоне послышался женский голос:
    – Кто там?
    – Меня зовут Дейзи Паркер…
    – А-а, вы охранник Николаса!
    – Да, мэм, ответственный за его безопасность.
    – Для этого дела вы как-то ростом маловаты.
    Дейзи хмуро посмотрела в камеру, установленную на самом верху ворот. Если бы за каждый раз, когда она слышала эти слова в свой адрес, ей давали хотя бы один бакс, она давно была бы уже так богата, что посоветовала бы Нику нанять для охраны своей подлой душонки кого-нибудь другого. В ней было почти пять футов семь дюймов, но не это главное. Истинная причина таких замечаний заключалась в другом: она не была мужчиной.
    – При личной встрече я покажусь вам выше, – проговорила Дейзи в домофон.
    На эти слова ей никто не ответил.
    – Уверяю вас, я очень хорошо знаю свое дело, – решила добавить Дейзи.
    В ответ опять тишина.
    – Послушайте, я не смогу вообще ничего сделать, если вы не впустите меня, – несколько раздраженно проговорила Дейзи, чувствуя, что ее терпению приходит конец.
    – Николас предупреждал, что вы будете разговаривать резко, – проговорила наконец женщина в домофоне, и ворота с грохотом медленно разъехались в стороны. – Он в доме при гараже.
    «Николас предупреждал, что вы будете разговаривать резко!» – Дейзи сделала кислую мину. Прекрасно! Пять минут в его мире, и она снова в глупом положении.
    Дейзи поправила сумки и переступила порог. И что это за дом при гараже? В Сан-Франциско в таком изобилии огромные стоянки и места для парковки, что иметь на территории имения собственный гараж на несколько автомобилей – чрезмерная роскошь. И он еще имел наглость говорить о финансовых трудностях!
    Автоматические двери гаража были открыты. С облегчением опустив поклажу на пол, Дейзи заглянула внутрь.
    Одно место в гараже занимал классический «даймлер», неподалеку стоял немного устаревший «порше». Третья площадка не была занята, если не считать морозильной камеры в углу. Никого не было видно.
    – Ник! – позвала Дейзи.
    – Это ты, Блондиночка? – донесся голос откуда-то сверху, но сколько Дейзи ни вглядывалась, ничего, кроме стропил, не увидела. Потом с улицы послышался шум, и она вышла обратно на площадку перед дверью; услышав шаги, Дейзи завернула за угол и увидела, что Ник как раз спускается по боковой лестнице.
    Он соскочил вниз и оказался прямо перед ней.
    – Где твои вещи?
    Сердце так бешено заколотилось в груди, что у Дейзи перехватило дыхание, и она смогла только молча махнуть рукой в сторону гаражной двери. И снова у нее возникли сомнения, правильно ли она поступила, согласившись на эту работу. При встрече с другими клиентами сердце не трепыхалось, как у школьницы на первом свидании.
    Дейзи выпрямила спину. Она не будет так себя вести!
    Ей уже не тринадцать лет, она взрослая женщина, профессионал, работала в полиции, черт возьми! Выхватив у Ника из рук сделанный по специальному заказу чемоданчик с оружием, Дейзи хмуро сказала:
    – Я сама это понесу. Ты можешь взять остальное.
    Но тут она вспомнила о его больной руке и, виновато взглянув на Ника, взяла и сумку с одеждой, оставив ему только пакеты с продуктами.
    Оглядевшись вокруг, Дейзи заметила узенькую тропинку, ведущую к черному ходу в особняк.
    – Куда идти? – спросила она и собралась уже было двинуться по узенькой тропинке, но, подумав, решила все-таки не забегать вперед хозяина.
    – Вон туда, – указал Ник на боковую лестницу гаража.
    Один из пакетов чуть было не выскользнул у него из руки, но он успел ухватить его поудобнее. – Господи, что у тебя там? – спросил он.
    Дейзи посмотрела, куда вела лестница. Конечно, он приготовил ей комнату там. Похоже, он совершенно не понимает, в чем заключается ее работа.
    – Я не смогу защитить тебя, Колтрейн, если ты будешь там, а я – здесь, – процедила Дейзи сквозь зубы.
    Ник недоуменно уставился на нее.
    – Если я буду… – Он вдруг коротко рассмеялся. – Ты думаешь, я живу в большом доме? Боже, да ты, наверное, все прослушала, когда я рассказывал о том, что небогат. Пойдем. Я снимаю у хозяев особняка дом при гараже.
    Дейзи, озираясь по сторонам, последовала за Ником.
    Едва переступив порог, она поняла, что влипла. Вместо огромного пространства, заваленного деталями из хрома и кожи, перед ней красовался кукольный домик. Маленький, уютный кукольный домик. У нее душа в пятки ушла, когда она заглянула из небольшого коридорчика в комнату. Боже мой! Высокие потолки, сияющий паркет, большие окна, из которых были видны дорога к дому и крохотный дворик. На стенах черно-белые фотографии – как она догадалась, работы Ника. В дальнем конце комнаты за барной стойкой располагалась кухня. В средней комнате красовалась темно-бордовая кушетка с бархатной обивкой, напротив камина и музыкального центра стояли два мягких стула. Были еще и две закрытые двери, которые, должно быть, вели в спальни.
    Или в спальню и ванную.
    Ник посмотрел на Дейзи через плечо, и она вдруг осознала, что как вкопанная остановилась в конце коридора, прислонившись к стене.
    – А где же твоя,.., э-э.., темная комната? – спросила она, проходя дальше. На самом-то деле ей хотелось спросить, где он предполагает положить ее спать, но, подумав, Дейзи не решилась задать этот вопрос.
    – Внизу, в гараже, – ответил Ник.
    Дейзи поставила большую сумку с вещами на пол, а маленькую – на старинный сундук, служивший журнальным столиком.
    – Я как раз закончил наводить там порядок после вчерашнего налета.
    Вскоре Дейзи переоделась в джинсы и свитер цвета жженого сахара. Ник с удовольствием рассматривал ее длинноногую фигуру, пока она расхаживала по квартире, заглядывая и что-то проверяя повсюду. Остановившись у сундука, Дейзи присела на корточки и открыла его.
    – Что ты там, собственно, ищешь, Блондиночка? – недовольно спросил Ник.
    – Ничего, я просто обследую все вокруг, – бросила в ответ Дейзи. – И вообще, я же тебе уже говорила: не называй меня Блондиночкой, Колтрейн!
    – Ну хорошо, Дейзи. Прекрати рыться в моих вещах.
    Твоя мать учила тебя не лазить по чужим шкафам?
    – Она хотела меня этому научить, но, как видишь, не смогла. Если там что-то есть, я должна это увидеть. – Дейзи поднялась. – А где я буду спать?
    Ник указал на одну из дверей, затем подошел к ней и открыл:
    – Тут.
    Дейзи прошмыгнула мимо него в комнату и обошла ее, тщательно обследовав каждый угол и каждую вещь. Выдвинув ящик прикроватной тумбочки, она заглянула вовнутрь и снова его закрыла. Затем ударила несколько раз по висевшей в углу боксерской груше, села на кровать и подпрыгнула на ней пару раз.
    – Неплохо. Это твоя комната? Я отнимаю у тебя единственную спальню?
    Ник кивнул в ответ.
    – Тогда где же будешь спать ты, если здесь буду я?
    – На кушетке.
    Дейзи, слегка приподняв от удивления брови, посмотрела на длинные ноги Ника.
    – Ну конечно! Ты там не поместишься. Я буду спать на кушетке.
    – Я не согласен, – возразил Ник, решив продемонстрировать свои рыцарские манеры.
    – Ты должен мне подчиняться, – безапелляционным тоном заявила Дейзи. – Во-первых, я в отличие от тебя помещусь на кушетке, а во-вторых, и в главных, я ничем не смогу тебе помочь, если головорезы обманутого муженька вломятся сюда. Они выбьют из тебя дух, пока я буду похрапывать в спальне. А так нехорошим мальчикам придется сначала пообщаться со мной. Пойдем лучше посмотрим, что у тебя в аптечке.
    Ее самоуверенность не понравилась Нику. Он схватил Дейзи за руку, желая остановить ее. Дейзи развернулась, замерла прямо напротив Ника, и он тут же забыл все, что хотел сказать. Вдыхая ее нежный аромат, он вдруг почувствовал в себе только одно желание – прижать ее к стене и ласкать, вдыхая странную, волнующую смесь запахов туалетного мыла, шампуня и еще чего-то пряно-сладкого.
    Но тут Ник увидел выражение ее лица – холодное и злое. Дейзи стояла перед ним, сжав кулаки. Она посмотрела сначала на сдавившие ей руку пальцы, потом Нику в лицо:
    – Убери руки!
    – А то что? – спросил Ник, ощутив, как в нем нарастает внутреннее сопротивление.
    Опустив взгляд чуть ниже пояса, Дейзи угрожающе произнесла:
    – А то я оторву твое мужское достоинство и скормлю его собаке!
    Похоже, угроза подействовала, поскольку Ник отдернул руку и проворчал:
    – Ты все та же – вульгарная уличная хулиганка. Наверное, я окончательно спятил, решив, что на тебя можно положиться.
    Дейзи побелела от гнева. Не говоря ни слова, она развернулась и стала собирать свои сумки.
    – Что ты делаешь? – спросил Ник, хотя и без того было ясно, что она собирается уйти.
    – Собираю вещички и уезжаю. Твои деньги я верну завтра утром, – ответила Дейзи и окинула Ника презрительным взглядом.
    Может быть, она поступает правильно. Учитывая бурную историю их взаимоотношений и нынешнее близкое соседство, Ник не мог поручиться, что не предпримет попыток домогаться ее. Но в то же время он не хотел, чтобы Дейзи ушла. Ведь он же нанял ее для охраны.
    – И это все? И ты вот так запросто оставишь меня на съедение волкам? – спросил он, чувствуя, что начинает заводиться.
    Дейзи швырнула сумки на пол и взглянула на него, гордо вскинув голову и сжав руки в кулаки:
    – Чего ты хочешь от меня, Колтрейн? Чтобы я ушла или чтобы осталась?
    – Да не знаю я, черт тебя подери! Решение воспользоваться твоими услугами пришло неожиданно – может быть, потому, что Мо как-то упомянула о том, чем ты зарабатываешь на жизнь.
    – Что ж, если бы ты не шарил ручонками под юбками у замужних женщин, тебе бы не понадобились ничьи услуги, – выпалила Дейзи.
    Ник резко наклонился к ней и, глядя прямо в лицо, прошипел:
    – А вот это уже не твое дело. – Уверенность Дейзи в том, что он путается с замужней женщиной, почему-то доводила Ника до бешенства, хотя он сам и придумал эту историю. – Это не твое дело, – снова повторил Ник, – особенно если ты собираешься принять от меня плату. Как твой работодатель, я уже давно должен был тебя порасспросить кое о чем. За исключением того, что ты уже успела мне продемонстрировать, Блондиночка, я ни черта не знаю о том, насколько ты профессионально подготовлена.
    Ник посмотрел на Дейзи сверху вниз, ее подбородок был на уровне середины его груди.
    – Ты не слишком-то похожа на охранника, – скептически добавил он.
    Дейзи едва не задохнулась от возмущения, но, взяв себя в руки, ответила совершенно спокойным голосом:
    – Хочешь – верь, хочешь – нет, Колтрейн, но то, что некоторые люди постоянно меня недооценивают, тебе же на руку. Не сомневайся, я высококлассный специалист.
    – Где же ты училась? В Международной школе подготовки телохранителей Петерсона или еще где?
    Дейзи вскинула подбородок:
    – Очень остроумно! Обидно и не правильно, но ужасно остроумно. Вы, богатенькие, конечно же, в совершенстве владеете искусством ловко уколоть собеседника, да?
    Ник посмотрел на нее сквозь видоискатель фотоаппарата:
    – Итак, Дейзи, чем вы докажете свое звание хорошего специалиста?
    – Я окончила полицейскую академию – в нашем выпуске я была третьей.
    – Ты служила в полиции?!
    Это известие настолько поразило Ника, что он даже опустил фотокамеру. Дейзи и Мо изредка общались, поэтому на протяжении этих лет он кое-что слышал о своей сводной сестре, но Мо ни разу не обмолвилась о том, что Дейзи работает в полиции.
    – Иди ты!
    – Сам иди. Это правда.
    – Где?
    – Четыре года в полицейском управлении Окленда.
    Неплохо – город не маленький. Ник окинул Дейзи взглядом с ног до головы, пытаясь представить, как она патрулирует улицы Окленда.
    – Так почему же ты ушла?
    – В этой сфере слишком много политики, а я не умею играть в такие игры.
    – Да уж, это точно. Дипломатия – не твой конек, – с улыбкой заключил Ник.
    Дейзи пожала плечами:
    – А честность – не всегда лучшая политика на государственной службе. Так что, моей подготовки достаточно для вашего королевского высочества?
    Что он мог ответить? Если она четыре года прослужила в полиции Окленда, то, должно быть, достаточно подготовлена. Ник согласно кивнул.
    – Отлично, – с довольным видом сказала Дейзи. – Так мне уйти или остаться? Решай, потому что я не собираюсь играть с тобой в игрушки.
    – Останься.
    Черт! Ник пожалел о своем решении, как только произнес его вслух. Но ему действительно нужна помощь. А Дейзи рядом и к тому же хорошо подготовлена. Ему просто придется немного потерпеть. Но на уступки должен пойти не только он.
    – Но только при условии, что будешь действовать как специалист, прошедший подготовку в академии, а не как распоясавшаяся королева десантников.
    – Можешь не сомневаться, – процедила сквозь зубы Дейзи.
    Подняв с пола два пластиковых пакета, она Пошла на кухню, открыла холодильник и стала выгружать в него их содержимое.
    – Ты что, привезла свои продукты? – спросил Ник и даже подошел поближе, чтобы убедиться в этом.
    – Я просто не знаю, сколько здесь пробуду, а возвращаться домой к протухшей еде не хочется.
    Дейзи поставила на полку полгаллона молока, потом достала из сумки пару апельсинов и две мисочки – со свежим ананасом и дыней.
    – А не проще было все это выкинуть?
    – Я не выбрасываю совершенно свежие продукты.
    Ник тяжело вздохнул. Может быть, сменив тему разговора, он сможет отделаться от неотступного желания свернуть ее длинную тонкую шейку.
    – В гараже есть место – ты можешь поставить машину туда. Я вообще удивился, что ты умудрилась найти парковку на улице.
    – А я и не искала, – проговорила Дейзи, закрывая холодильник и поворачиваясь к Нику. – Я приехала на общественном транспорте.
    – На автобусе? У тебя нет машины? – удивился Ник, который просто не мог себе представить жизнь без колес.
    – Ну не всем же в жизни везет с рождения, – ядовито заметила Дейзи.
    – Черт возьми, может быть, хватит?
    Ей хватило десяти минут, чтобы вновь вывести его из равновесия.
    – Я небогат, ясно? Да по сравнению с моими друзьями я просто нищий.
    – Если ты в состоянии выписать чек на четыре тысячи долларов, то, надо полагать, ты не такой уж нищий. А вот я могу рассказать, что значит жить без гроша в кармане. Пока Регги не перевел твои деньги на наш счет, там лежало ровно сто тридцать восемь долларов и сорок один цент.
    – Да? Ну в таком случае, мне кажется, ты должна быть со мной поласковее.
    Презрительно фыркнув, Дейзи выпалила:
    – Будь любезен, надейся на это молча.
    – У меня такое чувство, что это я тебя охраняю, сладкая моя.
    Дейзи равнодушно смерила Ника взглядом и ответила:
    – В таком случае не кажется ли тебе забавным, что у меня в голове все время вертится: «Бабушка, а почему у тебя такие большие зубы?» – Она поежилась как будто от холода. – И все-таки я к тебе приехала.
    – Послушай, Дейзи, давай в конце концов выясним наши отношения, – вдруг неожиданно серьезно предложил Ник.
    Дейзи вышла из-за барной стойки, прошла к кушетке и села на нее, собираясь открыть стоявший на сундуке кейс.
    Услышав слова Ника, она замерла на секунду, затем подняла на него глаза и спросила:
    – Какие отношения?
    Ник отвел взгляд, но через минуту, глядя прямо в глаза Дейзи, произнес:
    – Надо поговорить о том, что произошло той ночью, на свадьбе у Мо.
    Меньше всего Дейзи хотелось обсуждать эту тему. Она, всем своим видом показывая, что к беседе не расположена, поднялась с каменным выражением лица. В руке у нее оказался пистолет, который она достала из кейса.
    – Твоя сообразительность, похоже, оставляет желать лучшего, – ровным голосом начала Дейзи, – иначе ты не стал бы упоминать ту ночь, когда у меня в руке пушка.
    От волнения у Дейзи дрожали руки, она едва сдержалась, чтобы не направить дуло прямо в каменное сердце Ника.
    – Тебе повезло, что я все-таки профессионал.
    Дейзи отвернулась и осторожно положила пистолет обратно.
    – Слушай, я только хотел сказать… – начал было Ник.
    – Меня не колышет, что ты хотел сказать, понял? Все, хватит об этом, – Черт возьми, Дейзи, я…
    Дейзи решительно развернулась и направилась в ванную. Ей было необходимо побыть одной, иначе она не отвечала за себя. Ничто так не выводило ее из себя, как напоминание о той ночи с Ником. И сейчас самым разумным было просто уйти, запереться в ванной и за шумом бегущей воды не слышать его голоса. Дейзи собрала в кулак всю свою выдержку, чтобы не продолжать неприятный для нее разговор.
    Когда же она вдруг почувствовала на плече железную хватку его пальцев, то среагировала на это как настоящий профессионал – развернувшись, спиной прижалась к груди Ника и, схватив его за руку, резко дернула вперед.
    Ник перелетел через ее голову и грохнулся на спину неподалеку от того места, где стоял несколько секунд назад.

Глава 3

    – Оставь свои извинения для тех, кого они волнуют.
    – Я бы сказал, что тебя-то как раз это очень даже волнует, иначе ты не стала бы выколачивать меня, как ковер.
    Дейзи грустно улыбнулась:
    – Ты себе льстишь. Меня это волновало когда-то давно, но не теперь. Вся эта затея имеет смысл только в том случае, если между нами будут чисто деловые отношения. – Она наклонилась и помогла Нику подняться. – И, так и быть, я готова признать, что это было не самое лучшее начало сотрудничества. – Немного помолчав, Дейзи продолжила:
    – Хватит об этом, Ник. Ты добился чего хотел, когда переспал со мной и ушел восвояси.
    Дейзи отвернулась.
    Боже, если подумать, то все это было даже смешно. Он не просто ушел, а убежал, словно спасался от нее.
    Его отец менял жен, как иной ребенок меняет игрушки, и Ник видел, какая пустота остается после этого в душе, поэтому еще в ранней юности решил, что никогда не женится. Он даже не давал себе труда знакомиться со сводными братьями и сестрами, потому что знал, что они не задержатся в его семье надолго, так зачем же утруждать себя напрасно. Мо была единственным человеком, на кого он мог положиться.
    Но однажды, как раз в тот год, когда он окончил колледж, в его жизни появилась Дейзи. С самого начала она оказалась совершенно не такой, как все другие сводные братья и сестры. И часа не прошло с того момента, как она появилась в доме Колтрейнов, а ее присутствие уже чувствовалось во всем. В свои шестнадцать она была открыта и имела свой взгляд на вещи. Она бегала по коридорам, прыгала на кроватях, клала ноги на кушетку или журнальный столик, то есть позволяла себе все то, о чем он и Мо не смели даже и думать. В ней было что-то такое, что притягивало, и она, как несмышленый и доверчивый щенок, все время путалась под ногами, изо всех сил стараясь стать ближе ему и Мо.
    Ее открытость и чрезмерная эмоциональность нравились Нику, возможно, потому, что сам он никогда не давал волю собственным чувствам. Ему нравились не только ее громкий смех, но и бурные приступы гнева, и даже ее элементарная невоспитанность. Но его чувства не имели ничего общего с братской нежностью, это было нечто большее.
    И Ник побаивался этих своих чувств к Дейзи и потому держался от нее на расстоянии и всякий раз давал отпор ее попытке сблизиться.
    Как показала жизнь, вел он себя правильно, потому что брак их родителей начал разваливаться, и его отец, не желая платить алиментов, обставил все дело так, что Дейзи и ее мать собрали вещи и уехали из дома Колтрейнов.
    А теперь Ник смотрел, как Дейзи, сидя на кушетке, пристально рассматривает внутреннее устройство пистолета.
    Ник уселся в кресло напротив, поднял фотокамеру и, найдя Дейзи в видоискатель, сделал несколько кадров.
    – Не надо меня фотографировать, – попросила Дейзи, подняв на Ника глаза.
    – Почему? Мне всегда нравилось твое лицо.
    Дейзи нахмурилась, и в этот момент Ник снова сфотографировал ее. Должно быть, она решила, что сопротивляться бесполезно, и вернулась к своему занятию.
    Нику и вправду всегда нравилось ее лицо. Оно было выразительное, и в нем легко угадывался характер, решительный и упрямый. Лицо Дейзи было как открытая книга, по нему легко можно было прочесть все ее мысли. Но со временем она научилась скрывать их, когда хотела.
    Ник сделал еще один кадр.
    – Да убери ты свою дурацкую камеру! – Дейзи встала, пряча пистолет в кобуру на джинсах.
    – Этой дурацкой камерой я заработал те самые четыре тысячи долларов, на которые смог купить твои услуги, – сказал Ник и убрал на место фотокамеру.
    – Мне хочется выйти куда-нибудь ненадолго. Давай прогуляемся – забор вокруг этого домика показался мне вполне солидным, так что мне бы хотелось знать, каким образом парни мужа-рогоносца умудрились вчера сюда попасть, – предложила Дейзи.
    – Ладно, давай.
    Ник поднялся из кресла. Он был рад возможности отвлечься от воспоминаний о прошлом. Дейзи права: их отношения действительно должны быть исключительно деловыми.
* * *
    Рид Кавано вошел в кабинет, зная, что жена уже там.
    Он подошел к столу, где Мо разбиралась в каких-то цифрах, и швырнул на полированную поверхность бумагу, которую принес с собой.
    – Может быть, ты объяснишь мне, что это такое?
    Отметив пальцем в колонке чисел место, на котором остановилась, Мо взглянула сначала мужу в лицо, а потом на документ, лежащий перед ней. Когда она снова подняла глаза, у Рида все похолодело внутри. Боже, какой же у нее могильно-холодный взгляд последнее время!
    – Извещение об оплате займа, – ответила Мо.
    – Его оплатила ты?
    – Да.
    – Твое имя фигурирует где-нибудь в документах по займу, Морин?
    – Нет, но…
    – Нет, и точка. Там указывается только мое имя. Я выдал эту трекля.., эту ссуду. – Опершись руками на стол, Рид наклонился вперед, чтобы заглянуть жене в глаза. – Не ты, а я.
    – Это, конечно, так, Рид, но я смотрю, ты не использовал Банк Кавано для передачи займа Петтигрю.
    – Правильно. У него не было достаточных финансовых гарантий, которые могли бы удовлетворить комиссию по займам.
    – И все-таки ты ссуду выдал.
    – Ему нужны были деньги, Мо.
    – Им всегда нужны деньги, Рид! Боже, ты такой мягкотелый! И об этом знают все, включая твоих праздношатающихся бывших одноклассников. Что за катастрофическая срочность была у Петтигрю – необходимость в новом пони для поло?
    – Тебе это действительно интересно? Или ты спрашиваешь просто так, лишь для того, чтобы продолжить читать мне саркастичным тоном мораль?
    – Ты одолжил наши деньги человеку, которого никогда не считал профессионалом!
    – О-о, теперь это уже наши деньги, интересно! Тебе не кажется, что ты лицемеришь, особенно если принять во внимание, что на протяжении последних нескольких лет строго разграничивала твои и мои деньги? Кроме того, он их вернет.
    – Я слышала, как ты на днях говорил кому-то по телефону, что Петтигрю не выполнил обязательства и заставил тебя отдуваться за него.
    – Но если бы ты продолжала подслушивать чуть подольше или потрудилась поговорить со мной, когда я положил трубку, то узнала бы, что я уверен, что он в конце концов выпутается.
    Морин с грустью посмотрела на мужа. Он понял: она думает, что он витает в облаках. Опять. Она всегда считала, что он ничего не понимает в жизни, и это задевало его.
    – Это было мое дело, Мо! Я разрабатывал план на случай непредвиденных обстоятельств, пока Петтигрю придет в себя. Ну почему ты не хочешь доверить мне самому сделать это? Нет же, черт возьми! Интересно, кому же я должен сказать за это спасибо? Сдается мне. Большому Папочке, если ты и твой брат вообще в своих поступках руководствуетесь чьим-либо примером.
    Покраснев, Мо вскочила на ноги:
    – Это подло! И несправедливо!
    Они стояли близко друг к другу, и от нараставшего напряжения, казалось, в воздух летели искры.
    – Может быть, зато чертовски точно! Наш брак превратился черт-те во что, и мы уже очень давно ходим вокруг да около этой темы. Ваш отец был неудачником в семейной жизни, поэтому Ник уходит в сторону, как только его отношения с женщиной становятся чуть серьезнее обычного флирта. А ты… – Рид горько усмехнулся, – ты намерена цепляться за меня до самого конца вне зависимости от того, что между нами происходит. Правильно, Мо? В этом случае тебя никто не обвинит в том, что ты похожа на своего отца.
    Краска сошла с лица Мо.
    – Так вот что ты имеешь в виду? Ты хочешь развестись?
    – Я всего лишь хочу, чтобы ты поверила в меня хотя бы на минуту! Я хочу, чтобы меня считали равноправным членом этой семьи, а не глупым юнцом, которого сердобольная мамаша все время старается вытащить из дерьма.
    Все, чего хотел Рид на самом деле, так это вернуть прежнюю Мо, но ее уже давно не было и, судя по всему, уже не будет никогда. Со временем их брак, начавшийся так счастливо, как-то выцвел и застоялся. Раньше они старались каждое свободное мгновение проводить вместе. Теперь же они даже редко виделись. То, что ей когда-то больше всего в нем нравилось – его радостная готовность протянуть руку помощи каждому в этом нуждающемуся, – теперь-то как раз и становилось причиной их ссор и раздоров. Весь парадокс заключался в том, что Мо сама всегда бросалась решать проблемы других, стараясь помочь всем и каждому.
    – Я не понимаю тебя, – раздраженно продолжал Рид. – Я никогда не рисковал ни крышей над твоей головой, ни обедом на твоем столе. Ты могла не думать о делах – черт, тебе просто не надо было ни во что вмешиваться.
    Мо помолчала немного, потом нехотя улыбнулась:
    – Поверь, мне бы очень хотелось вести себя именно так. А теперь, с твоего разрешения, я займусь делом – у меня еще очень много работы.
    Не говоря больше ни слова, она вернулась за стол и снова погрузилась в цифры, не обращая внимания на мужа.

Глава 4

Вторник

    Проснувшись, Дейзи сразу увидела лицо Ника, сидящего на корточках около кушетки. Бормоча ругательства и озираясь вокруг, она нашарила под подушкой пистолет.
    – Что? Что такое? Кто-то ломится в дверь?
    Ник ответил не сразу. Проследив глазами за его взглядом, Дейзи увидела, что одеяло с нее сползло, обнажив кое-где нижнее белье, в котором она спала. Дейзи резко натянула одеяло до самого подбородка.
    – Чего тебе надо, Ник? – невольно краснея, спросила она.
    – Извини, я не хотел тебя напугать.
    Утренний свет, проникавший в комнату из продолговатых окон, сделал еще ярче золотистые и красновато-коричневые пряди в его роскошных, длинных, гладких каштановых волосах.
    – Труба зовет, Дейзи.
    Она непонимающе заморгала глазами, а Ник продолжил:
    – Нам, говорю, надо через сорок пять минут уйти. Если хочешь в душ, то лучше иди сейчас. Я знаю – вы, женщины, ужасно долго собираетесь.
    Дейзи протерла глаза. Пропустив мимо ушей саркастическое замечание Ника, она решила уточнить главное:
    – Уйти? Куда уйти? – Дейзи подавила непрошеный зевок и тряхнула головой. – Извини. –Я не очень хорошо соображаю, пока не выпью кофе.
    – Кофе я тебе приготовлю. А ты пока иди в душ, – сказал Ник и направился на кухню.
    Дейзи накинула одеяло на плечи, одной рукой запахнула его края, а другой вытащила пистолет.
    – Подожди-ка! Что значит, мы должны уйти через сорок пять минут? – вновь спросила она Ника.
    – Теперь уже через сорок, – ответил он, взглянув на часы.
    – Минуты сейчас не имеют значения, Колтрейн. Я вообще не советую никуда выходить. Нам нужно кое-что подготовить, чтобы обеспечить тебе максимальную безопасность.
    – Придется заняться этим на ходу, моя сладкая. Мне нужно выполнить кое-какие обязательства.
    – Например? Срочное свидание?
    «О, Дейзи, это ты зря. Помни о профессиональной этике».
    – Нет, – ответил Ник ровным голосом. – У меня запланированы съемки.
    Дейзи глубоко вдохнула, а затем медленно выдохнула.
    – Я настоятельно рекомендую тебе отменить по возможности все подобные встречи. Я очень хорошо подготовлена, Ник, но я одна, а фактор риска возрастает, если ты появляешься на людях.
    – Делай то, что в твоих силах, Дейзи. Я договорился об этих съемках несколько месяцев назад, а все они, за исключением одной-двух, приурочены к определенным событиям и датам, поэтому их никак нельзя отложить.
    – Переадресуй заказчиков другому фотографу.
    Ник засыпал кофе в фильтр кофеварки, установил его, закрыл крышку и посмотрел на Дейзи:
    – Им нужен лучший.
    – И что же – неужели Энни Лейбовнц отказалась? – фыркнула Дейзи.
    Ник поставил на барную стойку кружку для кофе и потянулся за кофейником. Наполнив кружку до краев, он ответил:
    – Я пообещал.
    Дейзи вздохнула. Аргумент был серьезным, с ее точки зрения. Удивительно только, что об этом говорит Ник. Высвободив руку из-под одеяла, Дейзи положила пистолет на стойку и взялась за кружку.
    – Скажи, а обязательно тащить эту штуку с собой на завтрак? – спросил Ник, посмотрев на пистолет.
    – Может быть, и нет, – пожала плечами Дейзи, – но как я буду выглядеть, если сюда ворвутся твои громилы, а пистолет будет лежать на кушетке?
    Дейзи попыталась, придерживая одной рукой одеяло, другой взять и пистолет, и кружку с кофе, но у нее ничего не получилось. Тогда она обмотала одеяло вокруг груди, заткнув его угол под мышку, взяла кружку и оружие, отхлебнула кофе и сказала:
    – Пойду собираться.
    – У тебя тридцать три минуты. Я не собираюсь из-за тебя опаздывать, – поторопил ее Ник.
    – Да, да, да!
    Через пятнадцать минут Дейзи была уже готова: оделась, почистила зубы, приняла душ. И почему это все мужчины считают, что женщины – копуши. Регги, да и все остальные ребята, с которыми она регулярно виделась, тратили на сборы гораздо больше времени, чем она. Правда, справедливости ради надо заметить, что большинство из ее приятелей не прочь были бы поменять пол.
    Дейзи обратила внимание, что Ник надел тонкую футболку, спортивные брюки и льняной пиджак, поэтому тоже прихватила с собой шерстяную спортивную куртку, чтобы надеть ее поверх белой футболки. Она привязала к предплечью нож и вложила во внутреннюю кобуру пистолет.
    – Ну прямо ходячий арсенал! – заметил Ник, оглядев ее.
    – Просто хочу быть готовой во всеоружии встретить твоих громил. А вдруг на них не произведут впечатления мои уговоры? – съязвила Дейзи. – Нет, правда, было бы лучше, если бы ты не выходил из дома. Ты точно не можешь отложить встречи?
    – Нет, большинство из них не могу. Но те, которые не так уж обязательны, я уже начал переносить, пока ты была в душе, – объяснил Ник и, взяв ключи, спросил:
    – Ты готова?
    – Мы поедем на машине? Тогда мне надо взять еще кое-что.
    – Дай угадаю! Ты забыла гранатомет.
    – Ну и шутник ты, Колтрейн.
    Дейзи побежала в спальню, что-то вытащила из одной из своих сумок и вернулась, на ходу собирая из нескольких деталей длинный шест с угловым зеркальцем на конце. Пока Ник приноравливался к тяжелой дорожной сумке, Дейзи рванула вперед, едва не столкнувшись с ним в дверях:
    – Дай я пойду впереди тебя.
    – Без вопросов, куколка, я пропущу даму вперед.
    – Сейчас не время следить за соблюдением правил этикета. Будем руководствоваться разумной необходимостью и осторожностью.
    Сжимая в руке пистолет, Дейзи вышла на лестницу и внимательно осмотрела двор и дорогу.
    – Все чисто, – сказала она Нику.
    Волоча сумку, он вышел из дома.
    – Чувствую себя полным идиотом.
    – Перестань. Как плечо?
    Ник согнул и разогнул левую руку.
    – Сегодня получше.
    – Правда? – Дейзи шагнула вниз по лестнице. – Хочешь помериться силами?
    – Этот вопрос даже ответа моего недостоин.
    – Боишься, что я положу твою руку на стол, да?
    – Ты и правда несносная глупышка, Блондиночка, и ты это знаешь, – парировал Ник, практически наступая Дейзи на пятки, когда они заходили в гараж.
    Она резко остановилась, вытянула в сторону руку, чтобы не дать ему проскочить вперед, и заглянула в темноту.
    Оглядев помещение гаража и не заметив ничего подозрительного, Дейзи опустила руку:
    – Заходи. Какая машина твоя?
    – «Порше».
    – Внушает. Сейчас я ее осмотрю, и можно будет ехать.
    С помощью зеркальца на конце шеста Дейзи обследовала дно машины.
    – Ты ищешь бомбу? – спросил, с трудом сдерживая улыбку, Ник.
    – Да, – бросила в ответ Дейзи, затем разобрала шест на две части и скрепила их между собой. – Открой капот.
    Ник сделал это. Дейзи проверила двигатель, затем залезла в салон и заглянула под панель. Наконец она выпрямилась и сказала:
    – Все чисто.
    – Слава Богу! – пробормотал Ник, вставляя ключ зажигания.
    В ответ на его раздраженное восклицание Дейзи саркастически заметила:
    – Знаешь, есть один верный способ избежать всего этого в дальнейшем, Колтрейн.
    – Даже боюсь спрашивать какой.
    – В следующий раз, когда очередная замужняя дама заметит в тебе бездну обаяния, не торопись расстегивать ширинку.
* * *
    Мо попрощалась с клиентами, которым показывала дом в Пасифик-Хейтс, закрыла его и спустилась к машине. Открыв дверцу, она вдруг замерла и простояла так несколько минут, положив руку на крышу автомобиля и глядя на окутанный туманом залив у подножия холма.
    Голос Рида, пожалуй, уже в сотый раз прозвучал у нее в ушах: «Ты могла не думать о делах – черт, тебе просто не надо было ни во что вмешиваться».
    Боже, как бы она этого хотела! Но ей все-таки пришлось вмешаться и решить за Рида его проблему. И теперь не имеет значения, что сделала она это, нарушив закон, и что Рид вряд ли поблагодарит ее за такую помощь, если узнает. А это уже было серьезно. Может быть, даже серьезнее всего остального.
    Надо все ему рассказать. Мо уже собралась было это сделать, но гордыня обуяла ее, и она позволила Риду уйти из кабинета, так ничего и не объяснив. Даже более того – она его практически выгнала.
    «Я хочу, чтобы меня считали равноправным членом этой семьи, а не глупым юнцом, которого сердобольная мамаша все время старается вытащить из дерьма».
    – Рид, замолчи! – пробормотала Мо, садясь в машину и захлопывая дверцу.
    Ведь все было совсем не так, правда?
    Мо действительно беспокоилась о деньгах. Пока она была маленькая, отец вел дела, балансируя на грани банкротства. Мо боялась, что Рид, такой благополучный благодаря банковскому делу Кавано, просто не сможет понять этих ее страхов. Возможно, она действительно его заучила, но ведь он с такой легкостью тратил трастовый капитал направо и налево, стоило ему услышать от кого-то жалостливую историю! Поэтому-то она и занялась недвижимостью. А что плохого в том, что она хочет стабильности?
    Если бы она действительно была ему небезразлична, он бы никогда не поставил ее в такое положение. Но всякий раз, когда ее опасения по поводу их финансового положения заставляли говорить об этом мужу, Рид просто замыкался, уходил в себя, а значит, единственное, что ей оставалось, – самой заниматься финансами семьи. Только так она могла быть уверена, что никогда больше в ее дом не явятся кредиторы.
    Мо печально улыбнулась. Если подумать, то это было даже забавно: к чему же привела ее хваленая активность?
    Она достала ключ зажигания, но машину заводить не стала, а просто откинулась на спинку сиденья, наблюдая через боковое окно, как туман над заливом рассеивается и сквозь него слабо пробиваются лучи весеннего солнца.
    Мыслями Мо опять вернулась к мужу. Последнее время они так отдалились друг от друга."
    Она раздраженно покачала головой, опять подумав, что Риду вряд ли понравится, когда его имя вываляют в грязи.
    Ей действительно надо рассказать ему, что она предприняла, чтобы выплатить долг, причем сделать это надо прежде, чем в их дом доставят ордер на ее арест.
    Но не сейчас.
    Пара, которой Мо только что показывала дом, очень им заинтересовалась. Надо продержаться еще несколько дней, и если повезет, то необходимости признаваться Риду в том, как ужасно она влипла, не будет.
    "Прошу тебя, Господи, пусть мне повезет! Пусть мне никогда не придется признаваться Риду в своей глупости.
    Я прошу дать мне еще всего два-три дня – ведь это не так уж и много. А потом, если не удастся выкрутиться с деньгами, я все ему расскажу", – мысленно молила Мо.
    Джей Фицджеральд Дуглас с удовольствием рассматривал себя в зеркало: седые волосы идеально уложены, свежевыбритые щеки сияли. В нагрудный карман пиджака он вложил гармонирующий с цветом галстука платок, так чтобы торчал лишь его краешек. Он не отошел от зеркала до тех пор, пока не был полностью удовлетворен своим внешним видом. Дуглас повернулся к двоим ожидавшим его мужчинам, присутствие которых было ему явно неприятно.
    – Когда я нанимал вас, мы же, как всегда, договорились, что вы будете связываться со мной по телефону, – недовольным тоном проговорил он. – Больше сюда не приходите. А если необходимо встретиться лично, то сделать это можно в любом другом месте. – Он многозначительно помолчал и, не глядя на мужчин, продолжил:
    – Ну, раз уж вы здесь, то где же Джекобсен?.
    – Он остался следить за логовом Колтрейна.
    – Прекрасно. Что еще вы можете рассказать?
    Тот из мужчин, что был покрупнее, отрапортовал:
    – Вчера в имение прибыла какая-то блондинка. Пешком – вряд ли к хозяевам дома. Мы думаем, что это к Колтрейну переехала его подружка.
    – Мне наплевать на его интимную жизнь, Отри. Где моя пленка?
    – Мы обшарили всю темную комнату, мистер Дуглас. А когда пытались разговорить Колтрейна, кто-то вызвал копов. Правда, все равно после нас ему пришлось отправиться в больницу.
    Джей Фицджеральд сел за письменный стол. Мужчинам он присесть не предложил.
    – Он все еще там?
    – Нет, сэр, он уже дома. Нам, правда, пока не удалось взять его на мушку – стало опасно появляться возле имения. Жители большого дома, кажется, уж очень внимательно присматриваются к тем, кто крутится возле него.
    Фицджеральд перевел взгляд с одного накачанного громилы на другого.
    – И ни одному из вас, полагаю, не пришла в голову мысль установить наблюдение на перекрестках с обеих сторон квартала.
    Не было смысла злиться на этих недоумков. Он ведь нанял их не за сообразительность. Пусть они выполняют ту работу, на которую способны, но сделают это как можно быстрее. Ему совершенно не нравилось, что планы, которые он вынашивал всю свою жизнь, могут быть разрушены каким-то фотографом из обнищавших аристократов.
    Он кое-что выяснил про Колтрейна, после того как нанял в воскресенье вечером этих двоих. Возможно, он несколько поторопился, и Колтрейн уничтожил бы негативы в ночь на понедельник, если бы его никто не трогал, но сейчас было уже поздно что-либо менять. Ставки сделаны.
    – Ладно, вот что вам надо сделать. – Фицджеральд в общих чертах обрисовал наемникам план их действий. – Эта пленка должна быть у меня в любом случае, – заключил он.

Глава 5

    Дейзи видела, что Ник нервничает, она и сама не любила опаздывать. Но сейчас, похоже, они выбрались из пробки и никто вроде бы не сидит у них на хвосте, так что можно расслабиться. Но она ошиблась.
    Пока они стояли в пробке, Ник рассказал, что договорился с Моррисонами о повторной съемке. И миссис Моррисон не преминула высказать свое недовольство их опозданием, как только Ник и Дейзи попали в ее дом. Служанка проводила их в комнату.
    – Вы опоздали и заставили меня ждать пятнадцать минут, – строго проговорила миссис Моррисон, стоило Нику и Дейзи переступить порог.
    На ней был легкий костюм для морской прогулки, и вообще весь ее вид говорил о предстоящих развлечениях, что никак не вязалось с насупленным видом.
    – Не выношу опозданий. Я считаю это совершенно недопустимым. – Оглядев Ника с ног до головы, она добавила:
    – Возможно, мистер Колтрейн, если бы вы меньше времени тратили на укладку волос и подбор туалетов, то приезжали бы на деловые встречи в назначенное время.
    Дейзи стояла открыв рот. Даже ей, которой много чего не нравилось в Нике, не пришло бы в голову упрекать его в самолюбовании. У него действительно великолепные волосы и тонкое чувство стиля, но она ни разу не видела, чтобы он вертелся перед зеркалом.
    – Я наняла вас, сэр, в первую очередь потому, что Мария Бьючамп рекомендовала мне вас не только как лучшего, но и как самого профессионального фотографа в Сан-Франциско. – Взгляд, которым одарила Ника миссис Моррисон, очень ясно выражал ее недовольство. – Говоря о вас, я бы в последнюю очередь употребила эпитет «профессиональный». Мало того что нам пришлось менять исключительно плотный график жизни трех человек, чтобы переделать то, на что мы уже однажды потратили время, так вы еще ко всему прочему заставляете нас ждать. – Она перевела неодобрительный взгляд на Дейзи:
    – А это кто? В прошлый раз вы приезжали один.
    Ник вытащил из сумки оборудование, а затем ответил:
    – Это Дейзи Паркер. Она согласилась помочь мне сегодня. Дейзи, это миссис Хелена Моррисон, ее супруг Герберт и их сын Дональд.
    «Медведь, медведица и маленький медвежонок», – подумала Дейзи. Правда, Дональд был не такой уж маленький, лет тринадцати-четырнадцати – как раз самый возраст, чтобы всем своим видом показывать, как тоскливо ему переносить занудство матери. Дейзи обратила внимание, что он, однако, внешне никак не реагировал.
    Большинство мальчиков его лет в подобной ситуации обязательно сопровождали бы каждое высказывание матери протяжным «ну, ма-а-а-ам».
    Ник попытался объяснить, что они попали в пробку, но, по всей видимости, миссис Моррисон не интересовали его оправдания. Дейзи ожидала, что Ник вот-вот пошлет заносчивую даму ко всем чертям, но он продолжал оправдываться.
    Хелена Моррисон внезапно снова перевела свои рыбьи глаза на Дейзи. Внимательнее всего она осмотрела ее волосы, которые, постепенно высыхая, становились все более пушистыми и кудрявыми.
    – А она что, по какой-то причине не обязана одеваться соответственно профессиональным требованиям? – презрительно спросила миссис Моррисон.
    В отличие от Ника Дейзи не собиралась молча выслушивать оскорбления. Она сделала шаг вперед:
    – Мне кажется, мэм, вам следует быть более последовательной в своих высказываниях. За вашей логикой трудно уследить: сначала вы обвиняете Ника в излишнем стремлении хорошо выглядеть, а потом…
    – А потом говорю, что надо быть дураком, чтобы иметь подружку, которая не тратит на свой внешний вид ни минуты времени? – холодно закончила ее мысль миссис Моррисон.
    – Вот именно. – Дейзи еще раз оглядела свою спортивную куртку, футболку и джинсы и с вызовом посмотрела на миссис М. – Я опрятна и одета прилично. Что именно вас во мне не устраивает?
    – Дейзи, не надо. – Ник резко схватил ее за руку и потянул к себе.
    Первым желанием Дейзи было высвободиться, но она все-таки сдержалась и решила, что не будет радовать миссис Моррисон забавной сценкой. Кроме того, во взгляде Ника было что-то такое, чего она раньше не замечала – какая-то необъяснимая грусть. Это заставило Дейзи остановиться.
    Не выпуская руки Дейзи, Ник обернулся к Хелене.
    – Мне очень жаль, что вам снова придется позировать, миссис Моррисон, – подчеркнуто спокойно начал он, – но, как я уже говорил вам по телефону, в воскресенье вечером ко мне в темную комнату влезли грабители, и все материалы, которые были еще в работе с прошлой недели, уничтожены.
    – И зачем это кому-то понадобилось уничтожать обыкновенный семейный портрет?
    – У Николаса Колтрейна нет обыкновенных работ, – ответил с достоинством Ник. – Единственное, чем я могу это объяснить, – обыкновенным вандализмом. И не думаю, что вандалы вообще рассматривали то, что уничтожали.
    – Хм, – хмыкнула миссис Моррисон, и Дейзи в очередной раз удивилась тому, каким сдержанным может быть Ник.
    Она вряд ли бы сумела оставаться такой, окажись на его месте.
    – Бесплатно переделывать недельную работу – тоже не самое приятное занятие, мэм, – решила вступиться за Ника Дейзи.
    Он еще сильнее сжал ее руку, как бы прося не нагнетать обстановку.
    – Это действительно очень неудобно для всех, – закончила Дейзи и незаметно высвободила руку.
    Хелена пронзила ее ледяным взглядом голубых глаз:
    – Вам виднее, девушка. Только в нашем районе такие вещи обычно не случаются, это я вам могу сказать точно.
    Дейзи рассмеялась, не в силах сдержать себя:
    – Пасифик-Хейтс, конечно, нельзя назвать трущобами, миссис Моррисон, но я, как человек, четыре года прослуживший офицером полиции, могу вас заверить, что преступление может совершиться в любом районе.
    – Может, мы начнем, пока не ушло солнце? – предложила миссис Моррисон, всем своим видом показывая, что не желает больше разговаривать с плохо воспитанной молодой особой, которая еще к тому же не умеет одеваться сообразно случаю. – У меня назначена еще одна встреча в двенадцать сорок пять.
    «Да, черт возьми, – язвительно подумала Дейзи, – какой ужас, если тебе придется опоздать наттримерку очередного вечернего наряда!» Она не могла понять, почему миссис Моррисон просто не перенесла встречу, если лишние пятнадцать минут оказались такой проблемой.
    А еще ей было интересно, как Нику удастся сделать хоть пару приличных снимков, если один из позирующих так раздражен и недоволен.
    Но, как оказалось, Дейзи его серьезно недооценила.
    Ник разговаривал с Моррисонами спокойно и уверенно, он был само обаяние и действовал на всех успокаивающе. Сначала почувствовали себя раскованнее отец и сын. А потом, когда Ник пообещал, что сможет доработать сегодняшние фотографии, чтобы они были ничуть не хуже предыдущих, Хелена тоже заметно повеселела.
    Стоило миссис Моррисон хоть разок искренне улыбнуться, как сразу стало заметно, что она довольно привлекательная женщина, даже, можно сказать, красивая: короткие темные волосы безупречно уложены, черты лица пропорциональны, фигура стройная и гибкая, холеная кожа отливала фарфоровой белизной.
    В общем, все семейство выглядело довольно симпатично.
    Кроме того, как показалось Дейзи, Моррисоны были очень дружны. Она не могла расслышать, о чем они говорили, но, готовясь к съемке, явно проявляли взаимную заботу.
    «У миссис Моррисон, кажется, есть все: деньги, красота, обожание домочадцев. Что же могло так ожесточить ее?»
    Нику удалось быстро закончить съемку, и он сразу же начал собирать сумку. Дейзи подошла к осветительным приборам, чтобы взять их и отнести Нику, но тут ее тронула за руку Хелена. Оглянувшись, Дейзи встретила уже знакомый ей высокомерный взгляд, который не предвещал ничего хорошего. Поэтому слова, которые произнесла миссис Моррисон, застали Дейзи врасплох:
    – Я хочу сказать, что восхищена тем, как вы умеете постоять за себя и своих друзей – в особенности за друзей.
    Я считаю, что преданность – самое важное человеческое качество. – Она протянула Дейзи визитку. – Вот. Мне кажется, вы могли бы посетить мой салон. Думаю, там вам помогут подобрать соответствующую вашей внешности прическу, – добавила она и вскинула подбородок, тем самым как бы стараясь предупредить колкое высказывание относительно ее редеющих волос.
    Дейзи молча поморгала, не найдя, что ответить, затем сложила осветительный зонтик, сунула его под мышку и взяла карточку.
    – Спасибо, я подумаю, – ответила она, убирая визитку в карман куртки. – Надеюсь, вы не опоздаете на встречу.
    Хелена посмотрела на часы:
    – Думаю, что нет.
    Через несколько минут Дейзи, уже сидя в машине Ника, повернулась к нему и сказала:
    – Слушай, я совершенно запуталась. Стоит на кого-то повесить ярлык законченной стервы, как… Миссис Моррисон сделала мне комплимент. Ты можешь в такое поверить?
    Она сказала, что ей понравилось, как я отстаивала свое собственное достоинство и защищала тебя. И еще… – Дейзи порылась в кармане, – она дала мне визитку и пригласила в свой салон. Не пойму, что такого в моих волосах, что всем они не дают покоя.
    Ник оторвал взгляд от дороги и посмотрел на Дейзи:
    – Не считая того, что ты натуральная блондинка, возможно, еще и то, что они выглядят, как будто ты стригла их сама, причем маникюрными ножницами.
    Дейзи почувствовала, как ее щеки запылали.
    – Да? Ну и что, кому какое дело?
    – Боже мой! – засмеялся Ник. – Неужели и правда сама?
    – Да откуда у меня время на все эти парикмахерские и салоны?!
    А что еще она могла сказать. Ну не было в ней этого женского гена, отвечающего за стремление следить за внешностью. Она просто не видела смысла в этой суете вокруг прически или макияжа.
    Желая сменить тему, Дейзи требовательно спросила:
    – Так как же объяснить поведение миссис Моррисон? Она могла бы дать фору многим стервам, но тем не менее чем-то понравилась мне. В ней есть доброта и мягкость, хотя она внешне так заносчива и так горделива.
    Но со стороны заметно, что гордо держать голову ей нелегко дается.
    – У нее рак, – проговорил Ник.
    Дейзи как током ударило.
    – Что? – почти шепотом переспросила она, повернувшись к Нику лицом.
    – Она так себя вела, потому что хотела сделать семейный портрет, пока у нее еще есть волосы на голове… – Ник посмотрел на Дейзи, – и пока она еще жива.
    – Господи! А рак чего?
    – Яичников. Болезнь выявили на ранней стадии, и есть шанс, что по окончании лечения она выздоровеет. Но ты же знаешь, как бывает – может быть, и нет.
    – А куда она так боялась опоздать сегодня?
    – На химиотерапию.
    – А-а, так вот почему у нее редеют волосы, теперь понятно.
    – Да, еще на прошлой неделе их было больше.
    – Теперь я понимаю, почему она так сразу успокоилась, когда ты сказал, что сможешь сделать сегодняшние фотографии не хуже тех, что были на прошлой неделе. – Дейзи несколько минут молча смотрела на Ника. – Теперь понятно, почему ты старался быть сдержанным, когда она тебя отчитывала.
    – Я никогда не бываю дерзким со своими клиентами, Блондиночка. По крайней мере пока они мне платят. Я просто пропускаю мимо ушей их недовольные слова и делаю им самые лучшие фотографии, на которые способен. – Ник посмотрел на Дейзи пристальным взглядом, – Надеюсь, ты не проболтаешься о том, что я тебе сказал?
    Дейзи фыркнула:
    – Кому же я, по-твоему, могу рассказать, Колтрейн?
    Регги или ребятам? Не сомневаюсь, им это неинтересно.
    Наемники Джея Фицджеральда как раз возвращались к имению в Пасифик-Хейтс, в котором располагался гараж Ника, когда у них в машине раздался телефонный звонок.
    Отри взял трубку.
    – Слушай, Отри, это Джекобсен. Колтрейн и наша вчерашняя блондинка свалили. Сначала я потерял их в пробке, но через несколько минут догнал в Ноб-Хилле.
    – Иди ты! – выпрямился Отри. – Молодец, Джейк.
    Ты где сейчас?
    – На Бродвее, рядом с туннелем.
    – Ладно, мы тоже сейчас подъедем. Веди их, а мы уж постараемся с тобой связаться. А, и еще, Джекобсен!
    – Что?
    – Дуглас сказал, что мы можем делать все, что угодно, только бы фотографии не всплыли.
    В трубке послышались помехи, но Отри успел расслышать:
    – Ясно.

Глава 6

    Дейзи и Ник пообедали, а потом поехали на последнюю из запланированных на этот день встреч. Их ждали Треворы – пожилые супруги, жившие в роскошной квартире с восхитительным видом на залив и на мост «Золотые Ворота». Юдора Тревор внешне выглядела аскетичной, держалась очень прямо, одевалась строго, уголки ее губ были опущены вниз. Ее вид сразу насторожил Дейзи. Но позже она еще раз убедилась, насколько обманчивой может быть внешность человека. Когда Ник представил их, женщина приветствовала Дейзи доброжелательной улыбкой.
    – Какая вы удивительная! Стенли, только посмотри, как держится девушка Николаса! Как юная амазонка. – Она ласково похлопала Дейзи по руке. – Мне и вправду очень нравятся люди с правильной осанкой.
    Она повернулась к Нику, который, сидя на корточках, расстегивал сумку:
    – Не распаковывайтесь, милый. Мы со Стенли хотели, чтобы вы сфотографировали нас в парке «Золотые Ворота».
    Сердце Дейзи екнуло: «Но как же…»
    В этот момент Юдора повернулась к ней и сказала:
    – Знаю, нам надо было договориться с вами раньше, чтобы вам не ехать лишнего, но я не знала, будет ли подходящая погода. А сегодня выдался чудесный день, правда, Стенли?
    Она обратилась к мужу с лучезарной улыбкой и, не дав ему ответить, продолжила:
    – Видите ли, мы попросили Николаса нас сфотографировать в день пятидесятилетней годовщины нашей свадьбы.
    А парк «Золотые Ворота» имеет для нас особое значение: там прошло наше самое первое свидание.
    Догадываясь, что Ник из кожи вон вылезет, чтобы угодить клиентам, Дейзи быстро приняла решение: извинившись, она вышла на балкон Треворов, чтобы остаться одной, вынула из кармана куртки сотовый телефон и набрала номер офиса.
    – «Паркер секьюрити», – раздалось в трубке.
    – Регги, выясни, свободен ли кто-нибудь из ребят. Ник собирается проводить съемку в парке «Золотые Ворота».
    Регги промычал что-то в ответ, – Совершенно с тобой согласна, но нам понадобится несколько человек для сменного наблюдения. Проверь, кого можно задействовать, и перезвони.
    Дейзи нервно постучала носком ботинка об пол, обвела взглядом залив и мост, потом, облокотившись на нагретые солнцем перила, посмотрела в комнату, где оставались Ник и Треворы, нервно взглянула на часы и вздохнула. Затем она приоткрыла двустворчатую дверь и просунула в щель голову.
    – Ник, можно тебя на минутку? – спросила она, одарив Юдору и Стенли улыбкой, неестественность которой, наверное, не осталась ими незамеченной.
    – Блондиночка, если Треворы хотят, чтобы я запечатлел их в парке, то мне ничего не остается, как только удовлетворить их желание, – сказал Ник, выйдя на балкон.
    – Понимаю.
    – Понимаешь?!
    – Да, только, принимая во внимание размеры парка, я решила вызвать подмогу, чтобы обеспечить дополнительное наблюдение. Мне нужно знать, куда расставлять своих людей.
    – Уф! А я-то уж решил, что ты собираешься наступить мне на горло своим изящным синим солдатским ботинком.
    Сейчас Ник стоял совсем близко к Дейзи. Солнце играло в прядях его роскошных каштановых волос, а его глаза казались синее Карибского моря. Сердце Дейзи забилось чаще.
    – А знаешь, – вкрадчивым голосом проговорил Ник, – , Юдора думает, что ты моя девушка. Отличное прикрытие.
    Может, нам стоит… – Он вдруг замолчал, когда почувствовал ее руку на своей шее.
    – Посмотри, как славно будет падать с этого балкона, – тихо проговорила Дейзи, наклонив голову Ника вниз.
    – Высоко, – согласился он, хотя внешне не выглядел очень уж испуганным.
    Потом повернулся к ней лицом, и Дейзи сначала почувствовала его теплое дыхание, а потом горячее прикосновение губ к своей шее.
    По спине пробежала горячая дрожь, и Дейзи на мгновение закрыла глаза. Но в следующее же мгновение широко распахнула их и угрожающе процедила:
    – Ты ведь не хочешь, чтобы я продемонстрировала свои борцовские навыки, Колтрейн?
    – Да уж, честно говоря, здесь, на такой высоте, мне бы меньше всего хотелось это испытать, – согласился Ник, – а еще меньше – чтобы ты оторвала все мое хозяйство и скормила его собакам.
    Однако вместо того, чтобы отойти, он вновь наклонился и поцеловал Дейзи. Нагретые солнцем шелковистые волосы ласково щекотали ее щеку и шею. Сердце бешено колотилось. «Боже, что он делает», – испуганно подумала Дейзи и уже было потянулась за ножом, чтобы заставить Ника отступить, но в этот момент в кармане ее куртки зазвонил телефон.
    Дейзи с силой оттолкнула от себя Ника и достала трубку:
    – Да!
    Она опустила голову, чтобы не смотреть на Ника.
    – Дейз, я связался с Джоном, Гиром и Бенни, – рапортовал Регги. – Только предупреждаю: Бенни сейчас в своем прикиде уличной шлюхи.
    – Мне наплевать, как он одет, если он в состоянии действовать, – торопливо проговорила Дейзи, но тут же, спохватившись, замотала головой. – Ну это, конечно, не совсем так. Вообще-то лучше бы у него был не такой конспиративный вид, но мне уже некогда об этом думать. – Она сделала глубокий вдох, стараясь успокоиться. – Мне и в голову не приходило, что может возникнуть такая ситуация, поэтому у меня нет наушника, но ты все-таки дай по комплекту каждому из ребят, и пусть они держат связь друг с другом. И отправь с ними один лишний комплект – может быть, его удастся передать мне, если позволят обстоятельства. Они знают инструкцию?
    – Кого им высматривать?
    – Двух громил. Подожди. – Дейзи обратилась к Нику:
    – Опиши мне тех, кто на тебя напал.
    Он сделал это, и Дейзи передала информацию Регги.
    – Дай ребятам описание Ника. Скажи, что на нем белые брюки, футболка, которую я бы назвала светло-коричневой, но ты бы, наверное, придумал что-нибудь повыразительнее, и…
    – Может быть, песочная? – предложил Регги. – Или мокко?
    – Да называй как хочешь. Еще на нем пиджак цвета овсянки – ты бы за такой пошел на убийство. А, и фотокамера – не забудь про фотокамеру! Секунду. – Дейзи прикрыла трубку рукой и спросила у Ника:
    – Дай мне ориентир, где именно в парке мы будем.
    Ник оторвал взгляд от пульсирующей на ее шее жилки.
    – На дорожке, ведущей в сторону Академии наук.
    Он засунул руки в карманы. Черт возьми, что за мысли лезут в голову!
    А на самом-то деле мыслей у него вообще не было.
    Он смотрел на Дейзи, ярко освещенную солнцем. В кои-то веки она не успела на него разозлиться. И Ник подумал, что Юдора права: Дейзи действительно держится как юная амазонка. Он рассматривал ее хрупкую длинную шею и тонкие запястья и удивлялся: какой же может быть охранник из этой миниатюрной блондинки с нежной кожей и плохо подстриженными волосами? Она больше подходит на роль девушки, с которой можно покувыркаться в постели. Эта мысль заставила Ника взглянуть на их сегодняшние отношения несколько по-другому. Но Дейзи видела в нем только клиента, и это задевало его самолюбие. Он хотел доказать ей, что может ее взволновать, что не совсем безразличен ей, вот и все. Поэтому, когда она дернула его на себя, угрожая, что сбросит с балкона, он, увидев ее лицо прямо перед собой и так близко, не смог удержаться, чтобы не поцеловать. Зато теперь по крайней мере может точно сказать, что она к нему неравнодушна. И это так приятно!
    Дейзи щелкнула крышкой сотового телефона, прервав его размышления. Ник заметил, как она вздернула подбородок, когда их глаза встретились.
    – Что ж, мне становится все это невыгодно, – с озабоченным видом проговорила Дейзи. – Все пошло по слишком сложной схеме, и теперь твоих денег не хватает.
    Ник удивленно приподнял брови:
    – Но ведь эти деньги – всего лишь предоплата, а будет еще окончательный расчет, куколка.
    Дейзи страдальчески вздохнула:
    – Я знаю, Колтрейн. Но меня все не покидает мысль, что если я копну чуть глубже, то вылезет наружу какая-нибудь гнусная подробность, которая и явилась истинной причиной твоего обращения ко мне.
    Непонятно почему, но подозрения Дейзи только развеселили Ника. Широко улыбнувшись, он потянул за рукав ее куртки, чтобы все-таки прикрыть рукоятку ножа, который она собиралась достать.
    – Нет никаких скрытых мотивов, лапуля.
    – Меня зовут…
    – Знаю, знаю, знаю. Пойдем. – И Ник открыл дверь и жестом пригласил Дейзи пройти вперед. – Треворы уже в полной боеготовности.
    Ник и Стенли хотели поехать каждый на своей машине, поэтому договорились встретиться напротив Калифорнийской академии наук. На дороге не было пробок, поэтому уже очень скоро машина Ника выехала на парковку Фултона. Ник с Дейзи перешли через улицу и вошли в парк.
    – Это безумие, – пробормотала Дейзи, когда они, уворачиваясь от автомобилей, пересекали Кеннеди-драйв.
    Когда Ник был здесь последний раз, улица была перекрыта для машин. Но это было в воскресенье. Он обратил внимание, что Дейзи одним глазом следит за проносящимися мимо машинами, а другим – осматривает местность.
    – Похоже, ты сам прямо-таки напрашиваешься на неприятности, когда высовываешься на такое незащищенное пространство, как это! – недовольным тоном проговорила Дейзи и выразительно посмотрела на него.
    По правде говоря, он и сам чувствовал себя довольно неуютно здесь, в парке, особенно когда видел, что Дейзи все время ждет нападения, но решил не показывать ей своего беспокойства и только слегка пожал плечами.
    – Просто постарайся сделать все, что сможешь, Дейз.
    – Я всегда делаю только так, Ники.
    Он улыбнулся, но про себя решил больше ее так не называть. Очевидно, обращаться к ней так она позволяла только милашкам вроде ее секретаря.
    – А что, вы с Регги любовники? – спросил вдруг Ник и сам испугался своего вопроса.
    – Что?! – резко обернулась Дейзи и в упор уставилась на него.
    – Я спрашиваю, ты со своим секретарем…
    – Я слышала, что ты спросил. Я просто не могу поверить, что ты осмеливаешься задавать мне такие вопросы.
    Ник пожал плечами, нисколько не смутившись:
    – Ну, мне просто стало интересно.
    Дейзи еще несколько минут испытующе смотрела на Ника, потом отвернулась и продолжила осматривать местность.
    – И куда же делась хваленая воспитанность Колтрейна?
    – Никуда не делась, все при мне. Отвечай на вопрос, черт возьми!
    – Нет.
    – Нет, ты не встречаешься с Регги, или нет, ты не будешь отвечать на вопрос?
    – Нет, я не встречаюсь с Регги. – Дейзи даже сама мысль об этом казалась дикой. – Он мой лучший друг.
    По идее Ника не должно было бы волновать, встречается или нет Дейзи с мужчинами, но почему-то после ее ответа на душе у него стало легко.
    – Но возможно, однажды это перерастет во что-то более глубокое? – продолжил задавать вопросы Ник, в душе надеясь, что Дейзи и на них ответит отрицательно.
    – Вряд ли, Колтрейн. Регги голубой, – коротко усмехнулась Дейзи.
    «Прекрасно!»
    – А-а-а… – протянул Ник, стараясь внешне казаться равнодушным, – тогда действительно это маловероятно.
    «И все-таки, парень, тебя уж очень интересует ее личная жизнь. В чем дело? Ты вовсе не собираешься сам на нее претендовать, но и не хочешь, чтобы это делал кто-то другой? Как собака на сене. Это на тебя не похоже».
    Ник и Дейзи пошли по дорожке, которая вилась между" пальмами и бронзовыми статуями. Выйдя на концертную площадь с огромным причудливо украшенным амфитеатром в окружении Музея азиатского искусства и музеев Янга и Академии наук, Дейзи и Ник обошли фонтан, пробрались сквозь рощицу причудливых колючих деревьев с едва проклюнувшейся листвой и направились к небольшой лестнице, ведущей к месту встречи с Треворами. Но тут неожиданно перед ними возникло какое-то совершенно невообразимое существо и двинулось навстречу.
    Поначалу Ник подумал, что перед ними дешевая уличная шлюшка. Но тут он обратил внимание на ее туфли.
    Такого Ник еще никогда не видел, поэтому несколько минут неотрывно смотрел на них. Возможно, когда-то это были вполне обычные, ничем не примечательные черные лодочки на шпильках. Теперь же задники у них были стоптаны так, что туфли превратились в шлепанцы. Ник вообще удивлялся, как в них можно было ходить: шпильки согнулись под углом сорок пять градусов. Изумленный увиденным, Ник решил запечатлеть это и, сделать несколько кадров.
    Наведя фотоаппарат, он наконец обратил внимание на все остальное: роскошные черные волосы, профессионально выполненный макияж, необычного цвета глаза, миловидное лицо, но под облегающей черной мини-юбкой практически отсутствовали бедра, да и кривоватые ноги были слишком мускулистыми, а плечи, едва прикрытые ярко-розовым топом, – широковаты для женщины. Да это же мужчина-трансвестит! Шагая прямо на них, он что-то активно искал в своей сумочке.
    Дейзи, слегка задев Ника бедром, выступила вперед и, поравнявшись с трансвеститом, коснулась его руки. В следующее мгновение у нее в пригоршне оказались какие-то черные проводки.
    – Спасибо, Бенни, – шепнула она и прошла мимо не останавливаясь.
    – Не стоит, Дейз. Деньги можно перечислить на мой счет. – Бенни задержал взгляд на Нике и расплылся в широченной улыбке. – У-у-у… – протянул он с придыханием, проводя ярко-розовым ногтем по рукаву Ника, – Регги поскупился на слова, когда описывал это милое личико. Я бы не хотел увидеть, как оно будет подпорчено, только потому, что его владелец по собственной глупости явился в этот парк.
    Дейзи прыснула от смеха и пошла дальше, при этом она пыталась повесить на пояс джинсов нечто похожее на маленький плейер. Изнутри куртки она прикрепила микрофон, а в ухо вставила наушник. Когда они стали подниматься по лестнице к Академии наук, Ник заметил, как она скользнула рукой под куртку и нажала какую-то кнопку на проводке.
    – Так, ребята, – тихо произнесла Дейзи, – говорите, кто где.
    – Рация? – предположил Ник.
    – Это называется беспроводное средство связи с наушником. Но в общем-то ты прав – рация, – ответила Дейзи, а сама при этом внимательнейшим образом осматривала местность.
    – Что-то типа того, чем пользуются сотрудники секретных служб?
    – Ясно, – тихо сказала Дейзи тем, кто был с ней на связи, а в ответ на реплику Ника кивнула и добавила:
    – Совершенно верно. – Затем, посмотрев поверх его плеча, заметила:
    – А вон и Треворы.
    Ник и Дейзи спустились вниз по ступеням навстречу пожилой чете. Приблизившись, Юдора встретила их улыбкой:
    – Я только что видела совершенно потрясающее существо! У меня просто нет слов, чтобы описать, какие на ней были туфли.
    – А у меня нет слов, чтобы объяснить, почему это у нее на шее кадык, – сухо пробормотал Стенли, но когда Юдора неодобрительно посмотрела на него, он мягко улыбнулся и нежно пожал ее руку:
    – Это я так, дорогая, не обращай внимания.
    Ник повел их к дорожке рядом с музеем. Дейзи немного расслабилась, когда они ушли с открытой со всех сторон концертной площадки – обезопасить прогулку по нарковым тропам было гораздо проще.
    Наконец все подошли к упавшему рядом с дорожкой дереву, и Ник остановился:
    – Давайте начнем тут. Юдора, Стенли, присядьте на бревно. Нет, только слегка прислонитесь. Вот так, отлично.
    Молодая зелень будет прекрасным фоном.
    Он присел на корточки и начал вытаскивать из сумки оборудование. Дейзи прошла дальше, туда, где эта тропинка пересекалась с другой. Нажав кнопку передатчика, она сказала:
    – Бенни, не своди глаз с тропинки, на которую мы свернули. Джон и Гир, вы пройдите мимо нас и займите места на двух других пересечениях дорожек. Как будете на месте – доложите ситуацию.
    Через минуту мимо прошли Джон и Гир. А минут через пятнадцать Ник попросил Треворов перейти в другое место, что тоже требовало очередной передислокации ее людей.
    Но все было тихо. Слушая в наушник, как ее ребята поют дифирамбы Нику, она не сводила глаз с дорожки и одновременно посматривала на Ника, дарившего бесчисленные улыбки Треворам. В душе Дейзи даже немного сожалела, что все было так спокойно. С одной стороны, это вроде бы хорошо, но с другой – нет. Лично Дейзи это не нравилось, потому что еще раз заставляло ее подумать, как глупо она поступила, согласившись на эту работу.
    Неужели она решила, что прошло уже достаточно много времени? Неужели она понадеялась на то, что слишком хорошо знает Ника, чтобы ему доверять? И чтобы позволить ему снова причинить ей боль?
    Да. Она и правда так думала. Поддавшись такому самообману, она совершила большую ошибку и теперь все время кляла себя: «Дура! Несчастная дура!»
    Она так старалась забыть Ника, после того как он оставил ее той ночью в гостиничном номере совсем одну!
    И если она о нем и вспоминала, то только плохое. Он шептал ей слова любви, а потом повернулся и ушел, пожелав ей скорее повзрослеть. Она почему-то верила, что, снова и снова переживая эту боль, обезопасит себя от него, выработает в себе иммунитет против обаяния Ника Колтрейна. Бедняжка, она просто забыла, каким милым и обворожительным он может быть, как сильно его очарование, как притягивает он к себе людей. При этом никто никогда не мог объяснить, каким образом он этого добивается. Но он был обаятелен со всеми, кроме нее. И она – вот идиотка! – льстила себе и обманывала себя, думая, что стала единственным человеком, с которым он мог быть самим собой.
    Ну и дура!
    Дейзи набрала в легкие побольше воздуха и с шумом выдохнула. Да, он все еще ей нравится. Но ничего! Она сумеет победить это чувство, она все выдержит. И в первую очередь нельзя больше позволять ему себя целовать.
    «Господи, ну хоть бы что-нибудь произошло! Хоть драка с преступниками, лишь бы отвлечься от этих неотвязных мыслей о Нике Колтрейне. А может, он сильно преувеличил намерение Джонсона заполучить фотографии своей неверной жены?»
    Съемки подходили к концу, и Дейзи велела своей команде организовать сменное наблюдение. Гир отправился на место Бенни – в начало дорожки, Бенни перешел на Кеннеди-драйв, а Джон следовал сзади. Дейзи была очень довольна их слаженной работой. Ник распрощался с Треворами и пошел к машине. Ребята были рядом с ним – спереди и сзади – и внимательно следили за обстановкой вокруг. И вся операция была проведена настолько искусно, что Ник, казалось, ничего не понял. Да и громилы, нанятые Джонсоном-рогоносцем, если и были где-то поблизости (в чем Дейзи все больше и больше сомневалась), то вряд ли что-нибудь заметили.
    – Отлично, ребята, – сказала Дейзи в микрофон, когда все подошли к машине. – Я скажу Регу, чтобы выписал вам по чеку.
    Ник открыл дверцу, приглашая Дейзи сесть на свое место в машине, а сам стал обходить автомобиль сзади.
    Дейзи услышала, как он тихо ругнулся и стал что-то искать в сумке.
    – В чем дело?
    – Во время съемки я пользовался фильтром, – ответил он, не поднимая головы. – Помню, что когда его снял, то положил на бревно, а вот забрал ли оттуда – не помню.
    Он еще раз поискал в сумке, потом открыл дверцу машины и положил сумку за сиденье водителя. По его виду было заметно, что он расстроен. Выпрямившись, Ник посмотрел на Дейзи:
    – Чтоб оно все! Придется возвращаться.
    Он захлопнул дверь и пошел обратно через Фултон.
    – Ник, подожди! – окликнула его Дейзи.
    Пробираясь между припаркованными машинами, она услышала приближающийся рев мотора, и предчувствие, которому она всегда доверяла, подсказало ей, что это опасность для Ника. Дейзи бросилась вперед:
    – Колтрейн, уходи с проезжей части!
    Услышав голос Дейзи, Ник обернулся. Она бежала к нему сломя голову, на ходу доставая свой «Глок». Ник взглядом проследил, куда она смотрит, и увидел черную машину с тонированными стеклами. Она отъехала от обочины, с ревом разогналась и на бешеной скорости неслась прямо на него.

Глава 7

    Через секунду Ник и Дейзи свалились на обочину дороги. Ник вскрикнул от резкой боли в плече. Дейзи с размаху перелетела через его бедро и еще раз задела больную руку.
    Чтобы смягчить ей падение, Ник перевернулся на спину и Дейзи упала на его широкую грудь.
    Секунду она лежала неподвижно, с трудом переводя дыхание, а затем вскочила, выхватила пистолет и, стоя на коленях, резко повернулась в ту сторону, куда скрылась машина. Через некоторое время она опустила оружие и посмотрела на Ника. Внешне она выглядела спокойной.
    – Думаю, они уже не вернутся, – сказала Дейзи, пряча пистолет в кобуру. – Как самочувствие?
    – Нормально.
    – Плечо болит? – Она потрогала место ушиба. – Ты не слабо приложился.
    – В данных обстоятельствах синяком больше, синяком меньше – не имеет значения. – Ник поднялся и встал на колени, кровь в жилах бешено пульсировала. – Ты спасла мне жизнь.
    Дейзи пожала плечами:
    – Это моя…
    – Господи, Дейзи, они запросто могли сбить меня!
    Понимаешь?! Они пытались меня убить. Ты спасла мне жизнь! – Ник охватил ее рукой за шею, притянул к себе и поцеловал долгим поцелуем. Он сделал это почти инстинктивно, в благодарность за спасение, но чем дольше длился этот поцелуй, тем сильнее становилось чувство Ника, причем назвать его только чувством благодарности было нельзя. Ник все глубже погружался в свои ощущения.
    Дейзи, совершенно неготовая к такому повороту событий, поначалу даже не сопротивлялась ему. Напротив, его поцелуй все сильнее и сильнее разжигал огонь в ее крови. Все было точно так же, как и девять лет назад: она забыла обо всем на свете только от одного его прикосновения. Обвив Ника руками за шею, Дейзи ответила на его поцелуй.
    Слегка простонав. Ник еще крепче прижал ее к себе.
    Одну руку он запустил в ее волосы, а другую положил ей на бедро. Каждое его прикосновение отзывалось жаром внутри. Дейзи не смогла сдержать стон наслаждения.
    – Боже, – хрипло прошептал Ник и вновь буквально впился в ее губы.
    Дейзи всю колотило от возбуждения, она, снова почувствовав вкус его поцелуя, уже почти не владела собой от охватившего ее желания. Дейзи прильнула к Нику всем телом, ощущая биение сердца во всем теле. Запустив пальцы в его роскошную шевелюру, она еще крепче прижалась губами к его губам.
    – Господи, вы оба целы? – Голос извне вернул их в этот мир.
    Заслышав рядом чьи-то шаги, Дейзи разом стряхнула с себя дурман страсти, который охватил ее и поразил как фейерверк во время парада в Китайском квартале. Она мгновенно раскрыла глаза, словно очнулась от какого-то опьяняющего снадобья.
    Ник, казалось, ничего не заметил, и Дейзи слегка дернула его за волосы запутавшейся в них рукой, но он только сильнее прижался к ее губам. К своему стыду, Дейзи чувствовала в себе желание сделать то же самое, но, вспомнив, что этот человек уже однажды вырвал сердце из ее груди и, перешагнув через него, пошел дальше, как будто ничего не произошло, стиснула кулаки и отшатнулась.
    Ник поднял голову и посмотрел на нее затуманенным взором. Оба тяжело дышали, глядя друг на друга. Дейзи опустила руки Нику на плечи и, резко оттолкнувшись, вскочила на ноги.
    Боже милостивый, о чем же она думала?! Они занимались этим, как кошки, среди бела дня, на виду у всех. Ее сердце бешено колотилось; она дотронулась пальцами до губ. Они сильно припухли. О Господи! Как же такое могло случиться?! Наверное, грозившая опасность вызвала такой резкий выброс адреналина в кровь, что у нее в голове что-то замкнуло.
    Правда, подленький голосок внутри ее подсказывал, что дело не только в адреналине, а в чем-то гораздо более серьезном, но Дейзи резко заглушила прозвучавший голос, решив, что причина всему – высокий уровень адреналина в крови.
    – Дейзи… – начал было Ник, поднимаясь с колен и протягивая ей руку, но она резко отстранилась, как будто боясь обжечься.
    С тех пор как Ника пыталась сбить машина, казалось, прошла целая вечность, а на самом деле – не более нескольких секунд. Мужчина, чей голос заставил их оторваться от поцелуя, остановился напротив и пытался отдышаться. На шее у него болтался фотоаппарат-"мыльница".
    – Вы видели, что произошло, сэр? – обратилась к нему Дейзи, пытаясь усилием воли вернуть себе хладнокровие.
    Все еще тяжело дыша, мужчина поднял голову и выдохнул:
    – Да. А вы, леди, быстро бегаете. – Тут он повернул голову к Нику:
    – Ты ведь, парень, чуть не сыграл в ящик.
    Понимаю, твою лапулю нельзя было не поцеловать – ты должен быть ей благодарен. Иногда нужно пережить такое, чтобы проняло и ты почувствовал, что жив и здоров. – Он перевел взгляд с Ника на Дейзи и обратно. – Значит, вы оба целы и невредимы?
    – Да, – ответил Ник после недолгого молчания.
    Дейзи кивнула, чувствуя, как пылают ее щеки.
    – Я прямо глазам своим не поверил, когда увидел, как эта машина летит прямо на вас. – Мужчина выпрямился и покачал головой. – Этот придурок небось был пьян.
    «Или очень хорошо знал, что делает», – подумала Дейзи.
    – А вы, случайно, не запомнили номер машины?
    – Нет, к сожалению. Мы с мамочкой были вон там, почти в квартале отсюда.
    Мужчина показал куда-то через дорогу, и Дейзи с облегчением подумала, что с того места он не мог заметить пистолет в ее руке. Прохожие обычно ведут себя непредсказуемо, когда видят на улице вооруженных людей.
    – Все случилось так быстро, да и слишком далеко от меня.
    – Ник, – Дейзи заставила себя посмотреть в его сторону, – а ты не обратил внимания на номера?
    Его волосы были взъерошены, а одна прядь спадала на лоб и прикрывала глаза. Казалось, он еще не пришел в себя от пережитого, только Дейзи не поняла – от пережитого страха или удовольствия?
    – Нет, – ответил Ник и, пристально посмотрев на Дейзи, добавил:
    – Нам надо поговорить…
    – И я – нет. Проклятие! Не многое же мы можем рассказать полиции, – как бы не слыша его заключительной фразы, произнесла Дейзи.
    Подошедший мужчина засуетился:
    – Я ведь вам для этого не нужен, правда? – Он повернулся и посмотрел через плечо в сторону своей машины. – Мне надо возвращаться к жене. У нас завтра заканчивается отпуск, и мне бы не хотелось провести остаток сегодняшнего дня в полиции, если, конечно, вам все равно.
    – Думаю, вы вполне можете избежать этого удовольствия, – согласилась Дейзи. Она чувствовала на себе взгляд Ника, и это мешало ей сосредоточиться. – Вряд ли у них будут к вам вопросы, раз вы все равно видели не больше, чем я или Ник, но я все-таки попрошу вас, если можно, оставить свое имя и название гостиницы, в которой вы остановились. Тогда, если все-таки захотят вас расспросить, смогут с вами связаться.
    Мужчина сообщил Дейзи все, о чем она просила, и ушел. Дейзи записала информацию в маленький блокнотик на пружинке, который всегда брала с собой на работу, потом повернулась к Нику и с вызовом вздернула подбородок, как бы всем своим видом показывая, что не желает обсуждать причины и последствия недавнего поцелуя.
    Нику уже тоже совершенно не хотелось об этом говорить. Они молча направились к машине. На какое-то мгновение Ника охватило желание поговорить об их отношениях, но, к счастью, это быстро прошло. Нет у них никаких отношений. Самого этого слова оказалось достаточно, чтобы отрезвить его, поскольку слово «отношения», как считал Ник, придумано наивными романтиками.
    И вообще это далеко не самая главная проблема на сегодня. Гораздо важнее для него Джей Фицджеральд. Этот человек заказал его убийство. Боже правый! Ему в самом страшном сне такое никогда бы не приснилось. Но если бы та машина все-таки его сбила, то это было бы убийство, самое обыкновенное убийство. Но проблема в том, что у него нет абсолютно никаких доказательств. Ник почувствовал, как ярость накатывается на него.
    – Нам надо ехать в участок Ричмонд, раз все произошло на их территории, – сказала Дейзи.
    – А ты понимаешь, что у нас нет никаких доказательств? – ответил Ник и хмуро посмотрел на нее.
    – Да.
    – Так какой же тогда смысл в том, что я заполню это чертово заявление?
    Дейзи провела рукой по волосам, откинув их назад.
    – Давление на тебя усиливается, Ник. Эта попытка должна быть как минимум зафиксирована. Это облегчит нам дело, когда мы предъявим более доказуемое обвинение.
    На самом деле все обстояло так, что даже если бы Нику удалось ненадолго отвлечь Дейзи и рассказать полиции, что, по его мнению, за всем этим стоит Дуглас, ему вряд ли поверили бы. И даже если бы он показал фотографии, то они доказали бы лишь тот факт, что Джей Фицджеральд похотливый развратник и изменяет жене. Все! И больше ничего.
    Ник рванул с места «порше», и тут же послышался сильный скрежет. Машина, налетев на большой скорости на кочку, задела ее дном. Бросив взгляд на Дейзи, Ник ожидал услышать от нее команду сбавить обороты, но она не проронила ни слова. Ник поехал медленнее. До полицейского участка оставалось всего несколько кварталов.
    Фотографии по идее должны бы побудить копов по крайней мере задать Джею Фипджеральду несколько вопросов. Это положило бы начало делу. После сегодняшнего происшествия у Ника не было другого желания, кроме того, чтобы увидеть, как корчится этот лживый и похотливый старый хрен. Но это все мечты, потому что на самом деле Ник понимал: это вряд ли получится.
    Но если все-таки получится, то это будет красивый ход!
    Если вдруг каким-то чудом полиции удастся найти доказательства вины Дугласа и арестовать его, то снимки, сделанные Ником, еще сильнее заинтересуют «желтую прессу», а значит, соответственно на них возрастет и цена. Тогда Ник спасет сестру от тюрьмы.
    Обстоятельства против него, но все же есть шанс на успех. Правда, только в том случае, если Дейзи не будет рядом во время его разговора с полицейскими.
    Машина подъехала к полицейскому участку. Выключив двигатель и вытянув ручной тормоз, Ник спросил Дейзи:
    – Подождешь меня здесь?
    Она фыркнула и вышла из машины.
    «И правда, глупо было ожидать, что она с этим согласится!» – усмехнулся про себя Ник. Даже если бы не было сегодняшнего происшествия, вряд ли Дейзи отпустила бы его одного. Ник вышел из машины, и они вместе прошествовали в участок.
    Он располагался в довольно старом кирпичном здании с высокими окнами в виде арок. К нему были пристроены два боковых крыла.
    Ник криво усмехнулся, когда Дейзи одарила его долгим страдальческим взглядом, после того как он, забежав вперед, распахнул перед ней дверь. Она вошла, а следом за ней и он.
    Ник все ломал голову над тем, как бы отвлечь Дейзи, пока он будет писать заявление, как вдруг услышал удивленный женский голос:
    – Паркер?
    «Все-таки есть Бог на свете!» – подумал Ник.
    По коридору навстречу, приветливо улыбаясь, быстро шла темноволосая женщина в штатском.
    – Глазам своим не верю! – воскликнула она. – Ты ли это?
    – Геллати?! – Дейзи заулыбалась в ответ.
    Ник вдруг подумал, что она почти никогда не смеется.
    Он только помнил, что она много хохотала в детстве.
    – Что ты здесь делаешь? – удивилась Дейзи, шагнув навстречу своей знакомой.
    – Здесь освободилось место, и я из Окленда перевелась сюда пару месяцев назад, – объяснила Геллати.
    – Ты стала следователем? – снова рассмеялась Дейзи, порывисто обнимая подругу. – Поздравляю, Шейла!
    – А знаешь, кто тут еще из наших? Макги. Подожди-ка секунду. – Женщина поспешно зашагала обратно по коридору и остановилась напротив одной из дверей. – Эй, Мэгги, иди посмотри, кого сюда занесло!
    Из кабинета выглянула высокая негритянка. Через секунду ее лицо озарилось белоснежной улыбкой:
    – Дейзи Паркер! Сколько лет, сколько зим!
    – Привет! Как поживаешь, моя малютка из Ирландии?
    Смех Дейзи казался еще более звонким и искренним.
    Она пошла навстречу негритянке, и через минуту они нежно обняли друг друга.
    Наблюдая эту сцену, Ник тоже невольно улыбался. Такое поведение Дейзи, ее счастливое лицо почему-то тронули его до глубины души. При нем она такой никогда не была. Если она и улыбалась ему, то улыбки ее были горьки и циничны.
    Офицер в участке предложил Нику присесть и подождать. Но Ник остался стоять у стены и нервно барабанить ботинком об пол. Он взял в руки фотоаппарат и сделал несколько кадров – как подруги подшучивали друг над другом, как обменивались последними сплетнями участка.
    – Ты-то как, Дейзи? – спросила одна из них. – Чем занимаешься, с тех пор как ушла из полиции?
    – Открыла охранную фирму. Правда, пока едва держусь на плаву, но все-таки надеюсь стать на ноги. – Дейзи оглянулась на Ника и снова повернулась к подругам. – Собственно, поэтому я и здесь.
    Вот проклятие! Улыбка сошла с лица Ника, он перестал барабанить ногой и рванулся вперед:
    – Э-э-э, Дейзи! Я бы хотел поговорить…
    Но в этот момент откуда-то появился следователь и обратился к Нику. Дейзи, продолжая разговор со своими бывшими сослуживицами, поведала им вкратце всю историю:
    – Только что кто-то пытался сбить машиной моего клиента. Он недавно сделал фотографии одной замужней дамы в стиле ню, и ее муж нанял парочку громил, чтобы забрать у него негативы. Эти ребята уже вывихнули Нику плечо. Вот мы и решили написать заявление в полицию. – Дейзи повернулась к Нику. – Тебе принести бланк или ты думаешь, что лучше написать самому?
    Все три женщины смотрели на Ника, да и следователь был весь внимание.
    «Дьявол! Да пропади оно все пропадом!» – подумал Ник, стоя в полном замешательстве.
    Что теперь делать? Если он расскажет правду, то дискредитирует Дейзи в глазах ее бывших сотрудников, выставит дурой. Но и писать ложное заявление, указывая всяких жен-мужей в качестве действующих лиц этого представления, тоже нельзя. Он решил, что хватит рыть себе яму еще глубже, чем она уже есть. Чтобы пощадить гордость Дейзи, он откажется сотрудничать с полицией. Ник принял такое решение только ради Дейзи.
    – Я передумал, – сказал Ник, – не хочу писать заявление.
    – Что? – прошипела Дейзи.
    Она, наверное, разозлилась бы меньше, скажи Ник какую-нибудь гадость о ее матери. А тут, на глазах ее бывших сослуживцев, этот Колтрейн опять выкидывает свои штучки.
    Дейзи оглянулась на Шейлу и Мэгги. Их лица ничего не выражали, кроме профессиональной заинтересованности.
    Дейзи бросила взгляд на появившегося детектива. Он пожал плечами, тоже не понимая, что здесь происходит и зачем его, собственно говоря, пригласили.
    – Но почему? – спросила Дейзи, обращаясь к Нику. – Что изменилось?
    Ник на минуту замялся, а потом решительно выпалил:
    – Это так полиция ведет все дела – в коридоре?
    Черт побери, этот Колтрейн опять указывает ей на ее ошибки. Дейзи так увлеклась встречей со старыми друзьями, что совершенно забыла обо всех правилах.
    Но Ник, похоже, и не ждал ответа на свой вопрос.
    Сунув руки в карманы пиджака, он строго и отчетливо произнес:
    – Мисс Паркер забыла упомянуть, что мы не заметили номер машины, а значит, у нас нет доказательств покушения.
    Все посмотрели на Дейзи.
    Боже, чем дальше – тем хуже! Лучше бы эта треклятая машина его переехала!
    Пытаясь как-то сохранить лицо, Дейзи собралась было объяснить, почему настояла на бездоказательном заявлении в полицию, как снова вмешался Ник:
    – Дейзи просто сказала, что это заявление будет полезным в будущем, если нам придется обращаться в полицию с более доказательной жалобой, и я согласился, потому что тогда мне показалось это разумным.
    Детективы кивнули в знак одобрения его слов, и Ник, ободренный этим, продолжил:
    – У меня было время все хорошенько обдумать, пока я тут ждал следователя. И я решил, что риск слишком велик.
    – Какой еще риск? – удивилась Дейзи. – Тебе же только надо написать заявление.
    – И это заявление ляжет на самое дно кучи таких же ненужных бумажек?
    – Нет, конечно! – возмущенно воскликнула детектив Геллати. – Будет назначен следователь, который допросит обманутого супруга.
    – Вот именно. И тогда действительно у меня начнутся проблемы. Моя.., э-э.., подруга живет отдельно от мужа. Он от этого не в восторге, поэтому если к нему явится полиция, этого хватит, чтобы он окончательно вышел из себя. – Ник оглядел присутствующих. – Думаю, надо признать, что сегодняшняя попытка меня убить вряд ли свидетельствует о его вменяемости. А что, если появление у него в доме полиции станет последней каплей и вынудит его направить свой гнев на бывшую жену? Тогда в этом буду виноват я?!
    Дейзи так и подмывало сказать, что он в любом случае сам виноват, что связался с замужней женщиной. Но следователь кивнул, а Макги сказала:
    – Да, вероятность этого действительно существует.
    Не желая показаться перед своими бывшими сослуживцами еще менее компетентной, Дейзи повернулась к ним и произнесла:
    – Раз уж мы не знаем, кого обвинять в происшествии, то можем не заполнять эту часть бланка. Но я все-таки рекомендую заявить о том, что имела место попытка покушения на жизнь моего клиента.
    – Она права, – подвел черту детектив. – В ее словах есть резон, мистер Колтрейн. Может быть, вы оба все-таки пройдете со мной и подробно напишете а том, что сегодня произошло.
    Он открыл дверь и жестом пригласил войти.
    Пожав плечами, Ник посмотрел на Дейзи, которая, изо всех сил стараясь сохранить спокойствие на лице, чопорно произнесла:
    – Мистер Колтрейн, только после вас.

Глава 8

    – Но вы же сами сказали, что мы можем сами выбирать средства, сэр, – оправдывался Отри. – Поэтому когда у Джекобсона появилась возможность убрать Колтрейна, он решил ею воспользоваться.
    – Но я же не говорил, что его надо убивать!
    Не то чтобы Фицджеральд не допускал такого исхода дела когда-то в будущем, просто именно сейчас ему не нужна была смерть Колтрейна.
    – Я сказал, что вы можете делать все, что угодно, чтобы добыть пленку. Какой смысл убивать Колтрейна, если эти чертовы фотографии все равно всплывут?
    – О, вы, конечно, правы. Прошу прощения, мистер Дуглас.
    Фицджеральд стиснул зубы, едва сдерживая клокотавшую в нем ярость. Он готов был пойти на многое, чтобы не упустить представившуюся ему возможность получить место.
    – Вы не виноваты. Но надеюсь, такое больше не повторится, – примирительным тоном продолжил он. – И передай мои слова остальным.
    – Конечно, сэр.
    – Благодарю, Отри. Я знаю, на тебя можно положиться.
    Джей Фицджеральд положил трубку сотового телефона в карман смокинга. Вот придурки! Где же в наши дни найти толковых помощников?
    Лимузин свернул с Калифорния-стрит, медленно проплыл мимо собора Святой Грейси и через несколько минут остановился напротив отеля «Фэрмаунт». Джей Фицджеральд глубоко вздохнул и постарался избавиться от раздражения. Он поправил галстук и пригладил рукой волосы. К тому моменту, как открылась дверца лимузина и Дуглас вышел из машины, чтобы встретиться с людьми, на его лице уже сияла обворожительная улыбка.
    Ник внес телефон в спальню и закрыл за собой дверь.
    Он набрал первый номер из лежащего перед ним списка, подождал три гудка.
    – «Нэшнл инквизитер» слушает! – ответил голос на том конце провода.
    – Будьте добры, Хэнка Берентинни.
    В трубке были слышны какие-то разговоры, телефонные звонки, скрежетание факса.
    – Секундочку, – сказали ему и грохнули трубку на стол. – Берентинни! Это тебя, приятель.
    Ник еще некоторое время слышал в трубке только клацанье клавиатуры компьютера, пока наконец не сняли трубку параллельного аппарата.
    – Да, Берентинни слушает.
    – Это Николас Колтрейн.
    – Одну минуту. – Берентинни прикрыл трубку рукой и крикнул:
    – Джексон, повесь там у себя трубку! – Послышался щелчок, и постороннего шума не стало слышно. Берентинни бодро продолжил:
    – Теперь я весь ваш, дружище. Чем могу быть полезен? – Вам решать. Либо вы будете делать вид, будто не понимаете, что мне нужно, либо скажете, что серьезно по, думали над моим предложением, которое я не собираюсь повторять дважды, и решили ответить на него так, что я не смогу отказаться.
    – Знаете, что я вам скажу, Ник… Можно я буду так вас называть?
    – Нет.
    – Так вот что я вам скажу, мистер Колтрейн: я разговаривал с редактором – он побаивается покупать снимки, которых даже не видел.
    – Ага… И вы сказали ему, что Ник Колтрейн пообещал, что его фотографии поднимут рейтинг вашей газеты до заоблачных высей.
    – Да, именно так я ему и сказал. Но вы даже не хотите намекнуть, чьи это фотографии…
    Конечно, не хочет. «Желтые» газеты тут же пришлют собственных корреспондентов, если будут иметь хоть малейшее представление о том, что искать. Им лучше платить в собственный карман, чем ублажать посредника. Только в эти расчеты не входило, что им ни за что на свете не посчастливится поймать то, на что случайно натолкнулся с Дугласом Ник. Это игра, результатом которой должна быть выгода.
    Но Ник-то как раз знал правила этой игры.
    – Что ж, – сказал он. – Нет так нет. Извините, что зря отнял у вас время.
    Он откинулся на кровати и уставился в потолок.
    – Секундочку подождите! – прокричал в трубку Берентинни. – Я не сказал «нет», Я просто имел в виду, что мы опасаемся покупать кота в мешке.
    «Ты хочешь сказать, что просто хотите посмотреть, насколько можно сбить цену», – добавил про себя Ник.
    – Сколько уже ваша газетенка пытается купить мои фотографии, Берентинни?
    – Не знаю. Долго…
    – Правильно. Очень долго. Поэтому хватит! Ты уже затрахал меня, Берентинни! Ты прекрасно понимаешь, что раз я решил что-то продать – значит, мне нужны бабки.
    – Конечно. Мне кажется, вы должны быть благодарны за то, что мы вам предлагаем хоть что-то.
    Ник вдруг представил себе, как бы ответила Дейзи, скажи он ей что-нибудь подобное.
    – Знаешь, я открою тебе маленький секрет, Хэнк, – как можно ласковее проговорил Ник. – Я всегда придерживался той точки зрения, что все происходит не случайно, а только потому, что этому суждено было случиться. Поэтому если я не получу того, что хочу, стало быть, и не должен был это получить. Так что? – Голос Ника стал жестче. – «Инквизитер» интересует то, что я предлагаю?
    – Да, интересует. Только нужна еще пара дней, чтобы люди из финансового отдела приняли решение.
    – Можете думать до шести вечера в пятницу. Отправьте свое предложение по почте или пришлите с курьером по этому адресу. – И Ник назвал номер абонентского ящика, которым обычно пользовался. – Мое решение будет напрямую зависеть от того, понравится ли мне цена. Думаю, тебе не следует об этом забывать. Итак, либо я получаю ответ в пятницу, либо наши контакты прекращаются. Счастливо.
    – Подождите! Дайте мне номер, по которому я смогу связаться с вами, если вдруг возникнут вопросы, – торопливо проговорил Берентинни.
    – Даже и не думай делать этого. Как только ты позвонишь по моему домашнему номеру или оставишь сообщение у меня на автоответчике – автоматически оказываешься вне игры. И никаких повторных попыток.
    Ник нажал на рычаг и начал набирать следующий по списку номер.
    Через сорок пять минут он положил трубку, поговорив с последним претендентом на злополучные снимки, швырнул телефон на кровать и провел рукой по волосам, откинув их с лица. Сжав ладонями виски, он попытался таким образом унять пульсирующую боль.
    Он должен радоваться. Черт возьми, он ликовать должен! Кажется, ему удастся получить деньги, чтобы выручить сестру. Все, что сейчас нужно, – это до пятницы остаться в живых.
    Не то чтобы Ник очень боялся наемников Дугласа, хотя эта мысль и рождала внутри его неприятный холодок. Дело в том, что, продав снимки «желтой прессе», он тем самым перечеркнет собственной рукой все, во что верил. Если бы Мо не влипла так серьезно, если бы ей нужно было не так много денег, если бы ей хватило того, что они с Ридом могли сами собрать за короткий срок, если бы не все это, то ни за какие барыши он не подпустил бы журналюг и на расстояние пятидесяти миль к своим фотографиям. Но ситуация, в которой оказалась Мо, была очень серьезной, поэтому даже если ему придется распродать весь свой талант, чтобы вытащить ее из этой истории, он сделает это.
    Ник еще сильнее сдавил виски. Господи, ну и денек! За несколько часов он чуть не расстался с жизнью под колесами автомобиля, потом целовался с Дейзи, позже наврал ей и полиции, а теперь вот, как дешевая проститутка, предлагает свой талант каждому, кто способен за него хорошо заплатить.
    Да уж, ничего себе денек!
* * *
    Когда проблемы особенно одолевали Ника, он начинал боксировать, словно хотел нокаутировать свои неприятности и таким образом избавиться от них. Вот и сейчас он надел боксерские перчатки и принялся лупить по груше, висевшей в углу. Через несколько минут он уже обливался потом. Проглотив таблетку аспирина, Ник умылся холодной водой, натянул на себя футболку и джинсы и отправился на кухню приготовить что-нибудь поесть. После занятий боксом легче на душе не стало, Нарезая овощи, Ник время от времени смотрел туда, где Дейзи поигрывала оружием, сидя на мягком стуле. С тех пор как они уехали из полицейского участка, она не проронила ни слова, и если поначалу эта игра в молчанку была Нику безразлична, то теперь уже начинала раздражать.
    Дейзи к этому времени уже переоделась в топик на бретельках и выглядела в нем очень волнующе. «А еще утверждает, что она настоящий профессионал. Настоящий профессионал не стал бы рядиться в такие одежды, когда ни один мужчина не оставит тебя без внимания. Настоящий профессионал надел бы футболку с рукавами», – думал про себя Ник. Он готов был поспорить на любые деньги, что Дейзи оделась так для того, чтобы позлить его.
    Возможно, она хотела этим сказать: «Посмотри как следует на то, чего тебе ни за что не заполучить, приятель».
    Одно Ник знал наверняка: ему не надо было целоваться с ней сегодня. Может быть, если бы он этого не сделал, то сейчас спокойнее бы реагировал на ее внешний вид.
    Хотя по большому счету тот поцелуй сам по себе ничего не значит. Наверное, тот мужчина был прав: побывав на волоске от смерти, Ник поцеловал бы первую встречную женщину, просто для того, чтобы лишний раз убедиться, что все еще находится на этом свете, а не на том. Это был импульсивный поступок оставшегося в живых человека. На его месте так бы поступил каждый.
    «Не обманывай себя, старик. Все дело в том, что ты поцеловал не первую встречную, а Дейзи. И именно поэтому, делать это было так приятно», – говорил сам себе Ник.
    Дейзи целовалась с таким же самозабвением и страстью, как и делала все остальное. Такое не забывается, и не важно, сколько прошло лет. Ник чертыхнулся на себя за то, что снова вернулся к прежним воспоминаниям, которые считал давно забытыми.
    Тягостное молчание продлилось еще несколько минут, наконец Ник не выдержал и спросил:
    – Ты до утра собираешься дуться, Блондиночка?
    Дейзи одарила его равнодушным взглядом и снова занялась своими пистолетами и ножами.
    – Я не дуюсь, Колтрейн, – проговорила она через минуту, Она действительно очень редко обижалась, не дула губы и не жаловалась, просто затихала и начинала смотреть как будто сквозь человека.
    Ник это уже успел заметить, общаясь с Дейзи, а его ужасно бесила эта ее манера уходить в себя. Он бы с удовольствием ввернул ей какую-нибудь колкость, вроде того, что стоицизм теперь не в моде. Нервы были на пределе, и Нику хотелось, чтобы Дейзи хоть как-то среагировала на него, пусть бы даже накричала или обругала, но только бы не молчала.
    – Ты хочешь меня извести молчанием? – решил спровоцировать он ее.
    – Я просто думаю о своем.
    – А-а-а, ну конечно. – Ник разрезал пополам перец и вынул семена. – О чем я и говорю, моя сладкая, ты дуешься.
    Дейзи пожала плечами:
    – Называй как хочешь. Мне нечего тебе больше сказать.
    Ник решил не продолжать. Она снова станет разговорчивой только тогда, когда сама этого захочет, и не раньше.
    Он еще не встречал такой женщины, которая могла бы молчать больше часа, а это время уже истекало.
    – Ну ладно. Поиграй пока со своими игрушками, а я приготовлю ужин. Ты есть хочешь?
    – Можно, – ответила Дейзи, даже не взглянув в его сторону.
    Ник живо представил себе, с каким удовольствием встряхнул бы сейчас ее за плечи, да так, чтобы у нее зубы клацнули. Он со злостью продолжил шинковать овощи, постукивая ножом по разделочной доске. Через пять минут овощи уже шипели на сковородке.
    Наконец ужин был готов, и Ник позвал Дейзи к столу.
    Втайне он надеялся, что, поев, она немного смягчится, но, к сожалению, его надеждам не суждено было сбыться.
    Ужин прошел в такой же обстановке тягостного молчания.
    Каждый раз, когда Дейзи брала со стола стакан с молоком, топик у нее на груди слегка оттопыривался и становился виден самый краешек того, что было под ним. То, что Ник успел рассмотреть, позволяло сделать вывод, что бюстгальтера на Дейзи не было. Мысли мешались в его голове.
    Поужинав, Дейзи вызвалась помыть посуду. Пока она это делала, Ник внимательно наблюдал за ней. Джинсы на ее попке туго натянулись, когда она нагнулась, чтобы загрузить посудомоечную машину. Ник поспешил отвести глаза, чтобы не распалять себя этим волнующим зрелищем.
    – Пойду вниз, в темную комнату, – сказал он и резко оттолкнулся от барной стойки, у которой стоял. – Нужно проявить кое-какие негативы.
    Дейзи стиснула зубы. О Боже! Весь день она была на взводе, а теперь еще предстояло остаться с Ником Колтрейном наедине в той малюсенькой комнате.
    Дейзи сдержала тяжкий вздох, положила губку в раковину. Что ж, работа прежде всего, а личные желания или нежелания тут ни при чем.
    – Подожди секунду, я накину футболку, – сказала Дейзи: она решила, что в гараже, должно быть, прохладно.
    Ник, уже пройдя половину коридора, замер на месте.
    Бросив на Дейзи сердитый взгляд, он пробормотал:
    – Зачем? Ты со мной не идешь.
    У Дейзи не было желания спорить, но и согласиться с Ником она не могла.
    – Очень даже иду. Я здесь на работе. Не забывай об этом.
    – Но я хочу побыть один в этой проклятой темной комнате!
    – Что ж, Колтрейн, поправь меня, если я ошибаюсь, но, кажется, именно туда вломились головорезы Джонсона.
    Он пожал плечами:
    – Так я запру дверь.
    Ник сделал такое выражение лица, что Дейзи сразу поняла: ему надоела ее чрезмерная назойливость и вообще она сует свой нос не туда, куда надо. Что ж, Дейзи привыкла, что люди так воспринимают ее. Люди, но не он. Дейзи какое-то время смотрела на Ника молча, потом резко развернулась и ушла в комнату.
    Она была совершенно уверена, что он выйдет из квартиры, с грохотом захлопнув дверь. Ну и пусть! Дейзи была в бешенстве, и ей почему-то казалось, что ее предали – это чувство она испытывала уже не раз за столь короткое время.
    Но тут она услышала, как грохнула об пол его сумка и раздались приближающиеся шаги. Плюхнувшись на кушетку, Дейзи сделала вид, что с интересом рассматривает журнал. На самом же деле ее внимание было приковано к Нику. Он медленно приблизился к ней и остановился рядом. Дейзи, краем глаза следившая за ним, заметила, как он взволнован.
    Очень хорошо! Не все же только ей волноваться!
    – Мне воздуха не хватает! – выпалил Ник.
    Очень интересно – ему не хватает воздуха! Да с тех пор как он снова возник в ее жизни, она вообще с трудом дышит, потому что все время вынуждена существовать на пределе душевных сил. Дейзи отшвырнула журнал и вскочила на ноги.
    – Ну, тогда иди. Пожалуйста, подвергай себя опасности сколько угодно. Я от этого не обеднею, братишка, ведь задаток в любом случае останется при мне.
    Ник смотрел на нее с высоты своего роста.
    – И это все, что тебя сейчас колышет? Да, Дейзи? Твои деньги?
    – Вообще-то меня еще ой как колышет моя репутация.
    Кстати, сегодня ты ясно дал понять, что тебе на нее наплевать. Что ж, отлично.
    Пока не подняла голову, Дейзи и не предполагала, как близко к ней стоит Ник. Заметив это, она сделала широкий шаг назад и, стараясь успокоиться, добавила ровным голосом:
    – Я высказала свое мнение по поводу твоего намерения .пойти в темную комнату одному, но я не могу заставить тебя следовать моим советам. Поэтому можешь делать все, что тебе заблагорассудится.
    Она отвернулась.
    Ник схватил ее за руку и развернул к себе. Потеряв равновесие, Дейзи упала к нему на грудь. Ник взял ее за плечо, стараясь крепче прижать к себе, – Если я просто отказался оставить в полиции заявление, то это еще не говорит о том, что я не уважаю то, что ты сделала для меня, – резко ответил он.
    Держа Дейзи за руку, Ник так быстро направился к двери, что бедняжке не осталось ничего другого, как только идти за ним, иначе бы она просто упала.
    Дейзи была в ярости. Черт его подери! Он единственный человек во всей вселенной, который способен, даже не особенно стараясь, заставить ее потерять самообладание.
    Переводя дыхание и стараясь взять себя в руки, она потянулась за пистолетом. Ей так живо представилось, какое она получит удовольствие, если прострелит этого самовлюбленного эгоиста.
    Должно быть, Ник краем глаза заметил ее движение, потому что прорычал:
    – Вместо того чтобы тыкать в меня пушкой, лучше бы использовать ее по назначению.
    Нагнувшись за сумкой, он посмотрел на Дейзи через плечо.
    – И не вздумай еще раз применить ко мне один из своих боевых приемов – я тебя по судам затаскаю. Если ты такой супер-профессионал, так веди себя соответственно.
    Ник побежал вниз по лестнице, и Дейзи едва поспевала за ним.
    – А я так себя и веду! Может, если ты наконец перестанешь мне мешать… – проговорила она на бегу, чувствуя при этом, что ее терпению приходит конец.
    – Да ладно, приди в себя! Если бы ты не выболтала о моем деле прямо посреди коридора в полицейском участке, я бы с превеликим удовольствием сообщил тебе о том, что передумал, один на один. И я бы даже объяснил почему.
    Дейзи и так чувствовала себя виноватой за это происшествие, поэтому слова Ника на нее подействовали и она замолчала.
    Они вошли в гараж. Там было немного прохладнее, чем в квартире наверху. Пока Ник тащил Дейзи через все помещение, туда, где находилась темная комната, ее руки покрылись гусиной кожей. Оттолкнув ее в сторону, он закрыл дверь и включил свет.
    Она рывком освободила руку.
    – Ну что, теперь счастлив, Тарзан?
    – Я буду счастлив только тогда, когда этот маньяк-убийца от меня отвяжется и когда я снова смогу жить, как я хочу.
    Тут Ник заметил, как Дейзи ежится и зябко потирает руки. Скользнув взглядом по ее обнаженным плечам, он резко снял футболку.
    – Вот, надевай, – сказал он и кинул ее Дейзи. – У тебя не было возможности взять свою.
    У нее пересохло во рту от вида его голого торса. Дейзи стала торопливо натягивать футболку через голову, пытаясь таким образом заслониться от открывшегося зрелища. Но, просунув голову в вырез, она вновь наткнулась взглядом на голую грудь Ника. Ее кожа снова покрылась мурашками, только теперь уже не от холода.
    – Это вовсе не обязательно, – пробормотала Дейзи, но все-таки обхватила себя руками, стараясь так удержать тепло его тела, согревшего футболку.
    Она с трудом могла отвести взгляд от обнаженной груди Ника.
    О Боже, это ужасно! Да как она вообще могла забыть, насколько он прекрасен без одежды! Глубоко вздохнув, Дейзи заставила себя признаться, что на самом-то деле вовсе не забыла, а просто постаралась спрятать эти воспоминания в самый дальний угол памяти. И причина на это была более чем веская.
    "Его плечи и грудь оказались шире, чем она их запомнила, но мускулы на них были такими же красиво очерченными. Под кожей на руках просвечивали вены, а грудь покрывали темные волосы, сужающиеся к животу дорожкой, исчезающей за поясом джинсов. Он был загорелый, плечистый и высокий и по-прежнему красив как бог.
    Этот красивый цвет его кожи был самым стойким воспоминанием Дейзи. Она так и не поняла, откуда у него такой удивительный цвет, – ведь Ник никогда не был любителем позагорать. Зато он обожал играть в теннис, и она помнила, как прекрасен он в белом теннисном костюме. А еще – как блестела от проступивших на ней капелек пота его смуглая кожа, когда он однажды разговаривал с ней, отдыхая от тренировки холодным ноябрьским вечером. Дейзи тогда было шестнадцать лет.
    Да что за черт! Она не будет больше это вспоминать.
    Все это причинило ей столько боли, пока она не заставила себя выкинуть такие мысли из головы. Поэтому черта с два она теперь позволит этим воспоминаниям будоражить ее усмиренные чувства.
    Дейзи поискала глазами место в комнатенке, где бы она не мешала Нику, но взгляд невольно возвращался к нему.
    Он стоял к ней спиной и снимал с верхней полки какие-то склянки. Дейзи старалась заставить себя не смотреть в его сторону. «Сосредоточься! – приказывала она себе. – Сосредоточься на чем-нибудь другом».
    – Дейзи, выключи свет, – прозвучал вдруг голос Ника.
    Она вздрогнула:
    – Что?
    Она несказанно обрадовалась, когда увидела, что Ник все-таки нашел некогда бывший белым халат и надел его.
    – Свет выключи, пожалуйста. Выключатель на стене за твоей спиной, – снова повторил свою просьбу Ник.
    Она щелкнула выключателем и с облегчением вздохнула, когда комната погрузилась в полную темноту.

Глава 9

    Ник повторял эти движения до тех пор, пока все пять катушек не оказались в плотно закрытом светонепроницаемом бачке.
    – Все. Можешь включить свет.
    Слегка щурясь от яркого света, Ник взял коричневую пластиковую бутыль с проявителем и налил жидкость в бачок для проявления, затем установил таймер и склонился над бачком, слегка раскачивая его из стороны в сторону. Делал он это очень осторожно, чтобы не образовывались пузырьки, которые делают негативы зернистыми.
    – Довольно трудоемкий процесс, правда? – спросила Дейзи.
    Ее голос вывел Ника из состояния полутранса, в которое он обычно впадал, проявляя негативы. Что ж, теперь ей захотелось поговорить! Вот, пожалуйста, закон подлости в действии. На какое-то время он даже забыл, что в одной комнате с ним сидит женщина, поцелуй которой похож на какой-то бесконечный и сладкий сон. Ему удалось забыть манящий вид ее сосков, просвечивающих сквозь тонкую материю, и сексуальное напряжение, которое охватило его с того самого момента, как он переступил порог ее офиса, сразу же рассеялось.
    Но сейчас оно снова воскресло.
    – Да, – согласился Ник.
    – А почему ты не используешь вон те красные лампы?
    – Потому что проявляю пленку, а не печатаю фотографии. Когда я буду печатать фотографии, мне понадобится красный свет.
    Зазвенел таймер, и Ник слил проявитель, добавил останавливающий раствор и снова принялся раскачивать бачок, радуясь, что Дейзи опять замолчала. Через некоторое время он еще раз вылил жидкость из бачка и потянулся за закрепителем, но его не было на месте. Бандиты Дугласа пролили его весь на пол. Тихо выругавшись, Ник повернулся, чтобы достать новую бутыль из шкафа, где хранились все химикаты.
    Но напротив дверцы шкафа стояла Дейзи. Ник не долго думая схватил ее за бедра и резко отодвинул в сторону.
    Он почувствовал, как она напряглась в его руках.
    – Эй!
    – Извини. Но мне надо срочно взять кое-что.
    Продолжая заниматься своими делами, Ник краем глаза наблюдал за Дейзи. Он только на мгновение положил руки на ее бедра, но и этого хватило, чтобы почувствовать, какая она теплая и упругая. Воспоминания об этом кружили Нику голову.
    Откупорив новую бутыль, он повернулся к рабочему столу и добавил закрепитель в бачок. Казалось, что сейчас его интересует только работа, и ничего больше.
    Он периодически потряхивал контейнер, потом смотрел негативы и клал их обратно в закрепитель, пока на всех пленках не появилось ясное изображение. Когда же пришло время промывать пленки, Ник вспомнил, что находится в комнате не один.
    Он услышал за своей спиной шорох и живо представил себе, как Дейзи переминается с ноги на ногу. Теперь уже Ник нарочно делал вид, что весь погружен в работу. Он то брал, то снова ставил на место склянки и бутыли с химикатами, то вытирал пролившуюся жидкость тряпочкой в коричневатых пятнах, а сам тем временем чувствовал каждый ее вздох, слышал каждое ее движение.
    В конце концов Ник отбросил тряпку в сторону и повернулся к Дейзи лицом:
    – Слушай, негативы надо оставить в промывочном растворе хотя бы на полчаса. Давай пока вернемся наверх.
    Сняв халат, он повесил его на крючок и подошел к двери. Предложив подняться наверх. Ник рассчитывал, что там, наверху, в комнате побольше этой, он не будет чувствовать Дейзи так близко и она не будет волновать его, как сейчас, стоя за его спиной почти вплотную. Но случилось так, что они одновременно схватились за дверную ручку.
    Их руки соприкоснулись, и Ник почувствовал, какая теплая, мягкая и нежная у нее кожа. И этого мимолетного прикосновения оказалось достаточно, чтобы лишить его способности контролировать свои желания. Из его горла вырвалось какое-то глухое рычание, он развернул Дейзи лицом к себе, прижал всем своим телом к двери и стал осыпать поцелуями. Как ни странно, Дейзи отвечала на них такими же страстными, обжигающими поцелуями. Земля уплывала у нее из-под ног.
    Ник рванул кверху ее футболку и стал гладить прикрытую топиком грудь. Она была округлой и упругой, как наливное яблоко. Ник стал нежно поглаживать ее, время от времени слегка сдавливая в ладони. Ее сосок, как маленький и твердый драгоценный камушек, перекатывался у него между пальцами.
    Он почувствовал, как Дейзи положила свою ладонь ему на грудь. От этого прикосновения его обдало горячей волной желания. Он вновь глухо простонал, но в этот момент Дейзи с силой оттолкнула его, и он, отступая, ударился спиной о рабочий стол и едва не упал.
    – Что?.. – спросил было Ник, недоумевая, но тут же осекся, как только встретился взглядом с глазами Дейзи.
    Они были широко раскрыты. Грудь под футболкой часто и высоко вздымалась. Все еще плохо соображая после пережитого волнения, Ник не мог понять причину столь внезапной перемены в поведении Дейзи. Она же смотрела на Ника почти ненавидящим взглядом. Хитрец! Жалкий обманщик! Он опять хочет использовать ее, а потом бросить как ненужную вещь. Она уже однажды попала в его хитро расставленную ловушку, но сейчас у него этот номер не пройдет.
    Ник тем временем оправился от внезапного выпада Дейзи и стал снова приближаться к ней.
    – Не подходи, Колтрейн, – сдавленным голосом приказала Дейзи.
    И тут она вдруг почувствовала, что не может больше сдерживать в себе обиду, которую все эти годы загоняла в самый дальний уголок своей памяти. Горечь той давней обиды стала рваться наружу.
    – Ты уже трахнул меня, когда мне было девятнадцать, и тогда ты решил, что не стоит со мной долго возиться. Что ж, это был твой единственный шанс, сукин ты сын! Раз ты однажды меня бросил, тебе не удастся сделать это еще раз! – с болью и ожесточением проговорила Дейзи.
    – Я не бросал тебя! Наверное, я не совсем правильно вел себя в тот вечер… – пытался оправдаться Ник.
    – Ты считаешь, «не совсем правильно»? – горько рассмеялась Дейзи. – Ты так определяешь свое поведение? Я была тогда глупой маленькой девочкой и приняла тебя за своего принца, а ты оказался просто жабой! Ты заплевал самое дорогое, что я отдала только тебе. Свою честь. Я ведь была девственна.
    – Я не знал!
    – Может, когда мы поднимались в комнату, ты этого и не знал, но…
    – Не знал! На тебе было такое облегающее короткое платье…
    От удивления Дейзи даже открыла рот:
    – Ты что, хочешь сказать, что я сама напросилась к тебе в постель?!
    – Нет.., Да… Нет, черт возьми! Но согласись, ты выглядела так, будто была опытна в этих делах.
    – Из чего это было видно? Из того, что я танцевала с тобой? Или кокетничала? Боже мой. Ник, ты же просто заставил меня потерять голову. Я думала, ты такой…
    «Ослепительный, такой влюбленный в меня», – закончила она про себя.
    Ведь до того вечера он всегда обращался с ней как с надоедливым ребенком, поэтому она и теперь со всей ясностью ощущала тот трепет, который испытывала оттого, что он, как ей показалось, увидел в ней женщину. Да, она с ним кокетничала, но разве можно было вести себя как-то по-другому? Он был в ее глазах божеством, самым лучшим мужчиной на свете, она восхищалась им, как никем и никогда.
    Сейчас, правда, ей не хотелось в этом признаваться.
    Иначе он решит, что она до сих пор влюблена в него до безумия. Поэтому, тряхнув головой, словно отбрасывая ненужные мысли, она продолжила:
    – Если даже ты поначалу и не знал, что я такая неопытная, то ты мог понять это, когда дело дошло до главного.
    А ведь она права. В ту ночь, лаская ее, он рукой почувствовал, что она девственница, он должен был тогда остановиться, но не сделал этого. Борясь со своим основным инстинктом, как ему казалось, целую вечность, он все-таки не смог устоять против того влечения, которое испытывал к Дейзи с того самого момента, когда впервые увидел ее.
    Долгие годы она присутствовала в его самых жгучих, самых сладких грезах, но он все время пытался убедить себя не опускаться в своих чувствах до пошлой похоти.
    Он убеждал себя, что у него хватит на это сил. Разве он не старался держаться на расстоянии, когда они жили под одной крышей? Разве, когда развелись их родители, он не сделал все, чтобы полностью исключить ее из своей жизни, а ее образ – из своей памяти? Все это было, было, было! Он волочился за женщинами своего возраста, он занялся боксом, он полжизни простоял под холодным душем.
    Но в тот вечер выходила замуж Мо. Он видел, что его сестра, по-настоящему близкий ему человек, оставляет его одного, чтобы навеки прилепиться к своему мужу. Он был рад за нее и в то же время чувствовал себя покинутым всеми. Но вдруг рядом появилась Дейзи. Она смеялась и так близко прижималась к нему, что он почувствовал в ней родного человека. А это ее коротенькое кокетливое платьице, а огромные, обожающие его глаза! Он боролся с собой, очень долго боролся. Просто, когда она лежала перед ним обнаженная и дрожала от возбуждения, он уже не смог внимать рассудку и здравым рассуждениям. Все равно она когда-то должна была лишиться девственности, так почему это не сделать ему. По крайней мере с ним это будет ей приятно.
    Как будто прочитав его мысли, Дейзи злобно сказала:
    – Ты ужасно гордился собой, что лишил меня девственности, но как только ты получил свое, то тут же исчез!
    И снова Ник нашел себе тысячу оправданий:
    – А чего ты ждала, Блондиночка? Что я скажу, что секс с тобой был самым лучшим ощущением в моей жизни? Что я предложу тебе срочно узаконить наши отношения?
    Ник намеренно говорил обидные для нее слова, потому что тогда ему действительно очень хотелось произнести их.
    Но он чертовски испугался.
    Дейзи язвительно засмеялась:
    – Нет, я была не настолько наивна. Но когда ты кувыркался со мной в постели, то сказал, что любишь меня, потому я совсем не ожидала, что ты, сделав свое гнусное дело, просто встанешь и направишься к выходу. – Дейзи поежилась, и Ник только тут заметил, что она вся дрожит. – Можешь считать меня романтичной дурой, Колтрейн, но я отдала тебе то, что поклялась хранить для мужа, и, думается мне, в той ситуации твое хотя бы «спасибо» было бы нелишним.
    – При этих словах голос Дейзи дрогнул и ее глаза наполнились слезами. Боже правый! Эта острая на язычок, упрямая Дейзи плачет? Ник просто обалдел от такой картины.
    Но прежде чем он успел что-либо сказать, Дейзи резко развернулась и схватилась за дверную ручку. Ник бросился к ней, но как только его рука коснулась ее плеча, последовал удар локтем в живот.
    – Отвали! – пригрозила ему Дейзи. – Теперь я буду начеку, – добавила она и захлопнула за собой дверь.
    Ник, скрючившись от боли в животе, медленно сполз по стене на холодный бетонный пол. Опершись локтями о согнутые колени, он прикрыл глаза ладонями. У него было такое чувство, будто его только что со всей силы ударили кувалдой по голове. Боже, какой же он идиот! Слепой идиот.
    Как же он мог подумать, что она забыла о той ночи?
    Господи Всемогущий, ведь она же была девственницей – конечно, она помнит все! Женщинам не так-то просто выбросить такое из головы. Он стал ее первым мужчиной, открыл для нее очень важную сторону жизни, а потом бросил ее, растоптав ее первое серьезное, еще не окрепшее чувство. Он поступил низко и подло. Хотя это была просто самозащита, пусть даже и за ее счет. Но как в его тупую башку могла прийти мысль, что она забыла ту ночь?!
    Ник безвольно уронил руки и ударился затылком о стену. Что ж, пожалуй, он мог бы проявить больше сообразительности. Дейзи не из тех женщин, кто может просто все простить и забыть. Еще две минуты назад он был уверен, что те давние события остались в памяти у него одного – Блондиночка вела себя совершенно безразлично. Та Дейзи, которую он знал, всегда была честна вплоть до грубости, поэтому когда она встретила его равнодушно-холодным взглядом, он поверил, что она, конечно же, выбросила из головы и его, и ту их сумасшедшую ночь.
    Нет, конечно, она не специально ему врала. Она же не подошла к нему и не сказала прямо, что ничего не помнит.
    Но она смотрела так, словно его не было рядом, и делала вид, что не помнит, сколько времени прошло с тех пор, когда они последний раз виделись. Из всего этого Ник сделал вывод, что абсолютно безразличен ей.
    Но теперь он понял, что все это не так. Остается только гадать, чем же все закончится.
* * *
    Ник поднялся в квартиру. Когда он вошел, Дейзи посмотрела на него такими глазами, как будто у него вдруг выросла вторая голова.
    «Ты решил, что ситуация коренным образом изменилась, раз тебе удалось всколыхнуть воспоминания девятилетней давности?» – думал Ник. Ему казалось, что Дейзи смотрит на него сверху вниз – и это она-то, которая намного ниже его! «Подумай еще раз, и как следует», – говорил сам себе Ник.
    Он стоял и молча смотрел на Дейзи. Ее глаза были похожи на узенькие щелки, а губы плотно сжаты. Всем своим видом она предупреждала не подходить к ней близко.
    – Ты, наверное, не примешь сейчас мои запоздалые извинения?
    – Правильно мыслишь, парень. Можешь засунуть свои жалкие извинения себе в задницу. Было время, когда я с радостью бы их услышала, но теперь мне на это наплевать.
    Ее слова задели Ника, но он даже виду не показал.
    – Ну и молодец. Тогда сиди и дуйся, – продолжил Ник. Оскорбленное выражение лица Дейзи почему-то вызывало в нем чувство сострадания к ней. – Я собираюсь звонить сестре, – Да? Ну.., передай ей от меня привет, – пробормотала Дейзи и удалилась.
* * *
    Только Рид подумал о том, до чего спокойно и тихо в пустом доме, как зазвонил телефон. Он схватил трубку, чтобы не слышать повторного звонка.
    – Дом Кавано.
    – Рид? Это Ник. Мо далеко?
    – Да. Она сегодня показывает дом.
    – А-а… – протянул Ник. – Не то чтобы я хотел сказать что-то конкретное. Просто передай ей, что мне пока не удалось достать деньги, чтобы вытащить ее из этой истории, но у меня идет серьезный торг с несколькими «желтыми» газетками, и к пятнице я уже смогу определиться. А ты как – удалось что-нибудь сделать?
    У Рида похолодело внутри. Ник ненавидит «желтую прессу», и только что-то крайне серьезное могло вынудить его предложить свои фотографии одной из таких газет. Но Рид взял себя в руки и ответил спокойно:
    – Мне тоже пока ничего не удалось.
    Господи, во что же влипла Мо? И почему Нику это известно, а ему – нет.
    – А ты выяснил, зачем ей деньги? – спросил Ник. – Она молчит, но ты же знаешь Мо. Наверняка опять собирается вызволять кого-то из беды.
    «Вот черт! Проклятие!»
    – Меня, – сказал Рид едва слышно. Он откашлялся и продолжил:
    – Она погасила выданную мной ссуду. Я страшно разозлился на нее за то, что она не доверила мне во всем разобраться самому. А теперь она…
    – Вляпалась в дерьмо, – закончил Ник. – Все равно, Рид, ты же не можешь взять всю ответственность на себя. И тебе, и мне хорошо известно, что у нее есть дурная привычка решать чужие проблемы – и для нее не имеет значения, хочет этого человек или нет. И уж конечно, она ни черта не подумала, прежде чем окунуться во все это с головой. – Ник немного помолчал, потом добавил:
    – Слушай, я позвоню, как только мне будет что сказать. И ты – тоже, ладно?
    – Хорошо.
    Рид не помнил, как положил трубку. Все остальное время он просидел в своем любимом кожаном кресле, широко раздвинув ноги, опершись локтями о согнутые колени и уставившись невидящим взглядом в одну точку.
    Комната уже почти погрузилась в темноту, когда он услышал, как открылась входная дверь. Он молча смотрел, как жена прошла через холл, и заговорил только после того, как она сняла туфли и положила портфель на столик:
    – Звонил твой брат.
    Мо, вздрогнув, прижала руку к груди и повернулась на его голос.
    – Боже мой, Рид, ты меня ужасно напугал! – Она прошла в гостиную. – Почему ты сидишь в темноте?
    Наклонившись, она включила настольную лампу.
    – Думаю, откуда ты взяла деньги, чтобы погасить мою ссуду.
    Мо замерла на месте.
    – Ты разговаривал с Ником?
    – Да. И выяснил интересную вещь, Морин, – он знает о том, что ты попала в какую-то очень неприятную ситуацию, и думает, что я тоже в курсе. – Встретившись с женой взглядом, Рид плотнее сцепил пальцы рук. – Но мы с тобой знаем, что это не так. Поэтому я еще раз тебя спрашиваю: каким образом ты погасила мою ссуду?
    Мо почти упала на диван, стоявший рядом с его креслом.
    – Я сняла деньги с одного из счетов условного депонирования.
    Рид почувствовал, как его ноги стали ватными.
    – Что?
    Мо ничего не ответила, а только посмотрела на мужа пристальным и долгим взглядом.
    – Но это же.., незаконно. – Рид знал, что только от безысходности жена могла решиться на такой шаг. – Зачем?
    Морин опустила сцепленные руки на колени:
    – Я думала, что помогаю тебе.
    Она хотела ему помочь? Рида удивило, что ей не было все равно. Она очень давно от него отдалилась, и он уже решил, что она все еще живет с ним, только чтобы никто не имел права сказать, что она похожа на своего отца – мол, яблочко от яблоньки… Он был потрясен тем, что она рискует ради него не только своей репутацией, но даже свободой.
    Первый раз за последние несколько месяцев Рид посмотрел на жену внимательно. Мо была крупной женщиной – высокого роста и слегка полноватой. Ему всегда нравилось обнимать ее. Но сегодня она показалась ему как будто даже ниже ростом.
    Мо всегда была так активна и деятельна, что Рид привык чувствовать себя ненужным в ее жизни. Когда она в конце концов поняла, что своим бесконечным ворчанием не отучит его рисковать деньгами, предоставляя ссуды по личным просьбам его знакомых, причем без всяких гарантий их возврата, она просто открыла свою риелторскую фирму, не взяв у мужа на это дело ни гроша. Риду было это неприятно, в результате ее поступка он полностью обособился и совершенно не обращал на жену внимания. А это только заставило ее еще больше отдалиться от него. Возможно, теперь он наконец сможет что-то для нее сделать.
    – Почему ты решила, что, подвергая себя риску, ты помогаешь мне? – спросил Рид.
    – Я предполагала все уладить за пару дней, – ответила Мо. – Я продаю дом в Ноб-Хилле, и мои комиссионные с лихвой покрывают все, что я сняла со счета. Мне просто надо было вернуть деньги на место, никого не вводя в курс дела, и все было бы нормально. Если бы не…
    Она остановила взгляд на своих плотно сжатых бледных руках, лежащих на обтянутых коричневой шелковой юбкой коленях.
    – Если бы не что? – опять спросил Рид.
    Не поднимая глаз, Мо ответила:
    – Если бы проверка не выявила некачественную проводку. Продавец считает, что доводить ее до ума не входит в его обязанности, а покупатель уже поговаривает о том, что может передумать. И пока все это не выяснится… – она слегка пожала округлыми плечами, – не видать мне никаких комиссионных.
    Их взгляды встретились, и Рид заметил в глазах жены слезы. Он никогда не видел ее плачущей.
    – Рид, я такая идиотка! Я идиотка и преступница.
    С ее ресниц сорвались две слезинки и тихо поползли по щекам.
    – Нет, просто ты затеяла авантюру, решив, что у нее большие шансы, а фортуна от тебя отвернулась. Но есть еще и хорошая новость, – пытался успокоить жену Рид, осторожно вытирая ей слезы. – Ты видишь перед собой короля неудачи. Уж я-то знаю все о том, как неудачу превратить во вполне приличную удачу. Так что вытри слезы, милая, я собираюсь сделать это своим главным преимуществом, чтобы обернуть всю эту неразбериху в твою пользу.

Глава 10

Среда

    Дейзи медленно просыпалась. Она перевернулась на спину и прикрыла глаза рукой, чтобы заслониться от света, широко зевнула и сладко потянулась. И только после этого открыла глаза.
    Ник, одетый в одни брюки, сидел на корточках рядом с ее кушеткой. От неожиданности Дейзи вздрогнула и как-то по-детски ойкнула. Инстинктивно прижав руку к груди в попытке сдержать сердцебиение, она почувствовала голую грудь.
    – Чего тебе? – сердито спросила она Ника и натянула простыню до подмышек. – Что на этот раз?
    В квартире все еще было немного душно после вчерашней жары; в окна пробивался солнечный свет. Все указывало на то, что сегодня будет еще жарче, чем вчера.
    – Вот, – протянул Ник дымящуюся кружку, и Дейзи с упоением вдохнула аромат свежесваренного кофе.
    Взяв кружку, она осторожно сделала небольшой глоток и исподлобья взглянула на Ника. Лучше бы он надел рубашку! Его загорелая кожа и рельефно очерченные мышцы не давали возможности сосредоточиться.
    Он присел на сундук, выдвинул кейс с оружием и стал пристально рассматривать Дейзи.
    – Ты спишь как убитая.
    – Извини. Думаю, ты обрадуешься, если я скажу, что не беру деньги за то время, пока сплю.
    – Отлично. Меня будет очень успокаивать эта мысль, когда бандиты прокрадутся мимо тебя, чтобы порешить меня прямо в постели.
    Дейзи опустила руку с кружкой.
    – Что ты предлагаешь, Ник? Мне спать с открытыми глазами? Или, может, ты хочешь, чтобы я вообще перестала спать?
    – Я этого не говорил.
    – Да ты просто обвинил меня в том, что я плохой работник. – Дейзи сделала еще глоток, глядя на Ника поверх кружки. – Хотя – даже несмотря на то что я не хочу признавать твою правоту – в твоих словах есть доля правды. Может, тебе стоит подумать о том, чтобы нанять еще человека для дежурства по ночам?
    «Тогда я могла бы поехать домой и прийти в себя. И возможно, получше разобраться в сложившейся в последние дни ситуации».
    – Действительно, это здравая мысль… Я последую твоему совету, как только заработаю достаточно, чтобы заплатить еще один задаток.
    Ник встал и сунул руки в карманы.
    – Кстати говоря, одевайся. Нам через полчаса выходить.
    – Чтоб тебя, Колтрейн! – Дейзи соскочила с кушетки.
    Кофе выплеснулся на пол, простыня соскользнула вниз.
    Дейзи отставила кружку и посмотрела на Ника сердитым взглядом:
    – Ну почему же ты не можешь посидеть дома?! Разве вчерашний день совсем ничему тебя не научил?
    – Научил, конечно. С этого момента, переходя через дорогу, я буду смотреть по сторонам. – Он пожал плечами. – Мне надо оплатить счета, Блондиночка, – обязательства перед моими клиентами.
    – Ты сам роешь себе могилу.
    Он провел огрубевшим от химикатов пальцем по ее руке.
    – Ну ты же сама не устаешь мне напоминать, насколько хорошо подготовлена.
    Его прикосновение вызвало внутри ее легкое волнение, и Дейзи поспешила отдернуть руку.
    – Да, хорошо. Но если ты не желаешь принимать меры предосторожности, то я тут вряд ли смогу тебе чем-то помочь.
    Несмотря на внешнее спокойствие Ника, Дейзи почувствовала в нем какое-то внутреннее раздражение, причину которого не могла понять. Посмотрев на его упрямое лицо, она сделала вывод, что спорить все равно бесполезно.
    – Ладно. Пойду оденусь.
    Через минуту, стоя под холодными струями душа, она размышляла о том, с какой стати так цепляется за работу, на которой огромными пылающими буквами написано слово «БЕДА».
    Да, ей нужны деньги. И конечно, ей хотелось раскрутить свое дело. Но это было настоящим безумием – связаться с Ником. Он знал все ее уязвимые места, заставил показать самые неблаговидные черты ее характера. Каждая минута, проведенная в его обществе, усиливала ее внутреннее напряжение подобно тому, как завод дешевых часов сжимает их непрочную пружину. Дейзи чувствовала, что еще чуть-чуть – и она просто лопнет, взорвется. И тогда ей уже не нужны будут его паршивые деньги.
    Очевидно, он не слишком-то уважал ее опыт, и в этом был виноват не только он. Особенно теперь, когда она продемонстрировала такую непрофессиональную реакцию.
    Уже несколько раз Дейзи прокололась, не сумев вовремя проконтролировать ту или иную ситуацию с Ником и свое поведение. Вместо этого она реагировала на происходящее так импульсивно, словно она не профессионал своего дела, а неуправляемый и строптивый подросток. Ник был единственным на свете человеком, который мог, не слишком при этом напрягаясь, заставить ее выйти из себя. Он ее раздражал, приводил в ярость. Он возбуждал ее.
    Да нет же, черт подери! Все это не так.
    Она подставила лицо под струю воды, затем потянулась за шампунем. «Взгляни правде в глаза, Дейзи, не прячь голову в песок! Он возбуждает тебя, и это заставляет тебя нервничать, психовать, совершать ошибки. Не лги самой себе. Эта избитая фраза, что якобы честность – лучшая политика, придумана для дураков. Признайся, пару раз ты сама слегка привирала во имя интересов дела».
    Глубоко вздохнув, Дейзи призналась самой себе, что Ник действительно ее очень волнует как мужчина.
    Вчера вечером он целовал ее так, как будто они уже любовники, а она, вместо того чтобы возмутиться до глубины души, ответила на его поцелуй. И только инстинкт самосохранения заставил ее отойти от самого края. Но даже зная, что Нику нельзя доверять, она с трудом заставила себя оттолкнуть его.
    Прижав руку к сильно бьющемуся сердцу, Дейзи устало вздохнула.
    Что ж, она его хочет. Подумаешь! С этим надо просто смириться. Если ты испытываешь какие-то эмоции, то совсем не обязательно им поддаваться. Она научится общаться с Ником хладнокровно и ровно, так, как она это делает со всеми остальными. Холодность и спокойствие – вот что главное. А для начала…
    Дейзи пустила ледяную воду.
* * *
    Не прошло и часа, как они были уже на месте.
    – Что-то я не пойму, – процедила Дейзи сквозь зубы, – ты что – рискуешь жизнью и здоровьем ради того, чтобы фотографировать собаку? – Она оценивающе посмотрела на маленькое лоснящееся беленькое существо, лежащее на красной шелковой подушке. – Ведь это собака, правда?
    Хозяйка зверька подняла свою крошечную белоснежную любимицу на руки и прижала к груди.
    – Мисс Маффет – не просто собака, мисс Паркер Это чистокровный мальтиец, – пояснила дама, недовольно взглянув на Дейзи.
    Потом положила собачку обратно и поправила ей маленькую заколочку, которой была заколота длинная челка – Прошу прощения, я не хотела оскорбить ничью родословную.
    Дейзи стала с любопытством рассматривать роскошную шелковистую шубку Мисс Маффет.
    – Ну, все равно, признайтесь, что если ее смочить каким-нибудь моющим средством, то у вас была бы отличная тряпочка для стола.
    – Так, хватит, – отрезал Ник.
    Дейзи с готовностью повернулась в его сторону. Вот с ним-то ей хотелось разобраться больше всего.
    – Как это хватит, Колтрейн? Я только начала.
    Ник сделал нетерпеливый жест, что только еще больше раззадорило Дейзи. Но он переключил свое внимание на хозяйку дома. Ник лучезарно улыбнулся, и это заметно погасило раздражение дамы.
    – Миссис Сойер, простите. Если позволите, я бы хотел минутку поговорить со своей помощницей.
    Дейзи решительно шагнула вперед.
    – Что за черт, Колтрейн, я тебе не… – гневно начала она.
    – Конечно, – ответила Нику миссис Сойер, как будто Дейзи вообще не было. – Может быть, за это время вам удастся объяснить девочке, как следует себя вести.
    И она выплыла из комнаты. Последнее, что видела Дейзи, пока за миссис Сойер не закрылась дверь, были круглые, слегка выпуклые темные глаза мальтийца, выглядывающего из-за ее плеча.
    Глядя Нику прямо в лицо, Дейзи почувствовала, что с трудом сдерживается. «Возьми себя в руки! Хоть один раз в жизни веди себя с ним спокойно. Ты же знаешь, что для этого нужно сделать».
    Она набрала в легкие побольше воздуха и выдохнула его, пытаясь сдуть со лба упавшие на него пряди.
    – Надеюсь, ты сфотографируешь эту мохнатую тряпку и вернешься невредимым, – заставила она себя проговорить как можно более спокойным голосом. – Я подожду тебя дома. А вообще тебе пришло время нанять другого специалиста по безопасности, который терпимее будет относиться к твоим причудам.
    Ник, сделавший было шаг к ней навстречу, замер на месте и в изумлении заморгал глазами:
    – Не понял?
    – Я скажу, чтобы Регги посчитал все наши расходы до настоящего момента, а потом «Паркер секьюрити» вернет остаток твоей предоплаты.
    – Но ты не можешь просто так уйти, не закончив дела!
    – Очень даже могу! Ты явно недооцениваешь мои способности.
    – Чушь собачья!
    – Нет, не чушь. До сих пор ты не последовал ни одной моей рекомендации. Ну вот я и решила обойтись малой кровью, Ник, пока что-нибудь не случилось. А то мне потом придется жить с мыслью, что я не смогла выполнить свою работу и уберечь тебя от опасности.
    – Вот как? Ты просто испугалась, и сразу в кусты? В чем дело, Блондиночка? Все-таки боишься, что не получится влезть в мужской мир?
    Искушение наброситься на него с кулаками было очень велико, но Дейзи подавила в себе злость.
    – Да, – спокойно произнесла она, хотя от его слов в душе у нее остался неприятный осадок. – Наверное, ты прав. Замечательно… Вот в этом-то и кроется причина, по которой мы с тобой не можем сотрудничать, Ник. Ты шовинист.
    – Кто? – переспросил Ник. – Ну, это уже смешно.
    – Да нет, это совсем не смешно. Ты не хочешь следовать советам женщины и постоянно распускаешь руки.
    – А-а-а… – протянул он, надменно посмотрев на Дейзи, отчего ей захотелось расцарапать ему лицо. – Так вот в чем, оказывается, дело… Я вчера тебя поцеловал, и ты вспомнила былые времена.
    – Нет! – сразу выкрикнула Дейзи. Но все-таки природная честность одержала верх, и она добавила:
    – А вообще – да, отчасти так оно и есть.
    – Отчасти? Как же! Дело только в этом. Давай-ка поговорим о той ночи на свадьбе Мо, пока ты не ускакала отсюда, как испуганный кролик.
    – Да подожди ты хоть немного!
    – Нет, это ты подожди, Дейзи.
    Положив руки ей на плечи, Ник прижал ее к стене.
    – Ты уже наговорилась до тошноты, теперь моя очередь. Я помню ту ночь немного не так, как ты. Например, я более чем уверен, что не потащил тебя в постель, едва заметив на вечеринке, в то время как ты утверждаешь, что я именно так и сделал.
    – Ник, ради Бога! – взмолилась Дейзи, чувствуя, как стыд заливает ее щеки.
    В глубине его глаз горел какой-то синий огонек. От его откровенности ей стало неловко, и теперь она поняла, что именно этот огонь замечала в его глазах, но никак не могла себе объяснить, что он означает.
    – Что такое? Тебе не нравится моя версия? Плохо, куколка, потому что я-то помню, как долго еще держал тебя в своих объятиях после того, как ты говоришь, «получил свое». – Ник отстранился. – Но ты можешь продолжать интерпретировать те события по-своему, если это согревает тебе душу. Я в любом случае извинился. Мне действительно жаль, что так получилось. И если ты не хочешь начать с того момента, на котором мы остановились, – что ж, пожалуйста. Но я тебя умоляю, прошло уже девять лет. Пора забыть об этом.
    – Забыть? – Дейзи хотелось прострелить ему башку, по крайней мере расплакаться, но она взяла себя в руки и добавила:
    – Отлично. Я забыла. Но все-таки ты шовинист.
    Видно было, что Ник едва сдерживается, чтобы не наговорить грубостей.
    – За последние пару дней мне угрожали, меня избили и чуть не сбили машиной, поэтому быть мужчиной новой формации сейчас, извини уж, немножко выше моих сил.
    – Ты всегда был таким, – буквально прорычала на это Дейзи. Она одернула блузку и высвободилась из его рук. – Зови миссис Сойер и ее тряпку для пыли, Колтрейн. А пока ты будешь фотографировать собачонку, я посмотрю, нельзя ли найти специалиста по безопасности по доступной для тебя цене.
* * *
    Ник въехал в гараж и заглушил двигатель. Он был раздражен и зол, его так и подмывало снова ввязаться в перепалку с Дейзи, но это было невозможно, потому что ее как будто подменили. Кто эта чужая женщина с ледяным взглядом, отвечающая на всякую его реплику, даже самую едкую, абсолютной невозмутимостью? Боже, она даже извинилась перед миссис Сойер и поиграла с ее псиной, так что когда они стали собирать фотооборудование, миссис С была от Дейзи в полном восторге, то и дело называя ее «очаровашкой».
    Ник со злостью ударил кулаком в стену. Повернувшись, Дейзи посмотрела на него ничего не выражающим взглядом, от которого Нику стало не по себе.
    – Я наткнулась тут на пару имен, которые могли бы быть тебе полезными, – спокойно начала она. – Митч Джонс или Дега Гонсалес. Оба берут примерно столько же, сколько и я, и оба неплохие профессионалы.
    Ник нахмурил брови.
    – «Неплохие» не подойдут. Мне нужен самый лучший.
    – Тогда тебе не повезло, потому как я выбываю из игры.
    Сказав это, Дейзи нагнулась, чтобы открыть дверь.
    Но едва она успела сделать это движение, как дверца резко распахнулась и чья-то мощная рука выволокла Дейзи наружу.
    – Это еще что за… – Ник выскочил из машины со своей стороны.
    То, что он увидел, заставило его в ужасе замереть на месте. Один из прихвостней Джея Фицджеральда одной рукой держал Дейзи, обхватив рукой за шею, а другой приставил к ее виску пистолет.
    – Отпусти ее, – хрипло приказал Ник, сжав руки в кулаки.
    – Заткнись, придурок, – отозвался бандит, еще крепче стиснув шею Дейзи. – Мне нужны негативы, и прямо сейчас.
    – Она тут ни при чем. Отпусти ее, а потом…
    – Гони негативы, тебе сказано, или твоя подружка получит пулю в лоб. – Громила сильнее ткнул дулом пистолета Дейзи в висок.
    Господи! Сна казалась такой маленькой, такой хрупкой по сравнению с этим шкафом. У Ника пересохло во рту:
    – Ладно, хорошо. Как скажешь. Я отдам, только не трогай ее.
    Ник попятился от машины.
    – Вот это правильно, красавчик. – Бандит посмотрел на Дейзи. – Ведь правда он красавчик, детка? Как ты это терпишь? Ну, в смысле у парня волосы длиннее, чем у тебя, одевается он покруче, да и вообще он гораздо смазливее. Нет, я бы, конечно, не совсем испугался, проснись я с тобой утром в одной постели… – Он погладил Дейзи по щеке дулом пистолета, и она сделала страдальческое выражение лица. Пытаясь сопротивляться, она схватила бандита за руку, и Ник инстинктивно подался вперед. – Тебе в общем-то далеко до обезьяны, но и на обложку журнала тебя вряд ли взяли бы, понимаешь?
    Погано небось иметь парня, который лучше тебя выглядит по утрам?
    – Это просто наказание, – согласилась Дейзи и в следующее мгновение сделала какое-то движение, которое заставило бандита разжать пальцы. Пистолет со стуком упал на пол гаража, а Дейзи, быстрым плавным движением выставив бедро, наклонилась вперед.., и гора мышц перелетела через ее голову и с ужасающим грохотом упала на капот машины.
    Ник едва успел отскочить в сторону.
    – Ну ты даешь!
    Нащупав в кобуре рукоятку «глока», Дейзи рванулась к громиле. Но не успела она вытащить оружие из кобуры, как бандит перевернулся и, издав страшный рык, направил на нее сбоку удар своего огромного кулака. Дейзи резко остановилась, отдернув голову назад, но все-таки не успела полностью увернуться – удар пришелся ей в плечо. Ее отбросило в сторону и ударило о стену. Выхватывая пистолет, она почувствовала, как в ее спину впилось что-то острое. В это время бандит скатился с капота и двинулся на Дейзи.
    Она быстрым движением сунула руку под блузку, и в следующий момент бандит замер упершись грудью в девятимиллиметровый ствол.
    – Не делай резких движений, – посоветовала Дейзи. – Иначе я за себя не отвечаю.
    – Дейзи! – позвал Ник.
    – Подожди.
    Держа бандита на мушке, Дейзи подошла к валявшемуся на полу пистолету, осторожно подняла его и заткнула за пояс.
    – Милашка, мне кажется, тут есть еще кое-что, что может тебя заинтересовать, – услышала Дейзи еще чей-то голос.
    Обернувшись, она ужаснулась: второй громила держал на прицеле Ника, поставив его как раз между ней и собой.
    Этот парень был еще здоровее своего подельника. Дейзи замерла на месте, продолжая держать под прицелом одного бандита и следить краем глаза за другим.
    – Кажется, как раз такую ситуацию называют патовой? – задала она вопрос вслух.
    – Похоже на то… Знаешь что? Сейчас мне бы хотелось, чтобы мы просто разошлись без потерь. Давай заключим сделку. Как ты на это посмотришь?
    Конечно, это был не самый лучший выход, но…
    – Думаю, можно… Но если хоть один волос упадет с головы Колтрейна – и никаких торгов!
    – Он не дал мне сразу покончить со всем этим дерьмом, детка, а за это я просто обязан сделать в нем дырку.
    – Если ты это сделаешь, та же участь постигнет и твоего дружка.
    – Да знаю. Ты думаешь, почему я вдруг стал таким послушным мальчиком?
    Второй бандит обошел вокруг капота «порше», держа при этом Ника рядом с собой таким образом, чтобы все время им загораживаться.
    Дейзи пыталась просчитать, что именно захотят выторговать эти двое, но тут бандит с силой оттолкнул от себя Ника, направив его прямо на нее. Падая, оба ударились о стену и запутались в собственных руках и ногах, поэтому к тому времени, когда они наконец поднялись, громилы уже исчезли из гаража. Ругаясь, Дейзи выбежала на улицу. Завернув за угол, она только успела увидеть, как бандиты выбежали за ворота. Дейзи остановилась и, подняв пистолет, прицелилась, но потом все-таки решила не открывать стрельбу в жилом квартале. Громилы прыгнули в машину и рванули с места, на ходу захлопывая двери.
    Дейзи опустила пистолет.
    – Вот, черт!
    – Ушли? – спросил Ник, подбегая.
    – Да. Надо вызвать…
    Ник, схватив Дейзи за плечи, развернул ее лицом к себе:
    – Как ты? Ты отняла десять лет моей жизни, когда стала бороться с этим человеком-горой!
    – Да все нормально. – Она слегка повела плечами, пытаясь сбросить его руки. – Слушай, надо…
    – Вот сукин сын!
    – Что? Вернулись? – Дейзи развернулась на сто восемьдесят градусов и снова выставила пистолет.
    Ожидая снова увидеть бандитов, она испытала почти разочарование, когда выяснилось, что сзади никого нет. В ней еще не прошло возбуждение от борьбы. Снова повернувшись к Нику, Дейзи угрюмо буркнула:
    – Больше так не делай – я же могла подстрелить случайного прохожего. – Она заметила какое-то странное выражение на лице Ника. – И вообще, что ты хотел этим сказать?
    – Черт возьми, Дейзи, у тебя кровь! – воскликнул он, посмотрев на свою руку.

Глава 11

    Ник приподнял край блузки и увидел на спине, чуть пониже лопатки, рану. Из нее сочилась кровь. Схватив Дейзи за руку, он поспешил обратно к гаражу. Перед глазами, словно в кино, проносились картины минувшей драки: вот бандит ударом своего огромного кулачища отбросил Дейзи к стене: вот второй бандит направил на нее пистолет.
    – Ты совершенно лишена инстинкта самосохранения.
    Господь даже амебу наградил им, а тебя обделил, – приговаривал Ник, волоча Дейзи за собой по лестнице.
    – В смысле?
    – Что ты пыталась сделать, Дейзи?
    – Свою работу. – Пока Ник вставлял ключ в замок, Дейзи стояла рядом и буквально приплясывала на месте от нетерпения. – Ух, у меня прямо зуд какой-то по всему телу!
    Такое чувство, как будто по мне мурашки бегают! Вероятно, это от избытка адреналина в крови.
    – И что – твоя чертова работа подразумевает, чтобы тебя обязательно убили? Господи, Дейзи, и ты еще говоришь, что это я сам напрашиваюсь!
    Где-то в глубине души Ник понимал, что несколько преувеличивает, но тогда он ужасно за нее испугался.
    – Я тебя умоляю, Ник! Подумаешь, слегка подрались! – Дейзи потерла ушибленное плечо и слабо улыбнулась. – Ну, допустим, у этого парня кулак как кувалда, но уж убить он меня точно никак не мог – не стрит так сгущать краски.
    И спину я поцарапала просто случайно. Мне даже не больно. И вообще я уверена, что все не так уж серьезно. Да и стреляю я на уровне, так что расслабься. – Дейзи в шутку ударила его кулаком по руке. – Да ладно тебе! Я же говорила, что хорошо разбираюсь в своем деле!
    Ник притащил ее в ванную и заставил сесть на сиденье унитаза лицом к бачку. Потом стал доставать из шкафчика всякие медицинские принадлежности.
    – Снимай блузку, – приказал Ник, смачивая ватку перекисью водорода. Увидев полукруглую ранку на ее спине, он хмуро сдвинул брови. – Если ты такая крутая, то непонятно, почему второй парень чуть не завладел ситуацией?
    – Да ладно тебе! Не преувеличивай. Он был очень далек от этого.
    Ник присел на корточки и стал обрабатывать рану ваткой, смоченной в перекиси. Дейзи, крепко стиснув зубы, не издала при этом ни звука. Когда боль понемногу утихла, она повернулась к Нику и, улыбаясь во весь рот, сказала:
    – Ты же сам видел: он просто хотел использовать тебя как приманку.
    – Нет. Когда он тыкал пистолетом в меня, то, конечно, так оно и было. Но до этого он направил дуло на тебя, и мне пришлось оттолкнуть его руку.
    Улыбка начала сходить с лица Дейзи.
    – Что ты сказал?
    Глядя на нее, Ник пожалел о том, что сказал.
    – Смотри вперед – шею свернешь, – попытался он сменить тему.
    Дейзи безропотно подчинилась, что очень удивило Ника.
    Он аккуратно смазал ранку мазью и наложил повязку.
    Делая это, Ник рассматривал Дейзи – ее склоненную голову, тонкую шею, такую нежную, что у Ника возникло желание провести по ней рукой.
    – Так что, Колтрейн, ты собираешься мне об этом рассказать поподробнее или нет? Давай выкладывай.
    Ник отдернул руку, которую уже было протянул, чтобы погладить Дейзи.
    – Ну, все сделано как надо. Можешь повернуться.
    Дейзи обернулась, и Ник протянул ей блузку. Она поморщилась при виде кровавого пятна на спине.
    – Я ее снова не надену, – сказала Дейзи, швырнув блузку в мусорную корзину и вскочив на ноги. – Ну? Рассказывай! – требовательно добавила она.
    – Ты никогда не хотела служить в армии, Дейзи? Ты просто рождена быть инструктором.
    Она остановилась перед входом в спальню и, повернувшись к Нику лицом, решительно выставила вперед подбородок.
    – Я проявляю терпение уже черт знает сколько! – Никак не реагируя на его смешок, она ткнула его пальцем в грудь. – Рассказывай, как этот громила направил на меня пистолет.
    – Ладно, хорошо, – согласился Ник, стараясь не смотреть на ее маленький туго обтягивающий грудь белый лифчик. – Помню только, что все произошло очень быстро. И все-таки, извини, что не смог ничем помочь, когда ты тягалась с этим…
    Лицо Дейзи вытянулось от удивления.
    – У тебя нет повода извиняться.
    – Я просто стоял как пыльным мешком пришибленный, когда вы…
    – Ник, – перебила его Дейзи, в голосе которой он почувствовал неожиданную мягкость, – меня всему этому учили. Поверь, я прекрасно знаю, что внезапное нападение может практически парализовать человека.
    Ник сунул руки в карманы и ссутулился.
    – Да, но все равно.., я просто как зачарованный смотрел на твою схватку с этим шкафообразным, поэтому не заметил другого, с плоской мордой, пока он не подошел совсем близко. Да и то я понял, что там есть кто-то еще, только когда боковым зрением увидел, как он поднимает руку. А потом до меня дошло, что в руке у него пистолет и что нацелен он на тебя, поэтому я его руку оттолкнул.
    Ник встал между ней и стволом, когда плоскомордый пришел в себя и снова прицелился. И ему еще чертовски повезло, что тот не снес ему голову. Но, должно быть, плоскомордому нужнее было выяснить местонахождение пленки, чем вывести из строя Дейзи. Ник неуютно поежился.
    – Остальное ты знаешь.
    – Ты спас мне жизнь?
    – Ну, может быть, несколько продлил… Да и вряд ли он вообще стал бы в тебя стрелять.
    Ник, естественно, не мог быть в этом уверен, но, как ему показалось, бандиты не хотели привлекать к себе внимания выстрелами.
    – А что же тогда, по-твоему, имел в виду плоскомордый, когда сказал, что ты не дал ему сразу со всем этим покончить? – Как Дейзи ни противилась это признать, но Ник спас ее, от почти верной смерти, и она из чувства врожденной справедливости не стала с этим спорить. – Может, он бы меня и не убил, но мы оба прекрасно понимаем, что в какой-то момент он мог меня ранить. Они потеряли преимущество неожиданного нападения, и им надо было снова повернуть ситуацию в свою пользу. Так что ты спас меня от чего-то в сто раз серьезнее царапины от гвоздя. – Дейзи посмотрела на Ника без тени улыбки, потом приподнялась на цыпочки и в знак благодарности чмокнула в уголок рта:
    – Спасибо тебе.
    Ник напрягся, и Дейзи, почувствовав это, слегка отпрянула. Он стоял неподвижно, и его глаза сверкали от нахлынувшего возбуждения. Осознавая, что играет с огнем, Дейзи все же взяла лицо Ника в ладони, снова приподнялась на цыпочки и прильнула к его губам в долгом поцелуе.
    События последних двух дней настолько накалили обстановку, что этот поцелуй, как разряд молнии, вобрал в себя все накопившееся напряжение.
    Ник хрипло застонал и страстно впился в ее губы. Он принялся ласкать влажным языком ее полуоткрытый рот, отчего по всему телу Дейзи пробежала дрожь наслаждения.
    Потом Ник, обхватив руками ее голову, оторвался от ее губ и, внимательно глядя ей в глаза, спросил:
    – Это ты пошутила?
    Внутренний голос подсказывал Дейзи, что надо быть начеку. Его горячее дыхание и блеск синих глаз, ставших от этого еще красивее, ясно свидетельствовали, что этот поцелуй может иметь нежелательное для нее продолжение. «Прекрати, пока не поздно!» – скомандовала Дейзи самой себе.
    Но вместо того чтобы прислушаться к своему внутреннему голосу, она вдруг выпалила:
    – Нет.
    Дейзи снова потянулась к его губам, но Ник остановил ее:
    – Нет!
    Дейзи испытывала желание оказаться с Ником в одной постели и в то же время злилась на себя за малодушие и слабость. Она засмеялась, но этот смех получился вымученным, невеселым.
    – Можно подумать, ты бы отказался от ни к чему не обязывающего секса, даже если бы я и шутила с тобой! Не будь ханжой. Ник. Поцелуй меня.
    – Поцелую, – ответил он сдавленным голосом, и это прозвучало скорее как угроза.
    И он поцеловал – долго, жадно, даже немного грубо.
    Стон вырвался из груди Дейзи, и она почувствовала, что каждая клеточка ее тела жаждет Ника, близости с ним.
    Запустив пальцы в его волосы, она сильнее прижалась к его губам, словно боялась, что он сейчас остановится и вновь оставит ее. Через несколько минут, она, обессиленная, упала к нему на грудь.
    Ник поднял Дейзи на руки и понес в свою комнату, на ходу прикрыв дверь ногой. Он опустил ее на постель, пальцы их рук сплелись, и Ник осторожно лег сверху. Он целовал ее, теперь уже не спеша, нежно, словно стремился вложить в этот поцелуй всю силу чувства, которое испытывал сейчас к ней. Дейзи было приятно ощущать тяжесть его тела, ласковые поглаживания его рук, вкус его поцелуя. Она тихо простонала и прогнулась в спине.
    Ник приподнялся на локте и вынул из ее кобуры пистолет. Отложив его в сторону, снова прижал Дейзи к кровати и стал осторожно покусывать ее губу. Потом опять отстранился и посмотрел ей в лицо:
    – Есть на тебе еще какое-то оружие?
    – Нож, – сказала она и, заметив, как Ник недоумевающе посмотрел на ее голые руки, добавила:
    – На бедре.
    Ник, сними рубашку.
    Он стал на колени и стянул через голову рубашку. Синяк на плече уже побледнел, стал слегка желтоватого оттенка. Дейзи протянула руку и нежно погладила его.
    Руки скользнули ниже. Прижав ладони к его груди, Дейзи замерла на мгновение, почувствовав, как Ник стал расстегивать пуговицу на ее маленьких шортиках. Затем он расстегнул на них молнию и, приподняв Дейзи за бедра, снял шорты. На ней остались только крошечные трусики из голубого кружева и белый лифчик, носки и кроссовки, а также прикрепленный к бедру нож. Ник наклонился, чтобы расшнуровать ее кроссовки.
    – Симпатичная обувка. По правде сказать, я уже начал скучать по твоим изящным синим солдатским ботинкам, – сказал он, улыбнувшись.
    – Изящным? – ухмыльнулась Дейзи в ответ. – Да уж… – Она подняла свою босую ногу сорокового размера и покрутила ступней в воздухе. – Понимаю твою иронию. Но если хочешь знать, я надела кроссовки, потому что подумала, что для кожаной обуви сегодня жарковато.
    Дейзи сняла нож вместе с ножнами к положила их на тумбочку рядом с кроватью.
    – Кстати, о жаре. Ник, я потихоньку остываю. Разогрей меня! – И она стала медленно гладить его по животу тыльной стороной ладони. – Пусть мне будет горячо, очень-очень горячо!
    Он весь напрягся и вмиг посерьезнел. Шепча что-то, он лег на нее, запустил руки в ее короткие волосы и буквально впечатал свои губы в ее. Дейзи вновь окатила горячая волна желания.
    Ник все сильнее сжимал ее в своих объятиях и осыпал поцелуями ее лицо, шею, грудь. В какое-то мгновение он раздвинул языком ее губы и ввел его глубоко в рот. Дейзи застонала от удовольствия.
    Она отвечала на его ласки с такой же необузданной страстью. Обхватив его руками и ногами, все сильнее прижималась к нему, почти лишив его возможности совершать какие-то действия.
    Это Нику не совсем нравилось, потому что в жизни он привык всегда и во всем быть лидером. А сейчас, в постели с ним, Дейзи пыталась играть эту роль. Отпрянув, Ник попытался прийти в себя и как-то изменить ситуацию.
    – Не надо, – прошептала Дейзи, когда он поднял голову. – Пожалуйста… Мне так…
    Ник посмотрел на ее распухшие губы и полуприкрытые глаза. Наверное, он польстил себя, подумав, что сможет управлять ею.
    – Тебе как, Дейзи?
    Склонившись, он нежно поцеловал ее в шею. Дейзи откинула голову назад, как бы приглашая его продлить приятные ощущения.
    – Тебе уже горячо? – опять спросил Ник и накрыл ладонью ее левую грудь.
    Дейзи шумно вдохнула и простонала:
    – О Боже! Да! Горячо!
    Она слегка раздвинула ноги и прогнулась в спине, но Ник словно и не заметил этих ее движений и продолжал ласкать ее шею.
    – Мне так горячо! – выдохнула Дейзи и, взяв его за волосы, подняла голову Ника вверх. – Сделай же что-нибудь! – прошептала она ему в лицо.
    Это было так похоже на Дейзи! Она ничего не ждет, она требует!
    – Ты же просила, чтобы тебе стало очень-очень горячо, – проговорил Ник, – а нам пока удалось добиться только просто «горячо». Я способен на гораздо большее, сладкая моя, я могу сделать так, что ты вся раскалишься.
    «Я был бы этому рад», – добавил уже про себя Ник.
    Ему ужасно хотелось довести ее до такого состояния, когда она перестанет себя контролировать.
    – Чтоб тебя, Колтрейн! Горячее быть уже не может!
    – Очень даже может. – Он слегка сжал рукой ее грудь и начал поглаживать ладонью сосок. – Я еще даже не начал тебя разогревать.
    – Может, забудем о степени жара? Мне не нужно, я не хочу… – Дейзи вновь выгнулась дугой. – Ник! Я схожу с ума! Я хочу скорее!
    – Все будет, милая. – Он провел языком по ее губам, слегка сдавив ее твердый сосок между большим и указательным пальцами. – В конце концов все будет.
    Дейзи едва не задохнулась от избытка переполнившей ее страсти:
    – Сейчас, Колтрейн.
    – Мы будем действовать по моему плану, Паркер. Согласна?
    – Ну уж нет, я против.
    Упершись руками Нику в грудь, Дейзи неожиданно резко оттолкнула его, Ник опрокинулся на спину, в следующий момент она оседлала его, устроившись чуть пониже его живота.
    – Вот так-то лучше, – удовлетворенным тоном произнесла она и начала плавно покачивать бедрами.
    О да! Так было просто здорово! Ник приподнялся, расстегнул застежку ее лифчика.
    – Бог мой! Я старался забыть, какая у тебя грудь, но это невозможно. У тебя самая прекрасная грудь из всех, которые я когда-либо видел!
    Грудь у Дейзи была небольшая, но высокая и упругая, красиво округлой формы, заканчивающаяся розоватыми ореолами вокруг торчащих сосков. Ник сел и стал целовать одну из них.
    – Ax! – вскрикнула Дейзи, когда по всему ее телу, от груди до бедер, как будто прошел электрический разряд.
    Она почувствовала, как его руки скользнули к ее трусикам, сжали ягодицы и стали сильными движениями направлять движения ее бедер так, что она еще сильнее почувствовала его напряженную плоть.
    Дейзи опустила глаза вниз и с удивлением увидела, что Ник тоже смотрит на нее. Он обхватил губами ее сосок и языком стал ласкать его. И снова по телу Дейзи пробежала горячая волна, и она стала еще активнее двигаться.
    – О Боже, Ник, прошу тебя!
    Нащупав застежку на брюках, она попыталась расстегнуть ее, но пальцы не слушались ее.
    – Все, ты победил! Я больше не хочу спорить с тобой. Я во всем согласна с тобой! Возьми меня!
    Ник быстрее задвигал языком вокруг ее соска.
    – Умоляю тебя, умоляю, умоляю!!! – чуть ли не кричала Дейзи от возбуждения.
    Ник резко опрокинул ее на спину. Продолжая ласкать ее грудь, он тем временем расстегнул брюки и снял их вместе со своими боксерскими трусами, затем снял трусики с Дейзи. После этого он достал из ящика тумбочки пачку презервативов и, вытряхнув на кровать несколько штук, взял один и стал надевать его.
    – Ой, смотри-ка, – сказал Ник и нежно дотронулся до светлых волос внизу живота Дейзи. – Блондиночка-то у нас натуральная.
    Она слегка прогнулась в спине от его нежного и чувственного прикосновения.
    – На себя посмотри. – Дейзи указала взглядом на низ его живота. – Колтрейн-то у нас чистокровный жеребец.
    Но слова уже не имели значения. Дейзи протянула руку и слегка сдавила в ладони его плоть.
    – Хватит дурачиться, Ник. Если ты еще хоть чуточку заставишь меня ждать, я разозлюсь на тебя.
    – Ох, напугала! – шутливо ответил Ник и, упершись руками в изголовье кровати, навис над Дейзи.
    Он наклонился и снова поцеловал ее, потом согнул, как будто отжимаясь, руки и потерся грудью о ее напряженные соски.
    – Давай, Дейзи, – проговорил он чуть хрипловатым голосом, – помоги ему.
    Ник сделал движение вперед бедрами, и Дейзи слегка ойкнула.
    – Ух, черт, Дейзи, ты такая… – лицо Ника исказилось, и он выпрямился на руках, – такая тугая!
    Он стал медленно продвигаться вперед.
    – Сколько же времени у тебя никого не было?
    – Долго… – Дейзи сделала движение ему навстречу.
    – Очень долго, судя по всему. – Ник на секунду замер. – Господи, у меня такое чувство, что я, как та мачехина дочка, пытаюсь втиснуться в малюсенькую хрустальную туфельку.
    Он продолжил осторожно двигаться.
    – Еще, пожалуйста, еще! – в нетерпении шептала Дейзи.
    Она согнула ноги в коленях, чтобы Нику было удобнее.
    – Вот так, Дейзи, вот так! – приговаривал он в исступлении, двигая бедрами все быстрее и быстрее. – Как приятно!
    Дейзи вскрикнула и прошептала:
    – Прошу тебя. Мне так… Я хочу… Ник, прошу тебя.
    Рука Ника скользнула туда, где соединялись их тела. Он продолжал ласкать ее пальцами, Дейзи почти задыхалась от избытка приятнейших ощущений, она то умоляла Ника, то требовала от него удовлетворить ее.
    – Что, Блондиночка, хочешь насытиться? – спросил Ник, плотоядно улыбаясь и неотрывно глядя Дейзи в лицо.
    – Да-да-да-да-да! – страстно прошептала она.
    Намеренно замедлив темп, он спросил еще раз:
    – И что мне за это будет?
    – Что угодно! Ну, кроме денег… Боже мой. Ник! – Дейзи почти обезумела от страсти, – Проси что хочешь!
    Мой первенец… Последняя рубаха…
    Ник наклонился и прошептал свое пожелание ей на ухо.
    – Я никогда.., никогда так не делала, – призналась Дейзи и еще крепче прижала его к себе. В этот момент он был похож на падшего ангела, и только от него зависело, получит она удовлетворение или нет. – Наверное, я бы смогла. Правда, не знаю, хорошо ли у меня получится, но надеюсь, что и не слишком плохо.
    – Ну надо же! – Ник продел согнутые руки ей под колени, стараясь поднять ее бедра как можно выше. – Ты такая необычная, Дейзи Паркер. Ты какая-то совершенно особенная – у меня даже нет подходящих слов.
    Движения его бедер стали резкими и частыми.
    – Ник! – Дейзи сцепила руки у него на шее, а ноги – за его спиной. Он проникал в нее все глубже и глубже, и это приводило ее в экстаз. – О, прошу тебя! Ник! О! О-оооо!
    Жар внутри ее стал совершенно невыносимым и наконец излился расплавленной лавой ощущений, похожих на голливудские спецэффекты. Ее тело содрогалось, словно по нему пробегали мощные волны. Ник сделал еще одно сильное движение и громко застонал от наслаждения.
    Обессилев, он навалился на Дейзи всем телом, и она, обняв его за шею и стараясь отдышаться, еще раз с удовольствием почувствовала на себе его горячее тело. Ей казалось, что она, подобно воздушному шарику, наполненному гелием, способна взлететь высоко-высоко в небо. Никогда в жизни ей не было так легко.
    «Господи, что со мной?» Дейзи ощущала на шее горячее дыхание Ника, плечо слегка щекотали его волосы, его могучее тело было распростерто на ней. «Я готова лежать так вечно!»
    Но ведь однажды все это уже было. Разум подсказывал Дейзи, что не следует строить никаких планов на будущее, и уж тем более не нужно пытаться склеить разбитую чашку былых отношений. "Чем сильнее ты стараешься уцепиться за мужчину, тем быстрее он от тебя сбежит, а Ник, судя по всему, мог бы подтвердить эту закономерность лучше других. Боже, что же я наделала!
    Черт-черт-черт!!! Во что же я влипла на этот раз?!"

Глава 12

    Он близок с Дейзи, причем настолько, насколько ему этого всегда хотелось, и это приятно. Ник невольно улыбнулся, но тут же постарался спрятать улыбку, уткнувшись лицом в шею Дейзи.
    – Ты что? – пробормотала она.
    – Ничего. Просто мне хорошо.
    И это было сказано таким голосом, что у Дейзи сладко стало на душе. А Ник чувствовал себя просто на седьмом небе. Сейчас у него был самый потрясающий секс в его жизни.
    Хотя Ник хорошо знал, что влечение приходит и уходит, и что на одном только качественном сексе нельзя построить отношения, и что притяжение, поначалу сильное, в конце концов ослабевает, однако сейчас, рядом с Дейзи, ему было хорошо и он не хотел думать о том, что будет потом.
    Именно это Ник говорил сам себе девять лет назад, когда, высвободившись из объятий Дейзи, ушел, оставив ее одну в номере «Марк Хопкинс». Уходя от нее, он убеждал себя, что очень скоро забудет эту малышку, что секс с ней был таким необычным только потому, что она была девственницей.
    А ночь с ней действительно была прекрасна, но он не хотел, чтобы впечатление от нее заставило его пойти на какую-нибудь глупость, хотя – Бог свидетель – искушение было велико. Его томило множество желаний, которые, поддайся он хоть одному из них, обязательно привели бы к беде. И тогда он решил сделать по-умному, чтобы не пойти по стопам своего старика.
    Но ту ночь он не забыл, а разлука с Дейзи не ослабила боль расставания. Для него она оставалась такой же прекрасной, как и раньше. Возможно, вспыхнувшее чувство оказалось сильнее его? Может, стоит попробовать продлить их отношения и посмотреть, к чему это приведет? И кто знает, может, у них все-таки есть шанс – в жизни бывают и более странные случаи.
    Ник вдохнул аромат, исходивший от Дейзи, и ему стало хорошо. Конечно, надо ей это предложить аккуратно, чтобы она не придала этому слишком большого значения, но обязательно поняла, насколько он ею дорожит. Ник не привык обсуждать с женщинами сложившиеся отношения и делиться своими чувствами, и поэтому еще раз подумал, что действовать надо осторожно и не наломать дров. У них с Дейзи есть еще шанс.
    Однажды он уже причинил ей боль и не хотел бы повторения этого. А еще он постарается, чтобы все произошло именно тогда, когда он сам этого захочет.
    Дейзи потянулась и пробормотала:
    – Я рада, что тебе хорошо. Означает ли это, что ты хочешь, чтобы мы продолжили наши деловые отношения?
    – Черт, ну конечно! Ты вспомни, это не я предложил тебе уйти. – Ник приподнялся на локтях и посмотрел Дейзи в лицо. Ее глаза были слегка прикрыты, а губы опухли от поцелуев. – Что ты чувствуешь сейчас, Дейзи?
    Она снова потянулась.
    – Ох, мне тоже очень-очень хорошо.
    – Правда?
    Что ж, никогда еще Николас Колтрейн не слышал на этот свой вопрос другого ответа. Он хотел было снова наклониться, чтобы поцеловать Дейзи, но она его остановила.
    Подперев голову рукой, Ник стал наблюдать за тем, как она поднимается с постели. Ему очень нравилось смотреть на нее. Она была такой гибкой и ладной. Стоило Нику вспомнить, как она всего несколько минут назад стонала и изгибалась под ним, как мощная волна желания заставила его сердце забиться быстрее.
    – Нам надо было совершить это гораздо раньше, – как бы между прочим сказала Дейзи и начинала одеваться. – Это позволило бы нам обоим сберечь нервные клетки… Я уж не говорю о том, что мы перестали бы выплясывать друг перед другом эти ритуальные танцы. – Она надела лифчик и посмотрела на Ника. – Теперь, когда мы наконец-то выпустили пар, может, вернемся к делу?
    – То есть? – Ник сел и заморгал в недоумении глазами.
    – Мы наконец уступили своей слабости, так что теперь можно продолжить работу.
    У него похолодело внутри:
    – А ты не думаешь, что эта слабость может снова возникнуть?
    – Не знаю, я вообще-то не слишком сексуальна.
    – Ага, особенно это было заметно, когда ты «спокойненько» ждала, пока я доведу дело до конца.
    Дейзи покраснела.
    – Ну хорошо, тебе просто удалось заставить меня почувствовать себя более сексуальной, чем я бываю обычно.
    От ее признания Ник повеселел, однако не успел он развить тему и выяснить, сколько же у нее было мужчин, как она поспешила продолжить:
    – Я просто хочу сказать, что если у меня вдруг снова возникнет желание, то, думаю, можно будет удовлетворить его снова. – Она на мгновение замерла, не сводя с Ника глаз. – Не беспокойся. Ник. Я не собираюсь обременять тебя, ведь я уже знакома с твоими правилами игры: никаких обязательств.
    Нику показалось, что в ее глазах промелькнуло что-то такое, что заставило его усомниться в искренности ее беззаботного тона, но Дейзи поспешно нагнулась, чтобы надеть носки, и он не успел разобраться, так ли это.
    – А что, если я захочу связать себя обязательствами? – осторожно спросил он.
    – Ага, конечно, – рассмеялась Дейзи, – только этого я и жду.
    Ее слова почему-то страшно его взбесили. Он едва сдержался, чтобы не наброситься на нее.
    – В жизни случаются вещи и более удивительные, сладенькая моя. А что, если снова возникнет желание у меня?
    Дейзи замерла на мгновение и подняла на Ника глаза:
    – Тогда, думаю, тебе придется убедить меня помочь тебе его удовлетворить. Я правильно мыслю? – Она дошнуровала кроссовки и выпрямилась. – Слушай, мы оба взрослые люди. Если мы хотим, чтобы между нами был исключительно секс, то мы так и сделаем, правда?
    Черт! Ник не знал, что и думать. По идее он бы должен быть в восторге – Дейзи предложила идеальное решение проблемы. Обычно, когда он давал понять, что его не интересуют длительные отношения, женщины обижались. Только он-то хотел, чтобы у них с Дейзи было нечто большее, чем просто постель. Он через это уже прошел, а подход Дейзи к решению их проблемы был ему непонятен.
    Пожав плечами. Ник тоже стал одеваться. Так чувствует себя человек, который старается ради других в ущерб собственным интересам. Он готов был сам вручить ей топор, чтобы она срубила под ним сук.
    Ну и черт с ним! Какой смысл выворачиваться наизнанку? И убеждать себя в излишней романтичности отношений тоже не стоит. Она вполне ясно сформулировала свою точку зрения.
    Это хорошо.., даже очень хорошо. Вообще-то это просто прекрасно! Черт, да если подумать, то это вообще самый лучший выход из положения. У них будет великолепный секс, и при этом никаких разговоров о будущем и взаимных упреков. Действительно, идеальный вариант.
    Так почему же у него такое ощущение, что кровь в жилах вдруг застыла?
* * *
    – Когда же явится этот чертов коп?! – Ник уже в четвертый раз за последние двадцать минут подошел к окну.
    Глядя, как он мечется туда-сюда от окна к барной стойке, от кухни к комнате и обратно, Дейзи, наоборот, старалась сохранять спокойствие.
    – Нам в данный момент не угрожает опасность, поэтому скорее всего наш вызов не считают самым срочным, – ответила она спокойным голосом.
    Ник продолжал метаться по квартире.
    – Ради Бога, сядь! Ты протрешь в полу дырку, – на этот раз не выдержала Дейзи.
    Присев на краешек стула и повернувшись к ней лицом, он принялся барабанить пальцами по коленям и постукивать ногой об пол, но, встретившись с Дейзи взглядом, замер и проговорил:
    – Слушай, когда полиция наконец приедет, я бы хотел поговорить с ними один.
    – Что ты сказал? – накинулась она на него. – Что ж, Колтрейн, прекрасно! Может, ты просто воткнешь мне в сердце осиновый кол? Или таким способом ты пытаешься дать мне понять, что решил нанять другого специалиста по безопасности?
    – Я тебя умоляю, Дейзи, смени пластинку! И между прочим, это ты первая обиделась и собралась уйти.
    – Я собралась не потому, что обиделась! Это было вполне нормальной реакцией на то, что ты отказывался следовать моим советам.
    – Какая разница! Все равно сейчас я не это имел в виду.
    – Но с таким же успехом мог бы сказать и это, потому что совершенно очевидно, что ты мне не доверяешь.
    Слава Богу, ей удалось сохранить твердость характера даже после близости с ним, иначе, если она будет проявлять слабость, Ник легко втопчет ее чувства в грязь.
    – Да при чем тут недоверие! Мне просто неловко рассказывать о своей бывшей любовнице в твоем присутствии, ясно? – попытался протестовать Ник.
    Дейзи фыркнула в ответ, и он, нахмурившись, посмотрел ей прямо в глаза:
    – Послушай, Блондиночка, ты уже один раз дала мне предельно ясно понять, что по этому поводу думаешь. А поэтому я лучше буду рассказывать о мотивах бандитов, зная, что тебя поблизости нет.
    – Отлично. – Дейзи встала в самодовольную позу, скрестив руки на груди.
    – Не смей так себя вести! – прорычал Ник. – Не смей разговаривать со мной как с умственно отсталым. Ты ведь вовсе не считаешь, что все отлично. Ты хочешь сказать: «Да пошел ты, придурок!» – только тебе не хватает смелости произнести это вслух.
    – Да пошел ты, придурок!
    – Отлично, – произнес Ник и наконец-то сел на стул.
    К тому времени, когда приехал полицейский, в квартире воцарилась тягостная атмосфера. (Открыв на звонок дверь, Дейзи впустила в комнату молодого человека, с удивлением подумав, что академия начала, похоже, выпускать четырнадцатилетних подростков. Ник предложил парню сесть.
    Дейзи и Ник по очереди начали объяснять полицейскому, как на них напали и как они действовали в этой обстановке. Коп посмотрел на Ника и спросил:
    – А зачем вам понадобился охранник?
    – Мне бы хотелось поговорить с вами об этом наедине, когда мы разберемся с остальным. Вы не против?
    – Нет, – полицейский пожал плечами. – Вы говорите, на вас напали приблизительно в одиннадцать утра?
    – Да, где-то так.
    – И все-таки у меня отмечено, что вы не сообщали о происшествии до одиннадцати пятидесяти пяти.
    Дейзи стала лихорадочно соображать, как объяснить полицейскому эту задержку, Ник в это время сказал:
    – Когда первый нападающий оттолкнул мисс Паркер к стене, он ранил ее. Рана кровоточила, и нам пришлось наложить повязку.
    Дейзи почувствовала на себе пристальный взгляд офицера. Она прекрасно знала, на что он обратил внимание – то же она сама видела в зеркале: ее припухшие от поцелуев губы, красные пятна от щетины Ника, а на шее небольшой след от страстного поцелуя.
    Коп понимающе улыбнулся.
    – Неотложная медицинская помощь, – пробормотал он и встретился с Дейзи глазами. – Понимаю…
    Она чувствовала, как к лицу подступает краска, и мысленно ругнула себя за чрезмерную стыдливость.
    Ник хотя и был зол на Дейзи за ее высказывание по поводу их отношений, но позволять какому-то молокососу делать грязные намеки относительно того, чем она здесь занималась, не собирался.
    – Послушайте, у вас есть вопросы, имеющие непосредственное отношение к нападению? Если нет, то, может быть, мисс Паркер извинит нас, и мы несколько минут поговорим о том, что я считаю мотивом совершенного на нас нападения, – тоном, не терпящим возражений сказал Ник.
    Явно недовольный его выпадом, полицейский выяснил еще несколько незначительных деталей, а затем позволил Дейзи удалиться. Как только дверь спальни за ее спиной закрылась, коп повернулся к Нику:
    – Что ж, я вас слушаю.
    – В прошлую субботу я совершенно случайно сделал две фотографии, на которых видно, как Джей Фицджеральд Дуглас занимается сексом с молодой женщиной, которая не является его женой. После этого ко мне вломились в квартиру, перевернули там все вверх дном и вывихнули мне плечо. Меня чуть не сбила машина, и, как вам уже известно, на нас с Дейзи напали…
    – Подождите, подождите, секунд очку! – полицейский поднял руку. – Вы хотите сказать, что во всем этом виноват Дуглас? Тот самый Джей Фицджеральд Дуглас, которого вот-вот назначат послом?
    – Да. Именно это я и хочу сказать.
    – Да ну что вы! Он же просто легенда Сан-Франциско.
    Он произносил речь в моей церкви… Что за бред! Он выделил моей церкви средства. Он же просто святой.
    «Прекрасно…»
    – Если вы согласитесь немного подождать, я принесу фотографии, которые Дуглас так старается скрыть от посторонних глаз. Думаю, вы поймете, насколько он далек от святости.
    – Оставьте свои фотографии при себе, – сказал полицейский решительным голосом, захлопнул блокнот и встал со стула. – Их можно было получить с помощью монтажа.
    Каждый, кто хоть раз держал в руках «желтую» газету, прекрасно это понимает. – И он наградил Ника взглядом, ясно дававшим понять, что он в своем мнении абсолютно убежден.
    Ник тоже встал.
    – Вы, конечно, совершенно правы, но я не работаю на «желтую прессу». Я специализируюсь на портретных снимках и, честно говоря, мой мальчик, моя репутация ничуть не хуже той, что пользуется Дуглас. Вы можете проверить: в тот день я фотографировал на свадьбе у Битей Пемброук, и именно там я запечатлел на пленку Дугласа с его молоденькой подружкой.
    Полицейский смотрел на Ника отстраненным взглядом.
    – И это вы называете «служить и защищать»? – вспылил тот. – Вы вбили себе в голову, что человек, которого боготворите, не может быть виновен, и плевать хотели на то, что произошло со мной за эти дни. Вот так профессионализм!
    Молодой человек покраснел:
    – Назовите мне места и даты предыдущих нападений.
    Ник выполнил его просьбу, и офицер все записал себе в блокнот, а затем строго взглянул на Ника:
    – И еще мне понадобится телефон мисс Пемброук. Я должен все проверить.
    – Сделайте одолжение, – сказал Ник, вставая. – Поскольку мисс Пемброук на этой неделе в свадебном путешествии, я дам вам телефон ее матери – вы сможете все выяснить у нее. Ну а раз вы решили этим заняться, то вот вам еще и номер сенатора Слейтера – он может за меня поручиться.
    И Ник вручил полицейскому листок бумаги с телефонами.
    Вложив бумажку в свой блокнот, коп посмотрел на Ника и произнес:
    – Я навещу мистера Дугласа и расспрошу о его работниках.
    «Как будто наемники Дугласа регулярно получают у него зарплату по платежной ведомости», – подумал про себя Ник, а вслух как можно учтивее поблагодарил полицейского и проводил его к выходу.
    Выплескивая раздражение, которое накопилось за время разговора с полицейским, он с силой ударил рукой по двери в спальню:
    – Можешь выходить, Дейз.
    Она тут же вышла из комнаты, как будто стояла прямо за дверью.
    – Ну как? Получился у вас задушевный мужской разговор? – спросила Дейзи.
    Криво усмехнувшись, Ник подошел к стулу и устало сел.
    Дейзи последовала за ним.
    – Похоже, нет?
    – Я тебе так скажу, детка: это был последний раз, когда я вызвал эту хренову полицию. Пустая трата времени. Не знаю уж, что со мной не так, но они не верят ни одному моему слову.
    – Наверное, ты искусно врал в школе.
    Дейзи встала за спиной у Ника и стала массировать ему плечи и шею.
    Ник расслабился. Что же это такое?! Только он подумает, что наконец разгадал ее, как она вдруг делает что-нибудь совершенно неожиданное для него.., и приятное.
    – Но я не привык, чтобы ко мне относились как к патологическому лжецу, – возразил Ник, забыв на тот момент о том, что с самого начала не был абсолютно честен ни с кем.
    Наклонив голову, чтобы Дейзи удобнее было разминать его шею, Ник просидел молча несколько минут, а потом неожиданно рассмеялся:
    – Боже, я даже приплел сюда дядю Грега! Просто не могу поверить, что пошел на это!
    – Кто такой дядя Грег?
    – Сенатор Грегори Слейтер. Он старинный друг нашей семьи. Они с отцом вместе ходили в Чоут.
    – Чоут… – Дейзи сильнее надавила пальцами на плечи Ника. – Как круто!
    Сморщившись от боли, он взял ее за руку, обвел вокруг стула и усадил к себе на колени.
    – Похоже на «чокнут», куколка. Что же тут может быть крутого?
    Дейзи весело засмеялась, и Ник почувствовал, как хорошо ему с этой удивительной девушкой.
    – Пойми, я сам всегда терпеть не мог, когда мои одноклассники так делали – прикрывались чьими-то ни было именами для того, чтобы выпутаться из неприятной ситуации. И вот пожалуйста – я сам сделал то же самое, чтобы убедить двенадцатилетнего копа, что я не фотографирую для «желтой прессы».
    Дейзи слегка отстранилась от Ника.
    – А почему ему могло прийти такое в голову?
    Ник замолчал, лихорадочно соображая, что сказать в ответ. «Интересно, что ты соврешь на этот раз?»
    К счастью, Дейзи избавила его от такой необходимости.
    – Так кто же все-таки эта замужняя дама? – вновь спросила она и твердо посмотрела Нику в глаза.
    «Слава тебе Господи! Клянусь, теперь я буду умнее!»
    – Да никто… Это не важно.
    По виду Дейзи Ник понял, что она не удовлетворится таким ответом, поэтому поторопился закрыть ей рот поцелуем. Она с готовностью откликнулась на него. Ник простонал от удовольствия и притянул Дейзи поближе к себе. Он легко и нежно касался ее губ, но ей, похоже, было этого мало. С каждым разом ее поцелуи становились все жарче и исступленнее. В какой-то момент она провела языком по губам Ника, и у него перехватило дыхание. Он приоткрыл рот, но Дейзи продолжала дразнить его кончиком языка. Когда она наконец проникла в его приоткрытый рот, Ник застонал громче и впился в ее губы страстным поцелуем.
    Наконец Ник посмотрел на Дейзи и нежно провел рукой по ее лицу, убирая упавшую на лоб прядь волос.
    – Я опять, хочу тебя, Дейз, – тихо проговорил он.
    – Вот как? – игривым голосом спросила Дейзи. Ее шоколадного цвета глаза счастливо светились. – И что?
    – И вот думаю, кого бы мне убить, чтобы убедить тебя помочь мне утолить желание.
    – Николас, дорогой, вовсе не обязательно кого-то для этого убивать. Тебе просто надо меня хорошо попросить, – проговорила она и, взяв в ладони его лицо, стала тихонько покусывать его губы.
    – О Боже, Дейзи, – пробормотал Ник, – я прошу тебя…

Глава 13

    – Вернусь минут через пятнадцать, – бросил он на ходу секретарше.
    Полуденное солнце отражалось слепящими бликами в хромированных деталях припаркованных рядом с офисным зданием автомобилей. Щурясь от яркого света, Джей Фицджеральд прошел через вращающиеся двери и оказался на улице. Быстрым шагом он пошел к телефону-автомату, находящемуся в паре кварталов от офиса. Подойдя к телефону, он набрал номер и опустил в прорезь монету. После двух длинных гудков на том конце провода ответили.
    – Что происходит, Отри? У меня только что была полиция по поводу Колтрейна, – произнес недовольным голосом Фицджеральд.
    Отри мысленно выругался, а вслух произнес:
    – Очень сожалею, мистер Дуглас. Я пытался связаться с вами, но секретарь сказала, что вас не будет до двух.
    – Очевидно, я вернулся раньше. Так что же, черт подери, происходит?
    – У нас тут небольшая проблема.
    – Какая еще проблема?
    – Помните, я рассказывал вам вчера про блондинку?
    Ну, про ту, что переехала жить к Колтрейну?
    – Ну, помню. И что она?
    – Так вот, выясняется, что она ему никакая не подружка, как мы думали раньше. Он ее нанял для охраны.
    – То есть?
    – Сегодня утром мы решили их удивить – дождаться их возвращения в гараже. Но неожиданность поджидала нас, а не их. Джекобсен хотел использовать ее как заложницу, ну, вы понимаете, чтобы заставить Колтрейна сотрудничать. И тут она бросает его через голову прямо на капот!
    Шустрая девица! Она выдержала удар Джекобсона и наставила да него пушку.
    Услышав это, Джей Фицджеральд покрылся капельками холодного пота.
    – Ты хочешь сказать, что вы теперь, не в состоянии достать мне эти фотографии?!
    – Нет! Что вы, сэр, конечно, нет! Я просто рассказываю, что к чему. Один раз у нее получилось застать нас врасплох, но теперь-то мы знаем, кто она такая на самом деле и на что она способна, поэтому такое больше не повторится. Мы обязательно сделаем то, за что вы нам заплатили, мистер Ди.
    – Ну ладно, – удовлетворенно кивнул Дуглас. – Смотрите по обстоятельствам. Сровняйте жилище Колтрейна с землей, но не позвольте этим снимкам появиться в газетах.
    Мо услышала доносящийся из кабинета голос Рида и пошла посмотреть, с кем муж разговаривает.
    Он беседовал по телефону:
    – Уильям, это Рид Кавано. Рад слышать твой голос на автоответчике, приятель. Слушай, у меня тут возникли серьезные финансовые трудности, и я подумал: может, ты протянешь мне руку помощи?
    Стоя возле неплотно закрытой двери, Мо незаметно подслушивала. И с каждым очередным звонком мужа сердце у нее сжималось все сильнее и сильнее. Наконец Рид закончил разговаривать и повесил трубку. Прикрыв глаза ладонями, он развернулся в крутящемся кресле и, опустив руки на колени и увидев жену, вздрогнул, В следующее мгновение он уже совладал с собой и изобразил на лице мягкую улыбку.
    – Давно ты здесь стоишь? – спросил он.
    – Довольно давно, поэтому слышала, как ты оставил три сообщения на автоответчике и поговорил с Биффом Пендерграссом. – Мо замолчала, но уже через минуту продолжила:
    – Я думала, ты не совсем это имел в виду, когда сказал, что сделаешь все, чтобы помочь мне в денежных делах.
    – А что ты думала, я сделаю, Мо, – обращусь к своей семье?
    – Нет! Конечно, нет! Я никогда и не подразумевала… – Мо неожиданно осеклась. Взгляд Рида на финансовые дела радикально отличался от мнения остальных членов семьи Кавано. Она была уверена, что именно их постоянная критика всего того, что он делает, и спровоцировала мужа. Его поведение стало ответной реакцией на их консерватизм, а вполне возможно, и стремлением довести их до исступления, давая деньги в долг под совершенно безнадежные проекты. Старшее поколение Кавано всегда интересовал конечный результат деятельности, Рида – люди. Но Мо очень хорошо знала по собственному опыту, что на Рида нельзя давить. Бог свидетель, она много раз пыталась действовать таким образом, и в этом была ее главная ошибка – в результате вот в какой ситуации они оба оказались. Мо глубоко вздохнула:
    – Я только хотела сказать…
    – Я обращусь к ним, если не будет другого выхода, договорились? Только в этом случае.
    – Честно говоря, я не понимаю, каким образом может помочь то, что ты обзвонил неплательщиков, которые не выполнили обязательства по выданным тобой займам.
    – Черт возьми, Морин! Ты собираешься мусолить эту тему всю оставшуюся жизнь? Было бы неплохо, если бы ты хоть раз в меня поверила.
    Мо собралась было сказать, что доверяет ему, но осеклась, потому что поймала себя на мысли, что это не совсем так. Она лихорадочно искала слова, с помощью которых могла бы объяснить мужу свои сомнения и тревоги, но Рид вышел из комнаты, оставив ее одну.
* * *
    – У меня две новости – хорошая и плохая, куколка.
    Какую хочешь узнать сначала?
    Дейзи оторвала взгляд от снимка, на котором были запечатлены Треворы. Ник тем временем прихватил деревянными щипцами за угол другой снимок и вытащил его из закрепляющего раствора.
    – Естественно, хорошую.
    – У меня на сегодня больше не запланировано ни единой встречи.
    – Стоп, стоп, стоп! – Дейзи подозрительно прищурилась, глядя на Ника. – Ты меня пугаешь! А тогда какая, же новость плохая?
    – Сегодня вечером я приглашен на одну годовщину, и прием обещает быть грандиозным.
    – Чтоб тебя, Колтрейн! – выругалась в сердцах Дейзи.
    Ник самодовольно оскалился:
    – Я знал, что тебе понравится. Будь готова двинуться в путь в семь. И, Дейзи, это еще не все.
    Дейзи замерла в ожидании, но Ник не торопился поделиться с ней своей очередной каверзой. "Что ж, поиграем в игру «Кто кого перемолчит», – подумала Дейзи и, наклонившись, стала рассматривать все двенадцать снимков семьи Моррисонов. Да, Ник действительно превосходный фотограф.
    – Ну, давай спроси у меня, что же там еще! – не выдержал молчания Ник.
    – Ладно, так и быть. – Дейзи повернулась к нему:
    – Какой еще сюрприз меня ожидает?
    – Вечеринка будет официальная.
    – Просто прелестно…
    Дейзи терпеть не могла задумываться о том, во что одета. Она никогда не принадлежала к числу так называемых женщин до мозга костей, которые, кажется, досконально знают все, что касается нарядов и макияжа. И в связи с этим мало смыслила в том, какой стиль соответствует тому или иному случаю.
    – Хочешь, мы с тобой пройдемся по магазинам, чтобы выбрать тебе что-нибудь из одежды?
    Предложение Ника больно ударило по самолюбию Дейзи.
    – Не нужно мне, чтобы ты водил меня по магазинам, Колтрейн! Я не оборванка и не собираюсь пользоваться твоими благодеяниями. У меня полно вещей, которые я смогу надеть.
    – Ладно, извини. Я вовсе не хотел тебя обидеть.
    Тут бы Дейзи и замолчать, но ее уже понесло:
    – Дело в том, что не только те женщины, с которыми якшаешься ты, имеют в своем гардеробе пару хороших платьев. Какая форма одежды?
    – Вечерняя.
    – Что ж, прекрасно. Пропусти, пожалуйста. Мне надо выйти на минутку.
    Едва переступив порог комнаты, Дейзи прислонилась спиной к двери и попыталась перевести дух. У нее не было ничего даже отдаленно напоминающего вечернее платье, более того, она даже не очень хорошо представляла себе, что это такое.
    К счастью, у нее есть друзья, которые в этом разбираются. Дейзи вынула из кармана сотовый телефон и набрала номер.
    – Регги? – с облегчением выдохнула она, когда трубку наконец подняли. – Помоги! Я тут серьезно влипла.
* * *
    Ник представлял себе, как Дейзи, порывшись в шкафу, достает оттуда какое-нибудь ужасное платье, сохранившееся со времен Великого потопа. Ему очень хотелось, чтобы на приеме у Диллонов она выглядела особенно привлекательной.
    Он очень нервничал. Временами ему приходилось буквально прикусывать язык, чтобы вновь не напомнить о своем предложении купить ей что-нибудь подходящее. И только понимая, насколько она ранима и горда, он не приставал к Дейзи с подобными разговорами. К тому же даже если ему и удастся одеть ее по своему вкусу, она скорее всего все равно настоит на том, чтобы нацепить на себя еще и кучу оружия.
    В любом случае Дейзи будет выглядеть как телохранитель, что, естественно, вызовет массу вопросов, например, зачем ему понадобилось нанимать охрану. Так что раз уж он принимает это за данность, то зачем же выходить из себя и обижать Дейзи, указывая на то, что она недостаточно элегантна. Ведь это и не всегда справедливо. Ник признался самому себе, что иногда ему даже нравился ее озорной подростковый стиль.
    Однако по мере того как приближался назначенный час вечеринки, росло и его раздражение, поскольку Дейзи даже не заикнулась о том, чтобы поехать к ней домой и поискать что-нибудь подходящее в ее гардеробе. Может, она считает, что платье как по волшебству само появится у него в квартире? Вопреки ожиданиям Ника именно так и случилось Когда стрелки на часах показывали почти пять, Ник услышал шаги на боковой лестнице. Дейзи вынула пистолет и, держа его на изготовку, пересекла коридор. Ник последовал за ней, она жестом приказала ему оставаться на месте, а сама прислонилась к стене и спросила:
    – Кто там?
    – Я, – ответил голос, показавшийся Нику знакомым.
    Дейзи вложила пистолет обратно в кобуру.
    – Почти вовремя, – сказала она, приоткрывая дверь.
    – Да, чтобы привести тебя в порядок, потребуется некоторое время, – сухо парировал голос.
    Ник подошел к Дейзи и распахнул дверь. На пороге стояли Регги и еще один парень, показавшийся ему знакомым. В руках у Регги была сумка с одеждой, а второй гость держал видавший виды кожаный чемоданчик.
    – Привет, Регги, – кивнул Ник секретарю Дейзи. – Что происходит?
    Регги ухмыльнулся:
    – Вот, приехали наряжать Золушку на бал.
    – Они завезли платье, – объяснила Дейзи Нику. – Огромное спадало, я сама могу одеться. – Она потянулась к сумке.
    Но Регги остановил ее, выставив вперед плечо.
    – Это спорный вопрос, – возразил он, критически рассматривая ее мятые шорты цвета хаки и открытый, канареечного цвета, топ. – Но даже если допустить, что по крайней мере одеться ты можешь и без посторонней помощи, то что ты сделаешь с макияжем?
    – У меня где-то здесь была помада…
    Напарник Регги недовольно фыркнул:
    – Вот за этим-то я и приехал, цыпочка. А теперь посторонитесь – мы заходим. И не смей пререкаться, Дейзи, потому что мы потратили уйму сил, чтобы найти тебе всю эту упаковку. Так что либо отойди, либо, если что-то не подойдет, будешь подгонять под себя сама.
    Дейзи вытаращила глаза.
    – Да, у меня сороковой размер. Ну и что?! Я не стремлюсь К совершенству. Я просто хочу пережить этот паршивый вечер.
    – То, что ты наденешь, должно сидеть идеально, иначе лучше вообще никуда не ходить, – объяснил Регги. – Мы привезли тебе пару вариантов вместе с обувью, как на каблуках, так и на плоской подошве. Смею предположить, что ты захочешь надеть на плоской, но тогда наряд может оказаться слишком длинным.
    – Может, ты наконец впустишь нас? – вставил второй. – Рег сказал, ты должна быть готова к семи.
    – Ради Бога, это же еще через два часа! – попыталась возразить Дейзи, но тут же буквально отскочила от двери, пропуская своих приятелей. – Для сборов не потребуется так много времени.
    Тот, что предположительно был визажистом, грустно покачал головой, пристально оглядев Дейзи:
    – Да-а-а… Женские гормоны у тебя все-таки работают вхолостую, дорогуша.
    – Вынужден не согласиться, – встрял в разговор Ник.
    – Ой, Бенни, заткнись! – раздраженным тоном произнесла Дейзи.
    И тут Ник вспомнил, кого ему напоминает спутник Регги.
    – Так вот ты кто! – воскликнул он, глядя на стройного молодого человека. – Никак не мог вспомнить, где я тебя видел. Ты тот трансвест.., э-э-э.., тот парень, что был в парке.
    – Трансвестит, – сухо добавил Бенни. – Можешь произносить слово полностью.
    Дейзи одарила Ника взглядом, полным презрения.
    – Боже мой! – протянула она, быстро проходя по коридору. – Видел бы ты свое лицо. Если бы ты был мультяшкой, у тебя бы над головой, наверное, мигала электрическая лампочка, – добавила она и резко свернула в спальню.
    – Ну уж извините! Мне не слишком часто приходилось принимать у себя дома парней, которые щеголяют в туфлях на шпильках.
    – Понимаю, – грустно отозвался Регги. – С тех пор как мир узнал о СПИДе, я тоже стал делать это значительно реже.
    Все прошли в спальню. Дейзи повернулась к Регги и нетерпеливо махнула рукой в сторону сумки:
    – Ладно, давайте посмотрим, что у вас там.
    Регги повесил сумку на дверцу шкафа и расстегнул ее.
    – Мы привезли тебе на выбор два наряда, – произнес он, вытаскивая оттуда вещи. – Что выберешь – платье или брючный костюм?
    – Брючный костюм, – поспешно ответила Дейзи.
    Ник же, увидев элегантное золотисто-коричневое вечернее платье, выбрал его. Дейзи хмуро взглянула на него, но Ник сделал вид, что не заметил ее взгляда. Прислонившись плечом к стене, он скрестил руки на груди и приготовился смотреть представление.
    Регги ободряюще потрепал Дейзи по плечу:
    – Я хочу, чтобы ты померила и то и другое. Надеюсь, хоть один из нарядов подойдет. Ведь мы с Бенни подбирали их не только исходя из того, будут ли они соответствовать случаю, но и учитывая, что тебе придется взять с собой оружие. Какой из нарядов подойдет – мы не узнаем, пока ты не примеришь оба.
    Регги, несомненно, знал гораздо лучше Ника, как можно успокоить Дейзи, потому что она ответила вполне мирным тоном:
    – Хорошо, тогда суди сам.
    Она выскользнула из шортов, и не успел Ник и слова вымолвить, как она уже стянула через голову топ.
    – Лифчик тоже снимай, – посоветовал Бенни. – И платье, и верх от костюма – с очень тоненькими бретельками, так что если у тебя нет лифчика без бретелек…
    Дейзи уже почти было сняла с себя остатки одежды, но Ник ее остановил:
    – Эй-эй-эй, подожди! Ну-ка, вы двое, отвернитесь.
    Дейзи удивленно посмотрела на него:
    – Ты что, Ник? Они же голубые!
    – Что мы, не видели ее прелестей? – заметил Бенни. – Дейзи, конечно, очень мила, но, видишь ли, красавчик, она не в нашем вкусе.
    Ника бросило в жар. Он, конечно, хорошо осознавал, что выставляет себя круглым идиотом, но не мог не отреагировать, увидев Дейзи раздевающейся перед двумя мужиками.
    В этот момент Регги скомандовал своему приятелю:
    – Бенни, кругом.
    Бенни пожал плечами, и они оба, криво усмехаясь, отвернулись к стене.
    – Боже, какой моралист! – с осуждением в голосе воскликнула Дейзи и, сбросив лифчик, надела верхнюю часть костюма, которую Бенни передал ей через плечо. – Можете повернуться. – И с сарказмом добавила, обращаясь к Нику:
    – Теперь устраивает? Они и на пляже могут увидеть больше голого тела.
    – Да, нормально, – ответил Ник, чувствуя себя полным идиотом., Регги протянул Дейзи коричневые брюки, и она их надела. Застегнув все пуговицы и молнии, она облачилась в пиджак и посмотрела на себя в зеркало.
    – Даже не знаю… Мне кажется, я выгляжу слегка… мужеподобно, – заключила она.
    – Да, слишком строго, – согласился Бенни. – Сюда просятся длинные волосы, чтобы не выглядеть так воинственно. Нам надо было это предусмотреть заранее Рег. Ладно, снимай. Примерь теперь платье.
    Дейзи передала ему пиджак, затем сняла брюки и тоже отдала их Бенни. Когда она стала снимать верхнюю маечку, друзья с улыбкой переглянулись и отвернулись к стене.
    Регги передал ей золотисто-коричневое платье. Дейзи надела его и пригласила мужчин оценить наряд.
    У Ника перехватило дыхание, как только он увидел Дейзи в платье. Оно было простого покроя и сильно обтягивало фигуру с абсолютной точностью повторяя очертания ее тела. Дейзи выглядела в нем великолепно. Низко вырезанный лиф держался на узеньких бретельках, которые скрещивались на спине, от середины бедра шел вниз элегантный разрез.
    – Ух ты! – восхищенно воскликнула Дейзи, глядя на себя в зеркало. – А оружие где я буду прятать?
    – Нож ты можешь прикрепить к бедру – там, где кончается разрез. Тогда ты сможешь его быстро достать, – успокоил ее Регги. – А твоя «беретта» в кейсе, да?
    – Конечно, только… – Дейзи посмотрела на свой плоский живот, который туго обтягивало платье. – Куда я, по-вашему, спрячу «беретту», чтобы ее не было заметно?
    – Вот это как раз подойдет. – Регги протянул Дейзи расшитую бисером черную бархатную сумочку, прикрепленную к плетеному бархатному поясу. – Если ты наденешь его свободно, чтобы он болтался на бедрах, смотреться это будет просто потрясающе. И никто никогда не догадается о его назначении.
    – Подожди.
    Приподняв обеими руками подол платья, чтобы не наступить, Дейзи вышла из комнаты и сразу же вернулась, держа чемоданчик с оружием. Она надела пояс и положила маленький пистолет в сумочку.
    – Пойдет, – лучезарно улыбнулась она своему секретарю. – Регги, ты просто гений!
    Дейзи засмеялась и чмокнула его в губы.
    Регги ухмыльнулся ей в ответ:
    – Примерь туфли. Давай посмотрим, что придется делать с длиной платья.
    – Кстати, о гениальности: мне пора приниматься за макияж, – произнес Бенни. Затем посмотрел на Ника:
    – Ты прощен, красавчик. Проваливай отсюда и дай нам, девочкам, немного поколдовать.
    Ник вынул из шкафа смокинг, еще раз внимательно оглядел Дейзи с ног до головы и вышел из комнаты.

Глава 14

    – В общем-то так оно и есть. Правда… – Дейзи замялась, не зная, как все объяснить, особенно после того, как Регги в понедельник все-таки удалось выведать у нее историю отношений с Ником. Она не могла найти подходящих слов. – Ну, Рег, он такой… Боже, ну такой…
    – Напористый? – предположил Бенни.
    – Ага.
    – О-о-о… И такой сильный. Обожаю напористых мужчин!
    – Да погоди ты, Бенни. Это же серьезно. – Регги оторвал взгляд от подола платья, который закалывал булавками, стоя перед Дейзи на коленях. – Ты хоть понимаешь, во что ввязываешься?
    – Наверное, в очередную историю любви, оканчивающуюся разбитым девичьим сердцем, – проговорила нараспев Дейзи. – Только, Рег, раз больно будет в любом случае, то я подумала, стоит рискнуть и попытаться получить максимум удовольствия от всей этой истории, пока Ник еще не осознал, что мы слишком разные.
    – А мне показалось, он в полном замешательстве. Может, это как раз ты придешь в себя?
    – Ну конечно! Можно подумать, что такой парень, как Ник, способен потерять голову от кого-нибудь вроде меня.
    Нет, тут меня не проведешь, и на этот раз я собираюсь смотреть на вещи очень трезво. Между нами только постельные отношения, и ничего больше. И вряд ли когда-нибудь будет. – Дейзи выразительно посмотрела на Регги. – И меня это устраивает. Правда. А пренебрегать хорошим сексом глупо.
    – Совершенно с тобой согласен, – горячо поддержал ее Бенни.
    Регги собрался было поспорить, но только глубоко вздохнул и печально произнес:
    – Снимай. Я подошью подол, пока Бенни будет делать тебе лицо.
    Ни тот ни другой и не подумали на этот раз отвернуться, когда она стянула платье, но рассматривать ее обнаженную грудь тоже особенно не стали. Регги бросил Дейзи футболку, но Бенни перехватил ее на лету.
    – Надень что-нибудь, что не придется потом снимать через голову, – я тебе и прическу сделаю.
    Бенни вышел из комнаты, чтобы принести стул, а Дейзи достала из, шкафа рубашку Ника и набросила ее, застегнув пару верхних пуговиц и засучив рукава. Полы рубашки доставали ей почти до колен, так что шорты она надевать не стала. Посмотрев на Регги, который сидел теперь рядом с кроватью и подчеркнуто с ней не разговаривал, Дейзи спросила:
    – Ты что, злишься на меня, Рег?
    Он опустил платье на колени и поднял на Дейзи глаза:
    – Нет. Просто он уже один раз заставил тебя страдать, детка, и я ужасно боюсь, как бы это не повторилось.
    Дейзи фыркнула:
    – Сколько раз я на твоем веку встречалась с мужчинами?
    – Ну, пару раз было…
    – Правильно. Два раза. И это за сколько лет? Кстати, ни один из них не задержался надолго. В конечном счете любые отношения приносят страдания. Просто во мне нет того, что удерживает мужчин. Но знаешь, Рег… – Дейзи опустилась перед ним на колени, – мне ни с кем не было так хорошо, как с Ником. Он помогает мне почувствовать себя.., даже не знаю, как сказать.., сексуальной, что ли Я бы про себя раньше так ни за что не сказала. И мне это нравится. Я хочу испытывать это чувство до тех пор, пока будет такая возможность.
    – Ладно. Но если он сделает так, что ты не сможешь уже быть самой собой, я заставлю его за это ответить.
    – Договорились, – согласно ответила Дейзи, чувствуя, как в груди у нее потеплело.
    В знак примирения они стукнулись кулаками.
    – Хорошо. А пока, – Регги лукаво посмотрел на Дейзи, – ты, как дикая кошка, будешь вести развратный образ жизни?
    – Точно, – улыбнулась Дейзи в ответ и поднялась с колен.
    В этот момент из кухни вернулся Бенни со стулом и поставил его перед зеркалом:
    – Садись, цыпочка.
    Решив, что ей не повредит, если она научится делать все это сама, Дейзи стала наблюдать за тем, как Бенни достает из старого чемоданчика всякие бутылочки, баночки и кисточки.
    – Ничего себе, Бен! Неужели тебе понадобится вся эта фигня?
    – Ты хочешь выглядеть хорошо или великолепно?
    Ей ужасно не хотелось признаваться, но все-таки пришлось:
    – Великолепно.
    – Тогда будет необходимо все. Доверься мне, девочка.
    В конце концов, я жрица косметики или кто?
    – Ты богиня, Бенни.
    – Правильно. Поэтому закрой глаза, чтобы я мог нанести тебе тени. – Он порылся в чемоданчике и извлек оттуда несколько маленьких коробочек. – Я сделаю тебе веки цвета восхитительного мокко, под бровями у тебя будет золотистое великолепие, а по впадинке мы создадим бронзовый оттенок. Потом мы подведем тебе глаза оливковым карандашом и завершим все это коричневой тушью для ресниц.
    Дейзи поняла, что она ни за что не воспроизведет это самостоятельно. Откинув голову назад и закрыв глаза, она сказала:
    – Ты ведь отдаешь себе отчет, что отныне подрядился делать мне макияж всю свою оставшуюся жизнь? По крайней мере в особых случаях.
    Бенни хихикнул:
    – Сколько я тебя уже знаю, Дейз, – четыре, пять лет?
    Это первый особый случай, который происходит в твоей жизни. – Он кончиком пальца растушевал краску чуть пониже ее брови. – Знаешь, что я тебе скажу? Ты просто не забывай приглашать меня на свои макаронные пиршества, и я буду красить тебя по первому зову.
    – Что ж, идея неплохая.
    – Значит, договорились. Итак, ты хочешь видеть свое превращение шаг за шагом или предпочитаешь сюрприз?
    – Да что уж там! Удиви меня!
    – Будет сделано! – И Бенни развернул крутящийся стул, на котором сидела Дейзи, спиной к зеркалу. – Можешь открыть глаза, если хочешь. Я сначала собираюсь закончить со всем остальным, и только потом накрашу тебе ресницы. А вот теперь передо мной стоит вопрос на миллион долларов: какой тональный крем нам потребуется? – Он отступил на шаг назад и стал внимательно изучать лицо Дейзи. – Мне кажется, слоновая кость. Если этот тон не подойдет, попробуем светло-песочный. – Бенни капнул немного крема на маленькую губку и попробовал нанести его Дейзи на щеку. – Слоновая кость – как раз то, что надо. Черт возьми, я прекрасный специалист!
    – И при этом скромный, – добавила Дейзи.
    Бенни вылил на губку еще крема и стал растирать его по всему лицу Дейзи.
    – Я вот что хочу тебе сказать, деточка: я себя еще чудовищно недооцениваю.
    Прошло почти сорок пять минут, когда Бенни наконец, отступив на несколько шагов назад, стал разглядывать Дейзи с разных сторон.
    – Я просто гений, если можно так сказать о самом себе.
    Ты выглядишь прекрасно, – приговаривал он.
    – Принимая во внимание, сколько времени на все это ушло, я, наверное, выгляжу как минимум как Камерон Диас.
    Бенни улыбнулся в ответ:
    – Да, вероятно, ты вряд ли выбрала бы бесплатное обучение на курсах визажистов в подарок на Рождество. Рег, что с платьем – готово?
    – Да. – Регги кинул Дейзи упаковку с колготками. – Надень их и сними рубашку.
    Она сделала, как было приказано, и затем оба приятеля помогли ей осторожно пролезть в платье. Они все одернули и поправили, потом Регги пристегнул бархатную сумочку и поставил перед Дейзи пару туфель, вынул Из кейса пистолет и протянул его Дейзи. Сделав последние приготовления, он торжественно объявил:
    – Ну вот, теперь можешь на себя посмотреть. Главное, держись крепче на ногах.
    Дейзи повернулась лицом к зеркалу и так и обомлела.
    – О Боже! Это я? – Она подошла к зеркалу поближе и стала разглядывать свое отражение. – А я ничего. Симпатичная. – Дейзи ослепительно улыбнулась обоим друзьям и снова взглянула на свое отражение. – Правда, Рег? Ведь я действительно ничего.
    – Это твое «ничего» не выражает и половины того, как ты выглядишь, детка. Ты просто божественна.
    – Если не сказать, сексуальна, – согласился Бенни. Он нанес немного бронзовой пудры на открытые плечи и ключицы Дейзи, затем отошел назад, еще раз оглядел ее с ног до головы и поднял вверх большой палец. – Это еще Колтрейн тебя не видел. Я уже чувствую, как он обезумеет от твоего вида.
* * *
    Когда Ник увидел Дейзи, его бросило в жар. На протяжении всего вечера он часто ловил себя на том, что смотрит в ее сторону. Это даже уже начинало мешать работе.
    Прием по случаю юбилея, который проходил в элегантном многокомнатном пентхаусе отеля «Фэрмаунт», был очень ответственным мероприятием, и когда Ник не был занят выполнением своих непосредственных обязанностей, он очень много времени уделял тому, чтобы присматривать за своей девушкой – слишком много. А ведь она на самом деле даже не совсем его девушка. Она его телохранитель.
    Нику всегда нравилась внешность Дейзи. Она была хорошо сложена, однако ее красоту нельзя было назвать идеальной. В ней было что-то такое, что отличало Дейзи от просто красивых женщин. Она была очень своеобразной девушкой и этим нравилась Нику.
    И не только ему, как выяснилось в этот вечер. Она привлекала внимание многих мужчин. Ее гордая осанка и взгляд уверенной в себе женщины придавали ее облику некую царственность. Стоя посреди роскошной толпы, она казалась пантерой, очутившейся в обществе котят.
    Бенни сделал ей макияж в стиле тридцатых годов: подчеркнул глаза и губы, зачесал волосы крупными волнами назад, оставив на висках по одному небрежному локону.
    Платье, плотно обтягивающее ее великолепную фигуру, еще более подчеркивало созданный им образ. Дейзи выглядела обворожительно.
    И это замечал не только Ник. Пока мужчины один за другим пытались развлечь ее разговорами, женщины настороженно приглядывались к новой сопернице. Дейзи не поощряла первое и не обращала внимания на второе. Она была совершенно равнодушна или по крайней мере старалась казаться такой.
    Она все время была рядом с Ником, пока он работал, и только один раз отошла от него недалеко – когда ему понадобилось место для того, чтобы сделать особенно удачный снимок. Стоило Дейзи ненадолго остаться одной, как тут же какой-нибудь котяра, мнящий себя вожаком львиного прайда, отделялся от толпы и двигался в ее сторону. Ее горделиво поднятый подбородок и лицо без тени улыбки притягивали к себе мужчин, как луна притягивает приливы и отливы.
    Дейзи так старательно напускала на себя гордый и неприступный вид, потому что чувствовала себя здесь не в своей тарелке, и Ник это прекрасно знал. Несмотря на то что ей на вечеринке не нравилось, уйти она не могла, ведь она выполняет свою работу охранника. А все эти идиоты, которые кружили вокруг нее, жадно наблюдая за тем, как она отпивает газированную воду из бокала для шампанского и скользит глазами по толпе, вместо того чтобы остановить взгляд на ком-либо из них, видели в ней некую загадочность.
    Отвернувшись от очередного претендента на внимание Дейзи, Ник посмотрел на миссис Диллон – вторую половину чествуемой сегодня пары. Она улыбалась своему супругу и, обмакнув в шоколад ягоду клубники, предлагала ему откусить кусочек. Ник поднес фотокамеру к глазам и запечатлел тот момент, когда мистер Диллон, взяв жену за руку и нежно посмотрев ей в глаза, поцеловал в запястье.
    Ник был уверен, что эта фотография будет иметь особое значение, что именно ее миссис Диллон будет лелеять больше других, поскольку на этом снимке будет запечатлено все то, что позволило ее браку с Джимом Диллоном продлиться двадцать пять лет. Ник всегда искал такие кадры и всегда находил их.
    А ведь он его чуть не пропустил, потому что все время вынужден следить за тем, что происходит вокруг Блондиночки.
    Он попытался заставить себя не думать об этом. Подумаешь! Какая разница, что ему помогло – добросовестное отношение к работе или чистая случайность, в любом случае он поймал этот момент. Так что теперь можно и расслабиться.
    Ник направился к Дейзи, оттеснив потенциального ухажера.
    – Кажется, вас ищет супруга, Мануэллан, – сказал Ник, бесцеремонно прервав искрометный монолог соперника. – Мисс Паркер, – обратился он уже к Дейзи, слегка поклонившись. – Простите мое невнимание к вам. Разрешите я провожу вас к буфетной стойке.
    – Благодарю вас, – сухо отозвалась Дейзи, наградив своего недавнего собеседника немного деланной улыбкой. – Вы позволите, мистер Мануэллан?
    Слегка касаясь ладонью ее спины, Ник направил Дейзи к буфету. Она наклонилась вперед, чтобы взять маленькую фарфоровую тарелку, и его рука скользнула по узкому желобку ее позвоночника туда, где кончается вырез на платье.
    Дейзи сделала вид, что не заметила его жеста, хотя внутренне вся напряглась, почувствовав, как жаркая волна поднимается внутри ее.
    Ник чувствовал такой же жар. Он вспомнил ту Дейзи, страстную, ненасытную в своих желаниях, которую он держал в своих объятиях несколько часов назад. Сейчас она перекладывала длинными щипцами закуску с большого блюда себе в тарелку. Глядя, как она, шествуя в дальний уголок зала, слегка покачивает бедрами, Ник подумал, что хорошо бы оказаться сейчас с ней в постели, а не здесь, на этой вечеринке, где полно всяких идиотов, пытающихся понравиться ей, добивающихся ее внимания.
    Похоже, что и он сам принадлежит к таким идиотам?
    Потому что добивается от нее того же. А ей на это наплевать?
    Но разве не должно было влечение поугаснуть, после того как они стали наконец близки? Обычно так и происходит. Но сейчас он смотрит на нее и чувствует, что хочет ее не меньше прежнего. Причем хочет прямо сейчас.
    А почему бы и нет? Ник слегка ослабил бабочку на шее.
    И правда, что может его остановить? Работу свою он закончил, а Дейзи сказала, что они оба взрослые люди, которые всегда могут договориться, разве не так?
    Желание в нем росло все сильнее. Возможно, если бы он мог отвлечься, то…
    Ник поставил свою тарелку на поднос проходившего мимо официанта и потянулся за тарелкой Дейзи.
    – Ты закончила? – спросил он тоном, ясно говорившим о том, что он заберет у нее тарелку в любом случае – независимо от ее ответа.
    Дейзи торопливо покончила с едой и подняла на Ника глаза. В смокинге он выглядел просто сногсшибательно! Ей ужасно захотелось поскорее уйти с этого приема, чтобы наконец остаться с ним наедине, – Конечно, – ответила она, отдавая ему тарелку, затем глотнула немного воды и встала, ища глазами, куда бы поставить бокал. – Нам надо вернуться к работе?
    – Хм… – услышала она в ответ.
    Что бы это значило? Дейзи даже не сопротивлялась, когда Ник взял ее за руку и повел через всю комнату, хотя схватил он ее с той стороны, где был пистолет. Она решила, что даже если и возникнет необходимость воспользоваться «береттой», что казалось совершенно невероятным в этой шикарной толпе, то она легко сможет освободиться от захвата.
    Двигаясь сквозь толпу, Ник представлял Дейзи дамам, щедро усыпанным бриллиантами и одетым в роскошные вечерние платья, и мужчинам в сшитых на заказ смокингах. Он раздавал свои визитки и обменивался ничего не значащими фразами, при этом был исключительно вежлив, очарователен и старался как можно быстрее завершить разговор, поэтому не успела Дейзи сообразить, что к чему, как они уже были в коридоре за пределами пентхауса.
    Она мгновенно насторожилась, поскольку если разбойники обманутого муженька все-таки выследили их сегодня, то засаду они могли устроить скорее здесь, в коридоре, чем в многокомнатном люксе, где веселились десятки самых влиятельных жителей Сан-Франциско.
    – На сегодня у тебя больше нет дел? – спросила Дейзи, почти вприпрыжку следуя по коридору за длинноногим Ником.
    Осторожно попытавшись высвободить руку, она почувствовала, что он ее не отпускает, и через пару мгновений они уже стояли напротив лифта. Ник нажал на кнопку вызова.
    – Куда мы направляемся? – снова задала вопрос Дейзи.
    Прозвучал мелодичный звонок, свидетельствовавший о том, что лифт прибыл, и стрелочка над дверями загорелась желтым светом. Через секунду двери раздвинулись. Войдя в кабину. Ник нажал кнопку «Вестибюль».
    – Ты что, язык проглотил, Колтрейн? – Дейзи уже начинала немного злиться, и когда двери лифта со скрипом закрылись, она резко высвободила руку.
    И вдруг он приблизился к ней настолько, что она перестала видеть вокруг себя что-либо, кроме его смокинга.
    – Ты что? – жестко спросила ,она, напрягшись всем телом.
    – А вот что, – прорычал он в ответ, наклоняя голову и впиваясь поцелуем в ее губы.
    Волна желания накрыла Дейзи с головой, и она ответила на его поцелуй с такой же страстью. Схватившись руками за лацканы смокинга, она встала на цыпочки, чтобы как можно сильнее прижаться губами к его губам. Теплые пальцы Ника стали медленно гладить ее спину, а затем его рука властно притянула Дейзи еще ближе. Они жадно целовались несколько минут.
    Потом Ник чуть отстранился и посмотрел Дейзи в глаза. Она ощутила его горячее прерывистое дыхание на своих влажных губах.
    – Я говорил тебе, как ты прекрасна в этом платье? С той минуты, как ты его надела, я больше всего на свете хотел снять его с тебя. Странно, правда? Я видел тебя и в одежде, и без, но это платье на тебе просто заставляет меня лезть на стены! – Он снова наклонил голову и дотронулся губами до ее подбородка, затем поцеловал ее щеку, висок. – Что ты делаешь со мной, Дейзи? – прошептал Ник.
    Это она-то что-то делает? Вот это да! Дейзи не успела ничего сказать, потому что Ник закрыл ее рот поцелуем. И вновь она, уже в который раз, почувствовала, как земля уходит из-под ног. У Дейзи не было ни сил, ни желания противиться этому. Она принадлежала ему целиком и полностью.
    Ник уже спустил узкую бретельку с ее плеча, когда лифт остановился и двери открылись. Дейзи и Ник продолжали целоваться, никого и ничего не замечая вокруг. Но тут кто-то за спиной Ника откашлялся, и Ник медленно обернулся на этот звук. Увидев перед собой небольшую группу людей, смотревших на них, Дейзи покраснела и вышла из лифта, гордо подняв голову.
    Боже милостивый, бандиты могли уложить их прямо на месте, потому что она совсем потеряла бдительность. Дейзи внимательным взглядом окинула вестибюль, пока Ник о чем-то разговаривал с портье.
    – Пойдем, – сказал он через минуту, и они снова направились к лифтам.
    Двери ближайшего лифта открылись, как только они приблизились, и Ник нажал кнопку четвертого этажа. Не успели двери сомкнуться за их спиной, как Ник снова приблизился к Дейзи.
    – Даже и не думай прикасаться ко мне.
    Ник ухмыльнулся:
    – Да, видимо, это была не самая лучшая мысль. Но ведь и ты, кажется, не особенно скромничала всю дорогу.
    – Слушай, Ник Колтрейн!
    – Да-да, это ты все время подогревала атмосферу.
    Все, кто смотрел на тебя, думали: «Она очень сексуальна». А при взгляде на меня у всех возникала мысль: «Она его держит за я…»
    – Ник!
    – Держит за явного дурака. Я хотел сказать «за явного дурака».
    – Боже мой, ушам своим не верю! Во-первых, люди в общественных местах не смотрят мужчине сам знаешь куда.
    А во-вторых, я уверена, что ни у кого не возникало таких мыслей.
    – «Сам знаешь куда…» – Ник нежно улыбнулся и провел кончиком пальца по ее брови. – И как это человек, который всю жизнь общался с уличной шпаной, дожив до вполне солидного возраста – двадцати восьми лет, – сохранил такую нетронутую невинность?
    Дейзи оттолкнула его руку:
    – Нет во мне никакой невинности!
    – Это не ругательство, сладкая моя. – Лифт остановился, и Ник отошел от двери, галантно пропуская Дейзи вперед:
    – Прошу.
    – Куда мы идем?
    – Вон туда. – Он взял ее под локоть и направился по коридору.
    Через мгновение они остановились перед дверью в номер, и Ник вставил ключ в замок.
    – Что это?
    Вопрос был, конечно, глупый, но Дейзи и правда не понимала, что они здесь делают.
    – Это комната. Ты вряд ли бы оценила, если бы я просто затащил тебя в одну из спален пентхауса и отымел бы там по полной программе, пока сотня гостей веселится в соседней комнате, а ждать, пока мы доедем до дома, я не могу.
    Он открыл дверь, а затем повернулся к Дейзи и сгреб ее в свои объятия. Сама того не ожидая, она взвизгнула, как пятнадцатилетняя девчонка.
    – Ты никогда не производила на меня впечатление девицы, готовой наскоро потрахаться где-нибудь в подсобке, – продолжил Ник, переступая через порог и ногой захлопывая дверь, – поэтому я снял для нас номер.

Глава 15

    – Я думала, у тебя плохо с деньгами. Снять такое местечко стоит целое состояние.
    – Для таких целей и был придуман «Америкэн экспресс», детка, – чтобы ребята вроде меня имели возможность не задумываться над такими мелочами до следующего месяца.
    – Ты тоже им пользуешься? – улыбнулась Дейзи. – Забавно. Я всегда представляла, что ты отсчитываешь сотенные купюры из-под золотого зажима для денег.
    Ей приятно было осознавать, что Ник накапливает долг на кредитной карте, потому что так он больше похож на обычного человека.
    Пока он нес ее на руках через комнату, она сбросила туфли.
    – И все-таки слава Богу, что существуют пластиковые карточки, да? Я не хочу сказать, что у меня большой кредит – мне его сократили практически до нуля, когда я уволилась из полиции. Ну конечно, не в тот самый день, как это случилось, а только когда обнаружилось, что я не просто больше не являюсь государственным служащим, а к тому же еще имею собственное дело.
    – Дейзи!
    – А?
    Ник сел на кровать, опустив ее себе на колени.
    – Замолчи и поцелуй меня.
    Она рассмеялась низким гортанным смехом, потому что он заставлял ее чувствовать собственную сексуальность, и это было для нее внове. Правой рукой обняв Ника за шею, ладонью левой руки Дейзи повернула его лицо к себе и прижалась губами к его губам. Ник приоткрыл рот, и это заставило ее сердце затрепетать сильнее.
    Не прерывая поцелуя, Ник лег на спину, а потом перевернулся так, чтобы, опираясь на руки, оказаться над Дейзи. Осторожно потянув за бретельки платья, Ник спустил их с ее плеч. Тонкая ткань сползла, обнажив грудь.
    Ник стал ласкать ее. Открыв рот, слегка сжал зубами сосок, ставший твердым, как камешек, и осторожно втянул в себя. По телу Дейзи пробежала мощная волна возбуждения и истомы.
    – Хочешь раздеться вместе со мной, Блондиночка?
    Ник поднялся, снял с себя смокинг и повесил его на стул, затем потянулся к запонкам на рубашке.
    – Подожди, – попросила Дейзи, садясь. – Дай я помогу. Господи, ты всегда так спешишь!
    Ник едва смог подавить смех.
    – Приятно слышать это от тебя. В прошлый раз торопилась ты. Ты готова была мне пистолет к виску приставить, лишь бы я делал все быстрее.
    Дейзи поджала губы и хмыкнула, как бы не соглашаясь с его словами. Грациозно подобрав подол платья, она на коленях подползла к краю кровати. У Ника перехватило дыхание от вида ее обнаженной груди и крепких бедер, мелькающих в разрезе подола.
    – На тебе есть трусики, Дейз?
    – Конечно, есть! – Она возмущенно сверкнула шоколадного цвета глазами. – С какими женщинами ты общаешься! По-моему, с еще более авантюристками, чем я.
    Про себя Ник подумал, что склонность к авантюрам вовсе не обязательно заканчивается постелью, однако не стал говорить этого вслух. Глядя на то, как Дейзи расстегивает запонки на его рубашке, Ник улыбнулся. Она хочет казаться многоопытной, но что касается отношений с мужчинами, то здесь опыта у нее явно маловато.
    Неожиданно Дейзи рванула рубашку с его плеч и опустила ее до середины спины; воротник, выскочил из-под бабочки, издал скрежещущий звук. Дейзи запустила пальцы в шелковистые волосы на груди Ника и потянулась к его губам. Он наклонил голову и резким движением вывернул рукава наизнанку. Несколько минут они исступленно целовались, а потом Ник сказал:
    – Ты забыла расстегнуть запонки, Дейзи.
    – Угу, – промычала она, целуя его в шею, потом наклонилась и потерлась щекой о его волосатую грудь.
    – Расстегни меня.
    – А зачем? Сейчас ты в моей власти, а значит, ты мой раб.
    Дейзи опустилась ниже и потянулась к поясу его брюк.
    – Позволить тебе поменяться со мной ролями? – наигранно строго произнес Ник и попытался справиться с запонками сам, но Дейзи стала расстегивать пуговицу на его брюках. Это заставило его замереть. Он смотрел, как Дейзи целовала его в живот, и чувствовал, как каждое прикосновение ее губ вызывает в нем прилив страстного желания.
    – Да, – сказала Дейзи, подняв на Ника глаза, и улыбнулась. – Доверься мне. – Она снова рассмеялась низким голосом. – Или мы просто быстренько перескочим прямо к тому моменту, когда я захочу всего сразу.
    Она расстегнула молнию на его брюках.
    – Да уж, – засмеялся Ник, вспомнив, как Дейзи назвала это место «сам знаешь что». – Тали это женщина, которая.., о Боже, Дейз!..
    Она запустила руку в расстегнутую молнию, и Ник тут же забыл, что хотел сказать. У него была какая-то мысль… но он никак не мог вспомнить какая.
    – Что ж, Николас Слоун Колтрейн, – прошептала Дейзи, – это вы у нас не носите трусики.
    Он наблюдал, как брюки медленно сползают к коленям.
    – Мужчины не носят трусики, – прохрипел он в ответ.
    – Да уж вижу.
    – Нет, Блондиночка. Я хочу сказать, что мужчины носят трусы, а такое девичье бельишко типа… – Тут Дейзи сильнее сжала руку, и это ее движение заставило Ника замолчать на полуслове, он сделал глубокий вдох, словно боялся задохнуться.
    Черт знает что такое! Ноги у него запутались в брюках, руки связаны рукавами рубашки, как у фаршированной индейки, – в таком положении чтение лекций по меньшей мере неуместно. Ник вновь попытался расстегнуть запонки.
    Конечно, это задача не из легких, но он должен показать малышке Паркер, кто здесь хозяин.
    А Дейзи тем временем наклонилась и жарко дохнула на его вздыбленный член, а потом потерла его о желобок между своими грудями.
    – Боже! – только и мог вымолвить Ник, неподвижно застыв на месте и прерывисто дыша.
    Взглянув на него, Дейзи слегка нахмурила брови, как бы задумавшись, не слишком ли она далеко зашла, но потом широко улыбнулась:
    – Я тебе кое-что задолжала за сегодняшний день, – проговорила она, невинно моргая. – Кажется, ты просил меня кое-что тебе сделать?
    Отгадывать загадки сейчас было выше его сил.
    – Помоги мне выбраться из рубашки, Дейз! – хриплым от волнения голосом попросил Ник. – Мне не хочется ее рвать, но я так и сделаю, если ты не…
    – А мне кажется, не стоит этого делать, Колтрейн.
    – Ник! – поправил он ее. – Раз уж ты взялась обрабатывать моего веселого друга, то должна называть его обладателя по имени.
    – Я вот что тебе скажу. Ник: у меня такое чувство, что если я помогу тебе распутаться, ты заставишь меня отплатить за мое невинное развлечение.
    – Умница, беспокоишься по делу. – Ник опустился на кровать на колени и улыбнулся, заметив, как Дейзи поспешно отскочила назад. – Но мне кажется, ты не очень себе представляешь, что может случиться.
    – И что же?
    – Ну, для начала я собираюсь так или иначе выбраться из рубашки, даже если мне придется порвать ее в клочья.
    Бежать тебе в общем-то некуда, так что, Дейзи, лучше помоги мне. Если из-за тебя мне придется испортить рубашку, то к тому моменту, когда я наконец освобожусь, я буду еще и очень зол. И куда ты денешься в таком случае?
    – Выбегу в вестибюль с твоими штанами в руках.
    Дейзи поправила платье, прикрыв грудь, и огляделась, ища глазами туфли.
    – И оставишь меня здесь без своей защиты? Ты для этого слишком профессионал. Кроме того… – Ник облизнул губы и придвинулся ближе, – тебе понравится такая расплата, вот увидишь!
    Дейзи опять спустила бретельки и, слегка качнув плечами, заставила платье сескользнуть на бедра.
    – Да лучше уж пусть мне понравится, иначе я заставлю тебя расплачиваться так, как тебе и не снилось. – Дейзи расстегнула бархатный пояс с сумочкой, и платье упало на кровать, обвившись вокруг колен. Она осталась в тонких черных колготках и трусиках. – Поворачивайся.
    – И не любоваться таким видом? Ну уж нет!
    – Ты хочешь, чтобы я тебе помогла распутаться, или нет?
    – Есть масса способов это осуществить, куколка. Давай поэкспериментируем. Вот и попробуешь быть более безрассудной.
    – Ник придвинулся ближе к Дейзи. Стоя на коленях посередине кровати, тесно прижавшись друг к другу, они пытались высвободить Ника из рубашки. Через пару секунд запонки были расстегнуты, и Дейзи сорвала с Ника рубашку и откинула ее в сторону. Ник потянулся к галстуку, но Дейзи его остановила.
    – Хочу, чтобы на тебе не было ничего, кроме бабочки.
    Тогда ты будешь похож на мой подарок. – Она улыбнулась. – А вот носки можешь снять.
    – А ты – колготки.
    Ник справился быстрее и склонился над Дейзи, которая в этот момент повернулась к нему спиной. Он ухватил ее за пояс колготок и потянул на себя. Дейзи повалилась на спину, подставив локти для опоры, и стала наблюдать за тем, как Ник плавно и медленно стягивает колготки сначала с ее бедер, потом с колен и, наконец, со ступней. Потом он осторожно лег на Дейзи сверху и поцеловал ее. Несколько минут они лежали неподвижно. В тишине комнаты было слышно, как тяжело они дышат.
    Опустившись немного ниже. Ник дотронулся губами до, ее шеи, а потом стал осыпать поцелуями ее плечи и грудь.
    Опускаясь по ее телу все ниже и ниже, он наконец достиг своей цели и, стянув с Дейзи трусики, стал ласкать ее между бедер. Затем он, растянувшись на животе, нежно погладил тыльной стороной ладони ее бедра с внутренней стороны, любуясь при этом маленьким пушистым треугольником..
    Вдруг она прикрылась рукой.
    – Дейзи, не надо, – прошептал Ник и убрал ее руку. – Не закрывайся. Это невероятно красиво. – Повернув голову вправо, он поцеловал ее левое бедро, затем сделал то же самое с другой стороны. – Так прелестно, так женственно, так красиво. – И он потерся подбородком о светлые кудряшки.
    Ник принялся не спеша целовать ее живот, сгиб между бедрами и животом, бедра изнутри и то место, где они плавно переходят в округлую попку. С каждым разом его ласки становились все исступленнее.
    Наконец он проник своим дразняще-волнующим языком в нее, и Дейзи издала приглушенный стон, вцепилась руками в его волосы и притянула его еще ближе.
    Почувствовав, что раскалил ее чувственность до предела, Ник остановился и, стоя над Дейзи на коленях, надел презерватив.
    Ее темные глаза сверкали, щеки пылали огнем.
    – О Боже! Ник, ну пожалуйста, быстрее! – поторопила она.
    Он вошел в ее горячее лоно и задохнулся от наслаждения.
    – Как хорошо!
    Дейзи что-то согласно промычала в ответ и продолжила плавно двигать бедрами, а Ник вдруг замер и, выждав какое-то время, вернулся к прежнему ритму.
    Глаза Дейзи были полузакрыты, по щекам разлился румянец, из груди вырывались страстные стоны. Она подавалась вперед, желая, чтобы Ник проник в нее еще глубже.
    Ее ногти впивались ему в спину.
    – О, прошу тебя! – прошептала Дейзи. – Мне так… – Она прерывисто вдохнула и прикусила нижнюю губу, но уже через мгновение с жаром продолжила:
    – Так великолепно!
    Боже мой, Ник, это так замечательно! Я хочу, чтобы это никогда не кончалось!
    Но Ник уже начал набирать скорость, и Дейзи приняла такой поворот событий. Он чувствовал, как ее возбуждение все нарастает, и слегка изменил положение, чтобы двигаться с ней в одном ритме. Вскоре Дейзи начала бешено извиваться под ним, она впилась ногтями в спину Ника, оставив глубокие царапины, и с невероятной силой сжала ногами его бедра.
    Все его ощущения сосредоточились на пульсирующих сокращениях ее тела.
    Ник уперся ногами, стараясь сдержать рвущийся из горла стон. А затем и его настигло удовлетворение, и, выгнув сильную спину, он прорычал имя Дейзи и отдался наслаждению.
    Наконец, расслабившись, Ник уткнулся лицом в ее шею.
    – Боже мой, Дейзи!
    Она обняла его расслабленной рукой, и не успел Ник до конца осознать, что говорит, как с его губ слетело:
    – А я тебе не предлагал романтические отношения? – И внутри у него все похолодело. Что это на него нашло?
    Дейзи тихо рассмеялась:
    – Как это – романтические отношения?
    Вот так – не знаешь, где найдешь, где потеряешь! Ник приподнялся на локтях, чтобы взглянуть Дейзи в лицо. Она смотрела на него таким ласковым взглядом! Он поцеловал ее в мягкие губы и сказал:
    – Это такие отношения, которые у нас с тобой могут когда-нибудь сложиться, если мы будем рассчитывать на возможное совместное будущее. Может быть.., когда-нибудь…
    Выражение ее лица изменилось, Ник почувствовал, как Дейзи вся напряглась, но все-таки продолжил:
    – Понимаю, ты не ожидала – ведь я никогда не говорил тебе, что ты мне очень нужна. Ну что ж, теперь сказал.
    – Я знаю, что тебе нужен секс со мной.
    – Это само собой. Но если ты думаешь, что это все, Блондиночка…
    – Ты не обязан мне что-либо обещать. Ник. – Дейзи положила руки Нику на плечи и слегка отстранила его. – По правде говоря, я бы даже попросила тебя этого не делать. Я уже давно смирилась с тем, что продолжительные отношения – это не для меня. – Дейзи говорила очень серьезным тоном и смотрела прямо в глаза Нику. – Ну уж не знаю, как выразиться более ясно: по части романтики мне везет как утопленнику.
    – Это все потому, что у тебя никогда не было отношений со мной, – возразил Ник. – Держись за кобуру, сладкая моя, потому что теперь тебе обязательно повезет.
    Дейзи еще сильнее напряглась:
    – И как ты это себе представляешь. Ник? Почему нельзя просто оставить все как есть? Давай будем наслаждаться тем, что есть между нами, пока оно продолжается, но будем готовы к тому, что рано или поздно это закончится.
    Ник уже открыл рот, чтобы поспорить с тем, как она воспринимает.., он и сам не мог толком объяснить, что именно. Продолжительные отношения? Отношения, которые предложил ей именно он?
    – Давай сменим тему, – предложила Дейзи. – Не хочу больше об этом говорить.
    – Ладно. Ты хочешь остаться здесь на ночь?
    – После того как ты выложил за эту комнату целое состояние? Конечно, хочу!
    – Но это значит, что завтра утром тебе придется пройти через весь вестибюль в вечернем платье.
    Это вызвало у Дейзи приступ веселого раскатистого смеха, какого Ник не слышал от нее со времен ее детства.
    – А почему это должно меня беспокоить?
    – А черт его знает! Просто это как раз то, что обычно не дает покоя женщинам, с которыми я когда-либо встречался.
    Дейзи ухмыльнулась:
    – Даже не знаю, поинтересоваться ли, скольких женщин ты заманил в гостиничный номер, или сразу раскрыть тебе глаза на очевидные вещи.
    – Какие?
    – Я не из тех заумных женщин, с которыми ты обычно проводишь время. Хотя это еще вопрос, насколько они умны, если разгуливают без нижнего белья. Но это к делу не относится. Я просто дешевая девочка из пригорода, которая слишком мало повидала на своем веку, чтобы беспокоиться о том, что ее кто-то увидит утром в вечернем платье.
    – Ты экономичная, куколка. Я бы ни за что не назвал тебя дешевой.
    – Ну, в любом случае я не твоего круга. А возвращаясь к теме ночевки, могу только добавить, что по крайней мере нас здесь не найдут бандиты.
    – Значит, решено. Но прежде чем ложиться спать, нам надо спуститься в магазин за всякими необходимыми мелочами.
    – Например?
    – Зубная паста, щетки. Презервативы.
    Дейзи слегка толкнула его в плечи.
    – Так чего же мы ждем? Мы же не хотим, чтобы магазин закрылся, пока мы не купили… – Она скользнула взглядом по обнаженному телу Ника, – зубные щетки. Ведь чистые зубы – это самое главное. – Дейзи соскочила с кровати и широко улыбнулась:
    – Слушай, мне так не хочется, чтобы ты снова надевал рубашку. Мне ужасно нравится, как ты выглядишь в одной бабочке. Может, я одна схожу вниз? Все равно я оденусь быстрее тебя.
    – Детка, не родилась еще такая женщина, которая могла бы одеться быстрее мужчины.
    – Разве последние несколько дней ничему тебя не научили? Ставлю двадцать баксов, что я опережу тебя, даже не запыхавшись.
    – Поехали!
    Они кинулись каждый к своей одежде, и уже через несколько мгновений Дейзи застегивала на бедрах пояс с сумочкой для пистолета, а Ник все еще разбирался с пуговицами на рубашке.
    Она надела туфли и подошла к нему, чтобы помочь.
    – Мне даже стыдно брать твои деньги. Они дались слишком легко.
    – Ты не надела колготки.
    – Подумаешь! Я успела бы натянуть их и снова снять раза три, а ты бы все продолжал неравную борьбу со своей рубашкой.
    – Пожалуй, тут ты права. – Не застегивая воротник и спрятав бабочку под него, Ник бросил запонки на туалетный столик и закатал рукава. – Ты готова?
    – Уж десять минут как, парень, – фыркнула Дейзи.
    Наслаждаясь видом ее аккуратной попки, когда они выходили из комнаты, Ник размышлял над тем, что Дейзи сказала о своих неудачах в романтических отношениях и о том, что хотела бы все оставить как есть. Закрывая дверь, он улыбался. Она хочет этого потому, что за ней никогда не ухаживал Колтрейн. Ник решил, что по крайней мере должен показать, от чего она так упорно отказывалась.

Глава 16

Четверг

    – А ты знал, что тут в ванной есть телефон? – Обернувшись полотенцем и вытирая волосы другим, Дейзи вошла в спальню. Пора придать этим отношениям немного деловой окраски. За последние сутки она как-то немного упустила из виду свой профессиональный долг. Она посмотрела на Ника, который, собрав посуду после завтрака, выставлял в коридор поднос, на котором им привезли еду в номер. На какое-то мгновение ее внимание привлекло то, как его брюки – единственное, что на нем сейчас было надето – туго обтягивают упругие ягодицы. И тут же она заставила себя сосредоточиться на более важных вопросах.
    Так о чем это она? Ах да:
    – Зачем это кому-то мог понадобиться телефон в ванной?
    Ник закрыл дверь и повернулся к Дейзи лицом:
    – Даже не знаю. Думаю, это бывает нужно определенному типу клиентов. Например бизнесменам-трудоголикам.
    – Или любителям принять ванну и поболтать одновременно, – не смогла удержаться Дейзи, чтобы не сказать своего веского слова, но все же остановила себя. Они здесь не для того, чтобы обмениваться бессмысленными шуточками, как бы заманчива ни была такая перспектива. – Но телефона нет ни тут, ни там. Пора бы нам…
    – Ты выглядишь такой разгоряченной, Дейз.
    В голосе Ника послышались нотки интимности. Дейзи уже успела привыкнуть к такому его голосу за эту ночь, и он действовал на нее всегда одинаково волнующе – полотенце, которым она вытирала голову, выпало из ее внезапно ослабевших рук. Ник подошел совсем близко и, едва касаясь, погладил ее руку от плеча до кончиков пальцев и предложил:
    – Мне кажется, нужно избавить тебя от этого ужасного жаркого полотенца и немного остудить.
    – Ты, как всегда, очень великодушен, – иронично ответила Дейзи.
    – Я сведущ в таких делах. Просто делай, как я скажу., и все будет хорошо.
    Она расхохоталась:
    – Размечтался, умник!
    – Ладно. – Ник пожал плечами, как будто сдаваясь. – Только обрати внимание, что я не маюсь от жары, обмотавшись в махровую ткань. – И он потянул за край полотенца, пытаясь снять его и совершенно не обращая внимания на сопротивление Дейзи. – Ну правда, сними его. Тебе сразу станет хорошо и прохладно, как мне.
    – Ну конечно! От этого мы сразу станем на равных: ты с голым торсом, а я абсолютно без ничего.
    Казалось, Ник задумался над ее словами.
    – Ты права, – согласился он наконец, затем расстегнул брюки, и они упали на пол. – Вот так. И никогда больше не говори, что Николас Колтрейн ничего не делает, чтобы поддержать идеи равенства.
    Он снова потянулся к полотенцу. Увидев Ника обнаженным, Дейзи почувствовала, что не имеет ни сил, ни желания противиться его предложению. Действительно, на полчаса раньше, на полчаса позже – уже не имеет значения.
    Дейзи позволила снять с себя полотенце. Ник медленно проследил взглядом каждый изгиб ее тела, потом склонился и поцеловал в плечо.
    – Так лучше?
    – Угу… Гораздо.
    – Так и ситуации больше соответствует. – Он снова дотронулся губами до ее шеи. – Слава Богу, что ты хоть не надела один из здешних халатов. Представляешь, какие бы меры пришлось принимать после этого?
    – Ну, ты же знаешь, я плохо разбираюсь в том, что надеть сообразно случаю.
    Ник притянул Дейзи к себе:.
    – Всегда рад подсказать.
    Она бросилась ему на шею, наслаждаясь прикосновением к его телу, и почти незаметно потерлась о него сосками.
    – Это все равно не поможет, Ник. Так и знай.
    – Тес… – Ник опять наклонился, чтобы поцеловать ее. – Знаю.
    Через сорок пять минут они спустились в холл и подошли к портье, который, передавая Нику счет, сообщил:
    – У меня здесь записано, что сегодня ночью вас разыскивали двое мужчин, мистер Колтрейн.
    Ник замер и почувствовал, что Дейзи тоже вся напряглась.
    – Они назвались?
    – Нет, сэр. Моя коллега, дежурившая ночью, обратила внимание, что они были несколько не похожи на наших обычных гостей. И еще она сказала, что, когда отказалась назвать им, в каком номере вы остановились, они стали вести себя довольно грубо. Тогда она предложила позвонить вам в номер по телефону, но они не захотели воспользоваться ее услугой.
    – Хм… – Ник протянул свою кредитную карту. – Даже не представляю, кто бы это мог быть. Но все равно спасибо, что сообщили.
    Дейзи хранила молчание, пока они не вышли из отеля.
    – Думаешь, это были те же бандиты?
    – Наверное, – ответил Ник, глядя на здание напротив.
    Он знал, что Дейзи не теряет бдительности, но, когда они шли к тому месту, где ему накануне посчастливилось обнаружить уличную парковку, решил, что не помешало бы и ему обратить более пристальное внимание на окружающую обстановку.
    Он взглядом отыскал среди машин свой «порше» и воскликнул:
    – О нет!
    Дейзи перестала оглядываться по сторонам и взглянула на Ника.
    – Что? Что такое? – Проследив взглядом, куда он смотрит, она ужаснулась:
    – О Боже! Господи, Ник! Твоя красивая машина!
    Кто-то – кто именно, и так было ясно – превратил «порше» Ника в груду металла. Окна и фары были разбиты, корпус искорежен, шины спущены, а там, где оставалась ровная поверхность, на краске были нацарапаны ругательства.
    – Мать твою! – прошипел Ник хриплым голосом.
    Он обошел машину вокруг один, два, три раза. В груди у него клокотала ярость, и он со всей силы ударил ногой по колесу рядом с дверью водителя.
    – Мать твою! – еще раз выругался он, а потом, резко развернувшись, запустил пальцы обеих рук в волосы и с силой дернул их назад. Он сжал ладонями виски, пытаясь облегчить пульсирующую боль. Несколько минут он молча смотрел вдаль, ничего не видя из-за кровавого тумана в глазах. Он был вне себя от гнева.
    Дейзи стояла рядом, прижавшись к Нику со спины, успокаивающе гладила его по животу.
    – Успокойся, Ник, – шептала она. – Успокойся.
    – Я любил эту машину, – проговорил наконец Ник охрипшим голосом. – Она была моей первой покупкой, с тех пор как я стал зарабатывать больше, чем только на еду и аренду жилья. Но даже тогда у меня ушло три года, чтобы оплатить кредит.
    Он гордился своей машиной и содержал ее в безукоризненном состоянии, она была для него не просто средством передвижения, а доказательством его состоятельности как личности и независимости от денег отца.
    – Ну и ладно! Какого черта? Не собаку же я любимую потерял – это же неодушевленная вещь! – пытался успокоить он себя.
    Но это его вещь, купленная на заработанные им деньги! Ему вдруг стало ужасно душно, жарко, он резко сказал:
    – Отойди, Блондиночка. Мне давит твой пистолет.
    Ник почувствовал, как Дейзи обидел его тон, она убрала руки с его пояса и сделала шаг назад. Уже через минуту он пожалел о том, что сказал, и, подойдя к Дейзи, обнял ее.
    Он гладил ее по спине, опустив подбородок ей на голову, а она прижалась к нему лицом.
    – Я ужасно зол, Дейзи.
    – И решил сорвать зло на мне?
    – Да, похоже… – Ник наклонился и поцеловал ее в висок. – Это было несправедливо, – признал он сиплым голосом. – Прости.
    – Нет, все правильно. – Она оттолкнулась от него. – Я вела себя совершенно непрофессионально.
    – Отлично! Поищи теперь виноватых. – Ее слова снова вывели его из себя. – Давай, Дейзи, посыпь мне соль на рану, раз уж ты здесь!
    Она несмело улыбнулась и успокаивающе провела рукой по его подбородку. Она выглядела в эту минуту такой трогательной, что Ник почувствовал, как его гнев угасает.
    – Я не пытаюсь заставить тебя почувствовать себя виноватым, Ник, – заверила Дейзи, – это я вела себя непрофессионально. Кстати, есть вероятность, что бандиты разгуливают где-то неподалеку и готовятся нанести удар, воспользовавшись нашим смятением при виде изуродованной машины. И вообще мне надо было высматривать их, вместо того чтобы…
    – Вместо того чтобы предлагать мне свои нежные прелести?
    Лицо Дейзи залила краска стыдливости.
    – Ну, я бы обозначила это несколько иначе.., но в принципе ты прав.
    По правде говоря, Нику было приятно, что Дейзи его успокаивает. В свое время она ясно дала понять, насколько для нее важно признание ее профессионализма, и раз сейчас готова пожертвовать этим ради его чувств, то, наверное, он тоже для нее что-то значит.
    Однако Ник не позволил себе слишком расчувствоваться по поводу своего открытия. Сейчас она соберет в кулак остатки своей крутизны и заставит бандитов расплачиваться за то, что они сотворили.
    – Так что ты предполагаешь теперь делать? – спросил Ник.
    – Тебе эта идея не понравится, но надо позвонить в полицию.
    Ник сразу же ощетинился и, глядя на Дейзи сверху вниз, отрезал:
    – Даже и не думай, Блондиночка.
    – Тебе надо заявить в полицию перед тем, как ты сообщишь о случившемся в свою страховую компанию, Ник.
    Что ж, черт возьми, она права.
    – Хорошо. Я напишу заявление. Но не стану объясняться с ними относительно того, кто, по моему мнению, мог бы это сделать.
    – Где-то в глубине души я чувствую, что ты не совсем прав.
    Удивила!
    – Наверное, в глубине души у тебя сидит бывший полицейский? – фыркнул Ник.
    Дейзи пожала плечами.
    – Ты скорее всего страшно удивишься, если я скажу, что, даже если бы ты умирал от желания обсудить с ними эту тему, копы все равно не смогли бы ничем помочь, потому что у нас нет ни единого доказательства. Так что мы поступим по-твоему. – Дейзи огляделась. – Думаю, я ошиблась, решив, что наемники притаились где-то поблизости. Я вызову такси, и мы с тобой поедем домой. В полицию позвоним уже оттуда – там ты сможешь посмотреть номер договора со страховой компанией. Тебе нужно взять что-нибудь из машины?
    Сумка с фотопринадлежностями была при нем, а это единственное, о чем Ник вспомнил сразу. Но все-таки он заглянул в машину. Внутри все тоже было разворочено: кожаные сиденья порваны, коврики перевернуты, панель разбита, а рычаг переключения передач просто отсутствовал. Тихо ругнувшись, Ник выпрямился.
    Дейзи успокаивающе погладила его по спине:
    – Ничего. Поехали отсюда. Знаю, что ты злишься, но мне бы и правда не хотелось ввязываться в уличную перестрелку, если бандиты еще где-то здесь. От шальной пули могут пострадать случайные прохожие.
    – Угу… – соглашаясь, произнес Ник, потом несколько раз глубоко вздохнул, стараясь взять себя в руки. – Поехали домой.
* * *
    Джекобсен нетерпеливо переминался с ноги на ногу, глядя на Отри.
    – Чего мы ждем? – никак не успокаивался он. – Пойдем схватим их!
    Но Отри колебался. Колтрейн со своей блондинкой, которая поборола Джекобсона, находятся сейчас там, где их и ожидают. Он также видел, что Джейк весь извелся – так хотел отомстить охраннице Колтрейна, а она как раз сейчас в платье, которое будет сковывать ее движения. Условия более чем подходящие.
    Но все же…
    Голубки уж слишком воркуют. Ясно, что они вместе провели ночь в отеле, и у Отри было предчувствие, что Дуглас сможет этот факт как-то использовать.
    – Ну, давай же! – не унимался Джекобсен.
    – Мы не будем этого делать.
    – Что?! – прорычал подельник. – Ты что, из ума выжил? Почему?!
    – К чему это приведет, Джейк? Мы уже перерыли машину – там чисто. Вряд ли Колтрейн носит снимки на себе.
    – Так, значит, надо выбить из него признание, где он их хранит.
    – Нет. На этот раз мы будет действовать умнее. Колтрейн заметно сблизился со своей телохранительницей. Давай передадим эту информацию Дугласу и посмотрим, как он ее использует.
* * *
    Мо наблюдала, как Рид садится за обеденный стол. На нем был классический костюм в тонкую полоску, для завершения образа оставалось только затянуть галстук, узел которого болтался между первой и второй пуговицами рубашки. Он посмотрел ей в лицо, его светло-карие глаза были печальны, губы плотно сжаты. Мо показалось, что перед ней совсем чужой человек.
    Чужой и такой волнующий.
    Она заерзала на стуле. Откуда могли взяться такие мысли? Это так глупо и нелепо, особенно в нынешней ситуации.
    Но это правда. Тот Рид, в которого она когда-то влюбилась и за которого вышла замуж, был приятным в общении человеком, он часто смеялся и редко злился. Несмотря на то что их отношения последние несколько лет были довольно натянутыми, это никак не повлияло на его легкий характер.
    Но тот Рид, который смотрит на нее сейчас, – совсем другой. Он кажется решительным, агрессивным и.., сексуальным. Как будто в любой момент может смести со скатерти посуду и приборы и заняться с ней безумным, страстным сексом прямо на столе.
    Мо даже плотнее сдвинула ноги, настолько эта мысль показалась ей реальной. У них уже давненько не было никакого секса, не говоря уж о безумном и страстном. Морин подавила в себе желание взять со стола льняную салфетку и начать обмахиваться ею. Вместо этого она выпрямилась и вопросительно подняла брови. Сейчас не время потакать нелепым фантазиям.
    – У меня есть для тебя кое-что, – сказал Рид и полез во внутренний карман пиджака, достал оттуда небольшую пачку чеков и швырнул их на стол.
    Бумажки разлетелись веером на безупречно отполированной поверхности, но Рид прикрыл их рукой, собирая воедино, и затем подвинул к краю стола, у которого сидела Мо. – – Что это? – Она взяла пачку в руки, просмотрела чеки один за другим и удивленно взглянула на мужа:
    – Рид!
    Боже мой! Это же…
    – Примерно половина того, что тебе нужно. Некоторые из должников вошли в мое положение.
    Все произошло именно так, как он изначально и предполагал.
    «Ты мне никогда не доверяла! Сделай это хоть раз в жизни!» – снова зазвучал в ушах Мо его голос. Очевидно, ему удалось осуществить свою затею с телефонными звонками, которую она с ходу отмела. Либо так, либо его школьные приятели, не желавшие платить по счетам, вошли в его положение, как, собственно, он и говорит.
    Мо пристально смотрела на мужа через стол.
    – Я.., мне.., я… – Она откашлялась. – Даже не знаю, что сказать.
    – Скажи: «Ты был прав, Рид, а я ошибалась».
    Мо невольно рассмеялась. Эта фраза была в духе прежнего Рида.
    – Ты был прав, Рид, а я ошибалась.
    – А теперь раздевайся, – произнес он серьезным тоном.
    – Что?!
    – Ничего. Просто шучу.
    – А-а-а…
    Жаль. Морин вдруг с удивлением осознала, что ей отчаянно хочется раздеться перед мужчиной, который сидит за столом напротив нее.
    – Передай мне, пожалуйста, сосиску, пока она не остыла, – попросил Рид.
    Мо передала ему сосиску, потом блюдо с фруктами и тосты. Они обедали в полном молчании, в столовой был слышен только стук приборов о тарелки. Рид немного поел и отложил вилку.
    – Мой смокинг уже привезли из чистки?
    – Да. – Во взгляде Мо читался вопрос.
    – Хорошо. Если у тебя что-то запланировано на пятницу вечером, отмени. Мы идем на торжество к Уиткомбам.
    – То, что в честь Джея Фицджеральда Дугласа? – удивленно спросила Морин. Обычно Рид не жаловал своим вниманием подобные мероприятия, каким обещало быть это.
    – Да. Думаю встретить там нескольких старых приятелей. Одному или двум из них я уже оставил сообщения, а остальных пока не смог найти. Пора одним напомнить, что я не шучу, да и вторых поставить в известность, что все сроки вышли.
    Мо даже перестала есть. Сейчас она увидела своего мужа в новом свете: перед ней сидел решительный и уверенный в себе мужчина. Таким она его не знала или знала давно и уже забыла. Как, впрочем, и забыла те чувства, которые испытывала к нему во времена их счастливой любви. Но сейчас эти, казалось бы, давно забытые чувства вспыхнули в ней с новой силой.
    – Рид… – начала Морин несмело.
    – Мы получим остальные деньги, – прервал ее Рид спокойным голосом и снова взялся за вилку. – А после этого сядем с тобой и поговорим о нашем браке.

Глава 17

    – Пойдем, – скомандовал он голосом, не терпящим возражений.
    Выражение его лица ясно говорило о том, что объяснений он давать не намерен, поэтому Дейзи поспешно выскочила наружу.
    – Не выключайте счетчик, – обратился Ник к водителю. – Мы ненадолго, Вместо того чтобы следовать за ним по пятам, как послушная ученица, Дейзи дернула его за руку и заставила остановиться, затем, поправив задравшееся платье, спросила:
    – Может, объяснишь, в чем, собственно, дело, Колтрейн?
    – Мои нервы на пределе, мне надо разрядиться. А трахать тебя до бесконечности я не могу, потому что ты тоже не железная.
    – Ник, ты что? – возмутилась Дейзи, ошарашенная такими оборотами его речи. Щеки ее пылали от стыда.
    Посмотрев на нее. Ник улыбнулся.
    – Констатирую факты. Только, очевидно, я должен был сказать «заниматься любовью». – Он слегка коснулся пальцем ее носа. – На сегодня у меня нет никаких планов, а это значит, я собираюсь провести день с тобой.
    Остается.., видео.
    – Видео? – обернувшись, Дейзи наконец заметила, что они остановились как раз напротив магазина видеопродукции.
    – Ну да. Фильмы, которые обычно показывают по телевизору. Взрывающиеся дома, машины, падающие в пропасть люди – такое кровавое кино.
    – Боже, какая прелесть! – воскликнула Дейзи, скорчив гримасу умиления на лице, и проскользнула в открытую перед ней дверь магазина. – А может, лучше вместо этого возьмем какую-нибудь классику? Например «Звуки музыки».
    – Ага, это как раз поможет мне снять напряжение! Ты еще предложи какой-нибудь заумный иностранный фильм с субтитрами.
    – Никогда особенно не вчитываюсь в то, что они там пишут.
    В столь ранний час магазин был пуст, но за прилавком стояла молодая женщина, которая при появлении покупателей перестала регистрировать возвращенные кассеты и удивленно посмотрела на вошедших.
    – Что? – дерзко спросила Дейзи, поймав на себе ее изумленный взгляд. – Разве не все ваши клиенты приходят к вам в подобном виде?
    – Хм… Нет, мэм.
    Дейзи даже вздрогнула.
    – Мэм?! – в ужасе прошептала она.
    Ник в этот момент дернул ее за руку:
    – Давай. Там счетчик тикает.
    Дейзи последовала за ним, не преминув еще раз оглянуться на продавщицу и окинуть ее недобрым взглядом.
    – Она назвала меня «мэм», Ник. К моей маме так обращаются.
    – Это не оскорбление, Блондиночка. Девушка просто проявила вежливость. Рассматривай это как знак уважения.
    – Уважения? Черта с два! Это знак возраста.
    Проходя мимо полки с блестящими хромированными стойками, Дейзи посмотрела на свое отражение. Естественно, она уже не так хороша, как после макияжа Бенни, но и сказать, что выглядит намного старше, чем вчера, – тоже нельзя.
    Ник остановился и вытащил с полки коробку с кассетой.
    – Вот это классика.
    – «Бездна»? Ух ты! С Эдом Харрисом – я его люблю. – "
    Дейзи взяла из его рук кассету и перевернула, чтобы прочитать аннотацию. – Ник, это же фантастика.
    – Да, но тебе понравится. Там полно всяких женских штучек.
    Дейзи подозрительно прищурилась:
    – Объясни, что значит «женские штучки».
    – Ну там, про любовь – Вероятно, в ее взгляде читалось что-то уж слишком опасное, потому что Ник поспешил исправиться:
    – Я сказал «про любовь»? Я имел в виду феминократию. Теперь ты выбирай.
    – Зато я знаю, где можно найти мужские штучки. – И Дейзи потянула его к секции мультфильмов.
    – Очень смешно. Ты собираешься действительно что-нибудь выбрать или решила полностью положиться на мой вкус?
    – Не дождешься Не буду же я весь день смотреть на взрывающиеся машины и женщин с вульгарными силиконовыми сиськами! – Она подошла к секции классики. – Может, «Харви»? Или «Дружеские уговоры»?
    Ник наклонился, чтобы получше разглядеть, что она взяла.
    – Мне надо выбрать между кроликами и гусями? – Он выпрямился, пожимая плечами. – Ты права. Это глупая затея.
    – Я этого не говорила.
    – Ну ладно, все равно ты права. Поехали домой. Пожалуй, я вернусь к плану А.
    – Знаю, что скорее всего потом пожалею об этом, но все-таки поинтересуюсь, что это за план А?
    – Это когда я проведу остаток дня, работая над тем, чтобы ты никогда больше не захотела общаться с другими мужчинами.
    Дейзи с ужасом подумала, что он уже это сделал и что надежда выйти из этих отношений без зазубрин на сердце угасает с каждым часом. Однако это ее не остановило.
    – Даже не знаю, Колтрейн, как тебе это объяснить, но твое самомнение несравненно больше твоего…
    Ник зажал ей рот рукой и улыбнулся:
    – Прошу вас, мисс Паркер. Если вы не можете сказать об этом ничего хорошего, то хотя бы постыдитесь называть все открытым текстом.
    Дейзи оторвала его руку от своего рта:
    – Очень умно, Ник. Ты этому научился в школе врунов?
    – Нет, но я уверен, что подобным вещам учат на курсах выживания для вечно слабых мужчин. – Он кивнул в сторону полки с кассетами. – Выбирай. Если мы не поторопимся, то оплата такси будет равна национальному долгу страны.
* * *
    Когда они подъехали к дому, с океана нагнало облаков, и температура воздуха снизилась градусов на пятнадцать.
    Дейзи направилась прямиком в спальню, чтобы надеть джинсы и свитер. Когда она вышла, то застала Ника разговаривающим по телефону – он сообщал об ущербе, нанесенном машине. Поговорив с полицией, он набрал номер страховой компании.
    Закончив разговор, он подсел к Дейзи на кушетку, и она почувствовала, как он напряжен. Отложив журнал, Дейзи подтянула колени к груди и повернула к Нику лицо. В его взгляде она заметила беспокойство.
    – Как ты? – с участием спросила Дейзи.
    – Плохо. – Ник уже был без пиджака и без бабочки и начал расстегивать запонки. – Меня все это выводит из себя. Бандиты ни за что ни про что раскурочили мою машину, страховая компания скорее всего поднимет взносы, и меня преследует человек, которого все считают… – Он осекся, пытаясь расстегнуть запонку, которая никак не хотела вылезать из петли. – Опять я ничего не могу поделать с этой дурацкой рубашкой! Кто только придумал такие застежки!
    Схватившись обеими руками за воротник, он изо всей силы рванул его.
    – Осторожно, – мягко успокоила его Дейзи, вставая коленями на кушетку.
    Она нежно убрала его руки и расстегнула неподдающиеся запонки, а затем сняла рубашку.
    Ник поднял на Дейзи горящие глаза:
    – Великолепно! И вдобавок ко всему я еще веду себя как полный идиот.
    – Не будь к себе так строг. Ник. Утро выдалось не из легких. Ты имеешь право немного понервничать.
    – Господи! – Он взял в ладони ее лицо. – Я люблю тебя, девочка! – И поцеловал.
    Ее сердце готово было выскочить из груди – так сильно и быстро оно забилось, хотя, конечно, Дейзи прекрасно понимала, что словом «люблю» Ник вовсе не хочет сказать, что любит ее. Это просто выражение такое.
    Так, собственно, и должно быть. У них исключительно постельная связь, причем временная. А тепло, разлившееся в груди, можно объяснить просто близостью человеческого тела в прохладный весенний день.
    Так рассуждала она все то время, пока Ник раздевал ее и укладывал рядом с собой. И пока он медленно и особенно нежно любил ее, эти мысли не покидали ее. И даже когда он, шепча: «Я люблю тебя, Дейзи! Люблю, люблю, люблю…» – довел ее до экстаза, она с настойчивостью идиотки продолжала повторять про себя эти слова.
    Потом она долго и без всяких мыслей в голове лежала в объятиях Ника, пока он не поднял ее за плечи и не посадил в угол кушетки. Он оперся о спинку и подлокотник, заключив Дейзи в своеобразную клетку из собственных длинных рук.
    – Господи, Дейз! – Он нежно поцеловал ее в губы. – Спасибо. Теперь, кажется, я смогу со всем справиться.
    «Вот видишь, – сказала Дейзи сама себе, – он говорил о сексе. Только о сексе». Однако что-то в его лице, в его нежной улыбке заставляло ее думать, что она не права. Но не успела она как следует понять, что именно скрывается за его загадочным видом, как он уже сгреб в охапку сброшенный смокинг и голышом зашлепал из комнаты.
    Он вернулся через пару минут – босиком, в старых джинсах, на ходу натягивая через голову выцветший свитер синего цвета. К тому времени она пришла к решению, что чем меньше сказано, тем лучше. Все как-нибудь наладится, так зачем же зря трепать себе нервы?
    Рукой откидывая с лица волосы, Ник прошел прямо на кухню, а минуту спустя до Дейзи уже донесся запах и звук готовящегося поп-корна. Она встала на колени и посмотрела на Ника через спинку кушетки.
    – Тебе помочь?
    – Включай видик. И перемотай пока рекламу в начале кассеты. – Он оглянулся на нее. – Что будешь пить?
    – Коку, наверное.
    – У меня есть пиво, если хочешь.
    – Я не буду, а ты выпей. Мне подойдет любая кола. – Она все равно на службе, как бы он ни старался убедить ее, что она просто в гостях.
    Вскоре Ник уже подошел с подносом, на котором стояла банка газировки и стакан со льдом. Пока Дейзи открывала банку и наливала напиток в стакан, он поставил на поднос бутылку пива с высоким горлышком, большую тарелку с поп-корном, положил стопку салфеток и, плюхнувшись на кушетку рядом, накрыл себе и Дейзи ноги пледом, затем поставил поп-корн ей на колени, взял пульт от видеомагнитофона, включил выбранный им фильм и, обняв Дейзи за плечи, расслабленно откинулся назад.
    Дейзи устроилась рядом. Она взяла стакан с питьем и с интересом стала смотреть фильм.
    Она невероятно увлеклась сюжетом картины, хотя скорее согласилась бы поцеловать змею, чем признаться в этом.
    Дейзи убеждала себя, что смотрит фильм только из-за главной героини, которая вопреки ее ожиданиям оказалась не банальной кошечкой, целиком и полностью зависящей от героя фильма, не мягкотелой неудачницей, позволяющей вытирать об себя ноги, а сильной и незаурядной личностью с твердым характером, способной отстоять свое мнение и свой взгляд на вещи. И это нравилось Дейзи.
    А еще ей нравилось проводить время с Ником вот так: валяясь на кушетке и смотря фильм. До этого дня Дейзи считала, что ему вряд ли нравится такое времяпрепровождение. Он всегда ассоциировался в ее сознании с дорогими винами, стильной одеждой и выпендрежными компаниями. А свое жилище, вероятнее всего, использует только для того, чтобы переодеться к очередной вечеринке.
    Но как видно, она сильно заблуждалась на его счет.
    Ник, несмотря на внешний лоск и светские привычки, способен, как и всякий простой человек, находить удовольствие в том, чтобы, сидя у себя дома в старых джинсах, попивать пиво или самому приготовить какое-либо незатейливое блюдо.
    Дейзи продолжала с интересом следить за тем, что происходит на экране, а Ника, похоже, фильм занимал мало. Все время он пытался переключить внимание Дейзи на себя: то подергает ее за ухо, то засунет руку ей под свитер. Дейзи делала вид, что не замечает его приставаний, но когда фильм закончился, она набросилась на Ника и страстно поцеловала в губы. Через несколько минут Дейзи с блаженной улыбкой на лице в изнеможении лежала у Ника на груди. Ее джинсы валялись, на полу, а свитер свисал с подлокотника кушетки.
    Ник сладко потянулся, и Дейзи почувствовала, как выгнулась его могучая грудь. Опустив руки, он медленно погладил ее по спине, вдоль позвоночника, а потом, посмотрев ей в лицо, произнес:
    – Я люблю тебя, Дейзи.
    После этих слов она вдруг высвободилась из его объятий, встала и стала одеваться.
    – Ты вовсе не обязан так говорить.
    Дейзи действительно совсем не хотелось слышать от него эти признания. Они слетали с его губ слишком легко, и Дейзи отлично помнила, как однажды, произнеся эти же слова, он затем повернулся к ней спиной и захлопнул за собой дверь.
    – Все равно я с тобой ненадолго, так что не надо, ладно? – Дейзи натянула свитер. – Есть хочешь? Пойду-ка я сделаю пару бутербродов.
    Ник ничего не ответил, и Дейзи пошла на кухню, чувствуя, что вот-вот расплачется. Она глубоко вдохнула в себя воздух, сжала зубы и часто-часто заморгала ресницами, пытаясь согнать с глаз непрошеные слезы. Достав с полки батон, она повернулась к барной стойке и положила на нее хлеб. Ник стоял напротив.
    Дейзи не слышала, как он подошел. Не желая продолжать начатый разговор, она решила не обращать на него внимания и принялась распечатывать пакет с батоном. Но Ник тут же схватил ее за руку и слегка потянул к себе.
    Пытаться вырваться было бесполезно, и Дейзи не стала этого делать. Постояв неподвижно несколько минут, она посмотрела Нику прямо в глаза и грустно вздохнула. Ник нежно улыбнулся и опустил руку.
    – У меня сейчас нет эрекции, – сказал он и, сделав. шаг назад, развел руки в стороны, как бы предлагая ей самой в этом убедиться. Дейзи так и сделала. – Как видишь, я не собираюсь овладеть тобой сию же минуту, – продолжил Ник.
    Дейзи пожала плечами.
    – Будем считать, что ты согласилась. Ладно, а теперь, сладкая моя, читай по губам, потому что говорю я губами, а не членом. И слова мои вот откуда идут. – Ник хлопнул себя по груди, там, где сердце. – Я люблю тебя.
    Дейзи швырнула в него батон хлеба:
    – Прекрати так говорить!
    – Не могу. – Ник обогнул стойку и остановился рядом с Дейзи. Проведя ладонью по ее щеке, он еще раз повторил:
    – Я тебя люблю.
    Эти слова очень взволновали Дейзи, но она изо всех сил старалась подавить в себе это чувство. Нет же, черт возьми! Она не собирается больше попадаться на эту уловку!
    – Подожди минут пять, – спокойным голосом посоветовала она. – Уверена, это пройдет. Ты разве не так обычно поступаешь?
    Ник снова приблизился к ней вплотную:
    – Думаешь, я не пытался с этим бороться? Да я меньше всего хотел влюбиться – уж кому, как не нам с тобой, знать, какие проблемы несут с собой любовные отношения.
    – И уж тем более кому, как не мне, знать, что ты можешь с честным лицом сказать: «Я люблю тебя», а через минуту добавить: «Я пошутил».
    – Я не говорил «я пошутил»!
    – Ну или что-то вроде этого. – Дейзи гордо вскинула голову. – Ты велел мне не быть наивной, объяснил, что-де это гормоны в тебе играют. А после этого повернулся и вышел за дверь.
    – Я дико испугался, – чуть охрипшим голосом проговорил Ник. – Примерно так, как когда думаешь, что у тебя в руках обычный фейерверк, а взрывается атомная бомба.
    – Как образно!
    – Я не шучу, Дейзи. В ту ночь я все чувствовал как-то особенно остро, и это меня очень напугало. Я страстно желал, чтобы в моих словах был только постельный подтекст, потому что в противном случае, как мне казалось, моя жизнь станет напоминать отцовскую.
    Дрожь в его голосе и отчаяние в глазах заставили сердце Дейзи бешено заколотиться, но она старалась не выдать своего волнения. Выпрямившись, Дейзи посмотрела на Ника равнодушным взглядом.
    – Надо отдать тебе должное: ты умеешь преподнести все в выгодном свете. Надо иметь недюжинный талант, чтобы переписать историю.
    – Ладно, это все пустые слова. Просто, я полагаю, мне придется тебе это со временем доказать.
    – Не будет никакого «со временем», Колтрейн. У нас с тобой – не будет. Я здесь, только пока того требует мой служебный долг.
    – Но сегодня ты здесь, Паркер. Начнем с этого.
    Ник взял в ладони ее лицо. Дейзи попыталась убрать его руки, но в этот момент он наклонился и поцеловал ее нежно-нежно. Дейзи почувствовала, как ноги стали ватными. Она вынуждена была прислониться к стойке, чтобы не упасть.
    Поцелуй Ника развеял неверие в его слова, заставил забыть, хотя бы на время, все свои прошлые обиды. Сейчас, ощущая его губы на своих губах, она верила и не верила ему.
    "Ни за что не поверю больше его лживым обещаниям.., но мне хорошо с ним… Это скоро пройдет.., и у него, и у меня… но он действительно любит меня… А я его?.. Ну уж нет!
    Просто я беру небольшой тайм-аут".

Глава 18

Пятница

    Ник спал как убитый и проснулся, не вполне понимая, где он и что с ним. Было еще темно, и несколько минут он даже не мог вспомнить, какое сегодня число. В голове туман, и все движения были вялыми, как будто, пока он спал, из него вынули скелет. Прошло довольно много времени, прежде чем он почувствовал рядом с собой чье-то тепло. Осторожно перевернувшись на спину, он увидел Дейзи, и ощущение счастья разлилось внутри.
    Она лежала, уткнувшись лицом в подушку. Переворачиваясь, Ник немного откинул одеяло. Ощутив утреннюю прохладу, Дейзи зябко съежилась и протянула руку, пытаясь нащупать рядом Ника. Едва дотронувшись до него, она тут же придвинулась к нему поближе, положила голову на плечо, чуть пониже ключицы, прижалась еще плотнее и закинула на Ника ногу.
    Он приподнял голову, чтобы лучше ее видеть. Прикосновения ее тела доставляли Нику наслаждение. Рука Дейзи скользнула по его животу, груди, шее. На ее губах заиграла улыбка. Издав довольное мурлыканье, Дейзи снова погрузилась в глубокий сон.
    Ник обнял ее и улыбнулся в темноту. Странно видеть вспыльчивую Дейзи такой притихшей, как сейчас, когда она спала у него на груди. Хотя, подумал Ник, странного в этом ничего нет. Дейзи чрезвычайно чувствительна к прикосновениям и легко и быстро реагирует на них, не важно, чем к ней прикасаются – губами или кулаком.
    Но самое удивительное заключалось в том, что от себя-то Ник никак не ожидал такого любовного пыла.
    Оказывается, он тоже способен на любовь. Он внезапно осознал это, стоя рядом с Дейзи в магазине видео. Он тогда закрыл Дейзи рот рукой, чтобы она не сказала лишнего про его могучего красавца. До этой минуты он чувствовал себя просто ужасно: бессильная ярость переполняла все его существо при мысли об изуродованной машине. Всякая другая женщина в такой ситуации просто пожалела бы его, как ребенка, чтобы он успокоился.
    А Дейзи хотя и проявила поддержку и сочувствие, как только они обнаружили обломки машины, но все же не стала сюсюкать. А потом он еще набросился на нес со всякими обвинениями. Будучи не из тех, кто спокойно сносит подобное к себе отношение, Дейзи не оставила все сказанное без ответа и вылила на Ника ушат помоев.
    И тут – бах! – он вдруг почувствовал внезапный прилив счастья, когда, казалось бы, причин этому не было никаких. В тот самый момент Ник понял, что пропал. Просто он больше не мог притворяться, что это не так.
    Его чувства к Дейзи настолько сильны, что пугают его.
    А когда она рядом, они становятся еще острее, ярче. Без нее у Ника была нормальная жизнь, но с ней он чувствует себя в сотни раз счастливее.
    Во власти Дейзи были такие его чувства, которые он даже и сам не слишком понимал. Ника пугала эта зависимость, и он пытался себя обмануть, выдавая это чувство за простое влечение, или привязанность, или дружбу. Но нет, он любил Дейзи уже девять лет, просто не был готов это признать.
    Все в ней приводит его в восторг, но особенно восхищает противоречивость натуры. Она не моргнув глазом может выдержать удар мужика, вдвое крупнее себя.., а потом вдруг покраснеть при упоминании о сексе. Как в ней уживаются бесстрашие и стеснительность, смелость и эмоциональная сдержанность?
    Она может быть тактичной и прямолинейной до грубости. Ник не раз наблюдал, какой она может быть чрезвычайно терпеливой в одних ситуациях и совершенно несдержанной в других. Она бывает резкой и нежной. Никогда не знаешь, чего от нее ждать… Но всегда можно быть уверенным в ее абсолютной честности. В Дейзи нет претенциозности, а вредность ее характера ничего не значит.
    А еще Ник знал, что ему придется немало потрудиться, чтобы добиться от Дейзи взаимности. Однажды она щедро наградила его своей любовью без всяких усилий с его стороны, но он растоптал это чувство, и теперь вернуть его будет очень непросто, во всяком случае, без серьезных и долгих ухаживаний. Но как этого добиться, если они будут жить врозь. Не может же он явиться к ней на порог с букетом цветов, не будет же он петь у нее под окном серенады и не станет же похищать ее из офиса для совместного ужина при свечах и под медленную музыку.
    Хотя.., почему бы и нет? Всегда можно что-то предпринять. Поцеловав Дейзи в лоб, Ник переложил ее голову на подушку. Дейзи пробормотала что-то в знак протеста, но Ник подоткнул под нее одеяло, и она успокоилась. Тогда он вылез из постели и надел джинсы.
    Времени мало, а ему многое надо успеть.
    Звук закрывающейся входной двери разбудил Дейзи, и она села на кровати. Ника рядом не было. Тогда Дейзи не раздумывая откинула одеяло и совершенно голая выскочила из постели, схватила пистолет и с колотящимся сердцем кинулась в гостиную. Она была готова увидеть Ника в лапах бандитов.
    Однако он медленно шел по коридору ей навстречу от входной двери и с хмурым видом рассматривал содержимое какой-то картонной папки. При виде его Дейзи почувствовала облегчение и опустила руку с пистолетом.
    Ник поднял глаза и от изумления замер.
    – Ух ты! – воскликнул он и улыбнулся. – Мне это снится? Это же просто воплощение моих фантазий! – Ник посмотрел на Дейзи тем особым взглядом, который она уже отличала от других. – Если не считать пистолета. Обычно обнаженные женщины в моих фантазиях держат в руках какую-нибудь красивую форму для выпечки или изящную кастрюльку – в общем, что-то символизирующее процесс приготовления пищи, чтобы удовлетворить мою вторую самую большую страсть. – Он внимательно оглядел ее с ног до головы, задержав взгляд на груди. – Кажется, ты замерзла, детка.
    Ей действительно было холодно. Все тело покрылось мурашками. Дейзи начала руками растирать себя, чтобы хоть чуть-чуть согреться, но тут вспомнила, что держит пистолет, подняла предохранитель и отложила оружие в сторону.
    – Я услышала, как хлопнула дверь, и решила, что это наемники.
    – И выскочила в костюме Евы, чтобы спасти мою шкуру. Да, Дейзи, ты действительно самая лучшая.
    Ник снял с себя свитер и отдал ей. Надевая его, Дейзи обратила внимание на папку, которую Ник зажал между коленями, чтобы освободить руки.
    – Что это у тебя там? – спросила Дейзи и, подтянув рукава свитера, хотела взять у него папку. – Кто-то оставил ее на лестничной клетке? Не надо было открывать дверь без меня. – Дейзи снова потянулась за папкой, но Ник отдернул руку. – Дай сюда, Колтрейн! Дай посмотрю Ник отмахнулся:.
    – Никто ее не оставлял, Блондиночка, так что можешь не беспокоиться, что там бомба или еще что. Я просто только что это отпечатал.
    .Рука Дейзи застыла на полпути.
    – Что-что?
    – Отпечатал. Это фотография.
    – Ты спускался в темную комнату без меня?
    – Да, я хотел сделать сюрприз…
    – Без меня?! Черт тебя побери. Ник! – Дейзи ударила его кулаком в грудь. – Ты что, спятил? Ну что заставит тебя понять, что эти ребята не шутят? Ты им явно не нравишься.
    – Я от них тоже не в восторге. – Ник взял Дейзи за руку, которой она его ударила, и поцеловал в ладонь. – И именно поэтому я был исключительно осторожен. Осторожность – мое второе имя.
    – Твое второе имя Слоун, Колтрейн. А может, Сумасброд? Знаю только, что на "С".
    – Ты становишься такой находчивой, когда нервничаешь.
    Эти слова привели Дейзи в бешенство, но тут Ник сделал шаг назад, развел руки и крутанулся вокруг своей оси:
    – Смотри, я цел и невредим!
    Со страхом было бороться проще, чем с гневом, но Дейзи, глубоко вдохнув, подавила в себе и то и другое.
    Ник и правда был цел и невредим. Можно, конечно, наорать на него, объясняя, что могло бы случиться, но в конечном счете так сделала бы любая его подружка, поэтому Дейзи, гордо подняв голову, проговорила:
    – Ты нанял меня, чтобы я обеспечивала твою безопасность. Я не могу этого делать, если ты упорно продолжаешь выходить из дома без меня.
    – Почему упорно продолжаю, Блондиночка? Это было всего один раз. – Ник сгреб Дейзи в свои объятия и оторвал от пола, но она не позволяла себе расслабиться.
    Поравнявшись с маленьким журнальным столиком в коридоре, Ник слегка согнул колени. – Забирай свою пушку. Я знаю, ты не любишь с ней надолго расставаться.
    Она подняла пистолет.
    – И все-таки что у тебя в папке? – еще раз спросила Дейзи. Она пыталась было до нее дотянуться, но Ник так стремительно закружил ее на месте, что Дейзи вынуждена была ухватиться за его шею. – Поставь меня обратно, дурак!
    – А зачем? Мне нравится держать тебя на руках.
    Господи, ну зачем он это говорит! От таких слов у нее все начинает трепетать внутри, как у школьницы.
    Ник плюхнулся на кушетку, держа Дейзи на коленях, и она почувствовала голыми бедрами жесткую ткань его джинсов.
    – Ну, – начал он, – хочешь увидеть, что там, а? – И покрутил папкой у нее перед носом.
    – Да, было бы очень любопытно узнать, ради чего ты готов рисковать собственной шкурой.
    Ник без слов протянул папку Дейзи. Она развязала скрепляющую клапан папки веревочку и заглянула внутрь.
    Оттуда на нее смотрел.., ее собственный портрет.
    Фотография была черно-белой, и Дейзи на ней была не такая эффектная и торжественная, какой выглядела на вчерашнем приеме, а такая, как обычно, – только лучше. Нежный овал лица, таинственный взгляд – это была она, Дейзи, но только гораздо интереснее, чем сама себя считала.
    Даже нос, предмет ее вечного недовольства, вовсе не казался слишком большим.
    – Ой, Ник… Это так… – Дейзи в нерешительности провела рукой по глянцевой поверхности фотографии. Изображение было настолько натуральным, что с трудом верилось, что оно всего лишь двухмерное. Чувствуя, как Ник напрягся в ожидании, она посмотрела ему в глаза. – Это восхитительно! Просто невероятно!
    – Правда? – Он с облегчением вздохнул. – Этот снимок понравился мне больше остальных, но никогда нельзя быть уверенным, то он так же понравится тому, кто позировал.
    Дейзи тронули слова Ника.
    – Мне очень нравится. Спасибо. – Она благодарно поцеловала его в губы. – Замечательный сюрприз. Но не вздумай больше ходить без меня в темную комнату, – прищурив глаза, добавила Дейзи и снова с восхищением посмотрела на фотографию.
    Ник скользнул рукой по ее бедру, забираясь под свитер.
    – Слушаюсь, мэм!
    Схватив его за запястье, Дейзи остановила его на полпути.
    – Ради Бога, Колтрейн, – требовательно сказала она, – даже и не думай ни о чем таком!
    – Это при том, что у меня на коленях сидит полуголая блондинка? – Он криво усмехнулся. – Что ж, ладно, давай обсудим какую-нибудь проблему из области высшей математики.
    Но ощущение от его прикосновения к ее пушистым кудряшкам внизу живота было таким приятным, что Дейзи сама потянулась к Нику, а когда поняла, что делает что-то, чего сама не хотела, то было уже поздно. Сомкнув ноги, она только плотнее прижала его руку к тому месту, к которому он и стремился. Ник пробормотал что-то одобрительное и продолжил движения рукой.
    – Какие у нас планы на сегодня? – спросила Дейзи с отчаянием и страстью одновременно.
    – Тебе, наверное, опять придется вызывать Бенни, потому что нам сегодня предстоит еще один вечер, требующий парадного вида. – Он поцеловал ее нежную кожу за ухом и проникновенно прошептал:
    – А еще нам надо будет встретиться с Треворами и Моррисонами, чтобы они выбрали понравившиеся им снимки.
    Он просто ответил на ее вопрос, но эффект от его слов был такой же, как если бы он шептал ей жаркие признания.
    Она чувствовала его горячее дыхание, и это возбуждало ее еще сильнее.
    Ник слегка передвинул Дейзи у себя на коленях, и она явственно ощутила, как напряжена его плоть.
    – Но все это будет только во второй половине дня, – сиплым голосом проговорил Ник, продолжая рукой ласкать ее интимное место. – А пока, Паркер…
    Да что она, в самом деле! Дейзи устроилась поудобнее и расслабила напряженные ноги.
    – А пока, Колтрейн, надо снять с тебя лишнюю одежду.
    Повернувшись к Нику лицом, Дейзи страстно его поцеловала и потянулась к пуговице на его джинсах.
    Прошло чуть меньше часа. Дейзи чувствовала себя физически переполненной энергией и эмоционально истощенной. Выйдя из душа, она протерла запотевшее зеркало над раковиной и взглянула на свое отражение. Что же ей решить с Ником? Он продолжает утверждать, что любит ее.
    С остервенением чистя зубы, Дейзи размышляла над его нечестной игрой. Каждый раз его слова имели на нее сильное воздействие, они бередили в ее душе чувства, которые она давным-давно считала умершими в себе. И самое ужасное – ей нравилось заниматься с ним любовью. И если раньше она думала, что по мере насыщения это пройдет, то теперь поняла, как она заблуждалась. Ей нравится секс с Ником! Нравится до слез!
    Дейзи выплюнула в раковину пену от пасты и включила воду, чтобы прополоскать рот. Что за чертовщина?! Она не из плаксивых и прилипчивых особ, но всякий раз, как он дотрагивается до нее, она готова отдать ему всю себя и все, что имеет.
    Дейзи зачесала мокрые волосы назад, надела трусики, небрежно протерла лицо лосьоном и влезла в джинсы Глубоко вздохнув, она взяла в руки оранжевый свитер Да, Ник нежный и внимательный любовник, но это вовсе не означает, что она должна вести себя как неотесанная дурочка, за которой приударил самый крутой и популярный парень в школе.
    Надо просто наслаждаться его вниманием, пока оно есть. А во избежание возможных душевных мук соблюдать следующее правило: получай физическое удовольствие, но не впускай его в свое сердце, не привыкай к нему. Все довольно просто. Хотя…
    Боже, как приятно принадлежать ему и чувствовать, что для него существуешь только ты! Дейзи нравится чувствовать себя желанной и осознавать, что Ник хочет именно ее, хотя у него есть возможность овладеть любой женщиной Сан-Франциско. Но если она думает, что так будет всегда, то глубоко заблуждается.
    Дейзи внимательно посмотрела на свое отражение в зеркале. И что Ник нашел в ней привлекательного? Конечно же, она не страшненькая, но и ничем не примечательна. Сейчас из зеркала на нее смотрела женщина совсем не такая, как на фотографии, сделанной Ником.
    Но так и должно быть. Дейзи отвернулась от зеркала.
    Она это она – обыкновенная женщина, внешность которой можно назвать среднестатистической. Но она не чувствует по этому поводу никакой неловкости, и уж тем более не видит смысла что-либо менять в себе. Ни к чему, да и поздно.
    Дейзи снова глубоко вздохнула. Ну и пусть! Она будет наслаждаться вниманием Ника, пока он предлагает ей это.
    А когда он в следующий раз скажет, что любит ее, она сделает то, что делает сейчас: стиснет зубы и не даст вырваться наружу своим признаниям. Она ни за что не скажет, что тоже любит его.

Глава 19

    Сделав Нику знак рукой, чтобы он оставался на месте, Дейзи взяла пистолет и тихонько подкралась к двери, прижалась к стене и спросила:
    – Кто там?
    – Цветочник, мэм. Я привез заказ.
    Как же!
    – Оставьте его на площадке.
    – Не могу, мэм. Мне нужна подпись.
    Прекрасно! У нее что, по его мнению, совсем куриные мозги?
    – Секундочку. – Дейзи бесшумно отперла замок и молча отошла от двери за угол. Видя, что Ник наблюдает за происходящим, сидя на кушетке, она прошептала:
    – Уйди с линии огня.
    – Ох, Дейз…
    – Пожалуйста, хотя бы сейчас не спорь со мной.
    Ник пожал плечами, но все-таки встал и спрятался вместе с ней за угол. Высунув голову из-за стены, Дейзи громко сказала:
    – Можете войти. – И сразу же скрылась, чтобы вошедший ее не видел.
    Дверь распахнулась с такой силой, что едва не ударилась о стену, поэтому Дейзи уже приготовилась услышать пальбу, но все было тихо. А потом тот же голос неуверенно позвал:
    – Мэм!
    Дейзи оттолкнулась от стены и выскочила в коридор, полуприсев на корточки и обеими руками вытянув вперед пистолет. Перед ней стоял хрупкий молодой человек в белой футболке и темных брюках. В руках у него была коробка с цветочной композицией из коралловых роз и маленьких маргариток.
    Увидев направленный на него пистолет, парень побелел как полотно. Он поднял руки вверх, и букет полетел на пол.
    – Господи, девушка, не стреляйте в меня!
    – Вы действительно привезли цветы, – растерянно произнесла Дейзи и опустила оружие. – Извините. Я подумала… – Она осеклась, глядя на вытаращенные, полные ужаса глаза посыльного. – Впрочем, вам наверняка все равно, что я подумала. Еще раз извините. – И тут ее все-таки взяло любопытство:
    – А кому цветы?
    Ник слегка отстранил ее и, присев на корточки рядом с коробкой, принялся поправлять цветы. Удивительно, как не разбилась ваза, в которой они стояли! Ник встал, достал из кармана бумажник, вынул оттуда крупную купюру и протянул ее посыльному.
    – Офицер полиции, – пробормотал невнятно Ник. – За это и цветы получает.
    Дейзи скривилась, но ничего не сказала по поводу этого возмутительного вранья. Она молча наблюдала за тем, как Ник расписывается у молодого человека в квитанции и провожает его к выходу.
    – Да-а-а… – повернулся он к Дейзи, закрыв за парнем дверь. – Любопытно было наблюдать за всем этим, Дейзи вспыхнула:
    – Я ожидала бандитов. Не могла же я предположить, что одна из твоих подружек пришлет тебе цветы.
    – Цветы не мне, куколка. На карточке написано: «Дейзи Паркер».
    – Как? – искренне удивилась Дейзи. – Дай посмотреть. Это ошибка какая-то. Мне в жизни никто цветы не присылал.
    Ник наклонился, чтобы поднять коробку с пола, но в недоумении замер на полпути:
    – Шутишь! Наверняка ты от кого-нибудь когда-нибудь получала букеты.
    – Ну, однажды мама прислала мне очень симпатичный весенний букетик по случаю окончания академии. И Бенни с ребятами подарили охапку тюльпанов и нарциссов, когда я по традиции пригласила их на ужин. И все. Знаешь, я никогда не получала цветов от поклонника или кого-то в этом роде. Я не создана для этого.
    – Да? Но, наверное, ты все-таки создана для этого больше, чем думаешь, потому что на карточке твое имя.
    Ник встал перед Дейзи и вручил ей цветы. Едва сдерживаясь, чтобы не выхватить у него букет, Дейзи с деланным безразличием приняла коробку. Однако долго играть холодность она не смогла. Бутоны ярко-коралловых роз в окружении мелких миниатюрных маргариток с желтыми серединками притягивали Дейзи как песни сирен, и она аккуратно вынула тонкую изящно изогнутую вазу матового стекла из мягкой коробки. С благоговейным трепетом глядя на цветы, она воскликнула:
    – Боже, Ник, ты видел когда-нибудь такую красоту?! И это для меня!
    Дейзи опустила лицо в гущу цветов, вдыхая незатейливый запах маргариток и папоротника и изысканный аромат роз, и вдруг увидела среди стеблей маленький белый конвертик. Распечатав его, она обнаружила там открытку.
    – «Моей дорогой Дейзи», – начала она читать вслух. – О! – Дейзи метнула взгляд на Ника, потом снова на открытку. Сердце ее забилось быстрее.
    – Прочитай все, что там написано.
    С пылающими щеками она продолжила:
    – «Однажды я закрыл глаза на очевидное, но…» – Дейзи замолчала, не в силах проглотить комок в горле.
    – «Но больше не хочу этого делать, – продолжил за нее Ник. Он взял ее обеими руками за плечи и не отрываясь посмотрел ей в глаза. – Я весь твой, душой и телом. С любовью, Ник».
    – Ox! – Дейзи почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы, и еще больше смутилась.
    – Это правда! – твердо произнес Ник. – Девять лет назад я повел себя как последний подлец, но теперь я больше не хочу бежать от собственных чувств. Я люблю тебя.
    – Я люблю эти цветы, – Прошептала она в ответ.
    – Ты любишь не только цветы.
    Дейзи судорожно сглотнула.
    – Да. Еще я люблю фотографию, которую ты сделал.
    Ник слегка тряхнул ее за плечи.
    – Ты любишь меня.
    – Нет, – поспешно возразила Дейзи, но все же не смогла поднять на Ника глаза и делала вид, что рассматривает букет.
    – Нет, любишь. – Стиснув ее плечи сильнее, Ник наклонился, пытаясь заглянуть ей в лицо. – Ты любишь меня, Блондиночка. Признайся.
    Эти слова заставили Дейзи поднять голову.
    – Не буду я ни в чем признаваться.
    – Ты любишь меня. – И Ник нежно поцеловал ее, а когда снова взглянул ей в глаза, то увидел, как поволока томности подернула их. – Ты любишь меня, – настаивай Ник. – Скажи это вслух.
    – Может быть, и люблю, – неуверенно произнесла Дейзи, но тут же вскинула голову вверх. – Но не принимай это слишком всерьез, Колтрейн, потому что если я и люблю" тебя, то всего чуть-чуть.
    – Чуть-чуть… – Ник согласно кивнул и улыбнулся. – Договорились. Так ты хочешь налить в вазу воды? Большая ее часть пролилась на пол.
    Дейзи слегка прищурилась и проговорила недоверчивым тоном:
    – И это все? Я говорю, что люблю тебя, пусть даже и чуть-чуть, а ты предлагаешь мне заняться цветами?
    – А что я должен сказать? – Ник недоуменно пожал плечами. – Мне приходится соглашаться на все, что ты мне предложишь, правда? Или я что-то не правильно понял? У меня ведь нет выбора.
    – Да.
    – Значит, и спорить не о чем. – Но тут Ник так выразительно взглянул на Дейзи из-под пушистых ресниц, что сердце у нее помчалось вскачь. – Но не слишком-то расслабляйся, Паркер. Это временно.
* * *
    В этот день Ник то ласкал и обнимал Дейзи, то подтрунивал над ней, то осыпал нежными словами, а иногда просто смотрел на нее пристальным взглядом. Она любит его.
    И не с какими-то там оговорками, а просто любит – и точка. Ник повторял эти слова про себя в сотый раз, наслаждался этим чувством, которое согревало все его существо.
    Он как будто помутился рассудком, и это больше забавляло его, нежели беспокоило. Его распирали чувства, которые он даже не мог бы назвать, но которые были весьма приятны.
    Ему ужасно хотелось зажать Дейзи в углу и вырвать из нее еще одно признание: что она жаждет постоянства в их ущербных отношениях – так же как и он.
    Какая ирония судьбы! Длительные отношения с женщиной вдруг перестали ему казаться чем-то чудовищным.
    Он уже не боится потерпеть крах. Ник не мог себе объяснить, почему он так долго не мог понять элементарных вещей: даже идиоту ясно, что он и его отец – не одно и то же и что он вовсе не обязан совершить те же ошибки, что и его старик.
    Ник вдруг осознал, что стоит перед выбором, который может сделать только он сам, и что его брак может быть намного удачнее, чем все браки отца, вместе взятые. Каждый раз, когда Ник мысленно возвращался к этому открытию, на его лице появлялось выражение, похожее, как ему казалось, на улыбку имбецила. Жизнь внезапно приобрела особую значимость. Все, чего ему теперь хотелось, – чтобы отношения с Дейзи продолжались как можно дольше. А еще лучше – вечно.
    Кто бы мог подумать? Ник снова почувствовал, как его губы растягиваются в глупой улыбке. Казалось бы, одна только мысль о чем-то подобном должна была бы напугать его до смерти, а он, наоборот, чувствует себя превосходно.
    Так думал Ник до тех пор, пока его сознание не пронзила одна мысль: в каком положении он на самом деле находится? Пытаясь самому себе ответить на этот вопрос, он понял что в отношениях с Дейзи окончательно заврался.
    Рисуя идиллическую картину их совместного будущего, он упустил из виду одну маленькую деталь: он никогда не говорил ей всю правду относительно того, что на самом деле заставило его прибегнуть к услугам ее фирмы.
    А Дейзи буквально помешана на честности, и как Ник подозревал, узнав правду, она вряд ли будет в восторге от его моральной нечистоплотности в истории с фотографиями Дугласа. Особенно если события будут развиваться по худшему сценарию и им сегодня придется столкнуться с Джеем Фицджеральдом Дугласом.
    Ник знал, что сегодняшнее торжество будет посвящено чествованию Дугласа, и последние пару дней усиленно думал, как ему вести себя в этой ситуации. Будь он поумнее, наверное, придумал бы причину не ходить, учитывая, что виновник торжества пытался его убить. Но до вчерашнего дня у него совершенно вылетело из головы, что главным гостем на вечеринке должен быть Джей Фицджеральд.
    Принимая заказ, который предстояло выполнить сегодня вечером, Ник не думал, что прием будет иметь непосредственное отношение к Дугласу, поэтому просто отметил в ежедневнике, что на сегодня запланирована съемка, и забыл об этом. А когда оказалось, что самым мудрым решением было бы отказаться от съемок, сославшись на болезнь, было уже слишком поздно. Комиссия во главе с миссис Уитком, которая готовила мероприятие, просто не успеет найти Нику замену.
    Кроме того, будь он проклят, если позволит Дугласу загнать себя в угол! Ник обожал старые вестерны и живо представлял себе, как бы на его месте поступил знаменитый Клинт Иствуд: он бы передвинул сигару из одного угла рта в другой, запахнул плащом шестизарядный револьвер и во всеуслышание заявил о своем присутствии. Примерно так и собирался сегодня поступить Ник. Он, может быть, и не будет крутиться у Дугласа перед носом, но и прятаться от него по углам тоже не намерен. В такой роли он себе нравился.
    У его плана был только один недостаток: возможное вмешательство Дейзи, которая была не в курсе дела.
    Пока она разговаривала по телефону. Ник раздумывал над тем, стоит ли рассказать ей обо всем прямо сейчас. Но тут Дейзи прикрыла трубку рукой и спросила:
    – У нас не будет времени заехать к Бенни на работу, чтобы он меня причесал и накрасил? Он говорит, что пока свободен, а потом может быть поздно. Примерно через час он будет занят.
    – Так… С Хеленой Моррисон встречу переносить нельзя – у нее назначена химиотерапия, и мы должны быть у нее в два тридцать. Дай я позвоню Треворам. Если удастся договориться с ними на половину четвертого или четыре, то мы все успеем.
    – Бенни, – сказала Дейзи в трубку, – я тебе перезвоню минут через пять. – И протянула Нику телефон.
    Через десять минут Ник уже выезжал из гаража на арендованной машине. Включая подъемник ворот, он спросил:
    – Куда ехать?
    – Пост-авеню. Клуб называется «Золотая жила».
    Ник резко затормозил и уставился на Дейзи:
    – Ты меня разыгрываешь?
    – Нет, конечно. Бенни там работает. А что, ты что-то о нем слышал?
    Черт возьми, конечно, он слышал! Местечко имело дурную славу: мало того что там собирались уличные девицы, так это заведение привечало еще и трансвеститов и транссексуалов. И Бенни там работает?
    – Небось не барменом?
    – Нет, он принимает участие в ночном шоу по пятницам. Не беспокойся. Ведь я для того и нахожусь рядом, чтобы не дать тебя в обиду, помнишь? До тех пор, пока я охраняю твое тело, я не позволю никому покушаться и на твою честь. И даже не попрошу за это дополнительной оплаты.
    – Чрезвычайно любезно с твоей стороны.
    Ник не был гомофобом, однако мысль о том, что он попадет в общество ребят, не стесняющихся высказываться относительно достоинств его задницы, отнюдь не приводила его в восторг. Он не знал, как на это реагировать, и, оказавшись пару раз в таком положении, начал понимать женщин, недовольных настойчивым вниманием со стороны противоположного пола.
    С другой стороны, он решил, что лучше смириться, поскольку большинство приятелей Дейзи, как он понял, обладают женственностью в большей степени, чем она Сама. Что ж, пусть ведут себя так, как того требует их сущность, – он не может им этого запретить и прятаться от них тоже не собирается. Только все равно при одной мысли о том, что кто-то по собственному желанию способен жаждать кастрации, чтобы перейти в стан Венеры, у него возникает стремление прикрыться металлическим щитком.
    Когда Ник и Дейзи добрались до места, клуб был закрыт, так что опасения Ника оказались напрасными. Он подошел к входной двери и постучал, а Дейзи тем временем взглядом профессионала оглядывала окрестности. Поначалу на стук никто не вышел, но через пару минут Ник услышал за дверью чьи-то шаги, затем щелкнул замок, и на пороге появился Бенни.
    – Прошу прощения, – сказал он, делая шаг назад, чтобы открыть дверь пошире. – Вы уже долго тут стоите? Я брился в дальней гримерной и только что услышал стук.
    Ник посмотрел на нежную кожу Бенни. Что ему брить-то? При мысли о возможных вариантах Ника покоробило.
    Они вошли, и Бенни снова запер дверь. Он взял у Дейзи сумку с платьем.
    – Ну? – спросил он. – Как ты себя в нем ощущала?
    – Отлично, Бенни! Просто прекрасно! Я подумала, что надо его вернуть – вдруг оно сегодня кому-нибудь понадобится для ночного шоу. А если оно не нужно, то можно, я его сегодня еще раз надену?
    – Вообще-то я хотел тебе предложить померить кое-что другое. Пойдемте.
    Бенни привел их в гримерную, где на столике, похожем на прилавок закусочной пятидесятых годов, была разбросана косметика. Напротив ярко освещенного зеркала стояли табуреты с блестящими хромовыми ножками и красными виниловыми сиденьями. В одном углу висели костюмы, а другой занимала двойная раковина, к которой Бенни сразу же и направился.
    – Не возражаете? – спросил он и взбил помазком пену в мыльнице. – Просто хочу покончить с этим делом, пока не забыл.
    Он нанес пену на пальцы, взял бритву и очень осторожно начал бриться. Поймав взгляд Ника, Бенни ухмыльнулся:
    – Спорим, ты никогда не задумывался над тем, что у тебя на пальцах растут волосы, а?
    Его тон был таким приветливым, что Ник невольно улыбнулся в ответ:
    – В общем-то да…
    – К счастью, у меня не так много волос на груди и на руках, на ногах и под мышками я примерно раз в три месяца делаю лазерную эпиляцию, а вот пальцы мне всегда приходится брить. Все, готово!
    Он смыл с рук пену, ополоснул мыльницу и помазок и аккуратно убрал бритвенные принадлежности в шкафчик.
    После этого повернулся и посмотрел на Дейзи:
    – Давай посмотрим, будет ли выбранный мной наряд смотреться на тебе так же хорошо, как я себе это представляю.
    Он прошел через всю комнату и снял с вешалки плечики. Передавая их Дейзи, он бережно поддерживал висящую на них вещь. В этот момент он походил на продавца дорогого магазина модной одежды.
    Ник, который рассчитывал снова увидеть изящное облегающее платье, был разочарован, поскольку на плечиках висел брючный костюм. Дейзи, однако, выглядела довольной.
    – Ой, Бенни! – Она сразу принялась снимать с себя одежду.
    Одарив Ника бесстыдной улыбкой, Бенни все-таки отвернулся.
    У парня действительно есть вкус – Дейзи выглядит просто великолепно.
    Нежно-кремового цвета тяжелый шелк пиджака-смокинга был отделан на лацканах атласом более темного оттенка, на брюках была такая же отделка по боковым швам. Если надеть под пиджак консервативную блузку, то в таком виде можно показаться на деловой встрече самого высокого уровня. Бенни же предложил к костюму блестящее золотистое бюстье, сразу же сделавшее наряд более сексуальным и более подходящим для званого вечера.
    – Классно, Бенни! Просто идеально! – Дейзи поцеловала его в щеку.
    – Как только Чен показал его мне, я сразу понял, что это твое, цыпочка.
    – А он не против, что я его одалживаю?
    – Нет, если ты вернешь его к завтрашнему ночному шоу.
    – Это что – костюм для шоу трансвеститов? – Насколько Ник успел разглядеть, такую вещь надела бы любая женщина его окружения.
    – Ты родился голеньким, дорогуша, и что бы ты ни надел потом, это будет называться костюмом. – Бенни расплылся в улыбке. – По крайней мере так говорит Ру Пол.
    – Ну если Ру Пол так говорит…
    – Именно. А с королевой не спорят.
    Наблюдая за тем, как Бенни ловко красит и причесывает Дейзи, Ник снова вернулся к мысли о том, стоит ли рассказывать ей про Джея Фицджеральда. Он взвешивал все «за» и «против», но никак не мог прийти к окончательному решению и в конце концов подумал, что можно отложить разговор еще на один день. Надо было определиться, как преподнести ей сложившуюся ситуацию таким образом, чтобы у нее не возникло желания сразу же пнуть его в пах. Ник был уверен, что можно найти подходящие слова. Вот только какие?

Глава 20

    Отпивая из бокала мерло, Мо окинула взглядом приглашенных.
    Рид поставил свой бокал на поднос проходящего мимо официанта и немного ослабил давящую шею бабочку.
    – Да, наверное. Если ты считаешь, что выпить вина и отведать изысканной пищи – это и есть хорошо провести время.
    Мо не донесла бокал до рта и посмотрела на мужа негодующим взглядом:
    – Но ведь ты же сам предложил сюда прийти!
    – Знаю. Просто я забыл, что такие мероприятия заставляют меня переживать приступы клаустрофобии.
    Морин молча пронзила его взглядом своих синих глаз, и ему стало не по себе. Стараясь скрыть, что способен засмущаться от ее взгляда как двенадцатилетний шалун в присутствии директора школы, Рид скривил губы в улыбке и поднял очередной бокал:
    – Ну ладно. Готов признать, что вино они подают неплохое. Но неужели этим людям больше нечего делать, как только восхвалять человека, которого и так без конца превозносят?
    – Мне казалось, тебе нравится Джей Фицджеральд.
    – Я неплохо к нему отношусь. Но тебе не кажется, что его постоянная потребность в лести чрезмерна?
    – Ради Бога, Рид, ему просто нужно получить место посла. Я уверена, что он хочет, чтобы его имя мелькало в газетах – тогда конгресс будет все время помнить о его существовании.
    – Ты, несомненно, права, – согласился Рид.
    Мо напомнила ему, что именно он решил прийти на этот прием и что у него был определенный план действий, когда он это предложил. Зал был переполнен известными и уважаемыми людьми, но как раз это сейчас и нужно, чтобы спасти округлую задницу его супруги.
    – Привет, старик, – услышал Рид.
    «Что ж, очень вовремя», – подумал Рид, глядя, как в их сторону направляется Шелдон Фицхью.
    В Шелдоне было что-то такое, что всегда вызывало у Рида улыбку. И не только сходство со столь любимыми Ридом лошадьми, которое Шелдону придавали длинное лицо и крупные зубы. В его внешности была какая-то милая бестолковость, и при взгляде на него просто невозможно было сохранять серьезное выражение лица.
    Рид сумел подавить улыбку и напустил на себя безразличный вид, приветствуя старого школьного приятеля:
    – Фицхью.
    Шелдон протиснулся ближе и улыбнулся Мо.
    – Морин, – склонился он над протянутой ею рукой, – ты сегодня исключительно хороша.
    Нельзя не согласиться. Рид задержал взгляд на жене: убранные наверх темные волосы открывали бриллиантовые серьги в ушах – его подарок на их пятую годовщину; платье на Мо было белое с глубоким декольте, делавшим ее одновременно элегантной и сексуальной.
    Тем временем Морин сдержанно улыбнулась и высвободила руку:
    – Спасибо, Шелдон. Ты и сам прекрасно выглядишь.
    – Благодарю Ты.., э-э-э.., ты не могла бы оставить нас на минутку, Морин? Мне бы хотелось поговорить с Ридом наедине.
    – Конечно. – Чуть заметно улыбнувшись, она отошла в сторону.
    Рид проследил за тем, как Морин присоединилась к соседней группе приглашенных, затем повернулся к Фицхью.
    – Приношу свои извинения, Рид, – проговорил Шелдон, залезая во внутренний карман смокинга и вынимая оттуда тоненькую чековую книжку. – Я задержал выплату своего долга, а ты проявил невероятное терпение. Позволь мне прямо сейчас исправить ситуацию.
    Рид смотрел, как он ставит на чеке свою подпись.
    Когда же Шелдон протянул ему чек и Рид, прежде чем положить его в карман, посмотрел на сумму, он сильно удивился.
    – Я добавил небольшие проценты. – Шелдон понизил голос. – Я ценю твою дружбу, Рид, и мне бы чертовски не хотелось, чтобы она пострадала от того, что я был не совсем аккуратен с выплатой долга.
    – Знаешь, – Рид слегка толкнул Фицхью в живот, скрытый безупречного покроя смокингом, – ты появился как раз тогда, когда больше всего был мне нужен! – «Не говоря уже о процентах, которые, несомненно, тоже являются очень приятной деталью!» – Это называется дружбой.
    – Правда? Что ж, у меня просто гора с плеч! – Шелдон широко улыбнулся, выставляя напоказ все зубы. Схватив с подноса оказавшегося рядом официанта два бокала вина, он протянул один Риду. – Слушай, тебе уже удалось посмотреть на нового пони Петтигрю? – Его лицо засветилось неподдельной радостью.
    Мо наблюдала за их разговором, стоя неподалеку. Потягивая вино и обмениваясь с давними знакомыми ничего не значащими фразами, она то и дело возвращалась в мыслях к совершенно новому раскладу жизни. Давно пришло время переосмыслить все то, что она считала само собой разумеющимся.
    Многие годы она думала, что Рид виноват в том, что они отдалились друг от друга и в их отношениях появилась натянутость. Она обвиняла его в расточительности, осуждала за пренебрежение к ее чувствам.
    Но Рид не мог измениться. Измениться могла она.
    Ее привлекли в нем в первую очередь его чувство юмора, редкая способность проявлять терпимость к тем, кого он считает своими друзьями, а также полное отсутствие приземленного желания пользоваться теми привилегиями, которые ему полагались от рождения.
    Он в любой момент готов был от них отказаться. Если бы не она, Рид, возможно, попробовал бы себя в чем-то другом вместо семейного банковского бизнеса, где его сочувственное отношение к просителям ссуд, которых все остальные члены правления считали несостоятельными, расценивалось как проявление слабости. Необходимо быть поистине сильным человеком, чтобы продолжать заниматься нелюбимым делом. День за днем ему приходилось мириться с тем, что совет директоров критиковал его взгляды на жизнь. И все это ради нее. А когда и она от него отвернулась, Рид бросил все свои свободные деньги, усилия и время на нужды людей, которых он называл друзьями.
    Его семья не смогла этого понять. И она тоже. Все они твердили, что он выбрасывает уйму денег в никуда. Но даже несмотря на то что все его школьные приятели, которых она называла не иначе как неплательщиками, тянули с выплатой долгов, все они, зная, что Рид отдал им свои деньги и доверие, в нужный момент выходили из положения и выплачивали ссуды. За последние несколько дней она увидела, сколько же на самом деле друзей у ее мужа.
    Их больше, чем она могла себе представить.
    Через несколько минут Шелдон ушел в другой конец зала, и Морин снова присоединилась к Риду. В течение следующего получаса к ним подходили еще несколько его приятелей. Они, робко улыбаясь, извинялись за задержку с возвратом долгов и вручали Риду чеки. Не все они были отпрысками состоятельных родителей, не способными управляться с собственными деньгами или слушаться тех, кто делал это за них. Некоторые в свое время попали в дорогие частные школы лишь за счет стипендии, и теперь, слушая их разговоры, Мо узнала, что ее муж помог им начать собственное дело. Она вдруг задумалась, а доверяла ли она ему хоть раз в жизни.
    В конце концов набралась такая сумма, которая позволяла Мо избежать судебного преследования. И это не только избавляло от тюремного заключения, но и сохраняло ее доброе имя. Казалось бы, она должна была чувствовать облегчение, но вместо этого ее терзало беспокойство: все не имело значения, если при этом она потеряет Рида. Морин его всегда недооценивала – сейчас это стало ясно. Он всю жизнь был для нее чем-то само собой разумеющимся, но если Рид исчезнет из ее жизни, она просто не сможет жить дальше.
    Морин все сильнее и сильнее нервничала. Когда очередной знакомый Рида отошел и они остались вдвоем, она судорожно вздохнула и, собрав все свое мужество, вдруг неожиданно спросила:
    – Ты собираешься со мной развестись?
    Услышав вопрос, Рид почувствовал, будто его с размаху ударили в солнечное сплетение – настолько неожиданно он прозвучал.
    – Ты этого хочешь? – спросил, в свою очередь, он и, не дожидаясь ответа, схватил Мо за руку и потащил ее к дверям. Выскочив в коридор, где было значительно прохладнее и тише, он на мгновение остановился, оглядываясь по сторонам. Кровь бешено стучала у него в висках.
    – Рид! – позвала Морин.
    Он повернулся к ней лицом.
    – Будь ты умнее, Морин, ты бы не стала сейчас со мной разговаривать, – процедил Рид сквозь зубы.
    Еще сильнее сжав ее руку, он потянул ее за собой в небольшой боковой коридорчик.
    – Я из кожи вон вылез, чтобы не только уберечь тебя от тюрьмы, но и сохранить твое честное имя. А знаешь, что?
    Пропади оно все пропадом! Нет больше мистера Славного Парня! Раз уж ты все равно планируешь со мной расстаться, то я тоже имею право получить свое.
    – Я не говорила, что я собираюсь…
    Морин осеклась на полуслове, столкнувшись взглядом с глазами мужа. В них она увидела что-то такое, что заставило ее замолчать.
    В конце коридора находилась дамская комната. Рид открыл дверь и втолкнул жену внутрь. В комнате никого не было, и, войдя туда вслед за женой, он захлопнул за собой дверь и повернул замок.
    Комната была довольно маленькая – всего две кабинки и раковина с небольшим туалетным столиком. Развернув Морин к себе лицом, Рид схватил ее за бедра, усадил на этот столик и, раздвинув ей ноги, стал между ними.
    Посмотрев на него сверху вниз, Мо сердито спросила:
    – Ты соображаешь, что делаешь?
    – То, что должен был сделать давным-давно: раз и навсегда ставлю точку в споре, кто в этой семье носит брюки.
    Мо положила ему на плечи руки, и Рид уже приготовился к тому, что она его с негодованием оттолкнет. Но вместо этого она притянула его к себе и поцеловала страстным и долгим поцелуем.
    Рид почувствовал, что уже не владеет собой. Шумно дыша от волнения и страсти, он задрал подол ее платья и стал поспешно стягивать с жены колготки. Из-за волнения это у него получалось не очень хорошо.
    – Черт, кто придумал эти колготки? – ругнулся вслух Рид.
    – Снимай штаны, которыми так гордишься! – хрипло скомандовала Мо.
    Пока он снимал брюки, она ловко и быстро стянула с себя колготки.
    Рид, сгорая от страсти, придвинул Морин вплотную к себе и встал между ее ног. Поддерживая руками ее сексапильную попку, он вошел в нее, буквально рыча от возбуждения.
    – Не будет.., никакого.., развода, – произнес Рид каждое слово отдельно с силой ударяя бедрами о бедра. С каждым ударом он проникал в нее все глубже и глубже. На мгновение остановился и посмотрел ей прямо в глаза:
    – Поняла?
    – О Боже, конечно! – простонала Мо, и Рид почувствовал, как она напряглась и изогнулась, а потом опала на него всем телом. – Прекрасно поняла. Лучше не бывает…
    – Я же не говорила, – сказала Морин уже несколькими мгновениями позже, глядя как муж приводит в порядок свой костюм, – будто хочу развестись с тобой? – Она с грустью посмотрела на свои колготки. – Черт, они все перекрутились!
    – Давай помогу. – Рид присел перед ней на корточки и поправил колготки. – Вот. Вставляй сюда ногу. – Он поднял на Морин глаза. – Ты попросила развод. Я прекрасно слышал, как ты…
    – …как я спросила, хочешь ли этого ты.
    – А я-то почему должен этого хотеть? – От удивления Рид даже отпрянул немного назад. Он встал и, упершись руками в бока, посмотрел на жену.
    – Потому что последнее время я все время думаю о том, как мало сделала для того, чтобы сохранить наш брак. И еще ты сказал, что, когда разрешится эта ситуация, мы сядем и поговорим о наших отношениях. Вот я и подумала…
    – Что я решил уйти?
    Рид меньше всего ожидал, что ей такое придет в голову, поэтому сейчас уставился на нее в полном недоумении.
    – Да.
    Он потер подбородок.
    – А что именно заставило тебя думать, что ты недостаточно сделала для сохранения нашего брака?
    – Все, в чем ты меня обвинял, – правда. Я никогда не верила всерьез, что ты знаешь, как надо распоряжаться деньгами. Я обращалась с тобой как с безответственным юнцом. Кроме того, ты терпеть не можешь свою работу, правда? Я никогда об этом не задумывалась до сегодняшнего дня.
    – Ну, с работой все не так страшно. В совете директоров, конечно, сидят страшные зануды, но с этим можно мириться. Детка, мы же с самого начала знали, что мои родственники – непрошибаемые люди.
    Мо не смогла сдержать смех.
    – И с чего ты взяла, что я ненавижу свою работу?
    – Тебе никогда не позволяли там поступать так" как ты считаешь нужным, и я подумала – я и сейчас так думаю, – что ты держался за это место в первую очередь для того, чтобы угодить мне. – Морин помолчала, а потом добавила:
    – Ты был прав, когда сказал, что на все мое поведение влияет жизнь, которую прожил мой отец.
    – Ой, Мо… – Рид почувствовал неловкость и протянул руку, чтобы погладить ее по щеке. – Я сказал это в порыве гнева. Зря я так…
    Она подалась навстречу ему и улыбнулась:
    – Да нет, все правильно. А вот когда ты решил, что я живу с тобой, потому что мой отец не может ни с кем сохранять длительные отношения, ты был не прав. Не хочу сказать, что это никак не повлияло на мое желание, чтобы наш брак не распался, – конечно, это тоже сыграло свою роль. Но я никогда бы на это не пошла, если бы не любила тебя, Рид. Моей самой большой ошибкой было то, что я ожидала, что ты без объяснений поймешь, почему я так беспокоюсь по поводу финансов. – Мо невесело рассмеялась. – Боже, если разобраться, все получается так глупо и смешно! Все эти годы я считала, что причины всех наших проблем в тебе.., а они, оказывается, во мне.
    Где-то в глубине души Риду было приятно, что его жена больше не считает его неудачником, что она признала свою ошибку. Но все-таки ему не нравилось, что сейчас она оказалась в таком жалком положении, поэтому он бодро улыбнулся и воскликнул:
    – А в ком же еще? И если бы тут было чуть больше места, я бы станцевал победный танец, посвященный тому, что ты это наконец признала.
    При этих его словах Мо удивленно приподняла брови.
    – Ах ты, мерзавец! – бросила она и толкнула его в плечо.
    – Ну пожалуйста, Морин, возьми себя в руки. Ты из всего сделаешь трагедию. Сначала во всем был виноват я, теперь – ты. На самом-то деле правда где-то посередине. – Он поцеловал ее долгим поцелуем и, когда отстранился, чтобы посмотреть ей в лицо, остался доволен тем, каким томным и страстным взглядом она его одарила. Он провел большим пальцем по ее губам. – Нам все равно надо будет сесть и обсудить то, что происходило между нами. Мне кажется, мы слишком многое и слишком долго держали в себе, и пора открыто все высказать. Но это может подождать, потому что сейчас…
    – Тешишь себя надеждой, что будешь теперь хозяином положения? – Спрыгивая с туалетного столика, Морин смотрела на Рида свысока.
    Он улыбнулся, глядя, как она оправляет платье.
    – Это не надежда, дорогая, это факт. И как я уже начал говорить, пока меня так грубо не перебили…
    Мо заносчиво фыркнула.
    – ..так вот, сейчас мы попробуем вытрясти еще немного денег из моих старых приятелей. Я не успокоюсь, пока не буду на все сто процентов уверен, что тебе не грозит тюрьма.

Глава 21

    По дороге они с Дейзи остановились у почтового отделения, и он вынул из ящика письма с предложениями от газетчиков. Трудно найти в себе силы для решающего удара, когда твоя карьера вот-вот полетит к чертям собачьим.
    Во всем этом есть только одно преимущество: по крайней мере хуже уже быть не может. В этот момент Ник увидел, как его сестра и ее муж снова входят в зал. Опустив камеру, он уставился прямо на них. Час от часу не легче.
    Этого только ему не хватало.
    До этого ему везло: Мо и Рид были заняты общением с то и дело подходившими к ним людьми, и Нику довольно легко удавалось удержать Дейзи на другом конце зала вне их поля зрения. Он даже не хотел думать о том, что Дейзи может заподозрить, будто он ее стыдится. А на самом деле ему просто не хотелось отвечать на множество вопросов, которыми их засыплет Морин, если увидит рядом. А ему не хотелось бы отвечать на эти расспросы – еще неизвестно, куда они могут завести – во всяком случае, до тех пор, пока он сам не объяснит Дейзи все то, что скрывает от нее.
    Поэтому, когда Ник увидел, как Рид тащит Мо за руку к выходу, он облегченно вздохнул, хотя и заметил, что сестра с мужем ссорятся. Однако это нисколько его не обеспокоило. В любви и на войне все средства хороши; он и сам пошел бы на все, лишь бы не дать их с Дейзи отношениям окончательно испортиться. Кроме того, его сестра – женщина с характером, и, как видно, не без хитростей, судя по тому, как уже через несколько минут они, вернувшись в зал, ворковали друг с другом. Наверное, Ник что-то не правильно про них понял, когда парочка выходила. Что ж, это еще раз доказывает, что лучше честно и прямо обо всем рассказать близкому тебе человеку, чем врать и со страхом ждать, когда твое вранье раскроется.
    Так что думай, гений, если хочешь, чтобы Блондиночка осталась с тобой надолго, или распрощайся со своими радужными мечтами о будущем.
* * *
    Дейзи огляделась вокруг, рассматривая приглашенных Интересно, что эти люди празднуют сегодня? Да, обстановка располагает: мягкий свет, ненавязчивая музыка, прекрасные закуски, да и вино, должно быть, великолепное.
    Жаль, что пить ей нельзя – она на работе.
    Чем дольше Дейзи находилась на вечеринке, тем больше убеждалась, что ей здесь нравится.
    Люди, с которыми она сегодня общалась, оказались очень приятными. Может быть, ей вообще стоит пересмотреть свое прежнее отношение к подобного рода времяпрепровождению, если она собирается продолжить отношения с Ником, ведь бывать на таких сборищах ему необходимо по роду его занятий.
    Дейзи невольно вздрогнула от этой мысли. А она собирается продолжать отношения с Ником? Он сказал, что любит ее, но можно ли ему верить?
    Может ли она довериться человеку, который однажды уже бросил ее? И любит ли она его настолько, чтобы без боязни вручить ему свое сердце? Дейзи поискала глазами Ника. Он был неподалеку и через видоискатель осматривал гостей, пытаясь найти удачный ракурс для съемки.
    "Да, – призналась себе Дейзи, – я люблю его. Люблю всем своим существом. И поделать с этим ничего не могу.
    Все остальное для меня не имеет значения. С той ночи в отеле прошло уже много лет. Я повзрослела, мы оба повзрослели. Да, я могу еще раз ошибиться в нем, но не узнаю этого, если не попробую. Будь что будет". Так думала Дейзи, пристально наблюдая за Ником.
    Как будто почувствовав ее взгляд, он вдруг обернулся в ее сторону, опустил камеру, повесил ее на ремне на шею и подошел к Дейзи. В следующее мгновение он приблизил свое лицо и впился в ее губы. Все произошло настолько быстро, что Дейзи даже не успела что-либо сообразить. Она подняла руки, как будто ей кто-то приставил к груди пистолет и приказал: «Руки вверх!» – и в нерешительности замерла в такой позе, не зная, то ли обнять Ника и ответить на поцелуй, то ли оттолкнуть и выговорить за то, что он выставляет их отношения напоказ. Но прежде чем она на что-то решилась. Ник отстранился и произнес:
    – Я люблю тебя. – Его голос звучал тихо, но очень настойчиво. – Не забывай об этом.
    – Хорошо, – ответила Дейзи и с недоумением посмотрела ему в глаза. Что еще за новости?
    – Это правда, – сказал Ник, а потом, взглянув поверх ее головы, добавил:
    – К нам идут моя сестра и Рид. Слушай, Дейз, не говори ей, что у меня неприятности, ладно?
    Не хочу, чтобы она беспокоилась.
    Дейзи напряглась, предчувствуя что-то нехорошее.
    – В чем дело, Колтрейн? – с тревогой в голосе спросила она.
    Ник покачал головой:
    – Я не могу рассказать обо всем сейчас. Но потом ты все узнаешь – обещаю.
    – Дейзи? – удивленно воскликнула Мо, приблизившись. – Боже мой! С того конца зала мне показалось, что это ты, но я не была уверена. – Она чмокнула Дейзи в губы, прижала ее к своей шикарной груди, а потом отстранилась на расстояние вытянутой руки, чтобы получше разглядеть сводную сестру. – Выглядишь прекрасно! Шикарный наряд, искушенный вид. – Мо посмотрела на брата:
    – Что это ты целовал ее?
    Дейзи слегка покраснела, а Ник, снисходительно пожав плечами, как будто речь шла о пустяках, ответил:
    – Ты же поцеловала. А мне почему нельзя?
    У Дейзи сердце оборвалось. Она посмотрела на Ника, пытаясь встретиться с ним взглядом. Он что, собирается отрицать их отношения?
    – Ну я-то не лезла к ней в рот языком, – холодно возразила Мо. – Разница, конечно, небольшая, но все-таки существенная.
    – Ты очень наблюдательна, Мо. Особенно если учесть, что я вообще не пускал в ход язык. Правда, Дейз?
    Ну все, хватит! Дейзи открыла было рот, чтобы ответить, но тут же поняла, что не знает, что сказать.
    – Даже если и так, то твой поцелуй все равно нельзя назвать братским, – сухо добавила Мо. – И мне показалось, что Дейзи он был безразличен. Ты что. Ник, пристаешь к девушкам на приемах?
    – Только к Дейзи. – Ник обнял ее за плечи и прижал к себе. – Хотя нам кажется, что я не пристаю к ней, поскольку она сейчас живет у меня.
    – Что? – Мо открыла рот от удивления. – С каких пор?
    – Морин, ты что, испанский инквизитор? – Ник обратился к Риду:
    – Образумь свою жену.
    Тот усмехнулся, и Ник, пожав плечами, ответил:
    – С понедельника. Ясно?
    – Со вторника, – поправила его Дейзи. – Помнишь, в понедельник ты только хотел…
    – Да, только хотел, но зато как хотел! – вставил Ник, а Дейзи округлила глаза и поспешила замолчать.
    Краска стыда залила ей лицо. Она не могла поверить, что Ник произнес это вслух! Она собиралась только сказать, что Ник хотел предложить ей сотрудничество, а он перевернул все так, что…
    Господи! Она стояла такая красная, что, наверное, пылала бы в темноте, если бы в зале вдруг выключили свет.
    – И ты приехала ко мне в тот же день после обеда, помнишь, куколка? Или перед ужином, кому как нравится.
    А во вторник утром я уже готовил тебе кофе, чтобы заставить проснуться.
    – Ах да… Кажется, ты прав, – с трудом выдавила из себя Дейзи, – Повтори-ка? – попросил Ник и приблизил к ней ухо.
    – Ты такой шутник, Колтрейн! Тебе прямо в цирке выступать. Я сказала; что ты прав, – злясь, прошипела Дейзи.
    Ник погладил ее по руке и улыбнулся.
    – Мне простительно – Ведь такие слова просто музыка для меня.
    – Ничего не понимаю, – вмешалась в разговор Мо.
    – Тебе не нравится, что у нас серьезные отношения? – спросил Ник.
    – Серьезные отношения… – медленно повторила Мо, словно выговаривала иностранные слова. – У вас серьезные отношения?
    – А я что говорю? – Ник сильнее прижал к себе Дейзи. – Это серьезно, Морин, Я люблю ее.
    На сердце у Дейзи потеплело. Ник действительно ее любит. Он произнес это вслух, на людях. Теперь ему трудно будет отречься от своих слов – сказанного не вернешь.
    Мо с удивлением воззрилась на брата:
    – Довольно неожиданно.
    – Для тебя – может быть. А для меня это уже давно не новость. – Ник прижал к себе Дейзи еще сильнее, потом улыбнулся ей и снова посмотрел на сестру. – У меня чувства к Дейзи еще с незапамятных времен. Я просто пытался от них убежать, и в этом была моя ошибка.
    – Так как же вы встретились?
    – Я навел о ней кое-какие справки.
    Казалось, Мо собиралась расспрашивать их и дальше, но, к радости Дейзи, к ним подошел друг Рида. Обменявшись со всеми присутствующими короткими светскими приветствиями, он отвел мужа Морин в сторону и что-то стал ему говорить приглушенным голосом. Через какое-то время он достал чековую книжку.
    – Кстати, – Мо увела Дейзи и Ника подальше и слегка понизила голос, – вы в курсе, какие у меня были неприятности?
    – Боже мой! Это у вас семейное, что ли? – ляпнула Дейзи.
    Мо удивленно приподняла брови, а Ник сжал Дейзи руку, поэтому она отрицательно покачала головой и, виновато улыбнувшись, добавила:
    – Прошу прощения. Это я так…
    Тень недовольства скользнула по лицу Морин, но она не стала вдаваться в подробности и перевела взгляд на брата:
    – В общем, мне не потребуется твоя помощь, Ник. Рид все уладил.
    – Это же здорово! – Ник отпустил Дейзи и, схватив Мо в объятия, оторвал от пола и покружил. Все присутствующие стали оборачиваться на них, но Ника это нисколько не смутило. – Ты даже представить себе не можешь, какой груз упал с моих плеч! – сказал он и поставил сестру на ноги. Счастливая улыбка озарила его лицо.
    – Я так и думала, что тебе будет приятно это услышать, – проговорила Мо, одергивая платье. Она тоже улыбалась, глядя на брата, который уже снова обнимал Дейзи. – Я рада не только за себя, но и за тебя. Рид рассказал, что ты собирался продать свои фотографии, чтобы вытащить меня. Это так?
    Дейзи почувствовала, как Ник напрягся, а когда подняла глаза, увидела, что он проводит ребром ладони по горлу и при этом делает какие-то знаки, давая понять Морин, чтобы она замолчала. Дейзи заподозрила в этом что-то неладное.
    – Так, давай разберемся, Колтрейн. Что происходит? – тоном, не терпящим возражений, спросила Дейзи.
    – Давай обсудим это потом.
    Дейзи открыла рот, чтобы возразить, но Ник прижал палец к ее губам.
    – Все потом. – Ник посмотрел на сестру. – Мо, ты извинишь нас? Мне надо вернуться к работе. До сих пор мне так и не удалось сделать стоящий кадр. – Его лицо озарила улыбка. – Но у меня такое чувство, что сейчас мне должно повезти. Рад, что ты поделилась хорошими новостями.
    Морин посмотрела на брата изучающим взглядом, а потом повернулась к Дейзи:
    – Давайте увидимся в ближайшее время. Можно у нас пообедать. Или вы с Ником присоединитесь к нам как-нибудь вечером за ужином.
    – С удовольствием, – ответила Дейзи.
    Ник вернулся к своей работе, а Дейзи осталась стоять одна. Она внимательно оглядывала толпу собравшихся, но мыслями была далеко отсюда. Ник что-то замышляет! Но что? Она, как профессионал, должна предвидеть его действия и уберечь его от возможных неприятных последствий.
    Дейзи попыталась восстановить в памяти, с какого именно момента Ник стал вести себя как-то странно. Единственное, что она смогла припомнить, – это когда он по дороге сюда остановил машину около почтового отделения.
    У него было странное выражение лица, когда он просматривал конверты, которые вынул из своего ящика, а когда Дейзи поинтересовалась, не случилось ли чего, он запихнул письма во внутренний карман смокинга и ответил, что все нормально. Позже ей показалось, что настроение его немного испортилось.
    А может быть, ей это только показалось? Да нет, точно испортилось, просто Ник старался это скрыть от нее. Примерно так же, как она скрывала от него свои чувства, когда слышала его признание в любви. Сомнения терзали ее душу: что именно затеял Ник? У Дейзи появилось нехорошее предчувствие: что бы он там ни затевал, это может вылиться в серьезную угрозу для него.
    Дейзи остановила официанта и попросила содовой, потом, отыскав глазами Ника, направилась к нему.
    Приблизившись, она остановилась неподалеку от него и, потягивая содовую, стала наблюдать, как он щелкает своим фотоаппаратом. Одна и та же мысль не давала ей покоя: Ник ей чего-то недоговаривает, потому что считает ее слабой женщиной, которую надо оберегать от больших проблем сильных мужчин!
    Если так, то пусть этот несчастный обманутый муж и его наемники больше не беспокоятся – она сама прикончит Ника.
    Однако чем больше Дейзи об этом думала, тем маловероятным это казалось. С чего бы ему так внезапно измениться? Он ведь проявил достаточно сообразительности, когда обратился к ней за помощью. Кроме того, мужского самомнения у него хоть отбавляй, и он ни словом ни делом не дал понять, что, нанимая женщину для обеспечения собственной безопасности, роняет свое мужское достоинство. Так почему же слова любви, произнесенные им, могли вдруг так круто изменить обычное деловое соглашение?
    Это просто смешно. Она что, собирается провести остаток вечера, пытаясь догадаться, в чем причина его странного поведения? Или прижмет его к стенке прямо здесь и прямо сейчас и выяснит, что же все-таки происходит?
    А что? Хорошая мысль!
    Поставив стакан на стол, Дейзи подошла к Нику сзади и тронула его за плечо.
* * *
    Ник наконец нашел подходящий кадр и был увлечен работой.
    – Секунду, Дейзи.
    Он сделал снимок и, опустив камеру, повернулся к ней.
    – Откуда ты знаешь, что это я?
    Ник посмотрел на пылающие щеки и вздернутый подбородок Дейзи, на ее карие глаза, выражающие решимость, и почувствовал, как его губы растягиваются в улыбке.
    – Когда дело касается тебя, сладкая моя, я становлюсь ясновидящим.
    – Да? – с вызовом бросила Дейзи. – А будущее ты, случайно, предсказывать не умеешь, Колтрейн? Потому что я собираюсь с тобой поговорить. Прямо сейчас.
    Вот черт! У нее такое выражение лица, будто она готова на все, лишь бы добиться правды. Не особенно надеясь на успех, Ник попытался уйти от разговора:
    – Я работаю, Блондиночка.
    – Я тоже. Разница только в том, что ты вынуждаешь меня весь вечер работать вслепую, и я желаю знать почему.
    Не люблю бродить в потемках, Николас.
    – Но ты так умело это скрываешь, – пробормотал он.
    Дейзи проигнорировала его замечание:
    – Я уже просила тебя все объяснить, но теперь не отстану, пока не получу прямого ответа. Что за фигня происходит?!
    Поняв, что его загнали в угол, Ник отбросил с лица прядь волос и ответил:
    – Я же сказал, что все потом расскажу, Дейзи. И я действительно собираюсь это сделать. Как только закончу здесь…
    – У меня для тебя новость, приятель: потом уже настало. Ты нанял меня, чтобы я уберегла тебя от нападения, а теперь не даешь работать своими «потом, детка». В следующий раз ты вообще заявишь, что мне не стоит напрягаться ради всяких там пустяков.
    – Только если вдруг решу покончить жизнь самоубийством.
    – Очень смешно, Ник. – Дейзи подошла к нему вплотную. – Давай-ка сложи фотоаппарат в чехол на время – мы с тобой собираемся выйти в коридор поболтать.
    – Самое время нам поговорить, Колтрейн, – послышался у них за спиной чей-то уверенный голос.
    Дейзи не посчитала нужным обернуться.
    – В очередь, – огрызнулась она.
    «Точно сказано», – подумал Ник про себя. Сегодня он просто нарасхват. С другой стороны, если в связи с новым претендентом на его внимание удастся отложить признание в том, что он все время врал Дейзи, то это даже хорошо.
    Так Ник думал, пока не обернулся, оказавшись лицом к лицу с Джеем Фицджеральдом Дугласом. И в этот момент он пожалел, что не отправился с Дейзи выяснять отношения.

Глава 22

    – Ты не оставишь нас на пару минут? – И, спокойно встретив протестующий взгляд ее прищуренных глаз, добавил:
    – Это касается моего заработка, Дейзи, поэтому сейчас это важнее. Но и с тобой я поговорю – обещаю. Как только приедем домой.
    Дейзи не стала высказывать недовольство, но Ник прекрасно понимал, что она не отступит. Когда она наконец оглянулась на того, кто прервал их разговор, то буквально застыла на месте от удивления.
    – Прошу меня простить, – сказал Джей Фицджеральд, озаряясь улыбкой, которая как бы говорила: «Ну что вы, не стоит так уж меня боготворить!» – Нам с Николасом действительно необходимо побеседовать.
    Что ж, в конце концов, прием посвящен именно ему.
    – Хорошо, – Дейзи посмотрела на Ника, – у вас пять минут. – И зашагала прочь, расправив плечи.
    Ник подождал, пока она отойдет на достаточное расстояние, чтобы не слышать их, и только тогда повернулся к Дугласу:
    – А что, собственно, дало вам повод думать, что мне есть что сказать вам?
    – Вам не нужно ничего говорить, – мягко ответил старик. – Просто послушайте.
    Ник хмыкнул, но все-таки продолжил разговор:
    – Вы слышали, что сказала девушка: в вашем распоряжении пять минут. – Он демонстративно посмотрел на часы.
    – Я пришел к выводу, что был о вас превратного мнения.
    – Точнее и не скажешь, черт возьми! И если вы собираетесь разбазаривать свое время, констатируя очевидные факты, – пожалуйста. Только будь я на вашем месте, я бы сообщил что-нибудь новенькое.
    – Я действовал неосознанно. Меня охватила паника при мысли, что эти фотографии всплывут и их кто-то увидит, – пытался объяснить Дуглас. – Я ужасно захотел их заполучить.
    – Тогда просто надо было попросить, чтобы я отдал их вам. Либо так, либо вы могли потратить каких-нибудь пять минут и поспрашивать знакомых обо мне. Тогда вы бы узнали, что я никогда еще не забывал уничтожать компрометирующие негативы.
    Нику хотелось добиться извинений. Он заслуживал куда большего, но остановился на извинениях – на сегодня этого будет достаточно. Ввязываясь в перепалку с Дугласом, он только зарабатывал себе дополнительные неприятности. Человек рассудительный на его месте скорее всего попридержал бы язык, с тем чтобы выиграть время и все хорошенько обдумать.
    – Вы совершенно правы, – легко согласился с ним Дуглас. – И сейчас мне бы очень хотелось компенсировать вам свою недальновидность. – Он залез во внутренний карман смокинга и достал чековую книжку. – Назовите вашу цену.
    – Вы что, считаете меня шантажистом?! – Ник был оскорблен до глубины души. – Засунь себе свою книжку сам знаешь куда!
    – Ты поступаешь неразумно, Колтрейн. А ведь считаешься прозорливым предпринимателем.
    – Неразумно?! – Приблизившись к самому лицу Фицджеральда, Ник процедил сквозь стиснутые зубы:
    – Да мне не было никакого дела до твоей половой жизни, пока ты сам не заварил эту кашу. Ты сам меня вынудил. Твои гориллы разгромили мою комнату и вывихнули мне плечо. Они уничтожили мой «порше», они держали пистолет у виска Дейзи, они пытались даже переехать меня машиной! И ты считаешь, что твой чек поможет забыть все это?!
    Ник вытянулся во весь рост и сделал глубокий вдох. Он пытался совладать с собой, но у него это с трудом получалось.
    Эта безумная неделя совершенно истощила его нервную систему.
    – В одном ты прав, – подытожил Ник, – я действительно прозорливый предприниматель. И вот что я собираюсь сделать…
    Джей Фицджеральд выпрямился, готовый выслушать условия сделки.
    – Я продам эти негативы «желтой прессе». Их все получит тот, кто предложил наивысшую цену. – Ник оскалился в хищной улыбке. – Я сколочу себе на этом состояние Дуглас, казалось, онемел, но очень скоро пришел в себя и смерил Ника надменным взглядом.
    – Ты этого не сделаешь, – произнес он твердым голосом, в котором слышались нотки угрозы. – Иначе ты сам себе подпишешь приговор. Кто тебе будет доверять после этого? В этом городе тебе больше не будет места.
    – Хм.., ты прав. – Ник посмотрел на него с деланным восхищением. – Тут должен быть какой-нибудь выход.
    Хотя.., может быть, и нет. Черт! Наверное, придется признать, что ты оказался умнее меня.
    Дуглас заулыбался.
    – Тогда я отправлю эти снимки анонимно, – заключил Ник.
    На мгновение с лица Дугласа сошла его обычная маска, и в глазах блеснули искорки гнева. Ник поднес фотоаппарат к глазам и сделал снимок. Но уже в следующий момент выражение лица Дугласа изменилось, обретя привычную для него благообразность.
    Наклонившись поближе к Нику, старик произнес тихим и нарочито спокойным голосом:
    – Я тебя живьем закопаю, сукин ты сын. Думаешь, мои охранники показали тебе все, на что способны? Да ты еще ничего не видел.
    – Ой! Я весь дрожу!
    «Господи, Колтрейн, это же не игровая площадка! Заткнись, не рой себе могилу!»
    Но Ник был страшно взбешен и едва сдерживал себя, чтобы не врезать старому лицемеру по морде. Он сделал вдох поглубже, пытаясь вернуть себе спокойствие, но тут Дуглас сказал то, что окончательно вывело его из себя.
    – Думаешь, эта блондинка-охранница, с которой ты спишь, убережет тебя? – криво усмехаясь, спросил Дуглас. – Подумай как следует. Для нее даже проще, чем для тебя, будет организовать несчастный случай. И кто пожалеет о таком ничтожестве, как она?
    Не помня себя от ярости. Ник схватил Джея Фицджеральда за грудки и что было сил рванул старика на себя.
    – Для начала, полицейский участок Окленда, – прорычал он. – Копы обычно становятся очень дотошными, если страдает кто-то из их команды, даже если этот человек уже уволился из полиции. – Ник с силой тряхнул Дугласа и добавил:
    – Запомни одно, скотина: если что-нибудь случится с Дейзи, тебе уже не придется волноваться о том, что кто-то увидит твои фотографии. Тебе это уже будет все равно, потому что тебя уже не будет на этом свете. Я убью тебя.
    Ник резко оттолкнул Джея Фицджеральда от себя и тут только заметил, что все присутствующие смотрят на них. Дейзи стояла недалеко и настороженно следила за происходящим, озадаченно сдвинув брови, Рид выглядел удивленным, а Мо просто напуганной. Поймав взгляд Ника, она нахмурилась, как бы спрашивая: «Это еще что за чертовщина?»
    Ник оглядел собравшихся и деланно улыбнулся:
    – Прошу извинить меня, господа. Я слегка погорячился из-за своей футбольной команды.
    Но его, казалось, никто не слышал, все ждали объяснений от Джея Фицджеральда. Тот одернул лацканы пиджака и кивнул:
    – Да. Лучше с этим молодым человеком.., как там в наши дни молодежь выражается?
    – Не выпендриваться, – подсказал Ник.
    – Верно. С этим молодым человеком лучше не выпендриваться. Если, конечно, сами себе зла не желаете.
    – Точно, черт возьми! – Ник самодовольно ухмыльнулся, но в глубине души он понимал, что только что совершил огромную ошибку, чреватую ужасным несчастьем.
* * *
    Всю дорогу домой Дейзи обдумывала происшедшее, стараясь не делать поспешных выводов. Было бы глупо нападать на Ника, не выслушав его объяснений, ведь все ее подозрения – это только ее предположения.
    Конечно, интуицию нельзя сбрасывать со счетов, тем более что Дейзи давно научилась прислушиваться к своему внутреннему голосу.
    С другой стороны, сегодня она решилась на очень серьезный шаг – призналась в своих чувствах к Нику, пусть даже только самой себе, – так что надо дать ему возможность развеять ее подозрения. Правильно?
    Дейзи села чуть-чуть прямее. Да. Все правильно. В конце концов, доверие – это и есть результат любви.
    Тогда почему же ее терзает такое нехорошее предчувствие?
    Дейзи бросила взгляд на Ника. Его лицо то исчезало в тени, то вновь появлялось в лучах уличных фонарей, мелькавших за окном. Он казался таким далеким и совсем не похожим на того Ника, которого она знает. Сегодня вечером Дейзи не один раз спрашивала его, что происходит, но он даже умудрился уйти от разговора с сестрой после инцидента с Дугласом. Ник внимательно следил за дорогой, и Дейзи решила не отвлекать его разговорами.
    Немного погодя они въехали в гараж. Дейзи решила переждать в машине, пока Ник доставал из бардачка несколько конвертов, те, что вынул сегодня из своего почтового ящика. Он положил письма во внутренний карман смокинга, едва взглянув в сторону Дейзи. Она расстроилась, но постаралась не придавать этому слишком большого значения.
    – Забавно, – наконец произнесла Дейзи, когда они вышли из машины, – но с тех пор как мы вместе" я не припомню, чтобы ты участвовал хоть в одном футбольном матче.
    Ник молча пожал плечами.
    О Боже, Ник, что же ты затеял?!
    – Теперь уж точно пришло время нам поговорить, Колтрейн.
    – Да, конечно. – Ник поправил на плече ремень от сумки с фотоаппаратом. – Давай поднимемся наверх.
    Войдя следом за Дейзи в квартиру, Ник бросил вещи на пол рядом с кушеткой. Дейзи посмотрела ему прямо в лицо.
    – Что бы там еще ни случилось, – начал Ник, – я хочу, чтобы ты помнила об одном.
    – О чем,? – спросила Дейзи и ухватилась за спинку стула, предчувствуя что-то нехорошее.
    – Я люблю тебя.
    – О Боже, Ник, что же ты натворил?! – еще более тревожась, вновь спросила Дейзи.
    Ее вопрос вызвал у Ника слабую улыбку:
    – Похоже, что бы это ни было, ты уже считаешь виноватым меня.
    – А это не так?
    – Да. Ну по крайней мере не я это начал. Хотя, вероятно, я ошибся в выборе пути.
    – Рассказывай! – выдохнула Дейзи.
    Ник развязал бабочку и снял ее.
    – Сначала сними с себя оружие.
    Дейзи вынула из внутренней кобуры пистолет и положила его на сундук. Рывком сбросив пиджак, она отстегнула ножны и бросила их рядом с пистолетом, затем выпрямилась и стала перед Ником, уперев руки в бока.
    – Какое ко всему этому имеет отношение мистер Дуглас?
    Ник подобрал оружие и переложил его на музыкальный центр.
    – Это от него ты меня охраняла все это время.
    Дейзи сначала подумала, что ослышалась, но тут до нее дошел смысл сказанного.
    – Боже мой! Ты спал с миссис Дуглас? Ей же, наверное, не меньше шестидесяти!
    – Ты вообще слышишь сама себя, Блондиночка? Я всегда считал тебя феминисткой.
    – А какое это имеет отношение к делу?
    – Значит, Дуглас может развлекаться с женщиной, по возрасту годящейся ему во внучки, но было бы странно, если бы миссис Д. заинтересовалась таким же молодым мужчиной?
    – Честно говоря, мне кажется, что в обоих случаях это одинаково мерзко. Я имею в виду, что можно еще допустить разницу в десять лет, но двадцать или тридцать… Это уж слишком!
    Ник провел рукой по лицу:
    – Слушай, мы уходим от темы.
    Перед глазами Дейзи всплыла сегодняшняя сцена: Ник трясет за грудки виновника торжества.
    – Ты любишь ее? – спросила она упавшим голосом, а про себя подумала: «Не может быть! Он сказал, что любит меня».
    – Кого? – удивился Ник.
    – Миссис Дуглас. Ты ее любишь?
    – Я ее даже не знаю!
    – Тогда с кем же ты спал? У них есть дочь?
    – Откуда, черт побери, мне знать? Слушай, давай я начну с самого начала. Уверен, что смогу тебе все объяснить.
    Дейзи почувствовала, как у нее по спине пробежал холодок.
    – Расскажи мне о компрометирующих снимках.
    – Отличная мысль! С них-то все и началось. Я сделал на свадьбе Битей Пемброук две фотографии. Я тогда плохо понимал, что делаю, – все мои мысли были заняты историей, в которую попала Мо, – поэтому работал не так внимательно, как обычно. Но когда я обнаружил, что бандиты разгромили мою фотолабораторию, то сообразил, что, наверное, что-то важное попало ко мне в кадр, только я не знал, что именно. Вернувшись из больницы в пятницу вечером, я отпечатал все пленки, которые отснял в те выходные, чтобы выяснить, что же эти двое искали у меня. – Засунув руки глубоко в карманы, Ник серьезно посмотрел Дейзи в глаза. – Я пересмотрел все снимки, прежде чем наконец не наткнулся на эти два. На заднем плане портрета жениха и невесты, в окне, был запечатлен Дуглас.
    – Дуглас?
    – Да. Он забавлялся там с девицей, едва достигшей совершеннолетия и, уж конечно, не являющейся его супругой.
    Какое отношение имеет все это к тому, что Ник спал с замужней женщиной?
    – И он посылает к тебе головорезов, чтобы забрать фотографию, которую даже ты не сразу нашел? Что-то не очень понимаю…
    – Возможно, потому что в этом нет никакого смысла. – Ник пожал плечами. – За годы работы я случайно запечатлел столько компрометирующих моментов, что сейчас даже и не вспомню. Я всегда уничтожаю такие снимки – и дело с концом. Все знают об этом: осмотрительность – главная составляющая моей репутации.
    – Так что же случилось на этот раз?
    – Думаю, он не поверил, что я поступлю так, как обычно.
    – Подожди-ка. Ты хочешь сказать, что Джей Фицджеральд Дуглас организовал все нападения на тебя? Нет и никогда не было никакой замужней женщины, которую ты сфотографировал обнаженной?
    – Да. Неплохая новость.,.
    – Неплохая новость? – переспросила Дейзи. – Выходит, что ты врал мне? Врал с самого начала?
    Дейзи пристально посмотрела Нику в глаза.
    – У меня на это была очень веская причина, Дейз.
    Дейзи занесла руку, собираясь ударить Ника по лицу.
    Вероятно, он ждал этого, потому что успел среагировать моментально. Он схватил Дейзи за руку и ударом сбил с ног. Она упала на пол, и Ник навалился на нее всем телом. Прижав ее руки к полу, он ждал, пока она, пытаясь бороться с ним, обессилит и успокоится.
    Щеки Дейзи пылали, а глаза стали почти черными от гнева и боли.
    – Черт возьми, Дейзи, и это твой ответ на мое искреннее признание? Ты просто решила меня ударить?
    Пытаясь высвободиться, она прорычала:
    – Нет, иногда мне кажется, что лучше тебя застрелить.
    Их возня на полу продолжалась еще несколько минут, но Дейзи в конце концов ослабела и притихла.
    – Ты думаешь, мне нравится так себя вести? У меня так выходит только с тобой. Я проработала полицейским четыре года и научилась сдерживать эмоции и действовать разумно, несмотря ни на какие провокации. Но тут в мою жизнь снова ввалился ты, и меньше чем через неделю я превратилась в распущенную истеричку. – Она дернула руками, пытаясь освободиться от его железной хватки. – Уйди, Колтрейн. Мне не нравится, во что ты меня превратил, и я собираюсь валить отсюда, пока еще осталось что спасать.
    Ник поднялся и помог встать Дейзи.
    Она подтянула бюстье, пряча выбившуюся грудь. Затем стала пристегивать оружие.
    – К чему были все эти ужимки и прыжки, Ник? Почему ты просто не рассказал все с самого начала?
    – Потому что Мо были отчаянно нужны деньги, и я знал, что если расскажу тебе о том, как собираюсь их раздобыть, не говоря уже о том, как хочу уладить дела с человеком, разрушающим мою жизнь, ты бы ни за что не согласилась стать моим телохранителем.
    Просунув одну руку в рукав пиджака, Дейзи вдруг застыла:
    – Знаю, что пожалею о том, что спросила, но все-таки… Что ты собираешься делать?
    Ник достал из смокинга пачку писем и протянул их ей.
    Дейзи вдела руку во второй рукав, взяла конверты и, распечатав самый верхний, вынула из него лист бумаги.
    Краска сошла с ее лица, когда она прочитала, что там написано. Дейзи подняла на Ника глаза. Казалось, что вместо них на него смотрели черные дула пистолетов.
    – «Желтая пресса»?! Ты все это время собирался продать свои фотографии бульварным газетам?!
    – Именно собирался, в прошедшем времени, – поспешил объяснить Ник. – Теперь нет. Да я и не хотел этого делать, но Мо и правда была в беде, Дейзи. Она всегда помогала мне. Мне необходимо было что-то предпринять, чтобы помочь ей, и я просто не мог придумать никакого другого способа быстро достать много денег.
    Дейзи, не слушая его, повернулась и направилась к двери. Ник рванулся вперед и схватил ее за руку.
    – Не прикасайся ко мне! Убери руки! – прокричала Дейзи и вырвала свою руку.
    – Не уходи, Дейзи. Мы сможем во всем разобраться.., я уверен… – стал умолять ее Ник.
    – Нет, не сможем.
    Тут Дейзи неожиданно повернулась и направилась обратно в комнату. Ник решил было, что она передумала. Но Дейзи только взяла с музыкального центра пистолет, вложила его в кобуру и кинулась в спальню, где принялась запихивать свои вещи в сумку.
    Ник стоял на пороге и смотрел на нее. Грудь его сдавила такая тяжесть, что он едва мог дышать.
    – Я люблю тебя, – произнес он упавшим голосом.
    На мгновение она замерла, но потом продолжила собирать вещи.
    – Ни черта ты не знаешь о любви. Иначе ты бы никогда не стал мне врать.
    – Когда я соврал тебе про Дугласа, я еще не знал, что люблю тебя! А когда я это понял, то уже увяз во вранье по самые уши.
    – Ага, мы оба знаем, как легко тебе даются слова, правда, Ник? И не важно, серьезно ты говоришь или нет. – Дейзи щелкнула замками сумки и стащила ее с кровати.
    – Я сегодня набросился на Дугласа, потому что он стал угрожать тебе. Я услышал это и вышел из себя.
    – И совершенно напрасно, – спокойно вставила Дейзи. – Я могу за себя постоять.
    Она подошла к двери, но Ник встал у нее на дороге.
    – Убирайся, Колтрейн, – приказала Дейзи твердым голосом.
    – Нет. Ну пожалуйста. Ты должна выслушать…
    – Отвали. Или ты вынудишь меня проложить себе путь. – Она кивнула на кейс с оружием, который взяла, проходя через комнату. – Я прострелю тебе колено. Клянусь, так и сделаю. Или твоего большого красавца, которым ты так гордишься.
    Ник посторонился. С выражением отчаяния на лице он смотрел, как она схватила ключи от машины и вышла, хлопнув дверью. Ник беспомощно опустился на пол.

Глава 23

    – Проклятие! Что он наделал?
    – Разбил мне сердце Рег.
    Регги принял из ее рук вещи, и Дейзи послушно последовала за ним в квартиру. Она с трудом помнила, как добралась сюда. Только что кидала одежду в сумку, и вот уже стоит на пороге квартиры Регги. А в промежутке только неоновые огни, несущиеся за окном машины.
    – Он дьявольски жесток! – продолжила Дейзи, обращаясь к затылку Регги. – Он снова втянул меня во все это, хотя я понимала, что это плохо кончится. Он снова заставил меня полюбить его. А потом разбил мне сердце. Опять.
    Мне так больно, Регги, так больно!
    На глазах у Дейзи появились непрошеные слезы. Она часто-часто заморгала, стараясь от них избавиться. Будь она проклята, если станет плакать из-за Ника Колтрейна!
    – Вот сукин сын!
    Регги усадил подругу, а потом ушел на кухню. Дейзи сидела одна, безучастно уставившись куда-то в пространство. Рег вернулся с чашкой чаю:
    – Держи. Слава Богу, существуют на свете быстрорастворимые напитки! Выпей, Дейз, Это прекрасный успокоительный ромашковый чай. А знаешь, у меня есть твое любимое тыквенное печенье.
    Дейзи решила, что, наверное, тронулась умом, когда увидела, что Регги разложил печенье на тарелке из дорогого сервиза, к которому обычно никогда не подпускал ее, объясняя, что она недостаточно бережно обращается с вещами.
    – О Боже! Не сон ли это! – воскликнула Дейзи, потом взяла тарелку и осторожно поставила ее себе на колени, держа пальцами за зубчатые края. И тут ее прорвало: по щекам покатились слезы, которые она так старалась сдержать.
    – Ну-ну! – успокаивающе произнес Регги и сел рядом.
    Он поставил тарелку обратно на стол и обнял Дейзи за плечи. Она плакала навзрыд, а он ждал, пока она выплачется, периодически похлопывая ее по плечу или потираясь подбородком о ее волосы. Постепенно Дейзи успокоилась и затихла, только время от времени тихонько всхлипывала.
    – Паршивый ублюдок, – выругался Регги. – Что он сделал? Опять бросил тебя?
    – Сказал, что любит меня, – простонала Дейзи.
    – Вот скотина! – снова ругнулся Регги, а потом удивленно посмотрел на подругу:
    – Постой-ка. А разве это плохо?
    – Да, если это бессовестная ложь! – Дейзи ладонью смахнула слезы с глаз и по-детски шмыгнула носом, вытирая его о рубашку Регги, потом откинулась на спинку дивана и добавила:
    – Он не знает, что означают эти слова Рег.
    Господи, какой же он врун! Он все это время собирался продать свои фотографии «желтым» газетам.
    – Да ты что?! – удивленно воскликнул Регги. Пораженный услышанным, он даже не обратил внимание на то, во что превратилась его рубашка. – Сочувствую, детка. Ну и гад! Скажи, а чьи фотографии он хотел продать?
    – Только представь – Джея Фицджеральда! Тот среди бела дня на свадьбе резвился с молодой девицей.
    – Иди ты! Он же святоша!
    – Если верить Нику, этот святоша запечатлен на пленке в момент, когда развлекался с какой-то девицей, которая явно ему не жена. И это заставило Дугласа натравить на паренька Ника пару славных молодцов, чтобы заполучить ту самую пленку, и тут, естественно, в игру вступила я.
    – Ото! Джей Фицджеральд Дуглас… В голове не укладывается. Но, наверное, раз ты говоришь, значит, это так. – Регги протянул руку и похлопал Дейзи по колену. – А знаешь, Дейзи, в этом есть свои положительные стороны. По крайней мере Ник не спал с замужней дамой.
    – Очень успокаивает!
    – Извини, детка, я не пытаюсь смеяться над твоим горем. Я просто хочу понять сложившуюся ситуацию. Например, почему Колтрейн вдруг решил сотрудничать с «желтой прессой».
    – А?
    – Учитывая общество, в котором он работает, у него, наверное, была масса возможностей продать свои снимки и до этого. Так почему именно сейчас?
    – Как он объясняет, из-за того, что Мо попала в беду.
    – Это его сестра, так?
    – Да.
    Дейзи собиралась сказать еще что-то, но внезапный громкий стук во входную дверь заставил ее вздрогнуть.
    Она прижала руку к груди, пытаясь унять тревожное сердцебиение.
    Регги встал с дивана:
    – Ну кто это еще? Не забудь, что хотела сказать, Дейз.
    Я уж лучше разберусь с теми, кто так барабанит, пока они не разнесли дверь. Потерпите – уже иду! – крикнул он. А потом добавил, повернувшись к Дейзи:
    – А я-то думал, у меня сегодня будет скучный пятничный вечер…
    Регги ушел открывать дверь, а Дейзи достала из сумки джинсы. Быстро сбросив вечерний костюм, она надела их и стала снимать с пояса брюк внутреннюю кобуру, когда услышала, что Регги открыл дверь.
    – Она у тебя? – узнала она голос Ника и в напряжении замерла.
    – Она не хочет тебя видеть, Колтрейн.
    – Как бы не так! Ей все равно придется со мной поговорить.
    Наверное, Ник оттолкнул Регги, потому что через мгновение он уже появился на пороге комнаты. Сердце Дейзи грозило выпрыгнуть из груди. Она заложила кобуру с пистолетом за пояс джинсов и сунула руки в передние карманы, чтобы не поддаться искушению направить на него «глок». Больше она не позволит ему выбить себя из колеи.
    Ник оглядел комнату:
    – Отлично, вещи еще не распакованы? Поехали – там такси ждет.
    У Дейзи мелькнула догадка, почему он приехал на такси.
    – Не собираюсь я с тобой никуда ехать! – твердо заявила она и, изображая безразличие, присела на край дивана и стала натягивать носки. – А как ты меня нашел?
    – Позвонил Бенни в «Золотую жилу» и спросил, где живет Регги. Дома тебя не оказалось, и я решил, что ты поехала сюда. Послушай, я понимаю, что наломал дров…
    – Уж наломал так наломал! – вмешался Регги. – Ты вообще представляешь, насколько она ненавидит «желтую прессу»?!
    Ник не отрываясь смотрел на Дейзи:
    – Если вспомнить, что мой отец уничтожал ее мать с помощью таких газет, то я прекрасно представляю себе насколько.
    – Ни черта ты не представляешь! – с жаром возразила Дейзи. – Ты и понятия не имеешь, каково это – вернуться в местечко, где соседи даже не желали с мамой разговаривать, а стоило ей выйти из дома, как соседские дети освистывали ее и обзывали наглой шлюхой и еще хуже.
    Господи, как же Дейзи ненавидела их тогда за их злобные языки!
    Ник присел перед ней на корточки.
    – И скольких же ты проучила за неуважение к маме, Дейз? Одного? Двоих? Или всех в округе?
    Он попытался взять ее за руку, но его прикосновение пробудило в ней чувства, которых Дейзи боялась, и она оттолкнула его.
    Регги – предатель! – ответил за нее:
    – Всех до единого. Так мы с Дейзи и познакомились.
    Ник удивленно посмотрел на Регги:
    – Вы были соседями?
    – Я жил в нескольких кварталах от нее. Однажды я увидел, как ее пинают трое парней, которые думали, что если бьют девочку – или женщину, – значит, уже стали взрослыми. Ну я и решил сравнять счет.
    – Он тоже надрал им задницы, – добавила Дейзи.
    – Да… – Регги пожал плечами. – А все остальное, как говорится, уже история. С тех пор мы не разлей вода.
    – Тогда, может, ты поймешь, почему я не стал рассказывать ей, что планировал продать снимки бульварным газетам. Она бы ни за что не согласилась помочь мне.
    – Значит – поправь меня, если я не прав, – ты хочешь сказать, что соврал ей для ее же блага?
    – Да нет же, черт возьми! Я сделал это для своего блага. – Ник снова повернулся лицом к Дейзи. – Ты была мне нужна, и я соврал. Я достоин за это осуждения. Но только не отгораживайся от меня, Блондиночка, потому что, как я уже говорил, тогда я еще не любил тебя.
    – А как я уже говорила, ты бы перестал болтать о любви, если бы эта самая любовь подкралась бы и укусила тебя за драгоценную задницу.
    Дейзи уперлась Нику в грудь только что надетым ботинком и слегка толкнула его. Во всяком случае, она хотела легко толкнуть, но вышло так, что Ник отлетел на несколько метров назад.
    Приподнявшись на локте и отбросив с глаз волосы, он сказал:
    – Ладно. С отношениями мы разберемся. Но как же твой профессиональный долг, которым ты всегда так гордишься? Ты вот так запросто оставишь меня Дугласу на растерзание? Он будет счастлив перерезать мне глотку, особенно после сегодняшнего.
    – Прекрасно. Это избавит меня от проблем.
    – Господи, Дейзи! А тебе не приходило в голову, что когда я решил торговаться с «желтой прессой», то прекрасно понимал, что это будет стоить мне карьеры? Я обманул бы доверие своих клиентов, и тем самым уничтожил бы все, что создавал годами. И поверь мне, сладкая моя, такая перспектива меня не радовала.
    Дейзи молча смотрела на Ника.
    – Черт, ведь я совсем не хотел этого делать, говорю тебе! Но Мо нужны были деньги. Что мне было делать – позволить ей сесть в тюрьму?
    Дейзи насторожилась:
    – Что значит, сесть в тюрьму?
    Ник понял, что сболтнул лишнего:
    – Да ничего. Не надо было ничего говорить. Этим может поделиться только Мо.
    Дейзи выпрямилась и вскинула подбородок:
    – Ну конечно! Не позволишь же ты такому ничтожеству, как я, копаться в грязном семейном белье!
    – Черт! Я не это имел в виду! Ну послушай…
    – Иди домой, Колтрейн. – Дейзи вдруг почувствовала ужасную усталость. – Не хочу больше ничего слушать. Нам больше нечего сказать друг другу.
    – Нам очень многое надо сказать друг другу, – возразил Ник. Он сделал широкий шаг вперед, но внезапно перед ним возник Регги. Ник зло посмотрел на него и процедил сквозь зубы:
    – Отойди.
    – Нет. Ты же слышал, что она сказала. Она хочет, чтобы ты ушел, – прямо глядя ему в глаза, твердо произнес Регги.
    Глаза Ника вспыхнули ярким пламенем.
    – Уйди с дороги, Регги, или я раздавлю тебя как козявку.
    – Валяй. Но неужели ты и правда думаешь, что это тебе поможет?
    Ник посмотрел на Дейзи через плечо Регги. Внешне она выглядела невозмутимой, хотя внутри ее бушевала буря.
    Какое-то мгновение она колебалась, не зная, чего же хочет на самом деле: чтобы Ник выполнил ее требование или чтобы настоял на своем. Но Ник вдруг отступил назад и, окинув ее презрительным взглядом с головы до ног, сказал:
    – Если ты считаешь, что я стану умолять тебя ответить на мою любовь, Блондиночка, то сильно ошибаешься. И черт с ними – с твоими профессиональными услугами.
    Кому они нужны? Мое плечо уже в норме, так что я сам могу за себя постоять. Но если передумаешь, девочка, ты знаешь, где меня найти. Я приму тебя с распростертыми объятиями.
    Затем он развернулся и пошел к выходу, через секунду за ним щелкнул замок.
    «Нет! Не бросай меня!» – хотелось крикнуть Дейзи.
    Она вскочила на ноги, готовая броситься вдогонку, но вдруг замерла на месте как вкопанная, беспомощно уронив руки.
    Он ушел. Дейзи медленно села.
    – Догони его, Дейзи, – услышала она голос Регги и подняла на него глаза.
    – Что? – спросила Дейзи упавшим голосом.
    – Догони его. Он любит тебя – это видно, и если ты поторопишься, то еще успеешь.
    – Нет, слишком поздно… Мы такие разные, что у нас бы ничего не получилось. Но знаешь.., он был прав в одном. – Дейзи вдруг снова решительно вскочила, снимая на ходу бюстье. – У меня все еще остался профессиональный долг перед ним.
    – Конечно. – Регги выудил из чемодана лифчик и бросил ей. – И уж от этого тебе никак не уйти, иначе ты никогда не сможешь смотреть в глаза коллегам.
    – Кроме того, я взяла машину, которую он арендовал.
    Ну, я хочу сказать, что он был так зол на меня, когда ушел, что может позвонить в полицию и заявить о том, что машина угнана. И что тогда со мной будет?
    – Страшно представить, сестренка. – Регги отыскал в сумке тонкий свитер и протянул его Дейзи. – На-ка, надень это и беги, пока тебя не обвинили в воровстве.
    – Точно.
    Дейзи схватила ключи от машины, сумку и кейс с оружием, потом остановилась и, чмокнув Регги в губы, направилась к выходу. У двери она оглянулась и тихо спросила:
    – Я совсем дура? Да, Рег? Или ты правда считаешь, что он любит меня?
    – Думаю, это вполне возможно. Честное слово!
    – Что? Что я дура?
    – Нет, что он любит тебя. Я готов на деньги поспорить.
    Да вообще на тебя я готов в любой момент деньги поставить!
    – Спасибо, Рег. Мне надо было это услышать. – Дейзи сделала глубокий вдох и резко выдохнула. – Кроме того, думаю, я никогда этого не узнаю, если не рискну.
    – Ягодка моя, ты просто рождена для риска. Только ты не знала, что рисковать придется сердцем.
    – Да… И кто же знал, что это будет пострашнее, чем сражаться с торговцами оружием? – ответила Дейзи, грустно улыбнулась и вышла.
* * *
    Не успел Ник оказаться на улице, как тут же пожалел о том, что позволил своему чрезмерному самомнению возобладать над здравым смыслом. А в результате он стоит сейчас один на улице, а Дейзи осталась там, в квартире Регги. Ну и чего он добился?!
    Ничего! «Можешь продолжать в том же духе, умник…»
    Подойдя к ожидающему такси, Ник открыл дверь, но остановился и посмотрел на окно квартиры Регги. Может, стоит вернуться и попытаться на этот раз все сделать правильно? А может, и не стоит. Ник неуютно поежился, сел в такси и назвал водителю свой адрес.
    Все дело в том, что он не уверен, сможет ли и на этот раз сделать все правильно. В памяти всплыло лицо Дейзи: карие глаза, полные боли и недоверия, потому что он обманул ее. И у Ника не было никакой уверенности в том, что при встрече с Дейзи он поведет себя так, как надо, и не скатится до уровня дикаря. Дейзи пробудила в нем мужское начало, и теперь он чувствует, что готов на всякие безрассудства.
    И он боится. Боится, что она так и будет на него злиться и больше не вернется. Боится, что она вычеркнет его из своей жизни и он будет так мучиться до конца своих дней.
    Ник не привык бояться чего бы то ни было, и ему не нравилось это чувство. Совсем не нравилось.
    Такси остановилось напротив ворот его дома. Ник рассеянно расплатился и вышел. Пока он набирал код, машина отъехала от обочины.
    Засунув руки в карманы и раскачиваясь с пятки на носок, он смотрел, как медленно открываются ворота. Как же убедить Дейзи, что его чувства неподдельны и что он совсем не хотел строить их отношения на вранье?
    Вдруг кто-то схватил Ника и резко развернул.
    – Что за черт?! – возмутился Ник.
    Но не успел он еще вытащить руки из карманов, как получил сильнейший удар по подбородку. Ник отлетел в сторону и приземлился на тротуар. Он осторожно подвигал челюстью.
    Нормально. Вроде не сломана. Потом поднял глаза на того, чей удар сбил его с ног. Перед Ником стоял главарь банды Дугласа, Он наклонился, протянул Нику руку и рывком поднял его с земли.
    – Ну что, придурок, давненько не виделись? У меня для тебя новость, парень: нам надоело с тобой рассусоливать. Так что ты, я и мой друг, – он указал на того, кто стоял сзади, – собираемся немного прокатиться.

Глава 24

    – Вот зараза! – с досадой стукнула она ладонями по рулю. – Черт, черт, черт!
    Дейзи нажала на тормоз, и машина тут же остановилась. К счастью, эта внезапная остановка не привлекла внимания бандитов. Выключив фары, чтобы они не выдавали ее присутствия, Дейзи переключила передачу на задний ход и отъехала на дорогу, где будет наименее заметна, но при этом сможет видеть все происходящее.
    Проклятие! Это она во всем виновата! Если бы она не дала волю чувствам, Ник бы никогда не остался без охраны.
    Дейзи испугалась за него. Сердце ее колотилось, а к горлу подступала тошнота. Ей пришлось несколько раз глубоко вздохнуть, чтобы хоть как-то успокоиться.
    «Файерберд» направился обратно вдоль квартала, и Дейзи последовала за ним. Она не включала фары, пока не выехала на главную магистраль.
    Проехав по Дивизадеро, они повернули налево позади Музея изобразительного искусства и добрались до Дойл-драйв. Они миновали яхт-клуб и Пресидио, и вскоре Дейзи оказалась за несколько машин от черного автомобиля на мосту «Золотые Ворота» по дороге в пригород Марин, Господи, куда они его везут? Может быть, в винодельческий пригород? Это ей не нравилось. Слишком там много пустырей, где с ним можно сделать все, что угодно, и никто не увидит. Или где можно сбросить тело…
    «Дуглас будет счастлив перерезать мне глотку, особенно после сегодняшнего».
    Боже! И на это она ответила: «Хорошо».
    Но вместо того чтобы продолжить движение по Сто первой улице, «файерберд» свернул на шоссе. До пригорода было еще далеко. Они двигались вдоль побережья, а через некоторое время машина съехала на обсаженную деревьями аллею, ведущую к внушительных размеров особняку, расположенному на отвесной скале с видом на океан.
    Дейзи слегка притормозила, чтобы ее не обнаружили, а потом медленно-медленно проехала мимо закрывающихся ворот, чтобы хоть что-нибудь разглядеть. Но все, что ей удалось увидеть, – красный свет задних фар машины, исчезающей в дальнем конце аллеи.
    Она отыскала место, где можно перелезть через забор, и припарковалась, затем проверила, на месте ли «глок». Засунув в высокий ботинок нож, Дейзи выключила в машине свет, бесшумно открыла дверь и вышла.
    Каменная стена, отделяющая особняк от дороги, носила чисто декоративный характер, поэтому Дейзи с легкостью на нее взобралась. «Господи, только бы не было собак!» – молила она про себя, пробегая мимо развесистых деревьев, растущих вдоль аллеи. Однажды у нее уже был печальный опыт встречи со злобной сторожевой собакой, и ей вовсе не хотелось пережить это заново.
    Но ей никто не встретился, и через несколько мгновений Дейзи уже поднималась по плоским ступеням, тянущимся по периметру каменной террасы дома. В одном из окон горел свет, освещая середину террасы. Подкравшись, Дейзи заглянула внутрь. В комнате никого не было.
    Она шепотом выругалась и попыталась решить, что делать дальше. Все остальное здание было погружено во тьму, миссис Дуглас, наверное, спала наверху, поэтому, вероятнее всего, надо было искать на первом этаже или в подвале.
    Тут Дейзи услышала приглушенный шум, доносящийся откуда-то сзади, и, стараясь держаться в темноте, двинулась туда, откуда слышались звуки.
* * *
    Ник поднялся с пола – один из бандитов толкнул его на стул, тот перевернулся под его тяжестью, и Ник оказался на полу. Над его головой в пошатнувшемся стеллаже зазвенели бутылки. Ему еще повезло, что они не посыпались на него. Падая, Ник сильно ударился плечом, задев полку, и поморщился от боли.
    Встав на ноги, Ник принялся отряхиваться, стараясь не задеть больное плечо.
    – Мой портной не обрадуется, – спокойно проговорил он и притянул к себе стоявший неподалеку стул.
    Развернув его спинкой от себя. Ник уселся на него, как на коня, и небрежно скрестил руки. Глядя мимо своих похитителей, он заметил позади них открытую дверь. На дубовых стеллажах стояли бутылки, и в проходе между двумя такими стеллажами Нику открывался вид на широко распахнутую дверь. Он чувствовал запах моря, а слабый лунный свет освещал несколько бетонных ступеней, ведущих на свободу.
    На свободу, которая так желанна, но которую он вряд ли скоро увидит…
    – Слушай внимательно, козел, – начал один из бандитов. – Можно все обстряпать легко, а можно и по-другому.
    Все зависит от тебя.
    Ник пожал плечами:
    – Я выбираю легкий вариант.
    – Хорошо. Где фотографии?
    – В одном очень надежном месте.
    Удар в челюсть откинул его голову назад, но Ник усидел на месте. Бандит похлопал себя по ладони кожаной дубинкой, которой ударил Ника.
    – Я не настроен долго рассусоливать, кретин! Где эти хреновы фотографии?
    – Спрятаны кое-где. Там, куда Дуглас никогда не доберется, – Ник стоически выдержал еще один удар. Слизывая кровь, струйкой стекающую с разбитой губы, он пристально посмотрел на ударившего его бандита. – И что вы со мной сделаете? Превратите в отбивную? Убьете? Из-за каких-то фотографий? – Если бы Ник действительно так думал, то был бы гораздо сговорчивее, но он не верил, что до этого дойдет. Во всяком случае, пока. – Ну очевидно, остановить вас я не могу, так что валяйте, бейте. Только это не поможет Дугласу получить снимки.
    – Может быть, это поможет? – Из темноты вышел сам Джей Фицджеральд.
    Он был одет в светлую спортивную рубашку с короткими рукавами и брюки. Серебристые волосы аккуратно причесаны. В руках он держал садовые ножницы, вероятно, старик любит проводить свободное время, предаваясь другой своей страсти – садоводству.
    В это время из-за стеллажей вышел второй бандит.
    – Я же говорил, что не хочу участвовать в этом дерьме, – уныло произнес он и опустил руки, которые до этого держал скрещенными на мощной груди.
    – Тогда уходи, – ответил Дуглас. – Но я тебя предупреждаю: если хочешь получить гонорар, то не мешай мне.
    Ник перевел взгляд со сверкающих лезвий ножниц на громилу. Тот тоже посмотрел на Ника и пожал плечами, потом резко развернулся и пошел прочь. Глядя, как он удаляется по коридору, Ник почувствовал что-то недоброе.
    Громила не выглядел особо впечатлительным, да и вообще вроде был не из тех, кто готов остановиться на полпути.
    Проклятие! Это все Дейзи виновата! Если бы она выполняла свои профессиональные обязанности, он бы не оказался в таком положении, когда с ним могут сделать бог знает что.
    Но тут Ник вспомнил ее глаза, когда она узнала о его вранье, и осекся. Нет, это он во всем виноват. На этой неделе он совершает одну глупость за другой: вот и Дугласа, похоже, он недооценил. Надо было принять меры предосторожности, чтобы не оказаться вот в такой ситуации.
    – Держи ему руки, – скомандовал Джей Фицджеральд оставшемуся бандиту.
    Нет! Внутри у Ника все похолодело. Он попытался вскочить на ноги, но бандит силой усадил его на место, потом схватил за запястья и вытянул его руки вперед. Ник сжал кулаки.
    – Разожми пальцы, – скомандовал Дуглас.
    Он что, совсем одурел?
    – И не подумаю. Мои руки – это мой заработок.
    Джей Фицджеральд ударил изогнутыми концами сверкающих лезвий по сухожилию правой кисти, и жуткая боль заставила Ника разжать пальцы.
    – Надо было думать об этом, когда лез со своей камерой куда не надо.
    Дуглас схватил Ника за указательный палец, выпрямил его и попытался справиться свободной рукой с инструментом.
    – Помоги-ка мне, Отри.
    – Ты что, больной? – Ник попытался вырваться, но его держали крепко.
    Черт! И почему он не разработал план, страхующий его в подобной ситуации: если с ним что-то случится, фотографии Дугласа тут же должны были попасть в газеты?
    – Где снимки? – угрожающе спросил Дуглас. – Отвечай, или я отрежу тебе палец!
    Мысли Ника закружились водоворотом, когда бандит вложил его палец между лезвиями ножниц, а Дуглас приготовился нажать рукоятку. Выкручивайся теперь, идиот! Выкладывай все, пока не поздно! Ник открыл рот.., и тут услышал громкий голос Дейзи:
    – Брось ножницы, Дуглас, а не то я уложу тебя на месте!
    Ник посмотрел в сторону и увидел, что Дейзи стоит, держа пистолет обеими руками и направив его прямо на Джея Фицджеральда. Его ангел-хранитель: синие военные ботинки, сумасшедшая стрижка. Увидев Дейзи, Ник невольно расплылся в улыбке. Боже, как же он любит ее.
    Рядом с ней ему ничего не страшно. Теплая волна признательности омыла его душу.
    Джей Фицджеральд отбросил ножницы в сторону, а бандит отпустил руку Ника и стал осторожно вынимать что-то из-за спины.
    Ник догадался, что это пистолет.
    – Дейзи, осторожно! – крикнул он.
    Дейзи перевела дуло пистолета на бандита и тихо скомандовала:
    – Медленно и аккуратно вытащи оружие. И без шуток.
    Обещаю тебе, что я не промахнусь. А ты, Дуглас, передай ножницы Нику. Кстати, как ты. Ник?
    – Теперь нормально, куколка моя, – ответил он и выхватил из рук Дугласа ножницы.
    – Вы совершаете очень большую ошибку, девушка, – многозначительно произнес Дуглас и сделал шаг навстречу Дейзи.
    Но она так посмотрела на него, что старик невольно замер на месте.
    – Нет, мистер, это вы совершили ошибку, – твердым голосом произнесла Дейзи. – Я терпеть не могу ханжей и лицемеров, а вы, похоже, наихудший из них. И еще я знаю некоторых чертовски искусных врунов.
    Ник слегка поморщился при этих словах, но выяснять ничего не стал – не время, да и не место. Сейчас он хотел лишь одного – поскорее выбраться отсюда. Он забрал у бандита пистолет.
    – И знаешь, что обиднее всего? – продолжала Дейзи, обращаясь к Дугласу и жестом указав бандиту стать рядом с ним. – Ты даже не особенно стоящий противник. Я по крайней мере ожидала от тебя побольше ума. Но у тебя его явно не хватает, иначе ты бы понял, что Ник уничтожил бы негативы, оставь ты его в покое. И как, интересно, ты собирался объяснить, что весь пол в твоем подвале залит его кровью?
    Дуглас зло блеснул на нее глазами:
    – Мне не нравится ваш тон, молодая леди.
    – Да что ты? Даже не знаю, как я это переживу? – Глаза Дейзи пылали гневом. – Ты, кажется, ничего не понял, дедуля! Ты не единственный в округе, кто имеет право судить о том, как следует себя вести. А принимая во внимание твои похождения, ты уже вряд ли сможешь это делать в будущем.
    – Послушай ты, дешевая сучка, да будет тебе известно, что я… – проговорил Дуглас, багровея лицом.
    – Преступник, – закончила за него Дейзи. – Ты не кто иной, как бандит, у которого имеется солидный счет в банке и гипертрофированное чувство собственной значимости. Кого-то мне это напоминает… – Дейзи перекинула Нику свой сотовый телефон. – Позвони копам. Пусть этот пустобрех отправляется за решетку, где ему и место.
    – Не выйдет, – прогремел чей-то голос из-за винных полок, и оттуда вышел второй бандит. Пистолет в его руке был направлен на Дейзи.
    Она повернулась к нему лицом. Как неосмотрительно: надо было вызвать полицию сразу же.
    – Брось пушку, милая.
    Дейзи выполнила его требование, и громила оскалил зубы в улыбке:
    – Вот мы и снова встретились. Подкинь-ка пистолет сюда – вот так, молодец. Нет, ближе не подходи, – предупредил он, когда Дейзи стала приближаться. – Помню я твои приемчики. Ты чертовски хорошо справилась тогда!
    – Ага, я была отличницей боевой подготовки.
    – Забавная девочка. За словом в карман не лезешь, да?
    Дейзи пожала плечами.
    – Только думал, что говоришь, а то кто-то может тебе и возразить.
    У Дейзи чуть не вырвалось: «О, какие длинные слова мы знаем!» – но вовремя сдержалась. Громила пытался перед ней выпендриться, а в результате терял бдительность.
    Зачем же злить его, чтобы он снова насторожился?
    – Ух ты! – воскликнул Ник. – Смотри-ка, какие мы знаем длинные слова!
    Дейзи рассмеялась, а бандит, сдвинув брови, повернулся к Нику:
    – А с тобой никто не разговаривает, красавчик, так что на твоем месте я бы побеспокоился…
    Он не успел закончить говорить, потому что Дейзи ногой выбила у него из руки пистолет. Наклонившись, она вытащила «глок», но бандит ударил ее носком ботинка в плечо так, что Дейзи закрутилась волчком. Громила заключил ее в свои медвежьи объятия.
    Дейзи едва не задохнулась, но успела заметить, как Ник схватил с полки бутылку вина и ударил ею другого бандита по руке. Ее пистолет, который наемник успел подобрать, снова полетел на пол.
    В глазах у Дейзи уже появились темные круги, но она сумела выхватить нож и, изловчившись, приставила его бандиту к горлу.
    – Я перережу сейчас тебе глотку! – угрожающе прошипела она. Бандит замер и ослабил хватку. Дейзи смогла наконец вздохнуть. – А теперь поставь меня на землю, и аккуратно, чтобы я не дай Бог, не порезала тебя.
    Громила так и сделал. В это время второй бандит бросился к пистолету, который Ник вышиб у него из рук. В следующее мгновение он уже лежал на полу, сбитый ударом бутылки по голове. Ник перевел недоуменный взгляд с бутылки в своей руке на бесчувственное тело головореза.
    – Урожайный год, – пробормотал он.
    Дейзи усмехнулась и отошла от другого бандита, повернувшись к нему лицом. Взгляд у нее был грозным, в руке поблескивал нож. Бандит побежденно поднял руки, и она сделала еще шаг назад – подальше от него. Краем глаза Дейзи увидела Джея Фицджеральда, о котором на мгновение даже забыла. В руке у него было что-то черное, и он направлялся к двери. Решив, что он держит пистолет, она уже наклонилась было за своей «береттой», но вдруг услышала, как он взволнованно говорит:
    – Алло, полиция? Приезжайте быстрее! Ко мне в дом залезли грабители, и они, кажется, вооружены.
    – Ах, черт… Ник! – Дейзи повернулась в его сторону, чтобы сказать, что им надо срочно сматываться, но он, вероятно, и сам все слышал, поскольку уже бежал к ней.
    Дейзи в недоумении посмотрела на бутылку, которую Ник сжимал в руке, но потом она схватила с пола оружие, и вместе они бросились к выходу.
    – Старый козел оказался хитрее, чем я думала, – сказала Дейзи, пока Ник помогал ей перелезть через ограду особняка, и сам перепрыгнул за ней следом. – Если полиция нас нагонит, то они скорее всего будут сначала стрелять, а уж потом задавать вопросы. Вынудив нас к бегству, он гарантировал себе то, что копы никогда не поверят, будто тебя привезли сюда против воли. – Они резко остановились рядом с машиной, и Дейзи стукнула кулаком по ее крыше. – Проклятие! Мне просто покоя не дает, что он может выйти сухим из воды! – Она вставила ключ в замок. Набежавшие облака скрыли узенький месяц, и очертания Ника, стоявшего напротив, стали едва различимы.
    – Наверное, он никогда не сядет, – согласился он, когда они уселись в машину. – Но за все заплатит!
    Дейзи завела мотор, нажала на газ, и машина помчалась по шоссе вдоль побережья. На мгновение оторвав взгляд от дороги, Дейзи скептически посмотрела на Ника.
    – Правда, Дейз, – сказал он. – Наверное, он отправит наемников ко мне домой, чтобы перехватить нас, так что сверни к какому-нибудь мотелю. Нам надо поспать несколько часов. А потом я сделаю то, что надо было сделать с самого начала.

Глава 25

Суббота

    Дейзи проснулась, услышав, как Ник спрашивает по телефону сенатора. Она взглянула на часы, стоящие на прикроватной тумбочке: они показывали шесть пятнадцать. Зевая, Дейзи прислонила подушку к спинке кровати и села, опершись на нее спиной. В комнате было прохладно, и она вытащила руку из-под одеяла, чтобы взять розовый свитер, который сняла всего пару часов назад.
    – Да, я не сомневаюсь, что он чрезвычайно занят, – сказал Ник самым корректным тоном, которому учат в самых лучших школах. – Но, будьте любезны, все равно скажите ему, что звонит Николас Колтрейн и что это очень срочно.
    Ник сел на край кровати спиной к Дейзи. Он был в одних черных шелковых боксерских трусах. Прижимая трубку к уху одним плечом, он делал медленные круговые движения другим, разрабатывая ушибленное место. Дейзи незаметно следила за ним. Сама того не желая, она вспомнила, какой он был вчера, когда, не пожелав лечь на другую кровать, залез к ней. Он лег сзади, обнял ее за талию и притянул к себе. И не успела Дейзи воздуха в грудь набрать, чтобы что-либо возразить, как он уже уснул.
    – Дядя Грег! – Ник выпрямился и перестал вращать плечом. – Извините, что беспокою вас в Колумбии, сэр, но я тут попал в немного затруднительное положение. Мне нужна ваша помощь в разрешении этой проблемы.
    Дейзи слушала, как Ник коротко изложил события прошедшей недели. Единственное, что он опустил, – это финансовые проблемы Мо и свои былые намерения продать фотографии Джея Фицджеральда «желтой прессе», чтобы выручить сестру из беды.
    – Совершенно верно! – воскликнул Ник. – Все это знают, сэр, но он все равно преследует меня, и, честно говоря, я уже не рассматриваю вариант с уничтожением негативов. Могу со всей ответственностью заявить, что те стороны своей жизни, которые он скрывает от общества, не вызывают ничего, кроме ужаса, и я хочу, чтобы посольство приостановило его назначение. Он определенно не собирается отступать, пока знает, что я могу помешать ему в достижении этой цел". А мне бы не хотелось доживать остаток своих дней, с опаской озираясь по сторонам. Так что если вы помешаете его назначению на эту должность, то очень обяжете меня этим.
    Ник поговорил еще немного и повесил трубку. Потом встал и начал вращать торсом то в одну сторону, то в другую. Тут он заметил, что Дейзи уже не спит.
    – Доброе утро. Я тебя разбудил? – спросил он и нежно улыбнулся.
    Дейзи покачала головой:
    – Я услышала, как ты говоришь по телефону, но все равно уже не спала.
    После вчерашних приключений его нижняя губа слегка распухла, и Дейзи так захотелось коснуться ее, что она едва сдержалась, чтобы не сделать этого, и даже сцепила пальцы рук, чтобы не вводить себя в искушение.
    – Как чувствуешь себя?
    – Напряженно.
    – Да, я тоже немного.
    Ник прикрыл глаза.
    – Только мне кажется, мы с тобой говорим немного о разном напряжении, маленькая моя.
    Дейзи непроизвольно взглянула на низ его живота, но тут же отвела взгляд, поняв, что слишком легко попалась на удочку.
    Она с ухмылкой встретила самодовольный взгляд Ника.
    – Ты просто слишком любишь играть словами, Колтрейн!
    – Но ведь у меня действительно все в напряжении.
    Дейзи скривила губы.
    – Странно, как ты вообще умудряешься выполнять какую-то работу, учитывая, что это твое обычное состояние. А теперь разреши-ка… – Она сбросила одеяло и вылезла из постели. – Пойду и сниму свое малоинтересное для тебя напряжение в ванной.
    Когда Дейзи пыталась проскользнуть мимо, Ник схватил ее за талию. Прижавшись грудью к ее спине и оторвав от пола, он коснулся ее шеи губами.
    – Постой, не уходи, – пробормотал он. – Ну не сердись, Блондиночка. Я чувствую, что на этот раз все получится вполне удачно.
    Дейзи толкнула его локтем, и Ник слегка охнул, хотя она не была уверена, что действительно сделала ему больно.
    Тем не менее он поставил ее на ноги.
    – Не обманывай себя, полагая, что стоит тебе захотеть – и между нами все сразу станет классно, – сказала Дейзи, повернувшись к Нику лицом. – Вчера вечером я пошла за тобой только по одной причине: я подписывала контракт.
    – Врешь!
    – Тебе, конечно, хотелось бы так думать.
    Дейзи подошла к сумке, достала свежее белье и отправилась в ванную. Ник преградил ей путь.
    – Мо сняла деньги со счета условного депонирования, – произнес он, глядя Дейзи прямо в глаза. – Это было глупо и преступно, но она поступила так не ради выгоды. Я не знаю всех причин, но готов поклясться: она думала, что помогает кому-то в трудной ситуации. Я понимаю, какие ты испытываешь чувства по отношению к «желтой прессе», Дейзи, но сейчас я поступил бы точно так же, потому что не могу просто смотреть, как моей сестре угрожает тюрьма.
    Дейзи и не хотела этого. То, что он сейчас сказал, существенно меняет дело. Она понимала, что сама была не совсем права, но не хотела дать почувствовать это Нику, а потому обошла его и взялась за ручку двери, ведущей в ванную.
    – Ты ведь простишь меня, правда? – спросил Ник.
    Остановившись на пороге ванной, Дейзи взглянула на него:
    – Может быть…
    – Простишь, – с уверенностью в голосе произнес Ник. – Потому что любишь меня, а я парень с юмором – ты просто ничего не сможешь с собой поделать.
    – П-ффф… – фыркнула Дейзи в ответ, но ее сердце предательски дрогнуло: а ведь он, пожалуй, прав. Она готова простить его, потому что любит. Она испугалась этих своих мыслей и поспешила скрыться за дверью.
    – Ты ведь правда любишь меня, моя сладкая, – услышала она голос Ника уже из-за закрытой двери. Ничего не ответив, Дейзи открыла кран. – Я заставлю тебя признаться в этом.
* * *
    По дороге домой Ник обдумывал различные способы, как этого добиться. Он был уверен, что это возможно, потому что честность – основное качество Дейзи, а он на девяносто девять процентов уверен, что она его любит. Однако ясно, что это будет нелегко – она, несомненно, самая упрямая девчонка, какую Господь послал на эту зеленую планету. Ник усмехнулся, представляя себе реакцию Дейзи на такое определение. Его счастье, что она не умеет читать мысли.
    – Поверни здесь, – внезапно попросила Дейзи, когда они были уже в квартале от особняка.
    Ник не стал задавать вопросов, а сделал так, как она просила. Он не стал спорить и тогда, когда Дейзи велела ему найти место для парковки. Когда дело касалось всяких шпионских штучек, приказывала она.
    Через несколько минут они уже перелезали через ограду особняка.
    Дейзи первая спрыгнула во двор. Ветка, за которую она держалась, спрыгивая, отскочила и хлестнула Ника. Черт!
    Но мгновение спустя Ник уже забыл обо всем, следуя осторожно за Дейзи по лестнице, ведущей в его квартиру.
    Дверь оказалась взломанной. Дейзи предупреждающе поднесла палец к губам и вытащила из-за пояса пистолет. Ник кивнул, принял из ее рук «беретту», которую она вытащила из ботинка, и осторожно последовал за Дейзи по коридору.
    Войдя в комнату, они обнаружили там двух бандитов, которые рылись в вещах.
    Дейзи направила на них пистолет.
    – Ни с места! – рявкнула она. – Даже дышать не вздумайте слишком глубоко.
    – Чтоб тебя! – выругался один из наемников.
    – Мать твою! – эхом отозвался другой.
    – Разделяю ваши чувства, – добавила Дейзи. – Бросайте оружие на пол и ногой подвиньте его ко мне. Мне это уже начало надоедать. А мистер Колтрейн, вероятно, еще больше устал от вас. Вы то и дело врываетесь к нему в дом и устраиваете черт-те что. Выкладывайте свой арсенал из ботинок тоже, – приказала она, а когда бандиты изобразили на лицах недоумение, поторопила их нетерпеливым жестом. – Вы кого надуть пытаетесь? Теперь-то уж я знаю, сколько вы всего с собой носите. – Дейзи мельком взглянула на Ника и сказала:
    – Вызывай полицию.
    Ник так и сделал, а когда через минуту повесил трубку, двое головорезов сидели рядышком на кушетке под неусыпным наблюдением Дейзи.
    – Надеюсь, Дуглас хорошо вам платит, – произнес Ник, взглянув на их угрюмые лица. – Вы ведь сейчас будете давать против него показания. На вашем месте я бы постарался спасти свою шкуру, заставив за все отвечать того, кто действительно виноват, – человека, который вас нанял.
    Один из бандитов сощурился:
    – Не понимаю, о чем это ты.
    Ник пожал плечами.
    – Да пожалуйста, можешь хоть под душ залезть с ребятами из тюряги – мне абсолютно все равно. – Он ласково обнял Дейзи за плечо. – Отлично сработано, Блондиночка.
    Ты королева безопасности!
    Дейзи так улыбнулась, что у Ника сжалось сердце и стало трудно дышать. Ему захотелось поднять ее на руки, расцеловать, стиснув в объятиях так, чтобы хрустнули косточки.
    – Ну так что, – спросил Ник и смущенно кашлянул, – тебе тут.., э-э-э.., нужна моя помощь?
    – Я же королева, помнишь? Все под контролем.
    – В таком случае пойду переоденусь.
    Когда Ник вышел из ванной, на ходу застегивая рубашку, копы уже находились в комнате и записывали показания Дейзи. Женщина-полицейский посмотрела ее разрешение на ношение оружия и лицензию, а потом подошла к Нику:
    – Мистер Колтрейн?
    Ник кивнул, и женщина продолжила:
    – Давайте пройдем вон туда – там немного тише. Мне надо задать вам несколько вопросов.
    Они сели за барную стойку в кухне, и Ник рассказал о том, как бандиты ворвались к нему в квартиру, а еще раньше разгромили его гараж и угрожали Дейзи оружием. Как только он закончил отвечать на вопросы, наемников увели, надев на них наручники.
    Когда все ушли, Дейзи повернулась к Нику:
    – Почему ты не сказал им про Дугласа?
    – Обжегшись на молоке, дуй на воду, куколка. Я уже попытался рассказать копу, который приезжал в среду, что за всеми нападениями стоит Дуглас, но этот идиот не поверил ни единому моему слову. Я ведь не могу ничего доказать.
    – Мог хотя бы попытаться.
    – Да что за черт, Дейзи! Я устал биться головой об стену. Но я могу сделать так, как объяснил дяде Грегу.
    Ник порылся у себя в столе, вытащил на свет письменные принадлежности, затем сел и набросал черновой вариант письма. Написав еще три черновика, он наконец поднялся, помахал бумагой, чтобы высушить чернила, и вложил листок в желто-коричневый конверт. Предложения от «желтых» газет поместил туда же и посмотрел на Дейзи. Как раз в этот момент она зевнула.
    Ник улыбнулся и сказал:
    – Собирай свое оружие, детка. Спящей красавицей будешь чуть попозже.
    И он так мрачно улыбнулся, что сердце у нее заколотилось быстрее.
    – Может, нам и не удастся засадить Дугласа за решетку, но мы можем принять кое-какие меры, чтобы обезвредить его и сделать неопасным для нас.
    «Для нас. Не для него, а для нас», – отметила про себя Дейзи, когда уже спускалась следом за Ником в гараж, куда тот направился, чтобы заглянуть в морозильную камеру. Он поднял ее крышку и, порывшись внутри, вытащил резиновый контейнер. Открыл его и оттуда вывалил замерзший кусок чего-то неопределенного. Ник достал со дна небольшой плоский прямоугольник, стер влагу с плотного черного пластика и осторожно приоткрыл коробочку. Выбрав оттуда несколько фотографий, остальные он снова упаковал вместе с негативами и положил обратно в резиновый контейнер.
    – Держи. – Ник протянул Дейзи снимки. – Хочешь посмотреть, из-за чего разгорелся весь этот сыр-бор?
    – Не уверена, что смогу вынести вид голого Джея Фицджеральда, – честно призналась Дейзи, но искушение оказалось сильнее, и она стала медленно просматривать фотографии.
    В действительности было только два снимка, остальные – копии. Внимательно изучив, Дейзи вернула фотографии Нику.
    – Хорошо сделано. – По ее лицу было заметно, что она смущена. – Даже немного слишком!
    Ник улыбнулся в ответ, приложил фотографии к письму и предложениям от «желтых» газет и взял Дейзи за руку:
    – Поехали, моя сладкая. По дороге расскажу, что я задумал.
* * *
    Через некоторое время Ник остановил машину напротив ворот, ведущих в особняк Джея Фицджеральда на побережье.
    Дейзи смотрела на него, удивленно подняв брови.
    – И что дальше? – спросила она. – Мы позвоним или будем штурмовать ворота?
    – Мы позвоним и – только не бесись, – если потребуется, сложим головы.
    Дейзи одарила его высокомерным взглядом:
    – Не бесись? Потрясающе сказано, Колтрейн.
    Ник не смог сдержать улыбку. Она становится такой забавной, когда напускает на себя надменность. Ника это всегда забавляло, но сейчас времени на это нет. Он опустил боковое стекло машины и нажал кнопку звонка на воротах.
    Послышался треск, а затем женский голос сказал:
    – Слушаю?
    – Это Николас Колтрейн. Я бы хотел видеть мистера Дугласа.
    – Извините, но мистер Дуглас не прини… Что? – Голос стал тише, как будто говорившая отвернулась от микрофона, обращаясь к кому-то в доме:
    – Это некий мистер Николас Колтрейн, сэр. Мистер Дуглас, что с вами? – Вдалеке было слышно, как ей ответили, но слов разобрать не удалось. – Конечно, сэр. – Через секунду тот же женский голос сказал отчетливо и громко:
    – Можете пройти в дом, мистер Колтрейн.
    Домофон отключился, и ворота медленно разъехались в стороны. Дейзи повернулась к Нику.
    – Ну, – сказала она, – полная неизвестность? Заметил, что он, мягко говоря, не ожидал, что ты явишься к нему?
    – Похоже на то.
    Дейзи засмеялась гортанным смехом, который очень нравился Нику.
    – Хорошо, – подытожила она.
    Через несколько минут женщина в черном форменном платье и белом переднике проводила их в кабинет Джея Фицджеральда. Он величественно восседал за столом, лицо его было бледно. Когда Ник и Дейзи вошли, он не встал, и как только горничная закрыла за собой дверь, требовательным тоном спросил:
    – Где Отри и Джекобсен, Колтрейн?
    – Думаю, дают против тебя показания в полицейском участке.
    Дуглас шепотом выругался и потянулся к телефонной трубке:
    – Я обеспечу их лучшим адвокатом, которого можно нанять за деньги.
    Дуглас схватил трубку, но Ник в это время нажал на рычаг.
    – Убери руки от моего телефона! – взревел Дуглас, привыкший, вероятно, к тому, что любой и каждый повинуется ему всегда и во всем.
    От такого тона Ник мгновенно пришел в ярость, но усилием воли сдержался. Достав из желто-коричневого конверта фотографию, он бросил ее на стол.
    Старик схватил ее в руки и стал рассматривать. Лицо его еще больше побелело, и он в бешенстве разорвал снимок пополам.
    Ник пожал плечами, достал еще две фотографии из кармана пиджака и снова швырнул их на стол. Джей Фицджеральд разорвал и их.
    Дейзи открыла сумку и достала из нее еще три фотографии. Не говоря ни слова, она выложила их по одной перед Дугласом. Он сгреб снимки и, даже не глядя, начал рвать, но вдруг остановился и отложил в сторону.
    Ник ободряюще закивал головой:
    – Вижу, ты начинаешь понимать, что к чему.
    Он высыпал на стол пачку предложений от «желтой Прессы». Прочитав их, Дуглас побагровел лицом.
    – Что ты хочешь, Колтрейн? – спросил он угрожающим тоном и злобно сверкнул на Ника глазами.
    – Того же, что и с самого начала, – чтобы ты, черт возьми, оставил меня в покое.
    Ник вынул из конверта написанное им письмо и положил поверх фотографий и предложений от газет, потом подождал, пока Дуглас наденет очки и прочитает подробное описание событий последней недели. Опершись кулаками о полированную поверхность стола, Ник приблизил лицо к физиономии Дугласа.
    – Я отправил несколько копий этого послания вместе с фотографиями, которые я тебе показал, в запечатанных конвертах одному влиятельному другу. Если я не свяжусь с ним в назначенный нами срок, он передаст один из конвертов в полицию, а остальные – газетчикам, которые, как ты сам убедился, горят желанием получить от меня любой материал, который я захочу им предоставить. Я хочу, чтобы ты оставил в покое меня и всех, кто имеет ко мне отношение. Если у кого-нибудь из любимых мной людей обнаружится хоть царапина на машине – не говоря уж о них самих, – я буду считать, что за этим стоишь ты. И тогда лично отправлю копии этих конвертов в полицию и предам огласке, причем сделаю это так быстро, что ты даже не успеешь понять, в чем дело, дедуля. Мне до смерти надоела эта история. Я по-честному тебя обо всем предупредил. – Ник выпрямился. – Пойдем, Дейз. – И, взяв ее за руку, направился к двери.
    В это время зазвонил телефон на столе Джея Фицджеральда, и он схватил трубку:
    – Я же просил не беспокоить, Ингрид! – рявкнул он в трубку, но вдруг засуетился и вытянулся в струнку.
    Ник обернулся.
    – Что? Сенатор Слейтер? Да-да, соединяйте!
    Ник и Дейзи переглянулись и, не говоря ни слова, вышли из кабинета.
    – Думаешь, сенатор сообщает дурные вести? – спросила Дейзи у Ника, когда двери за ними закрылись.
    – Думаю, что да, – ответил Ник и потрогал больное плечо. – Мне почему-то кажется, что у Дугласа сегодня будет не самый лучший день.

Глава 26

    Сквозь утренний полумрак прорвался луч солнца. Преломляясь в оконных стеклах, он красноватыми и бронзовыми бликами вспыхнул в каштановых волосах Ника, который наблюдал за тем, что делает Дейзи, подперев плечом стену и скрестив руки на груди.
    – Значит; это все? – спросил он наконец, когда их взгляды встретились. – Ты собираешься просто сбежать? – Ник презрительно скривил рот. – Никогда не считал тебя трусихой…
    Дейзи мгновенно выпрямилась. Признаваться в трусости самой себе – одно дело, но когда он бросает ей такие обвинения… Она молчать не станет.
    – Да, черт возьми, я боюсь – я была бы дурой, если бы не боялась! Я все еще помню, как последний раз доверилась твоей нежной заботе, Колтрейн. Я отдала тебе все, и тогда ты тоже говорил, что любишь меня. Помнишь? Но это все равно тебя не удержало.
    Ник открыл: было рот, чтобы возразить, но Дейзи его перебила:
    – Как только ты получаешь то, чего хотел, ты тут же начинаешь петь по-другому. Как ты там сказал? Что под горячую руку можно сказать все, что угодно, и что мне пора взрослеть?
    – Я был идиотом.
    – Нет, это я была идиоткой, что поверила тебе.
    – Почему так происходит, Дейзи? Я думал, мы уже выяснили это и оставили в прошлом.
    – Что ж, это было бы очень удобно для тебя, да?
    – Удобно?
    Ник, сверкая глазами, стал надвигаться на нее. Дейзи попятилась и вскоре почувствовала, что уперлась в спинку кушетки. Ник правой рукой схватил ее и приблизил к Дейзи лицо.
    – Поверь мне, Блондиночка, – процедил он сквозь зубы, – что любить тебя – не очень удобное дело. Ты вспыльчивая, вооруженная до зубов язвительная девчонка, и будь я хоть чуть-чуть поумнее, то сбежал бы от тебя подальше.
    – В таком случае никто не сможет упрекнуть тебя в избытке ума, Колтрейн, потому что ты все равно продолжаешь меня домогаться.
    Боже, откуда взялись эти слова? Они же звучат почти как поощрение!
    И тут Ник совершенно неожиданно нежно погладил кончиками пальцев щеку Дейзи и тихим, нежным голосом сказал:
    – В ту ночь, когда я лишил тебя невинности, Дейз, я испугался и убежал, но я уже не тот испуганный ребенок, каким был тогда. Я повзрослел и больше не боюсь собственных чувств. Я люблю тебя. Думаю, нам надо пожениться.
    – Что?! – удивленно спросила Дейзи. Сердце ее наполнилось такой радостью, какую она никогда в жизни не испытывала, и от этого ей стало очень страшно. Она оттолкнула Ника. – Ты с ума сошел?
    – От любви.
    – Нет, просто сошел с ума! Ничего не получится.
    Вспомни своего отца и мою маму.
    – Они – это они. Почему мы с тобой должны совершить их ошибки? У каждого есть выбор, и мы с тобой можем создать что-то совершенно непохожее. Можно бороться за семейное счастье и преодолевать трудности, если они возникнут, а не сдаваться при первых же проблемах.
    – Ты, наверное, прав… – в задумчивости проговорила Дейзи. – Но все равно ничего не получится.
    – Да нет, черт тебя побери, получится! Если мы хорошенько для этого постараемся. – Ник наклонился и слегка поцеловал ее в губы. – Я люблю тебя, Дейзи.
    – Мы слишком разные.
    Он снова поцеловал ее, на этот раз дольше, а потом добавил:
    – Не настолько, чтобы это имело значение. Я люблю тебя.
    И Ник снова наклонился, чтобы поцеловать Дейзи, а она не смогла удержаться и обняла его за шею и со всей страстью ответила на его поцелуй. Потом все же возразила:
    – Ты солгал мне.
    – И клянусь, это никогда больше не повторится.
    – И все равно мы разные. Во всем разные, Ник.
    – Чушь собачья.
    – Нет, не чушь, а правда.
    – Приведи хотя бы один пример.
    – Пожалуйста: представь на минутку, что я, допустим, согласилась выйти за тебя. Могу поспорить, мы бы даже не смогли договориться о том, какую сделать свадьбу.
    – Почему? Думаешь, я буду настаивать на том, чтобы пригласить пышное общество? Если ты захочешь, чтобы нас поженил мировой судья, мы сделаем именно так.
    – Как бы не так! Я не хочу, чтобы все происходило в скучной конторе в бюрократической обстановке.
    – А чего ты хочешь?
    – Не знаю… Какое-нибудь торжество, куда я могла бы надеть настоящее роскошное свадебное платье с шуршащей юбкой.
    – Серьезно? Этого я совсем не ожидал.
    – Почему? Если я не отличаюсь особой женственностью, то это не значит, что я не заглядывала пару раз в магазины свадебных товаров и не мечтала надеть когда-нибудь одно из этих божественных платьев. И конечно, моя свадьба не могла бы обойтись без Регги и ребят.
    Ник прищурился:
    – Полагаю, Бенни пришел бы в платье подружки невесты.
    – Ага.
    – Согласен, – ответил Ник. – Только пусть купит новые туфли. Те, которые он носит сейчас, выглядят просто неприлично.
    У Дейзи от удивления чуть челюсть не отпала:
    – Ты в своем уме? Ты же потеряешь половину клиентов в Сан-Франциско, если кто-то из общества узнает, что на твоей свадьбе среди гостей был трансвестит!
    – Как говаривала божественная Мисс М., да и черт с ними, если шуток не понимают! – Ник схватил Дейзи за талию, посадил на спинку кушетки и стал между ее раздвинутыми коленями. – Я собираюсь на тебе жениться не для того, чтобы способствовать развитию своего бизнеса.
    – Неужели?!
    – Я собираюсь на тебе жениться, потому что с тех пор, как мы вместе, моя жизнь приобрела другой смысл. Я люблю тебя, моя сладкая. А ты меня любишь?
    – Да, – с нежностью в голосе прошептала Дейзи.
    Ник ослепительно улыбнулся и поцеловал ее.
    – И только это имеет значение. Наша свадьба – это только наше дело, и больше ничье. Ты хочешь пригласить Бенни – мы пригласим Бенни.
    – Но мне немного страшно, Ник.
    – Не бойся, – прошептал он и поцеловал Дейзи в лоб, потом в губы. Слегка отстранившись, поправил несколько прядей волос, чем, казалось, остался доволен. – Я так этого хочу, Дейзи.
    – Это очень ответственный шаг в жизни.
    – Правильно. Но мы сильные, мы справимся со всеми трудностями, какие встретятся нам. Кроме того, у нас есть одно секретное оружие.
    – Правда? И какое же?
    – Твое упрямство. Признайся: если уж ты что решишь, то из упрямства ни за что не отступишь.
    Улыбка озарила ее лицо, а душа пела от счастья.
    – Боже мой! Точно! – Дейзи поцеловала Ника так страстно, что они перевалились через спинку кушетки и упали на сиденье. – Я люблю тебя, Николас Колтрейн. Только ты смог превратить самую ужасную черту моего характера в достоинство.
    Ник потянул за конец веревочки, которой был зашнурован розовый свитер на ее груди.
    – Может быть, наш брак заключен на небесах?
    – Конечно. И я буду главным ангелом, – предложила Дейзи, борясь с пуговицами на его рубашке.
    – Ну уж это точно не про тебя, – ответил Ник и простонал от удовольствия, коснувшись губами ее твердого от возбуждения соска. Затем, приподняв голову, Ник посмотрел Дейзи в глаза. – Хотя я всегда рад предоставить тебе возможность проявить себя с лучшей стороны.

Эпилог

    – Я уже говорил, какая вы потрясающая невеста, миссис Колтрейн? – проговорил Ник и опустил Дейзи на пол.
    – Да, но говори еще. – Гордо подняв голову и широко улыбаясь, она сделала повелительный жест рукой. – Принимаю.
    – Ты прекрасна. Великолепна.
    Их свадьба прошла просто замечательно. Все было так, как хотела Дейзи, но не без сюрпризов со стороны Бенни.
    Вопреки ожиданиям, он явился не в платье, а в смокинге, чем порадовал Ника, хотя он и был совершенно искренен, когда сказал Дейзи, что раз уж она согласилась стать его женой, то Бенни может одеться так, как сочтет нужным.
    Мама Дейзи тоже присутствовала на свадьбе со своим новым мужем. Она суетилась и плакала в три ручья, что Нику показалось даже несколько наигранным. Но Дейзи была рада ее видеть.
    Ник нежно улыбнулся, глядя, как его новоиспеченная жена осматривается в номере. Дейзи посмотрела на него, удивленно приподняв брови.
    – Мне кажется, или это тот самый номер?
    Ник притянул ее к себе и поцеловал.
    – Я подумал, тебе должно понравиться, если в этот раз я сделаю все правильно.
    Ник поднял Дейзи на руки и, вальсируя, приблизился к сервировочному столику. Поцеловав раскрасневшуюся жену в щеку, поставил ее на пол, потом вытащил из серебряного ведерка бутылку вина и показал Дейзи этикетку:
    – Мадам…"
    – О Боже! Это уже слишком! – воскликнула Дейзи, узнав ту самую бутылку, которой Ник оглушил когда-то одного из бандитов в винном погребе Джея Фицджеральда. – Все это слишком хорошо. Что мне в тебе нравится, Колтрейн, – ты все умеешь красиво обставить, – добавила Дейзи и рассмеялась счастливым смехом.
    – Я подумал, что нам стоит выпить за Дугласа, поскольку именно ему мы обязаны тем, что снова вместе. Да не забудем старого козла во веки веков! – Ник не смог сдержать довольную улыбку. – Я обманул его, сказав, что наемники дают против него показания. Кто же мог подумать, что я окажусь пророком?
    У одного из наемников Дугласа уже были две судимости, и ему вовсе не улыбалось провести еще десять или двадцать лет за решеткой, поэтому он выложил все полиции.
    Но самое интересное было то, что это оказался не единственный случай, когда Дуглас прибегал к помощи наемников, пытаясь обстряпать темные делишки.. Он оказался нечистоплотным в бизнесе и в личной жизни.
    – Он был не слишком умен, – сказала Дейзи. – Но людьми он манипулировал хитро: некоторые до сих пор ему верят.
    Ник поднял бокал:
    – Значит, за него. Пусть проведет многие годы в тюрьме!
    Они выпили. Затем, снова подняв бокал с вином, Дейзи сказала:
    – А теперь за нас – это важнее. Пусть наша совместная жизнь будет долгой, а любовь друг к другу цветет вечно!
    Ник и Дейзи действительно процветали. Нику удалось удачно продать газетам фотографии Джея Фицджеральда, сделанные во время той вечеринки. Вокруг имени Дугласа разразился скандал, и его фотоснимки помещали все ведущие печатные издания. В комментариях к судебным слушаниям упоминалось и о том, что претендент на место посла угрожал физической расправой Нику, и тот вынужден был обратиться в охранное агентство Дейзи, которое со своей задачей отлично справилось. В результате клиентов у Дейзи стало хоть отбавляй.
    – Я люблю тебя, Дейзи Паркер Колтрейн, – повторил уже в который раз Ник и поцеловал жену в губы.
    – Я тоже очень-очень люблю тебя и очень-очень хочу.
    Так что быстрее скидывай штаны! – шутливо скомандовала Дейзи.
    – Боже правый, обожаю властных женщин! Ты сильно меня хочешь, да?
    – Да. Но штаны мне нужны в качестве страхового полиса. Если ты и в этот раз вдруг вздумаешь сбежать, то предстанешь перед почтеннейшей публикой в непотребном виде.
    – Поверь, любимая, ни я, ни мой большой парень не собираемся никуда бежать. – Но он тем не менее вылез из брюк и бросил их Дейзи. Затем принялся за запонки. – Мне очень нравится твое платье, куколка, но все-таки на тебе слишком много всего надето.
    Дейзи ухмыльнулась и повернулась к Нику спиной, чтобы он помог расстегнуть молнию, и, когда он сделал это, взглянула на него через плечо:
    – Так замечательно, что у Мо такие новости, да?
    – Да, как тебе нравится – я скоро стану дядей. Это что-то новенькое…
    – Рид просто на седьмом небе.
    – Точно. Он так радуется, что даже самому неловко.
    Сбросив рубашку. Ник отметил про себя, что Дейзи снова опередила его – она разделась быстрее. В следующее мгновение они уже лежали в постели, – Если ты когда-нибудь забеременеешь, я очень надеюсь, что буду реагировать на это спокойнее, – нежным голосом проговорил Ник, ласково поглаживая плоский живот Дейзи, как будто там уже рос его ребенок. Потом заглянул в сияющие от счастья глаза жены и, улыбнувшись, добавил:
    – Правда, если хорошенько подумать.., наверное, мне это вряд ли удастся.
Top.Mail.Ru