Скачать fb2
Полторгей, тс-с

Полторгей, тс-с


Федотов Сергей Полторгей, тс-с

    Сергей Федотов
    ПОЛТОРГЕЙ, ТС-С
    Семен Кузьмич Антонов выработал подземный и северный стаж и в недряхлом еще возрасте вышел на пенсию. Он с женой Зинаидой Ивановной заранее обсудил как им жить дальше. Хватит зябнуть в Заполярье, пора перебираться на материк. Можно было купить кооперативную квартиру, но супругов тянуло к земле.
    - Забудь о подземном стаже, - сказала жена, - все там будем, лучше представь, как у тебя на грядке растет зеленый горошек, а огурчик сам в рот просится.
    Она взяла аккредитив и улетела в краевой центр. Вернулась с сияющими глазами. Купила большой дом в Нахаловке с огородом и надворными постройками. Даже баня имеется. И летний водопровод. Подвалила удача.
    В любом нашем крупном городе имеются два района: Черемушки и Нахаловка. Черемушки застроены "хрущобами" - пятиэтажными бараками с клетушками квартир, в которых туалеты соединили с ванными, а полы с потолками не успели. Нахаловки же - районы самозастроек. Дома в них ставились в рекордные сроки: пока милиция не видит. Власти хвать, мать, - а уже и улицы вытянулись безо всяких генпланов, и огороды вскопаны и засажены. Не свернуть их теперь ни угрозами, ни штрафами, ни бульдозерами. С годами нахаловские трущобы пришлось узаконить, и они сразу же перестали отличаться от прочих застроек частного сектора. Времянки как-то сами собой превратились в капитальные строения.
    Переехали Антоновы в начали весны. Первый вечер в своем доме прошел в хлопотах. Впервые за три года в избе распахнулись ставни, и хозяйка, обживая дом, принялась мыть окна, а хозяин драить полы во всех четырех комнатах и кухне. Уже смеркалось, когда супруги уселись за стол и устроили для себя маленькое новоселье. Семен Кузьмич не спеша распил бутылку, рюмочку пригубила Зинаида Ивановна. Среди ночи она разбудила мужа.
    - Семен, а, Семен, - толкнула его в бок. - Кто-то стучит наверху.
    - Наверное, опять сосед Епишкин полки сколачивает, - решил спросонья Антонов.
    - Какой Епишкин, какие полки? - возмутилась Зинаида. - У нас теперь свой дом и никаких соседей - ни сверху, ни снизу.
    - Утром разберемся, - сказал Семен и снова заснул.
    На другой день он слазил на чердак, но, кроме паутины и пыли, ничего не нашел, даже кошачьих следов. Поразил Семена Кузьмича подвал. Имел он два входа - из кухни и дальней комнаты - и состоял из двух отсеков. В первом были сколочены полки для банок и короб для картошки, а во втором стояли бочки и имелся самый натуральный ледник. Кузьмич даже присвистнул, обнаружив такие удобства.
    Радуясь, что стал обладателем замечательного хранилища, Кузьмич прошел в огород. Восторженная Зинаида Ивановна показала ему зеленые стрелки лука, пробившиеся сквозь мерзлую землю.
    - Здесь же буквально все растет, - всплескивала она руками.
    - Ага, - согласился Семен, - посадишь оглоблю, вырастет хомут на шею.
    - Займись-ка теплицей, - велела супруга.
    Муж вооружился лопатой и совсем позабыл про ночные стуки. Они сами о себе напомнили. В этот раз Кузьмич улегся в постель трезвым и, когда началось, сразу проснулся. Он опустил босые ноги на пол и ступнями почувствовал колебания, будто под полом работал некий механизм.
    "Подпольная типография, - почему-то подумал он, смутно припоминая кадры из позабытого фильма, в котором изможденные революционеры в блузах, скорчившись под землей, печатали прокламации. "Партия сидит в окопах, вспомнилось выступление партийного секретаря, - но скоро из них выберется!" Вот и пусть выбирается - нечего подпольщикам делать в моем подвале! Если это коммунисты, то не так страшно - у них хотя бы партийная дисциплина, а вдруг под домом окопались неформалы?"
    Кузьмич открыл крышку подпола, и стук прекратился. По скрипящим ступеням хозяин спустился вниз, зажег свет и тщательно осмотрел земляные стены. Не нашел и намека, что за ними могут скрываться потайные комнаты с неформалами. Чертыхаясь, вернулся в кухню, вымыл руки под рукомойником и улегся досыпать.
    - Что ты там нашел? - спросила Зинаида.
    - Ничего и никого. Вот это и странно.
    Засыпая подумал, что изба, возможно, как-то резонирует на лязг железнодорожных составов. Днем не слышно, а ночью...Долго бы, поди, Антоновым пришлось гадать о происхождении зловещих звуков, если бы не Зинаида Ивановна. Она назавтра же привела в дом соседку семидесятипятилетнюю старушку Ульяну Яковлевну. Бабка внимательно выслушала рассказ Семена Кузьмича, а потом поставила диагноз.
    - Это у вас полторгей завелся, - сказала, как припечатала, она.
    - А это еще что за зверь? - удивился Антонов.
    - Ты телевизор-то совсем не глядишь, ли чо ли? - спросила Ульяна Яковлевна.
    - Так в последнее время и не смотрел, - смутился Кузьмич. - У нас еще контейнер с вещами не прибыл. Сама видишь: в избе-то шаром кати... А разве про наш дом показывали? Или в других тоже вот так стучит?
    - Еще как барабанит. Про того полторгея много раз показывали. Бывает, скажем, полный торгей, с имя жить можно, даже помощь какая - никакая. Полный торгей, его еще дедушкой кличут, это такой старичок невысокий с бородкой и картавый.
    - Ленин, что ли? - обалдел Кузьмич, представив дедушку Ленина, печатающего у него в подвале запретную "Искру".
    - Да ты что? - возмутилась старуха. - Ленин-то с пустой рукой и в кепке, а у этого варежки и волос богатый. Полторгей - слово заграничное, по-иностранному значит - домовой. Но не простой, простой-то, полный торгей, дедушка старый, степенный, ничего такого себе не позволяет. А этот наполовину еще торгей, не дорос до полного, в ум не вошел, ему бы поозоровать, побаловаться. Вот и стучит-бренчит. А выглядит ну чистый хулиган: в штанах-жинс, на голове - патлы и отрет - битлы.
    - Да ну тебя, Яковлевна! Это же ансамбль заокеанский так называется битлы. На английском языке. А у нас английский на весь город знают, поди, полторы калеки. Откуда домовому английский знать, чтобы петь, как битлы?
    - Тебе виднее, Кузьмич, - поджала губы соседка. - Может, конечно, они и не битлы поют, а просто орут, как кота за хвост тянут...
    - А нам-то что делать, Ульяна Яковлевна? - вмешалась Зинаида. - Батюшку вызвать разве, дом освятить?
    - От полторгея не поможет, - авторитетно заявила бабка. - Раньше все дома освящали, а домовые никуда не девались. Так и жили с имя, приспосабливались. Но средство я присоветую. Пусть хозяин сходит в магазин и купит там карты игральные. И карты те в подполье подбросит: бери, полторгей, играй на здоровьюшко, а нам, людям добрым, не мешай. Он заиграется, да про озорство-то свое и позабудет...
    В домовых Антонов не верил. Вон сколько лет под землей проработал, никакой нечисти там не встречал. Поэтому про себя посмеялся над старухиным советом и позабыл за хозяйственными заботами. Сколачивал теплицу, ремонтировал курятник.
    Ночью, когда из подполья опять послышался брякоток, Кузьмич молчком протопал на кухню и откинул крышку. Вспомнил, как вчера помогла эта нехитрая мера. Да и сегодня все затихло, но не успел хозяин добраться до кровати, как раздался неприятный скрежет, а затем что-то грохнуло.
    Семен выругался и зажег свет. Оказалось, что крышка рухнула в подвал, да еще и сломала одну из ступенек лестницы, ведущей вниз. Это уже не лезло ни в какие ворота: стук стуком, а тут ведь прямой урон хозяйству.
    - Что там? - спросила Зинаида.
    - Крышка в подпол упала.
    - Завтра же с утра поезжай за картами, - велела супруга, - и нечего кочевряжится. Бабка ему, видишь ли, суеверная...
    Бабка была не указ, не то что Зина, ей Антонов никогда не перечил. Себе дороже. Поэтому с утра с красными от недосыпа глазами отправился по магазинам. Перестройка ли тому виной или обычное наше разгильдяйство, но карт в них не оказалось. Так бы, наверное, и вернулся с пустыми руками, благо догадался заглянуть в коммерческий отдел. Там и отыскался нужный товар. Цена, правда, была такая, будто продавались по меньшей мере карты генштаба. Пришлось раскошелиться.
    Перед сном Кузьмич спустился в подпол, распечатала колоду и выложил на полку, приговаривая как научила соседка: "Играй, полторгей, а добрым людям, не мешай".
    В то, что карты помогут, Семен не верил, но результат превзошел все ожидания: несколько ночей продолжалась тишь да гладь. Антоновы с удвоенной энергией впряглись в хозяйство: вскопали землю, купили цыплят, получили контейнер. Семен подключил телевизор и потратил полдня, пялясь в экран. Надеялся узнать верное средство от полторгея. Не дождался и вернулся к недостроенной теплице.
    - Зина, ты телевизор не выключай. Вдруг про полторгея передавать станут? Тогда слушай и запоминай, - сказал он и вооружился топором.
    Ковыряясь в земле, сколачивая рамы он нет-нет да бросал взгляд в соседний огород, где бродила пухленькая соседка Клава, весьма аппетитная на взгляд нестарого пенсионера. Иногда обращался к ней за консультацией.
    - Да вы, Семен Кузьмич, малину неправильно обрезаете, - охотно давала советы Клава, опираясь на невысокий забор и наваливая на него пышный бюст, - нужно удалять все сухие ветки...
    Клава, как выяснилось из коротких с ней разговоров, была разведенкой, жила с пятилетним сыном и матерью-старухой тем, что сдавала полуподвал студентам. Клавина мамаша, Ульяна Яковлевна, дни свои проводила на рынке, где торговала цветами, овощами и ягодами с огорода, и была докой в рыночной экономике и городских происшествиях.
    Зинаида Ивановна общения с соблазнительной соседкой не одобряла, и Семен опасался, что супруга невнимательно следит за телепередачами. Скорее наоборот: выключит звук и ревниво прислушивается к разговорам в огороде. Поэтому фривольных словечек не употреблял, сдерживался. И переживал: пропустит передачу, как пить дать - пропустит...
    - Ты телевизор-то слушаешь? - вопрошал Антонов.
    - Слушаю, - отзывалась супруга, - держу ушки на макушке.
    Слишком быстро отзывалась, не то слушала. И потому про полторгея ничего не узнала.
    Несколько дней из подвала не доносилось ни звука, но однажды на рассвете раздался такой немузыкальный вой - куда битлам! Супругов аж в постели подбросило.
    - Прямо рок-металл какой-то! - пожаловался Кузьмич, собирая рассыпанные по кухне карты.
    Карты оказались засалены, видать, пользовались ими изрядно. Почему полторгей их выбросил? Антонов решил, что тому наскучило разглядывать рисованных дам да королей, вот и взбеленился. "Да и любому бы надоело, размышлял Кузьмич. - Стало быть, нужно внести азарт..."
    - Ладно, - пообещал он озорнику, - вечером научу тебя играть в дурачка. А пока помолчи, ради Бога, дай поспать..."
    В назначенный срок насильно усадил за стол Зинаиду Ивановну и подробнейшим образом стал излагать правила.
    - Да я умею, - отнекивалась жена.
    - Умеешь, не умеешь, не мешай объяснять, - цыкнул муж. - Не тебе толкую, но для твоего же блага. Вот эта карта называется шестерка, шесть бубен. Всего же в колоде четыре масти...
    Карту за картой Антонов поднимал и демонстрировал во все углы: неизвестно, откуда именно наблюдает домовой. Показ занял много времени, но того стоил. Потом началась сама игра. Каждый ход Семен громко и обстоятельно комментировал. Сыграли супруги три партии. В двух муж остался в дурачках.
    - Это потому, что отвлекался на объяснения, - огорчился он. - Игра была учебной.
    Услышал свои оправдания и еще сильней обиделся. "Ничего, небось и тебя объегорят," - подумал злорадно, укладывая колоду на полку в подвале. С кем станет резаться домовой, Антонов не знал, но полагал, что с такими же полудурками-полторгеями.
    С тех пор Семен вроде бы слышал во сне шлепанье карт.
    Месяца полтора супруги спали спокойно, ничто не отвлекало от хозяйственных нужд. Они даже пошли на убыль. Цвела окученная картошка, поспевали малина и смородина, в парнике появились огурчики, в теплице раздували бока помидоры. По двору разгуливали оперившиеся голенастые цыплята.
    Семен Кузьмич узнал из теленовостей об образовании казачьего круга. Выбрал время и сходил на сход. Записался.
    - Подари мне пику, подари мне саблю, - посмеялась Зина.
    Антонов хотел обидеться, но жена успокоила.
    - Терпи казак, - сказала, - атаманом будешь. Кстати, там твой полторгей опять по кухне карты разбросал. Прими меры.
    Антонов догадывался, что игра домовым когда-нибудь наскучит. Необходим интерес, стимул. Может, показать как играют на деньги? Но откуда у них деньги? Разве что из кармана хозяина выкрадут. Такой перспективы Семен побаивался и придумал бесплатный стимул. Устроил с Зиной турнир с дешевой, но чувствительной расплатой. Проигравшему били по носу столько раз, сколько карт оставалось на руках дурачка.
    Полторгей и этот урок усвоил. Теперь по ночам раздавались не только шлепки, но и хлюпанье. Кузьмич злорадствовал, представляя как подпольщики-домовые разбивают друг другу носы.
    Ему хотелось увидеть расплату собственными глазами, но сколько ни пытался застать нежить врасплох, как бесшумно ни подкрадывался - все без толку. Прятались конспираторы. А еще хозяин дома опасался, что карты долго не выдержат. На всякий пожарный случай закупил еще пару колод, хотя цены стали и вовсе астрономическими.
    Однажды Кузьмич обнаружил разбросанные по комнатам липкие лохмотья. Видно, полторгеи пытались карты склеивать, да руки у них не оттуда растут. Семен посмеялся и заменил колоду.
    А дело шло к осени. Антонов завез на зиму грузовик дров и самосвал угля. Уголь перетаскал в сарай, а сосновые чурбаки по утрам колол во дворе. Вместо зарядки.
    - Сема, послушай, что невестка пишет, - окликнула его как-то Зинаида. Всегда знала, что вы, Антоновы, большие бабники.
    Невестка отписала из Заполярья, что Антонов-младший завел себе падшую женщину, и неизвестная незнакомка разбивает дружную семью.
    - Невестка попалась бесхарактерная, - решила Зина.-- Но ничего, я ее научу.
    И улетела на Север крепить брачные узы.
    Одинокий Семен хватил ковшик браги и подался на огород. За забором разгуливала растелешенная Клава. Слово за слово, Кузьмич зазвал ее в гости. Разведенка на беду оказалась большой крикуньей. Антонов даже забеспокоился: как бы на улице не услышали. Но опасность поджидала с другого боку. Любопытный полторгей подглядел, чем занимался хозяин под покровом темноты, заманил в гости домовушку и научил всему, что сумел расслышать и запомнить. Всю-то ноченьку полторгейша визжала и выкрикивала слова любви, бессмысленные в устах нежити, но ярко изобличающие хозяина дома. Вот тогда Семен испугался по-настоящему.
    Если до возвращения Зинаиды Ивановны новая игра не наскучит домовому, то всему конец. Ему ли не знать характер супруги? Но как отвлечь полторгея? Чем заинтересовать?
    Из своего личного опыта и рассказов знакомых Кузьмич знал: от блуда может отвлечь лишь одно средство - пьянка. И не просто пьянка, а запой. Но пьют ли домовые, понимают ли толк в хмельном зелье? Сумеют ли отличить запой от обычного ужина? Пьянка должна быть образцово-показательной, доступной по форме и занимательной по содержанию, чтобы и домовым захотелось повеселиться.
    Семен рассудил, что для образца подойдет бражка, для показательности требуется собутыльник, для доступности нужно подбросить банку бражки в подвал, а для занимательности спеть популярные песни. Вот только с напарником проблема. Мужиков-то знакомых в Нахаловке у него раз, два и обчелся. Не успел еще дружками обзавестись. Кузьмич пораскинул мозгами и понял, что кроме Петра Изместнева и пригласить некого...
    - Привет, Кузьмич, с чем пожаловал? - спросил Изместнев, открывая калитку и приглашая соседа пройти во двор. В руке он держал вилы, которые тут же отложил, с надеждой глядя на гостя. - Или имеешь конкретное предложение?
    - Имею, - признался Семен. - Зинаида Ивановна укатила на севера, а у меня как раз бражка поспела. Вот и зашел узнать, как ты насчет уговорить баночку.
    - Кто бы возражал, - отозвался Петр, - а я не стану. Но тут вон какое дело, моя-то половина велела мне свинство почистить. Поросятам подстилку поменять. Так что сперва я обязан наряд-задание выполнить, а потом уж свободен, как ветер. Подождешь?
    Гость кивнул
    - Тогда - уперед! - Изместнев схватил вилы наперевес, будто собрался этих самых поросят нанизать на зубья...
    Часа через два соседи уселись перед тарелками с вареной картошкой, малосольными огурчиками и нарезанным соломкой салом. Во главе стола стояла трехлитровая банка с перламутровой жидкостью.
    - Ну что, будем? - спросил Петр, поднимая граненый стакан.
    - Погоди, не гони лошадей, - остановил его Семен. - Давай я тост скажу. Мы же с тобой, Петя, не шаромыги какие, это им лишь бы поскорее хватить да разбежаться. А мы - хозяева. Сидим за столом, на котором все - свое. Так выпьем же за добрососедские отношения, дружескую поддержку и взаимовыручку.
    Выпили. Потом еще и еще. Спели несколько застольных песен. Открыли вторую банку. Изместнев стал поносить свою супругу. Антонов захотел исполнить частушки с картинками, но застрял на первой же фразе:
    Девки, сами знаетё, чем приманиваетё...
    "Тё... тё... - как заика, повторял он, пока Петр, желающий услышать разгадку женской привлекательности, не дал ему в морду. Семен сграбастал гостя, выволок из избы и пинком выбросил с крыльца. Вернулся в дом и допел:
    Выражает то лицо,
    чем садятся на крыльцо.
    Наутро поднялся с таким лицом, какое напророчил с вечера, выглянул на кухню и сдавленно охнул. На полу валялась растоптанные картошка и огурцы, битые тарелки. Кряхтя, обливаясь потом и скрипя зубами, Семен сходил за водой и принялся отмывать от остатков вчерашней гулянки половицы, липнущие к подошвам. Затем вышел в огород, но и там, на ветерке, труд был не в радость. Еле-еле дотерпел до вечера. Завалился спать "с курами". И правильно сделал: урвал время до полуночи, когда началось такое, такое...
    - Совсем обнаглели! - заорал хозяин и ринулся в подполье, чтобы отобрать банку с хмельной настойкой.
    Как же, разбежался! Банка, которую он вчера вставил на полку, исчезла. Полторгеи уволокли ее и сейчас распивали, хихикая из углов.
    - Вот я вам! - рявкнул Семен Кузьмич и погрозил по сторонам волосатым кулаком. Но тут же заткнулся, потому что изо всех углов в него полетела гнилая картошка. Антоновы уже понемногу подкапывали молодую, но в подпол не ссыпали. Откуда же взялась эта гниль?
    Семен пулей вылетел наружу, захлопнул крышку и тяжко задумался. Похоже, что от супруги скрыть ничего не удастся. Прийдется каяться. И стал трусливо ждать возвращения Зинаиды. В подвал не совался, а там еженощно шла развеселая гулянка. Хозяин голову сломал: где полторгеи берут выпивку?
    Зинаида Ивановна заявилась ранним утром. Уверяла, что такой рейс, но Кузьмич заподозрил хитрый расчет - намеревалась захватить его врасплох. У Семена в хозяйстве был полный ажур: дрова он переколол и сложил в аккуратную поленницу, починил курятник и переложил печку в бане придраться не к чему. Зинаида растаяла, выложила из сумки пакет с копчеными сигами, а для Кузьмича лично - бутылку коньяка, подарок сына. Мать наставила гулену на путь истинный, вернула в лоно семьи.
    - К вечеру истоплю баньку, - пообещал муж. - Сходим, обновим.
    Пар оказался легким. Словно молодожены, Антоновы уселись за стол, выпили, закусили да и завалились на пуховую перину. Зина вскоре заснула, а Семен не сумел глаз сомкнуть. В полночь под полом, постепенно набирая силу, забубнили голоса.
    - Ну что же, честной народ, - провозгласил некто, пытаясь подражать выговору Семена Кузьмича, - выпьем за разрядку международной напряженности.
    - И за дружбу между народами, - подхватил другой, похоже передразнивая Петра Изместнева.
    - А что, брат Семен, - после стеклянного звона и характерного бульканья спросил лже-Петр, - признавайся - Зинка твоя шлюха или путана?
    Антонов почувствовал, что жена проснулась и напряженно вслушивается в подпольный диалог. Заткнуть полторгеев у него не было ни малейшей возможности, иначе бы он, конечно...
    - Шлюха, - уверенно ответил лже-Семен. - И путана тоже.
    - Ну и молодец, - неизвестно кого одобрил подвальный Петр. - И моя половина - добрая сучка. Да ты не зевай, а полней наливай! Лей, не жалей, станет жизнь веселей. Ух, распрекрасно пошла! Как босыми ножками... А в морду не хочешь? - безо всякой связи спросил он.
    - Хочу! - радостно отозвался Семенов подражатель. - Прямо в харю! С превеликим нашим удовольствием!
    Полторгеи принялись обмениваться оплеухами. Шлепки напоминали бурные аплодисменты, переходящие в овацию, и сопровождались такой бранью, что даже видавшему виды шахтеру-хозяину захотелось заткнуть уши. А каково женщине слушать эту похабщину?
    Умаявшись драться домовые решили сразиться в карты, но долго не могли договориться, что ставить на кон. Наконец ударили по рукам.
    - Ставим Клавку!
    - Хожу шеститкой.
    - А мы ее семиткой.
    - Тогда три вальта.
    - Бью тузером.
    - А я - козырем.
    - А мы так и перетак! И выходишь ты - дурак! И не просто, а дурак с погонами. Подавай Клавку!
    В ту же секунду из подвала полились женские визги.
    - Ой, Сема, ох, хорошо! Да ты прямо кудесник! Продолжай, не кончай! И чем это ты так ловко трахаешь? Уй, умру!
    Зинаида Ивановна, мрачно сопя, поднялась с кровати, прошлепала на кухню, приподняла крышку и сунула голову вниз.
    - Заткнитесь! - рявкнула она и вдруг зарыдала. - Ой-ей-ей!
    Испуганный муж бросился на выручку. В темноте ему показалось, что полторгеи вышибли супруге мозги, но щелкнув выключателем, понял - это всего-навсего гнилая картошка. Распоясавшиеся гуляки залимонили клубнем прямо в лоб хозяйке.
    - Зина, успокойся, это картошка...
    - Ну, Семен Кузьмич, - перебила жена, - вот, значит, чем ты без меня занимался!
    Она забрала подушку и одеяло и ушла на диван в дальнюю комнату. Супруг не смыкал глаз до рассвета, а домовые распевали блатные песни и матерные частушки. Самая пристойная из них:
    Моя милая на койке
    сделала движение
    то ли хочет перестройки,
    то ли ускорения,
    - оборвалась с криком первого петушка. С петухами поднялась и Зинаида Ивановна. Она повязала голову платком и ушла из дома, не сказав ни словечка. Годом раньше Семен предсказал бы, что отправилась в партком и шахтком, совсем недавно могла пожаловаться в райком, но сейчас-то кому? Ведь партия, как и обещала народу, вышла из окопов, а когда попыталась вернуться, там уже окопались так называемые демократы. Они опечатали райкомы, без которых коммунисты превратились в неформалов. А неформалам жалуются одни отщепенцы.
    Все прояснилось, когда возле дома остановилось такси, а из него выбрались супруга и три казака - в папахах, штанах с лампасами и нагайками в руках. На груди одного висел Георгиевский крест.
    - Здоровеньки булы, станишники, - неизвестно по-каковски от испуга заговорил Антонов.
    Казаки не отозвались, а подхватили хозяина под белы рученьки и потащили в избу. Уложили на указанный хозяйкой диван и спустили штаны. Один казак зажал руки, другой - ноги Семена, а третий, с крестом, извлек бумагу и зачитал:
    - За нарушение казачьей чести и достоинства, за разгул и дебош, обиды, нанесенные казачке Зинаиде ("С каких это пор она казачкой стала?" - подумал трясущийся Кузьмич), казак Антонов Семен сын Кузьмы приговаривается к плетению. Плетей выдать полтора десятка, а будет повторно уличен в пьянстве и прелюбодеянии, экзекуцию повторить, увеличив число плетей вдвое. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит.
    Нагайка опустилась на задницу хозяина.
    - Будешь водку пьянствовать? - вопрошал экзекутор после каждого удара. Станешь дисциплину хулиганить? Будешь блуд развратничать?
    - Не буду, не стану! - клялся Кузьмич. - Вот вам крест, станишники.
    Завершив порку казаки распрощались и уехали.
    Неизвестно, имеется ли у домовых казачий круг или существуют полторгеи спецназа, но и к Антонову бедокуру ближайшей ночью явились грозные гости. Текст приговора они безбожно переврали, назначили не полтора десятка, а невиданное число плетей - полторы чертовой дюжины сороков. Смысл акции от этого не изменился. В вину подпольному разгильдяю поставили не только пьянство, разврат и азартные игры, но и то, что куры нетоптаны, в хозяйстве нет ни коня, ни коровы, мало заготовлено солений и варений, а картошка в подвал и вовсе не засыпана.
    - Не поспела картошка-то, - ныл хулиган, да его не слушали.
    Ночные шабаши прекратились. Подросшие курочки начали нести яйца и по стольку, что Семену подумалось: не несутся ли заодно и петухи? В огороде уродилась невиданных размеров картошка, а помидоры в теплице краснели до самых снегопадов. Огурцов и капусты Антоновы засолили на три года вперед.
    Иногда полторгея тянуло на старое. Бывало и расшумится. Но Зинаида Ивановна знала, как дать ему окорот.
    - А вот я сейчас казачков кликну! - грозила она.
    Домовой затихал. Больше того, после окрика на него нападал зуд хозяйственности. По утрам оказывалось, что двор чисто выметен, а с наступлением зимы - расчищен от снега. Только от одной, невинной, впрочем, страстишки отучить его не удалось. Понравилось полторгею смотреть по коммерческому каналу телевидения фильмы ужасов. Казалось бы, что за интерес нежити смотреть на живых трупов и кошмары на улице Пятницы, 13? Как Кузьмичу ходить на фильмы про шахтеров.
    Домовой заранее узнавал программу. Стучал печной заслонкой и выл в трубу, требуя, чтобы включили любимую программу. Приходилось мириться и под одобрительные выкрики и хохоток с печи смотреть кровавые оргии зловещих мертвецов.
    А ненавидел полторгей два фильма: "Тихий Дон" и "Кубанские казаки". Когда их транслировали, по избе посуда летала, плясала кочерга и прыгали стулья. К счастью, эти фильмы теперь редко показывают.
Top.Mail.Ru