Скачать fb2
Несколько миль

Несколько миль


Фармер Филип Жозе Несколько миль

    Филип Хозе Фармер
    НЕСКОЛЬКО МИЛЬ
    Братец Джон Кэрмоди нагнулся, вытянул морковку из унавоженной земли и услышал, как его окликают по имени.
    Разогнувшись, он охнул, приложил руку к ноющей пояснице и стал ждать появления братца Фрэнсиса, ибо братец Фрэнсис не подозвал его, а всего лишь окликнул.
    Братец Джон был невысок и крепко сбит, имел короткие иссиня-черные волосы, торчащие, как иглы дикобраза, и квадратную физиономию; одно веко было полуприкрыто. Братья-послушники ордена Святого Джейруса, к которому он принадлежал, не брили голов. На нем была длинная, до щиколоток, фибергласовая ряса каштанового цвета и такие же пластиковые сандалии. Выпирающий животик был обтянут широким поясом из пластикожи, с которого свисал крест и маленький молитвенник в темно-бордовой обложке.
    Братец Фрэнсис, высокий и худой, с узким лицом, украшенным крупным горбатым носом, остановился рядом с толстячком и, показав на пучок морковки, который тот держал в руке, спросил:
    --Что с ними случилось, братец?
    --Кролики,---объяснил братец Джон, подняв на него глаза, и сделал возмущенный жест, хотя по ухмылке было ясно, что гнев его наигранный.---Кролики! Откуда они берутся? Мы живем в городе под куполом, обнесенным стенами, которые уходят глубоко в землю. Но кролики, крысы и мыши ухитряются подкапываться под них и разоряют наши сады и кладовые. По деревьям прыгают белки, а птицы, которые, должно быть, протискиваются сквозь молекулы крыши, гнездятся на каждой ветке. И насекомые, от которых не знаешь как отделаться, разве что ловить и давить, тут как тут.---Он смахнул мошку и добавил:---Даже у меня на носу. Это исчадие ада целый час паслось на моем хоботе. Тем не менее я не притрагивался к нему, предполагая, что оно ниспослано мне, дабы ввести в грех гнева и насилия. И должен сказать, что оно почти преуспело в своих намерениях.
    --Братец Джон, вы слишком многоречивы,---сказал братец Фрэнсис.---Даже чересчур. Однако я явился не упрекать вас...
    --Хотя от упрека не удержались,---заметил братец Джон и тут же, покраснев, взорвался потоком слов, опередив братца Фрэнсиса:---Прошу простить мое последнее замечание. Как и предыдущее. Как вы заметили, я в самом деле слишком многоречив. Это очень серьезное прегрешение, а если и не прегрешение, то, по крайней мере, качество, достойное осуждения и...
    --Братец Джон!---остановил его братец Фрэнсис.---Не соблаговолите ли вы помолчать, дабы я мог сообщить, что привело меня сюда? Как вы знаете, отнюдь не для того, чтобы удовлетворить свое любопытство.
    --Прошу прошения,---сказал братец Джон.---Я весь внимание.
    --Епископ изъявил желание увидеть вас. Немедленно,--торопливо выложил братец Фрэнсис, словно опасаясь, что братец Джон прервет его, пока он переводит дыхание между словами.
    Повернувшись, братец Джон бросил траченные кроликами морковки в одну тележку, а хорошие---в другую. После чего направился к главному зданию---длинному низкому строению темно-коричневого цвета, сложенному из блоков прессованной земли. Его крутая крыша была взнесена над стенами на тонких шестах, а пустое пространство между кромкой крыши и стенами затягивала решетка темного металла. На входе дверей не было, ибо традиция ордена предписывала никогда не запирать дверь, тем более что здесь, в изолированном пространстве города, не приходилось опасаться перепадов погоды. Крыша лишь обеспечивала избавление от взглядов тех, кто пролетал над зданием.
    Войдя в главное здание, братец Джон, даже не омыв грязные руки и лицо, направился прямиком в кабинет отца настоятеля. Когда тот призывает к себе, никто не должен медлить.
    У помещений в здании были двери, но они не запирались. Поскольку дверь отца настоятеля была прикрыта, братец Джон постучал.
    --Входите!---послышался голос, и братец Джон оказался в просторной треугольной комнате, где уже бывал не раз с того дня, как стал послушником.
    Он стоял в основании треугольника, а отец настоятель восседал за обширным столом полупрозрачного материала, располагавшегося в вершине его. Столешница была завалена грудами кассет; здесь же стояли стенограф и видеотелефон. Тем не менее отец настоятель отнюдь не терялся среди этой груды предметов, ибо обладал весьма внушительным ростом.
    Он был широколиц, с длинными волосами ржавого цвета и пышной бородой той же раскраски, носить которую в "гостинице" позволялось ему и только ему, и попыхивал толстой гаванской сигарой.
    Братец Джон, который на месяц был отлучен от курения в наказание за один из его многочисленных грехов, жадно вдохнул аромат зеленоватого дымка.
    Отец настоятель щелкнул клавишей стенографа, в который что-то диктовал.
    --Доброе утро, братец Джон,---сказал он, держа в руке дискету, которую показал толстяку.---Только что космический корабль доставил мне указание. Вам надлежит немедля отправиться на планету Вайлденвули и явиться к епископу Брекнека. Нам будет не хватать вас, но да пребудет с вами наша любовь. И да ускорит ваш путь Господь и наше благословение.
    Голубые глаза братца Джона чуть не вылезли из орбит. Он застыл на месте и в первый раз не нашелся, что сказать.
    Отец же настоятель, закрыв глаза, откинулся на спинку кресла и попыхивая тлеющей сигарой, которую сдвинул в угол рта, другим углом губ продолжил диктовать в стенограф. Он был убежден, что дал все необходимые указания.
    Братец Джон уставился на длинный столбик пепла на конце сигары отца настоятеля. Тот вот-вот должен был упасть, и братец Джон подумал, не осыплет ли пепел эту длинную рыжую бороду.
    Однако отец настоятель успел, не открывая глаз, вынуть сигару изо рта и стряхнуть пепел на каменный пол.
    Братец Джон пожал плечами и вышел, сохраняя на лице выражение крайнего удивления.
    Покинув кабинет, он несколько минут пребывал в растерянности. Затем, вздохнув, вышел в сад и направился к братцу Фрэнсису.
    --Братец Фрэнсис, могу ли поговорить с вами?
    --Да,---ответил его худой собрат.---Но только если вы будете говорить о деле, а не воспользуетесь этим поводом, чтобы, как обычно, распустить язык.
    --Где находится Вайлденвули?---спросил братец Джон едва ли не с трагическими нотками в голосе.
    --Вайлденвули? Насколько я знаю, это четвертая планета в системе Тау Кесарь. У нашего ордена там церковь и гостиница.
    Братец Джон и не предполагал, что орден содержит на этой планете таверну. Орденские обители обычно назывались гостиницами, ибо так было предписано основателем организации Святым Джейрусом.
    --Почему вы спрашиваете?---осведомился братец Фрэнсис.
    --Только что отец настоятель приказал мне отправиться на Вайлденвули.---Он с надеждой посмотрел на собеседника.
    --Значит, вы должны немедля отправляться туда.---Это было все, что он сказал.---И да придаст Господь вам ускорение, братец Джон. И да пребудет с вами моя любовь. Я не раз упрекал вас, но только для вашего же блага.
    --Благодарю вас за ту любовь, которой вы удостоили меня,---сказал братец Джон.---Но я пребываю в растерянности.
    --Почему?
    --Почему? К кому мне обращаться за билетом на корабль? Кто даст распоряжение возместить дорожные расходы? Как насчет письма с рекомендацией к епископу Брекнека? Я даже не знаю, как его зовут. Мне даже неизвестно, когда улетает корабль на Вайлденвули, я не знаю, ни сколько мне придется ждать его, ни где. Да я даже не имею представления, где находится космопорт!
    --Вы слишком много говорите,---заметил братец Фрэнсис.---Вам даны все необходимые указания. Что же до космопорта, то он всего лишь в нескольких милях от города. А гостиница на Вайлденвули---в нескольких милях от города Брекнек. При удачном стечении обстоятельств вы можете быть там уже к полудню.
    --Это все, что вы можете мне сказать?---не веря своим ушам, переспросил братец Джон.
    --Всего несколько миль,---повторил братец Фрэнсис.---И вы должны отправляться немедля. В соответствии с приказом, вы же понимаете.
    Братец Джон мрачно уставился на братца Фрэнсиса. Показалось ли ему, или в самом деле по этому длинному неулыбчивому лицу скользнула усмешка? Нет, должно быть, он ошибся. Неподвижные черты лица братца Фрэнсиса хранили обычную мрачность.
    --Не расстраивайтесь,---сказал братец Фрэнсис.---Как-то и я получил такой же приказ. Получали его и остальные.
    Братец Джон прищурился.
    --То есть это определенного рода испытание?
    --Орден не стал бы посылать вас за сорок тысяч световых лет только ради испытания,---ответил братец Фрэнсис.---Вы нужны на Вайлденвули, и вас там ждут. Так что отправляйтесь.
    Неторопливость не была свойственна братцу Джону Кэрмоди. Едва только приняв решение, что обычно не требовало у него много времени, он сразу же приступал к делу. Он тут же отправился в общую душевую, войдя в которую, снял рясу, обнажив белое незагоревшее тело и черные до паха ноги. Бросив рясу в прямоугольное отверстие в стене, он направился в душ, где пробыл недолго, ибо, хотя душевая была полностью автоматизирована, существовало убеждение, что членам ордена полагается только холодная вода. Правда, раз в месяц позволялось пользоваться теплой.
    Поеживаясь, он вышел из-под душа и обсох в струе такого же холодного воздуха, которая шла из вентиляционного отверстия в стене. Затем вытянул рясу из прямоугольной прорези под той, куда бросил грязное одеяние, и натянул ее, пробормотав несколько слов благодарности за то, что орден наконец установил стиральные машины. На такой захудалой планете, как Вайлденвули, стирать скорее всего придется руками. И кроме того, учитывая его подчиненное положение, облачения других членов ордена тоже.
    Одернув рясу, он направился в свою келью. Она представляла собой комнату шесть футов на семь, с люминесцентными стенами, на одной из которых висело распятие, с подвесной койкой, убиравшейся на день, с откидным столиком и нишей в стене, где Кэрмоди хранил все свое имущество: молитвенник, историю Церкви с 1 года нашей эры по 2260-й, латинскую грамматику и жизнеописание Святого Джейруса. Все это он сложил в болтавшийся за плечами капюшон, превратив его в подобие дорожного мешка, и, опустившись на колени перед распятием, произнес:
    --Господь и Учитель, наставь меня на путь истинный. Аминь.
    Встав, он направился к дверям кельи и, прежде чем переступить порог, на ходу снял со стены длинный пастушеский посох. Всем братьям предписывалось иметь при себе таковой, когда они выходили во внешний мир, если в изолированной капсуле Города Четвертого Июля существовало такое понятие.
    Уже миновал полдень, и жаркое солнце аризонского лета клонилось к закату. Братец Джон счел, что было лишь чуть жарче, чем в стенах гостиницы. В данное время дня пластиковая крыша над городом тускнела, чтобы отражать большинство солнечных лучей. Но братец Джон уже предвкушал, как покинет пределы городских стен, пусть ему и предстояло окунуться в палящий жар Аризоны в середине лета. Он давно уже чувствовал себя как в клетке и хотя никогда вслух не сетовал на свое положение, давно испытывал к этому позыв. В чем следовало бы покаяться и получить заслуженное воздаяние.
    На какое-то мгновение он помедлил. Он знал, что космопорт расположен рядом с Четвертым Июля, но не имел представления, в какой стороне. Поэтому он подошел к копу.
    Коп был одним из новых типов, Марк LIV. Лицо и тело состояли из танталового сплава, но глаза представляли собой живую протоплазму, давным-давно изъятую у какого-то трупа и взращенную в лаборатории. Он обладал определенной свободой действий, ибо мозг его, скрытый в металлической брюшной полости, был отнюдь не механизмом, дистанционно управляемым из подземной штаб-квартиры, а серой белковой массой, как у человека, вдвое большим по размерам и обладавшим половинным, по сравнению с человеческим, интеллектом. Коп не мог вести вежливый светский разговор и тем более был не способен к оскорбительным высказываниям, но со своими обязанностями справлялся отменно, не говоря уж о том, что его невозможно было подкупить или переубедить. И не в пример своим предшественникам, он передвигался не на колесиках, а на ногах с плоскими ступнями.
    Присмотревшись к жетону на его груди, братец Джон спросил:
    --Офицер О'Мейли, где находится космопорт?
    --Что именно в космопорте?---осведомился полицейский.
    Говорил он громко и без интонаций, и у братца Джона пошли мурашки по спине, словно он общался с человеком, у которого изъяли душу.
    --Ах да, я и забыл,---спохватился братец Джон.---Я так давно уже не общался с полицейскими. Обычно они стреляли в меня. Я должен был спросить, как добраться до космопорта, n'est ce pas*?
    ------------
    * Не так ли? (фр.)
    ------------
    --N'est ce pas?---повторил коп.---На каком языке вы говорите? Я свяжу вас с управлением.---Огромной кистью с серым чешуйчатым покрытием он уже взялся за микрофон, торчащий на голове сбоку.
    --На американском,---торопливо остановил его братец Джон.---Я хотел бы узнать, как отсюда попасть в космопорт Четвертого Июля?
    --По трубе, или у вас своя машина?---уточнил коп.
    Сунув руки в объемистые карманы рясы, братец Джон вывернул их.
    --Бреду посуху,---грустно сказал он.
    --Вы сказали, что говорите по-американски. Пожалуйста, говорите по-американски.
    --Я хочу сказать, что добираюсь до космопорта пешком,---сказал братец Джон.---Прогуливаюсь.
    На несколько секунд коп погрузился в молчание. Его металлическая физиономия была совершенно бесстрастной, но обладающему живым воображением братцу Джону показалось, будто по ней скользнуло и тут же исчезло изумленное выражение.
    --Я не могу проинформировать вас, как добраться до него пешком,---сказал коп.---Минутку. Я переадресую ваш вопрос управлению.
    --В этом нет необходимости,---перебил его братец Джон.
    Он уже предвидел долгие объяснения с управлением, когда придется растолковывать, почему он предпочитает идти пешком от города до столь отдаленного пункта. И возможно, ему потребуется ждать появления копа-человека, который станет разбираться с ним на месте.
    --Я могу до самого конца идти вдоль трубы,---сказал он, показывая на ряд высоких металлических стержней, каждый из которых поддерживал огромное металлическое кольцо.---Каким образом мне попасть к ближайшему входу в космопорт Четвертого Июля?---добавил он.
    На этот раз коп молчал две секунды. После чего сказал:
    --Вы не имеете в виду дату четвертого июля? Вы имеете в виду космопорт, именуемый "Четвертого Июля"? Верно?
    --Верно,---подтвердил братец Джон.
    --Городские службы рады услужить вам,---сказал коп.
    Братец Джон тут же отошел от него. От взгляда живых глаз на мертвом лице он испытывал смущение. Но не мог отделаться от мысли, в самом ли деле эти полицейские такие уж неподкупные. Ах, если бы с этим копом общался давний Джон Кэрмоди, все было бы по-другому! Вопросы задавал бы не смиренный брат-послушник ордена Святого Джейруса, а самый продувной жулик во всей вселенной, и уж он-то доподлинно выяснил бы, в самом ли деле существует такой коп, которого невозможно ни подкупить, ни обмануть, ни уломать.
    "Джон Кэрмоди,---сказал себе братец Джон,---ты еще очень далек от чистоты в мыслях. И страдать тебе неизбывно под грузом своих грехов. Да обережет тебя Господь! Не успел ты выйти за стены обители и едва столкнулся со внешним миром, как уже вспоминаешь прошлые деньки как доброе старое время. Ты же чудовище, Джон Кэрмоди, ужасающее чудовище, достойное подобающей кары. И нет в тебе ничего от раскаявшегося грешника, каковым ты себя представляешь".
    Он пошел вдоль линии. Наверху сквозь кольцо на шесте со свистом пролетела капсула трубопоезда и, остановившись в сотне ярдов от него, высадила пассажиров. Иметь бы ему деци-кредитку, в просторечии называемую "десси", которой можно было расплатиться за проезд. Будь у него хоть одна, он бы в два счета миновал те десять миль от городских ворот до космопорта, которые сейчас ему предстояло "брести посуху".
    --Джон,---со вздохом сказал он,---если бы твои мысли были горячими скакунами...---и хмыкнул, представив, как въезжает в этот город на коне.
    Вот бы поднялась паника! Люди толпами сбегались бы поглазеть на сие чудовище, которое видели раньше только в три-ди или в зоопарке! А потом зеваки, взывая к полицейским, в ужасе улепетывали бы, к нему спешили бы блюстители закона, и он... оказался бы в тюрьме. И его признали бы виновным в преступлении не только светского порядка, но и церковного. Смиренный брат-послушник, в котором не должно быть ничего, кроме смирения, гордо гарцует на лошади... или это лошадь гарцует? Виновен в нарушении общественного порядка, в призыве к мятежу и Бог знает, в чем еще.
    Кэрмоди снова вздохнул, продолжая путь. К счастью, подумал он, человек в состоянии одолеть это расстояние, если будет держаться узкой тропки, проложенной вдоль столбов. Не в пример прошлым временам, когда существовали улицы для людей, город превратился в лабиринт тесных двориков и высоких заборов, за которыми на маленьких полосках травы стояли одинокие семейные домики; основные помещения располагались под землей. А еще ниже помещались заводы, фабрики и конторы, в которых люди зарабатывали себе на жизнь. Если вообще это существование можно назвать жизнью.
    Он шел и шел, а над ним проносились горожане, восседавшие то в капсулах трубопровода, то в своих личных крылатых машинах (их можно было брать напрокат в своей компании). Как-то мимо него порхнула малиновка, и братец Джон сказал:
    --Ах, Джон, если бы ты верил в эту пагубную доктрину о переселении душ, то предпочел бы начать новое существование в виде птицы. Но, конечно, тебе это не суждено, так стоит ли жалеть о восторге крылатого полета? Это боль в ногах наводит на столь опасные мысли. Иди же, Джон, иди! Волочи свою усталую задницу.
    Он отшагал еще мили две, когда к своей радости увидел открытый вход в парк. Это был один из двух больших городских парков, в котором собирались обыватели, чтобы получить представление о внешнем мире. Здесь тянулись извилистые песчаные дорожки, груды валунов напоминали миниатюрные горы с пещерами; здесь высились деревья, населенные птицами и белками, и тянулись озерца с гусями, утками и лебедями, где порой на водной поверхности шла рябь от плещущихся рыб.
    По сравнению с геометрической точностью посадок, которые он только что покинул, парк казался сущим раем. Но увы! В этом раю не было змей, но он кишел Адамами и Евами с маленькими Каинами и Авелями, что валялись на травке, пили, орали, храпели, занимались любовью, ссорились, смеялись или сидели с мрачным видом.
    Поразившись, братец Джон остановился. Он так долго находился в стенах обители Девы Нашей Города Четвертого Июля, что и забыл, как выглядит скопище людей.
    Топчась на месте, он услышал звук, от которого все вокруг смолкли. Где-то пронзительно выла сирена пожарной машины.
    Повернувшись, он увидел, что от таверны на краю парка тянется дымок. И над верхушками деревьев, прорезая воздух, летела красная игла пожарной лестницы.
    Братец Джон кинулся в сторону таверны. Она была одной из немногих закусочных в городе на поверхности земли и напоминала бревенчатый салун периода ранней Америки. Здесь любители пикников могли вкушать "атмосферу", забывая об обширных, убийственно чистых и светлых кафетериях своих компаний, в которых обычно питались.
    Стоявший в дверях владелец "етова старова аризонского салуна" преградил вход братцу Джону.
    --Никаких грабежей!---заорал он.---Пришибу первого, кто попытается войти!---В здоровых мясистых лапищах он держал здоровенный тесак.
    Братец Джон остановился и, переводя дыхание, сказал:
    --Я не собираюсь вас грабить, друг мой. Я прибежал посмотреть, не могу ли чем-нибудь помочь.
    --Никакой помощи не нужно,---ответил владелец, продолжая угрожающе вздымать тесак.---Пару лет назад у меня тоже случился пожар, так вломилась толпа и до приезда полицейских утащила все, что только можно. И больше мне этого не надо.
    Братца Джона стали подталкивать сзади. Он оглянулся и обнаружил, что за его спиной сгрудилась толпа мужчин и женщин, которые подпихивали его. Не подлежало сомнению, что до появления полиции они намеревались ворваться внутрь, утащить все, на что удастся наложить руки, и разгромить таверну. Таким привычным образом, когда в городе что-то случалось, они выражали свое неприятие замкнутого образа жизни и бездушия представителей городских властей.
    Владелец надежно утвердился в дверном проеме и гаркнул:
    --Я расколю череп первым же мужчине или женщине, которые попробуют войти сюда! И да поможет мне Бог!
    Собравшиеся взревели от ярости и зарычали на человека, который осмелился не подпускать их к добыче. Выбрасывая этакие ложноножки, готовые к насилию, толпа двинулась вперед, и, подпираемый ею, братец Джон волей-неволей оказался во главе банды грабителей.
    К счастью, в этот момент на толпу упала тень подъехавшей пожарной машины, которая тут же обдала злоумышленников струей пены. Все подались назад, судорожно хватая ртами воздух, ибо пенная масса перекрыла доступ кислорода в дыхательные пути. Братец Джон сам чуть не задохнулся прежде, чем смог выбраться из груды пены, облепившей его с головы до ног.
    И тут же, истошно завывая сиреной, с неба свалился полицейский вертолет. Оттуда, блестя металлическими сочленениями ног и округлых грудных клеток, поблескивая живыми черными глазами, которые казались влажными на неподвижных танталовых лицах, высыпали копы и принялись окружать толпу. Их громовые голоса перекрывали всеобщий галдеж, и вскоре в парке воцарился порядок.
    Пожарные вошли в таверну и через десять минут покинули ее. Большая часть из них погрузилась в пожарную машину, а несколько человек остались убирать пену. Еще один полицейский выслушал рассказ владельца таверны и тоже ушел.
    Хозяином таверны был невысокий коренастый мужчина лет пятидесяти с густыми висячими черными усами. Раздувая их, он не менее пяти минут ругался по-американски, на лингво и на мексиканском диалекте. Затем стал закрывать двери заведения.
    Братец Джон, который остался понаблюдать, чем все кончится, поинтересовался:
    --Почему вы закрываетесь? Разве теперь у вас не все в порядке?
    На самом деле почему его не очень интересовало; главным образом, он надеялся как-то перекусить. Вот уже не менее получаса желудок урчал, как голодный пес.
    --Все,---ответил хозяин.---Но вышел из строя автошеф-повар и задымился---потому-то я и вызвал пожарных.
    --А вы сами не могли его отремонтировать?
    --Нет, потому что я подписал новый контракт с союзом электриков-ремонтников,---пробурчал усатый хозяин.---И мне не позволено ничего ремонтировать. А они теперь бастуют, требуя повышения зарплаты. Черт бы их побрал! Скорее прикрою бизнес, чем впредь стану иметь с ними дело. Или придется ждать, пока из Мехико не приедет мой брат Хуан. Он сам технарь-электронщик и знает, как запустить автошефа. Но он прибудет только на следующей неделе. И когда он появится, мы этим ублюдкам покажем.
    --Так уж получилось,---сглатывая слюну при мысли о яствах, кроющихся в этом заведении, улыбнулся братец Джон,---что, кроме всего прочего, я тоже специалист по электронике. И могу запустить вашего автошефа.
    Трактирщик уставился на него из-под густых бровей:
    --И что ты за это хочешь?
    --Хороший обед,---ответил братец Джон.---И денег на такси и трубопоезд, чтобы добраться до космопорта.
    Хозяин оглянулся.
    --А тебя не беспокоят неприятности с профсоюзом? Они свалятся нам на голову, как автобус, у которого отказал антиграв.
    Братец Джон задумался. Бурчание в животе уже было слышно невооруженным ухом.
    --Не хотелось бы, чтобы меня сочли скэбом. Но если ваш брат в самом деле через несколько дней отремонтирует устройство, не вижу ничего страшного в том, чтобы заблаговременно привести его в порядок. Кроме того, я проголодался.
    --О'кей,---сказал владелец.---Похороны за твой счет. Но должен предупредить тебя, что на кухне у меня имеется соглядатай. Наблюдатель.
    --Он может прибегнуть к насилию?---спросил братец Джон.
    Трактирщик извлек сигару изо рта и уставился на послушника:
    --Где ты был всю жизнь?
    --Я несколько лет отсутствовал на Земле,---объяснил братец Джон.---И все это время находился в достаточно уединенном заведении.
    Он не счел нужным уточнять, что весь первый год провел в госпитале Джонса Хопкинса, где после того, как сдался полиции, прошел курс реабилитационной терапии.
    Владелец пожал плечами и через обеденный зал провел братца Джона на кухню, где показал на большую картину на стене, "Утро на Антаресе II" работы Трюдо.
    --Выглядит совсем как картина,---сказал он.---Вот это и есть "наблюдатель". Телепередатчик. Профсоюз следит за мной из своей штаб-квартиры. Стоит им увидеть, что ты ремонтируешь шеф-повара, они решат, что их обдурили, и примчатся сюда, как волки.
    --Я не испытываю желания делать что-то незаконное или неэтичное,---сказал братец Джон.---Но что случится, если мы... то есть я... обесточу вашего "наблюдателя"?
    --Ничего не получится, разве что расколотить его,---мрачно произнес хозяин.---Подача энергии осуществляется дистанционно из помещения профсоюза.
    --А что, если его занавесить?---поинтересовался братец Джон.
    --В профсоюзной штаб-квартире тут же раздастся сигнал тревоги,---ответил хозяин таверны.---И один из этих копов-зомби тут же отволочет меня в каталажку. С моей стороны противозаконно тем или иным образом мешать "наблюдателю" глазеть, что у меня тут делается. Я даже обязан круглые сутки жечь свет на кухне. И что хуже всего, именно я обязан оплачивать счета за электричество, а не этот гребаный профсоюз.
    Сочное словцо не смутило братца Джона. Подобные выражения давно перестали считать вульгарными или неприличными; не имело никакого значения, выражался человек по-английски или прибегал к латинскому оригиналу, ссылка на телесные функции уже не воспринималась как оскорбление. Тем не менее культура двадцать третьего столетия имела другие табуизированные слова, и, пусти он их в ход, это могло бы оскорбить братца Джона.
    Послушник попросил плоскогубцы, кусачки, отвертку и изолирующую ленту и засунул голову в дыру, образовавшуюся после того, как пожарные сняли стенную панель. Трактирщик принялся нервно ходить взад и вперед, отчаянно дымя сигарой, словно индеец, который с помощью дыма костра умоляет, чтобы ему скорее прислали денег из дому.
    --Может, мне и не стоило подпускать тебя к этой работе,---сказал он.---Профсоюз натравит на нас банду своих головорезов. Может, они тут все разнесут. Может, потащат меня в суд. Ведь ты же не мой брат. Вот когда ремонтник является совладельцем заведения, они ничего не могут сделать.
    Братец Джон не отказался бы поесть перед началом работы. Желудок у него бурчал все громче, а кишечник был готов совершить грех каннибализма.
    --А почему бы вам не вызвать копов?---спросил он.---Они бы тут навели порядок.
    --Ненавижу этих зомби с металлическими задницами,---ответил владелец.---Как и любой порядочный человек. Поэтому никто не обращается к полицейским, пока совсем уж не подопрет. Люди начинают брать наведение порядка в свои руки, потому что терпеть не могут иметь дело с копами. Я уж лучше предпочту, чтобы мне все тут разгромили, и заплачу за ремонт, чем попрошу о помощи этих проклятых зомби.
    --Неподкупные и бесстрастные силы охраны закона всегда были недостижимым идеалом,---сказал братец Джон.---Наконец они у нас появились...
    --Не будь ты духовным лицом, я бы сказал, куда ты можешь засунуть свои слова,---возразил трактирщик.---Но вот что я хочу узнать. Почему вы, монахи, называете друг друга "братец", а не "брат"?
    --Потому что так выражался основатель нашего ордена, Святой Джейрус,---ответил братец Джон.---Он родился на планете Гаваики, которую колонизировала американская ветвь полинезийцев. А, вот оно в чем дело! Сгорел высоковольтный трансформатор. Повезло, что все на виду. Хотя о везении говорить рановато, если мы не сможем его сменить. У вас есть запасные части? Или, как я догадываюсь, их вам тоже поставляют ремонтники?
    Владелец ухмыльнулся.
    --Обычно так и бывает. Но брат позвонил мне и сказал, что именно надо закупить прежде, чем профсоюз узнает о его приезде. Понимаешь, как только они выяснят, что я использую его услуги, то потребуют от всех поставщиков ничего мне не продавать. О, какие ублюдки! Так или иначе, но они тебя придушат!
    --Что ж, так они обеспечивают себе средства к существованию,---сказал братец Джон.---На встрече труда и капитала обеим сторонам будет что сказать друг другу.
    --Черта с два!---рявкнул владелец, пережевывая сигару.---Кроме того, я не капитал. Я всего лишь владелец, которому приходится платить грабительские цены, чтобы моя электроника работала, вот и все.
    --Покажите, где у вас лежат запасные части,---попросил братец Джон. И осекся. В кухню донесся громкий стук в двери таверны.
    --Вот они и явились,---осклабившись, проговорил владелец трактира.---Но войти не смогут, потому что я запер двери. Или же им придется выламывать их.
    Он кинулся в комнатку за кухней. Братец Джон последовал за ним. Когда он нашел нужный трансформатор и вернулся на кухню, в дверь колотили со всей силы.
    --Вы собираетесь впустить их?---спросил братец Джон.
    --В противном случае они сорвут дверь с петель,---ответил владелец.---И я, черт побери, ничего не могу сделать. По закону, они имеют неоспоримое право проверять, чтобы никто, кроме хозяина, не имел дело с электронным оборудованием. И так же законно могут задержать любого, кто пытается это делать.
    --Права и свободы человека уменьшаются буквально на глазах,---сказал братец Джон.---Увы, это правда. Во всяком случае, на Земле. Поэтому все нонконформисты и свободолюбивые личности массами покидают Землю, перебираясь на окраинные планеты.---Нахмурившись, он погрузился в глубокую задумчивость и наконец пробормотал:---Может, именно потому меня и посылают на Вайлденвули... Хотя, похоже, я туда не доберусь.---Он повернулся к открытой панели.---Постарайтесь, не прибегая к насилию, задержать их как можно дольше. Может, до того, как они до меня доберутся, я успею покончить с ремонтом.
    Это занятие не заняло много времени, потому что клеммы трансформатора удалось без хлопот подключить к сети и к терминалу. Братец Джон засмеялся. Все оказалось так просто, что владелец, будь у него время разобраться в ситуации, без труда и сам справился бы с ремонтом. Но, подобно многим, он считал электронику загадочной и мудреной наукой, заниматься которой могут только специалисты. И хотя в ней действительно было немало сложностей, над которыми и опытный мастер поломал бы голову, эта явно не относилась к ним.
    Послушник наполовину вылез из проема в стене как раз в том момент, когда четверо ремонтников вталкивали хозяина в кухню. Они были в пурпурных комбинезонах и ярко-синих шапочках, а на груди и спине носили профессиональные эмблемы: зигзаг молнии, перекрещенный отверткой.
    Увидев братца Джона, они удивленно замерли: не подлежало сомнению, что его они не видели на экране монитора, а просто исполняли приказ явиться в таверну и остановить скэба.
    Вперед вышел главный, громила не менее шести футов и шести дюймов роста, с кустистыми бровями и тяжелой челюстью борца.
    --Не знаю, что ты здесь делаешь, брат,---сказал он.---Но лучше, чтобы причина у тебя оказалась убедительной.
    --Может, святой отец не знает, что творит?---добавил другой ремонтник, пониже ростом, но пошире в плечах.
    Главный резко повернулся к плечистому.
    --Он не святой отец!---рявкнул он.---Будь ты нашей веры, сам бы понял. Он монах, или послушник, или что-то в этом роде. Но не священник.
    --Я послушник ордена Святого Джейруса,---объяснил братец Джон.---И зовут меня братец Джон.
    --Что ж, братец Джон,---сказал великан.---Может, ты так долго сидел в одних стенах, погруженный в молитвы и размышления, что и не понял: ты поганый скэб, который лишает нас куска хлеба.
    --Я знал, что делаю,---ответил братец Джон.---Не возьмись я починить автошеф-повара, куска хлеба лишился бы вот этот человек...---он показал на владельца таверны.---Кроме того, много людей лишились бы возможности выбраться сюда из мрачных бездушных переполненных кафетериев.
    --Все эти капиталисты должны платить нам, сколько мы потребуем, а он пусть кормит столько едоков, сколько получится!---гаркнул вожак.
    --В таком случае,---сказал братец Джон,---у вас вечно будут причины для неприятностей.
    Вожак побагровел и сжал кулаки.
    --Позор вам,---сказал братец Джон.---Вы готовы наброситься и на единоверца, и на члена святого ордена к тому же. А вот этот человек,---показал он на широкоплечего,---хоть и другого вероисповедания, но готов проявить рассудительность.
    --Он один из поклонников этого проклятого Всеобщего Света,---буркнул главный.---Всегда готов влезть в чужую шкуру, пусть даже сам от этого пострадает.
    --Тем более вам должно быть стыдно,---сказал братец Джон.
    --Я сюда явился не для того, чтобы меня стыдили!---заорал великан.---А для того, чтобы вышвырнуть гнусного маленького скэба, напялившего на себя рясу! И тут уж, будь уверен, позориться придется тебе!
    --Так что же вы собираетесь делать?---осведомился братец Джон.
    Его колотило с головы до ног, но не из-за страха перед побоями, а потому, что он мог потерять самообладание и врезать по этой роже. То есть предать свои принципы. Не говоря уж о принципах ордена, к которому принадлежал. А что, если там услышат об этой истории? Что ему скажут, что с ним сделают?
    --Первым делом я собираюсь вышвырнуть тебя отсюда,---ответил громила.---А потом снять тот трансформатор, который ты только что поставил.
    --Не имеете права!---завопил хозяин.---Что сделано, то сделано!
    --Минутку,---остановил его братец Джон.---Не стоит так волноваться. Пусть снимают. Вы сможете сами поставить его обратно, и тут им уже ничего не сделать.
    Великан снова побагровел, и его глаза чуть не выкатились из орбит.
    --Черта с два он поставит!---рявкнул он.---Если "наблюдатель" засечет его за этим делом или даже при попытке, мы его так отделаем, что ему покажется, будто крыша города рухнула!
    --А вот на это прав вы уже не имеете,---усмехнулся хозяин.--Валяйте. Снимайте трансформатор. А я буду стоять рядом и смотреть, как вы это делаете, чтобы знать, как ставить его обратно.
    --Он прав,---сказал широкоплечий.---Поломка незначительная, и нам тут ничего не сделать.
    --Слышь, ты вообще на чьей стороне?---заорал предводитель.---Ты что, за скэбов?
    --Нет. Просто я хочу действовать по закону,---ответил широкоплечий.---Мы можем поставить людей надзирать за этим заведением.
    --У тебя что, крыша проехала?---осведомился старший.---Ты знаешь, что профсоюз пикетчиков так взвинтил почасовую оплату, что мы никого не сможем нанять? А своего народа, чтобы все время торчать тут, не хватает. Кроме того, проклятые пикетчики пробили закон, по которому стоять в пикетах имеют право только члены их профсоюза. С ума сойдешь с этой публикой!
    Расплывшись в улыбке, братец Джон покачал головой и сочувственно пощелкал языком.
    --Я вас предупреждаю!---заорал вожак, потрясая кулаком перед братцем Джоном и хозяином таверны.---Если вы снова отремонтируете шеф-повара, от этого заведения камня на камне не останется!
    И тут владелец, физиономия которого давно уже обрела пурпурный оттенок, кинулся на вожака и повалил его на пол. Они сцепились в яростной, пусть и не смертельной, схватке. Другой громила замахнулся дубинкой на братца Джона. Тот уклонился от удара и, не успев осознать, что к чему, отреагировал автоматически. Вскинув левую руку, он заблокировал нападение и, увидев, что противник открылся, с силой нанес удар правой прямой под ложечку.
    Его охватило яростное возбуждение. И еще не осознавая, что надо делать, он поступил так, как не должен был. Блистательный знаток карате, дзюдо, сабате, акранте и виспексвуна, ветеран сотен драк в барах и на улицах, он вступил в бой, как взбесившаяся львица, решившая, что ее котятам угрожает опасность. Рубящий удар ребром ладони по шее, тычок жесткими вытянутыми пальцами в мягкое подбрюшье, безжалостный апперкот пяткой в подбородок, коленом в пах, а локтем по горлу---и все, кроме вожака, вышли из боя. Следуя библейскому принципу "да вознаграждены будут все по достоинству", братец Джон оторвал его от хозяина и вывел из строя, основательно обработав ладонями, пальцами, коленями, ступнями и локтями. И великан рухнул, словно дерево под натиском тысячи дятлов.
    Хозяин с трудом поднялся на ноги и изумленно воззрился на братца Джона, который, опустившись на колени и закрыв глаза, молился.
    --В чем дело?---спросил он.---Ты пострадал?
    --Не физически,---ответил, вставая, братец Джон. Он сомневался, что в такой обстановке длинные молитвы могут принести пользу.---Я пострадал, потому что потерпел поражение.
    --Поражение?---переспросил хозяин, обводя взглядом бесчувственные тела, которые могли лишь издавать слабые стоны.---Кто-то из них успел удрать?
    --Нет,---сказал братец Джон.---Только лежать на полу должен был я, а не они. Я потерял самообладание и вместе с ним самоуважение. Я должен был позволить им поступить со мной, как заблагорассудится, и пальцем не шевельнуть в свою защиту.
    --Черт возьми!---заорал трактирщик.---Посмотри с другой стороны! Ты спас их, не дав возможности стать убийцами! Можешь поверить, им пришлось бы убить меня, чтобы добраться до трансформатора! Нет, ты оказал и им, и мне огромную услугу. Хотя и представить не могу, чем все кончится, когда они доберутся до своей штаб-квартиры. Расплата может стать чертовски серьезной.
    --Как обычно и бывает,---согласился братец Джон.---И что же вы собираетесь делать?
    --Не хочется и думать,---сказал хозяин.---Еще недавно зайти сюда мог любой. Но вот что я тебе скажу. Я выволоку эту шпану---и тут я рассчитываю на твою помощь---запру двери, а потом, хотя и подумать тошно, что придется иметь дело с этими железнопузыми, придется вызвать копов. Они могут установить тут полицейский пост, чтобы эти бандиты не взорвали или не разгромили заведение. Не могу не признать, что этих зомби ни запугать угрозами, ни надавить на них.
    Братец Джон помог хозяину вытащить незадачливых налетчиков на улицу. Едва они уложили всю четверку рядком на тротуаре и заперли двери, как услышали сирену полицейской машины.
    --Теперь я должен уходить,---сказал братец Джон.---Я не могу позволить, чтобы мое имя появилось в полицейских протоколах или в газетах. Мое начальство будет очень недовольно такой сомнительной известностью. Да и мне от нее пользы не будет,---добавил он, вспомнив себя до обращения к христианству. Не исключено, что его доставят обратно в больницу Джонса Хопкинса для дальнейшего наблюдения.
    --Но что я скажу копам?---взвыл хозяин.
    --Скажите правду,---посоветовал братец Джон.---Всегда говорите правду и только правду. Извините, что я так подвел вас. Мне еще многому надо учиться. И к тому же я все еще голоден,---сказал он, но хозяин вряд ли услышал последнюю фразу, ибо братец Джон, в своей бесформенной бурой рясе напоминающий испуганного медведя, со всех ног кинулся под укрытие деревьев парка.
    Влетев в рощицу, он остановился. Не потому, что собрался прикинуть план дальнейших действий, а потому, что, перескакивая через одеяло, разложенное для пикника, попал ногой в миску с картофельным салатом. И падая, угодил лицом в тарелку с икрой. Растерявшись, он так и остался лежать, смутно осознавая, что вокруг раздаются радостные вопли и взрывы смеха.
    Когда он наконец сумел сесть и оглядеться, то обнаружил, что находится в окружении шести подростков обоего пола. К счастью, они пребывали в хорошем настроении, ибо в противном случае, могли изуродовать или даже убить его. На них была униформа "вонючек", как называли их другие да и они сами,---свитера в черно-белую полоску с туго прилегающими к голове капюшонами; ноги "вонючек" были разрисованы вертикальными черно-белыми полосами. Девушки щеголяли угольно-черными тенями, а у парней под глазами красовались черные полукружия.
    --Колченогий первосвященник!---заорал кто-то из ребят, выкинув перед собой палец с красным ногтем.---Гляньте на его тряпье!
    --Сделаем ему "бум-бум",---сказала одна из девчонок и, склонившись к братцу Джону, потянула завязку свитера. Из узкого лифчика вывалились груди, на месте сосков были намалеваны глаза с розовыми зрачками и красными веками.
    Остальные, вопя от восторга, повалились на траву и стали кататься по земле.
    Братец Джон отвел глаза. Он слышал о таких фокусах, их любили откалывать испорченные девчонки: искусственные груди, которые выскакивали навстречу испуганному прохожему, как чертик из коробочки. Но он сомневался, было ли искусственным то, что предстало его глазам.
    Засунув свое имущество на место, девчонка улыбнулась братцу Джону, и тот увидел, что ее можно было бы назвать даже хорошенькой, если бы не столь дико размалеванная физиономия.
    --Чего ты такой вздрюченный?---спросила она.
    Братец Джон поднялся и, вытирая лицо носовым платком, извлеченным из кармана рясы, ответил:
    --Удираю от копов.
    Ничто иное не смогло бы вызвать у подростков столь внезапный прилив симпатии к нему.
    --Нажрался наркоты? А чего эти тряпки напялил? Так ты священник? Поскреби хоть его, хоть какого монаха, ничего святого не отскребешь.
    "Словно домой попал,---подумал братец Джон и тут же почувствовал отчаянное желание возразить.---Нет, ничего общего. Это мои братья и сестры, сыновья и дочери, пусть даже грешники, но не из моего дома. Я могу понять, как и почему они стали такими, но никогда не смогу быть такими, как они. Я не могу обдуманно причинить зло человеку".
    --Греби сюда,---сказала девчонка, что вывалила перед ним груди, настоящие или искусственные.---Сунем тебя в какую-нибудь дырку.
    Братец Джон истолковал эти слова как приглашение взять ее за руку, а она отведет его в какое-то убежище.
    --Пойду разнюхаю, чем пахнет,---сказал парень, который отличался от остальных высоким ростом и близко посаженными черными глазами.
    --Валяй, чеши,---согласилась девушка, давая понять, что согласна с ним.
    Покинув рощицу, они двинулись к другой, где им пришлось переступать через парочки в самых разных темпераментных позах, после чего, поднявшись по склону искусственного холма и пройдя под искусственным же водопадом, снова очутились среди деревьев. Время от времени братец Джон оглядывался. Полицейская стрекоза все еще висела в воздухе, но, по всей видимости, пока беглеца не засекла. Внезапно девчонка втащила послушника в густые заросли кустарника и села на землю. Парень втиснулся между ней и братцем Джоном и стал хлебать пиво из ведерка, которое тащил с собой.
    Девчонка протянула братцу Джону бутерброд, и послушник жадно вонзил зубы в угощение. Желудок у него заурчал, а рот наполнился слюной. Пока он ел, парень напился, и девчонка передала ведерко братцу Джону. Удовлетворенно припав к нему, тот сделал несколько больших глотков, но парень тут же вырвал у него сосуд.
    --Не гони волну,---сказал он, что можно было понимать как угодно.---Не будь свиньей.
    --Сам такой,---сказала девушка.---Так откуда чешешь?
    Братец Джон истолковал ее слова как желание узнать, откуда он взялся и куда направляется. Он рассказал, что является братом-послушником ордена Святого Джейруса, одним из тех, кто еще не принес последнего обета. Строго говоря, через неделю кончается срок его годового послушания, и если он решит покинуть обитель, то имеет на это право. Он даже не должен ставить в известность свое начальство.
    Он не стал говорить, что, по его мнению, приказ отправляться на Вайлденвули как раз к окончанию года послушания имел целью дать ему возможность решить, хочет ли он оставаться в рядах ордена Святого Джейруса.
    Он рассказал, что может посвятить себя священнослужению, но не уверен, стоит ли это делать,---возможно, ему лучше оставаться простым членом ордена. Да, конечно, на этой ступени придется заниматься грязными работами, но, с другой стороны, на нем не будет лежать тяжелый груз ответственности, который должны брать на себя священники.
    Кроме того, хотя на сей счет братец Джон не обмолвился ни словом, он не хотел сталкиваться с унижением в том случае, если ему откажут в намерении стать священнослужителем. Он и сам не был уверен, достоин ли этой чести.
    Наступило молчание, нарушаемое только звучными глотками парня, который присосался к ведерку. Братец Джон глянул в проем между кустами и увидел изгородь. Сразу же за ней располагалась полоска земли, что шла вдоль глубокого рва. На другой его стороне высилась груда камней, скрывавших вход в пещеру. По всей видимости, в ней находилось логово какого-то зверя, для которого устроили естественную среду обитания.
    Он попытался увидеть хозяина берлоги, но никого не заметил. Лишь увидел надпись на изгороди:
    {следующие пять строк по центру}
    "ГОРОВИЦ.
    Свирепая плотоядная гигантская птица с планеты Ферал.
    Обладает высоким интеллектом.
    Названа в честь первооткрывателя Александра Горовица.
    Просьба не дразнить. Район просматривается".
    Девушка протянула руку и погладила братца Джона по подбородку.
    --Колючий,---сказала она.
    Она повернулась к парню и ткнула его большим пальцем, явно давая понять, чтобы тот отваливал.
    --Почему бы кому-то не испариться?---сказала она.
    --Кто-то хочет стать трупом?---прищурившись, спросил парень.
    --Такого траха у меня еще не было,---расхохоталась девчонка, глядя на братца Джона голубыми глазками, выражение которых было так хорошо ему знакомо по давним временам.
    --Траха?--фыркнул парень, и тут братец Джон окончательно понял, что девчонка имела в виду.
    "Трах", вспомнил он, считалось исключительно вульгарным словом, обозначавшим действие, на упоминание о котором в прошлом накладывалось табу.
    --Трахалка хочет трахаться. А мы трахнем кого-то, если этот кто-то не поймет, что пора уносить ноги.---Он повернулся к братцу Джону:---Испарись, головожопый!
    Внезапно в руке девушки мелькнул нож, и острие уперлось парню в горло.
    --Я слышала, тут кто-то заикался о трупных пятнах,---проворковала она.
    --Из-за этого?---изумился парень, тыкая пальцем в сторону братца Джона.
    Девушка кивнула.
    --Ага, из-за этого. Никогда не трахалась с таким затраханным монахом, comprendo*? Так что испарись---и чем скорее, тем лучше. Ты же не хочешь увидеть на себе трупные пятна, а?
    --------
    * Понял? (исп.)
    ---------
    Перебирая за спиной руками, парень попытался отползти от нее. Но она продолжала надвигаться, не отводя от его горла ножа.
    В это мгновение взметнувшая рука братца Джона вышибла у нее нож. Все трое кинулись к оружию, столкнувшись головами. У братца Джона из глаз посыпались искры; когда он пришел в себя, парень держал его за горло, собираясь задушить. Братец Джон пресек попытку, ткнув парня железной пятерней в живот, тот выдохнул "Уф-ф!" и расслабил хватку. Девчонка, уже успевшая схватить нож, прыгнула на парня. Повернувшись, тот встретил ее ударом в челюсть, от которого она без сознания рухнула на землю. И не успел братец Джон приблизиться к нему, как тот схватил его за складки рясы и оторвал от земли. Далее братец Джон осознал, что переваливается через изгородь. Он шлепнулся о жесткую землю, перевернулся через голову, почувствовал, как мир вокруг завертелся, сообразил, что кувырком летит в ров, с силой врезался спиной в землю, а затем... услышал чей-то пронзительный голос:
    --Эй, Джон, эй, Джон! Вот он я, Джон!
    Придя в себя, он услышал тот же самый голос:
    --Эй, Джон! Вот он я!
    Братец Джон лежал плашмя на спине, вокруг него вздымались серые стенки рва, а высоко в небе висела крыша города, которая теперь потеряла свою прозрачность, позволявшую видеть синеву аризонского неба. За пределами купола спустилась ночь, а свод сиял как днем, отдавая с закатом всю накопленную энергию лучей солнца.
    Застонав, братец Джон попытался присесть, дабы убедиться, все ли кости целы. Но не смог даже пошевелиться.
    --Матерь Божья!---выдохнул он.---Я парализован! Спаси меня, Святой Джейрус!
    Но обездвижен он оказался не полностью и мог шевелить руками и ногами. Но грудь была словно придавлена к земле каким-то огромным весом.
    Он повернул голову и едва не потерял сознание от ужаса. Так вот что это был за вес, давивший на него. Огромная птица, куда крупнее человека...
    Она взгромоздилась на послушника, утвердив на груди гигантские когтистые лапы и пришпилив его к земле. Увидев, что человек открыл глаза, она подняла одну ногу, продолжая придерживать его другой.
    --Эй, Джон!---завопила она.---Вот он я, Джон!
    --Вот он ты,---сказал братец Джон.---Не хочешь ли отпустить меня?
    Он не ждал от своих слов никаких результатов, ибо было ясно, что огромная птица---если это существо вообще считалось птицей---всего лишь повторяло слова, как попугай.
    Он осторожно изменил положение рук, опасаясь обеспокоить горовица, что могло повлечь за собой неприятные последствия. Это существо могло в любой момент разорвать его на куски, пустив в ход ужасные трехпалые лапы или тяжелый, остроконечный, как у моа, клюв. Было ясно, что оно прыгнуло за ним в ров, но братец Джон не знал, с какой целью.
    Согнув руки в локтях, он пустил в ход предплечья и стал ощупывать грудь. Он пытался понять, что же такое лежит у него на груди; та была голой, потому что огромная птица, скорее всего, разодрала ему рясу.
    Его замутило. На груди у него лежало яйцо.
    Оно было небольшим, размером примерно с куриное. Братец Джон не мог представить, почему столь огромное существо откладывает такие крохотные яйца и с какой стати именно на него. Но так случилось, и никуда от этого не деться.
    Увидев, что рука человека коснулась яйца, горовиц протестующе завопил, и над лицом братца Джона навис огромный клюв. Послушник закрыл глаза, вдохнув зловонное дыхание плотоядного существа. Но клюв не коснулся его, и он снова открыл глаза. Клюв продолжал висеть в нескольких дюймах от его физиономии, готовый опуститься, если человек повредит яйцо.
    Братец Джон вознес более длинную, чем обычно, молитву и попытался прикинуть, как выпутаться из этой ситуации.
    И ничего не смог придумать. Попытка высвободиться силой была слишком рискованна, и он оказался в той редкой для себя ситуации, когда никого не мог уболтать. Повернув голову, он взглянул на край рва, откуда свалился, надеясь, что хоть какие-то посетители обратят на него внимание. Но там никого не оказалось. Братец Джон понял, в чем дело. Посетители парка скорее всего отправились домой на ужин или по делам, а вторая волна гуляющих еще не нахлынула. И, вполне возможно, что еще долго никто не появится. Не осмеливался он и звать на помощь из тех же опасений разозлить горовица.
    Оставалось лишь неподвижно лежать на спине и ждать, когда огромная птица соблаговолит отпустить его. Но, похоже, делать этого она не собиралась. В силу какой-то причины она спрыгнула в ров, чтобы отложить на человеке яйцо. И выпрыгнуть обратно не могла. А это означало, что близится время, когда она проголодается.
    --Кто мог подумать, что, когда я получал указание отправиться на Вайлденвули, мне уже суждено было погибнуть в городском зоопарке всего на полпути от города. Непостижимы пути твои, Господи,---пробормотал братец Джон.
    Он продолжал лежать, глядя в мерцающую крышу над головой, на огромный клюв и черные, с розоватыми белками, глаза птицы и время от времени посматривая на край рва в надежде, что кто-то пройдет мимо.
    По прошествии времени ему показалось, что место на груди, где лежало яйцо, начало зудеть. С каждой минутой зуд становился все сильнее, и он испытывал идиотское желание почесаться---идиотское потому, что это могло стоить ему жизни.
    --Матерь Божья,---сказал он,---если ты решила помучить меня, дабы перед смертью я вспомнил все свои грехи, считай, что добилась успеха. Или близка к нему, не уделяй я столько внимания зуду. Я с трудом вспоминаю мои самые непростительные грехи, ибо меня раздирает проклятое желание почесаться. Я не могу сопротивляться! Я должен!
    Тем не менее он не осмелился. Решиться---означало совершить самоубийство, то есть непростительный грех, поскольку в нем нельзя было покаяться, а это представлялось Кэрмоди немыслимым. Или, точнее, не немыслимым, ибо он таки думал об этом; наверное, правильнее было бы сказать---невозможным? Хотя это не имело значения. Если бы только он мог почесаться!
    Ему показалось, что прошло несколько часов, хотя на самом деле миновало не больше пятнадцати минут, и наконец зуд стих. Жизнь опять стала если не приятной, то по крайней мере терпимой.
    Как раз в эту минуту наверху возник парень, что скинул его в ров.
    --Пошевеливайся!---заорал он.---Я кину тебе веревку!
    Братец Джон наблюдал, как парень привязал один конец каната к изгороди, а другой скинул в ров. Интересно, он, наверное, думает, что можно ухватиться за канат и влезть наверх, совершенно не обращая внимания на огромную птицу. Он хотел было подозвать своего спасителя и сообщить, что не может даже сесть, но побоялся, что звук голоса разозлит существо.
    Однако ему не пришлось ничего предпринимать. Едва веревка коснулась дна, горовиц выпустил человека и кинулся к ней. Ухватившись за канат двумя небольшими верхними конечностями, он уперся ногами в стенку рва и полез наверх.
    --Эй!---вскочив, заорал братец Джон.---Сынок! Не позволяй ему вылезти отсюда! Он убьет тебя!
    Парень, застыв на месте, смотрел на горовица, ползущего по канату. Но едва только макушка существа показалась над краем рва, он очнулся и, подскочив поближе, изо всех сил треснул по клювастой голове. Издав вопль, птица выпустила канат и полетела на дно. Свалившись на землю, горовиц откатился на несколько футов и замер, вытаращив остекленевшие глаза.
    Братец Джон не стал медлить. Он подскочил к канату и, быстро перебирая руками, полез наверх. Но на полпути почувствовал, как канат натянулся, и, посмотрев вниз, увидел, что горовиц пришел в себя и, яростно кудахча, лезет следом.
    --Эй, Джон!---время от времени вскрикивал он.---Я здесь, Джон!
    Братец Джон подтянулся еще на несколько футов и, зависнув, лягнул украшенную хохолком голову. Удар оказался сильным---птица снова сорвалась и шлепнулась на землю, где, переводя дыхание, лежала так долго, что братец Джон успел подтянуть к себе канат.
    --Необходимо сообщить персоналу зоосада,---сказал он.---В противном случае бедное создание может умереть с голоду. Кроме того, мне кажется, оно является собственностью заведения.
    --Ты меня не колыхаешь,---ответил парень, и братец Джон истолковал эти слова как подтверждение тому, что выразился неясно.---Дум-дум---и на ком-то пошли трупные пятна.
    --Птица всего лишь действует в соответствии со своей природой,---сказал братец Джон.---Не в пример мне или тебе, она не обладает свободой воли.
    --Воли-неволи,---сказал парень.---Дай-ка набалдашник.
    --Ты хочешь взглянуть на яйцо?---спросил братец Джон.
    Он опустил голову и стал изучать странное яйцо. Когда он лез по канату, оно не упало, а напротив, держалось на коже, как приклеенное. Он попытался оторвать его от груди, но вслед за яйцом потянулась и складка кожи.
    --Чем дальше, тем интереснее,---сказал братец Джон.---Может, откладывая яйцо, птица выделила какой-то клейкий секрет. Но чего ради?
    И тут он вспомнил, что не поблагодарил своего спасителя.
    -- Большое спасибо за помощь,---промолвил он.---Хотя должен признать, что удивлен... прости, что упоминаю об этом... ибо ты меня и скинул туда.
    --Соскочил со сковородки,---ответил парень, имея в виду, что перестал соображать.---Как съехал на трах, так и слетел с катушек. Она совсем сдвинулась на трахании. Пришлось пройтись ей по клавишам.
    --Выбил ей зубы?---догадался братец Джон.
    --И списал ее,---уточнил парень.---Сказал ей: "Испарись!" Да она меня сколько раз доводила до ручки.
    --То есть ты велел девушке оставить тебя в покое, потому что из-за нее ты постоянно попадаешь в неприятности?
    --Оно. Кого-то охладил, и меня начнут поджаривать.
    --То есть, если ты кого-то убил, то тебя пошлют в заведение, где займутся корректировкой твоей личности? Возможно. Однако тот факт, что ты пришел ко мне на помощь, свидетельствует о том, что еще не все потеряно. Я хотел бы как-то помочь тебе, но пока мне нечего предложить.---Внезапно он начал яростно чесаться, продолжая:---Разве что кроме долбаных вшей, которыми эта птичка наградила меня. Могу я для тебя что-нибудь сделать?
    Парень безнадежно пожал плечами.
    --Что в лоб, что по лбу... На Вайлденвули отправляешься?
    Братец Джон кивнул. Парень посмотрел на рдеющий купол неба над головой.
    --Ну, пока. Здесь, в этой муравьиной куче только и остается, что лечь-встать. Там, в глубоком космосе, те же болваны, но все же немного другие.
    --Да, если с Земли ты переберешься на приграничную планету, то станешь совершенно другим человеком,---сказал братец Джон.---К тому же получишь возможность освоить американский язык. Да благословит тебя Бог, мальчик мой. Я должен идти. А если тебя сподобит оказаться на Вайлденвули раньше меня, расскажи там, что я прилагаю все силы, дабы оказаться на месте. Матерь Богородица, братец Фрэнсис сказал, что надо пройти всего лишь несколько миль!
    Он двинулся в путь. За его спиной раздался хриплый вопль:
    --Эй, Джон! Я здесь, Джон! Твой старый приятель, Джон!
    Передернувшись, братец Джон осенил себя крестным знамением и ускорил шаги. Но чудовища во рву он так и не мог забыть. Паразиты, которые теперь копошились под рясой, старательно вгрызаясь в кожу, не позволяли выкинуть его из памяти. Не говоря уж о яйце, примостившемся на груди.
    Сочетание того и другого навело послушника на мысль, что неплохо бы найти уединенное место на берегу водоема и искупаться. Он испытывал надежду, что таким образом сможет избавиться от блох и растворить клейкий состав, который надежно держал яйцо на груди. Но отыскать место, где бы его никто не увидел, оказалось не так легко. Новая партия отдыхающих уже заполнила парк и нежилась на песчаных пляжах или купалась. Братец Джон старательно отводил глаза от обнаженных фигур. Но было просто невозможно не обращать внимания на женщин, которые лежали поодаль или проходили мимо. И он оставил свои старания.
    Ведь до того как вступить в ряды ордена Святого Джейруса, он вдоволь нагляделся на обнаженных женщин на пляже и дома. И все страстные призывы Церкви, как и в предыдущие столетия, не могли заставить верующих отказаться от укоренившихся привычек окунаться в воду в более чем откровенных купальных костюмах. Церковь давно перестала выражать протесты по поводу нудистских купаний и возражала лишь против появления голых на улицах. Хотя невозможно предсказать, какой политики она станет придерживаться лет через двадцать. Случалось, что голый человек показывался на улице или в магазине, где его арестовывали за непозволительную обнаженность, точно так же, как женщин в шортах или купальниках, застигнутых вне пляжа, арестовывали в начале... кажется, двадцатого столетия? Миряне могли позволить себе обнажаться в местах публичного купания---но только не священнослужители. В сущности, им даже запрещалось находиться в таких местах. И братец Джон одним пребыванием здесь презрел обеты своего ордена, не говоря уж о Церкви в целом.
    Но порой неожиданное развитие событий требовало нарушения правил, а блохи так свирепо грызли его, что он испытывал настоятельную потребность как можно скорее избавиться от них прежде, чем станет являть собой постыдное зрелище.
    Братец Джон обогнул чуть ли не всю лагуну и наконец нашел то, что искал: высокий береговой откос, со всех сторон заплетенный кустами. Продираясь сквозь заросли, он чуть было не наступил на парочку, которая, должно быть, не сомневалась, что пребывает в блаженном одиночестве в садах Эдема. Миновав их, он стал ввинчиваться в гущу зарослей, покуда пара окончательно не исчезла из виду, но ему еще долго не давали покоя раздававшиеся из-за спины звуки.
    Торопливо стянув рясу, Кэрмоди прыгнул с песчаного откоса в воду. Окунувшись в прохладные струи, он было поежился, но через мгновение почувствовал себя довольно комфортабельно и, вспомнив басню, как лиса избавлялась от блох, начал медленно погружаться в воду. Он надеялся, что насекомые вскарабкаются на макушку и, когда он окунется с головой, наконец исчезнут.
    Он набрал в грудь воздуха и, опустив голову под воду, досчитал до ста восьмидесяти. Вынырнув, он не увидел, как предполагал, флотилию блох, отплывающих от пристани его носа. И все-таки они куда-то делись, поскольку больше его не мучили.
    Затем, посчитав, что вода уже размягчила клей, он попытался избавиться от яйца. Но безуспешно.
    --Не хватало еще, чтобы оно приросло ко мне,---пробормотал он и, побледнев, вытаращил глаза:---Спаси меня, Святой Джейрус! Вроде так оно и есть!
    Он с трудом подавил приступ паники и постарался обрести если не спокойствие, то по крайней мере логичность. Может, у яйцекладущих горовицев те же привычки, что и у ос. Наверное, они привыкли откладывать яйца на трупы и даже на живые существа. А яйцо способно выпускать тонкие отростки, которые проникают в кроветок восприемника. С их помощью яйцо получает питание, необходимое для роста и формирования эмбриона. Горовицы, по всей видимости, сделали шаг в эволюции по сравнению с существами, у которых эмбрион питается через плаценту, суть которого состоит в том, что эмбрион развивается вне тела восприемника, а не внутри его.
    Но братцу Джону как-то не хотелось вникать в биологические и зоологические тонкости. Эта штука, приросшая к его телу, была дьявольской пиявкой, которая сосала из него кровь.
    Хотя положение, может, и не носит фатального характера. Если он раздавит яйцо, щупальца скорее всего оставят его его в покое.
    Но необходимо было принимать во внимание и этический аспект. Яйцо не являлось его собственностью, которой он мог распоряжаться, как заблагорассудится. Оно принадлежало зоосаду.
    Братец Джон подавил желание вырвать из своего тела окровавленные щупальца и забросить их как можно дальше. Он должен вернуть яйцо властям зоопарка. Пусть даже это займет много времени, пока он изложит долгую и запутанную историю, как оказался в таком положении и каким образом к его телу приросло яйцо.
    Он выкарабкался на берег и растерянно застыл на месте. Его ряса исчезла. По щекам у него потекли слезы.
    --Все хуже и хуже!---простонал он.---Каждый шаг к Вайлденвули отбрасывает меня на два шага назад! Как мне выпутаться из этой неразберихи?
    Братец Джон возвел глаза к небесам. Но таковых не было, над головой мерцал купол рукотворной крыши. Он видел свет, но не откровение.
    Ему припомнился девиз ордена Святого Джейруса: "Поступай, как поступил бы он".
    --Да, но он никогда не находился в таком положении!---сказал вслух братец Джон.
    И все же, размышляя о жизни Святого Джейруса, он пришел к выводу, что тот всегда выбирал меньшее из двух зол, хотя такой подход, случалось, мог привести к злу и большему, чем отвергнутое. В таком случае, имея возможность выбирать, святой предпочитал большее зло.
    "Джон,---сказал он про себя,---ты не философ. Ты человек действия, хотя порой некому дать тебе дельный совет, как поступать. Ты вечно не умел выпутываться из неприятностей. Поэтому и вляпался в очередную передрягу. Но ты всегда полагался на мудрость своих чувств, которые и спасали тебя. Так что действуй!"
    Первым делом необходимо было одеться. Обыскивая пляж в поисках того, кто стащил облачение, братец Джон еще мог себе позволить оставаться голым, но сомневался, что вор или шутник станет дожидаться его с доказательствами своих действий в руках. Ему нечем было даже прикрыть яйцо на груди. Следовательно, пока он не решит эту задачу, все будут откровенно глазеть на него, что может повлечь за собой очередные неприятности. Если он удалится от пляжа, могут вызвать копов, и он окажется за решеткой. И ему придется многословно объяснять, что случилось,---и не только светским властям, но и своему начальству.
    Нет. Он обязан разыскать одежду. Затем необходимо раздобыть денег, чтобы позвонить руководству зоосада и избавиться от яйца. Далее каким-то образом нужно разжиться средствами на билет до Вайлденвули.
    Братец Джон снова осторожно забрался в заросли кустарников. Пара лежала на прежнем месте, предавшись сну в объятиях друг друга. Беззвучно пробормотав: "Лишь в долг. При встрече верну"---он дотянулся до кустов с развешанной мужской одеждой и стянул ее. Затем вернулся на берег и оделся.
    Его поступок вызывал отвращение в силу нескольких причин. Во-первых, он предоставил полиции еще один повод искать его. Во-вторых, когда мужчина откроет глаза, то окажется в том же самом двусмысленном положении, в котором только что пребывал братец Джон, хотя, конечно, он сможет послать женщину за какой-нибудь одеждой. В-третьих, широкий килт, который он натянул на себя, был украшен кричащими горчично-желтыми кругами с розовыми точками, что само по себе являлось преступлением против хорошего вкуса, не говоря уж о том, что, в-четвертых, килт был грязным и зловонным. И в-пятых, пластрон, которым послушник прикрыл грудь, был ядовито-синего цвета с блестками.
    --Омерзительный вкус,---передернувшись, сказал братец Джон. Его беспокоило, что он превратился в довольно забавную фигуру.---Но это лучше, чем носить всем на обозрение болтающееся на груди яйцо,---добавил он и через парк направился в сторону города.
    Он предполагал зайти в будку таксофона и отыскать адрес директора зоопарка. После чего отправиться к нему домой и рассказать о яйце. А дальше, сказал он себе, остается полагаться на Господа Бога и на смекалку (?) братца Джона. Кроме того, каким-то образом необходимо вернуть владельцу похищенную (одолженную) одежду вкупе с какой-нибудь компенсацией.
    Братец Джон неторопливо добрался до границы парка. Теперь он уже не оглядывался на белокожие тела и на расписанные разными цветами ноги пляжной публики. Его охватило давно забытое ощущение знобящего страха и возбуждения, что в любой момент может раздаться крик "Держи вора!" И ему придется со всех ног удирать от преследователей.
    Хотя такой исход вряд ли возможен. Уж очень крепко спал тот тип.
    --Держи вора!---заорал кто-то.
    Братец Джон автоматически ускорил шаг, но в бегство все же не обратился. А вместо этого драматическим жестом показал пальцем на человека, который по счастливому совпадению отпрыгнул от своего соседа.
    --Держите его!---завопил он.
    И толпа, миновав его, кинулась за несчастным, который со всех ног улепетывал от преследователей. К несчастью, люди, кинувшиеся за тем, на кого указал братец Джон, столкнулась с компанией, бежавшей за братцем Джоном, который щеголял в украденной одежде. Кто-то кого-то толкнул, и через пару секунд в этой части парка началась свалка. Раздались полицейские свистки, несколько человек навалились на копов, и металлические стражники порядка исчезли под грудой тел. Братец Джон решил, что сейчас самое время уносить ноги.
    Добравшись до опушки парка, он побежал по узкой улочке между заборами, за которыми тянулись небольшие дворики частных домов. Эти проходы образовывали настоящий лабиринт, где было очень легко оторваться от любого преследования. Но к месту потасовки в парке уже спешил полицейский вертолет, и братцу Джону пришлось, подтянув животик, как дворовому коту, перевалиться через забор. Легко приземлившись, он прижался к ограде, чтобы его не заметили с воздуха.
    Мимо забора пронесся и исчез в отдалении топот ног преследователей. Беглец расплылся в улыбке, но та замерла у него на губах, когда из-за спины раздалось грозное низкое рычанье.
    Братец Джон медленно повернул голову. Он оказался во дворе типичного домика. Забор огораживал небольшой клочок травы, в центре которого тянулась крытая веранда. На ней стояли стол, несколько стульев и шезлонг; здесь же находился вход в подземные помещения дома. Поблизости не было видно ни одного человека, и пес явно чувствовал себя тут хозяином. Это был огромный доберман-пинчер, готовый кинуться на незнакомца.
    Братец Джон так стремительно перемахнул обратно через забор, что собака лишь клацнула челюстями у подола его килта, и бросился бежать со всех ног.
    Промчавшись ярдов сто, он оглянулся и, убедившись, что пес не перепрыгнул через ограду и не преследует его, сменил аллюр на быстрый шаг. Завидев впереди будку таксофона, он устремился к ней, но едва взялся за дверь, как какой-то человек ухватил его за локоть.
    --Не поговорить ли нам?---сказал он.---Могу решить все твои проблемы, и очень выгодно.
    Братец Джон уставился на него. Человечек с крысиной мордочкой был невысок и худ. Ноги его были исчерчены на манер столбов у парикмахерских красно-белыми полосками, на пластроне виднелась россыпь фальшивых алмазов, голову украшала треуголка с пышным плюмажем. Этого было достаточно, дабы понять, что он выходец из низших классов; в носовой перегородке торчала пластмассовая имитация кости, свидетельствующая о том, что перед Кэрмоди мелкий жулик.
    --Имею информацию,---сказал он, склоняя тем временем голову набок, как воробей, опасающийся, не подкрадывается ли кошка.---Слышал, как быстро ты обернулся, когда у тебя свистнули облачение. Слышал и о яйце. Вот о нем и хотел бы потрепаться. Значица, так: ты продаешь мне яйцо, а я перепродаю его богатому отродью на Фениксе. Они все сдвинутые, слышал, небось? Жрут только редкие деликатесы и гоняют за ними свои ракеты. Давно ищут не вино, а хорошие яйца горовицев. Усек?
    --Усек,---ответил братец Джон.---Ты хочешь сказать, что богатые люди на Фениксе платят хорошие деньги за редкие деликатесы, как древние китайцы платили за так называемые "тысячелетние" яйца?
    --Сечешь. Знаю, тебе нужен билетик до Вайлденвули. Могу подкинуть.
    --Я испытываю искушение, приятель,---сказал братец Джон.---Ты мог бы разрешить мои временные трудности.
    --Да? Договорились. Только штука в том, что тебе самому надо смотаться на Феникс. Там яйцо срежут, всего-то делов. Так оно и не протухнет---не то что срезать с трупа.
    --Приятель, ты меня искушаешь,---вздохнул братец Джон.---Но к счастью, я вспомнил, что, связавшись с тобой, опять попаду в переделку. Кроме того, яйцо, которое так уютно устроилось у меня на груди, не является моей собственностью. Оно принадлежит зоосаду.
    Человечек прищурился.
    --Кончай трепаться. Тебе все равно никуда не деться.
    Он извлек из кармана просторного килта свисток и дунул в него. Никаких звуков не послышалось, но из-за угла харчевни появились три человека, вооруженных воздушными пистолетами, острия стрел которых были смазаны парализующим составом.
    Братец Джон взвился, как атакующая гремучая змея. "Крысиная мордочка" пискнула от страха и торопливо сунула руку в карман. Но братец Джон оглушительной оплеухой вышиб из человечка дух и загородился его телом. Две стрелы с чмоканьем воткнулись в обмякшую фигуру. Братец Джон, держа перед собой человечка, рванулся к стрелкам. Еще одна стрела чмокнула, поразив живой щит,---и послушник сцепился с бандитами. Или они с ним: в этой свалке трудно было разобраться; то он валял их, то они его. Шипели воздушные пистолеты, впустую тратя заряды; кто-то из нападавших вскрикнул, когда стрела поразила его; другой сложился вдвое, получив безжалостный тычок железными пальцами под ложечку. И тут на голову братца Джона обрушилась рукоятка оружия.
    Россыпь звезд... и темнота.
    Придя в себя, он обнаружил, что лежит на кровати в некоей странной комнате. И сверху вниз на него смотрит некий странный человек.
    --Я протестую против сознательного унижения человеческой личности,---сказал братец Джон.---Если вы думаете, что вам это сойдет с рук, то глубоко ошибаетесь. В свое время я был известен под именем Джона Кэрмоди, единственного человека, который обставил знаменитого детектива Леопарди. Я найду вас и... и передам в руки властей,---смиренно закончил он.
    --Я не тот, за кого вы меня принимаете, братец Джон,---улыбнулся человек.---Жулики, которые пытались обобрать вас, были схвачены полицейскими сразу же после того, как вы потеряли сознание. Им сделали инъекции, и они во всем сознались. Ввели препарат и вам. И теперь нам известна ваша история. Самая удивительная из всех, которые мне доводилось слышать.
    Братец Джон сел и почувствовал приступ головокружения.
    --Ни о чем не беспокойтесь,---сказал его собеседник.---Разрешите представиться. Я Джон Ричардс, директор зоологического сада.
    Братец Джон прикоснулся к груди. Яйцо было на месте.
    --Минутку,---сказал он.---Горовиц, как попугай, имеет способность к звукоподражанию. И вы, наверное, научили его обращаться к вам по имени? Джон. Усекли? То есть я прав?
    --Правы,---согласился Джон Ричардс.---И если это улучшит ваше состояние, скажу, что берусь разрешить все ваши проблемы.
    --В последний раз, когда я слышал эти слова, меня едва не похитили,---напомнил братец Джон. И улыбнулся.---Хорошо. Но каким образом вы собираетесь мне помочь?
    --Достаточно просто. Мы давно ждали, когда горовиц соберется снести яйцо, и даже подготовили животное на роль восприемника. Ваше появление расстроило наши планы. Но это не значит, что все пошло прахом. Если бы вы согласились подписать контракт и отправиться на Ферал, родную планету горовицев, а там позволили бы изучать вас до полного созревания яйца, в таком случае...
    --Вы вселяете в меня надежду, мистер Ричардс. Но что-то в вашем предложении мне не нравится. Каковы условия данного контракта? И главное, сколько времени это путешествие потребует?
    --Мы, группа изучения Ферала, хотим, чтобы вы отправились на Ферал и жили бы там под видом горовица, пока...
    --Под видом горовица? Как? Они же убьют меня!
    --Ни в коем случае. Они не убивают животное-восприемника, пока... м-м-м... пока птенец не появится на свет. А как раз в тот момент мы и подключимся. Вы все время будете находиться под пристальным наблюдением. Не хочу обманывать вас, уверяя, что данное предприятие совершенно безопасно. Но если вы согласитесь, то окажете науке огромную услугу. Вы можете представить нам детальный, а, главное, личностный рассказ о таких подробностях, которые мы никак не можем уловить при дистанционном наблюдении с помощью оптики. А по истечении срока контракта, братец Джон, мы обязуемся немедленно доставить вас на Вайлденвули. Вместе с существенным пожертвованием отделению вашего ордена там.
    --Когда я могу попасть на Вайлденвули?
    --Примерно через четыре месяца.
    Братец Джон прикрыл глаза. Ричардс не мог понять, молится он или думает. Скорее всего, решил он, и то и другое.
    Братец Джон открыл глаза и улыбнулся.
    --На Земле мне пришлось бы вкалывать два года, чтобы оплатить проезд. Можно было бы выкрутиться как-то по-другому, но в данный момент мне даже не хочется об этом думать. В силу столь странного развития событий я склонен считать, что меня привело в ров, а потом---к вам. Во всяком случае мне хочется так думать.
    Я проведу на Ферале четыре месяца. Самый верный путь не всегда самый прямой. За удачей приходится бегать по кругу.
    Братец Джон сидел в зале ожидания космопорта, размышляя и благодаря Господа за то, что свободно ниспадающее облачение ордена позволяет надежно скрыть яйцо. Через несколько минут колокол возвестит, что пора подниматься на борт "Гончей".
    Подошедший человек поставил на пол свой походный саквояж и сел рядом. То и дело поглядывая на братца Джона, он явно мялся. Поймав его взгляд, послушник улыбнулся, но ничего не сказал. Он уже усвоил, что молчание---золото. Наконец человек не выдержал:
    --Отправляетесь на окраину, отче?
    --Зовите меня братцем,---сказал братец Джон.---Я не священник, а простой брат-послушник. Да, я держу путь в пограничье. На Вайлденвули.
    --На Вайлденвули? И я тоже! Слава Богу, наконец-то покину Землю! До чего унылое, ограниченное место! Тут не происходит ровно ничего волнующего. День за днем все то же: туда-сюда, вверх-вниз. Значит, вы на Вайлденвули! Вот место для свободолюбивого искателя приключений с красной кровью в жилах! Стоит там пройти несколько миль, и на вас свалится столько приключений, сколько вы за всю жизнь не встретите на этом сером шарике.
    --Воистину,---промолвил братец Джон.
    Глянув на него, человек отодвинулся. Он так и не смог понять, почему братец Джон побагровел и сделал рукой такое движение, словно хотел кому-то врезать в челюсть.
Top.Mail.Ru