Скачать fb2
Стать богом

Стать богом


Фаенко Павел Стать богом

    Павел Фаенко
    СТАТЬ БОГОМ
    Звонок будильника автоматной очередью разорвал ночную тишину.
    Пол Клайд с большим трудом открыл глаза и долго всматривался в темноту, вспоминая приснившийся кошмар Каждую ночь этот сон приходил снова, принося с собой нестерпимую боль утраты, и он просыпался в холодном поту под визг колес и оглушительный грохот металла.
    Четыре долгих месяца лечения у психотерапевта не дали никаких результатов, и Пол уже смирился с мыслью, что этот кошмар стал неотъемлемой частью его жизни. Он махнул на все рукой и старался в течение дня не думать о том, что неизбежно произойдет следующей ночью ..
    Будильник на столике возле кровати показывал только шесть часов утра, но жизнь за пределами дома уже кипела вовсю. В натянутую на открытое окно сетку назойливо лезли голодные москиты и где-то в лесу раздавались пронзительные крики проснувшихся птиц, заглушавшие тихий шелест кондиционера.
    Накинув на тело халат и засунув ноги в тапочки. Клайд поплелся в ванную. Из зеркала на него глянуло сильно осунувшееся лицо с большими темными кругами и узкими щелками слипавшихся от бессонной ночи глаз.
    Приняв прохладный душ, он не спеша побрился и отправился на кухню готовить яичницу с ветчиной - свой обычный утренний завтрак. Сварив чашечку крепкого кофе, он быстро проглотил все это с парой сэндвичей и, надев военную форму, вышел на улицу.
    Стояла сильная жара и зыбкие озера-миражи заполняли мелкие неровности бетонной дороги. После прохладной атмосферы дома духота навалилась на Пола обжигающей тяжестью, вызывая струйки пота под рубашкой. Это изматывающее пекло, которое не прекращалось даже с приходом ночи, доводило человека в буквальном смысле до кипения. Что касается Клайда, то он уже давно перестал обращать внимание на погоду, какой бы несносной она ни была.
    Захлопнув дверцу джипа, он резко сорвался с места, разбросав песок из-под колес, и через десять минут выехал на скоростное шоссе.
    До военной авиабазы было чуть более часа езды. Устроившись в кресле поудобнее. Пол включил магнитофон, и бархатный голос Криса Ри заполнил весь салон автомобиля.
    Унылое серое шоссе убегало вдаль по обе стороны джипа, превращаясь в густые непролазные заросли на обочине дороги. Движение в этот утренний час было очень оживленным, и Клайду приходилось то и дело обгонять неторопливо идущие машины. Лирическая музыка расслабляла его тело и разум и уводила за собой в чудесную страну, полную самых невероятных воспоминаний. .
    Внезапно ночной кошмар вернулся, сдавив голову в тисках Адская боль и отвратительный скрежет металла навалились со всех сторон, а кровавые пятна в глазах заслонили дорогу. На какое-то мгновенье Клайд потерял контроль над собой и едва не врезался в мчавшийся перед ним белый "кадиллак"
    Пол всей душой ненавидел "кадиллаки" и больше всего - белые. Ему казалось, что эта машина - американский символ роскоши и комфорта - будет постоянно напоминать ему о случившейся трагедии.
    Нажав на педаль тормоза так, что пронзительный визг колес заглушил громко звучавшую музыку, он рванул руль влево и выехал на соседнюю полосу. Выключив магнитофон, он сбросил скорость и полностью сосредоточился на управлении машиной.
    "Не хватало еще устроить аварию! - подумал он. - Интересно, а как бы прореагировало начальство, что пилот-испытатель самого совершенного в мире истребителя попал в автокатастрофу на скоростном шоссе и разбил чужую дорогостоящую машину?"
    Клайд точно знал, что второго промаха ему не простят, так же как знал, что никогда в жизни он не простит себе первого...
    База Военно-воздушных сил США в Бразилии, на которой он служил последние пять месяцев, проводила испытание новой модели истребителя-невидимки "Стелс". Очередное задание - полет в джунглях на малых высотах - требовало от летчиков наивысшего мастерства и хладнокровия.
    И Пол был крайне удивлен, когда узнал, что выбор командования снова пал на него...
    * * *
    Клайд сидел в глубоком кожаном кресле напротив стола командира базы, а полковник Гордон расхаживал вокруг него с видом школьного учителя, который застукал провинившегося мальчишку на месте преступления.
    - Пол! (Способность Гордона обращаться к подчиненным по имени, а не по званию, устраивала в части практически всех, кроме высшего командования.) Я знаю, что тебе не нравится эта машина, но ты мой лучший пилот, и я в тебя верю - именно поэтому ты все еще служишь на моей базе...
    Последняя фраза должна была напомнить Клайду о недавних событиях и была сказана специально для того, чтобы поставить зарвавшегося пилота на место. Полковник любил манипулировать людьми, а из всех вариантов предпочитал метод "кнута и пряника".
    - Я читал отчеты всех наших пилотов, но только в твоем докладе столкнулся с возникшими проблемами...
    Последовала длительная пауза. Описав по комнате круг и не дождавшись ответа, Гордон продолжил:
    - Если мне не изменяет память, до сегодняшнего дня я не отдавал приказа об испытании нового "Стелс" на максимальных скоростях.
    - Да, сэр!
    Пол уже давно понял, куда метит полковник, но, как и подобает в таких случаях, сидел с каменным лицом.
    - Да, сэр? Парень, ты даже не представляешь, в какое дерьмо ты вляпался! - Гордон наклонился над Клайдом, так что эти слова вылетали ему прямо в лицо, - Мы испытываем новейший самолет-призрак, а тебе вдруг вздумалось погонять на нем как на собственном джипе!
    Высказав эту остроумную с его точки зрения мысль, он выпрямился и снова зашагал по кабинету, вдыхая полной грудью и стараясь успокоиться. Возраст уже давал о себе знать - малейшая нервозность оборачивалась одышкой и сердцебиением
    - Ты же знаешь, что все испытания "Стелс" проводятся под строгим контролем этих "заумных очкариков" и что еще хуже - фиксируются компьютерами и спутниками с орбиты... После этого случая я получил письменный приказ о твоем снятии с должности. Ты уже пять дней был бы штатским, если бы не последний телефонный звонок из Вашингтона!
    Полковник придал своему лицу таинственное выражение и вновь выдержал длинную театральную паузу.
    - Мне приказано оставить тебя на базе и более того - тебе поручается довести испытания до конца... Что-то не вижу особой радости в твоих глазах! - проворчал он. - Черт с тобой! Только учти: во-первых, этого разговора никогда не было и, во-вторых - если, не дай бог, что-то случится с самолетом, они будут вынуждены отправить проект на доработку, а твоя карьера на этом закончится .. Ну что ты развалился, как прихожанин на проповеди, ты уже давно должен быть в воздухе!
    * * *
    Знакомое ощущение "размазывания по кабине" после набора истребителем высоты сменилось приятной легкостью. Белый туман редких облаков постепенно развеялся и остался под крыльями в виде клочков ваты, разбросанных по джунглям чьей-то небрежной рукой.
    Пол произвел необходимые манипуляции на приборной панели и, переключив самолет в режим автопилота, позволил себе на минуту расслабиться...
    "Сейчас бы еще Криса Ри послушать", - подумал он.
    Его любовь к лирической музыке с годами не прошла, как утверждали все его знакомые, а только выросла и окрепла. Авантюрист по натуре, холерик по характеру, "Близнец" по гороскопу и "Дракон" по году рождения, Пол наилучшим образом совмещал в себе их качества, за которые ему и дали прозвище "Гремучая смесь". Он был высок, строен и молод, но выглядел даже намного моложе своих лет.
    Ему оставалось всего два месяца до возраста Христа, и в части уже поползли слухи, что скоро в Южной Америке произойдет "Второе Пришествие"...
    Клайд внес необходимые координаты в память бортового компьютера и, опустив голову в гермошлеме на высокую спинку кресла, попытался еще раз проанализировать свой последний вылет в горный массив Капарао.
    Поначалу испытания проходили без особых проблем. Ни взлет, ни набор истребителем высоты ничем не отличались от прошлых тренировочных полетов. Все было чересчур обыденным, словно он летел на пассажирском авиалайнере, а не испытывал новую грозную "невидимку".
    Выход в заданный район территории "условного противника" на краю восточной Бразилии компьютер произвел с невероятной точностью. У Пола даже появилось впечатление, что его самолетом манипулирует кто-то со стороны. Фактически, так оно и было - истребитель управлялся одним из многочисленных спутников, находившихся на орбите Земли.
    Суперкомпьютер "Стелс" представлял собой сложное электронное чудо, способное проникнуть в систему любого спутника с целью получения и обработки необходимой информации. Он практически полностью управлял самолетом, внося необходимые коррективы и оставляя за пилотом только право выбора. Но именно эта передача самых важных функций машине и превращение человека в ее жалкий придаток вызвали у Клайда негативное отношение как к самому истребителю, так и к его создателям.
    В тот раз он, как всегда, задал компьютеру одну из многочисленных программ боя, после чего поднял скорость самолета до максимума. Кровь застучала в висках, и ночная мгла темным занавесом стала опускаться на глаза...
    Войдя в очередное крутое пике, Пол с ужасом заметил, что расстояние до огромной скалы Бандейра, в которую он летел с нарастающей скоростью, совершенно не вяжется с показаниями дисплея. Из-за смещения горячих потоков воздуха спутник на орбите принял раскалившуюся на солнце скалу за глубокий тектонический ров, который довольно часто встречался в горном массиве Капарао, и теперь снабжал этой дезинформацией бортовой компьютер "Стелс"
    Инстинкт требовал срочно катапультироваться, но вместо этого непредсказуемый Пол обрушил всю тяжесть своего кулака на кнопку отключения компьютера и рванул штурвал на себя.
    Время растянулось в бесконечность ..
    Как в замедленном кино, Клайд смотрел на неторопливо приближающуюся скалу, пока ее не вытеснила далекая линия горизонта. Выровняв курс, он обнаружил, что бортовой компьютер полностью бездействует, отключив все навигационные приборы.
    С большим трудом он довел до аэродрома вышедший из-под контроля электроники истребитель. Неизвестно, чем бы закончилась для него эта выходка, если бы данные видеосъемки полета, снятые спутником, не подтвердили ошибку бортового компьютера...
    * * *
    Бескрайние вечнозеленые джунгли реки Амазонки простирались под крыльями самолета. "Стелс" почти вышел в заданный район испытаний, когда Пол вспомнил о Мери...
    Они познакомились весной, когда весь мир расцветал, отстаивая свои права и провожая долгую зиму на покой. Изрядно надоевший снег уже растаял, но деревья стояли голые, и только радостный щебет птиц да сильно припекающее солнце указывали на то, что весна, действительно, наступила.
    Клайд жил тогда в крохотной квартирке в городе Ас-пен штата Калифорния. Он до сих пор не мог вспомнить, что заставило его зайти в тот день на открывшуюся в местном колледже лекцию по живописи Это было какое-то мимолетное желание, продиктованное душевным порывом. Он словно почувствовал, что. пройдя мимо
    этого здания, в котором он когда-то учился, он потеряет нечто большее, чем память о тех удивительных днях, когда весь мир вокруг был окрашен в розовые оттенки.
    И только очутившись в лекционном зале, он понял, что был прав, чотя это и не имело никакого отношения к живописи Все, что он запомнил о той лекции, невыразительно прочитанной знакомым седым профессором, не имело ничего общего с картинами Пикассо...
    Сидевшая через один ряд красивая смуглая девушка не обращала никакого внимания на пристальные взгляды Пола. Каково же было его изумление, когда во время перерыва она подошла к нему сама.
    - Ваше лицо мне кажется очень знакомым! - улыбнулась она - Меня зовут Мери. А Вас?
    Клайд был сильно смущен, когда выяснилось, что эта очаровательная незнакомка училась в этом же колледже.
    После короткого перерыва, пролетевшего за одно мгновение, они уже сидели вместе, оживленно переговариваясь между собой и смущая лектора. Им обоим показалось, что они знакомы целую вечность и что лекция чересчур быстро закончилась.
    Нельзя сказать, чтобы Полу пришлось проявить много настойчивости и упорства - девушка с радостью приняла его приглашение на чашечку кофе с приятной музыкой...
    Мери жила в маленьком городке в нескольких милях от Аспена и они могли встречаться только в выходные дни. Иногда она приезжала к нему в гости на автобусе, но чаще всего Клайд сам заезжал за ней на машине. У них были почти сутки друг для друга, а на следующий день они шутили, что на улице была прекрасная погода для прогулки, на которую у них, как всегда, не хватило времени...
    Незаметно прошел год, и наступила их вторая весна.
    В тот день Пол, как всегда, отвозил Мери домой, и его серебристый "ниссан" уверенно преодолевал извилистый горный подъем.
    Солнце припекало, и дорога представляла собой кашу из снега, льда и воды. Справа ее подпирал высокий базальтовый утес, переходящий по левую сторону в глубокое ущелье. Распускающиеся деревья на горном склоне и голубая синева безоблачного неба дополняли эту картину и делали ее неповторимо прекрасной.
    Мери отдыхала на переднем сиденье, закрыв глаза и подставив лицо ласковым лучам весеннего солнца...
    Пронзительный визг колес из-за поворота оказался ярко-красным "порше", который с резвостью нападающей змеи вылетел прямо на машину Клайда.
    Горная дорога была очень узкая, и, чтобы избежать неминуемого столкновения, Пол рванул руль влево и изо всех сил нажал на педаль тормоза, стараясь удержать автомобиль от падения в пропасть "Порше", коротко взвизгнув тормозами, пролетел по правой полосе, а "ниссан" повело юзом и развернуло поперек дороги.
    Клайд еще не успел прийти в себя от случившегося, когда в правую сторону его машины, туда, где мирно спала Мери, с грохотом разорвавшегося снаряда врезался вылетевший из-за поворота белый "кадиллак"...
    * * *
    Пол очнулся через десять дней в отделении реанимации военного госпиталя и с ужасом узнал, что Мери уже похоронили...
    Он не поверил тогда тому, что случилось, не поверил даже после четырех месяцев безуспешного лечения у психотерапевта.
    Его черепная травма зажила, и медицинская комиссия, посовещавшись, разрешила ему продолжать полеты. Он перевелся из Аспена на базу ВВС США в Бразилии и вскоре приступил к испытаниям новой модели "Стелс".
    И никто: ни его знакомые, ни командование базы не знали, что каждую ночь он просыпается в холодном поту, пытаясь уберечь свою машину от рокового удара...
    Рев турбин истребителя вернул Клайда к действительности.
    "Шоу должно продолжаться!" - именно так пел в своей последней песне неподражаемый Фредди Меркури.
    "Шоу под названием "Жизнь" - подумал Пол. - Где все мы актеры, и где часто говорят. "Ваш выход", но никто и никогда не предупредит заранее: "Ваш конец".
    Шоу должно продолжаться, и никому нет дела до того, что в мире стало больше на одного летчика-камикадзе, который с нетерпением ожидает своего последнего выхода на сцену...
    Клайд ввел одну из многочисленных программ условного боя в память бортового компьютера и увеличил скорость истребителя до максимума - на этот раз все официально.
    Он так и не сказал никому, почему он не катапультировался из падающего самолета. Ему было все равно, что с ним случится. Он вывел компьютер из строя не от страха за собственную жизнь, а от злости к "рехнувшейся" технике, как если бы перед ним был телевизор с дрожавшим изображением. И только по чистой случайности это событие не стало для него роковым.
    А Вашингтон сделал его героем, который спас дорогостоящий истребитель от неминуемой катастрофы...
    Кратковременное потемнение в глазах после выхода самолета на максимальную скорость прошло, и Пол огляделся по сторонам. Под треугольными крыльями "Стелс" бескрайним темно-зеленым ковром убегали куда-то вдаль непроходимые джунгли реки Амазонки, сливающиеся на горизонте с голубым океаном неба. Каждый раз во время полета Клайд любовался этим великолепным зрелищем, манящим и отталкивающим одновременно.
    "Стелс" начал снижение, и на однотонном ковре стал проступать мелкий узор из отдельных веток. Казалось, что самолет сейчас заденет верхушки деревьев, когда резко навалившаяся тяжесть подсказала, что программа бортового компьютера начала показывать свои чудеса.
    Истребитель кидало из стороны в сторону, то поднимая в небо, то бросая обратно на зеленый ковер, который протягивал навстречу свои ветвистые руки.
    Самолет полностью управлялся компьютером, и Полу разрешалось в критических ситуациях только выбрать или отменить очередную операцию. При необходимости он мог отключить целиком всю программу и перейти наручное управление, но это было равносильно провалу запланированных испытаний...
    Ровное пение турбин внезапно сменилось рваными рывками и заметно возросшим рокотом. По корпусу истребителя пробежала сильная дрожь, и Клайд понял, что машина вышла из-под контроля. Зловещим красным светом перед его глазами вспыхнул индикатор опасности, а цифры и символы на мониторе слились в неразличимое цветное пятно.
    Как необъезженный мустанг, "Стелс" встал на дыбы и свечой ушел в небо. Пола вдавило в кресло так, что ему послышался хруст ломающегося под тяжестью тела позвоночника. На глаза стала опускаться темная пелена беспамятства.
    "Все, с меня хватит!" - мысли в голове едва шевелились, и Клайд почувствовал, что начинает терять контроль над собственным телом.
    Налившаяся свинцом рука с трудом преодолела короткий путь до панели управления компьютером и из последних сил вдавила кнопку переключения режимов.
    Раздался звуковой сигнал, и на дисплее загорелась надпись: "Переход на ручное управление до завершения программы тренировочных полетов отменен!"
    - Дьявол! - выругался Пол, заметив, как истребитель начинает заваливаться на хвост. - Это не самолет, а кусок летающего электронного хлама. Хотелось бы спасти тебя еще раз, приятель, но ты сам не оставил мне выбора!
    Он изо всех сил рванул на себя рукоять катапульты - она не сработала.
    Леденящий ужас сковал все тело, и только где-то в глубине сознания появилось отвратительное чувство того, что его "подставили".
    Высшие чины из Вашингтона хотели довести испытания "Стелс" в экстремальных условиях до конца и поэтому для него выбрали одинокого Клайда, способного на все и ничего не теряющего в случае провала, кроме собственной жизни. Они знали, что любой пилот будет бороться до конца, спасая себя вместе с самолетом, который он не может покинуть.
    Они предусмотрели практически все, кроме единственной вещи. Они не учли, что каждую ночь Пол просыпается в холодном поту, пытаясь уберечь свой автомобиль от рокового удара...
    Самолет тряхнуло, и Клайд повис вниз головой, прикованный ремнями к креслу. На какое-то мгновенье рев турбин стих и салон заполнила чуждая ему тишина.
    Истребитель вышел из пике и, завалившись на хвост, камнем рухнул вниз, а затем вошел в штопор. Грохот двигателей вернулся вновь, заметно прибавив скорость и бросая самолет в пучину смерти...
    Пол отпустил бесполезный штурвал и, сложив руки на груди, зачарованно смотрел на стремительно приближающуюся землю.
    "Мери, любимая, я иду к тебе! - беззвучно прошептали его губы. - На этот раз ты поверишь, что я не могу без тебя жить..."
    Он закрыл глаза и поэтому не видел, как среди огромных ветвистых деревьев, там, куда падал его самолет, вспыхнуло голубое полупрозрачное облако, меняющее очертания окружающего его мира. Оно быстро разрасталось, переливаясь всеми цветами радуги и притягивая к себе мерцанием незнакомых созвездий. Неожиданно его края взметнулись вверх, и облако приняло форму чаши, в которую с диким ревом надрывающихся турбин упал неуправляемый "Стелс"...
    * * *
    База Военно-воздушных сил напоминала термитник в момент нашествия медведя гризли - такого шума полковник Гордон не помнил за всю свою долгую службу...
    Известие о том, что падение "Стелс" в джунглях привело к ядерному взрыву, - а именно это зафиксировали многочисленные спутники на орбите Земли, дошло до любопытной прессы всего на несколько минут позже, чем до высшего командования и Президента. И хотя сам взрыв произошел вдали от территории США, в глухих малонаселенных джунглях Бразилии, было от чего сойти с ума: на "Стелс" в момент тренировочных полета в не было никакого вооружения. Непонятным было и то, что спутники так и не обнаружили следов радиационного излучения, сопровождающего любой ядерный взрыв. Но это обстоятельство отнюдь не успокоило общественность, а лишь подлило масла в огонь ..
    Гордон бесцельно слонялся по кабинету, сцепив пальцы рук за своей широкой спиной. Иногда он садился в кожаное кресло, в котором еще совсем недавно сидел Клайд, но тут же вскакивал на непослушные ватные ноги Бессильная злоба перекосила его лицо, придав ему оттенок безумия.
    Предстоящий разговор с прилетающим из Вашингтона командованием мог означать только одно - полный крах его удачно сложившейся карьеры. Он понимал, что еще до прибытия начальства обязан принять какое-то решение, но властный приказ по телефону был однозначен: до приезда комиссии никто не должен покидать территории базы.
    "Отличная тактика! - подумал Гордон со злостью, - вот именно за это бездействие меня и лишат всех регалий и сделают "мальчиком для битья".
    Поднявшийся из глубин сознания страх холодной волной прокатился по его телу и плотным комком застрял глубоко в горле. Ничего не боявшийся "железный полковник", как его окрестили в части, протянул руку к кнопке селектора и хриплым голосом пробормотал "Майора Хикса прошу срочно зайти ко мне!"
    Бросив хмурый взгляд на висевшие на стене часы, он заметил, что секундная стрелка застыла на одном месте, не желая помогать ему своим бегом ..
    Гордону показалось, что прошла целая вечность, прежде чем раздался громкий стук и дверь его кабинета медленно приоткрылась.
    "Гончая" - так прозвали сослуживцы начальника службы безопасности Сэма Хикса за его способность в любой, самой запутанной ситуации безошибочно брать верный след и, как орешки, разгрызать непосильные другим задачи. Впрочем, подтянутая фигура офицера и его мягкая бесшумная походка тоже сыграли немаловажную роль в появлении этого прозвища.
    - Майор!
    Гордон спохватился, что впервые обращается к подчиненному по званию и с удовлетворением отметил, что Хикс и бровью не повел по этому поводу. Он хотел сразу же приступить к делу, но вместо этого с его уст сорвались ругательства:
    - Будь проклято это чертово телевидение! Никто еще толком не знает, что там на самом деле случилось. А ведущие телепередач уже развели столько шуму, что в ближайшее время наша часть превратится в место паломничества туристов .. Через несколько часов к нам прилетают очень важные гости. Вы уже, разумеется, в курсе, что нам запрещено что-либо предпринимать до их появления?
    Майор кивнул головой в знак согласия, но ничего не произнес. Гордон набрал полные легкие воздуха, словно собирался нырять в ледяную воду, и выпалил:
    - Но пока еще я командир этой части и я имею полное право отдавать приказы! Майор Хикс, я назначаю Вас начальником поисковой группы, которая должна вылететь на место катастрофы "Стелс" не позднее чем через тридцать минут. Я не ограничиваю Вас в людях и технике, так что выбирайте по своему вкусу Связь только со мной по закодированному каналу... Но если только спутники на орбите врут и радиация там больше, чем от электрической кофеварки, то измерить ее уровень по периметру, взять пробы грунта и сразу назад!
    Отдав этот приказ, означавший, что обратного пути уже нет, полковник смягчился и даже позволил себе похлопать Хикса по плечу:
    - Я верю тебе, Сэм, и знаю, что ты меня не подведешь!
    Майор кивнул головой и, повернувшись на каблуках, молча вышел из кабинета.
    Оставшись в одиночестве, Гордон открыл бар и, распечатав бутылку, налил себе двойной виски без тоника. Руки предательски тряслись и он расплескал почти четверть налитого.
    Подойдя вплотную к зеркалу, он поднял бокал и, криво усмехнувшись, чокнулся с собственным отражением:
    - За твою отставку, Макс!
    Выпив все залпом и даже не поморщившись, он налил себе вторую порцию и, прихватив со стола бутылку, рухнул в глубокое кожаное кресло, которое впервые за много лет показалось ему жестким и неудобным
    Через пару часов "Боинг" с комиссией по чрезвычайным ситуациям приземлится на взлетной полосе его базы и долгие годы безупречной службы вылетят в трубу вместе с упавшим самолетом-призраком...
    Несмотря на работающий кондиционер, полковнику показалось, что в кабинете стало невыносимо душно. Он поднял затекшую руку и с большим трудом расстегнул верхние пуговицы на рубашке. Холодный пот заструился по его телу и в ладонях бесчисленными острыми иголками стала отдавать зарождающаяся тупая боль.
    Гордон обмяк в кресле. Наполовинл опустошенная бутылка со стуком выпала из его ослабевших рук и стала выплескивать на ковер свое содержимое. Но он уже этого не видел: комната поплыла перед его глазами и адская боль в сердце нестерпимым жаром разлилась по всему телу...
    Когда через два с половиной часа дверь кабинета вновь приоткрылась, впуская прилетевшую комиссию во главе с министром обороны, съежившееся тело на полу уже не подавало признаков жизни...
    * * *
    Пол ..приоткрыл глаза и долго глядел в темноту, вспоминая приснившийся кошмар. Он увидел падающий самолет и стремительно приближающуюся землю, которая манила его волнистым темно-зеленым ковром. Сквозь сомкнутые веки блеснула яркая вспышка света, и наступил полный мрак...
    Клайд вспомнил, как он стал медленно приподниматься над собственным телом и в слабом мерцании далеких звезд увидел его со стороны безжизненный комок разорванной плоти, сдавленный покореженными остатками машины.
    Неожиданно он понял, что это - его бывшая хрупкая оболочка, которая стала теперь совершенно бесполезной...
    "Я умер" - промелькнула в его голове безумная мысль.
    Он улетал куда-то по длинному голубому тоннелю, который постоянно изменял очертания своих призрачных стен. Конец этого коридора терялся где-то далеко вдали и излучал белое сияние. По мере приближения к этому свету все страхи и тревоги покидали Пола, оставляя только чувство спокойствия и блаженства.
    Переливающиеся немыслимыми красками стены тоннеля стали расширяться, пока совсем не пропали из вида, и Клайд вылетел к поверхности ослепительно-белой звезды, которая обжигала его своим бурным пламенем. Он начал растворяться в ее палящих лучах и скорее почувствовал, чем услышал обращенные к нему слова:
    - Добро пожаловать, Пол! Мы рады видеть тебя среди нас...
    Клайд тряхнул головой, стараясь избавиться от наваждения и с трудом приподняв затекшую руку, осторожно прикоснулся к своему лицу. Затем он медленно провел ладонью по всему телу, тщательно ощупывая каждый его дюйм. Если не считать того, что он по неизвестной пока причине завалился спать прямо в летном комбинезоне, не .сняв даже ботинки, то все остальное было в полном порядке.
    "Приснится же такое! - с содроганием подумал Пол. Сон все еще сидел в голове, не желая отпускать его из плена ужасных переживаний. - Пора завязывать пить на ночь крепкие напитки и смотреть фантастические фильмы".
    Сны Клайда и раньше доставляли ему много незабываемых минут и даже послужили поводом для написания небольшого фантастического рассказа.
    Фантастику Пол любил с детства, с головой уходя в надуманный мир приключений и иллюзий. Много раз он представлял себя в роли сверхчеловека., который спасает мир от уничтожения, но никогда и никому не рассказывал об этом, опасаясь усмешек.
    "Почему не звонит будильник? - с тревогой подумал он. - Уже наверняка около шести утра, а значит, пора вставать, принимать душ и готовить завтрак. Сегодня меня ожидает очередное испытание нового "Стелс", а просыпать такое событие не стоит!"
    Клайд поднял голову и начал искать клавишу светильника Его рука парила по воздуху, не находя перед собой стены и вдруг совершенно неожиданно наткнулась на чье-то холодное щупальце, которое мертвой хваткой вцепилось ему в ладонь. Несколько массивных тел с глухим урчанием навалилось на него своей тяжестью, и он потерял сознание...
    * * *
    Пол очнулся, попытался встать на ноги, но не смог даже пошевелиться. Он лежал связанный травяными лианами у входа в пещеру, из которой доносилось приглушенное рычание. Оно было не совсем звериным, и в нем угадывались отголоски разума.
    Прислушавшись, Клайд с удивлением обнаружил, что понимает, о чем идет речь. Неизвестные существа спорили, перебивая друг друга, но все они говорили о нем. Одни считали его законной добычей, в голосах других слышались суеверные нотки, когда они произносили слово, созвучное в английском языке только со словом "Бог". Они наперебой рассказывали друг другу о яркой вспышке света на одиноком холме, где его впоследствии и нашли.
    Пол с трудом оторвал голову от земли и в предрассветных сумерках восходящего голубого солнца заметил в небе две белые карликовые луны. Местность вокруг была похожа на гигантскую оранжерею, по какой-то причине заброшенную садовником и теперь бурно разросшуюся незнакомыми причудливыми растениями. Одни из них острыми зелеными башнями подпирали небо, доставая почти до вершины скалы, у подножья которой лежал Клайд. Другие, многократно извиваясь и ощетинившись длинными колючками, клубками змей расползались во все стороны. Обилие распустившихся цветов самых невероятных размеров и окрасок радовало глаз и создавало впечатление первобытной гармонии и красоты.
    Несмотря на связывающие его путы, Пол всем телом ощущал невероятную легкость, которая могла означать только меньшую силу тяжести на этой планете.
    "Это что угодно, но только не Земля, - с удивлением подумал он. Значит, я снова сплю, и это мой очередной увлекательный сон... В таком случае мне ничто не угрожает, и мы сможем вволю повеселиться!"
    Клайд улыбнулся и, приоткрыв рот, издал короткий пронзительный свист, от которого с окрестных гигантских деревьев вспорхнули какие-то уродливые крылатые твари. Рычание в пещере на мгновение стихло, а затем сменилось громкими воплями.
    Пол сел, затем одним рывком поднялся на связанные ноги и, подождав несколько секунд, свистнул еще громче. На этот раз вопли слились в один протяжный жалобный рев. который живой волной выкатился к подножью пещеры...
    Клайд стоял, как вкопанный, пялясь на зрелище, увидеть которое он не мог даже в самом фантастическом сне.
    Существа, окружившие его полукругом, были динозаврами - маленькими зелеными копиями вымерших пресмыкающихся его собственной планеты. Все они были ему по плечо и уверенно стояли на коротких трехпалых ногах, пальцы которых заканчивались острыми когтями. Передние конечности, которые с полным основанием можно было назвать руками, в отличие от лап динозавров, были длинными и хорошо развитыми. Пальцев на каждой руке было тоже по три. Они располагались под углом в сто двадцать градусов друг к другу, напоминая грани пирамиды. Хвост отсутствовал полностью, что лишний раз подчеркивало силу и развитость ног. Голова была точной копией головы тиранозавра с его огромными острыми зубами, явно ориентированными на мясную диету.
    Некоторые из ящеров держали в руках примитивные копья и топоры с грубо обточенными каменными наконечниками, словно пародия на древних предков Клайда.
    Стоявший первым динозавр был немного повыше остальных и явно смахивал на их вождя, если только эту стаю ходячих бесхвостых ящериц можно было назвать племенем. Массивные бусы из зубов какого-то крупного животного на его толстой шее да большие ярко-красные круги вокруг желтых немигающих глаз придавали ему весьма внушительный вид и должны были вызывать трепет и уважение со стороны соплеменников. Пол не мог не улыбнуться, заметив, насколько эта пестрая боевая раскраска напоминала ему индейцев собственной планеты.
    Сделав шаг вперед, вождь воткнул свое копье острием в землю и поднял обе руки вверх. Шум голосов сразу смолк. Двое других ящеров подскочили с боков и освободили Клайда от связывающих его лиан
    Еще до того, как пасть этого "красавца" открылась, Пол сообразил, что он понимает не язык, а мысли динозавров:
    - Я - Нор, вождь этого племени и хозяин местных земель, вызываю тебя, мерзкий чужак, на бой!
    Догадавшись, что звуки английской речи не смогут убедить кого-либо из присутствующих, Клайд сосредоточился и мысленно произнес:
    - Я не знаю, что это за планета и как я здесь очутился, но у меня нет дурных намерений и желания драться с местными жителями!
    Похоже, его мысль дошла по назначению Нор ударил себя обеими лапами по животу, издав звук разорвавшейся бомбы, и задрал к небу свою страшную голову. Из его приоткрытой пасти донеслись оглушительные раскаты, напоминавшие хохот буйно помешанного.
    - Невозможно, чужак! Ты настолько тощ и безобразен, что тебе придется доказывать, что ты - настоящий воин, а не ходячий кусок полудохлого мяса, каким я тебя вижу. Ты обязан принять мой вызов или мое племя съест тебя живьем... Выбор за тобой! Победит тот, кто сумеет устоять на ногах!
    И он решительно двинулся вперед, прямой и несгибаемый, как скала.
    Глядя на его зубастую непробиваемую морду, Клайд не испытывал ни малейшего желания покалечить об нее свои руки. Ноги ящера были толстые и сильные на вид и не позволяли сделать подсечку. Вступать же в настоящий бой, не зная слабых мест динозавра, защищенного бронированной кожей с острыми роговыми пластинками, было бы полным безумием.
    "Похоже, предстоящая схватка будет эффектной, но весьма непродолжительной! - с усмешкой подумал Пол. - В правом углу: рядовой представитель Гомо Сапиенс с земным весом в сто девяносто фунтов... В левом - доисторический ящер втрое тяжелее, вооруженный острыми зубами, да еще и с броней как у легкого танка... И рад бы не ударить в грязь лицом, да, похоже, этот урод меня в нее втопчет!"
    Расстояние между противниками резко сокращалось и, когда Нор оказался уже в четырех ярдах, в голове Клайда промелькнула внезапная мысль: "Сила тяжести!"
    Она была здесь почти втрое меньше, чем на его планете, что делало Пола сильным и ловким соперником. К тому же эти ящеры были ниже его ростом, что значительно облегчало предстоящую задачу.
    До Нора оставалось всего два шага и поэтому Клайд сосредоточил все внимание на ногах динозавра. Монстр поставил когтистую лапу на землю и перенес на нее вес своего грузного тела, собираясь сделать последний шаг перед схваткой.
    Пора!
    С этой мыслью Пол изо всех сил подпрыгнул вверх и, описав круг над головой динозавра, приземлился позади него. Не дав ему опомниться, он снова подпрыгнул и обеими ногами обрушил всю тяжесть своего тела на покрытую роговыми пластинами спину ящера.
    Нор даже не вздрогнул. Он лишь продолжил начатое им движение вперед, с оглушительным грохотом рухнув на землю и оказавшись под оседлавшим его Клайдом, словно лошадь под всадником...
    Когда поднявшееся облако пыли улеглось, открывая неприличную картину поверженного величия, Пол увидел перед собой толпу упавших на землю ящеров и впервые в своей жизни ощутил всю значимость слова "Бог"...
    * * *
    Вот уже третий час прилетевшая из Вашингтона комиссия проводила опрос личного состава авиабазы в кабинете ее бывшего начальника. Самого Гордона эти заботы уже не интересовали: его тело покоилось в холодильнике, равнодушно ожидая своей дальнейшей у части.
    Сердечный удар оказался на руку всем, включая и самого полковника его длительная карьера, наконец-то, закончилась. Теперь уже никто не узнает настоящей причины катастрофы самолета-призрака, и для всех это будет несчастный случай при испытаниях, который произошел по ошибке пилота. .
    Оставалось непонятным отсутствие начальника службы безопасности, двенадцати человек из числа летного персонала и трех боевых вертолетов. Личный состав базы, включая дежурного офицера, так и не смог сообщить хоть что-нибудь вразумительное по этому поводу - майор Хикс умел прятать концы в воду...
    Затянувшееся совещание было прервано тихим сигналом зуммера, который донесся из глубокого кожаного кресла, ставшего для Гордона последним приютом. Все присутствующие удивленно переглянулись, но так как этого оказалось недостаточно, сигнал продолжал звучать все настойчивей, пока у кого-то не хватило сообразительности перевернуть кресло вверх дном и вытряхнуть из его складок портативный радиотелефон.
    Код секретности стоял в нужном положении, и искаженный расстоянием и помехами хриплый голос разорвал воцарившуюся в кабинете тишину:
    - Полковник Гордон, ... докладывает майор Хикс... У меня плохие новости, сэр!
    Грузный седой генерал, сидевший во главе стола, сделал властный жест рукой и телефон сразу же перекочевал в его широкую ладонь.
    - Майор, с Вами говорит министр обороны. Очень рад, что Вы наконец-то дали о себе знать. Итак, несмотря на мой приказ, полковник Гордон все-таки выслал на место катастрофы "Стелс" поисковый отряд. Это было очень некстати... Но раз уж Вы там оказались, то, безусловно, сможете объяснить нам, что же произошло на самом деле. Я жду Вашего доклада!
    В трубке прозвучало продолжительное потрескивание, а затем снова послышался слабый прерывистый сигнал:
    - Сэр, ... получил приказ, согласно которому ... имею право отчитываться только лично ... командиром базы!
    Скулы генерала яростно задвигались, но, понимая всю важность сложившейся ситуации и стараясь сохранять внешнее спокойствие, он произнес:
    - Майор! Полковник Гордон умер пять часов назад. Я ценю Ваши деловые качества и лично обещаю немедленное повышение по службе и званию, если Вы вкратце изложите основную суть событий. Более подробный доклад я жду по Вашем возвращении.
    Из трубки вновь донесся тихий голос, прерываемый частыми помехами:
    - ...невозможно. Повторяю, понять, что ... произошло, совершенно невозможно. Сэр, мы ... месте падения "Стелс"... точные координаты. Никакой радиации, даже фоновой, ... она полностью отсутствует! Ни пожара, ни следов взрывной волны .... абсолютно ничего! Я могу с ... точностью заявить, что ... этом месте не было никакого взрыва, даже обычного! Но ... это еще не все. Мы не нашли в джунглях ни ... обломка упавшего истребителя, хотя там лежит рухнувшее дерево и ... много поломанных веток. Наш отряд прочесал местность вокруг ... радиусе двух миль ... все тщетно!
    Побагровевший министр обороны вскочил из кресла и, отбросив все приличия, заорал в трубку:
    - Майор, не считайте меня полным болваном! И не пытайтесь доказать, что после этого взрыва, или что там, черт побери, произошло, от упавшего "Стелс" ничего не осталось!
    Внезапно треск в телефоне оборвался, как будто кто-то невидимый специально ждал этого момента и отключил помехи, подчеркнув важность прозвучавшего сообщения:
    - Не совсем, сэр! Это и кажется странным более всего В глухих непролазных джунглях, на месте падения истребителя, просчитанного компьютерами с точностью до одного фута, лежит вдребезги разбитый белый "кадиллак"!
    * * *
    Это был удивительный мир - планета с ровным жарким климатом, населенная ящерами. Днем светило маленькое голубое солнце, только начавшее свою жизнь в вечном космосе, а ночью на черном небе высыпали яркие немигающие звезды в окружении двух карликовых лун-близнецов и большой спиральной туманности.
    Не было слышно пения птиц: время пернатых и млекопитающих еще не пришло, да и наступит ли - неизвестно. Ветер не шумел в верхушках гигантских деревьев и тишину вокруг нарушал лишь гул крыльев бесчисленных насекомых: от крохотных мушек величиной с муравья до громадных жуков-хамелеонов с крупными, как у бульдога, челюстями и размахом крыльев более четырех футов.
    Некоторые из насекомых питались пыльцой или нектаром цветущих растений, другие поедали сочные плоды, которые в изобилии росли на деревьях. Третьи охотились на своих менее резвых собратьев или как стервятники набрасывались на остатки пиршества хищных динозавров. Но кровососущих среди них не было - прокусить толстую броню местных "ходячих танков" было практически невозможно.
    Жуки-хамелеоны поджидали добычу, маскируясь в окружающей высокой траве, откуда они нападали на все живое, что оказывалось в их поле зрения. Несколько раз Пол замечал, как эти хищники хватали за хвост или за ноги проходивших мимо крупных ящеров и заканчивали свое существование под их оглушительный топот...
    Огромное количество самых невероятных существ можно было встретить среди живущих здесь динозавров. Тут были травоядные ящеры двадцати футов в высоту и до пятидесяти футов в длину, которые неуклюже передвигались на коротких толстых ногах. Объемный живот-мешок с переваривающейся травой болтался между ними, почти задевая поверхность земли. Маленькая плоская голова с непропорционально большим ртом и выпученными светло-зелеными глазами торчала из очень короткой шеи. А вот растущее прямо из спины длинное гибкое щупальце с тремя цепкими когтистыми пальцами достигало почти семидесяти футов в длину и могло добраться до самых высоких веток. Изогнувшись дугой, оно с неимоверной быстротой летело в нужное место, чтобы вернуться назад с охапкой сочных листьев или со связкой спелых плодов. И горе тому хищнику, который бы решился испытать на своей шкуре его колоссальную силу...
    На этой планете не было времен года. Только бесконечное жаркое лето с такими же душными ночами, не приносящими с собой прохлады. Но их наступление не означало прихода безмятежного спокойствия и сна. В слабом сиянии маленьких белых лун продолжалась иная жизнь. Время от времени раздавался топот гигантских лап, от которого дрожала сама земля. Где-то из глубин леса доносился громкий хруст сухих веток и душераздирающий вой проголодавшихся хищников, которые вышли на охоту за добычей. С усыпанных звездами небес долетали пронзительные крики крылатых ящеров, похожих на огромных летучих мышей с головой крокодила.
    Буйная растительность невероятных форм и расцветок занимала каждый свободный от скал и воды уголок. Сладкие ароматы причудчивых крупных бутонов, распускающихся по ночам и горящих в темноте слабым бледно-розовым светом, привлекал к себе тучи насекомых. Они летели к этим удивительным цветам, как ночные бабочки на зажженную лампу, чтобы запутаться крыльями в их клейких лепестках и отдать себя на съедение. К утру от них оставались лишь высосанные досуха хитиновые тела, которые, падая на землю, становились удобрением для этих ненасытных растений-вампиров.
    Большие пресные озера располагались по территории всей планеты. В них не было рыб, зато водились крупные моллюски с длинными витыми раковинами и торчавшими из них пучками крохотных ножек. По дну водоемов ползали мелкие ракообразные и огромные хищные амфибии. Некоторые из них были величиной с крупного аллигатора, и их огромные пасти украшали полчища острых зубов. Днем их лоснящиеся на солнце спины можно было увидеть среди густой водной растительности, а с наступлением ночи они выбирались на сушу и горе тем мелким ящерам, что безмятежно спали у них на пути. К счастью, эти химеры предпочитали грязные, заросшие фиолетовой травой болота и очень редко попадались в больших озерах с кристально чистой водой...
    Влажный воздух с высоким содержанием кислорода приятно щекотал ноздри Клайда, но практически не нес в себе губительных бактерий. Вероятно, это было следствием повышенной активности голубого солнца, но факт оставался налицо - полученные от колючих лиан царапины зарастали у Пола быстро и безболезненно.
    Глядя на эту удивительную планету, он все чаще задумывался, а по какому пути развития пошла бы его Земля, если бы не наступление ледникового периода.
    Клайда окружал мир, который идеально подходил для динозавров. И в нем появился первый робкий разум. Он встал на ноги, приобрел силу и обзавелся речью. И как только аборигены стали общаться между собой, то неизбежно должен был появиться бог - их могучий защитник и покровитель...
    Бог, как это и положено, жил в уютной пещере на вершине огромной горы, где было не так жарко и куда не мог забраться никто другой. Ибо все динозавры были толстыми неуклюжими созданиями, которые могли передвигаться лишь по равнинам, а предки бога на другой, неведомой им планете, когда-то спустились с деревьев, но все равно остались такими же проворными, как это дано только богам.
    Бог был очень сильным и ловким. Он был всемогущим и добрым - он пощадил вождя их племени и даже остался с ними жить. Но он не был одним из них, а потому не разделил их жилые пещеры, какими бы просторными они ни казались. Он поселился на самой верхушке горы, скрытой среди облаков, откуда каждое утро спускался вниз для очередного урока.
    Он научил их делать более совершенные копья и топоры и ловить моллюсков сплетенными из лиан сетями.
    Он показал им, как сажать возле пещер съедобные растения и как ухаживать за ними, чтобы вырастить хороший урожай. Они узнали, что мелких травоядных ящеров можно держать возле пещер в специально построенных загонах и собирать откладываемые ими яйца. Он научил их охотиться не одной большой стаей, а маленькими группами, устраивая засады на тропах и у водоемов и применяя известное только ему боевое искусство.
    Но самое главное: он показал им, как с помощью двух особых камней и пучка сухой травы добыть огонь и как приготовить на нем принесенных с охоты животных. И это стало для них поистине великим открытием, так как оно не только набило их вечно голодные животы и защитило их от врагов, но и поставило их на первую ступеньку нового общества.
    По личному указу бога из прочного как камень черного дерева была высечена огромная плита, на которой он каждое утро.делал своим ножом очередную насечку. Никто так и не понял, что это означает, так как все аборигены жили только одним - сегодняшним днем и только богу было подвластно понятие Времени.
    Эта доска уже покрылась зарубками сверху донизу, когда однажды ночью небо раскололось надвое, с диким ревом извергая на их планету новых богов...
    * * *
    Пол проснулся от сильного грохота, прозвучавшего где-то в самой глубине его сознания. Он приоткрыл глаза и долго лежал на спине, положив руку под голову и вглядываясь в изъеденный трещинами потолок пещеры...
    Два года!
    Сегодня исполняется ровно два года с момента его необъяснимого появления на этой доисторической планете. Срок довольно большой, чтобы понять, что все это - не сон, но явно недостаточный, чтобы докопаться до истины, если, конечно, таковая существует.
    Два года жизни, как во сне, на этой удивительной планете, населенной невероятными существами.
    За это время численность динозавров выросла почти в пять раз за счет рождения новых особей и присоединения других племен. Клайд категорически запрещал ящерам воевать между собой, находя выход в самых взрывоопасных ситуациях и привлекая на свою сторону чужаков
    Общество росло, жадно впитывая его уроки. Разум динозавров оказался очень гибким и легко усваивал все новое и ценное. Они уже научились делать изделия из металла и познали силу пороха. Разработанная совместными усилиями письменность позволяла им сохранять все полученные знания ..
    Пол потянулся и встал с мягкой постели из свежих листьев, которую он поднял наверх на длинной веревке, сплетенной из десятков тонких лиан. Подойдя к большой глиняной миске с дождевой водой, стоявшей у входа в пещеру, он нагнулся и скептически оглядел свое заросшее щетиной лицо.
    Самое трудное по утрам - это бритье острым лезвием, специально изготовленным для него местными кузнецами. Несмотря на походные условия жизни и всю абсурдность этой затеи, он ежедневно брился, с содроганием вспоминая тот период жизни на планете, пока он не научил аборигенов плавить и обрабатывать железо.
    Одевшись в изрядно поношенный, но все еще прочный летный комбинезон и ботинки, он подошел к выходу из пещеры и ступил на нависший над обрывом карниз.
    Страна динозавров расстилалась перед ним как на ладони. Бескрайние темно-зеленые леса рябили ослепительно-голубыми пятнами озер. Воздух наверху был более разреженный, но что самое главное - более прохладный для ночного отдыха и свободный от надоедливого гула летающих насекомых.
    Помедлив пару минут, пока у него не прошло головокружение от вида огромной высоты, на которой он находился, Клайд осторожно перелез через боковой край карниза и начал свой путь к подножью горы.
    Это было непросто: он опускался по неглубоким выбоинам, которые он оставил два года назад в поисках одинокой пещеры на высокогорье. Еще тогда он понял, что только так сможет отдыхать в прохладе и изолирует себя от внешнего мира, полного неожиданностей и кошмаров...
    В первую же неделю своего появления Пол заставил динозавров вырыть вокруг пещер глубокий ров, через который перекинули крохотный мостик, поднимаемый на ночь. Ров решил одновременно две проблемы: теперь можно было спать без страха и почти каждое утро в нем что-нибудь ожидало на завтрак.
    Вот и сейчас, к моменту спуска Клайда к жилым пещерам, который длился около получаса, ящеры разрезали на куски громадную тушу, охотившуюся ночью за их племенем и теперь угодившую к ним на стол.
    "Такова жизнь! - усмехнулся Пол. - Кто на кого охотится, решает, в конечном счете, только исход самой охоты!"
    Он подошел к динозаврам и присел возле огня на большой плоский камень, покрытый сверху мягкими листьями. Ящеры закивали ему головами в знак приветствия. Уже давно никто из них не бросался на землю при его появлении - хотя Пола и нельзя было назвать скромным человеком, он все же не любил чрезмерного внимания к своей персоне ..
    Ароматный запах жареного мяса распространялся вокруг на десятки футов, вытесняя все остальные чувства, кроме голода, которое росло и крепло по мере того, как новые большие куски выкладывались на шипящую жиром посудину. Пряности, добавляемые в пищу для улучшения вкуса, приятно щекотали ноздри Клайда и вызывали обильные потоки слюны и голодные спазмы в желудке.
    Наконец эта изощренная пытка запахами окончилась и все стали разбирать чудесные отбивные с толстой хрустящей корочкой, которая получалась в результате замачивания мяса в густом соусе, приготовленном из яиц домашних ящеров с травяной мукой и приправами.
    Пол откусил небольшой кусок и, закрыв глаза, стал с наслаждением его пережевывать, вспоминая французские и китайские ресторанчики, которые не шли ни в какое сравнение с этим пиршеством на свежем воздухе у подножья высоких скал. Нежное, хорошо прожаренное
    мясо крупного плотоядного динозавра было слегка сладковатым на вкус и напоминало земную индейку.
    "Сейчас бы еще бутылочку любимого пива "Битбур-герпилс"! - подумал он с тоской по ушедшим временам.
    Но, увы! Ознакомление нового общества с алкоголем, курением и прочими "прелестями" земной цивилизации не входило в его программу обучения. Нор, сидевший по правую руку от Клайда, повернул к нему свою голову и с огромным удовлетворением прорычал, что сегодня утром у них вылупилось еще пятеро детенышей.
    Динозавры были яйцекладущими, и именно поэтому Пол практически никогда не видел самок, которые высиживали свои яйца в пещерах, словно гигантские куры. Самки были немного ниже самцов, но основное отличие было в цвете: они были темно-серые, в то время как их сильная половина щеголяла в ярко-зеленой шкуре, хорошо маскирующей их среди буйной растительности этой планеты.
    В обществе разумных динозавров самцы выполняли абсолютно всю работу, оставляя за самками только высиживание и воспитание детенышей.
    Уже два раза Клайду довелось присутствовать на брачных танцах, этом неописуемо красочном и одновременно диком зрелище, которое проходило у ящеров один раз в год в период затяжных ливневых дождей.
    Это было самое опасное время на планете, когда вся жизнь замирала, забиваясь в пещеры и норы до окончания потопа. Вода шумела повсюду, низвергаясь с небес, ревущими мутными потоками стекая в ущелья гор и бушуя пенными водоворотами на залитых равнинах. Гигантская буря бесчинствовала почти две недели, после чего непогода утихала, и природа постепенно восстанавливала причиненный ей ущерб.
    Пол долго размышлял над этими капризами погоды и пришел к выводу, что, с одной стороны, в этом может играть свою роль еще не установившаяся активность голубого светила, с другой - взаимное совпадение траекторий солнца и двух карликовых лун, или, что еще вероятнее, - обе эти причины одновременно.
    Это было тяжелое испытание и для него самого: большую часть этого времени он проводил в своей пещере на вершине горы, предаваясь тяжелым воспоминаниям.
    Два долгих года, проведенных на планете динозавров, не смогли залечить рану в душе Клайда и не заставили его все позабыть. Как и прежде, он просыпался в холодном поту, и тяжелая волна предчувствия захлестывала его сознание..
    * * *
    Наевшись досыта, Пол вытер рот тонким сухим листом и, повернувшись к вождю, послал ему свою мысль: "Пора собираться в дорогу!"
    В одной из пещер лагеря подошел к концу запас железной руды и многих других минералов, пополнением которых Клайд и решил заняться сегодня.
    Ему не сиделось на одном месте. Он любил путешествовать, осваивая новые территории. Пробираясь по глухим практически непроходимым джунглям, Пол каждый раз выбирал другую дорогу, получая огромное удовольствие от самого похода и подмечая все новое и ценное. В глубине его души все еще жил мальчишка, который не утратил способность радоваться красоте окружающей природы. Тем более что с такими проводниками, как динозавры, любое путешествие превращалось в приятную прогулку.
    Пара ящеров всегда шла впереди отряда, словно танки, подминая под себя заросли кустарников и прокладывая дорогу остальным. Все они отличались чрезвычайно острым слухом, улавливающим малейший шорох за десятки ярдов, а зеленая окраска делала их практически незаметными среди окружающей природы. Исключение составлял только Клайд в своем летном комбинезоне, который темным пятном выделялся среди местной растительности. В жаркую погоду пот струился с его тела ручьями, но он категорически отказывался остаться в костюме Адама, предоставив себя на растерзание вьющимся колючим растениям, не причинявшим ни малейшего вреда бронированной коже ящеров...
    Отряд продвигался навстречу голубому солнцу уже четыре часа, - у Пола сохранились военные часы в водонепроницаемом корпусе, которыми он очень дорожил. Время суток на этой планете было практически равно земным двадцати четырем часам, так что никаких пересчетов делать не приходилось.
    Несколько раз они натыкались на свежие следы гигантских рухов - так на местном языке называли хищных ящеров высотой до двадцати пяти футов, немного похожих на земных тиранозавров. Они передвигались на мощных ногах, которые заканчивались крупными копытами в полтора ярда диаметром. При движении они издавали оглушительный удар о землю, словно тяжелый камень, упавший с большой высоты.
    Передние лапы чудовища были короткими и имели крупные ороговевшие клешни, способные легко расчленить пойманную жертву. Темно-коричневое, в серых пятнах туловище было покрыто толстой бугристой кожей с многочисленными складками на ядовито-желтом животе. Они служили монстру не только желудком, но и своеобразным хранилищем, где проглоченные животные могли как следует перевариться, не заставляя его испытывать чувство голода.
    Длинный, но очень сильный и гибкий хвост был усеян большими ядовитыми шипами наподобие скорпиона, и такие же шипы-рога украшали его огромную безобразную голову.
    Воняющая гнилью пасть, утыканная крупными острыми зубами, имела внизу прочную, как у земного пеликана перепонку, что позволяло заглатывать небольших животных целиком. Бусы из этих зубов украшали шею Нора, который несколько лет назад добил камнями одного из рухов, сорвавшегося с высокого обрыва во время погони за добычей.
    Это была самая опасная и кровожадная тварь на планете. К счастью, природа не наделила ее ни тонким обонянием, ни острым слухом. Не исключением были и глаза чудовища, способные реагировать лишь на движущиеся предметы, как и глаза доисторического тиранозавра на Земле.
    Это открытие было сделано совершенно случайно. Гуляя как-то в полном одиночестве за пределами рва. Клайд неожиданно почувствовал резкий запах гнили и услышал хруст веток в нескольких ярдах перед собой. Бежать было некуда, и он затаился, прекрасно понимая, что представляет из себя довольно легкую добычу.
    Земля содрогнулась от удара огромных копыт и поверх сломанных кустарников показалась гигантская туша руха. Он выпрыгнул на поляну прямо перед Полом, распространяя вокруг отвратительное зловоние и глядя куда-то сквозь него. Мерзкое дыхание чудовища шевелило его волосы, а свисавшие клешни щелкали всего в двух ярдах от его испуганного лица.
    Сердце Клайда судорожно забилось, пытаясь вырваться из груди, и во рту появился отвратительный привкус горечи. Ему очень хотелось развернуться и побежать, но страх сковал его тело и только руки предательски тряслись. С невероятным трудом он поборол в себе эту дрожь, чтобы она не стала заметна. И так и остался стоять, словно статуя, перед уставившимся на него чудовищем, боясь пошевелиться и недоумевая, почему он все еще жив...
    Эта пытка продолжалась целую вечность, прежде чем монстр одним прыжком развернулся, едва не сбив Пола хвостом, и бросился вслед за удиравшим травоядным ящером величиной с крупного кенгуру. Оглушительный топот копыт и треск веток стих где-то вдали, а затем сменился душераздирающим визгом жертвы, сопровождаемым хрустом поломанных костей и жадным чавканьем руха.
    Клайд повернулся и побежал прочь от этой трагедии, которая едва не стала явью для него самого. Колючие ветки хлестали его по лицу и рукам, но он не обращал на них никакого внимания. Иногда ему казалось, что в мире не существует других звуков, кроме отчаянно бьющегося в груди сердца, а порою ему чудился оглушительный топот копыт. Страх подгонял его быстро мелькавшие ноги, стараясь унести как можно дальше от опасности, которая, казалось, была прямо за его спиной. Ему жутко хотелось обернуться и посмотреть, что его никто не преследует, но какой-то голос внутри упорно твердил: "Беги! Не оглядывайся, там никого нет!"
    Пол выскочил из джунглей на открытое пространство, весь истерзанный острыми колючками и, не сбавляя хода, помчался в лагерь. Он почти добрался до жилых пещер, когда желудок восстал от пережитого, и он повалился в высокую траву, исторгая в нее остатки обеда.
    С тех пор он перестал гулять за пределами рва в одиночестве, а племя динозавров получило хороший урок, что от их злейшего врага руха нельзя убежать, но можно спрятаться. .
    К вечеру отряд добрался до небольшой равнины у подножья скал, где Клайд приказал разбить лагерь и готовиться к ночлегу. Это место как нельзя лучше подходило для отдыха. Небольшая пологая гора, на которую они забрались, позволяла оставаться на некотором удалении от леса, который таил в себе плохо скрытую угрозу.
    Разложив оружие и провиант прямо на камнях, динозавры наломали хвороста и разожгли небольшой костер Поужинав оставшимися от завтрака кусками жареного мяса и обильно запив его соком из крупных земляных орехов, напоминавших по вкусу смесь ананаса с клубникой, все дружно повалились спать.
    Пол обошел лагерь по периметру, выставив двух динозавров в караул, и только после этого прилег на подстилку из мягких листьев. Он долго не мог уснуть и лежал с открытыми глазами, глядя на спиральную туманность, которая висела у него прямо над головой.
    Он думал о том времени, когда он был простым человеком в обществе себе подобных на планете по имени Земля. Несмотря на общительность своего характера, он очень трудно уживался с людьми, предпочитая одинокую жизнь вдали от друзей и развлечений...
    И вот теперь он совершенно неизвестным ему способом оказался на этой удивительной планете, где в полной мере может насладиться своим одиночеством. Если только не принимать во внимание обязанности бога, которые он был вынужден принять на себя.
    Он стал Творцом - создателем цивилизации ящеров. Его наивные детские мечты о сверхчеловеке начинали сбываться вместе с построением этой цивилизации.
    "Что еще нужно для полного счастья?" - часто спрашивал он себя, прекрасно понимая, что ни эта планета, ни сан бога не смогут заменить ему обычного человеческого счастья, которое он потерял в результате автокатастрофы на скользкой горной дороге...
    Внезапно спиральная туманность над его головой исчезла за чьим-то крупным силуэтом.
    Горящие злобным зеленым пламенем угольки глаз обрушились на лагерь. В слабом свете тлеющего костра Клайд увидел над собой широко открытый клюв, ощетинившийся мелкими острыми зубами, и два огромных перепончатых крыла футов по двадцать каждое. Сильные лапы чудовища сомкнулись на его теле, пронзив острыми, как бритва, когтями.
    Короткий взмах гигантских крыльев - и Пол повис в воздухе, стремительно уносясь в ночную мглу. Ветер хлестал его по лицу, а громкий шелест крыльев отдавался неприятной болью в ушах. Непосильная ноша тянула ящера вниз и он поднимался в небо короткими рывками, каждый из которых причинял телу Клайда невыносимые страдания.
    Крохотной еле заметной искоркой светился далеко внизу лагерный костер. Он становился все меньше и меньше, пока его окончательно не поглотила тьма.
    Лапы чудовища сжались еще сильнее, и Пол почувствовал хруст собственных ребер. Шок от случившегося и боль от когтей, глубоко впившихся в плоть, стали нестерпимыми. Закипающая в его сознании ярость вытеснила остальные чувства и мощной разрушительной волной выплеснулась наружу.
    Где-то наверху прозвучал дикий вопль ужаса, а затем раздался приглушенный хлопок взрыва. Клайд увидел, как крылатая тварь разлетелась на куски, разжав свои острые когти и окатив его фонтаном кровавых брызг...
    Он летел вниз головой в черную бездну ночи и терял сознание.
    Раздался громкий всплеск. Прохладные волны сомкнулись над его головой, и мир вокруг исчез...
    * * *
    Пол очнулся на песчаном пляже одного из огромных пресных озер, которые были в изобилии разбросаны по поверхности этой планеты. Мелкие песчинки забили ему глаза и нос, вызывая неприятное жжение Ноги в ботинках ощущали прохладу воды, но тело лежало на песке и уже сильно нагрелось на солнце, а комбинезон полностью высох.
    "Интересно, сколько времени я здесь загораю?" - подумал Клайд, припомнив ночное нападение и недоумевая, почему он не чувствует боли от нанесенных ему ран.
    Он бросил взгляд на часы и успокоился - было без четверти десять утра, а значит, он пролежал на солнцепеке не более полутора часов.
    Мелкая ящерица размером с ладонь сидела в двух футах перед Полом, лениво почесывая задней лапкой свое синее брюшко и с любопытством разглядывая его удивленную физиономию. Вероятно, она впервые увидела подобное существо и еще не решила, как себя вести, предоставив ему первое слово.
    Клайд громко чихнул, взметнув фонтанчик воды и песка. Раздался возмущенный писк, и ящерица исчезла. Она не убежала и не закопалась во влажный песок, так как на берегу не было видно ее следов. Она просто растворилась в воздухе, оставив его в полном недоумении о способах своего передвижения.
    Пол осторожно поднялся на ноги и с удивлением оглядел свое тело. Летный комбинезон в нескольких местах был сильно разорван когтями, но самих ран не было и в помине. Он специально сбросил с себя одежду и обувь и тщательно обследовал каждый дюйм тела, вспомнив, как когти чудовища глубоко вонзились в него, порвав кожу и мясо...
    А сейчас на нем не только не было ран. но даже ни одной царапины или шрама. Лишь порванный летный комбинезон с бурыми пятнами запекшейся крови указывал на то, что ночной кошмар был не сном.
    Клайд вспомнил, как проснувшаяся в нем ярость разорвала на куски огромную крылатую тварь, и на мгновение ему стало страшно. Все это слишком отдавало мистикой, чтобы быть похожим на правду.
    Человек не может убить одной лишь силой своих чувств, какими бы глубокими они ни были. Он не способен всего за одну ночь залечить свое тело так, чтобы на нем не осталось ни одного шрама.
    Да что говорить, ни один человек на Земле не в состоянии даже представить существование подобного мира, а уж тем более перенестись туда и стать Творцом для проживающих в нем разумных существ.
    "Или это чудо, или я слишком далеко зашел в своей роли бога", - с легкой тревогой на душе подумал Пол.
    Он закрыл глаза и, раскинув руки, упал на спину в горячий песок. Прилив необузданной радости захлестнул его мозг и весь окружающий мир окрасился в розовые тона, словно от надетых солнечных очков.
    Тело не болело, он чувствовал себя просто великолепно.
    "Как будто заново родился! - промелькнула дикая мысль. - А может так и есть на самом деле?"
    Он сложил ладони рупором и крикнул в небеса: "Кто я-я-я?"
    Синяя бездна над головой поглотила крик, не пробудив даже отзвуков эха.
    Клайд вскочил на ноги и прислушался. Равнодушное молчание было тем единственным ответом, которого любой из нас может дождаться с небес.
    "Кто бы ты ни был, в этом мире тебе никто не поможет... - прозвучали родившиеся в голове чужие слова. - Ты всегда обожал покопаться в себе самом, но на этот раз пора завязывать, иначе ты свихнешься!"
    Махнув на все рукой, Пол подошел к кромке воды. Опустившись на колени, он нагнулся и посмотрел на свое отражение, словно оно могло знать ответы на мучившие его вопросы.
    Из озера на него глянула удивленная физиономия с прилипшими к ней мелкими песчинками и засохшим пучком фиолетовой водоросли. Взъерошенные волосы торчали под разными углами, придавая ему вид циркового клоуна, который мучился с тяжелого похмелья
    "Хорош божок, ничего не скажешь! - усмехнулся Клайд. - И как только это пугало в рваных лохмотьях смеет выдавать себя за высшее существо?"
    Покачав головой, он занялся приведением своей жалкой внешности в порядок Для начала он намочил волосы и пригладил их руками так, чтобы они не торчали во все стороны. Затем он отстирал комбинезон от пятен запекшейся крови и надел его мокрым прямо на перегревшееся на солнце тело, почувствовав огромное облегчение от мокрой прохладной ткани.
    Тщательно отмыв свое лицо и вволю напившись, он побрел по берегу навстречу восходящему голубому солнцу - туда, где, по его расчетам, должен был остаться лагерь динозавров.
    День только начинался и еще не отоше'дшие от сна животные высовывали свои любопытные носы из джунглей, чтобы узнать о самых свежих сплетнях
    В пятидесяти ярдах от озера травоядный ящер, напоминающий огромного жирафа на коротких массивных ногах, повел на прогулку в лес свое многочисленное семейство.
    Подобравшись как можно ближе, Клайд спрятался в кустах, с любопытством подглядывая за происходящим. Длинная шея животного пригибала к земле тонкие верхушки деревьев, на которые тотчас набрасывались голодные детишки. Они отпихивали друг друга головами и затевали возню из-за каждой сочной ветки.
    Неожиданно ящер отпустил дерево, и один из детенышей повис в воздухе, покачиваясь под собственной тяжестью. Он визжал, как поросенок, крепко стискивая зубами ветку и явно не желая изучать на себе законы тяготения.
    Это комическое зрелище продолжалось почти с минуту. Затем прозвучал треск сломанной древесины и вслед за этим глухой удар, сопровождаемый всеобщим визгом, когда перепуганный "малыш", который весил не менее тысячи фунтов, упал на спины своей родне.
    Глядя на этот импровизированный животный цирк, Пол от души расхохотался. Все его заботы и тревоги отступили, оставив только хорошее настроение. Он сорвал с ближайшего кустарника широкий лист и, отмахиваясь им от назойливых насекомых, вошел в глубь чащи.
    Здесь стояла легкая полутьма. Косые лучи восходящего солнца с трудом проникали сквозь переплетение могучих, в несколько обхватов деревьев и вьющихся между ними лиан. Обходя стороной непроходимый колючий кустарник, Клайд осторожно передвигался по краям небольших полян, стараясь производить при этом как можно меньше шума.
    Он уже почти добрался до скал, когда кусты с треском расступились и оттуда выскочили два динозавра из его отряда с копьями в руках. Увидев его живым и невредимым, они принялись радостно кричать, потрясая в воздухе копьями. Затем они подняли Пола над головами и, несмотря на все протесты, понесли его в лагерь на ру ках. Учитывая тот факт, что ящеры никогда не придавали особого значения дороге, Клайду здорово досталось от хлеставших его веток.
    Когда по прошествии нескольких утомительных минут, показавшихся часами, его поставили на ноги в центре лагеря, он с облегчением вздохнул и стойко перенес все знаки внимания, которыми его одарили обрадованные "соплеменники"...
    Остаток дня ушел на поиски и заготовки минералов.
    Планета динозавров напоминала сказочный рог изобилия: в ее недрах и на самой поверхности находилось столько полезных ископаемых, что Полу даже стало обидно за свою родную Землю. Многие минералы и руды динозавры уже научились добывать и перерабатывать, остальные им пригодятся позднее, по мере развития их цивилизации.
    У подножья высоких скал Клайд обнаружил месторождение железного колчедана и селитры, а в глубине одной из пещер бил мощный источник, окруженный различными серосодержащими минералами.
    Наполнив корзины доверху и соорудив из веток прочные носилки, динозавры доставили найденные богатства в лагерь и стали готовиться к ночлегу. Было решено на рассвете возвращаться домой, а затем направить в эти места еще пару отрядов.
    На один день выдалось слишком много приключений, и Пол моментально уснул, отметив про себя, что рядом с его постелью из свежих листьев поставили в караул еще двоих ящеров...
    Ночное небо над его головой раскололось надвое, и яркие вспышки молний осветили извилистую горную дорогу и обуглившиеся зеленые тела на ее обочине. Клайд бросил руль влево и нажал на педаль тормоза своего автомобиля, стараясь избежать столкновения с вылетевшей из-за поворота кроваво-красной машиной "Ниссан" повело юзом и развернуло поперек скользкой дороги. И вот уже с оглушительным воем реактивного двигателя в него несется белый "кадиллак". Он стремительно приближается, и изумленный Пол видит, что это не автомобиль, а небольшой космический корабль в форме тарелки, который на огромной скорости летит в его машину. Сквозь толстое стекло кабины на него пялятся уродливые лица каких-то незнакомых существ, напоминавших гигантскую саранчу...
    Корабль разросся до исполинских размеров, заслонив собой усыпанное звездами небо, и, открыв огромный рот-шлюз, проглотил Клайда в свое бездонное брюхо. Затем все затмила ослепительная вспышка ядерного солнца и наступил полный мрак...
    * * *
    Пол закричал от ужаса и проснулся. Было еще темно, но никто из динозавров не спал. Они глядели на запад. Там, где осталось их племя, небо вспыхивало багровым пламенем, и эхо доносило далекие раскаты взрывов. Побросав найденные сокровища и захватив с собой только оружие, все побежали к пещерам.
    Только сейчас Клайд по-настоящему понял силу и выносливость ящеров, которые сметали все на своем пути. С трудом поспевая за их толстыми бугристыми спинами и стараясь не обращать внимания на больно хлеставшие по лицу ветки, он думал о том, что же могло случиться.
    Несмотря на то, что динозавры уже добывали и обрабатывали железо, они еще не научились делать огнестрельного оружия и применяли порох для изготовления примитивных осколочных бомб с фитилем в качестве запала. Это помогало им обороняться от хищников или охотиться на более, крупных ящеров. Но такой канонады на горизонте не смог бы вызвать даже рух. а все обитающие вокруг враждебные племена уже давным-давно стали частью его собственного племени.
    Пол лихорадочно рассуждал об этом всю дорогу, придумывая и тут же отбрасывая самые невероятные версии. Его ноги заплетались от быстрого бега, а легкие горели от перенапряжения, и только малая сила тяжести не давала ему упасть на землю без сил...
    Когда по прошествии двух утомительных часов бешеной гонки они добежали до рва, за которым находились жилые пещеры, в лучах восходящего голубого солнца их взорам предстали истерзанные почерневшие тела. Из нескольких пещер валил густой дым, и повсюду стоял нестерпимый запах горелого мяса.
    Многочисленные трупы на земле - почти все, что осталось от огромного племени динозавров. Кто бы здесь ни поработал, это был разумный и хорошо вооруженный противник, судя по разрывам и ожогам, оставленным на телах убитых, почве и даже скалах.
    За время своей военной службы Полу пришлось побывать во многих "горячих точках" собственной планеты, но то, что он увидел теперь, превосходило их все по своим масштабам и жестокости...
    За его спиной раздался неистовый вой реактивных турбин, переходящий в пронзительный свист. Клайд едва не упал на землю от подобного "сюрприза", так как не ожидал ничего похожего на планете динозавров. Этот оглушительный вибрирующий звук мог издавать только военный истребитель с вертикальным взлетом и посадкой.
    Опустившись на колени среди высокой травы, он осторожно высунул из нее голову и осмотрелся по сторонам. В двухстах ярдах от них приземлялся небольшой космический корабль в форме летающей тарелки. Пол удивился, заметив, что очертания блестящего на солнце корпуса и прозрачной кабины управления были точной копией из его ночных кошмаров.
    Он оглянулся на остолбеневших от ужаса динозавров и послал им свой мысленный приказ: "Немедленно ложитесь в траву и притворитесь мертвыми! До моей команды никому не выдавать своего присутствия!"
    Убедившись, что его указание выполнено, Клайд вскочил на ноги и короткими перебежками, от куста к кусту, стал приближаться к месту посадки корабля.
    Перебегая через небольшую поляну, он угодил ногой в воронку от взрыва и, споткнувшись, упал на мертвого ящера. Его туловище было разорвано почти пополам, кости и кожа на месте разрыва напоминали сгоревшую бумагу. В обугленной руке была зажата пороховая бомба с выпавшим из запального отверстия фитилем. Сдерживая приступ рвоты, Пол вытащил бомбу из крепко стиснутых пальцев и, приладив на свое место фитиль, пополз к заходящему на посадку кораблю.
    Он залег в кустах в десяти ярдах, когда тот уже приземлился и часть корпуса плавно опустилась на землю, образуя подобие ступенек. Послышались тихие шаги, и Клайд увидел восемь тонких существ, напоминающих земного богомола с непропорционально-огромной головой саранчи. Все они были очень высокого роста, как минимум, на полфута выше Пола
    Пришельцы стояли на необычайно длинных ногах, изгибающихся в обратную сторону, словно задние конечности у кузнечика. Четыре верхних щупальца сжимали тонкую серебристую трость. Все их тело, за исключением головы, было покрыто блестящим обтягивающим скафандром золотистого цвета, который заканчивался на очень короткой и тонкой шее. Диспропорцию туловищу составляла большая хитиновая голова серовато-зеленого цвета с огромными фасеточными глазами, длинными тонкими усиками антенн и двумя крохотными щупальцами у рта, состоящего из пары изогнутых челюстей-пластинок.
    Пол был поражен, когда до него дошло, что эти хрупкие на вид создания, которые стояли по уровню развития намного выше земной цивилизации, насекомые.
    Внимательно изучая пришельцев, он пришел к выводу, что подобное строение тела указывает на то, что сила тяжести на их родной планете в несколько раз меньше. Но даже в этом случае их внешняя неуклюжесть с лихвой компенсируется оружием. Скорее всего, это те самые серебристые трости, которые они сжимают в своих тонких щупальцах. Но как такую огромную разрушающую мощь удается сосредоточить в столь малом объеме? Впрочем, стоит ли делать какие-либо выводы по поводу чужой цивилизации, намного превосходящей его собственную.
    Клайд оторвал свой взгляд от пришельцев и стал изучать их корабль. Самая обычная "летающая тарелка", каких довольно много видели на Земле. Она напоминала перевернутую вверх дном гигантскую миску двенадцати футов в высоту и около сорока футов диаметром и опиралась на восемь толстых стоек, которые выдвинулись из ее днища при посадке. Обращенная боковой частью к Полу застекленная кабина управления слегка отсвечивала в лучах восходящего солнца.
    И вдруг Клайда осенило: все земные описания летающих тарелок довольно точно изображали находившийся перед ним корабль. Он похолодел от внезапно пришедшей мысли, что, возможно, именно эти существа изучают Землю для последующего нападения. Что их до сих пор удерживало? Огромная сила тяжести, почти втрое больше, чем на этой планете, или высокий уровень земной цивилизации, которая обладала мощью термоядерного оружия?
    Пришельцы спустились с трапа на землю и стояли у подножья корабля, покачиваясь на своих тонких ножках. Один их них, издав короткий писк, направился к пещерам, напоминая своими движениями походку циркового клоуна на ходулях. Остальные насекомые разбрелись вокруг тарелки, приближаясь к поляне с высокой травой, в которой залегли динозавры. Последний инопланетянин остался сторожить корабль и опустился на ступеньки трапа.
    Пришло время действовать. Пол обдумал и послал ящерам мысленную инструкцию предстоящего боя. Силы воюющих сторон были неравными. С таким примитивным вооружением ящеры смогут победить лишь в том случае, если они используют военную хитрость и фактор внезапности.
    Вначале следует выяснить принцип действия оружия пришельцев. Клайд поднял тяжелый камень и, размахнувшись, забросил его в самую гущу кустов, которые находились по другую сторону поляны.
    Шорох листвы и треск поломанных веток развернул насекомых к кораблю. Двое из них подняли свои серебряные трости, и Пол увидел ослепительную молнию, которая сорвалась с вершины летающей тарелки и прогрохотала в кустах вспышками мощного взрыва.
    Одновременно с этим в воздухе просвистела дюжина стрел, и оба пришельца повалились на землю, превратившись в огромные подушечки для иголок.
    Оставшиеся насекомые, не обнаружив противника, который прятался от них среди высокой травы, бросились в панике под защиту корабля. Сидевший на ступеньках трапа инопланетянин вскочил на ноги и взял трость наизготовку, пялясь во все стороны огромными глазищами и нервно подергивая крохотными щупальцами у рта.
    Но бой еще только начинался. Это была всего лишь разведка, которая показала оружие пришельцев в действии. Оно было чрезвычайно мощным и эффективным, поскольку направляло выстрел огромной разрушительной силы с самой летающей тарелки. Пол видел это по разорванному трупу и по обожженной земле на месте растущих мгновение назад высоких и пышных кустов.
    Но, как и у любого оружия, у него обнаружился и весьма крупный недостаток - зависимость от корабля. Сами трости были лишь "указующим перстом", который надо было навести на место обстрела.
    "Интересно, а откуда исходит выстрел?" - подумал Пол.
    Он пригляделся и заметил на крыше летающей тарелки небольшую вращающуюся башенку с коротким конусным стволом. Именно из него вылетел тот мощный заряд энергии, который превратил густые вечнозеленые кусты в крохотную горстку серого пепла. Оставался непонятным только принцип пометки тростью нужной цели.
    "Необходимо вывести эту стреляющую башню из строя! - решил Клайд. Если даже она выдержит сам взрыв, то ее приводной механизм, наверняка, заклинит... Вот только бросать бомбу не имеет особого смысла. Пока догорит фитиль, она уже скатится с пологой крыши".
    Он лихорадочно искал выход из сложившейся ситуации, в то время как оставшаяся в живых пятерка насекомых прыгала на своих тощих ходулях к кораблю. Им оставалось всего тридцать ярдов до трапа, возле которого с тростью наизготовку стоял прикрывающий их отступление пришелец. Не было и тени сомнения, что первый, кто высунет голову из травы, добавит в обоженную почву еще одну горсть пепла...
    "Если насекомые успеют добраться до своего корабля и поднимутся в воздух, то преимущество будет на их стороне и они расстреляют наш отряд с высоты. - сообразил Пол. - Что же делать с бомбой? Хоть привязывай ее к "тарелке"... Ну, конечно! Как же я сразу не догадался: это единственный и самый разумный выход!"
    Он осторожно поднял руку, стараясь не привлекать к себе внимание стоявшего у трапа пришельца, и сорвал с кустов спутанный клубок засохших лиан. Привязав к нему бомбу, он зажег фитиль и, размахнувшись, забросил ее на крышу летающей тарелки.
    Клайду крупно повезло: клубок с бомбой зацепился за ствол вращающейся башни и повис в нескольких дюймах под ним. Но на этом его везение и закончилось. Охраняющий корабль инопланетянин повернул к нему свою трость и на груди Пола засветилось яркое красное пятно величиной с большую монету.
    "Лазерная наводка! И как же я сразу не догадался? - промелькнула мысль в его голове. - Теперь чуткая электроника обнаружит и уничтожит помеченную тростью цель!"
    Бежать или уклоняться было совершенно бессмысленно: взрыв такой мощности превратит его тело в кровавый студень, даже если он произойдет в трех ярдах за его спиной.
    Как в замедленном кино, Клайд зачарованно смотрел на поворачивающуюся в его сторону башню, на смертоносном стволе которой висела бомба с догорающим фитилем...
    * * *
    Взрывы прозвучали почти одновременно.
    К счастью, вначале рванула пороховая бомба и отклонила выстрел, направленный Полу в грудь. Вместо этого заряд энергии поразил растущее в десяти ярдах дерево. По его расщепленному дымящемуся стволу, который лежал теперь на земле, Клайд понял, что могло произойти с ним, взорвись бомба всего на мгновение позже. И все же взрывная волна настигла его своим могучим пламенем, больно ударив в уши и едва не опрокинув на землю.
    Но и летающей тарелке досталось неплохо: ее стреляющую башню как ветром сдуло с пологой крыши, обнажив толстые провода с фейерверком разноцветных искр.
    Выпрыгнув из кустов. Пол оказался лицом к лицу со стоявшим у трапа пришельцем, уродливым подобием гигантской саранчи. Голова, покрытая жестким хитиновым покровом, и огромные фасеточные глаза-полусферы, блестящие в лучах утреннего солнца, никак не выдавали его чувств. Только нервно подергивающиеся щупальца по краям огромных челюстей-пластинок с капающей с них зловонной коричневой жидкостью указывали на то, что такой оборот событий ему явно не понравился.
    Вытянув трость перед собой, инопланетянин рванул ее руками в разные стороны - она разломилась на две части, образуя кинжал и длинный обоюдоострый меч.
    Безоружный Клайд мог противопоставить этому только свою военную выучку и смекалку.
    Пришелец отвел левую руку с кинжалом назад, а правой рукой, словно японский самурай, стал проворно крутить мечом в воздухе.
    Краем глаза Пол заметил, что динозавры перешли в атаку и напали на оставшихся насекомых, каждый из которых применил ту же тактику, что и стоявший перед ним.
    Выставив перед собой согнутые в локтях руки, Клайд встал в боевую стойку вполоборота к противнику. Тот принял такое поведение за прямой вызов и бросился на Пола, пытаясь проткнуть его мечом. Увернувшись, Клайд резко присел и, сделав быстрый поворот туловищем, подсек правым ботинком ближайшую к себе ногу насекомого. Раздался громкий треск сломанной конечности, и пришелец рухнул, как подкошенный. Стукнувшись головой о землю, он несколько раз дернулся и затих, истекая желтой кровью и подергивая щупальцами у рта.
    Пол встал на ноги и огляделся. Бой был в самом разгаре. Трое насекомых отбивались от наседавших динозавров, двое из которых уже лежали мертвыми с мечами в животах. Оба пришельца, лишившиеся своего оружия, дергались в судорогах на земле, а четверо разъяренных ящеров топтали их хрупкие тела ногами.
    Клайд бросился на помощь, подняв по дороге увесистый камень. Подбежав к дерущейся толпе, он прицелился и бросил булыжник точно в голову одному из насекомых. Раздался глухой удар, и голова отделилась от туловища, покатившись по земле, словно мяч для регби. Двое оставшихся пришельцев на мгновение замерли, а затем выпустили в воздух густое фиолетовое облако, которое сбило нападающих ящеров с ног. Затем они бросились под защиту корабля со всей скоростью, на которую были способны, и их ноги-ходули слились в сплошное мелькающее пятно.
    Пол стоял в этот момент в стороне и не испытал воздействия газа. Тем не менее, он был так ошеломлен случившимся, что не сразу пришел в себя.
    Пришельцы уже добежали до летающей тарелки и собирались запрыгнуть в люк, когда их настигла волна ярости, проснувшаяся в сознании Клайда. Они лопнули, словно мыльные пузыри, забрызгав обшивку корабля желтыми брызгами крови...
    Облако развеялось, и динозавры стали приходить в себя. Газ оказался для них не смертельным, а только временно парализовал их тела. Неуверенно поднимаясь с земли, они покачивались на нетвердых ногах, мотая головами и постоянно чихая.
    Пол подошел к летающей тарелке и осторожно заглянул внутрь, опасаясь встречи с кем-нибудь из экипажа. Но корабль был пуст, и только в одном из кресел за приборной панелью лежали останки насекомого, который также испытал на себе его сокрушительную ярость.
    Запрыгнув в "тарелку", Клайд с профессиональным любопытством начал разглядывать кабину управления. Длинный пульт с обилием всевозможных кнопок и экранов плавно переходил в стены, пол и потолок корабля. Перед пультом располагались два ряда кресел в форме вогнутой полусферы: пара мест для пилотов в первом ряду и шесть мест для экипажа во втором. Пульт, кресла и даже обивка салона были сделаны из шероховатого на ощупь зеленого пластика. Видимо, этот цвет растительного мира являлся для насекомых идеальным.
    Малые размеры летающей тарелки делали ее не приспособленной для длительных космических путешествий. Скорее всего, она была лишь одной из посадочных капсул и где-то на орбите планеты динозавров должен находиться настоящий боевой корабль.
    В открытый люк, не скрывая ужаса, заглянул ящер и доложил, что они нашли в пещерах раненого Нора и многих оставшихся в живых воинов. Вождь передал, что во время нападения "злых богов" они спрятали в потайной пещере, о существовании которой не знал даже Пол, всех самок с детенышами и оставшиеся яйца. Он также сообщил, что "летающих островов", несущих разрушения и смерть, было не меньше пяти.
    Цивилизация ящеров еще не погибла, но это может случиться в самое ближайшее время. Очевидно, эта капсула приземлилась для разведки, и если она не вернется, то прилетят остальные, и снова начнется бойня.
    "Вот и настало время вспомнить свою настоящую профессию! - подумал Клайд. - Это моя последняя миссия, мое вознесение на небеса. Возврата не будет и я останусь живым только в памяти этих существ. Я уже очень многому их научил и теперь только настоящий Бог сможет заботиться об их дальнейшем существовании".
    Пол спустился по трапу и отдал приказ нести в летающую тарелку все оставшиеся запасы пороха и бомб. Если пришельцы вернутся, толку от них будет мало. Он собирался проникнуть в боевой корабль на орбите и взорвать его. И вовсе не питал иллюзий по поводу того, что при этом удастся спастись самому.
    Динозавры ушли в пещеры, а Клайд вернулся в капсулу и занялся изучением приборов. Обилие электронного оборудования сбивало с толку и указывало на необычайно высокий уровень развития техники пришельцев. Пол поневоле вспомнил свой злополучный "Стелс", все управление которым забирал на себя суперкомпьютер.
    Он долго рассматривал элементы управления, стараясь найти хоть какие-нибудь указатели на их значение. Единственным знакомым предметом был штурвал, напоминающий джойстик для компьютерных игр с несколькими разноцветными кнопками...
    Прошло полчаса, и в кабину стали заносить глиняные кувшины с порохом, готовые бомбы, шнуры фитилей и горшочки с гремучей ртутью - последним "изобретением" Пола. Набралось более половины внутреннего объема "тарелки": в свое время он хорошо позаботился о запасах, храня их в недоступных местах.
    Клайд вспомнил о снесенной взрывом стреляющей башне и втайне надеялся, что такое обилие взрывчатки причинит кораблю достаточный ущерб.
    Принесли лук, полный колчан стрел, несколько коротких дротиков и меч пришельца.
    "Осталось только лицо в боевой цвет раскрасить, да перья в волосы воткнуть", - усмехнулся Пол.
    Он сильно сомневался, что при встрече с пришельцами, о численности которых он не имел ни малейшего представления, ему поможет холодное оружие. Но лететь на корабль с голыми руками почему-то не хотелось.
    Наконец загрузка летающей тарелки взрывчаткой закончилась и Клайд приказал ящерам возвращаться в свои пещеры. Он не хотел устраивать драматическую сцену прощания с улетающими на небо богами. К тому же ему предстояло изучать корабль в действии, а это было небезопасно.
    Динозавры нехотя уходили, постоянно оглядываясь и ожидая, что Пол возьмет их с собой. Но он был категоричен - это война богов в небесах, где нет места простому смертному...
    * * *
    Оставшись в кабине один, Клайд сел в свободное кресло пилота, которое тотчас приняло форму его тела и пристегнуло к себе мягкими, но очень прочными скобами. Пульт управления ожил, перемигиваясь разноцветными индикаторами и показывая на экранах мониторов окружающий капсулу мир динозавров.
    Пол подогнул ноги под сиденье и попытался встать: скобы исчезли, и кресло тотчас освободило его из плена, восстановив свою первоначальную полусферическую форму.
    Никогда в жизни Клайд не мог и мечтать, что когда-нибудь он сядет в кресло настоящего космического корабля и поведет его в бой. Впрочем, поведет ли? Это еще предстояло выяснить.
    Интересно, а сколько бы заплатил Вашингтон за обладание подобным "истребителем"?
    Вернув себя в плен мягких скоб, Пол взял джойстик правой рукой, почувствовав в ладони его перетекание, - рукоятка, как и кресло, подстраивалась под строение тела. Свободной левой рукой он стал искать кнопку старта, но на что бы ни нажимал, эффекта не было. Клайд попробовал кнопки на джойстике - тоже безрезультатно. Тогда он потянул рукоять на себя. Раздался приглушенный рев турбин, и Пола слегка вдавило в кресло, которое обняло его еще плотнее и нейтрализовало перегрузку при старте.
    Планета на экранах мониторов стремительно улетала прочь, хотя Клайд и не мог сказать это по своим ощущениям, - инопланетяне здорово позаботились о комфорте. Безоблачное голубое небо стало быстро темнеть, и вот уже он летит в черноте космоса, уставившегося на него миллионами немигающих глаз...
    Пол понятия не имел, где может находиться космический корабль пришельцев и как он туда попадет, и полагался только на удачу. Впрочем, выбора у него все равно не было. Следуя здравому смыслу, звездолет должен висеть на орбите как можно ближе к месту посадки капсул, если только инопланетная логика хотя бы частично соответствовала земной.
    Клайд слегка повернул джойстик вправо - "тарелка" последовала тем же курсом. Более сильное отклонение привело к тому, что она продолжила свой полет по спирали.
    Звездная карусель поплыла перед глазами Пола, и он забыл обо всем, зачарованный этим живописным зрелищем. Миллионы светящихся брызг летели ему навстречу, кружась в своем безумном танце. На какое-то мгновение у Клайда невольно возникло ощущение ангела, парящего в бескрайних просторах Вселенной...
    Одна светящаяся точка, вращающаяся по наименьшей орбите, привлекла его внимание. В отличие от других, которые мелкими искрами кружились по черной бездне, эта все росла и росла по мере удаления "тарелки" от планеты динозавров, пока ее ощетинившаяся антеннами бронированная поверхность не заняла большую часть обзорного экрана.
    Пол выровнял курс капсулы и теперь летел всего в нескольких милях под днищем гигантского звездолета. Ему никогда не приходилось определять размеры предметов в космосе, но он не сомневался, что длина корабля составляла более десяти миль. Он был огромен и давил на сознание своими размерами и устрашающим видом.
    Неожиданно из днища крейсера ударил яркий луч света, захвативший "тарелку" в свое поле. Клайд почувствовал, как капсулу слегка тряхнуло и она устремилась по направляющему ее лучу. Все его попытки отклонить курс оказались безрезультатны, и он убрал руки с панели управления. Он так стремился попасть на звездолет, что ему даже стало немного обидно, что эту проблему за него решила корабельная автоматика.
    В распоряжении Пола было еще несколько свободных минут и, покинув гостеприимное кресло, он занялся подготовкой "десанта". Он надел широкий ремень из шкуры травоядного ящера, карманы которого набил небольшими пороховыми бомбами. Затем он открыл глиняные кувшины и, вытащив из них твердые, хорошо продубленные кожаные мешочки с гремучей ртутью, начал привязывать их к наконечникам стрел. Эту взрывающуюся при сильном ударе смесь он приготовил совсем недавно и еще не успел проверить ее на практике. Похоже, случай выпал не самый удачный, но отказываться от испытаний не стоило.
    Перекинув через левое плечо полный колчан стрел и засунув пару дротиков за ремень справа, а меч пришельца - слева, он взял в руки лук и усмехнулся:
    - Добро пожаловать на космическую базу, инопланетный Рембо!
    Единственный план, который мог возникнуть в подобной обстановке, высадиться на звездолет и зажечь длинный фитиль. Затем с боем пробиваться к другой капсуле, молясь Богу, чтобы успеть улететь до взрыва, а сам взрыв нанес крейсеру ощутимое повреждение. Впрочем, в последнем Клайд сомневался все сильнее по мере приближения к огромной массе корабля, заполнившей уже весь обзорный экран.
    В днище крейсера появилась светящаяся щель, и часть нижней панели отошла в сторону, пропуская капсулу со смертоносным грузом на борту. Легкий толчок - и она "прилипла" к внутренней поверхности плиты, которая задвинулась обратно в корабль. Узкая полоска космоса, отделявшая крейсер от планеты динозавров, исчезла, и за бортом "тарелки" раздалось шипение поступающего в шлюз воздуха.
    Пол зажег длинный шнур фитиля, молясь про себя, чтобы он не потух. В его распоряжении, в лучшем случае, двадцать минут.
    Затем послышался тихий рокот моторов и люк капсулы медленно опустился...
    * * *
    Реакция и сообразительность - вот что не раз спасало Клайда в самых сложных ситуациях.
    Трап еще не коснулся палубы корабля, а в образовавшееся отверстие уже полетела большая пороховая бомба.
    Грохот взрыва за стеной заглушил прозвучавшие крики. Пол выхватил меч и прыгнул следом. Поскользнувшись в облаке густого дыма на липком от крови полу, он упал и покатился в сторону. Но это падение только спасло ему жизнь: там, куда он выпрыгнул мгновение назад, шипел и плавился металл палубы...
    Среди инопланетян, которые пришли встретить капсулу и теперь бесформенными кусками валялись вокруг, один оказался позади ее корпуса. Он чудом уцелел от взрывной волны и теперь стрелял в Клайда. И в его руках была не тонкая серебристая трость, а массивный черный цилиндр с коротким стволом.
    Одним прыжком оказавшись под защитой "тарелки", Пол достал из колчана стрелу без гремучей ртути и, натянув тетиву, присел у трапа. Затем он подобрал с палубы оторванную взрывом голову пришельца, бросил ее вправо от себя и вслед за раздавшимся выстрелом прыгнул в противоположную сторону.
    Сила тяжести на звездолете была оптимальной для инопланетян. Клайд весил здесь не более двадцати фунтов, и его прыжок напоминал скорее небольшой полет, за время которого тетива лука уже была спущена. Вонзившаяся в голову пришельца стрела оборвала его движение в тот самый момент, когда он уже повернул свое оружие в сторону Пола. Издав хриплый писк, он рухнул на палубу, так и не успев нажать на курок.
    Клайд специально выбрал обычную стрелу, чтобы не повредить взрывом лучемет. Теперь он держал в руках мощное оружие, разглядывая его со всех сторон. Лучемет представлял собой толстый массивный цилиндр около тридцати дюймов длиной и пяти дюймов диаметром и был изготовлен из какого-то черного матового металла. Он был громоздким и тяжелым даже для Пола. Скорее всего, именно по этой причине инопланетяне не стали брать подобное оружие на планету динозавров, ограничившись только легкими серебристыми тростями.
    Кроме рукояти, спускового крючка и широкого наплечного ремня лучемет имел сбоку небольшой рычажок с тремя степенями фиксации, который, вероятно, регулировал мощность выстрела и находился сейчас в среднем положении.
    Внезапно в голову Клайда пришла мысль, что нельзя оставлять капсулу с открытым люком. Если инопланетяне до нее доберутся, то никакого взрыва не произойдет.
    "Они хоть и насекомые, но не дураки!" - усмехнулся он про себя.
    Пол нажал на фиолетовую кнопку рядом с трапом, и люк плавно поднялся вверх, закрывая вход в "тарелку".
    Пришло время испытывать действие лучемета. Переставив регулятор мощности в первое положение, он направил оружие на металлическую палубу в пяти ярдах перед собой и нажал на курок. Послышалось легкое шипение, и вылетевший из ствола яркий белый луч оставил в полу небольшое углубление с оплавленными краями.
    Удовлетворенный испытанием, Клайд подошел к люку и короткими выстрелами приварил его в нескольких местах к основному корпусу. Теперь, если даже до капсулы доберутся, люк придется взламывать, и взрыв не успеют предотвратить. Пол мечтал, чтобы к этому времени у "тарелки" собралось как можно больше пришельцев.
    Взглянув на часы, Клайд с удивлением обнаружил, что с того момента, как он зажег фитиль, прошло всего две минуты. Подобрав оброненный при падении меч, он заткнул его за пояс и огляделся. Пороховой дым уже рассеялся, и он увидел открытые двери шлюза и толстые жгуты электрических кабелей, протянутые прямо по стенам на высоте около восьми футов. Никаких ламп освещения не было и в помине: мягкий зеленый свет излучали сами стены помещения.
    Пол задержался в шлюзе еще на одну минуту, обрывая электрические кабели и заклинивая ими двери в открытом положении. Теперь уже ничто не помешает космосу ворваться внутрь корабля и уничтожить его.
    Услышав за дверью какой-то шум, Кл.айд бросил туда бомбу и прыгнул вслед за взрывом. Образовавшееся облако дыма сильно затрудняло видимость, но даже сквозь него были заметны мелькающие в конце коридора тени.
    Переставив регулятор мощности лучемета в третье положение, Пол нажал на курок и провел стволом от входных дверей через весь коридор. Многочисленные взрывы и волны пламени бросились ему навстречу, обдав жаром руки и тело и сбив его с ног. В коридоре запахло чем-то горелым.
    Прозвучал длинный прерывистый сигнал, меняющий свою тональность, и из стен и потолка забили мощные газовые струи. Клайд, уже успевший подняться, был сбит ими с ног и пополз по коридору в обратную сторону, задыхаясь от едкого газа. Он старался не поднимать своего лица от металлической палубы, где все еще оставался тонкий слой чистого воздуха...
    С громким шипящим звуком над головой Пола пролетела белая молния, и небольшой участок палубы в трех ярдах перед ним превратился в красное пятно, пенящееся расплавленным металлом. Откатившись вплотную к стене, Клайд достал из колчана очередную стрелу и, натянув тетиву, выстрелил в конец коридора. Грохот взрыва вызвал на его лице довольную улыбку самодельная гремучая ртуть превзошла все ожидания.
    Вскочив на ноги, Пол побежал по тоннелю вдоль его левой стены. Неожиданно палуба перед ним разошлась в стороны, образуя пропасть около десяти ярдов в длину. Не останавливаясь, Клайд с разбегу прыгнул вперед и, пролетев над бездной, упал в нее, зацепившись кончиками пальцев за край противоположной плиты. Подтянувшись на руках, он перекатился по палубе подальше от образовавшейся ловушки, в глубине которой уже бушевали волны фиолетового пламени.
    Часть металлической стены справа от Пола поднялась вверх и двое насекомых с обнаженными мечами выскочили в коридор. Все еще лежа на палубе, Клайд сделал подсечку ногами одному из них. Пришелец еще не успел упасть, когда Пол сокрушил его хитиновое тело, обрушив на него сильный удар своей правой ноги.
    Второй инопланетянин взмахнул рукой и вонзил клинок в палубу, где мгновение назад находилось тело Клайда. Резко увернувшись, Пол выхватил свой меч и одним прыжком прямо со спины вскочил на ноги: малая сила тяжести позволяла ему совершать чудеса.
    Даже первых ударов-меча было достаточно, чтобы понять, что пришелец превосходит его в искусстве, уступая лишь силой. Клинок быстро мелькал перед глазами Клайда, словно лопасти вертолета, заставляя его все время отступать к противоположной стене...
    Отразив очередной выпад, Пол не стал больше церемониться и сильным круговым взмахом выбил меч из рук насекомого, завершив бой левым кулаком в его приоткрытую челюсть. Удар был настолько силен, что он ободрал костяшки пальцев о хитиновый панцирь пришельца, который испустил дух еще до того, как упал на палубу корабля.
    Плита в стене уже опускалась, оставляя лишь небольшую щель, в которую Клайд едва успел протиснуться. И снова ему повезло: он оказался в одной из шлюзовых камер, где приоткрытый люк летающей тарелки наполнялся новым десантом саранчи.
    Вытащив из-за спины лучемет, Пол очистил подход к капсуле от нескольких заметивших его тварей, стараясь не зацепить самого корпуса. Яркие вспышки пламени разрывали хрупкие тела насекомых на куски и разбрасывали их по всему шлюзу...
    Из открытого люка высунулась уродливая хитиновая голова Выхватив из-за пояса дротик, Клайд кинул его в пришельца. Просвистев в воздухе, дротик наполовину вошел в грудь насекомого, который вывалился из "тарелки" прямо на палубу.
    Прыгнув в темное отверстие люка, Пол поскользнулся на мокрых от крови ступеньках и упал в капсулу вниз головой, на которую тотчас обрушилось что-то тяжелое.
    Он уже не слышал, как корпус звездолета задрожал от чудовищного взрыва и внутрь него с диким ревом обезумевшего животного ворвался холодный космос ..
    * * *
    Клайд очнулся от жгучей боли в предплечье. Он лежал на ровной поверхности, ослепленный ярким зеленым светом, который бил ему прямо в лицо. Страшно раскалывалась голова и тысячи острейших игл впивались в мозг. Облизнув пересохшие губы, он почувствовал на них соленый привкус запекшейся крови...
    Постепенно зрение восстановилось, и Пол разглядел окружающую его обстановку. Он находился под стеклянным куполом, возле которого за длинным пультом с бесчисленными экранами сгорбились уродливые фигуры пришельцев. Они пялились на него огромными немигающими глазищами и переговаривались между собой на каком-то замысловатом языке, состоявшем в основном из скрипучих звуков.
    На голову Клайда был надет громоздкий шлем, увитый, словно паутина, густой сетью тонких проводов. Рядом с его правым плечом возвышался странного вида механический манипулятор с тонкой иглой на конце, инъекция которой и вернула ему сознание.
    Пол попробовал шевельнуть рукой и почувствовал, что не может этого сделать: тело не слушалось его команд. Скосив глаза вниз, он убедился, что больше его ничто не удерживает. Полный паралич тела и отсутствие контроля над ним было сильнее самых крепких оков и действовало намного эффективнее.
    Один из пришельцев приоткрыл рот, и Клайд вздрогнул, услышав слегка искаженные звуки английской речи:
    - Ты, наверное, сильно удивлен, Пол, но тебе придется привыкнуть! Я капитан этого звездолета, а это - мои помощники и ученые... Не могу не восхищаться твоими смелыми действиями, хотя они и уничтожили на какое-то время одну из палуб корабля вместе с находившимся на ней экипажем..
    Он встал из-за пульта и приблизился к стеклянному куполу, слегка постучав по нему своими длинными пальцами. Затем он наклонился к самому лицу Клайда и проскрипел:
    - Но сам космический крейсер неуязвим! Единственное, что может его уничтожить, - термоядерный взрыв собственных двигателей, а это практически невозможно. Все остальные внешние и внутренние физические воздействия, производимые над корпусом звездолета, быстро восстанавливаются в первоначальном варианте. Такова структура металла, из которого состоит весь корабль! Взорванная тобой палуба уже приобрела свой первозданный вид, так что твоя бессмысленная затея свести с нами счеты полностью провалилась... Но само твое появление, землянин Клайд, как нельзя кстати!
    - Откуда вы знаете, кто я такой? - поразился Пол.
    Мысли в его голове бешено стучали, пытаясь осознать происходящее, которое все больше и больше напоминало ему какой-то нереальный и чудовищный сон.
    - Ты уже и сам об этом догадываешься, Клайд, я ведь вижу все твои мысли на экране! - прошипело насекомое. - Анализ твоего тела показывает полное сходство с жителями Земли, хотя в его строении многое улучшено и дополнено. Сканирование головного мозга обнаружило у тебя наличие каких-то новых, еще не известных нам способностей... Но больше всего нас интересует другое. Земля находится в соседней, уже хорошо изученной нами галактике, и мы все ломаем головы, как ты мог здесь очутиться. Мы искали ответ на этот вопрос в твоей памяти, но, к сожалению, ты и сам ничего об этом не знаешь. А уж за эффективность нашего сканера, подключенного сейчас к твоему мозгу, я могу поручиться!
    Пол поморщился от сильной головной боли и спросил у капитана:
    - И чего вы добиваетесь, рассказывая мне все это?
    - Терпение, Клайд, и еще раз терпение! Я должен излагать свои мысли в такой последовательности, чтобы ты сам обо всем догадался, и понял, чего мы от тебя хотим... Наша планета находится в миллионах световых лет отсюда, но звездолет покрывает это расстояние всего за четыре года. Весь фокус заключается в движении по скрытым тоннелям космоса. Все миры связаны между собой невидимыми нитями этих тоннелей, проникнуть в которые способна лишь разумная мысль, вооруженная особой техникой... Идея о возможном наличии еще одного измерения, в котором все протяженности Вселенной будут находиться в одной точке, мучает вас давно. Вы более пятидесяти лет стоите на пороге этого великого открытия и все же настойчиво продолжаете ломиться в открытую дверь, а точнее - в окружающие ее неприступные стены...
    - К чему такие трогательные переживания за нашу цивилизацию? огрызнулся Клайд. - Какова ваша истинная цель?
    - Борьба за выживание и чистоту окружающего мира! - прозвучал лаконичный ответ. - Мы уничтожаем низшие формы разумной жизни, как вы истребляете грызунов, которые пытаются выстоять в жестокой борьбе и мешают вам лишь собственным существованием.
    - В отличие от вас, мы не претендуем на чужие миры! - заявил Пол.
    - Это лишь потому, что вы еще не построили кораблей, способных преодолеть бесконечные глубины космоса, - ответил ему капитан. - Как только это станет возможным, вы не остановитесь ни перед чем! Разве не вы истребили индейцев, чтобы занять принадлежащие им земли?
    - Вы - убийца!
    - Я лишь, верный слуга своего народа! - покачало головой насекомое. Убийца - это ничтожная личность, которая лишает жизни единицы своих соплеменников ради собственной выгоды. Я же истребляю миллиарды низших существ ради пользы всей нашей нации... Когда-то у вас на Земле были Гитлер и Наполеон, которые, как и мы, боролись за право жизни только для своего народа...
    - С ними покончено раз и навсегда! - выпалил Клайд.
    - Покончено только с ними, но их учение посеяло свои семена в благодатную почву и терпеливо ждет своего часа! - возразил капитан. - Вы точно такие же, как и мы. Между нами нет никакой разницы, кроме физического отличия и уровня развития цивилизаций.
    - Мы - Гомо Сапиенс, а не кузнечики-переростки, которые возомнили себя властелинами Вселенной! - выкрикнул Пол. - И как только природа допустила такой уродливый вид разума!
    - Все дело в малой силе тяжести и устойчивом теплом климате на нашей планете, которые позволили нам превратиться в разумную форму жизни и добиться огромного успеха, - ответил пришелец. - На вашей Земле с ее гигантской силой притяжения и сильно меняющимися климатическими условиями наша эволюция не смогла бы состояться... Но мы до сих пор не понимаем, как млекопитающие - боковая тупиковая ветвь цивилизации со своим сверхсложным строением тела и постоянными болезнями, которые убивают вас изнутри, смогли стать разумными и не вымерли сами собой?
    - Но ведь наш мир существует! - парировал Клайд.
    - Парадоксально, но факт! - согласился с ним капитан. - В разных частях Вселенной эволюция идет по своему, только ей понятному пути. Возможны самые невероятные с вашей примитивной точки зрения виды разума... На одной планете, которую мы так и не сумели обуздать и которую пришлось полностью уничтожить, формой разумной жизни было скопление энергии в небольшом объеме, не окруженном материальной оболочкой. Этот вид разума не подвержен никакому физическому воздействию. Я даже не уверен, что, разложив на атомы саму планету, мы хоть как-то повлияли на ее обитателей. С тем же успехом они могли бы жить в бескрайних просторах космоса или на поверхности какой-нибудь звезды... Не скажу, что они нам хоть чем-то помешали, но таков жизненный принцип, которому следует и ваша цивилизация: выживает сильнейший, потому что он уничтожает своего противника еще до того, как тот наберет силу! К тому же, их мир не обладал ни малейшими запасами полезных ископаемых, способными нас заинтересовать... Планету, на орбите которой находится наш звездолет теперь, мы посетили впервые. Это всего лишь разведка, которая показала наличие на ней разумной жизни, способной обороняться. Мы еще не делали анализы почвы и воды на наличие полезных ископаемых, но уверены, что климатические условия делают эту планету благоприятной для заселения. Единственная проблема, к которой нам придется привыкнуть, - существенно большая сила тяжести...
    - Тогда зачем вам нужна наша Земля? - удивился Пол. - Ведь по ней вы даже не сможете ходить пешком...
    - Ты же умный человек, Клайд! - перебил его капитан. - Ваша планета это несметные сокровища, которые вы еще только начали черпать на самой поверхности. Кроме того, мы не хотим иметь лишних проблем в дальнейшем, а потому не собираемся оставлять в живых никакие формы разумной жизни, а уж тем более столь высокоразвитую цивилизацию, как ваша! Вы ведь все равно погибнете в самое ближайшее время от болезней и все подавляющей ненависти к себе подобным, которые отличаются от вас лишь языком или цветом кожи... Мы сами когда-то находились в подобной ситуации. Но много тысячелетий назад к власти пришел великий вождь, объединивший всех нас в войне против окружающих миров. Его учение дало сильный толчок нашей науке и цивилизации: мы открыли тайну бессмертия и научились преодолевать бескрайние глубины космоса. Нам стало тесно на собственной планете, и мы разбрелись по Вселенной в поисках новых миров.
    - А чего вы хотите от меня?
    - Ты уже и сам об этом догадался, Клайд! - изрек пришелец. - Мы хотим "Второго Пришествия": возвращения вашего Бога на Землю. И мы предлагаем тебе стать этим Богом! Ты получишь бессмертие. Мы познаем и разовьем твои невероятные способности и дадим тебе новые, о которых ты не мог даже мечтать... Что ты скажешь, например, о восстановлении у других людей утраченных органов и конечностей, об оживлении недавно умерших и прочих "атрибутах" Бога? Все это ваша Земля получит в твоем лице вместе со "Вторым Пришествием", которого вы все так долго ждете... Ты должен способствовать полному уничтожению ядерного оружия на Земле. Мы не хотим, чтобы ваша планета исчезла в пламени чудовищного взрыва, что неизбежно может произойти в самое ближайшее десятилетие. Она нужна нам целой и невредимой вместе со всеми богатствами, до которых вам еще долго не добраться... Тебе уготована роль Бога и нашего советника в течение всего этого срока, а по его окончании мы оставляем Землю с оставшимися обитателями тебе...
    - И вы всерьез думаете, что я поверю во весь этот бред? - удивился Клайд.
    - Поверишь, у тебя ведь нет выбора! - прозвучало в ответ. - Или ты помогаешь нам, или до конца своих дней находишься в полном с.ознании без малейшей возможности пошевелиться. Это очень жестокое испытание: даже самые сильные личности не выдерживают подобной пытки! Не спеши с ответом, мне еще нужно кое-что тебе показать...
    Капитан вернулся к пульту и поставил на него какой-то темно-серый предмет, прикрытый сверху толстой крышкой.
    - Этот цилиндр изготовлен из затемненного стекла. Приглядись внимательно: что в нем находится?
    Несмотря на абсурдность этой просьбы, Пол уже заметил сквозь полупрозрачные стенки цилиндра круглый металлический шар. Он ничего не успел сказать, когда пришелец снова приблизился к стеклянному куполу и произнес:
    - Все верно, Клайд, это, действительно, металлический шар... Но ты будешь немало удивлен, когда узнаешь, что стенки этого цилиндра совсем не прозрачные. Они изготовлены из очень толстого свинца. Вот тебе и подтверждение твоих невероятных способностей, о которых ты не имеешь ни малейшего представления... А теперь попробуй мысленно приоткрыть крышку сосуда и извлечь из него шар.Заинтригованный Пол сосредоточил свой взгляд на цилиндре, представив, как шар медленно отрывается от дна...
    Внезапно в его голове зародилась дикая мысль, которую он тут же загнал назад, не дав ей сформироваться и появиться на экранах пришельцев. Если все, что они говорят про его невероятные способности, - правда, тогда его разрушающая ярость становится понятным и очень мощным оружием единственным, которого пришельцы не смогли у него отнять...
    Мощный взрыв разнес вдребезги свинцовый цилиндр вместе с головой капитана корабля. Вылетевший на свободу тяжелый металлический шар поднялся под самый потолок каюты и на мгновение замер, как бы оценивая обстановку. Сидевшие за пультом пришельцы еще не успели привстать, когда шар стремительно обрушился на них, с глухим треском отскакивая от проломленных хитиновых голов.
    Один из помощников капитана оказался проворнее остальных. Увернувшись от летающего по комнате снаряда, он спрятался от него за спинкой кресла, а затем стремительно бросился к выходу. Он уже захлопнул за своей спиной толстую дверь каюты, когда шар опустился на пульт, уступив место ярости Клайда, которая настигла пришельца в самом конце коридора...
    * * *
    Покрывшись испариной, Пол лежал под стеклянным куполом, не в силах пошевелиться и, все же, чувствуя себя на вершине мира. Он уничтожил командование звездолета, не шевельнув ни одним пальцем, и полностью овладел искусством телекинеза.
    Он понимал, что, скорее всего, ему уже не удастся восстановить связь своего тела с сознанием, зато само сознание стало теперь очень грозным оружием. Пора было приступать к его применению в полную силу.
    В первую очередь Клайд разорвал провода, подходящие к шлему на его голове. Убедившись, что эта операция не прибавила ему подвижности, он сосредоточился на пульте. Один за другим с фейерверком ослепительных искр лопались на нем приборы. Затем тяжелый пульт оторвался от пола и перегородил вход в каюту. Отломившийся рычаг протиснулся под рукоять двери и заклинил ее. Манипулятор возле головы Пола, не выдержав пристального взгляда, расплавился, едва не забрызгав его горячим металлом.
    "О своей временной безопасности я уже позаботился достаточно, усмехнулся Клайд. - Пора браться за настоящее дело, пока сюда не нагрянули тучи саранчи!"
    Он закрыл глаза и попытался представить себе план звездолета...
    В полной темноте перед ним проплывали смутные, наполовину сформировавшиеся образы внутренних палуб и кают. Мысль Пола стремилась в конец корпуса - туда, где по его расчетам должны были находиться двигатели, взрыв которых способен вывести крейсер из строя. Так, во всяком случае, утверждал капитан корабля, а, учитывая состояние Клайда на тот момент, врать ему было незачем...
    Вот и двигатели: Пол ужаснулся, увидев их гигантские размеры и невероятную сложность строения. Что же может вывести их из строя? Конструкция совершенно незнакома: сплошное переплетение кабелей, труб и резервуаров без всякой видимой цели и смысла. Капитан что-то говорил о термоядерном взрыве, возможно, первоначально звездолет получает нужную энергию путем ядерного синтеза.
    Клайд еще раз мысленно пробежал схему двигателей.
    Стоп!
    Вот электроды, создающие мощное электромагнитное поле, а внутри него толстостенный реактор с ионизированной плазмой, кипящей миллионами градусов. Рядом с реактором расположены резервуары с дейтерием и тритием, которые поступают в плазму в строго дозируемых компьютером количествах. И все это заключено в бронированные стены, в промежутках которых протекает охлаждающая жидкость.
    "Если вывести из строя компьютер, управляющий термоядерным синтезом, и подать в плазму ненормируемое количество дейтерия и трития, процесс выйдет из-под контроля и произойдет термоядерный взрыв..."
    В дверь каюты стучали чем-то тяжелым, пытаясь ее взломать. Вернувшись на мгновение к действительности, Пол потерял стоявшую перед его глазами картину и от души выругался.
    Он был почти у цели, но так и не успел ее достичь. Ничего, теперь он точно знает, что ему нужно...
    Он снова закрыл глаза и расслабился, заставив себя позабыть обо всем: о своем неподвижном теле, которое больше не подчинялось сознанию, о трупах, все еще судорожно дергавшихся на полу каюты, и о пришельцах, пытающихся выломать входную дверь.
    Перед его глазами снова находился реактор. Мощный взрыв уничтожил компьютер, управляющий термоядерным синтезом, и потоки дейтерия и трития устремились в электромагнитное поле, переполняя прожорливую плазму.
    Горячая струя пара с резким шипением ударила ему в лицо, и Клайд понял, что это - молния лучемета, которая прожигала стеклянный купол над его головой.
    Но она опоздала!
    Гигантское облако раскаленных газов вырвалось из звездолета наружу, освещая безумно яркой вспышкой планету динозавров. Яростное пламя обхватило тело Пола, и он потерял сознание...
    ...очнувшись в горячих объятиях Мери.
    * * *
    Клайд лежал на кровати в своей маленькой квартирке в Аспене.
    Обнаженное тело девушки обжигало его своим нежным теплом, а ее черноволосая головка покоилась на его плече. Было абсолютно темно, и Клайд скорее чувствовал, чем видел знакомые контуры своей любимой.
    - Тебе, наверное, приснилось что-то ужасное: ты так закричал во сне!
    Нежный голос Мери, прильнувшей губами к его щеке, и ее мягкое дыхание, приятно щекотавшее ухо, окончательно вернули его к действительности.
    Пол поднял затекшую руку и провел ею по лицу, стирая капельки в уголках глаз и стараясь ничем не выдать своего потрясения.
    - Все в порядке, любимая! - ответил он. - Просто мне приснился кошмарный сон о том, как я боролся с инопланетянами - гигантскими насекомыми, спасая миры от уничтожения... Я знаю, что это звучит нелепо. Но этот сон был необычайно реален, и он закончился тем, что я погиб в пламени охватившего меня термоядерного взрыва... Если бы ты только знала, как мне было горячо в тот момент... А когда я очнулся, то оказалось, что ты опять загнала меня на край кровати и обжигаешь пламенем своего тела!
    Он рассмеялся и нежно поцеловал ее в губы. Мери обняла его рукой за шею и ответила ему долгим поцелуем.
    Кровь бросилась в лицо Клайда и горячей трепетной волной прокатилась по всему телу. Он заключил девушку в объятия и стал страстно целовать ее лицо, шею и руки. Их тела переплелись в порыве страсти, захлестнувшей сознание и вытеснившей пережитые во сне ужасы...
    Немного отдышавшись, Мери осторожно спросила:
    -- А что тебе снилось еще?
    - Мне снилось, как я попал на планету, населенную разумными динозаврами, как я стал их богом и способствовал развитию их цивилизации. А когда на них напали пришельцы, я воевал с ними и уничтожил их космический корабль... Никак не могу вспомнить, как я оказался на их планете. Какие-то смутные обрывки... Кажется, я испытывал новый истребитель "Стелс" над дремучими джунглями реки Амазонки. У меня вышел из строя бортовой компьютер, управляющий полетом, и я погиб... Подожди, а что же было потом? Я видел свое изуродованное тело в обломках самолета и улетал на белую звезду, растворяясь в ее ослепительном пламени...
    Мери вздрогнула всем телом и, словно испуганный ребенок, сжалась в комок.
    - Не надо, Пол! - взмолилась она. - Мне хорошо с тобой, и я не хочу, чтобы это кончалось!
    - Я никак не могу вспомнить самого главного, - произнес Клайд. Почему я стал испытателем этого самолета?
    Внезапно в его сознании прозвучал визг колес вылетевшей на встречную полосу машины и грохот сминаемого металла, который заглушил сорвавшийся с его губ дикий крик...
    - Мери! - Пол не узнал собственного голоса. - Мне снилось, как я отвозил тебя домой, и высоко в горах из-за поворота прямо на нас выскочил красный "порше". Мне удалось увернуться от удара, но мою машину развернуло поперек дороги, и в нее врезался белый "кадиллак"... Ты погибла, а я чудом уцелел, хотя и сильно сожалел об этом...
    - Ты все еще не можешь забыть этой аварии? - грустно спросила Мери.
    "Ты все еще не можешь забыть этой аварии!!!" - прозвучавшие слова мощной бомбой взорвались в сознании Клайда...
    Он сглотнул комок в горле и, стараясь унять подступающую дрожь, тихо спросил:
    - Мери, скажи мне правду! Это ведь был не сон .. Что произошло с нами тогда и что происходит сейчас?
    - Не сердись на меня, Пол, но, к сожалению, я не могу тебе этого рассказать! Ты скоро все узнаешь сам, тебе объяснят... Прости меня за то, что при жизни я говорила тебе так мало нежных слов, но знай: я всегда любила тебя! Мне было так хорошо с тобой, что я не могла уйти, не сказав тебе это напоследок...
    Тело Мери исчезло из его рук. Ее голос удалялся и затихал где-то вдали.
    - Прощай, Пол! Я люблю тебя и горжусь тобой и тем, что ты сделал!
    - Мери, где ты? Что все это значит? - Клайд метался по кровати, обшаривая ее руками и с трудом сдерживая рыдания. - Я верну тебя, даже если мне придется пройти через все круги Ада!
    Он упал на пол и, вскочив на ноги, бросился к стене. Нащупав ладонью выключатель, он нажал на клавишу, вспыхнувший яркий свет ослепил его, и комната исчезла...
    * * *
    Пол поднял руки, заслоняясь ими от света, и выпустил из них руль.
    Руль автомобиля.
    Он находился в салоне большой роскошной машины...
    Глаза привыкли к свету, и сквозь лобовое стекло Клайд увидел длинный белый капот и узкую извилистую дорогу перед ним.
    Машина на огромной скорости мчалась вниз с гор, очертания которых были ему хорошо знакомы...
    Солнце припекало, и дорога представляла собой кашу из снега, льда и воды. Слева ее подпирал высокий базальтовый утес, переходящий по правую сторону в глубокое ущелье. Распускающиеся деревья на горном склоне и голубая синева безоблачного неба дополняли эту картину и делали ее неповторимо прекрасной.
    У Пола сложилось впечатление., что все это уже когда-то было.
    Стоп!
    Он сидел за рулем белого "кадиллака" - того, что врезался в его машину. И пейзаж за стеклами автомобиля был тем самым пейзажем, до мельчайших подробностей повторяющим картину того трагического дня. С тем единственным отличием, что он не поднимался вместе с Мери на своем "ниссане", а в одиночку спускался с горы на белом "кадиллаке".
    Многие месяцы Клайд мучился от бессильного желания снова оказаться на этой дороге и предотвратить разыгравшуюся трагедию. И вот теперь он сидит за рулем машины, которая перечеркнула всю его жизнь.
    Где-то сзади прозвучал рев мощного мотора, и из-за поворота выскочил крикливо-красный "порше". Взвизгнув тормозами, он резко обошел "кадиллак" и, снова набрав скорость, скрылся за очередным поворотом.
    Пол нажал на газ и рванул следом за ним. Если он успеет догнать этого "гонщика" и остановит его, тот не вылетит на его "ниссан", и авария не произойдет.
    Тяжелая неповоротливая машина плохо набирала скорость, которую приходилось часто сбавлять, - "кадиллак" сильно заносило на крутых поворотах. Один раз Клайд не справился с управлением и снес часть бетонного ограждения, едва не улетев в пропасть. Он уже почти догнал резвый "порше", когда увидел внизу свой серебристый "ниссан", который поднимался вверх по этой же дороге.
    Пол начал обгонять преследуемую машину, непрерывно сигналя и махая рукой водителю. Почуяв неладное, "порше" резко прибавил газ и на огромной скорости вошел в очередной поворот. "Кадиллак" Клайда промчался следом за ним и выскочил прямо на стоявший поперек дороги "ниссан". Сквозь лобовое стекло Пол увидел самого себя, сидевшего в машине с широко раскрытыми от ужаса глазами, и Мери, которая проснулась от резкого торможения, и теперь поворачивала свое смуглое лицо навстречу стремительно приближавшейся смерти...
    Клайд бросил руль вправо и, пробив бетонное ограждение, полетел в глубокую пропасть, протягивающую к нему ветвистые руки деревьев. Он отпустил ненужный уже руль и усмехнулся:
    - Вот теперь Статус Кво восстановлен!
    Он летел навстречу своей гибели, но его не покидало смутное предчувствие, что это не совсем так. Впервые он глядел смерти прямо в глаза без всякого страха...
    До земли оставалось не более сотни футов, когда каменное дно ущелья с одиноко растущими деревьями исчезло, сменившись бурной растительностью джунглей.
    Ломая толстые ветки, "кадиллак", словно обломок цивилизации, рухнул в заросли девственной природы, вспугнув огромные стаи птиц, которые взлетели в небо и разразились пронзительными криками...
    Все вокруг горело ослепительно-белым светом. Гигантские волны пламени взмывали на немыслимую высоту и исчезали, уступая место новым всплескам. Океан белого огня плескался повсюду, изъеденный бесчисленными красными трещинами, сквозь которые с диким ревом прорывались струи раскаленных газов.
    Клайд хотел поднять ладонь, чтобы прикрыть ею глаза, но не почувствовал своих рук. Тогда он попробовал опустить веки и обнаружил, что они тоже отсутствуют.
    Тихий уверенный голос прозвучал где-то рядом, но он не мог повернуть к нему свою голову, потому, что ее не было вовсе.
    - Придется привыкать, Пол, но ты быстро освоишься!
    - Где я, и кто со мной разговаривает? - Клайд не видел ничего, кроме белого сияния, которое окружало его со всех сторон.
    - А ты сам попробуй догадаться!
    - Судя по тому, как разворачивались последние события, единственное место, похожее на это, - поверхность белого карлика, на котором я уже однажды побывал.
    - Ты угадал, Пол! - прозвучал веселый смех. - Я всегда ставил тебя в пример другим и очень рад, что не ошибся... Правда, твоя последняя выходка меня сильно озадачила и изменила суть некоторых вещей... Но об этом чуть позже.
    - Может, нам следует начать этот разговор еще раз, но только по порядку, - попросил Клайд.
    - Пожалуй, ты прав. Мы все и так в большом долгу перед тобой.
    - Кто это, мы? - удивился Пол.
    - Цивилизация разума, не обладающего материальными телами - высшая ступень развития эволюции; или цивилизация энергетических полей - называй это, как хочешь. Мы есть то, что люди привыкли называть богами, и кем ты стал теперь сам.
    - Я стал богом? - удивился Клайд. - Но ведь я самый обыкновенный человек.
    - Так было очень давно, еще до твоей смерти...
    - Значит, я все-таки погиб? - огорчился Пол. - Тогда что это было: сны или реальность?
    - Погибла только твоя физическая оболочка - несовершенное творение эволюции. Ты сам, твое сознание, твое "Я", твоя душа, - называй это как хочешь, жива и бессмертна.
    - Значит, загробная жизнь, предмет постоянных разглагольствований наших философов, действительно существует? - спросил Клайд. - А как насчет Рая и Ада?
    - Вот в этом ты не прав! Существует не сама жизнь после смерти индивида, а перетекание его энергетического поля, его души в новую физическую оболочку. Нет Господа в вашем понимании этого слова и нет Рая и Ада. Мы просто не в состоянии следить за каждым человеком, хотя некоторые личности, вроде тебя, находятся под нашим постоянным наблюдением... Когда физическое тело в силу каких-то причин перестает существовать, энергия его биополя находит себе подходящую замену. Именно подходящую, так как другую она просто не в состоянии заполучить. При этом переселяется сама сущность души человека, а не его знания и опыт. Поэтому каждый раз появляется новая личность, а не продолжает жить ее предшественник...
    - А разве душа принадлежит только разумным существам?
    - Нет, она есть у любого живого организма! Но мы с тобой сейчас говорим о людских душах... Чаще всего, покидая человеческую оболочку, душа переселяется в тело рождающегося ребенка. Но бывают и исключения, - все зависит от того, какой образ жизни вела конкретная личность. Иногда новая плоть отторгает захватившую ее порочную душу и рождается мертвой. В этом случае душа вынуждена поселиться в низшем существе, или ее энергия безвозвратно рассеивается в космосе. При этом, повторяю, переселение происходит самостоятельно, как перчатка подходит к руке, и никакой воли Господа в этом нет. Мы стараемся не вмешиваться в этот процесс, за исключением таких случаев, как с тобой...
    - Но вы все же считаете, что имеете на это право? - усмехнулся Пол.
    - Да! - прозвучал уверенный ответ. - Наша цивилизация представляет общество разумных существ с самых различных галактик. Именно существ, потому что земных людей среди нас нет. Ваша цивилизация, к сожалению, еще не вышла из детского возраста, когда каждый кричит: "Моё" и еще старается урвать кусок у соседа. Когда же доходит до реальных дел, то большинство из вас просто опускает руки, не зная с чего начать... Нас очень устраивали твои деловые качества - ты всегда знал, чего хочешь, и всегда добивался того, чего хотел. Такие люди - большая редкость на Земле, ибо они всегда рвутся к власти. Но, заполучив ее, они быстро теряют свои положительные черты, превращаясь в тиранов. Тебе удалось благополучно избежать этого и на Земле, и на планете динозавров...
    - Так вы знаете, что со мной произошло на этой планете? - поразился Клайд.
    - Конечно! Неужели ты думал, что попал на нее не по воле бога?
    - Как раз в этом я нисколько не сомневался... Но ведь я умер, а оказался в их мире живым и невредимым в собственном человеческом теле, если не считать некоторых его изменений.
    - Ты имеешь в виду телепатию, способность к самовосстановлению, безграничное видение на любые расстояния и физическое воздействие путем мысли? Но это еще далеко не полный арсенал, каким тебя пришлось вооружить для намеченной нами цели... Ты должен был раскрывать в себе эти качества постепенно, чтобы они не пугали тебя своим внезапным появлением. Ты так и не успел себя познать, но это уже не твоя вина!
    - А какова была моя цель на этой планете? - спросил Пол.
    - Способствовать развитию цивилизации этих существ, направляя ее в нужное русло, как когда-то я делал сам на вашей Земле...
    - Уж, не с самим ли Иисусом я разговариваю?
    - Можешь называть меня и этим именем, хотя оно - лишь одно из многих, которыми меня окрестили на вашей Земле. Я помогал цивилизациям в разное время и в различных физических телах. Именно этим объясняется столь огромное количество всевозможных богов на вашей планете... Я выполнил свою миссию и ушел, оставив после себя религиозное учение, которое помогает вам жить и поныне. В моем повторном появлении на Земле уже нет никакой необходимости, - ваша цивилизация достаточно развита, и вы способны сами справиться со своими проблемами, если только захотите.
    - А как насчет физических тел? - осведомился Клайд. - Они могут существовать только по вашему желанию?
    - Теперь и по твоему тоже. Ты выдержал испытание и заслужил право быть одним из нас. Ты можешь создать себе любое физическое тело даже в полном противоречии с природой, но только в подходящей для этого среде. Эта, кипящая десятками тысяч градусов, не сможет нанести вреда только твоей настоящей сущности.
    - А чем вы занимаетесь? - поинтересовался Пол. - Я имею в виду, кроме того, что восседаете на этом сияющем Олимпе?
    - Тем же, чем занимался и ты на планете динозавров: способствуем развитию возникших форм разумной жизни, защищая и оберегая их до тех пор, пока они не смогут существовать самостоятельно... Вселенная безгранична, и, вспыхивая, звезды остывают, образуя вокруг себя планеты с благоприятными для жизни условиями. И как только у этой жизни появляется разум, он попадает под нашу опеку, чтобы встать на ноги и окрепнуть. Затем мы оставляем эту планету под внешним наблюдением и идем дальше. Это движение бесконечно, как бесконечна сама Вселенная...
    - И нет такой силы, которая смогла бы вам помешать! - со смехом закончил Клайд.
    - К сожалению, есть. Иногда мы сталкиваемся с цивилизациями, вставшими на путь агрессии по отношению к другим, и вынуждены их сдерживать. Одна из них - цивилизация насекомых, с которыми тебе пришлось столкнуться и выйти из боя победителем. Их звездолет бороздил по нашим мирам уже несколько столетий. Они уничтожили нашу родную планету - тихий райский уголок, напоминающий вашу Землю.
    - Капитан корабля рассказывал мне об этом! - заметил Пол. - И он догадался, что вы не погибли вместе с собственным миром...
    - Мы переселились на поверхность этой звезды, где мы всегда в полной безопасности: ни одна физическая материя не способна приблизиться к ней на миллионы миль. Но мы никак не могли справиться с насекомыми: самое мощное внешнее воздействие не способно уничтожить их звездолет. И тогда нам пришла мысль послать тебя на планету динозавров - их очередную жертву. Ты с честью выдержал испытание. Среди нас почти не было богов, которые бы не вели войны в своих мирах и были способны урегулировать самые сложные конфликты. Даже мне на Земле пришлось здорово повоевать, чтобы моя идея, наконец-то, восторжествовала...
    - Ты хочешь сказать, что это ты подстрекал те чудовищные религиозные битвы, в которых погибли сотни тысяч невинных людей? - ужаснулся Клайд.
    - Нет, я никогда бы не пошел на такое! Но я всячески помогал тем, кто боролся за укрепление моей веры... Ты же смог найти общий язык с самыми дикими племенами. В короткий срок ты поднял уровень цивилизации ящеров сразу на несколько ступенек - и все без нажима, только по доброй воле... Ты сумел уничтожить звездолет пришельцев и спас от истребления множество миров. Этот крейсер был их единственной базой в нашей части Вселенной. Пройдут долгие столетия, прежде чем насекомые смогут сюда забрести, но к этому времени наши миры уже будут готовы к их нападению... Ты был неординарным человеком, Пол, и ты стал выдающимся богом!
    - Значит, я уже стал им? - переспросил Клайд.
    - Да! Но мне бы хотелось кое в чем разобраться... Я знаю историю всей твоей жизни вплоть до падения самолета в джунглях. Ты постоянно находился под моим наблюдением, и я даже расчувствовался, когда ты потерял свою девушку. Любовь была для тебя всем, и ты сломался. Многие месяцы после трагедии ты только и делал, что искал повод для смерти! Или я не прав?
    - Прав, и я очень рад, что ты подстроил мою гибель с самолетом... откликнулся Пол. нимало не смутившись. - Я искренне благодарен тебе, если ты хотел это услышать!
    - Ты чувствуешь намного сильнее обычных богов, и мне вдвойне приятно, что ты избавил меня от излишних объяснений. Именно поэтому я и сделал небольшое исключение из правил и позволил вам с Мери встретиться еще раз .. Но боги не могут вмешиваться в прошедшие события, ибо никто не властен над Временем - даже мы .. Я задаю тебе прямой вопрос: как ты, Пол сумел сделать то, чего не может никто из нас - проникнуть сквозь Время? Я имею в виду трагедию, унесшую жизнь Мери?
    - Я очень сильно хотел этого! - ответил Клайд с вызовом.
    - Вполне в твоем стиле: захотел и добился! Ты вмешался в прошлое и поставил Вселенную в пространственно-временной парадокс. С одной стороны, Пол в роли бога после произошедшей на дороге аварии, с другой, тот же Пол вместе с Мери, живой и невредимой в результате того, что он сам сбрасывает в пропасть сбившую его машину... И что это за мальчишеская выходка забросить "кадиллак" на место катастрофы своего самолета? Ты что памятник себе захотел в джунглях поставить?
    - Мне не хотелось исчезать бесследно! - рассмеялся Клайд. - К тому же, это неплохая мысль - оставить Вашингтону на память о себе маленький подарок-головоломку. Путь поработают над воссозданием этого "истребителя" они ведь большие специалисты по части крутой техники... Хотя, должен заметить, летает он весьма скверно - камнем вниз!
    - Все остришь, Пол! - укорил его серьезный голос. - С чувством юмора у тебя всегда было в полном порядке, чего не скажешь о чувстве меры... Но ты уже стал одним из нас и можешь отправляться обратно на планету динозавров, а после - выбирать любую по своему вкусу, ты это заслужил! Только сначала нужно как-то разрешить головоломку со Временем, которую ты всем нам задал. Ты не можешь существовать одновременно как оставшийся в живых человек, и как бог, который стал таковым только после своей смерти... Но как мне кажется, ты уже знаешь выход даже из этого положения.
    - Да! - ответил Клайд. - Знаю.
    - Какой же?
    - Я ухожу!
    * * *
    Безоблачное небо за стеклами автомобиля зачаровывало пронзительной голубизной...
    Пол сидел в кабине своего "ниссана", развернувшегося поперек скользкой горной дороги. Передний бампер почти упирался в бетонное ограждение на обочине обрыва, а в боковом зеркале была видна поднимающаяся к небу вертикальная стена утеса.
    Какое-то мгновение назад в его машину едва не врезался выскочивший из-за скалы ярко-красный "порше".
    Или это было несколько жизней назад?
    Мери проснулась от резкого торможения и теперь сонно щурила глаза на яркое весеннее солнце. Она удивленно оглядывалась по сторонам, пытаясь понять, почему автомобиль стоит на месте и перед его колесами нет дороги, а только огромная заснеженная бездна.
    Где-то за поворотом послышалось урчание мощного мотора и из-за высокого базальтового утеса вылетел белый "кадиллак". Он стремительно приближался, словно торпеда, несущая в себе разрушение и смерть.
    Пол почему-то усмехнулся и подмигнул сидевшему за его рулем водителю. Взвизгнув тормозами, "кадиллак" резко свернул на обочину и, пробив бетонное ограждение, сорвался в пропасть...
    Откинувшись на спинку сиденья, Клайд выкрутил руль и развернул машину вниз по дороге. Холодные капли пота выступили у него на лбу, но он загадочно улыбался, глядя куда-то прямо перед собой.
    Мери прервала затянувшееся молчание, тихо спросив:
    - Что случилось?
    Очнувшись от своих таинственных мыслей, Пол крепко обнял ее и, поцеловав в губы, успокоил:
    - Теперь все в порядке, любимая! Я тебя больше никуда не отпущу!
    И он поехал вниз по дороге, направляя автомобиль в сторону своего дома...
Top.Mail.Ru