Скачать fb2
Случайник и Гав

Случайник и Гав


Егоров Владимир Случайник и Гав

    Владимир Александрович Егоров родился в 1969 году в Москве. Учился в Московском институте точной химической технологии, работает в одной из финансовых компаний. Предлагаемый рассказ - первая публикация молодого автора.
    Владимир ЕГОРОВ
    СЛУЧАИНИК И ГАВ
    Посвящается памяти
    Анатолия Гостюшина
    Жизнь в своих крайних проявлениях бывает именно
    противоречива и разнообразно нелогична.
    Анатолий Гостюшин.
    "Энциклопедия экстремальных ситуаций"
    Телефонный звонок оторвал хозяина квартиры от телеэкрана. Убедившись, что жена снимать трубку не собирается, он нехотя покинул диван и вышел в холл. - Слушаю вас! (На самом деле он слушал телевизор.) - Андрей, это ты? - Что? Говорите громче! (Блин, самое интересное пропускаю!) - Андрей, ты меня слышишь? Мне нужна твоя помощь. Ко мне только что приходил такой человек... случайник, и он сказал... - Какой еще чайник? Да кто это говорит, в конце концов?! Перезвоните! Повесил трубку, вернулся в комнату. Ожидание повторного звонка раздражало, не давая "включиться" в сюжет кинобоевика. Через минуту забыл о телефоне, увлекся действием. Кутаясь в халат, пришла из ванной жена. Спросила между делом, поглядывая на экран: - Кто звонил-то? - Мм-м? - Да оторвись ты от своего ящика! Кто звонил, спрашиваю? - Не знаю. Ошиблись, наверное, номером. Шевельнулся, устраиваясь поудобнее, продолжил рассеянно: - Голос вроде Гава был, но далекий - не разобрать. - Так перезвони ему. - Сам перезвонит. (Вот это да! Умеют, сволочи, снимать эффектно, не жалеют денег...) - Давно бы трубку починил. - Слушай, не зуди над ухом, а?! Кому надо, тот дозвонится. Днем все прекрасно работало. Я у Гава не первый кореш на деревне... Короче, закрыли тему! (Молодая же еще баба, а ворчит, как столетняя старуха!) - Давай тогда вообще телефон отключим. - Зачем? Она заслонила от него телевизор и скинула халат.
    * * *
    - ...Ключ, который подходит ко всем замкам, называется отмычкой. А как называется затычка, которая подходит ко всем бочкам? - Серега, ты лучше анекдот про нового русского и Змея Горыныча расскажи! - Олененок, помолчи, я серьезно! Что, действительно, никто не знает? - Гав!.. - Голос, песик, молодец! - ..."гав" она называется! Ты лучше, Андрей, смотри, шампанским не захлебнись! Изобрел ее один англичанин. Ему знакомый из России привел эту поговорку, вот он идеей и загорелся. Обратился к своим коллегам-изобретателям, те его на смех подняли - треп, сказали, все это, болтовня пустая. Бросай свою дурацкую затею, не дело Англию смешить. Ну а он не бросил. Пять лет, говорят, промучился, однако придумал-таки свою затычку. И назвал ее в честь того разговора "гав", то есть "треп" по-английски. Удивительная штука получилась, скажу я вам... - О, кто пришел! - Всем привет! - Салют! - Здорово! - Просила же несколько раз - строго до восьми! - Сейчас только четыре минуты. - Все равно! - Штрафную ему, штрафную за опоздание! - Я в коридоре долго разувался, у меня ботинки с высокой шнуровкой. - И вообще, ты пришел в глубоководном скафандре, чтобы ноги не промочить. Постой: твои инициалы гэ-а-вэ? - Ну да. - Гав! Ребята, он - Гав! - Ха-ха-ха! - Очень смешно. - Гы-гы, не будь занудой! Инициалы - знамение свыше. Гав - так называется пробка ко всем бутылкам... - Представляю, как ты ее должен ненавидеть. - ...тьфу, затычка ко всякой бочке! И болтовня, по-английски. Ну один в один про тебя! Вон, у Сереги спроси, он нам только что рассказывал. - Уточняю. Болтовня - по английски "gab", затычка - "gag"; ни то, ни другое с моими инициалами, как видишь, не совпадает. - Ты что, обиделся? - Я же говорил - зануда! - Давайте тогда уж всем прозвища придумаем..." Он оторвался от воспоминаний. (В метро думается легко, хотя и не для этого оно предназначено.) Быстро сориентировался. До его станции было еще несколько остановок, и он снова прикрыл глаза... "- Пап, а пап? - Что тебе, малыш? - Почему все дяди с работы зовут тебя Гав? - Это у меня такое дружеское прозвище. - А тебе не обидно? - Ну, дочка, почему же мне должно быть обидно? - Потому что у тебя есть свое собственное имя. Мама говорит, что прозвище - это нехорошо. - Если человеку оно не нравится, то действительно нехорошо. - А тебе твое прозвище нравится? - Как бы сказать... Есть такой мультфильм, про котенка, которого тоже звали Гав. Только у него это было не прозвище, а самое настоящее имя..." Он вышел из вагона и направился к эскалатору. День выдался трудным, но результативным. Жаль, похвастаться не перед кем - дома ждала пустая темная квартира, жена с дочуркой гостили у тещи. Звали с собой, он обещал приехать, как только закончит с рукописью. Как всегда, работа затянулась, а завтра-послезавтра поездка потеряет смысл, проще будет их дождаться. Когда вернутся, жена только вздохнет понимающе, а вот дочь обязательно надуется: "Ты же слово дал!" К его удивлению, автобус подошел сразу. Обычно Гав даже не приближался к остановке, больше доверяя собственным ногам, и почти всегда оказывался прав. На этот раз искушение было слишком велико, и он побежал к автобусу, мысленно ругая себя за допущенную слабость и настроившись уткнуться в двери, которые закроются перед самым носом. Но небывало предупредительный водитель покорно дождался, пока Гав преодолеет полсотни метров от выхода из метро. В салоне выяснилось, что автобус относится к той редкой разновидности себе подобных, что подвозят к самому дому. Чудеса продолжились в подъезде, где таинственные доброжелатели назло РЭУ починили лифт и вкрутили новые лампочки. "Что-то везет мне сегодня не на шутку", - обеспокоенно отметил он. Случаи необыкновенного везения бывали в его жизни - пару раз, в тех самых чрезвычайных ситуациях, когда только на чудо и можно рассчитывать. Но чтобы так, ни с того ни с сего... Не к добру это... Выйдя на своем этаже с ключами наготове, он, по давней привычке, посмотрел сначала в сторону окна, и только потом направился к двери. Остановился. Развернулся. Подошел к окну вплотную. Напротив стояла точно такая же семнадцатиэтажная "китайская стена", заселенная два года назад. Зимой темнеет рано, поэтому жилой дом уже вовсю пестрел огоньками зажженных окон. Впрочем, сказать "пестрел" было бы не совсем точно. Светлые пятнышки на фасаде соседнего здания на глазах выстраивались во вполне однозначно прочитываемые слова: ГАВ НЕПРАВ Буквы были сформированы плохо - то там, то здесь окна выпадали из навязанного им невероятного порядка. Однако с каждой секундой этих выпадающих прямоугольников становилось все меньше и меньше, как будто некий сверхъестественный разум, фантастический дирижер каким-то непонятным образом диктовал свою волю сотням обитателей противоположного дома, и они постепенно уступали, подчинялись ему, зажигая или гася свет в квартирах по его приказанию. Гав оцепенело наблюдал за тем, как пропали последние "шальные" окна и вся обращенная к нему сторона заколдованной семнадцатиэтажки превратилась в идеально отлаженное световое табло циклопических размеров, не содержащее ничего, кроме чудовищно нелепой обвинительной надписи. Обрывки мыслей вихрем проносились в его голове. "Кто мог сделать это? Зачем? Ведь целую прорву народа надо задействовать! Убеждать жильцов, платить им деньги, угрожать, упрашивать. И ради чего? А люди-то все разные, к каждому, небось, свой подход понадобился... Да еще меня пришлось выследить, предугадать, когда именно я в окно посмотрю... А если надпись не для меня? Да не галлюцинация ли это?! Может, спуститься вниз, найти других свидетелей феномена? Сколько же времени они на подготовку потратили? И кто - эти ОНИ?" Вдруг стройная картина начала распадаться. Вот зажглось окно рядом с буквой "Г", превратив ее в незаконченную "С", вот сразу несколько окон вспыхнули на темном ранее пространстве, мгновенно смазав все заключительное слово, вот кто-то погасил у себя свет, разрушив перекладину "Н".,. Уже через несколько секунд надпись едва читалась, существуя теперь скорее в памяти Гава, нежели в действительности. Некто, задумавший и осуществивший столь поразительную акцию, счел ее законченной и потерял интерес к своей гигантской игрушке. "Да, история... - Гав еще какое-то время смотрел на окна напротив, затем повернулся к двери, вставил ключ в замочную скважину.- И рассказать-то толком никому нельзя. Друзья не поверят, зубоскалить начнут - дескать, не иначе, совесть в твои мозги ломится, все методы перепробовала, бедняжка, вот и мерещатся тебе после выпивки обвинения на стенах а-ля Валтасар, но по-расейски прямые, безо всяких там околичностей и древних иносказаний... Жена потребует, чтобы взял несколько дней за свой счет и вообще сходил к невропатологу... Ну загадка - нарочно не придумаешь! Соседей, что ли, осторожненько опросить? Наверняка кто-нибудь еще видел это диво, существуй оно наяву..." Он включил свет в прихожей, захлопнул дверь и замер - на вешалке висело незнакомое мужское пальто. - Да не стойте вы там, проходите сюда! - окликнул его из большой комнаты надтреснутый баритон. - Я только-только чай по чашкам разлил, а нам, насколько я вас понимаю (он интонацией выделил эти слова), разговор предстоит долгий...
    * * *
    - Алло?.. Диспетчерская? У нас телефон не работает! - Сколько раз повторять - выехала уже бригада, вы-е-ха-ла! Вместо того, чтобы названивать, повесили бы замок на щит! - Это ваше дело, вы за это деньги получаете! - А ваше дело - воспитывать свою шпану, чтобы не сбивала замки и не лазила, куда не надо! Всего хорошего! Громыхнула трубкой, нехорошо ругнулась вполголоса. - Что, Тань, звонят? - Звонят! Ну приведите вы этот щит в порядок, Бога ради! Тоже мне, мужики... - Пусть его сначала телефонщики посмотрят. - Они посмотрят! Там же льдом все заросло, как в Антарктиде. - Ну и чего - нам его что ль скалывать? - А кому? - Тому, кто по району арматуру распределяет! Лед, по крайней мере, воду держит... - Да ты что - рехнулся совсем?! Ото льда же вообще все полопаться может! - Шутю! Но до телефонщиков лезть туда не имею права, не наша это территория. Вот посмотрят, придут к нам, тогда и...
    * * *
    Противнику стараются навязать те правила игры, по которым хорошо играют сами. Поэтому не стоит соглашаться с ними, не имея на то веской причины. У Гава ее не было. Он отжал щеколду замка и дернул входную дверь на себя. Безрезультатно. - Да не пытайтесь вы убежать! Вам абсолютно нечего бояться! - продолжал убеждать голос из комнаты. - И потом... все равно уйти не удастся. Снимайте обувь, и прошу к столу. Гав глянул вниз, на запоры. Так и есть. Сработал сторожевой язычок второго замка. Быстро вытащив нужный ключ, он ловко воткнул его в замочную скважину и повернул. Раздался тихий металлический хруст, и личинка крутанулась в гнезде с неприятной легкостью. Что ж, первый раунд за ними... - Я только хотел убедиться, - громко сказал он. - Сейчас вымою руки и подойду. Медленно расстегнув куртку, Гав повесил ее вместе с шапкой на вешалку. Неторопливо расшнуровал ботинки. Нашарил под шкафом тапочки, а в кармане куртки - "тройник". За невинным "электробытовым" названием скрывалось простое, но довольно грозное оружие: нож с небольшим лезвием, газовый баллончик и охотничья ракетница-авторучка, намертво стянутые изолентой. Работоспособность всех элементов в связке сохранялась и была неоднократно проверена. С точки зрения Гава, "тройник" представлял собой идеальное средство самообороны; своим знакомым он говорил, что там, где не поможет такая штука, тебя вряд ли спасет и автомат Калашникова. Переложил оружие в брюки, сунул туда же носовой платок. Прошел в ванную, закрыл дверь, включил воду. Извлек из-за стиральной машины кнопочный телефон-трубку, присел на край ванны и набрал "02". - Центральный телеграф. Служба "ноль-шесть". Ждите подключения оператора, - услышал он спустя вечность. - Ждите подключения оператора. Ждите подключения... Набрал номер заново - с тем же результатом. Затем еще раз, и еще.... Попробовал "01" и "03". Позвонил в службу газа и в справочное. Но где-то там, в электрических извилинах АТС, осталась лишь одна навязчивая фраза: "Центральный телеграф, служба "нольшесть"... "Чудовищная рекламная акция, - устало подумал он, прислушиваясь к шагам в прихожей. - Тема для сенсационного репортажа..." В дверь постучали. - Я знаю, что у вас там аппарат, - прозвучал прямо над ухом Гава недовольный баритон. - Ну как, дозвонились? Или телеграммку отправили? Увы вам, это невозможно, оператор даже не ответит без моего на то позволения. Или вы не заметили надпись на противоположном доме? Даю еще пять минут. Не ребячьтесь, вы же взрослый человек! Шаги удалились. Упоминание о надписи было сильным ходом. За несколько прошедших минут он успел забыть о ней. Противник явно располагал могучими средствами воздействия - или очень хотел таковым казаться. Но ради чего? Вздохнув, Гав убрал телефон на место и засучил рукава. По крайней мере, чистые руки еще никому не навредили. Можно ли сказать, что незваный гость торопится? Можно ли это использовать? Что вообще можно уверенно (или не очень уверенно) сказать о ситуации? Он вошел в комнату с полотенцем в руках - пусть противник видит, как он спешил уложиться в отведенные пять минут. Кроме того, полотенце вполне способно стать грозным оружием ближнего боя. С каковой целью Гав слегка намочил его для тяжести, но так, чтобы не вызвать подозрений. Незнакомец сидел в любимом кресле жены перед высоким журнальным столиком, сервированным чайным набором. Он вполне подходил для роли Чичикова - ничего запоминающегося, внешность предельно заурядная. На вид - чуть за сорок. Средний рост, темно-русые волосы, глаза тусклые, неопределенного зеленовато-коричневого цвета. Шерстяной свитер грубой вязки прикрывает обозначившееся брюшко, светло-голубые джинсы в меру потерты, на ногах теплые, по сезону, ботинки. Кисти рук, ушные раковины, морщинки в уголках глаз - все как у всех. Незнакомец сделал приглашающий жест рукой, в котором, однако, не чувствовалось издевки победителя. - Садитесь. Простите, я воспользовался вашей праздничной посудой. Но поверьте, случай того стоит. На слове "случай" он сделал ударение и многозначительно посмотрел на Гава. Тот устроился на стуле (с дивана дольше вставать), бросил полотенце (неподалеку, чтобы в случае чего схватить сразу) и приготовился слушать. - Гав, - начал гость, взяв со стола чашку, - вы позволите так себя называть? Обожаю прозвища! Они, в отличие от дурацких стандартных имен, придают человеку столь необходимую ему в наш век индивидуальность... Да не сидите вы как каменный, пейте чай! Нет там никакой отравы, и снотворного тоже нет, и наркотиков. Я же сам его пью. Ну хотите - налейте свежего... С этими словами он смачно отхлебнул из чашки, удовлетворенно крякнул, поставил ее обратно. Откинулся на спинку кресла, глянул выжидающе. - Нет, спасибо, мне как-то неудобно, - криво улыбнувшись, ответил Гав. Он искренне пытался расслабиться: закрепощенное сознание легко допускает ошибки. - Иронизируете? Ну-ну. Неужели вам больше бы понравилось беседовать в застрявшем лифте? Там даже присесть негде. Да, забыл представиться. Для вас я случайник. Имя нарицательное, пишется со строчной буквы. - Слу... - что? - Слу - чайник. Это старая шутка. Некоторые предпочитают слово "хаотик" от "хаос", но мне оно не нравится. Какое-то серьезное слишком, я бы даже сказал - космогоническое. "Случайник" - и точнее, и проще. Сегодня вы будете иметь дело только со мной, но вообще нас довольно много. - Сколько? - Без понятия. Честно, никогда этим не интересовался. - Но вы же не рядовой исполнитель, - закинул удочку Гав. - В некотором смысле - да. Особенно сейчас. Давайте, попытайтесь меня убить. - Убить? Зачем? - Не знаю. Но вижу, что вы нечто такое задумали. Чем раньше бесплодность сопротивления станет для вас очевидной, тем лучше. - Почему? - Потому что это позволит нам не отвлекаться от разговора. "...И еще потому, что я не смогу отразить внезапную атаку", - мысленно продолжил за гостя Гав; вслух же сказал: - Каюсь, приходила такая мыслишка. Но ушла. Ужасно любопытно, ради чего все это представление. Ведь я не банкир, не министр, к золоту партии отношения не имел и сверхсекретное оружие не разрабатывал. - Не прибедняйтесь. Вы популярный тележурналист и автор бестселлера. - Ну и что? - А вот что. Сходите-ка в прихожую за монеткой. - Какой-такой монеткой? - опешил Гав. - Да любой! Найдите что-нибудь в своем кошельке и возвращайтесь сюда. Гав пожал плечами и нарочито медленно вышел в прихожую. Быстро распахнул дверь в маленькую комнату, бесшумно зажег свет. Убедившись, что один, опустил правую руку в карман своей куртки, а левой принялся прощупывать пальто случайника. Вытащив свой кошелек, он расстегнул его, уронил на тумбочку для обуви и чертыхнулся так, чтобы было слышно в комнате. Результат осмотра удручил его: похоже, карманы пальто были пусты - ни документов, ни бумажника, ни даже ключей. Лезть туда непосредственно Гав побоялся - в духе противника было заправить карманы какой-нибудь гадостью, а потом глумливо попросить показать руку. Поэтому он собрал несколько монет, выпавших из кошелька, и вернулся за стол к гостю. Тот как раз управлялся с печеньем, добытым, по всей видимости, из кухонного шкафа хозяина. - Что-то вы долго, - сказал случайник, запивая лакомство чаем. - Или монетку на встроенную аппаратуру проверяли? - Это еще зачем? - Зачем, почему... Вы теорию вероятностей проходили? - Я гуманитарий. - Хм... Ну да ладно. Вот я подбрасываю монетку. Чему равна вероятность выпадения орла? - Одной второй. - А двух орлов после двух бросаний? Гав ненадолго задумался. - Одной четвертой... если я правильно понимаю. - Правильно понимаете, правильно. А десяти орлов в десяти бросаниях? - Одной... Единице, деленной на двойку в десятой степени. - Вот-вот. Много это или мало? - Так. Ну... что-то около одной тысячной. - А говорили - гуманитарий! Знаете ли вы, что означает это число? - Нет. - Если очень грубо - в первом приближении, то следующее: вам надо провести не менее тысячи испытаний - по десять выбрасываний монеты в каждом, - чтобы более-менее уверенно дождаться хотя бы одного, в котором выпадут десять орлов подряд. Соображаете? - Допустим. И что? - Попробуйте со своей монеткой. Гав выбрал десятирублевку. Придирчиво осмотрел ее со всех сторон, подбросил в воздух, поймал. Выпал орел. Он подбросил опять. Снова выпал орел. Опять. Снова орел. Еще. Орел. Орлы продолжали выпадать и после десятого выбрасывания, и после двадцатого. Гав уронил монетку на стол. Она легла орлом. Он подхватил ее не глядя, потряс в ладонях, открыл их. Тот же результат. Разыгрывая совершенное изумление (хотя и впрямь был удивлен - безо всякого притворства), он перевернул упрямый металлический кружок, словно желая убедиться, что у него все-таки есть и другая сторона. Искоса, незаметно, посмотрел на случайника. Напряженная поза, отрешенный взгляд. Занят. Гипнотизирует десятирублевку. Самый подходящий момент. Монета застучала по столу. Гав мгновенно накрыл ее рукой и демонстративно сбросил на пол. Неуклюже сполз со стула, украдкой вытащив из кармана "тройник". Сел на корточки, пригнул голову, быстро взвел пружину и тут же отпустил ее, направив мортирку с ракетой прямо в пах незваному гостю. Мортирка ракетницы поднимала горящую таблетку из пиросостава на высоту около сорока метров. Вести из подобного устройства прицельный огонь было невозможно, но выстрелить по намеченной Гавом мишени и промахнуться с полуметра - тоже. Однако выстрела попросту не последовало. Раздался лишь сухой щелчок, и тотчас голос случайника жестко приказал сверху: - Немедленно вылезайте оттуда! Гав глянул на ракетницу, затем на монетку. Десятирублевка лежала кверху решкой. Тогда он резко упал на колени, синхронно вытолкнув вперед правую руку с зажатым в ней "тройником". Удар ногой в лицо выбросил его из под стола. Падая на спину, он попытался за что-нибудь ухватиться, но не нашел опоры и сильно стукнулся затылком об пол. Перед глазами поплыли цветные пятна... Очнулся он в кресле. Случайник сидел на стуле, заложив ногу за ногу. - Если вы хотели поменяться со мной местами, то выбрали для этого не самый удачный способ, - сказал он, вертя в руках "тройник". - Сами небось делали? - Что вам нужно? - Вы мне нужны, уважаемый, вы и весь ваш творческий потенциал, так сказать... - Ты... Дьявол? Случайник усмехнулся. - Бывает, принимают за оного. Иногда не удерживаюсь от соблазна подыграть. Но не с вами. Нет, я не дьявол. Я обыкновенный волшебник. Колдун, чародей, маг наконец. - Черный, надо полагать? - Вы начинаете понемногу оживать, это хорошо. Честно говоря, я несколько недооценил вас... Ладно. Вы уже убедились в моей власти над случаем. Если не хотите в самое ближайшее время, так сказать, повстречаться со случаем несчастным, то прекращайте работу над книгой и поступайте ко мне в ученики. - Зачем это вам? - В своем нынешнем амплуа вы мне мешаете. И не только мне. Открою страшную тайну: то, что я вам показал -там, на улице, есть результат работы нескольких, мм-м... человек. Никто из нас не смог бы в одиночку превратить фасад здания в световое табло. Мы умеем управлять случайными событиями, но до определенного предела. Я, например, могу заставить монетку лечь вверх орлом не более тридцати раз подряд, дальше мне приходится отдыхать. Два в тридцатой степени - гигантское число, но все же этого недостаточно, чтобы, скажем, ежедневно находить на улице стодолларовую бумажку. - Вы могли бы разорить любое казино... - ...но никогда не стану этого делать. Слишком все очевидно. Рано или поздно обратят внимание, соберут статистику, начнут расследование... Так и на костер попасть недолго. - А есть за что? - Есть, милейший, есть, как же иначе! Если мародерство изобрели наемники, то рэкет - колдуны. Тот, кто может уложить монетку на одну сторону хотя бы раз десять подряд, в принципе способен тысячекратно уменьшить или увеличить вероятность любого знакомого ему события. Вероятность урагана, например. Так что у тех же крестьян было над чем задуматься. Вот и вы подумайте, время для этого я вам дам. - Простите, но я опять ничего не понял. Над чем именно я должен подумать? Случайник всплеснул руками в наигранном гневе: - Над моим предложением, естественно! Для начала прекратите работу над книгой. Расторгните договор с издательством, или как там у вас это делается? - Вы хотите сказать, что... колдуну может помешать какая-то публицистика? - Нет, зря я вас все-таки ударил так сильно, вы совсем соображать перестали; с другой стороны, обидно было, да. Или вы снова ломаете комедию, чтобы заморочить голову дорогому гостю и еще раз покуситься на его мужское достоинство? Я ведь объяснял вам: наша власть распространяется только на случайную составляющую события. В одних событиях эта составляющая велика, в других - мала. Когда-то очень давно человечество из двух путей - магии и науки - выбрало второй, отдав предпочтение убогому детерминизму. С той поры люди не управляют случаем, а всячески стремятся убрать его из своей жизни. Собственно, винить их за сделанный выбор трудно, ибо вертеть на заводе гайки или даже изобретать их могут почти все, а вот стать волшебником... Магия, уважаемый Гав, есть удел избранных. Таких, как я. Таких, как вы. Да, да, не удивляйтесь! Лицо случайника раскраснелось, он подался вперед и принялся размахивать руками. - Вы даже представить себе не можете, какие горизонты перед вами откроются! Буквально через неделю обучения вы превратитесь в отчаянного везунчика. В любом неформальном конкурсе вас заведомо выберут фаворитом, будь то назначение на интересную работу, распределение материальных поощрений, престижная командировка за рубеж или просто отпуск в удобное время. Среди ваших покупок никогда не окажется бракованных вещей, и вы никогда не попадете ни в какую катастрофу. Банк, в который вы положите свои сбережения, разорится последним - но и тогда вы сумеете вернуть их. Вам легко будут одалживать деньги малознакомые люди, и даже в самую зверскую эпидемию гриппа вы останетесь вполне здоровы. Все женщины будут спать с вами на вторые сутки знакомства, причем ни одна из них не забеременеет без вашего на то желания и уж точно ничем таким не заразит. Вас никогда не возьмут в заложники и никогда не оштрафуют в транспорте. Вы никогда не подвернете ногу в гололед и не столкнете со стола посуду. Попробовав себя в деле, которое вам ранее не было знакомо, вы непременно обнаружите в себе недюжинные к нему способности, дремлющий, так сказать, талант. Займетесь коммерцией - и разбогатеете с минимальными усилиями, причем вашу компанию будут равно обходить налоговая инспекция и криминальные структуры. Начальный капитал, кстати, вы легко соберете в процессе обучения, поскольку ученикам разрешается играть в азартные игры... - Но какое отношение ко всему этому имеет моя книга?! - А такое! Вы учите людей избегать случайностей, вот в чем дело! Благодаря вам, в обществе становится меньше тех, кто готов вслепую довериться судьбе. Неудачники, начитавшись ваших советов, принимаются следить за тем, чему ранее не уделяли никакого внимания. Они кладут кошельки во внутренние карманы, ходят по хорошо освещенным улицам, устанавливают в своих квартирах железные двери и даже становятся вежливее. Они едят больше овощей и меньше сладостей, бросают курить и ограничивают себя в спиртном. Их уже не прельстишь яркой этикеткой или крикливой рекламой, и они прекрасно осведомлены о своих правах. Те из них, кто водит машину, избавляются от лихачества и начинают регулярно проверять тормоза... Кошмар! Под вашим разлагающим влиянием милые и беззащитные разини и растяпы превращаются в сущих педантов! Прежде чем выйти из дому, они тщательно проверяют, все ли необходимое с собой взяли, отключают электроприборы и перекрывают газ. Но что самое отвратительное, даже попав в какую-либо неприятную ситуацию, эти ваши... последователи сохраняют хладнокровие и присутствие духа... Слушая пространную речь случайника, Гав мысленно отметил, что как раз присутствия-то духа в себе и не ощущает. Фантастические события сегодняшнего вечера заставили его усомниться в реальности происходящего, и он трусливо пытался найти им объяснение попроще - типа просочившегося откуда-нибудь галлюциногенного газа. - Вы это всерьез? - спросил он, когда его невероятный гость сделал паузу. - Вы хотите сказать, что моя работа может каким-то образом ограничить ваши способности? - Ограничить - нет. Скорее, обесценить. Ведь везунчики могут существовать лишь там, где есть неудачники, если понимать под таковыми и тех, кому везет не чаще, чем в среднем и должно. Прежде, чем я найду на улице банкноту, ее должен кто-то потерять. Вы же учите этого "кого-то", как избежать потери, сокращая тем самым мои шансы на находку. Аналогичный пример: втянуть в автокатастрофу подлежащего устранению человека, который регулярно проверяет тормоза, становится заметно труднее. Ну и так далее. Гав скептически пожал плечами, чтобы узнать, как на это безобидное движение отреагирует травмированная голова. Отреагировала нормально, но он на всякий случай все равно слегка поморщился. - Девяносто процентов того, что я обычно излагаю, - азбучные истины, начал он, осторожно ощупывая скулу и затылок. - Просто я подаю их в несколько необычной форме. Демонстрация ваших возможностей впечатляет, но неужели вы собираетесь бороться с таблицей умножения или с правилами дорожного движения? Прогресс есть прогресс, его не остановить. Автомобили год от года становятся безопаснее, лекарства - эффективнее, а замки надежнее. Чего ради вы пришли именно ко мне, а не к тому же изобретателю нового замка? Случайник удивленно посмотрел на него. - А кто вам сказал, что мы против прогресса? Да, новые автомобили безопаснее старых - при тех же скоростях. Но ведь ездят-то они быстрее! Новые лекарства эффективнее, но и дороже, а значит, не всем доступны; потом, они дают всякие побочные эффекты, иногда очень долговременные. А тот же СПИД? Да мало ли еще болезней возникнет! Ну, исчезнут квартирные кражи, зато разовьется компьютерное мошенничество. Возьмите хоть эту страну - за последние несколько лет здесь такой прогресс обнаружился, что только держись! Компьютеров - навалом, хороших автомобилей - тоже, джакузи всякие появились, двери пуленепробиваемые, телефоны сотовые. Медики аппаратурой умнейшей обзавелись, пломбы светом отверж... отверд... Ну, в общем, понятно. Да и демократии прибавилось, верно? Но вот прибавилось ли порядка? Нет, прогресс вещь прекрасная, он создал для человека массу удобств, и в своем нынешнем виде нам совершенно не мешает. Мешаете вы, точнее, такие, как вы. И не надо скромничать, пожалуйста. Согласен, ваша идея культуры безопасности пока еще не овладела массами, но уже сейчас есть люди, находящие ее даже в чем-то романтичной. - Вот уж не думал... - А вы полагали, что никому не мешаете, что всем только помогаете, да? Ошибаетесь. Впрочем, я вас за это не виню. Вы просто ничего не знали об альтернативе. Подмечено: самыми способными магами оказываются те, кто эффективней всех утверждает детерминизм. Особенно хорошо это заметно на примере некоторых политиков... Неожиданно случайник лукаво подмигнул Гаву и расплылся в широкой улыбке. - Ага, вижу-вижу, заблестели глазки! Журналист, он и после нокаута остается журналистом. Знаю, что сейчас пришло вам в голову, знаю! Дескать, что не власть это по неправедной природе своей изначально честных политиков разлагает, а колдуны подлые все их прекрасные замыслы еще в зародыше пресекают, и вдобавок самих этих бедняг в свои ряды низким шантажом затягивают... Угадал? Да не смотрите вы на меня, как на исчадие ада! В любом человеке дерьма до-ста-точно, а в человеке политическом за-двести наверняка... Шутка такая, не слышали? "Нет, - ошарашенно подумал Гав, - никакой это не сон, и галлюциногены здесь тоже ни при чем! Моя фантазия такое измыслить не способна, я не Стивен Кинг!". Случайниктем временем поднялся со стула. - Вот, в общем, и все. Даю вам на размышление остаток вечера, ночь, и весь завтрашний день. Из дому выходить не пытайтесь, ничем хорошим это не закончится. Советоваться с кем-либо тоже не рекомендую; в издательство дозвонитесь без проблем, а в остальные места - извините. За работу не беспокойтесь: если вы примете мое предложение, вам за прогул только премию выпишут, а если откажетесь, то... Ладно, не будем о грустном. Еды, кстати, у вас в холодильнике полно, так что голод вам тоже не грозит. С этими словами он покинул комнату. Гав медленно встал на ноги и двинулся следом, приготовившись к головокружению или тошноте, однако ни того ни другого не ощутил. В прихожей случайника не оказалось. Через секунду его местонахождение выдал звук спускаемой воды. Выключив свет в туалете, он снял с вешалки пальто, одел, застегнул пуговицы. Шапку надевать не стал, сунул ее за пазуху. Буркнул с деланной застенчивостью: - Люблю дешевые эффекты, понимаешь... Вернулся обратно в комнату, открыл балконную дверь и вышел наружу. Гав машинально последовал за ним. - Ну, - сказал случайник, ловко перекидывая ногу через перила,- надеюсь на ваше здравомыслие. До скорой встречи! Перекинул вторую ногу и бросился вниз. Резко пахнуло ветром. Восходящий поток воздуха подхватил незнакомца, раздув полы его пальто и заметно замедлив падение. "Он сказал - за неделю... Как летит... Не был бы уверен, не прыгал. Кроме того, коллеги прикрывают - ветер-то откуда взялся, да еще такой редкостный - вертикальный... - размышлял Гав, наблюдая за неспешным падением гостя. Но ведь у меня способности, не так ли. И если чего-то очень сильно захотеть..." Случайник летел прямо в здоровенный сугроб. Сугроб выглядел впечатляюще даже отсюда, с четырнадцатого этажа. Гав знал, что высотой он в человеческий рост и навален недавно, почему и состоит преимущественно из мягкого свежего снега. Но преимущественно - не значит полностью. В силу специфики профессии Гав повидал немало смертей. Он видел застреленных в подъездах, замерзших на улице, разбившихся в авариях. Наблюдал, как вытаскивают людей из под развалин, вместе со спасателями отчаянно надеясь, что очередной извлеченный еще жив. По долгу службы приходилось ему сталкиваться и с теми, благодаря кому раздавались все эти выстрелы, переворачивались машины и рушились здания. Некоторым из них он, положа руку на сердце, не мог пожелать ничего, кроме смерти - и желал. Не был Гав трусом, и, зная цену жизни, не боялся оказаться сильнейшим в схватке за нее. Но полностью сосредоточиться на одном лишь пожелании смерти другому... Было в этом что-то темное, запредельное, то, что отличает палача по призванию от солдата по необходимости. (Впрочем, свои чувства Гав проанализировал после. Сейчас он действовал скорее инстинктивно, нежели осознанно). Случайник пролетел уже половину пути. Он развел руки в стороны и, похоже, получал от полета удовольствие. Гав представил себе скребок. Обыкновенный дворницкий скребок, из полотна двуручной пилы. Сломанный иначе он не попал бы в сугроб. Гав очень хорошо вообразил этот нехитрый инструмент для борьбы со льдом, его треснувшее занозистое древко и собственно полотно, ржавое и обломанное, так что на древке остался лишь острый треугольный осколок. Естественно, скребок был упрятан под снег вертикально, железной насадкой вверх. Случайник с громким уханьем воткнулся в сугроб, погрузившись в него полностью. Снежная пыль взлетела до самых фонарей, на мгновение выхватив из небытия призрачные световые-конусы. Прошла секунда, затем другая. Пошатываясь, случайник выбрался из сугроба. Его бурое пальто стало белым от снега и сидело на нем как-то странно. Он сделал шаг, второй, третий... "Не получилось...". На четвертом шаге случайник упал. Он рухнул навзничь всей поверхностью тела, как падает поставленное на торец бревно. И сразу же у припаркованной на углу "Ниве" зажглись фары. Машина тронулась с места и быстро поехала в сторону лежащего. "Ну, хотя бы слегка?!.." Из "Нивы" выскочили двое, подбежали к подельнику, приподняли. На запорошенном поземкой тротуаре осталось большое темное пятно. "Шапка? Не похоже..." Эти двое уложили коллегу в машину. Один сел за руль, а другой, прежде чем устроиться рядом, задрал голову вверх и несколько секунд смотрел в сторону Гава. Разглядеть его лицо с такого расстояния было невозможно, но Гав почему-то проникся уверенностью, что ничего хорошего на нем не написано. "Почувствовали?.." Он с силой вцепился в балконные перила и даже чуть перегнулся через них, демонстрируя изумление и напряженно ожидая удара по голове сорвавшейся сверху сосулькой или цветочным ящиком. Однако возмездия не последовало. "Нива" резко набрала скорость и скрылась за поворотом. "Комедия? А кровь? - если это кровь..." Он вернулся в комнату, закрыл балкон и задернул шторы. Сходил на кухню, добыл из холодильника лед, сделал компрессы на скулу и затылок. "Обратятся в милицию - дескать, выкинул человека из окна? Маловероятно. Что же делать?.." Подошел к телефону, набрал "02". Все та же реклама Центрального телеграфа и предложение ждать оператора. Стал звонить друзьям, родным, знакомым: у первых трех никто не подошел, причем у одного сработал чокнутый автоответчик, который никакого сообщения записывать не стал, а просто дал отбой. Дальше - ряд неправильных соединений и... занято, занято, занято. Наконец удалось дозвониться до Андрея: - Слушаю вас! - Андрей, это ты? - Что? Говорите громче!..
    * * *
    "...отжал стамеской нижний замок и ушел. Конечно, я предпочел бы просто проснуться, но, к сожалению, все произошло наяву. Пойми, я не могу остаться, ведь тогда опасность будет грозить и вам. Как ни горько, но я вынужден полностью забыть о вас, чтобы меня нельзя было шантажировать вашим благополучием. С этой целью я навсегда лишаю себя всех мыслимых возможностей выяснить, как обстоят ваши дела, - так что теперь случайникам нет никакого резона вас трогать, до меня информация об этом все равно не дойдет. Лишаю честно, ибо любая попытка контакта, телефонный звонок или, не дай Бог, какая-нибудь заметка о вас в газете, репортаж в новостях - и весь "карантин" становится напрасным. Естественно, я позабочусь, чтобы они узнали об этом моем решении, но не дам им никакой возможности что-нибудь мне ответить. Знаешь, я ни за что не влез бы в это дело сам. И даже, подозреваю, покорился бы обстоятельствам, развивайся эта история чуть помедленнее. Действуй случайник осторожней, дай он мне больше времени, чтобы осознать последствия того или иного шага, напомни в соответствующих тонах о вас... Но теперь, наверное, отступать уже поздно. Впрочем, вру. Поздно - наверняка, поскольку какое-то количество моих писем они обязательно перехватят (искренне надеюсь, что не все: посылаю их много и разными путями, так что не удивляйся, если получишь несколько экземпляров). Потому и не пишу о своих планах. Буду бороться, это точно. Ведь если в шутке случайника о политиках есть хотя бы доля истины... Ты никогда не задумывалась о странных особенностях нашей страны? И народ вроде неглупый, и ресурсов достаточно, а словно проклятье какое-то над ней. То война, то самодур на троне, то революция... Идеальная среда для случайников. Не они ли сами ее культивируют? Я, конечно, высокого мнения о своих работах, но "в мировом масштабе" их значение все-таки ничтожно. Выходит, эти паразиты заранее подстраховываются, а значит, им есть чего бояться. Ради Бога, ты только сама ничего не предпринимай и уж тем более не говори дочери. Все письма сожги и никогда о них не упоминай нигде. Вообще, веди себя так, как будто их не получала. Можешь продолжить за меня мои работы, но если что - бросай сразу же. Счет у нас общий, я к нему больше не притронусь, поэтому распоряжайся деньгами, как знаешь. При первой же возможности начну помогать - строго без обратной связи. За меня не волнуйся, мне должно везти. Случайник был совершенно прав относительно моих способностей. Понимаешь, я не выдержал, залез сразу после всего случившегося в тот сугроб. Там действительно оказался сломанный дворницкий скребок. И кровь на нем еще не успела замерзнуть..."
Top.Mail.Ru