Скачать fb2
Экстаз

Экстаз

Аннотация

    Никогда не поддаваться любви — таков был девиз юной Рейвен Кендрик. И если надо вступить в брак по расчету со скандально известным владельцем игорного дома — что ж, тем лучше! Но прелестная молодая жена разбудила в мужественном Келле Лассетере не только плотскую страсть, но и настоящую любовь. И теперь он, не жалея сил, стремится зажечь ответное пламя в сердце Рейвен…


Николь Джордан Экстаз

Глава 1

    Он поднялся с прибрежного песка, его обнаженное мускулистое влажное тело сверкало под Карибским солнцем. На фоне искрящегося бирюзового моря он выглядел каким-то языческим божеством. Однако он был не божеством, а просто похитителем, укравшим у нее целомудрие, а затем и сердце.
    И сейчас, когда он стоял, слегка расставив ноги, на ослепительно белом песке, от него веяло жаром, жизненной силой, угрозой. Он был здесь владыкой всего. Об этом ясно свидетельствовал его возбудившийся орган, чего она не могла не видеть и отчего у нее перехватило дыхание.
    Словно догадавшись об этом, он перевел на нее хмурый взгляд своих темных глаз, и хотя она почти не могла различить черты его лица — мешал слепящий свет солнца, — она остро ощущала силу и притягательность этого человека.
    Потом он приблизился к ней. Его намерения она улавливала по уверенной, хищной походке, и он подтвердил ее догадку, когда она спиной почувствовала жар песка, а его требовательные губы впились в ее рот.
    Поцелуй был не только яростным, но и сокрушительным, а последовавшие за этим прикосновения непреклонны и решительны. Он позволял себе все.
    И поцелуи тоже. Оторвавшись от ее губ, его губы опускались все ниже, одновременно ласковые и настойчивые: шея, грудь, живот… Они обжигали кожу сильнее, чем полуденное солнце.
    Она со стоном пошевелилась и, глубоко вздохнув, послушно приняла его восставший орган в свое нежное лоно, испытывая одновременно боль и какое-то странное успокоение.
    — Пожалуйста… — взмолилась она, сама не зная о чем.
    Поняв по-своему, он глубже вошел в нее, заполнив все ее существо, заставив плакать от исступленного восторга.
    Но тут же замер и лежал неподвижно, а ее плоть так жаждала продолжения: благодатного взлета и блаженного расслабления, которые должны последовать.
    Открыв глаза, она натолкнулась на острый, колючий взгляд его темных глаз, услышала резкие слова:
    — Как можешь ты решиться выйти за него замуж? Даже подумать о том, чтобы отдать ему себя?
    Она попыталась отвернуть голову от его осуждающего взора: то, что он говорил, было истинной правдой. В ней росло чувство отчаяния, безнадежности — как перед надвигающимся несчастьем, предотвратить которое уже невозможно.
    — Я должна, — чуть слышно ответила она. — У меня нет выхода. Я дала клятву сделать это.
    Огонь его глаз прожигал насквозь.
    — Твой избранник холоден и бесстрастен, как давно угасший костер. Он не пробудит в тебе те чувства, которые пробуждаю я. Не заставит так биться сердце, как от моих прикосновений.
    Она отвела глаза, по-прежнему сознавая: то, что она сейчас слышит, чистая правда. Она хотела бы забыть это, не слышать… Но он — ее похититель — не позволит этого.
    Его пальцы вцепились ей в волосы. Зубы обнажились, когда он с яростным напором произнес:
    — Ты ведь принадлежишь мне. Только мне. И должна это знать! А я целиком твой! Слышишь?
    — Да, — покорно ответила она: его страсть подчиняла ее. И возбуждала.
    Его ответом на это признание было новое движение в ее лоне.
    — Когда пойдешь к нему… — хрипло проговорил он. — Когда будешь с ним, не переставай думать обо мне. О моих прикосновениях, запахе, о моем члене, глубоко проникшем в тебя. Обо мне, заставляющем тебя испытывать то, что ты испытываешь сейчас, и желать этого еще и еще…
    — Да… да… Только о тебе.
    Она прижалась к его губам, впитывая их вкус. Он продолжал свои движения, овладевая ею все больше, подчиняя своим желаниям, своему ритму. Его отнюдь нельзя было назвать нежным, но ей и не хотелось нежности. Напротив: нравились его сила и настойчивость. Она выше подняла ноги, чтобы дать больший простор его телодвижениям, сильнее и глубже ощутить его проникновение.
    — Еще! — простонал он прямо в ее губы. — Отдай мне всю себя. Сдайся, как захваченная крепость.
    Дрожь охватила все ее тело. Сладостный трепет. Она продолжала содрогаться, и его содрогание утонуло в ее дрожи. Дыхание их перемешалось, тела обмякли. Обоюдный голод иссяк — они насытились.
    Обессиленная, она чувствовала, как волны морского ветерка овевают разгоряченное тело, охлаждают только что бушевавшую страсть…

    Не сразу очнулась Рейвен Кендрик от своих фантазий (или это был такой сон?) и вернулась в реальность: увидела, что находится у себя в спальне, а за окном, пробиваясь сквозь портьеры, чуть брезжит свет раннего утра. Ее тело продолжало хранить ощущение бурного слияния с похитителем. О, как он был необуздан и прекрасен в своей страсти!.. Хотя оказался всего лишь фантомом.
    Подавив вздох от неутоленного желания, Рейвен села в постели, прижала подушку к горячей от возбуждения груди. Да, явившийся сейчас мужчина был воплощением всего, что она знала — что могла знать — о подлинной страсти.
    Но, увы, существовал он только в воображении. Хотя еще оставалось ощущение, что он был здесь — с ней, на ней — во плоти: об этом напоминали напрягшиеся соски грудей, влажность и томление лона. Однако у него не было ни тела, ни черт лица. Ни прошлого, ни настоящего. Ничего, помимо того, чем она успела его наделить за минуты своего томительного сна, когда он внезапно появился откуда-то ранним солнечным утром на берегу Карибского моря и завладел ее телом и душой…
    Она вновь закрыла глаза, вспоминая мгновения близости, ощущая их вновь, хотя в реальной жизни никогда еще не соприкасалась с мужчиной телесно, не знала его прикосновений ни на своей коже, ни в глубине тела.
    Однако могла их вообразить. Представить вещи, неведомые, пожалуй, большинству девственниц. И виной тому — редкая эротическая книга с тривиальным названием «Сердечная страсть». Книгу когда-то преподнес ее матери, Элизабет Кендрик, человек, которого она глубоко и безнадежно любила. Жизнь разлучила их. Его прощальным подарком стала эта книга, которую написала француженка. Это была правдивая и трагическая история любви и открытых плотских желаний, описанных как есть, без ложной скромности и умолчаний.
    Для юных девушек подобное чтение, конечно же, было запретным, и только исключительный случай способствовал тому, что книга оказалась в руках Рейвен. И если именно этой книге в обрамленном драгоценными камешками переплете она обязана своими ночными видениями, то печальный пример матери, чуть ли не подменившей этими страницами свою потерянную навсегда любовь, и дал ее дочери силы поклясться в том, что никогда… никогда не повторит она материнского поступка. Не позволит никому из мужчин до такой степени завладеть своей душой и сердцем. Так, как это случилось с матерью… Или на страницах книги… Или только что с ней самой… Но ведь то был всего лишь сон. А наяву она ни за что не станет жертвой безнадежной любви и всегда будет хозяйкой собственной судьбы. Да, она должна выйти замуж — это… это необходимость, но любовь… любовь не обязательно сопутствует этому. Она может оставаться в душе… в сновидениях.
    Легкий стук в дверь спальни прервал ее мысли. Вошла служанка Нэн с подносом.
    — Доброе утро, мисс. — Голос Нэн звучал слегка взволнованно. — Я принесла завтрак. Вам нужно как следует поесть: сколько еще часов до свадьбы!
    Сердце у Рейвен екнуло от напоминания и покатилось куда-то вниз. Ведь сегодня день ее бракосочетания!
    Она подсунула под спину подушку и поудобнее устроилась на постели, затем позволила Нэн поставить поднос к себе на колени, хотя о еде не хотелось и думать.
    Наливая в чашку какао, служанка продолжала возбужденно тараторить:
    — Только подумать, мисс Рейвен! Скоро будете герцогиней! Прямо как в сказках! — Она замолчала и продолжила уже немного спокойнее: — Прошу прощения, мисс, что так распустила язык. Но я ведь никогда еще в жизни не видела настоящей герцогини. Страх какой!
    Рейвен попыталась улыбнуться, хотя веселости не ощущала.
    — Придется нам вместе привыкать, Нэн, — сказала она. — Я ведь тоже боюсь этого.
    Служанка повернулась к камину, чтобы перемешать тлеющие угли и подбросить дров. Когда огонь разгорелся, снова обратилась к хозяйке.
    — Вода для ванны греется, мисс. Если позволите, я вернусь через полчасика и помогу вам искупаться и одеться.
    После ее ухода Рейвен взяла вилку, но тотчас же отложила ее: желудок не желал принимать пищу. В голове билась лишь одна мысль: всего через несколько часов она станет женой человека, которого сама избрала в мужья. Человека, пользующегося уважением, даже известностью в высшем свете. Немало месяцев она с нетерпением думала об этом дне — так почему же ее охватило сейчас чувство ожидания собственной казни?
    Наверное, со всеми невестами бывает такое. Ничего особенного. Про это все говорят, и в книгах тоже пишут.
    Она тряхнула головой, отгоняя неприятные мысли. В самом деле, к чему они сейчас, эти нелепые страхи? Почти уже свершилось то, о чем так мечтала ее покойная мать и что определит и укрепит ее собственное будущее. Даст возможность беспрепятственно войти в те слои общества, к которому она принадлежит по рождению, но в котором всегда чувствовала себя посторонней.
    Теперь же, через несколько часов, она обретет все права и в качестве герцогини будет признана и принята в самых верхах того общества, которое оттолкнуло ее мать, обрекло несчастную женщину на двадцатилетнее пребывание на островах Вест-Индии, куда ее отправил донельзя разгневанный отец.
    Рейвен нехотя поднесла ко рту чашку. Но думать продолжала о том же — об обстоятельствах, сопутствовавших ее вступлению в брак.
    Что ж, вполне возможно — она ничего не может сказать против этого, — что ее будущий супруг герцог Холфорд, который более чем в два раза старше ее, — вполне приличный и достойный во всех отношениях человек. Хотя вид у него довольно надменный — впрочем, причиной тому, быть может, больная шея. К тому же он дважды был женат на молодых девицах, и обе погибли при случайных обстоятельствах, подробностей которых Рейвен не знала. Но зато в качестве его супруги ей уже никогда не придется ощущать оторванность от жизни своего круга. И круг и место в нем будут ей обеспечены без всяких усилий с ее стороны. Хотя она никогда не думала об этом, если бы не мать…
    Надо признать, ей повезло, что Холфорд изволил обратить на нее внимание, невзирая на некоторые сложности ее биографии.
    Будучи подданной британской короны, она родилась в Вест-Индии, на берегу Карибского моря. Все годы, вплоть до прошлой весны, она жила там. В Англии оказалась только после смерти матери, и не по своей воле. Она была вынуждена подчиниться находящимся в Лондоне членам своего разделенного семейства — тяжелобольному деду-виконту и свирепой, как настоящий дракон, двоюродной бабке, которая взяла на себя труд обеспечить ей пребывание в столице и вывести в свет.
    Именно во время своих выходов Рейвен поняла со всей отчетливостью, как важно для человека быть причастным к определенному кругу, даже если не питаешь к нему особых симпатий. Быть вне всякого круга гораздо хуже.
    К ее удивлению и удовлетворению, первый же ее светский сезон завершился триумфом: появилось несчетное число поклонников. Она получала множество предложений руки и сердца, а также и менее пристойные. Отваживать всех кавалеров, не оскорбляя их при этом, ей помогали природный ум и такт. Впрочем, не всегда это удавалось, что и привело к истории, которую вам предстоит услышать.
    Многое было для нее ново, интересно, даже приятно. Однако она не могла не понимать, что, родившись в семье, отягощенной скандальным прошлым — пускай иные и не знают об этом или успели позабыть, — она не может рассчитывать войти на равных в круг избранных, если не примет их правила игры.
    Главным ее недостатком — так она считала — было отступление от общепринятых традиций. Ведь родилась она и воспитывалась на острове Монтсеррат в условиях почти полной свободы от всяческих условностей, в том числе и кастовых. Девочка-сорванец, она с ватагой таких же, как сама, мальчишек и девчонок по целым дням не вылезала из моря, играла в пиратов, бегала взапуски по горячему прибрежному песку. Даже имя у нее было необычным — она его получила за иссиня-черный словно вороново крыло цвет волос, а еще в память об одном из испанских предков своего подлинного отца[1].
    Но сейчас, в Англии, ей следует забыть о своей привычке к полной свободе, умерить излишнюю резвость, стать более сдержанной, подчиняться правилам этикета, или как это тут называется.
    Отдушиной для ее бьющей через край энергии стали утренние верховые прогулки в парке, когда она пускала коня бешеным галопом. Другим средством для выхода бушующей молодой силы сделались фантазии с непременным участием загорелого красавца похитителя-пирата. И хотя он был всего лишь иллюзией, оставляющей после себя ощущение жгучей неудовлетворенности и разочарования, она была уверена, что этот призрачный пират сумеет утолить ее душевный и телесный голод во много раз лучше, нежели вполне реальный муж-герцог…
    Рейвен содрогнулась, внезапно ощутив прохладу зимнего утра. Решительно подавив в себе дурные предчувствия, она поднялась с постели, так и не притронувшись к еде. Сейчас бы самое время оседлать коня, но сегодня совсем иное утро — надо плестись к венцу. Боже мой!..
    Она уже накинула халат, когда в дверь снова постучали. К ее удивлению, в комнату вплыла сама Кэтрин, леди Далримпл, ее двоюродная бабушка, а проще говоря, тетка. Импозантная особа — высокая, элегантная, с приятными чертами лица и красивыми белыми волосами, придававшими ей величественный вид.
    — Что-нибудь случилось? — обеспокоенно спросила Рейвен, потому что никогда еще за все время пребывания в Лондоне тетушка не являлась к ней в столь ранний час.
    Леди Кэтрин изобразила на лице улыбку.
    — Абсолютно ничего. Просто я принесла тебе свадебный подарок. — Она протянула небольшую коробку. — Это принадлежало твоей матери. Думаю, Элизабет не возражала бы, чтобы она оказалась у тебя.
    Рейвен почувствовала укол в сердце при упоминании имени матери. Она открыла коробку и не могла сдержать восхищенного возгласа: там находились ожерелье из чудесного жемчуга и такие же серьги, ярко блестевшие даже в полумраке комнаты. Наверняка все это стоило немалых денег.
    Рейвен перевела взгляд на тетушку Кэтрин: с чего она так расщедрилась? Даже улыбается. До этой поры ее отношение к молодой родственнице было весьма прохладным, если не сказать неприязненным.
    Леди Далримпл сочла нужным ответить на невысказанный вопрос в глазах Рейвен.
    — По правде говоря, — сухо произнесла она, — я до последней минуты сомневалась, что такой день, как сегодняшний, когда-либо наступит в твоей жизни. Но он все же пришел, и я отмечаю его этими драгоценностями, оставленными у меня твоей матерью, когда та вынуждена была покинуть Англию.
    В голосе говорившей звучало осуждение, не утратившее своей силы даже за прошедшие двадцать лет.
    — Ее поведение тогда было в достаточной степени вызывающим, — продолжала она, — что выразилось и в том, что Элизабет не пожелала ни взять этот жемчуг, ни продать за немалую цену. Зато теперь, в день своей свадьбы, его можешь надеть ты.
    — Спасибо, тетя, — бесстрастно ответила Рейвен. — Я надену его.
    Леди Далримпл молча повернулась и направилась к двери, но, прежде чем выйти, еще раз взглянула на племянницу и, слегка приподняв изящную правую бровь, произнесла:
    — Должна признаться, ты немало удивила меня, Рейвен. Я и представить не могла, что ты заключишь такой выигрышный брак. Чудеса да и только!
    — Ну почему же? — простодушно поинтересовалась та. — Считаете, что я залетела слишком высоко, забыв о незаконности своего происхождения?
    — Благодарение небесам, — сказала, понизив голос, леди Далримпл, — об этом знают и помнят немногие… Нет, мой дружок, меня поразило другое: то, что из довольно большого числа претендентов на твою руку ты выбрала именно Холфор-да. У меня, признаюсь, было опасение, что твой выбор остановится на ком-нибудь совершенно неподходящем. Исключительно чтобы досадить нам, твоим родственникам. Ведь яблоко от яблони, как известно…
    Рейвен не могла не признаться самой себе, что ее малоприятная тетушка как в воду смотрела: было, было у нее такое намерение. Парочка кандидатов, один из которых едва не учинил публичный скандал, вполне соответствовала опасениям леди Кэтрин. Слава Богу, тетка ничего об этом не знает.
    — Я никогда не имела умысла причинить вам неприятности, тетя, — чуть покривив душой, сказала Рейвен. — Напрасно вы так обо мне думаете.
    — Возможно, — с кисловатой миной согласилась леди Кэтрин. — Но, как бы то ни было, скажу прямо… — Неожиданно открытая улыбка мелькнула у нее на губах. — Скажу по правде, не очень-то вы с Холфордом подходите друг другу. По крайней мере по характеру. Его светлость, извини за откровенность, напыщенное ничтожество. Да простит меня Господь за такие слова.
    — Ну, не так уж он плох, — решила вступиться за будущего мужа Рейвен, скрывая безмерное удивление от прямоты и откровенности леди Кэтрин. — Зато, если не ошибаюсь, он хорошо воспитанный, сдержанный человек и, что важнее всего, добрый по натуре.
    — Что ж, — заключила родственница, — быть может, ты права. Во всяком случае, я рада, что тобою не владеют дурацкие предрассудки, будто в браке необходима любовь. То, что называется любовью, моя дорогая, отнюдь не служит порукой счастья, в чем имела печальную возможность убедиться твоя собственная мать.
    Снова у Рейвен сжалось сердце.
    — Это правда, тетя Кэтрин, — сказала она. — Любовь может приносить несчастье. Я хорошо усвоила этот урок.
    — Что говорит о том, Рейвен, что у тебя гораздо больше здравого смысла, чем у твоей несчастной матери.
    Девушка опустила глаза, потому что в них мелькнул гнев: сколько можно об одном и том же? Она не желала слушать такие слова и вообще обсуждать поведение матери и ее горькую судьбу.
    Старая дама почувствовала состояние собеседницы, однако не посчитала нужным отступить от темы и добавила холодным назидательным тоном:
    — По крайней мере можно надеяться, что перед тобой открывается будущее, какового и желала для тебя Элизабет. И ты займешь то место в обществе, которого твоя мать лишилась по собственной глупости.
    Этого Рейвен уже не могла выдержать. Вздернув подбородок и глядя прямо в лицо тетке, она заявила:
    — Не по глупости, миледи, а потому, что ее отвергла собственная семья. И вы это прекрасно знаете.
    Леди Кэтрин грозно нахмурилась.
    — У нас не было иного выхода, как принудить твою мать немедленно выйти замуж. Иначе ее ожидали бесчестье и полный крах. То, как она себя вела, выходило за все рамки приличия: вступить в связь с женатым мужчиной, позволить ему наградить ее ребенком! Куда уж больше!
    Леди Кэтрин говорила в столь презрительном тоне, что Рейвен не выдержала.
    — Мой дед и ваш брат не должен был!.. — почти крикнула она. — Зачем он отрекся от своей дочери и отправил ее за океан?!
    — Быть может, на Карибы — это слишком далеко, — согласилась Кэтрин. — Но вообще Джервис принял единственно правильное решение. Никто не понял бы его, если бы он примирился с тем, что у его дочери внебрачный ребенок. Какой позор!
    — И поэтому он заставил ее выйти замуж за человека, которого она не переносила? И прогнал с глаз долой? Разве это хорошо?
    — Уверяю тебя, Рейвен, твоя мать и сама понимала, что замужество — единственный выход. Брак с Кендриком спасал ее от позора, а тебя от клейма незаконнорожденной.
    Да, Рейвен давно поняла, какую жертву принесла мать ради нее. Но все равно: ничто не может извинить или обелить тех, кто заставил бедную женщину пойти на эти испытания. И дед Джервис, и тетка Кэтрин показали себя черствыми и бессердечными. Но как видно, до сих пор считают свое тогдашнее поведение единственно верным и достойным.
    — Если бы мою мать не обрекли на жизнь среди чужих для нее людей, — сказала она с горечью, — если бы она продолжала находиться в окружении родных и друзей, быть может, она сумела бы преодолеть свою безнадежную любовь. Однако получилось, что она рано растратила жизненные силы, лелея напрасные надежды.
    И снова холодный рассудительный голос леди Кэтрин:
    — Ей некого винить, кроме себя самой, за свою позорную слабость. Впрочем, она вскоре пришла к той же мысли и осознала свою страшную ошибку. Но было уже поздно.
    — Простите, если выражу недоверие, тетя Кэтрин, — со сдержанным раздражением сказала Рейвен, — но откуда вам это известно?
    — Потому что Элизабет признавалась в этом в своих письмах.
    — Она писала вам?
    — Не слишком часто. Может быть, раза два в год, но письма были. И в последних посланиях все чаще давала понять, что постепенно пришла в себя и горько сожалеет о содеянном. О том, что выпала из того круга, к которому принадлежала по рождению и воспитанию, и вынуждена вести совсем иной образ жизни… Она очень сильно желала, чтобы твоя жизнь была не такой, как у нее.
    Рейвен должна была признаться самой себе, что не может не верить тому, что сейчас слышит. Ведь иначе мать вряд ли уделяла бы столько времени и сил ее воспитанию в духе традиций и правил поведения, свойственных высшему обществу метрополии и самого Лондона. Более того: будучи на смертном одре, она заставила дочь дать клятву, что та будет искать и найдет себе супруга, непременно принадлежащего к аристократии…
    — У вас сохранились письма от мамы? — спросила она, отвлекаясь от воспоминаний.
    — Нет, я не оставила их. Но уверена, Элизабет одобрила бы твой теперешний выбор.
    — Вернее, почувствовала бы облегчение, — поправила ее Рейвен, — оттого, что никто уже не назовет меня незаконнорожденной. А если кому-то и придет в голову, то на герцогиню Холфорд это произведет куда меньшее впечатление, чем на какую-то мисс Кендрик, не так ли?
    Леди Кэтрин не сочла нужным прямо отвечать на этот вопрос, но заметила, что она лично вполне удовлетворена поведением Рейвен и даже испытывает чувство облегчения от того, что она не пошла по стопам матери и не опозорила семью.
    Слова вызвали у Рейвен новую волну негодования, и, сжав руки в кулаки, она ледяным тоном сказала:
    — Если вы так опасались за мое поведение, тетя Кэтрин, то зачем же предоставили мне жилище и даже субсидировали выходы в свет?
    — Отвечу прямо: чтобы соблюсти приличия. И еще потому, что этого хотел твой дед. — Она неодобрительно фыркнула. — По моему мнению, если хочешь знать, он ведет себя не слишком умно и расчетливо, относясь к тебе чуть ли не как к блудной дочери. Полагаю, этим он с запозданием пытается смягчить свое отношение к собственной дочери, которое считает теперь чересчур жестоким. С чем я совершенно не согласна: Элизабет понесла заслуженное наказание.
    — Конечно, тетя, — уже не сдерживая язвительности, сказала Рейвен, — вам, как одному из главных третейских судей в высшем обществе, гораздо виднее, как к чему относиться.
    Неизвестно, уловила ли леди Кэтрин иронию в словах племянницы, но ни один мускул не дрогнул у нее на лице, когда она спокойно произнесла:
    — Однако довольно болтовни. Тебе нужно поторапливаться. Негоже заставлять благородного герцога торчать в одиночестве у алтаря.
    — Вы совершенно правы, тетя… Как всегда…
    Оставшись одна, Рейвен перевела дух и снова воззрилась на коробку с жемчугом. Его блеск не радовал глаз: от него, казалось, исходило презрение, которое ощущала она все эти месяцы в голосе и выражении лица тетки. Пренеприятная она особа, эта леди Кэтрин…
    Про своего деда, лорда Латтрелла, Рейвен такого бы не сказала. Он был намного старше своей сестры Кэтрин и намного мягче по характеру. Даже не верилось, что этот человек мог когда-то поступить так сурово со своей родной дочерью.
    Впрочем, насколько знала Рейвен, изменения в его характере произошли уже после кончины ее матери, когда на деда обрушилось несколько сердечных приступов подряд. Тогда он и решил пригласить внучку в Англию, чтобы хоть в какой-то степени загладить свою жестокость по отношению к дочери.
    Однако он тоже не мог забыть того, что произошло два десятка лет назад. Подумать только: аристократка без памяти влюбилась в какого-то богача американца без роду без племени, к тому же женатого, да еще и забеременела от него!.. Ну и что оставалось делать, чтобы сохранить приличия? Разумеется, безотлагательно выдать ее замуж, а затем, в наказание и для всеобщего спокойствия, отправить с глаз долой. В мужья удалось подыскать некоего Йена Кендрика, обедневшего младшего сына одного из соседей по поместью. Тот согласился на брак исключительно ради денег, за что всю оставшуюся жизнь презирал себя, свою жену, а также чужую дочь, которой не давал забыть, кто она такая. По брачному контракту он получил в собственное владение небольшую плантацию на одном из карибских островов и скромное ежемесячное денежное содержание в обмен на условие не возвращаться в Англию.
    Бедняга так и не свыкся с пребыванием на затерянном в Атлантическом океане острове. Он не погрузился в хозяйственные дела, в жизнь семьи и до самой своей случайной смерти восемь лет назад — его съела акула — продолжал ежечасно проклинать судьбу. А его несчастная жена чахла рядом с ним от неутоленной любви к своему американскому судовладельцу. Их дочь, невольный свидетель всех этих горестей, отличалась, к счастью, отменным здоровьем и крепкой натурой, унаследованными, видимо, от своего подлинного отца…
    Рейвен передернула плечами, стараясь прийти в себя и успокоиться после очередного малоприятного разговора с теткой. По правде говоря, ей уже давно стало досаждать сознание незаконности своего происхождения и то, что ее вполне можно назвать неприятно звучащим словом «бастард». Возможно, она так никогда и не узнала бы тайну своего рождения, если бы не злобный отчим, не считавший нужным скрывать от ребенка прегрешения матери.
    Возрастающее ощущение своей неполноценности в этом мире, предсмертное напутствие матери толкнули Рейвен на брак с пожилым, неинтересным ей человеком. Хотя — кто знает — быть может, чувства еще придут? В большей степени тревожили обстоятельства ее рождения, о которых будущий супруг не имел ни малейшего представления. А если узнает? Что тогда?
    Конечно, такой значительной персоне, как герцог, легче выпутаться из подобного положения. Если вообще нужно выпутываться. Эта мысль тоже способствовала тому, что Холфорду было отдано предпочтение.
    В конце концов, уже не в первый раз сказала себе Рейвен, за исключением маленькой неувязки с происхождением по линии отца, герцогу достается вполне стоящая невеста: весьма привлекательная наружность, девственница, из хорошей семьи (по матери), неглупая, довольно уравновешенная. Что еще надо для исполнения роли герцогини? Она даже готова родить герцогу наследников, если он того пожелает.
    Ей же нужно взамен чувствовать себя в безопасности — быть равной в обществе, к которому она принадлежит. А уж такой оплошности — или как это назвать? — какую допустила ее мать, она себе никогда не позволит. Лучше находиться в спокойном, хладнокровном согласии — пускай без всякой страсти, — чем разрывать себе сердце на части под грузом того, что носит название «любовь».
    И прекрасно, что ей не угрожает опасность по-настоящему влюбиться в этого герцога. Зато она не отвергает мысли, что они смогут стать настоящими друзьями и проникнуться уважением друг к другу. Разве это плохо? В беседах с ним она уже ловила себя на мысли, что временами он ей даже симпатичен — особенно когда по его лицу проскальзывает едва заметная приятная улыбка.
    Да, решено: они станут жить в полной гармонии и взаимном приятии, не требуя друг от друга невозможного.
    А уж если захочется испытать подлинную страсть со всеми ощущениями, о которых она знает из книг, то к ее услугам богатая фантазия, ведущая к вершинам блаженства, к свершению… И при этом она нисколько не нарушает заповедей и остается верной мужу. А ее любовник, ее смуглый пират… Что ж, он тоже остается… В вбображении.
    Мысль о муже, о будущем муже, вернула ее к действительности — нужно торопиться. Жених вскоре прибудет к церкви Святого Георга на Ганновер-сквер вместе с несколькими сотнями своих друзей, родственников и знакомых — сливками высшего общества. Не считая городских зевак. И она должна постараться выглядеть как можно лучше в такой волнующий и знаменательный день.

    Двумя часами позже она спускалась по лестнице дома леди Кэтрин. Внизу уже стоял, опираясь на палку, ее дед, а рядом с ним его сестра. Старый виконт во время редких наездов в Лондон останавливался обычно у леди Кэтрин, а не в своем одиноком городском доме. Это был высокого роста старик с белоснежными волосами, как у сестры, но не такими правильными чертами лица. Впрочем, о последнем сейчас уже говорить было трудно: он был очень болен — его разрушала болезнь сердца.
    Приблизившись к деду, Рейвен различила слезы у него на глазах, и в душе у нее что-то дрогнуло. Она постаралась весело улыбнуться, когда обратилась к нему.
    — Итак, вы не порицаете меня за мой выбор, дедушка? — спросила она.
    В эти минуты она почти забыла, кто был причиной многолетних бед ее матери и, возможно, преждевременной смерти.
    Старик взял ладонь Рейвен в свою дрожащую руку.
    — Я одобряю твое решение, — произнес он. — Ты поступила совершенно правильно. И ты очень красива сегодня…
    Рейвен так вовсе не считала. Она была не слишком довольна своим нарядом, казавшимся ей чересчур шикарным: платьем бледно-лимонного цвета, прошитым внизу золотыми нитями. Не особенно радовала ее высокая модная прическа и даже доставшиеся от суровой тетки серьги и жемчужное колье.
    И уж совсем не прибавило радости сухое одобрение стоявшей рядом леди Кэтрин, которая произнесла назидательным тоном:
    — Она в самом деле выглядит неплохо, но твои чрезмерные любезности, Джервис, могут вскружить ей голову. А ведь она уже далеко не ребенок: в прошлом месяце исполнилось двадцать.
    Лорд Латтрелл не обратил никакого внимания на слова сестры и, поглаживая руку Рейвен, продолжал:
    — Уверен, мы все будем гордиться тобою. Из тебя получится прелестная герцогиня.
    Внучке хотелось возразить ему, но она не позволила себе этого. По ее скромному мнению, если ничто не помешает, получится вообще неплохое существо. Совсем необязательно это существо должно быть герцогиней или графиней. Однако она промолчала, так как не желала уподобляться тетке в том, чтобы всегда оставлять последнее слово за собой. Кроме того, она не могла не признаться самой себе, что ее дед рассуждает с позиций общества, к которому принадлежит и куда рвется она сама — девушка, никогда не знавшая родного отца; девушка, у которой осталось всего два кровных родственника, если не считать какого-то неизвестного ей брата в далекой Америке, законного сына ее таинственного отца…
    — Как жаль, что твоя мать не может быть здесь сегодня и видеть тебя перед венчанием, — услышала она слабый голос деда.
    О, как сама Рейвен хотела бы этого!
    Из состояния, близкого к слезам, ее вывел резкий ледяной тон леди Кэтрин:
    — Джервис, если ты не закончишь сентиментальные излияния, мы опоздаем к свадебной церемонии. Пора ехать.
    — Да, конечно, — сказал Латтрелл, бросая на нее неодобрительный взгляд.
    Взяв плащ из рук дворецкого, Рейвен осторожно повела деда по ступенькам туда, где стояла большая, украшенная семейным гербом карета. Кучер уже сидел на козлах.
    К ее радости, проводить их пришел и старый слуга Майкл О'Малли, прибывший вместе с ней в Лондон с Карибских островов.
    — Шикарно выглядите, мисс, — сказал он. — Поздравляю вас.
    Таким родным повеяло на нее от его ирландского выговора, что она бросилась к этому седому человеку, обняла его и поцеловала в сморщенную щеку.
    — Спасибо, О'Малли.
    Ее поступок вызвал явное неудовольствие леди Кэтрин, которая брезгливо поморщилась, и сдержанное неодобрение деда. Но ей было все равно: О'Малли был для нее гораздо большим, чем слуга. В раннем детстве он заменил ей отца, а когда она собралась ехать в Англию, твердо сказал, что не оставит ее и поедет в «логово», как он выразился, неизвестных родственников вместе с ней. За что она ему безмерно благодарна. Он был и остался настоящим другом.
    О'Малли уже собирался подсадить Рейвен в карету, когда из-за угла выскочил на полном ходу закрытый экипаж с занавешенными окнами и остановился прямо перед ними. Его возница, закутанный в темный плащ и в шапке, надвинутой на лицо, был похож на призрак. Из экипажа выпрыгнули трое мужчин в масках. У двух из них были в руках пистолеты, у третьего — дубинка. К ужасу Рейвен, дула пистолетов были направлены ей в лицо.
    — Она едет с нами! — крикнул один из мужчин, тыча в нее пальцем.
    — Кто вы такие, черт вас побери? — властным тоном спросил лорд Латтрелл.
    Никто ему не ответил. Тот из них, кто заговорил первым, схватил Рейвен за руку и потащил к своему экипажу.
    С яростным криком седой О'Малли бросился на ее защиту, но мужчина с дубинкой преградил ему дорогу и нанес удар по голове.
    На какое-то мгновение Рейвен показалось, что вся сцена разыгрывается в каком-то из ее снов, но боль в руке, которую сжимал один из нападавших, убедила в том, что она не спит. Ее продолжали тянуть в приоткрытую дверцу кареты.
    — Как вы смеете нападать на нас? — надменно воскликнула леди Кэтрин. — Немедленно отпустите мою племянницу! Я требую!
    На ее приказы никто не обращал ни малейшего внимания. Отпустив руку Рейвен, похититель обхватил ее за талию и приподнял с земли.
    Задыхаясь от гнева, она сопротивлялась, пыталась его бить руками, ногами, а когда не помогло, вцепилась зубами ему в плечо. Он охнул и ударил ее кулаком в висок — так, что у нее помутилось в глазах.
    Сквозь туманную пелену она увидела ужас на лицах тетки и деда. Сама же ощугила полную беспомощность и отчаяние: как же так — в многолюдном городе, среди бела дня ее похищают какие-то неизвестные люди! Что с ней будет?..
    Увидев, как О'Малли ударили дубинкой еще раз и тот упал, она громко закричала. Поздно: ее уже втолкнули в затемненную карету и бросили на пол лицом вниз.
    Затем она почувствовала, что они уже едут. Крики снаружи раздавались все глуше и вскоре совсем затихли. Ухватившись за раскачивающееся сиденье, она сумела приподняться, сесть на подушки и лишь тогда увидела человека, сидевшего напротив. И узнала его.
    — Вы! — выдохнула она, с отвращением глядя на черноволосого мужчину без маски.
    Это был тот самый наглый тип, который когда-то подвергал ее настойчивым преследованиям и от которого она с трудом отделалась. Тогда она высказала ему напрямую все, что о нем думала. Разумеется, не рассчитывая на новую встречу.
    Однако это был он, собственной персоной, она даже припомнила имя: Шон Лассетер. Зловещая улыбка на его губах не предвещала ничего хорошего.
    — Какая честь! — язвительно сказал он. — Вы изволите помнить меня, мисс Кендрик. Я польщен.
    — Что вы от меня хотите? — спросила она, не сводя глаз с пистолета.
    — Ничего особенного. Всего-навсего реванша.
    — Реванша? За что?
    Свободной рукой он вытащил фляжку из кармана плаща и приложился к ее горлышку. Глотал он достаточно долго. Она чувствовала запах алкоголя, видела злорадный пьяный блеск его глаз.
    — Вы должны хорошо знать, за что… — услышала она.
    Она пожала плечами. Наступило короткое молчание, после которого он внезапно перехватил пистолет за ствол и замахнулся. Она с криком отклонилась, закрывая лицо руками.
    Но тщетно. Рукояткой пистолета он попал ей в висок, и она провалилась в черную тьму.

Глава 2

    С этими словами Келл Лассетер поднялся на второй этаж своего игорного дома под названием «Золотое руно». На лестничной площадке его встретила Эмма Уолш, помощница в делах, миловидная женщина с не совсем безупречным прошлым.
    — Причины очень серьезные, — отвечала она взволнованно. — Ваш брат…
    Зная, что она может долго доходить до сути дела, он быстро спросил:
    — Что случилось? Шон не пострадал?
    — Нет, он в полном порядке, Келл. Хотя… он привел с собой женщину… Настоящую леди. И боюсь, задумал что-то плохое. В руках у него хлыст, и он привязал ее к кровати.
    Темные брови Келла сошлись на переносице. Час от часу не легче: его младший братец, записной шалун, опять выкинул какую-то идиотскую шутку? А расхлебывать придется ему, Келлу. Шон и раньше отличался жестокостью, был несдержан. Но чтобы так поступить с женщиной! Что она могла ему сделать, черт его побери?..
    Эмма Уолш в тревоге заломила руки.
    — Репутация нашего дома… — проговорила она. — Нашего клуба… Если он осмелится совершить насилие… Боже мой…
    Келл не меньше тревожился о добром имени клуба, и последнее предположение не на шутку обеспокоило его. Однако нужно все досконально узнать, и в первую очередь, кто эта женщина и чем вынудила Шона предпринять такие действия. Или он совсем уже спятил, его милый братец?
    — Остановите его как можно скорее, Келл! — продолжала причитать Эмма. — Женщину зовут Рейвен Кендрик, насколько я поняла вашего брата. У нее связи в высшем обществе.
    Имя было ему знакомо. За прошедшее лето он несколько раз видел его обладательницу. Знал также, что его брат — грубый неотесанный чурбан. Он всегда отличался полной непредсказуемостью чувств и способов их выражения, хотя где-то в глубинах души оставался неуверенным в себе, запуганным ирландским мальчишкой. Этот самый Шон влюбился чуть ли не с первого взгляда в Рейвен Кендрик, о чем поведал старшему брату. Тогда Келл только отмахнулся от очередной глупости младшего.
    — Где они? — спросил он Эмму.
    — У вас в спальне.
    Он бросился по коридору к дверям спальни, но та была заперта на ключ. Позвав брата и не получив ответа, Келл через соседнюю комнату ворвался в спальню и застыл в дверях. Да, все шло к тому, о чем говорила Эмма, если уже не случилось…
    На его кровати лежала женщина, одежда ее была скомкана, руки вскинуты вверх и привязаны к изголовью. Она не была совсем раздета, но длинные стройные ноги обнажены, плечи и грудь тоже, хотя их частично прикрывали густые темные волосы.
    Невольно он загляделся на нее. Так вот она какая, мисс Рейвен Кендрик, о которой столько разговоров в этом сезоне.
    Она лежала совершенно спокойно, глаза были закрыты, и, если бы не беспорядок в одежде и связанные руки, можно было предположить, что она просто отдыхает. Или… или она умерла? Нет, грудь ее слегка вздымалась.
    Первым его побуждением было освободить ее от пут, привести в чувство, поставить на ноги. Однако, когда имеешь дело с такой личностью, как его брат, да и с дамочками из высшего света, нужно проявлять особую осторожность. Кто их знает, в конце концов, может, то, что происходит, обусловлено взаимным согласием?..
    О ней он мало что слышал. Но во всяком случае, ничего хорошего. Холодная, рассудительная девица, умело привлекавшая внимание многих молодых и не очень молодых мужчин и не менее умело отталкивавшая их всех. В том числе и его брата, который благодаря ей провел несколько месяцев в море, совершенно того не желая.
    Что ж, возможно, она и заслужила какое-то наказание за свое поведение с поклонниками, но уж не такое…
    Келл перевел взгляд на брата. Тот сидел, развалившись, в уютном кресле возле камина, в одной руке бутылка виски, в другой — хлыст для верховой езды. На его лице бросались в глаза три свежие царапины — следы от ногтей.
    Невольно рука Келла потянулась к собственной щеке, на которой виднелся глубокий шрам. Но тот был застарелым и давно перестал болеть.
    Братья походили друг на друга не только благодаря шрамам на лицах. У обоих были темные волосы, крепкие фигуры, правильные черты. Только Шон пониже ростом, глаза светлее, с зеленоватым отливом. Однако сейчас они налились кровью и почти вылезали из орбит, что не красило его и не предвещало ничего хорошего.
    Понимая это, Келл медлил начинать разговор и в то же время сознавал, что деться некуда.
    — Может, ты будешь любезен объяснить мне, почему заперся в моей спальне с этой женщиной? И что вообще происходит, черт возьми? — стараясь, чтобы голос звучал спокойно, спросил Келл.
    — Что происходит? Это мой акт отмщения. Реванш.
    Шон ткнул бутылкой в распростертую на кровати Рейвен.
    — Нельзя ли попонятнее? — повысил голос Келл.
    — Я похитил ее. Помешал этому… как его… — пьяно запинаясь, пояснил Шон.
    — Помешал? Чему?
    — Чертову браку… Замужеству… Теперь этот дурацкий герцог не женится на ней. Ни за что!
    Он хрипло рассмеялся и сделал глоток из бутылки.
    — А это?
    Келл кивнул на хлыст, который тот не выпускал из руки.
    Шон снова рассмеялся.
    — Пытаюсь отхлестать ее… Так, как велела она сделать своим слугам полгода назад со мной. Я не забыл… нет… Черт ее возьми… Кто я для нее? Жалкое, низшее существо… — Он снова глотнул виски. Голос зазвучал почти жалобно. — Понимаешь? Никак не могу этого сделать на трезвую голову. — Он приподнял руку с хлыстом. — Смелости не хватает… — Он икнул и поник головой.
    Келл почувствовал некоторое облегчение: слава Богу, его полоумный брат не дошел еще до того, чтобы хладнокровно, в здравом рассудке избить беспомощную женщину. Для этого ему необходимо напиться до потери рассудка. Впрочем, терял он его не только в пьяном виде. Его всегда переполняли чувства. И не только добрые. Их проявление приносило немало бед как самому Шону, так и окружающим. А выручал его кто? Он, Келл…
    А вообще-то, в который раз подумал Келл — хотя в данной ситуации подобная мысль могла показаться довольно странной, — он совсем неплохой парень, этот Шон. Только не в меру самолюбивый и вспыльчивый. Он сначала натворит дел, а потом начинает думать. И тогда о многом жалеет. Сказывается половинка ирландской крови, бурлящая в его теле. Хотя не все ирландцы, даже стопроцентные, похожи на него. Или он на них.
    Что же касается его порыва к отмщению, или, как он выразился, реваншу, то еще неизвестно, как бы поступил на его месте сам Келл, случись с ним такое.
    А произошло вот что. В прошлом июне его беспутный братец, совсем потеряв голову, осмелился домогаться руки Рейвен Кендрик. Да-да, несмотря на то что та состояла в родстве с самим Латтреллом. Лордом Латтреллом. И в своих домогательствах был — в этом Келл не имел оснований сомневаться — достаточно настойчив и напорист, а возможно, и не слишком тактичен. Один раз его вышвырнули из дома, где жила Рейвен, а второй раз дело было в парке: пьяный, он преследовал Рейвен, и слуги избили его до беспамятства. Шона подобрала банда вербовщиков и насильно отправила на корабль, откуда он сумел вернуться лишь через четыре с лишним месяца, которые показались ему адом. С моря он привез не деньги, а следы побоев на всем теле.
    Келл до сих пор с ужасом и сознанием своей невольной вины вспоминает о том, что не сразу придал серьезное значение исчезновению брата и потому не очень быстро помог ему вырваться из гостеприимных объятий британского морского флота…
    Внезапно он заметил, как злые глаза Шона наполнились слезами, взгляд смягчился.
    — Я любил ее, Келл, — пробормотал он, опуская голову. — Зачем она так поступила со мной? Зачем позволяла ухаживать за ней, а потом напустила на меня эту свору?
    Он всхлипнул.
    — Теперь вот выходит замуж за своего паршивого герцога, а меня прогнала как последнюю собаку. Бессердечная сука!
    Келл не мог не разделить его гнева и чувства унижения, но тем не менее его все больше беспокоило бесчувственное состояние лежащей перед ним женщины, а также хлыст, который по-прежнему оставался у брата.
    Шагнув к нему, он вынул из его руки оружие мести.
    — Ты ведь никогда бы не воспользовался им, Шон, — сказал он. — Что бы она ни натворила, ты не можешь ударить женщину.
    — Очень даже могу, — пытался протестовать тот. — Она моя пленница. Заложница. Пускай ей будет так же плохо, как было мне все эти месяцы.
    Положив хлыст на стол, Келл увидел там пистолет и кинжал. Неплохо Шон подготовился к своему реваншу. Но что же с ней теперь делать, с этой жертвой мести?
    В это мгновение Рейвен пошевелилась и тихо застонала. Взяв со стола кинжал, Келл приблизился к кровати и увидел, что лицо пленницы горит лихорадочный румянцем, что, впрочем, не делало его от этого менее привлекательным. На мгновение она открыла свои темно-голубые глаза, остановив на Келле отсутствующий взгляд из-под немыслимо длинных густых ресниц; зрачки были расширены, как от действия сильного лекарства.
    За короткую минуту Келл понял брата, осознал, какое магическое действие могли оказать на него это лицо, этот взгляд…
    Он осторожно разрезал веревки, стягивающие ей руки, помог опустить их вдоль тела. Она снова застонала и, повернувшись на живот, уткнулась лицом в подушку. Он прикрыл ее одеялом — чтобы не замерзла и чтобы не видеть ее обнаженного тела. Ему не хотелось, уподобившись брату, поддаться магическому обаянию этой женщины.
    — Какое снадобье ты ей дал, Шон? — спросил он не оборачиваясь.
    — Успокоительное. Заставил выпить. Когда начала царапаться.
    — Ты врешь! Наверное, это была шпанская мушка? Кантаридин?.. Я знаю твои штучки!
    В голосе Келла звучало неодобрение.
    — Совсем нет. Какой-то афродизиак. Она сказала, это хорошее восточное лекарство.
    Так… Начинается дурацкая неразбериха, которая так часто сопутствует действиям Шона. Неразбериха и вранье.
    — Кто «она»? — крикнул Келл. — У кого ты взял? Отвечай толком!
    — Разве я не сказал? У мадам Фуше.
    Келл знал эту женщину, хозяйку первоклассного борделя, где нередко бывал Шон. Она хорошо разбиралась в снадобьях подобного толка — в различных афродизиаках, которые предназначались для усиления полового чувства. Знала наверняка и о безопасных дозах. А вот знал ли о них Шон? Пока что его пленница находится в полусознании, в лихорадочном сне. Но кто может сказать, что будет с ней через минуту? Через час? И вообще, сколько времени может действовать это неизвестное снадобье и каковы будут последствия? При всей его неприязни к этой соблазнительнице мужчин и виновнице злоключений Шона ему было жаль ее, а кроме того, он беспокоился за репутацию своего заведения — и так довольно сомнительного в глазах многих респектабельных людей. Не хватает еще, чтобы с этой женщиной что-то произошло…
    Келл провел рукой по волосам, покачал головой. Да, Шон втянул его в серьезные неприятности.
    — Но зачем, глупец, — крикнул он брату, — ты дал ей этот кантаридин?.. Не ври мне, это определенно он! Почему не какое-нибудь снотворное? Успокоительное?
    Шон изобразил чуть смущенную улыбку.
    — Ты спрашиваешь, зачем? Чтоб она снова захотела меня! Как хотела раньше. До того, как оттолкнула. Эх, какие у нас были ночи! Ей все время было мало, а ведь ты меня знаешь…
    Он с трудом поднялся на ноги, подошел к постели и устат вился на Рейвен.
    — Не дождусь, когда снова займусь с нею. Как думаешь, она уже соображает что-нибудь?
    Келл решительно встал между ним и пленницей. Шон недоуменно посмотрел на него.
    — Хочешь помешать мне, брат? — пробормотал он. — Самому захотелось?
    — Ты не должен подвергать насилию девушек, Шон, как бы предосудительно они себя ни вели, — спокойно сказал Келл.
    — Да какая она, к дьяволу, девушка! — рявкнул младший брат. — Только выглядит невинной, а на самом деле ого-го… Кроме того, она ведь англичанка, а не ирландка вроде нас с тобой. Она и замуж отказалась за меня идти, потому что во мне ирландская кровь.
    Келл хорошо знал о давней способности брата выдумывать небылицы и попросту привирать, но в данном случае почти поверил ему. Сколько раз за свою не слишком долгую жизнь он сталкивался с таким отношением и к себе, и к другим ирландцам и полукровкам. Поверил, и в душе поднялось негодование. Даже ярость. Эта надменная аристократка, искательница приключений, смеет презирать таких, как они с братом. Натравливать на них слуг только за то, что они принадлежат не к такому высокому обществу, как она, и кровь в их жилах течет не чисто английская!.. Так почему бы в самом деле его брату не отомстить ей хотя бы таким способом? Это послужит для нее и для таких, как она, хорошим уроком.
    Келл перевел взгляд с пьяного, возбужденного лица Шона на беспомощное тело Рейвен и покачал головой, осуждая самого себя. Впрочем, чересчур размягчаться не следует. Однако надругаться над слабой женщиной он не может позволить никому. Даже бедному брату, заботиться о котором он дал клятву еще в ранней юности.
    — Неужели ты и в самом деле готов поступить с ней подобным образом? — спросил он Шона.
    — Еще как! — было ответом. — И не один раз!
    Келл положил ему руку на плечо.
    — Иди домой, Шон. Уверен, от дальнейших ее страданий ты уже удовлетворения не испытаешь. Дело сделано: брак расстроен, ее репутация погублена. Можешь считать, что ты отомщен. Разве этого недостаточно?
    Шон сделал глоток из бутылки и прохрипел:
    — Нет, этого мало.
    Келл пристально взглянул ему в глаза.
    — Шон… Отправляйся домой.
    В его голосе были упрек, ласка, суровое предупреждение — все вместе.
    После недолгого молчания младший брат понурил голову и отвернулся. Похоже было, он вот-вот заплачет.
    Пауза продолжалась. Потом он снова поглядел на Келла и кивнул, соглашаясь.
    Келл подвел его к двери, отпер ее и позвал Эмму.
    — Пусть кто-нибудь отвезет его домой, — сказал он ей. — Когда проспится, я с ним продолжу разговор…
    Проводив их взглядом, он вернулся в комнату и, стараясь ступать неслышно, начал мерить ее шагами. Ему было о чем подумать, и в первую очередь о том, что делать с женщиной, которая лежит на его постели. Избавиться от нее? Сейчас? Позднее? Но как?.. Конечно, ее следует отправить туда, где она живет. Но в таком состоянии? Без врача? Кто знает, что с ней может случиться по дороге? Какое действие окажет на нее в дальнейшем то, что влил ей в горло безрассудный Шон?
    Нет, лучше, пожалуй, не трогать ее, подождать, пока наркотик выветрится и прекратит свое действие. А утром вернуть ее каким-то образом домой…
    Он прекратил хождение по комнате, нахмурившись, остановился возле постели. Рейвен скинула одеяло, начала лихорадочно метаться — ноги непрерывно дергались, голова билась о подушку. Наконец она вытянулась на спине, полупрозрачная смятая сорочка не прикрывала ни груди с темнеющими сосками, ни темный треугольник внизу живота. Но дольше всего его взгляд задержался на ее прелестном лице, обрамленном иссиня-черными прядями волос, с тенями от неправдоподобно длинных ресниц.
    Внезапно ее пальцы сдавили ему руку, глаза раскрылись, и он почувствовал, что тонет в их голубом омуте. Было ясно, она его не видит, а если и видит, то не отдает себе отчета, кто перед ней, не может объять разумом увиденное. Это длилось какое-то мгновение, потом глаза ее снова закрылись, тело успокоилось, и она чуть слышно прошептала слова, которые он с трудом разобрал:
    — Мой пират…
    На чувственных губах появилась удовлетворенная улыбка.
    «Разрази меня гром! — мысленно воскликнул он. — Ну как устоять против такой красоты, пускай болезненной, беспомощной, но подлинной и удивительной!»
    Однако не нужно расслабляться и поддаваться наваждению. Перед ним, по существу, враг — человек из другого круга, презирающий всех, кто находится за его границами; человек, жестоко надругавшийся над братом и неизвестно, над сколькими несчастными, поддавшимися ее чарам… Так что ему следует быть настороже и не допустить слабины, не стать очередной жертвой… Хотя о какой жертве может идти речь: она сама сейчас страдающая сторона — одинокая, больная, с исковерканной судьбой…
    Освободив руку от ее на удивление сильной хватки, Келл подошел к умывальнику — убедиться, что воды в кувшине достаточно, чтобы, если потребуется, охладить жар ее тела. Он немного знал, как действуют подобного рода снадобья, — приходилось видеть в дни своей бурной юности. Наверняка ей предстоит еще почувствовать немыслимый жар в крови, испытать непреодолимую животную страсть, неудержимую жажду соития, без удовлетворения которой ее тело просто разорвется на части.
    Он был почти уверен: все, что она испытала до сих пор от рук его мстительного брата, может померкнуть в сравнении с тем, что, видимо, еще предстоит. Когда действие наркотика достигнет апогея, а сама она не сумеет найти должного выхода, то… В этом случае, если в нем сохранилась хоть капля жалости к человеку — вообще к человеку, — он должен будет что-то сделать, чтобы помочь ей, чтобы облегчить ее страдания…
    Он взглянул в окно, за которым еще серел мутный зимний день, и только сейчас вспомнил, что уже близок вечер. Подойдя к камину, переворошил горячую золу, добавил угля. Подумал, что вскоре можно сказать Эмме, чтобы принесла ужин.
    А пока налил себе большой бокал виски из хрустального графина и уселся в кресло.
    Что ж, он сам взвалил на себя эту ношу, принял ответственность за человека.
    Надвигающаяся ночь не сулит ни удовольствия, ни сна.

Глава 3

    — Пожалуйста, — попросила она слабым голосом, — сделай, чтобы у меня не болело.
    Она вся пылала в лихорадочном полубреду, между обманчивостью и явью.
    — Спокойней! — произнес он.
    Так командуют норовистым лошадям.
    Его рука скользнула к ней за корсаж, ласково прикоснулась к грудям, к напряженным соскам. Она удовлетворенно вздохнула: прохлада его ладони принесла успокоение.
    Еще никогда ее миражи не были столь явственны, столь определенны. Никогда еще ее пират не являлся ей в своем истинном обличье. А сейчас он был здесь, рядом, она ощущала тепло его тела, запах кожи… его губы на своих… Требовательные ласки… Сотрясаясь от желания, она потянулась к нему — он был ей нужен как воздух… Необходим, как солнечный свет… Огромное слепое желание поглощало ее всю…
    Он тоже, она была уверена, желал ее. Правда, в отличие от нее он был полностью одет, но под покровом одежды, она это чувствовала, вожделение снедало его. Однако когда она протянула руку и коснулась его, он отпрянул.
    Тем не менее его рука скользнула ниже по ее телу, замерла между ног, словно он знал, откуда ее терзает боль, знал, как помочь.
    Он так и сказал, она услышала его слова:
    — Не бойтесь, я хочу помочь вам…
    Кто он такой? Это не ее пират, а кто-то другой. Она не вполне понимала смысл его слов, но голос звучал как стихи, как рокот ручья — вселял успокоение.
    Со стоном она переменила положение, приоткрыла ему свое тело, вцепившись пальцами в края постели, готовая на все, лишь бы испытать облегчение…
    И — о чудо! — магическое движение пальцев в глубине ее лона принесло успокоение, умерило нестерпимую боль. А когда давление их немного усилилось, влажный жар охватил ее, но уже не так лихорадило.
    Она попыталась вырваться из его рук, но тогда в ней вновь проснулось необузданное желание, сопровождаемое сильной болью, и она вновь не смогла сдержать стона.
    Он продолжил манипуляции.
    — Это нужно сейчас… — говорил он. — Необходимо… Вы должны позволить…
    Голос врача у постели больного, а не ее пирата. Какой странный сон…
    Желание в ней нарастало, ей хотелось ощутить его целиком, как бывало раньше. Но он отталкивал ее руку, а его пальцы проникали все глубже, делались настойчивее.
    И ее недра ответили — словно пламя полыхнуло в них, дрожь объяла все тело. Она изогнулась, из губ вырвался уже не стон, а крик. Ее страсть нашла наконец выход, тело обмякло, и наступило минутное блаженство. Такое острое, что, казалось, она не перенесет его и канет в небытие.
    Повернувшись к нему, к ее пирату и лекарю, она с благодарностью прижалась лицом к его груди и моментально погрузилась в сон.
    Келл пробормотал сквозь зубы неясное проклятие, чувствуя, что больше не может спокойно выносить присутствие в такой близости этого прекрасного женского тела. Сколько часов прошло, как он занимается «лечением»? У него тоже появилась боль от столь долго сдерживаемого естественного желания, которое он не в силах укротить и которое усиливается с каждым часом, с каждой минутой.
    Какое дьявольское снадобье заставил ее выпить его брат и что за женщина она сама, если даже в болезненном состоянии — в лихорадке, в полусознании — продолжает оставаться желанной для такого искушенного мужчины, как он? И в то же время его опыт подсказывал, что действие наркотика еще не прекратилось и следует ожидать новых, быть может, более сильных приступов, от которых ее не избавить с помощью пальцев. Ее организму нужно будет другое. Она потребует другое…
    Он пошевелился, попытался еще дальше отодвинуться от нее, но это не облегчило его собственное состояние: он лишь чуть-чуть отстранился от огня, не загасив его.
    Ее сорочка совсем намокла от воды, которую он брызгал на нее, и в некоторых местах материя так прилипла к коже, что кончики грудей выглядели обнаженными. Он не мог отвести от них глаз.
    Эта картина вызвала новый прилив крови к чреслам и новый приступ боли.
    Черт! Ведь ее состояние может длиться еще Бог знает сколько, а ему придется терпеть! Зачем только он ввязался в эту историю? Спасибо никто не скажет, а расхлебывать придется. Неизвестно еще, чем все закончится…
    Он решительно перевел взгляд с ее тела на лицо, надеясь хоть немного умерить свое возбуждение. Она спала и во сне была похожа на невинного ребенка, а не на «прожженную суку», как ее назвал Шон. Казалась такой незащищенной, ранимой. Вызывала сочувствие и жалость.
    Нечасто приходилось ему видеть такое привлекательное лицо, в котором было красиво все — нос, рот, брови… Если бы еще она открыла глаза… Но он и так помнил их синеву… Захотелось вдруг поцеловать ее в губы, однако он не позволил себе этого.
    Словно угадав его желание, она вновь придвинулась к нему. Ее опять начала бить дрожь, она цеплялась за него, притягивала к себе, в широко открытых глазах читалась мольба…
    Выругав себя еще раз, он сдался. Дальше он терпеть не мог, да и помощь, по его разумению, он сумеет оказать куда большую, если…
    Скинув башмаки и домашнюю куртку, но оставив остальные предметы одежды как возможный барьер, на который еще возлагались робкие надежды, он опустился рядом с ней на постель.
    — Мой пират… — услышал он шепот.
    Какого черта! Что она знает об этих пиратах? Уж не побывала ли и взаправду на каком-нибудь пиратском корабле в роли пленницы? Перед тем как стать пленницей шалопая Шона? И вполне возможно, что там, на палубе…
    Додумать он не успел, потому что она настойчиво тянула его на себя, нащупывая самые чувствительные места на его теле. Движения ее становились яростнее, в глазах загоралось безумие.
    Снова его рука опустилась к ее лону, проникла туда, и женщина в конце концов притихла. Слава Богу, быть может, на этом все и закончится?
    Он безмерно устал, напряжение не спадало, у него все болело…
    Вероятно, он ненадолго погрузился в сон, однако, вздрогнув, пробудился и не сразу понял, что происходит. Откуда это приятное, томительное ощущение?
    Темноволосая голова женщины нависла над ним, над его животом. Ее губы захватили его член, и…
    Его рука не слишком нежно вцепилась ей в волосы, потом он приподнял ее за плечи. Лучше бы он этого не делал: ему открылась ее обнаженная грудь, словно предлагающая себя, взывающая о ласке.
    Новая волна страсти охватила его. Отведя глаза от ее груди, он наткнулся взором на голубые кратеры глаз, в которых бурлило желание. Но смотрели они не на него, а куда-то мимо, в непонятную даль.
    Губы ее зашевелились. Что она шепчет?
    — Я никогда не любила его, клянусь… — донеслось до его ушей. — Я твоя… Только твоя…
    Проклятие! Опять она непонятно о чем… Зачем ему эта чертова аристократка, эта Рейвен Кендрик, да еще в полубезумном состоянии? Он совсем изнемог от этого дурацкого цирка! Тем более ей подойдет сейчас любой мужчина, не важно, какого звания и возраста…
    Но ведь он, в конце концов, не святой! Далеко не святой. И если так будет продолжаться, то чем черт не шутит… После тесного общения с пиратами что такое для нее еще один мужчина — одним больше, одним меньше…
    Она попыталась впиться ему в рот поцелуем, он отстранил ее, но руки уперлись ей в грудь и под пальцами оказались затвердевшие соски.
    Из его горла вырвался стон, и, когда она вновь надвинулась на него, он уже не нашел в себе сил сопротивляться. Ее опять лихорадит, ей нужно это, и он не имеет права отказать, как не отказывают в глотке воды умирающему от жажды.
    Обхватив ее за бедра, слегка приподняв, он осторожно опустил ее тело на свой возбужденный член.
    И тогда она затихла. Словно окаменела. Потом шевельнулась несколько раз и снова замерла. На ее лице Келл мог прочесть безмерное удивление.
    Через мгновение наступил его черед удивляться: он наткнулся на преграду. Господи, она же девственница! Не знала никаких мужчин — ни пиратов, ни этого брехуна Шона!
    Он поспешно снял ее с себя.
    Она с ужасом смотрела на него, ее красивое лицо исказилось, в глазах была мольба.
    — Пожалуйста… — прошептала она.
    Не дожидаясь ответа, она обрушилась на него всем телом, плотно прижимаясь к нему лоном, шевеля губами в безмолвных просьбах.
    В который уже раз она достигла высшей точки блаженства и со стоном удовлетворения обмякла на постели.
    Келл, обессиленный, лежал рядом, стараясь не касаться ее тела. Он все еще не пришел в себя от удивления: как она оказалась девственницей? Может ли это быть? С такими изощренными, умелыми телодвижениями, такими зазывными губами и ресницами? А манящие глаза? А жаркие поцелуи?.. «Впрочем, — оборвал он себя, — что за чушь я несу? Существует человеческое естество — у всех разное; существуют доброхоты просветить среди родных и подруг; есть, наконец, книжки. Кроме того, проклятое снадобье, которое влил в нее Шон».
    Игрок по натуре, еще несколько минут назад Келл готов был заключить пари чуть не на половину своего состояния, что мисс Рейвен Кендрик такая же девственница, как он сам. И потерял бы эту половину.
    Возможно, разумеется, что она и в самом деле достаточно набралась опыта в любовных играх, но сумела при этом сохранить девственность для будущего супруга. Для того самого герцога, из-под носа которого ее утащил Шон. Келл вспомнил, что сегодня, или теперь уже вчера, должно было состояться бракосочетание Рейвен. А теперь… Вот в чем был главный смысл того, что задумал — и исполнил — Шон.
    Келл глубоко вдохнул нагретый воздух комнаты, почувствовал легкий запах дыма, чуть уловимый аромат женских волос. Что же ему делать с этой свалившейся на него пленницей? Как от нее избавиться? Все ближе момент, когда придется решать. Лучше уж заранее иметь какие-то соображения по этому поводу…
    Как раз в эти минуты Рейвен, словно ребенок, чмокнула во сне губами и с мурлыкающим звуком уткнулась носом ему в плечо. Он почувствовал, как в душе у него всколыхнулась нежность, и это не на шутку испугало его.
    К чему ненужное чувство умиления? Разве может он забыть, как поступила она с его братом, с которым у нее до этого была любовная связь… Хотя после того, что ему недавно открылось, о какой связи может идти речь? Шон еще раз проявил себя как отъявленный и бессовестный лгун. И быть может, в истории с его избиением тоже что-то не совсем так, как он описывает?
    Келл неохотно припомнил, что Шон и его постоянно обвиняет во всяческих грехах — в том, например, что десяток лет назад он уехал из дома и оставил младшего брата на попечении их дяди, порочного, извращенного человека, который после внезапной смерти их матери стал законным опекуном обоих братьев.
    Келл прикрыл глаза: эти воспоминания не давали ему покоя. Шону было тогда десять лет, Келлу на пять больше. Он уже чувствовал себя мужчиной и очень хотел защитить младшего брата от всех возможных напастей. Но ему это не удалось.
    Невольно он поднес руку к шраму на щеке — последствие страшной ссоры с дядей, Уильямом Лассетером. Ссоры, дошедшей до драки, после того как он узнал, что дядя совершил мерзкое насилие в отношении Шона. Келл был готов убить его, но вместо этого удрал с братом из дома и добрался до Ирландии. Какое-то время они жили на улицах Дублина, попрошайничая, подворовывая — пытаясь не умереть с голоду. На счастье, у Келла проявились удивительные способности к играм, в том числе — азартным, что вскоре стало основным источником их дохода. Жизнь вроде бы начала налаживаться, но тут их разыскал дядя…
    Усилием воли Келл прервал воспоминания. Остались мысли о Шоне, о его поступке, о том, что же все-таки делать с этой мисс Кендрик, которая лежит на его плече и уже отняла уйму времени.
    Еще он подумал, что выходка Шона может повлиять на репутацию его игорного дома, которую Келл с таким трудом обрел и совсем не расположен терять… И зачем все-таки Шон привез эту женщину сюда? Неужели хотел одним ударом убить нескольких зайцев и отомстить всем, кто попадется под руку, — и Рейвен Кендрик, и ее несостоявшемуся супругу, которого он знать не знал; а возможно, и своему собственному брату, который когда-то не уберег его от порочных притязаний дяди?
    Снова мысли Келла вернулись к женщине, лежащей на постели в его объятиях.
    — Дьявол их забери! — пробормотал он. — Чем-то все это закончится?..

Глава 4

    Окончательно вырвавшись из полуобморочного тумана, Рейвен открыла глаза. Первое, что она увидела, было яркое пламя потрескивающего очага. Некоторое время она лежала неподвижно, вглядываясь в окружающую обстановку и пытаясь собраться с мыслями, понять, где находится. Без сомнения, это спальня. Но совершенно незнакомая. Судя по некоторым признакам — тяжелая мебель, бутылка виски, — принадлежит мужчине. Боже мой! Как она здесь очутилась?
    Она приложила руки к вискам. Голова болела и немного кружилась. Кажется, ее опять посещали сновидения, в которых участвовал смуглый пират? Но где же она?..
    — Слава Богу, вы наконец проснулись, — услышала она приятный женский голос.
    Резко повернувшись, Рейвен сморщилась от боли в висках и тут же застыла от испуга и неожиданности: кто эта светловолосая женщина, которая поднялась со своего места и направляется к постели? Ей смутно припомнилось, что какое-то время назад эта блондинка старалась чем-то помочь ей.
    Боже, значит, то, что ей казалось сном — временами страшным, временами приятным, — случилось наяву? Но что же произошло?
    — Я не сплю сейчас? — произнесла она слабым осевшим голосом. — Это не бред?
    — Боюсь, что нет, мисс, — ответила женщина.
    Ответ напугал Рейвен еще больше. Если уж и эта женщина чего-то боится…
    Внутри у Рейвен все сжалось от страха. В голове стучало, словно там ехала по булыжникам расхлябанная телега. Во рту было сухо, как будто она наелась опилок. Она осторожно притронулась к темени и нащупала там порядочную шишку. Руки тоже болели. На запястьях она увидела царапины, следы от веревок. И вообще ныло все тело…
    Что же с ней произошло?
    Она внимательно посмотрела на женщину, стоявшую возле постели, и спросила более требовательным тоном:
    — Где я?.. Как давно я здесь?
    Та ответила без промедления.
    — Вы в игорном клубе на Сент-Джеймс-стрит. Он называется «Золотое руно». А я Эмма Уолш, его хозяйка. Вернее, экономка. Вас вчера привезли сюда.
    Мысли обратились вспять. Внезапно Рейвен отчетливо вспомнила вчерашний день и содрогнулась от этих воспоминаний. То был день ее бракосочетания, и она отправлялась в церковь. Но ее похитил один из докучливых поклонников. Малоприятный и неотесанный человек… Он сильно ударил ее, она потеряла сознание… А когда пришла в себя, увидела, что лежит на кровати, руки связаны, а этот негодяй… его зовут, она припомнила, Шон Лассетер, насильно вливает ей в рот какую-то настойку. Потом… потом все было как в тумане, в полусне, в кошмаре… Ее обступили уже знакомые ей сновидения о пирате-возлюбленном, но еще более чувственные, чем раньше… Мучительно-сладострастные… После которых до сих пор оставалось ощущение чего-то греховного, недостойного.
    Она зажмурила глаза, потом открыла, надеясь оказаться во вчерашнем дне, в знакомой обстановке — как раз пора садиться в карету и ехать в церковь…
    Неужели… неужели все, о чем она вспомнила, с ней случилось наяву? Лихорадочный, неудержимый жар в крови, чьи-то горячие руки, сладостные до боли ласки…
    Она испуганно мотнула головой. Нет, этого не могло быть! Ей привиделось… и похищение… и этот Шон… Этот негодяй…
    Женщина, стоявшая рядом, уловив ужас на ее лице, успокаивающе кивнула.
    — Вы в безопасности, — сказала она. — Ничего плохого…
    Рейвен заставила себя открыть глаза.
    — Я припоминаю вас, — сказала она. — Вы пытались его остановить…
    — Да, — подтвердила Эмма. — Но это с трудом удавалось. И я вынуждена была позвать Келла. На счастье, он быстро пришел.
    — Келл? — повторила Рейвен. — Кто это такой?
    — Келл Лассетер. Старший брат Шона. Владелец этого клуба. Он знает, как справиться с Шоном, когда того охватывает приступ безумия.
    — Этот человек… Келл… — пробормотала Рейвен. — Он был здесь этой ночью?
    — Да… Если бы не он, Шон мог причинить вам еще больше… нехорошего.
    Рейвен ощутила, как к ее щекам прилила кровь. Она вспомнила и поняла теперь, кто же находился рядом с ней чуть не всю ночь… Вспомнила, что он делал с ее телом, что позволял себе… И она ему отвечала… Да, отвечала! Потому что думала… была уверена: он — ее призрачный, порожденный фантазией пират…
    Еще одна мысль пришла ей в голову. Как она раньше об этом не подумала?..
    — А мои родственники… У кого я живу… Они знают, где я?
    Эмма сокрушенно покачала головой.
    — Не думаю, мисс.
    — Наверное, они с ума сходят от волнения. У моего деда слабое сердце… Господи, что я скажу им?
    — Полагаю, вам не следует сейчас думать об этом. Я приготовила завтрак. Вы сможете что-нибудь поесть? У вас ничего не было во рту почти сутки… Вот, посмотрите.
    Она приподняла поднос, стоявший на столе. Взглянув на еду, Рейвен с удивлением обнаружила, что испытывает чувство голода.
    — Да… — сказала она. — Благодарю вас.
    — Я также принесла чистую сорочку, мисс. Я повыше вас, но думаю, вы можете нарядиться в мое бельишко, пока я выстираю и поглажу ваше. И платье тоже.
    Рейвен вздрогнула, подумав, во что превратился ее великолепный свадебный наряд. И ведь на ней было материнское жемчужное ожерелье…
    Она поднесла руку к горлу.
    — Где оно? Подарок матери.
    — Не беспокойтесь, мисс. Если вы про ожерелье, оно в надежном месте. Я спрятала его. Замок у него испорчен, но это можно починить.
    Глаза Рейвен наполнились слезами, чего она совсем не ожидала в эти минуты. Она ничего не сказала и проглотила слезы.
    Эмма поняла ее молчаливую благодарность, ласково улыбнулась и похлопала по руке.
    — Поешьте и сразу почувствуете себя лучше… Ночной горшок, — добавила она деловитым тоном, — под умывальником. Теплая вода в кувшине. Думаю, вы захотите принять ванну, я распоряжусь. А насчет платья тоже не беспокойтесь — я подыщу вам что-нибудь.
    Рейвен принудила себя сесть в постели. Это далось ей настолько нелегко, что она виновато сказала:
    — Я не всегда такая беспомощная, не думайте.
    — Конечно, нет, дорогая, — с воодушевлением подтвердила Эмма. — Вы подверглись такому испытанию, не дай Бог никому!
    — Надеюсь, я сумею пережить это.
    — Конечно, мисс. Уверена в этом! Мистер Келл сделает все, что в его силах, чтобы помочь вам, уж я его знаю.
    Рейвен содрогнулась в душе. Келл! Как сможет она посмотреть в лицо этому человеку после всего, что случилось прошедшей ночью? И что он сам думает? За кого ее принимает? Тоже за полубезумную, вроде его младшего брата? Или за больную странной болезнью… Как же она называется? Что-то от слова «нимфа»… И что она так расхваливает этого Келла, милая Эмма? Да, возможно, он спас ее от надругательств своего брата, но сам… сам-то наверняка воспользовался ее беспомощным состоянием.
    Увидев, что Эмма держит наготове халат, Рейвен сбросила сорочку и со словами благодарности облеклась в синюю парчовую хламиду.
    — Не надо все время благодарить меня, мисс, — простодушно сказала экономка. — Келл велел мне ухаживать за вами. И он хочет поговорить с вашей милостью, когда будете готовы к этому. Так он просил передать.
    «Но мне совсем этого не хочется», — чуть было не сказала Рейвен.
    Оставшись одна, она медленно встала с постели. Ее покачивало, она с трудом держалась на ногах и была вынуждена ухватиться за спинку кресла. Только сейчас она в полной мере ощутила весь ужас, всю безвыходность своего нынешнего положения. Всю безысходность своего будущего.
    Усилием воли отбросив эти мысли, она занялась своим туалетом. Затем, усевшись перед камином с подносом на коленях, не без аппетита приступила к завтраку.
    Однако ни поджаренные хлебцы, ни яйцо всмятку не помогли избавиться от тяжких мыслей о завтрашнем дне и о том, что случилось прошедшей ночью. В памяти всплывали разрозненные картины: кто-то неизвестный, неразличимый, подносит к ее губам стакан с лимонной водой… он же охлаждает ее пылающее тело прикосновением влажной мягкой материи… И он же совершает… если это было на самом деле… то, что совершал придуманный ею пират в ее сновидениях…
    Воспоминание об этом вызвало мучительный стон.
    В этот момент раздался стук в дверь. Совсем тихий, еле слышный. Вздрогнув, она обернулась, не зная, отвечать ли на него. Но прежде чем она пришла к решению, дверь отворилась и в комнату вошел мужчина.
    Святой Боже! Это был он во плоти — значит, она не придумала его… Высокий, атлетически сложенный, с темными, слегка вьющимися густыми волосами. Один локон спадал на лоб, оттеняя правильные черты смуглого лица: прямой нос, твердые скулы, чувственные губы. Но самым примечательным на этом лице были, пожалуй, глаза — тоже темные, пронзительные, под длинными ресницами. Их взгляд казался пугающе знакомым.
    Рейвен вздрогнула. Сходство с придуманным персонажем сновидений было поразительным. Сверхъестественным…
    Конечно, при более близком рассмотрении все оказалось не совсем так: к примеру, шрам на левой щеке придавал его лицу зловещее выражение, чего не было у героя ее снов. И в чертах точеного лица не чувствовалось той мягкости, даже нежности, что у пирата…
    Мужчина закрыл дверь. Опершись о косяк плечом, он смотрел на Рейвен спокойным, внимательным взглядом.
    Она почувствовала, что краснеет. Он это заметил, а также и то, что под наброшенным халатом на ней ничего нет.
    Поднявшись со стула и поставив поднос на столик, она запахнула халат у горла и с вызовом взглянула на вошедшего. Нет, окончательно решила она, это не он, не герой ее сновидений. Тот никогда, не смотрел бы на нее так — с затаенной угрозой, стараясь испугать.
    — Что вы здесь делаете? — задала она от растерянности нелепый вопрос, от которого еще больше смутилась.
    — Мне казалось, что эта спальня принадлежит мне, — сухо ответил он, не считая нужным скрывать иронию.
    — Джентльмен не врывается к женщине подобным образом, — с той же растерянностью заявила она.
    — Мое гостеприимство, — парировал он в том же ироничном тоне, — свидетельствует, что я могу называться джентльменом.
    У него была правильная речь образованного человека, приятный низкий голос. Этот голос звучал у нее в ушах ночью. Одет он был по-домашнему: желтоватый вязаный жилет, белая рубашка, коричневые бриджи, такого же цвета башмаки.
    Отойдя от двери, он подошел к Рейвен намеренно близко. Во всяком случае, так ей показалось. Должно быть, занимается спортом, подумала она, глядя на стройное мускулистое тело, уверенную пружинящую походку. От него даже издали веяло жизненной силой, стойкостью.
    Тщетно пытаясь побороть чувство смятения, она опять с вызовом произнесла:
    — Вам необходимо находиться здесь, когда я не совсем одета?
    На что он ответил с той же спокойной насмешливостью:
    — Уже, наверное, поздновато думать о правилах приличия после прошедшей ночи. Мне посчастливилось увидеть все ваши прелести, в то время как я пытался умерить лихорадочный жар, охвативший ваше тело.
    — То, что вы делали, — язвительно спросила она, — называется попыткой умерить жар?
    — То, что я делал, — с упором на «делал» ответил он, — значительно облегчило ваши страдания, мисс Кендрик. Поверьте, что, не вмешайся я, вам пришлось бы значительно хуже.
    Рейвен оставалось только недоверчиво усмехнуться, глядя ему прямо в глаза. В бездонные печальные и очень серьезные глаза, каких никогда раньше она не видела у мужчин. Разве только в сновидениях. К своему недовольству, она почувствовала, что снова начинает краснеть. И тогда, махнув рукой на смущение, попыталась спросить его о том, что терзало ее больше всего и для чего она не могла подобрать слова.
    — Скажите, а я… вы?..
    Больше ничего она выговорить не смогла, но он хорошо понял ее.
    — Да, миес, — без обиняков ответил он ей, — вы были возбуждены, агрессивны. Такой вас сделал напиток, который вам насильно влили в рот. И единственное, чем я мог исправить положение, — попытаться умерить ваше возбуждение. Иначе вы могли бы не успокоиться и до сей поры. Но не стоит волковаться: того, что называют близостью, у нас с вами не было, клянусь вам. Не могу утверждать, что вы остались чисты и нетронуты, однако девственность по-прежнему с вами.
    Ее щеки сделались пунцовыми, что ей весьма шло. Не в силах выносить его взгляда, она резко отвернулась.
    — Не нужно этого лицедейства, мисс Кендрик, — сказал он с легким презрением в голосе. — Вам оно не идет.
    Его тон заставил ее так же резко повернуться к нему.
    — Что вы имеете в виду? — крикнула она.
    В прежнем тоне он ответил:
    — Ваши поползновения выдать себя за абсолютно невинную жертву не слишком убедительны. Да, вы сохранили девственность, но вряд ли можно вас назвать невинной в полном смысле этого слова. И вы не заставите меня поверить, что никогда в жизни не находились на одном ложе с мужчиной.
    Рейвен была в полной растерянности. Что он такое говорит, этот человек? К тому же таким уверенным тоном? Откуда такие дикие мысли? Вот уж кто наверняка испорчен до мозга костей! А что касается ее… Господи, ни разу, кроме как во сне, она не была в интимном контакте с мужчиной. Всегда на приличном расстоянии — не ближе, чем сейчас с ним. Все ее так называемые знания, весь ее «опыт» почерпнуты из книг, из того, что могла слышать от других.
    — Мне безразлично, сэр, — сказала она гневно, — верите вы мне или нет. И я не собираюсь ни в чем убеждать вас. Или переубеждать…
    Что он так уставился на нее? Этот чертов пристальный взгляд!
    Внезапно она ощутила слабость, голова закружилась. Она опустилась в кресло и обхватила руками голову.
    Словно издалека, она услышала его встревоженный голос, спрашивающий о самочувствии. Это ее безмерно удивило: кое-что человеческое и ему не чуждо. Но все равно простить обвинения, которые он ей посмел предъявить, она не могла.
    — Конечно, — сказала она со всем сарказмом, на какой была способна, — конечно, я разыгрываю перед вами роль невинной девицы, а на самом деле просто дня не живу, чтобы кто-нибудь не похитил меня, не избил, не напичкал наркотиками!
    Он подошел ближе, осторожно поднял пальцем ее подбородок и пристально посмотрел в лицо. Однако ничего не произнес.
    — Вы спросили сейчас, как я себя чувствую, — нетвердым голосом произнесла Рейвен. — А как я могу себя чувствовать после того, что ваш брат мне устроил? Сначала ударил по голове пистолетом так, что я потеряла сознание. Потом связал, вынудил выпить какую-то гадость… — Она вытянула руки. — Посмотрите, какие шрамы! Он зверски обошелся со мной! И это все я заслужила, по-вашему?
    В ее голосе зазвучали слезы.
    Гримаса раздражения, непонятно в чей адрес, передернула рот Келла. Потом он сказал:
    — Я сожалею, что мой брат так поступил с вами, мисс Кендрик. Это непростительно. Но вы тоже не безупречно вели себя, когда ради забавы играли в чувства с молодыми, неоперившимися франтами, соблазняя их.
    Рейвен с изумлением уставилась на него.
    — Что за чушь вы несете! Я никого в жизни не соблазняла! Тем более вашего брата. Самое худшее, что я предлагала и в чем действительно виновата, — дружбу.
    — Насколько мне известно, вы обливали его презрением за его ирландский выговор и незнатное происхождение. И в конце концов отвергли его.
    — Я отклонила его настойчивые ухаживания, это верно. Потом сказала ему, что уже дала согласие на брак с другим. Что здесь плохого?
    Он холодно и недоверчиво смотрел на нее.
    — Но вы велели слугам прогнать его от порога вашего дома и избить до полусмерти!
    — Я ничего подобного не делала! Однажды вечером, когда я гуляла в Воксхолл-гарденз, где должна была встретиться с друзьями, ваш брат пришел туда пьяный и начал грубо приставать ко мне. Пожилой слуга, который сопровождал меня, еле урезонил его, и мы с трудом избежали скандала.
    — А потом все-таки приказали слугам избить его и кинуть на улице!
    — Этого не было, говорю я вам! Хотите знать больше, я вам скажу. После того случая в саду, через несколько дней, во время гулянья в парке ваш брат, тоже безобразно пьяный, начал тащить меня в кусты, порвал платье и…
    — Но ваш ангел-хранитель, — с издевкой перебил ее Келл, — был тут как тут и спас вас, не правда ли?
    — Да! — яростно крикнула Рейвен. — Истинная правда! Он оттолкнул его, и тот упал, потому что был очень пьян, а мы убежали. Я боялась его, он стал опасен… Вам следовало бы получше знать собственного брата, мистер Келл Лассетер!
    — Ваша история совершенно не похожа на ту, что рассказывал Шон, — уже мягче, но с явным сомнением сказал Келл.
    — Значит, он все наврал вам! Бессовестно наврал!
    — Быть может, и так, мисс Кендрик. Однако насколько мне известно, именно в ту ночь, когда он валялся пьяный или избитый, его нашли вербовщики и уволокли на корабль, откуда я его с трудом вырвал через четыре месяца, а следы пребывания там остались у него на всю жизнь в виде кровавых полос на теле.
    Рейвен содрогнулась и опустила голову, не зная, что сказать.
    — Стоит ли удивляться, — продолжал Келл, — если после всего этого Шон хочет отомстить тем, кого считает виновным в своих несчастьях?
    Она ответила не сразу, пытаясь понять и оценить, в какой мере может считать себя, пусть косвенно, повинной в злоключениях, свалившихся на младшего брата этого человека.
    Потом сказала, ощутив, как ни странно, и свою долю вины:
    — Если все, что вы говорили, правда, могу только сожалеть о случившемся. Возможно, я должна была тогда попросить кого-то — или поручить моему слуге — вытащить его из парка куда-нибудь в более людное место. Но перед этим он вел себя настолько агрессивно…
    Она замолчала. Келл смотрел на нее и не мог не залюбоваться взволнованным разрумянившимся лицом. Она выглядела такой искренней. Неужели это только умелая игра, притворство? Тогда она великая актриса…
    — Возможно, — повторила свое предположение Рейвен, — вы все-таки недостаточно хорошо знаете своего брата.
    Келл не ответил, потому что это не было прямым вопросом, а еще потому, что ответа у него не было. Шон давно уже стал взрослым, у него своя жизнь, свой круг друзей. Келл не считал нужным вмешиваться в его жизнь. Но сейчас ему хотелось точнее знать, кто из них истинная жертва, а кто лжец и притворщик. Да разве узнаешь? У каждого своя правда. Дьявол их разберет!.. Он был зол на обоих.
    Рейвен заговорила опять, в ее голосе слышалась горечь.
    — Во всяком случае, ваш брат может быть вполне удовлетворен: он жаждал мести, и она свершилась. Последствия будут ужасными: я опозорена, моя репутация запятнана на весь остаток жизни. Остается стать изгнанницей, какой была моя мать.
    При последних словах губы ее задрожали, столь долго сдерживаемое отчаяние готово было прорваться наружу. Однако слезы, наполнившие глаза, все же не пролились. Келл ощутил ее состояние, и сердце его дрогнуло. Это его весьма удивило, потому что он по-прежнему до конца ей не верил. Да и вообще — кто ему эта женщина? Еще одно существо из высшего света, к которому он не испытывает ни малейшей симпатии.
    Тем временем Рейвен окончательно победила минутную слабость: выпрямила плечи, вздернула подбородок — словом, снова заняла позицию одновременно оборонительную и наступательную. А лицо… Господи, какое все-таки изумительное лицо! Особенно глаза — такого же цвета, как море у берегов Ирландии. Впрочем, этот образ быстро уступил место воспоминаниям о ее теле — о ее груди, бедрах, которых он касался, которые тесно прижимались к нему совсем недавно.
    Охваченный внезапной страстью, он вынужден был сжать зубы и немного отвернуться в сторону, чтобы она не прочла у него в глазах, что с ним происходит. В его нынешней роли проявление признаков вожделения, равно как и особой симпатии, совершенно неуместно.
    — Где сейчас ваш брат? — услышал он холодный вопрос.
    Келл нахмурился: уж не угроза ли послышалась в ее тоне?
    — Зачем вам знать?
    — Потому что он трусливо сбежал с места преступления, оставив вас расхлебывать последствия. Раньше, когда нагло домогался меня, он был куда смелее.
    — Он не сбежал, — сухо сказал Келл. — Я отослал его отсюда.
    Она сжала пальцы в кулаки и вся напряглась, желая, чтобы ярость прорвалась наружу и сбила этого человека с его холодного иронического тона.
    — Что ж, — резко произнесла она, — уверяю вас, ему не удастся избежать наказания. За то, что совершил со мной, он заслуживает виселицы!
    Наступил черед Келла напрячься. Он прекрасно отдавал себе отчет в создавшемся положении, но до поры до времени отталкивал от себя вселяющие опасения мысли: конечно, мисс Рейвен Кендрик захочет, чтобы похититель и насильник понес самое суровое наказание. Однако если она лжет, а Шон говорит правду, то она и ее слуги тоже заслуживают кары. Но и в этом случае все равно нельзя оправдать того, как его брат поступил с беззащитной женщиной.
    В общем, при любом раскладе, даже если эта женщина не проявит излишней жестокости и кровожадности, его брату не избежать тюрьмы. А быть может, и казни… если в дело вступят — а они непременно вступят — члены ее семьи и употребят все свои знакомства и связи.
    Ночью, когда Келл был занят тем, что с определенной натяжкой можно назвать лечением, эти мысли как-то не приходили в голову, но сейчас… заполнили ее целиком.
    Черт побери их всех! Этот недоумок Шон заслуживает возмездия, но тюрьма… Она его окончательно погубит…
    Вывод, к которому пришел Келл в результате кратких размышлений, был однозначен: как бы то ни было, Шона нужно выручать! Если Рейвен в самом деле намеревается предъявить ему обвинение — которое, кстати, еще нуждается в подтверждении свидетелями, а не должно быть голословным, — если так, то задача его, Келла, заключается в первую очередь в том, чтобы убедить ее сначала хорошенько подумать. А для того, чтобы убеждение подействовало, необходимо что-то предложить ей… Но что же? Чем он может, грубо говоря, подкупить, а если мягче, то умаслить пострадавшую?.. Чем?..
    Он обдумывал возникший вопрос в молчании, которое она прервала резким требованием:
    — А теперь я хочу отправиться домой!
    Он, почти сразу приняв неожиданное для самого себя решение, ответил:
    — Боюсь, не могу этого позволить вам прямо сейчас.
    Она с гневным удивлением воззрилась на него.
    — Почему? Вы решили идти по стопам вашего брата? Имейте в виду, меня уже почти сутки ищут. И кого-то из похитителей могли узнать или предположить, кто это мог быть.
    — Мисс Кендрик, — откровенно сказал он, — я не хочу, возвращая вас в семью, чувствовать себя причастным к этому делу — к вашим отношениям с Шоном, в которых мне трудно разобраться.
    — Хотите сказать, это должен сделать ваш брат?
    — Возможно. Что касается меня, я так и не знаю, кто из вас в большей степени жертва, а кто виновник.
    — Это уж ваша забота, мистер Лассетер.
    — Быть может. Но она дает мне основание задержать вас здесь еще на некоторое время.
    — А также основание досаждать мне снова своими способами лечения, как вы изволили их назвать!
    — Досаждать? — Весь его вид и тон выражали искреннее негодование. — И это единственная благодарность за то, что я провел почти бессонную ночь, вытягивая вас из этого, откровенно говоря, довольно утомительного для постороннего человека приступа.
    Снова краска бросилась ей в лицо, но на сей раз она не отвела глаза и с негодованием возразила:
    — Думаю, ни вы, ни ваш брат не заслужили особой благодарности. В конце концов, в таких случаях можно просто вызвать врача.
    Он с раздражением произнес:
    — Это вы сейчас так рассуждаете, а Несколько часов назад, насколько помню, настойчиво требовали именно моей помощи!
    — Потому что была… меня привели в невменяемое состояние! — возмущенно крикнула она.
    Он насмешливо улыбнулся: то, что она так распалилась, подумал он, его вполне устраивает. Пускай отыгрывается на нем — быть может, это немного отведет удар от Шона.
    Продолжая улыбаться, он сказал:
    — Можете успокоиться, я больше не притронусь к вам и пальцем: Надеюсь, это не слишком огорчит вас?
    На свой провокационный вопрос он ждал соответствующей реакции и получил ее.
    — Негодяй! — крикнула она громче прежнего. — Если бы я была мужчиной…
    Видимо, она не вполне еще решила, что она сделала бы в этом случае, и, воспользовавшись короткой паузой, он поинтересовался, игриво подняв бровь:
    — Что же именно вы сделали бы на месте мужчины?
    — Я вызвала бы вас на поединок!
    — Вы потерпели бы поражение, мисс.
    Она рывком поднялась со своего места, ярость бушевала в каждой клетке ее тела.
    — Вы не смеете задерживать меня здесь!
    — Думаю, это самое разумное, что я могу сейчас сделать, мисс. Во всяком случае, до тех пор, пока не остынете.
    Нервы ее были накалены до предела, иначе она не посмела бы, наверное, нанести ему пощечину. Однако он вовремя поймал и задержал ее руку, причем хватка была крепкой, но не грубой. В железных пальцах она даже ощутила — или ей так показалось — какой-то намек на ласку. На то, что ощущала прошедшей ночью.
    И все же она слегка сморщилась от боли: на запястье были свежие рубцы от веревок.
    Он сразу же отпустил ее руку. Взгляд у него был пристальный, но уже ласковый, мягкий.
    Внезапно она почувствовала, что в воздухе повисла какая-то особая напряженность: между ней и этим человеком возникла некая странная близость, какой не было. Во всяком случае, с той минуты, как она пришла в себя.
    У нее перехватило дыхание. До чего же он все-таки напоминает того мужчину из сновидений! Она немного опустила глаза, посмотрела на его красиво очерченный рот… Неужели — какая глупость! — ей хочется, чтобы его губы коснулись ее губ?
    С трудом она отвела взгляд. Как силилась она сейчас ненавидеть его, а не испытывать нечто, похожее на желание!
    Словно почувствовав ее состояние и не желая ему потворствовать, он молча подошел к двери в соседнюю комнату, запер ее и положил ключ в карман. Потом, направившись к входной двери, задержался на минуту и произнес:
    — Заканчивайте завтрак и примите ванну. Потом мы поговорим.
    С этими словами он вышел из комнаты и повернул дверной ключ с другой стороны.
    Рейвен смотрела на захлопнувшуюся дверь, испытывая злость, смешанную с непонятной приязнью к этому человеку. В то же время она находилась в состоянии, близком к панике. Выходит, она снова пленница — теперь в руках у негодяя, вызывающего некоторую симпатию. Возможно, он и спас ее от еще большего мерзавца, своего младшего брата, но и сам представляет немалую опасность. Нет, уже ясно: так просто он не освободит ее, не вернет семье. Может, ему нужен выкуп?..
    Ну а когда вернет? Что с ней будет? Как жить дальше?
    Она поднесла руку к виску. Как болит голова! После разговора с Келлом Лассетером, похоже, ей стало еще хуже и беспокойнее. Впрочем, беспокойство больше относится к тому, что ее ждет в доме родственников и в обществе, к которому она, так или иначе, принадлежит. Оправится ли ее болезненный дед от шока, в который, несомненно, повергло его это похищение? И если да, как посмотрит на происшедшее с ней? Как отнесется к тому, что ее репутация, ее честь запятнаны навсегда? Что герцог Холфорд откажется от опозоренной женщины?.. Конечно, откажется, в этом у нее нет ни малейшего сомнения.
    Да, ее жизнь, как бы ни сложилась, будет исковеркана. Надежды матери на ее благополучие оказались напрасными. Бедная мама…
    Комок поднялся к горлу, из груди вырвались рыдания, которые она не смогла удержать. Холод пронизал тело, непонятная боль появилась в сердце… Наверное, так болит душа…
    Преодолевая боль, Рейвен резко выпрямилась, тряхнула головой, сжала губы. Она будет драться за себя! Что бы ни происходило, она не позволит себе впасть в отчаяние, нет!.. Нужно что-то делать, и в первую очередь — бежать отсюда! Она ни за что не останется пленницей Келла Лассетера! Ни одной минуты…
    Подойдя к одному из окон, она взглянула вниз. Два этажа от земли, не так уж высоко. Нужно найти подходящую веревку или связать ее из простыней. Но что потом? У нее нет подходящей для зимы одежды, нет даже туфель, нет денег, чтобы нанять экипаж…
    Отчаянно пытаясь что-то придумать, она металась по комнате и внезапно остановилась как вкопанная, увидев в высоком зеркале незнакомую женщину.
    Боже! Неужели это она, Рейвен? Растрепанная, с диким взором, лихорадочно горящими щеками, воспаленными губами. Так, наверное, бывает после бессонной ночи, проведенной в бурных ласках. А разве у нее была не такая ночь? Почти такая… С каким-то подозрительным человеком. Возможно, опасным преступником…
    Из ее груди снова вырвался стон. Неудивительно, что он заподозрил ее в попытке соблазнить его брата, как, впрочем, и многих других мужчин. Конечно, ведь он подходит к другим людям со своими мерками, подозревая всех и каждого в жестокости и низости, свойственных ему самому.
    В то же время он, кажется, считает себя джентльменом. Какое заблуждение! Ни один порядочный мужчина не посмеет так вести себя с существом противоположного пола. Мало того, что насильно удерживает ее, он еще позволяет себе иронический, даже презрительный временами тон… А насмешливая улыбка на довольно привлекательном, ничего не скажешь, лице?.. И все это она должна терпеть? Ну уж нет!
    Однако что она может сделать в ее положении? Беспомощная, без всякого оружия… Вот! Вот что ей необходимо: оружие! Самое настоящее — пистолет, кинжал… Какое еще бывает?
    Она оглядела комнату, бросилась к гардеробу… Нет, не здесь!.. Подскочила к письменному столу, стала открывать ящики.
    Ага!.. Она издала ликующий возглас. Пистолет! Очень похожий на тот, которым грозил ей вчера Шон, прежде чем ударить ее рукояткой. Мерзавец!.. Она пригляделась внимательнее: кажется, заряжен. И торжествующе улыбнулась. Конечно, это не поможет немедленно очутиться дома, но во всяком случае она уже не так беспомощна, как раньше. Она может диктовать свои условия, а не подчиняться безоговорочно мистеру Лассетеру.
    Эти мысли немного успокоили ее, придали сил.
    К тому времени как двое дюжих слуг внесли большую медную ванну и несколько ведер с горячей водой, она уже почти полностью восстановила присутствие духа.
    Горячая вода тоже способствовала улучшению ее состояния — и физического, и душевного. Правда, потревоженные царапины и синяки дали о себе знать вновь, но, к счастью, это длилось недолго. Она хорошо промыла голову, освежила все тело и потом не менее получаса сушила и расчесывала волосы у пылающего камина, подпитывая свое оскорбленное самолюбие воспоминаниями о перенесенных унижениях и тем самым заглушая не покидавшее ее чувство отчаяния.
    Не найдя нигде шпилек, заплела волосы в косы, скрутила узел на затылке. Она уже полностью закончила туалет, а тюремщик, как она мысленно называла Келла, все не появлялся. Это бесило.
    Когда все-таки послышался щелчок замка и он появился в дверях, Рейвен принудила себя сделать вид, что вообще не обратила внимания на его приход. Она сидела на стуле и с преувеличенным интересом смотрела в окно. Руки она держала в карманах халата.
    — Наконец-то соизволили явиться, — с королевской надменностью произнесла она, поворачивая к нему голову. — Должна сообщить вам, сэр, что положение заключенной меня не слишком устраивает.
    — Вы не в темнице, мисс Кендрик, — любезно ответил он. — Вы просто пользуетесь моим гостеприимством.
    — В самом деле? Как я раньше не догадалась? Впрочем, запереть гостя на ключ и исчезнуть на несколько часов — это, видимо, и есть верх радушия.
    — Всего на один час, — сказал он миролюбиво.
    — Который мне показался вечностью в этих четырех стенах! Кроме того, мне нечего надеть на себя. Мисс Уолш давным-давно обещала найти что-нибудь приличное.
    — Я попросил ее не слишком торопиться. Не хочется, чтобы вы исчезли из поля моего зрения до того, как мы обсудим создавшееся положение.
    — Нам нечего обсуждать! Все, чего я хочу, — это немедленно отправиться домой!
    Темные глаза Келла задумчиво уставились на нее.
    — Мне казалось, мисс Кендрик… я надеялся, что ваш разум возобладает в конце концов над эмоциями.
    — В данное время, сэр, он, видимо, не в силах этого сделать.
    Легкая улыбка, нарочитая или естественная, но в любом случае приятная, появилась у него на лице.
    — Во-первых, у меня есть имя, мисс Кендрик.
    — Ни минуты не сомневалась в этом, сэр. Даже несколько имен: негодяй, злодей, мучитель!
    Его улыбка сделалась шире.
    — Могу понять ваши чувства, но не могу их одобрить. А во-вторых…
    — К черту ваше одобрение! Разве все эти имена не подходят к тем, кто так поступил со мной?
    Он продолжал говорить, словно она его не прерывала.
    — …А во-вторых, мисс Кендрик, вы все-таки производите впечатление достаточно разумного человека и должны понимать всю затруднительность положения, в котором оказались.
    — Да, по вашей милости, сэр… — Ей стоило немалого труда не разразиться слезами, но она собралась с духом и проговорила: — Я оказалась на грани катастрофы, и поэтому…
    — И поэтому, мисс Кендрик… — он словно продолжил фразу, которую она не закончила, — …будет самым разумным постараться найти выход, приемлемый для обеих сторон. Прийти к взаимному согласию.
    Она с возмущением взглянула на него.
    — Не хотите ли вы подкупить меня, сэр? Если воображаете, будто я позволю, чтобы ваш брат избежал заслуженного наказания, то глубоко заблуждаетесь! Впрочем, даже если бы я лишилась рассудка настолько, чтобы простить его, мой дед ни за что не согласился бы с этим и потребовал расплаты. Вашему брату очень повезет, если он проведет в тюрьме не всю оставшуюся жизнь, а лишь ее половину.
    Опять этот пронзительный взгляд из-под длиннющих ресниц. Но что ей до его взглядов — неужели он рассчитывает смягчить ее?
    — Естественно, мисс, вы сейчас в первую очередь думаете о мщении. Но я, как уже сообщал вам, по природе игрок. И мой немалый опыт подсказывает, что все-таки вы предпочли бы выйти из создавшегося положения с наименьшими для себя и всей вашей семьи потерями.
    Услышать это было для нее несколько неожиданно, и она не могла не согласиться.
    — Разумеется, — кисло сказала она. — Только в данном случае такого выхода нет и быть не может.
    — Почему же? Вы можете уехать за границу… Исчезнуть до той поры, пока буря общественного мнения не утихнет. Я не бедный человек, мисс, и мог бы охотно помочь вам в этом.
    Она с презрением посмотрела на него. До чего же он низок!
    — Хотите подкупить меня? Даже если бы я согласилась на ваше гнусное предложение, это не восстановило бы мою репутацию.
    Казалось, он вовсе не обиделся на ее ответ, потому что тут же сделал новое предложение. Сколько их у него в запасе?..
    — Тогда, — сказал он, — вам следует срочно выйти замуж.
    Она яростно взглянула на него.
    — Вы сошли с ума? Или смеетесь надо мной?
    — Ни то ни другое. Пока вы принимали ванну, я рассматривал самые различные варианты, и этот был далеко не на последнем месте.
    — Прекрасно! Очень благодарна вам, сэр, за вашу неустанную заботу обо мне. Не скажете ли заодно, где я найду порядочного человека, готового обручиться со мной после всего, что случилось почти на ваших глазах? — Снова ей пришлось сдерживать слезы, и взамен рыданий она крикнула с нестерпимой горечью: — Теперь я для всех испорченный продукт! Почти прокаженная… Неприкасаемая…
    . Он продолжал выжидательно смотреть на нее, словно говоря: «Зачем так сокрушаться, я ведь еще не все сказал…» И потом заговорил.
    — Я думаю… уверен, что для такой женщины, как вы… с вашими данными… нетрудно найти кандидата в мужья. Возможно, не с таким титулом и состоянием, как ваш герцог, но тем не менее вполне достойного…
    — Да уж, — подтвердила она с печальной иронией, — титулов мне не видать. Вы с братом постарались…
    И в гневе на себя за эту печаль, в злости на свою беспомощность, на безысходность своей судьбы, она вдруг выдернула из кармана халата руку с пистолетом и вскочила с кресла.
    — А теперь, — крикнула она, — хватит этих пустопорожних разговоров! Я требую выпустить меня отсюда!
    Взгляд его сделался чуть более суровым, когда он медленно проговорил:
    — Я не из тех людей, мисс Кендрик, которые любят, чтобы им угрожали.
    — А мне безразлично, сэр, что вы любите, а что нет! Вы сделаете сейчас так, как я скажу!
    Он рассмеялся.
    — А если нет? Вы застрелите меня?
    — Совершенно верно! Скажите Эмме, или как вы ее зовете, чтобы она принесла мне одежду, и наймите для меня закрытый экипаж!
    Он спокойно покачал головой.
    — Вряд ли я выполню сейчас ваши требования, мисс.
    — Я не запугиваю вас, мистер Лассетер. И я умею неплохо стрелять.
    Он скрестил на груди руки, вызывающе посмотрел на нее.
    — Вы намерены хладнокровно убить меня? Сомневаюсь в этом, мисс Кендрик.
    Явная насмешка, подправленная легким презрением, окончательно взбесила ее. Она не помнила, чтобы когда-нибудь испытывала такую ярость. Туман застлал глаза, дыхание прервалось.
    — Что ж, вперед, мисс Кендрик! — глухо прозвучал его голос. — Делайте свое дело.
    Пренебрежительная улыбка, тронувшая его губы, переполнила чашу. Все, что она перечувствовала за последний день — страх, унижение, боль, отчаяние, — сосредоточилось в пальце, который был на спусковом крючке пистолета.
    Она нажала на спуск.

Глава 5

    Пораженная ужасом, Рейвен, плотно прижав руку ко рту, чтобы сдержать крик, смотрела и не верила глазам: она выстрелила в человека! Могла убить!
    Подняв голову, она встретилась взглядом с Келлом. И этот взгляд таил угрозу. Но и опять она увидела в его глазах все ту же заметную насмешку, которая будто говорила: «Даже выстрелить на таком расстоянии не можешь по-человечески. А ведь убить было проще простого…»
    Не отнимая руки от раны, он сделал несколько шагов к Рейвен, и та в страхе отступила: его потемневшее лицо с белесым, ярко выделявшимся шрамом на скуле не предвещало ничего хорошего. Однако вместо того, чтобы наброситься на нее, он дошел до кровати, сел там и откинулся спиной к изголовью, морщась от боли. Кровь по его ноге стекала на скомканные простыни, и он комкал их еще больше, прижимая к ране.
    — Вы… у вас опасная рана? — чуть слышно пробормотала Рейвен.
    Он взглянул на нее, словно увидел в первый раз, и ничего не ответил.
    Она бросилась, чтобы помочь, не зная толком, как и чем, но остановилась, натолкнувшись на его взгляд. Глаза говорили куда яснее и красноречивее слов.
    Но она услышала и слова.
    — Оставьте эту чертову штуку, — процедил он, кивая на пистолет у нее в руке.
    В это время дверь без стука распахнулась, и в нее влетела Эмма Уолш.
    — Что случилось? — пронзительно крикнула она, глядя попеременно на Рейвен, не выпускавшую из рук оружие, и на раненого человека на кровати. — Я слышала выстрел! Это…
    — Случайный, — прервал ее Келл. — Мисс Кендрик не хотела ничего плохого, но все же ей удалось меня смертельно ранить.
    — Святые угодники! — воскликнула Эмма, бросаясь к кровати, но он сделал предостерегающий жест и, кривя губы в улыбке, сказал:
    — Я буду жить, клянусь, если вы побыстрей принесете бинты и сделаете перевязку.
    Мисс Уолш поспешно выбежала из комнаты, а Рейвен спросила дрожащим голосом:
    — Вы шутите? Рана на самом деле не очень опасна?
    — Не настолько, чтобы я ушел из этого мира, мисс Кендрик, но инвалидом могу остаться на всю жизнь.
    — О Боже! — Трясущейся рукой она положила пистолет на стол и неуверенными шагами приблизилась к кровати. — Дайте мне посмотреть. Я хочу…
    Он попытался встать, но она усадила его обратно, прижав ладонь к его мускулистой груди, и затем, отняв его руку от раны, наклонилась над ней.
    То, что она увидела, немного успокоило: во всяком случае, было ясно, что пуля не задела кость, а прошла по касательной — так, кажется, это называется.
    — По-моему… я думаю… рана не очень глубокая. — Голос у нее уже немного окреп. — И определенно, не смертельная, как вы говорили.
    — Прошу прощения, если огорчил вас, мисс Кендрик.
    В тоне, каким он это сказал, не было и намека на шутку. Так она и восприняла его слова, когда ответила:
    — Не нужно быть настолько безжалостным, мистер Лассетер. Вы прекрасно знаете, я вовсе не хотела…
    — Что-то мне не верится, мисс Кендрик.
    Она с вызовом посмотрела на него.
    — Если рассуждать по справедливости, сэр, я имела полное основание ответить таким образом на то, как ваш брат и вы поступили со мной!
    — Ну, это как посмотреть, мисс. Вы вполне могли лишить меня жизни или, что еще хуже, мужского достоинства.
    — Да, могла, — ответила она дерзко. — И вы заслужили это. Но я обошлась с вами куда более милостиво. Специально целилась в ногу.
    Ей сейчас и впрямь казалось, что так оно и было.
    — Что ж, остается только благодарить вас за то, что сохранили мне жизнь. Если я, конечно, не умру от потери крови.
    — Вы хотите заставить меня почувствовать вину перед вами?
    — Признаться, такая мысль меня посетила.
    Опять эта сардоническая улыбка, вызывающая у нее смущение и досаду. К тому же он внезапно схватил ее руку, чтобы отвести подальше от раны.
    Рейвен застыла. В ней пробудилось ощущение опасности, но совсем иного рода: она не страшилась, что он ударит ее в отместку за то, что она сделала, причинит боль, нет… Она опасалась другого: того, что ощутила в этом прикосновении, в изменившемся взгляде его глаз. В них не было сейчас и тени насмешки, осуждения, злости…
    Да, ощущения Келла были, пожалуй, сходны с теми, что чувствовала она. «Что за черт! — мысленно возмутился он, обращаясь к самому себе. — У тебя кровоточит и ноет рана, а ты… От одного прикосновения ее руки в тебе просыпается желание, да еще какой силы… Что за безумие!..» Единственным оправданием, постарался утешить он себя, может быть то, что прошедшей ночью его плотский голод так и не был утолен…
    Сжав зубы, он проклинал Рейвен за то, что продырявила его, и себя, не сумевшего обуздать свои чувства. Желая умерить боль в ноге под натянувшейся больше, чем обычно, штаниной и одновременно рассчитывая оттолкнуть эту женщину подальше от своей разгоряченной плоти, он начал вытаскивать рубашку из штанов.
    Как он и предполагал, Рейвен вздрогнула и отскочила от него как ужаленная.
    — Что вы делаете?
    — Наверное, можно догадаться: хочу снять штаны, чтобы сначала увидеть рану, которую вы мне нанесли, а затем перевязать. Не беспокойтесь, мисс Кендрик, у меня нет ни малейшего намерения нападать вас. Меня больше привлекают женщины, не палящие в меня из пистолета.
    От растерянности она не сразу нашлась что ответить, а потом произнесла нечто несуразное:
    — Неужели в подобный момент необходимо называть меня столь официально? И таким светским тоном?
    — А как вы предлагаете обращаться к вам? Мисс Дьяволица? Мисс Мегера?
    Она яростно фыркнула, а он удовлетворенно усмехнулся и продолжил:
    — Если мои движения оскорбляют ваше достоинство, просто отвернитесь. Но сначала принесите, пожалуйста, кувшин с водой и вон тот таз.
    С удивившей ее саму покорностью она поспешно выполнила его просьбу, потом прошла к камину и встала там лицом к огню. Спиной к Келлу Лассетеру.
    Ей был слышен шелест одежды, потом она уловила его легкий сдержанный стон, когда он отрывал материю от раны. Она прикусила губу… Нет, ей вовсе не хотелось ранить его или, упаси Боже, убить: просто показать, что она не так беззащитна, как он воображает, и может за себя постоять. Но у нее совершенно сдали нервы, и выстрел произошел, когда она совсем не желала этого. И теперь ей сделалось страшно: ведь она чуть не убила человека!
    — Очень сожалею, что так вышло, — тихо сказала она, не поворачиваясь от камина.
    — Вполне вам верю, — не сразу ответил он, и ей послышался вздох. Затем он продолжил: — Но тут есть доля и моей вины. Я не должен был оставлять разъяренную женщину наедине с огнестрельным оружием.
    Он продолжает шутить! Думает, что проявляет таким образом особое благородство. Впрочем, далеко не каждый человек, потерявший столько крови и страдающий от боли, способен на шутки, пускай и не слишком приятные.
    — Где вы научились стрелять? — спросил он деловым тоном, как мужчина мужчину.
    Ее удивил вопрос, но она с готовностью ответила:
    — Это мой старый слуга О'Малли. Еще он учил меня верховой езде, уходу за лошадьми.
    — Тот самый О'Малли, который избил моего нетрезвого брата и оставил его на растерзание бандитам-вербовщикам?
    Опять он за свое! Она ведь уже объяснила ему, как все обстояло на самом деле. Ответить ей помешал приход Эммы Уолш с кучей бинтов и баночек с целебными мазями.
    Глянув через плечо, Рейвен увидела, как, сложив все это на постели, экономка, или кем она тут является, наклонилась над ногой Келла. Укол ревности, который она внезапно ощутила, неприятно поразил Рейвен. Или это зависть? Тогда еще хуже… Но в конце концов, какое ей дело, что оба ведут себя как настоящие любовники? Что ей до этого?
    — Рана не выглядит серьезной, — тихо и ласково произнесла Эмма. — Помочь вам перевязать ее, Келл?
    — Справлюсь сам, — ответил он. — Уберите потом все эти кровавые тряпки и выстирайте простыни.
    Он замолчал, и Рейвен увидела, что он смотрит на нее.
    — И пожалуйста, Эмма, помогите мисс Кендрик. Проводите к себе и оденьте. Я отвезу ее домой, а то она перестреляет всех нас и сожжет клуб.
    Рейвен почувствовала удовлетворение и облегчение, несмотря на то что в словах Келла была явная насмешка. Все равно она победила. Добилась своего.
    Скоро она избавится от присутствия этого невыносимого человека, будет дома, среди своих… Но эта мысль начинала страшить ее все больше и больше.
    Полчаса спустя Рейвен, глядя в зеркало, увидела там молодую женщину в платье из кашемира, которое было ей немного длинно внизу и слишком широко сверху, но, в общем, сидело неплохо, а главное, закрывало грудь до горла — ей так надоело чувствовать себя полуобнаженной. Сейчас уже ничто не напоминало о страшной полупризрачной ночи. С особой благодарностью приняла она от Эммы драгоценное жемчужное ожерелье своей матери.
    Словно рассчитав время, необходимое Рейвен для одевания, Келл Лассетер постучал в дверь и появился в комнате, уже готовый к выходу из дома. Он слегка хромал, но вовсе не подчеркивал это, как сделали бы многие мужчины на его месте. На нем были другие бриджи, трикотажные, более широкие, так что повязка вокруг раны почти не выделялась.
    — Вы совсем не умерли, — осмелилась пошутить Рейвен, — хотя обещали сделать это. Даже не прибегаете к помощи палки.
    Он ответил, изобразив улыбку:
    — Да, я нарушил обещание. Однако не воображайте, что прощены. Вам нет оправдания.
    Взгляд, который он бросил при этом на ее наряд, задержав глаза на груди, был, если можно так выразиться, вызывающим и вверг ее в краску. Этот взгляд как бы напоминал о том, что его обладателю хорошо известно, что именно находится под ее одеждой. Но при этом давал понять: это их общая тайна, и он будет ее хранить.
    Туже стянув отвороты плаща и вздернув подбородок, Рей-вен надменно отвернулась.
    Однако ей нелегко было долго сохранять высокомерное выражение лица. Шагая рядом с ним по коридору и по лестницам, она вынуждена была то и дело поднимать чересчур длинные юбки, чтобы не запутаться в них. Необходимо было подумать и о другом: прихрамывающему Келлу было трудно поспевать за ней.
    Остановившись в холле перед выходом на улицу, Келл немного напугал ее, когда поднял капюшон ее плаща и плотно натянул его на голову, прикрыв часть лица.
    — Зачем? — отпрянув, спросила она.
    — Обычно я не требую, чтобы мои гости скрывали лица, — ответил он. — Но вы, мисс Кендрик, особая гостья.
    Напоминание о случившемся обожгло ее стыдом, но она постаралась взять себя в руки. Она бросила последний взгляд на внутреннюю часть дома, о пребывании в котором не сможет забыть никогда. Ничего зловещего в нем не было. Наоборот: богато обставленные помещения, прекрасная люстра в холле, сверкающий паркет… Да, это «Золотое руно» поистине золотое.
    Подумав об этом, она не могла не взглянуть на загадочного хозяина всего этого богатства, чья внешность, безусловно, говорит о том, что этот человек — джентльмен. Но если так, отчего он занимается дурно пахнущим делом — содержит игорный дом?.. Нет, он определенно не тот подозрительный тип, к которому можно отнести его брата; не сластолюбивый негодяй и насильник. Благородство у него не только во внешности, но и, видимо, в душе. Иначе он бы по-другому обошелся с ней ночью, а также сегодня утром, когда она чуть не убила его… Воспоминания о ночи не давали покоя… Да, он вел себя совсем не как насильник, скорее как нежный и ласковый любовник…
    Однако тут же она заставила себя взглянуть на это с другой стороны. Кто, собственно, такой этот Келл Лассетер и чем заслужил ее особое восхищение? Обыкновенный игрок. Возможно, более ловкий, чем другие приверженцы этой профессии, разбогатевший на своих темных делишках… Да, он спас ее от худших последствий. Но почему он это сделал? Безусловно, чтобы уберечь от тюрьмы брата. Так что это он, Келл Лассетер, должен благодарить ее, если она не даст хода делу. И вообще хватит о нем… Поскорее все забыть…
    На улице их ждал закрытый экипаж. Рейвен сказала вознице, куда ехать, Лассетер помог ей сесть.
    Она не возразила, когда он уселся рядом, хотя не ожидала этого. Оба молчали.
    А ей так хотелось, чтобы кто-нибудь заговорил с ней — о чем угодно, о любых пустяках, — лишь бы отвлечь от мыслей о том, что ожидает ее дома. Какие слова услышит она от деда? А от тетки? Уж та не пожалеет ни ее, ни своего старого больного брата. И главное, то, что они скажут, ничего не изменит: ее будущее исковеркано, изломано. Она оказалась в еще худшем положении, чем ее мать. А она так надеялась перед смертью, что хотя бы у дочери жизнь сложится по-иному. Не сложится…
    Дед наверняка отвернется от нее, как отвернулся от собственной дочери. О тетке и говорить нечего: недаром за ней в семье утвердилось прозвище Дракон. Кто же остается? Кто?..
    «Мама… Если бы ты была жива…» Рейвен прикрыла глаза, вспоминая последние дни и часы жизни матери — ее изможденное, когда-то красивое лицо истерзала неизлечимая болезнь. Сжимая из последних сил руку дочери, она говорила хриплым шепотом: «Обещай мне, Рейвен… Поклянись, что выйдешь замуж за порядочного и благородного человека, который сможет защитить тебя от всех несчастий в этом мире…» И Рейвен отвечала ей со слезами в голосе: «Обещаю, мама…» После чего на бледных губах матери мелькнула слабая тень улыбки облегчения, и она проговорила: «Теперь я умру спокойно…»
    Слезы наполнили глаза Рейвен, она не могла сдержать их, а в кармане чужого платья не было носового платка.
    Что же она сделала? Нарушила клятву, данную матери, находившейся на смертном одре. И нет никакой возможности исправить положение. Нет даже человека, который бы по-настоящему посочувствовал ей, пожалел, дал совет. Ей некуда идти, не к кому обратиться и, вполне возможно, негде будет жить. Во всяком случае, в Лондоне. В Англии…
    — Вот… — услышала она негромкий мужской голос рядом. — Возьмите.
    Она взяла платок, который протянул Лассетер, утерла слезы и подавила рвущиеся наружу рыдания, сжав зубы так, что стало больно челюстям. Затем отвернулась к окошку и начала ругать себя за проявленную слабость.
    Когда экипаж остановился у дома ее тетки, она уже почти полностью овладела собой и готова была с открытыми глазами и без слез встретиться с тем, что грядет…
    — Хочется отложить встречу с ними? — спросил Лассетер.
    Он словно прочел ее мысли; в голосе слышалось участие, а не обычная для него ироничность. Темные глаза смотрели с состраданием.
    — Да, — ответила она и честно призналась: — Только это бесполезно, потому что исход все равно один.
    Она постаралась распрямиться на сиденье и, уже выходя из экипажа, добавила:
    — Надежды никакой, но тем не менее поборюсь с Драконом.
    — С драконом? У вас есть копье?
    Ей было не до шуток.
    — Так называют мою тетку, вернее, двоюродную бабку, леди Кэтрин. Она ждет повода для скандала с момента моего прибытия в Англию. И вот наконец дождалась. Будет в полном восторге.
    — Хотите сказать, осудит именно вас за то, что произошло?
    — Несомненно. Потому что ни с одной молодой, женщиной из тех, с кем она знакома, не происходило и не может произойти ничего подобного, да еще в день бракосочетания.
    Сочувственная улыбка слегка тронула его губы.
    — Ох, мисс Кендрик, — сказал он, — вы действительно уникальное существо.
    Судя по всему, эти слова нужно было расценивать как комплимент.
    Рейвен не скрыла удивления, когда, расплатившись с возницей, Лассетер пошел за ней.
    — Хочу убедиться, что вы благополучно вошли внутрь, — объяснил он, и она не возражала: сейчас, как никогда, ей нужна была хоть какая-нибудь поддержка.
    Они поднимались по ступенькам каменной лестницы, лицо у него искривилось, и она поняла: его беспокоит рана.
    — Обопритесь на меня, мистер Лассетер, — сказала она. После некоторого колебания он принял предложение и, опершись на ее плечо, перенес на него часть собственного веса.
    — Нужно было все-таки взять палку, — с укором заметила Рейвен. — У моего деда целый набор здесь, в холле. Я выберу для вас одну из них.
    Они уже стояли перед массивной дверью. Со словами благодарности Лассетер освободил плечо Рейвен от своей руки, дверь раскрылась, они оказались в холле.
    На какое-то мгновение ей захотелось кинуться сразу к себе в комнату и запереться там. Но она поборола искушение, а кроме того, ее уже увидели два дюжих лакея, и вскоре появился дворецкий.
    — Мисс Рейвен! — с радостным облегчением воскликнул он. — Наконец-то вернулись! Вы в порядке?.. — Поняв, что превысил свои полномочия, он осекся и совсем другим тоном добавил: — Извините, мисс. Но мы все так беспокоились, ожидая от вас хоть какой-то весточки.
    — Спасибо, Броуди. Со мной все хорошо… Почти, — посчитала она нужным уточнить. — Пожалуйста, сообщите моей тете, что я здесь.
    — Конечно, мисс, сию же минуту. И его светлости тоже. Он слег в постель после всего, что случилось.
    Рейвен ощутила острый приступ вины: все это время она была так сосредоточена на собственных бедах и переживаниях, что почти забыла о том, как похищение пережил больной дед. Это могло убить его.
    — Это ты, Рейвен? — услышала она голос леди Кэтрин, и седоволосая дама показалась в холле. — Боже милостивый! Ты не пострадала?
    — Я вполне здорова, тетя.
    — Почему ты молчала? Мы ожидали самого страшного…
    — Поговорим обо всем немного погодя, тетя, ладно?
    Рейвен не хотелось вдаваться в подробности при слугах, но уж если сама леди Далримпл готова была выслушать ее прямо в холле, можно понять, как она взволнована происшедшим.
    — Мы просто ломали голову над тем, что все это значит! — говорила старая леди. — И пришли к выводу: кто-то определенно хотел нанести оскорбление твоему деду… Или, быть может, герцогу Холфорду. А ты хоть знаешь, кто эти негодяи, похитившие тебя? Откуда они родом?
    Рейвен бросила быстрый взгляд в сторону Лассетера, увидела его сжатые губы, напряжение в лице. Она знала, он ждет, что сейчас будет названо имя его брата — ведь она уже грозила сделать это. Да и что скрывать — ведь это чистая правда… Однако она вдруг почувствовала: ей не хочется так поступать, в душе родилось какое-то сомнение.
    Кто выиграет от того, что Шон Лассетер окажется в тюрьме? И так ли она хочет его там видеть? Зато для Келла, ни в чем не повинного, последствия могут оказаться роковыми: его наверняка заподозрят в сговоре с братом…
    Получится, что она отплатила Келлу за помощь, за спасение черной неблагодарностью. А ведь он вел себя вполне благородно в этой дурацкой истории. Во всяком случае, вряд ли на его месте многие мужчины поступили бы так же. А еще нельзя забывать, что она чуть не убила его…
    Рейвен глубоко вздохнула и ответила тетке тоном, в котором не было и тени сомнения:
    — Я совершенно не знаю, кто они. Ведь на всех были маски, эти люди не разговаривали друг с другом, только кричали на меня грубыми голосами. А потом я получила удар по голове и потеряла сознание…
    Краем глаза она смогла уловить удивленный взгляд Келла, что вдохновило ее на продолжение рассказа.
    — К счастью, тетя, этот джентльмен сумел спасти меня. Освободить из их рук. Это мистер Келл Лассетер… Мистер Лассетер, познакомьтесь с моей тетей, леди Кэтрин Далримпл.
    Он коротко поклонился, леди Кэтрин ледяным тоном произнесла:
    — Как? Лассетер? Из дербиширских Лассетеров?
    — Да, миледи.
    — Значит, вы старший сын Адама Лассетера?
    Он не стал отрицать и этого, и она продолжила тем же высокомерным тоном:
    — Мне известна ваша отвратительная репутация, сэр! Вы содержатель игорного дома, ваша мать какая-то ирландка. Все говорят, что вы убили собственного дядю.
    Он еще раз поклонился, на этот раз насмешливо, но в глазах была угроза.
    — Хотелось бы знать, уважаемая леди, какой из этих изъянов вы считаете наихудшим? То, что я игрок, то, что во мне ирландская кровь, или то, что я, по вашим сведениям, убийца?
    Старая леди не посчитала нужным отвечать на этот издевательский вопрос, только поднесла руки к покрасневшим сморщенным щекам и с чувством произнесла:
    — Праведный Боже! Мы погибли! Ты нас погубила, Рейвен! — Она уставилась на племянницу. — Как ты могла?.. И в довершение всего привела этого убийцу к нам в дом!
    Рейвен вздрогнула от резкого, перешедшего на крик голоса тетки, к которому присоединился слабый, но выразительный вопль деда:
    — Что? Убийца? Где?
    Лорд Латтрелл в домашнем халате с трудом спускался по лестнице, держась дрожащей рукой за перила, на лице у него был написан ужас, невообразимый ужас.
    Указывая палкой на Лассетера, он приказал:
    — Схватите этого человека!
    Команда, видимо, отдавалась двум лакеям, продолжавшим стоять в отдалении.
    Они не сразу осознали, что приказ относится к ним, а когда поняли, поспешили исполнить его и, подскочив к Лассете-ру, попытались схватить его за руки.
    Однако молниеносным, почти незаметным движением он уклонился от них и так же быстро нанес каждому из нападавших несколько сильных ударов.
    Рейвен с чувством сострадания смотрела на двух стонущих здоровенных молодчиков, распростертых на блестящем паркете.
    Келл Лассетер тоже морщился от боли — видимо, рана, нанесенная ею, давала о себе знать.
    — Проклятие! — закричал лорд Латтрелл окрепшим голосом. — Я сказал, задержите его!
    На повторное приказание откликнулся только пожилой дворецкий, больше было некому. Он сделал нерешительный шаг в сторону Лассетера, но тут Рейвен бросилась между ними, широко раскинула руки и воскликнула:
    — Броуди, остановитесь!
    Обратившись к деду, она добавила:
    — Что вы делаете? Вы же не знаете всего, что произошло.
    — Прекрасно знаю! — отвечал разбушевавшийся старик. — И хочу, чтобы негодяя немедленно арестовали и посадили в тюрьму!
    — Вы ошибаетесь, дедушка. Негодяй совсем не он!
    — А как же назвать человека, похитившего мою внучку?
    — Но он не делал этого! Напротив, спас от рук похитителей, которые держали меня как заложницу. — Она ненадолго замолчала, потом, решившись, продолжила: — Больше того, дедушка, защищая меня, он получил серьезное ранение. Так что своей свободой я обязана ему и должна благодарить именно его.
    — Наконец-то слышу это от вас, — донеслись до ее слуха негромкие слова Келла.
    Рейвен повернулась к нему, увидела насмешливый блеск спокойных темных глаз и подумала, что только очень сильный и умеющий владеть собой человек может сохранять хладнокровие в такой обстановке.
    У ее тети, судя по выражению лица, было совершенно другое мнение об этом человеке, которое не изменилось даже после слов Рейвен. Что ж, недаром ее называют Драконом — ей пристало без устали изрыгать огонь и злобу на всех.
    И Дракон заговорил:
    — Очень сомневаюсь, племянница, в правдивости тех сказок, которыми ты нас кормишь. Уверена в другом: с первого дня своего прибытия сюда ты ожидала подходящего момента, чтобы покуражиться над нами. И этот момент наступил.
    — Вы совершенно не правы, тетя! Что вы такое говорите? Получается, я склонила кого-то похитить меня?
    С удивлением и благодарностью Рейвен увидела, что Лассетер приблизился к ней, как бы желая поддержать, даже защитить в этой словесной битве.
    И Рейвен готова была продолжить борьбу, но сначала хотела принять участие в судьбе несчастных лакеев, все еще валявшихся на полу.
    — Броуди, — сказала она, — помогите им, пожалуйста. Отведите куда надо, пускай они чем-то смажут синяки.
    Бросив опасливый взгляд на хозяйку, дворецкий подошел к поверженным, помог встать на ноги и повел в глубь дома.
    Наступившая пауза, казалось, только прибавила леди Дал-римпл сил и агрессивности.
    — Что бы ты ни говорила, Рейвен Кендрик, — заявила она, — я не потерплю в своем доме этого… — Презрительный взгляд в сторону Келла. — Этого дикаря!
    Рейвен с испугом взглянула на Лассетера, но тот оставался невозмутим и спокойно произнес:
    — Мне очень не хочется огорчать вас, миледи, однако я не собираюсь покидать ваш дом до тех пор, пока для меня не прояснится положение в нем вашей племянницы.
    Предваряя ответ тетки, Рейвен сказала:
    — Мистеру Лассетеру трудно стоять из-за ранения, пускай он сядет. И дедушке тоже следует присесть. Вообще он напрасно поднялся с постели.
    — Он бы не угодил туда, если бы не ты! — язвительно заметила леди Кэтрин.
    — Почему бы нам не пройти в гостиную и не поговорить там? — предложила Рейвен.
    Не ожидая ответа, она сделала шаг к двери и с удовлетворением отметила, что все трое последовали за ней. Однако на стул там присел только дед.
    Беспокойство, даже страх вызвало у нее только что прозвучавшее обвинение Лассетера в убийстве. Хотя она не слишком верила слухам, которыми пробавлялась ее тетка, ей захотелось как можно скорее побольше узнать о его прошлом, и, разумеется, только правду.
    Однако еще больше беспокоилась она о собственной судьбе. Что же будет? Она уже видела, что мирного, приемлемого для всех сторон разрешения вопроса ожидать не приходится. Худшее еще впереди. Неизвестно, как перенесет случившееся дедушка, и перенесет ли вообще. И оставит ли он мысль засадить в тюрьму Келла Лассетера. Или, чего доброго, тряхнув стариной, вызовет его на дуэль. Предположение само по себе дикое, но вся ситуация разве не такая же?..
    Сна не желала ничего плохого деду, невзирая на жестокость, которую тот проявил к ее матери; не таила злобы и по отношению к суровой малоприятной тетке — что ж, они такие люди, Бог им судья. Никогда она не собиралась мстить своим родственникам, а сейчас тем более. Она сознавала, что ввергла их в малоприятную историю, жалела и деда и тетку… Но чем она могла сейчас помочь им… и себе? Как могла защитить семью от скандала, от позора, которому с такой легкостью подвергают людей в кругах, к коим они имеют честь принадлежать?.. Бежать из Англии? Но куда? И разве ее побег развеет сгустившиеся над семьей тучи? Наоборот — тучи сделаются темнее и плотнее.
    И значит, единственный разумный выход — не дать пламени скандала вокруг ее имени разгореться. Загасить его на корню. Но как?.. Как?..
    Дед молча сидел в кресле, понурив голову. Тетка не садилась и продолжала что-то бубнить. Рейвен, отвлекшись на свои невеселые мысли, с запозданием услышала дребезжащий голос деда:
    — Кэтрин, быть может, ты позволишь Рейвен наконец толком объяснить, что произошло и кто в этом замешан?
    Воспользовавшись заминкой, Рейвен поторопилась сказать:
    — Прошу прощения, дедушка, но у меня нет объяснения тому, что случилось. Одно только могу сказать честно и открыто: я и в мыслях не имела причинить вам какие-либо неприятности. И если бы что-то зависело от меня, постаралась бы уберечь вас от них.
    И тут леди Кэтрин вновь захватила инициативу и заговорила:
    — Не знаю уж, как оно было на самом деле, но теперь мы все в ужасном положении. Сотни людей знают о том, что герцог Холфорд понапрасну ждал тебя у алтаря. Ты надругалась над ним! Конечно, мы сразу объявили о твоей внезапной болезни, но разве этому поверят? Наверняка обвинят в уклонении от данного слова. Холфорд за прошедшие сутки уже три раза наведывался к нам, требуя свидания с тобой. Что мы могли ему сказать? В последний раз он окончательно рассвирепел и объявил, что не верит нашим словам. Что умывает руки и разрывает с нами все отношения… Даже у лорда и леди Уиклифф появились сомнения по поводу того, что с тобой случилось в действительности.
    Последние слова тетки были особенно неприятны Рейвен. Эта семейная пара весьма тепло относилась к ней с момента ее приезда в Англию, а Бринн Тремейн, леди Уиклифф, стала ближайшей подругой. Почему же ни дед, ни тетя не посчитали нужным сказать им чистую правду? Почему не открыли истину жениху? Что позорного для человека в том, что его похитили среди бела дня какие-то неизвестные негодяи? Неужели сословная спесь сильнее, чем подлинная трагичность того, что произошло, что могло произойти? И как смели они из-за своего высокомерия, из боязни, что станут предметом общественного обсуждения, оставить ее в беде? А ведь так они и поступили! Вместо того чтобы рассказать людям правду, сообщить в полицию… Люсиан, муж ее подруги, служит в министерстве иностранных дел, он поставил бы на ноги весь Лондон, все бросились бы ее искать…
    Леди Кэтрин еще не закончила свой монолог.
    — …Помимо твоего позорного исчезновения… — говорила она все тем же агрессивно-презрительным тоном, — ты еще провела ночь неизвестно где и неизвестно с кем… По-видимому, с этим… вот этим подозрительным субъектом. — Она направила пренебрежительный взгляд на Лассетера, но сразу же отвернулась и сказала упавшим голосом: — Никакого выхода… Никакой надежды… — Теперь она пристально смотрела на брата: — Джервис, мы должны немедленно найти ей супруга!.. Только это решит вопрос!..
    Рейвен почувствовала, что у нее напряжен каждый нерв. Она произнесла медленно и отчетливо:
    — Тетя Кэтрин, я не хочу, чтобы кто-то искал для меня супруга.
    Старая дама сурово воззрилась на нее.
    — Что значит «не хочу», Рейвен? После всего, что произошло… Сейчас только твое замужество спасет всех нас от пересудов и удаления от общества.
    — Может быть, и так, но вы не должны выбирать мне мужа! Я не кукла!
    — Видимо, ты до сих пор не осознала, какой позор навлекла на наши головы.
    — Я понимаю, но все равно не могу покорно позволить выдать меня замуж за кого вам будет угодно, как вы сделали с моей матерью.
    Леди Далримпл вытянулась во весь свой рост и приоткрыла рот для ответа. Келлу Лассетеру подумалось — и он не удивился бы этому, — что сейчас он увидит языки пламени.
    — Я не потерплю твоей дерзости! — крикнула она. — И это благодарность за то, что мы приютили тебя?.. Хорошо, тогда слушай, что я скажу: ты не можешь дольше оставаться в моем доме!
    — Это слишком, Кэтрин! — воскликнул ее брат. — Что ты такое говоришь?
    — Не надо, дедушка… — Рейвен помолчала. — Леди Далримпл права. Для всех нас будет лучше, если я исчезну отсюда. Я так и сделаю. Не останусь там, где я не нужна!
    Лассетер с тайным восторгом наблюдал эту сцену: Рейвен была очаровательным и смелым борцом. Впрочем, ее бойцовские качества он уже испытал на себе. Однако тогда вопрос не стоял так остро, а сейчас решалась вся ее дальнейшая судьба. Эта девушка чем-то напомнила ему собственную мать в тех редких случаях, когда ее ирландский темперамент давал о себе знать. Это, как ни странно, делало Рейвен ближе ему, привлекательнее и желаннее. Больше, чем любая из женщин, которых он знал до сих пор, в которых бывал ненадолго влюблен.
    Помимо собственной воли и желания он начинал восхищаться силой ее духа и смелостью перед лицом серьезной опасности, когда рушилось все ее будущее. При этом не мог не замечать ее недюжинного ума и физической красоты.
    Он даже не мог удержаться от того, чтобы не покачать головой, удивляясь, как за короткие часы изменилось его мнение об этой женщине. До сегодняшнего утра он был почти уверен в правдивости слов своего брата, рисующего Рейвен как коварную и бездушную кокетку-соблазнительницу, испытывающую удовольствие при виде муче:;ия мужчин. Всегда готовую на бездумные жестокие действия по отношению к ним.
    Теперь он окончательно понял, как все это далеко от правды и как врал ему Шон, когда рассказывал свою историю. В защите сейчас больше всего нуждается не он, а эта девушка. Ее судьба, а не только поведение, напоминает то, что происходило и с его матерью. Та с лихвой натерпелась когда-то унижений от своих родственников — англичан по рождению…
    Ему безумно захотелось защитить эту одинокую душу, оказавшуюся сродни душе его матери, а значит, и его собственной. Но что он может сделать? Чем помочь?.. Она и сама оказала достаточное сопротивление огнедышащему дракону в лице своей тетки. Молодец, Рейвен! И сейчас она не опускает смелого взора и продолжает гневно дрожать от справедливого негодования.
    Но что с ней будет несколькими минутами… часами позднее? Когда останется совсем одна на развалинах своей судьбы?
    Встряхнувшись, отбросив разрозненные мысли, еще не вполне отчетливо сознавая, что собирается делать, он прервал воцарившееся напряженное молчание и сказал:
    — Мисс Кендрик, могу я просить вас удостоить меня разговором?.. Без свидетелей.
    Рейвен, еще не придя в себя после схватки, непонимающе посмотрела на него.
    Леди Далримпл рявкнула:
    — Как вы смеете вмешиваться? Кто просит вас высказываться по данному поводу? Вы уже сыграли свою мерзкую роль!
    — Оставьте наконец его в покое, тетя Кэтрин! — вступилась Рейвен. — Вы не имеете никакого права срывать свою злость на мистере Лассетере… А я… да, я поговорю с вами, если вы того хотите, мистер Лассетер.
    С этими словами она возбужденно схватила его за рукав и повела из гостиной сначала в коридор, а затем в другую комнату, оказавшуюся столовой. Он молча подчинился ей, испытывая легкое головокружение от ее прикосновения.
    Только там, в столовой, она выпустила из пальцев его рукав и принялась нервно ходить вдоль огромного стола, похоже, забыв о присутствии Келла. Он с удивлением и любопытством смотрел на нее — как же она преобразилась от свалившегося на нее несчастья! — и в то же время отчаянно думал, о чем с ней говорить. Разумеется, о ее судьбе, о какой-то помощи, но что… что может он сказать и тем более сделать? Как и несколькими минутами раньше, он не знал этого…
    Внезапно она остановилась перед ним:
    — Вы совсем забыли о своей ране! Сядьте наконец на стул!
    — Хочу быть с ног до головы джентльменом, несмотря на то что ваша тетя не считает меня таковым, — ответил он. — И не могу сесть, пока вы стоите.
    — Поздновато вспомнили о правилах джентльменского поведения, — с язвительной горечью произнесла она.
    На что он возразил с улыбкой:
    — Понимаю, вы еще не остыли после нелегкой битвы с Драконом, но зачем же набрасываться на меня?
    Она перевела дыхание и уже спокойнее сказала:
    — Вы правы. Простите. Я не должна была позволить доводить себя до бешенства.
    Он оценил ее способность признавать собственные ошибки даже в таком состоянии и подумал вдруг, что разговаривать с подобной женщиной на самые трудные темы, наверное, не так уж тяжело, как ему представлялось раньше.
    Но с чего начать? И главное, чем закончить разговор?..
    Наконец он произнес:
    — Я хотел спросить вас, мисс Кендрик, почему вы солгали насчет вашего похищения? Почему прямо не сказали, что это сделал мой родной брат?
    Она помедлила, прежде чем ответить, потом произнесла со вздохом:
    — Потому что поняла: я многим обязана вам. Вы спасли меня от худшего. В том числе — от насилия. И не думаю, что, если бы мой дед узнал о роли, которую вы сыграли, он сделал бы то, о чем кричал в холле. Но от тети я могу ожидать всего. И не хочу этого. Хватит одной попытки мщения, предпринятой вашим братом. Что касается его, то, по вашим словам, он уже достаточно пострадал, будучи обманным путем завербован на корабль. — Она передернула плечами. — Что ж, будем считать, мы квиты.
    Он улыбнулся, однако взгляд оставался серьезным.
    — Не совсем квиты. Вы забыли о пулевом ранении, которое мне нанесли.
    — А вы, кажется, забыли, что держали меня взаперти против моей воли…
    Он решил, что эту тему они уже достаточно подробно обсудили, даже слишком. Пора перейти к другой, вышедшей сейчас на главное место.
    — Скажите, мисс Кендрик, — заговорил он, — и заранее прошу прощения за вопрос: следует ли считать, что герцог Холфорд официально отказался от брака с вами?
    — Конечно, — небрежно ответила она. — Бесповоротно. Вы же слышали мою тетю… Он умыл руки. И честно говоря, не могу осудить его за это. Никому из женихов не пожелаю на виду у сотен человек ожидать невесту возле алтаря и не дождаться ее. Вместо молодой жены — различные слухи. Один страшней и оскорбительней другого.
    — Вы не думаете, что его можно убедить переменить свое решение?
    — Уверена, что нет. Он ярый приверженец внешних правил приличия, они для него самое главное в жизни. Он молится на них, и его сословная гордость не позволит ему переступить через их границы. А уж о том, чтобы жениться на девушке, проведшей ночь неизвестно где и неизвестно с кем, не может быть и речи!.. — Она помолчала. Щеки ее зарделись, когда она, опустив глаза, добавила: — Даже если бы он снова решился на брак, я бы не могла… не считала бы честным скрыть от него все, что произошло со мной прошедшей ночью. А это равносильно новому разрыву. Разве не так?
    — Думаю, вы правы, — согласился Келл.
    Рейвен уже оправилась от легкого смущения и с недоумением спросила:
    — Это все, о чем вы хотели поговорить со мной, мистер Лассетер?
    Он вздохнул, странным пристальным взглядом посмотрел на нее и проговорил:
    — Нет, это не все. Осталось самое существенное. Я предлагаю вам вступить в брак со мной, мисс Кендрик.
    Она едва удержалась, чтобы не вскрикнуть, но овладела собой и, глядя ему прямо в глаза, сказала на удивление спокойным тоном:
    — Уверена, у вас до этой минуты не было ни малейшего намерения делать мне предложение, мистер Лассетер. Что побудило вас произнести эти слова?
    Он провел рукой по своим густым волнистым волосам. В самом деле, что?.. С самого начала, как только обнаружил ее, лежащую со связанными руками на своей постели, он понял, что судьба этой женщины незавидна. Он пожалел ее, не зная еще, кто она и почему сюда попала. Когда же узнал, жалость сменилась подлинным состраданием, сочувствием. Ну и, конечно, проснулось желание… Но женитьба! При чем тут женитьба? Ведь совесть его чиста. Разве он должен отвечать за брата?..
    Однако совесть заговорила в нем. Она спрашивала: разве дело не его чести возместить… искупить то, что причинил Шон этой невинной девушке? И если он что-то может…
    А что он в состоянии предпринять, кроме того, как сделать это нелепое предложение, предоставив ей тем самым возможность хоть какого-то выбора?.. Сделать предложение, рассчитывая, что она, конечно, ответит отказом.
    — Вы спрашиваете, почему я произнес эти слова, мисс Кендрик? Потому что брак, даже со мной, в какой-то мере спасет вашу репутацию. Это одно. А во-вторых, наверняка оградит моего брата от преследования со стороны ваших родных и от тюрьмы.
    Она поднесла руку к лицу, словно защищаясь от кого-то. Потом приблизилась к обеденному столу, выдвинула один из стульев и села.
    — Насколько я могу понять, — медленно произнесла она, — вы предлагаете брак по расчету?
    — Именно так, мисс Кендрик. Впоследствии каждый из нас может пойти своим путем. Кроме того, мы сразу же придумаем что-нибудь, чтобы встречаться как можно реже.
    Она некоторое время молчала.
    — Прежде чем вы ответите мне, мисс Кендрик, — продолжил он, — несколько слов о моей репутации. Ваши родные, боюсь, и вы тоже, держат меня за человека с дурными манерами, за негодяя. Не считаю нужным с этим спорить. Люди вашего круга полагают, что такие, как я, недостойны их. Да, я владелец игорного заведения, во мне ирландская кровь, что закрывает для меня многие двери. Не говоря уж о том, что я не обладаю никаким титулом.
    Она подняла голову с таким видом, будто последнее его признание особенно опечалило ее.
    — Все это я и так знаю, — произнесла она.
    С удивлением он заметил, что из ее глаз потекли слезы. Но она яростно отерла их, снова взглянула на него, на этот раз пытливо, и заговорила вновь:
    — Моя тетя много чего наговорила, в том числе и о том, что вы якобы убили собственного дядю. Что об этом многие знают. Это правда?
    Он ответил не сразу, что могло только усилить ее подозрения.
    — Да, — сказал он, — мне известны упорные слухи про то, что я прикончил его в приступе ярости.
    Он остановился, не закончив фразы, и Рейвен повторила вопрос:
    — Вы убили его?
    — А вы поверите мне, если я отвечу «нет»?
    Она опустила голову.
    — Да, — негромко проговорила она. — Думаю, что да. Я вообще не склонна особенно верить разным слухам. Прошлой весной моего бра… моего близкого друга обвинили в убийстве и приговорили к повешению. Но потом признали, что действия его были совершенно оправданны.
    Ему казалось, он все больше начинает проникать в тайны ее натуры, которая открывается с разных сторон. Ему нравилось то, что он там видит.
    Что касается полного ответа на ее вопрос… он не собирался раскрывать перед ней всю правду, хотя над ним висело подозрение в совершении убийства. Толки об этом родились еще в Ирландии, где умер дядя. Они преследовали Келла немало лет, однако он ничего не предпринимал для того, чтобы их заглушить.
    Он произнес:
    — Я тоже мог бы сказать, что смерть моего дяди — совершенно справедливый ответ судьбы.
    И опять в его словах оставалась недосказанность.
    Рейвен кивнула, потом поднялась со стула и принялась снова ходить по комнате. Остановившись наконец и сплетя пальцы рук, она сказала, глядя на Келла:
    — Вероятно, вы правы. Замужество для меня единственный выход. Если я не хочу полного крушения, не хочу искать прибежища где-то на краю света. А я этого не хочу.
    Келл никак не отреагировал на ее согласие — ведь именно в таком духе можно было воспринять этот ответ. Он только сказал:
    — Но имейте в виду, ваши родные станут бешено возражать. Миледи Далримпл твердо уверена, что я убийца. Не говоря обо всем прочем.
    Рейвен скривила рот в недовольной гримасе.
    — То, что моя тетушка ненавидит вас, еще больше говорит в вашу пользу. Во всяком случае, с моей точки зрения.
    — И вы готовы обвенчаться с неподходящим человеком только ради того, чтобы досадить ей?
    — Конечно, нет! Но я не позволю ей властвовать надо мной и диктовать свои условия!
    Бунтарский огонь, загоревшийся в ее глазах, и мятежные речи были еще одним приятным открытием для Келла Лассе-тера. Он хорошо понимал таких людей: сам был бунтарем. Но это вовсе не означало, что он хотел воодушевить ее, подтолкнуть на принятие его предложения.
    Он смотрел на нее оценивающим взглядом, пытаясь заставить не принимать окончательного решения, прежде чем она не рассмотрит создавшуюся ситуацию со всех сторон.
    Словно уловив это, она расправила плечи и заговорила на удивление спокойным тоном, в котором можно было уловить нотки иронии:
    — Невзирая на всю вашу ужасную репутацию, мистер Лас-сетер, выйти замуж за вас представляется неизмеримо лучшим для меня, чем не выйти замуж совсем. В последнем случае я становлюсь вообще парией, которая не может показаться нигде. Да, это ужасно несправедливо, но такова наша действительность. Мою мать…
    Он прервал ее вопросом:
    — Но вы сами только что заявили своей тетке, что не собираетесь замуж.
    — Да, не собираюсь! За того, кого она для меня найдет.
    — Но в чем разница?..
    — Разница огромная. Я начала говорить… Мою мать эти самые люди, которых вы увидели здесь, принудили в свое время выйти замуж за человека, которого она… Он ей совершенно не нравился. Был отвратителен. Я не хочу… боюсь… как она…
    Келл, не сводя с нее глаз, задумчиво покачал головой.
    — Однако неужели вы не сможете найти куда более подходящую фигуру, чем я?
    Ситуация перевернулась на сто восемьдесят градусов и могла бы показаться забавной, если бы не была столь серьезной. Теперь уже, похоже, не Келл делал предложение о браке, а Рейвен начинала его убеждать не отказывать ей. Он же был готов вот-вот отступить.
    Рейвен ответила Келлу со всей прямотой:
    — За то время, что мне отпущено, я не найду никого. И если даже предположить, что кто-то ответит согласием, разве я не должна буду открыть ему все, что произошло? Вполне вероятно, об этом узнает не один он, а еще сотня человек. А уж если я получу отказ… представляете, какой шум поднимется вокруг меня?
    Он представлял и поэтому сказал:
    — Вы можете, как я уже предлагал раньше, покинуть страну.
    — И жить как в ссылке? Отверженной? Это для меня еще страшнее, чем замужество. Моя мать провела в таком положении больше половины жизни. Но она питала надежду, что ее дочь вернется на родину, к людям, которые ее отвергли. В это она верила до самой смерти… А я верю, — заключила она после некоторого молчания, — что и мой дед, и моя тетка-дракон предпочли бы более мирное разрешение этой ситуации. Им спалось бы спокойней. Так мне сейчас подумалось.
    Келл скептически поднял брови.
    — После всего, что наговорила ваша тетка, я не могу понять вашего желания обеспечить ей душевный покой.
    — Дело не в ней. Просто я не хочу, чтобы те немногие родственники, которые у меня остались, терпели неприятности по моей вине. Чтобы оградить их от этого, я должна немедленно выйти замуж. Слово «немедленно» я употребляю вполне сознательно. Боюсь, что слуги, находившиеся в доме, когда я пришла, недолго будут держать язык за зубами.
    Сейчас она рассуждала вполне здраво, не мог не признать Келл. Без излишней нервозности, без излишних эмоций. Просто как о серьезном и важном деле. Вернее, о сделке.
    Поскольку он продолжал молчать, Рейвен сказала — без обиды, без испуга, ровным деловым тоном:
    — Насколько я могу судить, мистер Лассетер, вы уже жалеете о своем предложении?
    Он сделал неловкое движение, желая переменить позу, боль в ноге усилилась, и он уже не знал, что причиняет ему больший дискомфорт — ее вопрос или рана.
    Он ответил:
    — Я до сих пор холостяк, мисс Кендрик, и, надеюсь, вы можете понять: я никогда не торопился в силки. Да еще с помощью священника.
    В ее глазах он увидел искорки смеха, которые быстро исчезли и сменились легкой тревогой, которая прозвучала в вопросе:
    — Скажите честью, у вас кто-то есть на примете? О ком вы забыли под влиянием минутной жалости ко мне или желания насолить моей тетке?
    — Нет, — коротко ответил он. — Я уже сказал, что вообще не думал о подобном способе существования. Во всяком случае, в ближайшем будущем.
    — Значит, у вас есть любовница, — с подкупающей наивностью констатировала она. — Многие мужчины так делают.
    Его лицо оставалось бесстрастным. На ее щеках появилась краска стыда.
    — Кстати, — добавила она, — я ничего не имею против, если после нашего соглашения у вас останется одна любовница. Или сколько их есть.
    — Ваше великодушие потрясает меня, — сказал он с поклоном.
    Его ирония не сбила ее с уже взятого делового тона.
    — Еще раз хочу заметить, — продолжила она, — наш брак может быть достаточно благоприятным в финансовом отношении. У меня неплохой собственный доход от суммы, доставшейся мне от… отца. Кроме того, дед обещал за мной хорошее приданое.
    — Мне не нужны ваши деньги, мисс Кендрик, — с досадой сказал Келл. — Я достаточно обеспечен, в чем уже признавался вам. Меня не нужно покупать.
    — Я не это имела в виду. Извините меня, мистер Лассетер. И мы не о том говорим… — Она замолчала, потом, тряхнув головой, решительно произнесла: — Что ж, если вы не надумали взять назад свое неосторожное предложение, я отвечаю согласием.
    Понимая, что ловушка, которую он поставил самому себе, захлопнулась, Келл, не скрывая безнадежности в голосе, сказал:
    — Еще раз прошу, мисс Кендрик, хорошо обдумать ваше решение. Не могу обещать, что буду примерным мужем. Ваша супружеская жизнь обещает быть ужасной.
    С этими словами, не сводя с нее пристального взгляда, он шагнул к ней.
    Она отпрянула — не столько от его движения, сколько от взгляда. Да если даже в его предупреждении есть доля шутки, все равно ничего хорошего ожидать ей не следует. Кто он? Совершенно чужой для нее человек, известный в мире азартной игры. Человек, которому она даже не нравится и в ком вызывает не любовь, а только лишь иронию, желание поддразнить. Ну, может, жалость. Порой — вожделение. Но ни капли любви. Вот кого она получает в спутники жизни, в супруги… И как он забудет, что она чуть было не пристрелила его?
    Этот брак с самого начала обречен на крах. И все же… И все же у нее нет иного выхода. Она нуждается сейчас в этом человеке, которого хотя бы немного уже знает. Настолько, чтобы примерно понимать, что ее ждет. Кроме того, ведь он сам предложил. Правда, судя по всему, сожалеет о своем порыве, но все-таки предоставляет ей право окончательного решения. И она решила… решилась…
    Однако нужно быть честной и в последний раз спросить, не передумал ли он.
    — Вы уверены, что хотите видеть меня своей женой? — проговорила она прямо ему в лицо, потому что он подошел уже совсем близко.
    Внезапно он схватил ее за локоть и сжал так сильно, что у нее перехватило дыхание.
    — Итак…
    В короткое слово он вложил множество значений. Она поняла его как окончательный вопрос к ней, как окончательный ответ, как… или, может быть, ей показалось, как знак его неутоленного желания… Ее охватила дрожь, как это уже бывало раньше, от его близости.
    Перед ее затуманенным взором были его щека и чуть белесый шрам на ней. Это придавало лицу угрожающий вид. Опустив глаза ниже, она увидела чувственный рот. В нем тоже таилась угроза… Но возможно, он просто хочет поцеловать ее? С чего бы? И разве сейчас до этого? Сердце готово было выскочить из груди, дыхание сбивалось.
    Поцелуя не последовало, но его руки так сжали ее в безжалостном объятии, что невозможно было пошевелиться. Она затихла, тело наполнилось нестерпимым жаром, взгляд его темных глаз всколыхнул в памяти события и ощущения прошедшей ночи…
    — Вы боитесь меня, мисс Кендрик?
    В самом деле, боится ли она его? Безусловно, он из породы опасных мужчин. Таких принято называть роковыми. Опасна его непредсказуемость, его явная авантюрность, решительность… Наконец, несомненное обаяние, которое исходит от его взгляда, движений, походки. От всей ауры, которую он распространяет.
    Однако, как ни странно, страха перед ним она не испытывает. Почему? Возможно, потому, пришла ей в голову нелепая мысль, что он именно тот, кого она видела так много раз в своих сновидениях.
    — Боюсь?.. — переспросила она. — Пожалуй, нет. — Ее голос больше напоминал шепот. — Ведь вы преднамеренно пытаетесь напугать меня?
    Он продолжал пристально смотреть ей в глаза.
    — Значит, нет?
    Ей стало вдруг немного смешно., напряжение спало.
    — Нет, сэр.
    Он едва заметно улыбнулся.
    — Мое имя не «сэр».
    — Тогда — мистер Лассетер.
    — Мое имя Келл. Попробуйте произнести его.
    — Хорошо — Келл. Я не боюсь вас, Келл.
    Он внезапно отпустил ее и отвернулся. Так он стоял некоторое время, и она не совсем понимала, что произошло. Уж не обидела ли она его смертельно своим утверждением?
    Наконец он повернул к ней голову через плечо и произнес с непонятным смирением в голосе:
    — Хорошо, мисс Дерзновенность. Мы поженимся, и как можно скорее…

Глава 6

    Нелепой оказалась его затея напомнить ей о вероятности физической близости с ним после брака. Это, по его замыслу, должно было испугать ее и привести к отказу. Для этого он и позволил себе так грубо стиснуть ее в объятиях. Однако хитрость ни к чему не привела: он не вселил в нее страх, она не изменила своего решения. Что касается его самого — прикосновение к ее телу оживило память о ночи, когда она была полностью в его власти, желала его и утоляла желания. А он так и не насытил свои. И ощущает это с новой силой.
    Черт возьми, не нужно было обнимать ее! Теперь ему даже трудно сосредоточиться на разговоре, который происходит у него на глазах.
    Он заставил себя глядеть и слушать внимательнее.
    Когда прошел первый шок, лорд Латтрелл разразился гневными восклицаниями, то и дело приподнимаясь с кресла и размахивая палкой, подчеркивая этим свои возражения. Рейвен, боясь, как бы его не хватила кондрашка, пыталась его успокоить. Но тщетно.
    Сидя в некотором отдалении, Келл неотрывно наблюдал за происходящим, но мысли его были далеко.
    Он сейчас удивлялся самому себе: не мог уяснить, отчего он ощутил вдруг эту странную потребность спасти, выручить из беды совершенно незнакомую женщину, случайно оказавшуюся в его доме. Он продолжал отчужденно взирать на свою нечаянную невесту, столь привлекательную для многих мужчин, в том числе для его собственного брата. И теперь он опередил, обыграл их всех — так получается. А ведь вовсе не хотел, не думал жениться, лезть в супружеский капкан. Однако надо ведь подумать и о шалопае-брате. Несчастном отвратительном Шоне с изуродованным детством… А каким прелестным мальчонкой он был!.. И во что превратился… Нужно будет его как можно скорее отправить куда-нибудь из страны, как поступил дед Рейвен с ее матерью.
    Его собственная мать тоже подверглась гонениям со стороны своих родственников по мужу. Не знатных, но богатых и спесивых мелкопоместных дворян, которые так и не приняли ее в свой круг, потому что она, дочь врача-ирландца, без памяти влюбилась в одного из его пациентов — туриста-англичанина, пострадавшего на охоте и доставленного к ним в дом. Даже рождение двух сыновей и то, что муж обожал свою Фи-ону, не поколебало отношения его родителей к невестке. Они сравнительно рано умерли, и бразды правления в семье Лассе-тер достались некоему Уильяму, дяде мальчиков по отцу. Этот человек всеми правдами и неправдами сумел взять опеку над племянниками и не только отобрать их у матери, но и запретить ей пребывание в Ирландии. Вскоре она умерла в одиночестве и бедности.
    Келл всю свою сознательную жизнь винил в этом дядю Уильяма и всей душой ненавидел его.
    Его постоянно терзала мысль, что, когда это было особенно нужно матери и брату, по возрасту он был не в состоянии защитить их.
    И вот сейчас похожая в чем-то ситуация с Рейвен Кендрик — так разве может он, Келл Лассетер оставаться в стороне?
    Теперь уже остроту неприятия женитьбы сменило такое же острое чувство необходимости пойти на этот шаг для защиты Рейвен Кендрик. Ни в коем случае не оставаться в стороне. Нет, он не может бросить ее в такой момент, хотя брак никак не входит в его нынешние планы. В общем, будь что будет, а эту несчастную — но такую красивую! — женщину он выручит из беды. А там — хоть трава не расти! Ведь он же игрок, в конце концов. Выкрутится как-нибудь…
    Келл расслабился и позволил себе рассмеяться в глубине души. Он вспомнил, как однажды прилюдно поклялся, что лучше сгорит в аду, чем женится на аристократке. А уж если совсем серьезно, то он не раз говорил себе, что хочет жениться по любви — как его родители. Но только из этого вряд ли что-то выйдет — такое бывает, наверное, единожды на миллион. А то и еще реже…
    Что же касается этой мисс Рейвен, которая продолжает сейчас с жаром спорить со своими замшелыми родственниками, то по крайней мере она выгодно отличается от типа нудной школьной учительницы младших классов с двумя мыслями в голове: одна о чистоте рук, а другая о правилах поведения в обществе.
    Вероятнее всего, их семейная жизнь будет насыщена стычками и скандалами. Что касается его, он предпочитает, чтобы жена стреляла в него по разу в неделю, только бы не пыталась превратить его в покорное домашнее животное и не была им сама.
    А уж если говорить о ней как о женщине, тут он знает многое. Хоть она и осталась девственницей, но вчерашней ночью он почувствовал в ней самую настоящую женщину — и какую! До предела… нет, сверх предела страстную, безумно влекущую, прямолинейную и в то же время не раскрывающуюся до конца, таинственную и обещающую еще много неизведанного…
    Пожалуй, слишком много.
    И то, до чего он сейчас домыслил, представляет немалую опасность. Но ведь дело, черт возьми, сделано, и если он отступит, то совесть — а, как ни странно, она у него еще есть — вконец его замучает.
    В конце концов, подумал он, существуют ведь различные способы проживания в том состоянии, которое называется браком. Особенно если он заключен заведомо по расчету. Отнюдь не обязательны интимные отношения, о чем говорила и сама Рейвен. Они вполне могут ограничиться общим домом, положенными знаками внимания на людях и, при обоюдном желании, редкими встречами и беседами на отвлеченные темы. Да разве большинство так называемых нормальных браков не сводятся, раньше или позже, к тому же самому?..
    Но хватит, он совсем забыл, где находится и что вовсе не один здесь.
    Лорд Джервис, это можно было понять сразу, продолжал бурно возражать против подобного брака. Что было нисколько не удивительно. Поразило Келла, что леди Далримпл переметнулась в сторонницы этого союза.
    — Подумай хорошенько, Джервис, — говорила она своим скрипучим властным тоном, — у Рейвен нет другого выхода. Абсолютно нет! Ты рассуждаешь как ребенок!
    — Я рассуждаю как взрослый человек, Кэтрин! Ведь ты первая выдвинула навязчивую идею, что этот человек убийца. Выдавать замуж за убийцу!..
    — Чепуха! — отвечала дама-дракон. — Ни я, ни кто другой не знает этого. Одни лишь слухи.
    — Да, но он игрок, Кэтрин.
    — Что верно, то верно, Джервис. Мистер Лассетер — пятно на приличном обществе. Но ведь про Рейвен в данное время можно сказать то же самое. Однако независимо от всяческих слухов ее замужество не может не прибавить хотя бы каплю респектабельности, которой, впрочем… — леди Далримпл окинула племянницу далеко не приветливым взглядом, — ни она, ни он совершенно не заслуживают.
    Напряженность в комнате возрастала; подводные течения постепенно выходили наружу, сливаясь в один поток, но Келл молчал, предоставляя обсудить и решить весь вопрос в пределах семьи.
    Однако когда лорд Джервис пронзительно крикнул:
    — И вообще он скорее всего очередной охотник за приданым!.. — Келл не выдержал и раскрыл рот, чтобы ответить, но был сражен еще одной репликой старика, который заявил: — А кроме того, уж известно, что он из этих… из ирландцев!
    Келл поднялся со стула, раздумывая, не покинуть ли ему это чертово гнездо заносчивых аристократов, даже не высказав им то, что он о них думает: они и так уже на ладан дышат. В этот момент он услышал голос Рейвен и на время переменил решение.
    — Я думаю, — говорила она, обращаясь к обоим родственникам, — вы как-то совсем забыли, что Йен Кендрик, мой так называемый отец, был наполовину ирландец. И если вы изволили посчитать, что он годится мне в отцы, то почему же мистер Лассетер не может годиться в мужья?
    Келл даже не разобрал всего сказанного — бушевавшая в нем злоба частично затмевала сознание; кроме того, он подумал и о другом в связи с обвинением в охоте за приданым Рейвен.
    Он был сейчас совершенно законным наследником своего дяди Уильяма, который умер весьма богатым человеком, но Келл отказался воспользоваться его богатством и переписал родовое имение дяди, а также его лондонское жилище на младшего брата. Это, как он считал, была компенсация, хотя бы денежная, за то, что причинил когда-то Шону старый развратник.
    На свой игорный клуб Келл заработал деньги сам, будучи удачливым и смелым, если не сказать отчаянным, игроком. Вложив часть заработанного в различные финансовые операции, сумел увеличить доходы в несколько раз, став предпринимателем, весьма уважаемым в определенных кругах общества, исключая снобов-аристократов. Вроде вот этих двух динозавров…
    Что же касается обвинения его в том, что у него половина крови ирландского происхождения — если кровь вообще имеет национальность, — то он больше был оскорблен не за себя, а за свою безответную мать, которую тупоголовые английские дворянчики вроде отцовских родственников не считали достойной самих себя. Провались они в тартарары со своим высокомерием и кичливостью…
    Итак, Келл не только не покинул не слишком гостеприимный дом лорда Латтрелла и его сестры, но более того: утвердился в решении назло спесивому старику и всем его родным любого колена сделать мисс Рейвен своей женой.
    Леди Кэтрин продолжала, несмотря ни на что, уговаривать брата — так ей хотелось избавиться во что бы то ни стало от своей племянницы.
    — Его ирландская кровь, Джервис, — говорила она с прямолинейной откровенностью, — ничто в сравнении со скандалом и его последствиями, которые могут свалиться на наши головы.
    — К дьяволу скандалы! — с не меньшей прямолинейностью восклицал старик, глядя на внучку повлажневшими страдальческими глазами. — К дьяволу всех ирландцев и карточных игроков! Единственное, чего я боюсь, Рейвен, чтобы ты не решилась на этот брак из упрямства или не по своей воле. Я не хочу… не могу повторить ошибку, совершенную с твоей бедной матерью.
    — Я уже говорила, дедушка, — устало, но упрямо отвечала Рейвен, — что это не против моей воли.
    К этому времени Келл почувствовал, что хочет и уже может принять участие в затянувшемся разговоре, участники которого топтались на одном месте.
    — Я не имею ни малейшего намерения, лорд Латтрелл, — сказал он, — спорить с вашими осуждающими словами по поводу дела, которым я сейчас занимаюсь и которым нажил средства к независимому существованию. Однако признаюсь, я не испытываю ни малейшего стыда за мое ирландское происхождение. Что же касается вашего обвинения в том, что я к тому же охотник за приличным наследством, то это уже полный вздор и оскорбительная нелепица. Я вполне могу обеспечить вашей внучке приличное положение. Ее благосостояние будет не меньшим, нежели сейчас. Если не большим. У нее будут собственный дом и собственные денежные средства, а если вы пожелаете обезопасить ее наследство и приданое, которым собираетесь наградить, то позаботьтесь, чтобы ваши поверенные оформили все это надлежащим способом, дабы абсолютно исключить мое юридическое право на ее достояние.
    Лорду Латтреллу пришелся не по вкусу вызывающий тон Келла, и он бросил на него уничтожающий взгляд. Однако леди Кэтрин величавым кивком дала понять, что ее вполне устраивают объявленные условия брачного договора.
    — Ну что ж, если так, думаю, что дело решено.
    Последовало длительное молчание, на протяжении которого старый лорд постепенно приходил в себя и бормотал себе под нос нечто возмущенно-неразборчивое, но постепенно остыл и окончательно умолк. После чего еще через некоторое время тяжело вздохнул и произнес, глядя в пространство:
    — Соглашаюсь, потому что другого выхода нет.
    — Вы правы, дедушка, — печально согласилась Рейвен.
    — А теперь, — провозгласила леди Кэтрин, торопясь стать хозяйкой положения, — необходимо подумать о публичной версии того, что произошло с Рейвен, чтобы достойно объяснить причину ее вчерашнего исчезновения. Поскольку она скоропалительно выходит замуж, вариант с ее внезапной болезнью отпадает. В это никто теперь не поверит. — Она немного помолчала. — Кроме того, нужно объяснить, почему так поступили с герцогом Холфордом. И все это должно выглядеть абсолютно правдоподобно, — добавила она с сомнением.
    У Келла был уже готов ответ. Вот что он сказал:
    — Лучше всего, насколько это возможно, придерживаться правды. Ведь многие видели, как была похищена и увезена мисс Кендрик, поэтому отрицать сам факт бессмысленно. Наша задача — предложить собственное объяснение этого происшествия.
    — И что же вы предлагаете? — спросила Рейвен не без интереса.
    Оказывается, он успел и это продумать.
    — История может быть вот какой, — ни минуты tie колеблясь, отвечал он. — Мы были знакомы раньше и даже полюбили друг друга, но я был отвергнут из-за несогласия ваших родственников. Однако в самый канун вашего брака с герцогом я понял, что не представляю себе жизни без вас, и потому решился на похищение, а вы были не в силах отказать мне, несмотря на возражения вашей семьи.
    — Вы хотите состряпать подлинную любовную историю? — не без ехидства, спросила леди Кэтрин.
    — В чужих глазах нам нужно будет предстать действительно влюбленными друг в друга? — наивно поинтересовалась Рейвен. Она не представляла ни себя, ни Келла в этой роли. Судя по выражению лица, он рассматривает ее сейчас отнюдь не как предмет любви, а скорее как поднадоевший объект вынужденного внимания с его стороны. — Но где и когда, мистер Лассетер, могли мы познакомиться и даже влюбиться друг в друга? Ведь до прошлой весны я жила на Карибах.
    — Значит, это произошло там, мисс Кендрик, — твердо сказал Келл. — Когда я заехал туда пару лет назад.
    — Да, — задумчиво подтвердила леди Кэтрин. — Так вполне могло быть… Первая любовь… Она и заставила юную девушку отвернуться от герцога. И все дальнейшее тоже вполне может быть объяснено ею… Этим сильным чувством… Такая причина может послужить частичным оправданием и освободить герцога от необходимости для защиты своей чести вызвать мистера Лассетера на дуэль. И в то же время поведение Рейвен тоже в какой-то мере может быть оправдано обществом.
    — Нужно как можно скорее совершить свадебный обряд, — сказал Келл, — и поставить всех перед свершившимся фактом.
    В его голосе Рейвен уловила обреченность. Впрочем, у нее самой было такое же ощущение.
    — А может, вы скроетесь в Шотландии? — предложил лорд Латтрелл. — И там заключите брак?
    — Нет, — возразил Келл. — Это будет похоже еще на одно похищение и не восстановит репутацию мисс Кендрик. Кроме того, путешествие туда займет немало дней, и все это время она будет находиться в моем присутствии, не будучи моей женой. И, наконец, — он взглянул на Рейвен, — рана в ноге дает себя знать. Ее заживлению не будет способствовать тряска в карете. — Он взглянул на часы из золоченой бронзы, стоящие на каминной полке. — Еще достаточно времени, я полагаю, чтобы получить специальное разрешение и завершить всю церемонию сегодня же вечером.
    — Но ведь нужен священник! — воскликнул лорд Латтрелл.
    — Я найду его, милорд. Однако ваш дом не может быть подходящим местом. По причине возникшего на первых порах скандала здесь могут быть нежелательные для нас свидетели, которые захотят оспорить принятую нами версию происшедшего. Лучше, если бракосочетание произойдет в другом доме.
    — Где же? — в один голос спросили брат и сестра.
    — У меня дом в Ричмонде, — отвечал Келл, — где сейчас почти нет слуг, а на сдержанность тех, кто есть, можно вполне рассчитывать.
    Рейвен нахмурилась. Наверняка это один из тех домов недалеко от Лондона, которые содержат холостяки для своих любовниц. Неужели Келл из числа подобных легкомысленных мужчин? Истинные джентльмены так не должны себя вести.
    Решить этот вопрос ей помешал голос деда, которого интересовали более практичные вопросы.
    — А как же с брачным соглашением? — строго спросил он у Келла. — Я хочу, чтобы наша семья была ограждена от любых неожиданностей материального плана.
    К удивлению Келла, даже сестра не поддержала подозрений лорда.
    — Джервис, — сказала она, — эти документы могут быть составлены чуть позднее. Сейчас главное — заключить брак.
    — Можете не считать меня джентльменом, милорд, — холодно проговорил Келл, — но, поверьте, я не оставлю вашу внучку без средств к существованию.
    Рейвен, решив свое последнее сомнение в пользу Келла, добавила:
    — Конечно, не надо спешить с этими юридическими делами. Я вполне доверяю мистеру Лассетеру.
    Он насмешливо поклонился в ответ. Но она и в самом деле верила ему, его словам и обещаниям. А если чего и боялась, то главным образом того, что вместе с замужеством потеряет столь ценимую ею независимость. У жен гораздо меньше прав, нежели у мужей. Конечно, бывают мужья, над которыми властвуют супруги. Герцог Холфорд, по ее предположениям, мог стать одним из таких, но в отношении Келла Лассетера этого не скажешь.
    Вот и сейчас: поди пойми, что кроется во взгляде его таинственных темных глаз. Так и тянет поежиться.
    И этот человек совсем скоро станет ее законным супругом. Боже, к чему это все приведет?..
    Но выбора уже нет, напомнила она себе, подавляя внезапно охвативший душу страх. Выбора нет. Пути назад тоже. А потому нужно считать: ей повезло, что такой человек, как Лассетер, согласился вытащить ее из пучины, куда она чуть не угодила. И, жертвуя собой — зачем? — подал ей руку помощи.
    — Довольно пустопорожних разговоров, — повторила леди Далримпл. — У нас еще немало хлопот. Рейвен, пока мистер Лассетер займется лицензией на брак, тебе следует написать письмо герцогу Холфорду с объяснением того, что произошло, и своими извинениями.
    — Конечно, тетя, — согласилась Рейвен. — Я сделаю это совершенно искренне. А также отправлю записку Бринн Уиклифф и ее мужу.
    — А я — всем своим знакомым, — сказала леди Кэтрин. — Джервис, — добавила она, — пошли сообщение в вечерние газеты.
    — Что касается нас с Рейвен, — сказал Лассетер, — мы должны как можно быстрее отправиться в Ричмонд. Иначе трудно будет убедить почтенную публику, что наше бракосочетание произошло именно вчера, а сюда к вам мы приехали лишь для того, чтобы уведомить вашу семью об этом событии.
    Рейвен еще раз не могла не порадоваться остроте ума и сообразительности будущего супруга и вполне согласилась с ним.
    — Но Рейвен должна хотя бы переодеться во что-то более приличное, — возразила ее тетка, но Рейвен и тут оказалась на стороне Келла.
    — Мистер Лассетер прав, тетя Кэтрин, — сказала она. — Мой вид не имеет сейчас никакого значения. Тем более что мои сундуки, собранные для отправки в дом герцога, надеюсь, еще здесь…
    — Они здесь, — подтвердила леди Кэтрин. — Вчера было не до того…
    — Прекрасно, — сказал Лассетер тоном хозяина. — Мы позднее решим, по какому адресу их отправить.
    Еще немного поспорив, решили с сундуками подождать, а саквояж с самым необходимым взять сейчас. В общем, все как в нормальных семьях.
    Поднявшись с кресла, леди Далримпл позвонила в колокольчик дворецкому, который выслушал с непроницаемым лицом ряд распоряжений и молча удалился.
    После этого оказалось, что говорить, в сущности, больше не о чем. Можно лишь произносить слова, которые приняты при прощании.
    Рейвен не могла не сравнить два ближайших дня — два кануна ее свадьбы: вчера она покидала этот дом, чтобы стать герцогиней, купаться в роскоши и водить дружбу с самыми знатными и сильными мира сего; сегодня она выходит замуж за печально известного игрока. За человека, которого подозревают в убийстве собственного дяди…
    Ее родственники, судя по всему, испытывали те же чувства, что и она. Хотя… кто знает… Леди Кэтрин сохраняла ледяное спокойствие и сменила свой бурный натиск на холодную учтивость, а дед в конце концов размяк, сжал руки Рейвен в своих трясущихся пальцах и долго не отпускал.
    — Если ты будешь… — проговорил он наконец, — если тебе потребуется помощь, мое дитя… Знай, что всегда можешь рассчитывать на меня.
    После этих взволнованных слов молчание показалось еще более тягостным.
    Рейвен хотелось плакать, и потому она не сразу пробормотала слова благодарности. Но она была глубоко тронута тем, что этот аристократ — аристократ до мозга костей — сумел вырваться из оков условностей и не повторил того, что он два десятка лет назад совершил по отношению к ее матери.
    Повернувшись вдруг к Лассетеру, старый лорд произнес, постаравшись, чтобы его голос звучал устрашающе:
    — Если вы станете причиной ее бед, сэр, то предупреждаю: вы будете иметь дело со мной!
    — Дедушка, — сказала Рейвен, — не говорите так…
    А Лассетер ответил старику с холодной спокойной улыбкой:
    — Я собираюсь спасти вашу внучку, сэр, а не принести ей несчастье. И не будем больше говорить об этом.
    Говорить действительно не пришлось: они уже выходили из столовой, а в холле к Рейвен подошел бледный и взволнованный О'Малли, ее слуга, учитель и почти что опекун — все в одном лице.
    — О, мисс Рейвен, — проговорил он на своем немыслимом ирландском диалекте, — я так боялся за вас… я ничего не знал… не знаю… Как я мог не помочь вам… Простите меня… Этот негодяй Лассетер… Это все он…
    — Уже все в порядке, О'Малли, — отвечала она. — Успокойтесь и говорите немного тише. Здесь находится родной брат того негодяя… Вон он, видите?.. И прошу вас, не удивляйтесь слишком открыто, когда узнаете, что я выхожу за него замуж.
    — Замуж? — Старый слуга прикрыл рот ладонью, чтобы не закричать. — Святые угодники! Вы смеетесь надо мной, мисс?
    Рейвен ничего не оставалось, как очень коротко, без излишних подробностей объяснить ему обстоятельства, вынудившие ее пойти на соглашение с Лассетером-старшим. Соглашение, именуемое брачным союзом.
    К ее облегчению, О'Малли сразу ухватил суть и после довольно длительного и энергичного качания головой сказал:
    — Что ж, мисс Рейвен, видать, другого выхода у вас не было. Чего в жизни не бывает! Может, оно и к лучшему… Но только не оставляйте меня, я поеду с вами. Ладно? Этот сердитый мистер, надеюсь, позволит вам?
    Действительно, Келл Лассетер без особой симпатии смотрел на пожилого, но, судя по его виду, еще полного сил человека. Это он, если верить брату Шону, избил его и оставил в лесу на милость бандюг-вербовщиков.
    Рейвен встретилась взглядом с Келлом и спросила напрямик:
    — Полагаю, я могу взять с собой моего старого слугу?
    Келл кивнул и сказал с едва заметной иронией:
    — Пусть заодно он будет одним из свидетелей нашего бракосочетания. А кроме того, вам не помешает иметь под рукой человека, который мог бы защитить вас на тот случай, если моя жестокость перейдет все границы.
    Рейвен не посчитала нужным продолжать разговор в подобном духе, да еще в такой момент. Она поторопилась выйти к подъезду, где уже стоял экипаж, в который погрузили ее вещи. О'Малли взобрался на место рядом с возницей, Келл усадил Рейвен в экипаж и сам сел напротив нее…
    Все происходящее казалось ей продолжением какого-то сна. Хотя ехать было совсем недалеко, ощущение ею владело такое, словно она начинает совершенно иную жизнь в совершенно новом месте.
    Через полтора-два квартала Лассетер первым нарушил молчание.
    — Ваш слуга ирландец, — сказал он.
    Это было нечто среднее между вопросом и утверждением.
    — Да, — ответила она не сразу. — Он был в услужении у семьи Кендрик, когда моя мать вышла замуж, а я… Я еще должна была родиться. О'Малли захотел сопровождать хозяев на Карибы… Он был… он стал в большей степени мне отцом.
    — Это он научил вас стрелять в меня.
    Опять на его лице эта в общем-то приятная, ироничная усмешка.
    — Да… — ответила Рейвен, тоже не удержавшись от улыбки. — И многому другому.
    — Удивляюсь, как вы смогли сохранить его у себя в услужении, живя в доме у вашей тетки и у деда. При их отношении ко всем ирландцам вместе и к каждому по отдельности.
    — Может быть, потому, что не во всем похожа на них, мистер Лассетер.
    — Келл!..
    — Хорошо. Келл.
    Мимо нее не прошло, как серьезно относится он к вопросам, связанным с происхождением. С тем, откуда человек родом и какая кровь течет в его жилах. И она уже не один раз видела, какой гнев и презрение появлялись в его темных глазах, когда о людях пытались судить не по их поступкам, а по принадлежности к тому или иному роду-племени.
    Поскольку она была свободна от подобных предрассудков, то позволила себе спросить:
    — Скажите, ваше имя наверняка ирландское?
    Он пытливо посмотрел на нее.
    — Да, вернее, кельтское. От «келлах». Означает что-то вроде — борьба, спор, несогласие.
    Она подавила улыбку.
    — Пожалуй, подходит.
    Не обратив внимания на ее слова, он добавил:
    — Это мое второе имя. Я получил его от матери. Шон тоже пользуется своим ирландским именем.
    Упоминание о младшем брате неприятно задело ее: ведь этот страшный человек вскоре станет ее близким родственником — деверем.
    Нахмурившись, она произнесла:
    — С завтрашнего дня мы как бы породнимся с вашим братом. Но я… но что касается меня… мне будет нелегко с ним общаться. Я предпочитала бы не видеть его и не иметь с ним дела.
    — Вы и не будете его видеть, мисс Рейвен.
    — Да, но он вполне может посчитать свой акт мести незавершенным. И боюсь, мне понадобится защита от него.
    — Я обеспечу вам эту защиту, — ответил Келл.
    Слова прозвучали холодно, даже немного раздраженно, однако она поверила им и сразу успокоилась.
    Остальная часть поездки прошла в полном молчании: предстоящая брачная церемония не вселила ни в одного из ее участников ни крупицы радости или хотя бы оживления.
    Экипаж свернул наконец с главной дороги на боковую, покрытую плотно укатанным гравием. За ухоженным кустарником по обочинам, за толстыми стволами деревьев угадывались временами воды реки. Темза. И хотя Рейвен пребывала не в том настроении, чтобы любоваться природой, пейзаж невольно притягивал глаз. Дом, к которому они подъехали, в большей степени напоминал городскую, нежели сельскую, постройку — просторный, изящный, весь из красного кирпича.
    — Он принадлежит вам? — спросила Рейвен. — Или вы арендуете его для ваших развлечений?
    — Развлечений?
    — Ну да, я слышала, что мужчины часто содержат загородные дома для любовниц. Конечно, если есть деньги.
    — Пожалуй, вы совершенно правы, — ответил он. — Этот дом создан для развлечений. Только сейчас он пустует.
    Назойливая ироничность его тона вызвала у нее раздражение и желание продолжить разговор в том же духе.
    — Пустует потому, что ваша Эмма Уолш находится сейчас в Лондоне?
    Его брови нахмурились, на смену ироничности в голосе появился металл:
    — Я сделал вам предложение сочетаться со мной браком, мисс Кендрик. Но совсем не для того, чтобы вы вмешивались в мою личную жизнь.
    Рейвен почувствовала, что зашла слишком далеко в своих предположениях и выводах. Она покраснела, но все же попыталась оправдаться, не признавая при этом своей вины.
    — Я просто пытаюсь, — сказала она, — определить границы наших отношений, мистер Лассетер, и того, что мне позволено замечать и о чем говорить. Чтобы не попадать впросак в будущем.
    — Полагаю, — ответил он сухо, — мы уже договорились, что будем вести самостоятельную, отдельную друг от друга жизнь. Вы же, как я замечаю, вступаете в роль жены еще до того, как стали ею официально.
    Ей почему-то захотелось рассмеяться от его чересчур серьезного тона, но она ответила тоже серьезно и совершенно искренне:
    — Нет-нет! Вы ошибаетесь, уверяю вас…
    Их неловкий разговор был прерван: экипаж остановился возле входа. О'Малли подошел к дверце, чтобы помочь Рей-вен выйти. Однако Келл Лассетер опередил его и повел ее в дом. Пропуская ее в холл, он слегка притронулся к спине Рей-вен, и прикосновение отозвалось дрожью во всем теле, С облегчением она подумала: как хорошо и мудро они поступили, договорившись жить совершенно раздельно. Испытывать постоянное томление тела от встреч с ним, от случайных касаний было бы невмоготу. Хотя, вполне вероятно, это ощущение вскоре прошло бы само собой и оставалось бы только удивляться тому, что оно когда-то было. Об этом, во всяком случае, она читала в каких-то романах.
    Интерьер дома отличался такой же изысканностью, как и фасад. Во всяком случае, в голову не приходила мысль, что им владеет хозяин игорного заведения. Или его любовница.
    Приехавших встречали дворецкий и экономка, мистер и миссис Гудхоуп. Если они и были потрясены сообщением хозяина о его предстоящей в ближайшие часы женитьбе, то не показали и виду — как если бы он проделывал подобное уже не один раз.
    Келл отдал распоряжение приготовить для Рейвен спальню и разобрать ее вещи, а когда слуги ушли, обратился к ней со словами:
    — Чувствуйте себя здесь как дома, Рейвен, я же сейчас покину вас на длительное время. Нужно побывать в Коллегии юристов для получения лицензии на брак и договориться насчет священника. Советую вам хорошенько отдохнуть после всего, что произошло за столь короткое время.
    Она покачала головой.
    — Первым делом, — сказала она, — я хочу написать герцогу Холфорду и принести ему свои извинения.
    — Это верно, — согласился Келл. — Я велю одному из лакеев отнести ваше письмо.
    — О нет, — возразила она. — Лучше я пошлю к нему О'Малли. Не хочу доверять совсем постороннему человеку интимные подробности моей жизни… Пускай они и лживые, — добавила она с горечью. — Тем более, возможно, его светлость захочет написать ответ.
    — Пожалуй, вы правы насчет того, с кем передать послание, — задумчиво произнес Келл, — однако не думаю, что герцог удостоит вас ответом. Насколько я знаю, он такой же напыщенный и кичливый, как большинство из этих аристократов. По правде говоря, удивляюсь, что вы нашли в нем, кроме его громкого титула… Впрочем, это не мое дело, — прервал он самого себя. — Вам, конечно, виднее.
    Немного удивленная его горячей речью по поводу того, что не имело к нему ни малейшего отношения, Рейвен нашла нужным частично признать его правоту.
    — Да, — сказала она, — не могу спорить, титул — одна из самых привлекательных его черт.
    Ее чистосердечность вызвала ответную полупрезрительную усмешку, и, пожав плечами, он произнес:
    — Что ж, вам виднее, как поступать… Вернемся к тому, о чем я начал говорить. Слуг в доме немного, но все они в вашем распоряжении. Миссис Гудхоуп первым делом пришлет вам горничную.
    — Вполне обойдусь без нее, сэр. — И, натолкнувшись на его недоверчивый взгляд, добавила: — Я многие годы обходилась без посторонней помощи. Там, где я росла, слуги считались роскошью. Только оказавшись в Англии, я начала общаться с горничными и дворецкими.
    — Прекрасно. — В голосе его звучала усталость: как видно, ему наскучил этот разговор. — Значит, до вечера, мисс Кендрик.
    Он повернулся, чтобы уйти, когда она остановила его.
    — Мистер Лассетер… Келл… Я так благодарна вам… клянусь… за ваше… ваше самопожертвование… Просто не могу выразить… Ведь вы перечеркнули свое будущее… Вы…
    Она замолчала, не зная, что еще сказать.
    В его глазах блеснула едва уловимая насмешка, когда он ответил:
    — Могу только заметить, что, по-видимому, мой прирожденный рыцарский дух возобладал над здравым смыслом.
    Скорее всего от сильного волнения она не совсем поняла, что именно он сказал, потому что с тем же смятением произнесла:
    — Как бы то ни было, я так благодарна вам!..
    Он, нарочно охлаждая ее порыв, сказал:
    — Приберегите благодарность до той поры, когда окончательно станет ясно, что ваша репутация вне опасности. — Он помолчал, как бы колеблясь, и добавил: — Думаю, вы понимаете, что наш союз должен быть подтвержден отношениями, считающимися законными и даже обязательными при браке. Иначе он не может считаться легализованным ни Коллегией юристов, ни самим небом.
    Рейвен озадаченно смотрела на него. У нее перехватило дыхание… Что он говорит? Нашел время для шуток…
    Потом, придя немного в себя и видя, что он совершенно серьезен, она так же серьезно ответила:
    — Да… полагаю, вы правы, сэр.
    Его лицо оставалось непроницаемым, когда он сказал:
    — Уверены ли вы сейчас, мисс Кендрик, что готовы на все эти жертвы и не хотите вернуться к прежнему положению? Не страшит ли вас перспектива разделить со мною постель? Пускай всего только раз, в брачную ночь.
    Она не сводила глаз с его словно высеченного из гранита лица, на котором отчетливо проступал шрам. Шрам не умалял его притягательности, но вселял мысль о возможной жестокости стоявшего перед ней человека. Однако то, что сквозило сейчас в его глазах, подобную мысль начисто отвергало, заменяя ее острым желанием отдаться любви этого мужчины и любить его самой.
    В растерянности она неловко повторила его последние слова:
    — Это будет только один раз, говорите вы?
    — Да, только один. — Сосредоточенность в его лице и голосе подтверждала, что в исполнении этого брачного обряда он находит не больше удовольствия, чем она сама, но всего лишь законную необходимость. — Что ж, до вечера.
    Он коротко поклонился и вышел, она продолжала некоторое время смотреть ему вслед.
    Оставшись в одиночестве, Рейвен некоторое время не могла прийти в себя. Покусывая нижнюю губу, она размышляла о том, не совершила ли она и в самом деле роковую ошибку, согласившись на брак с абсолютно незнакомым человеком. И возможно, чрезвычайно опасным. В первую очередь тем, что так привлекателен… Так привлекателен бывает истинный грех!.. И разве, положа руку на сердце, такой муж ей нужен?.. Впрочем, и не такой, как герцог Холфорд, который вскоре будет читать ее дурацкое лживое письмо… А ближайшая ночь?.. Вчера, перед свадьбой с Холфордом, она не задумывалась о том, что ее ожидает, но твердо знала: совсем не то, что испытывала она с пиратом в своих сновидениях…
    Но что ждет ее сегодня?..
    Мысли ее вернулись к прошедшей полубезумной ночи. Если все, что с ней происходило, было явью, Келл Лассетер почти тот самый человек, который являлся ей в бурных снах…
    Из ее горла вырвались звуки, похожие на рыдания… Ну и что, если так? Зачем он ей наяву? Разве ей мало того, что у нее есть ее собственный молчаливый пират — любовник и муж, от которого она совершенно не зависит. Ни в чем…
    А сегодня ночью все будет совсем по-другому. Она наяву станет законной женой Келла Лассетера… Зачем?.. Боже!..
    Она глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться… Что ж, пускай так… Только она должна суметь противостоять ему. Его притягательной силе… Суметь сделать так, чтобы эта ночь была первой и последней…
    С этим окончательным решением она попыталась собрать разбегающиеся мысли и направилась в гостиную, чтобы написать там письмо человеку, чуть было не ставшему ее супругом и чуть не сделавшему ее настоящей герцогиней.

    Прошло больше часа, была выброшена куча черновиков, прежде чем содержание письма показалось ей приемлемым. Фантастическая версия, по которой ее похищение было совершено человеком, с кем ее уже давно связывала глубочайшая любовь.
    Ложь была ей неприятна, но Рейвен оправдывала себя тем, что описываемая ею история не только спасает ее честь в глазах требовательного высшего света, но и проливает некоторое количество бальзама на душевное состояние адресата.
    Окончив свое послание, она впервые за последнее время ощутила облегчение, что не стала женой человека, к которому не испытывала совсем никаких чувств. Согласие на брак с ним — теперь она это поняла — стало следствием ее временной душевной слабости и могучего натиска тетки и деда.
    Долго она размышлять об этом не стала, а присыпала чернила песком, после чего запечатала конверт и отправила его с О'Малли бывшему жениху.
    Однако до того, как выполнить поручение, старый слуга позволил себе подвергнуть свою любимую хозяйку безжалостному допросу.
    — Простите меня, мисс, — сказал он, — но не могу не сообщить вам, что мне пришлось слышать мало хорошего о хозяие этого дома.
    — Мне это известно, — спокойно ответила Рейвен, — но почему-то я думаю, что многое из того, что говорят, сильно преувеличено.
    — Но его родной брат…
    — Келл совершенно не похож на своего брата, я убедилась в этом. Будь все иначе, ничто на свете не принудило бы меня выйти за него замуж… Да, понимаю ваши страхи, О'Малли, и сама боюсь многого, но, как я уже говорила, выбора у меня нет. Заключить брак с мистером Лассетером — единственный выход из создавшегося положения. Чтобы сохранить свое доброе имя.
    — Так-то оно так, мисс, — угрюмо согласился О'Малли. — Да как бы вы снова не попали в беду. Мало вам пришлось перетерпеть в детстве…
    — Не хочу вспоминать об этом. Будем считать, что самое плохое позади.
    Она улыбнулась доброму старику и постаралась хоть как-то успокоить его. А попутно и себя.
    Добилась она не столь многого, но все же О'Малли отправился наконец по ее поручению. Рейвен облегченно вздохнула… Что толку думать и рассуждать сейчас о свершившемся?
    Конечно, О'Малли на правах не только слуги, но и друга, советчика, воспитателя хочет и имеет полное право знать обо всем, что творится в ее голове и душе. Но чем это поможет в данное время? Однако как хорошо, что он у нее есть, этот добрый упрямый ирландец!..
    Память услужливо вытащила из своей шкатулки одну из многих картинок ее детства — не самую яркую, но запомнившуюся: ей было всего десять лет, и тогда впервые она услышала от О'Малли слова утешения…
    В те дни Рейвен жила предвкушением праздника, которых у нее было очень немного в жизни: ее подружка, одиннадцатилетняя Джейн Хьюитт, позвала Рейвен на, свой день рождения. Джейн была дочерью какого-то высокопоставленного чиновника, и все дети, чьих родителей считали достойными этой чести, были приглашены.
    Обрадованная девочка осмелилась попросить своего отчима Йена Кендрика дать ей денег на новое платье. А в ответ получила весьма внятную и предельно жестокую отповедь, которую не могла забыть долгие годы.
    — Тебе не требуется никаких денег на новое платье, — примерно так отвечал ей отчим, — потому что этого платья у тебя не будет. Не будет потому, что ты не пойдешь на день рождения в дом Хьюиттов. Ты должна знать и не забывать своего места… Ведь ты незаконнорожденная, понимаешь? Внебрачная… Приблудная, как вон та кошка с улицы…
    Йен Кендрик в этот день был, вероятно, в особенно дурном настроении, которое и излил на приемную дочь.
    — Благодари меня и Бога, что об этом почти никто не знает, — заключил он, — иначе тебя бы даже не позвали ни в одну приличную компанию…
    Незаконная… Побочная… Какие еще слова обрушил на нее этот злобный человек? Они рвали ей душу на куски. И дело не в том, что у нее не будет нового платья — ей даже удобнее, она давно привыкла к своим старым, без всяких там лент и воланов, — но ей невыносима была мысль о том, что она родилась не такой, как все остальные дети. А главное… самое главное, что ее судьба, или как это назвать, зависит от этого жестокого человека, от его настроения и расположения. От его угроз… Захочет — и расскажет всему миру о том, что она незаконная… побочная… И все для нее кончится…
    Она помчалась в конюшню и спряталась там на сеновале, где ее и обнаружил конюх О'Малли.
    Рыдая, она призналась ему, что услышала от человека, которого все считали ее отцом. О'Малли спокойно возразил:
    — Это все неправда и чушь, мисс Рейвен, вот чего я вам скажу. Вы прекрасная маленькая девочка с доброй душой и таким же сердцем. Так я считаю. А как вас звать-величать — дело последнее: леди или просто мисс, какая разница? Главное, чтобы здесь было в порядке.
    Он прижал руку к тому месту, где у него билось сердце.
    Она ответила со слезами:
    — У меня нет отца!
    — Ты говоришь об отце, девочка… У тебя хорошая мать… Если ты хочешь отца, я буду твоим отцом. — О'Малли погладил ее по темным как вороново крыло волосам. — А теперь перестань плакать, осуши слезы и пойдем со мной. Я покажу тебе молодую лошадку, такая красотка — загляденье. А грива у нее точь-в-точь как твои волосы…
    Йен Кендрик погиб два года спустя, но все это время Рейвен ни на минуту не забывала его злые слова и не могла избавиться от глубоко засевшего в ней страха разоблачения. Как и ее мать, она мечтала о времени, когда вернется в Англию и будет без боязни там жить и общаться с людьми, для которых ее происхождение не будет играть никакой роли. И не нужны ей ни титулы, ни богатство — только ощущение законности быть наравне с другими… Таким же законным человеком…
    Конечно, лучший путь для осуществления этого — стать женой кого-нибудь из весьма знатных людей. Ей почти сразу повезло с герцогом Холфордом, которого она не любила, но который по крайней мере не был ей противен.
    Однако все это рухнуло, и она теперь на развалинах — в доме известного игрока. Человека, отторгнутого высшими кругами, для многих подозрительного… И через несколько часов она станет его женой перед Богом…
    Поборов приступ отчаяния, она заставила себя сдвинуться с места, оглядеться и позвонить в колокольчик, вызывая экономку.
    Перед ее приходом Рейвен подумала: что ж, большую часть прожитой жизни она испытывала острое чувство одиночества. Придется жить с этим чувством и впредь.
    Она выпила чаю, немного поела и решила подняться в приготовленную для нее комнату. Она ощутила полную готовность принять судьбу такой, каковой та будет. Не раздумывать о ней и не приходить в отчаяние.
    Не хотелось ей думать и о том, как одеться для свадебного обряда, — лучше она постарается просто отдохнуть. Ведь она заслужила хотя бы короткий отдых за два страшных дня?
    Она стянула с себя платье, принадлежавшее мисс Уолш — наверняка давней любовнице Келла Лассетера, — вытянулась на постели, укрывшись теплым одеялом, и закрыла глаза.
    Моментально она погрузилась в сон, но был он обрывочный, неглубокий. И снова в нем появлялся ее бессменный смуглый любовник.

    Он был за что-то страшно зол на нее. Его темные глаза сверкали, как антрацит, его руки впились ей в волосы, притягивая ее голову, губы к его лицу. Никогда раньше он так не вел себя — ей было больно, не хватало дыхания. Да как он смеет?..
    — Ты не можешь его любить! — шипел он прямо ей в губы. — Он не достоин тебя! Она соглашалась.
    — Конечно, нет, — говорила она. — Я никогда его не полюблю. Только тебя. Только ты владеешь моим сердцем.
    Поверил он ей или нет, но он резко отклонился назад, и она вздрогнула от неожиданности. Это был не он! Не ее пират. Но как похож! Те же пронзительные, горящие глаза, те же привлекательные черты лица, в которых застыл гнев… Но это был Келл Лассетер!..
    Его лицо, взгляд заполнили все пространство ее сна, она видела только его и читала в нем как в книге: желание, требовательный призыв, но и нечто, предвещавшее опасность, — вот что она могла прочитать.
    Испуганная, она попыталась оттолкнуть его, положив ладони ему на грудь, ощущая его напрягшиеся мышцы и жар. Жар всего тела. И еще — тревожное биение сердца… Или это стучит ее сердце?.. Но глаза… Его глаза продолжали угрожать ей — в них было осуждение за расправу с его братом, за то, что она заманила его в ловушку и заставила жениться на ней…
    Но она… Внезапно она ощутила в себе силы противостоять ему. С вызовом посмотреть в его глаза. Безмолвно осудить его за то, что ее жизнь оказалась сломленной… Поруганной…
    Он смял ее губы грубым, требовательным поцелуем, сильно сжал плечи. Но она боролась, не хотела поддаться ему, сопротивлялась его силе и его обаянию, которое чувствовала, несмотря на скопившуюся в душе ярость. Между ними шла схватка… дуэль. Состязание в силе любви, ненависти… Состязание, в котором не могло быть победителя… Не должно быть…
    Она ощущала его гневную страсть, понимала ее, потому что сама испытывала нечто похожее. Она пыталась что-то произнести, объяснить, оттолкнуть, если не силой, то словом, но все было тщетно. Его язык проник к ней в рот, он прижимался к ней всем телом, вдавливая себя в нее. Она уже чувствовала его восставший орган, требовательно и настойчиво касавшийся ее лона. Ее соски горели как раскаленные угольки, их терзала боль… Боль таилась и внизу живота…
    Она сжимала бедра, но он сумел просунуть руку и нащупать то жаркое и влажное, что было между ними. Дрожь пронзила ее всю, она застонала и, сразу сделавшись беззащитной, открыла ему свое тело, поняв, что их желания совпали: она хочет того же самого, что и этот опасный, непредсказуемый, неизвестно откуда появившийся человек…

    Негромкий настойчивый голос, повторяющий ее имя, пробудил Рейвен от ее тревожных сновидений.
    Она застыла от испуга, увидев, что на краю кровати сидит ее пират, похититель ее души и тела из сновидений…
    Нет, это был не он, а всего-навсего ее будущий супруг, Келл Лассетер, который легонько тряс ее за плечо.
    В свете масляной лампы его чувственное лицо показалось ей возникшим непосредственно из ее сна, его прямым продолжением. Напомнило о неуемной страсти, которая только что охватывала все тело.
    Когда она встретилась с ним глазами, она снова почувствовала дрожь. Бесстыдную дрожь желания… Боже, уж не догадывается ли он об этом? О том, какие сновидения посещали ее несколько мгновений назад?
    Его взгляд скользнул ниже, и она, проследив за ним, покраснела от смущения. Во время сна она отбросила одеяло, сорочка спустилась с одного плеча, обнажив грудь.
    Она скрестила руки на груди, однако он, казалось, даже не заметил ни ее обнаженной груди, ни стыдливого жеста.
    — Уже пора, — сказал он, отворачиваясь и вставая с постели.
    Тон, каким это было произнесено, больше подходил человеку, которого ведут на эшафот, но не к алтарю.

Глава 7

    Жених тоже мало напоминал высокородного аристократа — ни одеждой, ни тем, что у него было — а вернее, не было — за душой. А не было у него ни звучного титула, ни обширных поместий, ни старинных замков — только красивое смуглое лицо, какой-то подозрительный игорный дом и сомнительная репутация. И конечно, его никак нельзя было назвать твердой и надежной опорой в жизни, о чем она так мечтала. В облике и сущности Келла Лассетера не было ничего, что свидетельствовало бы о его солидности, основательности, надежности.
    В то время как священник бубнил ритуальные речи о том, что с этой минуты она и незнакомый человек, стоящий рядом с ней, навеки связаны перед Богом, на ее лице отобразилось, видимо, что-то не совсем соответствующее моменту. Среди слов клятвы, которую вслед за священником повторял Лассетер, она услышала его шепот:
    — Улыбнитесь хотя бы, будущая миссис Лассетер. Ведь вы на свадьбе, а не на похоронах.
    Она сделала над собой усилие, улыбнулась краешком губ и весьма бодрым тоном произнесла положенные слова.
    К счастью, вся церемония закончилась очень быстро и никакого пиршества не последовало. Только для них двоих был сервирован ужин в столовой, куда они и проследовали с Келлом, который хромал сильнее прежнего, даже опираясь на палку.
    Он заметил ее виноватый взгляд и без особых эмоций пояснил:
    — Видимо, я довольно много находился и наездился за сегодняшний день.
    — Могу я как-то помочь? — пробормотала она. — Сменить повязку? Смазать чем-то?
    — Нет, миссис Лассетер, благодарю вас. — И снова ироническая улыбка. — Боюсь только, что в эту свадебную ночь вам придется взять на себя роль главы семьи, потому что я не сумею самостоятельно выполнить все, что положено новобрачному.
    Напоминание о брачной ночи заставило ее похолодеть. Что же это будет? Зачем?.. Неужели нельзя пренебречь ритуалом?.. И в то же время — она ни за что не хотела признаться себе в этом — она с замиранием сердца ждала этого ритуала. Чтобы повторилось все, что было прошедшей ночью, но только не в кошмарном полусне, а наяву… Как это будет наяву… Ей было страшно…
    За ужином она почти ничего не ела, односложно отвечала на вопросы, сидела, опустив глаза, лишь изредка взглядывая на того, кто стал ее мужем, супругом, спутником жизни. Боже, неужели это правда?..
    Ее погруженность в себя беспокоила Келла. В конце концов, он не тащил ее насильно под венец. Она действовала, находясь в здравом уме и твердой памяти. Сегодня, конечно, не вчера. Что же касается вчерашней ночи, то забыть то, что было, он не может, как бы ни старался. Разумеется, бедняжка была под действием наркотического снадобья, которым ее опоил этот мерзавец, его брат. Но все равно Келл не мог отделаться — да и не хотел — от мысли, что, не будь у его незваной гостьи такой страстной натуры, никакой афродизиак не подействовал бы на нее подобным образом. Да разве он со своим немалым знанием женщин может ошибиться в распознании их истинной физической сущности? И разве видения, которые одолевали эту девственницу, не говорят сами за себя?..
    Черт возьми, он все время думает о ней… Его рука крепко сжала бокал, чуть не расплескав вино… А что она, интересно, думает о нем? Если думает… И что будет думать после ночи, которая им предстоит?.. Он усмехнулся: зачем ей затруднять себя мыслями о нем? Начиная с завтрашнего утра им даже не обязательно видеть друг друга. Ну, быть может, раз или два за все оставшиеся им дни…
    Ладно, хватит, решил он, поднимаясь из-за стола и морщась от боли в раненой ноге. Но пожалуй, не менее мучительно давала себя знать боль в области чресел.
    — Не пора ли на отдых? — произнес он как можно любезнее.
    Его молодая жена подняла голову, посмотрела на него. Во взгляде было удивление, смятение, неверие в то, что происходит… что уже произошло.
    — Мне помнится, — сказал он, — вы говорили, что не боитесь меня.
    Она прикусила губу:
    — Я не боюсь, — проговорила она.
    — Тогда не смотрите взглядом затравленной лани. Я не имею ни малейшего намерения применить к вам насилие или потчевать вас наркотическими напитками. Когда двое находятся в постели, гораздо лучше, если все происходит у них по обоюдному желанию.
    Он увидел, как она с вызовом вздернула подбородок, чего он, собственно, и добивался. Пусть в ее поразительно голубых глазах искрится не страх, а вызов. Пускай даже высокомерие, надменность — только не робость или покорность.
    Подойдя к ее стулу, он помог ей встать и жестом руки предложил следовать к двери, а потом повел из комнаты в коридор и наверх по лестнице. Туда, где помещалась спальня хозяина дома. Он предоставил ей право первой войти в эту уютную комнату, освещенную только ночником и ярким пламенем разгоревшегося камина, от которого веяло теплом. Не столь, пожалуй, необходимым для нормальных новобрачных в их первую ночь.
    Рейвен сделала несколько шагов по комнате и остановилась, как только взгляд ее упал на огромную кровать, частично скрытую парчовыми портьерами. Одеяло и простыни были призывно откинуты.
    Обернувшись к задержавшемуся у двери Келлу, Рейвен произнесла вполне светским тоном:
    — Полагаю, здесь и происходили ваши оргии?
    Слова удивили и разозлили Келла. Потом он мудро отнес их на счет чувства растерянности и неловкости, охватившего его юную супругу, и добродушно поинтересовался:
    — Что может знать хорошо воспитанная молодая леди о подобных вещах?
    На что она охотно начала отвечать, вероятно, с целью подольше потянуть время до решающего часа.
    Она говорила:
    — Некоторые из моих знакомых молодых людей открылись мне, что состоят членами Лиги адского огня… Так, кажется, называется это общество… И что там — это я уже слышала не от них — творятся такие вещи…
    — Какие? — с улыбкой спросил Келл.
    — Ну… — Она запнулась. — Разные… которые… необычные… Вы сами знаете.
    Келл слышал об этом обществе, куда входили различные искатели приключений и любители всяческих отклонений от нормы из высшего света, но его не приглашали в их сплоченные ряды.
    — Если я и знал, то успел забыть, — сухо сказал Келл. — В этой комнате уже давно не устраивались оргии.
    Однако Рейвен не выражала намерения оставить эту скользкую тему.
    — Вы не заставите меня поверить, мистер Лассетер, — сказала она, — что сами не принадлежите к этому же племени мужчин.
    — Что ж, не стану и пытаться, миссис Лассетер. — Он сделал ударение на последних двух словах, но она стойко перенесла перемену своей фамилии. — Однако, — продолжал он, — не могу не сообщить, что всегда предпочитал на определенное время единственного партнера в постели. И разумеется, противоположного пола. Я не особый любитель отклонений.
    На этот раз она умолкла, стиснув пальцы рук и глядя куда-то в сторону. Он ясно видел, что она в нервном состоянии, которое еще не может побороть.
    — Чтобы закончить этот разговор, милая леди, — сказал он, — клятвенно обещаю с нынешнего дня умерить свои сластолюбивые устремления и в конечном счете вообще избавиться от них. Если мне это не удастся, разрешаю вам еще раз выстрелить в меня.
    Ее подбородок снова дернулся вверх, и Келл увидел ее порозовевшее смущенное лицо во всей красе.
    — Я уже не один раз говорила вам, — почти крикнула она, — что очень сожалею о том, что сделала!
    Келл вздохнул.
    — Хорошо. Давайте оставим и эту тему тоже. Договорились?
    С этими словами он начал развязывать свой шейный платок и, заметив осуждающий взгляд Рейвен, добродушно проговорил:
    — Видите ли, мадам супруга, перед тем, как люди ложатся в постель, они обычно раздеваются. Такова традиция. По крайней мере европейская.
    Его юмор не подействовал на нее успокаивающе.
    — Но… — проговорила она. — Так сразу?.. Я ведь еще едва знакома с вами.
    Он решил действовать ускоренным способом и потому сказал:
    — Прошлой ночью вы не были столь стыдливы.
    Она возмущенно топнула ногой.
    — Прошлой ночью, вы знаете, я была под действием каких-то мерзких лекарств и мало что помню о происшедшем.
    Келл внимательно посмотрел на нее. Конечно, это так, как она говорит. Но правда ли, что она ничего не помнит — ни о себе, ни о нем? И во всем ее поведении не было ни капли подлинной страсти?.. Он вдруг почувствовал Некоторую обиду за себя — принимавшего ее вожделение за чистую монету — и тут же осудил вздорность своих мыслей. Однако совсем избавиться от них не мог и потому произнес:
    — Позвольте, теперь уже как супруге, напомнить вам, что вы были очень… я бы сказал, энергичны. По отношению ко мне. В вас не было ни тени той застенчивости… стыдливости, какую вы проявляете сейчас. Тоже в отношении меня.
    — Зачем вы затеяли этот разговор? — с негодованием спросила она. — Хорошо… я скажу вам… Вчера ночью я принимала вас за другого.
    — За другого? — Теперь возмущение звучало у него в голосе. Скорее даже ревность. Резкий укол ревности, тяжкий для самолюбия. Что она такое говорит? Ведь она девственница, он в этом убедился. Впрочем, насколько он знает, существуют различные способы и формы удовлетворения страсти, при которых можно ее сохранить. Значит, они ей хорошо знакомы… Тоном судьи он проговорил: — Таким образом, вы признаете, что у вас были любовники?..
    Он ожидал отказа ответить ему, оскорбленных слез, криков, всего, чего угодно, но она довольно спокойно и вместе с тем как-то неуверенно сказала:
    — Нет… их не было… Впрочем, один… Но не существующий на самом деле…
    Его брови полезли вверх. Может быть, она не в своем уме? На бедняжку повлияли вчерашние события?
    — Возможно, вы попробуете объяснить… — мягко проговорил он.
    — Боюсь, вы не поймете.
    — Я очень постараюсь.
    Она еще ближе подошла к камину и протянула руки к огню, словно они замерзли, хотя в комнате было очень тепло.
    — Я вовсе… — начала она говорить. — Я не такая искушенная, какой вы меня представляете… Не знаю, что и как сейчас сказать… Я ни с кем и никогда не разговаривала об этом… Хотя все довольно просто… Я придумала… изобразила себе возлюбленного в своих фантазиях. В мыслях… Он стал приходить в сновидениях…
    Она отвернулась от камина, бросила смущенный взгляд на Келла. Щеки у нее горели.
    — Пожалуйста, продолжайте, — попросил он. — Это интересно. Только зачем вам создавать возлюбленного из воздуха, когда столько мужчин во плоти готовы со всем рвением исполнять эту роль?
    — Как вы не понимаете? Вы шутите, наверное… Разве вам не известно, что существуют правила приличия? Традиции? Или вы живете вне их?
    Келл любовался трогательно-наивным выражением ее прелестного лица, не мог отвести от него взгляда. Ради того, чтобы подольше видеть это лицо, он готов был задать еще сотню таких же дурацких вопросов.
    — Но ведь, наверное, очень скучно иметь дело с призраком? С миражом? — предположил он.
    — Ничего подобного! — оживленно ответила она. — И потом, это гораздо безопаснее. Вы же не влюбитесь по-настоящему в свою фантазию…
    — Пожалуй, — согласился он. — Если это касается меня… Значит, вы изобрели возлюбленного? У него есть имя?
    — Я называю его «пират». Иногда «корсар». Словом, похититель.
    — Что же он украл?
    Она улыбнулась, уже успокоенная и удовлетворенная мирным течением разговора.
    — Что украл? Наверное, сердце. Душу… Как пишут в книжках.
    Да, конечно, пират — всплыло в памяти Келла слово, которое вчерашней ночью она адресовала ему. Только тогда оно произносилось хриплым шепотом, с необузданной страстью.
    Очевидно, в те минуты Келл был ее пиратом… Однако все это не объясняет ее несомненную умудренность в любовных играх… Впрочем, кто знает — быть может, такое умение бывает врожденным? Впитанным с молоком матери?..
    — Одно могу сказать, — произнес он, — по всей видимости, вы обладаете необузданным… весьма живым, — поправился он, — воображением. И все равно это не вполне объясняет ваше умение — не могу назвать иначе — возбудить… распалить мужчину… Что вы так успешно продемонстрировали вчера на Мне.
    Он насмешливо поклонился.
    Рейвен снова залилась краской. Что ему нужно от нее? Когда он наконец перестанет ее мучить подобными вопросами? Неужели люди только для этого женятся и выходят замуж?
    — Если вы так настаиваете, — сказала она, — я открою вам еще одно. После смерти матери я нашла в ее вещах одну книгу… очень редкую… Ее написала француженка, побывавшая в плену у турецких корсаров. Это история огромной любовной страсти, написанная абсолютно откровенно, без соблюдения каких бы то ни было правил приличия.
    — Боже! — театрально ужаснулся Келл, но Рейвен не обратила внимания на его выходку.
    — Понимаю, — продолжала она, — вас удивляет, что мать… своими руками…
    — Действительно, — согласился Келл, — довольно странно, что ваша мать решила просветить вас таким образом. Почему?
    — Она считала, что книга может послужить своего рода предупреждением для меня. — В голосе Рейвен он не услышал убежденности. — Причиной всех несчастий героини, — продолжала она более твердым голосом, — была любовь. Вернее, страсть… И вот моя мать… Она сама пережила многое. Еще до моего рождения она отчаянно влюбилась в одного человека, который… Словом, он не мог полностью ответить ей на ее чувство. Она же всю жизнь бесплодно нянчила свою любовь, была одержима ею и только в конце жизни поняла, что все это напрасно. Что любовь сожгла ее, иссушила, забрала все, вплоть до здоровья и трезвого ума. Не дав ничего взамен… Моя мать поняла — так она, во всяком случае, говорила мне, — что женщина, которая так беззаветно любит, всегда беспомощна в жизни. И хотела уберечь меня от подобной судьбы. Она взяла с меня клятву, что я не повторю ее ошибки.
    Рейвен умолкла и взглянула на Келла: понял ли он наконец, о чем она говорит? Подтверждение этому она искала в его глазах, но они были плотно затенены длинными ресницами.
    — Должен я все это понимать так, что теперь вас пугает вероятность по-настоящему влюбиться в меня? — негромко спросил он, и она не разобрала, шутит он или говорит совершенно серьезно.
    Сама того не желая, она начала отвечать ему, поначалу немного смешавшись от внезапно охватившего ее волнения.
    — Я… наверное… Я вообще не хочу влюбляться — ни в вас, ни в кого-либо другого. И также не хочу, чтобы вы влюбились в меня… Как сделал — так по крайней мере он уверяет — ваш брат.
    Лицо Келла посуровело, на скулах заиграли желваки.
    — Думаю, нам с вами это не грозит, — сказал он. — Как мы уже определили, наш брак, по сути, — деловое соглашение, не более того. А что касается меня, я не имею ни малейшего желания вливаться в легионы мужчин, которых поразили ваши чары.
    — А я и не хочу кого бы то ни было, в том числе и вас, подвергать воздействию этих самых чар, как вы сами изволили сказать!
    — Обиделись? — неожиданно участливо спросил он, однако она уже закусила удила.
    — Да, и я нисколько не стану возражать, сэр, если вы вообще забудете о моем существовании. Навсегда!
    — Что ж, миссис Лассетер, постараюсь так и сделать, но только после того, как мы закрепим наш брачный союз действом, предусмотренным давними европейскими традициями.
    Напоминание об этом заставило ее замолчать и снова замкнуться. Тем временем ее законный супруг, показывая, что вовсе не шутит, начал снимать с себя рубашку. Рейвен не отворачивалась, ибо опасалась, что это может показаться невежливым с ее стороны. Впрочем, рассматривать его тело тоже, наверное, не слишком вежливо. Однако отвернуться она не хотела, просто не могла, и не сводила глаз с его смуглого мускулистого тела, легкой поросли темных волос на груди…
    Но вот он продолжил раздевание, и в ужасе от того, что должна будет сейчас увидеть его полностью раздетым и сама, чего доброго, сделать то же самое, она не удержалась от восклицания:
    — Господи, но зачем же все это делать при свете и так сразу?
    Он ответил так серьезно и обстоятельно, что она не могла не заподозрить его в ироничности.
    — Видите ли, — сказал он, — не знаю, прочитали ли вы в книге, перешедшей из рук вашей матери, но я и без всякой книги знаю, что, как правило, нагота способствует разжиганию страсти. Весьма вероятно, что вы могли забыть, дорогая, но в последние сутки у меня почти не было возможности уснуть, что, безусловно, способствует ослаблению всего организма. Если вспомнить еще о полученной мною и незажившей ране, то для возбуждения мне вообще могут понадобиться какие-то дополнительные действия.
    «Боже мой, что он говорит?» — мысленно произнесла она, но вслух ничего не сказала, потому что просто не знала, что можно и нужно говорить мужчине, в то время как он снял ботинки и начинает стаскивать штаны.
    Она моргнула, на мгновение прикрыла глаза, а когда снова открыла их, Келл сидел перед ней совершенно обнаженный, если не считать повязки на ноге.
    Господи, как пламя камина играет с его телом, какие переменчивые блики бросает на него, придавая ему еще большую притягательность и таинственность. Как он хорош!..
    Невольно она вновь бросила взгляд на его грудь, но тут же опустила его ниже, к его промежности, и… задержала дыхание…
    Да, он был точно таким, как тот… Он пришел в эту комнату из ее сновидений, в которых она отдавала ему свою любовь, свое тело… Но любить призрак, фантом — это совсем не то, что отдаваться реальному человеку, до которого можно дотянуться, дотронуться…
    Увидев, что он тоже не сводит с нее глаз, она опустила голову, но тут же опять подняла ее. Нет сил отвести взгляд от его пронзительных глаз, нанизывающих ее, словно бабочку на булавку. Нет, все-таки похититель из ее снов не выглядел таким угрожающим.
    Он поднялся с постели, и снова у нее перехватило дыхание. Да что же это такое? Она же не один раз говорила ему, что совсем не боится… Зачем он приближается к ней? Впрочем, так лучше — теперь она не видит его целиком, а только грудь, плечи… и этот шрам на лице!
    Она непроизвольно подняла руку, легко дотронулась до рубца.
    — Он вам не очень противен? — негромко спросил он.
    Вопрос почему-то задел ее: она поставила себя на его место и обиделась. Шрам, на ее взгляд, действительно совершенно не портил его внешность, он даже был — как бы это сказать? — ему на пользу, добавляя к его демонической внешности еще один необходимый штрих. Интересно, кто же тот жестокий гример, который нанес его?
    Она ответила, тоже совсем негромко:
    — Нет, он совсем не отталкивает меня. Но я хотела бы знать, откуда он взялся?
    — Это не слишком привлекательная история. — Он отвел ее руку, которую она все еще протягивала к шраму, и добавил: — Поговорим о более серьезных вещах, Рейвен. О том, что касается нашей близости этой ночью.
    — Я… я не совсем понимаю, что вы хотите сказать.
    — Я хочу сказать, дорогая жена, что сегодня ночью вынужден доверить свою честь тебе, и ты будешь в некотором роде выполнять роль мужчины, иначе говоря, будешь надо мной, а не подо мной. И все из-за моей больной ноги, то есть по твоей вине.
    — Боже, что такое вы говорите? Я ничего не понимаю…
    — Придется понять и взять почин в свои руки.
    — Я… я не знаю, как начать…
    — Неужели? Но вы изучали вашу знаменитую книгу, почти учебник интимной жизни, после которой вам стали сниться, как вы сами признались, весьма интересные сны…
    Как он измучил ее своей насмешливостью! Но с другой стороны, это и насмешкой не назовешь — говорит он таким ласковым тоном, так серьезно и убедительно, что глупо спорить или обижаться. Но ведь надо что-то сказать…
    Она сказала единственное, что пришло в голову:
    — Одно дело читать о чем-то, а другое — когда нужно… это… наяву…
    — У вас весьма богатое воображение, дорогая. Пустите его в ход.
    Выражение лица у нее было как у обиженного, сбитого с толку ребенка. Келл немного пожалел ее.
    — Хорошо. Начните с того, что поцелуйте меня, — процедил он.
    Она послушалась, тоже совсем как ребенок: зажмурила глаза, нашла его губы своими и слегка прижалась к ним. Ответного движения с его стороны не последовало. Она же боялась… ожидала, что, как в ее сновидениях, он сомнет ей рот ответным поцелуем, приникнет языком к языку. Он оставался холоден и безответен, как статуя.
    Его поведение задело ее, разозлило. Наконец, оскорбило. Она коснулась пальцами его густых темных волос, попыталась притянуть его лицо еще ближе.
    Словно искра вспыхнула между их телами — они сомкнулись, она почувствовала его возбуждение и судорожно глотнула. Он, откинув голову, посмотрел ей в глаза, и сейчас ни тени иронии или насмешки не было в его взгляде. В ее же глазах он прочел явное желание, вожделение, смешанное с паническим страхом. Он ощущал неровное биение ее сердца, непомерный жар тела.
    Он наклонил голову и ответил на ее поцелуй — нежно и в то же время властно, как целуют того, кто безоговорочно принадлежит тебе. Его губы и язык делали то, что она знала и испытала в своих снах.
    Рейвен услышала стон и поняла, что он вырвался из ее груди. Она попыталась отстраниться, остановить бурный натиск его губ и тела, испугалась, что может лишиться чувств — томление и слабость охватили ее. Он отпустил ее, но лишь затем, чтобы, не спуская взгляда с ее лица, снять с нее платье. Молча и с выражением участия, когда обнажились ее исцарапанные веревкой запястья. За платьем последовали туфли, потом чулки, корсет, сорочка. Он действовал ловко и быстро, словно опытная камеристка. Даже его глаза напоминали женские своими длинными ресницами. Но взгляд, который она видела из-под них, был далеко не женским, и его возбужденное голое тело, которое ее так страшило и притягивало, — тоже.
    Он раздел ее и отступил шага на два. Так отступает художник перед мольбертом — обнаженный художник перед обнаженной натурой. Он медленно оглядывал ее всю; она физически ощущала прикосновение его темного взора на своей груди, бедрах, животе, лоне…
    Глубоко вздохнув, она постаралась отключиться от того, где находится и что с ней происходит. Отключиться от желания, бередящего тело и душу. Ведь ей не нужно… она не должна допускать, чтобы оно взяло верх над ней; чтобы возвращалось вновь и вновь… Пускай сегодняшняя ночь скорее начнется и скорее кончится — завтра она будет снова свободна от него… От этого человека и от своего мимолетного желания, такого тягостного…
    Келл больше не прикасался к ее телу. Последнее, что он сделал, — вынул шпильки у нее из волос, и они упали ей на плечи. После чего, по-прежнему не говоря ни слова, он повернулся и пошел к постели. Невольно она любовалась его подтянутой фигурой, его походкой, хотя он слегка прихрамывал. К собственному изумлению, она нашла в себе силы и смелость не отвести глаз и тогда, когда, опустившись на постель, он откинулся на подушку и стало особенно заметно, как он возбужден.
    — Иди сюда, Рейвен, — произнес он слегка севшим голосом, показывая рукой на постель.
    Она подчинилась: ступая нетвердыми ногами, приблизилась к постели и взобралась на нее, встав перед ним на колени. После чего бросила на него молящий вопросительный взгляд, вспомнив его слова о том, что сегодня она должна выполнять роль мужчины.
    Она вдруг подумала, что это, быть может, даже лучше для нее — даст возможность сохранить над собой контроль.
    — Что же я должна делать? — пробормотала она, опустив глаза.
    — Все, что пожелаешь. Потом я скажу свое мнение.
    Подняв голову, она вновь посмотрела на него, но сейчас все ее внимание привлек своей необычностью его огромный пульсирующий член. Ей отчаянно захотелось притронуться к нему, но она не осмелилась сделать это сразу и, робко прикоснувшись к груди Келла, стала опускать руки все ниже, ощупывая мышцы его живота. Внезапно решившись, она дотронулась до кончика, ощутила его натянутую кожу, пульсирующий жар… У нее прервалось дыхание, она прикусила губу… Как же вот это… как оно будет… как поместится в ней?
    У нее усилилось жжение внутри, еще больше напряглись соски. Собрав все свое мужество, она обхватила пальцами его возбужденную плоть, услышала, как дыхание Келла участилось. Расценив это как одобрение ее действиям, она взглянула ему в лицо и снова попала под гипнотическое воздействие его глаз. Она перевела взгляд на резко выделявшийся шрам на скуле, и ей захотелось прикоснуться к нему, погладить. Одновременно в ней пробудилась злость к тому, кто нанес его.
    Как прилежная ученица, выполняющая задание своего наставника, она стала вспоминать, что осталось у нее в памяти из той французской книжки. От страниц, на которых описывается, как следует возбуждать мужчину. И вспомнила…
    Наклонившись, набрав побольше воздуха и задержав дыхание, она притронулась к члену языком. Дрожь пробежала по телу Келла, и она невольно испытала гордость от того, что может, оказывается, вызвать такое сильное ответное чувство.
    И, словно поняв это, он решил перехватить у нее инициативу: начал с ожесточением, доставляя легкую приятную боль, ласкать ее груди — пальцами, губами, даже зубами. Она вынуждена была выпрямиться и откинуться назад, его пальцы скользнули к ее лону, проникли туда, где царила жаркая влажность. Ее бедра, сначала разомкнувшись, чтобы впустить их туда, снова сомкнулись, и она стала непроизвольно двигать ими, вспоминая, что точно такое же ощущение, кажется, испытывала прошлой ночью, когда он делал то же самое. Но тогда она не знала, кто он, и сомневалась, происходит ли это на самом деле или наслаждение пришло к ней во сне.
    В медленном дразнящем ритме он шевелил пальцами, то проникая ими глубже, то почти вынимая их. Она стонала, извивалась, чувствовала, что больше не может терпеть… Это должно чем-то окончиться… Взрывом…
    — Ну, теперь, жена… — произнес он, словно отдавал приказание, и она поняла его без дальнейших слов.
    Ослепленная страстью, она обхватила руками его бедра, помня о ране на одном из них. Он, в свою очередь, помог ей приподняться над ним, и вот его возбужденный, разгоряченный член входит в ее дрожащее мягкое лоно, заполняя его, переполняя…
    У нее перехватило дыхание от ощущения чего-то чужеродного, оказавшегося в ее теле. Затем она почувствовала острую боль и вскрикнула. Он замер, давая ей возможность привыкнуть к новому для нее ощущению.
    — Спокойно, — прошептал он и слегка погладил ее по спине. — Попытайся расслабиться.
    Она сделала движение, словно пытаясь вырваться, но он крепче прижал ее к себе, заставляя смириться и не отпуская. Вскоре боль утихла, она немного успокоилась.
    — Легче? — спросил он.
    Она кивнула.
    Тогда он снова возобновил свои движения — сначала медленно, осторожно, потом несколько быстрее, с нажимом. Она… она снова начала возноситься к вершине блаженства, снова чувствовала, что больше не вытерпит, большего наслаждения быть не может. Но это чувство продолжало нарастать, и делалось страшно: чем же это должно окончиться? Землетрясением? Или их обоих поглотит пламя, возникшее от соприкосновения тел?..
    «Вот чего я еще не знала, не могла знать в моих сновидениях», — мелькнуло у нее в голове. Эта немыслимая близость, это невероятное соединение, сплав с человеком из плоти и крови. Чужим, но ставшим таким неимоверно близким. Настоящим возлюбленным, пиратом, похитителем — назови его как угодно, — чей жар высекает искры из ее тела и души…
    Такого она никогда не испытывала, не знала — ни в снах, ни в мечтах…
    Первобытная сила неистовой, свирепой страсти охватила ее, заставила рухнуть на своего возлюбленного — сейчас он был им и только им, — чтобы слиться с ним и сделаться его частью. Или превратить его в часть самой себя.
    Стиснув зубы, словно он боролся с чем-то, что сильнее его и чему необходимо противостоять, Келл сделал еще одно, последнее движение вверх и затем резко дернулся, высвобождая себя из-под ее тела.
    Она не поняла смысла его телодвижений, не обратила внимания на их внезапную резкость — ей было не до того: буря сладострастного ощущения была так сильна, что поглотила ее целиком. Она не могла сдержать криков и стонов блаженства, в то время как ее бедра сотрясались в счастливых конвульсиях.
    Он же сумел в самый последний момент вырваться из чудесного плена, как того и хотел, и излить свое семя не в нее, а рядом, на простыню.
    Немало времени понадобилось Рейвен, чтобы окончательно прийти в себя и суметь осмыслить то, что произошло. Обессилев, она долго лежала рядом с Келлом, уткнувшись лицом ему в плечо. Временами ее мысли прояснялись.
    И первое, что она поняла: он не хочет, чтобы у них — у нее — был ребенок. Это поначалу вызвало в ней острое чувство печали, однако потом здравый смысл подсказал ей, что он поступил совершенно правильно, если не сказать — благородно. Разве хотела бы она иметь ребенка от человека, который не собирался быть ее подлинным мужем и уж тем более — настоящим отцом?
    И то, что он лежит сейчас почти под ней с учащенно бьющимся сердцем, и то, что его рука нежно убирает локон волос, упавший ей на лоб, ничего не значит. Общего будущего, общей судьбы у них нет и быть не может. И это, наверное, к лучшему…
    — Скажи, Рейвен, — услышала она, — то, что сейчас произошло, похоже на твои сновидения?
    Прозвучи вопрос несколько минут назад, она затруднилась бы ответить, но сейчас ей было легче это сделать. Да, он вовлек ее в такое завихрение страсти, в такое наслаждение… Она достигла такой высоты, что упасть с нее казалось катастрофой, — но они вместе достигли вершины и вместе низверглись с нее в пучину еще большего наслаждения… Он все это раскрыл перед ней, позволил познать, и она ему благодарна. Однако зачем ей это теперь, если ее жизнь сложится так, как ей предстоит сложиться?..
    Избегая его настойчивого взгляда, она спокойно сказала:
    — Пожалуй, я все-таки предпочитаю мои фантазии. Они не столь болезненны…
    Он понял ее в самом прямом смысле и спросил обеспокоенно:
    — Тебе было очень больно?
    — Нет, не очень. Даже меньше, чем я предполагала.
    — Следующий раз будет совсем не больно, — сказал он.
    — Следующего раза у нас не будет, — отозвалась она.
    С этими словами она набросила на плечи простыню, чтобы прикрыть наготу, и собралась сойти с постели, но он остановил ее.
    — Подожди.
    Поднявшись с кровати, он подошел к умывальнику, откуда вернулся, держа в руках тазик с водой и полотенце. После чего, к ее великому замешательству, вытер следы крови и семени с простыни и с тела Рейвен. Затем вымылся сам.
    Это проявление внимания и заботы производило довольно странное впечатление, потому что лицо его оставалось все время суровым, чтобы не сказать больше. Но делал он это быстро, ловко и естественно. Было ясно, что ему не впервой оказывать услуги людям. Она смутно припомнила, как прошедшей ночью он неоднократно отирал пот с ее лица и тела, приносил воды, не говоря уж об услугах совсем иного толка.
    Однако она испытала облегчение, когда он закончил все эти дела и она смогла наконец лечь под одеяло. Он потушил лампу, и комнату теперь освещал только камин.
    Он тоже лег и вытянулся на спине, подложив руки под голову, не глядя на Рейвен. Скосив глаза, она различила его четкий профиль.
    В ней вновь шевельнулось желание пережить все то, что совсем недавно произошло. Это ее не на шутку испугало. Ведь она решилась на этот странный и попросту нелепый брак с единственной целью — избежать громкого скандала, притушить его в зародыше. И ничего больше ей не нужно от человека, который с сегодняшнего вечера стал называться ее мужем. Но все ее надежды лопнут, окажутся напрасными, если к их отношениям примешается чувство — страсть, которая запросто может превратить ее в легкую добычу этого мужчины, сделать его жертвой.
    Она вздрогнула, когда раздался его голос.
    — Ты в самом деле решила лишить себя того, что называется интимной жизнью?
    Господи! Что она должна отвечать?
    — Да, — сказала она.
    — Ну и ну!
    В его голосе было искреннее удивление.
    — Что здесь странного?
    — То, что ты не предназначена для участи монахини. И что никакое, даже самое живое воображение, каким наградил тебя Господь, не может сравниться с истинной, невыдуманной страстью. Боюсь, ты со временем весьма пожалеешь о том, чего лишила себя.
    — Сомневаюсь, ибо полагаю, что фантазии могут заменить многое в жизни. Не напрасно способностью грезить нас наделило небо.
    Он повернул к ней голову, не поднимаясь с подушки.
    — А знаешь ли ты, что страсть может существовать и без любви?
    — Возможно. Но мне бы не хотелось, чтобы со мной происходило такое.
    Келл усмехнулся.
    — Что ж, меня, как твоего мужа, вполне устраивает подобное заявление. Мне не хотелось бы носить рога.
    — Можете не беспокоиться на этот счет.
    — Однако хочу надеяться, что эти ограничения не относятся ко мне? — В его голосе звучало подлинное беспокойство.
    — Нет, — ответила она. — По-моему, мы уже говорили об этом, когда обсуждали условия нашего брака.
    Ее слова задели Келла довольно странным образом: он почувствовал обиду за Рейвен; ему стала неприятна ее покорность, ее полная готовность терпеть неверность другого. Грех прелюбодеяния. Про себя он такого сказать не может. Он бы не стерпел, узнав, что у нее другой мужчина…
    Келл нахмурился, глядя в потолок.
    Как же он все-таки относится к Рейвен? Может он, черт возьми, разобраться в этом и честно признаться самому себе?..
    Пожалуй, самое верное определение его чувств по отношению к ней такое: чистой воды первобытный инстинкт. Шестое чувство древнего мужчины. Желание стать первым в обладании ее телом и не отдавать никому свою добычу. Да, примитивная тяга здорового самца к самке. Упоение победой над ней, подчинением ее себе. И еще древний закон о воспроизведении себе подобных… Но об этом сейчас не надо… Так что все ясно: у него простое и естественное влечение к той вещи, обладателем которой стал. Особенно если эта «вещь» — красивая женщина…
    Келл усмехнулся над самим собой и прервал размышления, оставшись недовольным их итогом. Вновь повернувшись к Рейвен, он с явной неохотой произнес:
    — Если ты еще не заснула, нужно поговорить вот о чем: у меня, как ты знаешь, есть дом в Лондоне. Можешь находиться там, если хочешь, но, полагаю, через какое-то время ты приобретешь свой собственный.
    Она спокойно спросила:
    — Вы не будете возражать, если я поживу в одном доме с вами?
    — Так или иначе, — ответил он, — это следует сделать, если мы хотим, чтобы нас считали настоящими супругами. Впоследствии каждый из нас определит свой путь… Завтра мы с вами отправимся в лондонский дом.
    — Спасибо, — сказала она.
    — Постарайтесь уснуть, — посоветовал он более мягким тоном.
    Она послушно повернулась к нему спиной, ее шелковистые волосы разметались по подушке.
    Прошло немало времени, прежде чем он услышал ее ровное дыхание — она спала.
    Он не мог уснуть еще довольно долго, несмотря на усталость — снова думая о Рейвен, об их отношениях…
    Итак, нельзя не признать: то, что следовало бы считать просто половым актом, совокуплением, соитием двух существ, превратилось во что-то более значительное. Во что-то, зацепившее его за живое, оставившее глубокий след… Какой? Он еще не понял. Не разобрал. Одно он уже знает: ему хочется вновь и вновь видеть ее, прикасаться к ней, погружаться в ее тело…
    Да, он осуществил свое желание. Насытил его. Полон впечатлений от происшедшего недавно здесь, на этом ложе. Не может забыть ее глаза, волосы, движения ее тела, теплоту, мягкость и волнующую тесноту того заветного места, куда он проник первым и единственным (если не считать всяких флибустьеров из ее сновидений)…
    Но острое чувство голода по ней, неизбывная жажда снова и снова повторить засели в нем как наваждение… Искушение… И некуда от него деваться…
    — Проклятие! — пробормотал он сквозь зубы. Выпростав руку из-под головы, он осторожно коснулся ее волос, упавших на плечи, пропустил их шелковистые пряди сквозь пальцы.
    Ох, Рейвен Кендрик… нет, уже не Кендрик, а миссис Лассетер, его законная жена. И в сущности, полная загадка для него. Определенно в ней есть что-то колдовское. Маленькая колдунья, за неистовой чувственностью которой скрывается ясный рассудок и недюжинный ум. Этот рассудок и заставляет ее в глубине души бояться того мужчины, который в состоянии пробудить в ней подлинную страсть.
    Однако, признался он себе, и он, Келл Лассетер, страшится ее, своей колдуньи — ее глаз, ее губ, каждого изгиба ее тела, которое он познал, но хочет познать еще и еще. Вот он, дьявольский соблазн, о чем толкуют и пишут во все века…
    Нетрудно понять Шона и многих других, молодых и не очень, которые были околдованы ею. И вот теперь то же самое грозит и ему…
    Боже, если это и вправду случится, небо рухнет на землю!
    А у него, продолжал размышлять Келл, и так забот хватает. Особенно после этой внезапной, можно сказать нечаянной, женитьбы. Как он скажет об этом своему брату, без памяти влюбившемуся в нее и поплатившемуся за это? Не станет ли он, Келл, второй ее жертвой, вслед за своим младшим братом? А она, Рейвен, не станет ли злым духом их семьи?
    Придя к этой мысли, он уже пожалел о своем предложении поселиться вместе в лондонском доме. Зачем ему, пусть и не слишком длительное время, мучиться от ее близости? К чему, хоть и урывками, видеть ее, слышать голос?
    Впрочем, успокоил он себя, скорее всего это будет не так уж страшно. При желании и умении можно почти не замечать друг друга, не мешать каждому жить своей жизнью. А постепенно, когда такая форма существования станет привычкой, оба почувствуют облегчение. В конце концов, у него есть свой круг знакомых и друзей, есть игорный клуб…
    Келл повернулся на бок, закрыл глаза. Завтра он отвезет Рейвен в свой городской дом, и на этом, он хочет надеяться, его миссия по отношению к этой женщине будет в основном окончена. Останется лишь распроститься с нею в своих мыслях и желаниях. Это он сумеет сделать. И нужно будет заняться Шоном — обеспечить ему безопасность и решить дальнейшую судьбу. Что будет нелегким делом, насколько он знает своего брата…
    Перед тем как окончательно погрузиться в сон, он снова принял твердое решение, что необходимо как можно скорее выкинуть из головы все мысли, связанные с Рейвен. Иначе они превратятся в навязчивую идею, над которой он не будет властен.

Глава 8

    Когда Рейвен проснулась на следующее утро, она обнаружила, что находится в комнате одна. Это принесло облегчение: ей не хотелось видеть человека, ставшего ее мужем, не хотелось восстанавливать в памяти связанные с ним события прошедшей ночи. Впрочем, ей все равно было некуда от них деться. Незатихающая боль между ног и напряженные соски отчетливо напоминали о минутах — или это были часы? — сладострастного блаженства. Это было несравнимо с тем, что она изредка испытывала в сновидениях. Ее реальный любовник — она не могла не признать этого — оказался намного чувственнее и умудреннее, чем воображаемый.
    Спустившись на первый этаж, она узнала, что Келл давно уже встал, успел позавтракать и велел приготовить лошадей и карету для отъезда в лондонский дом. Наскоро поев, она вышла к подъезду, возле которого стоял экипаж, и присоединилась к сидевшему в экипаже Келлу.
    Одного взгляда на него было достаточно, чтобы она утвердилась в мысли: их брак действительно всего лишь деловое соглашение. Он не включает в себя душевную близость, страсть, даже простую дружбу. Судя по всему — по выражению его лица, по холодному вежливому тону, — он решил начать это утро с того, чтобы раз и навсегда поставить все на свои места: определить дистанцию, которая отделяет их друг от друга. И Рейвен подумала, что это к лучшему, хотя и труднопереносимо. Но ведь ко всему человек привыкает.
    Они почти не говорили на пути в Лондон, ей было тоскливо, и только когда карета подъехала к ее новому жилищу, в ней проснулся кое-какой интерес.
    Дом стоял на небольшой тихой площади. Он был не столь величествен, как городское владение ее тетушки, но довольно красив и отделан со вкусом.
    Их ожидали, но все равно слуги не могли скрыть своего удивления или, лучше сказать, недоумения поспешным решением своего хозяина. Это прямо-таки читалось на их лицах.
    Однако Келла мало заботили их чувства, он сразу же отдал распоряжение приготовить комнаты для миссис Лассетер рядом с собственными покоями, а также помочь ей распаковать вещи.
    Обратившись к Рейвен, он ледяным тоном сказал:
    — Будет лучше, если вы наймете для себя новую служанку. Здесь обиталище холостого человека, не совсем готовое к присутствию хозяйки.
    — Вы правы, — ответила она. — Я попрошу мою тетю прислать кого-нибудь из ее прислуги.
    — Прекрасно. О'Малли будет, разумеется, с вами.
    Она хотела поблагодарить Келла за то, что он не забыл про ее слугу, но тот уже выходил из холла.
    — Вы покидаете меня? — успела она спросить, и, остановившись в дверях, он учтиво ответил:
    — Мои слуги в состоянии показать вам дом и помочь во всем, что потребуется.
    — О, конечно, — сказала она, подумав о том, как расценят все находящиеся в доме поведение молодожена, бросающего свою супругу прямо на пороге собственного дома.
    — У меня много дел, — посчитал нужным объяснить Келл. — И одно из первых — встретиться с братом до того, как он узнает наши новости из других источников.
    Рейвен мысленно согласилась с тем, что это нужно сделать срочно, и заранее уже могла предвидеть реакцию Шона.
    — Не очень-то он одобрит все это, — сказала она.
    Лицо Келла сделалось еще более суровым.
    — Пожалуй, так. Но я сделаю все, чтобы он не выкинул никакой глупости. Вам не следует беспокоиться.
    Она молча кивнула, и Келл вышел из холла.
    Провожая глазами его стройную фигуру, она подумала, что наверняка жестоко ошибается, если по-прежнему верит: Келл может оградить ее от новых неприятностей, ведь за очень короткий срок он уже сумел совершить два серьезных поступка: спас ее от своего мерзкого брата, а затем пожертвовал личной свободой и дал ей свое имя, чтобы как-то сгладить для нее и для ее семьи последствия случившегося.
    Распрямив плечи, Рейвен решительно направилась к широкой лестнице, ведущей наверх.
    Да, сейчас она в относительной безопасности, но с этой минуты ее будут окружать трудности, с которыми ей предстоит справляться самой.
    — …Ты, наверное, шутишь? Шутка не очень удачная.
    Шон раздраженно смотрел на старшего брата.
    Оба находились в библиотеке дома, где сейчас жил Шон. Дома, который уже около века принадлежал семье Лассе-теров.
    Не привыкший вставать с постели раньше середины дня и оттого находящийся в дурном расположении духа, Шон запахнул халат и повторил:
    — Ты на ней женился? Что за чушь! Для этого дурацкого известия ты разбудил меня и потащил в эту комнату, не дав даже опохмелиться после вчерашнего?
    — Я не шучу, — спокойно сказал Келл. — Это произошло вчера вечером. По специальной лицензии, которую я получил.
    У Шона побледнели губы. Смотреть на это было неприятно. Некоторое время он молчал, потом ринулся к боковому столику, трясущейся рукой налил себе полный бокал виски и проглотил одним глотком.
    Когда он заговорил, его голос дрожал от злобы.
    — Ты сошел с ума? Я не могу поверить, что мой собственный брат предал меня… нанес мне такое оскорбление, приняв в нашу семью гнусную потаскуху, которая исковеркала всю мою жизнь.
    Келл с трудом подавил гнев. Он знал, что разговор предстоит тяжелый, и готовил себя к этому. Он даже умиротворяюще протянул руку и потрепал Шона по волосам, как часто делал, когда тот был подростком.
    — Это не предательство, Шон, а скорее помощь. Я спас тебя от тюрьмы. Тебе просто повезло, брат, что я сумел вовремя вмешаться… Не перебивай! Дай мне сказать… Возможно, ты не задумывался, что, оскорбляя мисс Кендрик, ты нанес оскорбление всему ее семейству. Они пришли в ярость и угрожали тебе судебным преследованием и еще Бог знает чем. Тебе хотелось бы попасть за решетку? Я не могу этого допустить.
    Шон бросил на брата презрительный взгляд, в котором читалась горечь.
    — Ты не мог найти другого способа? Я был о тебе лучшего мнения, Келл, будь ты проклят! Никогда не думал, что ты способен воткнуть нож мне в спину!
    Он с размаху бросил хрустальный бокал в камин, а потом, сжав руками голову, опустился в кресло.
    Келл ожидал подобного взрыва, он много чего ожидал от своего брата. И много чего видел, что вызывало у него негодование, злобу, желание плюнуть и разорвать с ним всякие отношения. Но он не делал этого, потому что жалел Шона, помня о его несчастном поруганном детстве. Жалость побеждала в нем все остальные чувства.
    — Ты говоришь о других способах… — произнес он, стараясь держаться спокойно. — Но разве ты оставил мне какой-то выбор? Если бы не твое сумасшедшее намерение мстить ей, я никогда бы не предложил ей выйти за меня замуж.
    — Она получила от меня то, что заслужила! Жалею, что не довел месть до конца.
    — Не думаю, что она виновна в твоей беде. Если кто и виновен, то ее конюх. Да и то он всего-навсего пытался защитить свою хозяйку, с которой ты вел себя неподобающим образом.
    — Она уже успела одурачить тебя, простак! Обвести вокруг пальца!
    — Не думаю, что ты прав.
    — Не прав? Ты веришь каждому ее слову и совсем не веришь мне, твоему кровному брату! Идешь у нее на поводу, как до тебя ходили десятки оболваненных ею! Она захватила тебя в свои сети так же, как их… Как меня…
    — Ты ошибаешься, Шон, — повторил Келл.
    Что еще мог он сказать этому полубезумному, не признающему никаких доводов человеку, с кем его объединяла общая кровь?
    — Да, конечно. Я всегда ошибаюсь. Всегда не прав. Всегда и во всем плох… — В голосе Шона послышались рыдания, слезы наполнили глаза. — Ты просто украл ее у меня! — выкрикнул он. — Вот что ты сделал! А я любил ее, Келл…
    Келл медленно покачал головой.
    — Если бы любил, то не мог бы поступить с ней так, как поступил. Не мог бы подвергать ее насилию любого рода. Не мог обречь на то, чтобы она стала отверженной в своем обществе. Как наша с тобою мать… И ее мать тоже… — Он сжал кулаки. — Что бы там ни было, я не допущу, чтобы ее судьба была похожа на судьбу нашей матери.
    Шон отвел глаза в сторону.
    — Но я действительно любил мисс Кендрик, — сказал он каким-то детским, на удивление жалким голосом. — Клянусь тебе! И готов был сам жениться на ней.
    — Однако она не захотела, Шон, и ты не нашел ничего более умного, как украсть ее из-под носа жениха! Избить, привязать к кровати, напоить наркотической бурдой и попытаться изнасиловать… Ничего себе любовь! И при этом еще полагал, что после всего этого она сразу полюбит тебя и согласится выйти замуж. Так?
    Лицо Шона исказилось, на него было жалко смотреть. И Келл, который еще не выговорился, немного смягчил тон.
    — Что ж, — продолжал он, — надо признать, кое-чего ты добился, братик. Можно считать, отомстил. Только за что? За то, что она тебя не полюбила? Но разве можно заставить любить? Подумай сам… Однако ты должен быть удовлетворен: ты лишил ее места в обществе, к которому она принадлежала. Это раз. Лишил мужа — это два. Не будем говорить о такой мелочи, как то, что ты поколебал ее веру в порядочность, честность и доброту многих людей… Впрочем, она и раньше была не слишком высокого мнения о людях. С самого детства. Чем тоже напоминает нас с тобой, брат.
    Он засмеялся. В смехе были горечь и презрение. Когда он заговорил снова, в его голосе появилась несвойственная ему неуверенность.
    — Конечно, я понимаю, брак со мной — невысокая честь, и мисс Кендрик шокирована моим положением в обществе. Но повторяю, в этом был хоть какой-то шанс для спасения ее репутации. Какая-то возможность хоть как-то объяснить случившееся. Без упоминания твоего имени и твоей чертовой роли во всем этом. И сейчас твоя обязанность, Шон, не вылезать со своим изложением событий — ни в трезвом, ни в пьяном виде. В последнем ты пребываешь чаще всего!.. А теперь слушай внимательно: мы придумали подходящую историю, и если ты осмелишься ее опровергнуть или извратить, то за твою судьбу я не ручаюсь. И в тюрьму к тебе приходить не буду, так и знай.
    — Какая еще история? — спросил Шон слабым голосом. У него продолжала болеть голова после вчерашней попойки, бокал виски, который он осушил, не принес облегчения. Пить дальше он опасался, потому что хотел услышать и понять, о чем говорит Келл.
    А Келл продолжал:
    — Мы с мисс Кендрик были уже давно влюблены друг в друга… Не дергайся, черт тебя побери! Я впервые близко увидел ее только вчера вечером у себя в клубе… И это я похитил ее, не допустив до алтаря, потому что не представлял жизни без нее. И сделал я это, заметь, по обоюдному согласию. Хотя мы оба знали, что брак с владельцем игорного клуба, да еще полуирландцем, да еще обман герцога выводит ее за границы высшего света. Лишает прежнего статуса.
    — Провались они со своим статусом! — рявкнул немного пришедший в себя Шон, презрительно скривив рот.
    У него с братом зрела давнишняя неприязнь к сословным различиям. Вернее, к тем из высших слоев, кто эти различия возводил в догму. Наверное, подумал Келл, его брата оскорбил не только и не столько отказ Рейвен, как то, что предпочтение было отдано персоне из высшего света.
    — Ну вот, собственно, это я и хотел тебе сообщить… И помни, что никаких оскорблений в адрес Рейвен я не потерплю, — добавил он твердо.
    — Горите вы оба в аду! — яростно выкрикнул младший брат.
    — Шон…
    — Уходи! Оставь меня одного.
    — Я так и сделаю. Но я еще не сказал тебе всего.
    — Что еще нового и приятного?
    — Я хочу, чтобы ты на некоторое время покинул Лондон.
    Шон уставился на него свирепым взглядом.
    — Какого черта?..
    Келл постарался говорить спокойно. Он давно привык к вспышкам брата, хорошо знал его грубый нрав и почти не злился на него. Скорее жалел.
    — Тебе следует уехать, — терпеливо объяснил Келл, — чтобы утихли волны, поднятые разразившимся скандалом. Я имею в виду похищение Рейвен, пускай по нашей версии и добровольное… Чтобы успокоились члены ее семьи, горящие желанием отомстить похитителю…
    — Куда я должен уехать?
    — В Ирландию. На нашу ферму. Ты не был там с прошлой зимы…
    Года три назад Келл приобрел недалеко от Дублина конскую ферму. Главным образом для того, чтобы было куда отправлять Шона, когда тот почти приходил в состояние буйного помешательства. Тому причинами были не только пьянство и разгульный образ жизни, но и, как полагал старший брат, их общее несчастливое детство.
    — Я уже отдал все необходимые распоряжения о твоем отъезде, — добавил Келл. — Надеюсь, там ты придешь в себя и сумеешь правильно оценить все, что сделал.
    — Что же такого я натворил, черт возьми?
    Келл подавил вздох.
    — Начнем опять сначала… Ни один порядочный человек не поднимет руку на женщину, Шон. Ты сделал это и перешел черту. Кроме того, ты оскорбил и оболгал ее, когда рассказывал мне о том, что якобы произошло между вами. Это гнусная ложь… Словом, все, что ты сделал по отношению к ней, не заслуживает прощения.
    — Иди ты к черту!
    — Только после того, как ты отправишься в Ирландию.
    Шон вскочил с кресла.
    — Я не обязан подчиняться всему, что ты приказываешь! Ты больше мне не брат! Иди к своей придуманной невесте. Или жене, не знаю… И не жалуйся мне, когда угодишь в самое пекло ее обмана и сгоришь там!
    — Если сгорю, то жаловаться не буду, — хватило у Келла духу пошутить. — Но ты, Шон, немедленно покинешь Лондон, даже если мне придется для этого лично сопровождать тебя!
    — Тебе придется лично нести меня на руках!
    — Что ж, думаю, и это осилю…
    С этими словами Келл повернулся и покинул дом своих предков, который он с некоторых пор возненавидел и не хотел в нем жить.
    Но не мысли о доме занимали его сейчас. Он думал о брате.
    Конечно, Шону необходимо некоторое время, чтобы привыкнуть к тому, о чем ему только что сообщил Келл. Ведь этот оголтелый шалопай и лоботряс, без сомнения, искренне полюбил Рейвен — что Келла совсем не удивляет. Только способы выражения этой любви были у него своеобразные, свойственные ему и неприемлемые для других. Тем более для Рейвен.
    Келлу было неприятно: он и в страшном сне не мог предположить, что причиной их ссоры станет женщина. Только этого не хватало! Хотя, чтобы оградить Шона от беды, подумал Келл с кривоватой улыбкой, он готов жениться на всех женщинах, из-за которых брату грозят крупные неприятности.
    Уже несколько последних лет Келла тревожила упорная склонность Шона к саморазрушению. Хотя опять же тому есть и объяснение и оправдание, о чем Келл не хочет и не может забыть… Если в твое чистое детство вторгается настоящий порок, последствия могут быть самыми ужасными, длительными, а порою нескончаемыми. И только очень сильные духом в состоянии преодолеть их. Шон никогда не был в числе сильных.
    Началом его мученического пути можно считать день, когда от тяжелой и внезапной болезни скончался их отец, Адам Лассетер. Келлу было тогда четырнадцать лет, Шону — девять. И не успело еще остыть тело отца, как его брат, Уильям, сумел добиться всеми правдами и неправдами, чтобы оба его племянника были отняты у своей матери и переданы под его опеку. У несчастной Фионы не хватило ни сил, ни средств бороться с кланом Лассетеров. Она, вынужденная сдаться, вернулась в Ирландию, где вскоре и умерла.
    Келл не может забыть прощания с матерью, когда он давал ей клятвенное обещание присмотреть за младшим братом. Обещание, которое, к стыду своему, он не смог до конца выполнить, чего не простил себе до сих пор…
    Уже сидя в экипаже на пути в клуб, он продолжал с горечью размышлять о тех годах, когда им с Шоном пришлось жить под крышей дома их дяди Уильяма. После того прощания с матерью он больше не видел ее — она скончалась в Дублине от охватившей бедные кварталы города эпидемии инфлюэнцы.
    Ненависть Келла к своему дяде приняла болезненный, необратимый характер. Он сопротивлялся ему во всем и бесчисленное число раз подвергался избиениям и другим наказаниям. Иначе, как дьявольским отродьем, дядя его не величал. Споры и ссоры у них происходили беспрерывно и по любому поводу. Дважды Келл убегал из дому и забирал с собой Шона, но деваться им было некуда, их отыскивали и сурово наказывали. Особенно страдал от наказаний Шон, будучи младше и слабее духом, чем брат.
    Ради некоторого благополучия Шона Келл заставил себя умерить ненависть к дяде, даже внешне смириться. Он с нетерпением ожидал времени, когда подрастет настолько, что сможет давать ему достойный отпор. Затем вообще избавится от его опеки и станет опекать младшего брата.
    В семнадцать лет Келл уехал на учебу в один из университетов. Шон оставался дома, с ним занимались частные учителя, которые часто сменялись, не выдерживая поведения своего трудноуправляемого ученика.
    Приезжая домой на каникулы, Келл обращал внимание на то, что характер его брата с возрастом не выравнивается, как он все время надеялся, а наоборот, становится более подавленным, неврастеничным; Шон, казалось, пребывал в постоянном страхе. Однако сколько Келл его ни расспрашивал, тот утверждал, что с ним все в порядке.
    Лишь через полтора года, в очередной раз приехав из университета, Келл узнал всю омерзительную правду, которую его тринадцатилетний брат стыдился ему открыть. Правда заключалась в том, что их дядя Уильям Лассетер испытывает неодолимую тягу к подросткам, и Шон стал объектом его притязаний.
    В день, когда это открылось Келлу (как раз перед Рождеством), он собирался пойти в церковь на дневную службу и позвал с собой Шона. Тот сидел перед камином у себя в комнате, накинув на плечи одеяло, его била дрожь, у него зуб на зуб не попадал.
    — Я не могу идти в церковь, Келл, — пробормотал он в ответ на предложение брата. — Я слишком грязный.
    — Что ты такое говоришь, парень! — воскликнул Келл. — Хочешь сказать, что давно не мыл уши и шею?
    Шон не улыбнулся от подобного предположения. С тем же страдальческим выражением лица он ответил:
    — Я моюсь каждый день. Но не становлюсь от этого чище. Господи, помоги мне!.. Он заставляет меня, Келл! Я ничего не могу с ним поделать!..
    Мальчик закрыл лицо руками и разрыдался. Начав говорить, он уже переборол стыд и рассказал Келлу все: как уже несколько месяцев дядя принуждает его к разврату, а он… он боится этого человека и подчиняется ему.
    Новые рыдания прервали его рассказ…
    Вспоминая об этом сейчас, через десяток лет, Келл, казалось, испытывал те же чувства, что и в тот день: безмерную жалость к брату и дикую ненависть к дяде, которого решил убить, если только тот еще раз притронется к мальчику…
    — Мистер Лассетер, сэр… — прервал его мысли голос возницы.
    Экипаж уже стоял перед входом в игорный клуб.
    Ощущая себя столетним стариком с больной ногой и разламывающейся от мрачных мыслей головою, Келл медленно вылез из экипажа и пошел к дверям, возле которых стоял его управляющий Тиммонз. Тиммонз был слишком вышколен, чтобы спрашивать хозяина о причинах его долгого отсутствия. Однако Келл посчитал нужным сообщить ему, что был занят неотложными делами.
    — Все в порядке, сэр, — сказал управляющий. — Мисс Уолш еще спит, она всю ночь была в залах. Группа рисковых джентльменов до рассвета дулась в кости, и ставки у них были ого-го!
    «Ого-го» могло означать, что сотни тысяч фунтов переходили из рук в руки, а это, в свою очередь, приносило приличный доход клубу. Что ж, по крайней мере хоть что-то в его жизни идет по налаженной колее, с удовлетворением отметил Келл.
    То, что Эмма еще не встала с постели, тоже радовало: он был не в настроении сообщать ей сейчас о своей внезапной женитьбе.
    Прихрамывая немного сильнее, чем раньше, он поднялся к себе в кабинет. На столе рядом с бухгалтерскими книгами были аккуратно разложены разнообразные документы: расписки, квитанции, долговые обязательства… У Эммы всегда и во всем был отменный порядок, и он не стал ничего проверять. Эта женщина в состоянии вести дела клуба не хуже его.
    Отвернувшись от вороха бумаг, Келл прошел в примыкающую к комнате спальню, где позапрошлой ночью он занимался довольно странным и несвойственным ему делом — пытался вывести из повышенного сексуального возбуждения одну молодую девушку, ставшую зачем-то его женой… Зачем?
    Он уже столько раз объяснял это самому себе, ей, ее малоприятным родственникам, а совсем недавно и собственному брату, что больше думать об этом не мог. Хватит!
    Бросившись на постель, он прикрыл глаза и попытался изменить направление мыслей… И продолжил думать о своей семье — о брате, о дяде, о себе, о том, что произошло вслед за признанием Шона, что дядя склоняет его к греху содомии…
    Келл и его брат оставили дом Уильяма Лассетера, не попрощавшись с ним и не сообщив, куда направляются. А направились они на родину матери, в Ирландию. Там Келл старался сделать все, что мог, чтобы помочь Шону забыть о том, что ему пришлось пережить. Но главное — пытался заработать обоим на жизнь, что было дьявольски трудно. Используя свою природную способность к различного рода играм, в том числе и к азартным, он сумел в сравнительно короткий срок скопить довольно значительную сумму денег. Это позволило ему с наступлением совершеннолетия не заниматься спорами с родственниками по поводу скромного наследства, оставленного ему отцом.
    Что касается его отношений с младшим братом, то здесь он с самого начала допустил немало ошибок и промахов. Считая себя виновным чуть ли не во всем плохом, что случилось, Келл снисходительно, слишком мягко относился ко всем вывертам и отклонениям Шона. Не отказывал ему в деньгах, которые с возрастом тот уже тратил не на невинные забавы и сладости, а на кутежи, азартные игры и продажных женщин. Келл пытался его учить и лечить — нанимал ему учителей, приглашал хороших врачей, но все было напрасно. Возможно, если бы в свое время Келл был с ним построже…
    Прошло немало лет, прежде чем Келл понял и признал свое поражение, но в нем не утихла боль за брата и чувство собственной вины. Но не все можно было оправдать несчастным детством…
    Чего стоит полубезумная реакция брата на отказ одной красотки из высшего света. В конце концов его, избитого и пьяного, подобрали на улице вербовщики и продали на корабль британского королевского флота. Келлу удалось выцарапать его оттуда с помощью больших трудов и немалых денег.
    Однако — Келл был теперь убежден в этом — Рейвен Кендрик непосредственно не виновата в его бедах. Но ее появление в Лондоне потрясло Шона. Следы этого потрясения он носит на своей спине в виде шрамов от ударов плетью, пусть эти удары и шрамы и не идут ни в какое сравнение с теми рубцами, что остались в его душе после жизни у дяди.
    Наверняка после всего, что с ним случилось, он немного тронулся рассудком — иначе бы не решился на такой безумный поступок, как похищение. Но все равно он заслуживает сурового наказания за то, что натворил. И Келл должен его наказать, хотя не собирается оставлять его без своей защиты в будущем.
    Одно из наказаний уже свершилось: Келл женился на женщине, которую полюбил Шон. Дико, неразумно, бестолково, но полюбил. И теперь вполне может возненавидеть Келла — с него станется…
    Келл поморщился, припомнив, как только что Шон обвинял его в предательстве и предрекал, что он станет игрушкой в руках этой опытной и коварной искусительницы.
    Но он не прав! Келл никогда не станет, не может стать игрушкой хотя бы потому, что не испытывает к этой женщине таких безумных чувств, как его брат. Однако он должен быть начеку и не допускать, чтобы страсть возобладала над ним.
    Черт побери, он не допустит этого! Нет! Хотя бы из уважения к чувствам несчастного брата. И значит, будет с этой минуты держаться как можно дальше от Рейвен Кендрик. Рейвен Лассетер.

    Утро у Рейвен выдалось не менее напряженным, чем у Келла. Ей пришлось набраться храбрости и решиться на встречу со своим обманутым женихом, герцогом Холфордом, чтобы лично принести ему извинения. Впрочем, она не была уверена, что герцог согласится.
    Она была готова поехать к нему сама, но посещение дамой жилища холостяка считалось совершенно неприличным в высшем свете, а потому она послала ему записку с просьбой посетить ее. Ожидание затянулось, она уже боялась, что он ее приглашением пренебрег, но все же он явился. Вид у него был оскорбленно-воинственный, отнюдь не говорящий о готовности принять ее извинения и простить.
    Рейвен не могла не признать в душе, что он выглядит и ведет себя как истинный джентльмен, умеющий во всех случаях сдерживать свои эмоции и не выходить за рамки неписаного кодекса приличий. Кроме того, он и внешне был в достаточной степени привлекателен, хотя несколько манерен и сух. Впрочем, это она уже знала раньше.
    Виски у него были уже облагорожены сединой, волосы поредели. При ярком свете дня он больше напоминал отца, нежели жениха. Тем не менее она испытала некое щемящее чувство грусти: она потеряла хорошего, достойного человека, с кем могла бы прожить много лет в спокойствии, достатке и при полном уважении в высших сферах общества.
    Он, в свою очередь, тоже изучал ее взглядом, который явно одобрял ее внешность, но совсем не одобрял поведение.
    Услышав робкое приглашение, он опустился в кресло и долго не произносил ни слова. Он никогда не отличался словоохотливостью и красноречием, но такого длительного молчания между ними никогда не было. И такого мрачного выражения лица у него Рейвен не видела никогда. Хотя что тут удивляться? Она целиком виновата перед ним, и ей предстоит выкручиваться, лгать и замаливать грехи.
    По правде говоря, она как-то не думала, что такой холодный разумный человек, как Холфорд, может так явно и глубоко переживать. В его светлых глазах застыла настоящая боль. А она-то полагала, что будет всего-навсего задета его сословная гордость.
    — Итак… — произнес он наконец.
    — Вы прочитали мое вчерашнее письмо, сэр? — спросила Рейвен.
    — Да, мадам. И по правде, говоря, не видел оснований для встречи. Вы достаточно ясно изложили свои чувства.
    Она негромко и смущенно сказала:
    — Мне хотелось иметь возможность, сэр, лично принести вам свои глубокие извинения и испросить прощения.
    — В самом деле? — Его изящная бровь дернулась. — Вы желаете получить прощение за тот подлый трюк, который был проделан надо мной? Не чересчур ли это, мадам?
    — Чарлз, я очень хочу, чтобы вы меня простили. Я так сожалею. Все было так внезапно… неожиданно для меня самой. Вы не заслуживаете такого отношения.
    Если он и был немного удивлен и смягчен ее виноватым жалобным тоном, то, во всяком случае, не подал виду. Напротив, спросил куда более резко:
    — Значит, вы все-таки сожалеете, что выставили меня перед всеми полным идиотом? Что пренебрегли мною, чтобы выскочить замуж за негодяя и убийцу? Ничтожного ирландца!
    Рейвен побледнела и набрала воздуха, чтобы дать достойный ответ на услышанные оскорбления, но сникла, вспомнив, что, по сути, почти ничего не знает о своем муже. Кроме того, что в нем действительно течет ирландская кровь. Однако не возразить она не могла и с тихим вызовом произнесла:
    — Он не убийца. И не негодяй.
    Герцог неожиданно смягчился.
    — Вполне возможно. Но он известный азартный игрок, который станет теперь еще более известным в высшем свете тем, как ловко он украл невесту у меня прямо из-под носа!
    Она покачала головой, еле сдерживаясь, чтобы не сказать этому глубоко оскорбленному человеку, что его гнев направлен не по адресу: ни Келл Лассетер, ни она ни в чем не виноваты.
    Сказала она всего две короткие фразы:
    — Его не за что осуждать. Вина целиком на мне.
    Герцог взглянул на нее с презрительным удивлением.
    — Уж не хотите ли вы заставить меня поверить, что именно в вашей голове зародился весь план вашего собственного похищения?
    — Нет, — не сразу ответила она. — Это не совсем так. Похищение было самым настоящим, но… Но все дело в том, что я не захотела остановить его. Ничего для этого не предприняла.
    Она придумала все это только сейчас, в самую последнюю минуту. Немного наклонилась вперед, вперив в собеседника настороженный, умоляющий взгляд. Она вовсе не хотела, чтобы этот человек оставался ее врагом; тем более — врагом Келла. Нужны, видимо, еще какие-то слова. Более веские, более убедительные.
    — Я вовсе не хотела этого, поверьте мне, Чарлз, — снова заговорила она. — Не хотела любить его. Клянусь вам… Но иногда… иногда мы не можем предсказать… предугадать зова нашего сердца. Разве не так?.. — Она перевела дух и продолжала высасывать из пальца откровенную ложь. — Мне кажется, я знала его всю жизнь, этого человека. Но я отказывала ему годами, поскольку моя семья считала, что мы неподходящая пара.
    — Еще бы, — подтвердил герцог. — Тут не может быть двух мнений.
    Не обратив внимания на то, что ее прервали, Рейвен продолжала:
    — Чем ближе подходил день нашей с вами свадьбы, тем беспокойнее я становилась. Надеюсь, вы понимаете. Я думала до последней минуты, что просто разыгрались нервы, как, наверное, у каждой невесты, но в самый последний момент… О, Чарлз, я вдруг почувствовала, что не могу выйти за вас замуж… И вовсе не потому, не думайте, что я так безумно любила этого человека… Нет… Я поняла, что поступлю нечестно по отношению к вам.
    Он недоверчиво скривил губы.
    — Теперь вы заговорили о честности. При чем тут она?..
    «Действительно, при чем? — лихорадочно думала Рейвен. — Что бы еще придумать?»
    Она продолжила:
    — Рассудите сами, Чарлз. Будьте откровенны. Я не затронула ваше сердце до самой его глубины. Вы по-настоящему никогда не любили меня, а рассматривали только в качестве приза, который неплохо бы выиграть. Тем более когда кругом столько соперников. Тоже игроков… Как в игорном клубе у Келла Лассетера… А я… Я, в свою очередь, хотела за вас замуж главным образом из-за титула.
    Он снова покривился, как от боли, и ей стало жаль его еще больше. Но игра продолжалась.
    — Чарлз, вы должны понять. Вы умный, тонкий человек. У моей семьи были немалые планы в связи со мной. Дед хотел видеть меня в обществе, к которому он принадлежит, и я пыталась идти у него на поводу. Но я все же поняла, что не могу противоречить своему сердцу. А сердце говорило в пользу Келла, которого я знала и любила с очень давних пор. Чуть не с детства. Хотя, как я уже говорила вам, Чарлз, я не хотела любить его.
    Наступило молчание.
    — Где он сейчас? — спросил потом герцог, оглядывая гостиную, словно подозревая, что Келл прячется где-нибудь за креслом.
    Рейвен с беспокойством посмотрела на говорившего.
    — Зачем вам это знать?
    — Потому что я хочу вызвать его на дуэль!
    Она снова почувствовала, что бледнеет.
    — Чарлз, не делайте этого!
    — Почему же, мадам? Вы боитесь, что я убью его?
    Судя по тому, что она слышала о Келле, у нее было больше оснований беспокоиться о герцоге, но сказать об этом, не нанеся ему еще одной смертельной обиды, она не могла. Поэтому заговорила о другом.
    — Пожалуйста, Чарлз… У вас ведь обида на меня, не на Келла. Он тут ни при чем. Я одна заслуживаю вашего гнева и осуждения.
    — И это так, мадам. И до тех пор, пока не остынет печь в аду, я не забуду того, что вы мне причинили.
    Она прикусила губу.
    — Неужели ничто в вашем сердце не заставит вас подарить мне прощение?
    Герцог поднялся с кресла, смахнул невидимую пыль с костюма.
    — Думаю, что нет, дорогая, — печально ответил он. — На это у меня не хватит великодушия. Однако ради вас я не стану пытаться лишить его жизни. Но зато сделаю одной из целей своей жизни погубить его. — Глаза герцога сверкали, как кусочки льда. — Ваш избранник проклянет день, когда задумал украсть вас у меня!

    Рейвен оставалась в гостиной под впечатлением от неприятного визита Холфорда и особенно от его последней угрозы, когда служанка доложила, что к ней приехала Бринн Тремейн, графиня Уиклифф.
    Рыжеволосая красотка Бринн прошлым летом совершенно неожиданно для себя и без особого желания поймала на крючок одного из наиболее влиятельных молодых британских лордов. Однако, несмотря на некоторые сложности характера каждого из них, в скором времени в их браке возобладала любовь, перешедшая во взаимную страсть, которой Бринн всецело подчинилась. Рейвен, с которой ее подруга была предельно откровенна, не могла не вспомнить по этому поводу несчастную любовь и страсть своей матери — правда, по отношению к отсутствующему возлюбленному. Она была рада за Бринн, даже немного завидовала ее чувствам, но в то же время говорила себе, что никогда не допустит, чтобы ее душу и тело настолько захватила любовь.
    Как всегда, Бринн была в элегантном наряде: сшитое на заказ прогулочное платье из зеленой мериносовой шерсти и короткий кремового цвета жакет. Наряд несколько скрывал ее округлившийся живот — она ожидала ребенка. Однако прическа ее была по-девичьи легкомысленной — рыжие пряди свободно вились надо лбом.
    Она заговорила не сразу. Сначала молчала с выражением глубокого сочувствия и смотрела на Рейвен зеленоватого оттенка глазами, в которых блестели слезы. Рейвен зарыдала и бросилась в объятия подруги. Ей стало немного легче — после двух суток беспрерывного напряжения она могла поплакать вволю.
    Бринн гладила ее по голове и бормотала какие-то ничего не значащие, но такие необходимые слова утешения.
    Наконец, всхлипнув последний раз, Рейвен успокоилась и произнесла твердым голосом:
    — Прости меня. Я прямо водосточная труба…
    — Думаю, ты заслужила право как следует выплакаться, — великодушно сказала Бринн, вынимая из сумочки платок и отирая лицо Рейвен. — Ты не очень пострадала? Какие-нибудь ушибы, раны, не дай Бог?
    — Нет-нет, — отвечала Рейвен, не желая вдаваться в подробности.
    — Мы страшно беспокоились. Люсиан поднял на ноги половину Лондона, чтобы отыскать тебя. Слава Богу, получили твою записку.
    Рейвен не сомневалась, что подруга почти не преувеличивает действия своего супруга. Люсиан служил по иностранному ведомству, и в его распоряжении была чуть не армия сыщиков и агентов. По крайней мере она так считала… Неужели все они бегали по улицам Лондона?
    — Я очень сожалею, что доставила ему столько хлопот, — сокрушенно сказала Рейвен.
    Бринн не приняла ее извинений.
    — Ну что ты! — воскликнула она. — Люсиан все время жалуется, что скучает в своем министерстве. Уверена, это для него было хорошей разрядкой… Но шутки в сторону, мы так рады, что ты в безопасности! И к тому же вышла замуж!.. Расскажи скорее обо всем, что случилось!
    Она потянула Рейвен на кушетку, они уселись там, и Бринн не успокоилась, пока не узнала все, что произошло. От начала до конца.
    Рейвен не скрыла от нее почти ничего. Рассказала, как ее похитил Шон Лассетер, как она очнулась в постели старшего Лассетера, о том, в какую ярость пришли ее родственники. Поведала и о том, что была вынуждена… посчитала чуть ли не единственным выходом из положения… выйти замуж за своего спасителя, Келла Лассетера. Принеся ему, как бы в благодарность, эту жертву.
    Она не стала, конечно, упоминать о своих опасных, пусть и мимолетных, чувствах к нему — ведь они не имеют никакого отношения к тому главному, что уже произошло.
    Когда она закончила рассказ, Бринн озадаченно нахмурила свой гладкий лоб под рыжими кудряшками. И потом сказала:
    — Я мало что знаю о твоем мистере Лассетере. Слышала краем уха, что у него дурная репутация. Но мало ли что о нас говорят? Люсиан, кажется, немного знаком с ним, где-то они встречались. Зато наш Смельчак, наш Джереми Норт, хорошо знает его и посещает игорный клуб.
    Джереми Адэр Норт, маркиз Вулвертон, по прозвищу Смельчак был в настоящее время признанным лидером Лиги адского огня. Многие молодые люди ценили в нем бесшабашность, храбрость, дружелюбие и умение наслаждаться жизнью. Превращать ее в непрерывную цепь удовольствий. За что вторым его прозвищем было Принц Наслаждений.
    Услышав от Бринн это имя, Рейвен задумчиво кивнула. Конечно, уж кто-кто, а Смельчак должен многое знать о Келле Лассетере и о его темном прошлом.
    — Интересно, что за человек твой мистер Лассетер? — спрашивала тем временем Бринн. — Напоминает своего брата, который тебя так преследовал?
    — О нет! — решительно воскликнула Рейвен. — Слава Господу, они совсем разные. Келл, он…
    Она замолчала, не зная, как описать человека, ставшего ее мужем.
    Он опасный, таинственный, неотразимый, привлекательный, заботливый, решительный… И еще он — ироничный, умный, готовый защищать оскорбленных, а также тех, кто с ним одной крови… Что еще сказать?
    Ничего этого она не сказала, а смущенно произнесла:
    — Лучше, если ты сама составишь о нем мнение, когда увидишь.
    — Прекрасно. Но где же он? Я горю от нетерпения познакомиться.
    Рейвен отвела глаза.
    — Кажется, он отправился к себе в клуб… Знаешь, — добавила она, — мы пришли с ним к соглашению не торчать над душой друг у друга. Наш брак, пойми это, Бринн, и не осуждай меня, просто деловое соглашение, заключенное в необычных обстоятельствах.
    Теперь пришла пора призадуматься Бринн.
    — Но как же?.. А жить ты будешь здесь?
    — Какое-то время. Но только чтобы соблюсти внешние правила приличия. Впоследствии я переберусь в собственный дом. Где он будет, я еще не знаю.
    Рейвен не удержала вздоха. Вздохнула и Бринн. Снова обе замолчали.
    Бринн заговорила первая, нарочито веселым голосом, оглядывая комнату.
    — А здесь все вполне прилично выглядит. У мистера Кел-ла Лассетера, как видно, очень неплохой вкус, несмотря на его занятия игорным бизнесом. Лучше, чем у многих истинных джентльменов, известных мне.
    У Рейвен эти слова вызвали невольную улыбку.
    — С первого момента нашей встречи, — сказала она, — Келл постоянно пытался мне доказать, что не хочет иметь ничего общего с теми, кого считают джентльменами. Только ему это не очень удавалось.
    — Во всяком случае, — так же оживленно произнесла Бринн, — настоящий джентльмен все же не умчался бы с утра в клуб, оставив тебя одну в таком состоянии в чужом доме.
    Рейвен покачала головой.
    — Я не в обиде на него. Он и так сделал достаточно. Сама посуди: помог мне хоть как-то выпутаться из ужасного положения, спас, можно сказать, от полного краха. Принес в жертву собственную мужскую свободу. Конечно, не ради меня, а ради своего брата: чтобы мой дед не засудил его. Но все равно…
    — Да, конечно… ты права… — Бринн проговорила это немного рассеянно, думая о чем-то своем, и сразу добавила: — Мы с Люсианом будем рядом с тобой. Я его заставлю, если он посмеет сопротивляться. И мы вместе подумаем, как тебе пережить период бури, пока погода не наладится. Одной тебе оставаться нельзя… А вообще тебе нужно как можно скорей войти в прежний ритм жизни. Возобновить прогулки в парке, визиты по вечерам. Пускай никто не думает, что ты скрываешься или боишься.
    Рейвен слегка скривилась.
    — Я не собираюсь скрываться и никого особенно не боюсь. Но в то же время, скажу тебе откровенно, не испытываю никакого удовольствия, когда думаю обо всех этих усмешках, о шепоте и переглядывании, о злорадном удовлетворении некоторых, что я не стала герцогиней.
    Бринн сочувственно покачала головой.
    — Понимаю и жалею тебя, но, как сказано в Библии, все это суета сует…
    — …и всяческая суета, — подхватила Рейвен. — Но моя бедная мама так мечтала о чем-нибудь таком для меня. — Она вскинула голову, стараясь выглядеть бодрее, чем была на самом деле. — Что ж, чему быть, того не миновать. Ничего уже не поделаешь и нет смысла жалеть себя. Нужно искать преимущества в моем теперешнем положении, и мне кажется, — она с вызовом посмотрела на Бринн, — я уже кое-какие нашла. К примеру, не надо будет непременно присутствовать в качестве супруги герцога на десятках томительных, унылых приемов. Притворяться, что все это мне безумно интересно. А еще, я все-таки освободилась от назойливой пятки моей тетушки. — Рейвен помолчала, как бы вспоминая. — Что начало меня беспокоить с сегодняшнего дня, — продолжала она, — это новая опасность, которой может подвергнуться Келл. Герцог Холфорд в ярости, он мечет молнии против него и против меня.
    — Могу себе представить, — сказала Бринн.
    — Даже не можешь. Он был просто не похож на себя, когда кричал, что погубит его.
    — Ничего, Рейвен. Надеюсь, ему будет не так уж легко это сделать, если мы с Люсианом будем на вашей стороне.
    — Бринн… Я не могу допустить, чтобы вы до такой степени входили в мою жизнь. У Люсиана свой круг обязанностей, а тебе надо сейчас, перед рождением ребенка, вести как можно более спокойный образ жизни… У вас у самих хватает забот…
    Рейвен имела в виду недавнее происшествие, связанное с вражескими агентами — ведь Британия продолжала воевать с наполеоновской Францией, — когда на Люсиана готовилось покушение. Оно было своевременно раскрыто, однако главный зачинщик по кличке Калибан остался на свободе. Значит, по-прежнему существовала угроза для жизни Люсиана и его жены. В последнее время он не разрешал Бринн никуда выходить из дома без двух телохранителей.
    Тем не менее Бринн без обиняков заверяла Рейвен:
    — Не думай, что мы оставим тебя в беде. Такого не будет!
    Не скрывая радостной улыбки, Рейвен поспешила ответить:
    — Конечно, я не думаю так. Но даже вы, мои добрые друзья, не во всем сможете помочь мне в моем положении.
    Бринн явно не понравилось подобное предположение, и она энергично возразила:
    — Ты рассуждаешь сейчас совсем не как та Рейвен, которую я недавно узнала и сразу полюбила. Где же твое бунтарство, твоя смелость? Неужели ты позволишь тем, кто называет себя высшим обществом, запугать тебя и диктовать свои условия? Нет, ты не сделаешь этого, а мы тебе поможем.
    Рейвен с удивлением взирала на раскрасневшуюся подругу, и впрямь сейчас похожую на предводительницу восставших. Потом не выдержала и рассмеялась — легким искренним смехом, чего с ней не случалось уже два с лишним дня.
    — Ты права, Бринн, — сказала она. — Прости мне минутную слабость и сомнение в вашей преданности… Нет, я не чувствую себя побежденной или запуганной. Битва продолжается. Я выхожу на тропу войны!
    Теперь рассмеялась Бринн.
    — Так-то оно лучше, дорогая. Узнаю прежнюю Рейвен.
    — Клянусь, — продолжала та, — меня не заставят стать изгнанницей, как сделали с моей матерью! Они примут меня в свою среду, эти люди, а уж там посмотрим, захочу ли я находиться среди них…

Глава 9

    Однако, верная своему слову, Бринн делала все, что в ее силах, чтобы умерить градус злоречия и выставить Рейвен по возможности в самом лучшем свете, тем самым подтверждая справедливость изречения о том, что только в дни тяжких испытаний человек узнает, сколько у него настоящих друзей. К сожалению, многого при всем желании Бринн сделать не могла.
    С ее помощью и участием Рейвен возобновила регулярные выезды ранним утром на верховые прогулки. Вместе с Бринн наносила дневные и вечерние визиты, ездила по магазинам, посещала выставки. Вступала в длительные задушевные разговоры, но не снисходила до объяснений или, тем более, жалоб. И не оттого, что испытывала стеснение и стыд, — просто считала, что еще не наступил для нее подходящий момент, чтобы проявить себя, свой характер. Она выжидала.
    Да, она выжидала и потому бывала отнюдь не во всех домах и компаниях, в которых блистала раньше. Где недоброжелательные орды аристократов могли бы легко проглотить ее, как говорится, с потрохами. Или, во всяком случае, довести до слез. Ведь она нарушила — по своей вине или нет, дело десятое — все писаные и неписаные правила поведения, принятые в высшем свете. За это там не по головке гладят, а жестоко мстят. Она не хотела ни чтобы ее гладили, ни чтобы мстили. Соблюдая осторожность и выдержку, она готовила свой план битвы, которая не должна окончиться ничем, кроме полной победы. В чем заключался этот план и есть ли хоть какая-то надежда на победу, она, положа руку на сердце, не знала, но готовилась…
    Более открытая в выражении своих чувств и всегда жизнерадостно настроенная, Бринн даже намечала устроить у себя дома бал по случаю замужества подруги, чтобы тем самым поддразнить наиболее ярых порицателей и бичевателей Рейвен. Доброжелатели отговаривали ее от этого, убеждая, что не нужно понапрасну дразнить зверя — тот может укусить совсем не ее, а Келла Лассетера.
    И все же главным врагом Рейвен в первые дни было одиночество. Особенно когда она находилась дома. Из близких ей людей здесь были только любимый с детства О'Малли и служанка по имени Нэн, к которой Рейвен привыкла в доме у своей тетки.
    Впрочем, к ее удивлению и радости, к ней как-то приехали эта самая тетка и сильно осунувшийся дед. Тетка по обыкновению ругала ее, а дед в основном скорбно молчал.
    Келла она почти не видела. Рано утром он отправлялся, по-видимому, в свой клуб и возвращался поздно вечером. Так что ни столовая, ни гостиная, не говоря уже о спальне, не были у них общими комнатами.
    Такое положение вещей, вообще-то говоря, не было чем-то необычным. Особенно в высшем свете. Сколько мужей и жен так и жили годами, если не десятилетиями, обмениваясь изредка утренними приветствиями и еще реже желая друг другу спокойной ночи. В конце концов, убеждала себя Рейвен, что ей остается, кроме попыток соединить воедино разрозненные части своей неудачной жизни без участия в этом супруга. Его вмешательство могло бы, наверное, только ухудшить ее виды на будущее.
    Но в поддержании подобного образа жизни был один изъян: ведь распространенная ею же легенда об их воссоединении с Келлом гласила, что причиной всего явилась глубокая, почти безумная любовь. Словом, налицо сугубо романтическая версия происшедшего. Однако если вскоре станет общеизвестно, что супруги нигде не бывают вместе, что он проводит все свое время вне дома, а она ждет его, как небезызвестная Пенелопа, — если эти слухи стремительно расползутся, то вся история их любви рассыплется, как карточный домик. Публика будет выведывать и разнюхивать, чтобы докопаться до истины. Это может вообще все повернуть по-другому, в худшую сторону — и для Рейвен, и для ее семьи, и тем более для братьев Лассетер.
    Впрочем, нельзя сказать, что Келл абсолютно забыл о существовании Рейвен. Вскоре ей стало известно, что он отправил своего поверенного встретиться с адвокатом ее деда. Необходимо подписать контракт, по которому за Рейвен в случае развода остается право сохранить полную финансовую независимость для себя и своих будущих детей, коль скоро таковые появятся.
    Рейвен не обсуждала со своим дедом вопрос о наследниках, но старый лорд время от времени бросал фразы, говорившие, что он немало думает об этом. Даже куда больше беспокоится их возможным отсутствием, нежели скандалом вокруг Рейвен. Скандал, правда, не разгорается, но и не гаснет. Просто тлеет и может в любой момент вспыхнуть ярким пламенем.
    — Я хочу, моя милая, — говорил старик, — чтобы мой род продолжился. Даже если не увижу самого продолжателя… Правда, — добавлял он жалобно, — меня страшит, что в его жилах может течь кровь убийцы…
    Рейвен молчала: она не могла помочь деду ни в том, ни в другом. Тем более что сама до сих пор мало что знала о своем муже.
    Кто мог знать о нем гораздо больше — так это молодой жуир и прожигатель жизни лорд Вулвертон, про которого ей говорила Бринн. С ним и решила поговорить Рейвен, для чего отправилась однажды на прогулку в его двухместном экипаже. Пусть посмотрят на них те, кого это интересует. Лишний раз убедятся, что она нисколько не боится появляться на публике, а ее не чураются самые завзятые аристократы.
    Всем своим видом Джереми Вулвертон старался доказать именно это. Чему отчасти помогла и сама природа. Он был высок, гибок, светловолос, обладал беззастенчивым взглядом и наглой улыбкой, что привлекало к нему женские взоры. О Келле Лассетере он говорил без обычного суесловия, предупредив, что знает о нем не слишком много, но ценит за то, что он порядочен и умел в деле, которым занимается. А уж фехтовальщик вообще отменный.
    — …Встречаемся мы нечасто, — говорил Вулвертон. — Его клуб один из лучших в Лондоне — высокие ставки в игре, но игра честная. Келл за этим следит строго. А в зале у Анжело он лучше всех держит в руках рапиру… — Смельчак подхлестнул лошадей, обогнал кого-то, едва не задев, и продолжал: — Вообще таких, как он, называют бунтарями. Ему наплевать с высокого дерева, что о нем думают или толкуют. Похоже, он избегает родовитую знать. Хотя, я уверен, его примут в любой компании, если он захочет. У него вполне приличное происхождение со стороны отца.
    — Мать у него ирландка, — заметила Рейвен.
    — Да. И он часто говорит об этом, словно хочет утереть нам наши английские носы. Каков наглец! — Смельчак улыбнулся. — Люблю наглецов. Сам такой… Года четыре назад, когда он открыл свой клуб, я, признаться, был уверен, что его предприятие лопнет. Считал его безрассудным малым. Он еще имел нахальство назвать его «Золотое руно». Однако теперь вижу — у него дальний прицел. И название сыграло свою роль. Кому не охота отправиться в путешествие за золотым руном? Этот игорный клуб сейчас самый модный в Лондоне, и не удивлюсь, если Келл составит на нем неплохое состояние…
    Вулвертон повернул коней в тихий переулок и перевел их на медленную рысь.
    — Что касается слухов о том, что он пришил своего дядюшку… Извините, Рейвен, за глагол, который я употребляю… Что ж, вполне могу предположить, что так оно и было. Откровенно говоря… вы же хотели, чтобы я был с вами откровенен?.. Так вот, откровенно говоря, он представляется мне человеком, достаточно опасным для других. Кроме того, я слышал парочку историй о его распутстве… Ох, простите, дорогая! Что я такое позволяю себе? Но если честно, мне странно думать о вас как о его жене.
    Рейвен с трудом сдержала ироническую улыбку: кто на ее глазах осуждает сейчас распутство? Один из наиболее знаменитых блудодеев Лондона. Его высочество Принц Наслаждений собственной персоной!..
    Несколько шагов они проехали молча, но Смельчак Джереми долго молчать не мог.
    — Представляю, как расстроится Ник, когда узнает, что с вами произошло, — сказал он. — Просто снимет с меня голову, что я так опростоволосился: допустил похищение и ваше внезапное замужество!
    Смельчак ухмыльнулся, но Рейвен не ответила на его улыбку.
    Ник, о котором он упомянул — Николас Сейбин, — был американским судовладельцем-капером. То есть таким, чьи торговые корабли нападали на другие суда, которые считали враждебными. В общем, его можно было вполне назвать морским разбойником, пиратом. Но можно и «морским партизаном». Ведь год назад началась очередная война Англии против Соединенных Штатов, и Ник «помогал» своим соплеменникам, подвергая разграблению английские торговые суда. За свои действия он был заочно приговорен британским судом к повешению, поскольку поймать его не удавалось. Однако тайно он уже побывал в Англии, откуда вывез к себе на родину, в Виргинию, свою красавицу жену Аврору.
    Обо всем этом Рейвен уже знала в общих чертах, так как Николас Сейбин был не кем иным, как сыном ее настоящего отца, американца, и, следовательно, братом самой Рейвен. Кроме того, когда его еще не обвинили в пиратстве, он какое-то время по просьбе своего отца был ее легальным опекуном, а когда бежал из Англии, поручил сестру заботе двух ближайших друзей, бесшабашного Смельчака Вулвертона и положительного Люсиана Уиклиффа.
    И тот и другой всерьез восприняли просьбу друга, но, к обоюдному огорчению, не смогли ни предвидеть, ни предотвратить того, что случилось с их подопечной.
    — Ох, если б я только мог знать, что задумал этот сукин сын! — Лицо Вулвертона исказилось от гнева, и Рейвен поняла, что он говорит о Шоне Лассетере. — То, что его поучили жизни на флоте, это цветочки — тюрьма для него была бы лучшей наградой! Если бы вы, дорогая, согласились свидетельствовать против него…
    Рейвен содрогнулась, вспомнив все, что произошло совсем недавно, но твердо ответила:
    — Я не могу этого сделать, Джереми, и вы прекрасно знаете почему. А что касается этого негодяя, он получил свое. Келл говорит, что без жалости не может смотреть на его спину.
    — Я бы его отделал так же со всех сторон, — пробурчал Вулвертон. — Неужели вы простили его? О, святая!
    — Совсем нет. Но что толку копить ненависть и мечтать о мести? Не забывайте, я замужем за его братом и не хочу внутрисемейной вражды.
    — Кстати, о старшем брате, дорогая. Я собираюсь предупредить его, чтобы он не подумал даже словом обидеть вас. Иначе он будет иметь дело со мной.
    — О нет, пожалуйста, Джереми, не нужно этого! Я уверена, он не причинит мне ни малейшего вреда. В крайнем случае я сама разберусь с ним.
    — Что ж, как скажете, моя любовь. Но обещайте, что при первой же необходимости…
    — Обещаю, Смельчак, вы будете первым, к кому я обращусь, если понадобится.
    Он наклонился и поцеловал ее в щеку.
    — Смотрите, вы поклялись… А что касается Ника, надеюсь, мы вскоре сумеем увидеться. И что я скажу ему? Если, не дай Бог, с вами произойдет еще какая-нибудь неприятность, он лишит меня не только головы, но и еще более необходимой мне части тела. Ха-ха…

    В ту ночь ей снился Келл. Не так, как ее пират, которого она всегда намеренно желала увидеть, а просто случайно. Но так же явственно. Его страсть захватывала целиком ее тело, ее душу, все ее чувства… Она проснулась обессиленная, ей было трудно дышать.
    Она бы хотела вообще забыть о существовании так называемого мужа, но то и дело вынуждена была вспоминать о нем по разным поводам. Вот и сейчас, например, ей предстоит сообщить ему, что ее друзья решили устроить званый вечер в честь их бракосочетания. Хочет он или нет, но проклятые условности обязывают его присутствовать на нем.
    Находясь в одном доме, они, как ни странно, несколько дней не виделись. Наконец однажды, вернувшись с утренней прогулки, Рейвен узнала, что он находится в своих покоях. Пройти туда она решила через общую гардеробную и, войдя, застала его, к своему смущению, выходящим из ванны.
    Он тоже, видимо, ощутил неловкость, потому что замер на месте как был, без одежды.
    Как странно, мелькнуло в голове у Рейвен, словно всего несколько дней назад не было той безумной страстной свадебной ночи, когда они забыли о существовании таких чувств, как стыд и смущение, и полностью тонули в совершенно иных ощущениях…
    Ее взор, охватив его сильное, мускулистое тело, задержался на чреслах… Неужели это и есть то, что приносит такое удовольствие? Нет, больше, чем удовольствие, — неизмеримое наслаждение.
    Ей показалось, в его глазах тоже промелькнуло воспоминание о той ночи. Впрочем, он торопливо завернулся в полотенце и только потом спросил:
    — Вы не привыкли стучать в дверь, прежде чем войти?
    Она покраснела.
    — Прошу прощения… Я не знала… я думала…
    Он еще не брился в это утро. Его щеки оттеняла легкая синева, от этого лицо казалось мрачным. Впрочем, голос, которым он спрашивал ее, тоже не отличался веселостью.
    — Вы хотите сказать мне что-то срочное, мадам?
    — Ничего, я подожду, — упавшим голосом ответила Рейвен и вышла, закрыв за собой дверь и унося в себе его обнаженное тело.
    Она забыла возобновить с ним разговор о званом вечере, а когда вспомнила, снова не могла его застать. И тогда ей пришла в голову мысль посетить его там, где он проводит большую часть времени, — в его клубе на Сент-Джеймс-стрит.
    Отправилась она туда в сопровождении О'Малли в закрытой коляске, надев шляпу с густой вуалью. Поход был смелым поступком. Для светской дамы посещение игорного дома было событием из ряда вон выходящим. Кроме того, Рейвен это живо напомнило о событиях, перевернувших всю ее жизнь.
    Остановившись у входной двери, она не сразу подняла дверной молоток, чтобы постучать, а когда сделала это, оказалась лицом к лицу с огромным привратником. Тот, судя по его лицу с проломленным носом и редким зубам, в более молодые годы занимался боксом.
    С ним она не решилась вступить в разговор, а обратилась к подошедшему дворецкому, которому сказала напрямик:
    — Я миссис Лассетер и хотела бы поговорить со своим мужем.
    На гладко выбритом лице выражение удивления и неодобрения моментально сменилось бесстрастной миной.
    — Я узнаю, мадам, принимает ли он сейчас.
    Но что Рейвен решительно возразила:
    — Меня не устраивает ожидание на пороге.
    — Хорошо, мадам, — сразу изменил тон дворецкий. — Прошу следовать за мной.
    Он повел ее не наверх, как она полагала, а по нижнему этажу, через целую анфиладу комнат. Все они выглядели вполне благопристойно, чтобы не сказать элегантно. Под стать таким знаменитым лондонским клубам, как аристократический «Будлз», члены которого уже больше полувека занимаются верховой охотой на лис с гончими, или старейший клуб консерваторов «Уайте». Ее нога не переступала порога этих мужских клубов, но она много про них слышала.
    Они миновали библиотеку, где полки красного дерева были уставлены многочисленными томами в кожаных переплетах; прошли через огромную столовую — там на нескольких столах сверкали хрустальные и фарфоровые приборы; проследовали через три комнаты меньших размеров, предназначенных, видимо, для карточной игры; и, наконец, вступили в самую большую комнату, где, несомненно, шла главная игра, в которой выигрывались и проигрывались огромные состояния.
    Она бы задержалась здесь, чтобы хорошенько осмотреть это вместилище дурных страстей, гнездо распутства, но дворецкий повел ее дальше, и она, к своему удивлению, оказалась на кухне.
    Здесь было по-настоящему тепло от большого камина и нескольких печей. И здесь у огромного стола сидел Келл в белой батистовой рубашке с засученными рукавами и расстегнутым воротом.
    В таком обличье Рейвен еще его не видела. Он показался ей необычайно красивым, несмотря на резкие черты лица и явно обозначившийся шрам на скуле.
    Он поднял голову, и в глазах у него блеснуло что-то похожее на молнию. У нее перехватило горло… Да что же это такое? Когда она научится спокойнее относиться к внешности этого человека?
    — К вам миссис Лассетер, сэр, — доложил дворецкий.
    — Спасибо, Тиммонз. Можете идти.
    После ухода дворецкого они остались одни. Только теперь, отведя взгляд от Келла, Рейвен увидела, чем он здесь занимается: на столе перед ним лежали орудия смерти — рапиры и пистолеты. Одну из рапир он держал в руке, полируя клинок специальным куском материи.
    — Что вы делаете со всем этим? — вырвалось у нее.
    Он ответил спокойно, даже небрежно:
    — Время от времени я ухаживаю за своим оружием. Предпочитаю делать это сам.
    — Вы готовитесь к дуэли! — вскричала она. — Холфорд прислал вам вызов?
    Так же спокойно он сказал:
    — Пока еще нет. Он собирается?
    Рейвен вздохнула с облегчением.
    — Нет, я не уверена. Но, когда мы говорили с ним на прошлой неделе, он грозил это сделать.
    — А на этой неделе уже не грозил?
    Что за человек! Даже смертельную угрозу не принимает всерьез.
    Она сказала, стараясь говорить спокойно:
    — Он был в бешенстве. Считал вас виновником моего похищения, хотя я клялась, что добровольно уехала с похитителем. Я так старалась убедить его в этом.
    — Как мило с вашей стороны, мадам, — он поклонился, не выпуская из рук оружие, — что вы так беспокоитесь о моем благополучии.
    Она разозлилась и ответила тоже не без иронии. Ее фраза прозвучала почти как комплимент в его адрес.
    — Говоря по правде, — сказала она, — я больше беспокоилась за Холфорда. У вас репутация гораздо более опасного противника, чем он.
    Лицо Келла оставалось невозмутимым, и она добавила более спокойным тоном:
    — Зато он более опасен без оружия в руках. Он сказал, что уничтожит вас, и это меня испугало. Боже, зачем вы впутались в мои дела? Я боюсь за вас.
    Он внимательно посмотрел на нее.
    — Приятно, когда хоть кто-то беспокоится о тебе, — произнес он ровным голосом. — Зачем вы пришли? — спросил он после молчания и, не получив сразу ответа, сказал: — Вам не следует здесь находиться, это не на пользу вашей репутации.
    «К черту репутацию!» — захотелось ей крикнуть, но она не сделала этого, потому что понимала: удивит этим и себя, и его.
    Он не предложил ей сесть, но она сделала это сама, усевшись на край кухонной скамьи.
    — Мою репутацию, сэр, — сказала она, — вряд ли можно чем-либо отмыть в данное время. И я не собираюсь держаться от вашего клуба на таком же расстоянии, как от преисподней. Особенно теперь, когда считаюсь вашей женой… Что же касается причины моего прихода, то она весьма проста: мне нужно поговорить с вами — с тех пор, как мы поженились, я, можно сказать, не вижу вас.
    — Мне казалось, — возразил он, — что мы добровольно приняли условие: вы не вмешиваетесь в мою жизнь, я не вторгаюсь в вашу.
    — Но мы также договорились, сэр, соблюдать первое время какие-то внешние правила приличия. Хотя бы создавать видимость счастливого брака.
    Он наклонил голову, продолжая полировать клинок, и пробурчал:
    — Мы оба прекрасно знаем, какая все это фальшивая игра.
    — Мы знаем, но весь остальной мир знать не должен. И я очень прошу вас присутствовать на вечере, который устраивают мои друзья, лорд и леди Уиклифф, по случаю нашей женитьбы.
    Келл ответил сразу, не раздумывая:
    — Должен отказаться от этой чести, миледи.
    — Но почему?
    — Потому что не хочу вращаться в высшем обществе. Оно мне не слишком нравится.
    — Об этом я уже слышала от лорда Вулвертона.
    Келл с ироническим удивлением воззрился на Рейвен.
    — Как? Вы знаете Вулвертона? Этого знаменитого на всю страну игрока и распутника? Не ожидал от вас.
    — По-моему, он давно числится в друзьях нашей семьи, — небрежно объяснила она. — Кажется, даже какой-то тридесятый родственник.
    — Поздравляю вас, — не без сарказма сказал Келл. — А в сущности, он неплохой малый. И, насколько я знаю, хороший друг.
    — Слава Богу, — в тон ему проговорила Рейвен, — не все в высшем свете такие уж плохие.
    — Например, вы, — любезно согласился Келл без своей обычной насмешливости, но своим комплиментом не сбил ее с намеченного пути.
    — Я спрашивала Джереми Вулвертона про вас, — сказала она, — и он говорит, что многие из высшего общества приветствовали бы вас в своих рядах, но вы сами сторонитесь их.
    На эти слова ответа она не получила: наклонив голову, Келл продолжал заниматься с клинком рапиры.
    — Джереми еще говорит, — продолжала Рейвен, нарушая молчание, — что вы отменно владеете шпагой. Этот шрам вы получили на дуэли?
    Он поднял голову, в его темных глазах мелькнуло недовольство.
    — Для участницы брака по соглашению, — сказал он, — вы проявляете слишком много любопытства.
    — Возможно, сэр. Тетушка Кэтрин тоже считала это одним из главных моих недостатков.
    Он машинально прикоснулся к шраму на скуле и, не глядя на Рейвен, произнес:
    — Этим знаком красоты, если уж вам так интересно, я обязан кольцу с печаткой, которое носил мой дядя Уильям на правой руке.
    Дядя, которого, как говорят, он убил? — сразу мелькнуло в голове у Рейвен. За это?
    Вопрос, видимо, отразился у нее в глазах, потому что Келл, который как раз в это время поднял голову, кивнул.
    Рейвен в ужасе отвернулась.
    — Я бы с удовольствием убил его, — услышала она. — Но не столько за это… Он повинен в ранней смерти моей матери после того, как сумел отобрать у нее обоих сыновей… И еще кое в чем… Так что родственной любви между нами не осталось.
    — Значит, это он ударил вас в лицо? Когда вы были еще мальчиком?
    Рейвен не сводила глаз со шрама на скуле — сейчас он казался ей огромным и угрожающим.
    Келл кивнул.
    — Он бил не только по лицу. Но с некоторых пор я начал сопротивляться. И даже давал сдачи.
    Рейвен внимательно вслушивалась в эти слова. Ее несколько удивляла его откровенность. Она хотела бы знать, что за этим скрывается: желание завоевать ее симпатии или намерение скрыть — а то и оправдать — то страшное, в чем его обвиняет людская молва.
    Интересно, сколько же еще секретов скрывается в бездонной глубине этих темных глаз?..
    Она вернулась мыслями к его несчастной матери, чья судьба напоминала судьбу ее собственной родительницы, и спросила:
    — И весь высший свет вы стали так презирать из-за нее?.. Из-за вашей матери? Из-за отношения к ней?
    Он долго не отвечал. Потом произнес:
    — Это было главным. Все родственники моего отца никогда не считали ее, ирландку, полноценным человеком. И с ними я не хотел иметь ничего общего…
    Ей показалось, что он добавит еще что-то, но он замолчал.
    — У нас в этом немало общего, — сказала она. — Ко многим аристократам я испытываю не больше симпатии, чем вы. Среди них полно жестоких, бездушных, мелочных. От них тоже в свое время страдала моя мать. Страдала и я. Но я не собираюсь терпеть ни их презрение, ни их снисхождение, не думайте! И с легкостью пошлю ко всем чертям тех, кто позволит себе по отношению ко мне подобные чувства.
    Он поднял на нее мрачный взгляд.
    — Звучит как тост, произнесенный в своей компании одним из членов лондонского бомонда, который только что на кого-то обиделся за общим столом. Почему-то не очень верится.
    — Но это чистая правда, Келл!
    — Тогда почему вы с таким упорством искали мужа среди самых высших представителей этой самой аристократии? В чем сами признались.
    Рейвен несколько колебалась, прежде чем ответить со всей откровенностью.
    — Больше всего, пожалуй, потому, — сказала она в конце концов, — что дала обещание матери перед ее смертью. Она, когда была молодая… она была отвергнута отцом и отправлена на острова Вест-Индии до конца жизни. Однако она всегда жалела себя и меня… Хотя, видит Бог, я ее не просила об этом… Она сожалела, что мы исключены из жизни общества, к которому принадлежали по рождению. И она мечтала… как о чем-то несбыточном… чтобы по крайней мере ее дочь обрела хоть какой-нибудь титул и была признана равной в высшем обществе. Это стало у нее просто навязчивой идеей… Она заставила меня поклясться…
    У нее перехватило горло, она замолчала. Потом добавила:
    — Мое обещание помогло ей спокойно отойти в мир иной. Она так страдала при жизни… От одиночества, из-за моего отчима… Из-за бесплодной любви…
    Келл довольно долго молчал, затем сказал так тихо, что она еле расслышала:
    — Да, я понимаю такого рода клятвы, как ваша. Своей матери я поклялся заботиться о своем брате Шоне.
    Упоминание о Шоне отрезвило Рейвен, и она пожалела о своей откровенности. Однако решила вернуться к тому, с чего, собственно, начала весь разговор с Келлом.
    — Пожалуйста, — сказала она, — не будем растекаться по древу. Я очень прошу вас пойти на вечер, который устраивает леди Уиклифф… Бринн. Ведь если я хочу восстановить свое имя… репутацию… не знаю, что еще — мы уже говорили об этом, — я должна хоть изредка бывать среди тех, от кого эта репутация зависит… Но без вас… если вы не будете стоять рядом со мной, никто ничему не поверит…
    — Стоять! — повторил он с усмешкой. — Это как раз то, что мне сейчас труднее всего. С моей раненой ногой. А уж танцевать так вообще…
    — Разве вы умеете танцевать? — решилась она поддразнить его. — С вашей ненавистью к светским удовольствиям…
    В его глазах мелькнуло раздражение, быстро сменившееся смешливым удивлением.
    — Ну и ну, — сказал он, — похоже, вы совсем не опасаетесь, что такой подозрительный субъект, как ваш супруг, может счесть ваши слова не в меру оскорбительными и поступить с вами, как Отелло со своей Дездемоной?
    Рейвен облегченно рассмеялась.
    — Что ж, это избавило бы меня от необходимости просить вас о чем-либо, а вас от исполнения моих просьб. Обещаю не злоупотреблять ими, а после того, как скандал уляжется, вообще оставить всякие претензии на вашу свободу, а также на показное проявление супружеских чувств.
    Келл кивнул.
    — Договорились. Я посещу этот чертов бал и даже буду вести себя прилично. Никого не убью… — Прежде чем она успела отреагировать на его странноватую шутку, он добавил: — А теперь, пожалуйста, удалитесь из этого злачного места, пока ваша репутация не покрылась еще более темными пятнами… И дайте мне покой, черт возьми!
    После ее ухода Келл довольно долго не возвращался к чистке оружия и сидел неподвижно, словно окаменев.
    Что ж, он, пожалуй, проявил слабину, согласившись отправиться в логово к ее великосветским знакомым, но, с другой стороны, почему не помочь человеку, который тебе симпатичен, а она… Да, он, несомненно, испытывает к ней симпатию… А возможно, что-то немного большее. Но только совсем немного…
    Стряхнув с себя неподвижность, Келл снова поднес руку к лицу. К тому месту, где шрам.
    Проклятый негодяй! Гнусный растлитель!
    Он и сейчас испытывал тот же гнев, ту же ненависть, что охватили его много лет назад, когда он узнал о том, что проделывает дядя Уильям с Шоном. И сейчас чувствовал боль от ударов и как кровь стекает по его изуродованному лицу.
    Подлец! Я убью тебя, если только посмеешь хоть еще раз дотронуться до моего брата!
    Он кинулся с кулаками на дядю, ничего не различая от бешенства, нанося ему удары и сам получая в ответ. В какой-то момент он понял, что превосходит по силе этого взрослого мужчину. Еще немного — и он уложит его на пол или заставит убежать из комнаты, но тут последовал страшный удар по лицу, разворотивший ему скулу…
    Однако открытая рана не помешала ему той же ночью вместе с Шоном покинуть дом дяди и направиться в Ирландию. В Дублине они надеялись затеряться так, чтобы их не нашли.
    Прошло много долгих и трудных дней и ночей, когда их пристанищем были улицы. Зачастую мальчики находились на грани голодной смерти. Рану на щеке у Келла никто не лечил. Она чудом зажила, но остались уродливые шрамы. Однако они не шли ни в какое сравнение со шрамами, оставшимися в незрелой душе Шона от того, как с ним поступал его родной дядя…
    А полгода спустя дядя Уильям разыскал их…
    С трудом прогнав гнетущие воспоминания, Келл возобновил чистку оружия. Но рапира, которую он держал в руке, вернула его снова к мыслям о дяде Уильяме, который был, помимо всего прочего, искусный фехтовальщик и мог бы выиграть не один поединок на рапирах. Но вместо этого получил смертельное ранение от своего собственного оружия…
    И поделом ему негодяю, — не в первый раз подумал Келл, стискивая челюсти. Да, туда ему и дорога… Даже если бы он, Келл, не был причастен к этому…

Глава 10

    Она уже оделась, отпустила служанку и теперь стояла перед большим настенным зеркалом, глядя на свое отражение.
    Что она видела там?
    Изящную молодую женщину в наряде золотисто-персиковых тонов, с высокой прической, заканчивающейся золотым обручем на иссиня-черных волосах.
    Что ж, не так уж плохо — оценила она себя. Со вкусом и не вызывающе, а вызов, если потребуется, найдут в ее глазах и словах. Она готова к битве. К началу военных действий, если они будут объявлены. Наверняка они вскоре последуют…
    Она воинственно вздернула подбородок и принялась ходить по комнате в ожидании Келла. Она даже слышала через стенку, как в соседней комнате он разговаривает с камердинером.
    Стук в дверь оповестил, что Келл тоже готов. Она не сразу узнала его в привлекательном, одетом с иголочки незнакомце, который возник на пороге. Некоторое время она позволила себе молча любоваться им.
    — Я не ошибусь, если предположу, что вы одобряете мой вид? — услышала она знакомый ироничный голос.
    О да, она вполне одобряла! Он показался ей еще красивее, чем всегда, — в строгой синей куртке, в парчовом жилете серебристого цвета, с ослепительно белым платком на шее; в коротких обтягивающих штанах и длинных чулках. Завершали одеяние лакированные черные туфли с серебряными пряжками.
    — Да… — проговорила она немного растерянно. — Вам к лицу ваш наряд… Вполне.
    Во взгляде, которым он окинул ее, она не увидела ни одобрения, ни тем более восхищения — просто узнавание. Что ж, и на том спасибо… Впрочем, вполне возможно, она придирается…
    Он предложил ей руку.
    — Идемте, мадам.
    Он сопроводил ее вниз, где они надели теплые плащи, перчатки, а Келл вдобавок водрузил на голову высокую бобровую шапку. На улице был уже зимний вечер, а в ландо, которое ожидало их у подъезда, на особое тепло рассчитывать не приходилось.
    В дом к Уиклиффам они прибыли первыми. Когда Рейвен поняла это, у нее что-то дрогнуло внутри: она с ужасом подумала, не совершили ли они с Бринн непоправимую ошибку, полагая, что кто-то вообще приедет на вечер, устроенный в честь Рейвен и ее бракосочетания?
    Огромный дом был пугающе безмолвен. Тишина подчеркивалась ярким освещением и праздничным убранством холла и лестниц, где было множество оранжерейных цветов.
    Хозяева вышли им навстречу, и Рейвен была удовлетворена впечатлением, которое — она ясно видела это — произвел Келл на ее красивую подругу. Конечно, та всячески старалась этого не показывать ни Рейвен, ни своему супругу — тоже вполне подходящему мужчине с женской точки зрения.
    Бринн протянула Келлу руку со словами приветствия, с Люсианом они обменялись рукопожатиями, после чего лорд Уиклифф произнес благожелательным тоном опытного дипломата:
    — Рейвен успела рассказать нам о том, с каким великодушием вы пришли ей на помощь, мистер Лассетер. Примите нашу благодарность, мы никогда не забудем этого.
    — Не стоит благодарности, милорд, — любезно ответил Келл, но Люсиан посчитал нужным продолжить эту тему.
    — Видите ли, — сказал он, — Рейвен для нас как сестра, и, уверяю вас, наша благодарность вполне искренна и может стать вполне действенной.
    Рейвен решила прервать этот разговор, увидев, как напряглось лицо Келла, но в это время дворецкий объявил о появлении леди Далримпл и лорда Латтрелла. Что ж, ее родственники уже здесь…
    Старик радостно обнял внучку, после чего уселся на софу со стаканом шерри в руке. Тетя Кэтрин поздоровалась с ней холодно и церемонно и почти не обратила внимания на Келла, всем своим видом давая понять, что она здесь не по собственному желанию, а чуть ли не по принуждению.
    Однако вскоре общая неловкость уступила место неестественно оживленному разговору, в котором менее всех принимал участие Келл. Но все же, к удивлению и радости Рейвен, он явно не отмалчивался и постепенно втянулся в беседу. Она знала, что он делает это ради нее, и пыталась поблагодарить его взглядом, но он упорно избегал ее глаз.
    У Рейвен немного отлегло от сердца, когда она узнала, что Бринн специально пригласила ее и членов ее семьи немного раньше остальных гостей, чтобы поужинать и побеседовать в тихой обстановке, а уж потом встретиться с основной массой гостей в бальном зале.
    Так и произошло. После ужина они прошли в зал, где огни свечей были еще ярче, пламя каминов еще жарче, но весь этот свет не разгонял мрак, затаившийся в душе у Рейвен.
    С каждой минутой ожидания напряжение в ней росло, она уже горько сожалела, что согласилась на предложение Бринн. Ее подмывало сорваться с места и ринуться прямиком домой. Но так ей советовал трусливый внутренний голос, а голос воинственный, смелый призывал прямо смотреть в глаза всем трудностям и не сдаваться, а, наоборот, перехватить инициативу и, если надо, переходить в наступление.
    Помогало ей справиться с минутной слабостью и присутствие Келла. Она понимала, как ему не нравится все происходящее и то, что еще должно произойти. Видела, что он заставляет себя держаться спокойно. Это придавало ей сил.
    Раньше других из второй группы гостей появился Смельчак Вулвертон. Не появился, а бурно ворвался, с ходу поцеловав в щеку хозяйку дома, потом Рейвен. Как с закадычными друзьями поздоровался со всеми мужчинами и надолго приник к руке леди Далримпл с церемонным поцелуем, чем вызвал легкую краску на ее увядших щеках.
    Только исполнив весь этот ритуал, Вулвертон оглядел пустой зал, взглянул на музыкантов, держащих наготове свои инструменты, и весело, словно его безумно обрадовало то, что он видит, произнес:
    — Что я вижу? Почти никого из желающих танцевать? Обычно в числе самых последних бываю я.
    — Да, кроме вас, Джереми, танцевать здесь будет некому, — попыталась в тон ему ответить Рейвен.
    — Прекрасно! Мне давно так не везло, моя дорогая! Без красавцев соперников я могу рассчитывать почти на все танцы с вами.
    — Не почти, а на все, — с горечью уточнила Рейвен.
    — Ох, дорогая… — в голосе Вулвертона зазвучали утешительные нотки, — не огорчайтесь. Они вскоре придут. Повалят валом! Разве кто-нибудь… хоть один из нашего бомонда наступит на горло своему любопытству и откажет себе в удовольствии увидеть собственными глазами знаменитого похитителя? Человека, уведшего невесту из-под носа у самого герцога? Да никогда!
    И его пророчество вскоре сбылось. Едва часы пробили девять, как приглашенные начали появляться — сначала по двое, по трое, а потом, как предрекал Вулвертон, валом.
    В обязанности Рейвен — чему она была уже не рада — входило встречать каждого гостя и представлять своего супруга, покорно, к ее непреходящему удивлению, стоявшего рядом с ней. При этом он выглядел, по крайней мере в ее глазах, все так же привлекательно и все больше напоминал ей пирата из ее снов. Прочие мужчины по сравнению с ним казались все, как один, мелкими, невыразительными, неинтересными — словом, другой породы.
    И что еще поражало: Келл, находясь в гуще этих аристократов, чувствовал себя совершенно в своей тарелке — никакой напряженности в лице и голосе, никакой антипатии, иронии или сарказма во взгляде. Да он ли это?
    И снова она мысленно благодарила его за такую самоотверженность, за такое временное — подлинно актерское — перерождение ради нее. Ради ее подруги Бринн. Его умению беседовать с пожилыми леди позавидовал бы сам Смельчак Вулвертон, и Рейвен, глядя на него, начинала сомневаться, что этот чертов вечер когда-нибудь закончится и Келл снова вернется в свое былое обличье, станет прежним.
    Что касается общей атмосферы, то она, не будучи чрезмерно приятной и умиротворяющей, давала все же кое-какую надежду на то, что случившееся с Рейвен со временем забудется, сотрется из памяти, и все вернется на круги своя. Что это означает в действительности и как Рейвен сможет почувствовать, когда это произойдет, она не могла бы объяснить ни себе, ни другим.
    Но какой-то сдвиг, пусть на полшага, уже произошел, она готова поклясться.
    Однако немалое количество гостей продолжали держать себя так же холодно и отчужденно, как ее собственная тетка. Двигаясь по залу, она порой ловила обрывки фраз, в которых чаще всего подвергался осуждению род занятий Келла или его ирландское происхождение. И по отдельности, и вместе.
    Если же, что случалось крайне редко, подобные фразы обращались к ней, у Рейвен был наготове скорый, но достаточно спокойный и холодный ответ.
    — …О да, леди Пойндекстер, — говорила она, — мой муж действительно владеет первоклассным игорным домом в Лондоне. И смею думать, ваш супруг так же, как и лорд Уиклифф или маркиз Вулвертон, временами посещает это заведение и проводит там не худшие часы своей жизни… Не правда ли?..
    Или:
    — …Разве вы никогда не спорите, никогда не заключаете пари, мистер Смайт-Джонс? Не играете ни в какие игры для легкого возбуждения? Ради азарта? Ни за что не поверю, если скажете «нет»… Но вы делаете это наверняка не в портовом кабачке, а в приличном игорном доме в центре Лондона. Разве нет?..
    Келл наблюдал эти сцены — если бывал их свидетелем — со смесью раздражения и восхищения. Раздражение вызывала необходимость чуть ли не оправдываться перед этими лицемерами, а восхищение — мастерство, с которым Рейвен проделывала это.
    Он понимал: она защищает его, Келла, а через него — и себя. Однако ему давно уже стали почти безразличны разговоры о нем этих людей. Людей, обладающих отвратительным чувством превосходства над другими и повышенным мнением о собственных качествах, правах и обязанностях. Они сделались ему неинтересны, он не стремился в их общество, даже чурался его. Рейвен же, напротив, сражалась за свое место среди них. Что ж, это ее дело, и помогай ей Бог на этом пути…
    Путь был, видимо, не слишком ровным и приятным. Неожиданно до ушей Келла долетели слова, которые сквозь зубы произнесла Рейвен после того, как поговорила с очередной дамой. Эти слова свидетельствовали о том, что их автор уже не в силах сдерживаться. И были они, эти слова, отнюдь не из лексикона воспитанной великосветской дамы:
    — …Провались она в преисподнюю, эта чертова перечница, со своими сплетнями!
    Вот что услышал Келл из розовых уст Рейвен и не сразу поверил своим ушам. А поверив, улыбнулся и взглянул на нее новыми глазами. Пожалуй, если их общение с Рейвен будет еще продолжаться какое-то время, то ему предстоит обнаружить в ней немало такого, о чем он и не догадывается.
    После чего взгляд его, в который уже раз, задержался на ее фигуре — покатых плечах, тонкой талии, соблазнительной груди… Он почувствовал, как в нем просыпается желание, которое он твердо решил подавлять, чтобы не впасть в зависимость от этого прекрасного тела, от красивого умного лица — сочетание не слишком частое в одном человеческом существе.
    Он тоже пробормотал какие-то проклятия, но исключительно в свой адрес и намного тише, нежели это только что. сделала Рейвен.
    В общем, решил он, пока что от меня требуется не так уж много: умело играть роль внимательного и любящего супруга. И, словно угадав его мысли, оркестр заиграл менуэт, и Келл сделал движение, которое можно было понять как приглашение к танцу.
    Рейвен вопросительно взглянула на него.
    — Вам не следует этого делать, — сказала она. — Ваша нога…
    — Пустяки, — ответил он небрежно. — Не могу же я отказать всей этой честной компании, которая ждет не дождется, когда я пойду танцевать со своей обаятельной супругой.
    Ни в улыбке, которой он сопроводил слова, ни в самих словах не было и тени насмешливости, иронии. Это поразило Рейвен. Хотя, тут же объяснила она себе, он просто искусно играет взятую на себя роль любящего мужа. Но в его бездонных темных глазах сейчас не было игры… Или ей так показалось?
    Как бы то ни было, она вдруг ощутила себя голой и беспомощной под взглядом этих глаз. Да, голой — потому что с головы до ног принадлежала ему, была в полном его владении, он мог делать с ней все, что хотел… Как уже было раньше… Да было ли? Или все это продолжение тех же девичьих снов?..
    Ощущение длилось короткое мгновение, и вот они уже скользят рядом с другими парами по паркету зала.
    Последние гости разошлись около трех утра. Бринн осталась довольна приемом и предрекла Рейвен, что вскоре у той появится множество визитных карточек с приглашениями в гости.
    Рейвен поблагодарила своих друзей и в сопровождении Келла устало двинулась к выходу, где их ожидал экипаж. Напряжение спало, теперь она чувствовала себя совершенно разбитой. Однако несколько глотков свежего зимнего воздуха вдохнули в нее новые силы, и мысли заструились в прежнем направлении. Вернее, по тем же двум главным линиям: о своем нечаянном муже и о своей неясной судьбе.
    В молчании ехали они по темным лондонским улицам, пока Рейвен не произнесла:
    — Спасибо, Келл, вы очень помогли мне сегодня выдержать все это. Получилось лучше, чем я предполагала.
    — Да, — согласился он, — признаться, я не ожидал, что эта чванливая публика в большинстве своем окажется довольно приличной. — Тон у него снова был в высшей степени ироничным. — Все дело в том, наверное, что ваши друзья пригласили самую лучшую часть великосветского общества. А также в том, как умело выступали вы в свою и мою защиту. Впрочем, — добавил он, — мне подобная защита совершенно не требуется.
    После новой паузы он снова заговорил с болью в голосе:
    — Моей бедной матери ничья защита не помогла. Проклятая стая во главе с нашими собственными родственниками так и не простила ей ирландского происхождения.
    Острая жалость к этой неизвестной ей женщине и к страдающему за нее сыну пронзила Рейвен. Ей захотелось рассказать ему о своем собственном происхождении, услышать, что он скажет. Однако застарелая привычка сохранять тайну своего рождения взяла свое: она промолчала.
    Снова волна усталости накатила на нее, она отвернулась. В молчании они доехали до дома.
    Келл помог Рейвен выйти из экипажа, довел до дверей и с удивлением обнаружил, что они не заперты, а слуг нигде не видно.
    — Где же они все? — спросил он. — Ушли к другому хозяину?
    Не приняв его юмора, Рейвен объяснила, что виновна во всем она одна: разрешила прислуге не дожидаться ее позднего возвращения и попросила не запирать двери.
    Келлу оставалось только в недоумении пожать плечами: еще одна удивительная черта его странной супруги — она заботится о слугах.
    Рейвен первой вошла в холл, начала снимать плащ. Келл остался возле дверей.
    — Вы не собираетесь заходить в собственный дом? — спросила она.
    Он не сдвинулся с места. Почему? Потому что ему хотелось войти и не хотелось делать этого. Потому что, если он войдет, это может означать с его стороны желание сдаться… Может быть, так понято ею… Но ведь он не хочет сдаваться, не хочет угодить под пресс ее обаяния, не хочет оказаться в зависимости от ее тела, ума, красоты…
    Ох, опять все то же — те же мысли, дилеммы, доводы…
    Но отчего он не должен входить? Отчего должен опасаться чего-то? В конце концов, он имеет на нее полное право. Законное право. И зачем лишать себя этого права, тем более что его тело, его душа зовут его, понуждают это право осуществить?..
    Она только что спросила, думает ли он войти в дом. Что же ответить?
    — …Для чего? — сказал он как бы в раздумье. — Ведь вы сами говорили, что не хотите возлюбленного… Не нуждаетесь в нем.
    Она смущенно смотрела на него.
    — Но я… Я не приглашаю вас разделить со мной ложе. Однако это ваш дом, и я не могу запретить вам входить в него.
    Положение становилось забавным. В другое время они посмеялись бы над происходящим, но обоим было не до смеха.
    Забавным, а точнее, трагикомичным было и то, что их губы говорили одно, а глаза совершенно иное.
    Келл первым отвел взгляд.
    — Будет лучше, если я сейчас уйду… — И деловым тоном прибавил: — В моем клубе, наверное, игра еще в самом разгаре.
    — Наверное, — ответила она в тон и сделала шаг в его сторону, словно притягиваемая магнитом.
    Келл ощущал каждый нерв, каждый мускул в своем напряженном теле — и все они толкали его к ней, призывали заключить в объятия. Чем бы это ни грозило… Опустив руки ей на плечи, он ласково притянул ее к себе. По тому, как потемнели и заволоклись туманом ее голубые глаза, он понял, что Рейвен испытывает те же чувства.
    Сильнее прижав ее к себе, он напрямую ощутил зов своего тела. Она ответила, и Келл не сдержал легкого стона. Это отрезвило его, привело в чувство — он мысленно осудил себя за мимолетную слабость, за то, что опять поддался ее обаянию.
    Но черт возьми, как тянет его смотреть в ее глаза, целовать чуть приоткрытые губы, проникнуть в ее тело и ощутить изнутри его теплоту, вибрацию…
    Она высвободила одну руку и легко коснулась его лица. Шрама на нем. Это ласковое искреннее движение решило все его сомнения. Сейчас он поднимет ее на руки и понесет в спальню…
    — Так вот ты где, большой брат? А я его ищу…
    Желчный, неприятный голос, но до боли родной.
    Келл отступил от Рейвен, повернул голову к двери, в которую только что вошел его брат Шон. Рейвен застыла на месте.
    «Черт возьми!» — мысленно воскликнул Келл, на минуту ощутив себя нашкодившим мальчишкой, которого застали на месте преступления. Ведь только недавно он, сам веря в свои слова, говорил брату о фиктивности своего брака и о полном отсутствии у него каких-либо чувств к так называемой жене. И вот сейчас тот собственными глазами видит совсем иную картину. И дело, разумеется, не в том, что увидел Шон, а в слабости и податливости самого Келла. В том, что ему приходится стыдиться самого себя.
    А виновница его временной расслабленности еще здесь? Надо отправить ее наверх… Но Рейвен уже отошла в другой конец холла, откуда с тревогой смотрела на обоих братьев.
    — Какое пренебрежение с твоей стороны, Келл, моими родственными чувствами, — услышала она громкий насмешливый голос Шона. — Не пригласить меня на празднование вашей свадьбы.
    Келл внимательнее вгляделся в лицо брата. Несомненно, тот сильно пьян. Сильно обижен и раздражен. Братья не виделись уже около недели: Шон не показывался на глаза Келлу, думая, что тот забудет о своем намерении отправить его подальше от Лондона.
    — Праздник, о котором ты говоришь, — с трудом сохраняя терпеливый тон, сказал Келл, — был одним из способов уладить скандал, учиненный тобой. Или ты уже забыл?
    — А трогательная сцена, свидетелем которой я только что стал, — с той же язвительностью продолжал Шон, — завершила ваш радостный праздник, так?.. Признайся, брат, ты теперь лучше понимаешь меня и мои чувства.
    Не в силах не признать правоты в словах пьяного брата, Келл все же не стал продолжать эту тему, а резко сказал:
    — Я проводил свою жену домой. Был вынужден это сделать, опасаясь таких молодчиков, как ты.
    Увидев, что Шона задели эти слова и тот понурил голову, Келл добавил уже спокойнее:
    — Вообще-то я сделал это по пути в свой клуб. Если хочешь, поедем туда вместе.
    Не дожидаясь ответа, он подтолкнул его к двери и вышел вместе с ним на улицу, не обернувшись к Рейвен. Некоторое время та смотрела им вслед, потом медленно пошла к лестнице, ведущей наверх.
    Ей было противно снова видеть Шона, противен собственный страх, с которым невозможно совладать. Она была рада, что Келл сразу увел своего непутевого брата.
    И в то же время испытывала нечто вроде благодарности к Шону за то, что тот появился именно в данный момент. Еще немного — и она оказалась бы в объятиях Келла, в спальне, напрочь забыв о том, что их брак не что иное, как подлог, обман, притворство.
    Ей стало зябко. Она поежилась и продолжила подниматься по лестнице в свою одинокую спальню.

Глава 11

    При взгляде на эти бумажки Рейвен ощутила одновременно удовлетворение и горечь. Как эфемерны и непрочны суждения и оценки этих людей! Как наивна и слепа была она сама, когда так беспокоилась из-за всего этого! Гроша ломаного не стоят все их принципы, из-за страха перед которыми она решилась на то, из-за чего два человека ступили на ложный путь и лишились личной свободы. Ради чего? Чтобы утвердиться в этом сонме лицемеров и лжецов? Стать еще одним жителем их карточного домика, готового разлететься от самого легкого дуновения?
    Как обманывала она себя все это время, желая добиться их признания! Воображая, что для нее так важно принадлежать к их клану…
    Да, все так, но она уже стала на эту дорогу и не сойдет с нее, пока не одержит победу. А там будет видно…
    Рейвен задумчиво перебирала письма-приглашения, лежащие на столике в холле, когда услышала знакомый неприятный голос. Подняв голову, она увидела вошедшего с улицы Шона Лассетера. Словно он и не уходил отсюда со вчерашней ночи.
    — Как интересно! Подложная супруга в роли подлинной хозяйки чужого дома!
    Конверты посыпались у нее из рук, она вскочила на ноги.
    — Прошу прощения, мадам! — услышала она голос дворецкого. — Но мистер Лассетер настаивал на встрече с вами.
    — Да, я пришел с визитом к своей собственной невестке, — заявил Шон. — Неужели вы откажетесь принять своего деверя?
    Рейвен поднесла руку к горлу. Ей было трудно говорить.
    — Что вы хотите? — наконец выговорила она.
    — Я же сказал, это визит вежливости. А ключ от дверей дома моего брата у меня имеется, и не вам отказывать мне в праве приходить сюда, когда я хочу, мадам!
    — Ноулз, — обратилась Рейвен к дворецкому, — пожалуйста, разыщите О'Малли и пришлите его сюда.
    — Прячетесь снова под юбку к своему конюху? — закричал Шон. — Хотите, чтобы мы опять с ним сцепились? Больше вам не удастся отправить меня на флот!
    — Что вам нужно, мистер Лассетер? — повторила Рейвен, злясь на себя, что голос у нее дрожит.
    — Я уже говорил: это всего-навсего родственный визит. Хочу поздравить вас с вхождением в нашу славную семью.
    Он без приглашения уселся на стул, закинув ногу на ногу. Несмотря на страх и отвращение, Рейвен не могла не заметить, что одет он с иголочки — бутылочного цвета костюм, гармонирующий с цветом его наглых глаз, и он по-настоящему привлекателен — какой-то дикой, первозданной красотой.
    — Не верю ни одному вашему слову, мистер Лассетер, — сказала она. — Вы не способны ни на какие нормальные чувства. Во всяком случае, по отношению ко мне.
    — Хорошо, — согласился он. — Назовите причиной моего прихода простое любопытство, и не ошибетесь.
    Он переменил позу и развалился на стуле, всем видом показывая готовность к длительному разговору.
    — Расскажите мне, как вам удалось зацепить на крючок Келла и женить его на себе?
    В ожидании О'Малли Рейвен постаралась собрать все душевные силы и попытаться поддерживать разговор, пропуская мимо ушей его оскорбительные выпады.
    — Я не зацепляла вашего брата на крючок, мистер Лассетер, — ответила она. — Просто Келд оказался благородным джентльменом и предложил мне выход из положения.
    Шон скривился.
    — Келл никогда не был джентльменом.
    — По крайней мере он не похищал меня, не бил рукояткой пистолета по голове, не вливал насильно наркотики.
    — О да, по-вашему, он почти святой, этот Келл! Но вы просто не знаете о его грехах. А я вам скажу… — Лицо Шона выразило полную готовность поделиться какой-то тайной. — Известно ли вам, — почти шепотом начал он, — что его подозревают в убийстве?
    Рейвен с презрением взглянула на него: и это говорит родной брат! Он, правда, как всегда, пьян.
    — Я отказываюсь слушать эти мерзкие толки! Особенно от вас, — сказала она.
    — Уверены, что это лишь толки? — спросил он до странности спокойным и трезвым голосом.
    Рейвен в тревоге уставилась на него.
    — А вы… вы знаете что-то другое?.. Келл говорил… Я поняла его так, что он не убивал вашего дядю.
    Шон хмыкнул.
    — Вы что ж, хотели, чтобы он вам прямо признался в убийстве? Так, что ли? Как на исповеди? Мой брат не какой-нибудь лопоухий дурачок. Он знает, что делает.
    Рейвен покачала головой. Она не хотела верить ему ни на йоту и в то же время не могла с полной уверенностью сказать, что он лжет. Хотя было ясно, что прежде всего он хочет вбить клин между ней и Келлом — как будто он уже и так не существует, этот клин. Какой гнусный негодяй! Ничего святого!.. Хотя, кто знает, какова истинная правда?
    Но, как бы то ни было и чем бы ни руководствовался этот красивый мерзавец, нужно от него поскорее избавиться. Почему не идет О'Малли? Где он?..
    — Мистер Лассетер, — сказала она решительно, — что нужно, чтобы вы навсегда оставили меня в покое? Деньги? Если так, я вам дам сколько смогу. У меня есть небольшое состояние.
    — Не выйдет, леди! Вам не подкупить меня! Никакие деньги не искупят того ада, в который вы ввергли мою душу и тело!
    — Сожалею, если это так. Но вы взяли реванш, мистер Лассетер. Счет у нас равный.
    — Нет, не равный, — процедил он сквозь зубы. — За то, что сделали вы, платят кровью.
    Он был страшен и омерзителен в этот момент, и она невольно отступила, а он словно ждал этого и, поднявшись со стула, шагнул к ней.
    Если он даже нарочито переигрывал, желая напугать ее, то это ему вполне удалось! Однако он не остановился, а крепко схватил ее за руку. Рейвен ощутила боль. Она громко вскрикнула и попыталась вырваться, подбежать к комнатному звонку… Тщетно: она была словно в тисках — как тогда, во время похищения, в карете, а потом в доме у Келла…
    И тут вошел О'Малли. Быстро оценив обстановку, он схватил Шона за шиворот и оттащил от Рейвен, а когда тот попытался сопротивляться, поднял свои огромные кулаки и прорычал:
    — Оставь ее в покое, паскуда! Или я тебя ничему не научил?
    — Не дотрагивайся до меня, гад! — заорал Шон, побагровев от ярости и сразу перестав казаться красивым. — Ты еще пожалеешь!
    — Не больше, чем вы, если не оставите в покое мисс Рейвен! — По старой привычке О'Малли продолжал называть свою хозяйку так же, как раньше. — Я просто сверну вам шею, мистер.
    Шон сделал движение вперед, собираясь броситься на старого слугу, но вовремя одумался и, сжав кулаки, прошипел:
    — Клянусь, что не буду знать покоя, пока не доберусь до тебя. И до твоей хозяйки.
    С этими словами он выскочил из холла.
    Рейвен, дрожащая и соссршенно обессиленная, опустилась на стул.
    — Жаль, что тогда в парке я не прикончил этого негодяя, — сказал О'Малли. — Он бы не досаждал вам, и не было бы ни похищения, ни…
    Вероятно, он имел в виду ее внезапное замужество, но Рейвен не стала уточнять.
    — Что случилось, то случилось, О'Малли. И нужно думать, как жить дальше.
    — Так-то оно так, мисс Рейвен, но на вашем месте я прислушался бы к его угрозам и держал под рукой пистолет или кинжал.
    Она слабо улыбнулась, вспомнив, что уже успела ранить одного из братьев.
    — Спасибо за мудрый совет. Но тебе он тоже грозил, и ты не забудь запастись оружием.
    — Уж я сумею, мисс Рейвен, постоять за себя и охранить вас, не беспокойтесь.
    Она и не беспокоилась, потому что знала силу и преданность этого человека, но дрожь не оставляла ее, и она обхватила себя руками, пытаясь умерить озноб.
    О'Малли ушел. Взгляд Рейвен снова упал на разбросанные письма с приглашениями. Что ж, в ее отношениях с высшим обществом уже произошел сдвиг, которого она хотела. Но угроза осталась с другой стороны: она сделалась устойчивым объектом мести свирепого и, по всей видимости, не вполне нормального человека. К тому же — ее родственника.

    Когда О'Малли появился в его комнате, Келл сидел за столом, просматривая счетные книги. Он с удивлением воззрился на вошедшего, но не сказал ни слова, ожидая объяснений.
    — Хотел бы кое-что сказать вам, мистер Лассетер, — проговорил старый слуга почтительно, но без всякой робости. На его лице скорее читался гнев. И крайнее беспокойство.
    Келл отложил карандаш.
    — Это касается моей жены?
    — Да. И вашего брата, сэр.
    Келл встревоженно взглянул на него.
    — Говорите же!
    — Вообще-то я не мастак рассказывать и выдумывать, сэр, но ваш брат… Он заявился сегодня к вам в дом и начал угрожать мисс Рейвен. Еще бы чуток — и ударил бы ее.
    — Поднял на нее руку? — резко спросил Келл.
    — Ага. Но не ударил, потому как я успел остановить его. Вошел я как раз… Ну и должен был показать ему мои кулаки, чтобы он ушел. А то никак не хотел.
    Келл переваривал это сообщение в молчании, а тем временем О'Малли продолжал:
    — И я думаю, сэр, прошу прощения, на этом дело не кончится. Ваш брат говорил, он хочет мстить за то, чего сам испытал. Но разве мисс Рейвен виновата… Разве она в ответе за то, что на флоте делают?.. Уж если чья вина тут есть, то, может быть, моя, сэр. Когда ваш брат напал на мисс Рейвен в парке, я, может, не рассчитал чего… ну и ударил сильней, чем надо. А потом оставил его там на травке — пусть полежит, в себя придет… Да разве я мог подумать, что на него та банда напорется и на корабль его запродаст?..
    — Нет, — негромко сказал Келл. — Если кто-то и виноват, то в первую очередь Шон.
    — Ага! — О'Малли яростно закивал головой. — Именно так, сэр… А вот теперь… чего я пришел-то к вам сюда… жутко я боюсь, не отстанет он от нее, извините. А я разве смогу за всем уследить?
    Во взгляде Келла промелькнуло беспокойство.
    — Я поговорю немедленно с братом, — сказал он. — Спасибо, О'Малли. Обещаю, что Шон и пальцем больше не тронет ее…

    Не найдя Шона в его собственном доме, Келл объехал несколько мест, где тот чаще всего бывал, пока наконец не обнаружил в заведении мадам Фуше. Это был один из наиболее шикарных домов терпимости Лондона, часто посещаемый золотой молодежью из аристократов и разновозрастными богачами более низкого происхождения. Дом славился своими девушками, готовыми угодить любым вкусам посетителей, в том числе и самым экзотическим.
    Его хозяйка, француженка, занималась вдобавок и кое-какими побочными делами — к примеру, снабжала желающих различными наркотическими средствами. Именно у нее Шон и запасся теми снадобьями, которые влил в рот Рейвен.
    Келла мадам Фуше встретила с почтительным доброжелательством.
    — Как приятно видеть вас, мон шер. Вы давно уже не радовали нас своим присутствием. Нам вас не хватало.
    Келл ответил легкой улыбкой.
    — Я ищу своего брата, мадам, — сказал он. — Его, случайно, нет здесь?
    — Конечно, он здесь. Но только он… он занят в настоящее время.
    — У меня нет времени ждать, пока он освободится, мадам. Я должен переговорить с ним.
    — О, конечно. Вы найдете его в комнате номер семь, месье.
    Келл повернулся, чтобы уйти, но мадам Фуше остановила его словами:
    — Меня немного тревожит ваш брат, мон шер. Он какой-то… он очень стал беспокойный… Все чаще бывает, что он… очень грубо ведет себя с девушками.
    — Вот как? Хорошо, что вы сообщили мне, мадам. Тогда тем более я поспешу поговорить с ним.
    — Благодарю вас, месье. Хочу напомнить, что мы вам всегда рады, даже когда здесь нет вашего брата. — Она широко улыбнулась. — Слышала, что вы только что женились. Не желаете ли ненадолго покинуть брачное ложе ради лучшей из моих девушек?
    Он ответил без улыбки:
    — Благодарю вас, мадам. Буду помнить о вашем любезном приглашении.
    Поклонившись, он направился на верхний этаж. Во всем доме было непривычно тихо, но ведь до вечера еще далеко. Его брат довольно рано решил приступить к этим занятиям. Впрочем, других занятий у него нет и не было… В чем немало повинен и старший брат, подумал он не без горечи, припомнив свои собственные похождения в первые годы пребывания в Лондоне. Тогда он почти не думал о том, как это может отозваться в незрелой душе младшего брата.
    В недавнее время у него было несколько длительных любовных связей, последняя — со вдовой богатого торговца. Все завершилось большим количеством слез, заклинаний и угроз, после которых он почувствовал, что нуждается в перерыве и отдыхе.
    Встреча с Рейвен нарушила этот отдых, о чем он отнюдь не жалел, но чего опасался. Сейчас, поднимаясь по лестнице публичного дома, он подумал с кривой улыбкой, что приглашение милейшей мадам Фуше может оказаться весьма кстати, ибо поможет забыть голубые умные глаза и чудесное тело той, что случайно превратилась в его жену. Свобода — так он понял к своим тридцати годам — это лучшее и самое ценное из того, что мы имеем…
    Он уже стоял перед дверью в комнату номер семь, постучал и услышал в ответ резкий голос Шона:
    — Кто там еще?
    Келл толкнул дверь, вошел и увидел брата, развалившегося в кресле. На коленях у него примостилась полураздетая красотка.
    — Мне нужно поговорить с тобой, Шон, — сухо произнес Келл. Тот, почуяв серьезность тона, не стал спорить. Шлепнув девушку по заду, он отослал ее в другую комнату.
    — Что привело тебя сюда, старший брат? — развязно спросил он, желая по возможности оттянуть неприятный разговор. — Неужели уже захотелось свеженького? Понадобилось утопить свои печали в продажных объятиях шлюхи? Потому что собственная супруга ведет себя с тобой точно так, как вела со мной — обольстила, а потом надменно оттолкнула?
    Келл не стал отвечать на все эти предположения, а сухо произнес:
    — Ты преступил сегодня все границы дозволенного. Рей-вен теперь моя жена, независимо от того, как мы оба к этому относимся. И я никому не позволю причинить ей вред.
    — Я ничего ей не сделал сегодня, брат!
    — Ты угрожал ей.
    — Откуда тебе известно? Она прибежала к тебе с жалобой?
    — Перестань строить из себя идиота! Если ты такой непонятливый, объясняю: держись от нее подальше всю оставшуюся жизнь!
    Возможно, категоричность требования и продолженность во времени — «всю жизнь» — вызвали в нетрезвой голове Шона раздражение, которое стало сильнее некоторого испуга, потому что он с ребяческим упрямством спросил:
    — А если я не выполню твоего приказа?
    Глаза Келла сузились, в них сверкнула угроза. Но он сдержался и произнес примирительным тоном:
    — Я надеюсь, что ты завтра же уедешь из Лондона.
    Это окончательно разъярило Шона.
    — А если нет? Тогда что? Что ты сделаешь со мной, если я откажусь? — Он вскочил с кресла и забегал по комнате. — Ты не в том положении, брат, чтобы диктовать мне условия, это тебе не приходит в голову? Подумай лучше о собственной репутации, о том, как ее обелить, а не бросай все силы на защиту бессердечной суки, которую взял в жены.
    Келл стиснул зубы и побледнел.
    — Что ты хочешь всем этим сказать, щенок?
    Шон, видимо, хорошо знал, о чем говорил, потому что с каким-то торжеством отчеканил:
    — Хочу сказать, что стоит лишь мне обратиться к любому судье-магистрату с вопросом, не желает ли он узнать правду о том, как откинул копыта наш дорогой дядюшка Уильям, и… Да если я только захочу сообщить… дать показания под присягой, что видел собственными глазами, как ты убил его, тебе придется туго, братишка. Тюрьмой не отделаешься…
    Келлу показалось, что его кто-то сильно ударил под дых… Нет, просто воткнул нож…
    Этот «кто-то» — его родной брат!
    Некоторое время он смотрел на человека, стоящего перед ним, словно запамятовав, кто он такой. Это его брат?.. Да, это он, только совсем не такой, как в прежние годы. Он всегда был трудноуправляем, взбалмошен, вспыльчив, но все-таки между братьями ощущалась привязанность, даже любовь. У Шона не было такой дикой злобы, такой тяги мстить. Однако еще до знакомства с Рейвен, до того, как он попал на флот, в его характере стали происходить необратимые перемены к худшему… А теперь еще эти страшные в своем злорадстве угрозы предать собственного брата. Который всегда пытался выручить его, спасти от притязаний дяди, от денежного краха, от службы на корабле. Теперь — от преследования со стороны родственников Рейвен и ее жениха, результатом чего стала поспешная женитьба на Рейвен. Что, по-видимому, доконало беднягу Шона, лишило остатков рассудка.
    Снова, в который уже раз, в Келле проснулась жалость к брату — ведь он болен, просто болен. Тем, что он делает и говорит, командует не он, а его болезнь. Но если так, почему сам больной не делает никаких попыток вылечиться, не только не слушает своего врача, а грозит предать его в руки судьи. Выдать даже не за тридцать сребреников, а просто так, по злобе… Как обыкновенный подлый наветчик…
    Кровь бросилась в голову Келла.
    — Сообщай кому хочешь и что хочешь, — сказал он. — Это не изменит моего намерения отправить тебя в Ирландию.
    В искаженном лице Шона появилось что-то жалкое.
    — Ты прекрасно знаешь, — дрожащим голосом заговорил он, — я такой, как есть, во многом по твоей вине. Ты обещал маме, что будешь меня защищать, но не защитил. Дядя Уильям делал со мной что хотел, а ты… ты…
    В прошедшие годы, во время их нередких ссор и споров, эти слова Шона делали Келла почти беспомощным, однако сейчас они не возымели прежнего действия. Его брат зарвался, он стал не только отвратительным, но и опасным для многих, и в первую очередь для Рейвен. А ее Келл должен оберегать.
    — Да, — произнес Келл негромко и почти спокойно, — да, я не могу простить себе, что не сумел защитить тебя от дяди. Ты знаешь это. Но прошлого не изменить. И это тоже тебе известно… Сколько раз я подставлял себя на твое место и думал, как бы я поступил…
    Лицо Шона снова исказилось — на этот раз стало еще более жалким.
    — Как? — истерически крикнул он. — Не так, как я! Ты бы дрался с ним с самого начала, я знаю. Потому что ты всегда был сильнее, чем я… Всегда… И сейчас.
    Он опустился в кресло и закрыл лицо руками. Рыдания сотрясали его.
    Келл почувствовал, что гнев уходит из него, как воздух из порванного мяча. Он наклонился на своем стуле, ему хотелось погладить брата по голове, произнести какие-то правильные слова. Новые слова, потому что все уже было сказано не один раз.
    — Шон, — сказал он наконец, — ты понимаешь, что происходит? Не давай прошлому взять верх над тобой. Уничтожить тебя…
    Шон отнял руки от залитого слезами лица.
    — Я знаю, — хрипло проговорил он. — Порой я не могу с собой сладить. Какой-то червь забирается ко мне в голову, шевелится там и давит… Заставляет наброситься на кого-то, оскорбить… ударить… Причинить боль… И тебе тоже.
    Жалость пронизала Келла. Жалость и острое желание помочь.
    — Я помогу тебе стать здоровым, Шон, — сказал он. — Мы найдем новых врачей.
    — К черту врачей! К черту этих шарлатанов, которые снова будут кряхтеть надо мной, качать головами и класть в карман твои деньги!.. — Он неловко отер слезы и тихо добавил: — Прости меня, Келл. Я сам не знаю, что наговорил тебе. Я просто неблагодарная свинья, и больше никто. Извини, ради Бога… Все потому, что я по-настоящему полюбил Рейвен… Первый раз в жизни… Я чуть совсем не сошел с ума, когда узнал, что ты встал на ее сторону — выбрал ее… А теперь она настраивает тебя против меня еще больше…
    — Я не выбирал ее намеренно, по своей воле, Шон. Мы уже говорили об этом. Если б не твой поступок, ничего бы этого не было… И она никогда не будет между нами. Но спокойно смотреть, как ты причиняешь ей боль и заставляешь страдать, я тоже не буду. Можешь ты это понять?
    — Да.
    Шон произнес это короткое слово почти шепотом.
    — Поклянись, что оставишь ее в покое!
    — Я… я клянусь.
    Келл видел, с каким трудом его брат выдавливает из себя согласие.
    Поднявшись, Келл приблизился к Шону, положил руку ему на плечо.
    — Тебе необходимо уехать, пойми это. В первую очередь ради себя самого. Если ты останешься, тебя будет продолжать мучить прошлое — и близкое и далекое.
    — Наверное, ты прав, — после некоторого молчания проговорил Шон. — Но куда мне ехать?
    — Я же сказал: в Ирландию. На ферму. Помнишь, когда-то мы договаривались, что ты будешь отвечать за разведение новых пород и за их улучшение.
    Шон кивнул, слабо улыбнувшись. Он сызмальства проявлял любовь к лошадям, Келл думал заинтересовать его, а заодно удалить из Лондона, от его соблазнов. Но из этого пока что ничего не выходило. Сейчас он решил, что для Шона это будет неплохой, пусть и временный, выход из его тяжелого душевного состояния.
    Впрочем, искушений и соблазнов хватает и в Дублине, при желании их можно найти даже на необитаемом острове. Потому что они — в душе человека.
    — Ты поедешь со мной? — спросил Шон.
    В его голосе прозвучала почти детская надежда, и сердце Келла опять сжалось.
    — К сожалению, не смогу, — ответил он. — У меня здесь дела. Мой клуб…
    — И Рейвен Кендрик…
    Из глаз и голоса Шона исчезла всякая ребячливость, во взгляде сверкнула злоба.
    — Да, — сказал Келл. — И Рейвен тоже. Но это не значит, что я буду меньше заботиться о тебе, Шон. Ты должен уехать ради себя самого, уверяю тебя.
    — Хорошо, брат, — поникшим голосом произнес Шон. — Сдаюсь. Если это сделает тебя более счастливым, я уеду.
    Было около полуночи, когда Келл вернулся к себе домой и с явной неохотой направился к двери, ведущей в спальню Рейвен. Он представлял, как она удивится — но не обрадуется — тому, что он вернулся сегодня намного раньше обычного, и еще больше — тому, что он вошел к ней. Но он должен войти — чтобы принести извинения за очередную дикую выходку своего брата.
    Келл медленно прошел через полутемный холл, поднялся по лестнице, зашагал по коридору. Его мысли вернулись к недавнему разговору с Шоном. Да, это его мука мученическая, камень на шее. Его обязательство перед собой, перед памятью матери. В отличие от Каина он «сторож брату своему».
    Упоминание братом о смерти дяди всколыхнуло воспоминания…
    Через полгода после их бегства из Англии Уильям Лассетер с помощью специально нанятых людей выследил их и однажды вечером заявился в их жалкую каморку в Дублине, где они тогда жили. Келл, как обычно в это время, зарабатывал деньги на пропитание игрой в карты или в кости в различных тавернах города. Игрой, в которой неожиданно для себя преуспел и чаще выигрывал, нежели проигрывал. Днем он отсыпался, а еще занимался, где только мог, фехтованием на рапирах. Это занятие он полюбил еще в Лондоне, а рапиру захватил с собой, когда они бежали оттуда.
    Открыв на рассвете дверь к себе в комнату, он застал ужасную картину: своего брата, плачущего над окровавленным телом их дяди Уильяма.
    — Это случайно, Келл, клянусь… Я не хотел… О, Боже, это случайно… Я пытался остановить его, когда он полез на меня с кулаками, а потом и…
    Не сразу Келлу удалось выяснить у рыдающего брата, что же произошло. Озверевший дядя требовал, чтобы они вернулись в Лондон; он начал яростно трясти Шона, а тот так же яростно сопротивлялся. Когда тот воспламенился до того, что возобновил свои прямые посягательства, Шон в отчаянии схватил подвернувшуюся под руку рапиру Келла и заколол его ударом в грудь.
    Келл не мог осудить за это своего четырнадцатилетнего брата — наверное, он сам поступил бы так же, если бы стал свидетелем происходившего. Действия мальчика были естественной самообороной, так он считал.
    Поэтому без особых угрызений совести он решил скрыть то, что произошло. Для этого нужно было избавиться от трупа. Что он и сделал: отволок его той же ночью на близлежащую пустынную дорогу, и смерть дяди Уильяма выглядела как обычное убийство с целью ограбления.
    Полицейское расследование не оставило в покое братьев, некоторая часть подозрений коснулась Келла — ведь он был известен как любитель фехтования, а смерть стала результатом удара рапирой. Однако прямых улик не было, и дело повисло в воздухе. Остались только слухи, что к убийству мог быть причастен Келл. О младшем брате, естественно, никто не говорил, а Келл и не думал защищать свое имя, переложив вину на Шона. Пускай уж лучше подозревают в убийстве его.
    Шон так никогда и не оправился от всего происшедшего — так считал Келл, и это заставляло его еще больше заботиться о брате. Ну как не пожалеть совсем молодого человека, вынужденного жить с таким неизмеримо тяжким грузом на душе: жертва развратных действий близкого родственника и убийца. От этого не излечат ни братские слова утешения, ни время…
    Келл тяжело вздохнул и на мгновение устало прикрыл глаза, остановившись перед дверью в спальню Рейвен. Как бы то ни было, оправдания и прощения поведению Шона по отношению к ней нет и не может быть…
    И ему, Келлу, тоже досталось. Нелегко жить, зная, что тебя подозревали и продолжают подозревать в убийстве, которого ты не совершал. А ты не можешь даже попытаться оправдать себя, не вовлекая в это собственного брата, не выдавая его страшную тайну. Две тайны. В случае раскрытия одной из которых дядя был бы по закону приговорен к смертной казни…
    Из-под двери в комнату Рейвен виднелась полоска света, Келл негромко постучал и вошел, услышав ответ. Она читала, лежа в постели, и, подняв голову от книги, бросила на него недоуменный, почти испуганный взгляд и прижала раскрытую книгу к груди, словно ища в ней защиту.
    Келл уже пожалел, что потревожил ее в ночное время, но не ретироваться же теперь, когда он вошел.
    — Что-нибудь случилось? — тревожно произнесла она.
    — Я пришел, чтобы извиниться за своего брата, за его сегодняшнее поведение, — сказал он, тихо прикрывая дверь.
    Она продолжала молча и недоверчиво смотреть на него, пока он шел к ней. Молчала она, даже когда он присел на краешек постели.
    — Наверное, я выбрал не слишком подходящее время, — заговорил он, — но мне хочется, чтобы ты поняла кое-что в отношении Шона. Как и почему он стал таким, каким ты его узнала.
    — По-моему, я уже немного знаю, — сказала она.
    — Видимо, недостаточно. Последнее время у него участились приступы депрессии, упадка духа. И тогда он почти перестает есть, мало спит, зато слишком много пьет вина. Однако до того, как он попал на флот, с ним такое редко приключалось.
    — Да, видно, не очень мне повезло, — произнесла Рейвен.
    Келл с неодобрением взглянул на нее, но сдержался и продолжил:
    — Когда он исчез этим летом, я очень обеспокоился и потратил не один месяц, разыскивая его. Потом в порту случайно обнаружил его имя в списке корабельной команды… Что я сделал? — Он увидел, что Рейвен внимательно слушает. — Я нанял шхуну и отправился на поиски этого корабля, совершающего каботажное плавание. Когда я наконец ступил на борт того судна, я нашел там Шона в каком-то закутке, избитого, закованного в кандалы, лежащего в своих испражнениях… — Келл на какое-то время замолчал. — Он мой брат, Рейвен, — сказал он потом, словно оправдываясь, — и, полагаю, ты поймешь мое состояние.
    — Да, — прошептала она, чувствуя, как непроизвольные слезы подступают к горлу.
    — А то, что испытал он, можно ли представить?
    — Да, — повторила она сдавленным голосом, опуская глаза.
    — Это, наверное, доконало его, Рейвен.
    Теперь молчала она, хотя Келл ждал от нее ответа. И она ответила, еле слышно, так, что он с трудом разобрал:
    — Вы хотите, чтобы я простила ему все, что он мне сделал?
    — Нет, Рейвен. О прощении речи не идет. Я хочу, чтобы ты понимала, что сделало его таким, какой он сейчас. Он болен. Да и кто после того ужаса, который он пережил, остался бы в нормальном состоянии. Я уж не рассказываю о многом другом.
    Она сидела с опущенной головой, с книгой, прижатой к груди, не говоря ни слова. Он приподнял пальцем ее подбородок, посмотрел ей в лицо.
    — Ему нужно лечение, — сказал он. — Исцеление. Я отправляю его на ферму в Ирландию. Тебя он больше тревожить не будет.
    Она содрогнулась, как от холода.
    — Спасибо, Келл. Будет хорошо, если мы с ним не увидимся какое-то время.
    — Вы не увидитесь. Возможно, никогда…
    Ее потемневшие голубые глаза внимательно смотрели на него. Не с любовью, подумалось ему, нет, но, во всяком случае, с признательностью.
    Внезапно он ощутил, что находится у постели красивой женщины, полураздетой и желанной. Он вспомнил и ясно представил себе ее тело, его формы и изгибы, его движения, запах… Он не забыл о нем… не мог забыть с той свадебной ночи… И еще с одной ночи, до этого… Он обругал себя. Нельзя так поддаваться воздействию обстановки, минутному настроению, черт возьми!
    Чтобы отвлечься и успокоить себя, он взял из рук Рейвен раскрытую книгу. Не видя названия, по золотому обрезу страниц, по изящной обложке он понял, что это, видимо, то самое произведение, которое перешло к ней от матери и где раскрывались интимные стороны любви.
    Он вопросительно посмотрел на Рейвен, она, покраснев, кивнула. Он сдержал улыбку, подумав о нелепости ситуации: супруга вынуждена вместо живого мужа удовлетворяться эротическим чтивом, а у мужа даже этой возможности нет. Правда, его всегда ждут в доме у мадам Фуше…
    Подавив вздох, он поднялся с постели.
    — Хочу надеяться, — сказал он, возвращая книгу в руки Рейвен, — что как-нибудь смогу ознакомиться с ее интригующим содержанием. Быть может, она научит меня чему-то, чего я еще не знаю.
    — О да, конечно… Наверное… — смущенно пробормотала Рейвен, видимо, не поняв до конца смысла его слов.
    Он же, ощущая себя в некотором роде победителем — сумел сладить с самим собой, ввергнул в смущение Рейвен, — снисходительно наклонился к ней и отечески поцеловал в лоб:
    — Спи спокойно, дорогая.
    После чего, чувствуя некоторое стеснение в паху, вышел из спальни.

Глава 12

    Сколько уже лет по утрам произносила Рейвен эти слова. И здесь, в Лондоне, и там, на островах, когда старый конюх подсаживал ее в седло.
    Она оправила юбки, плотнее запахнула теплый плащ — ноябрьское утро было морозным — и взяла в руки поводья. О'Малли ловко, совсем как молодой, вскочил на свою лошадь, и они отправились на ежедневную прогулку в Гайд-парк.
    Сегодня Рейвен не рассчитывала встретить там Бринн, поскольку у той были какие-то дела, но Джереми Вулвертон, надеялась она, будет наверняка, и она поговорит с ним о том, что ее беспокоит. А беспокоили ее возможные неприятности, которые ожидали Келла, о чем она услышала на прошедшей неделе.
    Самого Келла она не видела около недели, с той ночи, когда он пришел к ней в спальню и завел разговор о своем брате. То есть мельком они встречались — на лестнице дома, у дверей, — но Келл постоянно торопился, и поговорить с ним она не могла. А поговорить было о чем.
    Бринн сообщила на днях Рейвен, что, насколько ей стало известно, о Келле и о его игорном клубе начали распространяться весьма неприятные слухи, идущие откуда-то из верхних слоев общества. Кто-то из сильных мира сего утверждает, что Келл ведет свои дела нечестным путем, что у него подозрительные связи да и сам он — личность достаточно сомнительная и что порядочным людям не следует посещать его заведение.
    Услышав об этом, Рейвен сразу подумала, что все эти слухи — работа Чарлза Холфорда. Разумеется, не самого герцога, а тех, кого он специально подговорил или нанял. Об этом она и хотела поговорить с Вулвертоном. Ведь он проявил к ней дружеское участие, которое ее тронуло и удивило: большинство из тех, кого она знала, считали его всего-навсего беспутным и легковесным щеголем.
    Вообще на прошедшей неделе Рейвен пребывала в более тревожном и подавленном состоянии духа, чем прежде. Почему? У нее было немало причин для этого, она называла их самой себе, в том числе и зимнюю погоду. Но всячески избегала упоминать о взаимоотношениях с Келлом, которые хотя и были обусловлены обоюдным соглашением, однако все сильнее тяготили ее. Да, у нее были хорошие друзья вне дома — их немного, но ведь хороших друзей всегда немного. Был верный друг и слуга О'Малли, но чувство одиночества все равно давало о себе знать. Она бы рада была повидаться даже с дедом, но тот отбыл в свое имение в восточном Суссексе и увидятся они теперь, наверное, не раньше Рождества.
    Ее тревога, несомненно, усугублялась еще и тем, что она не знала, уехал ли Шон Лассетер из города и уедет ли вообще. Чуть ли не каждую минуту она ожидала его появления в доме, а когда бывала на улице, нервно озиралась: не следует ли он за ней.
    Что касается отношений с Келлом, которые она упорно старалась не принимать в расчет, то мысли о них не выходили у нее из головы, и особенно тягостными бывали они по ночам. Она подолгу не могла уснуть, а если и засыпала тревожным сном, то видела не своего любимого флибустьера, а Келла. Только его.
    Разум подсказывал ей, что, в сущности, ее положение не такое уж плохое и могло быть намного хуже. Да, она потеряла возможность заполучить титулованного — но совершенно безразличного ей — мужа; да, двери многих аристократических домов еще долго, если не всегда, будут закрыты перед ней. Но, в конце концов, зачем они ей нужны? Только затем, что мать хотела видеть ее среди высокопоставленных особ? Да провались они все пропадом!
    У нее остались друзья, личная свобода, и это, пожалуй, важнее всего. Снова ее мысли возвращаются к Келлу. Снова она повторяет себе, что о лучшем и мечтать нельзя: ее так называемый супруг — человек, без сомнения, порядочный, бескорыстный и достаточно обеспеченный. Он не предъявляет к ней никаких претензий, не следит за тем, как она проводит время; он попросту равнодушен к ней. Она вправе отвечать ему тем же, что неизмеримо облегчит их совместное — на недолгое время — существование…
    Но вслед за этим выводом к ней сразу же приходит ощущение пустоты, которое она всячески старается прогнать. Она вслушивается в ночные шорохи. Ей кажется, и она хочет этого, чтобы его шаги послышались за ее дверью. Чтобы дверь отворилась и он вошел. Чтобы приблизился к ее постели и…
    Она гонит эти мысли, но это плохо удается.
    Конечно, он очень занят в своем клубе, утешает она себя. Ему надо много чего подготовить, чтобы отправить брата в Ирландию. У него еще какие-то дела. От кого-то она слышала, что он занимается благотворительностью. Ну, Бог в помощь. Правда, она тоже могла бы чем-то помочь, если бы он к ней обратился. Она была бы рада хоть какому-то делу… Но он молчит. Молча проходит ночью мимо ее двери. Здоровается, если они где-то сталкиваются днем… Ну и пусть. Вскоре она привыкнет к этому, обретет душевный покой, потом найдет какое-то занятие по душе, а там и… Там видно будет…
    Когда она подъехала к Гайд-парку, Джереми Вулвертона нигде не было видно. В сопровождении О'Малли около получаса она скакала легким галопом по аллеям, пока наконец не встретила Смельчака. Она сразу поделилась с ним своим беспокойством по поводу грозовых туч, собиравшихся над Келлом.
    К ее огорчению, Вулвертон тоже слышал об этом и тоже заподозрил герцога Холфорда в распространении слухов, порочащих Келла.
    — Боюсь, — сказал он, — дела Лассетера пойдут плохо. Насколько я знаю, уже многие бывшие посетители отворачиваются от этого места.
    — Но разве слухи подтвердились? — спросила Рейвен.
    Смельчак покачал головой.
    — Кому нужны доказательства, если человека порочат? Вот если бы хвалили, дело другое. Люди с легкостью и даже радостью верят в пороки своих ближних, так заведено с давних пор, дорогая. Тем более если у истоков обвинений находится кто-то из влиятельных и сильных. И никому не важно, знает ли он, о чем говорит. Я, например, уверен, что Холфорд — если это его рук, вернее, его языка дело — ни разу не был в клубе у Келла.
    Рейвен с робкой надеждой посмотрела на Вулвертона.
    — Джереми, можно что-то сделать, чтобы остановить Холфорда?
    — Что касается меня, дорогая, я могу помочь Лассетеру только одним: буду чаще бывать в его заведении и уговорю собратьев из нашей лиги прожигателей жизни делать то же самое.
    — Ох, спасибо, Джереми!
    — Но к сожалению, дорогая, репутация таких заведений, как этот клуб, похожа на репутацию женщины. Если потеряешь, то восстановить уже почти невозможно… Ох, прости, я, кажется, не совсем удачно выразился… — Он ненадолго задумался. Впрочем, думать долго у Смельчака не получалось. — Что сейчас, пожалуй, необходимо Лассетеру, — продолжал он, — это сделать так, чтоб его побольше узнали среди клиентов. Видеться с ними не только за игрой. Полагаю, узнай они его получше, как я, например, — и мнение у многих переменится в его пользу.
    — Но как это сделать?
    — Ему следует побольше крутиться в высшем свете. Знаю, он не привык и не любит этого, но я готов помочь. Люсиан тоже, думаю, не откажет.
    — Из этого ничего не выйдет, Джереми, — сказала Рейвен. — Этот человек презирает аристократов и не пойдет на сближение с ними.
    — Даже если от этого зависит судьба его клуба?
    — Я поговорю с ним, Джереми. Попробую. Спасибо за совет…
    Рейвен не стала откладывать свое намерение в долгий ящик и в тот же день вновь появилась в клубе, несмотря на запрет Келла приходить туда.
    Грузный привратник сообщил ей, что мистера Лассетера нет в клубе. Рейвен собралась уже уходить, когда на лестнице показалась Эмма Уолш и сердечно приветствовала ее.
    Несмотря на это, Рейвен почувствовала себя крайне неловко: они не виделись с хозяйкой дома, или кем она тут была, с того страшного дня, когда Шон притащил ее сюда в полубесчувственном состоянии. Рейвен не знала, как себя держать.
    Однако Эмма помогла решить этот вопрос. Самым естественным тоном, ни о чем не вспоминая и не спрашивая, она произнесла:
    — Келл сейчас на состязаниях по фехтованию. Думаю, не позже чем через час он вернется. Может быть, хотите подождать его? Я угощу вас чаем.
    Почему-то в эту минуту Рейвен с легкой завистью подумала, что эта женщина наверняка знает о времяпрепровождении ее мужа гораздо лучше, чем она, его законная жена. Несколько удивленная приглашением, она с готовностью приняла его и, сняв плащ, отправилась за Эммой на второй этаж, не без интереса присматриваясь к богатой и свидетельствующей о неплохом вкусе хозяина обстановке.
    Эмма заметила ее любопытные взгляды и сказала:
    — Никогда, наверное, не видели подобные заведения изнутри? Если хотите, после чая я покажу вам дом.
    Они уже входили в библиотеку, казалось бы, совсем неуместную здесь, и Эмма посчитала нужным пояснить:
    — Это самая уютная комната в доме. Почти точная копия библиотек в домах наших посетителей. Здесь они могут отдохнуть от волнений за игровыми столами, полистать книги и газеты, выкурить сигару… Прошу садиться. Сейчас принесут чай.
    Они уже сидели за чайным столиком, когда Эмма произнесла:
    — Наверное, вам интересно будет узнать, если еще не знаете, что Шон Лассетер отбыл в Ирландию, где должен пробыть достаточно длительное время.
    Рейвен подавила вздох облегчения.
    — В самом деле? — сказала она. — Уже уехал?
    — Да. Келл убедил его сделать это, что было нелегко для обоих. Братья очень близки, несмотря на то что такие разные. Келл страшно жалеет его. А вам, конечно, будет легче, верно?
    Рейвен смогла слегка улыбнуться.
    — Еще как верно! Вы даже не представляете.
    Эмма ответила сочувственной улыбкой.
    — Немножко представляю. Я пыталась остановить этого безумца в тот ужасный день, но все, что смогла, это послать за Келлом. Ну да вы знаете.
    Рейвен знала и содрогнулась, припомнив недавние события.
    — Если я в чем-то могу помочь вам сейчас, — продолжала Эмма, — скажите откровенно. Я постараюсь…
    — Спасибо. — Рейвен смущенно потупилась и слегка наклонилась к собеседнице. — Знаете… Честно говоря, я оказалась в несколько странном… неловком положении… Моим мужем, как вы можете понять, стал человек, которого я не знаю… Почти не знаю… Вы, например, я уверена, знаете о нем намного больше, чем я. И если бы вы могли… если бы захотели хоть немного рассказать о нем. Разумеется, никаких тайн… секретов. Просто какие-то черты характера… Ну и, конечно, о слухах, которые ходят про него… Я так и не знаю… Но мне надо…
    Она окончательно сбилась и замолкла.
    Эмма ответила не сразу.
    — Вы имеете в виду слухи о том, что он убил своего дядю? — спросила она после паузы.
    — Да… И об этом. Шон, когда ворвался на днях к нам в дом, кричал, что это правда. Так было на самом деле?
    В глазах Эммы вспыхнула злость, губы сжались в тонкую линию.
    — Не знаю, как умер их дядя, — сказала она, — но готова поклясться своей собственной жизнью: Келл Лассетер не убийца. А Шон — неблагодарный негодяй! Здоров он или болен, не важно — все равно негодяй! После всего, что Келл для него делал и делает…
    Этот взрыв негодования был приятен Рейвен и лишний раз подтвердил ее уверенность в невиновности Келла.
    — Я тоже не думала, что Келл способен на такое, — произнесла она. — Но ведь он сам ничего не делает для того, чтобы опровергнуть эти слухи. Зато говорит о том, каким низким человеком был этот самый дядя, как погубил его мать… А этот шрам на его лице от кольца с печаткой…
    Эмма кивнула.
    — Не думаю, что выдам семейную тайну, — сказала она, — если напомню то, что известно многим. Вы знаете, что его мать ирландка?
    — Да, он говорил мне.
    — Она не из дворян, — продолжала Эмма негодующим тоном, — ее отец просто врач, и все Лассетеры презирали ее, представляете? А когда она овдовела, тот самый дядя Уильям заделался опекуном ее сыновей и угрожал, что лишит их наследства, если она не уберется в свою Ирландию и не откажется от материнских прав.
    — И что она? Подчинилась?
    — Да. Об этом мне рассказывал Шон. Она не осмелилась спорить с ним и со всей семьей. Ради блага своих сыновей, так она считала, вернулась в Ирландию, где вскоре умерла от инфлюэнци в бедности и забвении.
    Эмма содрогнулась.
    — Их дядя не разрешил мальчикам даже побывать на ее могиле.
    — О, к такому человеку нельзя не испытывать ненависти! — воскликнула Рейвен.
    — Да, но не только это. Шон говорил, что дядя Уильям был настоящий тиран. А с характером Келла разве можно ужиться с тираном? У них были частые стычки, и однажды дело дошло до драки. Тогда Келл и получил свой шрам. Потом они с Шоном удрали в Ирландию, скитались по Дублину, голодали, мерзли. Шон рассказывал… простите, мадам… что они даже крыс вынуждены были есть… Но может, он просто хотел напугать меня.
    Рейвен он тоже напугал — ее передернуло от ужаса.
    — А что было дальше?
    — Дальше не очень понятно для меня, — призналась Эмма. — Вроде бы дядя начал искать их и даже сам приехал в Дублин. Там его и нашли. Он лежал мертвый на окраине города. Наверное, его убили из-за денег какие-то бродяги.
    — Но почему же тогда возникли эти подозрения по адресу Келла?
    — Потому что дядя был убит ударом шпаги. Довольно необычное оружие для разбойников с большой дороги. Они применяют, так люди говорят, кинжалы или пистолеты. А Келл, чтоб вы знали, уже тогда считался умелым фехтовальщиком, или как это у мужчин называется. Шон говорил, он не один раз брал верх в бою на шпагах над своим дядей, а тот вообще был каким-то чемпионом в этих делах. Поэтому, верно, и пошел слух, что дядя был убит Келлом на дуэли. А потом его тело вынесли на дорогу.
    Рейвен ненадолго задумалась.
    — Слишком туманные предположения, — сказала она через некоторое время, — чтобы делать из них выводы о таком страшном деле, как убийство.
    — Обвинения, насколько я знаю, родились и получили распространение из семьи дяди Уильяма, только они ничего не смогли доказать. А еще они озлились на Келла за то, что он не захотел вернуться к ним в Англию и иметь с ними дело. Он не стал брать у них денег и сам добывал средства на пропитание для себя и для Шона. И вообще отказался от наследства, от своей части. Все, что вы здесь видите, — этот дом и то, что внутри, — он заработал сам. Но конечно, не сразу.
    Рейвен подумала: если сравнивать детство и юность Келла с ее собственными, то надо признать, что при всех тяготах, какие она испытала, ее жизнь была намного легче, чем у Келла. И потом, его привязанность к брату, каким бы ни был этот брат, его постоянная забота о нем не могли не вызывать уважения.
    Дальнейший разговор был прерван появлением мальчика лет десяти, который не очень уверенно нес поднос с чайными принадлежностями. За мальчиком следовал пожилой дворецкий с чайником в руках.
    Под его строгим взглядом мальчик снял с подноса и расставил блюдца и чашки и затем уставился на своего сопровождающего, ища в его глазах одобрение. В полной мере он его получил от Эммы, которая ласково сказала:
    — Спасибо, Нейт. Очень ловко у тебя все это получилось.
    — Угу, мам. Благодарен вами, — со страшным уличным акцентом произнес мальчик.
    Говорил он хрипло, каким-то недетским голосом, был неимоверно худ, лицо напряженное, покрытое шрамами, как от ожогов, руки со сморщенной кожей, тоже будто обоженные. Рейвен не могла без жалости смотреть на него.
    Когда мальчик и дворецкий ушли, Эмма начала разливать чай и, увидев вопрос в глазах Рейвен, сказала:
    — Этот мальчик еще неделю назад был помощником трубочиста. Келл где-то столкнулся с ним и его хозяином, когда тот нещадно бил ребенка. Он почти насильно отобрал его, заплатив какие-то отступные.
    Рейвен что-то слышала об этих несчастных исхудавших детях, которых бедняки родители отдавали за гроши трубочистам. Те обращались с ними по большей части хуже, чем с рабами. Они должны были залезать в узкие, недоступные для взрослых дымоходы и чистить их, зачастую обжигаясь и почти задыхаясь. Нередко такая работа кончалась смертью худосочных помощников.
    — Да, несчастный ребенок, — подтвердила Эмма мысли Рейвен. — Вы думаете о том, что с ним будет дальше? Когда заживут его раны и ожоги и он немного придет в себя, Келл отправит его в детский приют для сирот, которому он помогает деньгами.
    — Келл этим занимается?
    Рейвен меньше всего могла представить Келла в роли спасителя детей. Хотя, собственно, разве он не делал то же самое в отношении собственного брата?
    Эмма улыбнулась.
    — Я тоже не думала, что он этим займется. А Нейт уже тринадцатый по счету уличный мальчишка, которого Келл определяет туда. Чертова дюжина! На его деньги их всех кормят, одевают, учат… не знаю, что еще.
    — Как это прекрасно! — искренне вырвалось у Рейвен.
    Видимо, собеседнице понравилась ее искренность, потому что она сказала:
    — Признаюсь вам, что тоже в какой-то степени обязана Келлу своим спасением… из очень сложной ситуации, в которую я попала… у моего прежнего покровителя.
    Первая мысль, возникшая в голове у Рейвен после этого чистосердечного признания, была: «И меня ведь он тоже спас — как этих мальчиков, как Эмму…» Вторая мысль была менее приятной — подумалось, что теплота и, как ей показалось, даже нежность в голосе Эммы Уолш свидетельствуют не только о ее благодарности Келлу, но и о более глубоких чувствах…
    — Похоже, спасать людей стало у него привычкой.
    Рейвен произнесла эти слова с легкой горечью и чуть заметной иронией, но, похоже, Эмма не почувствовала ни того ни другого.
    — Да, — согласилась она, — он выглядит порой весьма суровым, резким, даже невнимательным, а на самом деле, можете мне поверить, готов всегда помочь несчастным и обиженным.
    Опять в ее голосе Рейвен уловила нежность, если не любовь. Опять ощутила легкий укол… Ревности? Зависти?.. Вновь подумала, что Эмма, наверное, любовница Келла. Уже давно… И знает его и о нем куда больше, чем Рейвен. Она явно старше Келла, эта ухоженная красивая женщина, ей, наверное, не меньше сорока, но что с того… Зато она наверняка знает все о любви. Чему Келл собирался учить Рейвен…
    Однако, невзирая на легкую ревность (или зависть?), Рейвен испытывала симпатию к этой женщине, ей нравились ее выдержка, искренность и прямодушие. Так, наверное, не должна относиться любовница к жене своего возлюбленного. К той, что так внезапно вмешалась в ее жизнь. Хотя скорее всего Эмма знает, что Рейвен для нее и не соперница вовсе — она всего-навсего одна из тех, кому Келл по свойственной ему привычке делать добро пришел на помощь. Одна из чертовой дюжины несчастных мальчишек, которых он спас.
    Расположение Рейвен к Эмме Уолш еще более возросло, когда после чая та провела, как и обещала, ее по клубу и показала ряд комнат, предназначенных для игр, тщательно избегая при этом заходить в те места, которые могли напомнить Рейвен о ее первом, страшном знакомстве с этим домом.
    В одной из комнат, украшенной красивыми панелями, стояли столы для игры в кости. Рейвен вспомнила, как когда-то, в те далекие дни, после занятий с матерью, с учителями О'Малли развлекал ее разного рода играми. В том числе и игрой в кости. Показывал, как их надо бросать, рассказывал о маленьких хитростях. Она знала, что вообще-то это азартная мужекая игра, в которой нужно уметь не только кидать кубики из слоновой кости с нарисованными на боках цифрами, но и делать какие-то ставки, биться об заклад.
    Однако она никогда не видела такие большие, овальной формы столы, покрытые зеленым сукном, как для бильярда, с прочерченными поверху желтыми линиями, единичными и двойными. По длинным сторонам стола были какие-то ящички, углубления, лежали маленькие лопатки. И стояли стулья для игроков.
    — Вот сюда кладут кости, — охотно объясняла Эмма. — Сюда — фишки, заменяющие деньги. А лопатками их сгребают… Как начинается игра? Первый игрок заказывает количество очков и бросает кости. Это называется «мейн». А еще — «шанс». Потом следующий…
    Она внезапно замолчала и с испугом уставилась на дверь, откуда послышался голос:
    — Если не трудно, объясните, пожалуйста, что вы делаете в зале для игр?
    Голос был недовольный и принадлежал Келлу. Рейвен испытала смешанные чувства: приятное волнение, легкий испуг, словно нашкодивший ребенок, и недовольство собой за оба эти ощущения.
    За них обеих ответила Эмма:
    — Я показываю Рейвен дом.
    — Благодарю вас за труды, — язвительно произнес Келл, — но не могли бы вы оставить нас на некоторое время?
    Какое-то мгновение казалось, что Эмма сейчас обидится и начнет возражать, но этого не произошло. Она молча удалилась, улыбнувшись Рейвен с видом заговорщицы.
    — Что вы здесь делаете? — повторил Келл, недовольно глядя на Рейвен.
    — Просто мне интересно, — ответила она с простодушием ребенка. — Я никогда не видела помещения для азартных игр.
    — Я уже говорил вам, здесь не место для молодых леди.
    Она вздернула брови.
    — Вы рассуждаете точь-в-точь как моя тетушка Кэтрин. В самом деле я нарушаю, по-вашему, какие-то правила приличия? Мне казалось, вы шире смотрите на многие вещи.
    Это действительно так? — спросил себя Келл. Нет, — ответил он на свой вопрос. Будет лицемерием признать, что он не хочет ее появления здесь из-за того, что кто-то сочтет это неприличным. Дело совсем не в этом. Но в чем же?.. Наверное, в том, хоть и не хочется себе признаваться, что ему требуется место… угол, убежище… где он мог бы чувствовать себя совершенно свободным от мыслей о ней, где не опасался бы ее внезапного появления, где не витала бы ее тень, каждую минуту грозящая обратиться в зрительный образ, в явь… Она что-то говорит, эта женщина?
    — …Кроме того, — говорила Рейвен, — насколько я поняла Эмму, в вашем клубе бывают и женщины. Я говорю о тех, кто приходит ради игры.
    — Да, — неохотно согласился он, — бывают. Но те, кто не боится за свою репутацию или попросту махнули на нее рукой. Однако вы так и не ответили мне толком, зачем сюда пожаловали.
    — Если честно, то хотела срочно поговорить с вами. И сказать спасибо: я узнала, что ваш брат уже уехал.
    Он сухо кивнул.
    — Хорошо. Ваша благодарность принята. Всего наилучшего. Я провожу вас до выхода.
    Рейвен сумела перевести раздражение в кокетливую шутку.
    — Не можете же вы так, при всех, отделаться от меня и подорвать тем самым уверенность людей, в нашем безоблачно-счастливом браке?
    Его глаза сузились. Она позволяет себе иронизировать? Впрочем, она позволяла и раньше, но сейчас почему-то его это сильно задело.
    — Вынужден снова напомнить вам, миледи, — начал он, — о сути нашего соглашения. Когда я имел честь сопровождать вас на бал к Уиклиффам, вы обещали больше не просить меня ни о каких совместных визитах в дома нашей благородной знати. Я уже…
    — Не об этом речь! — перебила она его. — Я хотела поговорить с вами о судьбе вашего клуба. Вы слышали о войне, которую объявил вам Холфорд? Ощутили уже ее результаты?
    Он не скрыл удивления от ее вопроса, от ее осведомленности.
    — Да, я знаю, — коротко ответил он.
    — Но ведь нужно что-то делать! — воскликнула она, вызвав у него еще большее удивление: зачем ей интересоваться всем этим, да еще так живо?
    — Что делать? — машинально повторил он.
    — Как что? Пресечь в корне слухи, которые пошли уже гулять! Мы должны…
    Теперь он прервал ее.
    — Зачем вы говорите «мы»? Какое вам может быть дело до всего этого? И потом. Я сомневаюсь, что слухи и толки можно как-то остановить, если они уже пошли гулять по свету. Я, во всяком случае, не умею этого делать.
    — Вам помогут! Лорд Вулвертон уже предложил свою помощь. Он поговорит с кем возможно. А вам он советует самому побольше общаться с теми, кто заправляет общественным мнением, чтобы…
    С гримасой отвращения Келл затряс головой.
    — Я не хочу с ними общаться! Не хочу принимать благодеяния от Вулвертона и от других!
    Какой упрямец! Это уже просто глупо..
    Рейвен была искренне возмущена его твердолобостью. Зачем отказываться от помощи, тем более что сам эту помощь оказываешь?.. Какие странные все-таки люди на этом свете!
    — Никакое это не благодеяние со стороны Джереми, — сказала она. — Он говорил, что сделает все, что сможет, ради меня, если хотите знать. Хотя к вам он относится с куда большей симпатией, чем вы к нему. Но не в этом дело… — Ей пришел на ум новый довод. Как все-таки трудно с этими гордецами! — Вы-то сами разве не помогаете другим? Эмма только что рассказала мне об этом уличном мальчишке, который здесь у вас… Я видела его.
    Келл поморщился. С женщинами просто невозможно: из всего они делают событие, все превращают в предмет обсуждения.
    — Спасибо за заботу, Рейвен, — произнес он, — но, право, не стоит вторгаться в мои дела.
    — Хорошо, я не буду.
    «Только не надо обижаться, — сказала она себе, — иначе я ничего не добьюсь».
    — Я понимаю, — продолжала она, — причину, по которой вы презираете высшее общество, но ведь сейчас речь о другом. Ваш клуб в опасности.
    — Это не должно вас касаться, леди…
    — Но к сожалению, касается, Келл. Ведь причина ваших неприятностей — я… то, что вы женились на мне. И вы это прекрасно понимаете. Поэтому я не могу делать вид, что мне это безразлично, не могу не пытаться помочь. Стоять в стороне.
    — Я уже сказал: мне не нужна ваша помощь.
    В красивых голубых глазах появилось выражение истинного страдания. Безысходности. Отчаяния.
    — Не понимаю, — выкрикнула она, — отчего вы так мучительно упрямы!
    Он тоже испытывал что-то сродни отчаянию. Почему она не уйдет, не оставит его в покое? То, что она находится так близко от него, уже мучительно! Соблазн, который не должен быть претворен в жизнь, ибо ничего не изменит в их отношениях — лишь сделает их еще более напряженными. То, чего он от нее хочет, невозможно без любви, без того, что называется настоящим чувством. Если его нет ни с одной, ни с другой стороны, то его не заменить ничем… И значит, остается одно — избегать общения. Тем более в такой непосредственной близости, как сейчас… Нужно, чтобы она ушла как можно скорее. Но как это сделать? Не вытолкать же ее силой?.. Нет, конечно, не силой, но словами. Не грубыми и оскорбительными, однако такими, после которых она бы ушла…
    — Есть одна вещь, дорогая, — сказал он спокойным, ровным тоном, — которую я бы хотел от вас.
    Она вскинула голову.
    — О, и что же это такое?
    — Как? Вы не догадываетесь? — Он подошел к ней почти вплотную, протянул руку, коснулся ее груди. — Интимные отношения. Вы могли бы удовлетворять мои плотские желания.
    Она отпрянула, у нее прервалось дыхание.
    — Вы… — начала она.
    — Вижу, вас шокировали мои слова, леди. Вы даже ненадолго лишились дара речи.
    Она пропустила мимо ушей его язвительность и, взглянув гму прямо в глаза, простодушно спросила:
    — Вы в самом деле хотите, чтобы между нами были такие отношения?
    «Конечно!» — хотелось ответить ему, однако слова он произнес прямо противоположные.
    — Нет, — сказал он, — я вполне удовлетворен условиями нашего соглашения. По которому каждый из нас свободен и не может ничего требовать или ожидать от другого.
    — Вы это повторяете уже не раз, но я не понимаю, зачем же тогда говорить на эту тему. И отпускать шутки.
    — Наверное, я не прав, — признал он с кривой усмешкой.
    — Тогда скажите мне, — уже совсем другим, деловым и обеспокоенным тоном произнесла она, — отчего все-таки вы не хотите принять предложенную вам помощь от Вулвертона?
    — Я уже говорил вам, леди, — отчеканил он раздраженно, — не занимайте свою голову этими вопросами.
    — Хорошо, — сказала она спокойно и задумчиво. — Тогда… — Она решительно тряхнула головой. — Тогда у меня к вам предложение.
    Он смерил ее недоверчивым взглядом.
    — Какое у вас может быть предложение? Нас ничто не связывает.
    Она пропустила его слова мимо ушей и продолжала тем же деловитым тоном:
    — Вы по натуре игрок, сэр. Во всяком случае, были им. Надеюсь, этого вы не станете отрицать. И я хочу заключить с вами пари как с игроком. Полагаю, вы не сможете уклониться: ваша гордость не позволит.
    — Что за ерунда, Рейвен?
    В его голосе прозвучала явная заинтересованность.
    — Не ерунда, Келл, а всего несколько бросков костей. — Она вдруг припомнила, что ей когда-то рассказывал и показывал О'Малли. — Трека, чека, петух… полняк… Я правильно произношу названия счета на костях?.. Теперь вы лишились дара речи, сэр?
    Келл смотрел на нее, не скрывая изумления.
    — Что вы хотите? — пробормотал он.
    — Ничего особенного. Просто заключить с вами пари. Или как это еще у вас называют — биться об заклад?
    — Какое еще пари?
    В его глазах уже зажегся азартный огонек.
    — Сейчас скажу, не торопите меня… Если я три раза брошу кости и все три раза выпадет семь или одиннадцать, то я выиграла, и вы позволите Вулвертону и Люсиану Уиклиффу, если тот предложит, помочь вам.
    — А если у вас не выпадет?..
    — Что ж, тогда я обещаю больше никогда не беспокоить вас разговорами о вашем клубе. Пускай он проваливается в тартарары, а с ним и весь ваш бизнес!
    Келл молчал, пытаясь прийти в себя от удивления: чего-чего, а такого он от Рейвен не ожидал. Ведет себя как завзятый игрок.
    — Боитесь, что проиграете? — прервала его молчание Рейвен.
    В глазах у нее тоже горел азарт.
    Ему хотелось послать ее к дьяволу, но собственная горячность взяла свое. Толкнув по игровому столу ящичек с костями, он мотнул головой, сложил руки на груди и сказал:
    — Заклад принят. Бросайте!
    Она разжала стиснутую в кулак левую руку и показала ему два костяных кубика.
    — У меня свои.
    Не давая ему опомниться от нового приступа удивления, она залихватски потрясла их на ладони — так делал О'Малли, — а потом кинула на зеленое сукно стола. Выпало одиннадцать очков.
    У Келла взлетели вверх брови. Рейвен удовлетворенно улыбнулась.
    Второй бросок был таким же успешным: семь очков. Она подняла кости и приготовилась бросить их в третий раз.
    Рука Келла, которая легла ей на пальцы, остановила ее. Отогнув их, он забрал кости, подбросил у себя на ладони, словно взвешивая.
    На его лице отразилось понимание чего-то и в то же время гнев.
    — Они утяжеленные, — сказал он с отвращением. — Поддельные.
    — Я никогда не утверждала обратного, — с ослепительной улыбкой проворковала Рейвен. — И мы не уговаривались, какие кости я буду бросать.
    Келл с мрачным выражением лица легко, без нажима схватил ее за горло.
    — В моем заведении шулеров бьют, — произнес он.
    — Не сомневаюсь в этом, сэр. Но вы все равно уже проиграли.
    — Хотите сказать, вы меня одурачили, как зеленого новичка?
    — Боюсь, что так. — Она осторожно сняла его пальцы со своей шеи. — Но сделала это из самых лучших побуждений.
    Ее губы дрожали от сдерживаемого смеха. Он чертыхнулся:
    — Какого дьявола… Где вы добыли фальшивые кости?.. Нет, не надо отвечать: я догадываюсь. О'Малли?
    — Да. Он с детства учил меня разным играм.
    — И шалить с пистолетом тоже?
    — Да. И стрелять, и ездить верхом, и играть в карты, и…
    — Ваше образование несколько своеобразно для девушки.
    — Не буду спорить. Моя мама тоже удивилась бы, застань меня за стрельбой… Отдайте мне…
    Она отобрала у него кости и кинула еще раз. Снова семь.
    — Я окончательно выиграла! — с торжеством объявила она.
    Однако он, видимо, не хотел так просто признавать свое поражение. Схватив за руку, он притянул ее к бортику стола и повернул лицом к себе.
    — Знаешь, что я делаю с шулерами?
    У нее перехватило дыхание.
    — Нет… А что?
    Его взгляд скользил по ее лицу, задержался на губах. Ему хотелось хорошенько встряхнуть ее. Хотелось поцеловать. Хотелось проникнуть в глубину ее неправдоподобно голубых глаз. Хотелось приподнять ее, положить на стол, почувствовать себя между ее раздвинутых ног…
    — Я беру обманщиков за шиворот и выкидываю на улицу!
    — Вы поступите со мной так же?
    Что он мог ответить? Только теснее прижать ее к краю стола, на котором лежали злополучные кости. Она ощутила его возбуждение и почувствовала, что невольно отвечает ему тем же.
    Он склонился к ее лицу, его рот был совсем рядом, дыхание овевало ее губы. Поцелует он ее? И как ей это принять — после всего, что он говорил о нежелательности, о ненужности близких отношений между ними?..
    Решать этот вопрос ей не пришлось: он внезапно стиснул зубы и отстранился от нее на безопасное для обоих расстояние.
    — Уходи! — сказал он, однако грубоватая интонация почему-то не прозвучала обидно. — Уходи сейчас же, пока я не придумал, как наказать тебя за обман и подлог.
    Это была, разумеется, шутка, но Рейвен решила не искушать судьбу и поступить так, как он советует. Чуть дрожащими руками она схватила со стола принесенные с собой кости и покинула комнату.
    Эмма была в холле — видимо, ожидала ее ухода и хотела попрощаться с ней. Стараясь выглядеть спокойной, Рейвен приняла плащ из рук привратника и повернулась, чтобы поблагодарить Эмму. У нее упало сердце, когда она увидела рядом с Эммой Келла. Он стоял с неподвижным мрачным лицом, его рука лежала у нее на плече, утопая в светлых волосах, — жест, который может позволить себе мужчина только по отношению к женщине, состоящей с ним в интимной близости. Позднее, печально подумала Рейвен, когда она будет лежать в своей одинокой постели, эти двое развеют свое одиночество.
    Она через силу улыбнулась, проговорила слова благодарности и прощания и вышла с высоко поднятой головой.

    Она беспокойно металась в сумеречном свете раннего утра между бдением и сном, пытаясь унять растущую тревогу в душе и во всем теле. Столь знакомые и любимые губы того, кого она издавна прозвала пиратом, похитителем, целовали ее обнаженную грудь. С грубоватой настойчивостью касались напружиненных сосков.
    Она ощущала властное прикосновение его пальцев к своему влажному лону, она изгибалась, жаждала своего пирата.
    Его губы уже опустились ниже, его дыхание она ощущала там, где только что были его пальцы. У нее вырвался сдавленный стон наслаждения, а он еще сильнее прижался губами к ее лону, его язык передавал свой жар всему ее телу.
    Терпеть неутоленное желание было свыше сил, она вцепилась ему в волосы, призывая спасти ее от наваждения, от безумного вожделения.
    Однако он не спешил, продолжая терзать ее своей нежностью. Теперь инструментом были уже не пальцы, не губы, не язык, а тот орган, который давно ожидал своей очереди. Но он отчего-то медлил… а она… она… Где взять силы, чтобы терпеть эти сладостные терзания ?
    — Ты тоже моя страсть, — услышала она его хриплый шепот, — но и моя боль.
    И вот наконец его восставший член вошел в нее, вызвав благодарный вздох. Она решила никогда не отпускать пирата, для чего обхватила его ногами, стараясь, чтобы он проник глубже… Еще глубже. А когда он начал совершать движения, она отвечала тем же, слегка приподнимаясь ему навстречу.
    Это было недолгое, но немыслимо бурное соединение, в наивысшей точке которого она не могла сдержать радостных стонов, от которых содрогалось все ее тело.
    И тем не менее, когда стихли счастливые конвульсии, она почувствовала неудовлетворенность.

    Рейвен пробудилась с острым ощущением разочарования. Это было неприятно и непривычно, потому что раньше, после погружения в мир чувственных иллюзий, она просыпалась в спокойном, даже радостном настроении. Сейчас ни покоя, ни радости не было в помине, а только чувство неудовлетворенности, опустошенности. Странная пустота…
    Повернувшись на спину в постели, Рейвен натянула простыню на обнаженную грудь. Что, собственно, произошло? Что-то не так… Никогда раньше ее иллюзорный возлюбленный не оставлял у нее ощущения неудовлетворенности. Чем она его рассердила? Обидела?
    В сущности, она создала его как идеал возлюбленного. Он был пределом мечтаний, рыцарем без страха и упрека — всем, что она искала и хотела бы найти в любимом мужчине. Он был нежен, страстен, умен, решителен. Бестелесный, без имени, без определенных черт лица, он все равно был близок по духу, все равно волновал кровь и успокаивал душу. Он не спорил с ней, не бросал ей вызов, не унижал даже по мелочам. Он считал ее ровней и не старался показать свое превосходство, не пытался командовать ею.
    С ним ей было легко и спокойно, чего она, исходя из опыта своей матери, не надеялась найти в людях. И не хотела искать.
    Однако никогда еще он не поступал с ней так, как этой ночью. Никогда не оставлял ее в таком состоянии, никогда еще она не ощущала так явственно его нереальность, иллюзорность, призрачность. Да и есть ли он? Был ли он? И кто он, собственно, такой?..
    Она снова закрыла глаза, желая воссоздать его образ — так хорошо знакомый, ставший почти родным, образ пирата… Какой же он? Твердое, мужественное лицо. Густые темные ресницы. Глаза… Какие же глаза? Да, конечно, тоже темные, жаркие, страстные…
    О, Господи!.. Это же Келл.
    Она застонала, пытаясь прогнать явившийся ей образ… Но зачем? Это ведь и есть ее ночной возлюбленный. Но почему он так похож на Келла?.. Или тот на него…
    Она почувствовала нечто вроде разочарования. И страх. Оказалось, что ее воображаемый возлюбленный, с кем было так хорошо и бестревожно, имеет совершенно реальное воплощение. Человек из плоти и крови, которого она так близко знает. Ближе, чем пирата. Кто возбудил ее чувства, ее страсть. С кем ей было так хорошо в ту свадебную ночь. В их первую и последнюю ночь.
    Рейвен зарылась головой в подушки, пытаясь прогнать яркую и пронзительную память о той ночи. О нем. Но тщетно…
    Никуда было не деться от сознания того, что порожденный ее фантазией любовник так и останется там, в мире воображения, откуда уже не может дать ей того, что она желает — что может, но не хочет дать ее ускользающий муж.

Глава 13

    Чтобы лишний раз убедиться в его намерениях, она на следующее же утро вместо обычной верховой прогулки удивила мужа неожиданным появлением в столовой.
    Келл сидел за столом с утренней газетой и не стал скрывать некоторого недоумения и даже недовольства появлением Рейвен. Впрочем, после короткого приветствия он вернулся к чтению «Морнинг кроникл».
    Его невнимательность уколола Рейвен, но она не позволила разгореться обиде, положила себе на тарелку еду и уселась справа от Келла.
    Намазывая еще не остывшую булочку клубничным вареньем, Рейвен решилась прервать царившее за столом молчание.
    — Я успела вчера поговорить еще раз с Вулвертоном и Люсианом, — сказала она, — и они подтвердили, что теперь, когда вы выразили согласие, будут готовы помочь вам восстановить репутацию клуба и вашу собственную.
    Келл махнул рукой, как бы отгоняя назойливую муху, и ворчливо произнес:
    — Да, я знаю. Они вчера изволили посетить мой клуб.
    — О, неужели? Как мило с их стороны, что они действуют так быстро. Я знала, что на них можно положиться.
    Она откусила кусочек булочки и внимательно посмотрела на Келла, удивляясь, что всякий раз открывает в его облике какие-то новые черты.
    — Я хотела спросить вас, Келл, об этом мальчике, который работал у трубочиста. Что с ним будет дальше?
    Келл отложил наконец газету.
    — Надеюсь, ничего плохого.
    — Конечно. Однако мне кажется, игорный дом не лучшее место, где он может жить и работать. Келл снисходительно усмехнулся.
    — Вы очень точно определили, леди, сложившуюся ситуацию. Я придерживаюсь точно такого же мнения.
    — Я не только определила ситуацию, сэр, — холодно произнесла Рейвен, ей была неприятна его ирония, — но и хотела предложить взять мальчика сюда, в этот… в ваш, — поправилась она, — дом.
    — Вот как? А вы не боитесь, что этот уличный мальчишка может украсть столовое серебро и, что несколько хуже, зарезать вас в постели?
    Да что же такое? Чем она вызывает его постоянное недовольство, выражающееся в сухости и ироничности тона? Это начинает надоедать…
    — Меня это не пугает, — резко ответила она. — Тем более что серебро — ваше.
    Он оценил ее юмор и ухмыльнулся.
    — Многие женщины испугались бы, — сказал он примирительным тоном.
    — Значит, я не из их числа, сэр.
    Теперь он уже был готов ответить ей по существу.
    — Ваше предложение весьма великодушно, Рейвен, но мальчика я взял в клуб совсем ненадолго. Чтобы он немного пришел в себя в домашней обстановке. Через несколько дней мы отправим Нейта в приют.
    Рейвен нахмурилась.
    — О приютах рассказывают мало хорошего. Там жестоко обращаются с детьми.
    — Не все сиротские приюты таковы. Но в любом случае мальчику надо находиться в кругу своих сверстников и изучить какое-нибудь ремесло. У Нейта, насколько я понимаю, хорошая природная сметка и ловкие руки. А хозяин и хозяйка там неплохие и даже иногда кормят детей имбирными пряниками. Правда, за мои деньги.
    — А можно будет, — неуверенно сказала она, — поехать с вами, когда повезете мальчика в приют?
    — Зачем? — спросил он строго.
    — Не бойтесь, я не стану вмешиваться в ваши дела. Просто у меня слишком много свободного времени и я хотела бы заняться чем-то полезным. Может быть, помочь как-то хозяевам приюта.
    Келл смотрел на Рейвен с подозрением.
    — У вас, леди, просто мания помогать. Но это все же лучше, нежели мешать, и потому…
    — Прекрасно, спасибо! — поторопилась она поблагодарить.
    — Теперь я могу наконец спокойно закончить завтрак? — поинтересовался он, снова принимаясь за чтение газеты.
    — Да, — ответила она. — Если поделитесь со мной несколькими страницами газеты. Теми, где общественные новости…

    Четыре дня спустя Рейвен ехала с Келлом и Нейтом из Лондона в Хэмпстед, где находился Дом призрения для мальчиков.
    Поначалу Нейт выглядел совершенно ошеломленным: убранство кареты, вид сидящей рядом леди, незнакомые сельские пейзажи, когда они выехали из Лондона, — все поражало его. Однако он не пропускал мимо ушей ни одного слова из того, о чем говорил ему Келл:
    — …Если тебе уж очень не понравится там, малыш, насильно тебя держать не будут, не бойся. Но там много мальцов твоего возраста, ты с ними подружишься, верно? И тебя будут учить какому-нибудь ремеслу, какое больше понравится. Когда подрастешь, ты сам станешь мастером и откроешь собственное дело. Понимаешь?
    — Только не в трубы лазить! — испуганно пропищал мальчик.
    — Нет, зачем? Тебя научат читать и считать..
    — А зачем считать?
    — Ну как же… У тебя появятся деньги за твою работу, надо ведь их сосчитать. Вот, например, такие…
    Келл сделал молниеносное движение рукой и вытащил откуда-то из-за уха Нейта монетку достоинством в пенни. Мальчик с разинутым ртом смотрел на него. Он был восхищен. Восхищена была и Рейвен, но не столько ловкостью рук Келла, сколько тем, как терпеливо и ласково он разговаривает с ребенком. Если бы с ней он общался в таком роде! Неужели за добрый поступок, который он совершил ради нее — да и не только ради нее, — он будет теперь суров и отчужден весь остаток их совместной жизни?
    Когда они приехали в Хэмпстед и вышли из кареты, Нейт совсем растерялся. Он даже осмелился схватить Келла за руку и прижаться к нему, что вызвало у Рейвен слезы умиления, которые она поторопилась подавить, пока Келл не увидел.
    Ей понравилось, как выглядит селение, понравился увитый плющом белостенный коттедж, к которому направился Келл. Приятным, вопреки ожиданиям, показался ей и вышедший к ним навстречу хозяин приюта. Скорее, впрочем, не приюта, а добротного фермерского дома. В его просторном дворе разгуливали куры, свиньи, а на лугу паслись коровы. Появившаяся вслед за хозяином жена встретила нового постояльца имбирным пряником, чем сразу же завоевала его доверие. Мальчик с места в карьер начал охотно отвечать на ее вопросы о том, кто он такой и откуда.
    Он не знал своего отца, мать же, судя по тому, что он мог рассказать, была девицей легкого поведения из района Ковент-Гардена. Она отдала его — считай, что продала — лет пять назад какому-то страшному человеку, который заставлял его влезать со скребком в трубы, где он обжигался и задыхался. А еще он всегда был голоден.
    Выслушав его сбивчивые ответы, хозяйка заверила его, что у них в доме ему не будет ни голодно, ни холодно. Никто и никогда не заставит его лазить по трубам и что-то там делать. Но если он все-таки захочет куда-то полезть, добавила хозяйка, то у них есть сеновал и к нему приставлена лестница. Небось он даже не знает, бедный мальчик, что такое сено и как оно приятно пахнет?..
    После этого миссис Фентон, так звали хозяйку, подозвала нескольких мальчиков и велела им показать новичку все, что они найдут нужным и интересным в доме и во дворе.
    Рейвен узнала от нее, что в доме сейчас содержатся около сорока мальчиков-сирот. Все они бывшие попрошайки, воришки, трубочисты. Живут они в нескольких комнатах — распределены по возрасту. Ежедневно работают по хозяйству, но несколько часов обязательно проводят в учебном классе с учителями, а также с мастерами, которые учат их разным ремеслам.
    Хозяйка спросила, чему нужно учить Нейта, и Келл не очень уверенно сказал, что, как ему кажется, у мальчика есть склонность к арифметике.
    — Ну и, конечно, необходимо научить его читать. А также говорить на нормальном языке, — добавил он с легкой улыбкой. — Сейчас он изъясняется так, что заставит покраснеть бывалого матроса. А еще он не привык умываться, надо бы его приучить пользоваться водой и мылом… Вообще же мальчик довольно слабый и, боюсь, к тяжелой работе уже никогда не будет способен.
    — Мы постараемся сделать все, что сможем, сэр, — заверила хозяйка. — Вы же знаете нас.
    — Да, миссис Фентон, — согласился Келл. — С теми питомцами, которых я к вам привозил, произошли настоящие чудеса.
    Рейвен мысленно попросила Бога, чтобы и с несчастным Нейтом произошло то же самое.
    Когда они с Келлом уезжали, Нейт, оторвавшись от новых друзей, прибежал попрощаться с ними. Его уже было не узнать: глаза горели живым блеском, щеки зарумянились. Благодарить он еще не научился, но лицо его выражало печаль, и он снова прижался к Келлу, обнявшему его за плечи.
    По дороге обратно в Лондон Келл спросил у Рейвен, успокоилась ли ее душа после того, что они увидели. Рейвен со всей искренностью ответила, что да и что ей, глядя на Нейта, сделалось вдруг стыдно за себя, считавшую свое детство несчастливым, даже ужасным. Ведь у нее была любящая мать, а у мальчика совсем никого. Страшная нищета и жуткий труд. Если бы не Кейт, он наверняка бы вскоре погиб.
    — Как прекрасно с вашей стороны, — воскликнула она, — что вы помогли ему! Вы его ангел-хранитель!
    Келл покачал головой, поморщился.
    — Я далеко не ангел и не святой, вы мне безбожно льстите.
    Она с усилием улыбнулась.
    — Я знала, что вы не святой. Но все же скажите мне, почему вы приняли такое участие в мальчишке, которого не знаете? И в других мальчиках тоже?
    Он ответил не сразу.
    — Возможно, потому, что его судьба напомнила мне мою собственную. Мою и моего несчастного брата. Я знаю, что такое беспомощность — в детстве, в отрочестве. Что такое оказаться на улице. В полном смысле этих слов. Когда нет никого, к кому можно обратиться за помощью, за участием.
    В голосе Келла она ощутила подлинную боль, и ей стало до слез жалко его. И тут же подумала, что сделалась чересчур слезлива. Следует крепче держать себя в руках.
    — Нейт напомнил мне, — продолжал Келл, — моего брата. Каким тот был в его возрасте. Когда мы удрали из дома нашего дяди… Однако… — в его голосе появилась более свойственная ему ироничность, — вероятно, вы правы: стремление помочь любому беззащитному существу, появившемуся на моей дороге, у меня превратилось в манию.
    — Порою эта мания может заставить вас даже жениться?
    Келл нахмурился, но Рейвен чувствовала, что на сей раз это всего лишь притворство.
    — Уж не позволяете ли вы язвить по адресу вашего супруга? Разве вы не давали торжественного обещания не досаждать ему?
    — Кажется, давала. Но временами так трудно сдержать себя, вы сами это знаете.
    — Не испытывайте мое терпение, леди! — грозно произнес он. После чего откинулся на кожаную спинку сиденья и прикрыл глаза.
    Рейвен некоторое время изучала его лицо, уже хорошо знакомое, но все равно таящее в себе много туманного и загадочного. Ей пришла в голову мысль, от которой на душе сразу сделалось теплее и легче: этот мужественный, колючий, временами даже резкий человек в действительности сделан вовсе не из гранита, а из воска. Его резкость не больше чем защитная реакция — боязнь того, что люди могут разгадать его истинную, сущность и сесть ему на голову.
    Еще она подумала, что Нейту, другим сиротам, Шону очень повезло, что у них нашелся спаситель в лице Келла. Интересно, повезет ли ей так же, как им?
    Она поежилась и постаралась уйти от ответа на этот вопрос. Она не хотела признаться самой себе, что ничего хорошего или радостного в этом браке ее не ждет.
    Отвернувшись от Келла, она уставилась в окно кареты.

    Судьба Келла как предпринимателя продолжала беспокоить Рейвен. То, что она слышала от своих друзей о состоянии его дел в клубе, не внушало оптимизма: посетителей становилось все меньше, позорящих слухов — все больше.
    Ей стало известно, что Келл, наступив на любимую мозоль, все же заставил себя встретиться в домашней обстановке с лордами Вулвертоном и Уиклиффом и даже увидеться где-то с некоторыми крупными общественными деятелями страны, включая самого принца Уэльского. Принц два года назад, после того как его отец, король Георг III, впал в безумие, сделался регентом.
    Однако, чего Рейвен и страшилась, это не дало особого эффекта: слухи оказались упорнее и могущественнее, чем частное мнение упомянутых выше (и некоторых неупомянутых) персон.
    Прошла еще неделя, и Рейвен пришла к смелому заключению, что осталось одно: встретиться лицом к лицу с тем, кто стоял у истоков распространяемой клеветы. Тем более что она продолжала чувствовать свою вину перед этим лицом и считала необходимым прояснить ситуацию. Хотелось еще раз принести — заново — свои извинения.
    Было весьма нелегко, но она умудрилась через слуг выяснить, что в один из ближайших дней герцог Холфорд намерен посетить вечерний спектакль в театре «Друри-Лейн». Рейвен сказала Вулвертону о своем желании непременно посмотреть эту пьесу (какую — она не знала). Тот, к счастью, согласился сопровождать ее.
    Она оделась с особой тщательностью в голубое, глубоко декольтированное бархатное платье, которое, она знала, подчеркивало цвет ее глаз и в котором любил ее видеть когда-то герцог Холфорд.
    Когда она вошла в ложу вместе с Вулвертоном, герцог был уже в зале, и он заметил ее. Но сделал вид, что не видит. Что ж, чем труднее будет ее путь, тем значительнее должен быть финал.
    Чуть не половина биноклей из партера и лож повернулись в ее сторону, но она игнорировала их. Как, впрочем, и начавшийся спектакль.
    В первом же антракте, увидев, как герцог вышел из своей ложи, она попросила Вулвертона сопроводить ее и направилась в сторону Холфорда. Однако он был плотно окружен знакомыми, и она, не решившись подойти, стала дожидаться более удобного случая. И тот вскоре представился: герцог ненадолго остался в одиночестве.
    Набрав побольше воздуха для смелости, Рейвен подошла к нему. Вздрогнув от неожиданности, тот вставил в глаз монокль и окинул ее взглядом, каким, наверное, смотрят на какое-нибудь отвратительное насекомое.
    Она перенесла это и любезным тоном сказала:
    — Добрый вечер, Чарлз.
    — Мадам, — произнес он, никак не отвечая на приветствие, — должен признаться, вы поражаете меня своим бесстыдством. На виду у всей публики так бросаться ко мне!
    — Извините, Чарлз, но мне необходимо поговорить с вами!
    — Вот как?
    Он бросил на нее презрительный взгляд, но она перетерпела и это. Наверное, потому, что гораздо легче переносить пренебрежение, даже презрение, если идешь на это не ради самого себя, а ради другого человека.
    — Да, — повторила она, — я хочу вам сказать…
    Тем же холодным, высокомерным тоном он перебил ее вопросом:
    — Не понимаю, почему вас не сопровождает ваш блистательный супруг?
    У нее дернулись губы, но она спокойно ответила:
    — Мой супруг занят. Как вы, может быть, знаете, он хозяин клуба.
    — Ах да, — его презрение достигло высшей точки, — я припоминаю. Он заядлый игрок, и у него в клубе творятся какие-то темные делишки.
    Рейвен сдержалась, чтоб не дать ему пощечину.
    — Об этом я и хотела поговорить с вами, милорд.
    — Не могу удовлетворить вашу просьбу, мадам. Мне совершенно неинтересно беседовать с вами.
    Повернувшись на каблуках, он быстро ушел, оставив ее в одиночестве среди толпы.
    Однако его поступок только усилил намерение Рейвен добиться своего во что бы то ни стало.
    Незадолго до конца спектакля она поднялась со своего места и вышла из ложи, сказав Вулвертону, что у нее страшно разболелась голова и она поедет домой.
    — Нет-нет, Джереми, не надо меня провожать, умоляю вас. Досмотрите спектакль, а я возьму наемный экипаж…
    Джереми все же проводил ее вниз к выходу и, только убедившись, что она села в экипаж, вернулся в зал.
    Проехав один квартал, Рейвен велела вознице вернуться обратно к театру, щедро расплатилась с ним и зашагала вдоль длинной вереницы карет, ожидающих своих хозяев. Она искала одну из них, принадлежащую герцогу Холфорду. На ее счастье, большинство кучеров покинули свои места и сбились в кучу, греясь за разговорами и игрой в кости. На нее никто не обращал внимания.
    Стараясь не выходить из тени на тусклый свет фонарей, Рейвен обходила ряды карет в поисках той, которая ей нужна, пока не наткнулась на гербовый щит Холфордов, Оглянувшись и увидев, что вокруг никого нет, она открыла дверцу и скользнула внутрь огромной кареты. Она понимала, что решилась на рискованный шаг, что может снова, теперь уже по собственной вине, стать причиной громкого скандала, но упорно хотела довести задуманное До конца. Она откроет этому надменному и упрямому, незаслуженно оскорбленному человеку то, что сможет утихомирить его задетую гордость. Убедит в том, что его бывшая невеста, в сущности, совсем невиновна перед ним и сама является жертвой обстоятельств. А другого способа заставить Холфорда выслушать ее она не нашла.
    Она скорчилась в углу кареты на самом заднем сиденье и с головой накрылась меховой полостью. Господи, только бы герцог не обнаружил ее присутствия раньше, чем двинется в путь!
    Ей показалось, что прошла целая вечность и еще полвечности, прежде чем Холфорд открыл дверцу, вошел внутрь и уселся.
    Когда карета набрала ход, Рейвен решилась обнаружить себя. Откинув полость и глубоко вдохнув свежего воздуха, она негромко произнесла:
    — Чарлз…
    Холфорд вздрогнул к инстинктивно поднял свою трость, защищаясь от возможного нападения.
    — Это я… Рейвен, — поспешно сказала она.
    Он приподнялся, чтобы постучать кучеру, но она успела схватить его за руку.
    — Пожалуйста, Чарлз… Умоляю вас… Выслушайте меня. Поверьте, я не предпринимала бы таких усилий, если бы это не было так важно… Прошу вас…
    Он опустился на сиденье и пробурчал:
    — Вы совсем рехнулись, мадам. Что вы позволяете себе? Замужняя женщина. Я уже сказал, что не интересуюсь ни вашими словами, ни вашими делами. И сейчас хочу одного: чтобы вы покинули мою карету! Я найму вам экипаж…
    — Чарлз, я лгала вам, — торопливо проговорила Рейвен. — Мой брак с Келлом Лассетером заключен не по любви… Нет… Это акт отчаяния. Я была вынуждена…
    Он не дал ей договорить, но в его голосе зазвучал интерес, когда он произнес:
    — Что такое вы говорите? Кто вас вынудил?
    Теперь ей не оставалось ничего другого, как открыть ему всю правду и отдать себя на его милость. И она пошла на это.
    Она продолжала:
    — Меня похитил вовсе не Келл Лассетер. Я и не знала его тогда. Это сделал его младший брат Шон.
    — Этот молодой негодяй? — не удержался от восклицания Холфорд.
    — Да. Он влюбился в меня и таким образом мстил за то, что я отвергла его притязания. Келл Лассетер совершенно случайно оказался замешан во всем этом.
    Холфорд выпустил палку из рук и поудобнее уселся на сиденье, явно рассчитывая услышать продолжение. И оно последовало.
    Рейвен рассказала ему о настойчивых и нелепых притязаниях Шона на ее внимание и любовь, о случае в парке, когда ее слуга избил его, и о намерении Шона отомстить ей. О том, как он нанял двух мерзавцев себе в помощники и они похитили ее на пути в церковь.
    — …Шон ударил меня так, что я потеряла сознание, — продолжала она. — А потом увез куда-то, насильно влил наркотическое зелье и привязал к кровати. Я приготовилась ко всему, в том числе к самому худшему, но тут совершенно случайно появился Келл и спас меня от насилия… — Она не могла удержать дрожь, вспоминая тот страшный день. — Да, Келл спас меня, — повторила она, — а до того момента я и не подозревала о его существовании.
    — Я должен верить этому? — спросил герцог.
    Но чувствовалось, он уже верит.
    — Да, Чарлз, я говорю чистую правду. И потом, желая спасти меня от неминуемого скандала вокруг всего случившегося, он предложил мне заключить брак. Его самоотверженность и бескорыстие, признаться, неимоверно удивили и тронули меня. И я после мучительных раздумий, находясь в состоянии, близком к отчаянию, согласилась.
    — Значит, ни о какой безумной любви не было и речи? — произнес Холфорд после продолжительного молчания.
    — Я уже, по-моему, дважды сказала вам, что до той минуты и в глаза не видела Келла Лассетера.
    — Тогда какого дьявола… — такой оборот речи был совершенно несвойствен герцогу, — какого дьявола вы лгали мне, Рейвен?
    — Потому что боялась, что вы вызовете его на дуэль и кто-то из вас погибнет.
    Холфорд с сомнением покачал головой.
    — Все равно, мне трудно понять… Вы предпочли не говорить правды и тем самым оставить меня в дураках? Почему?
    — Разве эта правда принесла бы кому-то удовлетворение? Конечно, то, что вы оказались якобы обмануты мною, нанесло вам некоторый урон, но лучше было бы, узнай все вокруг, что вашу невесту похитили перед алтарем? Представляете, какие слухи и предположения это могло вызвать?
    Судя по всему, он представлял и молчаливо соглашался с ней. Впрочем, возможно, ей только казалось.
    Она продолжала под мерный стук колес:
    — Признаваясь в своей давней любви, я надеялась сохранить хоть какую-то частицу моей репутации. Но уверяю, Чарлз, у меня и мысли не было о браке с кем-либо, кроме вас. Келл Лассетер оказался тем спасительным канатом, за который я тогда вынуждена была ухватиться: ведь положение женщины замужней сулило мне некоторую устойчивость в обществе. А вы… я была почти уверена, вы отказались бы жениться на мне после этого злополучного похищения. Или, если согласились бы… если бы вы все-таки взяли меня в жены, меня бы всегда мучила мысль, что вы принесли огромную жертву: ведь герцогиня просто обязана быть вне всяких упреков и подозрений.
    Последние слова вырвались почти помимо ее воли: сама она так не думала — это была маленькая хитрость, чтобы укрепить уверенность в том, что он ее простил.
    Он по-прежнему молчал, и это ее обеспокоило: она высказала все, что могла.
    — Сейчас я говорю вам правду, — жалобно произнесла она. — Мое будущее с того дня исковеркано. Я не хотела, чтобы вашему будущему грозило то же.
    — С того дня, моя дорогая, — негромко сказал он, — моя жизнь стала неполной. Я потерял вас.
    Она почувствовала, что сейчас заплачет.
    — Чарлз! — воскликнула ома. — Зачем вы так говорите? Ведь вы никогда не любили меня.
    Он вздохнул.
    — Боюсь, что вы ошибаетесь, Рейвен. Я испытывал к вам глубокие чувства. — Он наклонился в ее сторону. — И если бы вы сами…
    В его голосе была неподдельная печаль, и глаза у нее наполнились слезами.
    — Чарлз, — произнесла она, с трудом превозмогая рыдания, — простите, если поступила не так и невольно причинила вам боль. Я не хотела, видит Бог…
    Сняв перчатку, он склонился еще больше и коснулся ее щеки, влажной от слез.
    — Я верю вам, — сказал он.
    — Спасибо, Чарлз.
    Он откинулся на спинку сиденья, тщетно пытаясь разглядеть ее лицо в темноте кареты.
    — А теперь вы замужем за известным содержателем игорного дома.
    Его голос вновь звучал холодно и твердо.
    — Я уже говорила… — Рейвен отерла с лица слезы. — Говорила, что испытываю к Лассетеру огромную благодарность. Он поступил исключительно благородно. Что, как я теперь знаю, вообще в его натуре… Помогать ближнему… Келл не заслужил вашего гнева, милорд. Если он еще переполняет вашу душу, обратите его на меня.
    Холфорд снова тяжело вздохнул.
    — Этого я не могу, дорогая. Вы растопили его… И вы страшно пострадали. Как я хотел бы — но что теперь говорить, — чтобы тогда вы обратились за помощью ко мне!
    — Ох, Чарлз… тогда у меня не было выбора.
    — Пожалуй, вы правы… Что ж… остается отвезти вас домой.
    — Чарлз…
    Она замолчала, не решаясь высказать ему свою просьбу.
    — Говорите, Рейвен.
    В голосе звучала несвойственная Холфорду мягкость, и Рейвен решилась.
    — Не нужно отвозить домой, Чарлз. Лучше проводите меня туда, куда я намереваюсь поехать.
    — Куда же?
    — В клуб «Золотое руно». — Она поторопилась продолжить: — Я призналась вам, что испытываю чувство благодарности к Лассетеру и ощущаю свой долг перед ним. Но сейчас он попал в тяжелое положение… из-за меня, Чарлз. Вы знаете, о чем я говорю. Ваши обвинения приводят его к финансовому и общественному краху. Если бы вы удостоили его клуб своим недолгим присутствием, то многие недоразумения мгновенно бы рассеялись и самого Лассетера перестали бы подозревать в нечестности. Пожалуйста, ради меня, Чарлз, сделайте то, о чем я вас прошу.
    — Но, дорогая… Вы забыли, видимо, что я не играю в азартные игры. Это мне несвойственно.
    — Умоляю, сделайте исключение. Если у вас какие-то затруднения, я поставлю за вас… Несколько тысяч фунтов вполне достаточно… И если вы проиграете их открыто, при всех, с присущим вам достоинством…
    — Что за глупости! Мне не требуется ваша денежная помощь. Слава Богу, я могу себе позволить потерять несколько тысяч фунтов.
    — Значит, согласны? О, Чарлз, как я вам благодарна!
    Он вздохнул. На этот раз с досадой.
    — Не могу понять, как вам удалось уговорить меня заняться делом, которое мне претит. Видеть не могу всякие карты и кости!
    В восторге от своей победы, она схватила его руку и поднесла к своим губам со словами:
    — Вы спрашиваете, как мне удалось? Потому что вы оказались удивительно хорошим, великодушным человеком, который понимает, где добро, а где зло…

    В полуночный час Сент-Джеймс-стрит была полна народу. Это были по преимуществу праздные гуляки, светские щеголи, любители азартных игр. Однако лишь немногие из них входили в двери «Золотого руна». Это поняла Рейвен, как только они с герцогом Холфордом ступили на порог клуба. И она утвердилась в своем мнении, когда внушительного вида мажордом провел их в игорный зал.
    С чувством тревоги шла она по залу, держа герцога под руку: что сейчас будет? Как отнесется к ее появлению, да еще с Холфордом, хозяин клуба? Она могла только молиться, чтобы все прошло хорошо.
    Как она и предполагала, гул, стоявший в зале, стих и все взоры устремились на вошедших. Ее глаза искали Келла — здесь ли он? — нашли, и ее беспокойство усилилось.
    Келл медленно шел ей навстречу, лицо его не выражало ни удивления, ни радости, ни, слава Богу, гнева. Неподалеку от них он остановился, однако не удостоил ни герцога, ни Рейвен даже поклоном.
    Напряженность повисла в воздухе: оба мужчины как бы примеривались один к другому, каждый из них оценивал силу и возможности противника.
    Первой не выдержала Рейвен, решив хотя бы представить их друг другу — а там будь что будет.
    — Ваша светлость, — произнесла она, — разрешите познакомить вас с моим мужем, мистером Келлом Лассетером. Келл, это Чарлз Шокросс, герцог Холфорд.
    — Чем мы обязаны чести видеть вас здесь, ваша светлость? — холодным тоном осведомился Келл.
    Он сделал легкое ударение на слове «честь», из чего явно следовало, что лично он подвергает некоторому сомнению свое же утверждение.
    Холфорд ответил ему ледяной улыбкой, а затем начал говорить, бесстрастно, но довольно громко и отчетливо.
    — Мне думается, мистер Лассетер, что я должен принести вам извинение за те безосновательные обвинения, которые высказывал по вашему адресу, а также в отношении вашего заведения. К моему стыду, мотивы, которыми я руководствовался, нельзя назвать кристально чистыми. Признаюсь, мною руководила естественная ревность по поводу того, что вы увели мою невесту прямо из-под моего носа. Однако теперь я знаю всю правду и искренне надеюсь, что вы найдете возможность простить меня.
    Витиеватая речь герцога произвела сильное впечатление на Келла, который не ожидал ничего подобного, и его лицо не сумело скрыть этого. Об удовлетворении на лице Рейвен и говорить нечего.
    Повернувшись к Рейвен, герцог сказал:
    — Ну вот, дорогая. Вы этого хотели?
    Его великодушный поступок поверг ее в изумление. Она была готова опять поцеловать его руку, но удержалась от этого, чтобы не вызывать новых слухов и сплетен.
    Вместо поцелуя она одарила герцога ослепительной улыбкой.
    — Спасибо, Чарлз, — тихо сказала она. — Вы один из самых благородных людей, которых я знаю.
    Бледное породистое лицо Холфорда слегка зарделось, и он повернулся к Келлу:
    — Вы везучий человек, Лассетер. Надеюсь, что вы будете оберегать эту женщину.
    Прежде чем ответить, Келл бросил на Рейвен взгляд, в котором она прочла явное неодобрение. Потом произнес:
    — Во всяком случае, буду стараться, ваша светлость.
    Выполнив свою нелегкую миссию, Холфорд позволил себе немного расслабиться и огляделся.
    — Не могу назвать себя игроком, — обратился он потом к Келлу, — но почему бы не испытать судьбу. Тем более если вы любезно согласитесь дать мне некоторые наставления.
    Келл, наклонив голову в знак согласия, тут же подозвал взглядом находящуюся в зале Эмму Уолш и, представив ее герцогу, сказал:
    — Эта дама, ваша светлость, откроет вам любые секреты игры. И поскольку вы у нас впервые, то согласно нашим правилам все сегодняшние ваши расходы клуб берет на себя. А теперь, если позволите, я поговорю со своей женой.
    Оставив герцога на попечение Эммы, Келл обратился к Рейвен, и по тону его голоса она сразу поняла, что правильно определила его недавний взгляд, брошенный на нее как неодобрительный. Даже больше того — осуждающий.
    — Ну и что же вы, дорогая жена, обещали его светлости, — спросил он, — в обмен на его извинения?
    — Абсолютно ничего, — с вызовом ответила Рейвен.
    Ее глубоко задел вопрос Келла, его издевательский тон. И это благодарность за все ее мучения — за презрительные реплики герцога, за поиски в морозной тьме его кареты, за долгое ожидание там, под пыльной полостью.
    — Так-таки ничего?
    Он продолжает свои дурацкие глумливые вопросы. Неблагодарное существо!
    — Да, я не обещала ему ничего! — отчеканила она. — Просто рассказала ему правду об обстоятельствах нашего брака: что это отнюдь не союз по любви и что вы для меня абсолютно чужой человек, которого я никогда раньше не знала. Который спас меня не только от своего собственного брата, но и от жалкого удела отверженной. И представьте себе, сэр, оказалось, что этот презираемый вами аристократ проявил себя как благородный, великодушный человек. И он сделал больше, чем я от него ожидала. Я просила его всего лишь показаться здесь, в клубе, а он принес вам публичное извинение. Но вы… — Она некоторое время искала слова. — Вы даже не поблагодарили его. Хотя бы кивком головы. А между тем я почти уверена: его появление и то, что он сказал, спасут ваш чертов клуб!
    Она повернулась на каблуках и отошла.
    Верно, черт возьми: он не хочет выказывать благодарность этому треклятому аристократу! Никому из них! Все они одним миром мазаны, на один покрой! Да кто они такие в конце концов, что от одного их слова, от их присутствия зависят судьбы людей игорных домов, даже стран! Как это унизительно, как мерзко!..
    Что же до Рейвен, до его так называемой жены, всюду сующей свой нос… Как смеет она упрямо вторгаться в его дела, нарушая объявленные им запреты!..
    Невольно он поискал ее глазами и увидел, что она стоит рядом с герцогом у игрового стола.
    Рядом со своим герцогом… С его, Келла, соперником…
    Он непроизвольно сжал кулаки. Внезапно пробудившаяся в нем ревность удивила его самого. И хотя ему было неприятно признаваться даже самому себе, оно грызло его, это тягостное, досадное чувство.
    Ну почему, собственно, она находится так близко от этого надменного типа? Он и извинения приносил с презрительной миной на своей вытянутой физиономии. Любопытно, с какой физиономией он лег бы в постель к Рейвен, не случись в тот день того, что случилось?..
    Мысль о такой возможности разозлила его, но и возбудила. Он представил… нет, не герцога, а ее — Рейвен — стройное тело, налитые груди, длинные ноги… Он, Келл, знал все это — видел, прикасался. Он не хочет, чтобы кто-то другой…
    Усилием воли он отогнал эти мысли, заставил себя успокоиться. Что это с ним? Так недолго и сравняться со своим братом. Тем, по всей видимости, владели похожие чувства — вожделение, злость и ревность… Ревность, злость и вожделение…
    Неужели старший пойдет по стопам младшего?..

    Рассеянно наблюдая за игрой на столах, Рейвен ни на секунду не расставалась с ощущением, что Келл не сводит с нее глаз. Она и сама время от времени поглядывала в его сторону.
    Бунтарь. Одинокий мятежник… Даже здесь, где немало людей, казалось, что он совсем один, а вокруг него пустыня…
    Немудрено, что его не принимают и сам он не может влиться в общество, которое, как и любое другое, отвергает тех, кто не признает его правил, демонстрирует равнодушие, а то и антипатию к его членам. Для них он — белая ворона, вот он кто… Это неприятно и ей тоже…
    Так что же она не может отвести глаз, отлепить свои мысли от этого неприятного человека? Красивого, смелого, решительного, немного загадочного. И такого одинокого, что сердце просто сжимается…
    А что, если в глубине души, в тайниках сердца она чувствует себя тоже белой вороной? И тоже знает, что такое одиночество. Или оттого, что он, в сущности, отверг ее как женщину? Но ведь и она принимала участие в этом решении. Согласилась с ним, находя в нем положительные стороны: возможность ощущать себя свободной в чувствах и поступках. Разве она хотела не этого?..
    В очередной раз взглянув на Келла, она на мгновение замерла: рядом с ним стояла Эмма Уолш, их головы чуть ли не касались друг друга. Он улыбался ей открытой дружеской улыбкой, которую Рейвен на его лице никогда еще не видела.
    Она так углубилась в свои невеселые мысли, что не заметила, как к ней подошел Джереми Вулвертон.
    Он уже некоторое время стоял возле нее, следя за направлением ее взгляда, и наконец сказал:
    — Будь я на месте мисс Уолш, я бы поостерегся. У тебя такой вид, словно ты собираешься выцарапать ей глаза.
    Рейвен не сразу вернулась к действительности и вырвала из сознания картины любовного счастья Эммы и Келла.
    — Вы только появились здесь, Джереми? — спросила она, не узнавая своего собственного голоса.
    — Да, — ответил Джереми. — И знаешь, уже успел услышать о том, что Холфорд принес публичные извинения Лассе-теру. Никогда бы не подумал, что такое возможно. Конечно, ты была режиссером этой сцены.
    — Я только умоляла его прийти сюда.
    — Чудеса, да и только. Ну и как твой Келл? Доволен?
    — Надо знать Келла! Он посчитал поступок герцога нарочитым актом благотворительности. Рассчитанным на публику.
    — Но ведь именно это и нужно было. Чтобы изменить ее мнение.
    В глазах Рейвен мелькнуло отчаяние.
    — У Келла своя гордость. Что с этим поделаешь?
    Джереми согласился кивком головы. С этим действительно ничего не поделаешь.
    — Тебя-то хотя бы поблагодарил этот гордец?
    Тоном, в котором сквозила безнадежность, Рейвен ответила:
    — Со мной он вообще не хочет иметь ничего общего. Все, что я делаю, его не устраивает.
    Умудренный ранним жизненным опытом, Джереми понял жалобу в одном определенном смысле и, бросив на Рейвен проницательный взгляд, изрек:
    — Насколько я понимаю, ты расстроена тем, что любовные интересы твоего мужа находятся вне вашего дома.
    Рейвен, не глядя ему в глаза, откровенно ответила:
    — Я знаю, что не должна позволять себе расстраиваться. Ведь мы заключили настоящий брак по расчету и по его условиям муж имеет полное право иметь любовницу и даже целый гарем.
    — А жена?
    — Жена тоже вполне свободна. Если она этого хочет.
    Джереми улыбнулся.
    — Глядя на тебя, дорогая, — сказал он, — я не могу ни на минуту усомниться в том, что, стоит тебе захотеть, и все на свете Лассетеры будут у твоих ног.
    Картина, нарисованная ее собеседником, была приятна, однако действительность намного печальнее. С этой мыслью Рейвен опять устремила взор на Келла, продолжавшего находиться в отдалении, и поймала его ответный — недовольный, даже осуждающий — взгляд. В чем дело теперь? Он все еще не может простить ей появление герцога Холфорда или, быть может, его недовольство направлено сейчас на другого представителя высшего общества — бесшабашного, всегда приветливого Джереми? Если так, почему бы не подразнить его немного? Если он позволяет себе вести интимный разговор при всех с Эммой Уолш, почему бы ей, Рейвен, не проделать то же самое с ее другом Джереми?
    Она повернула к нему голову и одарила его приветливой, обворожительной улыбкой.
    — То, что вы сейчас говорили, понравилось мне, — игриво сказала она. — Не могли бы вы дать несколько дельных советов, как привлечь мужа к ногам жены?
    Он рассмеялся.
    — Не думаю, что тебе нужны учителя или советчики. При твоем успехе в прошлом сезоне…
    — Честное слово, не знаю, почему так получилось.
    — Именно потому, что не знаешь, дорогая. Это означает, что ты предельно естественна. И если прибавить к этому твою привлекательность…
    Она замахала руками.
    — Не надо больше, Джереми! А то я совсем задеру нос.
    — Хорошо, умолкаю. Но если ты спросила серьезно, то легкая игра в соблазнение не противопоказана и с мужем. — Он посмотрел в сторону игроков. — Пойду-ка посмотрю, как там Холфорд, не проигрался ли в пух и прах.
    Джереми направился к игровому столу.
    Оставшись одна, Рейвен, к ее собственному удивлению, всерьез задумалась над полушутливым советом, который ей дал на ходу ее видавший всяческие виды приятель.
    Хотя воспитывалась она отнюдь не в строгих правилах, но все же усвоила ряд простых нравственных наставлений, которым старалась следовать. Среди них были такие, что не позволяли прибегать к обману, особенно если это касалось чувств. С другой стороны, за время пребывания в Лондоне она окунулась в атмосферу, достаточно густо пропитанную обманом, ложью, открытым и подспудным недоброжелательством, лицемерием и уже не была той доверчивой, наивной девушкой, мечтавшей о призрачном возлюбленном. Не говоря уже о том, что теперь она стала женщиной, и, насколько поняла, женщиной, желанной для многих мужчин… Кроме одного. Если он, конечно, не притворщик. Впрочем, зачем ему притворяться? Напротив, судя по его поведению в обществе, это человек излишне прямой и откровенный, себе во вред…
    О чем они так долго могут разговаривать? — подумала она, глядя на Келла и Эмму, которая звонко рассмеялась в ответ на какие-то его слова. И он смеялся вместе с ней. Нет, Рейвен не помнила, чтобы хоть один раз он сказал ей что-то смешное, пусть совсем банальное, но что-то, вызывающее у нее веселый, непринужденный смех…
    «Стоп! — сказала она самой себе. — Да ты просто ревнуешь его. Глупо, идиотски ревнуешь. Тебе должно быть стыдно перед собой». Однако руки ее сжимались в кулаки, она уже не могла устоять на месте и двинулась туда, где находился Келл. Прежде чем поняла, что происходит, она уже стояла перед ним и говорила сквозь сжатые зубы, не узнавая своего голоса:
    — Могу я отвлечь вас на пару слов, многоуважаемый супруг?
    Келл приоткрыл рот от удивления, приветливая улыбка застыла у Эммы на губах. Она вопросительно взглянула на Келла, тот кивнул, и Эмма с легким поклоном удалилась.
    Не давая Келлу возможности обрушить на нее свое негодование, она сразу же заговорила:
    — Вы считаете разумным, сэр, афишировать при всех свои любовные отношения, нарываясь на явный скандал, новые слухи и разговоры?
    Он со спокойным удивлением смотрел на нее. Потом так же спокойно произнес:
    — Я понятия не имел, что вас могут беспокоить мои отношения с женщинами.
    — Они и не беспокоили, пока не стали такими явными, что выходят за все рамки!
    — Если вас так волнует вопрос о приличиях, леди, не лучше ли нам продолжить разговор не здесь, в зале, а где-нибудь в другом месте?
    — Отлично, — ответила она, видя краем глаза, что на них уже стали обращать внимание. — Что вы предлагаете?
    Он отвесил ей глубокий насмешливый поклон.
    — Встретимся наверху, в моем кабинете. Полагаю, вы знаете туда дорогу. До встречи, леди…

Глава 14

    Дверь кабинета почти беззвучно отворилась и так же закрылась. Рейвен повернулась от камина и столкнулась глазами с прищуренным взглядом Келла. Она уже начала жалеть, что сорвалась и затеяла все это. К чему?..
    — Надеюсь, вы не замедлите честно объяснить мне, дорогая жена, причину столь странной вспышки с вашей стороны?
    Голос был, как и прежде, спокойный. Даже участливый.
    — Это была не вспышка, — ответила она. — Скорее жалоба.
    — И на что же вы жалуетесь?
    Так мог бы спросить врач.
    — На вашу неучтивость, — не сразу ответила она и тут же поправилась: — Нечуткость… Разве не унизительно для любой так называемой жены смотреть, как ее муж флиртует на глазах у всех людей с другой женщиной?
    — Если бы вы, дорогая, сразу послушали моего совета и покинули клуб, вам не пришлось бы наблюдать эту отвратительную картину.
    С этими словами он направился к Рейвен, и она вся напряглась. Однако он всего-навсего наклонился к камину и помешал там угли.
    — Вы нарочито любезничали с вашей возлюбленной перед моим носом, — повторила Рейвен, — и я этого не могла стерпеть. В конце концов, существуют ведь правила приличия.
    В его глазах она прочла насмешливый вызов и поспешно добавила:
    — Вы же сами говорили, нам следует создавать впечатление, что у нас самый настоящий брак. А на виду у всех вожделение к другой женщине создает у людей совсем другое впечатление.
    — Мне хотелось бы думать, леди, — раздраженно растягивая слова, ответил Келл, — что вы не воображаете, будто я собираюсь вести жизнь монаха. Я не давал обета сохранять целомудрие. Это не было частью нашей сделки.
    — Конечно, нет. Но разве нельзя делать это так, чтобы не возбуждать общественное мнение и не оскорблять вашу жену?
    — В этом смысле вы мне не жена.
    — А вы мне не муж! Но ведь я не веду себя подобным образом. Так что же мне остается?
    Он гневно уставился на нее.
    — Что остается, черт возьми? Выполнять обязанности жены! Если не хотите, чтобы я искал удовольствия с другими женщинами, занять их место!
    Рейвен почувствовала, что уже перестает понимать, чего хочет каждый из них от другого. Они вертятся в каком-то замкнутом круге.
    — О чем вы говорите? — недоуменно спросила она.
    — О том, что ты сама должна думать, в качестве кого доставить мне удовольствие… Наслаждение… Как любовница… возлюбленная… или как жена, для которой это является непременной обязанностью. Долгом.
    Их взгляды встретились и потонули друг в друге без всякой надежды вынырнуть на поверхность.
    — Итак, дорогая, — прервал молчание Келл, — ты согласна стать моей женой? И не на один раз.
    Согласна ли она? Рейвен попыталась ответить себе на вопрос. Да, она хочет близости с Келлом, нечего это отрицать. Но возможно, еще больше хочет она не пустить его в постель к Эмме Уолш. Хотя кто может поручиться, что он не совместит?.. Нет, она не допустит! Сделает так, чтобы он и не думал о другой женщине. Впрочем, как она добьется этого?..
    — Хорошо, — пробормотала она еле слышно.
    — Вы что-то сказали, леди? Я не понял.
    — Я сказала, что согласна.
    Он медленно окинул ее взглядом с головы до ног.
    — Согласна удовлетворить мое вожделение? Мою страсть?
    — Да! Да! Не понимаю, зачем повторять, если и так ясно, что я сказала.
    Он улыбнулся.
    — Совершенно верно. Нужна ясность. Ведь мы несколько меняем заключенное нами соглашение, не правда ли? Вносим новый пункт.
    Она решила тоже позволить себе иронию.
    — Только я с трудом могу представить, — сказала она, — что нужно делать, чтобы насытить потребности такого искушенного любострастника, каким являетесь вы, сэр.
    Он снова улыбнулся: видимо, его устраивал такой ход разговора.
    — Ничего, — ответил он, — ты, я заметил, способная ученица. Кроме того, у тебя же имеется учебник по сексу — та самая эротическая книга, о которой ты рассказывала. Или это роман? И, наконец, возлюбленный из твоих снов… Неужели он почему тебя не научил?
    Эти слова обидели Рейвен. Она решила ничего не отвечать и лишь горько пожалела, что в какие-то минуты откровенности простодушно рассказала ему о своих снах. Разве можно доверять мужчинам такие вещи?
    — Ну что же ты? — услышала она его требовательный голос. — Ведь мы только что пришли к согласию по новому пункту соглашения.
    Она смешалась.
    — Вы… Вы хотите прямо сейчас? Здесь?
    — А почему бы нет? Здесь никто не помешает. Какие же еще условия нам нужны?
    — Но…
    Она не знала, что еще сказать.
    — Если не знаешь, с чего начать, — сказал он уже вполне серьезным, даже мягким тоном, — начни раздевать меня.
    — Вы не можете раздеться сами?
    Такое наивное удивление было в ее вопросе, что он рассмеялся.
    — Пожалуй, могу, — так же ласково проговорил он. — Но тогда я не получу того удовлетворения, которое ты хотела… обязалась мне доставить.
    Закусив губу и кляня себя за то, что пришла сюда, за то, что затеяла весь этот разговор о любовницах, она приблизилась к нему и помогла снять верхнюю куртку. Затем сняла с него жилет, развязала шейный платок.
    — Спасибо, Рейвен, — сказал он. — Теперь, пожалуйста, сними с меня рубашку. Мне будет приятно.
    Мысленно махнув рукой — раз уж взялась!.. — она подчинилась. Прикосновение к его коже было тоже приятно. Это взволновало ее. С его помощью она стянула ему рубашку через голову, повесила на спинку стула и отошла на несколько шагов.
    — Рейвен! — услышала она требовательный голос.
    Боже, что еще ему надо?
    Она оказалась права: он смотрел на нее, его чувственный рот был слегка открыт в улыбке.
    — Теперь, пожалуйста, мои штаны. И не забудь, под ними нижнее белье.
    Кровь прихлынула к ее лицу, она сделала глубокий вдох, словно собиралась нырнуть. Не глядя на своего мучителя, стиснула зубы и приблизилась к нему, отстегнула застежку на бриджах, потом пуговицу на нижнем белье. Рука ее натолкнулась на его напрягшийся член, который через мгновение вырвался на свободу, задев пальцы и представ перед ее глазами.
    Она отпрянула как от огня. Господи! Нет, никогда у нее не хватит смелости не то что намеренно дотронуться, а даже взглянуть. Одно дело, когда читаешь о чем-то таком в книге или встречаешься в сновидениях со своим воображаемым возлюбленным. Совсем другое, когда сталкиваешься со всем этим в действительности. Тем более если действительность воплощается в таком привлекательном и желанном, но совсем чужом человеке, как тот, который сейчас столь ласково и настойчиво принуждает ее снимать с него одежду. Судя по всему, он совершенно не стесняется своей наготы и этого… что предстало во всей своей красе перед ее глазами при ярком свете свечей.
    Что ей делать? Куда девать глаза? Что говорить? Если вообще нужно говорить…
    Она подняла глаза вверх, к его лицу, и сказала умоляющим тоном:
    — Вы глубоко заблуждаетесь, сэр, если думаете, что я знаю, как доставить вам удовольствие, которого вы хотите. Я не обладаю вашим опытом и…
    Он прервал ее, направившись к столу со словами:
    — Иди сюда!
    Выдвинув стоявший там стул, он уселся на него и жестом пригласил ее опуститься к нему на колени, чего она не решалась сделать, потому что из его расстегнутых штанов виднелось то, что и страшило, и смущало, и притягивало ее. Помимо этого, она вспомнила о ране на левой ноге и, отводя глаза, пробормотала:
    — Она уже вас больше не тревожит… рана?
    На что он хвастливо, как ей показалось, ответил:
    — Во всяком случае, не настолько, чтобы помешать мне быть мужчиной.
    То, что она снова увидела, робко подняв глаза, всецело подтверждало его слова.
    Она осторожно опустилась на его правое колено, чтобы не потревожить рану, однако он повернул ее лицом к себе и усадил на оба колена, и она, вздрогнув, сразу ощутила прикосновение его напрягшегося члена.
    — «Мое тело преклоняется перед твоим», — пробормотал он строку из текста свадебного ритуала, хотя тело, похоже, и не думало преклоняться. — А ты, жена, готова ответить мне тем же?
    Она промолчала, но жар, полыхавший внутри, ответил вместо нее. Она продолжала сидеть неподвижно, когда его пальцы начали умело расстегивать крючки на ее платье.
    — Расслабься, — сказал он, ощущая напряженность ее тела. — Я не собираюсь принуждать тебя делать то, чего ты не захочешь.
    Она не могла расслабиться. Жар тела усиливался, его источником был возбужденный мужской орган, уткнувшийся ей в ногу, и она сейчас думала лишь о том, что должно произойти: это чуть подрагивающее копье вновь проникнет в нее, заполнит целиком…
    Келл наклонился вперед, легко прикоснулся губами к ее шее, к тому месту, где пульсировала жилка.
    Короткая ласка вызвала у нее дрожь.
    — Опусти лиф своего платья, — шепнул Келл.
    После недолгого колебания она подчинилась, и он начал целовать ее грудь, прикрытую лишь тонкой сорочкой.
    — Опусти и ее тоже, — сказал он потом.
    Обнаженная до пояса, она продолжала сидеть у него на коленях к нему лицом, и он взглядом, пальцами, губами притрагивался к каждой частичке ее тела.
    — Я забыл уже, как ты прекрасна, — произнес он чуть охрипшим голосом. — О твоей груди царь Соломон спел бы не одну песнь.
    Ей было не до ссылок на Библию, ее грудь жаждала ласки. Он понял это и почти продекламировал:
    — Твои соски тверды, они призывают целовать их. Ты хочешь этого?
    Прикрыв глаза, Рейвен молча кивнула.
    — Тогда предложи… протяни их мне.
    В его голосе был ласковый приказ.
    Она открыла глаза. Он пристально смотрел на нее, и в его взгляде был вызов. Она, кажется, начала понимать: он хочет, чтобы она была более активной в любви. Быть может, более агрессивной или как они, мужчины, это называют? В общем, более сластолюбивой, умелой…
    Но если он воображает, что может напугать ее, то очень ошибается. И насмехаться над собой она тоже не позволит!..
    Что он опять говорит?
    — Ох, — услышала она его голос, но в нем не было ни насмешки, ни раздражения. Скорее легкое сожаление. — Вижу, ты не вполне подходишь на роль настоящей любовницы.
    Напряжение оставило ее, появилась досада, которая исторгла из нее такие слова:
    — Полагаю, мисс Уолш как нельзя лучше исполняет эту роль.
    Келл смерил ее спокойным взглядом.
    — Эмма знает искусство любви, — ответил он. — Но речь не о ней. Я хотел бы побольше знать о твоем порожденном фантазией возлюбленном. Обладал ли он умением доставить тебе наслаждение?
    — Да, — с вызовом бросила она.
    — Прекрасно. Тогда вообрази меня сейчас на его месте. Представь, что я — это он, твой возлюбленный, и предложи мне, как я просил, твои груди.
    Она действительно представила, и ее с новой, еще большей силой охватила дрожь возбуждения.
    Да, перед нею он, ее пират, тот, кто похитил ее сердце и душу, кто благороден, смел, красив; чьи желания она безропотно исполняла во сне и кто доставлял ей столько услады в ее скучной, печальной жизни.
    Закрыв глаза, словно погрузившись в сон, она выполнила то, о чем ей было сказано: приподняла руками груди, притронулась пальцами к соскам.
    Келл молчал. Она удивленно раскрыла глаза, увидела его благодарную улыбку. С этой же улыбкой он произнес:
    — Теперь скажи: прошу тебя, любимый, поцелуй мою грудь.
    — Келл!.. — вырвалось у нее, но он, словно не услышав ее возмущенного возгласа, повторил:
    — Скажи эти слова, любимая.
    — Прошу тебя… поцелуй мою грудь…
    — Любимый, — подсказал он.
    — Любимый.
    — С наслаждением, дорогая, — ответил он удовлетворенно и, наклонившись, выполнил то, о чем она сказала.
    Он касался ее груди губами, языком, даже зубами, и она не могла и не хотела противиться наслаждению, которое разливалось по всему ее телу. Погрузив руки в его густые волнистые волосы, она крепче притягивала к себе его голову.
    Несколькими мгновениями позже она ощутила его пальцы у себя между ног, и новая волна дрожи пронизала ее.
    — Ощути сама, — глухо проговорил он, — как ты жаждешь… как ты ждешь меня.
    Она и сама это прекрасно знала, ибо и там все взывало к нему. Но Келл не удовлетворился тем, что ощутил сам. Он взял Рейвен за руку и принудил почувствовать влажность, припухлость и жар ее собственного лона, а затем проник пальцами в глубь сокровенного. Ей показалось, она теряет сознание и последние силы, она ощутила боль, из ее губ вырвался невольный стон. Как близко стоят друг к другу наслаждение и мука, мелькнуло у нее в голове.
    Сколько времени длилось это ощущение, она не знала, потеряв счет минутам, часам, дням…
    — Думаю, ты готова принять меня, — услышала она его слова, вслед за которыми он поднял ее со своих колен и усадил на край стола, а затем осторожно опустил навзничь. Было жестко и неуютно, но она вряд ли чувствовала эти неудобства, продолжая находиться в эйфорическом ожидании того, что должно свершиться.
    Подняв все ее юбки до пояса и обнажив ноги, Келл раздвинул их и некоторое время любовался открывшейся ему картиной, как художник или скульптор произведением рук своих. Потом склонился над ней, и она, разгадав его намерение, издала протестующий звук и попыталась подняться, но он удержал ее, серьезно спросив:
    — Твой призрачный возлюбленный целовал тебя в это место?
    Она ничего не отвечала, и он резко повторил:
    — Целовал или нет?
    — Да! — выкрикнула она запальчиво.
    Он нагнулся еще ниже, обдавая жарким дыханием ее раскрытое до предела лоно.
    — Тогда не лишай меня того, что ты позволяла ему.
    И с первым же прикосновением его губ она позабыла обо всем: о своем смущении, о том, что ей уже стала казаться навязчивой его игра в призрачного возлюбленного; о том, что Келл бывает чрезмерно настойчив, раздражающе упрям, неблагодарен… Все это куда-то ушло, осталось позади… Ей сделалось совершенно безразлично, какой он, как себя ведет и как себя ведет она, потому что все ее существо было охвачено чувством неизъяснимого наслаждения и стремилось навстречу ему, своему истинному возлюбленному, навстречу его губам, рукам, языку…
    Ощущение блаженства сотрясало ее. Такого она не знала ни в одном из своих сновидений. Оно переполняло ее настолько, что становилось страшно, и, помимо воли, она попыталась вырваться из его губ, от его языка.
    Однако он не позволил этого, крепко придерживая за бедра, продолжая ввергать в сладострастные муки.
    Еще немного времени — и она очутилась на вершине блаженства, о чем возвестил вырвавшийся у нее стон; ей показалось, что перед глазами вспыхнул непереносимо яркий свет. Затем все погрузилось в непроглядную ночь. Тело ослабло, ей стало холодно, не хватало воздуха, она совсем обессилела. Тем не менее, к собственному удивлению, она ощущала легкую неудовлетворенность. Ей хотелось, чтобы к чувству, которое она сейчас испытала, примешалось сходное чувство Келла. Это он испытает, только если их тела сольются воедино.
    — Войди в меня, — прошептала она.
    Однако он не внял ее призыву, а, напротив, отпрянул от нее и начал снимать с себя остатки одежды.
    Приподнявшись на своем жестком, неудобном ложе, она смотрела на него — на его наготу, совершенную в своей атлетической красоте. В горле у нее пересохло, она снова чувствовала тягучую боль внизу живота; все, о чем могла она сейчас думать, что желать, сосредоточилось на одном: на мучительном, остром желании ощутить его в себе.
    К ее невыразимому облегчению, он думал о том же и уже снова направлялся к ней. В свете огня камина блеск его темных глаз казался угрожающе-ослепительным, по-особому притягивающим. Он улыбнулся, и блеск погас. Он уже был рядом, она могла дотронуться до его смуглого тела, ощутить слегка дрожащими пальцами бархатистость и жар чуть влажной кожи, ее неповторимый запах.
    — Хочешь меня? — отчетливо спросил он, становясь у нее между ногами, притягивая ее к себе.
    — Да, хочу, — вырвалось у нее, хотя она понимала: слова сейчас совершенно ни к чему.
    Она послушно подчинилась, когда он снова опрокинул ее на твердую доску стола, и ждала одного, только одного… Дольше она терпеть не могла…
    Никогда раньше она не думала, что можно чего-то или кого-то так неодолимо, так страстно желать. Ощущение было совершенно новым, непривычным. Все ее мысли сосредоточились на одном… На одной части его тела, прикосновение которой она чувствовала снаружи, но жаждала ощутить внутри. И все… больше ничего… Только это…
    Она вздохнула с облегчением, когда это произошло.
    — Ты можешь принять всего меня? — услышала она его хриплый шепот.
    — Да, — выдохнула она, с восторгом ощущая раздвигающий и заполняющий ее лоно огромный жаркий член.
    Он приостановился, давая ей возможность привыкнуть к. этому ощущению, приспособиться к нему, и, когда почувствовал некоторое ее расслабление, произнес с той же хрипотцой:
    — Хочу раствориться в тебе, как в диком жарком меде…
    Она успела удивиться его фразе, ведь она и сама хотела бы высказать то же самое, только несколько иными словами, но тут же забыла обо всем.
    Он целовал ее, проникая языком внутрь рта, до боли стискивал ее груди, но она не страшилась, ей хотелось этого. Вот он уже начал совершать пульсирующие движения внутри ее, которые отзывались во всем теле, в сердце, в душе…
    Чувствуя, что недалеко до высшей точки наслаждения, когда он будет уже не в силах контролировать себя, он приподнял Рейвен со стола, стараясь при этом не покидать ее тела, и понес в свою спальню. Однако понял, что поздно — он не донесет ее, и тогда прижал ее к двери и последним сильным движением вызвал кульминацию, одновременную у обоих. Блаженное до боли ощущение отозвалось в них дрожью и согласным стоном.
    Какое-то еще время они, тяжело душа, тесно приникали друг к другу, но постепенно их дыхание выровнялось, мышцы ослабли. Откинув назад голову, он вгляделся в ее раскрасневшееся лицо, вспухшие губы, затуманенные глаза.
    — Я не сделал тебе больно? — спросил он.
    — Нет, — ответила она.
    Его душу наполнила благодарная нежность и жалость. «В следующий раз я буду осторожным», — поклялся он себе.
    Только будет ли этот следующий раз? «Должен быть, — решил он, — потому что я устал желать ее и бороться с этим желанием. Она моя жена, в конце концов, и должна быть моей. Если это называется „любовь“, пускай так и называется, если нет — для меня не важно. И в том, и в другом случае у меня, надеюсь, хватит силы воли не уйти в это чувство настолько, чтобы потерять себя. Этого никогда не будет…»
    Сбивчивые мысли промелькнули и исчезли, а он и Рейвен no-прежнему находились возле двери в спальню, обнаженные, но в удобной позе. Он поднял Рейвен, ухитрился открыть дверь в соседнюю комнату, внес туда и уложил на постель.
    Стесняясь своей наготы — вся ее одежда сбилась возле поясницы, — Рейвен проговорила, отворачивая лицо:
    — Мое платье… оно совсем испорчено.
    — Я куплю новое, — ответил он, снимая с нее остатки одежды.
    — Келл… Что ты делаешь?
    — Разве не видишь? Помогаю тебе раздеться. Я не удовлетворен полностью тем, что сейчас было.
    — Но я не собираюсь оставаться здесь.
    — Почему же?
    Опять у него был требовательный, недовольный тон.
    — Потому что… потому что это может повлечь ненужные осложнения.
    Его темные глаза зловеще блеснули.
    — Ты хочешь сказать, — не сразу произнес он, — что постоянная физическая близость может перерасти в близость душевную? А этого никому из нас не нужно. Так?
    Наконец он точно определил то, чего она хочет избежать. Чего боится пуще всего.
    — Да, — сказала она.
    Он продолжал снимать с нее измятое платье, скомканные юбки. Потом подошел к камину, помешал угли, после чего вернулся к постели и улегся рядом. Некоторое время он лежал молча, закинув руки за голову, потом заговорил.
    — Значит, если я правильно понимаю твои опасения, тебя страшит мысль о том, что ты полюбишь мужчину настоящего, не иллюзорного? Хотя решила никогда не делать этого?
    — Да, — ответила она, натягивая одеяло на грудь.
    Келл повернулся на бок и подложил руку под голову.
    — Насколько я могу судить, — произнес он, — интимная близость и любовь — это разные вещи. Страсть, вожделение совсем не обязательно ведут к любви. Если было бы так, большинство мужчин влюблялись бы в своих содержанок… Фавориток, — поправился он.
    Она ничего не отвечала, и он продолжал уже не таким уверенным тоном:
    — Я не вижу причин, Рейвен, по которым мы не можем находиться в постоянных интимных отношениях. Быть любовниками. Подобно тебе, я не хочу ничего другого… Более глубокого. Чего же ты опасаешься? Чего боишься?
    Она продолжала хранить молчание и лежала неподвижно, чувствуя, что уже вернулась из блаженств рая на грешную землю.
    Да, она боится, и не собирается отрицать этого. Страсть опасна по самой своей природе. Ее несчастная мать узнала это в полной мере. Страсть может ранить, как оружие, жалить, как змея… Но возможно, Келл отчасти прав: истинная опасность и угроза не в интимной близости, а в родстве духовном. Когда оно наступает. И вероятно, можно наслаждаться телом, оберегая от попадания в ловушку свое сердце и свою душу. Которых не уберегла ее мать.
    Рейвен содрогнулась. С ней самой такого не будет. Не должно быть… Она бы не выдержала этого. Слава Богу, у нее хватит воли и здравого смысла, чтобы избежать чего-то подобного. Волнение плоти никогда не перейдет у нее в волнение сердца…
    Рука Келла скользнула под одеяло и легко коснулась ее груди. Он словно почувствовал, что она пришла к какому-то окончательному выводу, и сделал попытку совершить то же самое, произнеся примирительно:
    — Поскольку мы связаны по закону как муж и жена, то могли бы по крайней мере без всякого стыда или ощущения греха не отказывать друг другу в столь естественном удовольствии.
    Его рука, продолжая ласкать ее грудь, помешала ей собраться с мыслями для ответа.
    Он заговорил опять:
    — Тебе по душе мои ласки, я знаю это. Оки насыщают тебя, и ты отвечаешь на них так, как это делали немногие женщины, которых я знал. Твое тело хочет меня, разве этого мало?
    В подтверждение своих слов он притронулся к ее соску, и она, вздрогнув, невольно изогнулась.
    «Да, да! — подумала она с каким-то отчаянием. — Он прав. Я хочу его, хочу непреодолимо. И не знаю, что с этим поделать…»
    Повернув голову на подушке, она встретилась с его взглядом. Ласково-неумолимым взглядом таинственных темных глаз.
    Возможно ли, спросила она себя, чтобы близость с этим человеком ограничилась зовом тела и не затронула сердце и душу? Но даже если так, то что же будет, коль скоро у него это перерастет в нечто большее? Или у нее, а он будет по-прежнему склонен лишь к плотским наслаждениям?.. Что тогда делать им обоим?..
    Ответов не было, и в возникшей паузе она сказала о другом.
    — А что же будет, если… в случае возможных последствий? Я говорю о детях.
    Он нахмурился.
    — Что — о детях?
    — Я не хочу давать жизнь ребенку, у которого не будет настоящего любящего отца. Любящего его и его мать.
    — Существуют способы, как предотвратить беременность; — сухо сказал он. — Мы не сделали этого сегодня, но ошибку можно исправить.
    Рейвен вспомнила, как в их свадебную ночь он поторопился вообще не допускать ошибки. Она хотела было сказать об этом, но раздумала.
    — Вас не интересуют дети? — спросила она.
    — Я не горю желанием их иметь.
    — Даже не думаете о наследнике? Он вам не нужен?
    — Мой законный наследник — Шон Лассетер. Этого мне достаточно.
    Упоминание о Шоне было ей неприятно, и она поторопилась переменить тему.
    — Я читала в каком-то журнале, — сказала она, — что беременность можно предупредить, только не знаю, как это делают.
    — Конечно, не знаете, — усмехнувшись ее наивности, ответил он. — И потому положитесь на меня. Есть много средств — и лекарственных, и других. А пока…
    Медленным и уверенным движением он высвободил у нее из рук одеяло и, просунув под него свою руку, коснулся пальцами ее лона, которое сразу ответило на призыв.
    Его губы уже были на ее губах, и она закрыла глаза, отдаваясь прекрасному щемящему чувству ожидания. Выбросила из головы все мысли и погрузилась в трясину желания.

Глава 15

    Проснувшись, Рейвен первые минуты не могла понять, где находится. Потом увидела огонь в камине и вспомнила вчерашний вечер и ночь в игорном доме. Она лежала совершенно обнаженная в постели Келла — в той самой постели, на которую не так давно ее кинул Шон Лассетер в качестве своей пленницы. Где она провела под наркотическим дурманом почти всю ночь в объятиях его старшего брата, пытавшегося вывести ее из состояния болезненной сексуальной исступленности. Впрочем, об этом она могла только догадываться.
    Этой ночью Келл снова был с ней, и снова была исступленность, но радостная и вполне естественная, вспоминая о которой Рейвен ощутила новый приступ желания, за что тут же осудила себя.
    Бросив взгляд в настенное зеркало, она увидела там свое раскрасневшееся лицо, всклокоченные волосы, вспухшие губы, напрягшиеся, еще не остывшие от жарких губ Келла соски. Низ живота непривычно болезненно отзывался на каждое ее движение.
    На стуле висело измятое погубленное платье — как такое наденешь? Однако, когда раздался негромкий стук в дверь, она схватила его и натянула на себя.
    В комнату вошла Эмма Уолш с подносом в руках.
    — Принесла вам завтрак, — сказала она с улыбкой. — Или вернее, ленч.
    Рейвен взглянула на окно, задернутое шторой.
    — Который час?
    — Около полудня.
    — О, так поздно!
    Она покраснела еще больше, почувствовав вдруг смущение перед этой женщиной. Любовница мужа, которая застала ее чуть ли не на месте преступления, в постели Келла.
    — Келл не велел будить вас, — сказала Эмма. — Говорит, вам надо выспаться. А ваш слуга — его зовут О'Малли, да? — он заявился сюда чуть ли не на рассвете, очень беспокоился за вас. Спрашивал, все ли в порядке. Келл успокоил его, уверил: вас больше не украдут.
    Рейвен захотелось кое-что сказать, хотя понимала, что не надо. Если узнает Келл, он будет взбешен. Но она все же сказала, слегка заикаясь от волнения:
    — Я думаю… мне кажется, вы должны удивляться, зачем я прихожу сюда… так часто…
    — Ну что вы, — ответила Эмма. — Чего же здесь такого? Ведь вы его жена, а не кто-нибудь.
    — Да, но все-таки… — продолжала Рейвен. — Как-то неудобно. Ведь здесь живете вы, его…
    Она замолчала, не в силах выговорить это слово.
    Эмма поставила поднос, подняла на нее удивленные, непонимающие глаза и наморщила лоб.
    Потом произнесла:
    — А, вы думаете, я его сожительница? Содержанка?.. Ох, Рейвен, мы с Келлом никогда в жизни не были близки. Клянусь вам! Ни раньше, ни сейчас. С чего вы взяли?
    Рейвен озадаченно смотрела на нее, не зная, чему верить: ее искренним словам или вчерашнему поведению Келла, которое не оставляло сомнений о характере его отношений с Эммой. Неужели он намеренно вел себя подобным образом, чтобы возбудить ревность своей супруги? Как некрасиво с его стороны!.. Впрочем, она ведь вела себя не лучше, когда нарочито любезничала с Джереми Вулвертоном… Но тогда зачем, продолжала она вспоминать, зачем Келл сказал ей, что Эмма знает, как удовлетворить мужчину? Она-то, возможно, знает, но откуда это известно Келлу?.. Правда, он ни разу не подтвердил, что они с Эммой любовники. Однако не взял на себя труд и отрицать это…
    Она тоже хороша, черт побери! Рейвен адресовала себе эти слова, добавив к ним еще несколько сочных эпитетов по собственному адресу. Поддалась обману, приревновала человека, которого, по существу, не имеет никакого права ревновать. А к чему это все привело? К тому, что она согласилась лечь с ним в одну постель. Еще неизвестно, чем это кончится. Во-первых, она может забеременеть, а во-вторых… Даже и не предугадаешь, что во-вторых…
    Она бы продолжала ругать себя, если бы ее не прервала Эмма. Она обратилась к ней со смущенной улыбкой и обычной для себя доброжелательностью.
    — Знаете, я очень даже рада за Келла, что он нашел вас. На самом деле он ведь такой одинокий. Уж я-то чувствую. Когда он выручил меня из положения, в которое я попала, я — чего уж там — предложила ему стать его любовницей. Да только он не захотел. Сказал: такая форма благодарности ему не нужна… Так прямо и сказал, честное слово. Хотите верьте, хотите нет.
    Рейвен хотела верить и потому поверила. Эмма заговорила вновь.
    — И еще скажу: это очень хорошо с вашей стороны, что вы помогаете Келлу. Защищаете его интересы… Да что это я разболталась, — спохватилась она, — заканчивайте одеваться и приступайте к еде, пока она окончательно не остыла.
    Вспомнив о плачевном состоянии своей одежды, Рейвен предпочла нарядиться в домашний халат Келла, который обнаружила в платяном шкафу. Принявшись за еду, она пригласила Эмму разделить с ней трапезу. Та отказалась, однако присела у стола и, немного помолчав, вновь продолжила разговор.
    — Если позволите, мадам, — проговорила она, — я хотела бы вас спросить. Это насчет его светлости, герцога Холфорда.
    — Холфорда? — переспросила Рейвен, не скрывая удивления. — По-моему, он вполне порядочный человек. Во всяком случае, таким показал себя недавно.
    — Это хорошо, — согласилась Эмма. — Но я немножко о другом. Прошлой ночью, когда вы привели его к нам в клуб, он… как бы это сказать?.. В общем, перед уходом выразил желание увидеть меня еще разок. Вы не против, если я соглашусь? Я так понимаю, его светлость чувствует себя не слишком уютно после того, как вы ушли к Келлу.
    Еще более удивленная, Рейвен совершенно искренне ответила:
    — Конечно, я не против, Эмма. Какие у меня могут быть возражения? По правде говоря, я и не испытывала к нему никаких чувств.
    Доверие за доверие — Эмма чистосердечно призналась:
    — Не подумайте, пожалуйста, что я сразу принимаю любое предложение от мужчины. Вовсе нет. Кроме того, Келл неплохо платил мне все это время. У меня накопился небольшой капиталец, так что я могу позволить себе выбирать. Но ведь быть одной, даже с денежками, тоже оно как-то не по душе, правда?
    Рейвен было хорошо знакомо чувство одиночества — особенно после смерти матери. Чувство, которое только усилилось с тех пор, как она заключила брак с Келлом.
    Эмма продолжала:
    — …А уж насчет мистера Лассетера, поверьте мне: он был так одинок, так одинок. Однако убейте его, не признался бы. Но я-то видела… И здесь, в этом доме, ему бывать тошнехонько. Только ведь надо. Я, конечно, стараюсь изо всех сил, но куда без хозяина… Потому я и рада за него, что он с вами. Уж вы почаще здесь бывайте, ладно?
    Рейвен покачала головой.
    — К сожалению, я скоро уеду из Лондона, чтобы провести Рождество со своим дедом. Он зовет меня.
    — О, как хорошо! И Келл с вами?
    Рейвен не знала, что ответить: в своем недавнем письме с приглашением приехать к нему старый лорд Латтрелл упомянул, что будет рад увидеть и ее мужа, но она не решилась еще сказать об этом Келлу, заранее зная его категоричный ответ.
    — Мы не обсуждали это с Келлом, — призналась она Эмме. — Но я сомневаюсь, что он захочет поехать.
    — О, вы сумеете уговорить его, Рейвен. Вы такая решительная. Если вы сумели затащить сюда самого герцога Холфорда…
    В своей решительности Рейвен очень сомневалась, хотя и не причисляла себя к слабым существам. Что касается поездки к деду, то ей и хотелось, и не хотелось, чтобы Келл сопровождал ее. Хотелось, потому что Эмма права: он в самом деле довольно одинок. Особенно сейчас, после отъезда его брата из Англии. А не хотелось — из опасения, что там, в поместье деда, им с Келлом придется больше времени бывать друг у друга на глазах. И днем, и ночью, что, несомненно, приведет к тому, чего она и желает, и боится. Лучше всего как можно меньше общаться. Что, в свою очередь, вызывает у нее печаль и тоску… В общем, положение вполне безнадежное, подвела она безрадостный итог.
    Рейвен отрезала себе еще один ломтик ветчины и отпила глоток кофе, когда в комнату вошел Келл. Их взгляды встретились, и она почувствовала, что у нее прервалось дыхание. Что он увидел в ее глазах, она не знала, в его же глазах она прочитала желание, которое он был готов утолить прямо сейчас.
    Минутой позже он отвел глаза и обратился к Эмме:
    — Извини, но вскоре я отправляюсь на состязание на рапирах и мне нужно переодеться.
    — Тогда я ухожу, — сказала она, поднимаясь со стула и направляясь к двери.
    Когда Эмма ушла, Рейвен почувствовала, что лишилась дара речи. Она решительно не знала, как и что говорить Келлу после их бурной, неистовой ночи. Все слова казались бесцветными.
    Келл, напротив, находился в хорошем расположении духа, чего она за ним раньше почти не замечала. Доставая из платяного шкафа большой накрахмаленный шейный платок, он спросил не оборачиваясь:
    — Какие у тебя планы на остаток дня? Я могу по пути на состязание завезти тебя домой, если ты не намереваешься остаться здесь.
    От мысли остаться в этой комнате и пережить еще одну такую же ночь ее лицо обдало жаром.
    — Нет, — выговорила она наконец. — Я поеду домой. Только мне надо во что-то одеться. Не в этом же халате.
    По тому, как он посмотрел на халат… на нее… она поняла, о чем он подумал: что под халатом на ней ничего нет…
    Пока он переодевался, она искоса посматривала на него — не могла не смотреть. Как не прекращала еды.
    — Вы очень любите заниматься фехтованием, — полувопросительно произнесла она.
    — Весьма верно подмечено, дорогая. Кроме всего прочего, физические упражнения помогают справиться с излишним сексуальным возбуждением. Последнее время я вынужден был заниматься ими куда больше, чем раньше. Кстати, О'Малли не давал вам уроков фехтования?
    — Нет. Только учил стрелять.
    — Это я ощутил на себе, дорогая. А еще учил ловчить при игре в кости.
    — Не я одна научилась хитрить и обманывать, сэр. Вчера вечером вы зачем-то причислили милую Эмму к сонму ваших любовниц, хотя это не так.
    Он по-мальчишески задорно улыбнулся, и сразу с его лица исчезла ироничность, оно стало простым и милым..
    — Неужели я повинен в том, что вы, мадам, пришли к неверному выводу? — спросил он.
    — Конечно, потому что обманывали меня намеренно. Если бы не ваша игра, я никогда бы не согласилась… никогда… на то, что вы мне предложили.
    Видит Бог, она не хотела этого говорить, но слова вырвались — неизвестно зачем, просто в пику ему… Просто у них уже вошло в привычку вести друг с другом эту игру. Ну, он-то игрок со своей ранней юности, а для чего это ей?..
    — А что я предложил? — невинным тоном спросил он. — О чем ты говоришь? Разве мы не муж и жена, и само Небо не велит нам делать то, что положено?
    — Да… — пробормотала она. — То есть нет… У нас особые условия брака, и тем не менее я согласилась, чтобы… чтобы… — Она окончательно запуталась и беспомощно добавила: — Так нельзя поступать, как вы… При жене, при посторонних любезничать с другой женщиной…
    — Что ж, если для вас это стало способом доказывать мою вину, жена, я с радостью буду предаваться своим занятиям по два раза на дню!
    Он наконец справился с шейным платком, надел простой кожаный жилет.
    Рейвен предпочитала отмалчиваться, он же находился в благодушном настроении и продолжал балагурить.
    — …Скажу тебе откровенно, дорогая, если хочешь, чтобы муж хранил тебе верность, то для начала окажи ему предпочтение хотя бы перед твоим придуманным ночным возлюбленным.
    Келл улыбался, но Рейвен было не до смеха: ее обидели его слова, губы у нее задрожали. Однако она сумела не заплакать и сдержанно сказала:
    — Это разные вещи. Вы говорите о моих снах, порожденных одиночеством. Я же говорила о подлинных, живых возлюбленных и о супружеских изменах. О прелюбодеянии, за которое карает Господь.
    — Для иных мужчин, — весело возразил Келл, — измена жены с несуществующим на самом деле возлюбленным куда унизительнее интрижки с живым соседом.
    Рейвен не хотелось продолжать разговор в столь легкомысленном тоне. Она нахмурилась и после небольшой паузы произнесла:
    — Во всяком случае, я должна доставить вас в известность, что не смогу в ближайшее время исполнять свои супружеские обязанности и оберегать вас от адюльтеров, поскольку отправляюсь к своему деду на рождественские дни.
    — Я знаю, — сказал Келл. — Он прислал мне письмо.
    — Письмо?
    — Что тебя удивляет? Я получил приглашение провести Рождество у него в поместье.
    — Вы? От него? Зачем?
    Он начал злиться.
    — Откуда я знаю, зачем, черт побери? Возможно потому, что я пока еще твой супруг.
    Но Рейвен вовсе не хотела обидеть его своим изумлением, что стало ясно для Келла, когда она сказала:
    — Надеюсь, что этим приглашением он хочет извиниться перед вами за все те слова, которые он наговорил вам в доме моей тетушки. И за тетушку тоже.
    Келл уже облачился в рубинового цвета куртку, застегнул пуговицы.
    — И как вы решили? — нетерпеливо спросила Рейвен. — Поедете к моему деду?
    Келл неопределенно хмыкнул и лениво произнес:
    — Еще не знаю.
    Ей захотелось ударить его, и он, видимо, понял, что она может взорваться, потому что добавил:
    — Конечно, если мы появимся вдвоем, дорогая, это будет лучше для общественного мнения. Все утвердятся в мысли, что наш брак исключительно по любви, и любые другие предположения и слухи будут отвергнуты раз и навсегда.
    — Да, вы правы, — едко заметила Рейвен, стараясь не замечать его иронии.
    — Полагаю также, — продолжал он тем же тоном, — что между собой мы воздержимся, находясь там, от каких-то проявлений любовных чувств, кроме занятий сексом. — Он бросил на нее лукавый взгляд. — Что касается меня, я вполне осилю это. А вы, мадам?
    Она не ответила. Его это нисколько не обескуражило, потому что он опять улыбнулся и добавил:
    — Не нужно так пугаться, дорогая. Главное, не забывать об условиях нашего брака и свято соблюдать их: никакой любви, только исполнение супружеских обязанностей.
    Она по-прежнему молчала.
    — Увидимся сегодня ночью, дорогая.
    — Ночью? — машинально повторила она.
    — Разумеется, милая. Я уйду из клуба пораньше и буду дома около полуночи. — Он наклонился и запечатлел на ее губах поцелуй. — Хочу, чтобы ты ожидала меня. В постели. Раздетая…

    Оставив Рейвен в смятении, он повернулся и вышел из комнаты.
    Остаток дня и много раз за вечер Рейвен мысленно возвращалась к словам Келла. Как он сказал о постели — таким повелительным, уверенным тоном, как будто точно знал, что она ему подчинится.
    Поступит'ли она так? И действительно ли он уверен в этом? Не является ли его попытка командовать следствием неуверенности? Попыткой убедить самого себя, что стоит ему изменить тон, и она сразу же станет исполнять все его прихоти?.. Но ведь этого никогда не будет, пусть он не воображает и не рассчитывает на такое.
    И все же: как ей поступить? Наотрез отказаться разделить с ним постель? Но ведь прошедшая ночь была такой… такой новой для нее, необычной и прекрасной. И стоит лишь вспомнить об этих часах блаженства… В самом деле, зачем отказывать себе в том, что приносит такое наслаждение? Разумно ли это? И какой опасностью грозит? Неужели она попросту боится его? Опасается увлечься настолько, что потеряет себя, растворившись в нем, иными словами — полюбит… А любила ли она своего пирата, рожденного ночной фантазией? Душою, наверное, нет. Только плотью. Но разве можно сравнить его нереальные, эфемерные прикосновения с тем, что она испытала, что знает теперь благодаря Келлу?..
    Близилась ночь, а она так и не решила, как себя вести. Душа и тело разрывали ее существо в разные стороны. Ох, насколько спокойнее все-таки было ей с пиратом, который не терзал ее своими речами, не ставил никаких условий, приходил и уходил, как ей казалось, по ее зову…
    Наконец она легла, но о том, чтобы уснуть, не могло быть и речи.
    Через какое-то время она услышала, что Келл вошел в их общую гардеробную. Возможно, он забыл о своих словах? Возможно, устал после упражнений на рапирах и прочих дел? А быть может, он уже посетил одну из своих женщин — не исключено, что и Эмму Уолш! — и уже не нуждается в ней, в Рейвен, которая лежит, прислушиваясь к каждому его шагу, и ждет… Или вовсе не ждет?..
    Он вошел к ней в комнату, тихо притворив за собой дверь, и сразу к нему потянулись все ее чувства. Было ли среди них то, которое называется любовью, она не знала. Не думала сейчас об этом. В тусклом свете ночника она увидела, что на нем длинный парчовый халат черного цвета с золотыми разводами.
    Сначала он приблизился к камину и помешал угли, потом остановился возле постели и нарочито небрежно произнес:
    — Ты лежишь обнаженная, как я просил?
    Ей хотелось крикнуть что-нибудь резкое, даже грубое, но она сказала почти спокойно:
    — Это действительно, так. Только если вы ожидаете, что я превращусь в покорного исполнителя всех ваших распоряжений, то глубоко ошибаетесь, сэр.
    Он улыбнулся.
    — О нет, дорогая, я и представить себе не могу, чтобы ты подчинилась чему-то, с чем не будешь согласна сама. Поэтому мне особенно приятно, что ты оказала мне честь, исполнив мою робкую просьбу. — Совсем другим, серьезным тоном он добавил, оглядывая ее контуры под одеялом: — Я думал о тебе целый день… И сейчас тоже…
    Развязав пояс халата, он распахнул его, и Рейвен увидела обнаженное тело и возбужденный член. Она замерла, ощутив ставшее уже привычным волнение в крови.
    — Можешь убедиться воочию, — пробормотал он, — что я говорю чистую правду. А ты… Ты ожидаешь меня, думаешь о том, как мы сольемся в одно целое?
    Ей не нравились эти словоизлияния по поводу их обоюдного возбуждения, но, чего греха таить, они усиливали желание.
    Он, не снимая халата, уселся рядом с ней на постель и достал из кармана небольшой атласный мешочек, о назначении которого она уже смутно догадывалась. В мешочке оказалось несколько тампонов из ваты и марли с короткими тесемками и крохотная бутылка с какой-то янтарной жидкостью.
    — Для того, о чем мы говорили, — пояснил он, смачивая тампоны жидкостью. — Это бренди, — добавил он в ответ на ее вопросительный взгляд.
    Откинув одеяло, он с видом опытного лекаря наклонился над ней и вставил влажные стылые тампоны глубоко внутрь. Рейвен, лежавшая с закрытыми глазами, с безвольно расставленными ногами, содрогнулась от холода и от прикосновения его пальцев, которые он не торопился отнимать, даже когда ощущение холода сменилось у нее почти нестерпимым жаром, заставившим ее со стоном изогнуться на постели.
    — О нет, не спеши, — тихо произнес он, не скрывая удовлетворения от ее горячности. — Прошлой ночью больше действовал я. Сегодня твой черед.
    Открыв глаза, она непонимающе посмотрела на него.
    Продолжая ласкать ее раскрывшееся лоно, он спросил:
    — Ответь, ты боишься сама притронуться ко мне?
    Он поднялся во весь рост на постели, скинул халат, и она не смогла отвести глаз от его нагого тела: в нем было столько притягательности и красоты, что, кажется, она забывала дышать.
    Он вытянулся рядом с ней и некоторое время молчал. Потом нетерпеливо произнес:
    — Ну… ты намерена так провести всю ночь? Забыла, что жена обязана удовлетворять мужа своего?
    Ее снова возмутил его тон. В раздражении стиснув зубы, она продолжала хранить молчание, тщетно стараясь унять свое возбуждение, отрешиться от мысли о желанной близости. Однако магнетизм лежащего рядом тела был куда сильнее обиды, и, не выдержав, она слегка повернулась на бок, чтобы взглянуть на умолкшего Келла. Он лежал, как и она, не прикрытый одеялом, и первое, что она увидела, — его возвышавшийся над впалым животом, над сильными мускулистыми бедрами огромный член — гордый признак мужского достоинства.
    Проследив за направлением ее взгляда, он медленно пошевелился, потянулся, как большой холеный кот, и то, что вздымалось над его телом, стало еще больше, еще заметнее.
    — Ты боишься прикоснуться ко мне? — не без лукавства спросил он.
    — Нисколько! — запальчиво ответила она. — Но меня злит ваше поведение. Ваш тон.
    Как ни странно, он пропустил мимо ушей этот взрыв и, словно подзадоривая ее, произнес:
    — Тогда прикоснись ко мне… к нему. — Он кивнул на свой член. — Не бойся, эта штука не сделает тебе ничего плохого.
    Раздраженная до предела его нахальной игривостью и тем, что он угадал ее сокровенное желание, она резко поднялась, села в постели и с вызовом процедила:
    — Если вы так хотите…
    После чего робко протянула руку и коснулась низа его живота, отчего торчащий к потолку орган дрогнул и, казалось, еще увеличился в размерах. Рейвен застыла перед ним в нерешительности.
    — Вижу, вам нужно помочь, — заметил Келл, — я…
    — Ничего не нужно! — отрезала она. — Я сама…
    С решительным видом она приподнялась на постели и, встав на колени над лежащим Келлом, уперлась обеими ладонями ему в грудь, словно намереваясь заставить его проглотить свои насмешки.
    Однако, как бы помимо воли, ее руки принялись гладить его гладкое мускулистое тело — могучую грудь, узкие бедра, плоский живот… добрались и до того, что было у него в самом низу живота.
    Он напрягся, когда почувствовал там ее руку, но Рейвен не прекратила свои движения. Она хотела поступить с ним так, как поступил он с ней прошлой ночью. Впрочем, это не было актом мести с ее стороны: она знала, что ему нравится то, что она делает, доставляет наслаждение. И ей тоже.
    Вспомнив что-то, она взяла бутылку бренди со стоявшего рядом с кроватью ночного столика, смочила пальцы руки, после чего продолжила свое дело. Дрожь, прошедшая по телу Келла, и легкий стон, исторгшийся из его груди, сказали, что ее усилия не пропадают даром.
    — Вам нравится это? — осведомилась она, невольно подражая тону, которым он не так давно спрашивал у нее почти о том же самом.
    — Ты же знаешь… — простонал он.
    И она осмелела еще больше.
    Уперев руки по обе стороны его бедер, она еще больше склонилась над ним, над его возбужденным до предела членом и дотронулась до него губами. Один раз, другой. Затем взяла его в рот, касаясь языком, зубами, ощущая привкус бренди вместе с непривычным для нее вкусом мужской плоти. Услышав его глубокий вздох и повторный стон, она с чувством, похожим на злорадство, сомкнула губы, ощущая себя, пусть на минуту, хозяйкой положения. Владычицей его тела и души.
    Его бедра вздымались, сотрясались, он умоляюще пробормотал:
    — Оставь, иначе я… прямо сейчас…
    — Потерпите, — ответила она как врач больному. Как он недавно отвечал ей.
    Ощущение победы переполняло ее. Она и сама была недалека от кульминации, но желание закрепить свое чувство превосходства над ним не оставляло ее. И она его не отпустила.
    Отчаянно борясь за контроль над самим собой, Келл пробормотал:
    — Тебе нужно, чтобы я слезно умолял тебя?
    Она кивнула.
    — Хорошо… Прошу пощады… Моя милая Рейвен… ты…
    Она смилостивилась, подняла голову и с легкой насмешкой сказала:
    — Ладно… раз вы настаиваете…
    Однако, сама испытывая неодолимую потребность в завершении, она, не давая ему отдыха, выпрямилась. Сильно сжала его бедра своими коленями и потом, подвинувшись всем телом вперед, медленно опустилась, принимая в себя член.
    — Черт… — проговорил он безнадежным тоном. — Я же… Я же взорвусь сейчас…
    — Ничего, — утешила она, беря его руки в свои и накладывая их себе на грудь, на дрожащие от возбуждения соски. Она испытывала огромное удовлетворение от того, что находится наверху — в полном и в переносном смысле этого слова. Если немного напрячь воображение, то можно сказать, что это она сейчас совершает над ним нечто похожее на насилие. Насилие, в котором он сам принимает участие.
    Теперь пришла очередь Рейвен издать стон: Келл сделал движение и еще плотнее вошел в ее лоно, заполнив его целиком. И немедленно роли начали меняться: она уже не чувствовала себя победоносной владычицей, сильной и волевой, но остро ощущала свою зависимость от него, от его желаний, движений. Ей хотелось одного — раствориться в блаженстве, в радости, которую он может и должен принести.
    Протянув руку к ее волосам, запутавшись в них, он притянул ее лицо к своему, впился поцелуем в губы.
    И вслед за этим наступила кульминация, их стоны слились, их души и тела унеслись в заоблачные выси.
    Неподвижно лежали они на постели, пряди ее волос разметались по его лицу, и убрать их не было сил ни у него, ни у нее.
    Медленно возвращались они из небытия, приходили в себя.
    — Сумела я доставить удовольствие своему супругу? — прошептала она, слегка морщась от своей смелости.
    Его тоже немного покоробил вопрос, но он ответил, улыбнувшись в ее волосы:
    — Вполне.
    Он освободился от тяжести ее тела, натянул одеяло. Теперь они лежали рядом: он обнял ее за плечи, она уткнулась головой ему в шею, закрыла глаза.
    После долгого молчания он произнес расслабленным го-лоеом:
    — Кстати, как зовут твоего воображаемого любовника?
    — У него нет имени. Я называла его «пират», «флибустьер».
    — А как он выглядит?
    — Как пират. У него смуглое лицо… все тело. Темные глаза и такие же волосы.
    — Значит, чем-то похож на меня? Я польщен. Спасибо.
    — Он стал являться мне в сновидениях до того, как мы встретились с вами, Келл.
    — Как жаль! — Он тихо рассмеялся. — Но знаешь, если бы ко мне во время сна стала являться возлюбленная, я предпочел бы, чтобы она была похожа на тебя. Пусть она будет с такими же синими глазами, нежным лицом, стройным горячим телом и высокой грудью… — Его голос, показалось ей, приобрел мечтательный оттенок. — И пускай она тоже знает, как радовать меня, как заставить мое тело петь, изнывать от желания и биться в радостной дрожи…
    Он замолчал, словно понял вдруг, что бредит. Совсем другим тоном он спросил:
    — С твоим пиратом ты делала все то же, что со мной?
    — Не помню, — ответила она скованно. — Возможно. Знаю только, что была для него единственной женщиной на свете. Чувствовала себя такой.
    — Что ж, этого, наверное, желает каждая женщина, — проговорил Келл. — Только чаще такое бывает лишь во сне.
    — Возможно, — с горечью согласилась Рейвен.
    Снова наступило молчание. Рейвен уже начала засыпать, когда услышала голос Келла.
    — Должен признаться, мне не слишком нравится, что моя жена ищет и находит всякие радости от общения с придуманным возлюбленным.
    У нее сразу исчез сон.
    — Вы говорите серьезно? Боитесь с ним состязаться?
    — Не боюсь, а не хочу.
    Сейчас он говорил как обиженный ребенок.
    — Но ведь это невыполнимо. Кто же может состязаться с призраком?
    — Вот именно… — Похоже, он обиделся еще больше. — Почему бы тебе не уснуть? Уже очень поздно.
    — Келл… — То, о чем она хотела сейчас сказать, тоже вызывало у нее чувство неловкости. — Я думаю, нам следует по-прежнему спать в разных комнатах.
    — Опять страхи, что слишком привыкнем друг к другу?
    — Да… Мы же оба не хотим этого.
    Опять все пошло по кругу: ее боязнь и… желание. Его недовольство и… тоже желание. И наверное, тоже опасение чрезмерной близости.
    Однако то, что он ответил сейчас, удивило ее.
    — Хорошо, — сказал он, поднимаясь с постели и надевая халат. — Если ты настаиваешь… — Он поправил одеяло, накрывавшее Рейвен, заботливо подоткнул его и, наклонившись, поцеловал ее в лоб. — Хороших снов, дорогая.
    Он ушел, оставив ее в некоторой растерянности. Его кротость и послушание вызвали у нее вместо успокоения беспокойство: уж не задумал ли он что-нибудь такое… чего можно ждать от этих трудноуправляемых братьев Лассетер?..
    Но тут же одернула себя: как можно их сравнивать? Разве она уже не убедилась в обратном?..
    Заснула она не сразу.

Глава 16

    Странно, но она не хотела окончательно расстаться со своим придуманным возлюбленным, который и так стал гораздо реже посещать ее в сновидениях. А когда появлялся, был уже не таким близким и явным, но как бы за туманной завесой.
    Это отдаление стало особенно заметным после того, как они с Келлом посетили один из шикарнейших в Лондоне домов греха — попросту говоря, бордель.
    Разумеется, предложение Келла поначалу удивило ее и даже оскорбило. Однако он сумел привести довольно убедительные доводы в защиту своего предложения, с которыми нельзя было не согласиться. Кроме того, ей было просто любопытно.
    — …Я думаю, — как-то заговорил он, когда они лежали в постели, только-только придя в себя после пылких объятий, — я думаю, что для тебя настала пора познакомиться с воплощением твоих фантазий другими людьми. И не во сне, а наяву.
    — Что вы имеете в виду? — спросила она, еще не в силах отстраниться от его горячего тела, уже такого знакомого и желанного.
    Он с готовностью объяснил.
    — В центре Лондона существует знаменитый салон мадам Фуше, в котором желающие могут испытать исключительные плотские удовольствия, порою превосходящие все их фантазии. Изведать сами или понаблюдать за другими. Тебе после общения с твоим пиратом должны быть интересны фантазии других людей.
    Рейвен приподняла голову с его плеча.
    — Если вы хотите задеть меня, Келл… — начала она, но не стала заканчивать фразу, а продолжила: — Мои фантазии касаются одной меня, и я жалею, что поделилась с вами тем сокровенным, что случайно помогло мне хоть как-то скрасить тоску и одиночество на забытых Богом островах.
    — И в мыслях не имел обидеть тебя, дорогая, — со всей серьезностью отвечал Келл. — Напротив, всего лишь хотел подогреть ваше любопытство, ваш интерес к различным сторонам жизни. Что ж, если это настолько тебя задевает…
    Она не стала ожидать, пока он договорит, и сказала:
    — Помимо любопытства и интереса, свойственных, наверное, почти каждому, приходится думать о людском мнении. Моя репутация и так уже основательно подпорчена, а если узнают, что я посещаю публичные дома… Представляю, что может начаться.
    — Ты уже не девица, дорогая, — сказал он с улыбкой, — а почтенная матрона и можешь себе позволить совместно с мужем кое-какие развлечения. Вся ответственность падет на меня, а я не боюсь…
    В ту ночь Рейвен не дала согласия, однако любопытство взяло верх, и дня через два она уже стояла рядом с Келлом на пороге дома наслаждений, возглавляемого мадам Фуше.
    Они были с почтением встречены мажордомом и препровождены в холл, где их приветствовала сама хозяйка, ничуть не удивившаяся присутствием Рейвен.
    — Все как вы просили, месье Лассетер, — сказала она. — Мой дом в вашем полном распоряжении. Звоните, если что-то понадобится.
    — Благодарю вас, мадам. — Келл поклонился, как на великосветском приеме. — Вы любезны, как всегда.
    — К вашим услугам.
    И хозяйка выплыла за дверь, оставив их в одиночестве.
    Однако в холле они не задержались: через другой выход Келл вывел Рейвен в длинный коридор, где было, судя по количеству дверей, множество комнат.
    — На этом этаже, — говорил он, пока они шли по коридору, — помещения, где проводят время в основном в компаниях. Бывает, там разыгрываются целые сцены — с танцами, пением. Клиенты и девушки наряжаются в разные одежды. Часто здесь изображают турецкий гарем. А потом…
    — Что потом?
    — Потом те, кто хотят, уединяются — там же или на втором этаже. Второй этаж предназначен для пар.
    — Похоже, сегодня весь дом затих. Он пустой? Почему?
    — Потому что я арендовал его на всю ночь.
    — Весь дом? Вы с ума сошли!
    — Очень может быть. Но я хотел, чтобы мы были с вами одни, дорогая. Чтобы, во-первых, не пострадала ваша репутация, о которой вы так печетесь, а во-вторых…
    — Но это стоит таких денег! Зачем вы…
    — А во-вторых, я хотел таким образом отпраздновать то, что мой клуб снова начал приносить доход, дела пошли на поправку. И я знаю, кого в первую очередь нужно благодарить за это… — Он остановился возле одной из дверей. — Я говорил о гареме. Взгляните вот сюда.
    В двери было небольшое застекленное отверстие, сквозь которое можно было частично увидеть внутреннее убранство комнаты. Там были диваны с множеством шелковых подушек, ковры, цветастые драпировки в восточном стиле. Оттуда шел едва уловимый аромат экзотических курений.
    Келл пошел дальше и наконец приблизился к двери, куда, видимо, собирался войти. Однако смотровое окошко в ней было завешено изнутри, и Рейвен даже предположить не могла, какая декорация ждет их там.
    Они оказались ни больше ни меньше как на палубе корабля, освещенной факелами, развешанными по стенам, на палубе, посреди которой высилась деревянная мачта с парусом, а по краям были поручни из настоящих канатов.
    — Этот пиратский корабль тоже пользуется здесь немалым успехом, — сказал Келл. — Гости одеваются как пираты и захватывают в плен пассажирок судна.
    — Представляю, что происходит дальше, — заметила Рейвен.
    — Ты даже представить не можешь, как разыгрывается их фантазия! — радостно подхватил Келл. Он был сегодня очень оживлен, что нравилось Рейвен. — Некоторые дамы, любительницы сильных ощущений, — добавил он, — даже платят за то, чтобы оказаться в числе пленниц и подвергнуться насилию… Впрочем, дорогая, зачем я вам все это рассказываю? Ведь вы должны знать об этом и по собственным встречам с пиратом.
    — Мои сны не имеют ничего общего с насилием, сэр! Но как я могу предположить, вы намерены назначить меня на роль пленницы, не правда ли?
    Он ухмыльнулся.
    — А я сыграю роль вашего любовника-пирата. И вы сможете сравнить…
    Судя по выражению лица, ей не очень нравилась эта затея.
    — Мои фантазии не должны никого касаться, — сказала она. — Я уже говорила вам об этом.
    — Сегодня вашей фантазией буду я! — решительно воскликнул он. — И только я. Больше никто!.. Прошу сюда!
    Он провел ее дальше по палубе, в конце которой оказалась Небольшая дверь, ведущая в каморку, судя по всему — капитанскую каюту.
    Сняв с крючка на стене висевшую там одежду, Келл предложил ее Рейвен.
    — Твой наряд, дорогая.
    — Но это же все равно что не надевать ничего! — возразила она, разглядев тонкое, как паутина, одеяние.
    — Как раз то, что нужно для пленницы пирата, — объяснил Келл, взяв со столика полумаску и несколько шарфов из легкой ткани.
    — А это зачем? — спросила Рейвен, находя все происходящее довольно забавным и оригинальным, но несколько тревожным.
    — Полумаска, чтобы тебя никто не узнал, даже я, — охотно объяснил Келл. — А шарфы — чтобы связать тебя, как принято у пиратов. Твой возлюбленный не прибегал к этому способу?
    Рейвен покачала головой. Она хотела было сказать, что подобным образом с ней поступал только лишь брат Келла, но решила не портить настроения ни себе, ни Келлу этим воспоминанием.
    — Что ж, — сказал он, — тогда советую дать простор твоему воображению. — Увидев нерешительность на ее лице, он спросил: — Уж не боишься ли ты, что я сделаю тебе больно?
    Она снова отрицательно затрясла головой, и он успокоился.
    — Тогда на абордаж! — воскликнул он. — Но перед этим разденемся… То есть оденемся соответствующим образом.
    Раздетой оказалась только Рейвен в своем прозрачном облачении, костюм Келла был — или напоминал — настоящий пиратский. Правда, своего пирата в такой одежде Рейвен никогда не видела.
    Пока Келл переодевался за высокой ширмой, Рейвен сидела в капитанском кресле, ощущая легкую дрожь, но не из-за холода — в комнате было тепло, — а в ожидании новых ощущений.
    Но вот Келл вышел из-за ширмы — в ослепительно белой рубашке, обтягивающих черных бриджах, высоких сапогах, с кинжалом, заткнутым за пояс. На лице полумаска. Настоящий пират, стройный, смуглый, красивый и к тому же пожирающий глазами тело полуобнаженной пленницы.
    — Встаньте! — негромко приказал он. — Хочу как следует разглядеть драгоценность, доставленную мне моими людьми.
    Она медленно поднялась с кресла, подчиняясь правилам навязанной игры и опустив глаза под его пронизывающим многообещающим взором.
    — Неплохо, — заключил он свой осмотр и, взяв за локоть, повел ее к двери. — Иди за мной, пленница.
    Когда она замедлила шаг, он вытащил из-за пояса кинжал и приставил к ее горлу со словами:
    — Не забывайте, что вы у меня в плену, мадемуазель, и, если мне что-то не понравится, я могу в любую минуту выкинуть вас за борт.
    Перспектива была не из приятных, и Рейвен со вздохом решила полностью включиться в эту игру, имеющую для него, видимо, какой-то сокровенный смысл. Впрочем, и она начинала ощущать нечто странно-притягательное в этом маленьком спектакле: как будто ее старый знакомый явился к ней из сновидений, обретя голос и плоть.
    Предводитель пиратов вывел ее из капитанской каюты на палубу, подвел к мачте, повернул лицом к себе и, прислонив к теплому деревянному столбу, некрепко привязал к нему тонкими шарфами.
    Когда она издала протестующий возглас, он ответил на него долгим поцелуем и на мгновение плотно прижался к ней, но затем отпрянул, оставив в ее теле чувство неутоленного желания.
    Ночное одеяние Рейвен было почти прозрачным. Сквозь него белесыми очертаниями проступало ее тело с темными пятнами сосков и темным треугольником внизу живота. Но главарю морских разбойников этого показалось мало: ловким движением кинжала он разрезал одежду на своей жертве снизу доверху и с удовлетворением оглядел результат своих действий.
    Невольно, хотя и знала, что ей ничто не угрожает, Рейвен ощутила испуг: поставила себя на место подлинной жертвы насилия. Насилия… которому она подверглась совсем недавно и от которого ее спас этот человек с кинжалом в руке.
    Келл, наверное, почувствовал ее страх: он сунул кинжал обратно за пояс, улыбнулся и, распустив ей волосы, опустил их ей на грудь, лаская шелковистые пряди, белую кожу, тугие соски.
    Чувство радостного наслаждения, чувство, которого она все еще стыдилась, охватило ее. Он уловил и этот нюанс, потому что сказал:
    — Вы ощущаете стеснение, мадемуазель? Вы еще не научились быть наяву такой же раскованной в любви, как и в ваших сновидениях? Что ж, я научу вас, и вскоре вы будете просить меня, умолять принять от вас то, что мне потребуется.
    — Этого не будет! — ответила она, вздергивая подбородок, что в ее положении выглядело не слишком убедительно.
    — А если начнете упрямиться, — продолжал он, — я кликну моих людей и отдам вас на их милость.
    — О нет, вы не сделаете этого.
    В ее тоне звучала уверенность.
    — Не сделаю, — согласился он. — Я не стану делить вас ни с кем. Такими сокровищами не бросаются. Их оберегают, ласкают, гладят, ими любуются, поворачивая всеми гранями…
    Его руки скользили по всему ее телу… Ласковые, настойчивые, бесстыдные…
    — Вы девственница, мадемуазель?
    Господи!.. Надо отвечать? Она отрицательно качнула головой.
    — Прекрасно. Тем легче мне будет доставить себе и вам наслаждение. Вы готовы к нему, женщина?
    Его рука скользнула вниз по ее телу, ощутила пульсирующую влажность.
    — О, — удовлетворенно сказал он, — можно было не спрашивать. Вы легковозбудимы, мадемуазель. Простите, мадам.
    Она ответила ему легким стоном, когда его пальцы проникли еще глубже в ее лоно.
    — Ведите себя тихо, пленница! — прикрикнул он. — Не привлекайте ничьего внимания. Иначе сюда ворвутся мои бравые молодцы и увидят вас, нагую и беспомощную, и испортят мне всю обедню. Вы же не хотите, чтобы кто-то испортил мне… нам… всю обедню?
    «Боже! Зачем он столько говорит? Я не выдержу… Я хочу, чтобы он скорее… Впрочем, я знаю, отчего он так ведет себя: он меня дразнит, хочет еще больше возбудить… распалить… Чтобы я еще сильнее желала его… И надо признать, ему это вполне удается… Что же он делает?.. О!..»
    — Если я верно понимаю вас, мадам, — услышала она его негромкий голос, — вы хотите, чтобы я взял вас, не так ли?.. Я жду ответа, пленница!.. Говорите…
    — Да, — ответила она сквозь стиснутые зубы.
    — Тогда извольте как следует попросить меня.
    — Никогда!
    — Что ж, попробую, как сделал бы любой пират на моем месте, сломить ваше сопротивление.
    Опустившись перед ней на одно колено, он слегка раздвинул ей бедра и, прижав губы к лону, нащупал языком там, в глубине, то, что можно назвать бутоном, горошиной или ростком, стимулом наслаждения.
    — …А теперь, — спросил он через некоторое время, — теперь вы готовы просить меня о том же?
    Возбужденная до предела его ласками, она тем не менее упрямо не отвечала на его вызов. Он же, распаленный не меньше ее, продолжал сладострастно терзать ее, пока она наконец не взмолилась:
    — Да… Ох… прошу вас… Да…
    И тут же обмякла, едва не выскользнув из слабо затянутых пут, вздрагивая и оглашая стонами палубу его пиратского корабля.
    — Что ж, вы сами виноваты, мадам, — сказал он. — В следующий раз будьте более послушны.
    Однако вряд ли она даже слышала его назидательные слова.
    Зато увидела, как не слишком твердой рукой он поспешно расстегнул застежку на бриджах и освободил из заточения свое древко, свою заветную игрушку.
    — Мой петушок изголодался по тебе, — произнес он хриплым, как у всякого пирата, голосом. — А ты, ты готова принять исстрадавшегося странника?
    — Да! — выкрикнула она опять громче, чем полагалось, рисуя в воображении, как прямо сейчас, через мгновение, причиняя легкую сладостную боль, в нее проникнет его твердый набухший член. — Только развяжите меня, — добавила она, — прошу вас, месье.
    — Хорошо, пленница.
    И он выполнил ее мольбу.
    — Благодарю вас, добрый человек, — тем же покорным тоном продолжала она. — Вы не пожалеете, что освободили меня. А теперь…
    Молниеносным движением она выхватила кинжал у него из-за пояса и приставила к его горлу.
    — А теперь, — повторила она, — выполняйте, что я скажу… Сначала отойдите от меня на три шага… Ну!.. Вот так… Наступила ваша очередь, месье!
    — Моя очередь?
    — Да. Подчиняться моим приказам. На колени!
    — Я?
    — Вы, месье! Иначе могу снова ранить вас. На этот раз кинжалом.
    Что-то серьезное и решительное уловил он в ее тоне. Что-то говорящее о защите чести — вообще женской поруганной чести, не только своей. Возможно, он немного переиграл и задел какие-то душевные струны. Ошибочно думая, что имеет дело исключительно с зовом плоти, забывал о душе. И значит, надо подчиниться. Ему это не так уж трудно.
    Изобразив насмешливую улыбку, он встал на колени.
    — А теперь, — последовала новая команда, — полностью обнажите… то, что вы называете мужским достоинством! Чтобы я видела все!
    Это вполне отвечало его устремлениям, и он охотно выполнил приказ. Пытаясь унять дрожь желания, Рейвен продолжала командовать:
    — Теперь, милорд, доставьте себе удовольствие!
    — Что?
    — Прямо здесь! У меня на глазах! Начинайте!
    — Но, мадам…
    — Вы слышали меня? Я хочу, чтобы вы делали с собою то же самое, что делали несколько минут назад со мной.
    Он послушно притронулся рукой к своему предельно возбужденному члену, который призывно дрогнул от прикосновения. Стиснув зубы от сдерживаемого с трудом волнения, Рейвен проговорила:
    — Это не совсем то, чего я требую от вас. Продолжайте, месье.
    И тогда он обхватил его рукой и начал массировать от головки до корня, тоже стиснув зубы и сверкая глазами из-под маски. И он и она чувствовали себя на пределе, однако изо всех сил пытались не показывать этого. Почему? Наверное, ни один из них объяснить бы не мог. Просто любыми способами старались проявить друг перед другом характер, желая при этом лишь одного: слиться, заполнить друг друга и разрешить свой странный мучительный спор о совместном пароксизме наслаждения.
    — Вы удовлетворены, мадам? — с великим трудом выговорил он, прекращая свои движения. — Только, должен заметить, это не принесет удовлетворения никому из нас.
    — Меня мало заботят сладострастные устремления какого-то себялюбца, думающего только о себе, — процедила она.
    Видимо, это переполнило чашу его терпения. О чем они говорят? И к чему вся эта дурацкая игра, когда реальность давно уже призывает обоих.
    Поднявшись с колен и через силу улыбнувшись, он сказал:
    — Можете зарезать меня, мадам, но пират сбрасывает маску и переходит с палубы корабля на сушу.
    С этими словами он поднял ее на руки и понес в капитанскую каюту, где была широкая койка, накрытая бархатным покрывалом. По дороге Рейвен выронила кинжал, маска слетела у нее с лица.
    И здесь сразу же произошло то, чего она давно желала.
    Их соединение было недолгим, но бурным, сопровождавшимся неуемными ласками и такими же стонами. Его губы и язык терзали ее рот и грудь, ее ногти впивались ему в спину и в плечи.
    Они долго лежали потом, не разжимая объятий. Он уснул, а она продолжала бодрствовать, продолжала ощущать радость, удовлетворение, счастье. Она думала о человеке, который заставил ее ощутить все это. И постепенно пришла к безрадостному и горькому выводу, что этот человек опасен для нее. Потому что становится все более желанным и необходимым, лишает ее собственной воли и самостоятельности.
    «Я хочу от тебя всего, что ты можешь дать». Примерно так он сказал ей недавно в пылу страсти. И она была готова следовать этим словам. Но к чему это может привести? Лишь к новым потерям для нее.
    Нет, она не хочет и страшится этого. Будет молиться, чтобы такого не случилось. Но нужно остановить общее телесное безумие, обуздать себя, вырваться из плена страсти. Пусть страсть, как прежде, охватывает ее лишь в сновидениях.

    Тремя днями позже Келл размышлял примерно о том же в подходящем для таких размышлений месте — доме греха, на сцене которого танцевали с десяток полуголых красоток.
    Пришел он сюда не по собственному побуждению, а по приглашению Джереми Вулвертона, который таким образом хотел ввести Келла в круг своих друзей из Лиги адского огня, негласным главой которой Джереми являлся. Замысел его был самый благородный — лишний раз поддержать таким способом игорный клуб Келла, о чем неоднократно просила Рейвен.
    Представление, шедшее на сцене, начиналось как ряд танцевальных номеров смелого эротического характера. Затем оно должно было превратиться в обычную оргию, ибо все многочисленные зрители-мужчины уже достаточно возбудились и начали делать танцовщицам недвусмысленные предложения.
    Келл отпил бренди из стоявшего перед ним бокала. Чуть скривив рот, он подумал, что еще некоторое время назад посмеялся бы, скажи ему кто-нибудь, что он будет не только сидеть в одной компании со Смельчаком Джереми и его аристократической братией, но и испытывать к ним нечто вроде дружеских чувств.
    Что ж, во многом благодаря этим молодым щеголям, а также Люсиану Уиклиффу, герцогу Холфорду и, конечно, заботам Рейвен дела его клуба идут все лучше и лучше. Уж куда лучше, если его посетил и чуть ли не взял под свой патронаж сам принц-регент, который даже изволил сыграть в кости и выиграть небольшую сумму, чем остался очень доволен. После высочайшего посещения отбоя от клиентов просто не стало.
    Так что с делами как будто бы все в порядке. Но с его брачным союзом все как раз наоборот.
    Келл снова устремил взгляд на сцену, однако соблазнительные танцовщицы не привлекали его — ни тем, что делали на помосте, ни тем, что обещали потом.
    Лишь одна женщина занимала сейчас его мысли, только ее лицо, ее вожделенное тело видел он перед собой, куда бы ни смотрел — на сцену, в бокал с бренди, на лица новых знакомых…
    С той самой придуманной им ночи на палубе пиратского судна она не разрешала притрагиваться к ней, всячески избегала. Нет, она ни в чем не винила его, не пыталась задеть его самолюбие — просто старалась держаться на расстоянии, видимо, сожалея о тех ночах близости, которые были. Страшилась их продолжения…
    И он хорошо понимал, что страшится того же.
    Черт возьми, это было ужасной ошибкой с самого начала — он вверг ее и себя в близкие отношения. А ведь он всего-навсего питал надежду, что таким образом сумеет насытить свое желание и навсегд