Скачать fb2
Каприз дочери босса

Каприз дочери босса

Аннотация

    Еще совсем девчонкой Парис чуть было не совратила Джека, кумира своего детства, на вечеринке у отца. И вот, спустя долгие годы, судьба снова сводит несостоявшихся любовников…


Бронуин Джеймсон Каприз дочери босса

Глава 1

    Парис Грентем производила фурор по той простой причине, что была выше среднего роста и превосходно сложена.
    Джек распрямил плечи, провел языком по пересохшим губам и ругнул нерасторопных официантов, запропастившихся неизвестно куда. Ища глазами белый жилет или поднос, он наткнулся на ее взгляд.
    Опять. Одетая в кружева цвета бронзы, в окружении черных смокингов она походила на редкую драгоценность, правда с длинными ногами и грацией манекенщицы. Хотя нет, на манекенщицу не похожа из-за наличия некоторых выпуклостей тела.
    Джек рывком ослабил тугой узел галстука, сожалея, что нельзя так же просто снять удавку с отношений. Тут очень кстати возник официант с бокалом шампанского на подносе. Может, напиток охладит кровь?
    Вряд ли. Надо было держаться подальше отсюда!
    Лица, занимающие высокие административные посты у Грентема, посещали вечеринки, устраиваемые компанией, но Джек обычно игнорировал их.
    Терпеть не мог черные костюмы, пустые разговоры ни о чем и нелепые малюсенькие бутерброды, которые называли едой. Он отпил большой глоток шампанского и поверх бокала внимательно оглядел единственную причину, по которой пришел сюда.
    Волосы, которые когда-то она носила распущенными, собраны в высокую прическу, подчеркивающую царственную посадку головы и острый подбородок.
    Джек фыркнул. Кей Джи надо напялить тиару на свою блудную дочь и выставить ее на пьедестале, как статую, где-нибудь на видном месте в новом жилом комплексе Грентема. Вот уж истинная звезда благородного собрания.
    Джек вглядывался в ее лицо, надеясь отыскать хоть что-нибудь, подсказывающее, что маска надменности и легкой скуки надета исключительно для данного случая. Но ни одна из тоненьких изогнутых бровей не шевельнулась, даже полуулыбка не мелькнула на лице.
    А чего он ожидал?
    Он ожидал увидеть повзрослевшую Парис, которую запомнил очень улыбчивой, с широко распахнутыми серыми глазами, отражавшими все ее мысли.
    Она посмела надеть тогда коротенькую кожаную юбчонку на рождественский вечер у Грентема, пила бургундское из горлышка бутылки и отплясывала, словно плыла на волнах музыки.
    Однако нынешняя Парис очень походила на женщину, способную бросить несчастного жениха, как только у того кончились деньги.
    Джек осушил бокал, думая, что его настроению гораздо лучше подошла бы текила. Он поборол сильное желание пробраться через толпу смокингов и модных туалетов, схватить ее за плечи и как следует встряхнуть. Напомнить, что советовал ей повзрослеть, но отнюдь не превращаться в то, что у Грентемов почитается за образец зрелости!
    Он осторожно разжал пальцы, мертвой хваткой державшие хрупкий хрусталь. Что он знает о Парис Грентем, в конце концов? Нервная нескладная девочка, вертящаяся под ногами на отцовских деловых уикендах, отличающихся от деловых приемов лишь фасоном одежды и подаваемыми напитками. Он заметил ее, пожалел, поощрял к разговорам. Потом она на два года уехала учиться, а шесть лет назад, вернувшись домой, неожиданно выразила свои чувства к нему предельно откровенно.
    Чувства или намерения?
    Какая разница. В двадцать шесть лет он видел свою цель — стать руководителем высшего ранга в компании Грентема — близко, как никогда. А она в свои восемнадцать была слишком молода, дика и, кроме того, дочь босса, а потому могла стать только источником неприятностей.
    Прошло шесть лет, но она так и осталась дочерью босса. Эта женщина не должна вскружить ему голову сейчас, когда требуется ясность мысли. , Никакой радости в шипучем коктейле эмоций, обрушившемся на него, не наблюдалось. Он ощущал только огромное разочарование, чувство утраты и раздражения на самого себя, граничащее со злостью.
    И знал, что не может просто уйти. Ему надо выяснить, почему она сбежала так внезапно… и почему теперь вернулась.
    Парис слегка потрясла головой, не позволяя глазам закрыться, к чему они постоянно стремились от сонливости. Хорошо бы вернуть то нервное возбуждение, на гребне которого она провела большую часть двадцатичетырехчасового перелета, поток которого продолжал нести ее и после приземления самолета.
    Казалось, она едва коснулась подушки головой, а Кей Джи уже раздвигал шторы, впуская яркое октябрьское утро. Каролина, ее очередная мнящая о себе невесть что мачеха, с нетерпением ждет встречи.
    Она настояла на поездке по магазинам, уверяя, что Парис нельзя сейчас спать ни в коем случае.
    В настоящий момент Парис всей душой жаждала немедленного улучшения. Надо как-нибудь взбодриться, пока она не задремала на плече ближайшего соседа.
    Леди Памела определенно не одобрила бы такого нарушения этикета! Улыбка коснулась губ девушки.
    Пока мать может ею только гордиться. Платье для коктейля от Колетт Динниган, возможно, на ее вкус, слишком открытое, но аксессуары подобраны безупречно, а зачесанные наверх волосы являют собой совершенство. Парис с нетерпением ждала возможности снова их распустить, но сейчас тяжесть прически помогала ей держать голову прямо. Она постоянно проверяла наличие на лице улыбки, когда приходилось отвечать на давно знакомые избитые фразы с положенным по протоколу радушием. Как только улыбка начинала сползать с лица, она восстанавливала ее, напоминая себе, зачем пришла сюда.
    Очень скоро она станет частью команды Грентема.
    Годы прошли с того дня, когда она бросила попытки убедить отца, что может выполнять и другие функции, помимо декоративных. И вдруг, совершенно неожиданно, Кей Джи попросил ее приехать и помочь со специальным проектом.
    В очередной раз вернув на место улыбку, она позволила Кей Джи проводить ее к очередной группе гостей.
    — Принцесса, мне хотелось бы…
    Она обменялась приветствиями с Хью и Миффи, и Мирандой, и Бобом — или Биллом? В ее усталом мозгу давно уже была полная чехарда из имен и званий.
    Есть тут хоть кто-нибудь, кто не приветствовал ее после возвращения? Словно в ответ толпа распалась на две половины, и она увидела пару глубоких, темных, злющих глаз, устремленных на нее.
    Ну конечно, он должен быть здесь, в переполненном зале для приемов. За долю секунды она успела отметить все детали: широкие плечи, узкая полоска белого воротничка, чуть выше — загорелая шея. Изменился: волосы подстрижены, костюм. Она тут же одернула себя, возвращая к реальности.
    Думала, он проведет шесть лет, не заходя в парикмахерскую? Или воображала, что человек его ранга заявится на прием в джинсах и шляпе набекрень?
    Но почему он не подмигнул, не усмехнулся, не поднял в приветствии бокал? И отчего у него в глазах такая бешеная злость? Вот сунул бокал кому-то, стоящему рядом, и решительно устремился к ней.
    Ой, помогите!
    Платье, конечно, выбиралось, чтобы сразить его наповал. Кроме того, у нее за плечами солидная практика ведения светских бесед. Но встретиться с ним лицом к лицу она не готова Только не сейчас! В голове хаос, ноги подгибаются Нет, встречу лучше отложить.
    Она развернулась и начала пробираться сквозь толпу. Но слишком узкая юбка и высокие каблуки — не лучший костюм для пробежек. Наконец она добралась до двери в широкий и восхитительно пустой коридор, но позволила себе передохнуть лишь мгновение. Перед глазами стояло полное решимости лицо Джека. Она направилась прямиком в дамскую комнату. Закрыв за собой дверь, с облегчением выдохнула.
    Вот оно — прибежище для не праведно гонимых.
    Вдоль стен стояли круглые табуреты с сиденьями из замши.
    Она плюхнулась на ближайший, сбросила туфли, устроила босые ноги на стоящем рядом столике и закрыла глаза.
    — Прячешься, принцесса?
    Парис вздрогнула. С таким ехидством произнести прозвище, придуманное отцом, мог только один человек, а он-то как раз и устраивался на табурете напротив. Неужели она всерьез думала, что его остановит картинка на дверях? т. — Вовсе не прячусь, отдыхаю. — И поправилась: Ноги отдыхают.
    Его взгляд обратился к ее ступням, и, словно в замедленной съемке, она с ужасом наблюдала, как его длинные смуглые пальцы сомкнулись вокруг ее лодыжки. Когда его большой палец прошелся по полоске, оставленной тесными туфлями, она перестала дышать. Томление волной побежало по ноге вверх, к колену, бедру..
    — Ничего удивительного, что у тебя болят ноги, проворчал он, — туфли слишком узки.
    И внезапно разжал пальцы. Парис, не теряя достоинства, спустила ноги со столика, торжественно поставила их на пол и плотно сжала коленки, как будто это могло остановить распространение предательского тепла по телу.
    — После полета ноги отекли, — сообщила она. По всей видимости, то же самое случилось и с языком. Поэтому и приходится давать им отдых.
    Его глаза чуть прищурились, ни на секунду не переставая ее разглядывать.
    — Забавно. Мне показалось, ты от меня удирала.
    — С какой стати?
    Он пожал плечами.
    — Сам не пойму. Может, по природной склонности.
    Язвительный тон задел ее, но она не позволила себе поддаться на провокацию и сразу вспомнила уроки матери: спина прямая, высоко поднятая голова, холодная улыбка и ответная реплика. Вот только слова не находились. В голове был сплошной туман.
    — Не желаешь прокомментировать свои маневры?
    — Я уже сказала, что зашла сюда отдохнуть.
    — А я не про сегодня.
    Хотя бы немного отодвинулся. На близком расстоянии его раздражение пробивает все установленные ею преграды.
    — Ты хочешь сказать, что я сбежала в Лондон? Она широко раскрыла глаза. — Я планировала поездку давным-давно.
    — Кей Джи никогда о ней не упоминал.
    — Я ему не говорила.
    — Не-ет? — Он тянул слово так долго, что она успела прийти в себя.
    — Я давно не виделась с матерью. Решила побыть с нею, узнать ее получше.
    — Понадобилось шесть лет, чтобы узнать леди Памелу? — насмешливо фыркнул он.
    Нет. Шесть лет понадобилось, чтобы понять, как важно, сохраняя гордость, скрывать все свои эмоции.
    Она пронзила Джека ледяным взглядом.
    — Вообще-то шесть лет потребовалось, чтобы воспользоваться твоим советом и вырасти.
    — И сейчас предо мною взрослая Парис Грентем? Уголок его рта приподнялся в идеальной насмешливой улыбке, взгляд скользнул по ее телу сверху вниз. Было заметно, что увиденное не произвело на него впечатления.
    — Разве ты не это имел в виду? — Она с вызовом задрала подбородок.
    — Отнюдь.
    Его откровенность не должна ее ранить, но ранила. От разочарования и обманутых ожиданий запершило в горле, защипало глаза. Дальние перелеты на реактивных самолетах утомляют и обостряют чувство ранимости, утешила она себя и наклонилась надеть туфли. Он опередил ее: туфли оказались подвешенными на пальцах его руки.
    — Неужели ты действительно собираешься снова их напялить?
    Парис сглотнула, пытаясь слюной смочить пересохшее горло. Решила было сделать рывок, чтобы отобрать свою собственность, но с ходу отвергла эту мысль. Она глубоко вздохнула и уставилась на него.
    — Ну, чего ты хочешь, Джек? Зачем ты притащился сюда за мной?
    — Поговорить, принцесса.
    — О древней истории?
    — Всего лишь об одной из ее ночей.
    — Если хочешь, поговорить можно, но, боюсь, память у меня плохая.
    Ни за что не признается она, как ясно помнит ту ночь. Его немую ярость, с которой он тащил ее от стола. Самодовольное ликование, с которым она устраивалась на заднем сиденье такси, нанятого им, чтобы отвезти ее домой. Ее выстраданная просьба, его непритворный ужас, ее унижение. Шесть лет прошло, а она до сих пор помнит все чувства, каждое слово так ясно, словно это было вчера.
    — Относительно роста ты молодцом, — заметил он ровно. — Мне кажется, и остальное в порядке.
    — Похоже, тогда я сделала какое-то предложение, правда, выпила слишком много шампанского, чтобы отчетливо понимать, о чем веду речь, — беззаботно пожала она плечами.
    — Ты пригласила меня к себе в постель, и то было вовсе не пьяное необдуманное предложение.
    Голова Парис дернулась. Она не ожидала, что он поднимет эту тему и будет настаивать на обсуждении.
    Как будто для него это имеет какое-то значение.
    — Ты заявила, что хочешь, чтобы я стал твоим первым любовником, — продолжал он убийственно медленно.
    — Как ты заметил тогда, мне следовало подрасти.
    Так что не придавай слишком большое значение тем глупым словам. — Бухающее сердце бросало кровь к голове, на лице загорелся румянец. Парис собрала остатки гордости, выпрямилась и потянулась за туфлями, но он держал их вне досягаемости, медленно поднявшись вслед за ней.
    — Уверяла, что любишь меня.
    — Я была молода и глупа. — Она обогнула столик и рывком попыталась ухватить туфли, но и он передвинулся, поэтому они оказались лицом к лицу.
    — И какой ты стала, принцесса? Старой и умной?
    — Да, уже не та девочка!
    — Неужели? — Когда он быстрым движением взял ее лицо в ладони, она была слишком удивлена, чтобы как-то отреагировать. — Ты так себе представляешь зрелость? Видимо, с этим допотопным начесом на голове? Его пальцы дотронулись до локона, провели по тщательно уложенным волосам. Парис сжала зубы, чтобы подавить любой звук, например стон удовольствия. Несколько шпилек выскочили, пряди упали на лицо.
    Теперь ей была видна только половина его квадратной челюсти, половина носа, сломанного в случайной потасовке, половина рта с губами полными и чувственными, противоречащими грубой силе, искажающей лицо мужчины.
    И его прекрасный рот не улыбался. Он был сжат в мрачную полоску, а глубоко посаженные глаза шоколадного оттенка лишились теплоты, которую она так хорошо помнила. Смешливые морщинки до сих пор сохранились в их уголках, но он не был похож на человека, который часто смеялся в последнее время.
    Скорее, он работает над созданием морщинок озабоченности между бровей.
    — Разглаживать их Парис не собирается.
    — Не возражаешь? — Она освободилась от мучительного для нее прикосновения, глядя на него прищуренными глазами. — Есть еще, что тебе хотелось бы испортить, кроме прически? Может, платье? Оно тоже часть меня, выросшей.
    Громадная ошибка, подумала Парис, как только его глаза застыли на ее платье.
    — О, да, — грубо пробормотал он. — Это платье выражает твою теперешнюю сущность.
    Косточки его пальцев прошлись по шее, Парис ощутила слабое сопротивление, когда шершавая кожа царапнула ее тело. Подушечками пальцев он словно поддел вытянутую нитку. Парис глотнула. Он едва касается ее, а грудь напряглась от желания.
    Желания?
    Она желает только проверить свои мозги, откликающиеся на столь циничные выпады.
    — Что с тобой, Джек? Я не понимаю твоего обращения, и, честно говоря, меня утомило это… это… Парис поискала слово, но не нашла ничего подходящего. — Я только что совершила перелет через полмира, ублажала свою очередную чертову мачеху, и вот пожалуйста, — она глубоко вздохнула, потому что продолжать становилось все сложнее, — теперь ты ко мне привязался, лапаешь, портишь прическу… Да как ты… ты что…
    Его рот накрыл ее губы, проглотив остаток фразы и остаток жалоб. Парис уже не помнила, что еще хотела высказать Все вылетело из головы, стоило его губам коснуться ее Где-то на заднем плане глухо стукнули, упав на пол, туфли. Она ощущала лишь силу его рук на своих плечах, прикосновение незастегнутого пиджака к своему телу, ускоряющееся биение сердца.
    Некоторое время она еще пыталась раздуть гнев, оставшийся в ней, но лишь часто задышала. Ее нос был вплотную прижат к его щеке, и пришлось вдохнуть запах его кожи. Он не изменился. Она разжала кулаки, сохранявшие хоть какую-то дистанцию между их телами, и ухватилась за лацканы его пиджака — в коленях обнаружилась внезапная слабость.
    Его рот ослабил жесткое давление, и на мгновение Парис смогла насладиться нежной лаской, мимолетными прикосновениями больших пальцев его рук к шее, его полными губами на своих губах. Вдруг эти губы пропали так же внезапно, как и появились, бросив ее, раздираемую противоречивыми эмоциями. В его глазах тоже промелькнуло смущение, но оно быстро сменилось уже знакомым яростным негодованием.
    Парис осторожно выпустила лацканы из рук. Машинально их расправила. Сложила губы в подобие улыбки.
    — Если передо мной образчик того, что я упустила шесть лет назад, то мне повезло, — протянула она.
    Его глаза опасно сверкнули, пальцы вцепились ей в плечи.
    — Желаете ознакомиться и с другими?
    Беспокойное ощущение предвкушения омыло тело Парис с головы до ног. Ее ноги подкашивались.
    Она могла поклясться: единственное, что удерживает ее, — его руки на ее плечах.
    Но он не поцеловал ее. Вместо этого медленно провел языком по ее нижней губе, потом откинулся назад, сверкнул зубами и объявил:
    — На вкус чистый мед!
    Рот Парис открылся сам собой, она тут же закрыла его.
    — Отчего бы такое могло случиться? Слишком много времени провела с леди Памелой или бедным стариной Тедди?
    — Эдвард вовсе не бедный!
    — Нет? — Он приподнял одну бровь. — Банкрот, но не бедный. Интересная постановка вопроса. Тогда почему же ты сбыла его с рук?
    Парис помотала головой, перебарывая смущение.
    Он злится! Потому что она сбежала шесть лет назад?
    Потому что ему не понравилась ее прическа? Или потому что она бросила жениха?
    — Думаешь, я оставила его из-за банкротства? — переспросила она медленно. И чуть не рассмеялась над комичностью той ситуации.
    Да, она сбыла беднягу Тедди с рук из-за финансов.
    Он хотел ее денег, денег отца, чтобы спасти свое тающее состояние. Он и жениться-то на ней пожелал именно по этой причине.
    Если бы выражение лица Джека хоть немного смягчилось, она могла бы немало сообщить ему о старине Тедди. Но его рот сохранял жесткую линию, в глазах плескалось презрение, поэтому она вздернула подбородок, словно воздвигая линию обороны.
    — Я могу купить десяток таких, как Эдвард.
    — Твой папочка может.
    — Если ты желаешь быть предельно точным. — Она пожала плечами с безразличием, которого на самом деле не ощущала.
    — Почему ты вернулась домой? Исполнить роль наследницы?
    — Я не собираюсь никого играть, — сказала Парис тоном не менее резким, чем боль в ее груди. Она никогда не изображала из себя ни жертву, ни победительницу. — Я приехала домой, потому что отец предложил мне работу.
    Джек фыркнул.
    — Какую?
    Парис не знала. Она не позволяла себе сосредоточиться на мысли, какую пользу может принести отцовской корпорации. Достаточно того, что он попросил ее помочь.
    — Возможно, в твоем отделе найдется подходящая должность.
    У него в глазах что-то промелькнуло. Хорошо, хорошо, хорошо…
    — Вообще, если подумать, мне должно понравиться работать у тебя. Надо обсудить с папой. — Парис понимала, что говорит высокомерно, но посчитала это оправданным ответным ходом на его выпады относительно игры в наследницу.
    Он долго глядел на нее взглядом темным и непроницаемым. Потом развернулся на каблуках и удалился, помедлив только, чтобы выслушать прощальный выкрик Парис:
    — Надеюсь, увидимся, Джек. В офисе.
    Рука его задержалась на ручке двери всего на секунду, не более. Потом он рванул дверь и, не оглянувшись, не сказав ни слова на прощанье, оставил Парис беситься от неудовлетворенности. Ей хотелось метнуться вслед за ним, швырнуть что-нибудь в удаляющуюся спину, даже если это будет всего лишь требование вернуться и продолжить препирательства.
    Раздраженно выдохнув, она развернулась и увидела в зеркале свое отражение. Парис едва не расхохоталась, хотя положение вряд ли можно было назвать юмористическим. Вид ее полностью соответствовал настроению.
    Встрепанное чудо в перьях.
    Пропали уроки матери по созданию строгого, неприступного образа. В ее мечтах у Джека все еще были смеющиеся глаза цвета молочного шоколада и быстрая усмешка, от которой сердце екало, замирая где-то в горле.
    Неужели она всерьез считала, что четыре года работы в качестве правой руки отца его не изменят?
    Нет. Она ожидала перемен, боялась их, страшилась, что, встретив его взгляд, снова почувствует, как уходит земля из-под ног, как и шесть лет назад, когда она влюбилась в него, по уши погруженного в работу.
    Она отвернулась от зеркала и вздернула подбородок.
    Человек, которым стал Джек Меннинг, не заслуживает ни сожалений, ни страстных вздохов. Он заслуживает только ее персону в штате своих сотрудников.
    Прелестная фантазия, Парис.
    Шансы, что отец даст ей любимую работу, равны шансам встретить человека, который будет любить ее саму. Совершенно нулевые.

Глава 2

    — Очень хорошо, что я тебя застал, — без вступления начал Кей Джи. — Боялся, ты торчишь в своем потогонном гимнастическом зале.
    — Проспал.
    — Бывает. Появишься утром в конторе?
    — Ненадолго.
    — Хорошо. — Скорее утверждение, чем похвала. Тогда у меня в десять.
    Джек стиснул замолчавший телефон в руке и отшвырнул его.
    Без обращения, не интересуясь, может ли он встретиться и устроит ли его десять часов!
    Злобно потряс головой, смахнул со лба испарину и направился ко входной двери. В десять у него полным ходом должны идти переговоры с Дэном Лиманом, подрядчиком, занимающимся электрооборудованием для проекта Милсон-Лендинга. Изменения в расписании сомнут день Лимана, а сегодня, между прочим, суббота. Выскочив на дорогу, он в который раз задал себе вопрос: сколько еще времени будет мириться с самодурством шефа?
    Ответ был прост. Где еще подросток, бросивший школу при первой возможности, мог добраться до главного кабинета на восемнадцатом этаже? Кто поставит торговца, который не может похвалиться выдающимися достижениями, руководить миллиардными проектами?
    Он соглашался с повелительным тоном Кей Джи, потому что этот сын свиньи разбирался в строительных делах как никто другой. Джек понял это с самого начала их совместной работы, когда тот взял его под свое крыло, ожидая в ответ усердной работы и лояльности. Джек соглашался со всеми требованиями босса, ., до последнего времени.
    Всего несколько месяцев — даже меньше, если повезет, — и он уйдет. Уйдет на два года позднее, чем планировал, но больше никаких отсрочек, искусно подстраиваемых Кей Джи. Настало время пуститься в собственное плавание.
    В конце длинной пробежки Джек свернул на пустынную в такое раннее утро дорогу и помчался по ней длинными скачками. Он предпочитал гимнастический зал. Милое дело — постучать по боксерской груше. Но сегодня утром сигнал будильника он проспал. Бегать ему не слишком нравилось, но он обязан дать телу нагрузку, а свои обязательства он всегда выполняет. Джек бежал и думал об успокоительном трении кожи о кожу и о том благословенном выходе энергии, которая может выплеснуться только одним способом.
    Да, постучать по груше сегодня — то, что надо. Гораздо лучше, чем взбивать подушку, как он делал две последние ночи, с момента появления Парис Грентем, с ее задранным кверху носиком, фальшивой улыбкой и холодными глазами. И ножкой, обжигающей руку сквозь гладкий шелк чулка, и пальцами, цеплявшимися за пиджак, и мягкими губами, ищущими…
    Джек ругнулся и провел удар в пустоту прохладного утра комбинацией «справа-снизу».
    И какого черта он ее поцеловал?
    Он не думал тогда. Это была реакция на давние разочарование и огорчение, непреодолимое желание стереть с губ ее искусственную улыбку.
    Реакция на тщетные воспоминания, которые нельзя больше было оставить в дальнем углу памяти, воспоминания, тревожившие его, не дававшие спать спокойно. Воспоминания-мечты, в которых она танцевала на столе в коротенькой юбочке и сапожках выше колена, глядя на него сквозь гриву спутанных волос не холодными, как сталь, а дымчатыми жаркими глазами. И под ободряющие выкрики толпы расстегивала кофточку, не отрывая от него взгляда, бросая ему вызов: посмей, мол, остановить.
    Он посмел.
    Стащил со стола, ощущая, как ее тело прижимается к нему, мягкое, податливое. Мечты-воспоминания о ее губах, теплых и сладких, на его коже. Ее слова и откровения, его неспособность принять их.
    Он снова сделал выпад в воздух, но без особого успеха. В конце концов, она из Грентемов: чем больше будет у нее сходства с родителями — холодность матери и отцовская способность манипулировать людьми, — тем проще ему убедить себя, что ей нет места в его жизни.
    Приступив к длинному подъему на холм и приноравливая бег к неровностям почвы, он старался не думать о ее прощальной угрозе и о раннем звонке Кей Джи.
    И почувствовал странное ощущение в желудке голод.
    Нет. Босс так не поступит. Милсон-Лендинг большой проект, его успех слишком важен для компании, чтобы рисковать им ради минутного каприза единственной дочери.
    Джек замедлил движение, свернув на улицу Синамор, ища глазами сумасшедшего терьера Ридлеев.
    Нет, не может быть никакой связи между приказанием Кей Джи и угрозами девушки насчет работы в конторе у Джека.
    Терьер вынырнул из кустов прямо под ноги, но Джек легко увернулся от лязгнувших челюстей и рванул из зоны досягаемости. Собачонка успела только пару раз недоуменно тявкнуть.
    Он сохранял набранную скорость еще километра два и, лишь когда пот полил с него градом, а дыхание начало хрипом застревать в горле, позволил себе немного: сбросить темп.
    Тремя часами позже промелькнувший на парковке силуэт женщины с незабываемой походкой привлек внимание Джека, который даже уронил ключи от машины. Два человека, появившиеся у одного здания в одно время, необязательно направляются на одну и ту же встречу. Могут быть совпадения.
    Ну, конечно! В субботнее утро, когда стоянка машин практически пуста?
    Он сунул ключи в карман, направляясь к лифтам.
    Она уже стояла там — в коротком желтом платье, с гладкими голыми ногами и на ультравысоких каблуках. Но когда она с улыбкой обернулась к нему, в движении чувствовалась нервозность.
    — Какая приятная встреча, — радостно заявила Парис.
    Джек нажал кнопку вызова лифта и решил, что ошибся относительно ее состояния. Слишком она холодна и вежлива, чтобы нервничать. Это внутри него волнение неустанно набирало обороты.
    — Принцесса, — спокойно приветствовал он ее, — у тебя скорость реактивного самолета.
    На этот раз ее улыбка казалась неподдельной, пропитанной лучами летнего солнца. Джеку потребовалось досчитать до трех, чтобы избавиться от головокружения и сделать себе выговор по поводу неуемной романтичности. Возможно, голова закружилась от накопившейся усталости. На всякий случай, чтобы не видеть ее улыбки, он уставился на ноги. Те невинно повторяли изгибы сексуальных туфелек.
    Даже не думай, предупредил он себя, поднимая глаза вверх.
    — Почему ты носишь такие вещи? — прорычал он, недовольный и собою, и ею.
    Ее улыбка потускнела, в глазах мелькнуло раздражение.
    — Они подходят к моему платью.
    Платье было самого простого покроя, но ярчайшего цвета. Оно подчеркивало ее фигуру, открывая ноги на добрых шесть дюймов выше колен. Взгляд его снова пополз вниз, и на полпути к щиколоткам Джек решил, что ноги тоже замечательно подходят к платью, ну и к туфлям заодно!
    Вдруг он вспомнил, почему они здесь, и уставился ей прямо в глаза.
    — Ты собираешься увидеться с отцом?
    — Да, собираюсь. Он просил меня зайти. Это по поводу работы, которую он хочет мне предложить. Двери лифта раскрылись, и она прошествовала мимо него внутрь, придержав двери, видя, что он стоит столбом. — Идешь?
    Он шагнул в лифт. Она нажала верхнюю кнопку.
    Джек мысленно выругался.
    — Будешь работать с отцом?
    — Боже, надеюсь, что нет!
    Какое-то время они пристально вглядывались друг в друга. На ее лице был написан притворный ужас. А возможно, не такой уж притворный. Никто не хочет работать непосредственно с Кей Джи, даже его собственная дочь. На лице у Джека появилась понимающая улыбка, потом он опустил глаза на ее рот, и улыбка исчезла так же быстро, как и появилась.
    Интересно, вспоминает ли она тот вечер, когда он, побуждаемый гневом и раздражением, целовал ее? Ему стало жарко, ноздри забил запах ее духов, неожиданно мягкий и теплый. Пришлось даже ослабить узел галстука — обычно он делал это после двух часов дня.
    Пятнадцатый этаж. Еще четыре.
    Почему лифт еле тащится?
    Джек мысленно отметил: надо поговорить с техниками — аппаратура у них работает безобразно. Глаза опять вернулись к индикатору этажей. И к вопросу, который она так и не прояснила для него.
    — А что за работа, конкретно?
    — Конкретно он не сказал…
    Восемнадцатый.
    — ..хотя упоминал информационно-рекламное обеспечение какого-то проекта.
    Девятнадцатый.
    Дзинь.
    У Джека не осталось ни малейших сомнений, о каком проекте идет речь.
    Он уже несколько недель подряд напоминал Кей Джи, что ему нужен сотрудник, отвечающий за рекламу Милсон-Лендинга, но никакой ответной реакции не получал. Трудно поверить, что босс совершит такую глупость и так с ним поступит.
    Три шага из лифта потребовали невероятных усилий.
    Парис откинула назад волосы и устремилась по коридору. Джек не слишком торопился. Ей очень хотелось спросить, зачем он здесь, но тогда он поймет, как мало она знает. Она, конечно, расспрашивала отца, но в ответ слышала вечное: не забивай свою хорошенькую головку. И ее надежды завоевать его уважение трудовой деятельностью таяли на глазах.
    Что касается Джека, тот за шесть лет мог измениться, но не Кей Джи.
    Неизвестно, почему он пригласил ее приехать, но уж точно не потому, что внезапно оценил дочь по достоинству. Дурные предчувствия усилились. К работе имеет отношение Джек, иначе почему он идет сейчас следом за ней по коридору? Она ощущала его присутствие спиной, хотя мягкий ковер и заглушал шаги.
    Несмотря на субботний день, секретарь Кей Джи находилась на своем посту. Эвелин оглядела Парис поверх очков, нахмурившись, оценила желтое платье, скривила губы, отметив его длину. Неодобрение Эвелин по отношению к Парис зародилось еще в те далекие времена, когда она едва успела спасти какие-то ценные документы, уже отправленные в устройство для измельчения бумаги.
    Логика семилетней Парис была проста. Если не будет бумаг, то у отца не будет работы, и он сможет пойти на ее балетное выступление. Такие пояснения, естественно, Эвелин не посчитала достаточным оправданием, да и отец тоже, вероятно. Но он рассмеялся и снисходительно потрепал ее по волосам. А на концерт так и не пошел.
    Парис выставила вперед подбородок.
    — Он нас ждет, — величественно объявила она и порхнула к двери.
    Эвелин оказалась проворнее, выдвинувшись вперед и блокируя ручку двери, что исключало всякое вторжение в святая святых.
    — Может, вы доложите ему о нашем приходе, Эвелин? — с кривой улыбкой предложил Джек, на некоторое время обезвредив средних лет секретаршу.
    Парис воспользовалась мгновением, пока та решала, откликнуться на неожиданное внимание ответной улыбкой или оставаться неприступной, и проскользнула мимо нее.
    — Доброе утро, принцесса.
    Кей Джи поднялся из-за стола, коснулся ее подставленной щеки. Если бы только отец хоть при посторонних не обращался с ней, как с маленькой девочкой! Парис открыла рот, чтобы так ему и сказать, но он уже пожимал руку Джеку, ведя его в конференц-зал, смежный с кабинетом. Парис сжала зубы.
    — Садиться не буду, — предупредил Джек, — мне надо как можно скорее попасть в Лендинг. — С таким же успехом можно было сказать «начать работать».
    Именно это он и имел в виду.
    — Прекрасно. Возьми Парис с собой. Пусть осмотрится.
    Джек стиснул зубы, но даже не глянул в сторону Жрис.
    — Нет, — сказал он спокойно. — Я не могу так поступить.
    — Почему же?
    Минутная пауза.
    — Она неприлично одета.
    Что? Парис моргнула и выпрямилась на стуле. Хотела возразить, но не сумела.
    Кей Джи громко расхохотался.
    — Пора привыкнуть, что моя дочь никогда не одевается прилично.
    Парис прищурила глаза, задрала подбородок, мечтая, чтобы на ней было надето другое платье. Неприличное — надо же!
    — У меня нет намерения изучать привычки вашей дочери.
    Презрительный голос Джека обдал ее холодом с головы до ног. А отец умиротворяюще похлопал его по колену.
    — Разве не ты упрашивал меня подыскать человека, который занялся бы рекламой Лендинга?
    — Мне нужен грамотный специалист.
    — К счастью, моя дочь в Лондоне много занималась связями с общественностью.
    — Неужели?
    Кровь Парис застыла при этом заявлении. Конечно, ее деятельность в Лондоне нельзя назвать работой рекламного агента. Но Джек смотрит на нее, словно она и выговорить это слово не способна. Все в ней взбунтовалось. Она холодно посмотрела прямо перед собой.
    — Так сложно поверить этому?
    — И на кого ты работала, принцесса?
    — Я работала у матери.
    — Чем занималась?
    — Моя мать давала приемы, — срывающимся голосом ответила она.
    Брови поднялись.
    — Подавали напитки близким друзьям?
    — Во время специальных встреч для решения проблем фирмы в неформальной обстановке, на парадах моды и благотворительных балах…
    — Уверен, ты прекрасно их организовывала, — прервал ее Джек и обернулся к Кей Джи. — Мне не требуется подготовка вечеринок. Я предпочитаю кого-нибудь, имеющего опыт работы с прессой.
    Негодование Парис постепенно переросло в гнев: с ней обращаются так, словно ее нет в комнате. Наклонившись вперед, она пронзила Джека стальным взглядом.
    — Если ты только не живешь на другой планете, то должен знать, что мой стаж работы с прессой начинается с самого рождения. — Она перенесла взгляд на отца и сладко улыбнулась. — Какой журнал приобрел эксклюзивные права на освещение моих крестин, папа? «Общество Юга», мне кажется. — Снова улыбка Джеку. — Я получаю новогодние поздравления от репортеров светской хроники в Сиднее и в Лондоне. И, поскольку у меня имеются подозрения, что ты не интересуешься газетными разделами сплетен, могу сообщить, что вполне в состоянии выйти и на серьезных журналистов.
    В комнате воцарилось молчание, во время которого каждый желающий мог не торопясь досчитать до четырех, а потом Кей Джи потер руки и провозгласил:
    — В таком случае, будем считать вопрос решенным. Замечательно.
    — Что замечательно? — Тон Джека не сулил ничего хорошего.
    — Я поручаю тебе следить за ней, оберегать от неприятностей.
    Парис поклясться могла, что слышала скрежет зубов Джека.
    — У меня нет времени нянчиться с вашей дочерью.
    — Вздор, — пробубнил босс. — Часть работы переложи на помощников. Давно пора. Кроме того, ты ведь не будешь зря капризничать, да, принцесса?
    Нянчиться? Капризничать?
    Она подскочила со стула, готовая рвать и метать.
    Зацепилась за первое, что пришло в ее затуманенную яростью голову:
    — Я не принцесса, я — Парис. Не знаю, почему ты не выбрал что-нибудь попроще, к примеру Джейн или Кэт. Но так уж сложилось, и будь добр — используй то, что есть.
    Кей Джи зашелся от приступа хохота.
    — Хорошо сказано, принцесса.
    Ей хотелось визжать от злобы, но, яснее ясного, этим ничего не добьешься. Двадцать четыре года отец потворствовал ей, но ни разу — ни разу за все это время — не прислушался к ее словам. Так почему сейчас что-то должно измениться?
    Отец встал, хлопнул Джека по спине.
    — Ну, я вас покидаю — обсудите детали сами.
    — Задержитесь еще. — Джек выглядел не менее ошарашенным, чем Парис. — Ничего не решено. Вы не можете оставить все как есть.
    — Вынужден. — Босс сверился со своими часами. Каролина за мной заедет. Нам надо успеть на самолет.
    — Куда ты? — Парис не могла поверить, что отец уходит.
    — На побережье. У меня несколько важных встреч в связи с проектом сети казино, но вполне возможно, что мы задержимся, устроим себе небольшой отдых.
    Заберемся подальше на север, если будет настроение.
    — Ты уезжаешь в отпуск? — Парис ушам не верила.
    С тем же успехом Кей Джи мог заявить, что собирается искупаться в кислоте.
    — Естественно, иначе у меня может не появиться другой такой возможности. — Он внимательно поглядел на Джека. — Нельзя же доверить дела кому попало, ты меня понимаешь?
    Парис понятия не имела, что означает это маленькое представление, хотя для Джека, очевидно, смысл его был ясен. Он прищурился, кивнул, словно в голову пришла новая мысль.
    — Придумали новый вид наказания?
    Кей Джи потер скулу.
    — Считаешь, что присмотреть за моей дочерью — наказание? Стыдись, Джек.
    И прощальные слова его, и удаляющийся самодовольный смех убедили Джека в правильности догадки. Это действительно была расплата за его неминуемый уход из фирмы и очевидный признак того, что босс не смирился с этим.
    Сначала он оттянул уход Джека, предложив ему руководство Лендингским проектом. Потом настаивал, чтобы все держалось в секрете, пока он не подберет ему преемника. Джек соглашался, потому что отрицательные отзывы Грентема могли придушить в корне его будущий бизнес.
    Он может согласиться с этим, но бурно радоваться его не заставишь.
    Правая его рука сжалась в кулак, но выпад в сторону закрывшейся за Кей Джи двери он так и не сделал. Просто вложил все свое раздражение в этот сжавшийся кулак. Потом повернулся к Парис.
    — Это ты попросила его дать тебе работу, конечно?
    Она в замешательстве пожала плечами.
    — Как я могла просить у него должность, о существовании которой и не подозревала?
    — Не притворяйся, Парис! Ты попросила у отца место в моем отделе в отместку за события того вечера, а он даже не поинтересовался, годишься ты для этой работы или нет.
    — Почему ты так уверен, что не гожусь? — поинтересовалась она. Было в ее манерах что-то величественное, даже царственное, и это невероятно разозлило Джека. — Если желаешь, я могу представить рекомендации.
    — Первое — твоя фамилия Грентем. Второе — у тебя есть контакт с некоторыми сомнительными представителями прессы. Не густо.
    От его резкого выпада глаза ее вспыхнули, но она снова вздернула подбородок и продолжила холодно, скрипуче выговаривая:
    — Почему бы тебе не объяснить, что это за работа?
    Тогда я могла бы решить, смогу ли ее выполнить.
    — Вопрос даже не в том, сможешь ли ты выполнить данную работу, а сумеешь ли влиться в коллектив. Если честно, я не представляю, чтобы ты работала в команде.
    — В чем проблема? — спросила она с раздражающим спокойствием.
    — Каждый делает свое дело. Там не будет прислуги на побегушках. Если тебе что-то нужно — делай сама. Мы не работаем от сих до сих. Пока дело не закончено — уйти нельзя.
    — С этим проблем не будет, — улыбнулась она.
    Джек фыркнул.
    — Откуда тебе знать? Ты и недели не продержишься.
    — Слушай, Джек, — протянула она, — твои слова звучат как вызов.
    — Нет, я всего лишь говорю правду.
    Она подняла брови.
    — Откуда такая уверенность?
    — Тебе двадцать четыре, а ты все еще живешь на деньги отца.
    Удар попал в цель. Он понял это по ее глазам, по внезапно потускневшей улыбке.
    — У меня в сумке ключи от квартиры, куда я сегодня переезжаю. Я не собираюсь жить ни на чьи денежки, особенно после того, как получу первую зарплату. Когда это случится, Джек?
    Он перечислил все выплаты, давая себе возможность отвлечься от растущего раздражения и не замечать боли в ее глазах.
    Когда он закончил, Парис спросила, есть ли еще что-нибудь, что ей следует знать. Перенесла вес с одной ноги на другую, скрестила руки на груди. Оба жеста привлекли его внимание к яркому, как солнечный свет, обтягивающему платью… и к телу, которое скрывалось в нем.
    — Все дело в платье, — решил он.
    — Я не привыкла, что мой вкус и понимание моды критикуются.
    — Мы не моду обсуждаем. Речь об уместности таких туалетов на работе.
    Она прищурилась.
    — Желаешь обрядить меня в один из скучных серых костюмов, что носит Эвелин?
    — Звучит обнадеживающе.
    — С моим цветом волос? Да ты шутишь! — Она сопроводила фразу коротким недоверчивым смешком, и раздражение Джека прорвалось.
    — И ты собираешься заявиться в таком виде на работу? — прорычал он, сорвавшись.
    — Эй, я пошутила. У тебя что, совсем нет чувства юмора?
    — В данной области — нет, — отрезал он.
    Она шагнула ближе, коснулась его руки.
    — Тише, Джек. Такая враждебность наверняка вредна для здоровья.
    Он отодвинулся с делано безразличным видом, хотя во всем его теле не нашлось бы сейчас ни одной безразличной клетки. Как он ненавидел себя за столь бурную реакцию на мимолетное прикосновение ее пальцев, ускользающий запах, дразнящую улыбку!
    — Это не враждебность. Слушай, у меня сейчас тысяча дел. Просто нет времени…
    — ..нянчиться, — мягко закончила она. И снова в глазах промелькнула горечь.
    Джек заставил себя ничего не замечать. Только рыкнул, чертыхаясь.
    Она отступила, скрываясь за маской величественности и неприступности. Необыкновенная по скорости трансформация!
    — Поверь мне, я все прекрасно понимаю, — промурлыкала она, воплощенное холодное пренебрежение. — И почему бы тебе не определить меня в ясли, убедившись предварительно, что у меня есть чем себя развлечь?

Глава 3

    — У меня есть важные дела. Увидимся в конторе в понедельник утром. Ровно в восемь, — сказал Джек.
    И вот она сидит у него в приемной уже сорок минут. Ей и в голову не приходило, что он мог про нее забыть. Нет, это намеренная проволочка… или испытание. Возможно, он думает, что она устанет ждать и уйдет или начнет вести себя как избалованная принцесса, устроит скандал.
    Она не сделает ни того, ни другого. Вот возьмет сейчас со стола ежегодный отчет и займется делом, сколько бы он ни собирался ее мариновать, но отчет подрагивал в ее руках, и ей отчаянно хотелось встать и убраться отсюда. Но останавливало отчетливое видение Джека с неприкрытым удовлетворением на его лице.
    Ни за что она не доставит ему такого удовольствия.
    Ее глаза закрылись было, и вдруг в комнату влетела копия Хелены Бонэм-Картер, с любопытством вылупилась на нее и вопросила, чем может быть полезна.
    — Я жду Джека, — улыбнулась Парис.
    — Он знает, что вы здесь?
    — Уверена.
    Громадные карие глаза рассматривали Парис секундой дольше, чем положено, после чего девица скрылась в кабинете Джека. Парис разгладила юбку своего костюма от Армани и попыталась сосредоточиться на отчете. Через минуту брюнетка вернулась. Без сияющей улыбки и доброжелательности на лице она уже совершенно не походила на Хелену Бонэм-Картер.
    Ага, понятно. Всецело поглощенная думами о реакции Джека, Парис совсем упустила из виду, как может отнестись остальной персонал к внезапному появлению на престижной должности дочери босса.
    О, они полюбят ее. Особенно когда поймут, насколько низкая у нее квалификация.
    Ее желудок затрепетал. А что, если есть более опытный претендент на эту должность, действительно заслуживающий ее?
    Парис боковым зрением следила за брюнеткой, искусно избегая ее взгляда. Снова разгладила юбку, проверила, не примерзла ли улыбка к лицу от внезапного похолодания микроклимата в приемной, встала и подошла к столу секретарши.
    — Доброе утро, — она взглянула на табличку с именем. — Джулия, так ведь? Джек сказал вам, кто я такая?
    — Да. Добро пожаловать в «Грентем», мисс Грентем. — Особой доброжелательности в ее словах не ощущалось Она едва подняла голову от книги с какими-то пометками, лежащей перед ней.
    — Если будете так меня величать, то, весьма вероятно, я не стану откликаться.
    Джулия вскинула на нее удивленный взгляд, и Парис воспользовалась возможностью улыбнуться и протянуть руку.
    — Зовите меня Парис.
    Рукопожатие стало неизбежным, но улыбку Джулии можно было назвать только условно вежливой.
    — Вы знаете, почему я здесь?
    Выражение лица секретарши стало еще холоднее.
    — Джек сказал, вы будете занимать должность менеджера по рекламе Милсон-Лендинга. Мои поздравления.
    У Парис не возникло чувства, что ее действительно поздравляют.
    — Позвольте поинтересоваться: я заняла место кого-то другого?
    Не успела она закончить фразу, как по спине пробежало знакомое тепло. Прежде чем взгляд Джулии переместился с ее лица на другое, Парис поняла, кто к ним присоединился.
    — Запоздалые муки совести, принцесса?
    Она медленно повернулась, пульс участился.
    — Еще не поздно отойти в сторону, — посоветовал Джек.
    Она подняла подбородок, встретила его темные вопрошающие глаза.
    — Ты, несомненно, был бы в восторге?
    Он похлопал бумагами по ладони, и она отметила большие кисти его рук. Их темный загар оттеняли светло-голубые полоски манжет. Огонь внутри нее разгорался все сильнее.
    — Это важная должность, и она заслуживает, чтобы к ней отнеслись соответственно, а не дарили кому попало.
    Резкие слова вернули ее внимание к строгому лицу Джека, а тело, размякшее было, сразу оледенело.
    — Кого ты собирался взять? — спросила она.
    — Профессионального консультанта.
    — Почему не взял?
    Его лицо напряглось.
    — Совершенно напрасно поспешил обратиться с этой просьбой к Кей Джи.
    — Понятно, — медленно ответила она, хотя ничего не понимала и вопросы рвались с языка. Джек говорил с отцом до или после того, как тот позвонил ей и попросил вернуться? Почему отец рекомендовал ее именно на это место? Неужели он о чем-то догадался по ее редким вопросам о Джеке? Ее сердце бешено колотилось о ребра. Она поразмыслила и отвергла положительный ответ.
    Нет. Не мог Кей Джи догадаться.
    Она решительно помотала головой. Подняла глаза и увидела, что губы Джека сжались в еще более тонкую линию. Интересно, какой смысл он вложил в ее жест? Скорее всего — отказ отступиться от должности, на которую ее прочит отец.
    Он хлопнул бумагами по ладони в последний раз и пересек комнату по направлению к столу Джулии.
    — Эти я подписал. Они могут уйти вместе с балансовыми отчетами, над которыми работает Ли. — Потом обернулся к Парис с памятным еще по субботе презрительным изгибом бровей. — Вы, похоже, уже познакомились?
    Она кивнула. На таком близком расстоянии энергия его презрения лишала ее возможности ответить вслух.
    — Очень хорошо. Когда у Джулии появится свободное время, она введет тебя в курс дел.
    Он ринулся от стола прямо по направлению к двери, освободив от парализующего влияния своей близости ее мозги, которые немедленно выдали сигнал тревоги. Нельзя позволить ему уйти.
    — Значит, мне снова сидеть и ждать, как и весь предыдущий час?
    Джек обернулся, оглядел ее. Интересно, заметил ли он ее костюм? Она вызывающе вздернула подбородок.
    — Я прислушалась к твоему совету.
    — По поводу?
    — Относительно делового костюма. — Горчичного цвета туалет от Армани не совсем точно соответствовал этому термину, но стоял к нему ближе всего, что она надевала за свою жизнь.
    Его взгляд вернулся к ее лицу.
    — Если это деловой костюм, то почему ты не надела под него блузку?
    — Потому что предпочитаю топики, — простодушно поведала она. — Они намного приятнее для тела.
    В его глазах мелькнула едва заметная искорка.
    Ага, подумала Парис, позволив себе насладиться скрытым удовлетворением.
    — Хорошо, — сдался он, — я покажу тебе твой кабинет по дороге на улицу.
    Какая жертва!
    И она отправилась следом за ним.
    Ее кабинет располагался на этом же этаже, хотя был далеко от резиденции Джека. Здесь стояли громадный стол и кресло, шкаф для бумаг, книжные полки, телефон, факс и компьютер.
    Может, какая-то ошибка? Ее глаза устремились на Джека.
    — Это твой кабинет, — подтвердил он, поняв ее немой вопрос.
    Ее кабинет.
    Дрожащими пальцами она провела по полированной поверхности стола и плюхнулась в кресло — ноги стали ватными.
    — Гораздо просторнее, чем я ожидала. Спасибо.
    — Можешь не благодарить меня. Это твой отец.
    Парис прикусила губу, стараясь сдержаться. Ей не хотелось начинать новый спор, единственным результатом которого может стать лишь очередное подтверждение, как мало она для него значит.
    — Джулия будет поблизости, если у тебя появятся какие-либо вопросы или понадобится помощь. Она прекрасно осведомлена обо всем. Откопает всю нужную тебе информацию о Милсон-Лендинге. А пока ждешь, можешь ознакомиться с компьютером. — Он указал на массивный процессор на ее столе.
    Если она найдет, где он включается. Парис не могла сдержать нервного смешка.
    — К сожалению, я ничего не понимаю в компьютерах.
    Несколько секунд он смотрел на нее с немым осуждением, потом пробормотал:
    — Почему это меня абсолютно не удивляет?
    Под воздействием его холодного взгляда Парис повернулась к компьютеру и притворилась, что изучает его, а в мозгу вертелось: она не заслуживает этой должности. Все, что требуется сделать, — открыть рот и сознаться в этом. Подыскивая нужные слова, она закрыла глаза и опустила руки на блестящую поверхность стола. В ладони полились невидимые импульсы, дающие ей новые силы.
    Ей не хочется идти домой в пустую квартиру, дарованную отцом, к бессмысленной жизни, в которой ничего никогда не изменится. Не имеет значения, что Кей Джи дал ей эту должность по своим, неведомым ей, соображениям, как и то, что она приняла ее из чистого упрямства. Она хочет остаться, заслужить уважение — и отца, и Джека.
    Когда она открыла глаза, его уже не было.
    Тридцатью минутами позже прибыла Джулия с целью устроить ей экскурсию по громадному «Дому Грентема». Нельзя сказать, что она держалась враждебно, даже улыбнулась в ответ на первую попытку Парис сломать лед, но после второй шутки снова захлопнула створки своей раковины.
    Откуда ей было знать, что личный секретарь возглавляет клуб поклонниц Джека Меннинга?
    Пронзая ее глазами, ставшими прозрачными от наполнившей их непримиримости, Джулия проинформировала ее, что Джек работает больше, чем любой другой в этом здании, что справедливость его никогда не подвергалась сомнению и что он никогда еще ни на кого не наорал. По всем пунктам — пример идеального начальника. Парис решила, что не согласиться будет невежливо, но, несмотря на все ее миротворческие усилия, Джулия больше улыбаться не стала.
    Она вежливо продолжала экскурсионную программу, давая пояснения по таким важнейшим пунктам, как составление протокола для отправки факсов и пользование кофеваркой. Парис мысленно пометила для себя выяснить, где поблизости торгуют приличным кофе. Как только они вновь оказались на восемнадцатом этаже, Джулия поспешила лишить Парис своего общества, даже не упомянув о Милсон-Лендинге.
    Когда документы не появились и к десяти часам, Парис начала подозревать, что Джек просто забыл оставить инструкции, однако телефонный звонок быстро положил конец этому предположению.
    — У меня нет ни единой свободной минутки, — проинформировала ее Джулия. В небрежном тоне слышалось: такой возможности, по всей вероятности, может не представиться всю ближайшую неделю.
    — Я могу прийти и забрать документы сама.
    — Если бы папки были у меня здесь, но все находите внизу. Я сообщу, когда освобожусь.
    И секретарша отключилась.
    Парис уставилась на замолчавшую трубку со смесью недоверия и отчаяния. Она не ждала, что Джулия проникнется к ней пылкой любовью за двадцать четыре часа, но и такого откровенного отказа в помощи не предвидела.
    Придется действовать самостоятельно.
    Вскоре, вооруженная двумя чашками с напитками, она выступила по направлению к комнате Джулии, но внезапно остановилась. Что, если девушка расценит этот поступок как попытку подкупа, жалкий жест с целью завоевать ее дружбу? Может, она не пьет кофе или пьет черный? Единственные работники, с которыми Парис знакома, — старики из руководства. Нельзя ожидать от них полной информации о предпочтениях секретарши в области напитков.
    Может, выплеснуть в ближайшую кадку? Ее руки дрогнули, кофе перелился через края чашек. Теплые капли, стекающие по правой ноге, оказались последними в чаше ее терпения.
    — Переступи через себя! — приказала она себе и с глубоким вздохом вошла в комнату… Она была пуста.
    От неожиданного облегчения на нее напал истерический смех.
    — Нет, это просто великолепно, — бормотала Парис, пристраивая чашки на столе, чтобы не разлить остатки. Потянулась через стол за салфетками, чтобы вытереть руки. И тут в поле ее зрения попал компьютер Джулии.
    — Милсон-Лендинг, — вслух прочитала она. Наклонилась ближе, чтобы было лучше видно.
    — Чем могу служить?
    Парис дернулась в сторону. Одна рука автоматически поднялась к груди, чтобы унять забившееся сердце.
    — Ты меня до смерти напугала, — без необходимости пояснила она.
    Но глаза Джулии в ужасе расширились, и она стремглав бросилась через комнату к столу. Парис повернулась и увидела, как темно-коричневое пятно медленно расплывается по бумагам. Отчаянный рывок секретарши спасти положение уже не мог.
    — О, боже мой… Прости меня, пожалуйста!
    — Откуда у меня на столе кофе?
    — Я принесла его тебе, — прошептала Парис.
    — Зачем?
    Парис пожала плечами и нервно рассмеялась.
    — Я не пью кофе во время работы, — холодно сказала Джулия.
    — И правильно. То, чем заправляют кофеварку, больше напоминает накипь.
    — Ты пробовала?
    — Накипь? Ни в коем случае. — Парис поморщилась. — Я только подозреваю, что по вкусу это походит на растворимый кофе.
    — Я имею в виду кофе, — страдальческий взгляд Джулии свидетельствовал о нежелании воспринимать в эту минуту шутки. — Тебе-то кофе доставляют от Гуидо. — Она со значением посмотрела на золотой логотип, поблескивающий на одной из опрокинутых чашек. И, бросив неприязненный взгляд на Парис, взяла стул и уселась.
    Рефлекторно подбородок Парис выдвинулся вперед. Она понимала, что заслуживает порицания, но нельзя же обращаться с ней как с гадким ребенком!
    — Я не посылала за кофе, сама его принесла.
    Молчание.
    — . Парис раздраженно продолжила:
    — Я понимаю, ты не собираешься принимать меня с распростертыми объятиями. От тебя не требуется любить меня, но, пожалуйста, дай мне возможность выполнять свою работу.
    — Работу, которую ты получила честным путем? Джулия говорила достаточно спокойно, но в глазах ее при этом горело откровенное негодование, что навело Парис на мысль о личной заинтересованности.
    — Я не просила конкретно эту работу. Так решил мой отец Не надо обращать его решение против меня.
    На щеках Джулии вспыхнул румянец, но она не проронила ни слова и начала разбирать залитые кофе бумаги, раскладывая их по столу, как немое свидетельство обвинения.
    — Ты сама надеялась получить это место?
    Руки Джулии остановились, она изумленно воззрилась на собеседницу.
    — Господи боже, нет. С чего ты взяла? Меня моя работа устраивает. — Она печально поглядела на бумаги. — Джек и так работает за десятерых. Ему нужен сотрудник, на которого можно было бы переложить часть нагрузки, а не дополнительная обуза.
    Все тот же аргумент, подумала Парис, сердито тряхнув волосами. Но горячность, с которой Джулия защищала своего шефа, подтолкнула ее любопытство.
    — У тебя есть что-то с Джеком?
    Джулия была сражена, это было видно по выражению ее лица.
    — Господи боже, нет. — Она недоверчиво поморщилась. — Хочу сказать, что он прекрасный босс, но чтобы мы… чтобы я… — Девушка покачала головой, явно растерявшись.
    — Потому что он твой босс?
    — Потому что он совсем мной не интересуется. — Она посмотрела на Парис, и в глазах у нее вспыхнула крохотная искорка смеха. — А если бы заинтересовался, то Уоррен сделал бы из него котлету.
    — Уоррен?
    — Мой парень. Он довольно ревнив. — Ясно, что она не возражает против его ревности.
    Парис улыбнулась в ответ На сердце у нее полегчало — наконец-то Джулия поделилась чем-то личным Но понимание так же резко пропало. Улыбка секретарши исчезла.
    — Тебе, наверное, нужны эти папки относительно Лендинга. Я же сказала, что позвоню, когда подберу их.
    — Я хотела помочь.
    Джулия взглянула на разбросанные по столу документы.
    — Лучше бы не помогала.
    Впервые Парис повнимательнее пригляделась к бумагам.
    — Они испорчены, да?
    — Большая часть, — пожала плечами Джулия. — Но все есть в компьютере. Придется выводить заново.
    — А я могу помочь? — спросила Парис, повинуясь импульсу.
    Джулия довольно долго обдумывала ответ.
    — Наверное. Тогда у меня появится время отыскать твои папки. — Она взяла со стола письмо и передала Парис. — Вот справочный номер… соответствует номеру файла в компьютере. Они в разных директориях, но все можно отыскать. — Приглядевшись, она заметила испуг на лице у Парис. — Ты ведь сможешь найти файл, да?
    — Я постараюсь.
    — Тогда лучше я сама.
    Парис едва удержалась, чтобы не сбежать. Только перспектива провести целый день, сидя в пустом кабинете, остановила ее. Джулия смотрела так сердито, что Парис снова начала поднимать подбородок.
    — Я хочу организовать встречу со всеми агентами, занимающимися Лендингом. У тебя есть их фамилии?
    — Они в папках.
    Парис снова взглянула на упрямо склоненную голову секретарши. Черт тебя побери, Джулия Макклу!
    — Ты действительно хочешь, чтобы я забрала у твоего босса часть работы, или это только напыщенные фразы? — (Джулия удивленно вскинула глаза.) Джек сказал, что ты знаешь о «Грентеме» все. Я думала, что ты сможешь отыскать мне эти имена без особых затруднений.
    Еще через двадцать секунд у Парис имелась нужная информация. Улыбка так и рвалась с ее губ.
    — Спасибо, Джулия. И мне искренне жаль, что так получилось с этим кофе.
    Джулия словно не слышала извинений, даже не улыбнулась в ответ. Парис возвратилась к себе, проникаясь все большей решимостью. Она докажет им, что они ошибаются. И очень хочется верить, что помощь личного секретаря Джека Меннинга больше не потребуется.
    Хоть для чего-то сгодилась родительская фамилия услышав ее, два агента немедленно согласились на поздний ланч без предварительной договоренности.
    Вернувшись, она обнаружила у себя на столе папки с бумагами. Глядя на них, Парис не ощутила ни ожидаемого удовлетворения, ни возбуждения. Осторожно обогнув стол, она села, убрала сумку, открыла верхний ящик, достала блокнот и ручку, разгладила юбку. И все время не отрывала глаз от устрашающей груды.
    — Ты сама напросилась, Парис Грентем. Так что теперь не хнычь, — пробормотала она, протягивая руку за верхней папкой и кладя ее перед собой. Парис ощутила, как желудок съеживается. Слегка повернувшись в кресле, она прикрыла глаза.
    Ни Джек, ни отец, несомненно, этого не помнят, но она присутствовала в момент зарождения проекта.
    Разговор шел за обеденным столом в доме отца. Парис запомнила это, потому что на обеде был Джек.
    Она отчетливо помнила, как однажды днем отец пригласил гостей прокатиться на яхте вдоль берега, на котором планировалось строить комплекс. Пока он распинался относительно стратегически удобного расположения и потенциальных прибылей, Джек ухватил ее за локоть и стал с энтузиазмом рассказывать, как замечательно впишется новый комплекс в ландшафт, будет отражаться в воде и купаться в лучах солнца.
    Она запомнила картины, нарисованные им, но гораздо сильнее оказалось впечатление от его страстности и энтузиазма. Парис помнила, как после не один год она жаждала той же страсти, но адресованной ей, страсти, пропитанной солнцем, глубокой, как ярко-синее небо, страсти, о которой мечтала так отчаянно, что вообразила, будто отыскала ее в глазах Джека той декабрьской ночью.
    Она ненавидела себя в такие моменты, потому что пальцы соскользнули, успев лишь коснуться и не сумев удержать самое дорогое в жизни.
    И Джек Меннинг не просто проскользнул мимо. С холодной расчетливостью он преспокойно разжал ее пальцы и оттолкнул прочь.
    — И давно пора избавиться от старых навязчивых воспоминаний, — пробормотала она, открывая папку.
    Картинка, лежавшая на самом верху, привела ее в смятение. Художник изобразил будущий квартал Милсон-Лендинг утопающим в садах, ограниченным синей полосой бухты. Впечатляюще, но плоско и безжизненно по сравнению с видениями, нарисованными перед нею Джеком много лет назад.
    Она отложила картинку в сторону и подумала о преувеличенно широких улыбках и излишне громких заверениях деловых людей, с которыми встречалась сегодня. По непонятным ей пока причинам фантазии Джека плохо продавались.
    Иначе зачем ему понадобился рекламный агент?
    Это направило ее мысли в несколько ином направлении. Почему Джек занимается поисками рекламного агента? Не самое подходящее занятие для директора проекта. Она откинула прядь волос, упавшую на глаза, и потянулась за телефоном. Папки подождут исследование надо начинать со звонков нужным людям. Ожидая, пока на другом конце провода откликнутся, она наконец поняла, какая мысль не давала ей покоя с того самого момента, как она увидела аккуратно сложенные на столе папки.
    Никакие исследования в мире не помогут, если она не будет знать, для чего их затевают.

Глава 4

    Оставить ее на Джулию — тоже не лучший выход.
    Насколько он может судить, Парис способна измотать секретаршу своими придирками и барскими выходками. Джулия, правда, не жаловалась, что также невероятно смущало Джека. В четверг днем он поднимался в лифте с подземной парковки, ломая себе голову: почему?
    Парис Грентем — просто воплощение большой неприятности, которых у него на данном этапе и без того хватает. Выше крыши — оценил он положение, выходя из кабины лифта. Сверился с наручными часами и недовольно поморщился. Половина седьмого — она давно уже улизнула. На завтра намечена поездка в Брисбен, так что придется отложить до понедельника выяснение, какую «проблему» ему подкинули в ее лице. Но шагал он в дальний конец коридора, туда, где располагался кабинет Парис, — кто знает, вдруг она уснула за столом.
    Низко склонив голову над заваленным бумагами столом, она читала и делала пометки. Но, как ни была увлечена делом, его приход заметила мгновенно, оторвавшись от бумаг, чтобы приветствовать его сияющей улыбкой.
    — Привет, — радостно прощебетала она. И, видимо, сразу же припомнила, что отношения у них отнюдь не безоблачные, потому что улыбка слегка увяла.
    Устало облокотившись о косяк двери и ослабив тугой узел галстука, Джек спросил:
    — Ну, как ты?
    — Чудесно. — Она простерла руку над разбросанными в беспорядке листочками. — Столько времени понадобилось, чтобы во всем этом разобраться!
    — Старинные архивы.
    — Как ты можешь так говорить!
    Она крутанулась на кресле и одним гибким рывком выпрямилась. Словно большая потягивающаяся кошка. Джек слишком устал, чтобы запретить себе любоваться ее грациозными движениями.
    — Хочешь рассказать, что ты накопала?
    — Не знаю, с чего и начать. — Ее хриплый смешок прервался на середине.
    Неужели она нервничает?
    Джек оторвался от двери и вошел в кабинет. Стул для посетителей был завален документами, поэтому он притулился на краешке стола, слишком далеко от нее, но достаточно близко, чтобы принимать импульсы, сигнализирующие о переменах ее настроения.
    Нет, решил он, это не нервы, скорее, тщательно скрываемое возбуждение.
    — Хорошо. — Она глубоко вздохнула. — Для начала мне захотелось узнать, как оказалось, что эту местность отдали под данный проект. Не стану утверждать, что добралась до сути. Выяснила только, что Кей Джи явно прибег к помощи своих давних политических союзников. Какая заварушка там была — уму непостижимо.
    — Где ты это откопала? — сухо спросил он.
    Ее смех прокатился по его нервам, задевая самые чувствительные струнки.
    — Эту информацию я получила после нескольких длинных телефонных разговоров и одной очень полезной деловой встречи за обедом. Я ведь говорила, что у меня есть связи, — хвастливо сообщила Парис.
    — Факты. — Джек был слишком занят, следя за игрой света в ее волосах, чтобы немедленно сурово покарать ее за самодовольство. В ее прическе вспыхивали сотни золотых и янтарных искр. Парис прочистила горло. Он снова вернулся к ее разгоревшемуся лицу. Энтузиазм ощущался почти физически. Та ли это женщина, что не так давно изводила его своей холодной отстраненностью? — Итак?
    Порывшись среди бумаг на столе, она нашла подборку газетных статей.
    — Первые полосы всех газет переполнены протестами. Вот, пожалуйста. Не каждый день можно увидеть актрису, завоевавшую «Оскар», и одного из самых популярных драматургов Австралии, приковавших себя к ограждению стройки. — Она широко улыбнулась. — Жаль, я не видела это воочию! К тому времени, когда профсоюзы хорошенько раскачались и попытались добиться запрета стройки, ты уже года два работал и на несколько миллионов превысил смету. Потом цены взлетели, доллар упал. А журналисты так никогда и не оставляли Лендинг в покое, верно?
    Похоже, стало модным врезать проекту по зубам.
    Джек кивнул. Она ухватила суть настолько точно, что добавить было нечего.
    — И в итоге — тебе требуется глобальная позитивная реклама или Грентем никогда не вернет свои затраты и, насколько я понимаю, свою репутацию.
    — Не все так ужасно.
    — Нет? Разве виллы идут нарасхват?
    — Нельзя рассчитывать на случайных покупателей, а планировать пока рано.
    — Да ну! Это самый необыкновенный проект за всю историю строительства Сиднея. Если ты не можешь продавать без плана, что ты вообще продашь?
    Кроме того, стройка почти завершена, так что покупатели могут увидеть то, что приобретают.
    Он подобрал рекламный проспект и перелистал его глянцевые страницы.
    — Продавать — не мое дело. Теперь за это отвечаешь ты.
    — Меня нанимали не как агента по продажам, я занижаюсь рекламой, — парировала Парис.
    — Разница невелика. Если ты выполнишь свою работу, то Лендинг будет продаваться.
    Он швырнул проспект в кучу папок. И понял, что ее быстрые ответы не просто удивили его — они наполнили его энергией, и теперь руки беспокойно искали занятие. Он взял ножик для вскрывания писем, покачал его наподобие маятника между большим и указательным пальцами. Поднял голову и наткнулся на ее пристальный взгляд. Мелькнула мысль: он может дотронуться до нее, пока она не заговорила.
    — Есть еще вопрос, на который я не смогла отыскать ответ, — сдвинув брови, так что образовалась крохотная морщинка, сказала Парис.
    — Только один?
    Ножик качнулся раз, другой.
    — Меня удивляет, что ты сам занимался поисками агента по рекламе. Я хочу сказать: ты руководитель строительства, так?
    — Верно. Я в этом проекте с самого первого дня.
    От самых истоков. — Он уронил ножик, поднялся и направился к окну, опасаясь, что если посидит рядом с ней еще немного, то наделает глупостей. — Я дал себе обещание завершить его.
    — Он до сих пор так много для тебя значит?
    — О, да, — прозвучало мягко, но решительно. — Он многое для меня значит.
    Кресло под нею негромко скрипнуло.
    — Понятно, почему ты так возражал против моего участия.
    Ее самоуничижительный тон удивил Джека. Он обернулся, чтобы обнаружить в ее глазах, в прикушенной нижней губе то же сомнение в собственных силах… Но она тут же прикрылась привычной маской невозмутимости.
    Четыре дня назад при виде этого притворства он взвился бы до небес, но сегодня почувствовал лишь легкую досаду. И растущее любопытство. Он сдержался, заставил себя сконцентрироваться только на бизнесе. Ее оценка положения с Лендингом на редкость точна. Ясно, что домашнюю работу она выполнила на «отлично». Возможно, ее назначение — не такое уж бедствие, в конце концов. Может быть. С окончательным суждением повременим.
    — Стартовала ты неплохо, — снизошел он до похвалы. — Тебе надо побольше нажимать на преимущества Лендинга: его расположение и известность. Название у всех на устах, люди заинтересованы. Если ты используешь свои контакты среди прессы, то дела пойдут.
    Она слегка опустила голову.
    — У меня появились кое-какие идеи по части рекламы, но это ведь ты придумал нанять специалиста.
    Это твой проект, и мне хотелось бы, чтобы ты изложил свои соображения. — Она глубоко вздохнула, потом подняла голову. — Поможешь? — спросила она, и Джек не сразу разобрался, в чем дело.
    А потом заметил жалобный призыв в глазах и понял не только ее слова, но и чего они стоили ей. Как сложно ей было признаться, что требуется его помощь! А осознание, с какой силой ему хочется откликнуться на ее просьбу, охладило его пыл.
    — Я рассмотрю этот вопрос, — осторожно ответил он, подбирая слова. — Если ты согласна, наши деловые отношения начинаются здесь и сейчас, с этого дня.
    Она мгновенно поняла значение его слов, глаза слегка расширились, взгляд скользнул к его губам. И, отвечая, несомненно, подбирала слова более тщательно, чем он.
    — Если ты сможешь забыть, как я надоедала тебе все эти годы, то я забуду ту ночь… и поцелуи.
    Забыть? Внезапно его мысли обратились к поцелуям. К настоящему поцелую, когда можно будет до конца почувствовать сладость ее рта, не лишая себя возможности дотронуться до нее, прижаться к ней всем телом…
    — Считаем, что сделка совершена? — неуверенно спросила она.
    Джек выдернул себя из жаркого тумана накативших фантазий, сунул руки глубоко в карманы, — Я сказал, что рассмотрю все обстоятельства. Давай пока остановимся на этом.
    Ей останавливаться не хотелось — об этом Джеку сообщила маленькая морщинка между бровей. Он понял, что разглядывает ее, радуясь отсутствию привычной маски на лице.
    Парис кашлянула.
    — В субботу ты говорил, что на тебя давят. Ты имел в виду Лендинг? Сроки поджимают?
    — Да уж. — Крайним сроком для него должен стать день, когда он очистит свой стол, оставив все проблемы этой фирмы позади. Но если он намеревается сохранить с Кей Джи приличные отношения — а это именно так, — то до поры до времени следует держать язык за зубами.
    — И, видимо, мое неожиданное назначение сыграло немалую роль?
    — Немалую. — Самой большой проблемой остается количество непроданных участков.
    — Тогда имеет смысл работать вместе. Я не имею в виду непосредственно бок о бок, а говорю о взаимодействии, чтобы я знала твои требования, а ты был в курсе моей работы.
    Ему хотелось, чтобы она не была такой рассудительной. Чтобы не глядела на него как на бога, едва смея дышать, определенно забывая о своих замашках Снежной королевы. Он напомнил себе о причинах, по которым ему следует избегать какого бы то ни было взаимодействия с этой женщиной.
    Ее фамилия Грентем, что означает — прирожденный манипулятор.
    Она привыкла получать все, чего хочет.
    Сомнительно, что он сумеет удержаться, а у него нет времени.
    Но ранимость, промелькнувшая в ее глазах, что-то зацепила в нем. Он ответит за ее ошибки, но и разделит успех, если поможет ей реализовать себя в этом предприятии.
    — Можно попытаться поработать вместе. — Он спохватился только на половине фразы. Ее просиявшие глаза мгновенно изгнали из его души всякие сомнения. Он усмехнулся в ответ, их глаза встретились. Он ощутил внезапный прилив нежности. Она подалась вперед, протянула руку.
    — Вместе! — решительно объявила Парис.
    Некоторое время он глядел на протянутую руку, прежде чем ее пожать, подтверждая заключенное соглашение. Товарищи по бизнесу, жестко напомнил он себе, когда ее нежные пальчики мимолетно коснулись его пальцев. А бизнес не подразумевает никаких прикосновений, продолжил он свою мысль, засовывая пронизываемую булавочными уколами руку глубоко в карман брюк.
    Потом резко оттолкнулся от подоконника. Надо убираться, пока не натворил глупостей. Не поцеловал ее, например.
    — Начнем в понедельник. У меня в семь, — сказал он уже по дороге к двери. и через двадцать шагов по коридору осознал, насколько последние его слова напоминают манеру босса. Повернулся, прошагал назад, встал в дверях и, покачиваясь на каблуках, изменил тон:
    — Устроит тебя утро в понедельник? День у меня битком забит, и мне не хотелось бы перекраивать расписание.
    Она моргнула. Джек заметил, что с момента его ухода она не шевельнулась. Похоже, так и сидела, глядя на закрывшуюся дверь.
    — Подходит? — поторопил он.
    — Хорошо, — выдохнула Парис в ответ и улыбнулась.
    — Спокойной ночи, босс.
    Джек снова качнулся на каблуках и погрузил руки еще глубже в карманы.
    — Не сиди допоздна.
    — Не буду.
    На этот раз он шел медленнее, говоря себе, что темп означает возвращение контроля над собой. Его не сломят ни искорки солнечных лучей в ее волосах, ни мучительное ощущение бархатной кожи на его ладони, ни нежная теплота ее голоса, обволакивающая самое его существо.
    Он сделал карьеру именно благодаря способности контролировать положение, преодолевать трудности, использовать обстоятельства по максимуму. Сейчас все, что требуется от него, — контроль над собой, преодоление старых, полузабытых воспоминаний, эффективное использование способностей Парис Грентем. Она продемонстрировала свою готовность серьезно отнестись к работе. Проведенные ею исследования говорят об остром уме и способности читать между строк.
    Джек продолжал упорно перечислять все плюсы создавшейся ситуации, но никакое усердие не помогало забыть об основном минусе — несомненном воздействии, которое оказывала на него Парис. Глубоко в кармане он пробегал пальцами по ладони и думал, как бы подольше сохранить ее прикосновение.
    Двумя неделями позже Джек понял, как легко и сложно работать с Парис. Легко, потому что она схватывала на лету, сложно, потому что, где бы ни села, она всегда оказывалась слишком близко. Ее запах одурманивал его, пальцы, порхающие по столбцам цифр, перебирали невидимые струны его души, хрипловатый смех доводил до исступления.
    Пока она хранила холодное молчание, стараясь ни на дюйм не отклониться от королевской величавости, соблюдать видимость исключительно деловых отношений, было легко. Но периоды подчеркнутой чопорности резко сменялись легкомысленным весельем, и тут следовало держаться изо всех сил. Не далее как вчера, например, Парис заявила, что время перекусить и сейчас она нарежет сыр. Потом недовольно понюхала приготовленный им кофе.
    — Слишком крепкий?
    — Растворимый.
    Звучало так, словно в кружку налили жидкий мышьяк. Джек моментально вспомнил, как мало у них общего. Она тем временем облизала пальцы — чистота превыше всего. Он наклонился вперед смахнуть у нее с подбородка сахарную пудру, но губы ее удивленно раскрылись, и, не успев даже хорошенько понять, что собирается делать, он уже обводил контур ее губ, вспоминая их вкус.
    Он говорил ей, что у них вкус — как у меда, но погрешил против истины. Вкус был такой же, что и теперешние ощущения: тепло, бархатистая мягкость и сладость, не сравнимая ни с чем.
    Он придвинулся ближе, колени их соприкоснулись, и он мог бы поклясться, что слышал треск электрического разряда. Точно — вот и искра. Жаром пробежала по его жилам. Всякий раз он отодвигался, пытаясь ничего не замечать, притворяясь перед самим собой, что все в порядке.
    Он глядел в ее глаза и тонул в их дымчатой глубине. Рука, протянутая к ее лицу, ускоряла движение.
    Большой палец передвинулся, ощутил горячую влажность ее рта. Желание поднялось из самой глубины его существа, темное, неистовое. Ему потребовалось время, чтобы понять — к нему обращаются.
    Она пыталась что-то сказать. Ее пальцы стиснули его колено. Она прокашлялась.
    — Джек, Джулия… она… ей надо что-то тебе сказать.
    Еще через двадцать четыре часа он громко застонал, вспоминая происшедшее. Если бы Джулия не постучала в тот момент в дверь, то, скорее всего, он оказался бы вместе с дочерью босса на столе, на полу все равно где, лишь бы она была с ним.
    Он начал избегать ее. При разумной организации вполне возможно свести их регулярные встречи к периодическим.
    Он потер шею, ноющую от напряжения. Кипа документов, громоздящаяся на столе, никак не могла способствовать хорошему настроению. Он хмуро испепелял бумаги взглядом, надеясь, что они съежатся, примут более скромный объем. Эту минуту Парис и выбрала, чтобы войти в кабинет. Все в нем насторожилось, потянулось к ней навстречу. Он разозлился еще сильнее.
    Неужели так необходимо носить вызывающе короткие юбки? И что такое с ее походкой — сплошные длиннющие ноги и покачивающиеся бедра. Неплохо бы ей воспользоваться советом и надеть хоть что-нибудь под короткий пиджачок. Он крепче сжал ручку, поднял глаза и чуть не взвыл, когда она заправила за ухо прядь волос. К концу дня волосы у нее непременно не удерживались, выпадали из заколок, которыми она их закрепляла. Почему тогда не носить их распущенными, соблазняя окружающих?
    И зачем так на него смотреть? Словно ей приятно его видеть, как будто он не сидит тут, насупившись и яростно пыхтя? Будто она забыла, что в последний раз, при схожих обстоятельствах, он чуть не слопал ее живьем?
    — Привет. Надеюсь, что не побеспокоила тебя, сказала она.
    — Ты уже здесь, так стоит ли волноваться?
    Она замерла, улыбка померкла, когда она изучила выражение его лица более внимательно.
    — Я приму во внимание, что ты выглядишь ужасно усталым, и дам тебе шанс для более вежливого приветствия.
    Изобретать галантные речи на данный момент в планы Джека не входило. Он покрутил головой из стороны в сторону, разминая затекшие мускулы шеи.
    — Я тебе нужен? — Ему показалось, что на ее лице промелькнуло беспокойство.
    — Я могу подождать, — ответила она, слегка пожимая плечами.
    — Ты все равно здесь.
    — Помнишь, мы обсуждали посещение Лендинга?
    Ну вот, мне действительно надо туда попасть. Хотела с тобой посоветоваться.
    — Я тебя отвезу.
    — Правда? — Она просияла. — Сейчас?
    Джек протяжно вздохнул. Отвертеться не получится — так почему не сейчас? Конечно, вовсе не затем, чтобы заработать именно эту конкретную улыбку, что озаряет светом весь его кабинет.
    А стол, заваленный бумагами, никуда не денется до завтра.
    — Да, сейчас — Он взял стопку бумаг, сунул в карман, проверил, на месте ли сотовый телефон. — Пошли.
    Парис откликнулась:
    — Слушаюсь, сэр, — и отсалютовала его спине, следуя за ним к двери.
    Да, настроение у него не самое радужное и выглядит он неважно… неудивительно при такой интенсивной работе. Бог весть когда он начинает: к ее приходу он всегда на месте, уходит неизвестно когда, по крайней мере после нее. Сколько раз она уговаривала себя, внушая — это его дело. Никто не заставляет его работать на износ. Но все равно — не могла истребить в себе желание разгладить усталые морщинки на его лице, вернуть смех в глаза.
    Если бы только он подпустил ее к себе поближе.
    Все изменилось тем утром, когда Джек вошел к ней в кабинет взъерошенный, усталый, но с решимостью выслушать ее и дать ей шанс. Потребовалось не больше пяти минут, чтобы простить ему каждое обидное слово и осуждающий взгляд, и еще пять, чтобы возродилось ее прежнее поклонение всему, связанному с ним.
    Поспешность собственной капитуляции поначалу обеспокоила Парис, внушила сомнение в себе, заставила почувствовать изменчивость и слабость. Она предостерегла себя от увлечения человеком, настолько погруженным в работу. Хотя что волноваться? Совершенно очевидно, он задумал игнорировать притяжение между ними, и надо сказать, делал это искренне до вчерашнего дня… да, до вчерашнего дня. Он коснулся ее губ. А взгляд… взгляд говорил о желании, которое вряд ли мог бы удовлетворить обычный поцелуй А каково приходится ей? Прошлой ночью она растравляла себя жаркими фантазиями, представляя, что могло бы произойти, если бы не помешала Джулия.
    Выпутавшись из простыней, чтобы отправиться на поиски чего-нибудь холодненького, она выработала план наступления. В следующий раз, когда она снова увидит в его глазах голодное желание, Джеку не удастся сбежать. Даже если ей придется гнаться за ним по длиннющему коридору «Дома Грентема».
    Она очнулась от своих мыслей и увидела, что он придерживает для нее двери лифта. Поспешно нырнула внутрь, поглядывая на него сквозь упавшие пряди волос — проверяла, не передались ли ее мысли ему.
    Весь путь вниз он непрерывно общался по мобильному телефону и просматривал поступившие сообщения. Когда двери открывались, одно из сообщений привлекло его особое внимание. Он поглядел на часы и тихо выругался.
    — Если есть проблемы, нам совсем не обязательно ехать сегодня, — предложила Парис, следуя за ним к машине.
    — Проблем нет, — кратко ответил Джек.
    Но при первой же возможности нажал кнопку телефона и попросил подозвать Кэти. Парис притворилась, что ее заинтересовала витрина магазина на другой стороне улицы. Это оказался магазин канцелярских принадлежностей, и большая часть витрины была затянута серой материей, но Парис не хотелось слушать, как Джек извиняется за то, что пропускает вечеринку Кэти, вечеринку, уже полным ходом идущую, насколько она могла судить по шуму и выкрикам, слышным даже в салоне машины.
    Вечеринка днем? Парис нахмурилась и еще пристальнее уставилась на ткань в витрине. Надо же, сколько у серого оттенков, никогда бы не подумала.
    — Я знаю, милая… Мне очень жаль… может, мне зайти завтра? — Он громко рассмеялся шутке неведомой Кэти. С ней он никогда не говорил на таких интимных полутонах Парис неловко заерзала в кресле. — Я тоже люблю тебя. Пока.
    Видимо, связь прервалась.
    — Если тебе срочно требуется быть где-то в другом месте… — снова начала она, не поворачиваясь.
    — Уже слишком поздно.
    К горлу подкатил комок. Она-то, похоже, размечталась, выдумывая абсолютно неприличные сценарии с участием человека, который, видимо, встречается с другой женщиной.
    — Что за вечеринка, на которую можно опоздать в такое время? — спросила она, не в силах больше противиться любопытству.
    — Моей племяннице семь лет, — ответил спокойно Джек.
    Парис повернула голову так резко, что чуть не свернула шею.
    — Видимо, это упущение здорово снизило твои шансы стать Дядей года.
    Он рассеянно улыбнулся.
    — Кэти философски воспримет мое отсутствие. Если я, конечно, постараюсь загладить вину достойным подношением.
    Парис весело рассмеялась, и не только потому, что представила, как будет выглядеть Джек, покупающий куклу. Голова ее кружилась от ликования и облегчения. Кэти — не его девушка.
    Что, впрочем, совсем не означает, что таковой не существует.
    Смех замер на ее губах, она отвернулась, притворившись, что очень интересуется сменяющимся за окном пейзажем.

Глава 5

    Парис использовала паузу, чтобы освободить волосы от изрядно надоевших заколок.
    Руководящие работники фирмы использовали для создания надлежащего имиджа лучшие европейские машины, а не стандартные средства передвижения, предоставляемые фирмой. Не в пример Джеку.
    — Она мне подходит, — ответил он на ее вопрос относительно его выбора машины.
    Двое мужчин наконец-то пришли к соглашению по поводу претендента на первое место.
    — Бэрри, познакомься с Парис. Она занимается рекламой этого местечка, так что тебе, видимо, придется с ней частенько встречаться. — Упоминания о ее родственных отношениях с обладателем имени, начертанного на стенах, ограждающих стройку, не последовало. Улыбка появилась на лице Парис сама собой. Она и понятия не имела, как ей нравится быть просто Парис, без дополнительных расшифровок.
    Дверца машины со стороны Джека хлопнула, он завел мотор.
    — Кто-то сказал что-нибудь смешное? — поинтересовался он.
    — Ничего такого.
    До места парковки она умело скрывала ухмылку, но про себя продолжала улыбаться.
    Как только он поставил машину, Парис рванула к ближайшему из домиков, но Джек перехватил ее на полпути. Она удивленно взглянула на него.
    — Для начала пройдем по рекламному маршруту, пояснил он.
    Для нетерпеливой Парис этот маршрут показался пустой тратой времени, особенно когда Джек обращал ее внимание на различные особенности местности.
    — Сюда хорошо впишется терракотовая плитка тротуара — прямо до тех каменных россыпей… А по пути — еще один фонтан. Мы сделали упор на воду. И везде — зелень, представляешь… За тем садом — теннисные корты. Покрытие у них будет не хуже, чем у тех, что готовят для Олимпиады.
    Парис замедлила шаги. Она почти физически чувствовала распирающее ее нетерпение Зажмурила глаза и приказала себе расслабиться. Она представила, как вырастут сады, наполнятся ароматом, как зажурчат фонтаны, защебечут птицы, обживая новую территорию.
    Трудно было поверить, что совсем рядом находятся «Дом Грентема» и прочие башни Сиднея.
    Пора вернуться к реальности, подумала она, повернувшись к переливающейся неоновой рекламе на многоэтажных зданиях, устремленных в небо.
    — Чтобы их загородить, мы привезем с севера пальмы, причем взрослые деревья, — сказал Джек, как будто прочитав ее мысли. Естественно. Все перевернут вверх дном, лишь бы полностью изолировать этот райский уголок от нежелательного соседства города.
    Вот почему тут невысокие строения, каждая вилла стоит отдельно, а стоимость их зашкаливает за цифру с семью нулями.
    Они продолжили неторопливую прогулку по побережью залива. Редкие комментарии Джека постепенно сошли на нет. Глаза его щурились на темнеющее небо, напряженные складки у губ постепенно разгладились. Таким расслабленным она ни разу не видела его со времени своего возвращения домой.
    — К этому ты стремился? Увидеть свой проект завершенным? — спросила она, пытаясь проникнуть в его мысли.
    — Нет, — к ее удивлению, ответил он. — Для меня он всегда будет незаконченным. Требующим планирования, скрупулезной сборки по кусочкам, постепенно приобретающим форму.
    — Мозаика стоимостью в миллиард?
    — Мне всегда нравились такие головоломки.
    — Уверена, что в кубики тебе тоже нравилось играть.
    Он усмехнулся.
    — Попала в точку.
    Они добрались до места, где множество дорожек сбегали к окаймленной каменным парапетом площадке. По молчаливому уговору они остановились, положили локти на ограждение и замерли, вглядываясь в гавань, полную разнообразных судов.
    — Я только что поняла, как люблю гавань. Она так успокоительно действует. — Парис откинула голову, втянула в себя пахнущий солью воздух. — А запах какой! — Ее глаза были закрыты, свежий ветерок поднимал волосы и снова мягко опускал их на плечи. — Я всегда жила рядом с водой, даже в Лондоне.
    — С Эдвардом? — Голос Джека был спокоен, но Парис обнаружила, что его глаза вспыхнули. Она быстро отвернулась.
    — С мамой. У нее квартира в доме у реки. Кстати, я никогда не жила вместе с Эдвардом. С его-то капризным характером! Он не перенес бы, чтобы посторонние присутствовали при его туалете. — Слишком много информации, подумала Парис.
    — Зачем же ты собиралась замуж?
    — Хм. — Она выпрямилась, вздернула подбородок.
    Видимо, сейчас честность будет уместнее. — Вначале я стала встречаться с ним, чтобы мама ко мне не приставала, — было гораздо легче уступить, чем выдерживать ее постоянные жалобы. Но он был таким внимательным! Наверное, я и влюбилась в его внимательность, сладкую мечту о детях и пони и собачонках, резвящихся в его поместье. Мне понравилось его имение. — Она помолчала, ожидая появления знакомой боли в груди. Но ничего не почувствовала, кроме пустоты. — Хотя значения это не имело, потому что очень быстро выяснилось, что он меня совершенно не любит, поскольку я не собираюсь финансировать его привычный образ жизни. Дело в том, что Эдвард не особо рвался зарабатывать деньги. Предпочитал их тратить.
    Она запнулась, ожидая ироничного замечания относительно того, что они два сапога пара. Джек помолчал.
    — Ты не знала, что он на грани разорения?
    — Я много чего о нем не знала. Он не стремился к излишней рекламе. — Волосы упали ей на лицо, но она не потрудилась убрать их. Ей не хотелось видеть его недоверие, презрение, жалость.
    — Беда с этими наследными привилегиями. Просто, чтобы их получить, ничего не надо делать.
    Его слова задевали ее статус принцессы не меньше, чем титул Эдварда, но ей было все равно. Джек наклонился, чтобы убрать волосы с ее лица. Его пальцы были совсем рядом, она ощущала легкое покалывание кожи, над которой они проходили, непроизвольно тянулась к нему за этой лаской в ожидании продолжения.
    Что-то вспыхнуло внутри, заполняя щемящую пустоту. Что-то забытое в отдаленном уголке души и теперь пробуждающееся.
    Но раньше, чем она успела мысленно согласиться, его рука упала, он отшатнулся, словно вырвал себя из обволакивающей паутины происходящего. Указал на ближайшую виллу.
    — Заглянем внутрь?
    Она выдавила улыбку.
    — Ты босс.
    У краешков его глаз появились морщинки ответной усмешки. Парис остановилась, глядя на него. И усмешка постепенно померкла, губы сжались. Следуя за ним по тропинке, она заметила, что плечи его снова сковало напряжение.
    Непробиваемая защита.
    Электронным ключом он открыл входную дверь.
    — Тут все специально отделано для экскурсий. Не совсем, конечно, как в вашем загородном домике, но все-таки есть что показать серьезным покупателям, пояснил он.
    Парис кивнула, медленно вошла внутрь. Сделала круг, знакомясь с обстановкой, и наконец выдохнула благоговейно:
    — Ох!
    — Не ожидала?
    — Даже не могла предположить! — Совершая второй виток по дому, она ощутила царившие тут спокойствие и безмятежность, лишь потом оценив тщательную работу архитектора, умело использовавшего освещение, подобравшего нужные объемы помещения. Комната была выполнена в голубых оттенках, с вкраплениями желтизны. Желтые пятна отражали солнечный свет, струящийся через французские двери и окна фронтона. Она ожидала увидеть тенденциозную ультрасовременную мебель и была приятно удивлена, когда ничто даже отдаленно не напомнило о принадлежности дома к колоссальному проекту будущего.
    Раскинув руки, она радостно рассмеялась.
    — Это чудо — изумительное и невероятное. Мне нравится. И они все такие?
    — Нет. Предполагается, что внеплановые покупатели отделают интерьер по своему вкусу. А этот — мой.
    Парис повернулась и уставилась на него, открыв было рот для удивленного восклицания и сразу же закрыв его. Лендинг — его задумка, его исполнение. Что же удивительного в такой покупке?
    — Решил вложить средства в недвижимость. — Джек облокотился о стену поблизости от двери; руки — в карманах. Вид небрежного равнодушия слегка портило позвякивание мелочи. Помимо воли взгляд ее устремился к источнику звука. Бряцание внезапно прекратилось. — Я не буду тут жить.
    — Почему нет? — спросила Парис. — Ты так верно схватил настроение. Я бы с радостью здесь поселилась. — Она повернулась, исследовала широкие, поднимающиеся вверх ступени. Через плечо поинтересовалась:
    — Что там?
    — Спальня, — промямлил Джек и решил: сомнительно, что до нее дошли его слова. Она уже превратилась в вихрь мелькающих длинных ног и развевающейся юбки. Он поднял руку, потер шею и медленно последовал за нею. Оказаться в спальне одновременно с Парне не казалось ему слишком уж удачной идеей. У тела его были свои соображения, превратившиеся в костер, когда он вошел в комнату и увидел глядевшую на него с постели девушку. Парис сразу же отвела глаза.
    Два шага, всего пара секунд — и она будет принадлежать ему именно там, где жаждет его тело. Опрокинутая на спину в его постели. Заполняющая комнату от самых потаенных уголков до высокого потолка звуками, подтверждающими крайнюю степень удовольствия.
    К счастью, мозг еще контролировал вожделеющее тело, поэтому он остался стоять в дверях.
    — Хочешь посмотреть кухню? — Заданный хриплым голосом вопрос снял напряжение, повисшее между ними. Но не до конца.
    — Почему нет? — безразлично пожала плечами Парис, и он снова поплелся за нею, теперь вниз.
    На холоде, в окружении безупречно блестящей стали и мрамора, без постели на заднем плане, Джеку сразу полегчало. Слава тебе господи! Он оперся на тумбочку, ожидая, пока она исследует все шкафы.
    — Одобряешь планировку?
    — Более-менее. — Закрывая дверцу буфетной стойки, она сверкнула виноватой улыбкой. — Меня трудно назвать завсегдатаем кухни.
    — Удивительно было бы обратное, — пробормотал он. Парис сморщила в ответ носик. — Что ж. Кто знает, может, сегодняшнее утро еще можно спасти?
    Она подошла, гладя рукой мраморную облицовку.
    — Мне известны женщины, которые душу бы продали за такую обстановочку.
    — Но ты не из их числа.
    Она улыбнулась и подняла руку, чтобы убрать волосы с лица, — точно так, как до того делал он. Его пальцы загорелись от воспоминания о ее коже, мягкой, нежной, манящей. Напряжение накатило на Джека с новой силой.
    Парис разглядела это в его глубоко посаженных глазах, в морщинке, появившейся между бровями, в знакомом движении руки, разминающей шею.
    — Тебе необходимо последить за собой, — сказала она с беспокойством. — Ты пробовал массаж, к примеру?
    — Мне не до того. Особенно в последнее время.
    Парис улыбнулась, покачала головой.
    — Неверный ответ.
    Она намеревалась изобразить легкую небрежность, но даже отдаленно не достигла своей цели. Непринужденная атмосфера исчезла без следа, моментально сменившись настороженностью. Его темные глаза опасно загорелись, в сознании возникли картины, распаляющие воображение: руки на теплой обнаженной коже.
    Она потянулась к нему, готовая откликнуться на любое предложение, заранее соглашаясь на все. Сделать что угодно, лишь бы разгладить горькую морщинку на лбу.
    Отдать себя целиком и полностью.
    — Ну, насмотрелась? — резко спросил он.
    Она вздохнула, отбрасывая в сторону несбывшееся.
    — Думаю, хватит на сегодня.
    Под ее пристальным взглядом он опустил засученные рукава рубашки, застегнул манжеты, поправил узел галстука. Почти…
    — Позволь мне. — Она шагнула ближе, разглядывая испорченный узел.
    — Не стоит, — строго одернул Джек.
    Парис недоуменно подняла брови.
    — Извини, но тут я не соглашусь.
    И не успел он ничего предпринять, как она быстрыми пальцами развязала галстук.
    — Ты соображаешь, что делаешь?
    — Это одна из тех немногих вещей, которые я умею делать, — печально поведала она.
    — Ты слишком сурова к себе.
    Неожиданная мягкость его слов моментально растворила хрупкую оболочку ее самообладания. Ей потребовалось глубоко вдохнуть и выдохнуть. Ноздри щекотал запах его тела.
    Соль и ветер. Мужчина. Джек. Хм.
    Легкая дрожь, сотрясающая Парис, сказалась на обычно точных движениях: она промахнулась. Во внезапно наступившей тишине она могла поклясться, что слышала шорох, с которым косточки ее руки прошлись по его подбородку.
    — Скользкий материал, — пояснила она. Голос прозвучал глухо и отдаленно, как будто съедаемый горячим туманом, окутавшим их. Она знала, что следует отступить, но ноги отказывались подчиняться. Она не могла оторвать глаз от его лица, такого близкого сейчас, что можно было пересчитать все темные точки на подбородке.
    — Не смей, — прорычал он.
    — Что?
    В его глазах была бездна. Темная и непроницаемая.
    — Не смей так на меня смотреть. Что бы между нами ни было.
    — . — Что?
    .Притяжение.
    Парис ожесточенно выдохнула и смогла наконец отвернуться. Голова кружилась. Джека тянет к ней.
    Он признал факт. Но ясно, что он не желает об этом слышать. Она и сама не уверена, что хочет знать об этом. Притяжение — точка отсчета. Приложив усилие, она достаточно спокойно произнесла:
    — Речь только обо мне?
    Он резко выдохнул.
    — Можешь так не считать.
    — Фу, какое облегчение. С ума можно было сойти, представляя, что все закончится, как и шесть лет назад. Я, ослепленная…
    — Чем?
    Она уставилась на Джека, не понимая, о чем он спрашивает.
    — Ты должен был знать, как я к тебе отношусь. Я так усердно таскалась за тобой, что трудно было не понять.
    Его молчание было достаточно красноречивым.
    — Неужели ты не знал? — пробормотала Парис. А ей казалось, что все было предельно ясно. — Ох, Джек, я втрескалась в тебя по уши сразу, как отец притащил тебя к нам.
    Она ожидала реакции на свои слова — должен же он сделать что-нибудь, а не только стоять и глазеть на нее.
    — И это давнишнее… ослепление… имеет отношение к твоему возвращению?
    Похоже на дурацкий ребус. Парис хотелось бы знать, какого ответа от нее ожидают. Она ответила холодно:
    — И да, и нет. Я порвала с Эдвардом, поговорила с отцом, всплыло твое имя. Я снова начала думать о тебе.
    Часто. А потом он позвонил и предложил мне работу.
    — Ты вернулась домой из-за работы?
    — Я вернулась, потому что отец меня попросил. Он впервые меня о чем-то просил.
    — Что именно он тебе сказал? — медленно произнес Джек. — В чем будет заключаться твоя работа?
    Парис потрясла головой в смятении от учиненного ей допроса.
    — Ты знаешь, в чем заключается моя работа! Забыл, что ли, к какому решению мы пришли, когда обсуждали, что делать с… притяжением между нами?
    — Ничего мы с этим делать не будем, — рявкнул он с мрачной гримасой обреченности. Посмотрел на часы, нахмурился, бросил взгляд на дверь.
    Парис ощетинилась. Скрестила руки на груди, вздернула подбородок, словом, заняла оборонительную позицию.
    — Почему нет?
    — Тебе нужны объяснения?
    — Да, нужны. На днях ты хотел поцеловать меня и поцеловал бы, если бы не Джулия.
    — Разговоры ничего не изменят, — огрызнулся Джек.
    — Я и не хочу разговаривать. Я хочу что-нибудь сделать.
    Он уставился на нее. Желваки ходили вверх-вниз.
    — И что ты хочешь сделать, Парис? — выдавил он наконец.
    В прошлый раз слова любви его не заинтересовали. Сегодня она будет спокойной, собранной, без детских выходок. Предложит только то, что он может принять.
    — Я хочу этого поцелуя, — сказала она просто. Мне интересно, куда он нас заведет.
    Джеку гадать не требовалось. Куда еще, как не в постель? Ему так ясно представился образ двух прильнувших друг к другу тел, переплетенных ног, смятых простыней, что он физически почувствовал, как крошатся с силой сжатые зубы.
    — У меня нет времени на такие исследования.
    — Думаешь, потребуется много времени? — съязвила она, блестя насмешливыми глазами. Ехидство смешивалось в них с чем-то, что он не мог определить. — Поцелуй может оказаться неудачным. Или мы можем очутиться в постели, что тоже можно посчитать за неудачу Джек быстро закрыл и открыл глаза. Она даже представления не имеет, насколько права.
    — Остынь, Парис. Этого не случится, — он сунул руки в карманы, нащупывая ключи от машины. — Нам пора.
    Она не последовала за ним к двери. Обернувшись, он обнаружил, что она уже изготовилась к последнему залпу.
    — Не так давно мы прекрасно понимали друг друга. Я предлагаю отношения, в которых никто никому ничего не будет должен. У тебя есть возможность заняться горячей любовью — и никакой ответственности при этом. И ты отказываешься?
    — Ты считаешь, если я прыгну в постель с дочерью босса, той, что чудесным образом возникла в благоприятном месте в самое благоприятное время, то никаких обязательств у меня не появится?
    Джек следил, как его слова понемногу просачивались в ее сознание. Он смог точно уловить момент, когда она полностью прочувствовала их значение.
    Понимание отразилось в ее глазах, она качнула головой, отгоняя его, как назойливую муху. Коротко, недоверчиво хохотнула.
    — Думаешь, отец притащил меня домой и предложил эту работу лишь затем, чтобы повлиять на тебя?
    Спустись на землю, Джек! — Она снова засмеялась, звук прокатился по нервным окончаниям Джека, как по струнам.
    — Тогда скажи, почему, принцесса? Он ничего не делает без причины.
    Прищурившись, она некоторое время рассматривала его, взвешивая различные возможности, потом разом отбросила их, беззаботно пожав плечами.
    — Его причины всегда связаны с бизнесом, так что откуда мне знать? Почему бы тебе не поинтересоваться у него самого?
    Она подошла к нему и проскользнула мимо, но не раньше, чем Джек заметил боль в ее глазах. Проклятье! Он не должен ее жалеть. Вообще не должно быть никаких чувств, кроме возмущения ее участием в манипуляциях папаши. И гнева. Она и сама пытается его использовать.
    Для секса, черт побери!
    Шагая к машине, он намеренно позволил возмущению и гневу бурлить изо всех сил, надеясь вытеснить из сердца неуверенность, возникшую буквально на пустом месте. Он просто обратил внимание на боль в ее глазах и инстинктивно среагировал. К тому времени, как он распахнул дверцу машины и начал заводить мотор, гнев уже жил собственной жизнью.
    Боковым зрением видя на соседнем сиденье женщину, такую гордую и неприступную, он убедил себя, что вообразил ее раненый взгляд.
    Задетая гордость, сделал заключение Джек. Все оттого, что ее опять оттолкнули. Все как шесть лет назад, вот только предложение разительно отличается. Тогда она говорила о любви. Хотела одарить его своей невинностью, просто душу ему рвала на части.
    А сейчас ей требуется быстренько переспать, подлечишься, так сказать, старые раны.
    Держись, парень!
    Кратковременные романы — не его амплуа. Связь с Парис Грентем потребует всех сил, наложит обязательства, нарушить которые будет невероятно сложно.
    Любовь была в планах Джека Меннинга, но не в ближайших. Сначала надо развернуть собственный бизнес, стать хозяином, а уж после думать о серьезных отношениях с женщиной. Та, которую он полюбит, должна будет понимать его отношение к работе.
    И, несомненно, полюбит его не за большой доход или постоянное внимание. Но не Парис Грентем. Ни за что. Он слегка расслабил пальцы, с силой сжимающие руль. Такая уравновешенная, отстраненная — такая женщина не для него.
    Помимо воли в голове замелькали кадры из недавнего прошлого, те, что невольно оседали у него в мозгу последние несколько недель. Вот она щурится, сражаясь с непокорной базой данных. Прикушенный кончик языка — видимо, так ей легче сконцентрироваться на цифрах бюджета. Радостная улыбка — она кружится по гостиной.
    Он ударил кулаком по рулю.
    — Зачем ты это делаешь? — сорвалось с его губ. Парис от неожиданности подпрыгнула на сиденье. Он ощутил мстительное удовлетворение. Она взбудоражена не меньше его, просто лучше скрывает. — Зачем ты прячешь свои чувства под этим выражением?
    Ее губы тронула та вежливая улыбка, которую он ненавидел.
    — Какое именно выражение ты имеешь в виду?
    — Ты прекрасно знаешь, принцесса. Научилась у матушки?
    — Да. Научилась. — Щекой он ощущал ее взгляд. даже внимательно наблюдая за дорогой. — Хочешь, дам тебе пару уроков?
    Джек ожег ее взглядом.
    — На кой мне?
    — У тебя будет возможность спрятать свои чувства.
    — Вздор, — отрезал Джек. — Мне ничего не надо прятать. Я злюсь, потому что зол.
    Она вопрошающе изогнула брови.
    — Возможно, тебе просто надо выпустить пар.
    — Что все это значит? — Он едва не сорвался, заметив, как небрежно она пожала плечами.
    — Ты ведь нечасто бываешь на людях.
    — Много ты знаешь — где я бываю, а где нет.
    — Я знаю, сколько ты работаешь, никогда не пользуешься женщиной, как прикрытием…
    — Мне не требуется прикрытие, — рявкнул он.
    — Как скажешь. — Она повернулась к ветровому стеклу и восстановила на лице выражение а-ля леди Памела.
    Тормоза протестующе заверещали, когда Джек. стремясь уйти от оживленного движения, резко свернул в тихий переулок. Он нажимал на газ все сильнее, упиваясь властью над мощной машиной, радуясь, что хоть кто-то его слушается. Не станет он тормозить, останавливаться, хватать ее в охапку и трясти, пока не сотрет с лица мерзкую надменность! Наконец он нажал на тормоза, но только чтобы избежать столкновения с трейлером, позволившим себе оказаться слишком близко.
    М-да, он будет избегать эту женщину. Она сводит его с ума.

Глава 6

    Как можно игнорировать притяжение столь сильное, яростное, жаркое? Как он выдержит, если Парис готова ежедневно напоминать ему об этом?
    Хватит отводить глаза в сторону, шарахаться от случайных прикосновений Она решила отбросить натянутые улыбки и напускную холодность, как ненужные заколки для волос, и выжать все из их вынужденной близости, измочалить его.
    Конечно, план сработал бы лучше, если бы они виделись почаще, мрачно вздохнула она. За пять рабочих дней, прошедших со дня памятной поездки, она трижды видела его издали и — колоссальный результат — ухитрилась провести в его компании две с половиной минуты.
    Что делать, если главное не изменить? Для него она никогда не станет просто Парис. Всегда будет Парис Грентем, послушной дочкой босса.
    А чего она желает, на самом-то деле? Неужели ей хочется близких отношений с этим человеком? Да. К сожалению.
    С жалобным стоном Парис поднялась, отбросив назад кресло, шагнула к окну. Он решил, что забраться к нему в постель — единственная цель ее жизни.
    Что она только для того и проникла к нему в контору.
    И основания у него есть, несомненно. Как убедить Джека, что у нее имеются и другие причины, по которым ей хочется работать на отца, что она не знала о так называемом специальном проекте до того самого утра в кабинете Кей Джи?
    Погруженная в мрачные раздумья, она не очень внимательно смотрела в окно… пока там вдруг не обнаружился объект ее печальных размышлений, остановился, повернулся, словно поджидая кого-то. Похоже, его окликнула рыженькая дамочка, спешившая через площадь. Женщина приподнялась на цыпочки, поцеловала его в щеку. Волосы ее сверкали на солнце, как пламя.
    Джек повернулся. Взгляд Парис сразу переметнулся на него. Лицо сверкало белозубой улыбкой, поклясться можно — он громко хохочет. Потом он обнял женщину за плечи, и они пошли.
    Когда сердцебиение немножко стихло, Парис обнаружила, что стоит, прижавшись лбом к холодному стеклу. Оторвалась от него и рухнула в кресло, пытаясь, встряхивая головой, отогнать образ обнявшейся парочки. Встряхивая волосами все сильнее, она почувствовала, как в груди разрастается острая боль.
    Ревность.
    Она хотела бы быть женщиной, смеющейся вместе с Джеком. Чувствовать себя легко в его компании, а не пережевывать миллион раз каждое выражение лица, каждое слово и поступок.
    Обеими руками она вцепилась в край стола, но подавить охватившие ее эмоции оказалось не так-то просто. Никогда Парис не подозревала в себе таких собственнических инстинктов. Ей было все равно, если Эдвард танцевал с другими женщинами, если они обнимали его за шею, даже вешались на него.
    Тогда она считала свое поведение свойственной взрослым людям терпимостью. Теперь понятно, что она просто не была влюблена.
    Ей не все равно, что Джек смеется, разговаривая с этой женщиной. Совсем не все равно. Ее распирает от муки, и ревности, и злости.
    Она сильнее сжала стол — иначе сейчас просто швырнет чем-нибудь тяжелым в стену. Дыши глубже, велела она себе. Сконцентрируйся на том, чтобы не сделать ничего дурацкого.
    Па третьем вздохе она поняла, что может уже отойти от стола и стоять не шатаясь. Скорее вон из этой конторы так быстро, как только позволяют каблуки! Охваченная лихорадочным возбуждением, она шла до тех пор, пока не заныли мышцы.
    Тогда она остановила такси.
    — Куда, лапочка?
    Парис пожала плечами.
    — Мне обязательно надо выбрать?
    Водитель пробормотал что-то относительно денег и женских глупостей, и они поехали.
    После пяти минут бесцельной поездки вокруг квартала ее окутала пелена жалости к себе. Не так давно Джек обвинил ее в существовании на чужие деньги, и она тогда здорово расстроилась: преспокойно пришла на готовенькое рабочее место, приняла ключи от квартиры, находящейся в собственности компании, пользуется машинами из богато укомплектованного гаража.
    Она ничего не сделала, чтобы стать Парис, самой собой. Половину рабочего дня проводила, придумывая предлоги повидаться с Джеком, практически так же, как делала, будучи влюбленной девочкой, а другую половину посвящала изучению ерунды, базовым навыкам, которые должна была бы иметь, занимая такую должность.
    И теперь ожидает уважения? Она фыркнула с пренебрежением к самой себе. Всю свою жизнь она позволяла отцу, матери, потом Эдварду диктовать ей, что и как делать, принимать за нее решения, считая, что так можно заслужить их любовь. И ничегошеньки не заслужила.
    Такси остановилось на оживленном перекрестке, а она думала о прошедших неделях, о радости учиться чему-то новому, об удовлетворении после решения сложной задачи и поняла, что так бывает в любой профессии. Если она сумеет обрести уверенность, работая с этим проектом, то сможет найти себя. Благодаря собственным достоинствам. Эта мысль вызвала у нее улыбку. Месяц назад она не посмела бы предположить, что у нее имеются какие-либо достоинства.
    Как только проект завершится, она съедет с квартиры. Начнет собственную жизнь. Хватит сидеть на пассажирском месте, пора рулить самостоятельно.
    Она наклонилась вперед и постучала по разделительному стеклу между салоном и водителем.
    У ворот Лендинга стоял тот же охранник. Он тут же вспомнил Парис. Бэрри немного прошелся с ней, поднимая ее настроение неожиданными шуточками.
    К тому времени, как он вернулся к воротам, она вовсю улыбалась. Хорошо бы знать побольше таких. как Бэрри. Соль земли, обычно говорила их экономка.
    Черт, сколько времени прошло с тех пор, как она вспоминала о Мардж и днях, проведенных в ее шумной семье? Парис видела там много необычного для себя: родители, с радостью проводившие время с детьми, не боящиеся показать им свою любовь, а при необходимости и наказать.
    В двенадцать лет она была достаточно мудрой, чтобы понимать — ее родители никогда не изменятся… и достаточно наивной, чтобы поверить — когда-нибудь появится кто-то наподобие Теда Марджа, человека, чьи приоритеты ясны.
    Она брела без определенной цели, а очнувшись, обнаружила себя на том месте, где неделю назад они стояли с Джеком. Тогда его мимолетное прикосновение к ее волосам затронуло сердце.
    Вздернув подбородок, она развернулась и сделала три решительных шага в обратном направлении. Передумала, глубоко вдохнула свежий морской воздух, оглядела величественную панораму, открывающуюся перед ней. Отбросив волосы с лица, внимательно оглядела разбросанные там и тут виллы, разделенные зеленью деревьев.
    Спокойствие этих мест действительно завораживает.
    Спокойствие, созданное в мире вечной гонки.
    Целую неделю Парис ломала голову над способами разрекламировать Лендинг, но все ее усилия были безуспешными. Играла со словами, пока они намертво не впечатывались в мозгу, но готовые фразы звучали искусственно и напыщенно, теряя всякую привлекательность. Ни умные слова, ни глянцевые снимки, сделанные лучшими фотографами, не отдавали должное этому месту. Люди должны приехать и ощутить все сами… и не за пятнадцать минут обзорной экскурсии.
    В прошлую пятницу Джеку это удалось как нельзя лучше — случайно или нарочно. Он замедлил шаг и погрузил ее в атмосферу этого места. Неторопливо подготовил ее чувства, показывая свой удивительно спроектированный дом.
    Перспективные клиенты заслуживают такой же встряски.
    Тематический прием, решила она, дрожа от внезапного озарения. Должно сработать! Морская прогулка, может быть, но это не основное. Флотилия лодок доставит гостей. Оформить все надо в стиле корабельной палубы, официантов нарядить соответственно.
    Идеи так и роились в голове у Парис. Кого пригласить?
    Она самодовольно улыбнулась. Тут все просто. Немногие могут позволить себе взглянуть на Милсон-Ленлин, но те, что в состоянии это сделать, — ближайшие друзья ее отца или ее соученики. Люди, у которых полно денег, причем желающие, чтобы все об этом знали.
    Ей надо собрать их тут.
    Приедут ли они из любопытства? Станет ли возможность поглазеть на самую нашумевшую стройку Сиднея достаточной приманкой? Ее брови сошлись в раздумье. Возможно, следует организовать все под прикрытием благотворительности, пожертвования в какой-нибудь фонд — соответствующие комитеты сразу проявят инициативу…
    Вернувшись в «Дом Грентема», она стряхнула все со стола на пол, положила перед собой блокнот, придвинула телефон. Тремя часами позже она переговорила с председателем благотворительного фонда, разработала план действий. Не хватало конкретной даты. Она позвонила Джеку… потом еще раз. Джулия неизменно отвечала, что он еще не вернулся с обеденного перерыва.
    Парне зажмурилась: отчетливо возникла картинка двух голов — одной темноволосой, другой рыжей, склоняющихся все ближе и ближе друг к другу…
    — Есть предположения, когда он явится с этого таинственного перерыва? — поинтересовалась она.
    Джулия молчала достаточно долго. О чем только она думает? Не лучший метод заработать уважение к себе как к специалисту.
    — Мне очень жаль, но я…
    — Нет, Джулия, — прервала Парис. — Это мне очень жаль. Я не должна была позволять себе такой тон. Начну снова — Она помолчала, собираясь с мыслями. — У меня появилась идея относительно приема в Лендинге, и мне надо договориться с Джеком о дате. Если я сегодня не решу с ним этот вопрос, то выходные пропадут, а у меня уже все на мази.
    — Мне очень жаль, Парис, я могу обещать только, что передам твое сообщение.
    — Спасибо, Джулия.
    Через двадцать минут Парис вздрогнула от робкого стука в дверь. Выглянув, она обнаружила на пороге Джулию.
    — Ты, значит, уже уходишь, — без необходимости отметила она, глядя на сумочку, свисающую с плеча секретарши.
    — Да. — Девушка переступила с ноги на ногу. — Я зашла сказать, что Джек пришел и сразу ушел. Я сказала, что ты хотела с ним поговорить, но… он просто прошел мимо.
    — Домой?
    — Да нет, скорее всего в гимнастический зал. — Она нервно постучала пальцами по притолоке. — Видимо, он попозже позвонит тебе.
    Если сочтет нужным. Боль в груди возобновилась.
    — Он всегда проводит так много времени вне кабинета?
    — И в кабинете тоже, хотя в последнее время больше ночью.
    Парис знала, что ее следующий вопрос граничит со шпионажем, но не могла удержаться, чтобы не задать его.
    — А личная жизнь?
    Джулия округлила глаза.
    — При том объеме работы, как у него? Он невероятно занят, доводя до завершения Милсон-Лендинг, и, кроме того… — Поток слов Джулии внезапно прервался. Она покраснела.
    — Кроме того, еще и я? — догадалась Парис.
    — Ой, нет. Я не то собиралась сказать. — Джулия прикусила губу и покраснела еще сильнее. — С тобой никаких проблем как раз нет.
    — Не считая инцидента с кофе.
    Джулия улыбнулась:
    — Могло быть и хуже. — (Парис вопросительно подняла брови.) — Ты могла бы опрокинуть и обе чашки.
    Парис рассмеялась, покачала головой.
    — Спасибо тебе, мне необходимо было развеселиться. — Но больше ей нужен был этот маленький знак дружеского участия, понимания, — как еще можно назвать теперешнее отношение Джулии.
    — Тяжелый день?
    — Утомительный. Большую часть ждала, пока придет Джек. — Она откинулась на спинку кресла и встретила сочувственный взгляд Джулии робкой улыбкой. Терпение не входит в число моих достоинств.
    — Он был на совещании по поводу наследства отца. Он, Тина и душеприказчики.
    Сердце Парис замерло, потом забилось быстрее.
    — Тина?
    — Его сестра.
    Сестра. Парис попыталась не захлебнуться от неожиданного восторга. Сказала себе, что сердце ее никакого значения не имеет, особенно теперь, когда она твердо решила заработать репутацию профессионала.
    — Мне действительно надо поговорить с ним.
    — Ты всегда можешь застать его в гимнастическом зале.
    Парис осмотрела свой костюм.
    — Сомневаюсь, что одета для занятий спортом.
    — Но ты ведь зайдешь, только чтобы поговорить… верно?
    Парис проигнорировала двусмысленную улыбку Джулии. Да, она зайдет исключительно по делу. Она открыто улыбнулась направившейся к выходу девушке.
    — Спасибо, что зашла, Джулия. Я это очень ценю.
    — Без проблем.
    Гимнастический зал на самом верхнем этаже «Дома Грентема» был безлюден, если не считать единственного человека, дубасящего по несчастной груше.
    Парис глядела на игру мышц и сухожилий на его плечах с немым благоговейным трепетом. Он явно пользуется ими. И частенько.
    Он услышал невнятное бормотание, быстро обернулся, со снайперской точностью отыскав ее среди тренажеров. Было нечто в его пристальном взгляде — беззащитность и мощь, не меньшая, чем та, которую он вкладывал в свои удары. Воздух между ними заискрился.
    Видимо, в гимнастическом зале он так же тяжко трудится, как и на рабочем месте.
    Мысль обеспокоила Парис.
    Он направился к ней, по дороге сдирая зубами перчатку с руки, потом другую. Перчатки полетели на пол. У нее вышел весь воздух из легких от первобытной грации его движений. Сердце бешено застучало, в груди запылало: Джек был уже рядом с ней.
    Пот выступил не только у него на лбу. Капельки блестели на ровном загаре рук, плеч, окаймляли спортивную майку. У нее на глазах одна капелька соскользнула вниз, исчезнув в волосах на груди.
    Парис глотнула и попыталась сосредоточиться на том, что привело ее сюда. Работа. Запах его жаркого тела… Число, на которое следует назначить прием. Его дыхание, слегка сбившееся после упражнений… Заработать уважение своей работой. Ей следует помнить о работе.
    Она наконец обрела голос.
    — Мне надо поговорить с тобой.

Глава 7

    Сразу, как только он увидел Парис, с глазами, наполненными знойным теплом, ему стало ясно, что, избегая ее, он ничего не добился. Сумасшествие никуда не исчезло. Наоборот, обострилось до крайности.
    — Тренироваться я не намерена — мог бы и сам догадаться.
    На ней был один из ее дорогостоящих костюмов, что он не преминул отметить, отнюдь не напоминавший спортивную форму, но воспламенивший Джека сильнее, чем самый откровенный купальник. Возбуждение захлестнуло его при виде случайно выглянувшей узенькой полоски шелка, когда девушка наклонилась. Прошло три секунды, а он все не мог избавиться от наваждения. Пальцы чесались от желания атаковать ряд пуговиц у нее на груди, открыть ее своим глазам, рукам, губам.
    Он схватил гирю и принялся поднимать ее. Рывок вниз. Рывок — вниз.
    — Думал, ты хочешь поговорить, — вырвалось у него. Рывок — вниз. Она не отвечала. Он взглянул на нее и понял, что совершил ошибку. Все ее внимание было приковано к его руке, глаза затуманились, губы чуть приоткрылись. — Черт, Парис. Я просил тебя не смотреть на меня так. — Он швырнул гирю на подставку, тяжело дыша, пытаясь справиться со сдавившим его грудь тугим кольцом желания. — Что ты хотела сказать? Через пять минут я ухожу.
    — Конечно.
    — Что значит «конечно»? — Он прищурился, упер руки в бока, надеясь, что поторопит ее вызывающим поведением. — Давай. Выкладывай, принцесса.
    Она почти начала, но решение ее переменилось.
    Неуловимое движение головы, сжавшиеся губы, словно прикусившие рвущиеся слова. Движение горла, сглотнувшего их. Она выпрямилась и, как всегда, подняла подбородок.
    — Пожалуй, сейчас не самое лучшее время.
    — Нет?
    Она шагнула назад. Джек последовал за нею. Глупо, но остановиться было не в его власти. Он жаждал ссоры, хоть какой-то разрядки от горячего мутного беспокойства, овладевшего им с некоторых пор и приведшего его сегодня после изнурительной рабочей недели в гимнастический зал. Он надеялся выбить из себя наваждение до того, как позвонит ей, и, возможно, преуспел бы, если бы она не притащилась сюда.
    — Снова сбегаешь? — спросил он, наступая на нее, и почти настиг, когда она споткнулась. Как в замедленном кадре, он увидел мелькнувшие руки, услышал слабый испуганный крик, почувствовал отчаянно цепляющиеся за него пальцы, и она полетела вниз… увлекая его за собой.
    Они тяжело рухнули на пол. Звук падения глухо отозвался в голове у Джека. Каким-то образом он оказался внизу, а Парис — на нем. Несмотря на звон в ушах и боль в животе, куда угодил ее локоть, он мгновенно остро ощутил ногу, угнездившуюся между его ног, мягкую тяжесть женской груди.
    — Ты в порядке? — задыхаясь, спросила она.
    И — новые ощущения: тяжелый шелк волос и прикосновение ноги в чулке. Джек застонал в ответ на удвоенные пытки.
    — Прости. При падении ты принял весь вес на себя, а я — не перышко. Ничего тебе не повредила?
    Она шевельнулась, послышался шорох ее одежды, когда она села. А потом, помоги ему господи, она начала ощупывать его. Руки прошлись по плечам, вверх по шее, погладили по голове. Еще один хриплый выдох смесь удовольствия и боли — вырвался из его груди.
    — Я поранила тебя!
    Постоянно этим занимается.
    — Где?
    Ее пальцы пробежали по затылку, видимо, она наклонилась над ним. Пола ее пиджака коснулась его руки, дыхание — лица. Он жадно впитывал нежный запах, потом открыл глаза и отрешенно взглянул на нее. Беспокойство, отраженное в глубине ее глаз, туго закрутило какую-то пружину у него в груди, потом пружина развернулась, освобождая его.
    — Везде, — просто ответил он. Что уж она вывела из его ответа, неизвестно, только губы ее слегка раскрылись, выпустив еле слышное восклицание.
    — Может, поцеловать, где болит? — Ее мурлыканье отозвалось во всем его теле. — Здесь? — прошептала она, прикладывая губы к его коже. Потом раскрыла губы, погладила его влажным язычком.
    Губы оторвались от него, палец тронул горбинку его носа.
    — Как это ты ухитрился?
    — Стукнулся о стальную балку.
    — Глупый ты, — улыбнулась она.
    — Глупый я, — повторил он, просовывая руку под спадающие волосы, охватывая ее затылок и мягко наклоняя к себе.
    Ничего похожего на их первый поцелуй, грубый от злости и огорчения. Пробуя улыбку, не исчезнувшую еще с ее губ, он не мог описать эмоции, бурлящие внутри него, но знал: что бы он ни ощущал, чувства его превосходили простую физическую потребность. Он усилил давление на ее затылок, захватывая ее всем своим существом.
    Их губы встретились, языки соприкоснулись. Он погрузился глубже, пробуя, вдыхая; ее трепещущий отклик удваивал его тягу. Не надо спешить. Он откинулся назад, выровнял дыхание, но Парис тут же засунула руки под его майку. Как можно останавливаться, если ее мягкие вздохи сулят такое блаженство?
    Кончики ее пальцев поглаживали его ключицы, лаская, пробираясь дальше. Когда она подняла его майку и начала исследовать волосы на животе, он приподнялся. Из горла вырвался сдавленный хрип. Ее глаза блистали, она склонилась над ним, жадно приникнув губами к впадинке у шеи.
    Одним расчетливым движением Джек перекатился на спину, подминая ее под себя. Его инстинкты требовали сорвать маленькую юбчонку, раздвинуть ей ноги, погрузиться в нее.
    Он обуздал себя коротким решительным выдохом.
    Не надо забывать, где они… и кто она. Определенно не из тех женщин, которые приветствуют, когда их тискают в уголке гимнастического зала. Такие, как Парис, требуют соответствующей обстановки. Соблазнять их следует в пятизвездочном отеле с шампанским и кроватью, застеленной старинными простынями, имея в запасе достаточно времени, чтобы удовлетворить ее великолепное тело. Он взглянул на это тело, распростертое перед ним в бездумном забытьи.
    Волосы разметались по пылавшему лицу, глаза затуманились. Ему пришлось снова одернуть себя.
    — Ты невероятно прекрасна, — пробормотал он.
    Черт, как банально звучит! Ему хотелось произносить слова, которые никто никогда до него не говорил, которые она не могла еще слышать, которые еще не придумали. Сила желания будоражила его, но не удивляла.
    Он чувствовал себя собранным, наполненным невиданными ощущениями и всемогущим. Невероятно! Он не знал, как это будет с нею, а потому избегал ее.
    Она шевельнулась, мягкое дыхание приподняло и опустило обратно прядку золотых волос. Он отодвинул их, провел ладонью по матовой коже щеки, вниз, к горлу, вдоль линии пиджака.
    Легкая дрожь прошла по ее телу, он усилил нажим, впитывая в себя ее желание. Зажмурив глаза, попытался справиться с внезапным напряжением, моля, чтобы оно исчезло до того, как он опять прикоснется к ней.
    — Меня почти доконало желание узнать, что у тебя под этим. — Он провел рукой по ее пиджаку.
    Уголки ее рта шевельнулись, приподнимаясь.
    — Надо было просто спросить.
    — Я спрашиваю.
    Глядя ему в глаза, она медленно расстегнула пуговки, позволила пиджаку распахнуться, открывая изящнейший шелковый и самый сексуальный бюст изо всех, когда-либо им виденных. Слово, со стоном вырвавшееся из него, не было ни романтичным, ни оригинальным, но промолчать он не мог, как не мог не провести пальцем по темному кружку просвечивающего сквозь ткань соска. Ее дыхание шелестело у его виска. Под пальцами он отчетливо ощутил ее дрожь.
    — Это… — Черт, не может вспомнить название.
    — Бюстье, — выдохнула она, — французская версия нижнего белья.
    — Французская версия пыточного оружия, — пробормотал Джек глухо, накрывая ладонью затянутую в шелк грудь. Потом другую. Он не видел ничего более эротичного, чем собственные руки, такие большие и темные, на бледной изысканной ткани. Голова у него закружилась от видений, проникающих в мозг с бешеной пульсацией крови. Скрежеща зубами, он за-, крыл глаза, борясь с искушением.
    Словно издалека до него донеслась мягкая мольба:
    — Пожалуйста, Джек.
    — Что? — переспросил он. — Поцеловать тебя? — И жадно приник к ее размягченному от желания рту, к благоуханной манящей шее, к кремовым вздымающимся холмикам грудей в кружевном обрамлении.
    Потом приложил губы к отвердевшему соску и втянул его в рот, жадно прислушиваясь к звукам поощрения и удовольствия, мурлыканьем вырывающимся из ее горла. Вытянул материю из юбки и — о! наконец добрался до гладкого совершенства обнаженной кожи.
    Ее бедра беспокойно двигались под ним, колени согнулись в приглашении. Нет, предупредил он себя, когда рука двинулась под юбку. Не здесь, не сейчас, уговаривал он себя, поглаживая шелковистую поверхность бедер и поднимая юбку выше… Черт! Следовало знать. Чулки. Ровно и гладко охватившие ноги, привлекающие взгляд к полоске кожи наверху. Такой мягкой, такой теплой. Пальцы ощупали край каждого чулка, подбираясь к самому сокровенному.
    Довольно, приказал он, отступая.
    Но Парис придвинулась ближе, провела ногой по его ноге. Даже сама мысль об этой гладкой ноге, скользящей вдоль его бедра, обвивающей его, ускорила биение пульса, заставила кровь бурлить.
    — Нет, — простонал он.
    — Да, — прошептала она, ее сияющие глаза молили о большем. Она подняла его руку и прижала к сокровенному. Ее влажное тепло опалило его, даже через белье. Он не мог шевельнуться, не мог дышать. Никогда еще не владело им желание столь сильное, никогда не была столь глубока жажда слияния.
    Парис зашевелилась, рывками прижимаясь к нему в поисках более тесного соприкосновения, желая его, сообщая о своем желании хриплыми выдохами нетерпения. Непослушными пальцами он убрал преграду и дотронулся до влажной обнаженной плоти. Поглаживая ее, ощутил ответные содрогания. Так дьявольски отзывчива. Он рванул вверх кружева, забрал обнаженную грудь в рот, принялся жадно ласкать.
    Ее руки вцепились в него, словно ей нужно было удержаться за что-нибудь, что могло бы спасти ее от падения, и Джек желал, больше чем чего-нибудь другого в жизни, стать ее якорем и безопасной гаванью.
    Он снова коснулся ее. Она раскрылась навстречу.
    Он удерживал ее так долго, как только смел, потом, как во сне, пригладил ей волосы и запечатлел на лбу нежный поцелуй. Пальчик за пальчиком разжал яростную хватку ее руки. Ресницы Парис широко распахнулись, она прильнула к его груди, просунула ладони под его руки, мурлыкая низким обольстительным голосом.
    — Я хочу касаться тебя. Хочу чувствовать тебя.
    — Нет. Достаточно, — прошипел Джек сквозь стиснутые зубы. Конечно, не достаточно, но для пола гимнастического зала — с лихвой. Зал, между прочим, предназначен для общего пользования.
    Великолепно, Меннинг!
    Он отодвинул ее в сторону и воспротивился, когда она попыталась прижаться к нему. Определенно достаточно до тех пор, пока он не затащит ее в постель… а это случится не раньше, чем он все обдумает, учтет все последствия. Сомнительно, что в данной ситуации он может спокойно размышлять.
    Дрожащая Парис не смогла бы определить, как долго она приходила в себя. Джек явно намерен упорствовать. Он не только отстранил ее, но и стал приводить в порядок, застегивая пуговки. Сел, высвободившись из ее протянутых рук.
    — В чем проблема? — спросила она, все еще не оправившись от легкого головокружения и недовольная происходящим.
    — Проблемы будут, если кто-нибудь войдет.
    Ох, бог мой!
    Она с усилием приподнялась на колени, тупо уставившись на прозрачную стенку, отделяющую зал от холла с лифтами. Он был пустынен, но в любой момент мог кто-то пройти. Эвелин, к примеру. Или отец.
    Что ему стоит вернуться из своего затянувшегося вояжа?
    Джек одернул на ней пиджак, разгладил юбку, пытаясь хоть немного уменьшить нанесенный ущерб.
    Сомнительно, что ноги удержат ее, не то она вскочила бы как ошпаренная. Публичные представления такого рода не для нее. Что на нее нашло?
    А Джек?
    Конечно, он не остался равнодушным — она прекрасно почувствовала силу его возбуждения, да и какой мужчина устоял бы? Она же готова была посрывать с себя все, терлась о него, умоляла о прикосновениях. Тянула к себе его руки.
    Неслыханное унижение! Парис опустила голову, чтобы скрыть густой румянец. Ей необходима выдержка. Спокойствие. Собранность. Она сделала глубокий вдох и подняла голову.
    Джек пристально глядел на нее. Учитывая обстоятельства, слишком, пожалуй, спокойно.
    — Ты опять?
    — Что?
    Он потянулся, приподнял ее подбородок пальцем.
    — Изображаешь леди Памелу, принцесса. Это не ты.
    Парис инстинктивно вздернула подбородок.
    — Ты так думаешь? Я… — и остановилась, видя, что он рассмеялся и опрометчиво придвинулся ближе. Их колени соприкоснулись. Озадаченная неожиданной веселостью его глаз, с заколотившимся сердцем, она упустила это движение. Но поцелуй не заметить уже было нельзя.
    Он воспользовался внезапностью и проник языком в ее рот. Горячее тепло продолжало волнами расходиться по телу еще долго после того, как он оторвался от ее губ и прижался лбом к ее лбу.
    — У меня вырабатывается дурная привычка целовать тебя в публичных местах, — уныло прокомментировал он и добавил:
    — Ты не можешь с этим справиться, да?
    — С чем?
    Он нелепо высоко задрал подбородок и бросил на нее высокомерный взгляд.
    Парис попыталась остаться серьезной.
    — Смешно ты передразниваешь.
    — Смешно, когда ты задираешь нос, сама о том не зная. — Он легонько провел пальцем по ее носу, и она снова начала таять. — Я думал, ты делаешь так нарочно чтобы меня позлить.
    — Видимо, это вошло в привычку.
    — Но это не твое.
    — Откуда тебе знать, что мое, а что нет? Я и сама понятия не имею.
    — Ты имеешь понятие о многом, о чем даже не подозреваешь.
    Ее сердце замерло в ответ на похвалу и мягкий покровительственный тон. Но она неотрывно глядела на торчащую из мата нитку, старательно вытягивая ее дальше.
    — Откуда ты знаешь?
    — Как я ни выкручивался, ты настояла на своем.
    Нитка в ее руках оборвалась. Она быстро подняла на него глаза. Не стоит вкладывать в его слова то, чего в них нет, сказала она себе, но сердце, готовое ухватиться за соломинку, не желало подчиняться. Оно подскочило, похоже, даже перевернулось. С бесконечной осторожностью она сформулировала следующий вопрос:
    — Значит ли это, что ты переменил свой ответ?
    — Принимая во внимание события последнего часа, имеются некоторые основания для такого предположения.
    Ладно, подумала Парис, с опаской прислушиваясь к буханью сердца. Еще немного откровенности.
    — Ты говорил, что не хочешь спать со мной.
    — Нет. — Он стукнул себя по колену. — Ты невнимательна. Я говорил, что у меня нет времени на тебя.
    — О… теперь положение переменилось?
    — Переменится. Я позабочусь. — Он нахмурился. Ей не понравились ни его хмурость, ни отсутствие большого энтузиазма. Но что можно сделать? Разве она в силах продемонстрировать свою доступность более явно?
    Воспоминание о недавнем эпизоде, когда она молила и протягивала руки, в то время как он сохранял полное самообладание, заставило ее опять ощетиниться.
    — После того, как вопрос будет проработан, собираешься ли ты поставить меня в известность?
    — Ты узнаешь первая.
    — Хорошо бы точно знать, когда. А то всегда, как надо от тебя получить ответ, у меня возникают проблемы.
    Он имел дерзость снова рассмеяться.
    — Ты ведь избегал меня, да?
    Он поскреб рукой по подбородку.
    — Да.
    — Почему?
    — Потому что чувствовал, чем все кончится. Подомну тебя под себя, — Джек печально оглянулся, — где-нибудь не в самом подходящем месте. — Он издал долгий вздох. Веселье из его глаз вдруг улетучилось. — Предполагалось, что я буду за тобой приглядывать, а не волочиться.
    Она не могла не улыбнуться его словам. Он снова собирается говорить об обязательствах, о том, что она дочь босса, о его ответственности, о том, что он неподходящий для нее человек. Она вспомнила о своих служебных обязанностях и способах добиваться уважения окружающих.
    — Ты прав, — к его удивлению, согласилась Парис.
    — Спорить не пытаешься?
    Как ему объяснить?
    — Сегодня мне было откровение, — медленно начала она, надеясь, что в словах нет излишнего пафоса. Я поняла, как важна для меня эта работа, как сильно мне хочется преуспеть. И еще я обнаружила, что кое-какой прогресс есть. Джулия смягчилась и пошутила.
    Она улыбнулась его недоумению, махнула рукой.
    — Поверь мне, это признак того, что у меня успехи.
    Но испортить все оказалось так просто. — Одним легким движением она сумела указать на себя, на него, толстеклянную стену.
    Он подался вперед. Положил руки по обе стороны от нее. Заглянул прямо в глаза, словно пытаясь проникнуть в мысли.
    — Не потому ли ты пыталась сбежать? Чтобы защитить свою репутацию? Она так много для тебя значит?
    Она кивнула, онемев от его близости.
    Одним ловким движением он вскочил на ноги и помог ей встать. Она споткнулась и вынуждена была опереться о его грудь. Невероятный темп биения его сердца оказался заразительным — кровь быстрее побежала по ее жилам, разнося тепло по всему телу.
    — Если ты собираешься отложить свои эксперименты, я не возражаю.
    Он усмехнулся, словно прекрасно знал, как легко может манипулировать ею, если только захочет, Он перевернул ее руку, внимательно поглядел на часы и ошеломил вопросом:
    — Ты на машине?
    — Одной из принадлежащих отцу.
    — «Порше»? Видел ее внизу. Тогда еще подумал: возможно, ты на ней приехала.
    Она кивнула, пытаясь понять подоплеку вопросов.
    — Подбрось меня.
    Парис присвистнула. Не потому, что в принципе не хотела этого. Просто он слишком много себе позволяет. Она никогда не собиралась становиться бесплатным извозчиком.
    — А если у меня другие планы?
    — Тогда обедать можешь не оставаться.
    С этими словами он повернулся и направился в душ, оставив Парис посередине гимнастического зала с глупой улыбкой на губах и счастьем, переполняющим сердце. Судя по тому, как он торопился, она решила, что у него уже есть планы. Хм. Тем не менее сейчас очевидно другое — он приглашает ее на обед.
    Вот!

Глава 8

    Парис выводила «порше» с подземной стоянки, пристраивалась в поток машин, а его скупое приглашение продолжало наполнять ее бурлящей радостью.
    Уголком глаза она видела твердую руку Джека, упирающуюся в приборную панель. Ее так сильно трясло, что неплохо было бы отвлечься. Иначе волнение может помешать полностью вкусить радости первого свидания. Следует успокоиться. Пытаясь не улыбаться самым глупейшим образом, она стала вспоминать об истинной цели своего визита в гимнастический зал.
    Излагая Джеку свои планы относительно Лендинга, она нашла, чем занять мысли и руку, выразительными жестами сопровождающую рассказ.
    — Рад, что при разговоре тебе достаточно только одной руки, — сухо сообщил Джек.
    Она окинула его привычным высокомерным взором, но смазала все впечатление улыбкой, удержать которую была не в силах.
    — Ты, видимо, из разряда тех старорежимных индивидуумов, которые считают: при вождении автомобиля необходимы руки.
    — Как минимум.
    Парис состроила гримаску, углядев расстегнутую верхнюю пуговицу.
    — Ненавидишь носить галстуки, да? — Она усмехнулась. — Кей Джи родился в галстуке.
    — Представляю. — Он вернул ей ухмылку, и мгновение она наслаждалась взаимопониманием, пока не раздался пронзительный гудок. Она поспешно выправила руль. — Похоже, мне стоило взять такси.
    Она рассмеялась и провела невообразимый маневр, просочившись между машинами.
    — Ты мне не доверяешь?
    — Золотко, я не доверяю никому, кто водит машины в таком стиле.
    Золотко. О, если бы… Она безжалостно задавила назойливую мысль в зародыше, нечего упиваться иллюзиями.
    — Почему, кстати, я тебя везу? Что с твоей машиной?
    — Ничего. Сестра взяла. Ее престижный лимузин нынче забастовал.
    «Тина», — вспомнила Парис разговор с Джулией и, увидев приподнятую бровь своего соседа, поняла, что говорит вслух.
    — Ты встречала Тину?
    Она притворилась, что поглощена перестроением в другой ряд, пытаясь сформулировать приемлемый ответ. Ничего не придумав, решила сказать правду.
    — Я увидела вас сегодня из окна. Джулия сказала, что это твоя сестра.
    — Ты спросила Джулию?
    — Не совсем так. — Проклиная собственную глупость, она промямлила:
    — Это выяснилось само собой.
    Притворившись, что оглядывается на напирающую сзади машину, она перехватила взгляд Джека.
    Он был очень доволен собой. Словно прочитав ее мысли, наклонился и спросил:
    — Тебе непременно надо было узнать, кто она?
    Парис смутилась, а он положил большую теплую руку ей на колено и промурлыкал прямо в ухо:
    — Ты ревнуешь, принцесса? Не это ли грызет тебя изнутри?
    Да, подумала она, околдованная его низким вкрадчивым голосом и ладонью, неторопливо поглаживающей ее колено.
    Парис судорожно сглотнула. Означает ли это, что он думал о ней, пока она была с Эдвардом? Она жаждала ответа на свой вопрос, мечтая, что услышит именно это. Нет! Не будет она спрашивать.
    Несколько километров прошло в молчании, заполненном неспрошенным, неотвеченным, неузнанным.
    Наконец терпение Парис лопнуло. Она откашлялась.
    — Где ты живешь?
    А хотела сказать другое — предостеречь его относительно необоснованных претензий, без сомнения.
    Он заметил озабоченную морщинку у губ и моментально пожалел об излишней откровенности. Она-то ничем не делилась.
    — Так где? — поторопила она.
    — В Орчард-Хиллс.
    Она качнула головой, на лице ничего не отразилось. Явно никогда не слышала об окраине, великолепно подходящей для него. Есть ли у них хоть что-то общее, кроме невыносимого стремления занять горизонтальное положение? Помимо «Дома Грентема»?
    Мысль обеспокоила Джека. Он снял ладонь с ее колена. Возможно, везя ее домой, он поторопился. Слишком, слишком рано.
    ft-слишком поздно.
    Они почти на месте, он направил ее в левый переулок. Два поворота, затем — проезд Гревила. Она обеими руками крепко сжимала руль, словно во власти нарастающего возбуждения. Или опасения.
    — Помедленнее, — подсказал Джек после очередного поворота. — Здесь.
    Машину занесло — она свернула слишком резко, едва не пропустив тускло поблескивающие металлические ворота. Парис затаила дыхание. Времени оценить обстановку у нее не осталось, потому что она, была неожиданно ошеломлена появлением целой своры собак, не питающих никакого уважения к рулям, тормозам и автомобилям. Парис надавила на тормоз, «порше» закрутился, разбрызгивая во все стороны гравий, пару раз подскочил по-кенгуриному и остановился.
    — Ты в порядке?
    Она кивнула. Казалось, половина собачьей популяции Сиднея окружила машину, соревнуясь в диком, разнузданном лае.
    — Полагаю, можно было припарковаться поближе к дому, — недовольно заметил Джек.
    Парис указала на тявкающую на все лады воинственную ораву:
    — Я их всех передавлю.
    — Они уйдут с дороги.
    Она обернулась к нему.
    — У меня идея получше. Ты выходишь и сам разбираешься со своими ненормальными собаками! Одна бровь приподнялась.
    — Я бы так и сделал, если б смог. Вот только они не мои.
    — А чьи тогда?
    Джек глянул в окно. Остервенение своры уменьшилось. Парис вдруг обнаружила, что собак гораздо меньше, чем она предполагала.
    — Здоровяк с глупой мордой принадлежит моей сестре Анне. Тот, что рядом, — кому-нибудь из ее детишек. Гончая, что никак не может успокоиться, и лохматая дворняга — брату Майку. Похоже, все.
    — Ox. — Вот так путаница. Оказывается, сестер больше одной. Оказывается, семья бо-о-ольшая. — Но дом-то чей? — спросила Парис, всматриваясь сквозь деревья в проезд. Как и собаки, деревья были разных форм, размеров и видов. За ними проглядывал фасад здания.
    — Мой, естественно. Плюс к этому здесь живут, он начал загибать пальцы, — мама, Майк и моя младшая сестра Либби, хотя ее никогда нет дома. После смерти отца мама решила продать свой дом и купить поменьше. А на время переехала сюда. И все, кто не умеет готовить еду, притащились следом.
    Парис кивнула, поняв лишь, что его семья очень похожа на семью Мардж. Она завела мотор и уже собиралась переключить скорость, как из-за деревьев появилась группа детей. Собаки радостно приветствовали пополнение.
    — Так насколько велика твоя семья? — задумчиво спросила она.
    — Два брата, три сестры. А эти, — он указал на удаляющихся детей, — зовут меня дядя Джек.
    Парис отлепила руки от руля и вытерла их о костюм от Армани.
    — Не трусь, они не опасны. Шуму много, но опасности никакой, — утешил мягко Джек.
    Сказано это было явно для того, чтобы развеселить ее, но Парис совсем не была настроена смеяться. Джек не говорил о родственниках. Она ни за что бы не согласилась поехать, если бы речь зашла о семье.
    — Ты мне пару раз говорила, что хотела бы иметь большую семью, — он снова прочел ее мысли.
    — Такое не закажешь по каталогу.
    Она ненавидела свой отрывистый тон, смущение, охватившее ее, потому что понятия не имела, откуда оно взялось. Завела машину и подъехала поближе к дому. Он оказался совсем не таким, каким она себе его представляла. Абсолютно!
    Изначально он планировался как весьма стандартное сооружение, но впоследствии улучшался и расширялся с помощью разнообразных пристроек. Неуклюжее строение оживляли сверкающие окна. Тем не менее Парис сознавала, что это не просто здание, а именно дом.
    Машину снова окружили, на сей раз тявканье смешалось с выкриками и визгом. Общий шум перекрывали пронзительные вопли:
    — Дядя Джек, дядя Джек!
    Дядя Джек накрыл ее руку своей.
    — Ну что, познакомимся кое с кем из Меннингов?
    Паника вдавила ее в сиденье. Ей хотелось увидеть его дом и его семью, но ошеломляла внезапность, с какой ее поставили перед фактом. На нее напало оцепенение.
    Как она посмотрит в глаза его матери?
    Парис тяжело вздохнула.
    — Не обижайся, но мне кажется, что время не самое подходящее. Меня не ждут, и я не одета, чтобы знакомиться с родителями.
    — Жуткая чушь.
    Парис прикусила губу. Да, она несет чушь, придумывая, как бы отвертеться. Внезапно в голову пришла спасительная идея.
    — Я бы с удовольствием, Джек, но я только что вспомнила: как раз сегодня придет Фелиция. — Ложь, и не самая удачная.
    — Что за Фелиция?
    — Старая школьная приятельница. Я недавно обнаружила, что она живет в одном со мной доме, только двумя этажами ниже. — Хоть немного правды.
    — Если она живет так близко, то без труда сможет зайти попозже.
    — Да, — Парис лихорадочно соображала, что бы еще придумать, — но я забыла полить цветы. — Тоже ерунда. Сомнительно, что цветы засохнут в ближайшие несколько часов. Она вынула из сумочки мобильный телефон. — Позвоню.
    — Цветам?
    — Фелиции.
    Его большая рука протянулась, вынула телефон из ее дрожащих пальцев. Одним пальцем он повернул ее лицо к себе.
    — Они тебя не укусят.
    Из-за его плеча выглядывали несколько маленьких рожиц, прилипших к стеклу. Все зубы были только у одной.
    — Ты должен был предупредить меня, дать привыкнуть к мысли.
    — И ты бы поехала?
    Она не ответила.
    — Так я и думал. — Джек помедлил. — Я хочу, чтобы ты зашла, но пойму, если не согласишься. Переживу.
    Парис снова прикусила губу, задыхаясь от его близости, от любопытства, написанного на маленьких физиономиях, от чего-то, что не могла точно определить.
    — Мне действительно надо позвонить Фелиции.
    Иди вперед. Я быстро.
    Одну мучительную секунду она ждала его ответа, но он только склонился к ней, поцеловал в лоб и вышел из машины.
    В окно она видела, как он поднял маленькую девочку и подбросил ее высоко в воздух. Ее радостный вопль перекрыл общий гам. Крохотный малыш обхватил руками ногу Джека, и тот устроил великолепное представление, как будто идет с неподъемным грузом на тяжеленной деревянной ноге. Самая крупная из собак прыгала вокруг маленькой группы, длинный розовый язык свисал из пасти.
    О, боже! Парис прижала ладонь к губам, словно таким образом можно сдержать неистовое биение сердца. Что с ней такое? Почему она не выходит, не идет с ним рядом? Разве не об этом она всегда мечтала: быть приглашенной к Джеку домой, включиться в ритм его жизни?
    Низкое урчание работающего вхолостую мотора отдавалось в голове, напоминало, что еще не поздно удрать. Она нажала на сцепление, переключая скорости, наконец остановилась на первой. Трусость, конечно, но как можно войти в его дом, навязаться его родным, не будучи представленной? Не может же она… Она подпрыгнула от неожиданности, когда дверца внезапно приоткрылась, пропуская темноволосое крохотное создание. Приложив руку к груди, Парис наблюдала, как пришелец карабкается на пассажирское сиденье, засовывает грязный большой палец в рот и, устроившись с максимальным комфортом, оглядывается по сторонам. Девочка взглянула на нее такими же громадными карими глазами, что и у Джека.
    Спасите, подумала Парис, повторила свой молчаливый призыв и наконец заметила пустоту вокруг. Куда все подевались? Казалось, даже собаки ее бросили.
    Некоторое время она молча глядела на свою соседку.
    — Почему ты не идешь домой, золотко? Твоя мама, должно быть, беспокоится, где ты.
    «Золотко» не пошевелилось.
    — Мне надо ехать домой, так что тебе придется выйти из моей машины.
    Большие темные глаза слегка расширились, палец выскользнул изо рта.
    — Меня зовут не Золотко, а Дэт, — торжественно объявила она.
    — Какое необычное имя. Оно сокращенное, да?
    Глазищи невозмутимо созерцали ее.
    Парис беспомощно улыбнулась и протянула руку.
    — Что ж, привет, Дэт. Очень рада познакомиться.
    Меня зовут Парис.
    Дэт внимательно исследовала руку, но не взяла ее, поэтому Парис наклонилась ближе и посмотрела на нее ответным торжественно-строгим взглядом.
    — А теперь мне действительно надо ехать, Дэт. Давай, беги домой, ладно?
    Дэт энергично помотала головой, густые темные кудряшки при этом били ее по лицу. Парис снова оглянулась, потом с решительным вздохом заглушила мотор и протянула руки. Пяти секунд оказалось достаточно, чтобы ее шею обвила пара довольно чумазых ручонок. Парис слегка отстранилась, чтобы спастись от удушения и выбралась наружу. И тут же маленькое теплое личико уткнулось ей в плечо. Она остановилась как вкопанная.
    Вдыхая нежный детский запах, она провела ладонью по растрепанным блестящим волосам, щекотавшим ее подбородок. Сердце беспокойно подпрыгнуло, когда девчушка повторила ее жест.
    — У тебя красивые волосы, — сказала Дэт.
    — Спасибо. И у тебя тоже. — Парис проглотила комок в горле. Прошло больше десяти лет с тех пор, как она держала на руках ребенка.
    Отбросив в сторону воспоминания, она сделала три шага по широкому крыльцу, стукнула в прозрачную дверь, повертелась, пытаясь заглянуть внутрь.
    Откуда-то изнутри раздавались голоса взрослых, отдельные выкрики детей. Она постучала громче и попыталась оторвать руки Дэт от своей шеи. Маленькие ручки усилили свою хватку.
    — Дядя Джек приглашал, вот и заходи, дорогая, пролепетала девочка.
    Оставалось только на дрожащих ногах войти в холл.

Глава 9

    Парис пошла на шум множества голосов — не приглушенного говора, а того, что она назвала бы беседой на повышенных тонах. Раньше, чем она смогла что-то разобрать, перед нею выросла рыжая голова женщины, руки которой вырвали у нее Дэт. Бросив Парис откровенно любопытный взгляд и доброжелательное:
    «Привет», она исчезла на лестнице.
    Парис глубоко вздохнула и ступила в комнату. Шум не утих — где-то верещали дети, а на кухне гремела посуда, но перед ее появлением беседу прекратили.
    Джек стоял у бара, спиной к двери. Ему не надо было оборачиваться, чтобы узнать, кто вошел в комнату, когда Майк присвистнул и простонал: «Класс».
    Он только напомнил себе, что Майк — член семьи, а потому стоит дать ему еще шанс, прежде чем начать размазывать его по стене. Он осторожно поставил пиво на стойку и сказал сдержанно:
    — Руки прочь, братишка. Дама моя.
    Она стояла в дверном проеме: спина прямая, подбородок задран вверх, в глазах — немой призыв. Спасите! Знакомая гремучая смесь высокомерия и неуверенности царапнула его по сердцу. Ему хотелось броситься через комнату, заявить свои права на нее, защитить. Он не прошел и полпути, как Вине уже совал ей в руку пиво.
    Анна возмущенно округлила глаза.
    — Мог бы догадаться, Винсент, что она захочет чего-нибудь поприличнее. — Глаза сестры, глядящие на приближающегося Джека, блестели от нескрываемого любопытства. — Не хочешь представить свою девушку, Джеки?
    Джек выстрелил в сестру взглядом, но в этот момент на лестнице появилась его мать вместе со следующими за ней по пятам, по крайней мере, пятью внуками.
    — Теперь, когда они помыты, мы можем поесть. Она остановилась и улыбнулась Парис. — Привет, дорогая. Ты привезла Джека домой? Надеюсь, ты останешься пить чай. Ничего особенного, но мы будем очень рады.
    Парис открыла рот для ответа, но мать Джека уже скрылась в кухне, бросив через плечо:
    — Джек, ты сможешь представить свою девушку, когда все рассядутся. Иначе мы будем суетиться бесконечно.
    Джек подождал, пока все ушли, потом повернулся к Парис. Широко распахнув глаза, она облегченно выдохнула. Он пригладил ее волосы, провел по шее.
    ?, . — Ты не сбежала. — До того мгновения, когда она появилась в дверях, он не сознавал, насколько это важно для него.
    — Я здесь только потому, что меня взяла в плен маленькая замарашка.
    — Должно быть, Дэт.
    — Странное имя.
    — Все очень просто. Натали сократили до Нэт, а братишка выговорить не мог, поэтому получилась Дэт. — Он быстро поцеловал ее шею и залюбовался затуманившимися глазами. — Она подпольно работает на меня. Ей я обязан твоим присутствием.
    — Она прелесть.
    — Рад, что она тебе понравилась. — Он наклонился, погладил губами мочку ее уха. — Хотелось бы целовать и целовать тебя, но, если в самое ближайшее время мы не появимся, все отправятся на поиски.
    За громадным столом оставалось только два свободных места, и они располагались через шесть стульев друг от друга. Выразительная жестикуляция Джека не подействовала на брата. Майк ухмыльнулся и остался на своем месте.
    — Приветик, — вкрадчиво обратился он к Парис. Я Майк, симпатичный брат Джека. Не желаете ли присесть со мной? — Он выразительно похлопал по стулу, стоящему рядом.
    Она подарила ему свою самую очаровательную улыбку.
    — Очень приятно познакомиться.
    У Джека снова появилось желание шмякнуть кого-то головой о стол, будь он неладен, этот братец! Интересно, сколько времени понадобится, чтобы усмирить эти дикие желания? Он грозно воззрился на Майка. Тот понял наконец, что лучше убраться. Женщины обменялись через стол понимающими взглядами, Джек старательно их проигнорировал. Он предложил Парис стул и потянулся за корзинкой с хлебом.
    — Где твои манеры, Джек Меннинг? — с другого конца стола спросила его мать.
    Джек отложил рогалик и наклонился к Парис.
    Хлебный нож служил ему указкой.
    — Братишку Винса ты уже видела. Красотка рядом с ним — его жена Ким. Потом Кристина, но мы зовем ее Тина. — Нож показывал на всех сидящих за столом по очереди. — Маму можешь называть Мэри. Мелкоту оставим на потом. А это Майк… к сожалению. Теперь моя старшая сестра Анна со своим мужем Диком.
    Сейчас прошу внимания всех — это Парис.
    После завершения ритуала знакомства все вернулись к прерванным занятиям: громким разговорам, наполнению и опустошению тарелок, звяканью приборами. Мать Джека — Парис даже мысленно не могла назвать ее Мэри — изредка делала слабые попытки призвать всех к порядку.
    Несмотря на свои первоначальные опасения, Парис неожиданно расслабилась. Настроение всеобщего товарищества и добродушного подшучивания оказалось заразительным. Немалое внимание уделили и тому, что Майк назвал таинственной личной жизнью Джека, но Джек, казалось, не возражал. Он никого не поправил относительно статуса Парис в его жизни. И когда их имена соединяли, она ощущала теплую волну, заливающую все тело. Такое же тепло она ощущала всякий раз, когда он касался ее, что происходило достаточно часто. Его рука почти все время лежала на спинке ее стула, пальцы поигрывали кончиками волос, хотя, казалось, он всецело сосредоточен на ожив: ленной дискуссии с Диком.
    Когда женщины начали собирать тарелки, чтобы отнести их на кухню, Парис последовала за ними. Поступить так казалось естественным. Она обнаружила на кухне Анну, уже погрузившую руки по локоть в мыльную пену, и Тину — выгоняющую маму кухонным полотенцем.
    — Иди к Ким и детям, — говорила она. — Они собираются включить видео.
    — Я могу помочь? — робко спросила Парис.
    Тина повесила полотенце ей на плечо.
    — Давай. А я пока приготовлю кофе.
    Первые мгновения оказались нелегкими, потому что Анна непременно желала выяснить, какие отношения связывают Парис с Джеком, и подвергла ее тщательному допросу. Верить, что они просто вместе работают, она не желала, но что еще могла сказать Парис? Она сумела перевести разговор в более безопасное русло, спросив, чем Анна занимается.
    — Я? Менеджер с загрузкой по полной программе, с хитрой улыбкой сообщила та.
    — В какой области?
    — В домашней.
    Тина фыркнула и подтолкнула Парис локтем.
    — Она морочит тебе голову. Полагает, что управляет домом и детьми, но это очень и очень спорно.
    — Я очень эффективно веду дела, что бы ты там ни говорила! — возмутилась Анна.
    — Дела?
    Две другие женщины обменялись взглядами.
    — Дом Меннингов. Мы все тут работаем. Вине, Дик и Майк занимаются мужскими делами, я отвечаю за покупки, Ким — за внутренний вид, Анна — управляет. — Тина, фыркнув, покосилась на сестру, та брызнула в ее сторону мыльной пеной и обозвала не самым приличным словом.
    Парис прикусила губу. Как она завидовала этим притворно сердитым перебранкам, близости, позволяющей им налетать друг на друга и радостно хохотать! Никто никогда не обзывал Парис Грентем… прямо в лицо, во всяком случае.
    В дверь сунулась Ким, язвительно поинтересовалась, скоро ли будет кофе, что послужило причиной для новой лавины насмешек. Парис из-под ресниц наблюдала за женщиной. Ким вписалась в семью так, словно родилась в ней, но наверняка было время, когда она чувствовала себя посторонней. Желала ли она страстно объединиться с ними? Легко ли ей было приспособиться?
    — Эй, Ким, Парис работает в Милсон-Лендинге.
    Она, наверное, видела твое детище, — выкрикнула Тина и обернулась к Парис. — Ты была внутри виллы Джека? Здорово, а?
    — Изумительно. Твоя работа? — спросила она Ким.
    — К сожалению. — Ким округлила глаза, но все равно выглядела довольной. — Клянусь, на Джека я работала в последний раз. Не допускает никакой свободы творчества — рубит на корню. Планы этого человека невозможно поменять ни на йоту. — Ким пожала плечами.
    — Я пыталась тебя предупредить, — рассмеялась Анна. — Почему, ты думаешь, у него слава главного упрямца семьи?
    Парис рассмеялась вместе со всеми, но ощутила легкое беспокойство. Невозможно? Несомненно, они преувеличивают. Поменял же он свои планы относительно нее.
    — Пошли, Парис. Твоего парня наверняка давно пора спасать. — Тина картинно застыла в дверном проеме с подносом, уставленным чашечками с кофе.
    — Они уже взяли его в кольцо? — спросила она Ким.
    — Естественно.
    О чем это они?
    Наверное, испуг Парис был заметен, потому что Ким ее пожалела.
    — Стоит им собраться вместе, как мужчины нападают на Джека, требуя, чтобы он вернулся к Меннингам, — пояснила она. — Как будто он может оставить свою высокую должность в большом городе!
    Громкое бульканье воды вклинивалось в объяснения Ким. Анна через плечо крикнула:
    — Закончила наконец. После шестнадцатой тарелки я всегда начинаю жалеть, что я — не единственный ребенок в семье.
    — Никогда, никогда не желай себе такого, — пробормотала Парис. Потом, испугавшись, что ее патетическое заявление могли услышать, она повесила полотенце и поспешила в гостиную.
    Джек вовсе не был в кольце. Он подвинулся, освобождая ей место рядом с собой на софе.
    — Ну как? — спросил он.
    — Все в порядке.
    Но, не успев сесть, Парис поняла, что лжет. Она ощущала надежность его большого тела совсем близко от себя, вес его руки, обнявшей ее за плечи, пальцы, поигрывающие ее волосами. Впитывала теплоту улыбки Ким, подававшей кофе, низкое гудение беседы Винса и Майка, смех детей в соседней комнате.
    Заметила нежный поцелуй, запечатленный Диком на лбу Анны, пристроившейся на полу у его коленей.
    Горло, грудь сжимала странная тоска.
    Она не хочет быть его кратковременным увлечением. Она хочет всего этого: поддразниваний, теплоты, семьи.
    Любви.
    Кружка дрогнула у нее в руке, кофе расплескался.
    Джек взял кружку и вытер ее пальцы. По какой-то непонятной ему причине она выглядела очень жалко.
    Вполне возможно, это результат получасового пребывания наедине с его сестрами. Черт! Ему не надо было позволять ей туда идти; можно было догадаться, что они дадут ей жару.
    — Если вы уже достаточно насытились моей едой, он демонстративно зевнул, — я подумываю над тем, чтобы лечь пораньше.
    Все оставили намек без внимания, кроме той единственной гостьи, отпускать которую ему как раз и не хотелось. Она вскочила на ноги.
    — Да, — быстро проговорила она. — Я и так засиделась.
    Джек, прищурив глаза, с открытым неодобрением оглядел своих родственников, кровных и не очень.
    Ноль эмоций. Он спас Парис от блюда, которое его мать пыталась всунуть ей в руки, и уже собирался отвести ее куда-нибудь в тихий уголок, когда прямо им в ноги врезался небольшой снаряд. Взглянув вниз, он обнаружил Дэт, пытающуюся привлечь к себе внимание, дергая Парис за юбку. Джек подхватил малышку одной рукой, сурово покачал головой.
    — Разве ты не смотришь «Анастасию», Натали Кэйт Дикин?
    — Я уже шесть раз смотрела. — Она выставила перемазанные шоколадом пальцы, подарила ему украшенную ямочками улыбку и обхватила за шею. Возможно, ребенок ошибался в своих подчсетах, но не подлежало сомнению, что фильм она видела. Сквозь закрывшие ему обзор кудряшки он заметил, что мать девочки суетится вокруг отпечатавшихся на юбке Памс грязных пальчиков.
    — Ничего страшного. Правда. — Парис мельком оглядела грязные следы. — Это всего лишь юбка.
    — Я бы так не сказала, — заметила Анна. — Хотела бы влезть во что-нибудь подобное.
    — Так же, как и я, — хмыкнул Майк.
    Джек решил, что готов всех поубивать. Медленно и мучительно И начнет с Майка.
    Когда он наконец повел ее к двери, их приглашали заходить еще и не стесняться.
    Интересно, кто тут хозяин?
    Он мысленно поклялся серьезно поговорить с Винсом о завершении строительства маминого дома.
    Завтра же.
    Джек довел Парис до «порше» и облокотился о дверцу со стороны водителя. Света из дома и от луны было довольно, чтобы видеть ее лицо, но недостаточно, чтобы понять настроение. Там, на софе, она казалась скованной и, похоже, торопилась уйти. Он переместил Дэт с одной руки на другую.
    — Извини за все.
    — За что? Если ты имеешь в виду юбку, то это ерунда. У меня их не меньше сотни.
    — Это не означает, что мои племянницы могут их использовать вместо полотенец.
    — Ты извиняешься за свою семью? — Она была совсем близко, он снова пересадил Дэт с руки на руку. Точно. Извиняешься. — Парис медленно покачала головой. — Господи, Джек, чего бы я не отдала, чтобы иметь такую же!
    Ее заявление повисло в холодном воздухе, поразив обоих своей страстностью.
    — Я подумал… — Черт, о чем он подумал? — Мне не хотелось, чтобы ты чувствовала себя неловко.
    — Я чувствовала себя неловко, но ты и твоя семья в этом не виноваты. Они замечательные. — Она улыбнулась, однако улыбка вышла грустной, вымученной, как и ее последние слова.
    — Они имеют свои достоинства… Похоже, твои не часто берут на себя труд изображать счастливую семью.
    — Грентемы никогда даже не пытаются изобразить семью. — Она судорожно всхлипнула. — У нас была экономка, Мардж. С шумной семьей, типа твоей.
    — Помню Милая дама. Отличное шоколадное печенье.
    — Ага, это Мардж. — Улыбка ее так и не добралась до глаз. — Она иногда брала меня к себе на выходные во время каникул. Боже, мне так у нее нравилось Я мечтала, что… — Она опустила глаза, поковыряла землю носком туфельки. — Когда Дэт меня обняла, я вспомнила, что Эмили делала точно так же. Она была самой маленькой, поздним ребенком. — Натянутая улыбка переворачивала Джеку всю душу. — Я иногда воображала, что она — моя маленькая сестричка.
    — Ты теперь видишься с ними?
    Парис качнула головой.
    — Мардж умерла, пока меня не было. — Она пригладила юбку руками. — Мне пора. Возвращайся к своим.
    — Им присмотр не требуется.
    В отличие от нее. Если бы не Дэт, он бы схватил ее, прижал покрепче к себе, сделал что-нибудь, чтобы стереть эти одинокие воспоминания. Имея все, что только можно купить за деньги, она не получила ни капли тепла и внимания, жизненно необходимых каждому ребенку. Он не хотел, чтобы она уезжала.
    — Почему бы тебе не остаться?
    Не глядя ему в глаза, Парис покачала головой.
    — Нет. Не могу.
    Конечно, она не хочет оставаться, поскольку его дом кишит родственниками.
    — У меня есть свободные комнаты.
    Ее глаза удивленно блеснули.
    — Ты приглашаешь меня остаться… в свободной комнате? — Она облизала губы, размышляя, пытаясь понять.
    — Возможно, мысль не самая лучшая. — При отсутствии тяжелых надежных запоров он не мог гарантировать, что она надолго останется одна в этой свободной комнате. — Что ты делаешь завтра?
    — Еще не решила. А что?
    — В одиннадцать я собирался поехать с инспекцией на одно строительство. Могу взять тебя, если хочешь.
    Она помотала головой.
    — Не думаю.
    — Ты против новых строек?
    — Только по выходным.
    Черт! Джек покачал племянницу на руке, потер занывшую шею. Может, он отупел от усталости? Она же только что рассказывала, как проводила в детстве выходные вместе с семьей экономки, потому что ее собственная мать смоталась, а отец был слишком занят, зарабатывая свои миллионы.
    — Против еды по выходным у тебя тоже есть возражения?
    — Нет.
    Джек подумал относительно обеда, но до него больше двадцати часов. До ланча — четырнадцать.
    — Что ты думаешь по поводу позднего завтрака? спросил он.
    Она робко улыбнулась.
    — Стоит обсудить.
    — В одиннадцать?
    Ее улыбка стала шире.
    — В десять. И я выберу место.
    — Десять тридцать, — ответил Джек, но лишь затем, чтобы показать, что не все будет, как хочет она. — И я заказываю. Это мое последнее слово.
    Ее глаза прищурились.
    — Прекрасно, но будет упущением с моей стороны кое-что не сообщить об этом маленьком местечке.
    Джек прервал переговоры поцелуем. Тут он своего не упустил, ощутив нежные движения ее губ под своими, призывную мягкость ее рта. Она пахла теплым кофе и еще более теплыми обещаниями, и к тому времени, когда оторвался от нее, он был убежден, что они пришли к компромиссу, удовлетворяющему обоих.
    Он уже собирался убедиться в этом более основательно, как Дэт вцепилась в его волосы. Пришлось подкинуть ее вверх.
    — Устала, детка?
    Она кивнула.
    — Тогда целуй Парис на прощание, и пойдем скажем твоим родителям, что пора тебя укладывать. — Он потерся щекой о щеку Дэт, но та оттолкнула его.
    — Царапаешься, — надула губы девочка.
    Парис ехидно усмехнулась.
    — А мы не любим мужчин, которые царапаются, точно, Дэт? — Она шагнула ближе, провела ладонью по его покрытой щетиной щеке.
    Завтра, сказал Джек своему нетерпеливому телу. И только после того, как они поговорят, обсудят некоторые вещи. Он отодвинулся достаточно далеко, чтобы открыть дверцу машины, но маловато, чтобы избежать прикосновения ее тела, когда она проскользнула мимо и, шепнув извинения, задела его бедром. Он с изумлением подумал, откуда у него взялись мазохистские наклонности.
    Захлопнув за ней дверцу, он постучал по стеклу.
    Оно поползло вниз.
    — Забыл что-нибудь?
    Он наклонился, поцеловал Парис в кончик носа.
    — Твой адрес.
    Она порылась в сумочке, что-то черкнула, протянула ему клочок бумаги.
    — Найти несложно. Позвони мне от ворот, и я открою. Поставить машину на улице весьма затруднительно.
    Джек отступил, глядя, как ползет вверх стекло, слушая шум заводимого двигателя. Он прижал сонную головку Дэт к плечу и не двигался, пока дорогостоящее детище европейского автомобилестроения не скрылось в ночи Кровь продолжала играть у него в жилах еще долго после прощания Она мешала заснуть, вновь и вновь заставляя вертеться на кровати. Но он не жалел, что отправил ее домой, не уговорив остаться.
    Ему требуется время, чтобы справиться со своими импульсами, наметить стратегию поведения на завтра, такую, которая учтет произошедшее за последние пять часов… Она все еще оставалась Парис Грентем, дочерью босса. И главное: Парис еще не знала об этом, но он намеревался дать ей то, что она когда-то потребовала.
    Все так просто и так сложно одновременно.

Глава 10

    — Ах, ты! — Парис огорченно взглянула на безнадежно испорченный маникюр, совсем недавно поражавший своим великолепием, потом — гневно — на заевший замок, виновный в этой трагедии. Обладай ее глаза способностью видеть сквозь стены, досталось бы и навязчивой личности, трезвонящей у ее дверей с утра пораньше. — Успокойся, Фелиция. Сейчас я с ним справлюсь! — Не испортив остальные ногти. — У тебя нет случайно знакомой маникюрши, которая работала бы по воскресеньям с утра? — Она замолчала, потому что дверь наконец открылась.
    Это была не Фелиция.
    Джек пришел гораздо раньше и выглядел просто роскошно. Светлая бежевая рубашка оттеняла глубокую теплоту глаз и подчеркивала широкую грудь. Потертые джинсы облегали длинные ноги и массу других интересных мест. От одного его вида дыхание у нее перехватило, а пальцы босых ног впились в ковер.
    — Ты ждала кого-то другого? — Его взгляд скользнул от завязанного узлом на голове полотенца к свежеумытому лицу и трикотажной кофточке с короткими рукавами, которую она носила дома. Его неторопливое исследование задержалось где-то посередине, предположительно там, где короткая кофта не доходила до пояса джинсов.
    — Нечего разглядывать. Я думала, что это Фелиция, поскольку она единственная, кого я знаю в этом доме, а все прочие не должны бы проникать в дом, минуя охрану.
    Он помахал пропуском.
    — К счастью, я в этом доме не посторонний.
    Конечно! Парис недовольно передернула плечами.
    Вполне возможно, что он сам его и строил.
    Она уже собиралась спросить об этом, но заметила, какое пристальное внимание он уделяет средней части ее тела. Она бы выказала свое раздражение, если бы не хотела, чтоб он отвлекся от ее лица, — оно, должно быть, красное и распаренное после ванны.
    Она скрестила руки на четко обозначившейся груди, размышляя, можно ли, не нарываясь на слишком большие неприятности, улизнуть в спальню, чтобы надеть что-нибудь другое.
    — Не хочешь ли пригласить меня войти? — Он обошел ее раньше, чем она успела промолвить хоть слово. — Почему ты так держишь руки?
    — Потому что ты появился слишком рано! — Она выразительно взглянула на испорченный маникюр.
    В шесть часов утра она бросила попытки уснуть, и ей надо было чем-нибудь занять себя, чтобы не сойти с ума. Она и занялась лицом, потому что провела бессонную ночь, крутясь, переворачиваясь и пытаясь справиться с чувствами, которые испытывала к нему.
    Злясь на себя не меньше, чем на Джека, Парис продефилировала в гостиную и плюхнулась на диван.
    Сбросила полотенце со своих все еще влажных волос и приступила к их расчесыванию, сердито пытаясь побыстрее справиться с перепутанными прядями.
    Ранний визит Джека может означать, что его планы относительно ланча поменялись. Посещение стройки оказалось важнее. Естественно. Она взяла пузырек с лаком и яростно потрясла его.
    Пружины дивана просели под его весом. Парис выпрямилась, стараясь не сползать в его сторону.
    — Что это ты так рано?
    Джек подавил улыбку. Она очень старается выглядеть холодной, только вот ничего не получается.
    — Слышал, тебе требуется специалист по маникюру?
    Она принялась трудиться над своими ногтями, но короткие злые мазки явно были бесполезным упражнением.
    Джек невольно улыбнулся.
    — Слушай, ты так все совсем испортишь, — сказал он, пытаясь завладеть ее руками. Последовала короткая борьба, прежде чем она позволила ему положить ее руки к себе на колено. Он щелкнул пальцами. — Давай сюда.
    Она протянула ему кисточку.
    — Сначала удалим лишнее. — Джек скептически оглядел ее работу. Левая рука выполнена терпимо, но три пальца на правой, над которыми она только что потрудилась, выглядят плачевно. — Ясно, почему тебе требуется профессионал, — небрежно заметил он.
    После того, как он смыл поврежденный лак, Парис поблагодарила и убрала свои руки. Он терпеливо вернул их к себе на колено и взял маленькую бутылочку с лаком.
    — А я-то считал тебя жаворонком, — с подчеркнутым добродушием заявил он.
    — У меня должно быть время, чтобы наложить макияж, — тогда можно считать, что утро началось, — огрызнулась она.
    — Я надеюсь видеть тебя с утра без макияжа и без всего остального. Придется тебе перестраиваться, золотко.
    Парис моргнула, открыв рот. Джек ощутил легкое удовлетворение. Он правильно поступил, придя рано и застав ее врасплох. С сегодняшнего дня он собирается регулярно выводить ее из равновесия — вид у нее при этом изумительный: взлохмаченное и трогательно застенчивое создание затрагивает в его сердце какие-то тайные струны. Это та самая женщина, которую он надеялся найти за идеально оформленным фасадом. Женщина для него. С легкой улыбкой удовлетворения он встряхнул флакончик, уложил ее руки именно туда, где желал их видеть, и приступил к работе.
    Он так же сосредоточен, как и в кабинете, заметила Парис. И вчера в гимнастическом зале. Точнее, на полу зала. Ее рука дрогнула при воспоминании о вчерашнем, и он жестко удержал ее. Сквозь мягкую ткань она ощущала тепло его тела, силу крепких мускулов, а он наклонился еще ближе, так близко, что головы их столкнулись. Она вдохнула запах недавно вымытого тела, ощутила мощное притяжение… и одернула себя.
    Пряди волос перемешались, золотистые с черными, потом они медленно выпрямились, разрывая это мимолетное переплетение. Обоих будоражили чувственные образы. Парис хотелось протянуть руку к его голове, погрузить пальцы в темные волосы. Целовать и целовать его, не переставая. Господи, ей хочется этого так сильно, что желание пугает.
    — Готово. — Он поднял ее руки и потряс ими в воздухе, с одобрительным ворчанием проверяя свою работу.
    Охватывающие ее запястья пальцы, видимо, ощутили ускорившееся биение пульса, а может, он прочитал ее мысли… какова бы ни была причина, настроение его поменялось. Неспешным обольщающим движением он наклонился и подул на ее пальцы. Дуновение пробежало по ее нервным окончаниям. Парис показалось, что одежды слетают с нее, а теплое дыхание омывает кожу.
    Джек наклонился. Она было решила, что он хочет поцеловать ее, и боже, боже, как она жаждала этого, но он только одну за другой приподнял ее руки и аккуратно уложил их на диван.
    — Не хочу, чтобы мой тяжкий труд пошел прахом, пояснил Джек, снова отодвигаясь.
    Парис заморгала, пытаясь прочистить затуманенное жарким туманом зрение. Нынче утром ей никак не удается понять, что у него на уме. Он выглядит нереально спокойным. Его молчаливое разглядывание лишает ее последних остатков самоконтроля. Как противно это пристальное внимание, противно быть пойманной таким вот образом. Ей надо причесаться, заняться лицом, узнать, о чем он думает и для чего заявился в ее гостиную.
    — Ты не объяснил, почему появился так рано, — выпалила она.
    — А что?
    — Я не готова.
    Джек позволил себе насладиться быстротой ее реакции и нарастающим нетерпением. Он заметил и разгорающийся на щеках румянец, и слегка раздувающиеся ноздри, и оборонительную позу. Ее глаза потемнели, напоминая небо, затягиваемое тучами перед штормом.
    — По мне, ты отлично выглядишь.
    Лучше, чем отлично. Густые спутанные волосы смотрелись так, словно она только что поднялась с постели. Если убрать руки, эта штучка, напяленная на нее сверху, обтягивает грудь просто невероятным образом. Бюстгальтер отсутствует. Его взгляд опустился ниже. Нет даже отдаленного напоминания о впадинке живота, приветствовавшей его у двери. Плохо дело!
    Его глаза неторопливо поднялись вверх, к ее глазам, и в них опять вспыхнула восхитительная искорка гнева. Зря он ее дразнит, но искушение слишком велико. Наклонившись поближе, он медленно прочертил пальцем дорожку вдоль ее руки. Она резко выдохнула, грудь под тонкой кофточкой поднялась и опустилась. Определенно кофточка ему пришлась по вкусу. Очень даже.
    — К чему это ты не готова? — спросил Джек, продолжая путешествие вдоль ее обнаженной руки, задержавшись во впадинке у локтя.
    Она задрожала, облизала губы.
    — К тебе… нет! Я хотела сказать, к ланчу с тобой.
    Поспешность, с которой она исправила оговорку, вкупе с туманными глазами и ярким румянцем на лице говорили с гормонами Джека открытым текстом.
    Его тело мгновенно от ленивой расслабленности перешло в состояние боевой готовности. Он откинулся на спинку дивана, убрал свою руку. Если он постарается не торопиться, то, возможно, и сумеет выполнить свой план: поговорить — первое, поесть — второе, и лишь после этого можно думать о самом главном, со всеми сопутствующими ухаживаниями и ухищрениями.
    — Прежде нам надо договориться по некоторым вопросам.
    — Каким?
    — Относительно наших взаимоотношений. — (Парис посмотрела на него. Казалось, воздух сейчас взорвется от напряжения.) — Да. Закончим мы в постели, но не раньше, чем поговорим, поедим и еще немного поговорим.
    Она испустила громкий долгий вздох. Лицо ее теперь уже просто пылало, глаза зловеще прищурились, и Джек знал, что дело теперь не только в потрескивающем в воздухе электричестве. Она была возмущена.
    — Стоит мне уложить тебя в постель, и мы долго, очень долго не сможем заниматься ничем другим. Но до того, как мы туда попадем, нам надо согласовать некоторые базовые правила.
    — Базовые? Ты желаешь установить кодекс поведения? — Голос ее постепенно становился все выше и выше.
    Джек подался вперед и одним пальцем опустил ее подбородок вниз.
    — Правило первое: ты оставляешь царственные замашки и жесты за дверью спальни. Правило второе: там же мы оставляем все, что касается Грентемов.
    Правило третье…
    — А если я не буду играть по твоим правилам? прервала она.
    — Что вызывает твои возражения?
    — Я возражаю против самой концепции. Терпеть не могу правил.
    — Лишь потому, что тебе никогда не приходилось подчиняться ни единому, — спокойно ответил Джек.
    Он что, всерьез? Как он может смотреть на нее, прикасаться к ней и завязывать ее нервы в невероятные узлы желания, а после откидываться на спинку дивана и преспокойно перечислять правила? Она теперь один из его проектов, который можно спланировать и выполнять шаг за шагом?
    Досада усугубилась дискомфортом: она сидит тут, неловко вытянув руки, потому лишь, что нельзя испортить результаты его тяжкого труда. Парис вскочила на ноги.
    — Скажи мне, Джек. Среди всего задуманного тобой есть ли место для того, что могу захотеть я?
    — Чего ты хочешь?
    Голос ровный, возмутительно спокойный. Злость Парис перехлестнула через край. Подбоченившись, она уставилась на него.
    — Я тебе говорила. Секса. Горячего, без комплексов, без правил.
    — Нет.
    Она вздернула подбородок.
    — Тогда, думаю, тебе лучше уйти. Ничего другого не получится.
    Он не ответил, не двинулся с места, только вздулись желваки на скулах. И изменилось что-то в глазах. Они словно потемнели от мрачной решимости.
    — Ты действительно желаешь, чтобы я ушел? спросил Джек, голос его, мягкий и обволакивающий, вливался в ее уши, опутывая невидимой паутиной, лишая воли. Его глаза не отпускали ее, взгляд проникал в самые потаенные глубины души, он просто читал ее помыслы. И ответа ему не требовалось. Он понял. Его лицо смягчилось. Уголок рта пополз вверх, Иди сюда, — сказал он мягко и похлопал по сиденью рядом с собой.
    Она присела и мгновенно была пересажена к нему на колени — настолько быстро, что воздух с шумным «уф» вырвался из ее легких.
    — Так-то лучше. Теперь внимание, дорогая. Я не собираюсь повторять дважды. — Он обвел линию ее подбородка большим пальцем руки. Голос его удивительно соответствовал ощущениям от касающегося ее лица пальца. Шершаво-грубоватый снаружи и хранящий манящую чувственную суть внутри. Парис боролась с его магией, боролась изо всех сил, но это походило на тщетные усилия пловца, сражающегося с отливом. Она вложила остатки сил в последнее возражение.
    — Снова правила?
    — Нет. — Палец отправился вверх по щеке. — После постели неизбежно возникнут обязательства. Понятно тебе? — Палец потрогал уголок ее рта.
    Нет, ей было непонятно. О чем он толкует? Сердце ее застучало в бешеном темпе, словно и оно только что боролось против враждебного отлива. Она открыла рот, чтобы спросить, и его палец сразу же скользнул внутрь. Случайный, абсолютно непреднамеренный, но одновременно невероятно провокационный жест. Мягко, неуверенно ее губы сомкнулись, из его горла вырвался хриплый невнятный возглас.
    Она лизнула подушечку одним быстрым движением языка, и Джек позабыл о запланированных разговорах и еде, о правилах и самоконтроле. Забыл обо всем в то мгновение, когда погрузился в ее горячий влажный рот. Перестать касаться ее для него было так же невозможно, как перестать дышать. Ее грудь полновесным грузом легла к нему в руку, напрягшийся сосок хорошо прощупывался сквозь одежду. Он начал ласкать его, Парис застонала в ответ. Стон отозвался во всем его существе.
    Никогда еще он не возбуждался так быстро и так сильно. Его тело молило о теплой влажной ласке, взывало, требуя разрядки. Он отдернул палец, она прошептала:
    — Поцелуй меня.
    И он подчинился. В губы, яростно прижимаясь к ним жаждущим ртом, в мочку уха, в шею. Огонь разливался по его жилам.
    Его пальцы мяли ткань, сражались с непослушными пуговицами ее кофты.
    — И кто придумал это приспособление для пыток? пробормотал он вне себя.
    Она рассмеялась ему в шею.
    — Ты можешь просто разорвать ее.
    Не потребовалось. Последние пуговки сдались под отчаянным напором, ее голова откинулась назад, сигнализируя о полной и безоговорочной капитуляции. Мгновение Джек оцепенело взирал на открывшуюся ему красоту, пытаясь насытить ею глаза, сохранить картину во всей ее полноте. Но лишь мгновение. Потом ему уже потребовалось прикоснуться, вкусить, заполнить руки, рот, чувства. Надо было попробовать, так ли нежна кожа, как кажется, прикоснуться языком, своей кожей. Надо было слышать ее короткие возгласы поощрения, ощущать ее руки на себе.
    Он сорвал с нее джинсы, она боролась с его рубашкой. Звук пуговиц, падающих и катящихся по полу, казался неестественно громким. Может, потому, что ее чувства обострились до предела, или потому, что время остановилось.
    Он нащупал горячую влажность внутри, она пролепетала о своей жажде прямо ему в губы. Сладкая боль желания сдавила его. Он едва мог дышать. Ее рука у него на талии, она ласкает его под джинсами. Дикая свирепость мелькала в ее глазах, он ожидал, что и первое прикосновение будет таким же. И жаждал его.
    Но когда Парис коснулась его мягкими, нежными руками, показалось, что она дотрагивается до драгоценного произведения искусства. Ее глаза сияли, щеки раскраснелись, влажные губы приоткрылись от благоговейного восторга. Джек ощутил странную раздвоенность. Ему хотелось уложить ее на спину, накрыть своим телом, стереть все ласки, которые могли бы быть до этого, наполнить ее только собой. И — одновременно — растягивать каждое мгновение надолго, чтобы калейдоскоп огней, ощущений, прикосновений никогда не прекращал свое верчение.
    Она провела пальцем по его животу, едва касаясь, словно в сомнении, и последние остатки его самоконтроля разлетелись на куски. Он ссадил ее с колен и опустил рядом с собою на диван. В следующий раз можно будет не спешить, а сейчас ему необходимо оказаться внутри нее. Прямо сейчас.
    Он стянул трусики и ласково дотронулся до горячей влажной плоти. Парис приподняла бедра и раскрылась. Он слился с ней одним быстрым движением. Остановился. Ощутил ошеломляющее плотное, влажное и сладкое прикосновение. И удовольствие столь сильное, такое раскаленно-жаркое, что не мог больше терпеть… не сейчас, когда она поднимается навстречу, обвивает его длинными ногами, притягивая все ближе и глубже, пока ему не стало казаться, что он растворяется в пламени желания.

Глава 11

    Парис мягко опустилась на землю… точнее, на пол гостиной. У нее покалывало ступни, под коленками, в кончиках пальцев. С Эдвардом она никогда не испытывала подобных ощущений, даже слабых их отблесков. Удивительно: она одновременно чувствует себя и расслабленной, и возбужденной. Она пошевелила пальцами ног и подумала, как долго может продлиться это воодушевление? На данный момент вполне возможным казался ответ — остаток всей жизни.
    Парис решила потянуться, но обнаружила, что одна ее рука и обе ноги плотно прижаты к полу мускулистым мужским телом. Но она не жалуется. Нет, сэр! Она вам рада и такому расслабленному, как была не так давно в восторге от напряженного, дикого, необузданного и требовательного, подумала Парис. Ее улыбка прорвалась наружу. Испугавшись, что она может граничить с ухмылкой, девушка осторожно приоткрыла глаза. Испытывать самодовольство — это одно, а быть застигнутой с нестерпимо самодовольным видом — совсем другое.
    Его глаза все еще были закрыты. Густые черные ресницы полукружьями лежали на щеках. Не в силах удержаться от искушения, она подняла руку, разглаживая морщинку между бровями. Сегодня она не выглядит такой глубокой.
    Он вздрогнул, веки на секунду сжались плотнее.
    — Скажи мне, что мы этого не сделали, — пробормотал Джек.
    Парис попыталась обуздать неуместную ухмылку.
    — Напротив, я совершенно уверена, что сделали.
    Его глаза открылись, темные, с болью, затаившейся в глубине. Ухмылка Парис исчезла. Разве для него все случившееся не замечательно? Она уверена, что так и есть.
    — Расстраиваешься, что пара пунктов повестки дня пропущена? — громко предположила она.
    Он поджал губы. Затем поднялся и долго, томительно-долго натягивал на себя джинсы. Нетерпеливо дергая их в разные стороны, он с трех попыток справился с поставленной задачей и сел на полу, рядом с диваном.
    Распростертая на полу в ярком утреннем свете Парис неожиданно остро ощутила свою обнаженность.
    Она схватила ближайший предмет одежды — его рубашку — и натянула на себя. Пуговиц не обнаружилось. Неужели она сорвала ее, не расстегивая? Не вспомнить.
    Она не могла припомнить и момент, когда они упали с дивана, но закончили они, несомненно, на полу.
    Предательский жар начал разливаться по ее щекам, но она не собиралась обнаруживать свое смущение. Она останется спокойной и невозмутимой, будет делать вид, что подобное проявление необузданной страсти для нее в порядке вещей. Как будто она занимается этим каждый день. Поплотнее запахнувшись в его рубашку, она вздернула подбородок и встретила его неловкий взгляд.
    — Я не предохранялся, — с трудом выговорил Джек.
    Парис попробовала унять сердцебиение. Трудно поверить, что она не подумала, не заметила и… относится к этому спокойно.
    Джек — воплощение правильного образа жизни настолько потерял контроль над собой, так хотел ее, что забыл об одном из основных правил. Абсолютно неприличное ликование вскружило ей голову.
    — Если ты волнуешься относительно нежелательной беременности, то не стоит. Я принимаю таблетки, врач мне рекомендовал, чтобы поддерживать нормальный гормональный фон. — Ей неведомо как удалось придать голосу спокойствие.
    — Речь не только об этом.
    — Понятно. — Парис выпрямилась со всем достоинством, возможным в теперешней ситуации. — Эдвард всегда был очень щепетилен в таких вопросах. Всегда.
    — А другие?
    — Какие?
    Джек уставился на нее.
    Она надменно выдержала его взгляд.
    — Эдвард — единственный мужчина, с которым я спала.
    Его глаза потемнели, став почти черными от непонятных ей эмоций. Потом он встряхнул головой.
    — Все равно. Главное, что я даже не подумал, черт возьми! — В растерянности он вцепился себе в волосы. — Не предполагал, что все пойдет не так.
    Его лицо окаменело.
    Она переместилась поближе к нему, села рядом на корточки.
    — Я тебе доверяю.
    — На чем же основано твое доверие?
    — На твоем чувстве ответственности.
    Он схватил ее лицо, зажал между ладонями.
    — О, да. Я действовал с большой ответственностью.
    — Значит, мое доверие основано на твоей реакции. Она положила свои руки поверх его, твердо встретила его горящий взгляд. — Если бы ты занимался такими вещами постоянно, предполагаю, ты не бесновался бы так и не злился сам на себя.
    Буря эмоций пронеслась в его выразительных темных глазах.
    — Это первый случай, когда я не пользовался презервативом, — наконец признался он.
    — Вообще?
    — Вообще.
    Парис плотнее прижалась к Джеку и мягко провела рукой по его кисти. На кончике языка вертелись слова любви. Но что он испытывает к ней? Он говорил, что после возникнут обязательства. Но что это означает?
    Она проглотила любовные признания и успешно продемонстрировала дразнящую улыбку.
    — Неужели в первый раз? Когда у подростков играют гормоны, то какой там безопасный секс!
    — Даже тогда. — Линия окаменевшего подбородка стала чуть мягче, настороженность в глазах сменилась озабоченностью. Его руки стали нежнее, он провел большими пальцами по ее щекам. — С тобой все в порядке?
    — Да, все нормально. Спасибо, что спрашиваешь. Она улыбнулась, его большие пальцы замерли в уголках ее рта. Мгновение она наслаждалась его лаской, покуда с унылой гримасой он не отодвинул ее. Провел рукой по лицу и пробормотал что-то насчет большой постели и старинных простыней. — Пардон?
    — Я предполагал устроиться в другой обстановке.
    В кровати, к примеру, и, возможно, даже с небольшой прелюдией.
    Парис выпрямилась.
    — Две недели прелюдии — довольно приличный срок.
    — Вернее было бы сказать — шесть лет.
    От удивления она отшатнулась, но Джек тут же подтащил ее к себе, обвив рукой за плечи.
    — Ты шесть лет думал обо мне? — медленно уточнила она.
    — Не скажу, что каждую минуту, — он провел рукой по ее волосам, — но излишне часто.
    Его рука замерла, послышался тяжелый вздох.
    — Ты была совсем ребенком. И просто не могла понимать, чего требуешь.
    — Мне было восемнадцать, и я прекрасно знала, чего требую.
    — На вечеринке ты разошлась и была настроена на дальнейшие развлечения. А я подвернулся под руку, плюс обычное любопытство, конечно.
    — Ох, Джек, нет. — Парис села и торжественно покачала головой. — Я тебе и тогда говорила. Мне был нужен именно ты.
    — Так сильно, что при малейшем препятствии ты собрала вещички и ускакала в Лондон?
    — Ты, видимо, ожидал, что я буду болтаться поблизости в ожидании, когда твое мнение изменится?
    — Нет. Я ничего не ждал от тебя, принцесса. — Одним пальцем он повернул ее лицо к себе и поцеловал в лоб. — И прилагаю, кстати, немыслимые старания, чтобы не изменить этому принципу.
    И слова, и бесцеремонность жеста больно задели Парис, но она опустила голову, притворяясь, что занята расползшимися в стороны полами рубашки. Не надо ему знать, как ей обидно. Из того, что он говорил раньше, она сделала вывод, что за последние несколько недель они сильно продвинулись в своих отношениях. Прими к сведению намек, Парис. Не жди от него слишком многого.
    Обеими руками она пригладила рубашку и выдала одну из лучших своих улыбок, говорящих, что все в порядке.
    — Тем не менее я от тебя кое-чего ожидаю.
    Джек застыл.
    — Надеюсь, что ты способен выполнить свое обещание относительно угощения.
    Он молчал и смотрел на нее так пристально, что она растерялась.
    — И это все, чего ты хочешь? — спросил он.
    Сердце Парис упало. Неужели ошиблась? Предлагали ли его бездонные глаза больше, чем обед, больше, чем его тело? Она склонилась к нему, коснулась кончиками пальцев его рта.
    — Я хочу тебя, — тихо призналась она, но гордость побудила ее вскочить. Не может она больше притворяться похотливой девкой, не требующей ничего, кроме удовлетворения физических потребностей. Стоит выдержать некоторую дистанцию. — Я пойду в душ, а потом посмотрим, что там с едой.
    В ответ — молчание. Затылком она чувствовала его взгляд, призывающий остановиться и оглянуться. Запахнув болтающуюся на ней рубашку поплотнее, она небрежно подняла плечико.
    — Если ты все еще в настроении.
    — Почему нет?
    Парис не знала, как реагировать. Эмоции ее явно выбились из привычной колеи, что неудивительно. Сколько уже их крутили, вертели, сбивали в кучу, странно, что они совсем не исчезли за последнее время.
    Чего он от нее хочет? Взаимоотношений с какими-то обязательствами. Ну, и как прикажете это понимать? Надо сматываться отсюда поскорее, пока она не совершила что-нибудь безнадежно дурацкое, отдающее дешевой мелодрамой — например, расплакалась.
    — Я иду в душ, — пробормотала она и исчезла раньше, чем Джек успел ответить.
    Так в чем же суть?
    Джек метался по кухне, хлопая дверцами шкафов, открывая ящики и тут же забывая, что он ищет. Скреб подбородок и облокачивался на стойку, призывая себя к выдержке. Отдаленный шум воды врывался в окружающее его затянувшееся молчание. Удручающие размышления лезли в голову, не отпуская ни на минуту.
    Максимум десять секунд — и он окажется в ванной, откинет занавеску в сторону. Еще десять, и ее влажное, пахнущее мылом тело будет прижато к кафельным плиткам. А он будет, слившись с ней, выпытывать правду. Он глухо выругался, вцепившись в стойку побелевшими пальцами.
    И что он докажет?
    Ничего, кроме того, что уже и так ясно. Одним небрежным пожатием плеч она способна превратить его в ненормального. Не может он больше слушать ее вымученные заявления о том, что она его хочет.
    Как сильно? И надолго ли?
    Ему надо знать, и он узнает… но не в ближайшие несколько секунд и не голый. Пренебрежительно фыркнув, он признался себе, что может требовать правды хоть всю ночь напролет, а после вспомнить только невероятное ощущение от близости, дикое упоение от ее стонов, радость узнавания своего имени на ее губах.
    Черт! Он сжал пальцами горбинку носа, крепко зажмурил глаза и со свистом выдохнул. Проклятье! Надо что-то делать помимо того, чтобы вспоминать. Кофе!
    Внезапно его осенило, что он ищет. Растворимый она терпеть не может, где-то должна быть кофемолка. Он более осознанно начал шарить по шкафам и нашел искомое среди множества других электроприборов.
    Повод для удовлетворения налицо — чудо техники все еще упаковано, и в коробке лежит подробная инструкция.
    Запустив процесс изготовления бодрящего напитка, он открыл холодильник и исследовал его содержимое.
    Яйца, ветчины нет — первоначальное решение отпадает.
    Можно приготовить оладьи. Отыскав где-то половину нужных ингредиентов, Джек ощутил покалывание в спине и понял, что она тут, наблюдает за ним. С нарочитой предосторожностью выпрямившись, он напомнил себе, что следует набраться терпения. Не позволять ей растоптать все его благие намерения.
    Он обернулся. Она стоит в дверном проеме: волосы упали на лицо, кожа мягкая и розовая после душа.
    Бледно-розовый халат, видимо, надет на голое тело.
    Его инстинкты встрепенулись, взбодрилась и поднялась его плоть. Но Парис отвернулась, защищающимся жестом скрестив руки на груди.
    Джек мысленно надавал себе пощечин и вернулся к прерванному занятию. Несколько секунд было потрачено на безуспешные усилия, после чего он понял, что пришел в себя еще не до конца. Похоже, он ищет муку в холодильнике.
    — Где у тебя мука?
    Парис беспомощно пожала плечами. Зачем ему мука?
    — Она есть?
    — Хм, в буфете полно всего, что я никогда не использую. Каролина припасла еще до моего переезда сюда. Она, наверное, думает, что я умею готовить.
    — Большая часть людей умеет. — Вполне естественно, что он ответил, так обычно поступают нормальные люди. Но удивление от того, что он никуда не сбежал да еще укоризненно поучает ее, снова вывело Парис из себя.
    — Может, просто некому было меня учить.
    Он выглянул из-за дверцы шкафа с миской и немедленным кратким советом:
    — Может, тебе пойти на курсы? Большинство людей учатся чему-нибудь новому.
    Она прикусила губу, подавила предательское пощипывание в горле, обозвала себя парой обидных прозвищ, потому что он оказался прав, и повернулась, собираясь выйти.
    — Нет, — рявкнул Джек, возможно, с большим напором, чем предполагал, но приказ сработал.
    Парис остановилась, распрямила плечи. От легкого движения облегающая тело материя заискрилась переливающимися огоньками, напоминая Джеку, насколько разумнее позволить ей надеть на себя побольше одежды. Но тут она развернулась и вздернула свой проклятый подбородок, а взгляд убегающих глаз оказался влажным и серым, как небо, затянутое облаками.
    — Ты ничему не научишься, если будешь всегда сбегать. — Голос Джека был таким же натянутым и жестким, как узел у него в груди.
    Еда — первое, откровенный разговор — второе, кровать — третье, напомнил он себе, отходя в укромный уголок за буфетом, где до того заметил сковороду.
    Джинсы — не самая лучшая одежда для того, кто позволяет себе воображать, насколько плотно лягут руки на переливающийся шелк.
    Он хлопнул сковородку на плиту, зажег огонь, открыл полку с разной утварью для готовки и начал рыться на ней. После нескольких минут шока Парис начала привыкать к виду Джека, перемещающегося по ее кухне. Он ориентировался лучше ее.
    — Что ты делаешь? — спросила она.
    — Оладьи. — Он оторвал глаза от плошки перед ним, блокируя приближение Парис сверлящим взглядом. У нее перехватило дыхание. Привыкнет ли она когда-нибудь к воздействию этого взгляда? — А ты чего бы хотела?
    Она моргнула в замешательстве.
    — Похоже, в буфете есть кленовый сироп. Он нужен тебе?
    Джек возобновил прерванную бурную деятельность.
    Парис наблюдала, завороженная быстрыми, легкими движениями его руки с взбивалкой. Большие руки, а какие ловкие и умелые. Колени ее задрожали при воспоминании, как искусны эти руки были с нею… Желание повторить стало таким сильным, что ей пришлось прислониться к стенке стойки, чтобы не упасть.
    Нет, подумала она, справившись с первой волной жара. Это уже не удовлетворит ее… не полностью.
    — Ты предпочитаешь что-то другое?
    Его вопрос вклинился в мысли. Откуда он знает?
    Она сглотнула.
    — Что другое?
    — Кроме сиропа. — Он покосился на нее и снова резко отвернулся, на сей раз занявшись сковородкой. — Ну?
    Его вопросы ошарашивали. До нее запоздало начало доходить их истинное значение.
    — Я буду с сиропом, — промямлила она… если бы только знать, куда девать глаза.
    Он решительно встряхнул сковородку, поставил ее обратно на плиту.
    — Как ты обходишься без экономки?
    Справедливый вопрос, сказала себе Парис, и заслуживающий внятного ответа. Нечего воображать его слова пощечиной проклюнувшемуся у нее чувству собственного достоинства.
    — Я покупаю готовые продукты или заказываю обед.
    Оладья шмякнулась на тарелку. Он налил еще немного теста на сковородку. Опять ее невероятно поразило, насколько по-домашнему он выглядит, и она позволила себе на мгновение отдаться мечтам. Вот бы каждый день просыпаться, а Джек, полуобнаженный и прекрасный, у нее на кухне…
    Полуобнаженный, потому что его рубашка комом валяется на полу в ванной! Готовящий, потому что она ни на что не способна!
    Ненавидя свою бесполезность, но твердо решив не предаваться напрасным самобичеваниям, Парис двинулась к буфету. Придется брать уроки: компьютер и кулинария. Она улыбнулась своей нетерпеливости. Возможно, лучше пока ограничиться чем-нибудь одним? Начать надо бы с компьютера, нужного для работы.
    Водрузив сироп рядом с тарелкой, на которой возвышалась горка испеченных Джеком оладий, она стала искать приборы и салфетки и заметила кофе. Он сварил настоящий кофе, потому что она ненавидит растворимый. Он приготовил! Он остался!
    — Не ожидала ничего подобного, — медленно сказала Парис. — Я думала, мы пойдем куда-нибудь. Нет!
    На самом деле я думала, что ты уйдешь.
    Его руки замерли, но он не оторвал глаз от стряпни.
    — Ты бы предпочла это?
    — Нет. Конечно, нет. — Она помедлила, смутившись. — Надеюсь, ты не возражаешь, что вся работа на тебе.
    — Не возражаю. — Не раскрылся ни на секунду, предостерегая ее от поспешных выводов. — Мне нравится готовить.
    — Да, вижу. — Она искоса взглянула на Джека, восхищаясь его мастерством и густым сладким ароматом, соблазнительно вползавшим в ноздри, дразнящим ее любопытство. — Где ты научился? — (Он повернулся, скептически приподняв бровь.) — Не пойми меня превратно, но мне показалось, что в вашей семье мужские и женские обязанности строго распределены. Или, может, ты на курсах учился?
    Легкая усмешка. Хоть что-то…
    — Никаких специальных курсов. И ты права относительно моей семьи. После того, как я стал жить отдельно, пришлось научиться.
    — Выступаешь против домашней прислуги? — поддразнила она.
    Он громко расхохотался. Парис почувствовала себя до нелепости польщенной.
    — Никакой прислуги. Только четверо холостяков, работающих каждый за двоих. Вообрази горы грязного белья и валяющиеся повсюду распакованные картонные коробки. Сложная обстановка для выживания.
    — Значит, кулинарии ты учился не у своих приятелей?
    — У одной из их сестер, вообще-то.
    Воспоминание промелькнуло у него на лице, и растущая радость Парис мгновенно угасла. Нет. Она не будет думать о том, что означает эта легкая улыбка и чему еще он мог выучиться у той сестры приятеля.
    Не позволит ревности отравить изумительно прекрасный, легкий, полный скрытой радости разговор.
    — А когда ты переехал в Орчард-Хиллс?
    — Почти три года назад.
    — Почему туда? На работу далеко добираться.
    — Ну и что? Мне надоело жить в квартире. Хочется пространства, воздуха. Для семьи местечко самое подходящее.
    — Да. — Она улыбнулась, вспоминая разбушевавшихся собак и детей, но старательно не думая о собственных собаках и детях. — Почти идеал.
    — Только почти. — Его взгляд встретился с ее взглядом, и улыбка померкла, стоило ему подумать, что требуется для того, чтобы сделать место абсолютно идеальным. Она! — Есть несколько вещей, о которых я должен позаботиться, — медленно, серьезно сказал Джек.
    Парис вздрогнула, беспокойно оглянулась. Ей вовсе не хотелось слышать об этих вещах. И Джек принудил себя отступить. Ему не хотелось терять недавно обретенную легкость общения. Не хотелось, чтобы она снова отвернулась от него. Не от него, с неожиданной ясностью осознал он. От собственных чувств.
    Когда Парис не может их скрыть, она от них убегает.
    Понимание доставило ему удовлетворение и помогло найти правильный тон для продолжения беседы. Он повернулся к поджаренным оладьям.
    — Ты готова поесть?
    — Я думала, ты никогда не спросишь. — Она улыбнулась, видимо успокоившись и следя, как он поливает сиропом стопку оладий. — Надеюсь, это все мне?
    — Да тебе и половины не съесть.
    — Спорим? Я умираю с голоду.
    Джек поднял тарелку, подцепил вилкой одну оладью и поднес к ее губам. Только после этого он заметил, что ее внимание приковано к его груди.
    — У тебя мука… там.
    — Ничего — не больно, — и ткнул ей в губы оладьей. Открывай рот.
    Она подчинилась. Закрыла глаза и изобразила крайнюю степень удовольствия.
    — Вкусно, а? — Он придвинулся ближе, чтобы почувствовать нежное касание ее рукава к своей руке, вдохнуть легкий ванильный запах ее кожи, насладиться ее божественным видом. Но и только.
    Надкусив еще раз, она отодвинула его руку в сторону.
    — Ты не должен меня кормить.
    — Не должен. Но мне хочется.
    — Никто не делал для меня ничего подобного.
    Коротко вздохнув, она зачастила:
    — Понимаешь, всегда кого-нибудь нанимали или за кем-то посылали. У меня были люди, которые для меня готовили и получали плату. Эй, ты ведь не ожидаешь, что твои услуги будут оплачены?
    — Я ничего не ожидаю.
    — Ты уже говорил об этом.
    В тяжелом молчании Джек услышал шелест шелка: Парис шевельнулась. Он почувствовал, как что-то откликнулось в нем, глубоко внутри. Несколько фраз вдруг совершенно ясно расставили вещи по своим местам. Родители, выражающие свою любовь с помощью денег, жених, использующий ее деньги. Никого, кто чего-то ждал от нее самой. И она перестала ждать от людей чего-нибудь.
    — Так, хорошо, тогда в связи со сказанным я должен признаться. — Он осторожно поставил тарелку на стойку, отступил назад и обхватил ладонями ее лицо. — Я лгал.
    Некоторое время он позволил себе полюбоваться ее удивленно расширившимися глазами.
    — Я многого ожидал от тебя, возможно, излишне многого. Потому, видимо, и стал убеждать себя, что ничего не жду. Самообман. А ведь времени постоянно не хватает. — Его губы приблизились к ее губам. Время и теперь поджимает, так что, может, начнем не торопясь, по порядку?
    Ответом ему был неуловимый кивок.
    — Сначала относительно того, что беспокоит меня больше всего. Терпеть не могу, когда ты отворачиваешься, словно у тебя в глазах мелькает какая-то мысль, сомнение, а ты ее скрываешь или отодвигаешь в сторону. Мне хочется, чтобы мы были честны друг с другом. Прямо говорили обо всем. Как думаешь, сможешь справиться?
    Она облизала губы, глаза сосредоточенно глядели на его рот, словно ожидая, что из него выпрыгнут еще какие-нибудь неожиданные слова.
    — Я попытаюсь. Для тебя. — Парис запнулась, поникла.
    Джека кольнуло непонятное беспокойство.
    — В чем дело? Хочешь сбросить с души какое-то бремя?
    Она опустила глаза. Он почувствовал, как у него под ладонями зарождается ее улыбка.
    — Есть кое-что, что мне хотелось бы сбросить с твоей груди.
    Ее рука уже дотрагивалась до него, медленно стирая забытую муку. Потом она подняла глаза.
    — Мне кое-что надо сказать, но трудно найти слова. — Голос был не громче шепота.
    Джек встрепенулся, внезапно понимая, что нужды в словах нет.
    — Я понимаю, — пробормотал он, сразу охрипнув от обуревающих его чувств — рвущихся наружу и затаенных, яростных и нежных, простых и сложных.
    — Откуда ты так хорошо меня знаешь? — выдохнула она.
    — Загадка природы.
    Он склонился попробовать ее улыбку и, исполняя задуманное, понял, что снова лжет. Никакой загадки.
    Просто любовь.

Глава 12

    Он нес ее в постель, и она млела от силы его рук, властности, с какой он прижимал ее к сердцу.
    Вместе они опустились на простыни, и долго, необычайно долго он только и делал, что целовал ее с неспешной нежностью, пока ей не начало казаться, что он касается ее души, и она вынуждена была отодвинуться, чтобы не задохнуться от безмерности собственной любви. И только тогда он дотронулся до нее большими умными руками, скользящими по шелку и по коже. Но Парис уже перестала понимать, где кончается одно и начинается другое.
    — Я дал обещание не спешить, — прошептал Джек ей в шею, распахивая халат. Губы тронули ее горло, учащенное дыхание коснулось сосков, язык изучил пупок.
    Каждое прикосновение поражало новизной открытия, словно он обнаруживал новый диапазон чувств, мог проникать сквозь кожу глубже и глубже. В те места, о существовании которых она и не подозревала.
    Она поспешно начала раздевать Джека, горя от желания коснуться его, прижаться грудью к груди, сердцем к сердцу.
    — Медленно, — напевал он у ее губ. — Медленно. И снова целовал. Целовал и целовал, пока Парис не затрясло как в лихорадке. И тогда он лег рядом, позволяя ее ладоням скользить по его длинной, жесткой спине, кончикам ее пальцев — находить скрытые места, прикосновение к которым исторгало хриплые выдохи из его легких, сводя его с ума.
    — Прекрати!
    И она прекратила, потому что не хотела, чтобы он сходил с ума, даже по ней. Необходимо сохранить ему здравый рассудок, чтобы он не упустил ничего из того, что скажет она кончиками пальцев и губами или жарким искрящимся взглядом, ни единой вещи из того, что выразить словами невозможно.
    Он спустился вниз по ее телу, тепло его рта оказывалось одновременно везде, мучая ее продуманностью, даря так много и все равно недостаточно. Его жадные губы то сдерживали свою жажду, то внушали безумное по своей силе неистовство, то успокаивали, то поощряли и призывали еще чуть-чуть потерпеть.
    Потом она ощутила неожиданное прикосновение его волос у себя между ног и задрожала от желания и любви. Но поцелуй — в запретное! — сразу прервал дрожь, сотрясающую тело А он уже ласкал ее все сильнее, и восторг трепетал и переливался в ее теле как жидкое серебро. Она стиснула руками простыню, стараясь сдержаться, не желая блаженства без его вторжения.
    О, как болезненно билось в ней желание сказать ему об этом, но он уже пропал, отодвинулся, нащупывая джинсы, и сожаление стерло с ее губ какие-либо слова. Вдруг они оказались рядом, обнаженные, с горячей кожей. Он медленно поднял ее руки, их пальцы переплелись.
    — Сейчас, — прошептал он, когда их взгляды встретились. И она открылась ему навстречу, и он опустился на ее тело.
    Почему никогда раньше она не испытывала такого изысканного наслаждения? Потому что оно существовало только здесь, в этом месте, именно с этим человеком.
    Их тела слились, она изогнулась и обхватила его ногами, затягивая глубже в себя, в тот восхитительный жар, исходящий из глубины ее тела.
    — О, да, — шептала она, изгибаясь под ним, словно ища блаженства, уже окружающего их мерцающим ореолом. Он ответил гортанным выкриком, который мог быть и мольбой, и молитвой одновременно. Она приподнялась, следуя за ним в медленном танце, царапая его ногтями, пытаясь найти твердую опору для кружащихся в бешеном водовороте ощущений.
    Он застонал, звук родился глубоко в груди, разрастаясь, и внезапно тело его забилось в судорогах, обрушилось на нее всей своей тяжестью, заражая и ее своими стремительными движениями.
    Она прижалась к нему, удовлетворенная, потому что наконец-то смогла выразить свои ощущения не словами, а своим телом и своим сердцем.
    Поздним утром Парис разбудил звонок телефона.
    Спрятав лицо в подушку, она нащупала трубку, лежащую у кровати, потащила было ее к уху, но услышала низкое бурчание мужского голоса, правда, не из молчащего аппарата у нее в руке. Она перекатилась на спину и сфокусировала внимание сначала на широких плечах, вздымающихся на другой стороне кровати, а уж после на сотовом телефоне у его головы.
    — Без проблем. В пятницу предварительная оценка…
    Парис рухнула на подушку. Воскресное утро, а он вскакивает с постели для деловых переговоров, забыв, что существуют выходные и праздники. Совсем как отец.
    Боль осознания не была чем-то неожиданным, скорее оно все время жило в ее мозгу, ожидая удобного случая, чтобы получить подтверждение своей правоты. Она всегда знала, с первой встречи с Джеком, что он за человек. Неделями следила за ним, всякий раз отмечая, что живет он только для работы. Знала, что он не тот, в кого ей следовало влюбиться, но что поделаешь, если именно так она и сделала — из глупого упрямства, в нелепой, тщетной надежде. Люди, подобные ее отцу, никогда не меняются.
    Матрас скрипнул, ее плеча коснулась шероховатая рука, потом губы. Тело ее откликнулось немедленно.
    Оно требовало продолжения. Хотело, чтобы его руки забрались под одеяло. Несмотря на то что они много раз были вместе за последние двадцать четыре часа, ее тело никак не насытится. А о своем сердце она даже думать не желает.
    — Проснулась? — пробормотал Джек где-то рядом с ее ухом. Он так был поглощен своими переговорами, что не заметил ее возни с телефоном.
    — Почему бы мне не проснуться? Если ты, конечно, не считаешь, что я глухая.
    Рука соскользнула с ее плеча. Парис непроизвольно задрожала. Ей вдруг стало очень холодно.
    — Это Кей Джи, — сказал Джек. — Прилетел вчера.
    Она обернулась. Он сидел на кровати спиной к ней. По спине разбегались царапины, знаки ее страсти и обладания, знаки, которые исчезнут очень скоро.
    Непонятный страх охватил ее. Она провела рукой по царапинам, потянулась к Джеку, но он в этот момент наклонился за джинсами, и ее рука упала, не достав до него.
    — Приглашает нас на ланч.
    — Нас? — Парис выпрямилась.
    Раньше, чем ответить, Джек натянул джинсы.
    — Я же у тебя.
    Парис закрыла глаза.
    — Ну и как он отреагировал на новости?
    — Похоже, ничуть не удивился. Велел тебя привезти.
    Пружины матраса зазвенели, он встал. С металлическим лязгом застегнулась молния на джинсах.
    — Повезешь меня, как посылку?
    Он что-то невнятно проворчал, то ли отвечая, то ли выражая недовольство.
    — Твоя рубашка в ванной. — Парис снова открыла глаза, когда он вернулся в комнату, разглаживая на себе измятую рубашку. Нахмурился, заметив оторванные пуговицы.
    — Забыл совсем. — Оставив рубашку расстегнутой, присел на кровать. Подождал, пока ее взгляд не встретится с его взглядом. — Я так понимаю, ты не рвешься повидать отца?
    — Прямо сейчас? С тобой? — Выражение лица Парис говорило за нее.
    Уголок его рта приподнялся в слабой усмешке.
    — Когда-то нам придется встретиться с ним. Теперешний момент ничем не хуже всякого другого.
    Она отвернулась, стараясь подыскать оправдание для инстинктивной потребности нырнуть под одеяло и хорошенько зарыться в глубь постели.
    Он перехватил ее, мягко повернув лицом к себе.
    — Тебе придется это сделать, Парис. Пора научиться противостоять ему.
    — Я и так могу.
    — Ну да. Можешь позволить ему потрепать тебя по головке и прервать на полуслове. Достаточно, Парис.
    Ты никогда не заслужишь его уважение, пока не поставишь его в известность, что такое положение вещей тебя больше не устраивает.
    — Я заслужу его уважение, если он узнает, что последние три недели я провела, затаскивая тебя в постель?
    Парис откинулась на спинку кровати, освободив свой подбородок из плена, но Джек не пожелал понять намек, взял ее руку и переплел свои пальцы с ее.
    — Если он узнает, что три последние недели ты провела, планируя специальную рекламную кампанию для его проекта.
    Уверенности у Парис не прибавилось. Вера в собственные силы родилась в ней совсем недавно и была еще слишком уязвима, чтобы испытывать ее отцом.
    То же самое происходило и с чувствами к Джеку. Вчера она была уверена в них — и в постели, и позже, когда они разговорились. Под покровом сверкающего плаща любви она смогла сказать, чего хочет. Сегодня же она столкнулась с реальностью, и ей нужно время, чтобы немного разобраться, прежде чем делать публичные заявления.
    — Я не хочу сегодня, — решила она.
    — Думаешь, я хочу? — Он повернул ее ладонь, поиграл пальцами. Меж бровей появилась крохотная морщинка. — Он попытается использовать это, чтобы отговорить меня.
    Что?
    — Отговорить… от чего? — Парис тряхнула головой.
    — От ухода из фирмы. Кстати, это один из вопросов, который мне хотелось обсудить с тобой. — Он поднес ее руку к губам и поцеловал пальцы. Неожиданность ласки сжала сердце, на минуту отвлекла. Но мы не слишком много разговаривали, верно?
    Хм, говорили они не так уж и мало, только о прошлом. Очень ловко уклоняясь от тем, касающихся будущего.
    — Когда ты принял решение?
    — Я всегда планировал уйти — с того момента, как начал работать. У меня все расписано. Двенадцать лет на то, чтобы впитать здесь лучшее и самое нужное, и создание собственного бизнеса до тридцатилетия.
    Парис мысленно проделала вычисления.
    — Тебе уже тридцать два.
    — Точно. Я позволил Кей Джи уговорить меня задержаться дольше, чем рассчитывал.
    — Как это ему удалось?
    — Предложил единоличное управление Лендингским проектом — делом моей мечты. Он знал, что я не смогу отказаться.
    — И после окончания строительства ты волен уйти?
    — Мы сошлись на этом.
    У Парис по телу ползали мурашки. Вот почему отец вызвал ее домой, свел их. Она не знала, как он попытается использовать их взаимоотношения, но что попытается — это точно.
    — Если он тебя снова не отговорит, — медленно произнесла она.
    — Ничто из того, что он может предложить, уже не повлияет на мое решение.
    Хотелось бы ей иметь его уверенность. Слишком часто приходилось наблюдать отца в азарте совершения сделки, чтобы усомниться в его способности манипулировать людьми.
    — Ты никогда ничего не говорил об уходе. В конторе об этом молчат. Твои сестры тоже.
    — О моих планах знают только Кей Джи и те, кто работает непосредственно со мной. Мне не по душе такая секретность, но босс настоял.
    — А когда отец настаивает… — несмотря на все старания, в голосе Парис прозвучала явная горечь. Он крепко, до боли, сжал ей пальцы, вынуждая взглянуть на себя.
    — Немного не так. При уходе мне потребуется его хороший отзыв. Он может способствовать моему делу или разрушить его.
    — А почему ты не присоединился к Меннингам?
    Джек поглядел на нее так, словно сама мысль его ужаснула.
    — Их роль в моей жизни и так слишком велика. Не хватало еще с ними работать. А почему ты спрашиваешь?
    — Просто подумала, раз уж ты работаешь в той же области… — Ее голос прервался.
    — Я начинал там, сразу после школы. Тогда в деле были только я и отец. Еще во время обучения мы успели сто раз поругаться. Не могли вместе работать, понимаешь?
    Парис не понимала. Она никогда не ругалась со своим отцом, не потому, что не хотела, — характера не хватало. А может, он никогда не считал, что в ее жизни есть хоть что-то, ради чего стоит спорить.
    — О чем вы спорили?
    — О направлении развития, расширении дела. Отец был строителем, и этим все сказано. Его амбиции не шли дальше того, чтобы построить хорошие дома.
    Кто угодно может это делать. Меня же интересовала застройка целых кварталов, вписывающихся в природный ландшафт.
    — На веки вечные?
    — Черт, нет! Но строить очередные многоквартирные башни я не хочу. Лендинг — нечто иное. Он требовал разностороннего подхода. Я собираюсь заняться подобными стройками на окраинах, только не такими масштабными.
    Парис услышала возбуждение в его голосе, заметила блеск в глазах. Она вскочила на ноги, потянула следом смятую простыню. Зачем ей его амбиции, будущее, расписанное на сто лет вперед, полностью подчиненное работе.
    — Эй, ты куда? — крикнул он ей в спину.
    — В ванную, если вы не возражаете, — на ходу сообщила она.
    — Задержись на минутку. — Парис не остановилась, и Джек поймал ее уже в ванной, развернул к себе. — Если у тебя есть что-то на уме или мои слова огорчили тебя, то выкладывай немедленно.
    — Ничего. Забудь.
    — Мы договаривались. Честно, помнишь? — Она попыталась вывернуться, но он перехватил руки, цепляясь теперь не за простыню, а за голые плечи, удерживая в ловушке между его телом и дверью ванной, в ловушке своих вопросов. — Обиделась, что я ухожу от Грентемов?
    К ее собственному удивлению, глаза начали наполняться слезами. Парис хотелось быть сильной, спокойной и собранной. Она решилась сказать правду:
    — Ты напомнил мне одного человека, которого я слишком хорошо знаю.
    — Кого? — Джек глядел на нее, явно не понимая.
    Она хрипло расхохоталась. Короткий взрыв безрадостного веселья.
    — Всего лишь моего отца!
    — Думаешь, я похож на твоего отца? Думаешь, я такой же? — Он поборол изумление, тряхнул головой. — И когда ты пришла к своему блестящему заключению?
    Парис повыше подтянула простыню и задрала подбородок.
    — Ты когда-нибудь слышал его историю? — спросила она. — Как он начинал?
    — Не имел чести.
    — Даже не зная, ты повторил ее в точности.
    Он облокотился о раковину, прищурился.
    — Способный юнец, полный честолюбивых планов, ссорится с отцом и со скоростью тысяча миль в секунду удирает покорять мир. Он добился своей цели до тридцати лет, но знаешь что? Всегда появлялась новая цель. Новая высота. Следующая, требующая очередных усилий и жертв, доказательств его состоятельности.
    — Но… Но со мной все не так.
    — Нет? — Парис поправила простыню. — Не желаешь ли выслушать дальше? Часть, посвященную семье? У него были жена и дочь — единственная дочь, как ты понимаешь, потому что он недостаточно часто бывал дома, чтобы успеть завести еще одного ребенка. Всегда находился проект, куда более важный, дело, гораздо более неотложное, встреча, которую нельзя пропустить.
    Раньше, чем он успел опомниться, жена ушла, дочь выросла, а знаешь, что самое печальное?
    Мускул на его щеке дернулся.
    — Он не знал свою дочь. Должно быть, любил — все так говорили, — потому что он покупал ей все, что, по его мнению, она могла бы пожелать. Проклятье! Денег-то у него было навалом, так что он мог себе это позволить. — Парис помедлила, стараясь отдышаться, проглотить горький комок в горле. — Возможно, он и сейчас ее любит, но ничего не знает о ней: о чем она думает, что ей нравится, какая она. — Прижав руку к груди, она пыталась немного ослабить боль. — Какая она внутри, там, где это действительно важно.
    — Думаешь, я ничего этого не знаю? — Джек оттолкнулся от раковины и обнял ее. Наклонился, заглядывая прямо в лицо. — Я тоже там был, помнишь?
    Парис отшатнулась. Его руки упали с ее плеч.
    Пусть не прикасается к ней, не говорит таким вкрадчивым голосом, заставляя поверить себе.
    — Я знаю, чего тебе недоставало, Парис. И могу дать это тебе. Все, чего ты хочешь.
    Может ли? Да знает ли он, что нужно, чтобы заполнить пустоту ее души? Поверить ему так легко! А потом — сидеть дома, ожидая его после четырнадцатичасового рабочего дня, привыкнуть к отсутствию внимания, выслушивать извинения. Устать от оправданий, стать холодной и бесстрастной, как мама.
    Она повела плечами, скрывая дрожь, выпустила из рук простыню. Та соскользнула вниз, обнажив грудь.
    Его взгляд непроизвольно проследил движение, и он тут же пожалел об этом. Насупившись, Джек поспешно отвернулся.
    Парис улыбнулась, надеясь, что улыбка выглядит не такой уж натянутой, и позволила простыне окончательно упасть.
    — Да, Джек. Ты можешь дать мне именно то, что мне и требуется.
    Его лицо напряглось.
    — Я имел в виду другое, и ты прекрасно все понимаешь.
    Парис поглядела на него сквозь ресницы, подчеркнуто медленно выпрямилась, сделала несколько шагов. Проходя мимо него, нарочно задела его бедром, на мгновение задержалась.
    — Думаю, мне надо принять душ.
    Она включила горячую воду и, подождав, пока температура установится, шагнула под низвергающийся поток.
    Джек заблокировал все мысли о ее провокационных движениях. Сосредоточился на изучении плиток кафеля как раз над ее правым ухом, потряс головой.
    — Нет, принцесса. Тебе от меня требуется не это. Переведя взгляд немного левее, теперь сквозь пар он мог увидеть ее глаза.
    — Это ложь, и мы оба знаем об этом.
    Он почувствовал себя очень сильным, достаточно сильным, чтобы ступить прямо под душ, упереться руками в мокрые плитки по обе стороны от ее головы, позволяя горячему потоку обрушиваться на его голову, плечи и рубашку, целовать ее прямо в дрожащие губы.
    — Я не твой отец. Я люблю свою работу, возможно, слишком много работаю, но только потому, что серьезно отношусь к своим обязанностям. Выполнять свои обязанности дома я считаю не менее важным.
    Он помедлил.
    — Вчера ты сказала, что доверяешь моему чувству ответственности. Это как громом меня поразило, Парис. Я не считаю, что слова были случайными. — Он отклонился назад, тихо спросил:
    — Так что случилось с твоим доверием?
    Она затравленно глядела на него, горло трепетало.
    Он не вынесет, если она сейчас заплачет.
    — Я приму душ в офисе, не потому, что мне так нравится, просто там у меня есть рубашка, сухая и с пуговицами. — Схватив с вешалки полотенце, Джек набросил его на голову. — А потом пойду к боссу и выслушаю все, что он имеет мне сказать. Подозреваю: говорить он будет о тебе или о чем-то вкупе с тобой.
    Послушаю, сдержу свой гнев и вежливо откажу, потому что не желаю видеть, как он тебя использует. Я хочу, чтобы ты была там, Парис, ведь тебя это касается не меньше. Мое будущее тебя касается. Подумай и пересиль себя. Хватит твоему отцу обращаться с то-, бой как с вещью.
    Он крепко поцеловал ее в губы.
    — Еще одно: больше никаких разговоров о всего лишь сексе. Вопрос закрыт.

Глава 13

    Если бы только она могла заставить свой рот двигаться, то выкрикнула бы слова, проносящиеся в мозгу. Если бы могла заставить желеобразные ноги слушаться, то бросилась бы за ним к двери — плевать, что голышом.
    Джек хочет видеть ее в своем будущем. Хочет.
    Как можно было так сильно любить его и так недооценивать? Безумно любить и бояться произнести нужные слова? Выбираясь из душа, она сильно стукнулась о зеркало. Повернувшись, поглядела себе в глаза.
    — Ты прав, Джек, дело не только в сексе. Я люблю тебя.
    Слабая удовлетворенная улыбка промелькнула на ее губах.
    Зеркало затуманилось. Теперь было видно смутное отражение ее лица с явно проглядывающим сомнением на нем. Парис отшатнулась, бросилась в комнату и начала метаться по ней, вытираясь с энергией, которая, как она надеялась, поможет рассеять странное ощущение… неловкости. Она нахмурилась, выхватила из ящика белье, но в спешке все запутывалось и надевалось задом наперед.
    Перебирая вешалки с одеждой, она решила, что небольшая поддержка для сохранения спокойствия и невозмутимости будет кстати. Ярко-красные — в сторону.
    Подогревать ярость не потребуется: отцу будет достаточно слегка потрепать ее по головке. Ничего фривольного или вызывающего, когда она скажет Джеку задуманное. Отвлекающие факторы могут только помешать.
    В самом конце ряда нашлось то, что надо. Классический наряд — подарок матери, который Парис еще ни разу не надевала. Хочется верить, что его спокойное достоинство волшебным образом передастся и ей. Нетерпеливыми руками она натянула чулки, чертыхнулась, зацепившись за них браслетом часов.
    Отыскала другую пару, глубоко вздохнула и повторила попытку, теперь более аккуратно Стянула волосы на затылке, сунула ноги в туфельки и быстро выскочила за дверь, боясь струсить в последнюю минуту.
    Джек раздумывал, как пристроить свою машину между колоннами, когда на глаза ему попалось нечто его удивившее. Интересно. Ей понадобилось куда меньше времени, чем он предполагал.
    — И что ты тут делаешь? — пробормотал он, проезжая мимо ее авто.
    Она ничего не ответила.
    Джек заглушил мотор, хмуро уставился на безмолвный «порше». Возможно, ей и не требовалось время на раздумья. Возможно, она просто захотела пообщаться с папочкой.
    Сердясь на свои бессмысленные фантазии, он выпрыгнул из автомобиля и хлопнул дверцей. Логичным решением будет пойти и все выяснить. Пока он шел по гравийной дорожке к дверям здания, солнце припекало спину, но стоило ступить под крышу галереи, как его начала бить холодная дрожь предчувствия. Он поднял руку к звонку и презрительно фыркнул.
    — Тоже мне, пророк.
    Дверь распахнулась, обнаружив за собой лучащуюся приветливостью Каролину.
    — Джек, дорогой! — выкрикнула она, и на него обрушился шквал воздушных поцелуев и дорогостоящего французского парфюма. — Мы так рады, что ты выбрался.
    Она схватила его за руку и потащила в оранжерею.
    Немалое расстояние, но у Каролины нашлось достаточно тем для разговора, способного скрасить и вдвое больший путь. Все, что требовалось от Джека, — улыбаться и издавать звуки, напоминающие одобрение.
    Наконец они пришли.
    Вначале он решил, что комната пуста. Снаружи, за французским окном, мерял шагами террасу Кей Джи, прижимающий к уху телефон. Потом Джек отметил какое-то движение слева.
    Парис сидела в легком плетеном кресле, в руке высокий стакан. Но она находилась слишком далеко от него, чтобы понять, в каком она настроении.
    — Можем мы оставить себе этого мужчину? спросила Каролина.
    — Подумаем, — ответила Парис осторожно.
    — Решено. — Каролина залилась непринужденным смехом, совершенно не замечая невидимых электрических разрядов, то и дело потрескивающих в комнате. — Тогда для начала принесу ему выпить. Что бы ты хотел, Джек?
    — Светлое пиво, — ответил он Каролине, не отрывая глаз от Парис.
    Хотелось бы знать, что ты задумала? — спросили его глаза.
    Каблуки Каролины быстро зацокали по поду, вымощенному итальянской плиткой.
    Убедившись, что они остались вдвоем, Джек ринулся через комнату к ней, но постепенно замедлил шаг.
    — Итак? Ты решила прийти.
    — Я думала, ты никогда не доберешься.
    Оба начали говорить одновременно и так же замолчали. Глаза их встретились, вопрошая.
    — Если бы я знал, что ты так быстро поменяешь свое мнение, подождал бы и привез тебя сам.
    — Да, со мной вечно так, сначала принимаю решение, потом моментально его меняю.
    — Только относительно приезда сюда? — осторожно поинтересовался Джек, присаживаясь рядом.
    — Нет. За последние несколько недель это происходило множество раз. — Она замолчала, облизала губы и разгладила юбку. Встревоженные глаза взглянули на него, убежали в сторону. — Знаю, ты просил говорить прямо, но я нахожу твою просьбу затруднительной.
    Шелест шелка — и она положила ногу на ногу.
    Снова опустила ногу на пол. Постучала ногтем по бокалу. Не так уж и спокойна, как ему показалось.
    — Когда ты ушел, я поняла, что именно должна была тебе сказать, потому что, как только начнет говорить мой отец… хм, я знаю, что он собирается сказать, и совершенно уверена: тебе это не понравится. Боюсь, что тогда все изменится. — Слова лились непрерывным потоком, вдруг резко оборвались. Она хрипло втянула в себя воздух и прошептала:
    — Мне очень жаль…
    Зябкая дрожь снова пробежала по его хребту. Что она знает? И почему извиняется?
    — Я не то хотела сказать. Я хотела объяснить, как я к тебе отношусь. — Ее едва слышный голос и мягкий взгляд совершили чудо. Все тревоги Джека пропали.
    Он придвинулся к ней и завладел беспокойными пальцами.
    — Как ты ко мне относишься?
    Он поднял ее ладонь к губам и поцеловал каждый пальчик в отдельности. Отметил вырывающееся со свистом из груди дыхание, дрожь колена, касающегося его ноги, чье-то покашливание. Это уже не Парис.
    Он поднял глаза и обнаружил наблюдающих за ними Каролину и Кей Джи. Блестящие глаза Каролины переполняло любопытство, загорелое лицо босса лоснилось от одобрения.
    — Ну, Каро, похоже, эта парочка за время нашего отсутствия устала препираться. Я говорил тебе, что есть смысл свести их вместе.
    Джек ощутил, как дернулась Парис, и сильнее сжал ее пальцы, удерживая их в своей руке.
    — Поставить ее отвечать за рекламу Лендинга было одним из ваших блестящих решений, — сказал он спокойно, отстранение. — Ваш выбор оказался изумительно верным.
    — Нет нужды меня благодарить.
    — И все же — благодарю, — ответил Джек. — Уверен, что работа Парис позволит сильно изменить отношение к Лендингу.
    Кей Джи отмел его слова взмахом бокала с виски.
    — Ты знаешь, что я говорю не о работе, а о вас двоих.
    — Ей-богу, Кевин! — вступила Каролина. — Ты смущаешь бедную Парис.
    — У меня нет времени ходить вокруг да около теперь, когда он одержим дурацкой идеей оставить «Грентем».
    — Я ухожу.
    — Просто ослиное упрямство. Что тебе еще надо?
    У тебя здесь уже налаженное дело. Какая нужда уходить?
    — Нельзя же вечно твердить одно и то же.
    В голосе Джека звучало спокойствие, сдержанность, невозмутимость… все то, чего не хватало Парис. И не только потому, что о ней говорили так, словно ее не было в комнате. Словно не она оказалась козырной картой в руках Кей Джи.
    — Почему бы тебе не распорядиться относительно ланча, Каро?
    — Хорошая мысль. Поможешь мне, Парис?
    — Я предпочитаю поговорить с отцом. Возможно, Джек согласится помочь. Он гораздо лучше управляется на кухне, чем я.
    Смех Каролины рассыпался поверх негодования Кей Джи. Парис ощутила успокаивающее пожатие руки Джека.
    — С удовольствием. — Он улыбнулся Каролине, склонился к Парис и с твердым, благословляющим на подвиги поцелуем пробормотал. — Не зарывайся.
    Босс следил за ним прищуренными глазами, потом повернулся к Парис, открыто демонстрируя недовольство.
    — Превосходно, принцесса, я весь внимание. Что ты хотела мне сказать?
    О, сказать она хотела многое, только не знала, с чего начать. Пожалуй, лучше прояснить то, что беспокоит больше всего.
    — Когда ты звонил мне в Лондон и говорил, что у тебя есть для меня специальное задание, какой проект ты имел в виду?
    — Милсон-Лендинг, что же еще?
    Парис фыркнула.
    — Не надо обращаться со мной как с дурочкой. Ты сам сейчас признался, что вызвал меня домой, чтобы свести с Джеком. А теперь мне необходимо знать, почему?
    — Ты должна поблагодарить меня, а не задавать дурацкие вопросы.
    Парис качнула головой, обуздала поднимающийся гнев.
    — Откуда у тебя появилась эта мысль, если мы с Джеком не виделись целых шесть лет?
    Некоторое время он глядел на нее прищуренными глазами, потом пожал плечами.
    — Я припомнил, как ты всегда бегала за ним, потому и приглашал его. Слышал, что ты вешалась на него на той вечеринке, но была в то время слишком молода и упряма, чтобы разобраться, чего хочешь. Доказательство — твой глупейший роман в Лондоне.
    Он замолчал, чтобы наполнить свой бокал, при этом ничего не предложив Парис. Ей было все равно. Алкоголь не спасет от тошноты, подступающей к горлу.
    — За время твоего отсутствия каждый из вас двоих не упускал возможности поинтересоваться другим.
    Когда Джек начал приставать ко мне с требованием найти какого-нибудь рекламщика, а ты как раз развязалась со своим малым, я понял, что могу оказать услугу вам обоим.
    — Ты хочешь, чтобы я поверила, что ты все делал лишь для нашей выгоды? С каких пор ты делаешь что-то для чьей-либо выгоды, кроме своей собственной?
    Кей Джи выглядел шокированным.
    — Ты не права, принцесса. Я всегда все для тебя делал. — В ответ раздался полусмех-полувсхлип. — Ты никогда ни на что не жаловалась.
    — Поверь, я жаловалась постоянно! — Парис прижала руку к сердцу. — Вот где я жаловалась. Ты никогда не заглядывал достаточно глубоко, папа. Никогда не интересовался, что я думаю.
    — Ты была несчастлива?
    Она всплеснула руками.
    — Я была счастлива, выполняя эту работу. Никогда не была счастливее, считая, что наконец-то делаю что-то полезное, могу заслужить уважение. Чтобы ты мог мною гордиться.
    — Я горжусь тобой, принцесса.
    — И заманиваешь меня домой с нелепой целью привязать Джека?
    — Погоди минуту, принцесса.
    — Нет, я не стану ждать и выслушивать вздор о том, что ты гордишься мной, в то время как за моей спиной плетутся грязные интриги. — Она замолкла, пытаясь сдержать подступающие слезы. — Этого я не допущу Как я удержу Джека? Какое влияние я могу на него иметь? Ты свел нас, основываясь на моем детском увлечении и нескольких случайных вопросах.
    Оставил на три недели и вернулся домой, ожидая… чего? Приготовлений к свадьбе? — Она собиралась пошутить, но шутка обернулась против нее. — Это правда, да? Ты действительно ждал?.. — Закончить Парис не смогла. Только качнула головой. — Немного самонадеянно даже для тебя, папа.
    — Я не строил никаких планов. Но надеялся.
    Судя по упрямому выражению лица, не так-то просто добиться от него правды. Парис попыталась поставить себя на его место.
    — Джек собрался уходить, тебе это невыгодно. Ты заметил, что мы симпатизируем друг другу, свел нас, надеясь, что завяжется роман и ты сможешь предложить будущему зятю долю в бизнесе — только чтобы он остался.
    Его молчание было достаточно красноречивым.
    Парис рассмеялась, помотала головой — Долговременные планы. — Чем больше она думала об их нереальности, тем больше смеялась, а чем больше смеялась, тем больше сознавала, как ей хочется, чтобы так все и закончилось. Страстная любовь, свадебные приготовления.
    — Мы можем уговорить его остаться.
    — Ты, или я, или кто-то еще? — Она обуздала свое веселье, поняв, что в нем есть нотка истерики — Такого влияния у меня нет, папа. Честно Никакого головокружительного романа не существует. И свадьбы не будет.
    Но Кей Джи не собирался сдаваться. В его глазах вспыхнула несгибаемая решимость, что только подогрело злость Парис — не горячую, бушующую ярость, а спокойное негодование. Надо узнать, как далеко он собирается зайти, что может предпринять.
    — Не желаешь ли, чтобы я умоляла его согласиться на твой вариант, папа? О, великолепно, я попрошу его жениться на мне. Что я могу предложить ему для начала? Место в совете директоров, как минимум. А относительно брачного контракта? Думаю, он необходим Для членов правления фирмы «Грентем» характерна чрезвычайно неблагоприятная статистика разводов.
    — Не дерзи, девчонка.
    — При чем тут дерзость? Я спокойно взвешиваю шансы. Если ты хочешь, чтобы я уговорила Джека остаться и жениться на мне, мы должны предусмотреть все последствия.
    Она обернулась и замерла с широко раскрытыми глазами.
    — Джек? И давно ты тут стоишь?
    — Достаточно. — Он подошел немного ближе. Парис отметила твердую линию сжатых губ на лице-маске. — Я не собирался подслушивать. Каролина попросила меня позвать вас к столу. В зеленой комнате. Я не останусь.
    — Но что случилось?
    Джека метнул взгляд в сторону Парис.
    — Ничего такого, с чем я бы не справился. Вам не сложно будет извиниться за меня?
    Дурнота, гнездящаяся в животе Парис, усилилась.
    Что он говорит? Откуда этот холодный мрачный взгляд?
    — Думаю, ты не правильно истолковал только что услышанное.
    — Думаю, в последнее время я многое неверно толковал.
    — О, Джек, позволь мне объяснить. — Она шагнула к нему, но он остановил ее взглядом.
    — Не стоит затруднять себя, Парис. Я не в настроении.
    И будет не в настроении еще долгое, долгое время.
    Холодок, пробирающий его, получил достаточное основание в тот момент, когда она повернулась и удивление сменилось выражением вины, растаявшей затем под холодной улыбкой — защитной маской.
    — Ты просил меня говорить прямо. Не думаешь ли ты, что сам должен поступать так же?
    — Напрямую. — Джек ребром ладони рубанул воздух. — О чем ты пыталась сказать мне? Предостеречь?
    Поведать, что сама участвовала в этом обмане?
    — Нет. — Она подняла подбородок, поглядела ему прямо в глаза. — На самом деле я хотела сказать тебе, что люблю тебя.
    Каждое слово казалось ему ударом, наносимым в самые болезненные места. Ему хотелось поверить ей, разглядеть хоть что-то сквозь боль, но… он не мог.
    — Я бы поверил, если бы ты сказала это раньше.
    — А может, и нет. — Парис словно погасла, спрятала свет своей души под маской. — Мне очень жаль, что ты не в силах преодолеть свое предубеждение относительно моего происхождения. Очень жаль, что моя фамилия стала для тебя непреодолимым препятствием.
    — Поверь, мне тоже очень жаль.

Глава 14

    Следующий день у нее был расписан по пунктам. Она отказывалась думать, что будет потом, без всех этих списков, и планов, и расписаний, помогающих ей держаться на плаву, шаг за шагом выполняя задуманное.
    Попытки не вспоминать о Джеке были бессмысленны. Сто раз собиралась она позвонить ему, но что могла сказать? Что можно сказать любимому человеку, так плохо о ней думающему?
    За все время она видела его три раза: дважды — издали, а в третий они почти столкнулись в коридоре.
    Он шел знакомой цепкой походкой, снятый пиджак покачивался на плече, вися на пальцах. Ее просто смело с дороги, оставив на обочине едва дышащей, словно она со всего размаха врезалась в стену.
    Что было бы, если бы он заметил ее? Если бы ей пришлось поддерживать вежливую беседу? Нет, такого не вынести, поэтому к себе в кабинет она пробиралась осторожно, пытаясь слиться со стеной.
    А через две недели он исчезнет. Никаких случайных встреч. Никакого Джека.
    Выяснилось, что четыре недели — срок весьма небольшой, когда надо провернуть массу дел, но благодаря тщательному планированию Парис успевала.
    Казалось, прием должен иметь громадный успех.
    Пятьсот десять мегабогатых персон неторопливо прогуливались по садам Милсон-Лендинга. Они заметили существование этого места, они заинтересовались, значит — купят. Свою работу она сделала, привлекла их сюда, и теперь остается уповать на магию Лендинга.
    Сама Парис впервые не была околдована. Ее тревожные глаза непрерывно исследовали толпу. Но она ничего не чувствовала. Никакой гордости за свою работу. Никакого удовлетворения. Ничего, кроме всепоглощающей грусти. В конце концов, это всего лишь работа.
    Джек хмурился, изучая нетронутый бокал шампанского, тряс головой, пытался сконцентрироваться на разговорах.
    — ..Кидман ошибается, если считает, что я куплю сверх плана…
    — ..несущие стены расступаются, и тут мы видим…
    — ..шифер не подойдет, нужно что-нибудь более броское…
    Как все надоело! Он отвернулся, заметил мелькнувшую малиновую вышивку и облачко золотисто-каштановых волос над ней. Грудь как будто стянуло железным обручем. Толпа на мгновение раздалась, и он смог увидеть сопровождающее ее лицо. Босс просто раздувался от гордости и удовлетворения, но на сей раз Джек не отреагировал на его самодовольство горькой яростью. Сегодня им владела глубокая, всесокрушающая боль.
    Надо выбираться отсюда. Неизвестно, зачем он вообще сюда притащился, но оставаться дольше невозможно. На этот раз он не поддастся желанию продраться через вечерние платья и костюмы, схватить ее и хорошенько потрясти. Напомнить, как все было между ними и как стало.
    Она не желает никакого будущего — ясно дала понять. Он до сих пор слышал ее голос, чистый, спокойный. Никакой свадьбы не будет. Разве не убийственно? Ну что ж.
    Он резко повернулся, проложил себе путь через толпу, обнаруживая при этом, что уйти будет не так просто. Слишком многие хотели пожать ему руку, поговорить о каких-то своих проблемах. Разве он не хотел этого? Разве не за этим остался у Грентема на несколько лишних лет? Использовать этот конкретный прием, выигрышное положение, чтобы упрочить свой собственный бизнес?
    Но, к сожалению, именно сейчас ему все стало безразлично. Он в очередной раз извинился и почти достиг своей цели, когда раздались шорохи и скрипы пробуждающегося к жизни микрофона. Группа вокруг него сомкнулась, блокируя выход. Джек в замешательстве посмотрел на сцену. Полчаса ничего не изменят. Он никуда не торопится.
    Парис Смотрела на сцену, которую покинул неплохой джазовый оркестр. И побледнела, увидев отца, сияющего от шотландского виски и гордости за удавшийся прием. Ее пальцы вцепились в локоть Каролины.
    — Я не стану ничего говорить, — прошипела она.
    — Я бы сказала, что ты ничего не можешь поделать, — с милой улыбкой поведала Каролина, подталкивая Парис вперед. — Только смириться и выступить достойно.
    Каролина была права. Нельзя было ничего сделать разве что устроить сцену.
    — Эта штука работает? — проскрипел Кей Джи в микрофон.
    Взрыв смеха, повернутые головы, стихнувшие разговоры послужили ему ответом.
    — Хорошо проводите время?
    — Любуемся твоим творением, — громко сообщили из толпы.
    — Это хорошо, но есть кое-кто, кого следовало бы поблагодарить за шампанское и все остальное, чем вы наслаждаетесь весь вечер. Ты где, Парис? — Он всмотрелся в толпу.
    — Здесь! — выкрикнул голос рядом с ней, и внезапно пять сотен голов повернулись в ее сторону.
    Она промямлила что-то невразумительное, но отец был слишком далеко, чтобы услышать.
    — Я же предупреждала — никаких речей, — буркнула она Каролине.
    — Не похоже, что она идет сюда. Никогда не думал, что увижу кого-то застенчивого, носящего фамилию Грентем.
    Снова смех.
    Кей Джи подождал, пока шум утихнет, выражение его лица стало серьезным, глаза устремлены на Парис.
    — Все это начинание — дело рук моей дочери, только ее. Ее концепция, усилия, тяжелый труд.
    Аплодисменты.
    — И призываю всех вас в свидетели, что не мог бы гордиться ею сильнее, чем теперь. У нее возникла чертовски глупая идея относительно поступления в колледж и окончания неких курсов. Неудивительно, что, будучи моей дочерью, она обладает колоссальным упрямством. Похоже, мне не удастся отговорить ее, так что я буду очень признателен, если найдется кто-нибудь, кто втолкует ей, что к чему. Но если и у вас не выйдет… Парис, ты знаешь, что здесь для тебя всегда найдется работа. В любое время, стоит тебе только пожелать.
    Еще аплодисменты, но в ушах Парис они слились в неясный шум. Возможно ли, чтобы слезы затуманивали слух, как зрение?
    Отец смотрел на нее, голос его звучал, словно он обращался к ней одной.
    — Не так давно мне разъяснили, что я слишком пренебрегал этими словами. Я люблю тебя, Парис.
    И не имело никакого значения, что пятьсот гостей, некоторые — совершенно незнакомые, разделили с ней этот момент. Важно только то, что он сказал.
    Парис проложила себе дорогу сквозь толпу, которая, как только выключили микрофон, быстро потеряла интерес к происходящему, и никто не видел, как она взобралась на сцену и обняла отца.
    — Я тоже люблю тебя, папа, — прошептала она сквозь слезы. — Но своего чертовски глупого решения я не переменю. Окончательно и бесповоротно.
    Он крепко обнял ее, потом отодвинул в сторону.
    — Ты собираешься заняться и другой проблемой, засевшей в твоей упрямой головке?
    Она даже не спросила, о чем он.
    — А что я могу сделать?
    — Последнее время ты здорово наловчилась высказывать свое мнение, но, думаю, еще немного практики тебе не повредит. — Он улыбнулся, и, Парис могла бы поклясться, глаза его увлажнились. — Иди, пока я не подтащил вас друг к другу и не треснул хорошенько лбами. Он там, у…
    — Я знаю, где он. — Парис чмокнула отца в щеку. Спасибо, папа.
    Он уходил. Пробираясь между людьми, она проклинала узкую юбку и высокие каблуки, замедляющие движение Вот он пожимает кому-то руку, прощально машет Ее охватил жуткий страх, потом огромное облегчение, когда, обогнув последнюю группу гостей, она увидела его удаляющуюся высокую фигуру.
    — Джек.
    Он остановился, обернулся. У нее пересохло во рту. Сердце заколотилось о ребра. Она понятия не имела, что сказать. Последние несколько ярдов она бежала и вот молчит и стоит с глупейшим видом перед ним, таким большим и надежным, что ей захотелось просто подойти и потереться лицом о теплую широкую грудь.
    — Уходишь?
    Он взглянул в направлении автомобильной стоянки.
    — Похоже на то.
    В растерянности Парис искала, что бы еще сказать, и не находила.
    — Я не была уверена, что ты вообще появишься.
    — Пришлось. — Снова она ощутила его пристальный взгляд.
    — Да, конечно, это же все твое. Разумеется, ты был должен.
    Джек ничего не сказал, только смотрел на нее. Тени, упавшие на его лицо, делали его жестким, непреклонным. И Парис показалось, что ее сердце подкатилось к горлу, мешая словам выйти на свободу. Она взглянула поверх его плеча, надеясь, что нужные слова волшебным образом появятся на стене ближайшей виллы. Слова доверия и любви. Но стена оставалась безупречно белой, и она поняла, что извне помощи не получит. Надо действовать самостоятельно.
    — Прими мои поздравления по поводу сегодняшнего вечера, — сказал Джек наконец, прерывая долгое молчание. — Это серьезный успех.
    — Спасибо. Не только за то, что ты так считаешь, каждый сейчас имеет возможность оценить результат, но и за то, что подарил мне такую возможность. Если бы не ты, меня бы здесь не было.
    — Думаю, ты и сама смогла бы пробиться.
    — Нет, — сказала она, ломая подчеркнуто церемонный тон беседы. — Работу мне бы не поручили, мы оба об этом знаем. А ты столько времени на меня угробил и многому научил.
    — Ты схватывала на лету. — Пауза. — Ты что, правда собираешься поступить в колледж?
    — Собираюсь. На отделение экономики. Но это в следующем году, а пока у меня есть еще несколько месяцев, чтобы повалять дурака.
    — Я уверен, что Кей Джи подыщет тебе работу.
    Она покачала головой.
    — Неужели ты правда думаешь, что я смогу и дальше работать вместе с отцом?
    — Мне казалось, вы поладили.
    — Мы начинаем ладить, но это не означает, что я смогу забыть или простить то, что он сделал. Или смогу снова доверять ему. Он использовал меня, Джек, не меньше, чем, по твоему мнению, я использовала тебя.
    Он шевельнулся, словно отмахиваясь от чего-то.
    Рука потянулась потереть шею.
    — Мне пора.
    — Снова ночная смена? — Парис прикусила губу. Прости. Не стоит мне соваться в твои дела.
    — Да нет, все в порядке. Мы оба знаем, что я слишком много работаю. Правда, ночью я отдыхаю.
    — Как твой бизнес?
    — Я пока немногого добился в этом направлении.
    — Почему же?
    — Решил сделать небольшой перерыв, переоценку.
    — Не могу представить, что ты простаиваешь. Она внимательнее всмотрелась в его лицо, в усталые глаза и поняла, что ошиблась. — Ты уезжал?
    — Нет Я работал дома, у мамы.
    — И как она? — Ей был ненавистен этот светский обмен репликами, но гораздо больше страшила мысль закончить его, позволить Джеку уйти.
    — В среду она переезжает.
    — Надеюсь, она довольна.
    Девушка заметила легкое изменение его позы, плечо слегка приподнялось. Сейчас он уйдет. Нет!
    Храбрость — куда она девалась? Все хорошее, что случилось за последние несколько месяцев, произошло лишь потому, что она сделала усилие. Триумф стал возможным не потому, что отец дал ей работу. Все дело в том, что она на этой должности работала изо всех сил. Ее взаимоотношения с отцом изменились не случайно, они изменились потому, что она заставила его заметить ее.
    Неужели она будет стоять и глядеть, как самое важное в ее жизни уходит вместе с Джеком? Или сделает попытку что-то изменить?
    Она шагнула ближе, каблук застрял в щели между плитками, она пошатнулась и почувствовала силу его рук на своих плечах — Все в порядке?
    — Не особо.
    — Похоже, ты снова надела те же скользкие туфли.
    — Да, но проблема не в них. — Она глубоко вздохнула, стараясь не замечать одуряющий запах его близости. — Я недостаточно поблагодарила тебя. Могла бы и получше. Ты подарил мне сегодняшний вечер, хотя это не главное. Ты вернул мне хорошие отношения с отцом — это важно. Но важнее всего то, что ты оставил здесь, у меня в сердце. Уверенность, и силу, и веру в себя. Способность делать собственный выбор. Вот за что я хочу благодарить тебя.
    И, изумляясь собственной храбрости, Парис шагнула ближе и поцеловала его в щеку.
    — Мне не нужны твои вежливые поцелуи на прощанье. Только что ты хвасталась своей уверенностью и смелостью, так имей же смелость поцеловать меня по-настоящему.
    — Я не могу этого сделать. — Голос ее охрип — совсем не так, как у сильной женщины, какой ей хотелось быть.
    — Почему нет? Наплюй на условности, Парис.
    — Я недостаточна сильна. Не могу поцеловать тебя и притвориться, что между нами ничего не было. Я слишком сильно люблю тебя, чтобы притворяться.
    Вот. Она сказала это, и, кроме боли, обручем сдавившей грудь, ничего страшного не произошло. Воодушевленная, Парис продолжила, пытаясь выговориться до конца:
    — Ты не поверил мне. Представить себе не можешь, как горько было от недостатка твоего доверия.
    Когда я говорила, что знаю о намерениях отца, я имела в виду то, как он всегда поступает. Если бы ты любил меня, ты должен был понять.
    — А относительно свадьбы?
    Парис глядела на Джека, едва осмеливаясь верить, что поняла его правильно, сдерживая сердце, подпрыгнувшее в надежде. Проезжающая мимо машина осветила их светом фар. Парис увидела выражение его лица и замерла.
    — Я могла бы говорить о свадьбе на полном серьезе, если бы такой вопрос поднимался.
    Джек мягко рассмеялся. Хриплый смех счастья, который она поймала на его губах, склонившихся к ней. Он целовал ее жадно, словно не мог остановиться, как будто ему недоставало ее так же, как ей недоставало его, овладевая ее ртом и всем существом, пока она не перестала различать, где она, а где Джек. Он прижал ее еще крепче, и она смогла услышать, как бьется его сердце. Руки — большие, и теплые, и сильные…
    — Оставайся на месте, не двигайся, — выдохнул он ей в волосы. — Если мы не будем шевелиться, возможно, я сумею сказать, что должен.
    — Тебе не надо ничего объяснять.
    — Нет, надо. За прошедшие недели у меня было достаточно времени понять, что имеет значение, а что нет. Я думал, бизнес — главное в моей жизни, но я ошибался. Он потерял для меня свое значение, когда я потерял тебя. Просто пустое место. Кое-какие планы я составил. — Он сухо рассмеялся, Парис ощутила легкое покачивание его головы. — Ли согласился уйти со мной. Хоть какое-то облегчение, не придется работать по шестнадцать часов в сутки. Я много думал и о том, что ты рассказывала о своих родителях. Я никогда не поступлю с тобой так же. Никогда.
    — Я верю тебе. — Она улыбнулась. — Знаю, что ты не мой отец, но и я не похожа на мать. Ни за что бы не позволила себе сидеть дома и ждать, что все изменится само собой.
    — Да. — Джек чуть ослабил хватку, заглянул ей в лицо. — Я знаю тебя, милая, и верю. Господи, как мне тебя недоставало. Словно мое сердце вырвали из груди. И как я ухитрился по уши влюбиться в тебя?
    Она прикоснулась губами к его горлу, слишком переполненная счастьем, чтобы произнести хоть слово.
    Внезапно он замер, чертыхнулся.
    — Опять разговоры о работе! Самое главное я так и не сказал. Необходимо все же следовать собственному решению и говорить честно.
    Нет! Она никогда не привыкнет к этому неповторимому взгляду, никогда не сможет оставаться спокойной.
    — Я люблю тебя, Парис. Выходи за меня замуж.
    Будь моей женой, другом, помощницей.
    Короткие фразы, но каждая так велика, что едва может поместиться в сердце Парис.
    — Я тоже люблю тебя, так сильно, что иногда едва выношу свою любовь. — Она приподнялась на цыпочки, прижалась в поцелуе к его губам. — Да, я выйду за тебя.
    По лицу Джека разлилась широкая ухмылка. Он подхватил ее и закружил, пока она не взмолилась:
    — Перестань, стой!
    Остановившись, он позволил ей медленно соскользнуть на землю. Все завертелось у нее перед глазами — от недавнего кружения и прикосновения к его телу.
    — Я правильно ответила? — спросила Парис.
    Он поднял ее и перебросил через плечо.
    — Что ты творишь? Куда ты меня тащишь?
    А Джек шел. Быстро.
    Парис удовлетворенно вздохнула.
    Какая разница, в каком направлении они двигаются. Она точно знает, куда они придут. Домой.
Top.Mail.Ru