Скачать fb2
Тот первый поцелуй

Тот первый поцелуй

Аннотация

    Молодой, обаятельный американец Натаниель О'Коннор приезжает в Лондон и очаровывает всех светских красавиц, но сердце ветреного юноши пленяет юная Элизабет Стентон. О'Коннор делает ей предложение. Девушка на вершине блаженства. Но как же непредсказуема жизнь! Элизабет готовится к свадьбе с Натаниелем, а становится женой его смертельного врага.


Саманта Джеймс Тот первый поцелуй

Пролог

    Слезы застилали ей глаза, сердце сжималось от тоски. Она не могла больше себя обманывать…
    Она умирала.
    Два мальчика, столь дорогие и близкие ее сердцу сыновья, были рядом с нею в комнате, где все пропиталось запахом винных паров. Боль разрывала ее тело, но ничто не могло сравниться с той мукой, которая терзала ее душу. Как посмеет она признаться этим двум невинным существам, что скоро бросит их на произвол судьбы, потому что их отца не заботит, есть ли у них кров и пропитание?
    Она страдала молча. Все трое были одиноки в этом мире, потому что Патрик О'Коннор не тратил на семью ни денег, ни чувств. Все свое время он проводил в пивной внизу, такой же пьяный, как и посетители. Лоретта не могла смириться с подобной несправедливостью судьбы. Что станет с ее сыновьями, когда она покинет этот мир? Отец почти не замечал их существования.
    Дрожь пробежала по ее телу. Боже, отчего столь жестока судьба! Она лишится жизни… А ее сыновья — матери. При этой мысли крик муки и возмущения вырвался из груди Лоретты.
    Не крик, а слабый, хриплый стон. И тотчас же маленькие худые пальцы сжали ее ладонь. Слабая улыбка, бледная, как осеннее солнце, мелькнула на губах Лоретты О'Коннор, и она, как могла, ответила на пожатие. Она упорствовала, оттягивая миг разлуки…
    Патрик О'Коннор бесцеремонно отворил дверь в комнату, приблизился к постели и остановился, без тени сочувствия разглядывая жену. Он коротко хмыкнул, криво усмехнулся и, протянув руку, сорвал рубашку с крюка на стене и вышел. Он не удостоил жену хотя бы еще одним взглядом, тем более словом, не говоря уж о детях, которые жались поблизости. Все как обычно, с горечью подумала Лоретта. И никогда уже не будет по-иному.
    Ее сердце разрывалось на части. Грубые мужские голоса и раскатистый смех проникали в комнату через открытую дверь, но Лоретта и мальчики словно не слышали их.
    Лоретта с нежностью взглянула на Моргана и Натаниеля. Тень улыбки скользнула по ее губам.
    Никто бы не догадался, что они братья. Тем не менее они были братьями…
    Один светловолосый, словно поле спелой пшеницы, другой темный, как грозовая туча. Младший, Натаниель, появился на свет всего четыре года назад. Старшему, Моргану, уже исполнилось десять. Ничто не ускользало от внимания серьезного и рассудительного Моргана. Лоретта не уставала удивляться этой непохожести сыновей…
    Снова приступ резкой боли. Милостивый Боже, молча терзаясь, думала она, кто удержит их на истинном пути? Хорошо, что средний брат умер в младенчестве, иначе она бы еще сильнее страшилась уготованной им судьбы. Слава Богу, Морган обладал не только острым умом, но и крепким здоровьем! Что же касалось Натаниеля, то Лоретта боялась за него; хотя ему никак нельзя было отказать в живости и приветливости, он временами проявлял безрассудный упрямый нрав — совсем как его отец, Господь ему судья, — что в будущем могло грозить ему неприятностями.
    Что-то зашевелилось в ногах кровати. Прижимая к груди скомканный носовой платок, Лоретта разглядела Натаниеля, смотревшего на нее широко открытыми испуганными глазами. Он вдруг притих — как не похоже на него! — и это его молчание, казалось, взывало к самим небесам. Несмотря на возраст, он чувствовал беду. Лоретта попыталась улыбнуться, но напрасно.
    Конец приближался.
    Дыхание стало едва слышным. Как много ей хотелось сказать… И как мало у нее оставалось времени.
    Лоретта перевела взгляд на Моргана. Будь это в ее силах, она бы громким воплем выразила разрывавшую душу тоску. Грустные серые глаза Моргана покраснели от подступивших слез, но он не плакал. Нет, он не имел привычки плакать, даже когда ему было очень больно.
    Охваченная дрожью, потому что напряжение лишило ее последних сил, Лоретта стиснула пальцы сына. Ее губы разжались. Молча, одними глазами, она молила его.
    Мальчик наклонился к матери.
    Ее взгляд с нежностью скользил по его бледному худому лицу.
    — Морган, — начала она едва слышно. — Морган, мои храбрый мальчик… Как мне будет тебя не хватать. Как бы я хотела остаться с вами. Если бы я только могла…
    Глаза Моргана наполнились слезами, но он по-прежнему не плакал.
    — Морган, теперь ты должен заботиться о брате. Конечно, я требую от тебя, слишком многого…
    Но знаю, ты сможешь.
    Мальчик затряс головой.
    — Нет, мама, нет, я…
    — Ты сможешь, — слабым голосом настаивала Лоретта. — Ты старший, Морган. Натаниель еще совсем маленький. Он не такой сильный и смелый, как ты…
    Мальчик снова покачал головой.
    — Не спорь, ты именно такой! Ты такой, и я очень горжусь тобою! — Стремясь убедить его, Лоретта прижала руку сына к своей груди. — Морган, прошу тебя! Ты должен сделать то, что я не могу… А твой отец не хочет… Твой брат совсем маленький. А вдруг он вырастет таким, как отец? О, Морган, ему нужен кто-нибудь, кто-то такой, как ты. Воспитывать его. Защищать. — Хриплое дыхание с трудом вырывалось из ее груди. С выражением страдания на лице она цеплялась за руки сына. — Умоляю тебя, Морган, не подведи меня! Обещай мне, или я никогда не обрету покоя!
    Мальчик нервно всхлипнул, стараясь унять дрожь в голосе.
    — Обещаю, что сделаю это. Для тебя, мама.
    — Нет, сынок. Не для меня. Для Натаниеля. — Ее голос постепенно угасал. — Спасибо тебе. Держись, Морган. Будь сильным и смелым, старайся постоять и за себя, и за Натаниеля. Верь в себя и во Всемогущего Бога. И пусть Он хранит вас, мои любимые сыновья…
    С последними словами силы окончательно оставили ее. Веки медленно опустились, а пальцы, сжимавшие ладони Моргана, стали слабыми и вялыми. Морган по-прежнему крепко держал ее за руки, чтобы не дать ускользнуть жизни, которая уже покинула ее. У него перехватило дыхание, он с трудом сдерживал жгучие слезы, а в груди зарождался и нарастал гнев, готовый вот-вот вырваться наружу. Он хотел громким криком, воплем выразить свою ярость и печаль… Но больше всего — страх. Вместо этого он оставался неподвижным, застывшим, как солдат на посту.
    Натаниель подобрался поближе к брату. В растерянности он смотрел на мать.
    — Морган, — шепнул он. — Что — мама спит? Морган не ответил. Он не мог вымолвить ни слова, потому что испытывал боль, какой не знал прежде… И какую, он был уверен, не испытает больше никогда.
    Он все еще слышал голос матери: «Держись, Морган. Будь сильным и смелым».
    Морган вздохнул. «Как? — спросил он себя. — Как выполнить ее наказ?»
    — Нет, — сказал он вслух, — она мертва, Натаниель. Мертва. — Последовала ужасная пауза. — Помнишь тех котят, которых утопил папа?
    Младший брат заплакал.
    — Что нам делать? — всхлипывал он. — Нас некому любить. Некому о нас заботиться. Папа…
    Нерешительно, неумело старший брат похлопал младшего по плечу.
    — Не беспокойся, — сказал он. — Ты не один, Нат. Я всегда буду рядом с тобой.
    Так он сказал. И сдержал свое слово.
    Прошло время и стерло из памяти маленького Натаниеля горе и воспоминания о матери.
    Но Морган не мог забыть.
    Как не забыл он и свое обещание.
    Отец же как был, так и остался отвратительным, низким типом, вечно в дурном настроении. Его тяга к спиртному только росла. В двенадцать лет, по требованию отца, Морган начал прислуживать в пивной и на кухне, проводя там все свое время. Натаниель часто оставался предоставленным самому себе… Неудивительно, что он рос сорванцом и нередко попадал в переделки.
    Как-то поздней ночью Патрик О'Коннор пинком открыл дверь спальни. Качаясь, пьяной походкой он вошел в комнату, держа в толстых пальцах огарок свечи. Два мальчика, проснувшись, зашевелились, а потом затихли на старых матрасах у дальней стены. Они затаились, сдерживая дыхание, зная, что приход отца не сулит им ничего хорошего.
    Но все оказалось напрасным. Неверными шагами Патрик О'Коннор приблизился к комоду. Налитые кровью глаза оглядели его поверхность и в бешенстве сузились. Яростный крик разорвал тишину. В одно мгновение Патрик О'Коннор стащил с матрасов обоих своих сыновей.

    Затем проковылял обратно к комоду.
    — Утром я оставил здесь шесть золотых монет, а теперь их только пять!
    Широко раскрыв большие голубые глаза, Натаниель смотрел на отца. Облизал пересохшие губы. Потом боязливо спросил:
    — Может, она упала на пол?
    Патрик О'Коннор с трудом согнул свое тучное тело. Внимательно оглядел старый деревянный пол. Затем выпрямился.
    — Как бы не так! — прорычал он.
    — Тогда, папа, может, ты ошибся…
    — Нет, я не ошибся! — закричал Патрик еще громче. Бешенство исказило его черты. — Я уже не первый раз замечаю пропажу. И клянусь вам, это будет последний раз! Так что признавайтесь немедленно! Кто из вас украл монету?
    Ответа не последовало. Морган не отступил перед бешеным гневом отца. Он гордо поднял подбородок и смотрел на него с решимостью, не свойственной его возрасту.
    — Что же вы молчите, отродье? — От его крика задрожали стены. — Кто из вас украл деньги?
    Патрик О'Коннор сделал всего один шаг вперед, и пол под ним тяжело заскрипел. Его глаза горели яростью. Морган услышал, как Натаниель испуганно вздохнул. Внезапно он вспомнил, что не далее чем вчера видел горсть леденцов в грязном кулаке брата.
    В то же мгновение безумный страх исказил лицо Натаниеля. В ужасе он упал на колени.
    Морган выступил вперед. Храбро, еще выше вздернул подбородок, надеясь, что отец не заметит, как дрожат у него колени.
    — Это я взял деньги, папа.
    — Черт бы тебя побрал, мальчишка! — выругался Патрик. — Как ты посмел!
    Морган упрямо смотрел на отца.
    — Я тружусь наравне со всеми служанками, а разве что зарабатываю…
    — Ах ты неблагодарная тварь, ведь я тебя кормлю и пою! — Патрик О'Коннор подкрепил свои слова площадным ругательством. — А что я получаю взамен? И ты еще осмелился у меня воровать! Так вот, запомни раз и навсегда, мой милый, я не из тех, кто позволяет себя обворовывать! А теперь подойди сюда!
    Но Морган недостаточно быстро выполнил приказание. Грубая рука схватила его за узкое плечо, другая вмиг сдернула со спины рубашку, разорвав ее в клочья. С жестокой усмешкой на губах О'Коннор обмотал тряпкой запястья мальчика, заведя ему руки за спину, и заставил опуститься на колени.
    Мальчик напрягся, услышав, как отец снимает трость с крючка на стене.
    Слишком знаком ему был этот звук.
    Первый удар пламенем обжег его спину. Морган закрыл глаза. Я старший, напомнил себе мальчик, как некогда старшей была мать. Будь сильным. Будь смелым, Морган.
    Он должен защищать Натаниеля.
    Он приготовился к следующему удару.
    Вновь и вновь трость со свистом рассекала воздух, но Морган не издал ни звука, ни единого стона или крика. Он вытерпит все ради Натаниеля, твердил он себе.
    Всегда и все только для Натаниеля…

Глава 1

    Слишком поздно отступать.
    Странно, что мысль о возвращении не дает ей покоя теперь, когда она проделала столь долгий путь и безбрежный простор океана лежит между нею и родиной…
    Леди Элизабет Стентон бросила последний, почти молящий взгляд на экипаж, который привез её сюда. Вот он повернул за угол и исчез из виду, оставив за собой облако пыли и взвихренных листьев. Собрав все свое мужество, крепко сжимая ридикюль, она обернулась и посмотрела на дом.
    Быстрым, беспокойным взглядом Элизабет окинула открывшийся перед нею вид и сразу была покорена. Неудивительно, что Натаниель с такой гордостью описывал ей свое жилище. Он не обманул ее: величественный особняк мог вызывать только восхищение. Затаив дыхание, она любовалась его великолепием, он ничуть не уступал английским загородным домам, а по элегантности мог соперничать с лучшими лондонскими особняками.
    Узорчатая-кованая ограда отделяла его от улицы, и, несмотря на иней, покрывавший газон, и темные голые ветви деревьев, дом не выглядел мрачным и неприступным. Легко представить, как оживал он в лучах весеннего солнца, когда бутоны цветов и лопнувшие почки тянулись к ясному небу.
    Обширный особняк венчала остроконечная крыша. Легкие белые кружевные занавески обрамляли широкие с цветными стеклами окна, и Элизабет еле удержалась, чтобы не ухватиться за ограду руками в белых перчатках и с удобством любоваться этим чудом. Она негромко рассмеялась. Чему же тут удивляться? Натаниель — богач, владелец корабельных верфей. Конечно же, у него должен быть прекрасный дом.
    Элизабет и не представляла, как сама она оживляла картину и как была хороша, освещенная поздними лучами зимнего заката. Ее дорожное темно-серого шелка платье было сшито по последней лондонской моде, но немного помялось. Однако совсем не платье украшало ее и привлекало к ней внимание, а удивительные лицо и волосы.
    Волосы, золотые и блестящие, как новая монета, были уложены в прическу и ровным полукругом спускались из-под шляпы. Ярко-зеленые глаза соперничали с сочной травой весеннего английского луга. Нет, Элизабет Стентон никак не походила на бледный хрупкий цветок. И хотя по своей природе она была добросердечной, в ее осанке угадывались гордость и даже сила характера. Но в этот миг Элизабет чувствовала себя слабой и беззащитной. И очень, очень потерянной.
    Нет, повторила она, пытаясь вернуть себе то мужество, которое вело ее вперед все эти долгие дни. Слишком поздно отступать. Она уже так сильно соскучилась по Натаниелю.
    Воспоминания постепенно завладели ею. Столько событий произошло тогда, подумала она со вздохом. Просто не перечесть…
    Самоуверенный светловолосый молодой американец по имени Натаниель О'Коннор мгновенно покорил Лондон. Красивый, как дьявол, и обольстительный, как Дон Жуан, дерзкий, настойчивый, он заставил заговорить о себе весь город. Как минимум дюжина женщин немедленно объявили, что они влюблены в него. Но из всех красавиц Лондона ему была нужна только одна женщина.
    С невероятным упорством он преследовал Элизабет.
    Что говорить, он был заядлым сердцеедом. И сначала Элизабет весьма сомневалась в искренности его чувств. Уж не столь она неотразима и никак не из тех, за кем толпою бегают мужчины! Но в глубине души она чувствовала себя польщенной как раз потому, что не считала себя красавицей. И Элизабет напропалую кокетничала с ним, как и он с ней, уверенная, что с течением времени его влечение непременно погаснет.
    Но шли дни, а его интерес к ней только разгорался. И хотя она всегда считала себя разумной и рассудительной, ее неудержимо влекло к Натаниелю О'Коннору.
    При одной мысли о нем по коже у нее пробегал холодок. Элизабет вспомнила их первый поцелуй. Это случилось на балу в честь дня рождения лорда Нельсона, когда, запыхавшись от стремительного вальса и смеясь, она позволила ему увлечь себя в сад и усадить на каменную скамью. Постепенно он стал серьезным. Его руки скользнули под волосы у нее на шее и запрокинули назад ее голову. И тогда в облаке благоухающих роз он поцеловал ее, отчего у Элизабет застучало в висках, а сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Это был тот самый романтический поцелуй, о котором она всегда мечтала.
    Прошло совсем немного времени, и…
    В тот вечер они сидели в гостиной в лондонском доме ее отца. Натаниель взял обе ее руки в свои.
    — Элизабет, любимая, случилось нечто непредвиденное. К сожалению, мне придется раньше срока вернуться в Бостон.
    Тот день был уже отмечен ужасным событием, и неудивительно, что Элизабет в полном отчаянии смотрела на молодого человека.
    — О нет, Натаниель, не может быть! Когда…Когда ты уезжаешь?
    — Завтра, любимая. Завтра на рассвете. — Он еще крепче сжал ее руки. — Элизабет, поедем со мной… Прошу тебя, выйди за меня замуж. Будь моей женой. Я сделаю тебя счастливейшей женщиной на земле, если только ты дашь согласие.
    И хотя безбрежная радость охватила Элизабет при этих словах, она не могла забыть о мрачной действительности.
    — Натаниель… О Натаниель, как бы я хотела последовать за тобой! Но сегодняшний день принес нам только горе. Ты помнишь, как ужасно кашлял папа? Так вот, Натаниель, он тяжело болен…
    Элизабет очутилась на распутье между счастьем и бедой. Разве могла единственная дочь графа Честера покинуть своего отца? Никогда прежде отец не был так сильно болен, никогда не был так слаб! Это пугало Элизабет. Правда, он не был совсем одинок. Минуло уже два года, как он женился на Клариссе. Но она, Элизабет, его единственная дочь, никак не может бросить своего отца! В такое время ее место рядом с ним.
    — Как только папа выздоровеет, я сразу приеду к тебе в Бостон. Обещаю тебе, Натаииель, что сдержу слово.
    — Я буду ждать, Элизабет. Клянусь тебе.
    «Когда папа выздоровеет»… Как пожалела она об этих своих словах!
    Папа болел почти целый месяц. И его здоровье оказалось еще более хрупким, чем она предполагала.
    Прошло уже полтора месяца, как они похоронили его.
    Элизабет плотно сжала нежные губы. Еще одно воспоминание, незваное и болезненное, как заноза. Мать умерла от чахотки, когда Элизабет была еще маленькой девочкой. Многие годы они провели вдвоем, отец и дочь. Но с возрастом Элизабет начала понимать то, о чем отец никогда не обмолвился ни словом. Его одиночество. Его тоску по женской ласке. Поэтому Элизабет не удивилась, когда в конце концов граф женился на баронессе Клариссе Кентон, вдове из соседнего графства.
    К сожалению, Элизабет и Кларисса так и не сблизились, хотя граф Честер никогда не подозревал об этом. Придирчивость не была в характере Элизабет, но она считала новую графиню сухой, чрезмерно расчетливой и даже заносчивой.
    Как никогда прежде, эти качества проявились в тот день, когда вскрыли завещание усопшего.
    Элизабет еще была целиком погружена в свое горе. Хотя расставание с Натаниелем причинило ей боль — в тот миг она почти без стеснения прижалась к его груди, — в ней жила вера в их скорую встречу. Но никогда больше она не увидит отца, не согреется теплом его любви, не услышит его сердечный голос и смех… Эта мысль не давала ей покоя с тех пор, как гроб с телом отца исчез под грудой земли.
    Печальная и молчаливая, она сидела с Клариссой в кабинете отца и равнодушно слушала монотонный голос нотариуса Джеймса Роуленда, читающего завещание. Мыслями она витала где-то далеко отсюда.
    — Элизабет! — привел ее в чувство резкий голос Клариссы. — Ты слушаешь? Эта часть касается именно тебя.
    Мистер Роуленд поверх очков взглянул на обеих женщин. Будь Элизабет повнимательней, она бы заметила его смущение.
    — Я могу продолжать? — спросил он.
    — Будьте так любезны, — приказала Кларисса.
    Мистер Роуленд откашлялся и начал:
    — «Особенно дороги мне воспоминания о моей дочери Элизабет и тех днях, что мы провели вместе в имении Хейден-Парк в графстве Кент. По этой причине я завещаю Элизабет Хейден-Парк, с тем чтобы она вступила во владение им в радостный день своей свадьбы и поселилась бы в нем со своим супругом».
    Элизабет ничуть не удивилась. Она ожидала, что папа оставит большую часть наследства Клариссе, как оно и случилось. Но Хейден-Парк всегда был ее особой привязанностью. Она грустно улыбнулась воспоминаниям, потому что провела там много радостных мгновений.

    — «И вот теперь, когда близится мой час, — продолжал Роуленд, — я сожалею только об одном — что никогда не увижу Элизабет под венцом, ибо ее благополучное замужество и дальнейшая обеспеченная жизнь остаются моей последней заботой. Вот почему я поручаю выбор супруга для Элизабет моей любезной жене Клариссе, так как уверен, что она выполнит мои пожелания».
    Элизабет застыла в неподвижности, аккуратно сложив на коленях тонкие руки. Потом заговорила очень спокойным голосом:
    — Пожалуйста, объясните мне, если возможно, мистер Роуленд, что это все значит?
    И без того красные щеки Роуленда побагровели еще больше.
    — По закону это означает, что вы вступите во владение Хейден-Парком только после вашего замужества…
    Повысив голос, Элизабет прервала его:
    — Не означает ли это также, что выбор мужа целиком зависит от моей мачехи?
    Мистер Роуленд не успел ответить.
    — Ты абсолютно права, Элизабет, — сказала Кларисса.
    Торжество прозвучало в голосе Клариссы, торжеством дышала вся ее фигура. Повернувшись к падчерице, она улыбнулась улыбкой, от которой Элизабет невольно похолодела.
    — Но не следует беспокоиться, дорогая. — Кларисса торопилась открыть свои карты. — Я уже обо всем позаботилась. Лорд Гарри Карлтон весьма склонен вступить с тобой в брак. Смею утверждать, он даже обрадовался, услышав это мое предложение.
    Элизабет была поражена. Ей исполнился двадцать один год, уже многие искали ее руки, и хотя папа был иногда недоволен ее отказом, он не настаивал.
    Конечно, она была знакома с лордом Гарри, младшим сыном маркиза Солсбери. Он отличался необычайной толщиной, но его наружность мало волновала Элизабет. Ее беспокоило другое. Лорд Гарри был развратником. Об этом красноречиво свидетельствовал жадный взгляд, которым он провожал каждую женщину.
    Элизабет почувствовала головокружение, комок подступил к горлу, стеснило грудь, но она не решалась словами выразить свой страх и таким образом показать его окружающим.
    Бессознательно она молила: «Боже милостивый, спаси меня. Скажи, что это не так».
    Она еще сильнее сжала руки, скромно сложенные на коленях.
    — Насколько я понимаю, Кларисса, вы хотите выдать меня замуж за лорда Гарри?
    — Ты угадала! — Кларисса широко улыбнулась, но ее взгляд не обещал ничего хорошего. — Ты ведь согласна, что это отличная партия?
    Элизабет собралась с силами. Она вся кипела от негодования. Ни за что на свете не отдастся она во власть неизвестному ей человеку, нелюбимому и к тому же избранному для нее мачехой!
    Но девушка ни единым жестом не выдала свой гнев. Вместо этого она сказала, тщательно подбирая слова:
    — Неужели вы станете принуждать меня, Кларисса? Заставите выйти замуж за неугодного мне человека?
    Улыбка слетела с губ Клариссы.
    — Тебе уже давно пора замуж, Элизабет, И лучшего жениха, чем лорд Гарри, тебе не найти.
    Она сложила руки на своей обширной груди и зло воззрилась на падчерицу.
    Во взгляде мачехи Элизабет открылась правда во всей своей неприглядной полноте — неприязнь, о которой она всегда подозревала. Нелюбовь, которую Кларисса больше не пыталась скрывать. Даже ненависть. Лживой была ее забота о падчерице. Теперь, когда граф умер, она мечтала только о том, чтобы избавиться От обузы.
    Элизабет гордо выпрямилась, вздернула подбородок. Если Кларисса действительно хочет избавиться от нее, что ж, она может ей посодействовать. Элизабет позволила себе еле заметную усмешку.
    — Не беспокойтесь, Кларисса, — начала она сдержанно. — Я выйду замуж, но только по своему выбору. И уж никак не за лорда Гарри.
    Кларисса громко фыркнула, что совсем не подобало настоящей леди.
    — Тогда за кого же? Если ты прождешь еще дольше, то наверняка останешься старой девой!
    — Натаниель О'Коннор сделал мне предложение перед отъездом в Бостон, — с достоинством объявила Элизабет, — и я дала свое согласие.
    — Натаниель О'Коннор? Тот развязный молодой американец с дурными манерами?
    Мачеха не прятала своего презрения. Резкая отповедь готова была сорваться с уст Элизабет, но она сочла уместным сдержаться.
    — У нас с вами разные взгляды на его характер, Кларисса, тем не менее вы угадали.
    — Отчего же он уехал в Бостон, если собирался на тебе жениться? — Кларисса откровенно торжествовала. — И почему мы с мужем не знали об этом?
    — У Натаниеля возникло неотложное дело, — несколько неуверенно произнесла Элизабет, надеясь, что мачеха не заметит запинки, и сожалея, что Натаниель не дал ей более подробных объяснений. — Я не поехала с ним из-за болезни папы. И по этой же причине ничего ему не сказала.
    — Как же! Просто ты знала, что он будет против!
    Элизабет почувствовала слабые угрызения совести. Но не опустила глаз перед обвиняющим взором мачехи. Что если Кларисса права? Нет, она не позволит старой ведьме догадаться о своих чувствах. Ни за что и никогда!
    — Папа был болен, • — вновь повторила она. — Я просто хотела подождать, когда он выздоровеет и сможет присутствовать на нашей с Натаниелем свадьбе.
    — Твой отец никогда бы не позволил тебе выйти замуж за янки, за ничтожество, да еще ирландца в придачу! Вряд ли это подходящий жених для тебя!
    Элизабет несогласно покачала головой. Подходящий жених! Ей безразличны подобные условности. Но она хорошо сознавала, что Клариссе чужды волнения молодости, огонь, вспыхивавший у нее в груди, стоило ей увидеть Натаниеля.
    Нет, ни за что! Она не станет женой лорда Гарри ни ради Клариссы, ни ради кого другого. Согласись Элизабет на такой брак, и она обречет себя на невыносимую жизнь пленницы, томящейся в темнице.
    Элизабет не строила иллюзий в отношении своего будущего. Если она останется в Англии, Кларисса перевернет небо и землю, чтобы подчинить ее своей воле. Она ощущала в Клариссе пугающее своей силой несгибаемое упорство.
    Элизабет медленно поднялась на ноги.
    — Я сожалею, что события приняли такой обо рот, — спокойно объявила она. — Но, думаю, вы не станете отрицать, что при сложившейся ситуации мне следует как можно быстрее уехать в Бостон. К Натаниелю.
    Кларисса тоже вскочила на ноги. Ее щеки пошли красными пятнами.
    — Как тебе не совестно, дрянная девчонка, я всегда твердила твоему отцу, что ты упрямое, избалованное существо, а он мне не верил! Я говорила ему, что ты потеряла голову от этого янки! Сколько раз повторяла, что с тебя нельзя глаз спускать, а он упорствовал до последнего смертного часа. А теперь я благодарю небо, что он умер и не видит твоего позорного поведения!
    Не обращая на нее внимания, Элизабет протянула руку мистеру Роуленду.
    — Благодарю вас за помощь, мистер Роуленд. Надеюсь, вы понимаете, что я должна спешить. Мне надо позаботиться о каюте на корабле.
    — Леди Элизабет, — умолял Роуленд; он тоже поднялся с места. — Прошу вас, леди Элизабет! Подумайте еще раз. Не сомневаюсь, что вы сумеете договориться. Иначе вы многое потеряете. Ваш отец установил для вас необычайно щедрое содержание…
    — Содержание, размеры которого зависят от меня, мистер Роуленд. И клянусь Богом, она не получит ни пенни. Запомни, Элизабет, ни единого пенни! — Голос Клариссы прерывался от ярости. — Без меня ты бедней церковной мыши!
    Роуленд замолчал. Элизабет поняла, что это сущая правда. «Папа, — с упреком подумала она. — Папа, как ты мог так поступить со мной?» Отец научил ее самостоятельности в мыслях и поступках. Она не нуждалась в наставнике или опекуне, как считала Кларисса.
    После минутного раздумья она с легкой улыбкой склонила голову и тихо произнесла:
    — Вы ничего не понимаете, Кларисса. Я не нуждаюсь в отцовских деньгах. Я и впрямь очень люблю Лейден-Парк, но моя жизнь — это моя жизнь, и она для меня главное. Лучше мне жить в бедности, чем выйти замуж за нелюбимого человека.
    Это была их последняя встреча с Клариссой.
    Так Элизабет попрощалась с отцом, попрощалась с Англией… Со всей своей прежней жизнью.
    Первое время она сально страдала и не могла смириться с ударом судьбы. Ей казалось, что папа ее предал, поручив Клариссе распоряжаться ее будущим. Но во время долгого путешествия по морю она поняла, что единственная вина папы состояла в чрезмерной доверчивости: он решил, что Кларисса лучше всех позаботится о его дочери.
    Все правильно, вновь и вновь повторяла она себе. Она сделала верный выбор. Единственно возможный выбор в данных обстоятельствах.
    Потому что выйти замуж по указке Клариссы было для нее невозможно.
    Элизабет медленно, глубоко вздохнула. Из мысленного путешествия в прошлое она вернулась в настоящее…
    К Натаниелю.
    Она закашлялась, почувствовав стеснение и боль в груди, которые мучили ее уже несколько дней подряд. Она рассеянно отмахнулась от этого, считая причиной грустные воспоминания.
    Сжимая в руках ридикюль, Элизабет бросила еще один взгляд на особняк. Задумчиво наморщила гладкий лоб. Почти три месяца прошло с тех пор, как они в последний раз виделись с Натаниелем. Обрадуется ли он ее появлению?
    Элизабет негромко рассмеялась. Конечно же, обрадуется. Ведь он ее любит. К чему глупые страхи.
    Да и страшится она не его, а неясного будущего. И это неудивительно, ведь ее жизнь в последнее время была полна неожиданностей.
    И все же она не могла избавиться от навязчивой мысли. Может быть, она несколько поторопилась приехать сюда?
    Кучер знал, где находится особняк О'Коннора. Ей следовало найти себе комнату, а об этом лучше всего посоветоваться с Натаниелем. Ее средства были очень ограниченны, ей пришлось продать несколько драгоценностей, чтобы оплатить морское путешествие. Но если все пойдет благополучно, комната ей потребуется всего на одну-две недели. Более всего Элизабет мечтала о скорой свадьбе и надеялась, что Натаниель разделяет ее чувства.
    Занятая своими мыслями, Элизабет поправила шляпку и разгладила жакет. После месяца, проведенного на корабле, она казалась себе не слишком опрятной и стеснялась помятого платья. Чуть заметная улыбка приподняла кончики ее губ. Девушка чувствовала себя почти бродяжкой с таким маленьким саквояжем в руке. Она оставила багаж в порту в надежде, что Натаниель пошлет кого-то завтра утром за ее сундуками.
    Собрав все свое мужество, Элизабет ступила на кирпичную дорожку, ведущую к дому. Каблуки ее туфель громко застучали по ступеням. Наверху, на площадке перед широкой двустворчатой дверью, она остановилась и протянула тонкую руку в белой перчатке к замысловатому медному дверному молотку. Скрывая волнение, Элизабет решительно постучала в дверь.
    Внутри немедленно раздались шаги, и дверь широко отворилась. Сгорбленный человек с седыми бакенбардами, по виду дворецкий, появился на пороге.
    Элизабет заставила себя улыбнуться.
    — Добрый день, — сказала она любезно. — Это дом мистера О'Коннора?
    Дворецкий приподнял мохнатые брови.
    — Совершенно верно, мадам.
    Улыбка Элизабет потеряла натянутость.
    — Прекрасно, Я бы хотела увидеться с мистером О'Коннором, если, конечно, он дома.
    Дворецкий скользнул по ней взглядом и явно остался доволен.
    — Как мне доложить о вас, мадам?
    — Скажите, что это леди Элизабет Стентон. — Ее смех прозвучал несколько натянуто. — Прошу извинить меня за внезапное появление, но мой корабль только сегодня прибыл в гавань. — Она сочла нужным объясниться. — При отъезде из Лондона возникли некоторые затруднения. Я очень спешила и не успела написать мистеру О'Коннору. Возможно, я поторопилась… Мне следовало подождать, но я так хотела вновь его увидеть!
    Последовала небольшая пауза.
    — Мистер О'Коннор еще не вернулся с верфи, но, думаю, он будет здесь через четверть часа. Вы подождете?
    Страхи исчезли.
    — Да, конечно.
    — Тогда прошу вас, войдите.
    Дворецкий отступил, пропуская ее в дом.
    Через просторную переднюю он провел Элизабет в большую гостиную, которая сразу понравилась ей своим уютом и красивым убранством.
    — Меня зовут Симмонс, мадам. Может быть, вы хотите чаю?
    Он держался безупречно учтиво и сдержанно, но в его глазах Элизабет увидела доброту.
    — Благодарю вас, Симмонс, — ответила она с улыбкой. — Это будет весьма кстати.
    Симмонс слегка поклонился и вышел из комнаты.
    Элизабет села в большое мягкое кресло у камина. Очень скоро молоденькая горничная, назвавшаяся Милли, принесла серебряный поднос с чайными принадлежностями. Элизабет налила себе чашку в надежде, что чай ее освежит, но после нескольких глотков почувствовала в груди жар, такой же сильный, как от огня, пылавшего в камине.
    Она поднялась с кресла и начала беспокойно расхаживать по комнате. Теперь, когда наступил решающий момент, радость и тревога боролись в ней. Элизабет поймала свое отражение в небольшом квадратном зеркале в резной раме. Два розовых пятна горели у нее на щеках, ярко-зеленые глаза странно блестели. Их блеск показался Элизабет несколько неестественным…
    Отражение в зеркале вдруг расплылось, потом вернулось. Элизабет нахмурилась. Ей почему-то стало трудно дышать, но, конечно, причиной всему были нервы.
    До ее ушей донесся звук подъехавшего экипажа.
    Элизабет птицей подлетела к окну. Сквозь прозрачное кружево занавесок она разглядела высокого стройного человека, шагавшего по дорожке.
    Все запело у нее внутри. Это он, это ее Натаниель!
    В передней послышались голоса. Чтобы унять дрожь, Элизабет крепко сжала руки. Она была готова закружиться в танце.
    Раздались шаги. Симмонс постучал, затем приоткрыл дверь.
    — Мадам, хозяин скоро придет.
    Элизабет кивнула в ответ. Ее мысли стремительно перескакивали с одного на другое. Удивится ли Натаниель ее приезду? Конечно, удивится. Будет ли доволен? Обязательно! В конце концов он попросил ее выйти за него замуж! Ее блаженству не было предела. Она вздохнула, представив себе, что случится, когда Натаниель войдет в комнату.
    Он взглянет на нее с той самой знакомой ей постоянной улыбкой, от которой в его глазах появлялись смешинки. Элизабет сама невольно улыбнулась приятному воспоминанию. Потом… Потом он заключит ее в свои объятия и поцелует, как поцеловал тогда.
    С легким скрипом отворилась дверь. На пороге появился мужчина, элегантный, очень высокий, широкий в плечах и с не правдоподобно узкими бедрами. С волосами темнее воронова крыла…
    Готовая броситься ему на шею, Элизабет со вздохом изумления остановилась на полпути.
    Улыбка застыла на ее лице. Сердце на миг перестало биться. Все смешалось у нее в голове. Ее охватила внезапная слабость, она еле удержалась на ногах. Она замигала, не доверяя своему зрению. Наверное, глаза обманули ее. Не может быть, чтобы это был…
    Стоящий перед ней мужчина не был Натаниелем.

Глава 2

    —  — Добрый день, миссис Уинстон.
    Дама никак не отозвалась и, шурша юбками, проследовала внутрь банка. Перья на ее шляпе презрительно колыхались, а ледяной взгляд был единственным ответом на его учтивость. Морган приподнял бровь и недоуменно пожал широкими плечами. Слава Богу, сказал он себе с горькой усмешкой, его банкиры не столь разборчивы, как миссис Уинстон.
    Напротив, они с нетерпением ждут каждой новой его сделки.
    Прежде все было не так, размышлял он, садясь в свой экипаж. Когда он только начинал карабкаться к верхам общества, мало кто стремился помочь ему деньгами. Но пришел день, и все переменилось. И хотя сливки общества не приняли его с распростертыми объятиями, Моргана все же допустили в самые богатые гостиные Бостона и встречали с притворным радушием.
    Он наивно решил, что минуло то время, когда цвет бостонского общества считал его ничтожеством, сыном какого-то вечно пьяного владельца трактира. Отбросом. Нищим ирландцем. Но на деле мало что изменилось. Вот и сейчас ему показали, что он не кто иной, как чужак. Отщепенец.
    Наконец у него открылись глаза, больше никто не сможет его дурачить.
    И хотя Морган даже себе не смел в этом признаться, где-то в глубине души он затаил обиду. Год за годом он упорно и настойчиво шел к цели. Своим трудом заработал то, что многие из так называемой бостонской аристократии получили по праву рождения или по наследству, от отца к сыну. Но если говорить начистоту, городские аристократы были ничуть не лучше Моргана.
    Просто они считали, что они лучше.
    Щелчком пальцев Морган приказал кучеру трогать. И хотя его губы все еще хранили следы улыбки, взгляд серых глаз был суров и холоден.
    Экипаж повернул за угол, и перед ним открылся залив с гребешками волн. Морган не мог оторваться от знакомого пейзажа.
    Господи, как он ненавидел жалкий трактир на берегу, где провел свое детство. Но море… Море было его спасением. Оно стало его прибежищем, и, наконец, море подарило ему богатство.
    Недобрая улыбка мелькнула на его губах. Вот уже десять лет, как нет отца. И не случайно всего через неделю после похорон он разрушил проклятый трактир. А на том самом месте построил контору компании «Корабельные верфи О'Коннора».
    Громкий смех привлек его внимание, и Морган выглянул в окно. Играющая на улице детвора весело махала и кричала что-то кучеру. Ему вдруг пришло в голову, что ребятишкам сильно повезло. Его собственное детство было не таким беззаботным. Радостным и безоблачным оно было у Натаниеля, а он, Морган, выбивался из сил ради этого.
    Натаниель… Неизменно его мысли возвращались к брату. И невольно Морган напрягался, словно готовясь к новой битве.
    Натаниель, брат, которого он так любил… Предатель, которому он доверил свою жизнь… И свою жену.
    Натаниель, такой неотразимый в своем обаянии, горько усмехнулся Морган. Столь неотразимый, что многие были склонны прощать ему грехи.
    Многие, но не все.
    Губы Моргана вытянулись в узкую полоску. Ему казалось, что в груди его горит темный, страшный огонь. За последние пять лет он мог перечесть по пальцам свои встречи с Натаниелем, но такова была его воля, и на то были свои причины. Морган не мог забыть то, что произошло между ними. Ему и не снилось, что брат способен на предательство… Что он может жестоко ранить его.
    Слишком многое разделяло их, чего не забыть и не простить.
    Но никогда больше он не позволит брату причинить ему такую глубокую боль.
    И женщина никогда больше не заставит его страдать, пусть даже такая прелестная, какой была его жена Амелия.
    Еще одна клятва, которую он не нарушит.
    Морган беспокойно задвигался на мягких подушках экипажа. Гони прочь мысли о брате, настойчиво убеждал он себя. Потому что думать о брате — это значило думать о ней.
    А он не хотел думать ни о ком из них.
    И все же, когда экипаж подъехал к дому, два призрака упорно занимали его мысли: мертвая неверная жена и беспутный ненадежный брат. Одна из горничных открыла Моргану дверь, и, кивнув ей, он направился прямиком в кабинет, где налил себе из хрустального графина хорошую порцию бренди. Он покрутил жидкость в бокале, не спуская с него глаз, все в том же мрачном, отвратительном настроении.
    Но, созерцая бокал, он точно знал, что пить бренди не станет…
    Кто-то постучал в дверь,
    Морган хотел оставить стук без внимания, но это ему не удалось.
    Дверь чуть приоткрылась, и в комнату заглянул Симмонс.
    — Могу я побеспокоить вас, сэр?
    Морган помолчал, сжимая в руке бокал с бренди. Он не скрывал недовольства.
    — В чем дело?
    Дверь широко отворилась, и Симмонс переступил порог.
    — Сэр, в гостиной вас ждет леди, она хочет с вами говорить.
    — Вот как?
    В голосе Моргана прозвучала нотка сарказма. Большинство его посетительниц, минуя гостиную, направлялись прямо в спальню.
    Симмонс кивнул.
    — Она приехала из Лондона, сэр. — Он чуть запнулся. — Насколько я понял из ее слов, вы ее ожидаете.
    — Женщина из Лондона? — переспросил Морган. — Не знаю такой. Видимо, она ошиблась адресом. Пожалуйста, выпроводите ее, Симмонс.
    — Прошу прощения, сэр, но мне кажется, вы Должны ее принять. Она очень взволнована. Говорит, у нее не было времени, чтобы известить вас о своем приезде.
    Морган нахмурился.
    — Ее имя Элизабет Стентон, — поспешно добавил Симмонс. — Леди Элизабет Стентон.
    Ответ Моргана был резким и коротким:
    — Это имя мне ничего не говорит, Симмонс. Повторяю, она ошиблась.
    Симмонс молчал и не двигался с места. Он прочистил горло и пожал плечами.
    Морган поморщился. Симмонс иногда бывал страшно упрям. Но еще настойчивей была посетительница в гостиной. Некая леди Элизабет Стентон. Он представил себе толстую, почти квадратную, непривлекательную матрону. Чего еще ожидать от женщины с таким именем? Вот напасть. Что же теперь делать? Что этой женщине от него надо? Обычно Симмонс хорошо разбирался в ситуации, и раз он так упорствует…
    Морган со стуком поставил бокал на стол.
    — Хорошо, — пробормотал он. — Я ее приму. Через секунду он уже был в гостиной и увидел посетительницу.
    Господи, как он ошибался. Ни следа неряшливой матроны, вместо нее у зеркала стояла стройная девушка в модном сером платье. Она повернулась к нему лицом. Вот так сюрприз, невольно подумал Морган…
    И для нее тоже.
    Он совершенно не ожидал, что произведет такое впечатление. Ее большие зеленые глаза раскрылись еще шире, а на лице появилась растерянность, смешанная с явным разочарованием. При всем своем раздражении Морган невольно внутренне усмехнулся. Их взгляды встретились.
    — Боже праведный, — вырвалось у нее. — Кто вы такой?
    Морган изумленно приподнял бровь.
    — Симмонс известил меня, что вы желаете меня видеть.
    — Кого — вас? Да я вас совсем не знаю!
    — То же самое могу сказать и я, — холодно отозвался Морган. — Но это вы явились ко мне в дом. Отсюда я делаю вывод, что у вас есть на то причина. Признаюсь, я сгораю от любопытства и хочу узнать, в чем же она состоит.
    Женщина все так же не могла отвести от него глаз. Морган даже подумал, что он кажется ей дьяволом во плоти.
    — Тут какое-то недоразумение, — наконец не уверенно произнесла она. — Мне сказали, что это Дом мистера О'Коннора.
    — И они не ошиблись.
    Она смотрела на него, как если бы он явился с того света.
    — Нет, вы меня не понимаете. Я ищу владельца Компании «Корабельные верфи О'Коннора».
    Морган заложил руки за спину. Он не мог удержаться от легкой улыбки.
    — Он перед вами, мадам.
    — Нет. Нет, этого не может быть. — Еще мгновение, и незнакомка разрыдалась бы. — Я… Я приехала из самого Лондона! Я не могу вернуться обратно, не могу! Мне необходимо найти Натаниеля О'Коннора.
    Улыбка исчезла с лица Моргана. Все разъяснилось и встало на свои места. Он сочувственно сказал:
    — Боюсь, вы его не найдете. Насколько мне известно, его нет в Бостоне.
    Ее пальцы нервно сжали ручки ридикюля.
    — Вы его знаете? Вы знаете Натаниеля? Морган печально рассмеялся.
    — Да. Я его прекрасно знаю. Он мой брат.
    Она заметно побледнела. Губы беззвучно приоткрылись. Затем неожиданно, прежде чем Морган успел что-либо сказать, она пошатнулась и в глубоком обмороке стала падать лицом вниз.
    Хорошо еще, что Морган быстро оценил ситуацию и подхватил девушку, когда ее голова уже почти коснулась пола. Он взял ее на руки и отнес на ближайший диван.
    — Господи, — пробормотал он. — Этого еще не хватало!
    Сначала Морган решил, что обморок — это не более чем притворство, женская хитрость. Сдерживая нетерпение, он сел рядом на диван и легонько похлопал девушку сначала по одной, а затем по другой щеке, ожидая, что она выразит свое негодование громким криком.
    Девушка оставалась абсолютно недвижима.
    Морган нахмурился. Может, у нее слишком туго зашнурован корсет? И почему женщины носят подобные доспехи? Для мужчины, цель которого как можно скорее освободить женщину от одежд, корсет был лишним, ненужным препятствием. Повернув ее на бок, Морган ловко расстегнул множество крючков на спине и, проникнув внутрь, ослабил шнуровку…
    Вновь безрезультатно.
    Только тогда он внезапно почувствовал сильный жар, исходивший от ее тела и ощутимый даже через плотный шелк платья. Что же с ней в конце концов происходит? Он прижал к ее щеке тыльную сторону ладони. И сердито выругался. Какой же он идиот! Девушка пылала от жара!
    Она застонала. Морган схватил ее за плечи и слегка потряс, одновременно припоминая ее имя.
    — Элизабет! Элизабет, очнитесь! Вам плохо, милая?
    Она медленно открыла непонимающие, остекленевшие от боли глаза.
    — Элизабет, скажите мне, — допытывался он, — где у вас болит?
    Ее пальцы неуверенно коснулись лба.
    — Вот тут, — прошептала она чуть слышно.
    — А еще где?
    Ее рука потянулась к груди.
    — Здесь тоже. — Слова стоили ей неимоверных усилий. — Мне… Мне больно дышать.
    Она повернула набок голову и прикрыла глаза трепещущими ресницами. Зашлась сухим надрывным кашлем. Морган понял, что она вновь потеряла сознание.
    На этот раз он даже обрадовался, потому что гостья наверняка ужаснулась бы его последующим действиям. Он стянул вниз корсаж платья, обнажив белые матовые плечи, и, нагнувшись, прижался ухом к ее груди. Дыхание было тяжелым и хриплым, воздух со свистом входил в легкие и выходил из них.
    Морган чертыхнулся. Вскочил на ноги.
    — Симмонс! — закричал он. — Пошлите кого-нибудь за Стивеном! Эта женщина больна!
    Час спустя друг Моргана доктор Стивен Маркс уже стоял у постели, куда уложили больную. Это был невысокий, но широкоплечий человек, чья добрая улыбка и теплота во взгляде свидетельствовали об отзывчивом характере.
    Он отошел от кровати и обратился к Моргану, который, скрестив на груди сильные руки, молча наблюдал за всеми его действиями.
    — Ты говоришь, она приехала из Лондона? Морган кивнул.
    — По крайней мере так она сказала Симмонсу, — коротко подтвердил он.
    — Все ясно, у нее воспаление легких, — объявил Стивен. — Возможно, от холодного морского воздуха. Но она молода и по виду здорова, так что это козырь в ее пользу. Сейчас главное сбить жар и вылечить лихорадку. — Стивен сложил в саквояж инструменты и шутливо продолжил:
    — Должен заметить, Морган, она несколько отличается от твоих обычных красавиц.
    Морган сделал недовольную гримасу.
    — Нечего гадать, — сухо отозвался он. — Она приехала сюда совсем не из-за меня.
    — Тогда из-за кого же? Наступило минутное молчание.
    — Из-за Натаниеля.
    Глаза Стивена стали серьезными.
    — Хотел бы я знать, зачем женщине из Англии потребовался Натаниелъ?
    — Именно это меня и интересует, — мрачно подтвердил Морган, — Но этого мало. Симмонс сказал, что она представилась как леди Элизабет Стентон.
    Темные брови Стивена взметнулись вверх.
    — Сливки английского общества?
    — Видимо, так. — Морган перевел взгляд на Фигуру на кровати. — Мы ее спросим, как только она придет в себя, ладно?
    Стивен промолчал, внимательно глядя на друга. А где же Натаниель? — наконец спросил он. Лицо Моргана посуровело, и он ответил прямо и без обиняков:
    — Мы оба знаем, что меня мало тревожит вопрос о его местопребывании. Мы с ним не виделись уже несколько месяцев, и меня это не волнует. — Морган кивнул в сторону девушки. — Как ты думаешь, она выздоровеет?
    — Мне кажется, да. — Стивен задумался. — Но на ноги она встанет, пожалуй, только через месяц.
    Он рассмеялся, увидев огорченное лицо Моргана. Надев сюртук, Стивен продолжал;
    — Тебе следует свыкнуться с тем, что она немного погостит в твоем доме.
    «Только этого мне недоставало», — мрачно подумал Морган.
    Стивен направился было к двери, но вдруг остановился.
    — У меня есть одна идея. Что если я на время пришлю к тебе свою экономку Маргарет? Она прекрасная сиделка, и к тому же это предотвратит ненужные сплетни, если кто узнает, что у тебя живет молодая девушка. Зачем тебе лишний раз привлекать к себе внимание?
    Морган ухмыльнулся.
    — В этом нет необходимости. Меньше всего на свете меня заботит моя репутация. Она и без того достаточно запятнана.
    Стивен взялся за ручку двери, и Морган двинулся к нему, но тот остановил его движением руки.
    — Не надо, дружище, я знаю дорогу.
    Морган остался один, наедине со своей незваной гостьей. Он подошел к кровати и посмотрел на девушку. Ее профиль казался высеченным из мрамора, такой она была неподвижной и бледной. Опущенные реки — чуть розоватые, почти прозрачные. Тем неожиданней была чернота ресниц, лежавших на щеках. Узкие брови кокетливо изгибались.
    Но особо его внимание привлекла ее кожа, удивительно гладкая и нежная. Ему вдруг захотелось прикоснуться к щеке девушки, чтобы проверить, так ли она мягка и шелковиста, как кажется.
    Девушка… Почему он так мысленно называет ее? Почему упорствует? Вряд ли это соответствует действительности. Возможно, причиной тому было беззащитное, растерянное выражение ее лица, когда он предстал перед ней вместо Натаниеля, хотя вряд ли она такая уж юная. Он дал ей на вид двадцать с небольшим.
    Его взгляд спустился ниже и задержался на высокой груди, приподнявшей атласное одеяло. Еще до прихода Стивена он снял с нее корсет и нижние юбки. На ней оставалась одна рубашка. И хотя незнакомка была высокой и стройной, ее тело было округлым, зрелым и женственным. При всей своей беспристрастности Морган ощущал исходивший от нее теплый поток чувственности.
    Да, что есть, то есть, она хороша собой. Если, конечно, вы любитель блондинок, а Морган не относил себя к таковым. Он находил их вялыми и бесцветными во всех отношениях.
    Девушка зашевелилась, заметалась по подушке. Морган склонился над ней, чтобы поймать дуновение, звук, еле слетевший с ее губ… А может быть, слово?
    Это было имя. Натаниель.
    Морган выпрямился. Резко отвернулся, охваченный невеселыми мыслями. Кем бы ни была эта женщина, он не желал ее присутствия в своем доме. Но факт оставался фактом, он не мог от нее избавиться, как не мог избавиться от пробуждаемых ею тяжелых воспоминаний.
    Конечно же, он позаботится о том, чтобы обеспечить ей наилучший уход. Если повезет, она быстро выздоровеет, и тогда, как только она станет на ноги, он укажет ей на дверь.
    Девушка застонала, и Морган, позабыв о своих твердых намерениях, бросился к кровати. Ее пальцы вцепились в одеяло, и что-то блеснуло на ее руке. Морган присмотрелся.
    Золотое кольцо украшало средний палец ее левой руки.
    Невольное проклятие сорвалось с губ Моргана. Вот это номер! Что еще натворил Натаниель? Морган не хотел верить «своим глазам. Брат вечно попадал в истории. Неужели в придачу ко всему он еще и женился!
    « Проклятие «, — вновь и вновь повторял Морган в приступе вспыхнувшей ярости. Что привело сюда Элизабет Стентон? Что ее связывает с Натаниелем?
    Морган догадывался, что ответ вряд ли его обрадует.
    Следующие несколько дней прошли для Элизабет как в тумане, она страдала от боли и не понимала, где находится. И все же где-то в темных глубинах ее сознания родилась догадка, что она тяжело больна. Все ее тело пылало от жара, голова разламывалась на части и дыхание с хрипом вырывалось из груди. Она смутно понимала, что мечется по кровати и стонет; что чей-то незнакомый голос уговаривает ее выпить хотя бы капельку воды. Часто кто-то прикладывал руку к ее голове, протирал грудь и плечи прохладным влажным полотенцем. Кругом звучал целый хор голосов.
    Но однажды Элизабет увидела, как яркие солнечные лучи проникают через окно в ногах ее кровати. Медленно к ней возвращалось сознание. Она попыталась повернуть голову, чтобы спрятаться от слепящего блеска, но безуспешно. Элизабет слышала отдаленный шум голосов. Значит, она была не одна. Что-то показалось ей странным: и в Лондоне, и в Хейден-Парке окно в ее комнате находилось сбоку от кровати.
    Элизабет прикрыла глаза рукой.
    — Мне больно от света, — пробормотала она.
    Раскатистый басовитый смех раздался над ее головой.
    — Как я рад, что вы наконец-то вернулись к жизни.

Глава 3

    Следующие несколько дней прошли для Элизабет как в тумане, она страдала от боли и не понимала, где находится. И все же где-то в темных глубинах ее сознания родилась догадка, что она тяжело больна. Все ее тело пылало от жара, голова разламывалась на части и дыхание с хрипом вырывалось из груди. Она смутно понимала, что мечется по кровати и стонет; что чей-то незнакомый голос уговаривает ее выпить хотя бы капельку воды. Часто кто-то прикладывал руку к ее голове, протирал грудь и плечи прохладным влажным полотенцем. Кругом звучал целый хор голосов.
    Но однажды Элизабет увидела, как яркие солнечные лучи проникают через окно в ногах ее кровати. Медленно к ней возвращалось сознание. Она попыталась повернуть голову, чтобы спрятаться от слепящего блеска, но безуспешно. Элизабет слышала отдаленный шум голосов. Значит, она была не одна. Что-то показалось ей странным: и в Лондоне, и в Хейден-Парке окно в ее комнате находилось сбоку от кровати.
    Элизабет прикрыла глаза рукой.
    — Мне больно от света, — пробормотала она.
    Раскатистый басовитый смех раздался над ее головой.
    — Как я рад, что вы наконец-то вернулись к жизни.
    Это был незнакомый ей голос. В растерянности Элизабет открыла глаза и увидела перед собой человека с густыми каштановыми волосами и лукавыми карими глазами. Она невольно вздрогнула: к ней в спальню еще никогда не вторгались мужчины. И уж тем более не сидели на стуле прямо рядом с кроватью.
    — Кто… Кто вы такой?
    Сиплый, прерывающийся голос мало походил на ее прежний.
    Человек улыбнулся.
    — Я доктор Стивен Маркс, это я вас лечил. — Он склонил голову набок. — Признаюсь, не знаю, как к вам обращаться. Мы, американцы, плохо разбираемся в церемониях. Могу я называть вас леди Элизабет?
    Хотя Элизабет еще плохо соображала, ей определенно понравился доктор Стивен Маркс. Он держался сердечно и дружелюбно, чем с первой минуты завоевал ее доверие.
    — Можете называть меня просто Элизабет. Она попыталась улыбнуться, несмотря на сухость в горле и потрескавшиеся губы.
    — Вот и отлично. А вы можете называть меня Стивен.
    На столике у кровати стоял графин с водой. Должно быть, Стивен догадался, что она испытывает жажду, потому что он наполнил стакан и протянул его Элизабет.
    — Позвольте, я вам помогу, — сказал он, уса живая ее в постели и подложив ей за спину подушку.
    Он подал ей белый шелковый халат и вежливо отвернулся, пока она кое-как прикрывала им плечи. Затем сам поднес стакан с водой к губам Элизабет, что было очень кстати. К своему великому смущению, она испытывала такую сильную слабость, что с трудом могла пошевелить рукой.
    Когда она утолила жажду, он тут же спросил:
    — А вы знаете, где вы находитесь, Элизабет?
    Внезапно к ней вернулась память, она вспомнила все. Как ждала Натаниеля в гостиной, как вместо Натаниеля в комнату вошел высокий, необычайно элегантный незнакомец… А вот где она находится теперь, на этот вопрос у нее не было ответа; она задумчиво разглядывала богатое убранство спальни.
    — Судя по обстановке, я не в больнице, — наконец произнесла Элизабет. — Отсюда вывод, что я по-прежнему нахожусь в доме Натаниеля О'Коннора.
    Стивен Маркс на мгновение нахмурился, затем кивнул.
    — А теперь скажите мне, Элизабет, как вы себя чувствуете?
    За всю свою жизнь она не чувствовала себя так ужасно; каждая косточка, все ее тело — и внутри, и снаружи — болели и ныли, о чем она и сообщила доктору. Немного подумав, Элизабет спросила:
    — А какой сегодня день недели?
    — Сейчас воскресное утро.
    Глаза Элизабет изумленно раскрылись. Корабль прибыл в Бостон в среду.
    — О Господи, — пробормотала она, чем вызвала у Стивена новый добродушный смешок. Кусая губы, она с надеждой спросила:
    — Как вы думаете, я могу встать? Он было затряс головой, но, увидев ее огорченное лицо, смягчился.
    — Давайте попробуем. Небольшая разминка вам не помешает. Я вам помогу.
    Глядя в сторону, чтобы не смущать Элизабет, он откинул одеяло.
    Элизабет спустила ноги на пол, удивилась, как плохо они ее слушаются, но не показала виду. Стивен поддерживал ее за талию. Она поблагодарила его улыбкой и попыталась встать. Улыбка сменилась испуганной растерянностью, когда она обнаружила, что ноги ее не держат.
    Элизабет снова села на кровать.
    — Боже мой, — сказала она слабым голосом, таким же дрожащим, как ее ноги. — Боюсь, мне это не под силу.
    Стивен согласно кивнул и поднял ее обнаженные ноги обратно на постель. Элизабет откинулась назад, на подушки, чувствуя страшную слабость и усталость, несмотря на трехдневный сон, и презирая себя за это.
    — Что же со мной такое?
    — Думаю, это пневмония, и, хотя кризис миновал, вы все еще очень больны, Элизабет. — Он встал со стула. — Отдыхайте. Я попрошу сварить бульон, он пойдет вам на пользу. Чтобы окрепнуть, вам надо начинать понемногу есть. Если что понадобится, не стесняйтесь спросить.
    В дверях доктор столкнулся с новым визитером.
    Это был он…
    Дверь закрылась, и они остались наедине.
    Элизабет внезапно запаниковала, что было странно, так как она не считала себя трусихой. Но предстоящий разговор с этим человеком наполнил ее душу страхом.
    Она отвлеченно отметила его некоторое сходство с братом. Но он был выше ростом. Худощавее. С очень темными волосами в противоположность светловолосому Натаниелю. И, судя по виду, старше. Он не был так улыбчив, как Натаниель. Его взгляд удивлял суровостью и равнодушием.
    Он смотрел на Элизабет с холодной сдержанностью…
    Его костюм был строгим, но элегантным: темные брюки, простой черный атласный жилет и черный сюртук. Часы с цепочкой были единственным украшением. Его мрачная наружность и высокомерная манера держаться не вызывали симпатии. Глаза… Они видели ее насквозь. Она прочла в них надменную снисходительность, вежливую оценку… И больше ничего. Он вдруг замкнулся в себе.
    И тогда она вспомнила свое погружение во тьму. Тьму и жар. Вспомнила прикосновение мужских рук… Рук этого человека. Запах одеколона и то, как он нес ее вверх по лестнице, теплые пальцы, расстегивающие корсаж, теплые пальцы на ее груди…
    Она схватилась рукой за горло.
    — Вы… Вы смели ко мне прикасаться, — него дующим шепотом обвинила она.
    Подумать только, этот совершенно незнакомый мужчина раздевал ее! Прикасался к ней, как никогда прежде ни один мужчина; даже Натаниель, и тот не имел таких прав.
    Натаниель. Бог мой, ведь это его родной брат, о существовании которого она и не подозревала. И вот он здесь, перед нею.
    — К сожалению, я не мог поступить иначе.
    Судя по его тону, с возмущением отметила Элизабет, он не испытывал никаких угрызений совести. Он подошел к кровати, и Элизабет невольно отодвинулась подальше. И вдруг, к ее великому изумлению, он изысканно поклонился в лучших традициях лондонского высшего света.
    — Мне кажется, мы должны вновь представиться друг другу, — вежливо заметил он.
    Элизабет почувствовала, как он с силой сжал ее руку. Прикосновение теплой, грубоватой кожи вызвало в ней неожиданное беспокойство.
    — Морган О'Коннор, к вашим услугам.
    Сдвинув брови, он с преувеличенным вниманием ждал ее ответа.
    — Леди Элизабет Стентон, — с достоинством объявила она.
    Все это время она старалась осторожно высвободить руку, но он не отпускал ее, отчего Элизабет испытывала глубокое смущение. Она могла бы просто вырвать руку, но это был бы поступок, не достойный настоящей леди.
    К счастью, он неожиданно выпустил ее пальцы и отступил назад.
    — Надеюсь, вы не против, но я взял на себя смелость и приказал доставить сюда из гавани ваш багаж.
    Элизабет подняла на него глаза.
    — Очень благодарна, — сдержанно отозвалась она.
    Несмотря на дорогую одежду, в нем чувствовалось нечто дерзко непокорное, что заставляло ее держаться настороже. С опаской она наблюдала, как он пододвинул к кровати стул и сел.
    Морган улыбнулся, но при этом его глаза оставались серьезными.
    — Прошу прощения за мое колониальное невежество, но я жажду узнать, почему вы называетесь леди Элизабет Стентон?
    Уж не смеется ли он над ней? Она не знала, что и думать. Кончиком языка она провела по губам, не замечая, с каким вниманием пара темно-серых глаз следит за каждым ее движением.
    — Я дочь графа Честера и соответственно называюсь» леди «.
    — Понятно, — задумчиво сказал он. — Признаюсь, Элизабет, это заставляет меня еще больше недоумевать, что общего у такой аристократки, как вы, с моим братом.
    Сказав это, он непринужденно скрестил ноги в дорогих модных сапогах. При всей естественности жеста, Элизабет не могла не заметить, что, обращаясь к ней, он опустил слово» леди «. Она почувствовала, что каждый его поступок таит в себе скрытый смысл.
    Элизабет вздернула нежный подбородок. Нет, она никому не позволит делать из нее дурочку, пусть он так и знает.
    — Тут нет никакой загадки. — Она улыбнулась, глядя прямо в холодные серые глаза. — Я его невеста.
    — Вот как. А что думает об этом ваш муж?
    Вопрос застал Элизабет врасплох.
    — Мой муж? — растерянно повторила она и тут же возмутилась. — Как я могу быть невестой Натаниеля, если я уже замужем? Ваш вопрос неуместен, сэр! Конечно же у меня нет мужа!
    — Нет мужа?
    В одно мгновение его пальцы железным кольцом сомкнулись на ее запястье. И хотя он не причинил ей боли, его поступок был столь внезапным и неожиданным, что она еле удержалась от восклицания.
    — Тогда почему вы носите кольцо, если вы не замужем? — потребовал он ответа. — Может быть, вы совсем не та, за кого себя выдаете? Совсем не леди Элизабет Стентон, а только прикрываетесь этим именем? Какова бы ни была ваша цель и кем бы вы ни были, предупреждаю вас, вы ничего не добьетесь от моего брата.
    Элизабет изумленно охнула и выдернула свою руку. Наглость этого человека не имела предела. Никогда в жизни ее не подозревали ни в чем подобном.
    — Я не самозванка, — с достоинством объявила она. — А так как я путешествовала без сопровождения, то боялась стать объектом нежелательного внимания со стороны некоторых пассажиров. Обручальное кольцо показалось мне наилучшим выходом из положения. Он прищурился.
    — Отчего же дама вашего положения путешествует без сопровождения?
    — Думаю, это не ваше дело, — отрезала Элизабет.
    — Вы находитесь в моем доме, — коротко подчеркнул он. — Значит, это мое дело.
    — Ваше дело… Ваш дом… — Элизабет кипела от негодования. — Ах вы неблагодарное существо! Я уж не такая глупая! Может быть, вы здесь и живете, но дом принадлежит Натаниелю!
    Язвительная улыбка появилась на его крепко сжатых губах. Ответом было одно-единственное слово:
    — Нет.
    Элизабет посмотрела на него с негодованием.
    — Нет? Как это нет, сэр? Поясните, что вы имеете в виду? Я точно знаю, что этот дом принадлежит Натаниелю! Он мне его описал до мельчайших подробностей, я его сразу узнала, как только увидела!
    — Неужели? — Тон Моргана был почти шутливым, но взгляд оставался суровым. — Наверное, он также забавлял вас рассказами о» Корабельных верфях О'Коннора»и о том, как он способствует их процветанию?
    — Что ж тут плохого? Я считаю, он вправе гордиться своими успехами!
    Бог мой, никогда прежде Элизабет не встречала такого наглого и самонадеянного человека, как Морган О'Коннор!
    Темная бровь Моргана взлетела вверх.
    — Милая леди, — произнес он низким голо сом, — мой братец не проработал ни дня за всю свою жизнь ни на верфях, ни во имя их блага. Возможно, вам уже известно, что некоторые считают Натаниеля лжецом. Попросту говоря, обманщиком.
    — Ничего подобного я не слыхала! Но невольно задаюсь вопросом, каким человеком надо быть, чтобы решиться так чернить родного брата!
    — Вам достаточно спросить у прислуги, чтобы убедиться, что я не лгу. Вы очень глубоко заблуждаетесь. Уверяю вас, этот дом — моя собственность. Так же, как я являюсь единственным владельцем «Корабельных верфей О'Коннора».
    Морган был немногословен, но убедителен. Неизвестно куда подевалась вся его заносчивость. Элизабет в изумлении смотрела на него. Она окончательно запуталась. Где-то в глубине зарождалась сильнейшая головная боль. Минута медленно шла за минутой, и постепенно Элизабет охватила полная растерянность. Она больше не доверяла Натаниелю. Как больше не доверяла себе.
    Ну нет, она не позволит Моргану О'Коннору взять над нею верх.
    Он подошел к камину и, непринужденно опершись локтем о каминную полку, продолжал:
    — Значит, вы действительно леди Элизабет Стентон?
    Его испепеляющий взгляд сжигал, ледяной тон был полон пренебрежения.
    — Довольно, сэр. Сначала вы отказывались мне верить, теперь, похоже, изменили свое мнение. Так на чем же вы в конце концов остановились?
    Его ответный вопрос был краток:
    — Вы хотите стать женой Натаниеля?
    — Он сделал мне предложение. Я его приняла. К сожалению, мой отец заболел, и я не могла уехать с Натаниелем в Бостон.
    Элизабет повыше подтянула одеяло: трудно сохранять достоинство, когда ты в ночной рубашке и пеньюаре.
    — Насколько мне известно, Натаниель прежде никому и никогда не делал предложения. — Морган задумался. — Значит, вы графская дочь, ни больше ни меньше? Что ж, Натаниелю импонируют подобные вещи. Да, это ему определенно по вкусу. Теперь все встало на свои места. Несомненно, у вас большое состояние.
    У Элизабет поплыло перед глазами. Оскорбление в первую очередь относилось к Натаниелю, но и она тоже почувствовала себя обиженной.
    Но это чудовище еще не кончило! Не повышая голоса, Морган О'Коннор спокойно продолжал.
    — Хорошо воспитанная леди, — неторопливо размышлял он, будто не замечая ее. — Благородная особа. Английская аристократка… На этот раз Нат переплюнул себя.
    Темно-серые глаза прошлись по ней, с откровенным одобрением задержавшись на округлостях груди, проникая сквозь рубашку и одеяло. Его дерзость до глубины души потрясла Элизабет, никогда прежде никакой мужчина не обращался с ней столь унизительно и неучтиво.
    Их взгляды скрестились.
    — Согласен, — продолжал он негромко, — у моего брата отличный вкус. И конечно, он не из тех, кто упустит такую дичь. — Морган приостановился с циничной усмешкой на губах. — Признайтесь, Элизабет, когда нам ждать появления младенца?
    Сначала Элизабет не поняла. Но когда его взгляд намеренно остановился на ее животе, ее лицо вспыхнуло от возмущения и гнева.
    Она затряслась от ярости, сжав руки в слабые кулачки
    — Будь у меня силы, я бы дала вам пощечину! И тогда он рассмеялся, этот негодяй громко захохотал!
    — Сначала наберитесь сил, Элизабет, а потом уж действуйте.
    — Для вас я леди Элизабет! — не стерпев, вы крикнула она.
    Словно не слыша ее, он неторопливо покинул комнату. Элизабет пришла в ужас, вспомнив свое неподобающее поведение. Никогда в жизни она не повышала голоса, даже на мачеху, хотя, случалось, ей было трудно сдержаться.
    Тем не менее она гневно смотрела на дверь, за которой он только что скрылся. Неудивительно, что Натаниель никогда не упоминал о брате. Морган, несомненно, был отвратительнейшим из людей.
    Лишь по прошествии времени Элизабет сообразила, что так и не выяснила, где же находится Натаниель.

Глава 4

    — Я не мог не слышать вашего разговора. — Стивен не скрывал своего раздражения. — Вряд ли Элизабет способна дать тебе должный отпор, Морган.
    Какой еще отпор? Морган невольно развеселился. Он вспомнил яростный взгляд Элизабет и подумал, что Стивен сильно ошибается: если понадобится, Элизабет Стентон не побоится бросить вызов самой королеве Виктории. И даже бровью не поведет.
    Нет, эта девушка умеет за себя постоять.
    Морган попробовал обратить все в шутку:
    — Не преувеличивай, Стивен. О какой борьбе с этой плутовкой и отпоре может идти речь?
    Но Стивен не сдавался:
    — Позволь напомнить тебе, что Элизабет моя пациентка.
    — А я хочу напомнить тебе, что она живет в моем доме.
    Хотя Морган свел все к шутке, в его голосе прозвучали стальные нотки. Стивен поморщился.
    — Не надо, Морган. Ты знаешь, я не люблю спорить, но ей еще далеко до полного выздоровления. Мой долг — заботиться о здоровье пациента. Ей нельзя беспокоиться и нервничать — это для нее самое главное.
    Снова темная бровь Моргана взметнулась вверх.
    — Возможно, Стивен, нам следует продолжить разговор у меня в кабинете, чтобы не взволновать леди. Здесь она нас может услышать.
    — Да, ты прав.
    Они направились к кабинету.
    Кабинет Моргана занимал большую часть западного крыла дома. Широкие окна выходили в сад, где весной и летом царило буйство красок. И хотя Моргану нравилось, как Амелия обставила и украсила весь дом, эта комната целиком отражала вкусы своего хозяина. Мебель была из красного дерева, диван и кресла обтянуты мягкой темной кожей, подчеркнутая простота и комфорт говорили о том, что хозяин кабинета — мужчина.
    Морган налил бренди в бокал, протянул его Стивену и, как бы между прочим, заметил:
    — Возможно, я ошибаюсь, Стивен, но, похоже, Элизабет тебя покорила.
    Стивен рассмеялся: к нему вернулось его обычное хорошее расположение духа.
    — Не надо торопиться. Согласен, это весьма приятная перспектива, но еще рановато делать подобные выводы.
    — Ты совершенно прав, — заметил Морган. — Она уже занята.
    Стивен с сожалением вздохнул.
    — Что ж, другого вряд ли можно было ожидать. — Он удобно расположился в кресле, но неожиданно выпрямился. — Боже правый! Я уже хотел спросить у тебя, кто этот счастливчик, как вдруг вспомнил, что она ищет Натаниеля. Неужели это он?
    Стивен нетерпеливо ждал ответа. Морган молча кивнул.
    — Натаниелю везет на хорошеньких женщин. — Стивен никак не мог прийти в себя. — Она и впрямь верит, что он на ней женится?
    Морган едко рассмеялся.
    — Она явно не знает, как изменчива натура моего брата. Представь себе, она считала, что этот дом принадлежит Натаниелю! И самое главное, именно он убедил ее в этом!
    — Похоже, Натаниель принялся за свои старые штучки. Ты ведь все еще не простил его, Морган?
    Казалось, Морган окаменел. Его молчание было многозначительней и красноречивей любых слов. Стивен покачал головой.
    — Иногда я спрашиваю себя, что с тобой случилось, Морган, — тихо заметил он.
    Морган знал ответ, и его мысли были подстать его мрачному настроению. Он думал о том, что время состарило его, а опыт ожесточил.
    — Я часто спрашиваю себя, почему ты по-прежнему остаешься моим другом, Стивен.
    — Действительно, почему? — подхватил Стивен. — Ведь я из бостонских аристократов, которые тебе так ненавистны.
    Стивен знал свою родословную на двести лет назад. Его семья была из старейших, богатейших и самых уважаемых в городе.
    Но Морган не всегда ненавидел тех, кого Стивен называл «бостонскими аристократами». И хотя он считал их напыщенными и ограниченными, в глубине души испытывал к ним зависть. Нередко, особенно в юности, он мечтал быть одним из них.
    Однажды, когда мать была еще жива, она решила показать им «богатые дома на холме». Среди других там стоял огромный дом, строительство которого подходило к концу. Когда рабочие ушли, они с матерью прогулялись по пустым комнатам, воображая себя владельцами великолепного особняка. С того дня Морган мечтал о том, как он когда-нибудь поселится в таком же богатом доме. Теперь его мечта осуществилась. Но жизнь не давала ему забыть о его происхождении, постоянно напоминая об этой неприятной истине. — Честно говоря, Стивен, меня удивляет твоя верность, но она мне дорога, так же как и твоя дружба. И, конечно, ты прав. Нам в первую очередь следует заботиться о выздоровлении Элизабет Стентон. Это твоя обязанность, дорогой друг. А я даю тебе слово, что больше не стану огорчать эту леди.
    Быстро пролетела следующая неделя. Элизабет все еще была слаба и почти не вставала с постели, хотя с каждым днем к ней возвращались силы. Большую часть времени она спала или дремала, что, по мнению Стивена, который навещал ее каждый день, было наилучшим лекарством. Стивен оказался приятным, остроумным собеседником, дружелюбным и покладистым человеком, и Элизабет все больше привязывалась к нему.
    Стивен подтвердил, что Морган говорит правду и этот прекрасный дом принадлежит ему одному. Как и «Корабельные верфи О'Коннора».
    Что же касалось самой Элизабет, то она не находила покоя. Зерно сомнения запало ей в душу, и все попытки избавиться от этого чувства были напрасны. Натаниель, ее галантный и преданный обожатель, ввел ее в заблуждение относительно дома и верфей. Ее преследовала еще одна беспокойная мысль: он так искренне и нежно клялся ей в любви.
    Неужели и это тоже была ложь?
    Элизабет собрала все свое мужество. Нет, убеждала она себя. Она бы догадалась. Не такая уж она доверчивая.
    А что, если не догадалась?
    Она искала и не находила ответа на множество вопросов.
    — Ничего не понимаю, — бормотала она, усаживаясь в кресло в гостиной, куда ее для прогулки приводил Стивен. — Не понимаю, почему он так со мной поступил! Может, он хотел придать себе вес в моих глазах? Он говорил, что живет в Бостоне.
    — Он действительно живет здесь, — после не которого колебания подтвердил Стивен.
    — Тогда где же он? Скажите, где?
    Элизабет в волнении пыталась поймать взгляд Стивена. Она была готова по капельке выпытывать у него истину.
    — Должен признаться, Элизабет, что мне не удобно рассказывать вам о Натаниеле. Я чувствую себя школьником, который наушничает на приятеля.
    — Какая чепуха, — прервала его Элизабет, но Стивен молчал, и ее голос вновь стал умоляющим. — Скажите мне, Стивен. Ради Бога. Вы здесь у меня единственный друг.
    — Элизабет, вы ставите меня в неловкое положение, — вздохнул Стивен. — Пожалуйста, с этими вопросами обращайтесь к Моргану.
    Образ Моргана возник перед ее мысленным взором. Элизабет ничего не могла с собой поделать: одно воспоминание о пронзительном взгляде его серых глаз вызывало у нее дрожь.
    Кусая губы, она пояснила:
    — О, Стивен, я бы очень хотела, но что-то мне говорит, что Морган терпеть не может своего брата! К сожалению, судьба не подарила мне брата или сестру, но поведение Моргана кажется мне очень странным.
    — Совершенно справедливо, — подтвердил Стивен. — — Их ничто не связывает. Но так было не всегда.
    Он покачал головой, предвосхищая ее вопрос.
    — Очень жаль, Элизабет, но мне нечего больше сказать, разве только повторить, что за ответом вам следует обращаться к братьям. — Он задумался, потом прикрыл ладонью руку девушки. — Неразумно много требовать от Натаниеля.
    Загадочное предупреждение, но у Элизабет не было другого выхода, как последовать его совету и обратиться за объяснением к Моргану.
    Они редко встречались, чем она была весьма довольна, считая Моргана самым отталкивающим из людей. Он покидал дом рано утром и возвращался поздно вечером. Он не пытался увидеться с ней и ограничился простым вопросом о здоровье, когда однажды они столкнулись в дверях библиотеки. Нет, он был достаточно вежлив, но за фасадом безупречных манер она угадывала легкую иронию, выводившую девушку из себя, несмотря на ее спокойный характер.
    В тот день Элизабет узнала от Симмонса, что Морган у себя в кабинете, и направилась туда. Она невольно остановилась перед массивной дубовой дверью, словно перед входом в логово льва. Она не могла объяснить себе, чего страшится, но помнила, что прошлая их встреча надолго вывела ее из равновесия.
    Но стоит ли его в этом винить? Он был только человеком, хотя и очень неприятным, но все же братом Натаниеля. Ругая себя за малодушие, она выпрямилась во весь рост и храбро постучала.
    — Войдите, — раздался за дверью низкий мужской голос.
    С наигранным спокойствием Элизабет отворила дверь и вошла.
    Морган сидел за широким письменным столом между окнами и, как и в тот раз, был весь в черном. При виде Элизабет в его проницательных серых глазах мелькнуло откровенное удивление.
    Одним легким движением он поднялся, приблизился к ней, и тогда пришел ее черед удивляться.
    — Элизабет! Вот уж не ждал, — сказал он, взяв ее за руку.
    На мгновение Элизабет застыла на месте и потеряла дар речи. Она почувствовала непонятно знакомый запах одеколона. Сама его близость подавляла, и, несмотря на сдержанную элегантность одежды, в нем чувствовалась рвущаяся наружу жизненная сила, пугающая своей примитивностью. А там, где его рука сжимала ее ладонь, кожа горела, как от ожога.
    Легкая паника охватила Элизабет. Она попыталась высвободить ладонь из плена его руки, но, к ее великому облегчению, он сам отпустил ее руку. Не зная, как ответить на его слова, она, волнуясь, сказала:
    — Надеюсь, я вам не помешала.
    Его холодный оценивающий взгляд прошелся по ней с головы до ног. Чуть заметный намек на улыбку смягчил жесткую линию губ.
    — Нисколько. Рад, что вы так хорошо выглядите.
    Элизабет невольно выпрямилась. Уж не смеется ли он над ней, чтоб ему пусто было!
    — Не хотите ли сесть, Элизабет?
    Элизабет кивнула, и он подвинул ей ближайшее кресло. Расправляя юбки, она наблюдала, как он подошел к окну, немного постоял перед ним, сцепив за спиной руки, затем повернулся к ней. Похоже, зверя на время загнали в клетку, осторожно решила Элизабет.
    Она сложила руки на коленях и откашлялась.
    — Я хочу принести вам свои извинения, мистер О'Коннор. В прошлую нашу встречу я слишком повысила на вас голос.
    Одно широкое плечо недоуменно поднялось вверх.
    — Моя дорогая девочка, я совсем на вас не сержусь. Если говорить прямо, я не придал этому ни какого значения. Более того, вы имели все основания вести себя подобным образом.
    Воспоминание вновь заставило ее вспыхнуть от гнева. Что он сказал? «Когда нам ждать появления младенца?» Как он смел о ней такое подумать! Она могла на пальцах одной руки пересчитать все немногочисленные поцелуи Натаниеля. Кроме того, мыслима ли такая откровенность между мужчиной и женщиной? И как просто он говорил о подобных вещах! Элизабет была шокирована.
    Но это было еще не все.
    Он посмотрел на ее руки.
    — Что я вижу, — пробормотал он, — вы сняли обручальное кольцо.
    Элизабет покраснела. Ей не понравилось, что он напоминает ей о ее уловке. Она чуть заметно вздернула подбородок, а в глазах ее загорелся огонек непокорства.
    — Сэр, я пришла, чтобы поблагодарить вас за гостеприимство, но вы мешаете мне это сделать.
    Морган склонил голову.
    — Я принимаю вашу благодарность, Элизабет, но мне кажется, у вас есть и другие причины.
    Она замерла на месте. Боже мой, да от этого человека ничего не скроешь! Он видит ее всю насквозь, все ее мысли.
    Нет, это ей не нравится, как не нравится и он сам. Когда она заговорила, ее тон был сдержанно резким.
    — В таком случае, сэр, перейдем сразу к делу. Моя болезнь пришлась совсем некстати, так как отвлекла меня от главной цели, ради которой я сюда приехала. — Она приостановилась. — В день моего приезда вы сказали мне, что Натаниеля здесь нет. Но вы его брат, а значит, единственный человек, к которому я могу обратиться. Поэтому я снова вас спрашиваю: где я могу найти Натаниеля?
    — А я дам вам прямой ответ. Не знаю, потому что я ему не нянька.
    Элизабет не отступила.
    — Не может быть, чтобы вы ничего не знали… Не хотя бы о том, когда он вернется.
    Его лицо стало непроницаемым. Элизабет в страхе задержала дыхание, опасаясь, что разговор окончен. Но он нарушил молчание.
    — Нет, я ничего не знаю.
    — Но он здесь живет…
    — Натаниель живет в Бостоне. И в чем-то вы правы. Он обязательно вернется. Он всегда рано или поздно возвращается.
    — И куда он вернется? Сюда, в этот дом?
    — Опять наступило это проклятое молчание.
    — Нет, — произнес он наконец.
    — Разве вы не живете здесь вдвоем? — настаивала она.
    — Мне кажется, я вам все уже объяснил.
    — Вы оба неженаты. Почему?
    — Это не ваше дело.
    У Элизабет перехватило дыхание. Какой же он грубый. Ей стоило большого труда не выдать свои чувства.
    — Позвольте вам возразить, сэр. Я считаю, что это мое дело. Натаниель — мой будущий муж, а вы — мой будущий деверь. И если вам известно его местонахождение, то я тоже имею право это знать.
    — Моя дорогая Элизабет, — изумился он, — через поверенного брат получает более чем солидное содержание, которого, кстати, ему часто не хватает. В таких случаях он обращается ко мне за денежной поддержкой. В настоящее время он всецело зависит от щедрости других людей. Или об этом он вам тоже забыл сообщить? — Морган вопросительно поднял черную, как уголь, бровь. — Между прочим, если вы действительно поженитесь, боюсь, вам придется заложить то самое кольцо, что вы носили во время путешествия. А теперь признайтесь мне, Элизабет, вы еще не изменили своего мнения о моем брате?
    Он держался с вызывающей дерзостью. Элизабет с трудом подавляла гнев.
    — Нет, не изменила, — отрезала она. — А вы, сэр, непростительно грубы.
    Морган горько усмехнулся.
    — Нет, леди. Я просто всегда честен, не в при мер Натаниелю.
    Их яростные взгляды скрестились. К своему отчаянию, Элизабет первой отвела глаза.
    Некоторое время он молчал, скрестив руки на груди. Потом спросил:
    — Что вы собираетесь делать? Элизабет расправила плечи.
    — Ждать.
    — Кого, Натаниеля? — Он хмыкнул, выражая свое отвращение. — Господи! Вы что, хотите довести дело до конца? Так я вас понял?
    — Он попросил меня выйти за него замуж, — сказала она как можно спокойнее. — Пусть его здесь нет, но это ничего не меняет. Он сделал мне предложение.
    — А если вы в нем ошиблись?
    — Как, опять намек на его непорядочность?
    Элизабет поняла, что они ступили на опасную почву. Ненавистный червь сомнения грыз ее душу, но она покончит с ним навсегда.
    — Каким бы ни был Натаниель в прошлом, — произнесла она почти шепотом, но с железной уверенностью, — теперь он изменился.
    К ее удивлению, Морган посмотрел на нее долгим испытующим взглядом.
    — Послушайтесь моего совета, Элизабет. Уезжайте отсюда и никогда больше не вспоминай те о Натаниеле. Навсегда забудьте о моем брате. Если останетесь, то горько пожалеете об этом. — Он секунду помолчал. — Хотите, я позабочусь о каюте для вас?
    — Нет, ни за что на свете.
    Морган был поражен ее горячностью. Чтобы не сердить его дальше, она глубоко вздохнула и попыталась объясниться.
    — Помните, вы спросили, есть ли у меня состояние. Так вот, сэр, я вам отвечающего у меня нет. Меня лишили наследства, но сейчас мне не хотелось бы вдаваться в подробности, как и почему. Все дело в том, что я не могу вернуться в Англию.
    Он даже не пытался скрывать своего недоверия.
    — Послушайте, уж не хотите ли вы убедить меня, что бедны?
    В мгновение ока он очутился рядом с ней и с возмущением оглядел ее муаровое платье.
    — Так вот, избалованная леди, ваше платье мало похоже на лохмотья нищенки.
    Издевка поразила Элизабет в самое сердце. Возможно, Морган говорит правду. Возможно, когда-то Натаниель действительно был негодяем. Но теперь права она. Нет, она не ошиблась, Натаниель изменился…
    К своему величайшему стыду, Элизабет почувствовала, что ее уверенность тает, как снег под дождем. Лишь на один короткий миг вновь вспыхнуло в ней возмущение и тут же потухло. Лучше бы ей никогда не встречать Моргана О'Коннора!
    Негодование, которое она пыталась разжечь, куда-то исчезло. Ее охватила дрожь. В голове застучало множество молоточков. Она прижала ко лбу ледяные пальцы и низко склонила голову, чувствуя, что вот-вот разрыдается.
    — Элизабет, что с вами? Вам дурно?
    В его голосе она услышала нескрываемое беспокойство. Она не видела его протянутых к ней рук.
    Элизабет с трудом проглотила болезненный комок в горле, стараясь вернуть самообладание.
    — Нет, — чуть слышно прошептала она, ненавидя свою слабость. — Просто… Просто я так надеялась найти Натаниеля. Я никогда не думала, что его здесь нет, — Элизабет растерянно потрясла головой, — Все-таки вы, наверное, что-то знаете о нем.
    — Ничего я о нем не знаю, — отрезал Морган.
    — Нет… Не может быть. — С трудом она подняла голову, часто моргая, чтобы стряхнуть слезы.
    Молчание затягивалось. Его мысли были для нее загадкой. Его лицо казалось застывшей маской, холодной и равнодушной.
    Элизабет сделала неуверенный жест рукой.
    — Пожалуйста, — тихо попросила она. — Я здесь совсем одна. Мне не к кому обратиться, кроме вас. Наверное, есть способ его найти.
    Позабыв о гордости и достоинстве, она молящим взором смотрела ему в глаза.
    — Так вы поможете мне? Правда, поможете?
    Время остановилось. Элизабет крепко сцепила побелевшие пальцы. На этот раз она выдержала его взгляд, но ее сердце трепетало при виде неумолимо сжатых губ и потемневшего, мрачного лица.
    Когда Морган заговорил, его слова явились для нее неожиданностью.
    — Я знаю одного человека, — начал он медленно и вдруг остановился, затем продолжил уже совсем другим тоном:
    — Я ничего вам не обещаю. Посмотрим, что мне удастся сделать.
    Элизабет в изумлении приоткрыла рот. О большем она не смела и мечтать!
    — Благодарю вас, — начала она и снова повторила:
    — Я… благодарю вас. — Элизабет потрясла головой, будто собираясь с мыслями. — А пока мне не следует больше пользоваться вашим щедрым гостеприимством. Я найду себе комнату и буду ждать возвращения Натаниеля.
    — В этом нет необходимости, — прервал ее Морган. — Особенно если, как вы утверждаете, вы в стесненных обстоятельствах.
    Элизабет почувствовала, как горячая краска заливает ее щеки. Уж не ставит ли он своей целью постоянно приводить ее в замешательство? Она призвала на помощь все свое достоинство, единственное богатство, которым она располагала.
    — У меня есть немного денег, — призналась она. — Совсем небольшая сумма, но достаточная, чтобы…
    — Чепуха. Чтобы невеста Натаниеля жила в гостинице? Ни за что на свете. Вы можете оставаться здесь, сколько пожелаете. Более того, я настаиваю на этом.
    — Морган вновь стал холодным и далеким. Он вернулся к письменному столу и сел на прежнее место. Несомненно, она не желала оставаться в зависимости от него, но, по правде говоря, ее денег хватит всего на неделю жизни в гостинице.
    — Я ценю ваше предложение, — сказала Элизабет, как бы раздумывая, — но я уже выздоровела, и не совсем удобно, если вы и я… — Она запнулась. — Я хочу сказать, мы двое…
    Элизабет замолчала не в силах продолжать.
    К ее удивлению, Морган внезапно громко расхохотался.
    — А если я вам скажу, что почтенные бостонцы ждут, когда и я проявлю себя истинным джентльменом? Будь она проклята, эта их благопристойность! Вопрос решен, и я не желаю больше ничего слышать.
    Элизабет колебалась. Как ни странно, но существовало еще одно, куда более важное обстоятельство.
    — Я не хочу вступать с вами в пререкания, сэр, я уже ваша должница и не могу…
    — Ради всего святого, — прогремел он, — вы мне ничего не должны. Но если вы так настаиваете, давайте заключим взаимовыгодное соглашение.
    Элизабет испуганно моргнула. Только этого не хватало. Тем не менее она не могла полностью исключить такую возможность. Морган О'Коннор был молод, красив и не женат. И, как всякого мужчину, его тянуло к противоположному полу.
    — Какое соглашение?
    Элизабет не догадывалась, что пришедшая ей в голову мысль ясно читалась на ее лице.
    — Боже праведный, — нетерпеливо подхватил Морган. — Вы совсем не в моем вкусе и не думайте, что в обмен на стол и кров я потребую права на ваше тело! А теперь слушайте, дорогая, в чем заключается мое предложение. Симмонс постарел и уже не может выполнять все свои прежние обязанности, хотя и не хочет в этом признаваться. Я прошу вас всего на всего помогать ему вести хозяйство: заказывать еду, присматривать за горничными. Ну как — теперь между нами полная ясность?
    Лицо Элизабет пылало. По непонятной причине она чувствовала себя глубоко уязвленной.
    — Да, — выдавила она из себя.
    — Значит, по рукам?
    Девушка коротко кивнула. На большее она не была способна.
    Морган открыл ящик стола, вытащил оттуда пачку бумаг и положил перед собой. Элизабет поняла, что о ней забыли.
    Она встала с кресла и, подхватив рукой юбки, выбежала из кабинета. В коридоре она остановилась и прислонилась к стене. Из ее груди вырвался нервный смешок. Как она могла подумать, что понравилась Моргану О'Коннору и что он воспользуется ее беспомощностью?!
    Но теперь он пошлет кого-то на поиски Натаниеля, одно это стоило любого унижения. У Элизабет не было ответа на вопрос, почему он согласился: Морган по-прежнему оставался для нее полной загадкой. Конечно, она заметила его недовольство и все так же гадала, отчего он невзлюбил своего брата, но чувство облегчения преобладало над всеми другими чувствами. Морган уступил, и этого было достаточно.
    Теперь оставалось только надеяться и ждать.
    И молиться о том, чтобы Натаниель побыстрее отыскался.

Глава 5

    Ну и глупец же он!
    Черт бы все побрал, все, все на свете. Он проклинал Элизабет последними словами, а заодно и себя. Какая же он тряпка, если она сумела его разжалобить. Он почти ненавидел ее за то, что она разбудила воспоминания, которые он мечтал похоронить.
    Господи, терзался Морган. Если бы она только знала… Неужели она так слепа? Нэтаниель был начисто лишен благородства, но он умел очаровывать, особенно женщин.
    Морган почувствовал укор совести. «Я никогда не лгал», — напомнил он себе…
    И все же на этот раз он не был честным до конца. Правда, Морган действительно не знал, где сейчас находится Натаниель, наверное, пребывает в объятиях очередной шлюхи, но разве мог он сказать об этом благородной леди Элизабет Стентон?
    Она возникла перед его мысленным взором такой, какой он ее видел всего несколько часов назад. Умоляющей и беспомощной, с глазами, полными слез, отчего они казались блестящими изумрудами. Слезы, которые, как он догадался, ранили ее самолюбие.
    Он не должен был поддаваться. Да он и не хотел. Но дело сделано, он дал обещание и не нарушит своего слова.
    На следующее утро, не откладывая, Морган заручился услугами сыщика по имени Эванс, и тот немедленно отбыл на поиски Натаниеля.
    Морган очень надеялся, что поиски не увенчаются успехом.
    Что же касается Элизабет, то он выбросит ее из головы… Невыполнимая задача, как он очень скоро обнаружил.
    Один день сменялся другим, миновала одна неделя, за ней другая, а потом и целый месяц.
    Морган не ожидал, что присутствие Элизабет в доме и в его жизни станет так важно для него. Он постоянно помнил о ней, что бесило его и выводило из себя. Отчего каждый вечер он все позже и позже задерживался в конторе, хотя их пути пересекались очень редко. И чем тверже он приказывал себе выбросить ее из головы, тем упорнее были воспоминания: непривычный шелест платья, тихий вздох, легкий запах духов. Все это вновь возвращалось к нему, стоило Моргану переступить порог своего дома. И потом ее глаза, огромные глубокие ярко-зеленые озера, в которых он читал страх при каждой их встрече, что, кстати, еще больше его раздражало. Если же они обменивались несколькими словами, то оба были подчеркнуто учтивы.
    И где только Нат сумел ее отыскать?
    Морган подозревал, что Элизабет тоже его избегает: она ужинала одна в своей комнате или уходила к себе наверх еще до его возвращения. Но уже всюду в доме чувствовались следы ее присутствия. Еда стала вкусной и разнообразной, и все блюда подавались горячими. Если прежде внимательный взгляд мог заметить на мебели следы пыли, то теперь все сияло чистотой. К счастью, Симмонс с благодарностью принимал ее помощь. Более того, Элизабет определенно завоевала его симпатию.
    Именно от Симмонса Морган узнал, что Стивен стал их частым вечерним гостем. Оказалось, что парочка проводит в обществе друг друга немало времени, и это вызвало у Моргана очередной приступ раздражения. Хотя он, как ни пытался, не мог докопаться до его истинной причины.
    И все это время он продолжал надеяться, что Эванс не отыщет Натаниеля.
    К несчастью, его надежды не оправдались.
    В один весенний солнечный день Эванс появился в конторе на верфях. К этому времени Морган почти уверился, что поиски Натаниеля окончательно зашли в тупик.
    Эванс был крепким, плотно сложенным человеком, который скорее походил на старого морского волка, чем на сыщика.
    — Прошу прощения, что заранее не известил вас о своем визите, мистер О'Коннор, но я решил, что надо без промедления познакомить вас с новостями, — сразу перешел он к делу.
    — Совершенно с вами согласен. — Морган показал на стул напротив и опять занял место за сто лом. — Так что же, мистер Эванс, удалось вам найти моего брата?
    Эванс несколько раз энергично кивнул.
    — Да, сэр, я его нашел. Сначала он некоторое время жил в Питсбурге, а затем перебрался в Филадельфию. — Эванс несколько смущенно улыбнулся. — Похоже, именно там он и познакомился с этой красоткой-вдовушкой из Нью-Йорка. Морган приподнял бровь.
    — Понятно. И где же теперь обитает Натаниель? Наверное, в Нью-Йорке?
    Улыбка исчезла с лица Эванса, и на лице его отразилось беспокойство.
    — Значит, вам давно все известно?
    — Нет. Но мне известно, как ведет себя мой брат в подобной ситуации. — Морган натянуто улыбнулся. — И вдова, конечно, богата?
    Эванс поднял глаза к небу.
    — Еще как!
    — И, конечно, мой брат значительно облегчил ее кошелек?
    Понимающая усмешка вновь появилась на лице Эванса.
    — Судя по одежде мистера Натаниеля, он заставил портных здорово потрудиться. А на прошлой неделе он приобрел пару чистокровных лошадей. Отдал за них столько, сколько другие не заработают за всю жизнь.
    Еще бы, согласился про себя Морган, Натаниель любит только самое лучшее, особенно если кто-то другой платит за него.
    Лукавый блеск появился в глазах Эванса.
    — Я подружился с одной из горничных. Она мне кое-что порассказала о том, как ваш брат не дает вдовушке особенно горевать о покойном муже. Ну, сами понимаете…
    Разумеется, Натаниель своего не упустит, но в конце концов и жертвам Натаниеля, и ему, Моргану, приходится одинаково туго.
    Он опять мысленно вернулся к Элизабет. Внезапная догадка заставила его вздрогнуть. Интересно, как часто они с Натаниелем сливались в любовных объятиях. Нет, он не должен винить Элизабет за то, что она поддалась такому ловкачу, как его брат. Ведь она виновата лишь в том, успокаивал он себя, хотя все в нем восставало, что искренне поверила в добрые намерения Натаниеля.
    Морган снова вернулся к действительности.
    — Надеюсь, мистер Эванс, мой брат не подозревал о вашем присутствии? Или о цели вашего пребывания в Нью-Йорке?
    — Никоим образом, — уверенно произнес сыщик. — Я никому не обмолвился ни словом и сразу же возвратился в Бостон, чтобы доложить вам о результатах, как мы и договаривались.
    — Прекрасно. — Как бы в нерешительности Морган постучал кончиками пальцев по столу, затем поднялся и протянул сыщику руку. — Благодарю вас за помощь, мистер Эванс. Чек будет ждать вас в банке.
    Эванс потянулся за шляпой.
    — Может быть, вы хотите, чтобы я вернулся в Нью-Йорк и привез сюда вашего брата?
    На какой-то миг Морган заколебался.
    — Нет, мистер Эванс, не надо.
    Он проводил Эванса до двери и медленно затворил ее за ним. А что, если он допустил ошибку? Может быть, следовало согласиться и поручить Эвансу привезти сюда Натаниеля? Какое ему дело, если Натаниель тепленьким перекочует из объятий очередной шлюхи в объятия Элизабет? Он, Морган, за нее не в ответе.
    Но он не мог совершить такую низость по отношению к Элизабет или любому другому человеку. Пусть она никогда не узнает, где пребывает Натаниель и тем более чем он занят.
    Да, решил он, это наилучший и единственный выход из положения, другого нет. Чем скорее Элизабет покинет его дом, тем лучше для всех троих. Оставалось только убедить ее сесть на корабль, следующий в Англию. Именно эта мысль занимала Моргана по пути домой.
    Симмонс взял у него пальто и шляпу, и как раз в этот момент до него донеслись звуки мужского и женского смеха.
    — Это Стивен? — спросил он.
    — Да, сэр, — кивнул Симмонс. — Он и леди Элизабет в гостиной.
    Морган без промедления направился туда. Парочка сидела на диване, очень близко, но не касаясь друг друга. Они склонили головы над небольшой картой, лежащей между ними, и Стивен что-то на ней показывал. Морган остановился в дверях, чувствуя себя незваным гостем и злясь из-за этого. Они не замечали его присутствия.
    — Прошу прощения, — наконец подал он голос.
    Оба дружно подняли головы. Морган мог поклясться, что нечто похожее на панику мелькнуло во взоре Элизабет и тут же исчезло.
    Стивен был совершенно невозмутим.
    — Здравствуй, Морган! — сердечно приветствовал он друга. — Что-то ты сегодня рано?
    Ответ Моргана был нарочито прохладным:
    — Не всякий может себе позволить бездельничать каждый день, Стивен.
    — Похоже, мне грозит нравоучение, — рассмеялся тот. — Признаюсь, я сегодня немного разленился, но у меня есть хорошее оправдание: я знакомлю Элизабет с нашей историей, рассказываю ей местные легенды о пиратах, ворах и грабителях с большой дороги, которых вешали на городской площади. А так как она совсем не выходила из дома, я ей предложил проехаться в экипаже и познакомиться с достопримечательностями.
    — Не сейчас, Стивен. — Морган перевел взгляд на Элизабет. — Я вас прошу подождать меня в кабинете, Элизабет. Мне необходимо с вами поговорить.
    — Конечно, — согласилась она. — Благодарю вас, Стивен, я прекрасно провела время.
    Элизабет одарила Стивена улыбкой, подхватила шуршащие юбки, и в один миг ее стройная фигура исчезла за дверью.
    — Так, так, — произнес Стивен, когда они остались вдвоем. — Можно подумать, ты лорд, а она твоя леди.
    У Моргана на скулах появились желваки.
    — Не знаю, что ты хочешь этим сказать. — Его голос звучал отрывисто. — Хотя, пожалуй, ты нуждаешься в напоминании. Повторяю: она уже занята, Стивен.
    На лице Стивена появилось недоумение.
    — Ты меня удивляешь, Морган.
    — Неужели? Чем же я тебя удивил?
    — Откровенно говоря, меня удивляет, что ты защищаешь интересы брата. Очень удивляет.
    Морган чуть не заскрежетал зубами. Вот уж в чем его нельзя было обвинить. Но если Стивену так кажется, то почему? Он не знал ответа и не решался его искать.
    — Между прочим, — притворно шутливо продолжал Стивен, — я иногда себя спрашиваю, уж не заинтересовался ли ею ты сам?
    Губы Моргана сжались в узкую жесткую полоску. Он не произнес ни слова в ответ.
    — Что ж, я тебя понимаю. От нее невозможно отвести глаз. Ты согласен?
    — Абсолютно, — процедил Морган сквозь зубы. Стивен вздохнул.
    — Но, боюсь, ни у тебя, ни у меня нет на нее прав. — Он помолчал и затем продолжил:
    — Честно говоря, мне трудно вообразить, что она снизойдет до меня, но еще труднее представить ее в обществе Натаниеля. Только подумай: твой брат и настоящая английская леди! — Стивен от души наслаждался шуткой. — Ну, а ты с ней… Что может быть нелепей, а с другой стороны, смешней?
    Морган готов был броситься на него. — Вижу, ты не согласен, хорошо, беру свои слова обратно. — Стивен встал с кресла и потянулся. — Кстати, совсем забыл тебе сказать, — ведь мы так редко встречаемся, — послезавтра у меня бал. Наверное, Элизабет было бы неплохо проветриться. И, видимо, пришло время представить нашу даму местному обществу. Да ты не беспокойся, никто не узнает, что она живет у тебя в доме. Я мог бы сказать, что она моя дальняя родственница. Можно также устроить, чтобы Элизабет приехала раньше других гостей, а уехала позже.
    Моргану не удалось вставить ни слова в этот монолог.
    — А теперь мне пора уходить. Не зови Симмонса, я сам найду выход.
    Не успела еще за Стивеном закрыться парадная дверь, а Морган уже был у кабинета и осторожно заглянул внутрь. Элизабет сидела спиной к нему на стуле перед письменным столом. Она низко склонила голову и сложила руки на коленях, неподвижная, как статуя. Несколько прядей выпали из собранных высоко на затылке волос и трогательными завитками лежали на шее.
    Непонятная сила удерживала Моргана на пороге. Он не мог отвести взгляда от нежной, беззащитной шеи. Мысленно прикасался к мягкой, покрытой пушком коже… Внезапно Морган пришел в себя. Как смеет он даже мечтать о суженой брата? Это все Стивен со своими пустыми выдумками. Нет, она ему даже нисколько не нравится.
    Наконец Морган вошел в кабинет и сел за стол. Элизабет подняла голову и устремила на него умоляющий взгляд.
    — Вы хотите поговорить со мной о Натаниеле, правда? — У нее от волнения перехватило дыхание. — У вас есть о нем новости?
    Морган сомневался, надо ли открывать ей всю правду.
    — Сыщик, которого я нанял, ничего не узнал, — начал он. — Он обшарил каждый уголок на восточном побережье, и все впустую. Очень возможно, Натаниель находится где-нибудь на другом конце страны.
    Ее взгляд погас, это было полное крушение надежд. Морган чувствовал себя настоящим негодяем.
    — Не могли бы вы продолжить поиски? Нет, я слишком многого требую. — Она печально вздохнула. — Простите меня, но я так надеялась. Помните, вы сказали, что в конце концов он все равно вернется…
    — Возможно, через год. А то и через десять лет. Она отвела взгляд. Он видел, что она пытается
    Сдержать слезы.
    — Я вам очень благодарна за то, что вы сделали, мистер О'Коннор. Искренне благодарна.
    «Морган, — поправил он ее про себя, — меня зовут Морган».
    Вместо этого он сказал:
    — Вы понимаете, что теперь вам нет необходимости оставаться здесь. Возвращайтесь к отцу, Элизабет. Возвращайтесь и…
    — Я не могу вернуться. — Она ломала руки и почти рыдала. — Как вы не можете понять? Я не могу!
    — Честно говоря, я не вижу…
    — Он умер. Мой отец умер. Его похоронили за две недели до моего отъезда в Бостон.
    Морган невольно отвел глаза. Глубокая боль, прозвучавшая в ее голосе, заставила его устыдиться.
    — Простите меня, я не хотел вас обидеть.
    — Ну, конечно, вы же ничего не знали. Я вам никогда ничего не говорила.
    Морган озабоченно нахмурился.
    — Вы немного бледны. Не хотите ли выпить капельку бренди?
    — Да, пожалуйста.
    Морган почти до половины наполнил хрустальный бокал и подал его Элизабет. Их пальцы соприкоснулись, ее были холоднее снега.
    Элизабет сделала большой глоток и закашлялась, на глазах выступили слезы.
    Морган не мог сдержать улыбку.
    — Пейте понемножку, — предупредил он. — Иначе обожжете горло.
    Морган присел на край стола, скрестив руки на груди и вытянув длинные ноги. Он наблюдал, как она, следуя его совету, вновь и вновь подносила бокал к губам, пока щеки ее не порозовели. Он ждал, когда она успокоится, чтобы продолжить разговор.
    — Я чего-то не понимаю, Элизабет. Вы еще прежде сказали, что вас лишили наследства. Почему ваш отец решился на такой шаг?
    — Это не он, а его жена, — немедленно отозвалась Элизабет.
    — Его жена… Значит, ваша мать? Кончики полных губ грустно опустились вниз.
    — Нет, что вы! Моя мать умерла, когда я была совсем ребенком. Это мачеха лишила меня наследства. По завещанию она имеет право распоряжаться почти всем состоянием. Но Хейден-Парк, наше загородное имение в Кенте, должно было перейти ко мне после замужества. До сих пор не могу понять, почему папа поручил Клариссе подыскать мне мужа.
    Морган нахмурился.
    — А при чем тут Натаниель? Глаза Элизабет потемнели.
    — Случилось так, что я не успела сказать папе о предложении Натаниеля. Папа уже тяжело болел, а потом умер. Кларисса никогда меня не любила, и Натаниель ей тоже не нравился. Когда папа умер, она решила выдать меня за лорда Гарри Карлтона. — Элизабет невольно содрогнулась. — Это ужасный человек! Вы не представляете, как он на меня странно смотрел! Будто хотел меня съесть! Одними глазами.
    Морган посмотрел на ее рот, затем его взгляд спустился ниже до стройной нежной шеи, затем снова вернулся к ее губам. Что же тут странного, он прекрасно понимал лорда Гарри. Он внимательно слушал, хотя ясно представлял себе весь ход событий.
    — Я не нуждалась в Клариссе, чтобы найти себе мужа, — тем временем продолжала Элизабет. — Я его уже нашла! Но Кларисса отвергла мой выбор. А когда я отказалась выйти замуж за лорда Гарри, она попросту лишила меня наследства!
    Выражая обиду, Элизабет надула и без того пухлую нижнюю губку. Морган с трудом удержался от смеха. Она так походила на ребенка, который сердится и бунтует, если ему перечат.
    К тому времени она уже допила бренди и с некоторым изумлением смотрела на пустой бокал. Затем взяла его в руки и протянула Моргану. — Налейте мне еще немного, пожалуйста.
    Морган с готовностью выполнил просьбу. Но когда он вернул ей бокал, она опять нахмурилась. Он поднял бровь в немом вопросе.
    — А вы разве не присоединитесь ко мне? Он вежливо отказался:
    — Я очень редко что-либо пью.
    — Папа говорил, что отыскать трезвенника — это все равно, что найти иголку в стоге сена.
    Морган позволил себе небольшую улыбку.
    — Боюсь, вы совершенно правы. Между прочим, мой отец слишком часто прикладывался к бутылке, вот почему я в самом раннем возрасте принял решение не повторять его ошибки. — Он сделал паузу. — Разве Натаниель не говорил вам об этом?
    Она покачала головой.
    — В основном он рассказывал о том, где побывал и что там делал. И еще о своем доме в Бостоне и о верфях. — Она вдруг смолкла, осознав ошибку. — Я хотела сказать, о вашем доме и о ваших верфях. Если вы помните, я ведь даже не знала, что у него есть брат.
    Морган промолчал. Что он мог сказать? Стоило ли удивляться, что Натаниель чрезмерно приукрасил свои достоинства? Он секунду колебался и затем, словно против своей воли, не выдержал и спросил:
    — Откройте мне, как вам удалось познакомиться?
    — Мы встретились на балу, который устроила дочь отцовского приятеля. — Элизабет вздохнула. — Натаниель был совершенно неотразим. Должна признаться, что я уже раньше о нем слыхала. Его имя было у всех на устах — красивый, обходительный и настоящий франт. Я не ошибусь, если скажу, что половина девушек в Лондоне были от него без ума.
    Морган помрачнел. Он не желал слушать об успехах брата у слабой половины рода человеческого. Но Элизабет не замечала его неудовольствия.
    — Сначала я не поверила, что он обратил на меня внимание, — продолжала она. — Представляете, какая честь? Ведь я всегда была скорее застенчивой провинциалкой, чем столичной дебютанткой.
    Морган не верил своим ушам. Разве эта девушка не знает, как она красива? Своей особой красотой, но все равно красива.
    Она вдруг замолчала и в растерянности посмотрела на свой бокал.
    — Бог мой, — пробормотала она, — пожалуй, я бы выпила еще бренди.
    И она снова протянула Моргану бокал.
    На этот раз он не сдвинулся с места, внимательно наблюдая за ней. Ее голос несколько изменился. Неужели она… Если он не ошибается, он бы подумал…
    — Что-то вы сегодня ленивы. Что ж, я налью
    Себе сама.
    Она попыталась встать, но зашаталась и упала бы, если бы Морган быстро не подхватил ее под мышки.
    Он еще раз изучающе посмотрел на Элизабет: он не ошибся, она была пьяна! Он готов был расхохотаться, если бы не ее тело в его объятиях, теплое и мягкое, и ее высокая грудь, прижавшаяся к его груди.
    Как только Элизабет обрела равновесие, он тут же отпустил ее и отступил назад.
    — Господи, я чувствую себя как-то странно. — Она улыбнулась Моргану. — А где же мой бокал?
    — Бренди больше не будет, — твердо произнес он. — На сегодня довольно, Элизабет.
    Ее улыбка потухла, она сжалась в комок, и вдруг у нее задрожали губы.
    — Ты меня тоже ненавидишь, правда? — спросила она.
    Совершенно потрясенный, Морган в изумлении развел руками.
    — Да нет же…
    — Нет да. Как меня ненавидит Натаниель.
    — Успокойтесь, Элизабет. Натаниель не может вас ненавидеть.
    Она вдруг расплакалась.
    — Нет, я знаю, он меня ненавидит. И он никогда не приедет, верно? Негодяй, а я-то ему верила! Верила, что он хочет на мне жениться! Что же мне теперь делать?
    Как обычно, при виде женских слез Морган окончательно растерялся и принялся успокаивать Элизабет:
    — Вас обманули, Элизабет. И вы не первая, и, к сожалению, видимо, не последняя.
    Она не обращала внимания на его слова и, закрыв лицо руками, рыдала еще сильнее.
    Морган нервно сжимал и разжимал кулаки.
    Он-то думал, что уже не может испытывать подобные чувства. Но далекий голос напоминал ему, что когда-то, в былые времена, он был способен на такие переживания. Способен на нежность, на сострадание. И все это он потерял из-за Амелии. Никогда больше он никому не доверится, и в первую очередь женщине.
    Но всхлипывания Элизабет раздирали ему душу, и это положило конец его колебаниям.
    Медленно, очень медленно, словно сомневаясь, его руки обняли Элизабет. Она будто только этого и ждала: ее голова легла ему на грудь, а руки вцепились в лацканы сюртука. Вопреки всякой логике она искала утешения именно у него. И Морган не мог не удивляться. А также не испытывать жалости.
    Наверное, оттого, что они оба стали жертвой обмана Натаниеля.
    Он гладил ее по спине равномерным успокаивающим движением.
    — Ну хватит, Элизабет, довольно плакать. Вот увидите, утром все покажется не таким мрачным.
    Она уткнулась лицом ему в плечо и продолжала плакать; от теплых слез намок его сюртук. Морган принял решение: он подхватил ее на руки и понес на второй этаж.
    В ее комнате он осторожно опустил ее на пол. Она больше не плакала, а только жалобно вздыхала.
    — Так-то будет лучше, — шепнул он. — Тебе давно пора спать.
    Элизабет не двигалась с места и не делала никаких попыток раздеться. Она словно не чувствовала, что Морган начал расстегивать многочисленные крючки у нее на спине. В любой момент он ждал взрыва возмущения, вызванного его смелыми действиями, но она только послушно поворачивалась, когда он снимал с нее части одежды.
    Затаив дыхание, он стянул с ее плеч платье, и оно горкой легло на пол. Затем освободил ее от нижних юбок, чулок и туфель. Потом вытащил шпильки из прически. Одно последнее усилие — и масса тяжелых золотых волос упала ей на плечи и ему на руки.
    Он почувствовал, как быстрее застучало его сердце, но попытался не обращать внимания. Она осталась в одной сорочке и панталонах, Морган отвернул покрывало и молча, жестом, пригласил ее ложиться. Она так же молча послушно подчинилась.
    Но она не отрывала от его лица широко открытых вопрошающих глаз, в которых все еще блестели слезы.
    Морган потушил свечу и сел рядом с ней на краешек кровати, очень близко, но не касаясь Элизабет.
    — Ну что еще? — тихо спросил он. Ее взгляд скользил по его лицу.
    — Вы… Знаете, вы совсем не похожи на Натаниеля. Он часто улыбается. Вы никогда.
    Он невольно вздрогнул, когда она подняла руку и пальцами обвела контур его рта. Морган не двигался.
    — Прошу вас, не надо, — чуть слышно проговорил он.
    Ее пальцы остановились.
    — Почему?
    Свет луны упал на ее волосы, и они заблестели серебром и золотом. Морган задержал дыхание.
    — Потому что для вас это может плохо кончиться.
    — Чем же?
    — Вот чем.
    Еще не договорив, он уже склонил голову, и его рот прижался к ее губам. Он почувствовал, как она изумленно вздохнула, но продолжал поцелуй. Бог мой, он не в силах был остановиться. Радость переполняла Моргана, он не мог оторваться от Элизабет. Она сама была его искусительницей. Под тонким полотном он угадывал очертания ее ног, длинных и удивительно стройных. Как бы он хотел, чтобы она обвила его ими, а он бы раз за разом погружался в ее глубину.
    Теперь Морган знал, почему не расстался с ней в тот первый день. Он больше не мог себя обманывать. Стивен был прав, она влекла его к себе своей молодой прелестью.
    И он угадывал в ней страсть. В том, как ее бедра с готовностью прижимались к нему. Но та же страсть жила и в Амелии, а в Элизабет его притягивали еще и стойкость души, и радостное восприятие мира.
    Морган быстро и тяжело дышал, и вдруг его осенило… Он хотел ее, леди Элизабет Стентон. Он не мог припомнить, когда так сильно хотел женщину.
    По крайней мере с тех пор, как расстался с Амелией.
    Чем же она влекла его? Чем, спрашивал он себя. Тем, что принадлежала Натаниелю? Тем, что он бессознательно стремился отомстить брату? Нет, тут было нечто большее. Желание переполняло и давило Моргана, искало выхода, но он боялся его. Боялся, потому что это была Элизабет, и она принадлежала Натаниелю, снова напомнил он себе. Она собственность брата.
    Но в битве с самим собой он уже потерпел поражение. И это было опасно, это было безумием. Бог накажет его за то, что он покусился на невесту брата…
    Ну и пусть, пропади все пропадом. Все исчезло, осталась лишь одна неутоленная жажда, обратившая в огонь его кровь. Он мучился желанием погасить этот огонь внутри ее тела.
    Он целовал ее рот и не мог насытиться поцелуями. Она прижималась к нему так крепко, словно они с ней были единым целым. Не в силах сдерживаться, Морган пробежал пальцами по кружеву ворота ее рубашки, затем сунул руку внутрь, коснулся теплого обнаженного тела. Он почувствовал под ладонью полную твердую грудь и принялся ласкать ее, пока Элизабет не задрожала и не вскрикнула.
    Низкий стон вырвался из его груди, он прервал поцелуй, но лишь для того, чтобы лечь рядом и прижаться к ней всем своим телом. Чуть улыбаясь, она обняла его за шею.
    — Натаниель, — выдохнула она. — Натаниель… Словно ледяная морская волна окатила Моргана.
    Через секунду он уже был на ногах.
    Элизабет открыла сонные непонимающие глаза.
    — Спите, — отрывисто приказал Морган. — Спите, Элизабет.
    Ее ресницы затрепетали, веки закрылись, дыхание стало ровным и спокойным.
    Но Морган знал, что к нему сон не придет так быстро. Он стоял у кровати, опустив руки и сжав кулаки.
    Все-таки он был прав: чем скорее Элизабет покинет его дом, чем скорее уйдет из его жизни, тем лучше для него.

Глава 6

    И еще она вспомнила о Натаниеле и почувствовала страшную пустоту. Как глупо она рисковала и проиграла все! Ее мучило сожаление, но слез не было. И что удивительно, она не испытывала боли.
    Было уже за полдень, когда Элизабет спустилась вниз, возблагодарив небо за то, что Морган рано отправляется к себе в контору. Но Симмонс заметил, что сегодня она немного бледна. Элизабет вымученно улыбнулась.
    — Кстати, мадам, доктор Маркс сообщил, что он пришлет за вами экипаж ровно в шесть.
    Господи, бал у Стивена, она о нем совершенно забыла! Ее первой мыслью было сослаться на нездоровье, так как она действительно не была расположена принимать участие в веселье. Но Стивен такой милый, он заботился о ней во время болезни и постоянно навещал после. Честно говоря, только он был ей здесь единственным утешением. Как может она его огорчить, если он не жалел для нее сил? Об отказе не могло быть и речи.
    Остальная часть дня прошла в суете и подготовке к балу. Элизабет привезла с собой любимое бальное платье из белого атласа. Отделанное кружевами, с низким декольте, смело обнажавшим плечи, оно было классически элегантным. Конечно, его пришлось отгладить. И ещё ее прическа. Тут ей на помощь пришла горничная Анни, которая уложила волосы в высокую блестящую корону.
    Стивен сам приехал за ней в экипаже, и когда Элизабет спускалась вниз по лестнице, она прочла в его карих глазах нескрываемое восхищение. Значит, она не напрасно старалась.
    Элизабет была очень довольна тем, что Морган еще не вернулся из конторы.
    С самой первой минуты бал обещал быть успешным. Дом Стивена соперничал великолепием с домом Моргана и, возможно, даже превосходил его. Все вокруг заливал свет сотен свечей. Стивен познакомил ее с множеством гостей, и Элизабет не без смущения призналась себе, что, несмотря на свои горести, прекрасно проводит время. Давно она столько не смеялась и так не веселилась, хотя в ее душе и шевелилось чувство вины. Разве ей не следовало бы оплакивать потерю Натаниеля? Но все принимали Элизабет так сердечно, что она не могла не отвечать тем же. Ее последний партнер по танцам отправился за бокалом вина для нее, и впервые за весь вечер Элизабет осталась одна.
    Кто-то коснулся ее плеча, и она обернулась.
    Это был Морган. Даже в вечернем костюме он выглядел удивительно мужественным, как никто из прежних знакомых Элизабет.
    У нее перехватило дыхание, в воздухе возникло ощутимое напряжение, а в душе страх. Она боялась Моргана, но не могла объяснить причину.
    — Позвольте пригласить вас на вальс, Элизабет. Она хотела отказать, должна была отказать, но почему-то не нашла слов. Морган принял молчание за согласие и взял ее за руку. Элизабет чуть было не вырвала руку, но он крепко сжимал ее пальцы.
    — Очень надеюсь, что Стивен не угощал вас сегодня бренди, — тихо сказал он.
    Элизабет с возмущением подняла взгляд. И не нашла в глазах Моргана ни насмешки, ни обвинения.
    — Как вы себя чувствуете? — продолжал он.
    — Куда лучше, чем сегодня утром, — вырвалось у нее.
    Он не рассмеялся, но, к ее удивлению, дружески улыбнулся. Краска залила ее лицо.
    Нечто ускользающее всплыло в памяти: тот самый поцелуй, его губы, прижатые к ее губам… Нет, это только сон, только воображение.
    Его близость подавляла. В ней было что-то знакомое и в то же время бесконечно тревожное. Он прижал ее к себе с такой силой, что она почувствовала ширину и крепость его груди. Его рука на талии, казалось, жгла ей кожу.
    Биение ее сердца участилось.
    — Я хочу вас попросить об очень большом одолжении, — сказала Элизабет, понизив голос. — Я пришла к выводу, что вы правы… Я больше не могу полагаться на Натаниеля. Поэтому, хотя мне очень неловко, я хотела бы просить вас продлить, пусть ненадолго, мое пребывание в вашем доме. Видите ли, я ни за что не вернусь в Лондон. И не выйду замуж за лорда Гарри.
    Бровь насмешливо изогнулась и снова поползла вверх.
    — И что же вы будете делать?
    — Я предполагаю остаться здесь.
    — Здесь, в Бостоне?
    — Да, — подтвердила Элизабет, надеясь, что голос не выдавал ее страха. — Я получила прекрасное образование и, думаю, сумею найти место гувернантки.
    — Вы? Дочь английского графа — гувернантка? Морган не скрывал своего сомнения, чем рассердил Элизабет.
    — Не вижу, что мне может помешать. И я согласна на любую работу, понимаете, любую, даже мыть полы. Но я ни за что не вернусь в Лондон.
    Он не сказал ни слова, но внимательно изучал ее серыми проницательными глазами; его лицо ничего не выражало. Элизабет была готова расплакаться от безысходности. Если бы только она могла разгадать его мысли!
    — Конечно же, вы можете остаться, — нарушил он молчание, продолжая кружить ее по залу. — Но пока вы подыщете место, по городу уже пойдут сплетни. По-моему, мы и так дали для них пищу.
    Сначала Элизабет не поняла, что он имеет в виду, но его молчаливый кивок в сторону гостей поставил все на свои места: действительно, не одна пара глаз следила за каждым их движением.
    Элизабет смутилась.
    — Почему все они смотрят на меня? — спросила она и почувствовала, как его рука еще крепче обхватила ее талию.
    — Может быть, потому, что вы танцуете с самым красивым мужчиной в Бостоне?
    — Вы, наверное, хотите сказать, с самым печально знаменитым мужчиной в Бостоне.
    В этот момент что-то переменилось. Точнее, переменилось абсолютно все. Плечо, на котором лежали ее пальцы, напряглось и окаменело. Едва родившись, чувство доверия исчезло без следа. В растерянности Элизабет подняла на него глаза. Его лицо стало ледяной маской.
    — Боже мой, что… Что случилось?
    Это было все, что она успела сказать. Музыка прекратилась, и Элизабет подхватил под локоть ее предыдущий партнер Джеральд, фамилия которого выскочила у нее из головы.
    — Прошу вас, леди Элизабет, моя сестра с друзьями хотели бы услышать от вас самые последние новости о лондонских модах. Лондон, вы знаете, куда ближе к Парижу…
    Морган уже повернулся к ней спиной и пошел прочь. Слова протеста замерли у нее на устах, обида смешалась со злостью и переросла в негодование. Какой он невежа и грубиян! Неудивительно, что он до сих пор не женат, да у него манеры конюха!
    С любезной улыбкой Элизабет обратилась к Джеральду:
    — С большим удовольствием, Джеральд. Но, предупреждаю, я не из числа заядлых модниц.
    Элизабет решила больше не думать о Моргане О'Конноре. Но невольно через плечо следующего партнера она искала его взглядом в толпе гостей.
    Очень скоро у нее разболелась голова от музыки, смеха и громких голосов. Как бы ей хотелось, чтобы бал окончился и она оказалась дома, в уютной постели. Через стеклянные двери Элизабет выскользнула на террасу, чтобы побыть одной в тишине.
    Ночь была немного прохладной, но девушка наслаждалась свежим дуновением ветра. Несколько небольших фонариков разгоняли темноту. Узкая каменная скамья стояла под сенью огромного дуба. Элизабет опустилась на нее и глубоко задумалась, пытаясь разобраться в своих мыслях. — А вы определенно царица бала.
    Элизабет вздрогнула и в испуге схватилась за горло. Но это был Морган, и она облегченно вздохнула. Он вышел из тени деревьев и приблизился к ней.
    — Но, полагаю, это для вас обычная вещь, Элизабет. Прошу прощения, возможно, мне следует называть вас леди Элизабет.
    Его тон был язвительно-разящим. Только гордость помогла ей сохранить сдержанность и достоинство.
    — Вы правы, когда я жила в Лондоне, мы с отцом часто принимали гостей. А я бывала на балах и вечерах, в опере и театре. Но только в нашем загородном имении Хейден-Парк я была по-настоящему счастливой.
    — Почему-то вы мне не кажетесь наивной деревенской простушкой.
    Морган подошел на шаг ближе, держа руки за спиной. Элизабет почувствовала нервное волнение, она вглядывалась в сумерки, но он стоял спиной к свету, и его фигура казалась черной и безликой.
    Собрав все свое мужество, Элизабет распрямила плечи.
    — Вы ничего обо мне не знаете, — начала она очень спокойно и даже холодно, — но считаете меня избалованной особой. А я полагаю, что вы не любите меня за то, что я принадлежу к аристократической семье. Ну что, верно я угадала?
    — Вопреки вашим предположениям, я не испытываю к вам подобного чувства. Если вы не против, давайте переменим тему разговора. Признаюсь, вы меня удивляете. На мой взгляд, неразумно выходить вот так одной в сад.
    — Я тут не одна, — подчеркнула Элизабет; ее спина была прямее стрелы. — Со мной находитесь вы.
    Он продолжал, словно не слыша ее слов:
    — Некоторые мужчины сочли бы это приглашением. А что, если кто-то заметил, как вы одна вы скользнули в сад?
    — Наверняка кто-то и заметил! — Она была готова уничтожить его взглядом. — Что из этого?
    Элизабет начала было подниматься, как вдруг Морган схватил ее за плечи и рывком поднял на ноги.
    Она перестала дышать и, онемев, смотрела ему в лицо.
    — А вот что, маленькая дурочка.
    Его губы прижались к ее губам, но на мгновение она успела поймать его взгляд. Он не был больше ледяным и холодным, но жгучим и жарким, как летнее солнце. Ошеломленная, она подчинилась, и мир закружился вокруг.
    Морган целовал ее… Морган. Ее охватила растерянность, сердце заколотилось, дыхание стало частым. Нет, она не была против, ей это нравилось, даже очень. Его теплые губы искали и находили ответный отклик, который она не могла сдержать. Она задрожала от незнакомого чувства, неизведанного тайного сладкого удовольствия… А может, уже знакомого? Опять то прежнее мимолетное воспоминание… Воспоминание о чем?
    Элизабет вырвалась из его объятий.
    — Так, значит, то была правда, а я думала — сон. — Она прижала руки к щекам, вспомнила все до малейших подробностей и ужаснулась. — Боже мой, так это вы, вы меня трогали… Вы опять меня раздевали! И целовали, как уличную женщину!
    Морган дерзко улыбнулся.
    — Какой позор! — издевался он. — А как же Натаниель? Разве он этого не делал?
    Ее рука взметнулась вверх, прежде чем она успела подумать. Сильная пощечина прозвучала как выстрел.
    — Будьте вы прокляты! — выкрикнула она. — Как вы посмели!
    Ярость вспыхнула в его глазах, и ей показалось, что он ответит ударом на удар. Но он только улыбнулся натянутой улыбкой.
    — Что ж, — подчеркнуто тихо произнес он. — Я же обещал доставить вам это удовольствие, когда к вам возвратятся силы. Рад, что вы наконец поправились.
    Он поклонился.
    — А теперь мне пора. И не бойтесь, Элизабет, я не посягну на вас ни сегодня, ни завтра. Вообще никогда. А сегодня я и вовсе не ночую дома.
    Он удалился, даже не взглянув на нее.
    Элизабет осторожно потрогала губы, на которых остался вкус его поцелуя; она все еще не пришла в себя.
    Они и не представляли, что были не одни, что вся сцена прошла при свидетеле.

Глава 7

    Прямо с бала у Стивена он поехал к Изабель Росс. В течение многих лет Изабель, достаточно известная актриса, была другом и возлюбленной Моргана. Она удивилась его появлению в такой поздний час, но приняла с распростертыми объятиями.
    В розовом шелковом неглиже, которое скорее подчеркивало, чем скрывало ее формы, Изабель улыбалась ему полными накрашенными губами. Она взяла его под руку и прижалась к нему грудью.
    — Рада видеть тебя, Морган. Чем обязана?
    В ее низком хрипловатом голосе прозвучало ясно выраженное приглашение.
    Вместо ответа он притянул ее к себе. Прижался ртом к ее рту. Она немедленно начала с ним игру языком. Морган не испытывал особого желания, но знал, что впереди его ждет полная развлечений ночь. Изабель умела угождать партнерам и щедро расточала свои ласки. Действуя руками, одновременно смелыми и нежными, она вмиг пробуждала страсть в любом мужчине. Ну, а ее рот был способен делать чудеса…
    Они направились прямиком в спальню, где Морган выпил виски, а потом еще не раз доливал бокал. Странно, но он не спешил приступать к любовным утехам, за которыми сюда явился. Изабель воздерживалась от замечаний, а когда он сказал, что проголодался, накормила его ужином. Наконец он отодвинул тарелку.
    Изабель, словно по команде, встала и сбросила неглиже, под которым ничего не было. Затем она призывно посмотрела на Моргана и сделала несколько откровенных телодвижений, которые неизменно разжигали мужское желание. При этом Изабель внимательно наблюдала за Морганом.
    Но Морган уже осознал, что способен только восхищаться ее пышными формами, и не более. Тогда, не теряя надежды, Изабель начала целовать его медленными поцелуями, позволяя рукам бродить по всему его телу.
    Никаких результатов.
    Изабель была в недоумении, Морган в ярости. Его вера в себя, такими усилиями возрожденная после смерти Амелии, была безжалостно разрушена. И хотя в ответ он с упорством гладил и ласкал Изабель, он видел перед собой огромные зеленые глаза и волосы цвета золота.
    А его тело упрямо оставалось равнодушным. Чтобы окончательно не опозориться, Морган свалил вину на виски и поспешно ретировался.
    Почти бессонная ночь не способствовала улучшению его отвратительного настроения. Он позавтракал у себя в кабинете и занялся кое-какими домашними вопросами. Только после полудня он собрался отправиться на верфи, но тут Симмонс объявил о приходе посетителя:
    — Мистер Томас Портер просит принять его, сэр.
    — Портер? Я такого не знаю, — удивился Морган. — Скажите ему, что я не могу его сейчас видеть. Если у него есть ко мне дело, пусть договорится с моим помощником в конторе.
    — Думаю, мы оба только выиграем от встречи, — вмешался в разговор незнакомый мужской голос. — Не стоит торопиться, мистер О'Коннор.
    Высокий худой человек в темной одежде стоял на пороге. Его вид не предвещал ничего хорошего.
    — Уверен» вы пожалеете, если не примете меня.
    Морган жестом отпустил Симмонса, и незнакомец, закрыв за ним дверь, решительно направился к письменному столу.
    Морган не предложил ему сесть.
    — Кто вы такой? — потребовал он ответа.
    — Томас Портер, репортер газеты «Кроникл», к вашим услугам, сэр, — поклонился он.
    Морган нахмурился. Как ненавистны ему репортеры, особенно из газеты «Кроникл». После смерти Амелии проклятая газета с восторгом разобрала его по косточкам, несмотря на отсутствие вины.
    Он откинулся на спинку кресла, сурово глядя на посетителя.
    — Изложите ваше дело, — приказал он.
    — Сию минуту. — Человек по имени Портер взял стул и сел. — Я честолюбив и надеюсь, что в будущем другие, а не я, станут заниматься светской хроникой. Впрочем, у меня талант вынюхивать скандалы. — Он улыбнулся. — Никогда не знаешь, какие хорошенькие истории можно раскопать в бостонском закрытом высшем обществе. Вас, мистер О'Коннор, если я не ошибаюсь, уже давно туда не допускают.
    Рот Моргана превратился в прямую жесткую линию.
    — Меня никогда туда не допускали, и вам это хорошо известно, черт побери.
    Портер хрипло рассмеялся.
    — Считайте, как хотите, мистер О'Коннор. Что касается меня, то я всегда готов воспользоваться случаем, если таковой подвернется. А случаи возникают в самых неожиданных местах. Естественно, узнав о небольшой вечеринке, которую устраивает ваш друг доктор Стивен Маркс, я решил, что вы тоже будете приглашены.
    Морган боролся с желанием встать, схватить репортера за горло и придушить.
    — И что же вы сделали? — спросил он с отвращением. — Спрятались в кустах и записывали в книжку всех приходящих и уходящих?
    — Признаюсь, я не против того, чтобы прятаться в кустах. — Портер хитро рассмеялся. — Чего только оттуда не увидишь… К примеру, вчера вече ром в саду я наблюдал, как вы, скажем, довольно страстно обнимались с одной английской леди.
    — Один невинный поцелуй в саду вряд ли можно считать преступлением.
    Морган с трудом сдерживался.
    — Верно, — согласился Портер, — Но меня очень заинтересовала эта красавица, и я задержался подольше. Конечно, я знал, что она приходится даль ней родственницей доктору Марксу и приехала сюда погостить. Меня удивило, что она покинула его дом в такой поздний час, и я решил за ней проследить.
    Морган сжал кулаки.
    — Представьте мое изумление, когда она приехала сюда, в ваш дом! Вошла внутрь, и вскоре на верху зажегся свет!
    — Что же вами двигало? Позволю предположить, что это было любопытство.
    Морган произнес последнее слово, как ругательство.
    Портер откинулся на спинку стула с самодовольным выражением лица. Он явно наслаждался.
    — Вы совершенно правы, — подтвердил он.
    — Тогда, вы, несомненно, видели, что я вернулся домой в еще более поздний час. Значит, между мною и этой особой ничего нет.
    — Я могу полагаться только на ваши слова, мистер О'Коннор, а этого мало. Так вот, я еще немного подождал и утром встретил в саду юношу, который помогал садовнику. Мы разговорились, и я спросил, видел ли он прежде ту самую молодую особу. Юноша оказался очень услужливым и с готовностью рассказал, что девушка уже, давно живет в вашем доме. Что она болела… Но не это важно, а то, что под вашей крышей обитает молодая незамужняя женщина! И никто об этом даже не подозревал! А что бы подумали люди, выйди истина наружу? Вам, конечно, известно, как строги в вопросах морали члены бостонского высшего общества.
    — Подлец, — процедил сквозь зубы Морган. — Говори, что тебе нужно.
    В глазах Портера загорелись жадные огоньки.
    — К сожалению, не я, а старший брат унаследовал наше семейное дело. Вашему брату, безусловно, известно, каково быть младшим в семье и вечно нуждаться в деньгах.
    Портер назвал непомерно высокую сумму.
    — Даю половину, — отрезал Морган.
    — Согласен! Я зайду сегодня в ваш банк. Очень довольный собой, Портер встал и протянул ему руку.
    Морган сделал вид, что не заметил ее. Дотронься он до этого человека — разорвал бы его на части. Морган позвал Симмонса и приказал проводить репортера до дверей.
    Затем сел у стола и, постукивая пальцами по столешнице, задумался. Ясно, что дело этим не кончится. Портер вернется с новыми фактами, как только ему опять потребуются деньги. С новыми завуалированными угрозами. Морган знал, что выдержит любую бурю. А как насчет Элизабет?
    Неразумная девчонка во что бы то ни стало решила остаться в Бостоне и, как дочь английского аристократа, вечно будет привлекать внимание. Сплетни, позор и бесчестье станут ее уделом, и куда бы она ни скрылась, ее репутация будет погублена, а жизнь разбита.
    Но какое ему до нее дело? Никакого. Он не собирается выступать в роли ее спасителя. Более того, он не без основания подозревал, что она испытывает к нему сильную антипатию.
    «Но у нее никого нет, — спорил с ним внутренний голос. — Никого, кто бы о ней позаботился».
    Несомненно, он не хотел оказаться вновь привязанным к одной женщине, да еще такой, которая вообразила, что влюблена в его пропащего брата! Он не позволит себе больше никакого безрассудства. Ему преподали хороший урок: он не расстался с Амелией, только чтобы избежать скандала, и это не привело ни к чему хорошему.
    Сколько Морган ни ломал голову, он постоянно возвращался к одной и той же мысли. Он видел лишь один способ защитить доброе имя Элизабет и предотвратить катастрофу…
    Целый день и даже следующее утро Элизабет удавалось благополучно избегать Моргана. А может быть, он сам старался не попадаться на ее пути? Как бы там ни было, они не виделись друг с другом. Конечно, Элизабет знала, что встреча неизбежна, и боялась этого мига. Что она ему скажет? Что сожалеет о пощечине, которую ему дала? Так он ее заслужил своим отвратительным поведением. С другой стороны, трудно притворяться, что ничего не произошло; что он ее не целовал, и даже не один, а целых два раза! Стоило ей только вспомнить об этом, как у нее екало сердце, — неудивительно, что она избегала Моргана!
    Но к вечеру все дела были переделаны, и Элизабет забрела в библиотеку, отметив среди прочего, как велико число хранившихся там книг. Но она не могла заставить себя сосредоточиться и пожалела, что с ней нет Стивена, который бы ее развлек.
    Они не виделись уже несколько дней, с того бала. И хотя праздник для нее завершился весьма печально, Элизабет признавала, что на самом балу она неплохо повеселилась. Напевая вальс и слегка улыбаясь, она раскинула руки и закружилась по комнате.
    Наградой ей были громкие аплодисменты.
    Элизабет с ходу остановилась. Руки упали, как у паяца с оборванными ниточками. Еще не видя его, она уже знала, что это Морган.
    Краска смущения вспыхнула на щеках девушки оттого, что ее застали врасплох, но она немедленно перешла в наступление.
    — Вы могли бы постучать, — холодно упрекнула Элизабет.
    — Постучать? Не вижу нужды. Ведь я у себя дома.
    Множество едких слов уже готово было сорваться с ее языка, но Элизабет плотно сомкнула губы, чтобы не выпустить их на свободу.
    — Послушайте, — сказал Морган примиритель но. — Не надо стесняться. И напрасно вы на меня сердитесь. Вижу, вам не терпится меня обругать, так давайте, я жду, и мы с этим покончим раз и навсегда.
    Чтобы ему пусто было! Морган всегда знал, что у нее на уме.
    — Не могу. Я слишком хорошо воспитана, чтобы произносить такие слова.
    — Верно. — Он вдруг стал серьезным. — Вы действительно прекрасно воспитаны, Элизабет, чего не отнять, того не отнять. Кстати, вы читали утреннюю газету?
    Элизабет отрицательно покачала головой. Странный вопрос, особенно когда он исходит от него.
    — Тогда пойдемте, я вам кое-что покажу.
    Он взял ее за локоть и повел к себе в кабинет. Элизабет вдруг охватило необъяснимое желание остановиться и не следовать за ним. Предчувствие жертвы, влекомой на заклание.
    Морган подошел к письменному столу и развернул на нем газету, отпустив ее локоть, и Элизабет поспешно отступила назад, чего он даже не заметил.
    — Думаю, Элизабет, вам будет сегодня особенно интересно познакомиться со светскими новостями в газете «Кроникл».
    Ее опасения усилились, он вел себя очень странно.
    — Не знаю, зачем мне это надо, — прямо сказала она. — Я не припомню и половины людей, с которыми познакомилась на балу у Стивена.
    — Речь не об этом. Ладно, я сам прочитаю вам объявление. Видите ли, оно непосредственно касается моего будущего. — Он сделал паузу. — Вы можете меня поздравить, Элизабет, я скоро женюсь.
    Она почувствовала себя на твердой почве.
    — Вот оно что, — сказала она почти весело. — Тогда передайте мои соболезнования вашей невесте.
    — Прекрасно, но тут есть одна заминка. — Его улыбка была воистину дьявольской. — Вы, именно вы, дорогая, и есть моя невеста.

Глава 8

    На мгновение Элизабет потеряла дар речи, затем схватила со стола газету и быстро пробежала глазами объявление:
    «Владелец бостонских корабельных верфей мистер Морган О'Коннор имеет честь объявить о своем предстоящем бракосочетании с леди Элизабет Стентон, дочерью покойного графа Честера. Свадьба состоится в течение ближайшего месяца».
    Элизабет подняла голову и в полном ужасе уставилась на Моргана.
    — Кто это сделал? Кто посмел дать такое сообщение'?
    — Его поместил я, — спокойно отозвался Морган.
    — Почему? — воскликнула Элизабет. — Может быть, это всего-навсего дикая шутка?
    — Нет, Элизабет, это далеко не шутка. Я действительно собираюсь сделать вас своей женой.
    Выражение его лица было не просто серьезным, а даже торжественным. Не оставалось никакого сомнения в правдивости его слов.
    Комната вокруг Элизабет закачалась и поплыла.
    — Нет… Не может быть, — сказала она слабым голосом. — Не может быть, чтобы вы собирались на мне жениться.
    Последние слова она выговорила с трудом, как бы не веря себе.
    — Но именно это я и собираюсь сделать. Элизабет пришла в отчаяние; она зашаталась и еле удержалась на ногах. Обхватив девушку за талию, Морган подвел ее к креслу и осторожно усадил.
    — Успокойтесь, прошу вас, не так уж все трагично. В его голосе прозвучала чуть заметная насмешливая нотка.
    Элизабет прижала прохладные ладони к горящим щекам; закрыв глаза, попыталась сосредоточиться. Повелительный голос раздался над ее головой:
    — Говорю вам, не так уж все плохо. А теперь сделайте глубокий вдох и успокойтесь.
    Она выполнила приказание. Но когда положила руки на колени, вдруг заметила, как они дрожат, и, чтобы унять дрожь, сцепила пальцы. Наконец она заговорила, произнеся первые пришедшие ей в голову слова:
    — Да вы безумец!
    — Уверяю вас, что нет.
    — Но, Боже мой, зачем? Я не понимаю, зачем вы хотите на мне жениться!
    Морган усмехнулся.
    — Есть ли необходимость напоминать, что вы приехали сюда с целью выйти замуж?
    — Но не за вас! — выкрикнула она.
    Его лицо застыло. Слишком поздно Элизабет поняла, как глубоко она его оскорбила.
    — Дело в том, что я не могу найти объяснение вашим поступкам. — Ее голос дрожал, как и руки. — Все произошло так внезапно, — она искала подходящее слово, — так неожиданно.
    Дрожали не только руки, а, казалось, само ее сердце. Выйти за него замуж, да это немыслимо! Как может она выйти замуж за этого незнакомого, вечно насупленного человека, так непохожего на своего брата? Элизабет чувствовала себя неловко и как-то странно в его обществе. Она превращалась в другую женщину, особенно когда он ее целовал.
    Воспоминания нахлынули, сметая все остальное: его настойчивые теплые губы на ее губах… Элизабет осторожно прикоснулась к своим губам.
    Внезапно Морган заговорил. Холодно, спокойно:
    — Вы помните, Элизабет, тот вечер и наш с вами поцелуй? Надеюсь, вы сознаете, что это не более чем мимолетная прихоть? — Его далекий холодный взгляд встретился с ее взглядом. — У меня было немало романов и немало женщин. Хочу, чтобы вы поняли, что я не питаю к вам особых чувств.
    Элизабет растерялась. Никогда еще не вызывал он в ней столь сильного негодования!
    — Тогда объясните, откуда такое великодушие ко мне? — не выдержала она.
    — Вы сказали — великодушие? Я куда более великодушен, чем вы это себе представляете. К тому же нет оснований скрывать от вас правду. Печально, но в тот вечер в саду у нас с вами был свидетель. Да, свидетель, который видел наш злополучный поцелуй.
    Элизабет широко раскрыла глаза.
    — Кто это был?
    — Некая беспринципная личность по имени Томас Портер.
    — Я не припоминаю такого человека, — задумалась Элизабет.
    — Не старайтесь, его не было среди гостей. Он репортер газеты «Кроникл», который зарабатывает на жизнь, раскапывая грязные сплетни. Во всяком случае, он нанес мне визит вчера утром и с восторгом рассказал о том, что ему удалось выведать. К сожалению, он не поверил в сказку, что вы английская кузина Стивена, и проследил вас до самых дверей этого дома. Утром он побеседовал с помощником садовника и выяснил, что вы находитесь в моем доме уже достаточно продолжительное время. — Морган привычно поднял бровь. — Что тут еще можно добавить, Элизабет? Он намекнул, каковы могут быть последствия, если другим станут известны факты. Короче говоря, он требовал денег, и я уступил, поскольку у меня не было выбора. Должен заметить, что это обошлось мне в весьма кругленькую сумму.
    — И вы ему заплатили? — воскликнула Элизабет. — Но вы же знаете, что у меня нет денег, и я не могу отдать вам долг.
    — Конечно, и я не желаю оказаться объектом скандала, — продолжал развивать свою мысль Морган, — но мне придется легче, чем вам, Элизабет. Если вы будете упорствовать и останетесь в Бостоне, вашей репутации придет конец при всем том, что вы дочь графа. И даже именно поэтому. У здешних людей долгая память, и ваша нравственность всегда будет под вопросом. А если вам повезет и вы найдете место гувернантки, то может случиться, что хозяин дома сочтет себя вправе тискать вас на любом диване или в темном чулане, или…
    — Остановитесь, довольно! — повысила голос Элизабет; его прямолинейность напугала ее.
    «Тискать на любом диване»… Разве такое возможно для приличных людей? Но Морган прав, на нее будут смотреть, как на шлюху. Тем не менее у нее оставалось еще множество вопросов.
    — Но объявление… Когда вы…
    — Я заказал его вчера вечером. Она все еще не понимала.
    — Но почему? Почему объявлять, что мы… Мы с вами…
    Она окончательно запуталась.
    — Потому что я не желаю, чтобы этот негодяй Портер доил меня всю жизнь. А именно это и произойдет, если мы не станем действовать. Когда же мы обвенчаемся, он уже не сможет нам вредить.
    Элизабет задумалась. Похоже, Морган предусмотрел абсолютно все. Значит, теперь они оба должны принести себя в жертву. Нет, она не столь глупа и не поверит, что этот человек заботится о ее репутации, когда он в первую очередь думает о собственной. Она смотрела на свои руки, аккуратно сложенные на коленях.
    — Я вас совсем не знаю, — наконец тихо сказала Элизабет.
    «А что знаю, то мне совсем не нравится», — добавила она про себя. Его смех ранил.
    — Да вы знаете меня лучше, чем Натаниеля.
    Натаниель. На миг безумная надежда загорелась у нее в груди. А что, если она подождет возвращения Натаниеля… Нет, Морган прав, мужчине легче, чем женщине, вынести позор.
    И снова Морган прочитал ее мысли, как свои собственные.
    — Боже правый, — возмутился он. — Ни одна душа не знает, где Натаниель или когда он появится. Я думал, вы это поняли. Пусть даже он завтра вернется, и вы поженитесь, что дальше? Вы не хотите верить, что Натаниель совсем не тот, каким вы его представляете. Вполне может случиться, что в одно прекрасное утро вы проснетесь одна, без Натаниеля. Как тогда? А что, если у вас будет ребенок?
    Элизабет побледнела. Ребенок. Она совсем забыла о такой возможности.
    — Поверьте мне, я… Я все хорошо понимаю. Только я… — Слова вырвались сами собой. — Я вас не люблю!
    — Любовь только усложняет брак.
    Элизабет смотрела на Моргана во все глаза, пораженная его расчетливостью. Он казался бездушным, толстокожим и при этом совершенно уверенным в себе. Она же мечтала о взаимной безумной любви с мужем, хотя и знала, что такое случается редко.
    — Если таковы ваши чувства, значит, вы, как и я, равнодушны к нашему браку.
    — Напротив, Элизабет, мне все больше нравится эта идея.
    Элизабет открыла, затем, так же молча, закрыла рот. Что он за человек? Ей уже казалось, что она наконец постигла ход его аргументации, и вот опять неудача.
    — Вы, конечно, шутите, — заговорила она, непонятно огорченная тем, что он, возможно, искренне хочет на ней жениться.
    — Никоим образом, Элизабет.
    Теперь он стоял у окна, и холодный солнечный свет подчеркивал резкость его черт, будто высеченных из камня. Его лицо не выражало ни чувств, ни мыслей. И все же Элизабет показалось, что много чего сокровенного он прячет глубоко в тайниках своей души.
    — Я богат, Элизабет, — обратился он к ней, — богатый, процветающий и вполне достойный человек. У меня внешность джентльмена и соответствующие манеры, которым я научился. У меня дом, которому могут позавидовать многие, и я умею принимать гостей. Тем не менее бостонское общество не склонно допустить в свои ряды человека низкого происхождения. В противоположность большинству здешних аристократов я заработал состояние своим трудом, а не получил его по наследству. Одним словом, хотя я и вхож в высшие круги, мое положение там непрочно.
    — Вы считаете, брак изменит положение?
    — Несомненно.
    — Но разъясните, каким образом?
    — Будем откровенны, — начал он с ироничной усмешкой, — у меня нет хороших родственных связей. И в Англии, и в Бостоне хорошее происхождение всегда стояло на первом месте, а деньги уже потом. Но мое прошлое, мое воспитание или скорее его отсутствие, моя среда — это обстоятельства, которые я не в силах изменить. Значит, мне остается одно: заключить выгодный брак, такой, как с вами, английской аристократкой. Тогда никто не посмеет смотреть на меня свысока.
    Элизабет выглядела озадаченной.
    — Разве это так уж важно? — спросила она удивленно. — Вы справедливо сказали, что вы богатый и достойный человек, не хуже других. Какая вам разница, что о вас думают?
    Теперь горечь читалась на лице Моргана.
    — Позвольте задать вам тот же вопрос, Элизабет, — с вызовом произнес он. — Что, если вы приехали в театр и слышите за спиной шепот? Как вы будете себя чувствовать? Жить в этом мире, но не быть его частью? Что, если сейчас кто-то в лицо назовет вас шлюхой?
    У нее перехватило дыхание. Боже мой, какой он жестокий! Но он прав: подобная жизнь будет совершенно невыносимой.
    Она молчала, подтверждая правоту его слов.
    — Так я и думал, что вы со мной согласитесь. Вы задали вопрос, и я вам ответил: можете считать, что тут задета моя гордость. И это главное. Так как же, Элизабет, что вы мне скажете? Вы согласны выйти за меня замуж?
    Их взгляды встретились, и мысли роем закружились у нее в голове. Что она о нем на самом деле знает? Почти ничего. Морган не был близок с Натаниелем. Она даже подозревала, что он не любит брата. Но он заботился о ней во время болезни. Он ее лечил и кормил, пока она не встала на ноги. Он проявил себя более чем щедрым, неохотно признала Элизабет.
    Но выйти за него замуж…
    — Вы приехали сюда, чтобы начать новую жизнь. Я даю вам такой шанс, Элизабет, — настаивал он.
    Она опустила голову: несмотря на все старания, горячие слезы жгли ей глаза. Ее сердце рыдало. Разве о таком муже она мечтала…
    Элизабет кусала губы, чтобы окончательно не расплакаться. Она пыталась заговорить, но ее поза красноречиво свидетельствовала о поражении.
    — Хорошо, — сказала она наконец прерывающимся тихим голосом. — Я выйду за вас замуж.
    Свадьба должна была состояться две недели спустя. На следующий день после объявления в «Кроникл» Морган сообщил Элизабет, что по договоренности со Стивеном она до свадьбы будет жить у тетки Стивена Клары Флеминг, которая накануне возвратилась из Парижа.
    Элизабет не была расположена гостить у совершенно незнакомой женщины, но подчинилась необходимости. Вот если бы Клара оставалась в Бостоне, а не путешествовала по Европе, Элизабет могла бы раньше поселиться у нее, и Томас Портер не выследил бы ее. И тогда не было бы этого странного брака…
    Но вопреки мечтаниям день свадьбы приближался с ужасающей быстротой.
    Клара любезно предоставила в распоряжение Элизабет и свой дом, и свой экипаж, сама же, несмотря на преклонный возраст, все дни посвящала визитам, так что Элизабет почти не видела приютившую ее хозяйку.
    И вот до свадьбы остался всего один день. Почти весь он прошел в последних примерках подвенечного платья. Когда Морган сообщил Элизабет, что платье для нее заказано у лучшей портнихи в городе, она объявила, что обойдется теми нарядами, какие у нее есть.
    — Вы как-то подметили, — напомнила она ему, — что мои платья мало походят на нищенские лохмотья.
    Его ответная улыбка была раздражающе высокомерной.
    — Тем не менее, — объявил он, — свадебное платье должно соответствовать вашему высокому положению.
    Морган чуть заметно подчеркнул слова «высокое положение», и взгляд Элизабет метнулся к нему. Уж не смеется ли он над ней? Ей показалось, что смеется. Но в его ответном вопросительном взгляде она обнаружила лишь одну холодную учтивость. '
    Платье было на самом деле прелестным, Элизабет не могла этого отрицать. Она с трудом узнала себя в отражении в зеркале. В пышных оборках кремового атласа она выглядела хрупкой и воздушной. Портниха расправила шлейф, и ее помощница в восхищении сложила руки:
    — О, мисс, я никогда не видела ничего подобного! Мистер О'Коннор наверняка будет в восторге!
    «Мистер О'Коннор будет в восторге»! А способен ли он вообще на подобное чувство? Элизабет очень в этом сомневалась.
    Когда обе портнихи наконец ушли, Элизабет отбросила в сторону платье и задумалась; с каждым мгновением она все глубже погружалась в пучину отчаяния. Когда же горничная объявила, что в гостиной ее ждет Стивен, она чуть было не поддалась слабости и не попросила сказать, что не может выйти к нему. Но вовремя спохватилась, что это может его обеспокоить.
    Кое-как она постаралась' скрыть плохое настроение и напоила Стивена чаем. Наконец, он поставил на блюдце пустую чашку и весело спросил:
    — Ну как, невеста готова к торжественному дню?
    Эти слова оказались последней каплей, переполнившей чашу. В глазах у Элизабет защипало, и вновь вернулась прежняя неотвязная мысль. Почему Натаниель не стал ее ждать и нарушил клятву? Почему он ее оставил? Отчего разлюбил? В последнем она уже не сомневалась.
    Девушка опустила голову, но недостаточно быстро.
    — Послушайте, Элизабет, да у вас глаза на мокром месте! — вглядываясь в нее, воскликнул Стивен.
    «Вы не ошиблись», — чуть не вырвалось у нее. Он ласково положил ей руку на плечо.
    — Скажите, Элизабет, в чем дело? — уговаривал он. — Может быть, я чем-то могу помочь?
    Она отрицательно покачала головой.
    — Не стоит тревожиться, Стивен, — пробормотала она.
    Его лицо по-прежнему выражало беспокойство.
    — Все так переменилось с тех пор, как я покинула Лондон. — Она с трудом, почти шепотом, выговаривала слова. — Я приехала сюда, чтобы выйти за Натаниеля. Я совсем не думала стать женой его брата, который для меня чужой человек!
    Рука Стивена сильнее сжала ее плечо. — Послушайте, Элизабет…
    Звук шагов заставил их одновременно поднять головы. Это был он, Морган. Стивен вскочил на ноги.
    — Здравствуй, Морган, — приветливо сказал он, — а мы тут как раз говорили о тебе.
    Морган не спускал глаз с Элизабет; наконец он перевел взгляд на Стивена.
    — Вижу. Извини нас, Стивен, но нам с Элизабет надо кое-что обсудить.
    Стивен был само понимание.
    — Ну конечно же. — Он вытащил(из кармана часы. — Мне и так пора вас покинуть. Я еще должен навестить нескольких пациентов.
    Элизабет проводила его до дверей, чувствуя спиной неотступный взгляд Моргана.
    Не успела она войти в гостиную, как он обрушился на нее:
    — Надеюсь, у вас хватило благоразумия не показываться с ним в городе.
    — А что если я нарушила заповедь? — взбунтовалась Элизабет.
    Взгляд Моргана испепелял.
    — Мне кажется, Элизабет, вам не следует вызывать дальнейшие кривотолки. Мне незачем напоминать вам эту истину.
    Упрек был оскорбительным и несправедливым, и она встала на свою защиту.
    — Стивен — мой друг, — твердо объявила она.
    — А я человек, который скоро будет вашим мужем. Я не собираюсь лишать вас друзей, Элизабет, так как хорошо понимаю ваше одиночество вдали от родины. Но я не допущу никакого двусмысленного поведения, поэтому давайте договоримся, что Стивен останется вашим другом, но не более.
    — Двусмысленное поведение, — повторила она, закипая гневом. — А может быть, мне следует напомнить, что именно ваше, а не мое поведение стало причиной этого брака? Томас Портер никогда бы не последовал за мной, если бы вы меня не поцеловали.
    — Но я вас поцеловал, и теперь мы оба должны расплачиваться за последствия.
    Каким же он был спокойным и сдержанным, никогда никаких эмоций. Внезапно она поняла, что не может больше сдерживать своего раздражения.
    — Вы за этим сюда явились? Чтобы обвинить меня в кокетстве со Стивеном? — взорвалась она.
    — Я вас ни в чем не обвиняю. И я доверяю Стивену, а вам пока нет.
    Элизабет онемела от негодования, но это было еще только начало.
    — Наш брак будет своего рода сделкой, — продолжал Морган, — соглашением, выгодным обеим сторонам. Вы откроете мне двери, которые я считал навеки закрытыми для себя. А я в обмен предоставлю вам кров и содержание. Но предупреждаю: я не потерплю, чтобы меня дурачили.
    — Дурачили? — подхватила Элизабет. — Поясните, что вы имеете в виду, так как вы, несомненно, считаете меня слабоумной.
    — С удовольствием. Я не потерплю других мужчин в вашей жизни. Скажу ясней: я не потерплю никаких любовников.
    Элизабет задохнулась от ярости. Как смеет он сомневаться в ее нравственности, да еще в такой непочтительной форме! Как смеет указывать ей, будто она была его раба!
    — Теперь займемся другими делами. В общем-то я пришел, чтобы передать вам вот это. — Он вытащил из кармана сюртука продолговатый узкий футляр и открыл крышку. — Я подумал, что вы могли бы надеть это завтра.
    На бархатной подкладке лежала сияющая перламутровая нить жемчуга. При других обстоятельствах Элизабет, не сдерживаясь, сразу бы выразила свое восхищение, потому что она в жизни не видела жемчуга красивее, чем этот. Но она все еще кипела от возмущения. Как смеет он делать ей выговор, а потом заглаживать вину подарком!
    Но прежде чем девушка успела выразить свои чувства, Морган уже надел ожерелье ей на шею и застегнул замочек. Подхватив ее под локоть, он повлек Элизабет к зеркалу на стене и, остановившись за ее спиной, вопросительно склонил голову набок.
    — Ну как? — спросил он. — Нравится?
    Их глаза встретились в зеркале, одни горящие возмущением, другие спокойно вопрошающие.
    — Прелестно, — процедила она сквозь зубы.
    — И это все, что вы можете сказать, Элизабет? Его взгляд задержался на ожерелье и спустился ниже. Затем еще ниже.
    Элизабет застыла на месте. И хотя вырез ее платья был достаточно скромным, ей почудилось, что его взгляд проникает сквозь одежду. И потом Морган стоял пугающе близко, так что запах его одеколона, казалось, обволакивал ее. Она чувствовала жар его тела, проникающий сквозь шерстяную материю сюртука.
    — Прелестно, — повторила она, на этот раз более искренне.
    Элизабет уже готова была поспешно удалиться, но Морган схватил ее за плечи и повернул к себе лицом.
    — Как, Элизабет, вы забыли о своих манерах? Такой великолепный подарок, несомненно, заслуживает благодарности.
    — Ну конечно же, вы правы! Я не хотела быть неучтивой. — Маленькая рука нервно потрогала ожерелье. — Благодарю вас. Благодарю вас от всей души.
    На лице Моргана появилась красноречивая улыбка.
    — Я подразумевал более ощутимое проявление благодарности. Ну, к примеру, поцелуй. Пожалуй, именно один короткий поцелуй.
    Морган повернул голову и подставил щеку.
    Он намеренно играл с ней, как с игрушкой! Но она жаждала избавиться от него и готова была на любую жертву. Глубоко вздохнув и набравшись мужества, Элизабет закрыла глаза и приподнялась на цыпочки.
    Но ее губы не нашли твердой поверхности его щеки. Вместо этого она очутилась в плену сильных рук, крепко прижавших ее к широкой груди, а его рот заглушил всякий звук протеста.
    Сопротивление было бесполезным. Его губы властно и настойчиво завладели ее губами и вызвали ответный отклик, то самое уже знакомое ей чувство. Голова пошла кругом, и неизвестно куда исчез страх. Она пыталась перебороть себя и Моргана тоже, но у нее не было ни сил, ни воли. Она хотела было оттолкнуть Моргана зажатыми между их телами ладонями, но ее рот не выдержал товарной атаки, и губы открылись навстречу его губам, а сама она плотно прижалась к его груди, будто желая стать с ним единым целым.
    Внезапно его руки разомкнулись, и он отпустил ее. Напряжение достигло предела, они смотрели друг другу в глаза, и Элизабет угадала, что они охвачены одной и той же растерянностью. Он сжал ее руку, лежавшую у него на плече, затем отпустил ее пальцы и отступил назад. А может быть, он оттолкнул ее? В недоумении Элизабет смотрела, как Морган идет к двери. Там он остановился.
    — Завтра вы будете принадлежать мне, Элизабет. Помните, я не потерплю, чтобы мне наставляли рога.
    Его ледяной тон охладил вспыхнувший жар. Невольное рыдание, смесь ярости и обиды, вырвалось у нее из груди, когда за Морганом закрылась дверь. Как могла она позволить этому холодному, бездушному человеку, обвинившему ее во всех грехах, обнимать и целовать себя, словно она была его полной собственностью! Нет, она его не понимала.
    Как не могла разобраться в этот миг и в себе самой, и в своих чувствах.

Глава 9

    Поднявшись с кровати, Элизабет босиком подошла к окну, придерживая рукой тяжелую массу еще нерасчесанных волос. Сон ускользал от нее в эту ночь, и она испытывала ту же усталость, что и накануне, когда ложилась спать. Через кружевные занавески она увидела пасмурное, покрытое серыми облаками небо, а где-то вдали уже слышались раскаты грома.
    Печальный день для печальной невесты.
    Кто-то постучал в дверь, и в спальню заглянула горничная Мэри, веселая и услужливая девушка, которая уже две недели находилась в распоряжении Элизабет.
    — Ванна готова, мадам.
    И хотя ванна освежила ее усталое тело, ничто не могло поднять ее дух. Лишь одна беззаботная болтовня Мэри, помогавшей Элизабет одеться и причесаться, нарушала тишину мрачной, как гробница, комнаты.
    Наконец Элизабет была готова. По настоянию Мэри она подошла к большому трюмо, и девушка замерла от восторга:
    — Взгляните, мадам, да вы прямо ангел небесный! Элизабет смотрела на свое отражение в зеркале.
    Ее волосы были убраны в высокую прическу, и только несколько мягких локонов обрамляли нежный овал лица. Щеки ярко горели, но не от радостного возбуждения, как определенно думала Мэри, а от нервного ожидания. Два испуганных, полных тоски глаза взирали на нее из хрустальной глубины.
    — Боже мой, мадам, ваше ожерелье. Я чуть не забыла. — Мэри застегнула замочек и мечтательно вздохнула:
    — Мистер О'Коннор, как он вас любит, если купил вам такое красивое ожерелье.
    Любовь, какая там любовь. Не было ни любви, ни даже преданности или долга. Элизабет подавила горький смешок. Что бы сказала Мэри, знай она, что их брак — это лишь ответ на шантаж и попытка Моргана укрепиться в высшем бостонском обществе?
    Элизабет захотелось сорвать с шеи жемчужное ожерелье и швырнуть его в сторону.
    Но она не нашла в себе смелости сделать это.
    И вот Элизабет уже в гостиной, где ее дожидался Стивен, чтобы повезти в церковь. Морган также попросил Стивена быть свидетелем на свадьбе. Стивен взял ее руки в свои и, не скрывая восхищения, оглядел с головы до ног.
    — У меня нет слов, — заметил он с улыбкой. Элизабет еще сильнее покраснела. Ее мысли мгновенно вернулись к Моргану. Будет ли он тоже восхищен? Какой пустой вопрос, обычно он смотрел сквозь нее, будто и не видел. Она изумилась, почувствовав укол обиды. Какое ей дело до того, нравится ли Моргану ее наружность? Их брак — это не более чем сделка, соглашение, как он его назвал.
    Вот и ответ на все вопросы. Хотя в последнее время у нее появились некоторые сомнения.
    — Прошу вас.
    Стивен предложил ей руку. Элизабет стоило неимоверных усилий принять его руку и еще больших — направиться к двери.
    Всю дорогу в экипаже она молчала, унылая, как погода снаружи; время от времени Стивен поглядывал на нее.
    — Мне показалось, что вчера Морган был недоволен, когда нашел нас вместе. Я счел за лучшее удалиться. — Стивен сделал паузу. — Надеюсь, у вас не было неприятностей.
    Элизабет вспомнила о последовавшем за этим их с Морганом поцелуе.
    — Он не скрывал, что доверяет вам, Стивен, — вырвалось у нее, прежде чем она успела подумать. — Но у него хватило дерзости намекать, что я способна…
    Элизабет смолкла, почувствовав, что наговорила лишнего.
    — На измену? — докончил Стивен.
    — Вы угадали, — смущенно подтвердила Элизабет. Стивен рассмеялся, но тут же снова стал серьезным.
    — Морган временами бывает трудным, но он человек, на которого можно положиться. Он не похож… — Стивен замолчал.
    — Не похож на Натаниеля? — на этот раз завершила Элизабет.
    — Теперь пришла моя очередь оправдываться, — признался Стивен. — Я не хочу вам делать больно, Элизабет, но если бы я тонул и оба. Морган и Натаниель, протянули мне руки, я бы, не сомневаясь, принял помощь Моргана. Вам не найти лучшего человека, Элизабет.
    Он запнулся, словно хотел добавить еще что-то, но экипаж уже остановился у церкви.
    Элизабет с трудом вышла из экипажа, ноги не хотели ей подчиняться, и если бы не Стивен, поддерживавший ее под локоть, она что было сил побежала бы прочь.
    И вот уже началась сама церемония, и они со Стивеном двинулись вперед по проходу.
    Путь до алтаря показался ей бесконечным. Как в тумане, она отметила, что, хотя церковь и не была переполнена людьми, присутствовало вполне достаточно гостей. Вдруг она увидела Моргана…
    Высокий, красивый своей особенной красотой, он ждал неподалеку от алтаря. Элизабет не могла отвести от него взгляда, он заполнил собой все вокруг.
    Как обычно, он был серьезен, его лицо — неподвижная маска — не выразило при ее появления никаких чувств — ни радости, ни досады/
    Элизабет почувствовала, что у нее дрожат колени, а мысли спутались и потеряли ясность. Нет, она не сделает рокового шага. У нее подогнулись ноги, и как раз в этот момент сильная твердая рука обхватила ее талию и притянула близко к себе, а крепкая темная ладонь завладела ее ладонью, его — пылающая жаром, ее — холоднее льда. Если бы не Морган, Элизабет не устояла бы на ногах.
    Когда же пришло время дать брачный обет, который свяжет их навеки, Морган произнес слова с твердой решимостью.
    Элизабет еле прошептала свои.
    Все кончилось. Священник объявил их мужем и женой.
    — Жених может поцеловать невесту, — сказал он Моргану.
    Слезы слепили ей глаза, Элизабет с трудом их сдерживала. День ее свадьбы, предмет счастливых мечтаний, стал днем мучений и тоски. Она вышла замуж не по любви, а по необходимости.
    Чтобы не дать слезам пролиться, Элизабет выше подняла голову, надеясь скрыть от Моргана свое волнение, но напрасно: мрачно сдвинутые брови говорили о тщетности ее усилий.
    И поцелуй не был целомудренным и невинным прикосновением, как она того ожидала, а столь продолжительным и страстным, что священник прервал его легким покашливанием.
    Морган поднял голову, и Элизабет поразил странный блеск его глаз. Что он выражал? Торжество или другое чувство? Взяв жену за руку, Морган повернулся и повел ее из церкви. Элизабет покорно подчинилась, словно это происходило не с ней, а с кем-то другим.
    Маленькая кучка людей ждала новобрачных у подножия каменной лестницы. Элизабет не разбирала их лиц. Морган на секунду остановился.
    Человек отделился от толпы и крикнул:
    — Поберегись, леди, а то кончишь жизнь, как та, другая!
    Элизабет почувствовала, как рядом напряглось тело Моргана и он выпустил ее руку, готовый броситься на обидчика. Дело принимало непонятный оборот, но тут появился Стивен. Он удержал Моргана и, уже спускаясь по лестнице, объявил:
    — Я беру это на себя.
    — Объясните мне… — начала было Элизабет. Но Морган уже очнулся.
    — Не беспокоитесь, — сказал он отрывисто на пути к экипажу. — Не стоит обращать внимания на пустяки.
    К их приезду дом был полон гостей и слуг, и следующие часы прошли, как в тумане. Морган ни на миг не отпускал Элизабет от себя, представляя ее приглашенным, и скоро она запуталась в именах и лицах. Там были и банкир Моргана Вильсон Рид, и адвокат Джастин Пауэлл, и еще много, много других.
    Стол был уставлен закусками и горячими блюдами, сладостями и фруктами. Но Элизабет не притронулась к еде и лишь согласилась выпить немного вина, которое налил ей в бокал Стивен. Воспользовавшись передышкой, она через раскрытую дверь выскользнула в сад. У нее разболелась голова, и мешала дышать непонятная тяжесть в груди. Опустив глаза, она бездумно крутила новое золотое кольцо на пальце, и оно казалось ей тяжелее оков.
    Внезапно холодок пробежал у нее по спине; еще не поднимая головы, она уже почувствовала присутствие Моргана.
    Он стоял неподалеку, скрестив руки на груди, и невозмутимо взирал на нее.
    — Как, уже сожаления? — язвительно спросил он.
    Колкость в его тоне заставила ее вспыхнуть, и она с вызовом посмотрела на него.
    — Так-то будет лучше, Элизабет, — сдержанно усмехнулся Морган. — Я уж подумал, что взял в жены застенчивую скромницу.
    Разящий ответ невольно сорвался с ее уст:
    — Смотрите, как бы я не оказалась для вас большим сюрпризом!
    Его брови взлетели вверх, а взгляд скользнул вниз и остановился на округлостях ее груди, где и пребывал долгое время. Наконец он со значением спросил:
    — Это что, Элизабет, пророчество или обещание?
    — Ни то и ни другое!
    — Очень жаль, оно мне кажется весьма соблазнительным, и я было подумал…
    — Вот вы где, Морган. Возвращайтесь, Джастин хочет произнести тост в вашу честь.
    Это был Стивен, и Элизабет с готовностью подчинилась его приказу. Подобрав юбки, она впереди мужчин поспешила в дом.
    Им немедленно вручили бокалы с шампанским, и адвокат Джастин Пауэлл, похлопав Моргана по плечу, начал тост с упрека:
    — Что же вы прячете от нас невесту, Морган? Нельзя быть таким эгоистом, у вас еще будет достаточно времени!
    Джастин громоподобно захохотал. Элизабет ответила вымученной улыбкой. Джастин явно наслаждался празднеством и уже немало выпил, о чем свидетельствовали его багровые нос и щеки. Он высоко поднял свой бокал.
    — А теперь мой тост, — подмигнув, объявил он. — Много вам лет жизни и много, много детей.
    Улыбка исчезла с лица Элизабет. Горячая волна смущения захлестнула ее, потому что именно об этой стороне брака с Морганом она старалась не вспоминать. К своему ужасу, она почувствовала на себе его изучающий взгляд. Элизабет не смела посмотреть в его сторону. Она не решилась бы взглянуть на него ни за что на свете! В растерянности, не зная, как поступить и что сказать, она опустила глаза и сделала попытку улыбнуться.
    С этого момента Морган не расставался с Элизабет. Временами его рука случайно касалась ее руки или плеча, шутливо ложилась на талию. И всякий раз его ладонь обжигала, как пламя.
    Вновь и вновь ее взгляд останавливался на той его руке, в которой он держал бокал: его был полон, а ее давно пуст. Его пальцы были сильными, длинными и загорелыми, но с какой удивительной бережностью они сжимали тонкую хрупкую ножку бокала. У Элизабет пересохло во рту, а ее вырвавшиеся из узды мысли пустились вскачь.
    Конечно, Элизабет представляла, в чем состоит процесс, целью которого было продолжение рода. Но так как у нее не было матери, которая все бы ей растолковала, знания Элизабет почти равнялись нулю. Она слышала кое-какие разговоры в частной школе в Лондоне, но им невозможно было поверить. И еще рассказы о поцелуях, о смелых прикосновениях…
    Она не могла оторвать взгляда от рук Моргана. Каково будет ощущать их на своем теле? А его тело… Какое оно? Такое же твердое и непреклонное, как он сам?
    Воображение заводило ее еще дальше. Будет ли она обнаженной? Господи, а он, Морган?
    — Элизабет!
    Звук ее имени привел девушку в чувство. Она посмотрела на Моргана.
    — В чем дело? — спросила она неестественно высоким голосом, совсем непохожим на ее настоящий.
    Морган взял у нее из рук пустой бокал и поставил его на поднос проходящей горничной, как и свой собственный, по-прежнему нетронутый. Он склонился так низко, что его губы касались ее уха.
    — На сегодня хватит, дорогая, — прошептал он. — Мне не хотелось бы, чтобы в первую брачную ночь вы были навеселе.
    Элизабет побледнела. Только» что ей казалось, что вечеру не будет конца, а теперь она сожалела, что гости разъезжаются.
    — Вы устали, — заметил Морган. — Гости уже ушли, так что я попрошу Анни проводить вас наверх.
    От страха голос Элизабет упал до шепота:
    — Как вам будет угодно…
    — Элизабет, — вдруг опять позвал Морган, и она остановилась на полпути.
    — Вы можете ложиться спать. Я задержусь, чтобы обсудить несколько вопросов с Джастином.
    Элизабет чуть не вскрикнула от радости. «Сидите с ним хоть до утра!»— почти вырвалось у нее.
    Сияющая Анни поджидала Элизабет внизу лестницы. Она была в восторге от романтичной свадьбы хозяина, и Элизабет почувствовала укол в сердце. Опережая хозяйку, Анни взлетела по ступеням, но на площадке Элизабет повернула направо, туда, где прежде находилась ее спальня. Горничная остановила Элизабет:
    — Нет, не туда, Мадам.
    — Но моя комната в этом крыле, — удивилась Элизабет.
    — Теперь все переменилось. — Анни покраснела, но ее улыбка была полна благожелательности, что Элизабет обязательно оценила бы при иных обстоятельствах, но не сейчас.
    — Ваша комната теперь рядом с комнатой мистера О'Коннора. Я уже распаковала ваши вещи и разложила все по местам. — Анни снова заулыбалась. — Пойдемте, мадам, это сюда.
    Элизабет неохотно последовала за ней, всем своим видом выражая подавленность духа.
    Комната оказалась просторной и уютной. Пол был устлан светлым ковром, портьеры на окнах и покрывало на кровати были из одинаковой узорчатой голубой ткани, как и драпировка на туалетном столике. В любое другое время Элизабет замерла бы в восхищении при виде такой красоты.
    Сейчас одна-единственная вещь привлекла ее внимание: дверь, которая, как она сразу догадалась, вела в комнату Моргана. На двери не было задвижки.
    — Не хотите ли принять ванну, мадам, — с готовностью предложила Анни. — Вода еще просто кипяток.
    С помощью Анни Элизабет быстро освободилась от подвенечного платья. Вода была действительно обжигающе горячей, но она не согрела Элизабет. Не замечая тревоги своей госпожи, Анни терла ей спину и продолжала неумолчно болтать, а в конце закутала Элизабет в пушистое полотенце.
    — Простите, но я сама выложила для вас ночную рубашку. Я ее выбрала на свой вкус, — гордо объявила Анни.
    Тонкая шелковая ночная рубашка уже ждала ее на кровати, и Элизабет снова почувствовала страх.
    — Не кажется ли тебе, Анни, что такая легкая рубашка сейчас не по погоде?
    Лицо Анни выразило огорчение.
    — Но она очень красивая, правда? — поспешно добавила Элизабет.
    На лице Анни снова расцвела улыбка.
    — К тому же есть кому вас согревать до самого утра, — заключила она.
    Элизабет надела рубашку, и воздушный шелк облаком окружил фигуру. Она вздрогнула при виде своего отражения в зеркале: сквозь прозрачную ткань просвечивало тело, и она, прячась, обняла себя руками.
    — Боже мой, мне холодно после горячей ванны. Пожалуй, я надену пеньюар, Анни.
    Красноречиво вздохнув, Анни извлекла из шкафа пеньюар и накинула ей на плечи; потом добавила дров в пылающий камин.
    Наконец Элизабет осталась одна в тишине, нарушаемой лишь тиканьем маленьких позолоченных часов на ночном столике и громким биением ее сердца.
    Она ходила по комнате, терзаемая единственной мыслью. Муж имел право ложиться со своей женой. Это подразумевалось и даже считалось обязанностью. Если Морган пожелает, ей придется вновь и вновь терпеть пытку… Где же выход, может, лучше забеременеть? Тогда Морган, наверное, надолго оставит ее в покое.
    Днем Элизабет старалась думать о предстоящей ночи, как о чем-то отдаленном и нереальном, но теперь ночь наступила и час пробил.
    Она легла, но сон не шел к ней. Медленно и равномерно тикали часы, звук казался таким громким, что заглушал все остальные и мешал ей разобрать шаги Моргана на лестнице.
    Он все еще не вернулся.
    Наконец, не выдержав, Элизабет поднялась, набросила на ночную рубашку пеньюар и в мгновение ока очутилась у двери в комнату Моргана. Затаив дыхание, она медленно повернула ручку и осторожно толкнула дверь.
    Неяркий свет лампы освещал комнату. Слава Богу, она была пуста. Влекомая непреодолимым любопытством, Элизабет вступила во владения мужа.
    Спальня была обставлена со спартанской простотой. Массивная кровать с четырьмя столбиками занимала противоположную стену, и именно на ней долее всего задержался взгляд Элизабет.
    — Кто бы мог ожидать, Элизабет, какой сюрприз!

Глава 10

    Элизабет будто приросла к полу, и ее ноги налились свинцом. Наконец она сделала движение и поднесла руку к горлу, от страха у нее стеснило грудь.
    Она медленно повернулась к нему, чувствуя, как у нее пылают щеки. Он был столь же спокоен, как она встревожена. Под ее взглядом он снял с себя сюртук и жилет и небрежно бросил их на стул у двери.
    — Простите, я…
    Она искала объяснения, которое могло бы спасти ее достоинство, но как оправдаться, если тебя застали там, где тебе вообще не следовало быть. В его спальне!
    — Я не хотела вас беспокоить, — пробормотала Элизабет.
    — Какое это беспокойство.
    Отвечая, он закатал рукава рубашки, обнажив сильные руки, покрытые густыми, мягкими на вид, темными волосами. Он выглядит необычайно мужественным, невольно отметила Элизабет, и потом, это исходящее от него ощущение силы… Внезапно ею овладела слабость.
    Он поднял голову и перехватил ее взгляд. Элизабет устыдилась своего любопытства и того, что была поймана на месте преступления.
    — А где же еще быть жене в свадебную ночь, как не с мужем? — Он улыбнулся своей дьявольской улыбкой. — Если бы я знал, что вы меня ждете, я бы давно был здесь!
    Она задохнулась, подумать только, он решил!..
    — Вы ошибаетесь.
    — Неужели? В чем?
    Чтоб ему пусто было! Как он смеет с нею шутить? Элизабет не знала что и подумать.
    — Мне следует извиниться перед вами, — наконец нашлась она. — Боюсь, я проявила чрезмерное любопытство.
    — Видимо, так. А ваша комната — она вам нравится?
    Элизабет молча кивнула.
    — Если что не так, вы можете ее переделать по своему вкусу.
    — Ни в коем случае! Она очень хороша.
    Его лицо выразило изумление, словно он не ожидал такого ответа.
    Воцарилось молчание, а вместе с ним возникло напряжение. Элизабет взглянула на дверь, соединяющую их комнаты. Морган поймал ее взгляд; он стоял как раз посередине между нею и дверью, преграждая ей путь к спасению. Его губы изогнулись в чуть заметной усмешке.
    — Вы торопитесь уйти, Элизабет?
    — Да… Я очень устала, — запинаясь, ответила она.
    — Ну что вы, Элизабет, теперь мы с вами муж и жена и наконец остались одни.
    Он уже не улыбался, а смеялся над ней, и в Элизабет проснулась гордость.
    — Вы прекрасно знаете, что я не за тем пришла к вам в комнату, чтобы предлагать себя!
    Морган сделал шаг вперед.
    — Тем не менее мы с вами сегодня приняли на себя брачный обет. И хочу вам напомнить, Элизабет, что, как муж, я могу без вашего разрешения воспользоваться своими законными супружескими правами.
    Чудовище! Как он смеет ей напоминать? Его прозаичные слова были для нее хуже пощечины.
    — И вы готовы на это пойти? — спросила она презрительно и гордо, подняв подбородок.
    — А вы согласны? — тут же отпарировал он.
    — Ни в коем случае.
    Только сейчас Элизабет осознала, каким резким был ее тон. Она допустила серьезную ошибку, и подтверждением тому было напряженное выражение на его лице.
    — А если я буду настаивать?
    — Я очень надеюсь, что вы не пойдете на такой шаг.
    На этот раз ее голос был умоляющим, как и ее лицо.
    Морган не слушал ее и подступил еще ближе; его взгляд блуждал по ее фигуре и остановился на груди. Только тут Элизабет заметила, что ее пеньюар распахнулся.
    Она стянула края пеньюара, ее сердце билось так стремительно, что, казалось, вот-вот разорвется.
    — Вы говорили, что наш брак будет соглашением. — Она задыхалась. — Деловой сделкой. Я не вижу причин ее нарушать.
    — Значит, фиктивный брак? — Да…
    — Понятно. Тогда ответьте, почему вам нравятся мои поцелуи?
    — Не правда! — мгновенно опровергла она.
    — Нет правда!
    Он мигом очутился рядом и, схватив ее за руки, крепко прижал к себе; его рот оказался в опасной близости от ее губ.
    — И я готов это снова доказать. И он доказал.
    Сначала Элизабет держала губы плотно сжатыми, но его рот был таким настойчивым и ласковым, таким умелым и терпеливым, что от ее сопротивления не осталось и следа, как будто его никогда и не было.
    Он был прав: ей нравились его поцелуи.
    Ее разум протестовал, а чувства просыпались и расцветали вопреки запретам. Морган не требовал, он убеждал искусным прикосновением теплых губ. Элизабет уже не сопротивлялась неге, охватившей ее тело, и желала только одного: чтобы поцелуй длился бесконечно.
    Но почему? Почему ее сердце билось так сильно, что готово было выскочить из груди? Мучительное, непонятное чувство искало и не находило выхода. Никогда она не испытывала ничего подобного с Натаниелем. Никогда! В глубине души она ужасалась своей беспомощности в объятиях этого человека.
    «Человека, который теперь стал твоим мужем», — подсказал ей внутренний голос. И все равно ей было стыдно, она терзалась угрызениями совести, что брат Натаниеля пробуждал в ней такие чувства.
    Тем временем проворные пальцы проникли под пеньюар, действуя с упорной настойчивостью. Их прикосновение было таким же смелым и дерзким, как их хозяин, и ее грудь, не знавшая прежде мужских рук, легла на его ладонь.
    Элизабет встрепенулась и открыла глаза, ее охватила паника. Если она его не остановит, он сам не остановится, она это знала, несмотря на свою неопытность. Она оторвалась от его губ, изо всех сил толкая его руками в грудь.
    — Нет. Нет, ни за что на свете!
    Это было все равно что колотить в каменную стену. Он медленно поднял голову.
    — Я не могу этого сделать! Вы меня слышите? Не могу!
    Он впился в нее взглядом.
    — Не можете что? — спросил он, и в его тоне послышалось раздражение.
    — Не могу с вами лечь! — в отчаянии выкрикнула она.
    — Вы не можете со мной лечь, — повторил он за ней.
    — Не могу! — крикнула она уже во весь голос. — Я не могу с вами лечь. И ни за что не лягу! Ни сейчас, ни завтра, ни…
    Она смолкла. Последовавшая пауза была ужасной.
    — Никогда? — без всякого выражения договорил он за нее слово, которое она не посмела произнести.
    Элизабет кивнула. Только теперь она заметила, как изменилось его лицо, и не могла оторвать от него взгляда: желваки на скулах и губы, сжатые в непримиримую жесткую линию.
    Он неожиданно отпустил ее:
    — Я что-то не помню, чтобы я приглашал вас к себе в постель, моя дорогая.
    Его тон был презрительным, как и выражение его лица. Элизабет растерялась.
    — Но раньше вы говорили…
    — Я говорил, что не хотел бы, чтобы в первую брачную ночь вы были навеселе.
    — Вы хотите сказать, что не станете… — Она замолчала, не решаясь продолжать.
    — Нет, не стану. Но я должен знать правду, Элизабет.
    Прежде чем она успела что-либо понять, сильные руки привлекли ее к себе, так что они стояли лицом к лицу.
    — А теперь признайтесь мне честно и без обмана: если бы вместо меня был Натаниель, вы бы ему тоже отказали?
    Элизабет отвела глаза, ощутив внезапную жалость. Она не была жестокой, но сочувствие к нему было необъяснимо. Неужели она действительно его обидела? Но это нелепо. Невозможно.
    — Отвечайте мне, Элизабет, — настаивал он, приподняв ее подбородок. — Если бы вместо меня был Натаниель, вы бы ему отказали в том, в чем отказываете мне?
    — Нет! — выкрикнула она, хотя даже в мыслях не заходила так далеко; гнев и безысходность вышли наружу, глаза метали молнии. — Мне не нужен этот брак, да и вы тоже! — нанесла она еще один удар. — Вы решили, что мне нравятся ваши поцелуи, и вы не ошиблись. Но знаете почему? Да только потому, что я представляла, будто вы — Натаниель. Поняли? Я воображала , Себе, что вы Натаниель!
    — Я понял, — сказал он глухо. — Значит, раз вы мне отказываете в плотских радостях, вы не будете против, если я стану их искать в другом месте?
    — Я буду только рада!
    Ее грудь вздымалась от возмущения. Он так внезапно убрал руки, что Элизабет чуть не упала назад.
    — Тогда вам не о чем больше волноваться, — сообщил он уже спокойным тоном. — У меня есть любовница, и вы ясно сказали, что я должен довольствоваться ею, а не вашими ласками. У вас нет больше причин для беспокойства, Элизабет. Вы проведете вашу первую брачную ночь в одиночестве, а я в обществе более снисходительной особы.
    Морган схватил со стула сюртук и стремительно вышел из комнаты.
    Элизабет в оцепенении смотрела на дверь, за которой он только что скрылся. Ее страшил гнев, тлевший в нем под внешней сдержанностью и временами вырывавшийся наружу. Множество вопросов мелькало у нее в голове. Ее пощадили… Но надолго ли? Элизабет мучило ужасное предчувствие, что это еще не конец.
    Ей оставалось только молиться. Молиться о том, чтобы Морган не изменил своего решения.

    Эту ночь Морган не ночевал дома.
    Но к Изабель он тоже не пошел.
    Вместо этого он бродил по городу: в такой поздний час улицы, полные тумана, были пустынны, и только его звонкие шаги нарушали тишину. Скоро он очутился в гавани.
    С моря дул сильный соленый ветер, но Морган не замечал сырости и холода. Все ныло у него внутри от ее обидных слов.
    «Мне не нужен этот брак, да и вы тоже!»
    На краткое мгновение, когда он застал ее у себя в комнате, он подумал… И просчитался. Какой же он глупец, корил он себя. Она явилась в Бостон к Натаниелю, она хотела Натаниеля.
    «Вы решили, что мне нравятся ваши поцелуи, и вы не ошиблись. Но знаете почему? Да только потому, что я представляла, будто вы — Натаниель…»
    Мысль о ее обмане непонятно почему вновь заставила его закипеть от гнева. Если говорить правду, то это он обманывал ее. Как обманывал и самого себя.
    Он хотел заполучить Элизабет.
    Хотел с той самой минуты, когда впервые увидел ее у себя в доме. Он жаждал объявить своей собственностью эту девушку с огромными, полными тревоги глазами. Где-то глубоко в нем жила уверенность, что попытайся он, и Элизабет не устоит под напором его страстных поцелуев и нежных ласк. Она бы наверняка сдалась. Пусть даже не сразу.
    Но завладеть ею, когда она жаждала Натаниеля… Одно это охлаждало самые страстные его порывы и наполняло горечью душу. За всю свою жизнь он ни разу не держал в объятиях женщину против ее воли. И не собирался нарушать это правило со своей женой.
    Но под напускным безразличием пряталась злость. Злость против нее за то, что она его дразнила. Злость против Натаниеля за то, что он так поступил с Элизабет и с ним, Морганом! Злость на себя за свою слабость, когда он точно знал, что ей нужен Натаниель.
    Он хотел, чтобы она сама сдалась на его милость. Он заставит ее уступить, чего бы это ему ни стоило. Даже сейчас одна мысль о ней, о погружении в теплые глубины ее тела заставляла кровь приливать к его чреслам. Он вспомнил Изабель и тут же отверг эту возможность. Не по соображениям морали — многие женатые мужчины имели любовниц, но потому, что сама идея замены Элизабет на Изабель казалась ему противоестественной.
    Нет, он не был абсолютно честен даже с самим собой. Особенно с самим собой. Он женился на Элизабет не ради нее, не для спасения ее репутации, а для самого себя. Да, была еще одна причина, в которой он не смел признаться: возможно,
    Он хотел отнять у брата то, что тот когда-то отнял у него.
    Ветер крепчал, и в гавани поднялись волны. Морган смотрел в темноту невидящим взором.
    Конец мечтам о счастливом браке, конец мечтам о любви.
    В следующие дни Элизабет плохо спала. Она проводила ночи, бодрствуя и прислушиваясь к любому звуку, ожидая, что вот-вот отворится дверь и в спальню войдет Морган.
    Ее нервы были натянуты до предела, и она вздрагивала от любого шороха или шагов в коридоре.
    Однако скоро стало ясно, что ее страхи напрасны, новобрачный вообще не искал ее общества. Каждый вечер он поздно возвращался домой, часто после полуночи. Случалось, он вообще не ночевал дома.
    Так оно было и прошлой ночью.
    Где же он проводил время? Может быть, у любовницы?
    Упорная мысль не давала Элизабет покоя, хотя она убеждала себя, что ей безразлично, с кем спит развратник, самое главное, что не с ней.
    Но именно в этом и крылась загвоздка. С одной стороны, ее радовало, что он оставил ее в покое, с другой — мысль о любовнице рождала ощущение обиды, корни которой Элизабет тщетно искала.
    Вообще идея, что мужчина может искать удовольствия вне брака, претила Элизабет и вызывала у нее самое отрицательное отношение. Она была совершенно уверена, что отец никогда не позволял себе обманывать ее мать или Клариссу, так как он слишком высоко ценил преданность и верность, чтобы делать из них посмешище.
    Как-то утром она нашла на подносе с завтраком записку, написанную твердым мужским почерком:
    «Сегодня вечером мы идем в оперу. Будьте готовы к семи часам».
    В гневе Элизабет смяла записку и швырнула ее на пол.
    — Мы еще посмотрим, мой милый, — прошептала она, — может, ты будешь наслаждаться оперой в одиночестве.
    Он даже не удосужился сообщить ей об этом лично! К тому же он не просил, а приказывал.
    К шести часам Элизабет несколько смягчилась. Возможно, приятный вечер, проведенный вместе, позволит рассеять тучи.
    Желая выглядеть как можно лучше, она особо позаботилась о своей внешности и наряде. Анни собрала волосы высоко на затылке, открыв ее длинную стройную шею. Синее атласное платье было не новым, но одним из любимых. Низкое декольте обнажало белизну плеч. Шею украшала подаренная Морганом нить жемчуга.
    Наконец Элизабет была готова. Уже дважды горничная сообщала, что Морган ждет ее внизу. Спускаясь по лестнице, она увидела, что он меряет комнату нетерпеливыми шагами. Он был в вечернем костюме.
    Морган повернулся и увидел ее, когда она уже достигла последней ступеньки. Он внимательно осмотрел ее всю с головы до ног, от прически до кончиков туфель, затем совершил обратное путешествие. Элизабет ждала, затаив дыхание.
    Их глаза встретились. Его не выражали ничего: ни удовольствия, ни одобрения, ни осуждения. Одно только холодное равнодушие. Как если бы она была неодушевленным предметом. Слабый огонек надежды погас, но Морган никогда не узнает об этом. Один шаг, и он уже рядом с ней и предлагает ей руку.
    С полным безразличием Элизабет положила свою руку в белой перчатке на черный рукав его сюртука. По дороге в театр они не обменялись ни единым словом.
    Тем не менее Элизабет намеревалась получить удовольствие от вечера и даже улыбалась, когда они выходили из экипажа у подъезда театра. Театр был полон, а их места в центре балкона оказались очень удачными: сцена была перед ними как на ладони.
    Поднялся занавес, и с этой минуты Элизабет забыла обо всем на свете, в том числе и о своем непреклонном муже. Для нее не существовало ничего, кроме действия на сцене. Затаив дыхание, она следила за развитием событий и наслаждалась пением героини, обладательницы прозрачного серебристого сопрано.
    Антракт наступил неожиданно скоро, и вместе с остальной публикой они вышли в фойе, где находился буфет с прохладительными напитками. Морган принес бокал вина, но только для нее и ничего для себя; Элизабет уже заметила, что он не пьет вина или крепких напитков.
    Морган подал ей бокал, не коснувшись ее пальцев.
    — Кто бы мог подумать, что вы настоящая ценительница оперы, — заметил он.
    И вновь она еле сдержалась. «Как вы можете?»— чуть не вырвалось у нее. Но вместо этого она с преувеличенной скромностью объяснила:
    — Отец очень любил оперу. Когда мы бывали в Лондоне, то не пропускали почти ни одного спектакля.
    — Вы были очень близки с вашим отцом?
    — Очень, — ответила Элизабет, и улыбка исчезла с ее лица.
    Несколько супружеских пар подошли поздороваться с ними. Ярко блестели драгоценности, в воздухе мешались ароматы духов и одеколона, стоял гул голосов. От Элизабет не ускользнули открыто восхищенные взгляды, которые на нее бросали мужчины. Морган словно ничего не замечал. Что же касалось дам, то они были преувеличенно любезны и щебетали о новых модах и предстоящих балах и спектаклях, которые ей обязательно понравятся.
    Не успела от них отойти последняя пара, как Морган склонился к ее уху и шепнул:
    — Представители бостонской аристократии.
    — Вот как, — очень серьезно отозвалась Элизабет и тут же, не сдержавшись, улыбнулась. — Правда, весьма кичливые особы?
    Их глаза встретились. Она прочла в его взгляде изумление и другое, пока непонятное ей чувство, и ее охватила радостная легкость.
    Как раз в этот момент за его спиной она увидела темноволосую женщину, которая, не таясь, смотрела на Моргана. В алом атласном платье с низким, почти вызывающим декольте, она была красива необычной броской красотой. Но даже на расстоянии Элизабет видела недовольное выражение ее поджатого яркого рта.
    — Эта женщина смотрит на вас, будто готова растерзать, — шутливо заметила Элизабет. — Вы с ней знакомы?
    Морган обернулся и проследил за взглядом Элизабет.
    — Да, — коротко подтвердил он. — Но вас она не должна интересовать.
    Тонкая нить, только что связывавшая их, оборвалась. Элизабет почувствовала легкую тошноту и головокружение. Она догадалась…
    Красавица была любовницей Моргана.
    А когда женщина обожгла ее злым взглядом, а затем повернулась к ним спиной, Элизабет уже больше не сомневалась.
    Спектакль потерял для нее всякую прелесть, ею овладела безысходность, будущее рисовалось в черных красках. Остаток вечера она провела, терзаясь тоской. Они уже подъезжали к дому, когда она обратилась к Моргану.
    — Мне не нравится моя новая комната рядом с вашей, — объявила она. — Я хочу жить в прежней комнате.
    Взглянув на его жесткий профиль, Элизабет поняла, что сделала ошибку: Морган не уступит.
    — Об этом не может быть и речи, — отрезал он.
    — Почему?
    Она бросала ему вызов с дерзким пренебрежением, которого в действительности не испытывала.
    Он резко повернулся к ней с яростью на лице, и она в страхе отшатнулась.
    — Потому что пойдут разговоры среди прислуги, а потом и в городе. Я больше не потерплю никаких сплетен о нас с вами, так и знайте.
    Элизабет не верила своим ушам.
    — Сплетни! — вырвалось у нее. — А как насчет вас? Думаете, прислуга не знает, как поздно вы возвращаетесь домой? Что вы не спите в своей постели?
    — У меня создалось впечатление, что вам все равно, в чьей постели я сплю, лишь бы не в вашей.
    Элизабет не нашлась сразу, что ответить. Как жестоко он умел ее уязвить! Как безжалостно унизить!
    — Смею ли я предположить, Элизабет, что вам одиноко в вашей девичьей постели? Но ведь не я, а вы не захотели иметь со мной никакого дела.
    — Наш брак с вами фарс, и я не вижу причин его продолжать. — Элизабет уже не могла остановиться. — Поэтому так и знайте: я переезжаю в прежнюю комнату!
    Его руки легли ей на плечи, он притянул ее к себе так близко, что она чувствовала его дыхание на своем лице. Его глаза, казалось, светились в полумраке.
    — У каждого из нас будет своя отдельная жизнь, Элизабет. Но вы останетесь в новой комнате рядом с моей.
    — Тогда я требую, чтобы на дверь между нашими комнатами поставили замок! — выкрикнула она в отчаянии от его власти над ней, в отчаянии от разбитой жизни.
    Она стремилась вырваться на свободу, но у него была железная хватка. Даже в неясном свете она видела его упрямо сжатые челюсти, а когда он заговорил, в его голосе звучала с трудом сдерживаемая ярость:
    Давайте поговорим откровенно, Элизабет. Я не позволю, чтобы в моем собственном доме кто-то запирал от меня дверь. Кроме того, мне кажется, мы уже выяснили этот вопрос. Если бы я захотел, никакой замок не помешал бы мне войти к вам в комнату.
    Экипаж подъехал к дому и остановился, кучер открыл дверцу, и Морган спрыгнул на землю. Элизабет смирила свой гнев, опасаясь, что ее могут услышать. Она хотела было отвергнуть его помощь, но Морган высадил ее из экипажа и взял под руку.
    — Отпустите меня, — потребовала она, как только они вошли в дом.
    — Мы еще не договорили, — объявил он и, сжав как клещами ее руку, повлек за собой в библиотеку.
    Элизабет что-то сердито бормотала: за всю свою жизнь она не встречала подобной наглости! Появился Симмонс.
    — Сэр, — начал он, — я хочу вам сказать, что ваш…
    — Потом, Симмонс.
    Он ввел Элизабет в библиотеку и плотно закрыл дверь. Элизабет вырвала руку и повернулась к нему лицом. Уголком глаза она заметила какое-то движение, но прежде чем успела что-либо сказать, комната огласилась громким мужским смехом.
    — Слушай, Морган, да у тебя отличный бренди, жаль, что ты не пьешь.
    Далее все происходило как во сне. С ленивой грацией из кресла у камина поднялась мужская фигура. Элизабет в немом ужасе застыла на месте, не веря своим глазам.
    Боже мой, это Натаниель!

Глава 11

    Его улыбка угасла, и воцарилась гнетущая тишина. Морган первым ее нарушил:
    — Вижу, Натаниель, ты чувствуешь себя как дома. — Он быстро взял Элизабет за руку. — Хочу представить тебе мою жену, прежде леди Элизабет Стентон, единственную дочь графа Честера. Извини, я забыл… Вы ведь, кажется, знакомы?
    Элизабет видела, как смешался Натаниель; он потряс головой, словно отгоняя наваждение.
    — Элизабет, — начал он охрипшим голосом, — какими судьбами вы…
    — Она приехала сюда уже почти два месяца назад, — холодным тоном пояснил Морган. — Но откуда тебе знать.
    Взор Натаниеля все еще был прикован к Элизабет; наконец он поставил на стол бокал с бренди и протянул к ней руку.
    — Элизабет, — начал он умоляюще, — скажите мне, что я ослышался. Скажите, что все это сон!
    — Я… мы… — запинаясь, произнесла Элизабет, — это правда. Мы поженились две недели назад.
    — Как вы могли, Элизабет? Черт побери, как вы посмели?
    Обида в голосе Натаниеля заставила ее содрогнуться, она чуть не бросилась к нему, но Морган положил ей руку на талию и решительно притянул к себе. Его объятие было крепче железных оков. Элизабет собралась заговорить, но Морган ее опередил.
    — Мы с Элизабет муж и жена, Натаниель, и ничто на свете не может этого изменить.
    Лицо Натаниеля мгновенно переменилось, в глазах вспыхнула ярость, и он, не сдерживаясь, выкрикнул:
    — Не лезь не в свое дело, Морган! Тебе вообще лучше отсюда убраться, я хочу поговорить с Элизабет наедине.
    — Нет. — Морган произнес одно-единственное слово, но угроза, прозвучавшая в нем, была весьма реальной.
    Атмосфера накалилась до предела, и Натаниель набросился на брата:
    — Проклятие, Морган, мы с Элизабет будем решать…
    — Поздно, Натаниель. Натаниель сжал кулаки.
    — Ты подлец, — прошипел он. — Я встретил ее раньше тебя. Она моя! Она здесь из-за меня, и я имею полное право…
    — У тебя нет никаких прав. И она не твоя. Видишь ли, мне все хорошо известно. Известно, как ты представлялся богатым владельцем верфей в Бостоне и собственником особняка на Бикон Хилл. Удивительно, как легко ты выдавал себя за другого. Знаю, что ты очаровал Элизабет и сделал ей предложение, не имея серьезных намерений.
    Натаниель и не собирался оправдываться, хотя предательская краска залила его лицо; он в бешенстве смотрел на брата.
    — Но это в прошлом, — продолжал Морган, — а теперь Элизабет моя жена, и все, что касается ее, касается и меня. Извини нас, но мы утомились за день. К тому же, надеюсь, ты понимаешь, — Морган не удержался от довольной улыбки, — нам не терпится уединиться.
    Элизабет была в полном отчаянии. Тем временем Морган схватил ее за локоть, почти силой вывел из комнаты и заставил подняться вверх по лестнице. Только у дверей спальни Элизабет удалось освободиться.
    — Вы вели себя непростительно грубо! — обвинила она Моргана.
    — Он сам найдет парадную дверь. Элизабет задыхалась от возмущения. Чем бы это ни кончилось, она должна высказать Моргану все, что она о нем думает.
    — Вы специально дразнили его!
    Морган не отвечал. Молча он открыл дверь ее комнаты и пропустил ее вперед.
    — Вы могли быть хотя бы вежливым! — не унималась Элизабет.
    Морган изнутри затворил дверь и прислонился к ней спиной, скрестив руки на груди и хладнокровно созерцая Элизабет.
    — Очень сожалею, что мои манеры вас огорчили, милая леди. — Он особо подчеркнул последнее слово. — Но известно ли вам, зачем мой брат удостоил нас сегодня своим посещением?
    — А вам известно?
    — Уверяю, не для того, чтобы повидаться со мной. Кстати, вы сами могли в этом убедиться.
    Морган был прав. Отношения между братьями по неизвестной ей причине были до крайности натянутыми. Элизабет подошла к зеркалу над. комодом и попыталась расстегнуть замочек жемчужного ожерелья.
    — Возможно, он хотел о чем-то с вами посоветоваться, — заметила она.
    Морган остановился за спиной Элизабет и заговорил, обращаясь к ее отражению в зеркале.
    — Поверьте мне, Элизабет, это не так. — В его голосе не было сомнения. — У Натаниеля всегда одна цель.
    Элизабет никак не могла справиться с замочком.
    — И какова же его цель, позвольте вас спросить?
    Неожиданно она почувствовала его пальцы у себя на шее; некоторое время они возились там с замочком, иногда слегка касаясь ее кожи. Элизабет задержала дыхание.
    — Какова его цель? Ясное дело, деньги. Морган наконец справился с замочком и положил жемчуг на комод.
    Только тогда Элизабет поняла, что почти не дышит. Присутствие Моргана на таком близком расстоянии ускоряло биение ее пульса и раздражало нервы. Она поспешно отступила на шаг, чтобы их разделяло хоть какое-то пространство.
    — Прискорбно, что вы такого низкого мнения о родном брате, — упорствовала она.
    — Вы сказали — «прискорбно»? Что ж, это весьма подходящее слово, когда речь идет о Натаниеле. — Смех Моргана был невеселым. — Придет время, и вы поймете, что я имею в виду.
    — Почему вы его не любите? — не отступала Элизабет.
    — Я бы не сказал, что я его не люблю, просто я вижу его в настоящем свете. Советую вам последовать моему примеру.
    Элизабет чуть не заскрежетала зубами.
    — Благодарю вас, но я прекрасно разбираюсь во всем сама и начинаю понимать, почему вы двое друг друга не выносите: вы слишком похожи друг на друга.
    Шурша юбками, Элизабет направилась к двери между их комнатами.
    — А теперь, прошу вас, уходите. Я устала, сегодня был тяжелый день, — попросила она.
    — Не смею вас больше задерживать, — сказал он с чуть заметным сарказмом в голосе и пожелал ей спокойной ночи.
    Но он не воспользовался дверью, соединяющей их комнаты, а вместо этого вышел в коридор. Через несколько минут хлопнула парадная дверь, раздался стук копыт и шум отъезжающего экипажа.
    Элизабет понимала, что не имеет права обижаться на мужа, но ничего не могла с собой поделать.
    Морган не сомневался в намерениях Натаниеля, а она не сомневалась в намерениях Моргана.
    Он опять отправился к своей любовнице.
    На следующее утро Элизабет проснулась очень поздно. Ночь не принесла ей отдыха, так как она заснула лишь на рассвете. По этой причине она отказалась от завтрака и вышла только к обеду.
    Она ела в одиночестве в столовой, когда Симмонс принес на серебряном подносе маленький конверт. Она было отложила его в сторону, думая, что это приглашение на обед или на концерт, но вдруг заметила, что письмо адресовано ей одной.
    С недобрым предчувствием она вскрыла конверт, и ее лицо омрачилось.
    Письмо было от Натаниеля; он хотел с ней увидеться сегодня после полудня и давал адрес на Хансен-стрит.
    Прикусив губу и позабыв о еде, Элизабет погрузилась в раздумье. Внутренний голос предупреждал ее, что, узнай Морган о предстоящем свидании, он вряд ли будет доволен. Но разве могла она отказать Натаниелю? Вчера вечером Морган не дал им поговорить и оставил без ответа многие вопросы. И вот , теперь Натаниелю необходимо кое-что выяснить, только и всего.
    У нее самой тоже были к нему вопросы.
    Элизабет позвала Симмонса и попросила передать кучеру Виллису, чтобы тот заложил экипаж.
    — Я решила поехать за покупками, — объяснила она.
    Через час она уже была на Хансен-стрит по указанному адресу и вышла из экипажа. Придерживая шляпу, чтобы ее не сорвал ветер, она сказала Виллису, что вернется домой в наемном экипаже, чем несколько его удивила. Но Элизабет стояла на своем и даже подождала, пока экипаж с Виллисом не скроется за углом, после чего направилась по дорожке к небольшому кирпичному дому.
    Ей невольно пришло в голову, что вряд ли обитатели дома богатые люди. Трава на газоне пробивалась сквозь землю чахлыми пучками, одно окно было разбито, занавески пожелтели, а молоточек на двери давно не чищен и заржавел.
    Элизабет дважды постучала, тотчас внутри раздались шаги, и Натаниель открыл дверь.
    — Элизабет, как я рад! Я так и знал, что вы приедете!
    Он улыбался ей приветливой, сердечной улыбкой.
    С чувством неловкости Элизабет переступила порог. Что-то переменилось в их отношениях, осторожно подумала она. Вернее, переменилось абсолютно все…
    Натаниель провел ее в тесную гостиную.
    Несмотря на убогий вид комнаты, Натаниель, как всегда, был безупречно одет по самой последней моде.
    — Как видите, — похвалился он, широко раскинув руки, — брат не жалеет денег на моего портного.
    — Брат вообще не должен тратить на вас ни гроша! — вырвались у Элизабет жалящие слова, прежде чем она успела подумать.
    Натаниель перестал улыбаться.
    — Он успел вас настроить против меня, правда? Он сделал из вас моего врага! Проклятие, Элизабет! Как вы могли пойти на это? Как могли меня предать?
    Элизабет потеряла дар речи, сначала от неожиданности, а потом от гнева.
    — Вы сказали «предать»… Но я вас не предавала! И вы это отлично знаете! Мы договорились, что, когда папе станет лучше, я к вам приеду. Так вот, Натаниель, папа умер, но я сдержала обещание и приехала к вам, как только смогла.
    Натаниель имел еще достаточно совести, чтобы сконфузиться.
    — Простите меня, Элизабет, я не знал о вашем отце.
    — Откуда вам было знать? — не сдержалась она. — Это вы обещали, Натаниель, что будете меня ждать! Но куда там! Так что скорее не вы, а я должна требовать от вас объяснений. Ваш брат даже нанял сыщика, чтобы вас отыскать!
    — Вскоре после возвращения из Лондона я уехал из Бостона в Нью-Йорк, — поспешил объяснить Натаниель, — чтобы навестить там старого друга, с которым мы не виделись сто лет.
    — Тогда почему вы не известили меня об этом?
    — Согласен, я должен был это сделать, Элизабет. Я очень раскаиваюсь, и все-таки я не ожидал вас так скоро. Ведь болезнь вашего отца могла затянуться на целые месяцы.
    — Но, как видите, этого не случилось, — с горечью сказала Элизабет.
    После продолжительного молчания Натаниель наконец спросил:
    — И все же вы не объяснили, почему вышли замуж за Моргана.
    — Когда я приехала в Бостон, — начала Элизабет, привычно сложив руки на коленях, — я отправилась к Моргану, думая, что это ваш дом. Но я была очень больна, а когда еще увидела вместо вас вашего брата, то совсем слегла. Они вместе с доктором Марксом выходили меня.
    — Значит, вы стали его женой из чувства благодарности? — усмехнулся Натаниель.
    — Нет, но по необходимости, — ответила она коротко. — У меня не было выбора. Я не могла вернуться в Англию, Натаниель, и не вернусь туда больше ни за что на свете. Вас я не нашла, и мне некого было просить о помощи. Мои деньги подходили к концу и…
    — Я не понимаю, Элизабет, ведь ваш отец был очень богат. Наверняка он вам что-то оставил…
    — Папа почти все оставил Клариссе, за исключением имения в Кенте, которое я получила бы только после замужества. Кстати, Клариссе также поручался выбор мужа, и она предпочла всем остальным партиям лорда Гарри Карлтона. А когда я его отвергла, она лишила меня наследства.
    — Как? И вам ничего не досталось? — ужаснулся Натаниель.
    От его вопроса у Элизабет похолодело в груди, но внешне она оставалась совершенно спокойной.
    — Вы угадали.
    — Вы хотите сказать, что поехали в Бостон, зная, что у вас ничего нет?
    Так вот в чем дело, догадалась Элизабет, не она сама очаровала Натаниеля, а толстый кошелек ее отца. И, словно по иронии судьбы, брат Натаниеля женился на ней не из-за богатства, а только потому, что она леди Элизабет Стентон, дочь графа Честера.
    — Значит, вы любили не меня, а мое приданое.
    — Как вы можете, Элизабет! Как вы смеете даже заикаться об этом!
    Его оскорбленное лицо ничуть не обмануло Элизабет.
    — Не надо прикидываться жертвой, Натаниель. Не я трубила о своем богатстве, не я присваивала успехи брата, и тем более не я обещала верно ждать того, кому предложила руку и сердце.
    — Вы правы, Элизабет, — торопливо согласился Натаниель; он сел, в растерянности приглаживая светлые волосы. — Просто я не ожидал вас так скоро.
    — Давайте будем хотя бы честными друг с другом, Натаниель. Вы просто-напросто забыли обо мне.
    Как ни странно, но вопреки ожиданиям Элизабет не испытывала никакой обиды.
    Надежда озарила лицо Натаниеля.
    — Что если вы вернетесь в Англию, — начал он, — и Кларисса вас простит. Тогда вы можете развестись с Морганом.
    Развод… Что он придумал? Да ведь это настоящий позор!
    — Нет, Натаниель, ни за что и никогда. Я не совершила никаких проступков и не собираюсь брать на себя вину. — Элизабет сделала безуспешную попытку унять растущее возмущение. — Я не стану из-за денег пресмыкаться перед Клариссой! Одним словом, какова бы ни была причина, мы с вашим братом поженились.
    Натаниель встал. Он пытался поймать ее взгляд, один-единственный вопрос читался в его глазах и готов был сорваться с губ.
    — Скажите, Элизабет, он… Он уже… Дальнейшие слова были напрасны. Элизабет густо покраснела: она не могла сказать «да», как и сказать «нет».
    Натаниель сделал свои собственные выводы, и на его лице появилась угроза.
    — Он принудил вас выйти за него замуж, правда? Тут я не ошибся, я знаю Моргана, он…
    — Нет, он меня не принуждал. — Элизабет защищала мужа, чувствуя себя еще большей обманщицей из-за того, что не могла открыть Натаниелю истинное положение вещей. — Один низкий человек узнал, что я нахожусь в доме Моргана, и стал нас шантажировать. Чтобы предотвратить скандал, Морган предложил мне обвенчаться. Морган не преследовал никакой выгоды. Только так он мог спасти мое доброе имя, а я избежать бесчестья. Я сама сделала выбор, Натаниель, и по своей воле вышла замуж за вашего брата.
    Но Натаниель уже не слушал ее.
    — Господи, как это похоже на Моргана, — издевался он, — вечно разыгрывает спасителя, вечно навязывает помощь.
    — Какова бы ни была причина, дело сделано. Я бы не могла жить в согласии с совестью, если бы пошла против своей воли. — Элизабет взглянула на дверь. — Простите, но мне надо спешить, уже поздно.
    Громко стуча каблуками по голому деревянному полу, она направилась к двери, и Натаниель поспешил за ней. Как истинный джентльмен, он отворил ей дверь и уже на пороге снова заговорил:
    — Элизабет, я хочу, чтобы вы знали… Поверьте мне, я действительно собирался на вас жениться. Если бы мне не пришлось так спешно уехать…
    — Что же было тому причиной?
    Натаниель вздохнул; он явно испытывал смущение.
    — Элизабет, если бы я мог вам сказать… Но я не могу.
    — Нет, Натаниель, вы не хотите мне сказать, а это большая разница.
    Он молчал. Только когда она двинулась дальше, он преградил ей путь.
    — Послушайте, Элизабет, вы совершаете ошибку. Я уверен, вы не будете счастливы с Морганом. Он…
    — Теперь он мой муж, — мягко прервала Элизабет. — Как я уже сказала, Натаниель, дело сделано. Это окончательный выбор для всех нас, и каждый пойдет своим путем. Не надо ничего усложнять, примиритесь с этим браком… Как сделала я сама, — добавила она почти со слезами.
    Все было сказано, она повернулась и вышла из дома, и тут же за нею щелкнул дверной замок.
    Дома в спальне Элизабет сняла шаль и бросила ее на кровать; затем, чтобы прогнать головную боль, потерла виски. Может быть, подумала она, горячая ванна снимет усталость. Она не будет спускаться вниз, а поужинает у себя в комнате.
    Скоро она уже сидела в большой деревянной ванне и наслаждалась теплом; от горячей воды клубами поднимался пар. Чтобы побыть одной, Элизабет отпустила Анни, и теперь отдыхала, откинувшись назад и положив руки на края ванны. Но покой не приходил, а торопливые мысли сменяли одна другую.
    «Примиритесь с этим браком, как сделала я сама».
    Элизабет вздрогнула. Как могла она произнести такие слова?
    «Примиритесь с этим браком, как сделала я сама».
    Если бы она сама с ним примирилась… Если бы она могла.
    Позади скрипнула дверь. Элизабет подумала, что вернулась Анни, и крикнула ей:
    — Вы мне не нужны, я справлюсь сама. Ответа не последовало, а только звук шагов и шорох одежды.
    — А я как раз жажду оказать вам помощь, — произнес совсем рядом хорошо знакомый насмешливый голос.
    В один миг Элизабет изменила свое положение и села, обхватив руками колени и тесно прижав их к груди. Сердце начало бешеную скачку. Что же касалось ее мужа, то он присел на корточки у ванны, взял в руки губку и выжал воду на ее голое плечо. Как если бы делал это каждый божий день с полным на то правом!
    Но он имел такое право, неохотно призналась она самой себе; в конце концов он был ее мужем.
    — Что вы делаете? — запинаясь, спросила Элизабет.
    — Хочу потереть вам спину в надежде, что когда-нибудь вы окажете мне ту же услугу.
    И Морган с умением и прилежностью взялся за дело. Он снял сюртук, закатал рукава рубашки и отбросил в сторону губку, которая со всплеском упала в ванну. Щедро намылив обе ладони, Морган растер ей всю спину, не пропустив ни одного местечка, от шеи до самого низа, до ямочек над ягодицами. Его прикосновение было твердым, уверенным и разогревало сильнее самой горячей воды. Охваченная растерянностью, Элизабет не оказывала сопротивления.
    К тому же она боялась противиться.
    Его последние слова не шли у нее из ума: «Хочу потереть вам спину в надежде, что когда-нибудь вы окажете мне ту же услугу». Достаточно возмутительно, что Морган присутствует при ее купании, да еще трет спину. Но еще ужаснее вообразить, что она так же когда-нибудь коснется его тела, его мускулистой спины… Ведь она ни разу в жизни не видела обнаженного мужчины!
    Наконец Морган, удовлетворенный, отступил назад, любуясь результатами своего труда.
    Вода остыла, не пора ли выходить из ванны,
    Элизабет?
    Не подумав, она сказала первое, что пришло ей в голову:
    — Не могу, я голая!
    — Ну и что? Ведь я уже видел вас голой! Элизабет предпочла не вспоминать о том случае.
    — У нас с вами особый брак, — не нашла она другого оправдания.
    — Что и говорить, — согласился Морган, и в его голосе прозвучала нотка, вселившая в нее тревогу. — Две недели, как мы с вами муж и жена, а вы еще не ложились со мной.
    Элизабет почувствовала в груди пустоту, но заставила себя взглянуть на Моргана через обнаженное плечо. Он строго и без улыбки наблюдал за ней.
    — Пожалуйста, — попросила она, пытаясь спасти хотя бы частицу достоинства. — Вы обещали, что не будете вмешиваться в мою жизнь.
    — Как же, как же, помню, обещал. — Он взял сюртук. — Я пришлю к вам Анни. И еще скажу Симмонсу, чтобы ужин подавали, скажем, через четверть часа.
    Элизабет рассеянно кивнула. Значит, он остается дома, и ей придется распрощаться с мечтой спокойно поужинать одной в своей комнате. Она принялась поспешно одеваться, не затрудняя себя вы —
    Бором наряда и положившись на вкус Анни. Горничная принесла ей бордовое платье, особо подчеркивавшее золото ее волос.
    Морган уже ждал ее в столовой, часы показывали, что она запоздала. Ужин прошел почти в полном молчании. Морган держался подчеркнуто учтиво и не напоминал о предыдущей сцене.
    Только за кофе, к которому Элизабет никак не могла привыкнуть, Морган наконец обратился к ней с пространным вопросом:
    — Симмонс мне сказал, что после обеда вы ездили по магазинам. Если не секрет, то какие сделали покупки?
    Элизабет замялась.
    — Боюсь, я напрасно отправилась по магазинам, у меня не было настроения, — неуверенно начала она. — И вообще я жалею, что отпустила экипаж.
    — Понимаю. — Холодные серые глаза внимательно изучали Элизабет. — В таком случае вам следовало бы взять в провожатые Натаниеля.
    Она перехватила его взгляд, и сердце у нее ушло в пятки.
    — Вы знаете, — сказала она обреченно. — Вы знаете, что я видела Натаниеля.
    — Да, Элизабет, я все знаю. И, надо сказать, вам очень далеко до такого искусного лжеца, как Натаниель.
    Элизабет не могла отвести взгляда от его лица, никогда прежде она не видела Моргана таким печальным! Ее охватил озноб, и она крепко сжала руки, чтобы унять начинающуюся дрожь.
    — Надо думать, ваша встреча после долгой разлуки была очень теплой.
    Его тон не предвещал ничего хорошего. Элизабет потрясла головой.
    — Нет, вы… вы ошибаетесь…
    — Тогда какой же она была?
    — Вы, конечно, понимаете, что надо было дать ему возможность объясниться, — сказала она как можно спокойнее.
    — Вы говорите, «дать возможность объясниться», это я могу понять. Но откройте мне, Элизабет, — его тон стал резким, — что еще он получил в придачу?
    — Вы унижаете своего брата подобным подозрением, — сдерживаясь, сказала она.
    — Моего брата нельзя унизить, у него нет чести. Элизабет собрала остатки мужества.
    — Поставьте себя хотя бы раз на его место. Я была его невестой, он возвращается домой и находит меня замужем. И за кем же? За своим братом. Он должен знать, как это случилось.
    Лицо Моргана выразило отвращение.
    — Как вы можете, Элизабет, вы ему ничего не должны. Он вас предал, а вы перед ним винитесь! Натаниель мастер обманывать людей, жаль, что вы этого еще не поняли. Но всему свое время, вы еще поймете.
    Мысль, как молния, поразила Элизабет: Морган не просто не любил Натаниеля, не просто разочаровался в нем и считал конченным человеком…
    — Боже мой, — уже ничего не боясь воскликнула она, — да вы его ненавидите! Вы ненавидите Натаниеля.
    В глубине души она надеялась, что Морган станет отрицать ее слова. В крайнем случае, уверять, что она ошиблась! Но он продолжал молчать тяжелым осуждающим молчанием.
    Элизабет была потрясена, ужас начал закрадываться в ее душу. Как могла она выйти замуж за человека, способного отречься от собственного брата?
    Она встала, гордо выпрямилась и, глядя прямо в лицо Моргану, твердо начала:
    — Вы можете что хотите думать обо мне и Натаниеле. Это не имеет никакого значения, потому что я знаю правду. Да, я действительно согласилась на встречу с Натаниелем. Я не должна была вас обманывать насчет своих планов, но я знала, что вы будете против. Но не ищите здесь тайны, я только хотела объяснить Натаниелю причину нашего брака. Я не сделала ничего плохого, и это не было любовным свиданием. За мною нет вины, потому что я не сделала ничего дурного. А теперь, если позволите, я удалюсь к себе. Сейчас я определенно предпочитаю собственное общество вашему.
    Элизабет не стала ждать ни его разрешения, ни согласия, а, высоко подняв голову, вышла из комнаты величественной поступью королевы.
    Но когда Элизабет оказалась в спальне, гнев ее улетучился, осталось лишь ощущение поражения. Она переоделась в ночную рубашку и пеньюар и застыла перед зеркалом. Но видела в нем не свое отражение, а суровое, осуждающее лицо Моргана и его строго сжатый рот.
    Элизабет почувствовала, укор совести, она искренне сожалела, что ввела в заблуждение Симмонса. Но она не заслужила ни упреков Моргана, ни его скрытых намеков.
    Она металась в поисках ответов и не находила их. Отчего Морган так не сдержан в своих подозрениях? Для них нет никаких оснований. Может быть, он подозрителен по своей натуре? Или на то есть другая причина?
    Элизабет была так погружена в свои догадки, что не услышала, как открылась и закрылась соединяющая их комнаты дверь. Она вскрикнула от испуга, увидев в зеркале еще одно отражение — своего мужа.
    На нем был только халат, свободно подпоясанный и открывающий часть покрытой темными волосами груди. Их глаза встретились в зеркале: ее — широко открытые и полные испуга, его — спокойные и непроницаемые.
    — Что вы здесь делаете? — вырвалось у нее.
    Он не ответил на вопрос, а лишь покачал головой.
    — Боюсь, вы ошибаетесь, Элизабет, вечер не кончился, а только начинается. — Последовала полная значения пауза. — Как для вас, так и для меня.
    С его приходом атмосфера наэлектризовалась, сердце ее забилось в бешеном ритме, во рту пересохло.
    — Что… Что вы хотите сказать? Что вы собираетесь делать?
    Некий намек на улыбку появился на его губах.
    — То, что я не сделал в нашу брачную ночь, — ответил он тихо, но полным решимости голосом.

Глава 12

    Боролся и потерпел поражение.
    Но он не мог простить Элизабет того, что она сделала с ним: страдания, которые он прятал в самой глубине души, страсть к ней, когда сама она предпочла его брата… Сколько ночей Элизабет провела без сна в своей постели в мечтах и грезах о Натаниеле? В сожалениях о том, что не он стал ее мужем?
    Мысли мучили Моргана, словно незаживающая рана. Элизабет была его перед Богом и принадлежала ему по праву. Она была его женой, а не женой Натаниеля.
    Пришло время показать маленькой гордячке, кто тут хозяин. Морган сделал шаг вперед.
    Элизабет в страхе застыла на месте, ей стоило огромных усилий заставить себя заговорить.
    — Прошу вас, уходите.
    — Нет, милая, только не теперь.
    — Что вы хотите? — спросила она дрожащими губами.
    — Вас, дорогая, — сказал он угрожающе тихо.
    — Но почему? — произнесла она запинаясь; мысли путались у нее в голове.
    — Глупый вопрос, Элизабет. Вы моя жена. Какие еще нужны объяснения?
    — Но вы говорили, что не питаете ко мне никаких чувств.
    — Боже мой, девочка, разве мужчине и женщине обязательно любить друг друга, чтобы разделить ложе и насладиться плотскими удовольствиями?
    Элизабет почувствовала, как холодок ужаса пополз у нее по спине.
    — Но вы не имеете права…
    — Наоборот, у меня есть все права. Я ваш муж, а вы моя жена. Или свидание с Натаниелем заставило вас позабыть об этом?
    Элизабет закрыла глаза, стараясь подавить охватившую ее панику. Если бы только это был сон! Но когда она вновь открыла глаза, Морган по-прежнему был перед нею.
    — Так вот почему вы сюда явились. — Слова застревали у нее в горле. — Потому что я сегодня виделась с Натаниелем. Я помню, как вы вчера на него смотрели, я знаю, вы его ненавидите. А теперь вы решили отыграться на мне!
    — Вот тут-то вы и ошибаетесь, милая. Я вовсе не сержусь. Но есть одна вещь, которую я не потерплю. Я не позволю Натаниелю занять мое место в вашей постели.
    Как удивительно спокоен он был, как легко справлялся с собой и со своими чувствами. От этого Элизабет стало еще страшнее.
    Она крепче сжала губы, чтобы сдержать их дрожь. Ей почудилось, что она во власти некоего жестокого судии, от которого напрасно ждать милости.
    Вот он протянул к ней руки и обхватил ее. Странно, но его большие ладони были ласковыми и теплыми. Элизабет вдруг почувствовала себя маленькой и беззащитной, как никогда прежде.
    Словно пытаясь его оттолкнуть, она подняла руку, но не довела своего намерения до конца.
    — Пожалуйста, я не хочу… — пролепетала она.
    — Но я хочу, Элизабет.
    Он взял ее руку и твердо положил к себе на плечо. Затем проделал то же с другой рукой. Потом его ладони переместились на ее талию. Он привлек ее к себе так близко, что она еле могла вздохнуть и ощущала его всем своим телом.
    Так скажите мне, Элизабет, что такого неотразимого вы нашли в моем брате? Чем он вас увлек? Чем соблазнил? — Его тон был наигранно равнодушным. — Правда, какая теперь разница, вы сейчас со мной, а не с ним.
    Он взял ее за подбородок и поднял лицо кверху; Элизабет слишком поздно разгадала его намерения, когда его губы уже прильнули к ее губам и заглушили всякую возможность протеста. Но их прикосновение не было печатью господина на губах рабыни, но нежным страстным уговором. Если он ставил своей целью изгнать Натаниеля из ее памяти, то это ему бесспорно удалось.
    Нет, поцелуи Натаниеля не шли ни в какое сравнение с поцелуями Моргана, думала она, уже смутно сознавая, что с ней происходит. Словно в тумане, она покорно подчинилась, когда ловкие пальцы развязали пояс пеньюара и стали ласкать ее. Все ее тело заныло от сладкой боли, особенно грудь и соски, напрягшиеся и чувствительные. Элизабет сгорала от стыда, но ничего не могла с собой поделать. И потом еще эта странная тяжесть в низу живота.
    Снова и снова он целовал ее, словно жаждущий, припадающий к источнику, и волны блаженства накатывались на нее одна за другой. Если бы Морган, как он грозил, попробовал взять ее силой, она бы ногтями и зубами, с воплями и криками дала ему отпор. Но вместо этого он действовал нежным прикосновением и лаской своих губ, и Элизабет не могла устоять перед таким всепобеждающим оружием.
    Его язык вступил в смелый бой с ее языком, и тихий стон слетел с ее губ, стон томления, причины которого она не знала. Когда Морган наконец от нее оторвался, у Элизабет все кружилось перед глазами, она еле держалась на ногах и цеплялась за него руками, как за последнюю опору.
    Только теперь на ней не было ни клочка одежды.
    Ее ночная рубашка и пеньюар лежали на полу возле ее ног. Она стояла молча и неподвижно, а он, отступив на шаг, рассматривал ее серыми стальными глазами, не упуская ни единой детали, ни одной подробности ее обнаженного тела. Горячий стыд обжег ее пламенем, она задрожала под упорным взглядом Моргана, чувствуя, как лицо и все ее тело заливает яркая краска. Невольным жестом, старым, как мир, она, словно защищаясь, прикрыла груди руками.
    Но и этого он ей не позволил. Словно железные браслеты обхватили ее запястья. Негромкий смех раздался над самым ее ухом:
    — Нет, Элизабет, хватит разыгрывать скромницу.
    Она и без того знала, что сегодня ей не будет пощады и его не остановить.
    И Морган тоже знал это.
    Жаром было охвачено все его тело, огнем — его бедра. Она была даже прекрасней, чем он ее помнил. Ее кожа сияла нежной белизной, как тот жемчуг, который он ей подарил. Длинные стройные ноги и удивительно тонкая талия делали ее хрупкой, а полные округлые бедра говорили о расцветшей женственности. Соски цвета летних спелых ягод венчали маленькие восхитительные груди. Ниже гладкого живота треугольник золотых волос скрывал ворота рая. Никогда еще Морган не испытывал такого безумного желания, и не в силах ему противиться он взял ее на руки и отнес на кровать.
    Каждый мускул Элизабет напрягся, когда Морган лег рядом с ней. Затем он притянул и прижал ее к себе так крепко, что, казалось, они соприкасались всем телом от головы до ног. Снова и с той же страстью он приник к ее губам, только на этот раз ему было мало одних поцелуев.
    Твердая рука решительно легла ей на грудь, и Элизабет оторвала свои губы от его губ, пораженная его дерзостью. Ее ожидало удивительное зрелище: его ладонь целиком прикрыла будто созданный по размеру округлый холм.
    Потрясенная, она наблюдала, как его палец неторопливо прогулялся вокруг затвердевшего соска в мучительной бесстыдной ласке. Хриплый стон вырвался у нее из груди, но Элизабет его не слышала.
    Его рот медленно, словно в поисках чего-то, спустился по изгибу шеи и ниже, к груди, исследуя все на своем пути. Дыхание Элизабет стало быстрым и прерывистым. На мгновение Морган, остановился, потом слегка коснулся языком набухшего соска. Пробная вылазка, как молния пронзившая Элизабет. Затем скользнул по соску губами, и, уже не скрываясь, взял в рот сначала один, потом другой розовый бутон.
    Элизабет с трудом сдержала крик. Ее пальцы впились ему в плечи, но она не сопротивлялась, у нее не было на это сил. Все ушло вдаль: гнев на него, доводы против, осталась лишь сладкая пытка, которой он подвергал ее тело. Пусть стыдно, пусть позорно, но никогда прежде она не испытывала подобной блаженной дрожи возбуждения.
    Морган тоже.
    Никогда еще желание не бушевало в нем с такой силой, лишая его разума и оставляя лишь одну цель: погрузиться в нее как можно глубже. Его рука скользнула ниже, миновала заросль золотых завитков и, осмелев, двинулась дальше.
    Пальцы безбоязненно бродили по всем уголкам, а один проник в самую глубь. Элизабет вздрогнула и ногтями впилась Моргану в плечи.
    Морган чуть не заскрипел зубами: какая же она тесная… Тайный голос шептал ему, что она девственница, но он не верил. Нет, не может того быть. Да, конечно, она из хорошей семьи, но все равно поддалась чарам Натаниеля. А Натаниель из тех, кто не отступит, пока не добьется своего.
    Морган убрал руку. Поднявшись, он сбросил с себя халат и обнажил свою уже ничем не сдерживаемую наготу.
    Элизабет повернула голову и поймала жесткую улыбку на его губах. При виде его у нее пересохло во рту. Густые вьющиеся темные волосы покрывали широкую грудь, мускулистые руки говорили о большой силе, бедра были удивительно узкими, а живот плоским, как доска. Ее взгляд спустился ниже, и она подавила изумленный возглас: окруженное зарослью волос, пред нею предстало мощное и пугающее свидетельство его возбуждения.
    Морган снова лег рядом с ней. Элизабет не отрывала от него глаз. Ее охватила дрожь, но не прежняя радостная дрожь предвкушения, а озноб страха. Она хотела что-то сказать, но его рот заглушил ее слова. Он приподнялся, чтобы лечь на нее, и ее охватило смятение. Его широкая грудь придавила ее, а внушавший ей ужас предмет теперь, как раскаленный железный прут, жег ее бедро. С трудом она освободила свой рот.
    — Пожалуйста, не надо!
    Это была не просьба, а жалобная отчаянная мольба. Морган ее не слышал.
    — Пожалуйста! Я хочу вам сказать…
    — Не сейчас.
    Это был горячий нетерпеливый шепот.
    — Но я никогда…
    — Молчите, — сказал он хрипло.
    Он прижал к матрасу ее руки; своей тяжестью раздвинул бедра. Теперь Элизабет была совсем беззащитной и уязвимой.
    Один сильный нажим, и он уже был глубоко внутри! Все произошло так быстро, что она не успела его остановить. Элизабет вскрикнула от неожидан —
    Ной резкой боли и принялась отталкивать его, но Морган был словно каменная глыба, которую ничто не могло сдвинуть с места.
    — Пожалуйста, — попросила она дрожащим голосом. — Пожалуйста!
    Над ней Морган был совершенно неподвижен, его лицо искажено мучительной гримасой; он не замечал, что Элизабет осыпала его ударами.
    — Что вы наделали? — вырвалось у нее с pыданием. — Как вы могли?
    — Лежи спокойно, Элизабет! — приказал он. Но Элизабет ничего не хотела слушать. И чем больше она извивалась и дергалась, тем глубже он погружался в нее. Наконец, в полном отчаянии, она прекратила борьбу.
    Теперь Морган лежал рядом с ней, но жгучая боль не проходила. Элизабет изо всех сил зажмурилась и повернулась лицом к стене. Она не обратила внимания, что Морган встал с кровати и неуклюже прикрыл ее простыней, затем натянул на себя брюки.
    Она почувствовала, как прогнулся матрас, когда Морган присел рядом на кровать.
    — Черт возьми, Элизабет, вы должны были мне сказать.
    Она нахмурилась. После всего того, что случилось, он еще ей выговаривает! Она повернулась и посмотрела на него, закрывая простыней обнаженную грудь.
    — Я пыталась! — воскликнула она. — Но вы не стали меня слушать.
    Если бы я знал…
    Что тогда? Вы бы оставили меня в покое? —
    Она была почти в истерике. — Вам все равно, и вы это знаете!
    Морган смущенно вздохнул и протянул руку, чтобы коснуться ее плеча.
    — Послушайте, Элизабет… Она отпрянула от него.
    — Не надо, — сказала она со слезами. — Прошу вас, не надо. Оставьте меня в покое.
    Вмиг его лицо застыло, оно не выражало больше никаких чувств. Протянутая рука сжалась в кулак, и одним быстрым движением он встал на ноги.
    — Хорошо, — согласился он и тут же вышел из комнаты.
    Сжавшись в комочек, Элизабет тихо плакала. К утру графин с бренди в библиотеке был пуст.

Глава 13

    Ей стало тяжело дышать. То короткое, ускользающее предвкушение блаженства, было ли оно на самом деле? Руки Моргана, их прикосновение, как и где они ласкали ее. Где они ее ласкали… Краска смущения залила ее лицо.
    Но потом он все испортил, резкая боль и это проникновение внутрь ее тела… Как если бы он хотел слиться с ней воедино. Такого с ней еще не случалось, теперь ей будет стыдно посмотреть на себя в зеркало. А как она решится взглянуть на Моргана?
    Тем не менее их встречи были неизбежны, и всякий раз Элизабет нервничала и приходила в замешательство. Что же касалось Моргана, то он держался спокойно и сдержанно.
    С тех пор он почти не ночевал дома; Элизабет была в этом уверена.
    Как-то вечером Симмонс ей передал, что Морган ждет ее в кабинете. Элизабет сразу же лихорадочно начала выискивать предлог, чтобы избежать встречи, но так ничего и не придумала.
    Медленно, нехотя Элизабет направилась к кабинету, ломая голову, зачем она ему понадобилась. Ее терзали дурные предчувствия, и она с трудом уняла нервную дрожь.
    Элизабет остановилась возле двери, и в тот же миг перед ее мысленным взором возникла странная картина: она на полу, на ковре перед письменным столом Моргана, и Морган сверху, покрывающий своим телом ее тело… Откуда возникло скандальное неприличное видение, Элизабет могла себе объяснить, но оно казалось столь вероятным, что она невольно позабыла о своем тоахе. Мужчина вряд ли станет заниматься подобными делами в таком неподходящем месте, как кабинет, да еще на полу!
    Она постучала очень решительно и храбро вошла в кабинет.
    Морган сидел за столом и поднял голову. Их взгляды встретились. Для нее это был мучительный момент, он же сохранял хладнокровие и будто не замечал терзавшего ее волнения.
    — Прошу вас, садитесь, Элизабет. Он показал на кресло около стола.
    — Мне следовало давно обсудить с вами этот вопрос, но я все откладывал, пока сегодня Симмонс мне не напомнил, — начал он. — Короче, я хочу, чтобы отныне вы распоряжались домашними расходами. Для этого я открыл в банке особый счет, если же вам еще понадобятся деньги, то я держу крупную сумму наличными здесь в ящике стола.
    Он показал на левый ящик.
    — Они в маленькой металлической шкатулке, ключ от нее вы найдете в фарфоровой вазе на каминной полке. — Морган показал рукой на камин. — Если же вам будут нужны дополнительные суммы, не стесняйтесь обращаться ко мне.
    Элизабет пробормотала слова благодарности.
    — Я также открыл еще один счет, на ваше имя, и буду пополнять его каждую неделю. Вы можете использовать эти деньги по своему усмотрению.
    Он назвал такую большую цифру, что Элизабет затрясла головой.
    — Нет, что вы! — поспешила отказаться она. — Я ни в чем не нуждаюсь. Могу сказать даже, что у меня всего в избытке.
    Темная бровь поднялась вверх.
    — Вопрос не в том, в чем вы нуждаетесь, Элизабет. Я прекрасно знаю, как женщины обожают всякие приятные мелочи и наряды, и вам не следует лишать себя подобных удовольствий. — Морган продолжал уже более серьезным тоном. — Кроме того, я вполне могу обеспечить вам ту жизнь, к которой вы привыкли.
    Элизабет опустила глаза, чувствуя себя неоправданно униженной. И почему он считает ее жадной и алчной? Но она не стала больше протестовать, опасаясь его обидеть.
    — Тогда позвольте поблагодарить вас за вашу щедрость, — сказала она негромко.
    Морган ответил легким наклоном головы и встал. Элизабет подняла на него глаза и вздрогнула, когда обогнув угол стола, он приблизился к ней. Внезапно он показался ей огромным, а его плечи просто необъятными. К своему стыду, она вдруг представила его без одежды: высокую поджарую фигуру и мускулистую грудь, покрытую завитками темных волос.
    Он сел на край стола, вытянул ноги и, сложив руки на груди, устремил на нее взгляд. Элизабет пугала его близость. Она с трудом удержалась, чтобы не спрятать ноги под кресло; когда же его глаза надолго остановились на ее губах, она содрогнулась.
    Он заговорил, и его тон и слова были самыми обычными.
    — Я хочу через неделю дать обед, — начал ОН( — и собираюсь пригласить своих адвоката и банкира, а также мистера Джеймса Брубейкера. Мистер Брубейкер занимается проектированием клиперов, и, я думаю, в ближайшем будущем на его услуги будет большой спрос. Я очень заинтересован в совместном с ним строительстве.
    Элизабет внимательно слушала: впервые Морган заговорил с ней о своей работе, и она была очень довольна. Может быть, он наконец начал ей доверять.
    — Брубейкер будет проектировать суда, а вы их строить?
    — Совершенно верно. — Морган сделал паузу. — Так вы проследите за подготовкой к обеду?
    — Конечно, — немедленно согласилась Элизабет.
    — И еще одна вещь. Дело в том, что Брубейкер родом из Ливерпуля, и я подумал, что ему будет приятно общество его соотечественницы.
    Энтузиазм Элизабет потух, она больше не улыбалась.
    — Я понимаю. Каковы будут мои обязанности?
    — Я не требую многого, а только того, что присуще всякой английской аристократке и настоящей леди, а именно — быть очаровательной, любезной и обходительной.
    Элизабет окончательно увяла. «Настоящая леди». И почему только эти слова всегда звучат у него как оскорбление?
    — Кроме того, — продолжал Морган, — совсем неплохо, если Брубейкер останется доволен приемом. Тогда, наверное, он более благосклонно отнесется к моему предложению. Тут я рассчитываю на вашу помощь.
    Глупышка, как она не догадалась! В конце концов ведь он для этого на ней и женился. Чтобы она открывала запертые для него двери.
    Горькое чувство стеснило ей грудь. Она не жена, данная ему, чтобы любить и беречь, она его трофей, его добыча, чтобы хвастаться перед другими. Пешка, которую он пускает в ход по своему усмотрению.
    Да он этого никогда и не скрывал, напомнила она себе. Не притворялся.
    Тогда почему ей так больно?
    Элизабет молча кивнула, подтверждая свое согласие. Разве смела она отказаться?
    Следующие дни прошли в суете приготовлений. Надо было написать и разослать приглашения, обсудить меню обеда с поваром, почистить серебро, натереть воском мебель и полы до зеркального блеска.
    Когда наконец наступил день обеда, Элизабет волновалась почти так же, как в день свадьбы. Она провела бессонную ночь и поднялась на рассвете, потому что ее ожидало еще множество дел. После обеда она ненадолго прилегла у себя в комнате и встала освеженной, чтобы начать одеваться к вечеру.
    Спасибо небу, что у нее была Анни. Горничная быстро приготовила для нее горячую ванну, а потом убрала волосы и помогла надеть то самое бордовое платье — талисман Элизабет в трудные минуты жизни. Платье с низким вырезом оставляло обнаженными плечи и верх груди.
    Морган уже ждал ее внизу, и она почувствовала его беспокойство.
    — Простите, я не заметила, что уже так поздно, — пришлось извиниться ей.
    Как всегда, он внимательно оглядел ее, не пропуская ни малейшей детали, но ограничился коротким замечанием:
    — Вы прекрасно выглядите.
    Элизабет уже приготовилась вернуть ему комплимент, так как он отлично смотрелся в своем вечернем костюме, но не успела, потому что раздался стук в дверь.
    В следующие четверть часа гости прибывали один за другим, и Элизабет любезно встречала всех, сознавая, как много зависит от ее первого появления в роли хозяйки дома.
    А может быть, она просто старалась угодить Моргану?
    Элизабет не стала долго раздумывать над предположениями. К чему ей добиваться его одобрения? Он безразличен к ней, а она к нему, вот и весь ответ, убеждала она себя.
    После обеда все перешли в гостиную, куда были поданы кофе и бренди, и постепенно Элизабет почувствовала себя свободней и стала держаться с большей уверенностью. Выполняя просьбу Моргана, она была особенно внимательна к мистеру Джеймсу Брубейкеру, посадила его рядом с собой за обедом и долго беседовала с ним после в гостиной, причем сочла это совсем не утомительным.
    Элизабет ожидала, что мистер Брубейкер окажется пожилым строгим человеком, но в действительности он был немногим старше Моргана. Светловолосый и краснощекий, немного нескладный, сдержанный в манерах, он производил самое приятное впечатление.
    Брубейкер был вдовцом, недавно потерявшим жену и маленького сына, когда лошади понесли экипаж, и не скрывал, как тяжела ему утрата.
    — Мне так не хватает ее и Грегори, — с грустью рассказывал Брубейкер, — но я благодарю Всевышнего за те благословенные дни, что мы провели вместе.
    Элизабет всей душой сочувствовала его горю и терзалась сама, потому что мечтала именно о таком браке. Невольно ей на память приходило завещание отца, и снова она задавала себе один и тот же вопрос:
    Отдал бы отец ее судьбу в руки Клариссы, знай он, к чему это приведет?
    К своему глубокому огорчению, она не могла остановиться и развивала мысль дальше. Что бы отец подумал о Моргане? Счел бы он Моргана более достойным стать ее супругом, чем Натаниеля? Она почувствовала смущение. Отец был честным человеком, ставящим правду превыше всего.
    В конце концов прошлое уже не изменить. Натаниель ее обманул, а Морган всегда оставался честным… Даже чересчур честным.
    А теперь… Что теперь? Где бы она ни оказалась, всюду за ней следовал его взгляд. В столовой во время обеда. В гостиной. Или сейчас, когда он, стоя у камина, беседует со своим банкиром. Ничто не могло от него ускользнуть.
    Быстро бежали часы, и вот они с Морганом уже на пороге провожают гостей; Элизабет пожалела, когда за последним из них закрылась дверь.
    Настал момент, которого она страшилась: они с Морганом остались одни. Она пыталась спрятать свое беспокойство, не выдать себя и спросила его наигранно веселым тоном:
    — Все прошло очень хорошо, вы согласны? Ответ Моргана был подобен неожиданному шквалу снежной бури.
    — Вы определенно очень понравились Брубейкеру. — Он помолчал. — И потратили на это немало усилий.
    Элизабет не приняла вызова и сохраняла безмятежность.
    — Я была уверена, что вы именно этого от меня хотели.
    — Вы своего добились, потому что завтра утром мы с ним встречаемся. Но, насколько я помню, я просил вас быть очаровательной, но не очаровывать.
    Его тон был резким, и Элизабет с трудом сдерживалась.
    — Я только выполняла ваше поручение, не более того.
    Она уже приготовилась уйти, когда его пальцы впились в ее нежное плечо.
    — Повторяю, Элизабет, я не потерплю в своем доме никакого ублюдка, ни от моего брата, ни от кого другого.
    Она с трудом высвободила плечо.
    — Если вы такого низкого мнения обо мне, зачем вы на мне женились? — Ею овладел гнев. — Ах, простите, я и позабыла про свою голубую кровь! И тем не менее вы считаете меня обыкновенной шлюхой, хотя в глубине души знаете, что это не так!
    Чуть заметная тень промелькнула на его лице, возможно, выражение вины, и Элизабет насладилась кратким мигом победы.
    — Я уверен в безупречности вашей репутации до брака, — наконец уступил он, — но я буду твердо ее защищать и после.
    — О да, вы объяснили мне свою позицию. Вы потерпите никаких моих любовников. А я, — объявила она пылко, — я не потерплю никаких ваших.
    Морган смотрел на Элизабет так, словно у нее помутился разум.
    — Прошу мне объяснить, что вы имеете в виду?
    — Я не такая дура, как вы думаете! — вышла она из себя. — Помните, тогда в театре какая-то женщина смотрела на вас, Я спросила, кто она, а вы ответили, что это меня не касается. Так вот, это меня очень касается, потому что я точно знаю, что она ваша любовница и это у нее вы проводите все ночи!
    Он не стал ничего отрицать или подтверждать.
    — Надеюсь, нет необходимости напоминать вам о нашей свадебной ночи? — сказал он. — Вы ясно показали, что мне следует искать удовольствия в других местах, а не у вас.
    Элизабет уже не знала удержу.
    — Тем не менее я… я требую, чтобы вы с ней расстались! А теперь прошу прощения, но мне хотелось бы удалиться к себе.
    С каменным лицом Морган молча наблюдал, как, гордо подняв голову, она, словно королева, вышла из комнаты.
    Медленным шагом он направился в библиотеку и устроился там в кресле, сняв сюртук, расстегнув рубашку и удобно вытянув свои длинные ноги. Тьма обступила его со всех сторон, такая же непроглядная, как его настроение. И хотя он неподвижно застыл в кресле, мысли вихрем кружились у него в голове.
    Весь вечер, где бы он ни находился и с кем бы ни разговаривал, он думал только о ней. О своей жене. Женщине, которая противоречила и отказывала ему совершенно во всем.
    И чем дольше он сидел, тем сильнее разгорался в нем огонь протеста.
    На ком он женился? На высокомерной упрямой пуританке. С другой стороны, она мало похожа на строгую фанатичку. Весь вечер он только и любовался ее прекрасными обнаженными плечами. А разве мог он забыть тот миг, когда овладел ею? В его память та минута впечаталась огненными буквами. И как хорошо ему было внутри, в тесном горячем пространстве ее тела. Как он жаждал довести до конца начатое дело! Какой невиданной пыткой было оставить ее в тот момент! И как мечтал он вновь и вновь погружаться в ее глубины.
    Вот и теперь кровь бешено закипела, пламень охватил тело, желание молнией пронзило его насквозь.
    Но она, Элизабет, оставалась недостижимой.
    Морган изо всех сил сжал челюсти. Так не должно быть. Он все изменит, чего бы это ему ни стоило.
    Через две ступени он помчался вверх по лестнице.

    Элизабет сидела перед туалетным столиком в скромной муслиновой ночной рубашке с длинными рукавами и высоким воротом. Ее золотые волосы были рассыпаны по плечам. Щеткой она расчесывала блестящие пряди, стараясь монотонными движениями успокоить разыгравшиеся нервы.
    Она затруднялась, хвалить или бранить себя за взрыв неожиданного гнева.
    С одной стороны, она была рада выговориться и показать изменнику-мужу, что не потерпит больше его любовницу.
    Но с другой — ее тревожило его странное молчание. Уж не это ли, нашептывал ей навязчивый тихий голос, и обратило ее в бегство?
    «Нет, я не струсила», — оправдывалась она перед собой.
    «Да, струсила, — настаивал голос. — Ты жалкая трусиха».
    Нет… И все же да. Она спасовала перед ним.
    Элизабет перестала заниматься самобичеванием. Да, признала она наконец с тяжелым вздохом, человек, за которого она вышла замуж, обладал сильным характером.
    И сегодня он особенно дал ей это почувствовать.
    Дверь в коридор широко распахнулась, и Элизабет застыла на месте со щеткой в руке. Ее сердце дрогнуло, холодок предчувствия пробежал по спине,
    Но страх длился всего секунду, его сменило возмущение. Как посмел он явиться к ней в комнату после их недавнего разговора!
    Несколько стремительных шагов, и он оказался за ее спиной. Элизабет напряглась, но не обернулась. Их взгляды встретились в зеркале, ее настороженный и недоверчивый, его, к ее великому огорчению, совершенно непроницаемый.
    — Что вам надо? — отрывисто спросила она.
    — Вопрос не требует ответа. Я хочу с вами поговорить.
    — Неужели нельзя подождать до утра? И выбрать для этого другое место?
    — Нет, нельзя. Мы не можем ждать. Кроме того, дорогая женушка, мне очень здесь нравится, и уж отсюда вы никуда не скроетесь.

Глава 14

    — Вы ушли, не кончив разговора, Элизабет.
    Она молчала. Рука со щеткой безвольно лежала на коленях.
    — Наше с вами так называемое соглашение не работает, как мы того ожидали. Вы ведь не станете этого отрицать.
    Элизабет подумала, затем кивнула.
    — Тогда, мне кажется, пришло время определить наши обязанности. Вы решили поставить мне некоторые условия. Я готов их выполнять.
    Наступило короткое молчание, затем он с твердостью продолжал:
    — Но, боюсь, что и у меня есть свои требования. И хотя его тон был спокойным и миролюбивым,
    Элизабет распознала в нем скрытое раздражение, и как пожалела она теперь о своей несдержанности! Она с трудом заставила себя заговорить.
    — И какие же они?
    Морган остановился прямо за ней, так что его рубашка касалась ее волос.
    — Мы с вами женаты уже около месяца, — произнес он, как бы раздумывая. — Честно говоря, Элизабет, я жду большего от своей жены.
    — Возможно, и я жду большего от своего мужа! — не сдержавшись, вспыхнула она.
    — Вот и отлично. Потому что я готов, и даже жажду, исполнить свои супружеские обязанности.
    Его взгляд опустился туда, где ее не сдерживаемые корсетом груди вздымали тонкую ткань рубашки.
    В глазах появился огонек, который не позволял сомневаться в его намерениях. И вновь Элизабет почувствовала ту острую боль, разрывавшую ее на части. Словно от стрелы, пронзившей ее насквозь…
    Элизабет задохнулась от ужаса. Неужели он вновь подвергнет ее пытке? Да она ее не вынесет! Она с криком вскочила на ноги.
    — Я не это имела в виду…
    — Но я имел в виду именно это.
    Сильные руки схватили ее за плечи и повернули к себе. Его взгляд, казалось, проникал сквозь ее одежду. Он опустил руки.
    — Вы меня водите за нос, Элизабет. К примеру, сегодня вечером на вас было красное платье, а красный цвет, как известно, цвет страсти. Но разве вы одариваете меня любовью? Совсем наоборот. — Он горько усмехнулся. — Моя добродетельная жена, я бы подчеркнул, моя добродетельная английская леди, вы холоднее льда.
    Что она могла сказать в ответ? Ничего. Она только следила за ним широко открытыми, испуганными глазами.
    Его палец презрительно поддел ворот ее ночной рубашки.
    — Снимите это, — коротко приказал Морган.
    Даже если бы Элизабет захотела, она не смогла бы пошевельнуть ни рукой, ни ногой. Суровая непреклонность читалась в его взоре, и сам воздух в комнате вот-вот готов был взорваться.
    — Возможно, вы предпочитаете мою помощь, — намекнул он коварно.
    Элизабет побледнела, но, собрав силы, мужественно отразила атаку.
    — Как вы смеете выставлять мне требования, когда сами не являетесь образцом супружеской верности?
    Увидев, как заиграли желваки на его скулах, Элизабет затрепетала; никогда прежде она не чувствовала опасность так близко.
    — Я хочу получить то, что мне принадлежит по праву, чтобы любить свою жену и заботиться о ней. Насколько я помню, именно в этом мы поклялись в церкви. — Его тон был беспощаден. — К тому же я куда лучший муж, чем вы жена!
    — Нет, ни за что! — в бешенстве закричала она. — Вы получите только то, что я отдам по доброй воле!
    — И кому же вы хотите все отдать? Наверное, Натаниелю? — издевался Морган. — Пожалуй, вам лучше спросить у него, где он был, когда вы приехали из Англии. И еще — почему он наконец явился. Сильно подозреваю, что он наскучил вдовушке в Нью-Йорке. А может быть, она сама ему приелась.
    Потрясение было слишком велико. Кровь отлила от ее лица, когда до нее дошел смысл его слов. Он знал, что Натаниель был в Нью-Йорке. Знал, но ничего не сказал ей.
    — Вы его нашли, — произнесла Элизабет, еле шевеля губами. — Значит, вы все-таки его нашли? — ее голос дрожал от ярости. — Какой глупой я была, когда рассчитывала на вашу честность! Но вы не ошиблись, мне действительно нужен Натаниель. Я всегда о нем мечтала и не переставала мечтать. И я… я собираюсь как можно быстрее получить развод!
    Морган молчал, нахмурившись и сжав губы; его глаза горели, как два угля.
    Не сдерживаясь и не думая о последствиях, Элизабет дала волю своему языку и говорила, что попало.
    — Вы меня слышите? Мне нужен Натаниель, а не вы! Так и знайте! И вообще будьте вы прокляты!
    Отголосок прошлого прозвучал в ее словах. «Мне нужен Натаниель, а не вы!» Сначала Амелия, и вот теперь Элизабет. Обе пренебрегали им. Неверные жены, ненадежный брат… Все они вероломные предатели.
    Что-то надломилось в нем, и внезапно, ослепленный яростью и желанием, он грубо схватил ее и притянул к себе.
    — Нет уж, — в бешенстве прошипел он. — Это ты будь проклята.
    Он прижался ртом к ее рту и запустил руки в длинные золотые пряди, придерживая Элизабет, чтобы она не вырывалась. Он намотал на кулак волосы, чтобы подтянуть ее еще ближе.
    Его рот был злобным и терзающим, будто орудие пытки. Сопротивление было напрасным, ее слабый жалобный крик смолк, задушенный его губами. У нее закружилась голова, и она почувствовала, что он взял ее на руки и отнес на кровать. Затем лег рядом. Она увидела над собой его лицо, искаженное гневом и каким-то еще непонятным ей чувством.
    Он изо всех сил сжал ее в объятиях, так что ей стало больно. Его умелые прикосновения были образцом любовного искусства. Ничто не создавало преграды его рукам, смело бродившим по ее телу.
    Элизабет точно знала, что на этот раз он не остановится. Всякий протест был бы бессмысленным, он все равно не станет ее слушать. И не будет же она вступать с ним в драку, когда он все равно ее одолеет.
    Ее рубашка задралась к бедрам, обнажив стройные белые ноги; быстрые пальцы расстегнули пуговицы ее рубашки, но Элизабет не оказывала никакого сопротивления. Вот-вот готовые вылиться слезы жгли ей глаза.
    — Вы пренебрегаете мною, Элизабет, вы отказываете мне на словах. Тогда почему ваше тело говорит об обратном?
    Элизабет ожидала, что Морган сразу грубо набросится на нее, но он использовал совсем иные, хитрые уловки. Его пальцы вновь и вновь чуть поглаживали кончики ее грудей, приводя Элизабет в возбуждение. К ее полному отчаянию, розовые вершины напряглись и затвердели, и чувство неги разлилось по всему телу.
    Теперь на лице Моргана появилась улыбка.
    Одним резким движением через голову он сдернул с нее рубашку. Смуглая сильная рука легла ей на живот. Элизабет вздрогнула всем телом. Суровым взглядом он смотрел ей прямо в глаза.
    — Ты еще никогда не называла меня по имени, Элизабет.
    «Я не могу себя заставить», — беспомощно подумала она. Слова застряли у нее в горле. Его лицо потемнело.
    — Назови меня по имени, Элизабет, — потребовал он. — Я жду.
    У нее задрожали губы, и она отрывисто вздохнула. Напряжение достигло предела, Элизабет отвернулась, и глухие рыдания, вырвавшиеся из ее груди, нарушили тишину.
    Ледяной холод охватил душу Моргана. Он взял ее за подбородок, повернул к себе и попытался исправить положение страстным поцелуем. Может, так оно и лучше, без стычек и баталий и ненужных перепалок.
    Но он ощутил на своих губах нечто теплое, влажное и соленое…
    Морган резко поднял голову и увидел ее глаза, огромные, зеленые, обиженные и блестевшие от непролитых слез. Он мгновенно отрезвел, спустившись на землю.
    — Черт бы тебя побрал, — бросил он сквозь зубы ей в лицо. — Черт бы тебя побрал, Элизабет.
    Последняя капля переполнила чашу страданий, и не в силах сдерживаться, Элизабет зарыдала. Громко, безутешно, свернувшись в комочек и уткнувшись в подушку.
    Этого Морган совсем не ожидал. Дерзкий вызов, ссора, но только не взрыв отчаяния. Ее плач рвал на части его сердце.
    Но самое главное, он не знал, что предпринять. Она застала его врасплох, он оказался безоружным перед потоком слез. Амелия всегда была уверена в себе, в своей красоте, и в ней не было и намека на слабость. Лишь теперь Морган сообразил, что мерил Элизабет той же меркой. Ему не приходило в голову, что она так ранима.
    Осторожная рука прикоснулась к ней.
    — Элизабет, — позвал Морган, и снова:
    — Элизабет!
    Она его не слышала. Он понял, что она ушла в себя, укрылась в убежище, куда он не мог проникнуть.
    Неуверенно, почти со страхом, он взял ее за плечо и повернул к себе. И тогда, всхлипывая, она устроилась в его объятиях, словно он был защитником, а не причиной всех ее бед.
    Морган прикрыл ее и себя одеялом. Она все еще плакала навзрыд, будто ее сердце было навеки разбито. Невольно он теснее сжал свои объятия, и ее теплые слезы лились ему на грудь… Оттаивая его замерзшее сердце, которое, как он считал, ничто уже не могло растопить.
    Понемногу рыдания утихли. Прерывистое дыхание стало медленным и спокойным. Крепко прижавшись к нему, словно тут всегда было ее место, она мирно спала под защитой его рук.
    Но Морган не мог уснуть. Не мог разобраться в беспорядочной лавине мыслей, где всегда главенствовала она одна, эта женщина, лишившая его покоя. До самого рассвета он пролежал, глядя в темноту.

    На следующее утро Элизабет проснулась позже обычного. Еще не придя в себя, она зевнула и потянулась. И тут же обнаружила, что она совершенно нагая! Она невольно вскрикнула и посмотрела на подушку рядом: подушка была слегка примята.
    И сразу вспомнила до мелочей все события прошлой ночи. Как рассердился Морган и как он упорствовал, настаивая на своем.
    Элизабет припомнила, как пробудилась где-то перед рассветом — сумерки уже начали отступать — и в полудреме заметила, что спала, положив руку ему на грудь, там, где особенно густо темнели волосы. Она шевельнулась, и Морган тут же тихо шепнул ей что-то на ухо; его губы слегка коснулись ее виска.
    — Спи, — чуть слышно повторил он.
    Или ей это только приснилось?
    Что на нее нашло? Она расплакалась по понятной причине. Но безумие искать защиты в объятиях того, кто держит тебя в рабстве. Только днем раньше она клялась себе, что нет на свете жестокосерднее человека, чем Морган О'Коннор. Сострадание, уверяла она себя, совершенно чуждо его натуре.
    Элизабет натянула одеяло до самого подбородка. Когда прошлой ночью Морган вошел в комнату, атмосфера наэлектризовалась до предела, малейшая искра могла вызвать разряд. Накал чувств был так велик, что Элизабет вздрагивала при одном воспоминании об этом. Он был полон решимости овладеть ее телом. Подчинить ее волю своей.
    Почему же Морган не пошел до конца? Этот вопрос не давал ей покоя. И почему он не позволил ей выплакаться в одиночестве? Наоборот, он провел ночь рядом, держа ее в объятиях… Он также не отправился к своей любовнице. Последнее было особенно приятно Элизабет. Однако все утро она грустила и даже терзалась угрызениями совести.
    Как она сказала Натаниелю? «Примиритесь с этим браком, как примирилась я сама». Но она-то не примирилась, а, видимо, настало время примириться.
    Элизабет начала дальше развивать эту мысль. Наверное, настало время раз и навсегда покончить с недоверием между ней и Морганом. Она не могла больше выносить враждебную напряженность, в которой они жили.
    Она должна сделать первый шаг.
    После обеда Элизабет приказала подать экипаж. Кучер Виллис, помогая ей сесть, спросил, куда они отправляются.
    — Поезжайте, пожалуйста, в контору мистера О'Коннора в гавани, — разъяснила она.
    — В контору, мэм? — удивленно переспросил Виллис.
    — Да, в контору. И поторопитесь, потому что мне некогда.
    «Я действительно спешу, — подумала Элизабет с нервным смешком. — Спешу осуществить то, что задумала!»
    Вскоре экипаж достиг гавани. Стоял ясный теплый день, и ни единое облачко не омрачало голубизны неба. Виллис помог Элизабет выйти из экипажа.
    — Вас подождать, мэм?
    Элизабет быстро произвела в уме расчеты.
    — Возвращайтесь через час, Виллис.
    Ей должно хватить часа, чтобы, собрав все свое мужество, не торопясь переговорить с Морганом.
    Большая вывеска «Корабельные верфи О'Коннора» висела над воротами, и Элизабет храбро вступила внутрь.
    Два строящихся корабля в лесах стояли на стапелях, рабочие сновали по мосткам, шум, стук и отдельные выкрики слышались отовсюду.
    Немедленно рядом с Элизабет возник высокий бородатый человек с густыми седыми бровями.
    — Могу я вам помочь, мэм?
    Глубокие морщины пересекали его лоб, глаза смотрели доброжелательно и приветливо.
    — Да. Я хотела бы увидеть мистера О'Коннора, — благодарно откликнулась Элизабет.
    — Вы миссис О'Коннор?
    Элизабет кивнула; она еще не привыкла к этому обращению.
    — Я Роджер Хауэлл, помощник вашего мужа, мэм, — представился он с белозубой улыбкой.
    Он уже завладел ее рукой и тряс ее изо всех сил.
    — Рада познакомиться с вами, мистер Хауэлл, наверное, вы мне и нужны. Мой муж у себя в конторе?
    Хауэлл показал на клипер, стоявший на якоре неподалеку от дока.
    — Он сейчас на борту «Обгоняющего ветер», мэм. Мы делали на нем кое-какой ремонт, и теперь ему нужен пробный пробег.
    Элизабет обернулась, чтобы посмотреть на судно, и у нее захватило дыхание. На таком близком расстоянии оно казалось громадным и тем не менее поражало изяществом и стройностью линий. Под массой белоснежных парусов судно походило на царственную морскую птицу, готовую подняться в небо.
    Но Элизабет сразу забыла о прекрасном клипере, заметив на его палубе знакомую высокую фигуру.
    Морган смотрел прямо на Элизабет, и ради приличия она подняла руку и помахала мужу.
    Он не ответил на ее приветственный жест, но Элизабет некогда было раздумывать.
    — Пойдемте со мной. — Мистер Хауэлл уже взял ее под руку. — Вы можете подождать мистера О'Коннора в конторе.
    Он повел ее в дом напротив, сначала в небольшую приемную, а из нее в просторный кабинет. Если бы она и не заметила на стуле сюртук Моргана, знакомый запах одеколона все равно подсказывал, что она находится в его обители.
    Не успела Элизабет хорошо оглядеться, как дверь стремительно распахнулась, Морган вошел в комнату и направился к своему письменному столу.
    Он не стал садиться, а остановился за ним, скрестив руки на груди и нетерпеливо поглядывая на Элизабет. Ни во взгляде, ни на его лице не было и капли приветливости.
    Элизабет хотела обратиться в бегство, но было уже поздно. Она попыталась улыбнуться внезапно окаменевшими губами.
    — Надеюсь, вы не против, что я пришла.
    Ее пробный шар был встречен с холодным безразличием.
    — Наоборот.
    Он явно не стремился облегчить ее положение.
    — Я подумала, что, может быть, мы поговорим.
    — О чем?
    Его прямолинейность обескураживала.
    — Насчет… вчерашнего вечера.
    Молчание затягивалось. Наконец он заговорил:
    — Насколько я помню, Элизабет, вы вчера были не расположены со мной разговаривать.
    Его слова заставили Элизабет поднять голову; их взгляды скрестились, высекая искры.
    — Насколько я помню, у вас вчера было другое на уме! — вспыхнула она, не успев подумать.
    — Верно, — мрачно подтвердил Морган, — и вы весьма красноречиво выразили свои чувства.
    В который раз Элизабет пожалела о своей опрометчивости. У нее защипало в горле, сердце испуганно дрогнуло, слезы навернулись на глаза. Почему, почему всегда между ними пространство, расстояние, разделяющее их? Разве сегодня она хотела ссоры, разве за тем сюда явилась?
    Ее мимолетный взгляд коснулся его лица, и тут же Элизабет отвела глаза в сторону. Она сжимала руки, чтобы унять их дрожь, и призывала на помощь ускользающее мужество.
    — Я… я очень сожалею, — начала она слабым голосом. — Я пришла извиниться за свое вчерашнее поведение. Я очень рассердилась, я была потрясена, когда вы признались, что нашли Натаниеля в Нью-Йорке, а мне ничего не сказали. Но мне не следовало говорить те слова…
    Элизабет остановилась, пытаясь собрать разбегающиеся мысли. К ее удивлению, Морган сам прервал молчание.
    — Вы имели все основания сердиться, Элизабет, — так же медленно, как и она, начал он. — Я не пытаюсь оправдываться, я даже не знаю, как все это объяснить. Мне не стоило скрывать от вас, где находится Натаниель. Но если бы сегодня я вновь столкнулся с той же проблемой, я, наверное, поступил бы точно так же. Однако вы меня не правильно поняли: я не хотел обидеть вас или его. Но в первую очередь я пожалел вас.
    Элизабет вопросительно сдвинула брови.
    — Вы меня пожалели? Почему?
    — Я не хотел, чтобы вы узнали правду. Он был с другой женщиной, Элизабет. Разве мог я сказать это вам?
    Болезненная гримаса исказила ее лицо.
    — Теперь это не имеет значения, — произнесла Элизабет сдавленным голосом. — Что сделано, то сделано. Я не вышла замуж за Натаниеля, я вышла замуж за вас. Боюсь, вы правы, я была плохой женой и скверно себя вела.
    На этот раз Морган задал вопрос:
    — Но почему?
    Элизабет совсем низко склонила голову; как зачарованная, она смотрела на свои крепко сплетенные пальцы. Она не смела посмотреть ему в лицо. Она не могла себя заставить.
    — Я дала обещание перед Богом быть вашей женой… И я его выполню. Потому что теперь я поняла, что несправедливо отвергала вас… — она слегка запнулась, — в нашу свадебную ночь… И вчера тоже. — Ее голос был не громче шелеста. — Но я больше не стану вам отказывать.
    Морган замер на месте, он не верил своим ушам, но радость и торжество взяли в нем верх; он готов был немедленно заключить ее в объятия, покрыть поцелуями и дать волю своему желанию.
    В мгновение ока Морган очутился рядом с ней, взял ее за локти и поставил на ноги. Она задрожала, и он хотел ее успокоить, но переполнявшие его разноречивые чувства победили; сдерживая дыхание, он склонился к ней и слегка коснулся губами ее губ. Легкий, как ветерок, поцелуй, сначала один, потом другой…
    Элизабет чуть слышно вздохнула; ресницы, затрепетав, медленно опустились. Его поцелуи стали более настойчивыми, и губы Элизабет, как цветок, раскрылись под его прикосновениями, неожиданно смелые и одновременно послушные его воле. Одной рукой Морган обвил ее тонкую талию и со стоном притянул Элизабет к себе так, что она оказалась между его ногами. Элизабет напряглась, но не отодвинулась. Его свободная рука легла ей на грудь, заявляя свои права на нее. Большим пальцем он водил вокруг самой вершины нежного холмика.
    Морган презирал себя за то, что подвергает Элизабет такому испытанию, но он должен был знать наверняка. Она быстро, как от испуга, втянула в себя воздух, и сосок под его ладонью стал твердым и упругим. Со стоном Элизабет выгнулась ему навстречу, как бы отдавая ему всю себя.
    Морган с трудом прервал поцелуй, он тяжело дышал, и его сердце, казалось, готово было выпрыгнуть наружу.
    — У меня есть небольшой дом на побережье, — произнес он все еще неровным голосом. — Я подумал, а что если мы проведем там неделю вдвоем, только вы и я.
    С просительным выражением он отклонился назад, чтобы видеть ее лицо.
    — Вы не против?
    Ее щеки порозовели, и она молча кивнула головой.
    Морган не стал ждать другого приглашения, а как жаждущий перед источником, надолго приник к ее губам, чтобы утолить свою жажду. Она же, преодолевая застенчивость, робко отвечала на смелые заигрывания его языка. Его руки распоряжались ею как хотели.
    Он застонал: теперь, когда ему дали свободу, это было настоящее блаженство. Но он не хотел доводить дело до естественного завершения. Только не сейчас. И не здесь.
    К тому же он слишком сильно желал ее, чтобы спугнуть в самом начале.
    На этот раз все будет по-другому, он не повторит тех первых ошибок.
    И все же лишь спустя очень долгое время Морган оторвался от нее, чтобы сказать одну фразу:
    — Мы отправляемся завтра утром.

Глава 15

    Берег был скалистым и диким, но Элизабет пришла в восторг от его девственной, нетронутой красоты. Она не могла оторваться от пейзажа за окном, словно всю жизнь провела в четырех стенах, вдали от природы. День выдался облачный и пасмурный, но Элизабет была в прекрасном настроении. Морган сидел напротив, вытянув длинные ноги, и снисходительно наблюдал за ее восторгом. И хотя они молчали почти всю дорогу, это было дружелюбное молчание близких людей.
    Когда они огибали мыс, Морган подвинулся ближе к окну и показал ей на что-то пальцем. — Вон там. Видите?
    Элизабет наклонилась вперед, стараясь отыскать то, что он ей показывал. Внизу лежала небольшая бухта с песчаным пляжем, а в бухте — крошечный зеленый островок.
    Она нахмурилась, не понимая, где же то место. И вдруг солнце вышло из-за облака, и потоки света затопили бухту — скалистый берег, старый серый каменный дом среди рощицы высоких сосен. Деревянная веранда опоясывала его с трех сторон, а на ней, лицом к морю, стояла скамейка только на двоих. У Элизабет захватило дух от восторга, так тут было прекрасно, о чем она и поспешила сообщить Моргану. И хотя Морган ничего не ответил, он был явно доволен.
    Морган помог Виллису выгрузить из экипажа багаж и припасы и сказал:
    — Не беспокойтесь, Виллис, если нам что-нибудь понадобится, до городка отсюда всего полмили пешком.
    Виллис влез на козлы и притронулся к шляпе.
    — Желаю хорошо провести время, — сказал он. Виллис должен был вернуться за ними только через неделю.
    Элизабет махала ему вслед, но ее мысли были заняты только одним: она пробудет здесь наедине с Морганом целых семь дней…
    И семь ночей.
    Хорошо еще, что Морган не заметил ее растерянности, он искал в кармане ключ от дома.
    — Боюсь, вас ждет разочарование, — предупредил он Элизабет. — Дом очень маленький и скромный.
    Господи, неужели Морган такого плохого мнения о ней? Неужели считает ее заносчивой аристократкой? Никогда в жизни Элизабет ни на кого не смотрела свысока. Как он может так о ней думать? Элизабет хотела рассердиться, но вовремя удержалась. В конце концов они приехали сюда не для того, чтобы ссориться.
    Но стоило им войти в дом, как Элизабет позабыла об обиде. И впрямь весь дом мог разместиться в гостиной особняка на Бикон Хилл. Два больших мягких кресла и диван стояли напротив огромного камина. Но особенно Элизабет понравился уютный диванчик со множеством подушек, стоявший у большого окна, откуда открывался прекрасный вид на океан.
    Затем пришла очередь спален, которых было две. Одну из них, ту, что поменьше, Морган превратил в кабинет, где работал, когда приезжал сюда. Та, что побольше, была веселой и просторной.
    И в ней стояла всего одна кровать.
    Кровать была широкой, с четырьмя столбиками и покрыта мягкой периной. Элизабет с трудом отвела от нее взгляд.
    С напускным безразличием она наблюдала, как Морган перенес с веранды в спальню их вещи. Затем повернулся к ней.
    — Может быть, вы хотите осмотреть окрестности? — предложил он.
    Элизабет изо всех сил закивала головой.
    — Я только переоденусь, — продолжал он, — и мы с вами отправимся на прогулку.
    Когда через несколько минут Морган вышел к ней на веранду, он был в простой холщовой рубашке и неказистых штанах, таких же, что носили рабочие на верфях. Было немного странно видеть его в такой одежде. Хотя она еще больше подчеркивала его мужественность, Морган тем не менее уже не казался таким суровым и неприступным, как обычно. Возможно, это произошло оттого, что по неизвестной причине куда-то исчезло напряжение, которое постоянно существовало между ними. Элизабет сочла это приятным изменением.
    Узкие каменные ступени вели вниз, к океану, где спокойные волны набегали на берег. Элизабет не удержалась от восклицания, заметив на песке небольшую лодку.
    — Смотрите, лодка! — объявила она.
    — Не лодка, а шлюпка, — поправил ее Морган. Она сделала гримасу и с тоской посмотрела на островок вдали.
    — Как вы думаете, мы сможем туда добраться?
    — А вы умеете плавать? — спросил он с сомнением.
    Элизабет изобразила удивление:
    — Как, разве вы не сумеете меня спасти? Морган не мог отвести от нее взгляда. Его молодая жена и не подозревала, какую очаровательную картину она собой представляла под солнцем и ветром на морском берегу. Ее зеленые глаза блестели, розы цвели на щеках, пряди золотых волос выбились из прически и разметались по плечам. Она была рядом, стоило лишь протянуть руку, и вновь вспыхнул в нем голод по ней, сильный до боли, который, Морган надеялся, он сумеет подавить.
    «Боже мой, — подумал Морган, — а кто спасет меня от тебя?»И словно нарочно, чтобы усилить его мучения, налетевший порыв ветра обрисовал под платьем ее молодые упругие груди.
    Морган сжал зубы, борясь с непокорным, охваченным жаром телом.
    — Так что же, — продолжал он, — вы умеете плавать или нет?
    — Если вы так настаиваете, — ответила Элизабет с преувеличенным вздохом, — то я плаваю, как рыба.
    — Что ж, в таком случае я не могу вам отказать. Через несколько минут они уже были в шлюпке и гребли к островку. Они немного погуляли среди деревьев, и Элизабет захлопала в ладоши, обнаружив полянку зреющей земляники. Чуть подальше, под старым ветвистым дубом, она нашла отличное место для полуденного пикника.
    Пылающий бронзовый шар солнца уже приближался к горизонту, когда они отплыли от островка. Так же, как и в первый раз, Морган без слов взял жену на руки и перенес в шлюпку. Он снял сапоги и высоко закатал штаны и рукава рубашки. Суровые складки у рта смягчились, морщинки разгладились, и он словно помолодел. Он легко греб сильными мускулистыми руками, и шлюпка летела вперед, разрезая волны.
    Элизабет задумчиво склонила голову набок.
    — Похоже, что грести совсем нетрудно, — заметила она.
    Морган вопросительно приподнял темные густые брови.
    — Хотите попробовать?
    Элизабет улыбнулась, и у нее на щеке появилась ямочка.
    — Очень, — призналась она.
    Они поменялись местами. Поднявшись, Элизабет чуть пошатнулась, и немедленно надежные руки удержали ее, взяв за талию, и переправили на свободную скамейку. Элизабет стало жарко, что она отнесла на счет внезапного испуга.
    Морган показал ей, как держать весла.
    — Главное, считать их как бы продолжением ваших рук и плавно опускать на воду, — учил он. — Погружать и вытаскивать одним движением.
    Элизабет с готовностью кивнула. Прикусив губу, она тихонько опустила одно весло в воду.
    — Смелее, Элизабет, оно не развалится, — смеясь, посоветовал Морган.
    Честно говоря, непослушные весла оказались тяжелее, чем она ожидала, и не хотели подчиняться. Наморщив лоб, Элизабет боролась с ними, выполняя его указания. Вниз, вверх. Вниз, вверх.
    Морган, откинувшись назад и качая головой, молча наблюдал за ее безуспешными стараниями.
    Вдруг одно весло плашмя ударило по воде, и брызги окатили незадачливого гребца. Элизабет громко вскрикнула.
    — В чем дело, моя высокородная английская леди? Не боитесь ли вы растаять? — поддразнивал он.
    Элизабет рассердилась. Уж не считает ли он, что она развлекается, когда она вполне серьезна?
    Через десять минут Элизабет упустила правое весло, выскочившее из уключины, и, не раздумывая, бросилась вперед, чтобы поймать его.
    — Нет, нет! — в отчаянии кричала она.
    Только стремительная реакция Моргана спасла и ее, и весло. Одной рукой он поймал весло, а другой схватил Элизабет за талию и посадил обратно на скамейку.
    И тут он не выдержал и громко заразительно расхохотался.
    Это было так неожиданно, что Элизабет застыла без движения; потом протянула руку и тронула его губы. — Вы смеетесь, — сказала она, не веря себе и удивляясь. — Я никогда не слышала, чтобы вы смеялись. Я даже ни разу не видела, чтобы вы улыбались, как теперь.
    С неосознанной лаской она провела рукой по его лицу, кончиками пальцев коснулась складок у рта.
    Его улыбка исчезла; мгновение они смотрели в глаза друг другу; чуть сильнее сжались его руки на ее талии. И она почувствовала, что тает, но не от водяных брызг, а от огня его испепеляющего взгляда. Элизабет не могла предсказать, что бы случилось дальше, но внезапная сильная волна взметнула лодку и нарушила странное очарование. Морган взглянул на океан. — Начинается волнение, — сказал он и сел на весла. — Нам следует возвращаться.
    На берегу Элизабет пошла в дом, а Морган вытащил на сушу и привязал лодку. День был теплым, и у Элизабет все еще горели щеки от напряжения. В спальне она налила из кувшина воду в фарфоровый таз, расстегнула и спустила с плеч корсаж платья. Намочив губку, она протерла лицо, шею и ложбинку между грудями.
    Внезапно она услышала шум и, повернув голову, увидела на пороге Моргана, заполнившего весь дверной проем. Сначала его взгляд остановился на ее лице, потом спустился ниже. Затем еще ниже.
    Элизабет почувствовала, как от неровного дыхания быстро вздымается и опускается ее грудь. Всего несколько дней назад ее рассердило бы его вторжение в ее жизнь, а сейчас она и не думала выговаривать ему или прятаться от его взгляда. Более того, ей хотелось ему понравиться. Она надеялась, что он доволен тем, что видит…
    Удивительно, но он первым отвел глаза. Их ужин в тот вечер был самым простым: хлеб, испеченный утром еще дома, большой кусок сыра и холодная жареная курица.
    После еды они вышли на веранду и смотрели, как фиолетовые сумерки постепенно окутывают землю и одна за другой загораются звезды. Чувство безмятежного покоя охватило Элизабет, такое же прекрасное, как уходящий день.
    — Как здесь хорошо, — сказала она со вздохом. — Мне кажется, я прожила бы здесь всю жизнь.
    — Летом тут замечательно, — отозвался Морган. — Но зимой часто штормит, воют ветры, носа не высунешь наружу. — Он немного помолчал. — Я люблю смотреть на волнующийся океан. Это напоминает мне те времена, когда я плавал.
    — Вы были моряком? Морган кивнул.
    — Я начал в пятнадцать палубным матросом. Элизабет рассматривала его, склонив голову набок.
    — Кто бы мог подумать, — наконец сказала она.
    — Я вряд ли мог бы строить суда, не пройдя морскую школу, — сухо усмехнулся он.
    — Вы правы, — согласилась Элизабет и смолкла, подставляя лицо вечернему бризу.
    — Вам холодно?
    — Немного.
    Не успела Элизабет опомниться, как сильные руки обняли ее сзади и прижали к надежной широкой груди, согревая и укрывая от ветра, словно в уютном гнездышке. Он положил свои ладони поверх ее рук.
    — Вы скучаете по морю? — наконец спросила Элизабет.
    — Не так сильно, как прежде, — признался он. — Сначала я служил из-за денег и нанялся к настоящему морскому волку по имени Джек Мактэвиш. — Морган усмехнулся. — Поверьте мне, этот зря денег не платил, но я почти все откладывал, чтобы Натаниель мог учиться в хорошей школе. Прошло совсем немного времени, и я понял, что только на море обрел настоящую свободу.
    Голос Моргана стал проникновенным от воспоминаний.
    — Большинство матросов только и ждали, чтобы судно вернулось в порт и они сошли на берег. А я больше всего любил выходить в море, когда корабль набирает скорость и рассекает волны, а паруса хлопают, будто пушечные выстрелы. Разве может что-нибудь сравниться с тем чувством, которое охватывает тебя, когда морской ветер развевает волосы, ласкает кожу и ты вдыхаешь соленый воздух?!
    Яркая картина предстала перед ее мысленным взором, но Элизабет ощущала лишь одно: его дыхание на своих волосах, прикосновение его теплой кожи и окутавший ее знакомый запах одеколона.
    — Наверное, вам это кажется странным, — нарушил он короткое молчание.
    Нечто непонятное прозвучало в его тоне, новая нота, которой она раньше никогда не слышала.
    Элизабет нахмурилась и повернулась, чтобы увидеть его лицо.
    — Что вы имеете в виду? — спросила она.
    — А то, что аристократка леди Элизабет вышла замуж за человека, который когда-то был простым матросом.
    Элизабет смотрела на его профиль. Она почувствовала, как напряглись мускулы его рук и в ожидании застыло тело, и, хотя он скрывал свои чувства, она догадалась, как важен для него этот момент и ее ответ.
    Важен не только для него, но и для нее тоже.
    — Мне это совсем не кажется странным, — заявила она с непререкаемой убежденностью. — Вы стали матросом совсем мальчиком, но вы не испугались и не склонились перед судьбой. Я восхищаюсь вашим мужеством.
    Морган так долго и упорно смотрел на нее, что Элизабет растерялась под его пронзительным взглядом. Он не сделал попытки ее поцеловать, как она того ожидала и даже хотела!
    Она не знала, что и думать, и пришла в полное смятение. Действительно, зачем ему целовать ее? Он не хотел на ней жениться, его, как и ее, к этому вынудили обстоятельства. Она уже достаточно хорошо изучила характер своего мужа и не сомневалась, что он не из тех людей, которые пренебрегают своим долгом. Он не был ничем ей обязан, но поступил благородно и женился на ней. Возможно, даже принес в жертву собственное счастье.
    Элизабет попыталась улыбнуться и не смогла.
    — Я очень сожалею, что спутала все ваши планы, — начала она неверным голосом. — л. не только испортила жизнь себе, но также вам и Натаниелю. Морган вопросительно сдвинул брови.
    — Элизабет… — только и успел произнести он.
    — Нет, прошу вас, не останавливайте меня, я действительно очень сожалею. Не знаю, что я еще могу сказать, кроме этого… Если бы не я, то, наверное, сейчас вы были бы с ней… — Резкая боль пронзила ее сердце. — Да, несомненно, вы были бы с ней вместе.
    Морган был в недоумении.
    — С кем? Элизабет отвернулась.
    — С той женщиной в театре. — Она запнулась. — Я вас хорошо понимаю, она… Она такая красивая.
    Он взял ее пальцами за подбородок и повернул к себе.
    — Поверьте мне, она не моя любовница.
    — Пожалуйста, — тихо попросила Элизабет и упрямо покачала головой, — я не хочу знать…
    — А я хочу, чтобы вы знали, — прервал Морган. — Я ввел вас в заблуждение и должен попросить прощения. Но я также обязан сказать вам правду.
    Правда! Почему она ее боится? Сердце стучало так сильно, что Элизабет чувствовала боль в груди. Разве он не видит, что ей не нужна его правда? Что она не вынесет этой муки! Но что-то в его глазах заставило ее замолчать и слушать его слова.
    Пальцем он гладил ее подбородок в сдержанной нежной ласке.
    — Я не стану вас обманывать, Элизабет. У меня были отношения с этой женщиной, но не духовные, а физические, мы просто дарили друг другу наслаждение. Но я не прикасался к ней с того самого дня, как вы появились у меня в доме.
    Мир покачнулся и завертелся перед глазами Элизабет.
    — А как же те ночи, когда вас не было… Я думала, что вы с ней…
    Но Морган твердо стоял на своем:
    — Верьте мне. Когда я начинал свое дело, то часто работал допоздна и устроил себе в конторе небольшую спальню. Я уже много лет ею не пользовался, вот только теперь.
    Элизабет все еще не могла оправиться от изумления.
    — Так вот где вы были? Вот где вы проводили все ночи, а я-то думала…
    Морган кивнул.
    — Сначала я был зол на вас из-за того, что вы меня отвергли. А потом, когда вы поселились рядом, соблазн был слишком велик. Вы требовали, чтобы на дверь поставили замок, и я тоже подумывал об этом, потому что не надеялся на себя. Значит, у меня оставался единственный выход: держаться от вас подальше. Что я и делал.
    Элизабет потеряла дар речи.
    — Если бы вы только знали, сколько бессонных ночей я провел в конторе, думая о вас. Иногда я так сильно вас желал, что думал, сойду с ума.
    Морган ее желал. Он ее желал. Это было непостижимо, невероятно. И пока ее ум пытался разобраться в обрушившемся на нее потоке новостей, ее тело начало жить своей отдельной жизнью. Внезапно, словно помимо воли, ее рука коснулась щеки Моргана, кончики пальцев скользнули по обветренной коже.
    — Это правда? — шепотом спросила она. Морган кивнул, он был совершенно серьезен.
    — Я могу вам это доказать, — он смотрел ей прямо в глаза, — если только вы мне позволите.

Глава 16

    — Как?
    Вопрос вырвался, прежде чем она успела подумать.
    — Мне кажется, вы уже знаете ответ, Элизабет. Морган был прав, ей был известен ответ, и как Элизабет ни храбрилась, ей пришлось в молчаливом смущении отвести глаза. Она мечтала, чтобы он крепко прижал ее к себе, и не для того, чтобы успокоить, но в порыве страсти. И в то же время она терзалась сомнениями.
    Сильная ладонь легла ей сзади на шею, ее прикосновение согревало и успокаивало. Пальцем Морган приподнял ее подбородок. Последовавший за этим поцелуй был неторопливым, безмятежным и нетребовательным, но в нем таился сладкий дурман. Чтобы попробовать его, Элизабет готова была заплатить жизнью. Она обвила руками шею Моргана и уже без всякого смущения прижалась к его телу.
    Поцелуй следовал за поцелуем, пока у нее не подкосились ноги.
    Элизабет не помнила, как он отнес ее в спальню; она очнулась, только почувствовав под собой мягкость перины. Морган лег рядом с ней, его рот стал более настойчивым, и ее губы открылись ему навстречу в невольном приглашении.
    — Я хочу тебя, — прошептал Морган, ловя ее дыхание. — Я хочу почувствовать тебя всю, твою кожу, твое тело, не прикрытое одеждой.
    Его голос дрожал от желания, и в ней родился мгновенный отклик, в природе которого не было сомнения. Элизабет не сопротивлялась, когда Морган быстро расстегнул ей пуговицы на спине. Он стянул до талии корсаж, а затем вниз через бедра и все платье, и она осталась в нижних юбках и кофточке. Где-то в глубинах ее души снова загорелся огонек страха, который она тут же погасила.
    Но когда его рука потянулась к ленте на вороте кофточки, Элизабет окаменела. Морган медленно поднял голову.
    — В чем дело? — удивился он. — Что случилось?
    Ее рука приподнялась, как бы защищаясь, остановилась на полпути, и Элизабет нерешительно прошептала:
    — Я хочу этого, правда хочу, но я…
    Она не смогла продолжать. Наступило молчание. Она взволнованно задышала, но рука Моргана осталась на прежнем месте: в нежной ложбинке между грудей. У Элизабет пересохло во рту, она чувствовала, как напряглись его пальцы, на секунду ей показалось, что он не выдержит и грубо подавит ее молчаливый отпор, но он только договорил за нее:
    — Но ты боишься?
    Воспоминания о той ночи вновь всплыли в ее памяти.
    — Я не хочу бояться… Мне нравится, когда вы меня целуете. Я обо всем забываю. И еще мне нравится, когда вы меня обнимаете. Но я не могу забыть…
    — Я понимаю, — прервал он ее с озабоченным выражением.
    — Наверное, все дело во мне. Наверное, со мной что-то не так, если я все время об этом думаю. — В голосе Элизабет вновь зазвучал испуг. — Но тогда была кровь…
    — Только в первый раз, Элизабет, только в первый раз. Могу тебе поклясться, что с тобой все в порядке.
    Он поймал ее дрожащую руку и поднес к своим губам, потом потерся о нее щекой.
    — Я бы тоже очень хотел по-настоящему обнять тебя, Элизабет. И я вовсе не собираюсь тебя пугать, но мне хотелось бы, чтобы ты была раздетой. Чтобы нас ничто не разделяло. Никакой одежды ни на мне, ни на тебе. Ни стыда, ни сожаления и особенно никакого страха.
    — Но ведь вам этого мало! — вырвалось у нее.
    — Верно. Но на этот раз все будет по-другому. Я обещаю тебе, Элизабет. — Он говорил страстно и убедительно. — Никакой боли, только наслаждение.
    Элизабет металась между желанием и страхом и не могла сказать ни да, ни нет. Наконец Морган нарушил молчание:
    — Может быть, мне лучше раздеться первым?
    — Да. Нет. — Оба слова вырвались у нее почти одновременно. — Пожалуйста, не сердитесь, но я не знаю!
    Он все еще лежал рядом с ней, в опасной близости, и, опершись на локоть, вглядывался в ее лицо. Напряжение достигло предела, и когда Элизабет показалось, что она больше не выдержит, Морган встал с кровати и подошел к камину; его лицо выражало спокойную решимость.
    Они не обменялись ни единым словом. Да слова и не были нужны.
    Медленно, неспешно, словно он не знал счета времени, Морган начал раздеваться, освещаемый светом лампы в углу. Он стоял спиной к Элизабет, и его силуэт вырисовывался на фоне окна.
    Элизабет не могла отвести от него взгляда, словно прикованная, она следила за каждым его движением. Его плечи были необычайно широким «, каждый мускул словно вылеплен рукой скульптора, кожа смуглая и гладкая, как полированное ореховое дерево. Он снял брюки, и она увидела его крепкие округлые ягодицы. Намеренно неторопливо он повернулся к ней лицом.
    Его тело пробудилось прямо перед ее глазами.
    Элизабет резко втянула воздух. Его идея была просто неосуществимой. Неужели эта напряженная твердая плоть, восставшая из его бедер, снова проникнет внутрь ее тела, причиняя мучительную боль?
    Она отвернулась, но, даже закрыв глаза, представляла себе этот предмет, грубо вызывающий в своей мужественности.
    — Нет, Элизабет, прошу тебя, не отворачивайся. Но у нее не нашлось слов, да и смелости для ответа. Раздался шорох, и перина примялась под ним в прежнем месте. Он лежал рядом, не прикасаясь к ней, но ей чудилось, что его руки бродят по ее телу. Она смотрела куда угодно, на стены, потолок, окно, но только не на него. Вдруг он спросил:
    — Неужели я такой уродливый, что ты не хочешь на меня взглянуть?
    — Вы не уродливый. Наоборот, вы очень красивый, — искренне призналась она.
    — Тогда почему ты на меня не смотришь? Элизабет, хотя и неохотно, подчинилась. Морган лежал в прежней позе, опершись на локоть, и пристально следил за ней. Он не мог не заметить, что ее взгляд не опускается ниже его подбородка.
    — Что ж, это уже лучше, — похвалил он. — А теперь у меня есть предложение. Если тебе не понравится, надо только сказать, и я перестану.
    Элизабет облизала пересохшие губы:
    — Вы обещаете?
    — Разве в тот раз я не перестал?
    По выражению ее лица Морган догадался, что, не держись он так серьезно, она бы ни за что ему не поверила. Если бы только она знала, как он ее желал! Как изнывало по ней все его тело. В душе он надеялся, что поступает правильно; более того, что выбрал самый подходящий момент, так как опасался, что на этот раз уже не сможет остановиться.
    — Думаю, я не ошибусь, если скажу, что твой опыт общения с мужчинами, уточняю, обнаженными мужчинами, очень невелик, поэтому я предлагаю тебе, Элизабет, удовлетворить свое любопытство.
    Она широко раскрыла глаза.
    — С меня довольно! — вырвалось у нее. — Я уже насмотрелась на всю оставшуюся жизнь.
    Морган рассмеялся, затем опять стал серьезным.
    — Тогда сделай приятное мне, — настойчиво попросил он и медленно, давая ей возможность отнять руку, положил ее ладонь к себе на грудь. — А теперь скажи мне, разве это страшно?
    — Совсем нет, — тут же отозвалась Элизабет.
    — А вот так?
    Морган передвинул ее руку на самую середину груди, где она и осталась, даже когда он убрал свою. Больше того, ее пальцы погрузились в заросли темных волос, слегка поглаживая кожу.
    « Мы делаем большие успехи «, — отметил он про себя.
    Его рука легла на ее запястье, он подвел и прижал ее пальцы к своим губам.
    — А это? Это тоже тебя пугает?
    — Совсем нет. Вы ведь знаете, мне нравится, когда вы меня целуете.
    Жажда обладания стала невыносимой, он чуть не заскрипел зубами. Если бы она знала, как его воспламеняла ее наивность!
    — А теперь я хочу, чтобы ты сама меня поцеловала, — сказал он почти торжественно.
    — Прямо сейчас?
    Это был не вопрос, а чуть слышный писк; ее глаза округлились от страха. Морган с трудом сдержал улыбку.
    — Сейчас, — подтвердил он и откинулся назад на подушку.
    Удивительно, но ему не пришлось долго ждать. Элизабет склонилась над ним и прижала свои губы к его губам. Морган не двигался, полностью предоставив ей свободу действий. Она первая коснулась своим языком его языка, вовлекая его в игру. Он чуть не потерял самообладание, но занятая баталией языков, Элизабет ничего не замечала.
    Потому что для Элизабет все было внове. Они целовались несчетное число раз, неторопливо и страстно, забыв обо всем на свете, кроме себя и своих чувств. На этот раз ни слова протеста не вырвалось у Элизабет, когда Морган расстегнул ее кофточку.
    Ведь только этого ей и хотелось: лечь с ним рядом и прижаться грудью к его груди, бедрами к его бедрам. Скоро на ней, как и на нем, не осталось ни нитки.
    Его пальцы играли ее затвердевшими сосками, огрубелые ладони, как в чаше, держали груди. Элизабет чуть не задохнулась от желания, когда его губы скользнули по ее груди. Горячая волна поднялась изнутри, охватив все тело. Наконец он делал то, чего она хотела. Его язык коснулся твердой смуглой вершины, дразня, подстегивая, возбуждая. Когда же он, лаская, взял сосок в рот, Элизабет обняла его голову, пропуская сквозь пальцы шелковистые волосы и притягивая его еще ближе. Она никогда не испытывала такого блаженства.
    — Приласкай меня, — сказал он хрипло, оторвавшись от нее.
    Он тут же пояснил свое намерение, поймав ее руку и потянув ее вниз, прижимая к своему плоскому животу.
    — Да, Элизабет, да, приласкай меня. Приласкай.
    Ее сердце на миг замерло, затем бешено заколотилось, но она подчинилась тихому горячему шепоту. Сильные пальцы уверенно повлекли за собой ее руку, пока путешествие не завершилось и Элизабет не почувствовала под ладонью тот самый вызывающий ужас предмет. Легким движением, скорее намеком, рука Моргана прижала к нему ее ладонь.
    Его размеры подавляли, и Элизабет чуть не вырвала руку и не спрыгнула с постели. Но то самое любопытство, наличие которого она отрицала, теперь победило все остальные чувства. Кончиками пальцев она чуть коснулась его плоти и поразилась ее твердости и исходившему от нее жару.
    — Вот видишь, тебе нечего бояться. — Его голос был странно неестественным. — Разве это такая страшная штука? Просто она показывает, как я тебя хочу.
    Элизабет посмотрела ему в лицо: глаза Моргана были крепко зажмурены, жилы на шее напряглись. Кончиками пальцев она с опаской погладила его плоть снизу вверх и в обратном направлении, наблюдая, каков будет результат. Вопрос родился сам собой, даже под страхом смерти Элизабет не могла бы смолчать.
    — Тебе… Тебе нравится? — шепнула она. Его стон был красноречивым ответом. Снова его рука накрыла ее руку, чтобы на этот раз показать, как она может довести до предела его блаженство. Опьяняющее ощущение власти охватило Элизабет, ее наслаждение равнялось его собственному, ее смелость перешагнула запреты. Одно воспоминание об этом позже заставит пылать стыдом ее щеки. Но ей никогда не приходило в голову, что они могут поменяться ролями.
    — Довольно, — с непонятным смешком остановил ее Морган. — Теперь моя очередь.
    Он нашел губами ее рот, и теперь уже его рука, скользнув по ее телу, добралась до треугольника золотистых волос и смело преодолела эту преграду. Элизабет вздрогнула, когда его большой палец, раздвинув нежные складки кожи, нашел сокровенное место, средоточие всех ощущений, и начал его ласкать. Дразнящее прикосновение сводило с ума, и она застонала и забилась в его объятиях. К своему смущению и ужасу, она почувствовала, как внезапно появившаяся теплая влага смочила ложбину, куда он так дерзко проник.
    Она впилась ногтями ему в плечи и, задыхаясь от стыда, принялась умолять:
    — Прошу вас, не надо! Пожалуйста. Мне кажется…
    Он понял и слегка покачал головой.
    — Не беспокойся, милая. Это значит, что ты меня хочешь. Ты ведь меня хочешь, правда?
    Нечто новое прозвучало в его тоне, столь несвойственные ему сомнение и неуверенность, и ее душа раскрылась ему навстречу.
    — Да, — прошептала Элизабет дрогнувшим голосом. — Я тебя хочу. Очень хочу.
    Она обвила его шею руками и приникла к нему. Моргану не надо было другого приглашения, он чуть не задушил ее в своих объятиях, а Элизабет не испугалась, даже когда он перевернул ее на спину. Она ожидала, что вновь ее пронзит та, прежняя, разрывающая боль, но этого не случилось, даже когда он погрузился в нее целиком.
    Он не двигался, давая ей привыкнуть к новому ощущению, к той тяжести, которая растянула ее до предела, но тем не менее была поглощена без остатка. Все было, как он сказал: никакой боли, только неописуемое чувство удовольствия, которое вызывала в ней его горячая тяжелая плоть.
    Он медленно поднял голову и посмотрел на нее.
    — Тебе не больно? — спросил он по-прежнему хриплым голосом, все с тем же напряженным выражением.
    Вместо ответа Элизабет молча притянула его к себе.
    Он начал медленно двигаться, погружаясь в нее еще глубже. Один раз, другой, третий. У нее перехватило дыхание, глаза перестали видеть, а тело подчинилось блаженному ритму.
    Элизабет никогда бы не назвала Моргана О'Коннора нежным, но сейчас нежность была в каждом его поцелуе, в неторопливой ласке рук, в стремлении уберечь ее от боли… Она никогда не подозревала, что руки могут дарить такое наслаждение…
    С каждым его движением огонь пробегал по ее телу; мучительная тяжесть появилась внизу. Ее пальцы скользили по его мускулистой спине и шее, зарывались в темные густые волосы.
    Желание охватило Элизабет. Ее бедра сами нетерпеливо устремлялись ему навстречу в поисках того, что только он мог ей дать.
    — Морган, — вырвалось у нее. — Морган! Впервые Элизабет назвала его по имени, и они оба это заметили.
    Морган замер, и вдруг как будто что-то прорвалось в нем. Он покрывал ее поцелуями, будто ставил печати, объявляя миру, что она его собственность. Он переплел свои пальцы с ее пальцами, и их бедра раз за разом все быстрее устремлялись навстречу друг другу, движимые потребностью и желанием, которые они слишком долго сдерживали. Морган убыстрял движение, это были почти удары, но Элизабет ловила их на лету. Резкое прерывистое дыхание наполняло комнату.
    Он подложил руки под ее ягодицы и сжал их ладонями.
    — Ты моя, — пробормотал он. — Понимаешь, ты моя?
    Его одержимость возбуждала и вызывала в ней дрожь, волна наслаждения захлестнула Элизабет, стон сорвался с губ, и вместе они полетели в бездну.
    Спустя некоторое время Морган неторопливо пропускал сквозь пальцы пряди ее золотистых волос, рассыпанные по подушке. Он лениво оперся на локоть, склонился к ней и поцеловал долгим поцелуем.
    — Моя, — повторил он голосом, полным удовлетворения и гордости.
    Но Элизабет и не думала обижаться, потому что его слова сопровождала улыбка…
    Морган заснул первым, обняв ее за талию и положив голову ей на грудь.
    Он по-прежнему улыбался.
    Элизабет не могла сдержать слез радости.

Глава 17

    Морган поощрял ее робкие попытки и ободрял нежными словами и тихим шепотом. Стоило Элизабет вспомнить, что Морган проделывал с ней, а она с ним, и она сгорала от стыда. Они засыпали и просыпались в объятиях друг друга, в любовном переплетении рук и ног.
    И проходило еще немало времени, прежде чем, проснувшись утром, они покидали постель.
    Жизнь Элизабет озарилась солнечным светом, то жгучим и ярким, то мягким и приветливым. Морган переменился, исчезла его прежняя суровость, он жил в мире с ней и с самим собой. Резкость, которая прежде ощущалась в каждом его поступке, исчезла без следа, как будто ее никогда и не было. Элизабет и не подозревала, что в нем существует другой человек.
    Человек, которого можно любить.
    Надежда расцвела в ее душе. Она молила Бога, чтобы эти дни никогда не кончились, чтобы их брак с Морганом не стал, как она того опасалась, борьбой непримиримых врагов, а, напротив, оказался союзом любящих людей. Она обращала к небу самые горячие молитвы.
    Как-то после полудня, когда Морган отправился на рыбную ловлю, Элизабет решила прогуляться в соседний городок, где провела пару часов, разглядывая товары в лавках и ларьках на рыночной площади. Она то останавливалась, привлеченная красивой шалью, то не могла сдержать восклицания, восхищаясь ожерельем, сделанным из мелких морских раковин.
    Элизабет уже собиралась отправиться обратно домой, когда вдруг увидела лавку с развешенными снаружи картинами в рамках. Рядом сидел молодой человек в выгоревшей рубашке и поношенных штанах с альбомом и угольным карандашом в руках. Нахмурившись, он сосредоточенно рисовал.
    Элизабет заметила, что, прежде чем углубиться в работу, он украдкой бросил на нее несколько быстрых, но пристальных взглядов. Заинтригованная, она направилась к лавке, и художник, увлеченный работой, поднял голову только тогда, когда Элизабет остановилась рядом с ним.
    — Надеюсь, вы не против, если я посмотрю, — вежливо сказала она и наклонилась, чтобы взглянуть на рисунок.
    Художник изобразил ее, Элизабет.
    Она смутилась. Он нарисовал ее такой, какой она была, — с распущенными длинными волосами, перевязанными простой белой лентой. Выражение ее лица было немного грустным.
    — Я надеюсь, вы тоже не против, — сказал молодой человек с извиняющейся улыбкой.
    — Вы очень талантливы.
    Элизабет кивнула на ряд картин. Она рассматривала их одну за другой, и последняя привлекла ее особое внимание. Стройный клипер на морских волнах, и на носу фигура человека, который, подставляя лицо ветру, сильными руками держится за поручни.
    Как это тогда сказал Морган?
    « А я больше всего любил выходить в море, когда корабль набирает скорость и рассекает волны, а паруса хлопают, будто пушечные выстрелы. Разве может что-нибудь сравниться с тем чувством, которое охватывает тебя, когда морской ветер развевает волосы, ласкает кожу и ты вдыхаешь соленый воздух?»
    Элизабет замерла в восторге. Художник сумел передать изящество легкого клипера, бурное волнение моря и неукротимую гордость капитана.
    — Как прекрасно, — выдохнула Элизабет. — И совсем как в жизни. Вы, наверное, очень много плавали.
    Художник рассмеялся.
    — Случалось, — признался он. — И все же я предпочитаю твердую землю под ногами. В нашей семье отец выходит в море, он рыбак.
    — Сколько она стоит?
    Элизабет в уме уже подсчитывала свои средства. У нее с собой было всего несколько монет, но она не потратила ничего из тех денег, которые Морган выделил ей на личные расходы. Может быть, она пришлет художнику деньги из Бостона.
    — Вы хотите купить картину?
    — О да, очень хочу. — Она вздохнула. — Но, боюсь, у меня с собой мало денег. Мы с мужем из Бостона и приехали сюда на несколько дней. Что если вы придержите для меня картину, а я пришлю вам остальные деньги с кучером по возвращении?
    Молодой человек задумчиво погладил подбородок.
    — Знаете, наверное, было довольно невежливо с моей стороны рисовать вас без разрешения. Давайте сделаем так. Я вам отдам картину, а вы мне попозируете, чтобы я мог завершить набросок. Как насчет такого обмена?
    — По рукам! — Элизабет не скрывала удовольствия. — Хотя, пожалуй, я в большем выигрыше.
    Художник представился как Эндрю, и, после того как они скрепили сделку рукопожатием, он усадил Элизабет на стул, так чтобы позади был виден берег океана.
    Через полчаса Элизабет уже шла по дороге к дому, прижимая к груди драгоценный сверток в коричневой бумаге.
    Она обнаружила Моргана прогуливающимся по пляжу, и ее сердце сделало радостный скачок. Он был босиком, без рубашки, штаны закатаны до колен; ветер растрепал его волосы.
    — Тебя трудно узнать, ты выглядел совсем по-другому в день нашей встречи, — поддразнила она, оглядывая его наряд; он стоял ступенькой ниже ее, и все равно ей приходилось запрокидывать голову, чтобы смотреть ему в лицо. — Знаешь, тебя можно принять за пирата, особенно если вспомнить, что ты был моряком.
    — Пирата? — повторил он за ней, и Элизабет почувствовала неладное. — Ты меня оскорбляешь. Как ты можешь подозревать меня в таком преступлении?
    — Если хорошенько подумать, то, пожалуй, ты вылитый пират! Я всякий раз тряслась от страха, когда ты со мной разговаривал!
    Морган улыбнулся или ей это только показалось?
    — У меня не возникало сомнения относительно того, кто ты такая.
    Элизабет быстро взглянула на него. Что прозвучало в этих словах? Печаль? Сожаление? Она не знала ответа.
    — И кто же я такая? — подчеркнуто шутливо спросила она.
    — Ты леди. — Его руки легли ей на талию. — Ты моя леди.
    Его хрипловатый низкий голос волновал ее, стоило ему бросить на нее взгляд, и у Элизабет слабели колени и начинала кружиться голова.
    Морган заметил сверток, который Элизабет все еще прижимала к груди:
    — Что ты купила?
    — Это секрет, — быстро ответила она.
    — Перестань. Мне хотелось бы знать, сходятся ли наши вкусы.
    — Я очень надеюсь, что да! — Ее глаза лукаво заблестели. — Как только я увидела эту вещь, сразу подумала о тебе и тут же решила во что бы то ни стало ее купить.
    — Звучит очень таинственно. — Выражение его лица смягчилось. — Почему бы тебе ее не надеть, и мы вместе посмотрим?
    Элизабет хитро прищурилась.
    — Это подарок не для меня, а для тебя.
    — Для меня? — удивился он. — Кто бы мог подумать!
    Она улыбнулась его неподдельному изумлению.
    — Разве ты никогда не получал подарков? Легкая тень омрачила его лицо и тут же исчезла.
    — Тогда скажи мне, что это такое, — попросил он.
    — Посмотри сам, так будет лучше.
    Она села на верхнюю ступеньку веранды и показала на место рядом, а когда он присоединился к ней, вручила ему пакет.
    Морган колебался… Ей даже показалось, что он так и не решится открыть подарок. Наконец он принялся медленно, как бы неохотно развертывать бумагу.
    И вот картина оказалась в его руках, и он молча, не двигаясь, без улыбки одобрения смотрел на нее. Элизабет меньше всего ожидала подобной реакции. Время, казалось, тянулось вечно.
    Ей стало больно. Моргану не понравилась картина, а она так надеялась на обратное! Элизабет с трудом подавила обиду и сдержала глупые ненужные слезы. Морган не должен был ничего заметить.
    — Боже мой, прости меня, Морган, а я-то вообразила, что могу тебе угодить. — Она растянула губы в улыбке. — Я отнесу ее обратно. А еще лучше, сделай это сам, тогда ты сможешь выбрать себе что-нибудь по вкусу.
    Она начала было подниматься, чтобы уйти и спастись от дальнейшего позора, но сильная рука мужа ухватила ее за талию и вернула обратно на ступеньку.
    — Нет, Элизабет, останься! Мне очень нравится картина, клянусь тебе!
    Элизабет старалась побороть жгучую обиду.
    — Нет, она тебе не нравится, — настаивала она. — Но не обращай внимания…
    — Да нет же! Нравится, клянусь тебе именем покойной матери. Как мне еще тебя убедить?
    Элизабет вглядывалась в его лицо: он вел себя странно, непривычно.
    — Пожалуйста, Морган, скажи мне правду, прошу тебя.
    Он не мог заставить себя заговорить. Элизабет заметила, как он несколько раз судорожно сглотнул, и потом, это его непонятное смущение… Неужели ее догадка правильна? Нет, не может того быть.
    — Не знаю, как тебе это сказать, Элизабет. — Он смотрел мимо нее, слова давались ему с трудом. — Дело в том, что мне… Мне до сих пор никто ничего не дарил…
    Элизабет не сразу осознала всю глубину его признания. Ее сердце дрогнуло от жалости, как только она поняла значение его слов. Ее детство было наполнено любвью и радостью, его не оставило ничего, кроме горечи и пустоты. Она смотрела на Моргана и видела нищего маленького мальчика, чье детство прошло в жалкой пивной. Но она также видела Моргана и в его новом обличье: человека, преодолевшего трудный путь из низов до самой вершины, своими силами добившегося всего в жизни и заработавшего большое состояние.
    Она прижалась щекой к его щеке.
    — Что ж, теперь ты наконец получил подарок, — сказала она с любовью. — И я рада, что оказалась первой.
    Их взгляды встретились, и незримая нить, та, что дороже всех богатств на свете, соединила их души.
    Морган отложил в сторону картину, обнял Элизабет и прижал ее голову к своей груди.
    — Я тоже безмерно рад, а все-таки признайся мне, — сказал он с намеком, — уж не пустила ли ты меня по миру своими тратами?
    — Так вот, знай, что она не стоила мне ни единого пенни, — гордо объявила она. — Художник предложил мне обмен: я позирую для него, а он за это отдает мне картину. — Элизабет звонко рассмеялась, и ветер разнес эхо. — Хотя не могу представить, зачем ему понадобилось меня рисовать.
    Морган мог себе представить. Элизабет была неописуемо прелестна. Но помимо хорошенького личика, в ней крылось нечто большее, что делало ее по-настоящему прекрасной. Она излучала обаяние и благожелательность, согревавшие всех вокруг.
    Честно говоря, Морган был мало знаком с проявлением подобных чувств. Множество людей, с которыми он сталкивался, были равнодушны к своим собратьям и прежде всего думали о себе. Но Элизабет была очень похожа на его отзывчивую и добрую мать. Ну а что он сам? К великому стыду, Морган должен был признаться, что в последние годы растерял остатки прежних теплых чувств, как если бы их никогда и не было.
    Он позабыл, что такое смех.
    Но Элизабет вернула ему способность смеяться.
    Он позабыл, что значит жить.
    Элизабет научила его вновь радоваться жизни.
    У Моргана защекотало в горле. Дни, проведенные с ней, и это была ее заслуга, были самыми беззаботными и счастливыми в его жизни.
    А что, если он ее лишится? Страх сдавил ему грудь. Это не должно случиться ни за что на свете. И никогда.
    Прошло еще несколько дней, и они с неохотой вернулись в Бостон, даже не представляя себе, что их там ожидает.
    Прихожая наполнилась радостным смехом, как только они вошли в дом. Морган подхватил Элизабет и кружил ее до тех пор, пока она, задыхаясь, не попросила пощады. Постепенно вокруг собралась вся прислуга, которая, не веря глазам, наблюдала, как веселятся хозяин и его молодая жена.
    — Довольно, Морган! — умоляла Элизабет. — Я могу упасть, у меня все мелькает перед глазами!
    Морган сделал еще один тур и остановился.
    — Значит, мне придется взять тебя на руки!
    И с этими словами он поднял ее высоко вверх. Элизабет сияла от счастья, с довольным вздохом она уронила голову ему на плечо.
    Один за другим с одобрительной улыбкой слуги покинули комнату.
    Но Морган и Элизабет были не одни.
    — Настоящее представление, — раздался низкий мужской голос. — Прямо-таки спектакль.
    Морган обернулся, не выпуская из рук своей драгоценной ноши.
    Натаниель стоял в дверях библиотеки. Он приветствовал их, подняв бокал, полный янтарной жидкости.
    — У меня еще не было возможности поднять бокал за здоровье новобрачных.
    Морган медленно поставил Элизабет на пол; его руки одеревенели.
    Улыбка Натаниеля была откровенно язвительной; он высоко поднял бокал.
    — Надеюсь, Морган, что тебе больше повезет в этом браке. — Он перевел взгляд на Элизабет. — Дорогая Элизабет, что еще я могу добавить к сказанному? Могу только пожелать, чтобы вы были удачливей вашей предшественницы Амелии.
    У Элизабет потемнело в глазах, кровь отлила от лица, ее охватила непонятная слабость. Она устремила на мужа широко открытые глаза.
    — Амелия? — переспросила она упавшим голосом. — Кто это Амелия?
    В комнате воцарилась тишина.
    — Не кто она, а кем она была, — поправил Натаниель и перевел дерзкий взгляд на брата. — Я считаю, Морган, ты должен дать объяснения. Удивляюсь, почему ты до сих пор этого не сделал.
    Какой же он умница, хитрый, коварный Натаниель. Морган смотрел на него сквозь пелену гнева, застилавшую ему глаза. Брат знал все и не сомневался, что он, Морган, умолчит об Амелии!
    Чувство полной безысходности овладело Морганом. Более всего на свете он жаждал открыть Элизабет правду, но где-то в глубинах сознания ему всегда слышался умоляющий голос матери.
    « О, Морган, твой брат совсем маленький… Ему нужен кто-нибудь, кто-то такой, как ты. Воспитывать его. Защищать «.
    Яростное негодование вспыхнуло в душе Моргана. Почти все, что он делал в жизни, он делал ради Натаниеля. Сколько раз он твердил себе слова матери, когда испытывал искушение сбросить оковы и забыть о служении брату. Всегда и все только для Натаниеля.
    Мрак обступил его со всех сторон. Что ж, возможно, он эгоист, наверное, так оно и есть. Правда, мать заботилась о них обоих, но она возложила на него одного заботу о брате, в то время как отцу никогда не приходило в голову подумать о сыновьях. Со дня смерти матери никто на свете не проявил к Моргану ни капли внимания. Ни к его чувствам. Ни к его жизни. Ни к его будущему.
    Никто, кроме Элизабет.
    И вот теперь он может ее потерять, лишиться самого для него дорогого. Как жестока и несправедлива к нему судьба! Его руки невольно сжались в кулаки, и он направил на брата испепеляющий взгляд.
    — Ты, выродок, — его голос был полон презрения, — немедленно убирайся отсюда.
    Никогда еще в коротких словах не звучало столько гнева.
    Натаниель лишь усмехнулся в ответ:
    — Ладно, Морган, не надо преувеличивать… Морган сделал всего один шаг вперед.
    — Убирайся отсюда, — повторил он сквозь сжатые зубы, — или, клянусь Богом, я тебя вышвырну.
    Не успев толком подумать, Элизабет очутилась между братьями.
    — Морган! Ради Бога…
    — Я все объясню тебе, Элизабет, как только мы останемся наедине.
    Он не спускал с Натаниеля горящего взгляда; тот же прикинулся оскорбленным.
    — Что делать, если ты не можешь успокоиться, — сказал Натаниель, поправляя манжеты. — Поговорим, когда ты придешь в себя.
    Морган заскрипел зубами.
    — Не вздумай являться без приглашения, — напомнил он.
    Если Натаниель и обиделся, но никак этого не показал; насвистывая веселую мелодию, он покинул комнату.
    Теперь, наедине, они страшились разговора. Только ее потемневшие от обиды, растерянные зеленые глаза смотрели прямо в его серые, как грозовые облака.
    Он молча показал ей на дверь библиотеки, и Элизабет невольно отстранилась, когда он взял ее за локоть. В библиотеке она немедленно высвободила руку и отошла подальше. Морган нахмурился, но сдержался.
    Элизабет с трудом сохраняла спокойствие, в ней боролись самые противоречивые чувства. Конечно, ее разозлило поведение Натаниеля, напавшего на Моргана. Она, как и Морган, видела его насквозь. Но Морган ее особенно рассердил.
    Она была в растерянности. Какие слова Натаниель сказал Моргану?» Надеюсь, Морган, тебе больше повезет в этом браке «.
    Наконец до нее дошел их смысл, и она чуть не вскрикнула от горя. Но пусть он сам объяснит ей все по порядку. Она спрятала руки в складки юбки, чтобы он не заметил их дрожи.
    — Так кто же она, Морган? Кем была Амелия? Нечто подобное сожалению промелькнуло на его
    Лице. Терпению Элизабет пришел конец.
    — Отвечай мне, черт возьми! Кто она была? Твоя жена?
    Морган опустил голову.
    — Да.
    У Элизабет подогнулись колени, она еле удержалась на ногах. Ясно, что никто не принуждал Моргана жениться на Амелии. Значит, он женился на ней по любви…
    К счастью, боль открытия длилась одно мгновение и сменилась яростью.
    — И где же теперь эта Амелия?
    — Она умерла.
    Его тон был совершенно безразличным, как если бы все это его не касалось. Господи, что это за человек, если он говорит о смерти с таким равнодушием?
    — Ты овдовел?
    Опять та же отчужденность.
    — Да.
    Элизабет смолкла. Будто кто-то безжалостной рукой сдавил ей горло. Она чувствовала себя преданной и отвергнутой, хотя сердцем понимала, что это глупо, если несчастная женщина уже давно покинула здешний мир.
    У Моргана нервно дернулись губы.
    — Только не надо мне повторять, что тебе следовало выбрать Натаниеля. Ты ведь жалеешь, что не вышла за него замуж? Верно я говорю?
    — Как бы я хотела вообще никогда не видеть ни тебя, ни его!
    — Разве ты не понимаешь, что он нас поссорил? Он только этого и добивался. Он хотел, чтобы мы вцепились друг другу в горло!
    Глаза Элизабет вновь вспыхнули гневом.
    — Только не сваливай все на Натаниеля. Это не его проступок. Скажи мне только одно, Морган: ты когда-нибудь собирался рассказать мне об Амелии? Скажи честно.
    Элизабет прочла вину в его глазах.
    — Не знаю, — начал он устало. — Я об этом не думал.
    Он помолчал, затем протянул к ней руку.
    — Элизабет, прошу тебя, ты должна понять… Она оттолкнула руку, отвергая его тихую мольбу.
    — Не смей ко мне прикасаться! Не смей утверждать, что сделал это ради меня. И не говори, что мне лучше было не знать. Помню, как-то в начале нашего знакомства ты мне сказал, что некоторые назвали бы Натаниеля лгуном и плутом. А чем ты лучше Натаниеля?
    Элизабет не стала ждать его оправданий, а резко повернулась и направилась к двери. На пороге она остановилась.
    — Ты любил ее?
    Он молчал, но она и не ждала другого.
    — Отвечай же! — почти закричала она.
    — Да.
    — А она тоже тебя любила?
    Его улыбка была словно приклеена к губам.
    — Я верил, что любила. Но Амелия любила только себя.
    Боль в груди показалась ей невыносимой, слезы выступили на глазах. При виде ее слез Морган невольно вскрикнул и бросился к жене.
    Элизабет изо всех сил затрясла головой.
    — Нет. Не трогай меня. Пожалуйста… — Ее голос задрожал. — Оставь меня в покое.
    У нее вырвалось рыдание, и, подхватив юбки, она бросилась прочь из библиотеки.
    В ту ночь в доме царила могильная тишина.

Глава 18

    Постепенно боль и гнев улеглись, но не зажила рана в душе Элизабет. Она стыдилась своей вспышки, но, с другой стороны, Морган давным-давно должен был признаться ей, что был женат.
    Мысль о Моргане, связанном с другой женщиной, причиняла страдание. Он любил другую женщину, хотя Элизабет напоминала себе, что Морган никогда не объяснялся в любви ей самой. В конце концов она убедила себя, что нельзя быть такой эгоистичной и мелочной. Морган провел детство и юность в нищете и тяжелом труде. Какая разница, что он был женат или даже любил свою жену? Она умерла. Как может Элизабет ставить ему в упрек, что он был счастлив с Амелией?
    Но множество вопросов не давали ей покоя. Как она умерла? Может, она болела или с ней случилось несчастье?
    Последний вопрос Элизабет задала Моргану за завтраком на следующий день после ссоры, и он сразу бросил салфетку и встал из-за стола.
    — Мне некогда это обсуждать, — отрывисто сказал он. — У меня назначена встреча.
    С этими словами Морган вышел из комнаты, оставив Элизабет в расстройстве и растерянности.
    Позже она проверила календарь у него в кабинете: в то утро у него не было никаких встреч.
    Медленно прошли утренние часы, и к вечеру Элизабет надоело сидеть дома. Она решила, что прогулка успокоит ее нервы, и скоро оказалась у дома Стивена. Не успев как следует подумать, Элизабет поднялась по ступенькам и позвонила в колокольчик.
    Приземистая полная седовласая экономка отворила дверь и спросила, чем она может ей помочь.
    — Доктор Маркс дома? — с улыбкой обратилась к ней Элизабет.
    — Он у себя в кабинете. Вы записаны на прием?
    — Боюсь, что нет.
    — Ничего, это не имеет значения, — любезно сказала женщина и пригласила Элизабет войти. — У него сейчас никого нет; я уверена, он вас примет.
    По пути в кабинет Элизабет почувствовала угрызения совести, ведь она действовала тайком от Моргана, но у нее не было другого выхода. Она обязана разузнать все об Амелии.
    Стивен встретил ее широкой улыбкой.
    — Рад вас видеть, — сказал он, закрывая дверь. — Догадываюсь, что вас привело ко мне, Элизабет. Вас немного подташнивает по утрам? Верно?
    — Ничего подобного. — Она недоуменно нахмурилась. — Почему вы так решили?
    — Я подумал, — начал он в некоторой растерянности, — что вы, может быть, ждете прибавления семейства.
    Элизабет все еще непонимающе смотрела на него. Стивен заулыбался еще приветливей.
    — Женщина, которой предстоят роды, обычно обращается за помощью к врачу.
    Он устремил взгляд на тонкую талию Элизабет, и она, наконец, поняла.
    — Вы считаете, что я жду ребенка? — изумилась она.
    — Обычным завершением родов является появление на свет младенца. — Стивен рассмеялся. — Я искренне надеюсь, что вы, будучи замужней женщиной, уже знаете, что им предшествует.
    — Конечно, знаю! — вырвалось у Элизабет, и она покраснела до корней волос от своего невольного признания.
    Хотя теперь Элизабет точно знала, что приводит к появлению младенца, она никогда не думала о такой перспективе для себя.
    Стивен закинул назад голову и громко захохотал.
    — Отлично. Мне не хотелось бы объяснять вам подробности.
    В ответ Элизабет шутливо изобразила оскорбленное достоинство.
    — Будь на вашем месте, Стивен Маркс, кто-то другой, — объявила она, — он бы заработал пощечину только за то, что посмел заикнуться о таких вещах.
    Стивен похлопал ее по плечу.
    — Жаль, что я ошибся, — выразил он притворное сожаление. — Но будем надеяться на лучшее. Раньше или позже это все равно случится. И, наверное, скорее раньше, чем позже.
    Элизабет снова залилась краской.
    — Стивен, вы просто невыносимы!
    — Многие так утверждают, Элизабет. Не вы одна. — Стивен присел на край стола. — А теперь скажите мне, что вас привело сюда, если не мой талант врача.
    Как Элизабет ни старалась, она не могла больше скрывать свою тревогу под притворной веселостью. Она опустила глаза и начала перебирать складки платья.
    — Боюсь, я уже догадался, — вздохнул Стивен. — Это все Морган. Что он теперь натворил? Чем довел вас до такого положения?
    — Я бы не называла это» положением «, — попыталась отшутиться Элизабет, хотя ей было не до этого. — И дело не в том, что он натворил, а скорее в том, чего не сделал.
    — И чего же он не сделал? — осторожно спросил Стивен.
    Прошло некоторое время, прежде чем Элизабет смогла заговорить.
    — Я узнала об Амелии.
    Этого было достаточно, чтобы Стивен сразу стал серьезным.
    — Морган сам сказал вам о ней? Элизабет кивнула: ч
    — Но только потому, что Натаниель упомянул ее имя. Разумеется, я спросила, кто она такая… Тогда Морган сказал, что она была его женой и что она умерла, вот и все.
    — Понятно, — мрачно отозвался Стивен.
    — Тогда я вспомнила, что вы самый близкий друг Моргана… И к тому же еще врач, и я подумала… Может быть, она была больна?
    Стивен не скрывал своего нежелания говорить.
    — Я не уверен, Элизабет, что вы должны спрашивать об этом меня. Если я вам все расскажу, мы вместе можем вызвать неудовольствие Моргана.
    — Я знаю, Стивен, и искренне не хочу причинить вам вред… Дело в том, что Морган не станет на меня сердиться, потому что ему на меня наплевать, — решительно докончила она.
    — Да я ни за что на свете этому не поверю, Элизабет.
    — Придется поверить, Стивен. — Она больше не скрывала своей горечи. — Некоторое время я думала, что дорога ему… Мы провели вместе неделю в его доме на побережье. Он был там совсем другим. А сейчас…
    Элизабет потрясла головой, словно отгоняя дурные мысли.
    — Как, он брал вас с собой туда? — встрепенулся Стивен.
    — Да, — еле слышно подтвердила Элизабет.
    — Тогда, мне кажется, вы его недооцениваете, да и себя тоже. Дом на берегу — это убежище, где он прячется от треволнений мира. Насколько мне известно, там прежде никто, кроме него, не бывал. Я точно знаю, что Амелия там и не появлялась. Помню, как она много дней дулась оттого, что он отказался взять ее с собой. Даже я и то там никогда не был.
    — Значит, вы все-таки знали Амелию?
    — Да.
    — Тогда расскажите мне о ней, Стивен. — Она умоляла его глазами. — Расскажите, прошу вас.
    Стивен вздохнул.
    — Амелия была привлекательной женщиной, — начал он, усаживаясь за стол. — Очень умной и яркой, живой и энергичной. Она была душой светского общества и не мыслила для себя иной жизни. Я был уверен, что ни один человек на земле не смог бы устоять перед ее очарованием.
    — Они с Морганом были счастливы? Преодолевая боль, Элизабет заставила себя произнести эти слова: она должна была знать.
    — Сначала да. Но потом… — Стивен колебался. — Морган никогда не говорил об этом, но я сделал свои выводы.
    — Как давно она умерла?
    — Около пяти лет назад.
    — Как это случилось? Она болела? Вы мне ничего не сказали, — напомнила Элизабет.
    Стивен явно сомневался.
    — Элизабет, — произнес он неуверенно.
    — Стивен, — умоляла она, — пожалуйста, я должна знать!
    — Хорошо, — согласился он наконец с глубоким вздохом. — Она погибла.
    — Погибла? Каким образом? Это был несчастный случай?
    Наступило мучительное молчание.
    — Амелия умерла насильственной смертью. Ее убили.
    Элизабет широко раскрыла глаза, на мгновение ей показалось, что она ослышалась.
    — Убили? — повторила она в недоумении. — Как убили?
    — Амелию задушили. Ее тело нашли в спальне. Элизабет застыла в оцепенении.
    — Боже мой, — еле выговорила она. — Кто мог решиться…
    — Есть еще одно обстоятельство, Элизабет.
    Что-то в его тоне заставило ее насторожиться и затрепетать.
    — Какое?
    Когда Стивен заговорил, его голос был очень спокоен.
    — Моргана тогда арестовали и обвинили в убийстве.

Глава 19

    Слова огненными буквами впечатались в ее мозг, великая слабость овладела всем ее телом, неясное воспоминание вселило тревогу. День их свадьбы и небольшая толпа, собравшаяся у церковных дверей. И человек, который отделился от толпы и, подняв кулак, громко крикнул:» Поберегись, леди, а то кончишь жизнь, как та, другая!»
    Та, другая…
    В тот день слова были лишены смысла, но сейчас догадка молнией озарила Элизабет.
    Та, другая — Амелия.
    Элизабет затряслась с головы до ног, на ее лице отразился ужас; сама того не замечая, она умоляюще протянула к Стивену руки.
    — Боже мой, я спросила Моргана, любил ли он ее, а она его, и он ответил, что Амелия любила только себя. Мне кажется, я его сильно рассердила.
    Стивен сжал ее руки.
    — Послушайте, Элизабет, Морган не совершал преступления. Он не убивал Амелию. Он просто на это не способен.
    — Почему вы так уверены? — воскликнула Элизабет. — Откуда вы знаете?
    — Поверьте мне, Элизабет, я знаю. Случилось так, что я увидел его почти сразу после того, как он нашел тело. Амелия была мертва, но он изо всех сил старался вернуть ее к жизни. И я был с ним, когда его брали под стражу. Я видел страх в его глазах, страх, что его ложно обвинят, но он не промолвил ни слова в свою защиту. Я знаю, что для него это был удар. Он собирался расстаться с Амелией, в тот самый вечер мы обсуждали, как лучше сказать ей об этом… Потом он отправился домой и нашел ее мертвой, и его обвинили в преступлении! Но клянусь Богом, я твердо знаю, что Морган не убивал Амелию.
    Элизабет смотрела ему в глаза, и в ней росла уверенность, что Стивен говорит правду: никто другой так хорошо не знал Моргана. Постепенно напряжение покинуло ее тело, и Стивен выпустил ее руки из своих.
    — А что было дальше? — прошептала она.
    — Был назначен суд, но еще до него прокурор отказался от обвинения. Он признал, что против Моргана недостаточно улик. Короче говоря, преступление Моргана состояло лишь в том, что он нашел тело Амелии. Представляете, что мы пережили за это время.
    Элизабет содрогнулась. Страшно даже подумать, как Морган перенес подобное унижение!
    — Многие из тех, с кем он годами вел дела, отвернулись от него. К счастью, служащие верфей остались ему верны. Морган сохранил состояние и мужественно выдержал бурю. Немало жителей Бостона лишились бы заработка, если бы не его верфи. В конце концов деловые люди поняли, что не в их интересах игнорировать О'Коннора.
    Лицо Элизабет омрачилось, она вспомнила, как в тот день, когда Морган предложил ей руку, он сказал, что не желает быть предметом скандала.
    Что ж, теперь все стало понятнее.
    Дома Симмонс встретил ее у дверей.
    — Как хорошо, что вы вернулись, мэм! — Он кивнул в сторону библиотеки. — Хозяин ждет вас там, он уже давно вас спрашивает и очень волнуется!
    Элизабет отдала Симмонсу зонтик.
    — Спасибо, Симмонс! — поблагодарила она и, собрав все свое мужество, гордо подняв голову, направилась в библиотеку.
    Она бы не сказала, что Морган волнуется, скорее, он был вне себя от бешенства. Он вскочил из-за стола и бросился к ней; его глаза метали молнии.
    — Где, черт побери, ты была все это время? — выкрикнул он.
    — Не надо сердиться, — спокойно объявила Элизабет. — Я просто была на прогулке.
    — Ты отсутствовала почти три часа!
    У него стала дергаться щека. Элизабет почувствовала, как под его гневным взглядом тает ее самообладание.
    — И еще я навестила Стивена.
    Морган сощурился, и его черные брови сошлись у переносицы. Он вернулся на свое место за письменным столом.
    — Зачем? Ты заболела?
    Наступил самый трудный момент, и она призвала на помощь всю свою отвагу.
    — Он рассказал мне, как умерла Амелия. Морган стиснул челюсти. Элизабет видела, что ее муж с трудом сдерживает ярость; он потемнел, как грозовая туча, готовая вот-вот разразиться бурей. С его губ сорвалось проклятие:
    — Я так и знал, что он…
    — Если ты хочешь сердиться, так сердись на меня, а не на Стивена, — поспешила она защитить своего друга, который в равной мере был также другом Моргана.
    Кулак Моргана обрушился на крышку стола, бешенство выплеснулось наружу.
    Как вы, черт побери, посмели устраивать свидание у меня за спиной?
    Элизабет побледнела, но не отступила, наоборот, храбро пошла в атаку, прежде чем Морган успел произнести хотя бы слово.
    — Мы не прятались от тебя. Я, например, не понимаю, почему ты утаил от меня, как она умерла. Ты вообще отказался говорить на эту тему. И не потому, что не мог, — бросила она ему вызов, — а потому, что не хотел!
    — Это не имеет значения. Ты не должна была обращаться к Стивену.
    — Ты дал мне повод. Я не могла поступить иначе! — вспыхнула Элизабет.
    — Что же все-таки он тебе рассказал? — вдруг спросил Морган.
    — Все, — отрезала Элизабет, с напускным бесстрашием встречая его взгляд. — Он рассказал мне о выдвинутом обвинении и о том, как тебя освободили. И еще он сто раз повторил, что ты не убивал Амелию.
    — Неужели? — Его тон был полон сарказма. — Уж не станешь ли ты утверждать, что не поверила самым ужасным обвинениям?
    — Конечно, не поверила! — возмутилась Элизабет.
    — А сейчас? Ты все еще веришь, что я не убивал Амелию?
    Внезапно он очутился перед ней, его глаза блестели, игра солнечного света подчеркивала резкость черт его лица. Под его жестким взглядом она приросла к полу, как кролик под взглядом удава.
    Его мускулистые руки обвили ее хрупкие плечи и привлекли к себе так близко, что у нее пересохло во рту от ощущения подавляющей мужской силы. Еще мгновение, и он сдавит ей шею…
    — Так что же, Элизабет? — Его горячий, злой шепот обжигал ее ухо. — Ты все еще считаешь меня невиновным?
    Пальцем он провел по ее тонким ключицам с такой нежной лаской, что у нее заныло внутри. Невольно на память пришла та ночь в доме на берегу, когда он сделал ее настоящей женщиной…
    Своей настоящей женой.
    Его руки, такие сильные и одновременно нежные, не способны совершить преступление. Ничто на свете не могло поколебать веру Элизабет в невиновность Моргана.
    Он угрожал не ее жизни, а ее сердцу.
    Она его любила. Как бы и что бы там ни было, она все равно его любила.
    Элизабет запустила пальцы в его темные густые волосы и пригнула его голову к себе, так что их губы встретились.
    — Да, — ответила она ему одним вздохом и снова повторила:
    — Да.
    Он чуть не раздавил ее в своих объятиях. Его поцелуй был мучительно горьким, и Элизабет ощутила в нем привкус отчаяния. Морган жаждал свидетельств ее любви, и Элизабет устремилась ему навстречу. Страсть вспыхнула мгновенно и, отметая преграды и кружа голову, бросила обоих в бездну желания.
    Она чувствовала, как давит его твердая плоть на загадочный островок сладострастия в кудрявой долине меж ее бедер. В порыве бесстыдного вдохновения она обхватила его коленями и сделала несколько движений, от которых у них обоих перехватило дыхание. Он в спешке стягивал с нее платье, она, путаясь, расстегивала его одежду.
    Скоро она была совершенно обнаженной. Морган сбросил с себя рубашку, за ней последовали брюки, выпустив на свободу упругую плоть. Элизабет в нетерпении впилась ногтями в его бедра.
    Она не помнила, как, раскинув руки, очутилась на ковре. Он обжигающими поцелуями проложил путь через ее груди и гладкий живот прямо к ложбине среди золотистых волос. Плечами он широко раздвинул ее ноги.
    У Элизабет замерло сердце. Нет, это было невозможно. Он не посмеет…
    Она ощутила его горячее дыхание и влажное прикосновение теплого языка, который щекотал, ласкал, кружился водоворотом. Пальцами она вцепилась в ковер, отдаваясь нараставшему с каждой секундой безумному удовольствию.
    Наслаждение достигло предела, и она, не сдержавшись, громко вскрикнула. Мгновенно Морган перевернулся на спину и посадил ее верхом на себя. Придерживая ее за талию, он молча начал свой урок, и она вздрогнула, почувствовав его ладони на своих ягодицах. Одно ловкое плавное движение, и он оказался внутри целиком, растягивая, наполняя ее до краев, так что она задохнулась.
    Ничто не могло сравниться с подобным ощущением, и никогда в жизни Элизабет не представляла, что женщина может вот так оседлать мужчину. И эта женщина была она сама! Он положил ее руки к себе на грудь, и, как прилежная ученица, она подчинилась и зарылась пальцами в густые темные волосы. Ее мягкий живот касался его жесткого и твердого, кончиками больших пальцев он играл ее сосками, пока она не застонала.
    Их бедра встречались и расходились в одном ритме. Склонив голову, Элизабет следила, как он раз за разом входит внутрь, нанося сильные удары. Она часто задышала и, корчась и извиваясь, задрожала в последнем порыве; истома теплом разлилась по ее жилам. С хриплым стоном Морган изверг в нее свое горячее семя, туда, где находились врата рая.
    Только когда дуновение прохладного вечернего ветерка охладило ее пылающие щеки, Элизабет очнулась и поняла, что они с Морганом совершили, да еще в библиотеке! От стыда она спрятала лицо у него на шее. Невольный смешок вырвался из ее груди при воспоминании о том, как некогда она воображала себе подобную сцену.
    В самом безумном сне Элизабет не могла представить, что это свершится, более того, таким вот образом. Она зевнула и потерлась щекой о гладкое крепкое плечо Моргана.
    Ночь уже спустилась на землю, когда Морган наконец оторвался от нее. Закутав Элизабет в шаль, он отнес ее в спальню и положил на кровать; она сонно пошевелилась и открыла глаза. Высокий, великолепный в своей наготе, Морган стоял у кровати. Элизабет окончательно проснулась и протянула к нему руку. Морган лег рядом, и скоро они вновь оказались на вершине блаженства.

Глава 20

    — Морган, ты спишь?
    — Нет.
    Он лежал на спине, прижимая ее к себе одной рукой.
    — А кто же все-таки убил Амелию?
    В один миг все переменилось. Только что он лениво и умиротворенно лежал рядом, и вдруг напрягся каждым мускулом. Элизабет чуть не вскрикнула, когда он внезапно отбросил в сторону одеяло, спустил ноги на пол и встал, натянутый, как струна, и уже далекий.
    Элизабет села на кровати, прижимая к груди простыню.
    — Морган, пожалуйста! Что я такое сказала? Я забыла тебя спросить, нашли ли убийцу Амелии…
    — Не нашли.
    — Но ты ведь пытался…
    — Довольно, Элизабет, давай больше никогда не будем возвращаться к этой теме.
    — Как, ты хочешь сказать, что вопрос закрыт? Она застыла от удивления.
    — Совершенно верно. — Он натягивал брюки. — Закрыт и забыт. Амелия мертва, и ничто не может вернуть ее к жизни.
    Она в растерянности смотрела на него, не понимая причины его внезапного отчуждения и холодности.
    — Похоже, ты и не хочешь ничего знать.
    — Не хочу, — коротко и резко оборвал он.
    — Господи, ведь она была твоей женой!
    — Моей женой. — Усмешка искривила его губы. — Ты хочешь, чтобы я объяснил тебе причину, Элизабет? Прекрасно. Тогда слушай. Я расскажу тебе о моей горячо любимой супруге. Все годы нашей совместной жизни, за исключением, пожалуй, первого, любовники не вылезали из ее постели. После ее смерти я решил во что бы то ни стало забыть о том аде, который она мне устроила. Кстати, ты меня очень обяжешь, если не станешь больше допрашивать об Амелии Стивена или кого другого. Злые слезы обожгли ей глаза.
    — Но я пошла к нему только потому, что беспокоилась…
    — О чем, Элизабет? О том, что я могу убить тебя во сне?
    — Но я… до разговора со Стивеном я даже не знала, что Амелию убили!
    Морган пропустил мимо ушей ее слова.
    — Скажи, Элизабет, ты вышла бы за меня замуж, если бы знала, что меня обвиняли в убийстве, да еще собственной жены? Благородная английская леди замужем за обыкновенным преступником.
    — Ты не преступник.
    — Кто докажет обратное? — Его голос был полон презрения и обиды. — Можешь не сомневаться, добропорядочные бостонцы ничего не забыли. Что же говорить о моей знатной английской жене?
    — Ты сказал» знатная «? А помнишь ли ты, что я приехала сюда совсем без денег?
    — Это зависело только от тебя, Элизабет. Стоило лишь остаться в Англии и выйти замуж, и ты получила бы свою долю отцовского наследства. Если таково твое желание, я не буду тебе препятствовать. Возвращайся в Англию, я тебя не держу.
    Элизабет сжала кулаки.
    — Что ж, нельзя сказать яснее, — с трудом выговорила она; в ней вспыхнула ответная ярость. — Ты ничего мне не говоришь. Ты ничего не чувствуешь. А теперь слушай, что я тебе скажу, Морган О'Коннор. Я чувствую себя не только одураченной, я чувствую себя обманутой.
    Ее голос дрожал от бешенства.
    — Тогда в доме на берегу мне казалось, что нас связывает нечто особенное. А теперь я вижу, что для тебя я не более чем любовница! Как ты сказал о той женщине?» Мы просто дарили друг другу наслаждение «. — Широким пренебрежительным жестом Элизабет показала на смятую кровать. — Вот это нас и связывало? Так ты представляешь себе наш брак?
    Ответом ей послужило гнетущее молчание. Он не сказал ни слова… И этим сказал все. Элизабет тихо жалобно вскрикнула.
    — Это не супружество, — произнесла она огорченно. — Это тюрьма и для тебя, и для меня.
    Элизабет казалось, что предел достигнут и хуже уже не может быть.
    Сидя в гостиной, она составляла меню на следующую неделю, когда Симмонс доложил, что пришел Натаниель и ждет в передней.
    Элизабет растерялась, грозное предупреждение Моргана, сделанное брату в день их возвращения с побережья, звучало у нее в голове:
    « Не вздумай являться без приглашения «.
    Мгновение Элизабет кусала губы, затем приняла решение. Она отложила в сторону меню.
    Пригласите его войти, Симмонс.
    Через секунду в гостиной появился Натаниель, как всегда безупречно одетый, но с темными кругами под глазами. Он выглядел больным.
    — Здравствуйте, Натаниель, — сказала она, неуверенно улыбаясь. — Пожалуйста, садитесь.
    Натаниель осторожно оглянулся вокруг.
    — Морган в конторе?
    Элизабет кивнула, наблюдая, как он усаживается в кресле напротив, и лицо Натаниеля выразило облегчение.
    — У него сегодня дела за городом, он возвратится только к вечеру.
    Она не сказала Натаниелю, что Морган уведомил ее об этом через Симмонса, а не лично.
    — Хотите кофе или чаю?
    — Нет. Я зашел, чтобы принести вам свои извинения, — начал он с несвойственным ему смущенным видом.
    — Вы имеете в виду то, что случилось позавчера?
    — Да.
    Элизабет сложила руки на коленях.
    — Вы не должны извиняться передо мной, Натаниель. — Последовала полная значения пауза. — Но, мне кажется, вы должны извиниться перед Морганом.
    — Перед Морганом? — изумился Натаниель и красноречиво хмыкнул. — Зачем мне извиняться перед ним?
    Он смотрел на нее с враждебным вызовом, но Элизабет не отступила, упрямо подняв подбородок.
    — Ваше поведение было грубым и нечутким, не говоря уж о том, что оно было неоправданным, — заметила она, не повышая голоса. — Вы хотели вызвать скандал, вы хотели унизить Моргана перед его женой.
    — Ну и что из этого? Он отнял вас у меня, он вас украл!
    — Нет, Натаниель, я сама сделала выбор. Какой считала правильным для себя. Я по доброй воле вышла замуж за Моргана, и вы должны это понять.
    — Но вы не любите его, Элизабет!
    У нее сжалось сердце, и она быстро отвела взгляд.
    « Тогда не любила, — подумала она с болью, — но теперь, к несчастью, люблю «.
    Но разве скажешь об этом Натаниелю? Разве признаешься ему, что она никогда не любила его так, как теперь любит Моргана? Тогда ее увлекли блеск лондонской жизни, мишура и суета праздников и балов, обаяние и веселый смех Натаниеля.
    Нет, ни за что. Она не посмеет нанести ему такую рану, не в ее характере намеренно обижать людей.
    Элизабет и не подумала, что Натаниель может превратно истолковать ее печальный взгляд.
    — Вот видите, я был прав. Вы будете с ним несчастны. Вы уже несчастны, хотя пытаетесь это скрыть! Элизабет, он поступит с вами так же, как с Амелией. Он разрушит вашу жизнь…
    — Довольно! — Слово прозвучало резко, как удар хлыста; в ее глазах вспыхнул гнев. — Еще одно слово против Моргана, и я попрошу вас уйти, Натаниель.
    Он насупился, но замолчал. Потом встал и, засунув руки в карманы, начал взад-вперед ходить по гостиной. Когда он совершал путешествие по комнате в третий раз, Элизабет своим тонким обонянием уловила запах спиртного и вскочила на ноги.
    — Натаниель! — воскликнула она в отчаянии. — Вы опять пьете!
    Он остановился как вкопанный, и тут Элизабет впервые заметила, что у него покрасневшие, воспаленные глаза. Он саркастически улыбнулся.
    — К вашему сведению, Элизабет, теперь редко выпадает день, чтобы я не пил.
    — На мой взгляд, Натаниель, этим вряд ли стоит гордиться!
    — Почему бы и нет? — Он помрачнел. — Чем мне еще заниматься? Виски помогает убивать время.
    Элизабет пришла в ужас:
    — Так вот почему вы пьете? Чтобы убить время?
    Натаниель пожал плечами.
    — Но есть множество вещей, которыми вы могли бы заняться!
    — Какими, к примеру? — угрюмо поинтересовался он.
    — Чем-то полезным, созидательным, — объявила она.
    — Вы сказали, созидательным? Разве Морган не говорил вам, что я никчемный человек? Он любит это повторять.
    Чувство безысходности овладело Элизабет. Отчего двое братьев беспрестанно ведут борьбу? Отчего? С каждым днем росла ее уверенность, что есть что-то, о чем она не знает, что-то очень важное.
    — Тогда, Натаниель, докажите, что он ошибается! Не ему назло, а для себя самого, ради своей собственной гордости! Наверное, вы на что-то способны. Займите чем-нибудь ваши ум и время!
    — Не перестаю удивляться, что Морган вам ничего не сказал. К примеру, что прекрасное образование, которое он мне дал, оказалось пустой тратой денег. Что меня прогоняли с каждого места, на которое я поступал.
    Элизабет упрямо потрясла головой.
    — И все же вам необходимо трудиться, Натаниель. Постойте! — воскликнула она. — У меня есть отличная мысль. Что, если я поговорю с Морганом насчет места в конторе?
    — Элизабет…
    Она отмахнулась от его протеста.
    — Должны же вы уметь что-то делать, — размышляла она вслух. — Как у вас обстоят дела с арифметикой?
    — Когда-то я знал ее неплохо, — признался он.
    — Вот и прекрасно! Возможно, вы могли бы вести бухгалтерские книги. Я знаю, что Морган с удовольствием передал бы вам часть работы.
    Элизабет твердо стояла на своем. Вот он, выход из положения!
    Не один раз в течение дня она радостно смеялась про себя. Как только Морган убедится, что брат что-то делает, Натаниель обязательно поднимется в его глазах. Возможно, это будет первым шагом к их примирению.
    Морган вернулся домой очень поздно, но Элизабет бодрствовала, поджидая его. Она услыхала шаги внизу; затем открылась дверь кабинета. Все складывалось удачно: Морган пропустил ужин, и она попросила повара приготовить для него что-нибудь холодное. Элизабет взяла поднос, где стояли тарелки с холодной свининой, бобами и хлебом, и спустилась вниз.
    В мягких туфлях она бесшумно вошла в кабинет. Желтый свет лампы освещал угол комнаты. Морган стоял у окна и смотрел на луну и звездное небо. Секунду она позволила себе полюбоваться его четким профилем. Он был задумчив, и морщины у рта казались особенно глубокими. Вся его фигура выражала огромную усталость и подавленность, и сердце Элизабет исполнилось жалостью к нему.
    Он услышал шелест ее одежды и обернулся. Сдерживая дыхание, она протянула ему поднос.
    — Ты не ужинал, — сказала она волнуясь. — Наверное, ты проголодался.
    Секунду Морган был неподвижен, и ей почудилось, что он удивлен. Затем он подошел к ней и взял из ее рук поднос. Их пальцы лишь слегка соприкоснулись, но по ее телу пробежал жар.
    — Действительно, я умираю от голода, — признался он.
    Элизабет улыбнулась в ответ. Ее охватило чувство величайшего облегчения, она страшилась, что после ее вчерашнего взрыва он будет далеким и непримиримым. Морган сел за стол, а она устроилась на стуле напротив. Пока он ел, она болтала обо всем и ни о чем: о теплой погоде, ревматизме Симмонса и приглашении на обед к Портерам на следующей неделе.
    Морган кончил есть, отодвинул тарелку и встал. Он подошел к ней и, прежде чем Элизабет сообразила, взял ее за плечи и заставил подняться со стула. Ее маленькие ступни оказались прямо между его большими. Он держал ее за руки.
    — Спасибо, — пробормотал он. — Мне дорог этот знак внимания.
    Она улыбалась, глядя вверх ему в лицо, охваченная внезапным непонятным чувством счастья.
    — Я хотела сделать тебе приятное, надеюсь, ты доволен.
    Очень.
    Его взгляд скользил по прекрасным чертам ее лица-Зеленые глаза Элизабет блестели, румяные щеки еще больше порозовели от волнения, что усиливало ее прелесть; волосы золотым водопадом рассыпались по спине. Край ночной рубашки чуть выглядывал из-под пеньюара, тонкие кружева покрывали округлости ее груди и вздымались при каждом вздохе, что было куда соблазнительней, чем полная нагота.
    Проснувшееся желание отяготило чресла. Он хотел только одного: сорвать с нее и с себя одежду, положить ее на спину и как можно глубже проникнуть внутрь ее нежного тела.
    Морган еще крепче сжал ее руки и хотел было заговорить, но она его опередила.
    — Как я рада, что ты на меня не сердишься за прошлую ночь.
    Прошлая ночь, что там случилось? Он не мог ясно мыслить, тем более помнить о какой-то прошлой ночи. Кровь стучала у него в висках, кипела в жилах.
    — Надеюсь, ты не рассердишься, но у меня есть к тебе просьба.
    Господи, какая она милая. Она могла попросить луну, солнце и звезды, и он бы отдал все на свете, чтобы она их получила.
    — Морган, это о Натаниеле… Его надо чем-то занять. Я уверена, если он постарается, из него что-нибудь выйдет. Я подумала, что, если ты возьмешь его к себе в контору…
    Морган не сразу понял, что она имеет в виду. Когда же до него дошел смысл ее слов, его словно окатили ледяной водой.
    — Ты говоришь, Натаниель? Значит, он приходил?
    В воздухе запахло грозой.
    — Да, он был здесь. Я помню, что ты запретил ему являться без приглашения, — торопливо подчеркнула она. — Но он приходил, чтобы извиниться.
    Элизабет не стала уточнять, перед кем хотел извиниться Натаниель, перед ней или Морганом. Морган застыл на месте.
    — Ты просишь, чтобы я его взял на работу? Дал ему место?
    — Да. Видишь ли…
    Он с такой силой сжал ей руки, что Элизабет чуть не вскрикнула. Затем оттолкнул ее от себя.
    — Нет.
    — Морган, — умоляюще начала Элизабет в надежде его урезонить, — конечно же, он не рассчитывает стать твоим партнером…
    — Он не будет работать со мной, Элизабет. Он не будет работать на меня. Тебе все ясно?
    — Но…
    — Никаких» но»и никаких споров, Элизабет. — Его тон свидетельствовал, что об уступках не может быть и речи. — Он не будет у меня работать. Давай прекратим этот разговор.
    Ее глаза были прикованы к его мрачному, грозному лицу. Казалось, по комнате ходили штормовые волны, готовые смести все на своем пути. Морган указал на пустые тарелки на столе.
    — И все эти старания ради бедняжки Натаниеля, верно? Ты надеялась, что я размякну и соглашусь?
    Элизабет ужаснулась оттого, что он считает ее способной на такую низость.
    — Нет, нет, ты ошибаешься!
    С усмешкой он медленно оглядел ее с головы до ног, и Элизабет почувствовала себя голой и беззащитной.
    — Ты меня поражаешь, Элизабет. Я все-таки думал, что ты леди. — Последнее слово прозвучало как ругательство. — Открой мне, ведь ты намеренно меня соблазнила? Интересно, как далеко ты способна пойти ради возлюбленного Натаниеля? Может, для него ты согласна продавать свое тело?
    Голова Элизабет затуманилась от гнева и, не раздумывая, она подняла руку и отвесила Моргану увесистую пощечину. Раздался звонкий шлепок.
    Реакция Моргана была мгновенной. Он грубо схватил ее и прижал к себе так близко, что она почти задохнулась в его железных объятиях; его пальцы, словно кандалы, сомкнулись на ее тонких запястьях. Бешеный взгляд прожигал ее насквозь.
    — На твоем месте, — произнес он сквозь зубы, — я бы дважды подумал, прежде чем вновь решиться на такой поступок. Обещаю тебе, дорогая женушка, что в следующий раз ты мне за это заплатишь.
    С трудом Элизабет вырвалась из его рук, она задыхалась от обиды.
    — Как ты можешь! — выкрикнула она. — Ведь Натаниель твой брат! Ты обязан дать ему шанс.
    Лицо Моргана оставалось все той же жесткой маской.
    — Хватит! — объявил он. — С меня довольно, я уже надавал ему этих шансов!
    Элизабет заговорила, и ее голос дрожал от волнения:
    — В таком случае ты лишен души и сердца! Будь у меня брат или сестра, ничто на свете не могло бы разорвать связывающие нас узы. Я готова на все, чтобы помочь Натаниелю, а ты … ты готов на все, чтобы от него избавиться! Как ты можешь ненавидеть своего собственного брата, свою плоть и кровь? Ответь мне!
    Вопрос повис в воздухе без ответа, и Элизабет с печальным криком выбежала из комнаты.
    Морган остался на месте, и хотя его лицо ничего не выражало, невидимая рука сжала его сердце, боль охватила неподвижное тело.
    «У меня нет ненависти к Натаниелю, — наконец нашел он ответ, — он мой брат. Мой брат».
    Словно острый нож, горечь пронзила его насквозь, потому что в двух этих словах был заключен целый мир мук и страданий.
    Он сгорбился и усталым, покорным жестом провел рукой по лицу. Нет, он любит, а не ненавидит брата, даже после грязи, запятнавшей прошлое, он все еще его любит.
    В этом-то и заключался весь ужас положения.

Глава 21

    Даже смертельно опасными.
    Его звали Иона Морленд. Месяц назад он приехал из Лондона, сначала в Нью-Йорк, а потом в Бостон. За короткий период своего пребывания в стране он уже сделал вывод, что янки наглые и нахальные типы и, несомненно, самый варварский народ на земле.
    Человек, которого он здесь выслеживал, не отличался особым умом, и это огорчало Иону.
    Дело в том, что простые и легкие пути были не для него, Иона слишком любил свое занятие. Он предпочитал азарт погони, противоборство ума и воли и торжество победы. Вот что привлекало Иону в его профессии. Как бы там ни было, он гордился своей непредвзятостью и проницательностью.
    Бесспорно, Натаниель О'Коннор будет поставлен перед необходимостью заплатить давно просроченный долг. Если же Иона почувствует, что может позволить себе быть великодушным, то он даст Натаниелю О'Коннору еще один дополнительный шанс.
    Но не более того.
    В данном случае его нанял виконт Филипп Хэдли. Иона уже не первый раз работал на него, и надо признать, что лишь немногие смельчаки или глупцы пытались обмануть виконта.
    Натаниель О'Коннор пытался, и это была его первая ошибка. Вторая состояла в том, что он не вернул долг. Третья — что он не предполагал возмездия.
    Иона совсем не случайно выбрал одно из питейных заведений города. Действительно, объект его внимания был частым посетителем «Вороньего гнезда». Вот и теперь Натаниель О'Коннор сидел в углу, обняв шлюху, с которой провел вечер, и, как воду, хлестал спиртное.
    Бесцветные глаза Ионы сузились до щелочек, он рассеянно почесывал шрам на щеке. Видно, Натаниель О'Коннор считал себя большим умником, когда несколько месяцев назад решил скрыться из Лондона. Но на взгляд Ионы, несчастный был безнадежно глуп. Он также был удивительно предсказуем.
    Иона взглянул на карманные часы. Если он не ошибается, О'Коннор скоро поднимется и отправится домой, где будет отсыпаться и приходить в себя. Завтра после обеда он снова повторит всю процедуру предыдущего дня. Он проведет вечер в карточной игре и пьянстве, в компании дорогой проститутки. Короче говоря, в жизни Натаниеля О'Коннора существовало всего три интереса: азартные игры, пьянство и женщины.
    Как раз в этот момент О'Коннор с трудом поднялся, попрощался с подругой и, шатаясь, направился к дверям.
    Иона Морленд допил вино, аккуратно промокнул салфеткой рот и щелкнул крышкой часов. Он вышел следом за О'Коннором и на расстоянии нескольких шагов проследовал за ним в ночь.
    О'Коннор ничего не заметил.
    Морленд объявился только тогда, когда они приблизились к дому О'Коннора. С ловкостью, которой он был знаменит, Морленд схватил молодого человека за шиворот и затащил его в проход между домами.
    Он приставил к его горлу свое любимое оружие, острое и блестящее.
    — Должен признать, О'Коннор, вы заставили меня побегать с тех самых пор, как скрылись из Лондона.
    — Кто вы такой? — заикаясь пролепетал Натаниель.
    — Считайте меня посланником виконта Хэдли. Вам известно, что виконт терпеть не может грабителей? Как видно, неизвестно, раз мы встретились так далеко от Лондона. Тогда позвольте мне освежить вашу память. Виконт щедро одолжил вам весьма значительную сумму, скажем прямо, половину своего состояния! Вы поймете, сколь он был огорчен, когда вы покинули Лондон, не вернув ему ни гроша!
    Морленд ослабил пальцы на горле Натаниеля и медленно повернул его к себе лицом; кинжал теперь упирался ему прямо в сердце. При виде нападающего Натаниель невольно проглотил слюну. Он не мог оторвать взгляда от узкого белого шрама, рассекавшего щеку Ионы от уха до рта, и его угрожающей улыбки.
    — Вы, конечно, понимаете, зачем я сюда приехал. Виконт Хэдли любит доводить дело до конца.
    Голос О'Коннора охрип от страха.
    — Что вам от меня надо?
    — Только то, что причитается виконту, дружище, и ничего больше.
    — Когда? Мне необходимо время, чтобы…
    — Три дня, — прервал Иона. — Даю вам три дня. Буду ждать вас с деньгами в том самом баре, где вы только что были. Вам понятно?
    О'Коннор кивнул. Он не мог выговорить ни слова.
    — Прекрасно. — Иона водил пальцами по острию кинжала. — А теперь убирайтесь, пока я не передумал.
    Натаниель повернулся и бегом пустился к дому. Иона улыбнулся, отряхнул сюртук и пошел прочь.
    Элизабет страдала.
    Ее брак всегда был непрочным, но теперь он рассыпался на куски. Они с Морганом вели себя как совершенно чужие люди. И хотя она жаждала положить конец ссоре, ни он, ни она не могли забыть обиды. Несколько раз Элизабет пыталась втянуть Моргана в простой разговор, но он отвечал короткими, односложными фразами. Он не шел на примирение, что еще больше выводило ее из себя. Невозможно было притворяться, будто ничего не случилось, когда мир рушился вокруг тебя.
    Она не знала покоя, особенно после того, как месячные не пришли в положенный срок, чего раньше никогда не было. Боже мой, неужели она беременна? Только не сейчас! Она вспомнила предсказание Стивена: «Раньше или позже это все равно случится. И скорее раньше, чем позже».
    Она испытывала то радость, то отчаяние. Ее дитя… Дитя Моргана. На кого оно будет похоже? Девочка или мальчик? Пусть будет девочка, мечтала она. Ей так хотелось иметь крошечную дочь.
    А что Морган? Надо ли ему сказать? Она пока еще сомневалась насчет своего состояния, к тому же сейчас было неподходящее время. «А если подходящее время вообще никогда не наступит?»— спрашивала она себя почти в истерике.
    Пришел день обеда у Портеров, и подтвердились самые плохие предчувствия Элизабет. Недаром она так страшилась этого дня, он стал для нее настоящим испытанием.
    По пути в экипаже стояло тяжелое молчание. Элизабет надела жемчуг в слабой надежде, что Морган похвалит красоту ожерелья. Или то, как выглядит она сама.
    Ее надежда не оправдалась.
    В доме Портеров их тут же разлучили. Морган сидел на дальнем конце стола, а Элизабет рядом с хозяйкой. Он ни разу не улыбнулся и не посмотрел в сторону той, с кем был обвенчан.
    После обеда в гостиной был небольшой концерт. Элизабет улыбалась и болтала, пока у нее не разболелась голова и она уже не различала лиц. Она искала глазами Моргана и не находила. Она уже давно его не видела…
    Зато она увидела ту самую женщину, опять в красном. Все тот же прелестный, безупречный профиль. Элизабет не могла отвести от нее взгляда.
    Вот она, та женщина в опере. Его любовница. Любовница Моргана.
    Кто-то в толпе отошел и сторону, и Элизабет увидела ее собеседника.
    Это был Морган.
    Резкая и жестокая боль сжала ее сердце. Мир, вдруг лишившийся красок, черный и мрачный, закружился вокруг. Она еле удержалась на ногах.
    Когда Элизабет снова посмотрела в их сторону, они все еще беседовали. Женщина подняла лицо к Моргану, ее губы были совсем близко, она с видом собственницы взяла его под руку.
    Элизабет чуть не закричала от терзавшей ее • муки. Неужели она сама вернула Моргана в объятия любовницы? «Перестань, — урезонивал ее внутренний голос. — Все ночи он проводит дома. В комнате рядом с тобой».
    А как он поступит сегодня?
    — Что-то вы неважно выглядите, Элизабет. Как вы себя чувствуете?
    Элизабет вздрогнула от неожиданности, но это был всего лишь Стивен.
    — Не очень хорошо, — отозвалась она прерывающимся голосом и ненавидя себя за это.
    Еще один взгляд в сторону Моргана, и она расплачется так, что не сможет остановиться.
    — У меня ужасная головная боль. Боюсь, я испорчу всем настроение. — Она попыталась улыбнуться. — Не попросите ли вы кого-нибудь вызвать экипаж?
    — Немедленно. — Стивен поднял голову, вглядываясь в толпу. — Я скажу Моргану, что вы хотите уехать…
    — Нет, — быстро остановила она его. — Зачем портить ему вечер? Виллис отвезет меня, а потом вернется и подождет Моргана.
    Стивен нахмурился.
    — Вы уверены, что обойдетесь без моей помощи?
    — Ну конечно, Стивен.
    — А что, если я все-таки провожу вас, на всякий случай…
    — Нет, Стивен, в этом нет необходимости. Мне просто надо лечь, и все сразу пройдет. Вызовите экипаж, этого достаточно. И, пожалуйста, передайте Моргану, что я плохо себя почувствовала. '
    Через полчаса Элизабет уже была у себя в спальне. Анни расстегнула ей на спине платье, и Элизабет отпустила ее; больше всего на свете ей хотелось побыть одной. Медленно, словно боясь причинить себе боль, она надела ночную рубашку и пеньюар.
    Села у туалета и распустила волосы, свернутые в тугой жгут на затылке. Будет ли Морган сегодня ночевать дома? Страдания были невыносимы. Его любовница — Элизабет даже не знала ее имени — была прекрасна, как яркий пышный благоухающий цветок. Несомненно, Морган находил ее обольстительной и привлекательной…
    А жену считал сварливой придирой.
    Элизабет смотрела на свое отражение в зеркале. Густые тяжелые пряди волос рассыпались по плечам, зеленые глаза были ярче нефрита, лицо же выглядело несколько бледноватым. Она казалась себе еще живым, но увядающим цветком. Нахмурившись, она взяла щетку и принялась расчесывать волосы и тут заметила, что забыла снять жемчужное ожерелье. Непослушными пальцами она все же сумела расстегнуть замочек и положила кучку жемчуга на туалетный столик. Элизабет слишком устала, чтобы убрать ожерелье в футляр, она сделает это завтра.
    Легкий шум раздался в коридоре, Элизабет повернула голову и прислушалась. Что это — стук в дверь? Это не Морган, тот бы не стал стучаться. Снова раздался тихий приглушенный стук.
    Элизабет уже приготовилась откликнуться, когда дверь широко растворилась и в комнату вошел Натаниель.
    С возгласом удивления Элизабет поднялась, запахнув пеньюар на груди.
    — Натаниель! — воскликнула она. — Что вы здесь делаете? Вам нельзя здесь быть!
    — Я должен был с вами увидеться, Элизабет, — торопливо произнес он. — Вы вернулись домой без Моргана, и я понял, что сейчас самый подходящий момент. Я вошел через кухню.
    Элизабет покачала головой.
    — Если это насчет места, Натаниель, то я должна вас огорчить. Я говорила с Морганом, и он отказал…
    — Речь совсем не об этом, — замахал он руками. Элизабет ощутила неловкость. Шляпа Натаниеля съехала набок, он волновался и тяжело дышал, как будто кто-то за ним гнался.
    — Тогда о чем? Что случилось? Натаниель сдернул с головы шляпу и принялся комкать ее в руках, при этом он нервно ходил по комнате.
    — Элизабет, мне нужны деньги. Много денег. Я не могу попросить у Моргана. Я знаю, что он откажет. Поэтому я решил обратиться к вам.
    — Деньги? — Элизабет была потрясена. — Зачем вам деньги, Натаниель?
    — Мне некогда сейчас объяснять. Клянусь, я расскажу вам завтра. Элизабет, пожалуйста, помогите мне! Дайте мне все, что у вас есть.
    Чувство неловкости сменилось страхом.
    — У вас неприятности? — спросила она. Натаниель коротко и резко рассмеялся.
    — Да. Можно назвать это неприятностями.
    — Какие неприятности?
    Он нервно провел пальцами по волосам.
    — Элизабет, умоляю, у меня нет времени. Даю слово, я все расскажу в следующий раз. Сейчас мне нужны деньги, все, что у вас есть.
    Он был вне себя, Элизабет чувствовала глубину его отчаяния. Она беспомощно пожала плечами.
    — Сомневаюсь, что сумею вам помочь. Морган открыл мне счет в банке, я никогда им не пользовалась и не знаю, сколько там денег, но банк закрыт до понедельника.
    — Господи! — простонал Натаниель. — Если я не достану хоть что-нибудь…
    — Постойте! — перебила Элизабет. — В кабинете у Моргана есть деньги на домашние расходы. Не знаю, какая там сумма…
    — Все пригодится, Элизабет. Сколько бы ни было. Она кивнула.
    — Ждите меня здесь. Я пойду за ними.
    Элизабет бегом спустилась с лестницы. В кабинете Моргана она быстро достала ключ из вазы на каминной полке. Торопливо выдвинула ящик стола, вытащила из глубины небольшую металлическую шкатулку и отперла ее. Схватила пачку банкнот, захлопнула и заперла крышку. Трясущимися руками она засунула ключ обратно в вазу.
    Натаниель стоял у окна и повернулся, когда Элизабет вошла в комнату. Она молча показала ему пачку денег. Он засмеялся от радости.
    — Благодарю, мне послал вас Всевышний.
    Он взял деньги и засунул пачку во внутренний карман сюртука. Затем на секунду остановился и посмотрел на Элизабет. Непонятное выражение промелькнуло на его лице, что-то похожее на сожаление.
    Элизабет взглянула на дверь.
    — Натаниель, торопитесь, — умоляюще попросила она, — Морган вот-вот вернется.
    В его глазах вспыхнули озорные огоньки. —
    — Подарите мне поцелуй, — объявил он с чарующей непринужденностью, некогда покорившей ее в Лондоне. — Один последний поцелуй, Элизабет, и меня как не бывало.
    — Нет, Натаниель! Это неприлично!
    Он расхохотался громким веселым смехом.
    — Разве я когда-нибудь следовал приличиям? Боже мой, Элизабет, всего-навсего один поцелуй. Я не уйду, пока вы не согласитесь.
    Элизабет открыла рот, чтобы протестовать, но было поздно. Схватив за плечи, он привлек ее к себе, его рот прижался к ее губам.
    Странно, но она ничего не почувствовала: ни волнения, ни жара, ни проникновенной дрожи, как это было с Морганом. Прежнее волшебство исчезло без следа. Элизабет, пожалуй, несколько дольше, чем следовало, задержала поцелуй, но она хотела точно убедиться, что Натаниель ей безразличен.
    Теперь в этом не было сомнения.
    Она высвободилась из его объятий.
    — Торопитесь, Натаниель, — вновь повторила она.
    Кивнув головой и помахав на прощание, он исчез за дверью в темноте коридора. Только уверившись, что его никто не заметил, Элизабет с облегчением вздохнула. Если бы Морган знал, что здесь побывал Натаниель, он пришел бы в неописуемую ярость.
    Морган знал.
    И он действительно был в неописуемой ярости, потому что через тонкие кружевные занавески увидел силуэты мужчины и женщины, слившиеся в долгом страстном объятии.
    Морган не спускал глаз с окна спальни Элизабет. Вскоре за углом он услыхал шелест раздвигаемых кустов и глухие шаги.
    Это определенно был Натаниель. Морган сжал кулаки, но не пошел за ним. Он не решился. Притронься он к брату хоть пальцем, он разорвал бы его на куски.
    Войдя в дом, Морган направился прямо в библиотеку. И к графину с бренди. Он налил рюмку почти до краев, но не стал пить. Сжав челюсти, он смотрел на янтарную влагу, словно ее творцом был сам дьявол.
    Снова его высокомерная супруга унизила его и довела до состояния, когда он презирал себя за слабость и глубину падения. Он напомнил себе, что поддайся он пороку, и исчезнет разница между ним и пьяницей отцом, между ним и Натаниелем.
    Но соблазн погрузиться в забытье, обрести покой был непреодолим, слишком велик, чтобы с ним бороться.
    Морган опрокинул рюмку в рот, и огненная жидкость потекла, обжигая горло.
    Когда графин опустел, его мысли были в беспорядке, он смутно понимал, что делает, но его гнев разгорелся с еще большей силой.
    Он поднялся на второй этаж к себе в спальню и секунду, насупившись, созерцал дверь, ведущую в комнату Элизабет.
    Постепенно горечь поборола в нем все остальные чувства. Он вспомнил, как выглядела она в то утро, ее обнаженное тело рядом с ним. Он снова видел ее нежную беззащитную шею, хрупкие белые плечи, такие женственные и покорные в своей слабости. Такие, как она сама… Нет, тут он ошибался. Элизабет никак нельзя было назвать уязвимой, она била уверенной и сильной и знала, чего добивается.
    Совсем как Амелия.
    Он бросил сюртук на кровать, проклиная себя за то, что оказался слепым глупцом. Он был обманут дважды. Дважды. Сначала Амелией и вот теперь Элизабет.
    Красный туман ярости застлал ему глаза, вновь он представил себе Элизабет и Натаниеля, их губы слиты в поцелуе, руки страстно обнимают друг друга.
    Прямо перед ним висела та самая подаренная ею картина с изображением клипера. Морган сорвал ее со стены и швырнул на пол. Удар был такой силы, что рама разбилась на куски. Так же как и его сердце.
    Элизабет приостановилась. Она уже готовилась лечь спать и одним коленом опиралась на кровать, другая босая нога зарылась в мягкий ворс ковра. Насторожившись, Элизабет склонила голову набок, она точно слышала, как что-то тяжелое упало на пол в комнате Моргана.
    Все замерло.
    Желтая полоска светилась под дверью Моргана. Очень тихо, на цыпочках, она подкралась к двери и снова напряженно прислушалась.
    Ни звука.
    Сдерживая дыхание, Элизабет взялась за ручку и медленно повернула, движимая силой, которой не могла противостоять. Она приоткрыла дверь и заглянула внутрь. На полу меж осколков разбитой рамы лежала картина, та самая, что она подарила мужу.
    Этот разгром не мог быть случайностью.
    Страшная боль сжала ее грудь. Так вот что за шум она слышала в соседней комнате! Она пошатнулась, как от удара.
    Внезапно дверь широко распахнулась, и Элизабет отдернула руку. Подняв голову, она в растерянности и ужасе смотрела на возникшую прямо перед ней высокую фигуру мужа.
    Он вглядывался в нее с пугающей напряженностью покрасневшими, горящими глазами. Они стояли так близко, что между ними нельзя было просунуть руку, и Элизабет почувствовала резкий запах спиртного.
    Морган был пьян.
    За все это время Элизабет никогда не видела, чтобы он даже прикасался к спиртному, и вот теперь он был пьян. Она пришла в ужас.
    С криком она повернулась, чтобы броситься бежать, но Морган оказался быстрее. Сильные руки взяли ее в плен и прижали к широкой груди. Сопротивление было напрасным, еще три шага, и он втащил ее к себе в комнату.
    Боясь двинуться или вздохнуть, Элизабет посмотрела ему в лицо. На этот раз в его взгляде читались все его чувства, и Морган был столь ужасен, что Элизабет почти поверила, что он сам убил Амелию…
    — Морган, — воскликнула она. — Что случилось? Что с тобой?
    Он отпустил ее, но, продолжая разглядывать, медленно обошел ее вокруг. Сердце Элизабет неистово колотилось, она вздрогнула, когда загрубелый палец потрогал нежную ямочку между ее ключицами. Прикосновение было подобно ласке летнего ветерка и противоречило злобному выражению его глаз.
    Всего шаг отделял их друг от друга, но, казалось, между ними лежал целый океан.
    — Прошу тебя, Морган, оставь меня в покое, — с трудом выговорила она. — Ты пьян.
    — Верно, Элизабет, я пьян. Очень пьян. — Он улыбался неестественной улыбкой. — Но позволь мне спросить, дорогая, не хочешь ли ты мне что-то рассказать?
    Элизабет побелела: он знал, в этом не было сомнения.
    — Неужели, — начала она, еле шевеля губами, — неужели ты видел…
    Его улыбка исчезла.
    — Ты угадала, Элизабет. — Его голос был полон издевки. — Я видел свою добродетельную жену в любовном объятии с моим собственным братом.
    У Элизабет пересохло во рту. Она хотела отвести глаза и не могла. Взгляд Моргана прожигал насквозь, до самой глубины души.
    — А теперь все-таки откройся мне. Если бы я не видел тебя с Натаниелем, ты бы сама мне призналась?
    Элизабет судорожно сглотнула. Она не могла вымолвить ни слова.
    Я его предупреждал, чтобы он не являлся без приглашения. Так вот, скажи мне, Элизабет, ты сама пригласила его к себе в спальню?
    — Нет! — Наконец голос вернулся к ней. — Морган, ты ошибаешься!
    — Я ошибаюсь, Элизабет? Я застал вас, когда вы обнимались, скажи мне, в чем моя ошибка.
    Морган был неумолим, она видела приговор в его глазах, ей оставалось только упрашивать.
    — Нет, Морган, ты ошибаешься! Натаниель действительно приходил, но я его не ждала и не приглашала. У него неприятности, Морган. Ему нужны деньги, и я… Я отдала ему ту сумму, что лежала к шкатулке. На хозяйственные расходы…
    — А что еще ты отдала ему, Элизабет? Что еще?
    Слова прозвучали, как пощечина, Элизабет побледнела, но стояла на своем. Разве есть что-нибудь на свете сильнее правды?
    — Я не обманываю тебя, Морган. Натаниель меня поцеловал. Он отказывался уходить, пока меня не поцелует. Но если ты хочешь кого винить, то вини меня. Я должна была сразу его остановить, но я хотела увериться раз и навсегда, что мои прежние чувства к нему умерли. Неужели ты не понимаешь? Умерли! Я ничего не почувствовала и думала только о тебе!
    В его взгляде мелькнула теплота, но челюсти по-прежнему были стиснуты.
    — Тогда докажи мне, Элизабет. Докажи, что ты меня любишь.
    Перчатка была брошена, Элизабет оставалось только ее подобрать. Она должна принять вызов, иначе навсегда лишится его доверия.
    Очень медленно Элизабет приблизилась к мужу, у нее подкашивались ноги, и несколько шагов казались бесконечными. Она облизала сухие губы.
    — Я не знаю, что ты от меня хочешь, — сказала она неуверенно.
    — Поцелуй меня, Элизабет. Мы с Натаниелем братья, а у братьев все пополам. Даже их жены. Ты согласна?
    Элизабет сжалась от обиды. И почему только он постоянно издевается над ней? Но отступать было поздно, он мог никогда ее не простить.
    А что значит простить? Морган О'Коннор был из тех, кто никогда не прощает. Он еще не простил Натаниелю некую неведомую ей вину! Непонятным образом Элизабет знала, что это именно так.
    — Я жду, Элизабет.
    С внутренним трепетом она положила самые кончики пальцев ему на плечи и, приподнявшись на цыпочки, боязливо прижалась губами к его губам.
    Морган оставался холодным и неподвижным, его губы были сурово сжаты. Он словно окаменел и не отзывался на ласку, хотя Элизабет ощущала, что внутри он был как натянутая струна. Она попыталась расшевелить его, прикасаясь к его губам то с одной, то с другой стороны, и кончила тем, что прикрыла его рот своим, безмолвно умоляя смягчиться. Ее ладони в неосознанной ласке легли ему на затылок. Языком она обвела красивую линию его рта. Его губы чуть приоткрылись, и их дыхание смешалось.
    У Элизабет кружилась голова, когда наконец она отодвинулась от него. Они смотрели в глаза друг другу, и его по-прежнему светились, но уже не гневом, а голодной жаждой, столь сильной, что Элизабет оробела.
    — Раздень меня, — приказал Морган; его голос стал хриплым.
    Сердце подпрыгнуло, и Элизабет чуть не пустилась наутек, но в то же время роль зачинщицы и соблазнительницы, этого она не могла отрицать, действовала на нее странно возбуждающе.
    Она прикоснулась к пуговицам на его рубашке и, несмотря на внутреннее волнение, быстро расстегнула их. Морган молча подчинился, когда она сняла с него рубашку и бросила ее на пол.
    Следующими были брюки. Элизабет стала перед ним на колени. Здесь задача оказалась труднее: пуговицы не поддавались из-за давления плоти под ними. Когда же наконец она с ними справилась, то рывком стянула брюки, и вслед за рубашкой они упали на пол; Морган ногой отшвырнул их в сторону. Ничто больше его не стесняло.
    Он было наклонился, чтобы поднять ее с колен, но Элизабет остановила его легким движением головы. Подняв лицо, она робко и просительно смотрела вверх на мужа, положив руки на его узкие поджарые бедра.
    Его руки застыли у нее на плечах. Мгновение, почти не дыша, они оставались неподвижными.
    Затем она прикоснулась губами к его плоти. Языком, неторопливо и с остановками, продолжила осторожное знакомство, отчего его плоть еще больше увеличилась в размерах.
    Он запустил руки в ее волосы.
    — Элизабет, — прошептал он и снова уже громко:
    — Элизабет!
    Испытываемое Морганом наслаждение возбуждало Элизабет, пальцами она вцепилась в его бедра, Морган запрокинул голову и громко застонал от удовольствия. Когда его терпение истощилось, он поднял ее на ноги и вместе с ней рухнул на кровать; с невольным вскриком она схватила его за плечи и торопливо притянула к себе. Это было яростное и бурное слияние, со страстным бесстыдным шепотом и стонами восторга…
    Первое из многих за эту ночь.
    Возможно, это был только сон.
    Но, пробудившись, Морган обнаружил рядом свою жену, обнаженную и прекрасную. И хотя болела голова, а во рту пересохло, прошлая ночь была самой необыкновенной в его жизни.
    А также самой горькой. Воспоминания нахлынули, словно волна прилива.
    «Я не обманываю тебя, Морган. Натаниель меня поцеловал. Он отказывался уходить, пока не поцелует меня. Я должна была сразу его остановить, но я хотела увериться раз и навсегда, что мои прежние чувства к нему умерли. Неужели ты не понимаешь? Умерли! Я ничего не чувствовала и думала только о тебе».
    Морган сжал зубы, он не мог так просто забыть увиденное. И все же, несмотря ни на что, он хотел верить каждому слову Элизабет.
    Но разве мог он это сделать?
    Все события были повторением прошлого. Амелия и Натаниель, и вот теперь Элизабет и Натаниель. Конечно, следовало признать, что Элизабет увлеклась Натаниелем задолго до того, как он с ней встретился, но ни Элизабет, ни Амелия не смогли устоять перед лживым обаянием брата.
    Этого ему не забыть. А что если все повторится снова? Что если Элизабет опять не устоит?
    Подложив руку под голову, Морган смотрел, как постепенно розовел потолок от первых, еще слабых лучей солнца. Его терзали беспокойные мысли. Он застонал, вспомнив, с какой бешеной страстью двигались под ним ее бедра. Сладкие и мучительные мгновения… Неужели Элизабет ему лгала? Ее губы могли лгать, но только не ее тело. Ее тело получало наслаждение от его объятий.
    А что если ей так же нравились объятия Натаниеля?
    Опять же Натаниель, в какую историю он снова попал? Элизабет утверждала, что у него неприятности, что ж, это очень похоже на брата. У него талант попадать во всяческие истории. А может быть, это еще очередной обман или способ заручиться сочувствием Элизабет?
    Когда Элизабет наконец проснулась, Морган уже принял ванну и оделся. В светло-сером сюртуке, брюках и жилете, высокий и стройный, муж был для Элизабет образцом мужской красоты. Он запер небольшой кожаный саквояж и, подняв голову, перехватил вопросительный взгляд Элизабет. Он подошел и сел на край кровати, очень близко, но не касаясь Элизабет.
    — Я сейчас уезжаю по делам в Нью-Йорк, — объяснил он. — Меня не будет несколько дней.
    Элизабет медленно села, прикрывая простыней обнаженную грудь и приглаживая спутанные длинные пряди волос. Морган казался приветливым, но был сдержан и задумчив. Вопрос напрашивался сам собой.
    — Ты еще сердишься на меня за вчерашнее?
    Она задержала дыхание в ожидании ответа. Его взгляд потемнел.
    Не знаю. Наверное, я еще сомневаюсь в тебе.
    Откровенно говоря, я часто спрашиваю себя, кто тебе по-настоящему дорог. Я или Натаниель.
    Элизабет замерла. В его тоне не было ничего оскорбительного, он не старался причинить ей боль, а просто говорил правду, как она есть. Элизабет протянула руку и прикрыла его ладонь своей.
    — Мне понятны твои сомнения, но я повторю тебе то, что сказала Натаниелю. Я вышла замуж за тебя, Морган, и не за кого другого, — подчеркнула она. — И я всегда буду тебе верна.
    «Как и мое сердце», — добавила она про себя.
    Глаза цвета грозовых туч вглядывались в ее лицо, будто хотели проникнуть в самые глубины ее души. Элизабет не опустила своих глаз под его пристальным взглядом.
    Наконец он молча взял руку жены и переплел ее пальцы со своими. Контраст был удивительным: его загорелая кожа и ее белоснежная, его длинные сильные пальцы и ее хрупкие и нежные. Он вздохнул и чуть улыбнулся.
    — Мне пора, — сказал он и, прикоснувшись губами к ее руке, встал.
    Элизабет почувствовала его настроение и нежелание ее покидать, и ликование охватило ее душу. Морган уже был около двери, когда она негромко позвала:
    — Морган…
    Он обернулся, держа в руке саквояж.
    Элизабет соскочила с постели и, закутавшись в простыню, чтобы прикрыть наготу, подбежала к нему и остановилась. Ее щеки порозовели, маленькая ладонь легла ему на грудь.
    — Поскорее возвращайся домой, — прошептала она и, закрыв глаза, протянула ему свои губы.
    Свободной рукой Морган обнял ее, губами прижался к ее губам, долгий поцелуй вызвал желание, которое уже не было им подвластно. Элизабет приникла к его груди, чувствуя ответный отклик.
    — Мне пора, — пробормотал он, глядя на ее влажные губы.
    — Пора, — подтвердила Элизабет. — Тебе надо торопиться.
    Блеск ее полуприкрытых глаз был одновременно насмешливым и страстным. Она обвила его шею руками. Простыня упала на пол у ее ног. За ней последовал саквояж Моргана.
    Стон вырвался из его груди, он подхватил ее на руки. Прошло немало времени, прежде чем они наконец распрощались друг с другом.
    Элизабет напевала, открывая дверь в свою спальню. Анни стояла посередине комнаты, уперев руки в бока, и в недоумении смотрела на нетронутую кровать хозяйки.
    Элизабет негромко кашлянула, и Анни испуганно повернула к ней румяное лицо. Она перевела растерянный взгляд с Элизабет на полуоткрытую дверь в спальню Моргана, затем снова на хозяйку. Элизабет не могла удержаться от звонкого смеха при виде ее изумления.
    — Доброе утро, Анни, — приветствовала она горничную, которая тут же пришла в себя.
    — Доброе утро, — отозвалась та с улыбкой. — Прекрасная погода сегодня, мэм.
    Остаток дня прошел в ленивом отдыхе. Элизабет приняла ванну и долго лежала в воде, наслаждаясь воспоминаниями о недавних часах.
    Морган был скуп на похвалу, но сколько слов он шептал ей о своей страсти, неутолимом голоде, о том, как возбуждало его бурное необузданное движение ее бедер, какое наслаждение доставляли ему ее рот и руки, ласкавшие его плоть.
    А ведь он был человеком, который таил свои чувства глубоко в душе и открывал их только избранным.
    Элизабет в задумчивости остановилась около комода. Сама того не замечая, она положила руку на сердце, где затеплился пока еще слабый огонек надежды.
    Впервые она спросила себя, одно ли плотское желание движет Морганом. Возможно, это нечто большее, чем обычная тяга мужчины к женщине, любой женщине, для утоления своей голой страсти. Совсем недавно она лежала в его объятиях в сладком забытьи после любви, и им не нужны были никакие слова. Его руки не только охраняли и защищали ее, в объятиях Моргана она становилась частью его, и это-чувство особой близости превосходило все остальные. Могла ли она надеяться, что Морган ее любит?
    Она боялась надеяться… И вопреки всему надеялась.
    Элизабет вздохнула, пробуждаясь от снов. Внезапно она заметила, что крышка ее шкатулки для украшений приоткрыта. Она заглянула внутрь и обнаружила, что черный бархатный футляр для ожерелья был пуст, и тут же вспомнила, что накануне не убрала свой жемчуг.
    Но ожерелья не было и на туалетном столике. Нахмурившись, Элизабет смотрела на то самое место, где оставила ожерелье. Она почти не сомневалась, что положила его именно сюда, но, видимо, память ей изменила.
    Элизабет обыскала все вокруг, ожерелья нигде не было.
    Беспокойство зародилось в ее душе, она призвала на помощь Анни, и они вместе обшарили все ящики, закоулки и щели под мебелью и за ней, но все безрезультатно.
    Когда Анни ушла по другим делам, Элизабет попыталась припомнить события прошлого вечера.
    Вернувшись домой от Портеров, она сразу начала готовиться ко сну. Расчесывая щеткой волосы, она заметила на шее ожерелье и сняла жемчуг как раз перед появлением Натаниеля…
    Натаниелъ…
    — Нет, — сказала она испуганно. — Не может быть.
    Страшное подозрение зародилось у нее в душе. Натаниель пришел за деньгами. Элизабет ужаснулась своим подозрениям, но что иное она могла предположить? Натаниель оставался у нее в комнате, пока она ходила за деньгами в кабинет Моргана. «Натаниель, о Натаниель, как ты мог?»
    Не прошло и десяти минут, как Элизабет, вся в напряжении и сжав губы, уже ехала в экипаже к Натаниелю. Она надеялась, что ошибается и что Натаниель не виновен в краже ожерелья. Она боялась поверить в это не потому, что жемчуг был подарком Моргана и нужно объяснить его исчезновение, ей было страшно за Натаниеля.
    Экипаж едва успел остановиться перед невзрачным кирпичным домом, как Элизабет уже выскочила из него, не дожидаясь помощи Виллиса, который еще сидел на козлах. Занятая своими мыслями, Элизабет лишь мельком взглянула на высокого худого человека в коричневом котелке, который появился из ближайшего переулка.
    — Ждите меня здесь, — коротко приказала она Виллису. — Я скоро вернусь.
    И с грозным видом зашагала по дорожке к дому, чувствуя, как с каждой секундой в ней нарастает гнев. Она громко постучала в дверь медным молотком.
    Но Натаниель не спешил появляться.
    При любых иных обстоятельствах Элизабет не стала бы упорствовать и удалилась, решив, что Натаниеля нет дома. Но сейчас она еще громче застучала в дверь кулаком. Возможно, он отсыпается после вчерашних излишеств и ничего не слышит. Если так, то она его все равно разбудит. У нее к нему серьезное дело.
    Не дождавшись ответа, Элизабет застучала еще сильней. Виллис некоторое время наблюдал за ней, затем сдвинул на затылок шляпу.
    — Может, я помогу вам, мэм?
    — Нет, благодарю вас, Виллис.
    Элизабет снова повернулась к дверям и схватилась за ручку, чтобы с силой потрясти ее.
    Дверь отворилась сама собой.
    Значит, этот несчастный все-таки был дома! Элизабет толкнула дверь и вошла в дом.
    — Натаниель! — позвала она. — Натаниель, выходите, я знаю, что вы здесь.
    Ответом было полное молчание.
    Нет, не совсем, какой-то звук слышался из глубины дома. Слишком сердитая, чтобы думать об осторожности, Элизабет двинулась в гостиную и остановилась на пороге, недовольно созерцая представ перед ней картину. Портьеры были плотно задернуты, и в комнате царил полумрак. Прошло некоторое время, прежде чем глаза Элизабет привыкли темноте. Наверное, этот лентяй все еще нежится в постели. Она уже собралась обыскать спальню, когда до ее слуха донесся слабый стон.
    Только тогда Элизабет разглядела фигуру, распластанную у камина. Он лежал лицом вниз, повернув голову в сторону. Элизабет подошла к нему.
    — Натаниель! — строго позвала она. — Натаниель, ради Бога, ведь уже давно за полдень! Неужели у вас нет здравого смысла…
    Внезапно она замолчала. Сердце бешено заколотилось. Широко открытыми глазами Элизабет смотрела на большое темное пятно на полу. Она в ужасе вскрикнула. Это была кровь!
    В одно мгновение Элизабет опустилась на колени и попыталась повернуть его на спину.
    — Натаниель! — звала она. — Натаниель! Ей удалось повернуть его на бок, и он застонал.
    — Слава Богу, вы живы! — вырвалось у нее с рыданием.
    Его лицо было мертвенно бледным, рубашка красной от пропитавшей ее крови.
    Элизабет поднялась и, подхватив юбки, бросилась бежать. Как безумная, она выскочила наружу и помчалась по дорожке к экипажу.
    — Виллис! — звала она во весь голос. — Идите сюда быстрее!

Глава 22

    Холодок страха пробежал у Элизабет по спине. Стивен прав: раны были ужасными. Одна длинная рваная на левом плече, другая прямо под ребрами на правом боку.
    Они находились в кабинете Стивена, и Натаниель лежал, вытянувшись на высоком узком столе. По пути сюда Виллис что было мочи гнал лошадей. Растерянная и напуганная, Элизабет буквально ворвалась к Стивену в дом, экономка наверняка приняла ее за невменяемую.
    Стивен разрезал рубашку Натаниеля и бросил окровавленные лоскуты в таз. Плечо было перевязано тугим жгутом, сделанным из нижней юбки Элизабет. Эта рана показалась ей особенно опасной, и она попыталась остановить кровотечение. Разрезав жгут ножницами, Стивен тоже швырнул его в таз.
    Свежая яркая кровь залила рану, и Элизабет содрогнулась. Стивен принялся осушать плечо салфеткой.
    — Обе раны очень глубокие, особенно эта, — пробормотал он. — И ту, и другую придется зашивать, иначе не остановить кровотечения.
    Взгляд Элизабет был прикован к Натаниелю. qh был бледен, как мертвец, кожа белее простыни, на которой он лежал. Он не двигался и неровно, еле слышно дышал.
    — Он все еще не очнулся. Это нормально? — спросила Элизабет, стараясь подавить отчаяние в голосе.
    — Сейчас нет оснований для беспокойства. — Стивен выпрямился. — К тому же лучше зашить раны, пока он без сознания. Так как? Вы мне поможете? А то я позову миссис Хейл.
    Миссис Хейл была той самой экономкой, а также помогала Стивену как медицинская сестра.
    Элизабет проглотила слюну.
    — Я помогу, — храбро ответила она.
    Вымыв руки, она подошла к столу и приготовилась к худшему. Не отводя глаз, она держала поднос с инструментами и бинтами, мужественно наблюдала, как Стивен действует иглой, раз за разом прокалывая кожу Натаниеля и протаскивая нитку.
    Наконец рваные края были соединены, обе раны зашиты, и с последним стежком Элизабет почувствовала себя почти героиней. Стивен прикрыл обе раны белоснежной марлей. Странно, но как только с ужасной работой было покончено, Элизабет охватила слабость, и к горлу подступила тошнота.
    — Все в порядке, вы молодец, Элизабет. Стивен повернулся и обнаружил, что его добровольная помощница еле держится на ногах.
    — Вам дурно?
    Неуверенная улыбка появилась на ее губах, ослабевшие колени дрожали и подгибались.
    — Боюсь, мне как-то не по себе, — призналась Элизабет и покачнулась.
    Стивен усмехнулся, быстро выхватил у нее из рук поднос с инструментами и подставил ей стул.
    — Садитесь, — приказал он. — Дышите глубже, но не задерживайте выдох. Вот так.
    Через несколько минут головокружение прошло, и Элизабет открыла глаза.
    — Вам лучше? Вот и прекрасно. У вас уже порозовели щеки.
    Он держал пальцы на ее пульсе.
    — Прошу вас, Стивен, я уже хорошо себя чувствую.
    — Здесь я командую, Элизабет, — объявил он с добродушной улыбкой.
    — Мне неловко, что вы заботитесь обо мне, а бедный Натаниель… — Она смолкла, и ее тревожный взгляд опять возвратился к Натаниелю. — Он выздоровеет?
    Стивен отпустил ее руку, но успокаивающе потрепал по плечу:
    — Думаю, он справится. Вопрос в том, надо ли его класть в больницу.
    — Это так необходимо? — Элизабет кусала губу. — Мне бы очень не хотелось оставлять его одного в больнице.
    — Ближайшие несколько дней он будет нуждаться в уходе. Ему необходимы покой и тишина.
    Но Элизабет уже не слушала его, она строила планы:
    — Можно ли его перевозить?
    — Да, но очень осторожно.
    — А что, если я заберу его к нам? У нас довольно прислуги, чтобы за ним присматривать.
    — Я совсем не против, и я могу к вам заезжать так же, как в больницу.
    Стивен замялся, словно что-то хотел добавить.
    — В чем дело, Стивен? Говорите! — настаивала Элизабет.
    Он колебался.
    — Я подумал, а что скажет на это Морган.
    — Морган на несколько дней уехал в Нью-Йорк. Мы не можем дожидаться его возвращения, чтобы решить, как поступить с Натаниелем. К тому же он вряд ли будет возражать, если его больной брат на время поселится в его доме. У нас достаточно места. Мне кажется, я должна сейчас же забрать с собой Натаниеля.
    Элизабет твердо стояла на своем, но это была лишь пустая бравада. Она боялась даже представить реакцию Моргана. Только в одном Элизабет была уверена: она скоро о ней узнает.
    «Поскорее возвращайся домой». С тех самых пор, как Морган покинул Бостон, он только и мечтал поскорей вернуться домой.
    Он не мог поверить тому, что случилось. Элизабет его поразила и доставила ему величайшее наслаждение своим необычайным прощанием. Сколько раз прежде он представлял себе, что держит в объятиях теплую, трепещущую и полную страсти Элизабет. Как он изнемогал от желания зажечь в ней тот же пламень; но действительность превзошла его самые безумные мечты.
    Все дни он думал об Элизабет. Засыпал с воспоминанием о сладости ее поцелуев и просыпался утром с прежней жаждой. После такого расставания Морган был неспособен думать о чем-нибудь другом. Он тешил себя надеждой, что теперь наконец между ними рухнули все преграды.
    В ней было все, что мог пожелать мужчина; все, чем Морган хотел обладать.
    Но пылающая страсть, сжигавшая его тело, была не просто плотским желанием, а чем-то гораздо большим.
    И еще одно не давало ему покоя. Как Морган ни пытался, он не мог избавиться от грызущего его сомнения. Он терзался, что Натаниель целовал Элизабет и, самое главное, что она, по собственному признанию, позволила ему целовать себя.
    «Натаниель прохвост и пройдоха», — шептал ему голос разума.
    «Но она могла запретить ему целовать себя», — вступал в спор другой голос.
    «И наконец, самое главное: ей незачем было обо всем рассказывать. Она могла возложить всю вину на Натаниеля, но она этого не сделала».
    Амелия всегда твердила о своей невиновности.
    Но Элизабет не была Амелией, в конце концов признал Морган. И, наверное, пришло время посмотреть правде в глаза. Элизабет обладала сердечностью, открытостью и добротой, каких у Амелии не было и в помине.
    Элизабет ему подходила, как никогда не подходила и не могла подходить Амелия. И вместе с этим признанием на душу Моргана опустились незнакомые ему покой и тишина. Впервые за всю жизнь ему выпал шанс стать по-настоящему счастливым, каким он никогда не был.
    Разве мог он его упустить?
    С ликующим сердцем, будто на крыльях, Морган не вошел, а легкой походкой влетел в свой дом. Он возвращался домой, как моряк после разлуки, проведший в море бесконечно долгие месяцы.
    Он поставил саквояж на блестевший, натертый воском пол.
    — Элизабет! Симмонс! — позвал он. — Я вернулся.
    Ответом ему было только громкое эхо, разнесшееся по просторной передней. Морган нахмурился, он ждал совсем другой встречи.
    Симмонс появился из библиотеки и заспешил ему навстречу.
    — Я не сразу понял, что вы вернулись, сэр!
    Симмонс потянулся за саквояжем. — Хотите, чтобы я распаковал ваши вещи?
    Морган рассеянно кивнул.
    — Моя жена дома, Симмонс?
    — Да, конечно, сэр. Она сейчас занимается мистером Натаниелем.
    Морган, уже поставивший ногу на первую ступеньку лестницы, встал как вкопанный. Его недоуменный взгляд остановился на старом Симмонсе.
    — Простите, Симмонс, но я, кажется, недослышал.
    Симмонс показал вверх, на потолок, не замечая растерянности хозяина.
    — Она в северной комнате для гостей, сэр. Мы тут немало поволновались, пока вы были в отъезде. Вашего брата ранили, сами понимаете, какое дело. Но, слава Богу, он уже пошел на поправку.
    Натаниель ранен? Это что еще за новости? Если это одна из его очередных проделок, то он дорого за нее заплатит!
    Прыгая через две ступени, Морган помчался наверх.
    Он действительно нашел Элизабет в комнате для гостей. Одним взглядом Морган охватил всю картину. Элизабет сидела на краю постели, частично заслонив голого по пояс Натаниеля и положив руку ему на лоб. Морган сразу приметил, с какой нежностью касались Натаниеля ее тонкие пальцы.
    Черт возьми, что он тут делает?
    Элизабет сразу вскочила на ноги и быстро направилась к нему. Сложив пухлые губы в недовольную гримасу, она попыталась вытолкнуть мужа в коридор.
    Морган не двинулся с места.
    — Что тут происходит? — потребовал он ответа.
    — Тише, пожалуйста! Он наконец заснул. Ты его разбудишь.
    Элизабет говорила шепотом, но даже в ее тихом голосе слышалось возмущение.
    Морган снова перевел взгляд на брата и вдруг заметил повязку на его плече.
    — Что случилось? — отрывисто спросил он.
    — Его ранили ножом. В плечо и бок. Мы не знаем кто и почему. Мы известили полицию, но там сказали, что, если Натаниель не видел лица нападавшего, поиски вряд ли что дадут.
    — Когда это произошло?
    — В тот день, когда ты уехал в Нью-Йорк. Морган подозрительно прищурился.
    — И где?
    — Точно не знаю, но я нашла его у него дома.
    — Это ты его нашла?
    Элизабет быстро отвела взгляд. Слишком поздно заметила она свою ошибку, подумал он в бешенстве.
    — Да, это была я, — подтвердила она.
    — И что ты там делала, Элизабет?
    Тихий голос Моргана был полон скрытой угрозы.
    Элизабет низко склонила голову и промолчала; она смотрела на сложенные на коленях руки.
    Как долго сдерживаемый пар, гнев Моргана наконец вырвался наружу.
    — Ты почувствовала внезапные угрызения совести? Я понимаю, что тебя смущает, Элизабет.
    Его слова заставили Элизабет поднять голову. Вызов блеснул в ее глазах.
    — Мне нечего стыдиться! — крикнула она. — Я не сделала ничего плохого. Тебе, конечно, все равно, но я, наверное, спасла жизнь твоему брату.
    — Весьма похвально. Ты изменяешь мужу и одновременно спасаешь жизнь своему любовнику.
    — Ради Бога, перестань! Натаниель никогда не был моим любовником. И я тебе не изменяла!
    — Тогда объясни, что ты там делала?
    — Я не могу тебе сказать. — Элизабет говорила уже не так уверенно. — Пока еще рано. Потерпи немного…
    — Мне кажется, я уже достаточно долго терпел. И ты меня не обманешь, Элизабет. Ты утверждаешь, что не можешь мне все рассказать, а на самом деле ты не хочешь.
    — Ты прав, — хладнокровно подтвердила она. — Я действительно не хочу. И все из-за того, что твои обвинения смехотворны. Извини, но мне пора заняться Натаниелем.
    Она демонстративно повернулась к нему спиной.
    Морган готов был взглядом пригвоздить ее к месту.
    — Скажи мне, Элизабет, если бы это был я, а не Натаниель, что бы ты делала? Рыла для меня могилу на кладбище?
    У себя в кабинете Морган немедленно достал бутылку бренди. Он знал, что следует остановиться, но, как и прежде, за первой рюмкой немедленно последовала вторая.
    Самые противоречивые чувства кипели у него в душе. Он был вне себя оттого, что Элизабет привезла к ним в дом Натаниеля. Но она и не могла поступить иначе, она хотела, чтобы он был рядом…
    В глубине души он осуждал себя за гневную вспышку, признавая, что у Элизабет не было другого выбора. Но он не мог справиться со слепой, неоправданной яростью, клокотавшей в нем, как разбушевавшееся море.
    С самого начала он знал, что был ей безразличен, она вышла за него по необходимости. Тем не менее он не мог себя усмирить. Почему никто никогда не считается с его чувствами? Почему всегда и во всем он должен потакать Натаниелю?
    Боль сдавила ему грудь, так что он не мог дышать. Мать всегда в первую очередь думала о Натаниеле. Только о нем…
    Теперь на смену ей пришла Элизабет.
    Тяжелые мысли омрачили его лицо. Господи, ведь он ее любит! И ему показалось, что она отвечает взаимностью!
    Он горько усмехнулся. Чем была для него любовь? Ударом ножа. Раной на сердце. Вот чем обернулась для него женская любовь…
    На этот раз он вырвется из ее оков.
    Морган не знал, сколько времени он провел в долгом раздумье; в руке, лежавшей на ручке кресла, он держал пустой бокал. Как сквозь сон, до него доносились разные звуки: открывающаяся парадная дверь, отдаленный говор и, наконец, громкие решительные шаги рядом с ним.
    — Я, кажется, ясно сказал, Симмонс, чтобы меня не беспокоили, — резко бросил он.
    — Симмонс помнит твой приказ, — отозвался недовольный мужской голос. — Но я не Симмонс.
    Это был Стивен. Всем своим видом он выражал неодобрение и немедленно высказал Моргану все, что о нем думает.
    — На этот раз ты, кажется, превзошел себя, Морган.
    Морган помрачнел.
    — Не лезь не в свое дело, Стивен.
    — Нет уж, ты меня выслушай. Я зашел, чтобы посмотреть Натаниеля. Я застал Элизабет в слезах. Не надо быть очень сообразительным, чтобы догадаться почему.
    Морган молча враждебно смотрел на него, но Стивен не собирался сдаваться.
    — Не хочешь говорить об Элизабет, не надо, — спокойно продолжал он. — Давай поговорим о тебе. Ты сегодня вернулся из Нью-Йорка?
    — Да.
    — И как ты отреагировал на события? Морган одарил его свирепым взглядом.
    — Ты у нас самый умный, вот и догадайся. Мгновение Стивен пристально изучал его, затем сделал вывод: '
    — Ты рассердился, это ясно. Господи, Морган, ведь он твой брат. Ты должен радоваться, что она его вовремя нашла.
    Морган сорвался с кресла и, словно зверь в клетке, заметался по комнате.
    — Теперь ты выслушай меня, — сказал он волнуясь. — Это она его нашла, Стивен. Моя жена. Стоит мне скрыться из виду, как моя жена тут же спешит на свидание с моим братом. Ты когда-нибудь задумывался, почему это происходит?
    — А тебе никогда не приходило в голову, что причина может быть совершенно безобидной?
    Морган остановился как вкопанный.
    — Как это безобидной? — возмутился он.
    Ты забыл, что Элизабет приехала сюда, чтобы выйти за него замуж!
    — Но она за него не вышла. Пойми, Морган, у нее просто мягкое сердце…
    — И симпатия к моему брату! Неужели, Стивен, ты ничего не видишь? Все повторяется сначала!
    — Я так не думаю, Морган. Мне кажется, она прекрасно в нем разобралась. Но она его не клеймит и не осуждает.
    Морган не стал спорить, наконец вспомнив о брате.
    — Ты считаешь, он справится?
    Показное безразличие тона не скрывало его озабоченности. Стивен задумался.
    — Странно, но у меня такое чувство, — неуверенно начал он, — что нападавший на самом деле не хотел убивать Натаниеля. Возможно, моя мысль покажется тебе безумной, но, наверное, это было что-то вроде предупреждения.
    — Зная Натаниеля, я абсолютно с тобой согласен. Это могло быть что угодно, мелькнуло в голове у Моргана: денежный долг, плутовство в карточной игре или амурная история.
    — Она сделает глупость, если решит, что он когда-нибудь изменится, — вновь помрачнев, заметил Морган.
    Стивен улыбнулся про себя и похлопал друга по плечу. Кто из них двоих был глупцом? Элизабет или Морган? Если кто и был, то только не Элизабет.

Глава 23

    Тем не менее Стивен сообщил Элизабет, что Морган всякий день спрашивал о состоянии брата, что вызвало у нее большое удивление.
    Когда-то она была твердо уверена, что Морган ненавидит Натаниеля, но теперь в ее душе зародились сомнения. Если Моргану безразличен брат, то почему он о нем спрашивает?
    Значит, Натаниель по-прежнему ему дорог. Узы, связывающие братьев, ослабли, но не нарушились совсем. И все же отчего Морган прячет свои чувства? Что так разделило их? Какое ужасное событие сделало их врагами?
    Натаниель был слабым, но не злым человеком, он не обладал таким сильным характером, как Морган. Почему же Морган не проявлял в отношениях с ним больше терпения и снисходительности?
    Прошла неделя, прежде чем Натаниель достаточно окреп, чтобы ему можно было задать некоторые важные вопросы.
    У Элизабет их накопилось несколько, и она твердо решила, что получит на них ответ.
    Как-то она зашла в комнату Натаниеля, когда тот только что закончил обед. Он сидел в постели, опираясь на гору подушек, и с удивлением поднял бровь, когда Элизабет взяла стул и села рядом.
    — Боже мой, — пошутил он, — вижу, дело будет серьезное.
    Элизабет не ответила на его улыбку.
    — Вы правы, две ножевые раны — это, безусловно, серьезно. Добавлю, что вопрос нуждается в дальнейшем изучении.
    — Я уже все рассказал вчера полицейским, — вздохнул Натаниель, пожимая плечами. — Я не видел, кто на меня напал, злоумышленник появился откуда-то сзади.
    — Это все мы уже слышали. Но меня интересует то, что вы от них скрыли.
    Натаниель невольно опешил…
    — Почему вы так думаете, Элизабет?
    — Я не такая уж недогадливая, Натаниель. Вы являетесь сюда и просите денег. Вы признаетесь, что попали в беду. На следующий день вы подвергаетесь нападению. Тут есть какая-то связь, и не пытайтесь меня убедить в обратном.
    Видимо, Элизабет не ошиблась, потому что на его лице промелькнуло выражение растерянности и обиды, но тут же исчезло. Надо отдать ему должное,
    Натаниель был талантливым актером! Внезапно его плечи сгорбились.
    — Вероятно, мне следует кое-что вам объяснить, — пробормотал он.
    Глаза Элизабет горели от возмущения.
    — Мне нужно не объяснение, а правда. Натаниель растерянным жестом пригладил волосы.
    — Господи, я не знаю, с чего начать.
    Поджатые губы Элизабет не обещали ничего хорошего, на этот раз ему не удастся вывернуться! Натаниель покорно вздохнул.
    — Вы помните мой внезапный отъезд из Лондона?
    — Еще бы! Вы утверждали, что причиной были дела, но вы лукавили.
    — Вы правы. С первых дней приезда в Лондон мне страшно везло в игре в кости. Я поверил в свою удачу, Элизабет! Словно все, к чему я ни прикасался, тут же превращалось в золото. И я позабыл о чувстве меры.
    — Продолжайте, — напомнила она, не спуская с него взгляда.
    — Я узнал, что есть человек, у которого можно занять денег. Некий виконт Филипп Хэдли. Я взял у него в долг двадцать тысяч фунтов, я не сомневался, что выиграю целое состояние.
    — Вас одолела жадность, — заметила Элизабет.
    Натаниель кивнул.
    — Но удача мне изменила. Я все спустил, Элизабет. Все, до последнего фунта.
    — Все-все? — ужаснулась она.
    — Одна-единственная партия, и я всего лишился! — Нечто похожее на рыдание вырвалось из груди Натаниеля. — Тогда я занял еще.
    — Опять у виконта Хэдли?
    — Да. Я слышал, что он может быть, как бы это сказать… неприятным. Но только так я мог отдать ему долг.
    — И вы снова проиграли, правда? Натаниель кивнул.
    — Хэдли требовал, чтобы я вернул деньги, но у меня их не было. Как-то он подослал ко мне нескольких головорезов, они меня отделали и пообещали прийти снова, если я через неделю не отдам деньги. Я был в отчаянии, Элизабет. У меня не было возможности расплатиться с ним.
    Дальнейший ход событий был ясен.
    — И вы решили скрыться?
    — У меня не было другого выхода. Я не хотел его обмануть, просто спасал свою жизнь! Я не думал, что он станет преследовать меня за океаном, но на всякий случай решил замести следы.
    — Поэтому вы не остались в Бостоне, а поехали в Нью-Йорк?
    — Именно так. Там я переждал некоторое время, а потом возвратился домой, в Бостон. Но однажды вечером я заметил, что за мной идет какой-то человек.
    Элизабет почувствовала леденящий душу страх.
    — Его подослал Хэдли?
    — Он приставил мне к горлу нож и потребовал через три дня принести деньги в бар под названием «Воронье гнездо».
    — Вот тогда-то вы и явились сюда? Вы сказали мне, что вам пригодится любая сумма.
    — Я сказал ему, что скоро добуду остальные, но, видно, он не поверил. В тот вечер он поджидал меня у дома, сказал, что хочет проучить меня на будущее, чтобы я не тянул с выплатой.
    — Боже мой, — пробормотала Элизабет. — Вот тогда он вас и ранил. Постойте! В тот день, когда я вас нашла, я видела человека, который вышел из переулка. Он был высокий, худой и в коричневом котелке…
    — Это он. Вы не ошиблись.
    Все смешалось у нее в голове, и все же Элизабет нашла силы задать ему главный вопрос.
    — Скажите, Натаниель, — тихо попросила она, — вы поэтому взяли мое ожерелье?
    Он кивнул и отвел глаза в сторону:
    — Я надеялся, что вы его не сразу хватитесь.
    — Вы хотели, чтобы я подумала, что я его потеряла? Или куда-то положила?
    Его молчание говорило само за себя, это было признание вины.
    — Простите меня, — произнес он наконец. — Теперь оно у того человека. — Он замолчал, потом внезапно спросил:
    — Морган знает, что я его взял?
    — Нет. Но вы должны обязательно рассказать ему о Хэдли, Натаниель.
    — Ни за что! Обещайте мне, Элизабет, что вы ему ничего не скажете. Я сам во всем разберусь!
    — Не глупите, Натаниель! Вам нужна помощь Моргана. Если вы сами ему не скажете, то это сделаю я.
    — Нет! И я не хочу, чтобы в это дело вмешивалась полиция.
    — Подумайте, Натаниель, ведь вы рискуете жизнью.
    — Совершенно верно, — вдруг прервал он ее. — Но это моя жизнь, а не чья-то другая. И я должен сам за нее отвечать. Я не желаю, чтобы Морган меня опекал.
    Элизабет в нерешительности смотрела на него, беспокойство и тревога ясно читались в глубине ее прозрачных зеленых глаз.
    Лицо Натаниеля смягчилось.
    — Вижу, вы меня не понимаете, правда?
    — Нет, понимаю… Или мне кажется, что понимаю. Но я боюсь за вас, Натаниель.
    — Не надо за меня бояться. Я уже давно сам принимаю решения. — Он горько усмехнулся. — Часто ошибочные. Но Морган всегда обитает где-то неподалеку, чтобы надзирать за мной. Возможно, я сам в этом виноват.
    Казалось, он разговаривает не с ней, а с самим собой.
    — Вы были правы, когда говорили, что я сам должен себя содержать, а не обращаться за помощью к Моргану. Но так было всегда. Он давал мне деньги, когда я в них нуждался. Выручал из беды. Так, наверное, было легче для меня. Я ведь никогда не был особенно прилежным, я оставлял это Моргану. Он у нас в семье самый трудолюбивый. А я самый беззаботный. И беспечный.
    Натаниель со значением посмотрел на свое забинтованное плечо.
    — Элизабет, прошу вас, не рассказывайте ничего Моргану, — вновь повторил он. — Я сам хочу выкарабкаться. Может, у меня снова ничего не выйдет. Как бывало уже не раз.
    — Не говорите так, — мягко пожурила его Элизабет. — Вы ведь не неудачник.
    — Как раз наоборот. — Его улыбка была дьявольски насмешливой, настоящая улыбка Натаниеля. — Я мошенник. Негодяй. Безнравственный человек.
    — Это не правда.
    — Нет, правда.
    — Но вы можете измениться. Я вам помогу, Натаниель.
    — Какая у вас отзывчивая душа, — рассмеялся он. — Ни одна порядочная женщина не посмотрит на меня, Элизабет.
    Здесь пропущен небольшой отрывок…
    Она подняла лицо, уже не скрывая слез.
    — Боже мой, вы его любите!
    — Натаниель, я очень сожалею. Я не хотела вас обидеть.
    Он схватил ее руки в свои и крепко сжал.
    — К чему сожалеть, — заговорил он с жаром. — Элизабет, встреча с вами была величайшим счастьем моей жизни. Я просто слишком поздно это понял. Если кто должен сожалеть, так только я один.
    Элизабет улыбнулась сквозь слезы.
    — Натаниель, — начала она…
    — Извините, что нарушаю столь интимную беседу, — раздался голос у дверей, — но я хотел бы побеседовать с братом наедине.
    С виноватым видом Элизабет вырвала свои руки из рук Натаниеля и встала. Сердце у нее ушло в пятки. И почему только все складывается так неудачно? Вот и сейчас она ведет себя так, будто ее застали на месте преступления.
    К ее изумлению, Морган сделал вид, что ничего не заметил.
    — Ты не против, Элизабет? Я хотел бы поговорить с братом.
    Он держался с ледяной вежливостью. Элизабет в волнении стремительно вышла из комнаты; она не решилась взглянуть на Моргана из страха увидеть осуждение на его лице.
    Поморщившись от боли, Натаниель откинулся на подушки и скрестил руки на обнаженной груди. Насмешливая улыбка играла у него на губах.
    — Пришел узнать о моем здоровье, Морган? Морган заложил руки за спину.
    — Между прочим, я пришел к тебе с хорошими новостями. Стивен навестит тебя только завтра утром, но он очень доволен тем, как быстро ты поправляешься. Он сказал, что завтра ты уже можешь вставать и ходить по комнате, а вскоре вернешься к обычной жизни.
    Натаниель коротко хмыкнул.
    — Я не назвал бы твои новости приятными. Ты явился, чтобы поскорей выставить меня из своего дома.
    — Ни в коем случае, Натаниель. Ты можешь оставаться здесь до полного выздоровления.
    — Неужели, Морган? — теперь открыто насмехался Натаниель. — Для меня не секрет, что я нежеланный гость. Если бы не Элизабет, меня бы здесь не было.
    Морган не стал ни отрицать, ни подтверждать сказанное.
    — Есть еще одно обстоятельство, Натаниель. — Взгляд Моргана был таким же равнодушным, как и его тон. — Ты имеешь привычку забывать, что Элизабет моя жена. Я хочу взять с тебя обещание, что ты будешь помнить об этом.
    Натаниель упрямо выставил вперед подбородок.
    — Я никогда об этом не забываю.
    — Неужели? А как насчет того вечера, когда ты ее целовал?
    Натаниель не опустил глаз; последовала длинная пауза.
    — Она меня уже простила за это, — наконец оправдался он. — К тому же я был пьян.
    — Такие оправдания уже порядком надоели. У Натаниеля дернулся рот.
    — Довольно учить меня, как жить, Морган.
    — Согласен. Но если бы ты меня послушался, то не изуродовал бы себе жизнь.
    Внезапно Натаниель перестал сдерживаться, теперь в противоположность спокойствию Моргана он пылал гневом.
    — Знаешь, ты ни капельки не переменился. Ты все такой же непреклонный и суровый. Если я не поступаю по-твоему, значит, я виноват. Скажи мне, Морган, ты так же ведешь себя и с Элизабет? — Он не стал ждать ответа, но обрушил на брата новое обвинение. — Неужели тебе безразлично, что ты сделал ее несчастной?
    Морган буквально окаменел.
    — Это она тебе сказала?
    — Зачем ей говорить? Достаточно посмотреть на нее!
    Морган напрягся всем телом, сдерживая ярость; его взгляд, казалось, готов был сразить Натаниеля наповал. Наконец он медленно и глубоко вздохнул, и, когда заговорил, его голос звучал совершенно спокойно:
    — Хочу предупредить тебя, братец. Я не позволю тебе разрушить и этот мой брак.
    — Можешь не беспокоиться, — бросил ему в лицо Натаниель. — Ты сделаешь это сам, без меня.

Глава 24

    Солнечные лучи струились через цветные стекла окна на лестнице, и Элизабет остановилась, восхищенная чудесным зрелищем. Весь холл внизу был окрашен в мягкие, чистые тона зеленого и розового, голубого и желтого, словно в комнату проникла радуга.
    На полпути вниз Элизабет увидела Моргана, который разговаривал с Симмонсом. Симмонс кивнул и уже повернулся, чтобы уйти, но тут увидел хозяйку, и приветливая улыбка осветила его морщинистое лицо.
    Морган проследил за его взглядом и, отпустив Симмонса, остался ждать Элизабет.
    — Доброе утро, — неуверенно произнесла она. Но не получила ответной улыбки, а лишь легкий кивок.
    Все предыдущие дни прошли в заботах о Натаниеле, и его здоровье улучшилось. Более того, завтра утром Натаниель возвращается к себе, и Элизабет очень надеялась, что его отъезд положит конец напряжению, возникшему вместе с его появлением в доме. Кстати, Стивен деликатно намекнул Элизабет, что, возможно, Морган чувствовал себя заброшенным, так как все свое время она отдавала Натаниелю. Почему-то подобная мысль никогда не приходила Элизабет в голову, но теперь казалась ей вполне разумной.
    Как бы там ни было, Элизабет более всего жаждала возвращения их с Морганом нежной близости, которой они наслаждались в доме на берегу. Видимо, им никогда не договориться относительно Натаниеля, тут у Элизабет не оставалось надежд, и все же она решила забыть о разногласиях и начинать каждый день заново, без ссор и злых вспышек.
    Элизабет снова напомнила себе об этом и с радостной улыбкой взяла Моргана под руку.
    — Не хочешь ли позавтракать вместе со мной?
    — Не могу. Я должен был быть на верфях уже час назад.
    Элизабет с трудом удержалась, чтобы не убрать руку, Морган смотрел на нее так, будто ее прикосновение было для него оскорбительным.
    — Хорошо, — уступила она. — Тогда, может быть, ты со мной пообедаешь?
    — Между прочим, я пригласил на обед Вильсона Рида, Джастина Пауэлла и Джеймса Брубейкера, нам надо обсудить кое-какие вопросы в связи с нашим соглашением. Возможно, тебе будет скучно, но ты, конечно, можешь к нам присоединиться.
    Элизабет закусила губу: его банкир, адвокат и Джеймс Брубейкер. Она поморщилась, вспомнив вечер, когда все трое приходили к ним на ужин. Морган ее ревновал, а она осыпала его упреками. Он сомневался в ее нравственности, а она вспылила и напомнила ему о той женщине, что была его любовницей.
    И все же Элизабет считала своей обязанностью помогать Моргану в его делах. Она также напомнила себе, что они уже давно не обедали вместе, с того самого дня, как ранили Натаниеля; рана на плече мешала ему двигаться, поэтому Элизабет старалась присутствовать при каждой трапезе. К тому же слова Стивена не выходили у нее из головы. «Возможно, Морган чувствует себя заброшенным». Если она откажется, не подумает ли Морган, что его жена отдает предпочтение Натаниелю? Вот уж чего она совсем не хотела. Элизабет посмотрела в глаза Моргану.
    — Так ты не против? Он пожал плечами.
    — Мне все равно.
    Не слишком любезное приглашение, но Элизабет утаила обиду.
    — Тогда я обязательно буду.
    По мере приближения вечера в душе Элизабет постепенно крепла надежда. Может быть, совместный обед растопит лед между ними. Когда гости уйдут, они побудут вдвоем в гостиной, и возродится хотя бы частица той прежней гармонии. Она попросит проводить ее до спальни, и если все пойдет, как задумано, она без слов возьмет его за руку и насильно втащит к себе. А там уж ночь подскажет им путь.
    «Как я этого хочу, — грустно призналась себе Элизабет. — Безумно хочу». Она жаждала не только удовольствия, которое получала в его объятиях, но и молчаливого понимания, возникавшего после любовных ласк. Как она хотела, чтобы он до боли прижал ее к своей груди. Как она мечтала проснуться утром под надежной защитой его рук.
    Морган не прикасался к ней даже случайно после той ужасной ссоры из-за Натаниеля. Неужели он навсегда изгнал ее из своей души и сердца? Нет, не может быть! Она не поддастся отчаянию. Все переменится, уверяла она себя. Все переменится уже сегодня вечером.
    В ожидании гостей Элизабет особенно позаботилась о своем туалете. Воздушное розовое платье подчеркивало молочную белизну ее плеч и рук, высокая прическа открывала гибкую длинную шею. Элизабет только что растерла капельку духов между ключицами, когда раздался стук в дверь.
    — Войдите, — крикнула она, надеясь, что голос не выдает ее нетерпения.
    Морган вошел в комнату; сегодня он был еще красивее, чем обычно. Свежий запах одеколона распространился по комнате; его блестящие темные волосы были еще влажными после ванны.
    Элизабет встала со стула перед туалетным столиком. Сердце замерло у нее в груди, когда он окинул ее взглядом с головы до ног.
    — Ты, как всегда, удивительно хороша. Элизабет покраснела от удовольствия.
    — Но чего-то не хватает. — Он в раздумье нахмурился. — К этому платью очень подойдет жемчуг.
    Улыбка застыла на ее лице.
    — Я подожду, пока ты его наденешь. Выдавая себя, Элизабет рукой прикрыла горло.
    Она не знала, что сказать, да и какое она могла найти оправдание? «Прости меня, Морган, но Натаниель украл ожерелье, которое ты мне подарил в день нашей свадьбы»?
    Элизабет сжалась от страха. Морган никогда не поймет и никогда не простит такое преступление. У нее загорелись щеки.. Она и не догадывалась, что по ее выразительному лицу все читалось, как по книге.
    Морган кивнул на большую лаковую шкатулку, которая, как обычно, стояла на комоде.
    — Достань ожерелье, я помогу тебе его надеть. Его спокойный голос громом отдался в ее ушах.
    Широко открыв глаза, она в испуге смотрела на Моргана.
    — Элизабет!
    — Я… я не могу, — запинаясь пробормотала она. Морган пристально смотрел на нее.
    — Почему? Разве ожерелья нет в шкатулке?
    — Нет.
    Ее голос упал до шепота. Словно зачарованная, Элизабет не могла оторвать взгляда от его лица. Оно было ужасно. «Ему все известно, — подумала она в тоске. — От него ничего не скроешь».
    — Ты надевала его на прошлой неделе. Где же оно? Это была настоящая угроза.
    — Я не знаю!
    Тут она по крайней мере не лгала.
    — Уж не хочешь ли ты сказать, что ты его потеряла?
    — Да. Да!
    Она ухватилась за спасительную ложь. Ей оставалось только убедить его…
    — Ты лжешь, — сказал он твердо. — Я могу отличить ложь от правды. У меня по этой части большой опыт.
    Слезы были готовы хлынуть из ее глаз.
    — Хорошо, я тебе все расскажу, — воскликнула она. — Помнишь тот вечер, когда Натаниель пришел ко мне за деньгами? Я не знала, что делать, и отдала ему ожерелье…
    — Но ты говорила, что отдала ему деньги на домашние расходы.
    Гневная складка прорезала лоб Моргана.
    — Да.
    — Ты отдала ему и деньги, и жемчуг? — спросил он тихим от гнева голосом.
    Элизабет по-прежнему смотрела ему прямо в лицо. Она кивнула.
    — Ты должна была обратиться ко мне, Элизабет. Если Натаниелю потребовались деньги, ты должна была обратиться ко мне.
    — Когда вы готовы удушить друг друга? Я хотела предотвратить, а не вызвать бедствие!
    Никогда прежде Элизабет не видела Моргана в таком бешенстве.
    — Это твое обычное оправдание, ты всегда твердишь одно и то же. Но по крайней мере ты мне теперь ясна. — Он взглянул на часы на туалетном столике и совершенно спокойно добавил:
    — А нам надо торопиться, гости уже пришли.
    Именно тогда Элизабет поняла, что вечер завершится катастрофой.
    Она не помнила, как прошел обед. Она улыбалась деревянной улыбкой, и ей казалось, что гости разгадали ее ложь. Жена Джастина лежала с простудой, несмотря на лето, и Элизабет вежливо справлялась о ее здоровье; между переменой блюд она поддерживала беседу с Вильсоном Ридом.
    И все это время Морган не замечал жену, как будто ее и не было.
    Элизабет готова была разрыдаться. Морган сидел на другом конце стола и кивал, слушая Джеймса Брубейкера; все его внимание было сосредоточено на Джеймсе и на деловых вопросах. Элизабет невольно снова и снова возвращалась к нему взглядом. Она чувствовала тяжесть в груди, возникшую с того дня, когда ранили Натаниеля. С тех самых пор Морган ни разу не удостоил ее улыбки или прикосновения.
    — Мы выпьем бренди в библиотеке, Элизабет, — с удивлением услышала она свое имя. — А ты, наверное, хочешь удалиться «к себе.
    Наконец-то он посмотрел на нее. Приподняв темные брови, Морган невозмутимо ждал ее ответа. Можно подумать, он обращался к бесчувственному предмету, столько равнодушия было в его взоре. Элизабет с трудом сдержала непрошеные слезы. Впервые за весь вечер он заговорил с ней за столом и только для того, чтобы услать прочь!
    Она положила на тарелку свою салфетку.
    — Да, я пойду к себе. Желаю вам, джентльмены, приятно провести время.
    Голос совсем не походил на ее собственный, она не заметила, как Морган быстро и внимательно взглянул на нее.
    Сердце Элизабет обливалось кровью, слезы совсем близко подступили к глазам, она с трудом сдерживала рыдания. Она торопливо поднялась и заспешила к двери, опасаясь, что иначе поставит всех в неловкое положение.
    Но что-то явно было не так. Ее сердце тяжело стучало в груди, серый туман заклубился перед глазами, она остановилась, потому что земля выскользнула у нее из-под ног. Комната завертелась вокруг каруселью звуков и цветов. Словно издалека кто-то позвал ее по имени. Наверное, Морган, подумала она смутно, наверное, он опять сердится. Он вечно недоволен ею…
    В следующее мгновение Элизабет увидела над собой несколько испуганных лиц и заморгала, пытаясь их разглядеть. Она попробовала шевельнуться, но кто-то крепко ее держал… Нет, это всего-навсего Морган, который прижимает ее к груди сильными добрыми руками. Она потянулась к его лицу, чтобы пальцами очертить красивый подбородок.
    Но Морган смотрел на нее со строгим осуждением, и Элизабет не выдержала. Ее рука безвольно упала вниз, она сухо надрывно всхлипнула и отвернулась. Как во сне, она чувствовала, что ее подхватили на руки и понесли.
    — Пошлите за Стивеном! — крикнул чей-то голос.
    Элизабет вновь потеряла сознание, а когда очнулась, то была уже у себя в спальне, на кровати. В углу горела лампа, Морган сидел рядом, держа в своих ладонях ее руку.
    Он вглядывался в ее лицо.
    — Как ты себя чувствуешь? Элизабет потрогала пальцами голову.
    — Хорошо, — пробормотала она и попыталась подняться.
    — Нет. — Твердая рука остановила ее. — Ты будешь лежать, пока Стивен тебя не посмотрит. Он уже на пути сюда.
    — Пожалуйста, Морган, я даже не знаю, что со мной случилось. Зачем суетиться.
    — Пусть Стивен нам это и скажет.
    — А как же гости…
    — Симмонс как раз их провожает.
    Элизабет откинулась на подушку, испытывая приятное удовлетворение. Ей нравилось, что он предпочел остаться рядом с ней. Она огорчилась, когда появился Стивен, по^ ее мнению, слишком быстро.
    Он вошел в комнату с небольшим черным саквояжем в руке и остановился, шутливо подняв брови.
    — Боже мой, — сказал он весело, — это входит у вас в привычку.
    — Привычку? — удивленно повторил за ним Морган и вопросительно посмотрел на жену.
    — У нее уже был приступ головокружения на прошлой неделе, — пояснил Стивен. — Но ты прав, тут следует разобраться.
    С помощью Моргана Элизабет медленно села, и Стивен послушал ее сердце, осторожно ощупал голову в поисках каких-либо повреждений. Морган наблюдал с напряженным вниманием, стоя в ногах кровати.
    Стивен откашлялся и бросил взгляд на своего друга.
    — Я хотел бы продолжить осмотр, Морган. Но, наверное, будет лучше, если ты оставишь нас наедине.
    Морган поморщился.
    — Я подожду в коридоре, — неохотно согласился он.
    Стивен продолжил осмотр, изредка задавая вопросы. К концу осмотра лицо Элизабет пылало, она немедленно расправила юбки. Стивен помог ей, и она села, спустив ноги на пол.
    — Значит, как вы сказали, это только приступ головокружения и больше ничего?
    — Да. Но и головокружение имеет свою причину, Элизабет.
    От страха у нее широко открылись глаза, и Стивен рассмеялся:
    — Не надо беспокоиться, Элизабет. Вы не страдаете тяжелой смертельной болезнью.
    Она с облегчением вздохнула.
    — Что же тогда со мной?
    Стивен немного помолчал.
    — У вас будет ребенок, — сказал он мягко, — примерно месяцев через семь.
    Ребенок. Значит, это все-таки правда.» Ребенок «, — повторила она со смешанным чувством изумления и страха.
    Стивен защелкнул саквояж.
    — Поручаю вам сообщить Моргану эту приятную новость.
    Морган. У Элизабет застучало в висках, мысли заметались в поисках выхода, она с такой силой сжала кулаки, что ногти впились в ладони. Но она не ощущала боли. Что он скажет? Удивится ли? Обязательно! Но будет ли он доволен? Они никогда не говорили с ним о ребенке. Но, конечно, он будет доволен. Каждый мужчина хочет иметь ребенка. Сына, который продолжит его род. Дочь, которая будет радостью его жизни.
    Морган вошел в комнату; он был явно раздражен. Опять сел на край постели и взял Элизабет за руку.
    — Все в порядке? Стивен ничего мне не сказал! — объявил Морган. — Он несколько раз повторил, что ты сама мне все расскажешь.
    Элизабет сплела его пальцы со своими. Помолчала, не зная с чего начать. Надежда поселилась в ее душе, ярко сияла в зеленых глазах.
    — Морган, — начала она радостно. — У меня… Я хочу сказать, у нас с тобой будет ребенок, Морган.
    В один момент все изменилось. Наступила давящая тишина. Из образца заботы и внимания, каким он умел быть, ее муж превратился в небрежного холодного незнакомца.
    Его взгляд, словно ужасаясь или обвиняя, остановился на ее плоском животе. Он отпустил ее руку, словно Элизабет была прокаженной.
    Что-то дорогое завяло и умерло в душе Элизабет.
    Не говоря ни слова, Морган резко повернулся и направился к себе в комнату. Там он вытащил из стенного шкафа саквояж и бросил его на постель.
    Онемев от обиды, Элизабет последовала за ним. Она остановилась на пороге, еле держась на ногах, жалкая в своей беспомощности. Она смотрела то на Моргана, то на саквояж, боясь что-нибудь спросить.
    — Куда ты собрался? — наконец произнесла она. Его лицо было неподвижной маской.
    — Я хочу пожить в доме на берегу.
    Его равнодушие было как пощечина. Элизабет вспомнила недавние слова Стивена:» Дом на берегу — это убежище, где он прячется от треволнений мира «. И вот теперь он будет прятаться там от нее.
    Слезы набежали ей на глаза, Элизабет попыталась пробиться сквозь разделявшую их ледяную стену и потерпела неудачу.
    — Что случилось, Морган? Ведь у нас с тобой будет ребенок! Почему ты не радуешься вместе со мной?
    Его молчание было страшнее смерти. У Элизабет задрожали губы.
    — Можно я поеду с тобой? — шепотом спросила она.
    — Нет!
    Еще один удар прямо ей в сердце. Она готова была расплакаться.
    — Морган, — умоляла Элизабет. — Ты меня в чем-то винишь… Что я такого сделала? Я не понимаю, что происходит… Что у тебя на уме…
    Он бросил в саквояж рубашку.
    — А ты и не хочешь понимать.
    — Хочу, Морган, хочу! Пожалуйста, скажи мне! Он стремительно повернулся, к ней и обжег ее бешеным взглядом. Три шага, и его пальцы впились в ее мягкие плечи.
    — Нет, Элизабет, это ты мне скажи! Кто из нас отец? Я или Натаниель?
    — Как ты мог такое подумать? — задохнулась она от возмущения. — Это абсурд.
    — Так уж и абсурд? — прервал он ее. — Помнишь тот день, когда ты отправилась навестить Натаниеля у него дома, а потом преподнесла мне лживое объяснение? Ты утверждала, что ездила за покупками, а на деле у тебя было свидание с моим братом. Скажи мне все, Элизабет. — Он схватил ее за плечи и потряс. — Кто отец? Я или Натаниель? Или ты не знаешь?
    Мука была невыносимой. Как мог он подозревать ее в неверности? Как мог измыслить такое? Это было выше ее понимания.
    Обжигающие слезы потоком хлынули из глаз, обида перехватила горло, она снова и снова трясла головой, не в силах произнести ни слова. Морган нетерпеливо хмыкнул, повернулся и схватил саквояж.
    И тут же за ним закрылась дверь.
    Элизабет упала на пол, и сдавленное рыдание вырвалось из ее груди. Она уже не могла остановиться и плакала навзрыд, будто ее сердце было разбито. Оно и было разбито.
    Когда ее нашел Натаниель, она сидела, прислонившись к стене, с лицом, искаженным страданием и опухшим от слез.
    Он опустился перед ней на колени и положил руку ей на плечо.
    — Боже мой, Элизабет! Я услышал ваш плач у себя в комнате. Разве кто-нибудь умер?
    Она подняла голову, всматриваясь в него через пелену слез.
    — Нет, — сказала она охрипшим голосом.
    — Тогда в чем дело? Почему вы рыдаете? И. где, черт побери, Морган?
    — Он уехал в дом на берегу.
    — Почему?
    — Потому что у меня будет ребенок… Натаниель в изумлении откинулся назад.
    — И знаете что? Он меня спросил, не ваш ли это ребенок! — Слова чередовались со всхлипываниями. — Я вышла замуж за него, а не за вас. Я всегда буду ему верной женой. Всегда! Но он мне почему-то не доверяет! Чем, каким проступком я заслужила такое отношение?
    Натаниель осторожно, чтобы не повредить плечо, сел на пол рядом с Элизабет.
    — Это не вам Морган не доверяет, а мне, — пояснил он. — Это мне он не верит.
    — Но вы его брат. Кому еще он может спокойно доверить свою жену?
    Натаниель замер.
    — Только не мне, — наконец нарушил он молчание. — И на то есть серьезная причина.
    Натаниель вздохнул, чувствуя невыносимый груз вины на своих плечах. Пришло время от него освободиться.
    — Элизабет, — сказал он тихо, — пора вам узнать правду.
    Она нахмурилась, вглядываясь ему в лицо: глубокие морщины залегли около его рта, он был необычайно серьезен. Натаниель, всегда такой веселый и беспечный! Видимо, он готовился открыть ей великую тайну.
    — Правду? — повторила она за ним.
    — Амелия ждала ребенка, когда умерла. — Он замолчал, не в силах продолжать. — Моего ребенка.

Глава 25

    « Слушай, я расскажу тебе о моей горячо любимой супруге. Все годы нашей совместной жизни, пожалуй, за исключением первого, любовники не вылезали из ее постели «.
    И это была не единственная причина для того, чтобы задуматься. Гнев Моргана, когда он увидел, как Натаниель ее целует. Тогда она не поняла и половины того, что он ей наговорил.
    Лишь теперь дошел до нее смысл его слов.» Поцелуй меня, Элизабет. Мы с Натаниелем братья, а у братьев все пополам. Даже их жены «.
    — Я знал, что не был первым, — продолжал Натаниель. — Знал, что Амелия ему изменяла почти с самого начала. Всем в городе было известно о ее связях. Их было так много, что Морган, мне кажется, перестал их замечать.
    Амелия всегда была страшной кокеткой. Она не пропускала ни одного мужчины, чтобы не попытаться привлечь его внимание и завладеть его сердцем. Что касается меня, то я всегда считал ее красавицей. Думаю, что так считали все мужчины без исключения. Мы всегда с ней слегка флиртовали, но это было в ее привычках.
    Глаза Натаниеля потемнели.
    — Но однажды летом все вдруг изменилось. Клянусь, не я был зачинщиком. Если Амелии кто нравился, она становилась, как бы это сказать… неотразимой. Я не стараюсь себя выгородить, Элизабет. Мы с Амелией знали, что мы делаем. Морган не догадывался, по крайней мере сначала. Я сам не мог поверить, что так низко пал. Господи, я был любовником его жены. Но я гнал прочь эти мысли. Я думал только о ней одной. И мне нужна была она одна и больше никто. Она была как зелье, которое попробуешь, и ты пропал.
    Натаниель говорил и говорил, а потрясенная Элизабет молча слушала. Он открывал ей душу, чтобы избавиться от тяжести вины, которую столько лет носил в себе.
    — До сих пор не могу понять, как это случилось. Морган — мой брат, мне следовало удержаться. Сколько я себя помню, он всегда был рядом и опекал меня. Но где-то в глубине моей души таилась…
    Натаниель остановился.
    — Ревность? — докончила за него Элизабет. Догадка пришла сама собой, стоило только взглянуть на выражение его лица. Натаниель кивнул.
    — Он был мне больше отцом, чем братом. Помню, мальчишкой я мечтал стать таким, как Морган. Он был выше ростом и сильнее. У нашего отца был ужасный характер, и если мы ему надоедали, он спроваживал нас подзатыльниками, от которых гудела голова. Но Морган не боялся ему противоречить, даже если знал, что будет наказан.
    Лицо Натаниеля еще больше омрачилось.
    — Пожалуй, уже тогда я понимал, что никогда не стану таким, как Морган. Я часто подворовывал у отца. Монетку, что-нибудь из съестного. И он всегда обнаруживал пропажу и делал все, чтобы столкнуть нас лбами. Морган знал, что это я, но брал ' вину на себя. Всегда. И всякий раз отец бил его тростью по спине. Морган никогда не плакал, даже не стонал, но я знал, что ему было страшно больно. Он не плакал, даже когда умерла мама, хотя любил ее больше всех на свете.
    « Бил тростью по спине «. Элизабет чуть не вскрикнула. Чудовищно, что кто-то мог так жестоко обращаться с ребенком. Она представила себе Моргана, каким он был в детстве: высокий, гордый, непокорный мальчик.
    — Когда Морган поступил в матросы, он присылал домой весь свой заработок до последнего цента. На его деньги, а не на отцовские покупались одежда и еда для меня, на его деньги я учился в самых лучших школах. Господи, только теперь я понял, сколько он в меня вложил! — продолжал Натаниель голосом, полным раскаяния.
    Но уже тогда я знал, что мне никогда не быть таким, как он. Никогда мне не сравняться с ним ни в чем. Я не был таким умным, как он. Я не был таким обязательным. И я был не способен заработать себе такое состояние. Морган всегда был героем, из тех, кто непременно приходит на помощь. Помню тот день, когда он женился на Амелии, и как я ревновал, потому что он нашел себе необычайно красивую невесту. Я-то знал, мне не видать такой удачи.
    — Вы ему завидовали, — заметила Элизабет; в ее тоне не было осуждения, а только печаль.
    — Да, — признался Натаниель. — Как это ни странно. Лишь в одном его постигла неудача, в браке с Амелией. И знаете, Элизабет, я радовался, что наконец ему в чем-то не повезло. А когда я влюбился в Амелию, я словно забыл о том, что Морган мой брат. Мне было все равно, что он подумает, злится он или ему больно. Даже его ненависть была мне безразлична. Безразлично, что я его унизил и что он узнает о нас с Амелией. Я хотел, чтобы о нас с ней узнал весь свет.
    Когда Амелия забеременела, я обезумел от радости. Я решил, что она бросит Моргана, он даст ей развод и мы поженимся. Я умолял Амелию, чтобы она от него ушла.
    — Постойте, — удивилась Элизабет, — Морган и Амелия все еще жили вместе?
    Натаниель кивнул.
    — Тогда откуда вы знали, чей это был ребенок, ваш или Моргана? Как могла знать Амелия?
    — Тут не было никаких сомнений, Морган уже давно не прикасался к ней. Он сказал мне об этом задолго до того, как у нас начался роман. Сама Амелия жаловалась, какой он далекий и равнодушный. Амелия принадлежала к тем женщинам, которые не могут жить без обожания и поклонения, а Морган к ней охладел. Мне кажется, она временами ненавидела его за это.
    « Возможно, Амелия для того и завела любовников, чтобы отомстить Моргану «, — подумала Элизабет, но оставила догадку при себе.
    — Что было дальше, Натаниель? — спросила она вслух.
    — В конце концов Морган узнал о нас. Помню, какое удовольствие получила Амелия оттого, что открыла ему глаза. А когда она сказала ему, что носит моего ребенка, она смеялась. Представляете себе — смеялась! Смеялась. Вот тогда я понял, какой жестокой она может быть.
    Амелия вышла за Моргана из-за денег и возможностей, которые они перед ней открывали. Одному Богу известно, почему он с ней не развелся, но она оставалась с ним из-за денег.
    У Элизабет сжалось сердце. Как сильно, должно быть, страдал Морган!
    — Я попросил Амелию развестись с Морганом и выйти за меня замуж. Но она… Она объяснила мне, что затеяла интрижку, чтобы досадить Моргану. Но теперь я ей надоел, и у нее есть кто-то другой на примете…
    Элизабет почувствовала тревогу.
    — А как же ребенок? Наверное, она собиралась объявить Моргана отцом?
    Боль исказила черты Натаниеля.
    — Нет, — сказал он изменившимся голосом. — Ребенок был ей ни к чему. Она сказала мне, что собирается от него избавиться. Что есть способы… Она знала одну женщину, которая оказала ей однажды такую услугу.
    Элизабет побледнела, но прикрыла ладонью руку Натаниеля, уговаривая его продолжать:
    — Что же случилось дальше?
    Господи, лучше бы она не спрашивала. Но было уже поздно.
    — Она все твердила, что я ей не нужен. Что она уже нашла кого-то еще, другого любовника, который лучше меня. Она смеялась надо мной. И все никак не могла остановиться.
    Не моргая, широко открытыми глазами Натаниель смотрел на сгущающиеся в углах комнаты тени. Он поднял руки, будто ловя что-то в воздухе. Холодок пробежал у Элизабет по спине.
    — Я схватил ее и начал трясти. Схватил за шею, чтобы она перестала смеяться. Чтобы замолчала. Вдруг она перестала смеяться…
    Элизабет рукой зажала рот, чтобы не вскрикнуть. Натаниель убил Амелию.
    — Я убил ее, Элизабет. Женщину, которая была мне так дорога. — Он говорил хриплым неузнаваемым голосом. — Я не хотел ее убивать, клянусь Богом! Помню, как я держал ее в объятиях и плакал… Потом рядом оказался Морган…
    Элизабет закрыла глаза. Внезапно все встало на свои места: Морган, который с непонятным раздражением отказывался отвечать, нашли ли убийцу Амелии; Стивен, который говорил, что единственное преступление Моргана состояло в том, что он нашел тело Амелии.
    Но рядом с мертвой Амелией он нашел своего брата.
    Элизабет с трудом заставила себя заговорить:
    — Никто больше не знает, правда? Никто, кроме вас и Моргана?
    Натаниель кивнул. Она заметила, что у него повлажнели глаза.
    — Это еще не все, Элизабет. Полиция арестовала Моргана. По подозрению в убийстве.
    — Я знаю, — быстро отозвалась она. — Стивен сказал мне, что Моргана обвинили в убийстве и арестовали, но потом обвинение сняли.
    — Вы не понимаете, Элизабет. Я вел себя как трус, я позволил ему взять вину на себя. — Каждым следующим словом Натаниель казнил себя. — Я убил ее, а Морган взял вину на себя. Его посадили в тюрьму вместо меня, и я не протестовал. Повернись дело по-другому, и он бы… — Голос Натаниеля пресекся. — И я бы дал ему умереть вместо меня.
    Он спрятал лицо в ладони и зарыдал.
    Элизабет почувствовала, как у нее защипало в горле. Она обняла его за плечи и прижала к себе, как мать, успокаивающая обиженного ребенка.
    Она не боялась и не осуждала Натаниеля. Она не могла его осуждать, потому что Натаниель только что подтвердил давно известную ей истину.
    Морган был главным в их семье, скалой, на которую можно опереться, плечом, которое выдержит любой груз.
    Но никто не может вечно быть сильным.
    Да и не должен.
    Тьма опустилась на побережье к северу от Бостона. Облака покрывали небо, волны океана глухо и монотонно ударяли о берег. Тени, такие же черные, как ночь снаружи, теснились внутри дома.
    Сгорбившись, Морган сидел в кресле. Он был трезв, так как усвоил, что вино не дает забвения. Он чувствовал страшную усталость, хотя провел в неподвижности целые часы.
    Он приехал сюда накануне поздно вечером, и вот совсем незаметно прошел целый день. Но буря в его сердце и чувствах не утихала и не давала ему покоя.
    А ведь он научился держать в узде свои чувства с тех самых пор, как умерла мать и он остался совсем один. Проявлять их означало подвергать себя риску оказаться беззащитным перед болью и страданием.
    Однажды так оно и случилось. Он отдал свое сердце, отдал его Амелии и был наказан. С того самого дня, как он узнал о первой тайной любовной связи Амелии, он поклялся, что больше никому его не доверит.
    Но это было до того, как он встретил Элизабет.
    Он должен был бы ликовать, потому что давно потерял надежду иметь детей. Амелия боялась испортить фигуру. Ну а Элизабет? Она вышла за него замуж только для того, чтобы избежать скандала. Он не смел надеяться, что когда-нибудь она захочет родить ему ребенка.
    И потом еще Натаниель… Вечный Натаниель.
    Гроза бушевала у него в душе, шквал подозрений в вероломстве и предательстве. Ревность разъедала его сердце, отравляла медленным ядом. Все было как прежде… Натаниель и Амелия, и вот теперь Натаниель и Элизабет. И эта новость о ребенке…
    « У нас с тобой будет ребенок, Морган «.
    Вновь он увидел перед собой Амелию и сжался в ожидании удара.
    « Знаю, ты догадался, что Натаниель — отец ребенка «.
    Он помнил, как Амелия издевалась над ним. Как она смеялась в злобном торжестве ему вслед, когда он покидал комнату.
    « У нас с тобой будет ребенок, Морган «.
    На этот раз голос Элизабет звучал в его ушах, и ее зеленые глаза были полны обещания.
    У Амелии глаза светились откровенным коварством.
    « Почему ты не радуешься вместе со мной?»
    Элизабет не смеялась, а плакала, и сколько обиды и горя он читал на ее лице… Он не мог забыть ее разрывающих душу всхлипываний.
    Как не похожа она была на Амелию…
    Горькое чувство раскаяния охватило Моргана; как мог он поставить между ними знак равенства. Никогда больше, поклялся Морган, не совершит он такой ошибки.
    Морган встал и потянулся, разгоняя застоявшуюся кровь. Он взглянул в окно и увидел небольшой разрыв в облаках. Единственная звездочка мигала ему сверху с небес.
    Чуть заметная улыбка появилась на его губах. Завтра он отправится домой в Бостон. Домой к Элизабет.
    Как всегда, Иона был прекрасно осведомлен обо всех событиях, произошедших после его последней встречи с Натаниелем. Он видел, как Натаниеля привезли от Моргана. Он наблюдал, как Натаниель начал понемногу выходить из дома. Иона наслаждался тем, с какой осторожностью Натаниель держится, как озирается вокруг, оглядывая улицу.
    Но самый забавный момент наступил, когда, как-то вернувшись домой, Натаниель обнаружил Иону у себя в гостиной, где тот сидел с бокалом самого лучшего вина из запасов Натаниеля.
    Натаниель не счел это забавным, но постарался скрыть замешательство под маской равнодушия.
    — Что вам надо? — спросил он англичанина. Иона улыбнулся.
    — Мне кажется, мы уже выяснили этот вопрос. Он посмотрел на плечо Натаниеля, все еще покрытое повязкой, натягивающей сюртук.
    — Рад, что вы так быстро поправились. Натаниель сжал кулаки.
    — Негодяй, ты хотел меня убить!
    — Прошу прощения, но я хочу внести ясность. Если бы я хотел вас убить, вы были бы уже мертвы. Нет, уважаемый сэр, это было только предупреждение, которое бы не понадобилось, если бы не ваше намерение вновь пуститься в бега. Неужели вы собирались бежать с той жалкой наличностью, которой располагали?
    Натаниель сжал зубы, но ничего не сказал. Что можно было ответить, если англичанину все известно?
    — На вашем месте, — продолжал Иона, — я бы постарался запомнить, что это было последним предупреждением. Хотя я считаю, что с самого начала действовал неверно.
    — Вы никогда не получите денег от мертвеца.
    — Правильно. Но ведь у вас есть брат? Морган весьма процветающий человек. А что если с ним произойдет несчастье со смертельным исходом?
    Натаниель отлично понял, куда клонит Морленд, и сразу нашел ответ:
    — Его наследница жена, а не я.
    Морленд покрутил вино в бокале и посмотрел его на свет.
    — Жаль, — заметил он. — А что если несчастье случится сразу с двоими? Бедняги, это будет настоящая трагедия, ведь они молодожены. — Он поднял голову; его глаза опасно поблескивали. — Тогда определенно наследуете вы. И уже ничто не помешает вам с легкостью расплатиться с виконтом Хэдли, не так ли?
    Ответный взгляд Натаниеля был холоден как лед.
    — Вы получите деньги Хэдли. Но я должен взять их взаймы у Моргана. Дайте мне срок до завтрашнего дня.
    — Прекрасно!
    Морленд поставил бокал на стол и поднялся. Натаниель взглядом проводил его до двери.
    — Мы встретимся здесь, у меня? Морленд с улыбкой приподнял котелок.
    — Думаю, что нет. Не беспокойтесь, я вас извещу о времени и месте.
    С этими словами Морленд вышел из комнаты.
    Страх сдавил сердце Натаниеля, тучи сгущались над его головой. Морленд был коварнее змеи. Кто бы мог подумать, что он втянет в эту историю Элизабет и Моргана?
    Морленд угрожал расправиться и с Элизабет, и с Морганом, и он не шутил, раны на плече и на боку были тому наглядным доказательством. Морленд не выпустит его из своих когтей, пока не получит то, за чем явился. Но на этот раз он, Натаниель, не станет просить Моргана заплатить за него долг. Есть же у него какая-та гордость.
    И, может быть, пришло время впервые в жизни сделать правильный шаг и совершить благородный поступок.

Глава 26

    И тем не менее она страдала.
    Дни были полны разочарования и безысходности, ночи — неутоленных желаний. Когда же наконец вернется Морган? Если бы только знать! Как убедить Моргана, что это его дитя она носит под сердцем? Неужели он ее оставит, как хотел оставить Амелию?
    Она не могла прогнать тяжелые мысли из головы, а печаль из сердца.
    В тот день Анни уговорила ее прилечь перед ужином. Элизабет уже закрыла глаза, когда снизу, из холла, донесся звук шагов. Она приподняла голову и напряженно прислушалась. К звуку шагов присоединился негромкий говор мужских голосов. Морган! Элизабет чуть было не задохнулась от радости. Она вмиг сбежала вниз по лестнице. Это был Натаниель.
    Симмонс как раз взял у него шляпу. Натаниель посмотрел на нее со странно замкнутым выражением на красивом лице.
    — Добрый день, Элизабет.
    — Это вы, Натаниель? Прошу вас, входите. Элизабет пригласила его в гостиную, она была удивлена, но и обрадована его приходом. Ведь она постоянно думала также и о нем. Она хотела, чтобы Натаниель оставался у них до тех пор, пока не решится вопрос с его долгом виконту Хэдли или пока не исчезнет угроза со стороны человека в коричневом котелке. Но он твердо отказался.
    Сидя на краю дивана, Элизабет расправляла складки платья. Натаниель расположился в кресле напротив.
    — Может быть, вы хотите чаю? — предложила она.
    — Нет, благодарю вас. Я к вам ненадолго. Элизабет окинула его быстрым взглядом. У него был неплохой цвет лица, и, хотя, наверное, его все еще беспокоило больное плечо, он держался достаточно прямо.
    — Вы хорошо выглядите, — заметила она.
    — Я действительно чувствую себя значительно лучше.
    Пришел черед Натаниеля внимательно посмотреть на Элизабет.
    — Морган еще не вернулся?
    Элизабет потухла. Про себя Натаниель обругал брата за то, что тот не видит собственного счастья.
    — Он образумится, Элизабет. В ее глазах было столько боли.
    — Вы так думаете?
    — У него с вами все не так, как с Амелией, — пытался подбодрить ее Натаниель. — Он никогда так не любил Амелию, как он любит вас, Элизабет.
    — Как бы мне хотелось в это поверить, — сказала она мечтательно. — Но мне остается только ждать. Вы уже уходите?
    Он кивнул.
    — У меня есть кое-что для вас, Элизабет.
    Он порылся в кармане сюртука и вытащил какой-то предмет, зажав его в кулаке.
    — Дайте сюда вашу руку.
    Элизабет с любопытством подчинилась. Что-то прохладное и гладкое легло на ее ладонь.
    Боже мой, ее ожерелье. Она невольно ахнула.
    — Но вы говорили, что отдали его тому ужасному человеку…
    — Я вам лгал, — сказал он с такой бравадой, что Элизабет звонко рассмеялась. — Хотите я вам его надену?
    — Пожалуйста, — согласилась она и повернулась к нему спиной.
    Затем потрогала и погладила жемчужины кончиками пальцев.
    — Спасибо, — произнесла она с чувством. — Вы не представляете себе, как я рада. — И еще тише добавила:
    — Ведь это свадебный подарок Моргана.
    — Тем более я доволен, что он к вам вернулся. Смешливая ямочка появилась на щеке у Элизабет.
    — А вы, Натаниель О'Коннор, вовсе не такой уж негодяй, каким себя считаете.
    Он расхохотался.
    — Нет, Элизабет, я и есть негодяй, но у меня вдруг откуда-то появилась совесть. — Его улыбка увяла. — Наверное, мне не надо было приходить сюда. Но мне так хотелось увериться, что вы не питаете ко мне ненависти.
    — Конечно же, я не питаю к вам ненависти! Вы всегда будете дороги моему сердцу, Натаниель.
    Всегда.
    Смущение промелькнуло на его лице.
    — Значит, вы меня прощаете?
    — Да, да, прощаю!
    В искреннем порыве Элизабет поднялась на цыпочки и обняла его за плечи.
    Она проводила его до дверей. Уже на выходе Натаниель повернулся к ней лицом. Он был все так же угрюм и мрачен, хотя взгляд его чуть посветлел.
    — Вы передадите Моргану мои слова?
    — Обязательно.
    — Скажите ему, что, если он будет вас обижать, я вернусь и расквитаюсь с ним. — Он наклонился и поцеловал ее в щеку. — До свидания, Элизабет.
    Натаниель спустился с крыльца. Стоя в дверях, Элизабет смотрела, как он прошагал по дорожке и скрылся из виду. Она не могла избавиться от непонятного тревожного чувства, которое с каждой минутой становилось все сильнее. Что-то тут было не так. И Натаниель не был похож сам на себя. Безусловно, трудно было ожидать, что после ранения и неожиданного поразительного признания он будет пребывать в своем обычном веселом расположении духа. И все же он чересчур мрачен, даже печален.
    Элизабет вернулась в гостиную и принялась ходить взад и вперед по комнате. Когда она уже в четвертый раз проходила мимо кресла, в котором сидел Натаниель, клочок бумаги на полу привлек ее внимание. Она наклонилась и подняла крошечный смятый листок. Натаниель стоял на этом самом месте, когда вытаскивал из кармана ее ожерелье. Наверное, бумажка и выпала оттуда.
    Элизабет расправила листок. Страх овладел ею, хотя она не могла определить его причину. Бумага была так сильно помята, что она с трудом разобрала написанные слова:
    « Шесть часов. Ферри-лейн, № 200 «.
    Элизабет еще раз прочитала записку. Несомненно, это был адрес. Значит, у Натаниеля с кем-то свидание?
    Человек в коричневом котелке.
    Листок чуть не выпал у нее из рук. Мысль возникла из ничего. От ужасного предчувствия она задрожала всем телом. У Натаниеля свидание с человеком в коричневом котелке. Тем самым, который его ранил.
    Неожиданное движение в передней привлекло ее внимание, и Элизабет подняла голову: в комнату решительной походкой входил ее муж.
    Она бросилась ему навстречу, позабыв обо всем на свете.
    — Морган! Слава Богу, ты вернулся!
    Не раздумывая, она прижалась к его груди и .заплакала бы от счастья, если бы не страх, возраставший с каждой секундой.
    — Морган, нам надо спешить! У Натаниеля встреча с человеком, который его ранил…
    Слова мешались и путались, она была почти в истерике…
    Сильные руки подхватили ее и прижали к самому сердцу; затем Морган отстранился, чтобы посмотреть ей в лицо.
    — Элизабет, успокойся! Где Натаниель?
    Ее поведение и отчаяние были столь непривычными, что он сразу понял, что произошло нечто страшное. Ее отдельные, отрывочные фразы позволили воссоздать картину.
    — Натаниеля шантажируют… Вот почему его ранили… Он приходил и отдал мне ожерелье. Я догадалась, у него что-то не в порядке… Этот листок я нашла на полу. На нем адрес… Может, ты сочтешь это безумием, но он отправился на свидание с ним. С тем человеком, который его ранил!
    Морган выхватил у нее листок.
    — Это рядом с верфями. Он посмотрел на часы.
    — Проклятие, уже шесть часов! Пожелай мне удачи, Элизабет. Обещаю тебе, что вернусь, как только смогу.
    Элизабет немедленно пустилась вслед за мужем. Она не станет сидеть дома, ведь ему тоже может грозить опасность. Как только Морган понял, что она задумала, он остановился и резко повернулся к ней. В глазах Элизабет был вызов.
    — На этот раз, Морган О'Коннор, ты меня не бросишь!
    Он молча протянул ей руку и помог сесть в экипаж.
    Они помчались в гавань на бешеной скорости. Экипаж трясло и подбрасывало, отчего они оба не раз оказывались на полу. И все же Элизабет удалось рассказать Моргану всю историю в подробностях: деньги, взятые взаймы у виконта Хэдли и проигранные Натаниелем в кости; человек в коричневом котелке, приехавший из Англии, чтобы потребовать долг с Натаниеля; и почему она дала Натаниелю деньги в тот вечер, когда он видел их поцелуй. Она не пропустила ничего…
    Кроме того, что Натаниель похитил ее жемчуг. Возможно, она делала ошибку, но пусть уж лучше Морган считает, что она отправилась к Натаниелю, чтобы помочь ему в беде, а не потребовать обратно свое ожерелье.
    Экипаж остановился, и Морган распахнул дверцу. Элизабет выскочила наружу вслед за ним, но Морган обернулся и схватил ее за плечи.
    — Нет, Элизабет, оставайся в экипаже, тут ты будешь в безопасности.
    Она его не слушала, напряженно вглядываясь в улицу за его спиной.
    — Вон они! — вскрикнула она, показывая пальцем. — Человек в котелке и с ним Натаниель! Они зашли в проулок!
    Морган повернулся и пустился бежать, Элизабет, подхватив юбки, помчалась за ним. Но очень скоро она начала задыхаться и при входе в проулок споткнулась и упала, разбив колено и поцарапав руки. Она хотела подняться, но не смогла, потому что у нее закололо в боку. Она подняла голову и в отчаянии всхлипнула.
    Прямо перед ее глазами в проулке между домами разыгрывалась страшная сцена между Натаниелем и человеком в коричневом котелке. Натаниель высоко поднял сжатый кулак и ударил англичанина в лицо. Все сопровождалось сердитыми криками. Морган уже был шагах в десяти от человека в коричневом котелке. Тот выхватил что-то из кармана сюртука.
    Луч заходящего солнца сверкнул на блестящем металле. На долгое мгновение кинжал застыл в поднятой руке. Затем все смешалось.
    — Нет! — отчаянно крикнул Морган и бросился вперед..
    Рука с кинжалом нанесла молниеносный удар. Элизабет пронзительно закричала. Натаниель повалился на землю. Но борьба еще далеко не закончилась. Морган сбил англичанина с ног, и тот, падая, увлек его за собой. Кинжал зазвенел, ударившись о булыжники мостовой, и упал на землю неподалеку от борющейся пары. Элизабет замерла от ужаса. Два человека, две руки тянулись к оружию, чтобы схватить его. Одному из них удалось завладеть желанным кинжалом…
    Это был человек в коричневом котелке. Морган лежал на спине, устремив взгляд вверх. Человек в котелке с жестокой улыбкой поднялся на колени. Снова кинжал ярко блеснул на солнце, готовый нанести смертельный удар.
    Раздался громкий выстрел, и едкий дым плотной пеленой повис в воздухе. Через неясный туман Элизабет увидела, как человек в котелке пошатнулся и, раскинув руки, лицом вниз упал на булыжную мостовую. Натаниель лежал на боку, в руке он держал небольшой пистолет. Элизабет изумленно вскрикнула. Он был жив. Натаниель был жив! Элизабет с трудом поднялась и бросилась к нему.
    Морган уже опустился на колени рядом с братом; его лицо было искажено отчаянием, и радость сменилась страхом в душе Элизабет.
    — Боже мой, — воскликнул Морган. — Нам нужен врач! Немедленно!
    Тяжелая, гнетущая тишина воцарилась в доме. К счастью, Виллис догадался отправиться за доктором, лишь только понял, как развиваются события. Прошло всего несколько минут, и Стивен уже склонился над лежавшим на земле Натаниелем. Тот был без сознания и не почувствовал боли, когда его переносили в экипаж, но Элизабет увидела расплывшееся на его рубашке большое красное пятно.
    Предчувствие неотвратимой беды камнем легло на сердце Элизабет.
    Они привезли Натаниеля домой, в ту самую комнату, где он лежал совсем недавно. Стивен занимался им уже достаточно долго, а Морган и Элизабет не отходили от закрытых дверей. Минуты казались часами, ожидание — бесконечным.
    Они оба вздрогнули, когда дверь наконец отворилась. Стивен вышел в коридор.
    — Как он? — первым заговорил Морган. Стивен покачал головой, его лицо не предвещало ничего хорошего.
    — Я сделал все, что мог, — сказал он устало и положил руку на плечо Моргану. — Он спрашивает тебя. И вас тоже, Элизабет.
    Морган уже был в комнате. Элизабет медленно вошла вслед за ним. При виде Натаниеля она еле сдержала восклицание. Он лежал, откинувшись на подушки, такой же белый, как простыни. Глаза были закрыты, и Элизабет почудилось, что он уже мертв.
    Но вот глаза открылись и остановились на ней. В них была боль и в то же время свет, который звал ее к себе.
    Элизабет подошла совсем близко к кровати. Она и не подозревала, что ей хватит сил сдержать слезы и улыбнуться.
    — Здравствуйте, Натаниель.
    — Элизабет, — произнес он еле слышно. — Видите, я был прав. Я действительно оказался негодяем.
    Наверное, ничто в жизни не стоило Элизабет так дорого, как эта улыбка.
    — Ни в коем случае, — отозвалась она.
    — Нет, не спорьте, — настаивал он.
    Он перевел взгляд на Моргана. Элизабет молча наклонилась и поцеловала его в щеку. Затем покинула комнату.
    — Может быть, ты отдохнешь? — сказал Морган, сменив Элизабет у кровати.
    Натаниель чуть повернул к нему голову.
    — Ты опять за мной надзираешь, правда? — пробормотал он шутливо. — Все учишь меня, как поступать, это после стольких-то лет.
    Он вздрогнул, будто от холода. Морган подтянул повыше одеяло и взял руку Натаниеля. Он с трудом заставил себя заговорить.
    — А ты все такой же непослушный.
    — Всю жизнь, Морган, я заставлял тебя волноваться.
    — Еще как. — Голос Моргана был хриплым от переживаний. — И ты наслаждался каждой минутой моих мучений, да?
    — Ты знаешь, я всегда хотел быть похожим на тебя. Боже мой, как я теперь раскаиваюсь! Я ведь стольким тебе обязан…
    — Ничем, — твердо произнес Морган. — Ты спас мне жизнь, Натаниель. А для этого требуется немалое мужество. Мне никогда с тобой не расплатиться.
    Натаниелю не хватало воздуха.
    — Значит, я спас тебе жизнь? — прошептал он.
    — Да, спас.
    Морган сильнее сжал руку Натаниеля. Невидимые узы объединили навсегда двух братьев.
    Слабая улыбка появилась на губах Натаниеля.
    — Кто бы мог подумать, Морган? Это я тебя спас. Я был героем. — Его голос был еле слышен. — Ты будешь помнить об этом, Морган? Помни об этом, когда будешь думать обо мне…
    Его глаза закрылись. Давящая боль в груди исчезла. Умиротворение появилось на лице. Понемногу его пальцы разжались. Морган наклонился к нему. — Нат! — позвал он. — Нат!

Глава 27

    Во время службы Морган стоял поодаль от других, печальная мужественная фигура в черном. Когда все кончилось, он не стал ни с кем говорить: ни с пастором, ни со Стивеном, ни с Элизабет. Он пошел домой и заперся в кабинете. Элизабет одна принимала соболезнования от тех, кто заехал к ним сам или прислал записку.
    Следующие четыре дня только Симмонсу было разрешено входить в кабинет. Элизабет была немного обижена, что с ней так поступили, и все же понимала потребность Моргана побыть одному, чтобы примириться с трагической смертью Натаниеля.
    Стивен считал, что лучше всего оставить Моргана в покое.
    — Пусть побудет в одиночестве еще пару дней, — предложил он. — Я знаю Моргана, он с этим справится..
    Сначала Элизабет поверила, что Морган справится со своими переживаниями, но день шел за днем, и она все более озабоченно и неодобрительно наблюдала, как Симмонс одну за другой относил бутылки бренди в кабинет к Моргану. Она решила поделиться своими опасениями со Стивеном.
    — Он ничего не ел с тех пор, как заперся там. Симмонс уговаривает его поесть, но он наотрез отказывается. Мне кажется, он также совсем не спал все это время. Наверное, он решил спиться, чтобы отправиться в могилу вслед за братом.
    — Очень может быть, что вы правы. У Моргана именно такой характер, — согласился Стивен. — Хотите, я с ним поговорю?
    Стивен сделал несколько попыток, но безуспешно. На пятый день Элизабет решила взять дело в свои руки. Пусть Морган ее навеки возненавидит, но дальше так не может продолжаться.
    Она перехватила Симмонса у дверей кабинета как раз в тот момент, когда он нес туда вечернюю бутылку бренди. Элизабет взяла у него из рук поднос.
    — На сегодня ваша работа окончена, Симмонс. Я отпускаю вас и остальную прислугу.
    Симмонс колебался:
    — Но, мэм, он в ужасном настроении…
    — Делайте, как я вам сказала, Симмонс. А пока, пожалуйста, постучите в дверь и скажите мистеру О'Коннору, что принесли ему бренди.
    Симмонс наклонил голову:
    — Конечно, мэм.
    Он постучал три раза, и как только дверь открылась, Элизабет вошла внутрь и ногой захлопнула за собой дверь.
    В кабинете царил полумрак, портьеры были плотно задернуты от яркого дневного света, запах бренди пропитал все вокруг. Элизабет всматривалась в темноту, стараясь отыскать Моргана.
    — Что, черт возьми, ты тут делаешь? Голос возник откуда-то слева, где она его совсем.
    Не ожидала, и Элизабет вздрогнула. К счастью, она быстро взяла себя в руки и, высоко подняв голову, очень спокойно объявила:
    — Я как раз пришла сюда, чтобы задать тебе тот же вопрос.
    Ее глаза привыкли к полумраку, и теперь он могла рассмотреть Моргана. Господи, какой ужасный вид! Изможденное лицо, запавшие щеки, темные от пятидневной щетины. Одежда помятая и не опрятная. Глаза налиты кровью, веки покраснели.
    — Оставь меня в покое, Элизабет.
    В его голосе больше не было злости, одна беспредельная усталость.
    Он направился к письменному столу, и ее сердце сжалось: он двигался, как старик, словно постарел сразу на много-много лет.
    Нет, она не поддастся эмоциям.
    — Почему ты меня гонишь? Сидишь и жалеешь самого себя?
    — Нет! Просто я хочу все забыть! — сказал он сквозь зубы.
    Элизабет наконец сдвинулась с места и поставила поднос с бутылкой на конец стола.
    — Нет, Морган, ты не стараешься забыть, ты стараешься себя замучить.
    — Вот и убирайся отсюда, чтобы я довел дело до конца!
    Гримаса исказила его лицо; он протянул руку к бутылке.
    Но Элизабет опередила его. В порыве внезапной ярости она смела бутылку со стола. Раздался звук разбитого стекла, и лужа коричневой жидкости разлилась, впитываясь в ковер.
    — А как насчет меня? — почти закричала она. — Обо мне ты подумал? Неужели тебе безразлично, что я чувствую?
    Морган вскочил на ноги.
    — Если у тебя есть хоть капля разума, уходи немедленно! Иначе твоя жизнь тоже будет погублена!
    — Ты говоришь вздор, Морган, и знаешь это!
    — Нет, Элизабет, это ты ничего не знаешь. Ты не знаешь…
    — Я знаю все! Я знаю, что Натаниель был любовником Амелии. Я знаю, что он ее убил.
    Морган побледнел.
    — Откуда… Откуда ты узнала?
    — От Натаниеля. Он мне все рассказал, Морган. Все.
    Ее муж повел себя точно так, как она и предполагала. Он повернулся к ней спиной и вновь стал далеким.
    Что-то оборвалось у нее душе, иссякли силы для уговоров. Три шага, и Элизабет оказалась прямо за бренди пропитал все вокруг. Элизабет всматривалась в темноту, стараясь отыскать Моргана.
    — Что, черт возьми, ты тут делаешь?
    Голос возник откуда-то слева, где она его совсем не ожидала, и Элизабет вздрогнула. К счастью, она быстро взяла себя в руки и, высоко подняв голову, очень спокойно объявила:
    — Я как раз пришла сюда, чтобы задать тебе тот же вопрос.
    Ее глаза привыкли к полумраку, и теперь она могла рассмотреть Моргана. Господи, какой ужасный вид! Изможденное лицо, запавшие щеки, темные от пятидневной щетины. Одежда помятая и неопрятная. Глаза налиты кровью, веки покраснели.
    — Оставь меня в покое, Элизабет.
    В его голосе больше не было злости, одна беспредельная усталость.
    Он направился к письменному столу, и ее сердце сжалось: он двигался, как старик, словно постарел сразу на много-много лет.
    Нет, она не поддастся эмоциям.
    — Почему ты меня гонишь? Сидишь и жалеешь самого себя?
    — Нет! Просто я хочу все забыть! — сказал он сквозь зубы.
    Элизабет наконец сдвинулась с места и поставила поднос с бутылкой на конец стола.
    — Нет, Морган, ты не стараешься забыть, ты стараешься себя замучить.
    — Вот и убирайся отсюда, чтобы я довел дело до конца!
    Гримаса исказила его лицо; он протянул руку к бутылке.
    Но Элизабет опередила его. В порыве внезапной ярости она смела бутылку со стола. Раздался звук разбитого стекла, и лужа коричневой жидкости разлилась, впитываясь в ковер.
    — А как насчет меня? — почти закричала она. — Обо мне ты подумал? Неужели тебе безразлично, что я чувствую?
    Морган вскочил на ноги.
    — Если у тебя есть хоть капля разума, уходи немедленно! Иначе твоя жизнь тоже будет погублена!
    — Ты говоришь вздор, Морган, и знаешь это!
    — Нет, Элизабет, это ты ничего не знаешь. Ты не знаешь…
    — Я знаю все! Я знаю, что Натаниель был любовником Амелии. Я знаю, что он ее убил.
    Морган побледнел.
    — Откуда… Откуда ты узнала?
    — От Натаниеля. Он мне все рассказал, Морган. Все.
    Ее муж повел себя точно так, как она и предполагала. Он повернулся к ней спиной и вновь стал далеким.
    Что-то оборвалось у нее душе, иссякли силы для уговоров. Три шага, и Элизабет оказалась прямо за его спиной. Еще мгновение, и она уже что было мочи колотила кулаками по его плечам.
    — Черт тебя побери, Морган О'Коннор, я заставлю тебя меня выслушать.
    Его сильные плечи напряглись, но он не двинулся.
    — Знаешь, что еще мне сказал Натаниель? Он сказал, что в детстве отец бил тебя тростью по спине, когда ты брал на себя его вину. Но ты никогда не плакал. Никогда. Теперь ты можешь плакать, Морган, Кричи от боли, оттого что Натаниель больше не вернется. Рви на себе волосы, потому что Всевышний раньше срока забрал его к себе. Выплачь до конца свое горе. Но не прячь его внутри. Дай себе волю, Морган. И дай волю Натаниелю.
    Слезы текли у нее по щекам, она их не замечала. Но Морган будто ничего не слышал.
    Наконец силы оставили ее, Элизабет покачнулась и с рыданием осела на пол; обхватив руками колени, она раскачивалась взад и вперед.
    — Ты мне нужен, — — плакала она. — Ты ведь мне тоже нужен, Морган. Пожалуйста, вернись ко мне. Прошу тебя…
    Морган зажмурил глаза. Ее рыдания были для него как нож в сердце. Он опустился на пол рядом с ней и нерешительно обнял ее содрогающееся от рыданий тело. Отвел волосы от ее лица.
    — Прекрати, Элизабет, перестань меня терзать! — простонал он. — С меня достаточно страданий.
    Она изо всех сил прижалась к нему.
    — Ты один, без всякой помощи заботился о Натаниеле. Ты один пережил измену Амелии. Но теперь ты не один, с тобою я. Не отталкивай меня,
    Умоляла она. — Дай мне помочь тебе, Морган. Дай мне… любить тебя!
    Он снова закрыл глаза; горечь воспоминаний бередила душу.
    — Когда моя мать умирала, она просила меня заботиться о Натаниеле. Я помню ее слова… Воспитывай, защищай его. Но я не выполнил ее наказа. Может быть, я слишком его избаловал? Может быть, наоборот, уделял ему слишком мало внимания? Я не знаю и поэтому не нахожу покоя.
    Я виноват в том, что случилось. Я виноват, что Натаниеля нет в живых. Если бы только я поступил по-другому… Я бы мог его спасти, если бы он ко мне обратился. Но я гнал его прочь от себя. — Голос Моргана был полон муки. — Эта ужасная история с Амелией… Опять же я его оттолкнул. Я не мог его простить, и он это знал. Ты понимаешь: он это всегда помнил!
    — Ты никогда не подводил его, Морган. Ты был верен ему до самого конца, не надо терзаться угрызениями совести. — Элизабет погладила завитки волос у него на затылке. — Ты делал все, что было в твоих силах. Между прочим, Натаниель мне сказал, что сам принимал решения и часто ошибался. Он стыдился того, что причинил тебе столько страданий. Но он не винил тебя. Пора и тебе перестать это делать!
    Морган погрузил лицо в душистое облако ее волос.
    — Ты, наверное, меня ненавидишь, — пробормотал он. — Я говорил тебе ужасные вещи… Обвинял тебя в том, в чем ты не была виновата. Я не знаю, что на меня нашло. Я даже не спрашивал, как ты
    Себя чувствуешь!
    Он слегка коснулся пальцами ее живота. Элизабет еле сдерживала слезы; благодатный покой разливался по ее телу.
    — Я чувствую себя прекрасно, я хочу сказать, мы оба чувствуем себя прекрасно.
    — Ты… Ты действительно любишь меня? — спросил Морган, не веря себе.
    Элизабет кивнула, и слезы хлынули у нее из глаз.
    — И ты мне это скажешь? — прошептал он.
    Внезапный страх охватил Элизабет, и она склонила голову. А что если она напрасно откроет свою душу? Что, если Морган ее не любит?
    — Нет, — сказала она чуть слышным дрожащим голосом.
    Но он пальцами приподнял ее подбородок, чтобы взглянуть ей в лицо.
    — Да, — шепнул он ей. — Да.
    — Я люблю тебя, Морган. Я люблю тебя… Он вырвал у нее признание и тут же заглушил его поцелуем.
    И вдруг прозвучали слова, которые она никогда не надеялась услышать. Она увидела в его глазах море нежности и любви о существовании которых не подозревала.
    — Я люблю тебя, Элизабет. Я люблю тебя, моя леди, мое сердце.
    Ночь застала их в объятиях друг друга, в любовном сплетении рук и ног, в едином биении сердец.
    На рассвете Элизабет пробудилась в постели Моргана, но не сразу поняла, что его нет рядом.
    Она подняла голову и увидела, что она одна в комнате.
    Скорее удивленная, чем обеспокоенная, так как прошедшая ночь развеяла все ее страхи, Элизабет, сонно потягиваясь, встала с постели. Но она не нашла Моргана в кабинете. Не было его и в библиотеке, и вообще во всем доме.
    Элизабет остановилась, раздумывая. В следующее мгновение она уже спешила вверх по лестнице. Она знала, где искать мужа.
    Через короткое время, накинув плащ, Элизабет вышла из дома и направилась к кладбищу. Очень скоро она ступила на узкую тропинку среди мокрой от росы травы и влажной земли и в желтом свете первых солнечных лучей увидела Моргана.
    Он стоял у могилы Натаниеля, низко склонив голову, очень серьезный и торжественный.
    Элизабет остановилась, и ее сердце сжалось от боли: она знала, для чего он пришел сюда.
    Он пришел попрощаться с Натаниелем.
    Элизабет застыла на месте, сдерживая дыхание; она была уверена, что не выдала себя ни одним движением, даже звуком шагов.
    И все же Морган догадался о ее присутствии. Он обернулся, и их взгляды встретились. Он открыл ей свои объятия. И свое сердце…
    Она как на крыльях полетела к мужу и, обхватив его руками, тесно прижалась; он был ее единственным надежным якорем в океане житейских бурь. Он припал щекой к ее щеке, потом губами к ее губам, и его теплые соленые слезы смешались с теми, что текли из ее глаз.
    Он плакал беззвучно, но не прячась. Этому его подарку не было цены.
    Только самые мужественные из мужчин способны плакать, не стесняясь.
    Они не произнесли ни слова. Им не нужны были слова.
    Солнце как раз позолотило вершины деревьев, когда, обнявшись, они покинули кладбище.
    Рождался новый день. Новое начало. Новая жизнь.

Эпилог

    Как обычно, Морган и Элизабет проводили субботу и воскресенье в своем доме на побережье. Если же судить по довольным крикам их сына, которому уже исполнилось полтора года, то он радовался вместе с ними, играя на песке в свои детские игры.
    У Роберта Натаниеля О'Коннора, или Робби, как его называли, были зеленые глаза матери, черные, как ночь, волосы отца и свойственная его дяде безудержная смелость, при виде которой слезы навертывались на глаза Элизабет…
    И еще он получил в дар от природы необыкновенной доброты характер.
    Робби изо всех сил бежал по пляжу, перебирая толстыми ножками. Отец, голый до пояса и босиком, бежал сзади. Он поймал сына и высоко поднял его вверх, и Робби залился веселым, беззаботным смехом.
    Охваченный нахлынувшими чувствами, Морган низко опустил голову. Никогда он не думал, что жизнь может быть такой счастливой. Никогда не думал, что такой прекрасной может быть любовь. Он обладал всем, о чем только мог мечтать. У него есть сын, и скоро появится на свет другой, или дочь. Он не против, если это будет девочка…
    Моргану хотелось думать, что смерть Натаниеля, несмотря ни на что, изменила его жизнь в лучшую сторону.
    Он наслаждался каждой счастливой минутой и с верой смотрел в будущее; любовь переполняла его душу и переливалась через край.
    Самая великая его любовь сидела сейчас на веранде и глядела на него с ласковой безмятежной улыбкой, которая освещала всю его жизнь.
    Его Элизабет.
    Этой ночью, после того, как страсть была удовлетворена, Элизабет положила голову ему на грудь и, накручивая на палец волосы у него на груди, задумчиво сказала:
    — Знаешь, именно здесь я поняла, что люблю тебя.
    — Неужели так поздно? — рассмеялся Морган. Она дернула его за волосы, и он вскрикнул от боли.
    — Ты был ужасен, Морган О'Коннор! Я думала, ты меня презираешь. Ты и вел себя соответственно!
    — Я не хотел, чтобы ты угадала мои настоящие чувства. К тому же я не сомневался, что это ты меня презираешь.
    Элизабет с нежностью смотрела на него.
    — Теперь твоя очередь исповедаться, — сказала она. — Когда ты впервые понял, что любишь меня?
    Лукавая улыбка появилась на его губах.
    — Еще до того, как мы с тобой поженились.
    — Ну и хитрец! — Элизабет притворно нахмурилась. — А теперь говори правду. Когда ты это понял?
    Он еще крепче обнял ее.
    — Ты помнишь бал у Стивена? И тот самый поцелуй?
    Элизабет кивнула; золотые пряди ее волос щекотали ему подбородок.
    — Как не помнить! Ты меня поцеловал, а этот гнусный репортер нас увидел!
    Морган смотрел на Элизабет взглядом, полным любви, не таясь и ничего не скрывая.
    — С этого все и началось, любимая. — Он прикоснулся губами к ее губам. — С того первого поцелуя.
Top.Mail.Ru