Скачать fb2
Князь

Князь


Джавид Гусейн Князь

    Гусейн Джавид
    Князь
    Трагедия в пяти действиях
    ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
    Князь - статный, с горделивым взором, черноволосый грузин, 40 лет. Жасмен - вторая жена Князя, 22 лет. Лена - дочь Князя от первой жены, 19 лет. Соломон - дядя Князя, 60 лет. Антон - сын садовника, техник, 27 лет. Марго - мать Антона, седоволосая, в национальной одежде, служанка Князя, 50 лет. Шакро - из приближенных Князя, оппозиционер-социалист, 35 лет. Старик немец - без одной руки, 70 лет. Немка - 45 лет. Ее дочь - блондинка, 19 лет. Первый рабочий. Второй рабочий. Крестьянин. Кинто. Сыщик. Гость. Рабочие, полицейские, слуги, музыканты, гости, клиенты и другие.
    ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
    Беседка, утопающая в зелени. Весенняя звездная ночь. На столе, уставленном напитками и сладостями, электрическая лампа. Князь в белой черкеске сидит напротив Соломона, одетого по-европейски. Пьют, каждый раз с удовольствием вслушиваясь в звон тонких фужеров на высоких ножках. Девушка-служанка приносит новые лакомства. Иногда ей помогают Шакро и Марго, одетые в национальные костюмы. Из глубины сада слышится грустная лирическая мелодия, исполняемая на кяманче. Князь поднимает бокал, наполненный девушкой-служанкой, и тоном, в котором слышится беззаботное опьянение, обращается к Соломону.
    Князь Несчастный, пей, в бокале - солнца свет!
    Вина такого в целом мире нет.
    Когда-нибудь нам эта жизнь предстанет
    Видением неповторимых лет. Соломон Забудем грусть, забудем суету,
    Своим сомненьям подведем черту.
    Не стоит мир минуты наслажденья,
    Лови звезду желаний на лету!
    Пьют, вновь наполняются бокалы.
    Князь Мне душу вечно гложет пустота,
    Она, как яд, по жилам разлита.
    И эту пустоту заполнить могут
    Одни лишь опьяненье и мечта. Соломон Что жизнь? Сплошное скопище забот.
    Один и тот же у страстей исход.
    Вина, вина! Пускай душа воспрянет
    И сердце вновь свободу обретет. Князь Себе рискует уколоть персты,
    Кто в цветнике тайком срывает розы.
    Я как-то брел сквозь душные кусты
    И вдруг живой бутон увидел росный... Марго (входит, Князю) Там пятеро каких-то у дверей... Князь Что нужно им? Марго К вам, говорят, явились... Князь Вот как?
    (Обращаясь к Шакро)
    Пойди, узнай, что нужно им... Шакро Сейчас.
    Жасмен появляется из-за деревьев.
    Жасмен Опять веселье забулдыг?
    Князь и Соломон поднимают бокалы.
    Князь Не осуждай нас, царственный цветок! Жасмен На радость!
    (уходит) Соломон Как пленительна, мой бог!
    Еще очаровательней она
    Твоей жены покойной. Как нежна!
    Тебе везет, завидую!.. Князь Везет?
    Везенье - зыбко. Деньги и подход! Соломон Армянки или холодны, как лед,
    Иль слишком пылки... Черт их разберет!
    И взбалмошны, и... середины нету,
    Я нацию прекрасно знаю эту. Князь Три года, как жены моей не стало,
    Но память, словно тень ее, витала,
    Мне все напоминало здесь о ней,
    И даже голос дочери моей...
    Гостил в Батуме, там лилось вино,
    Не вылечило памяти оно.
    Три долгих года - среди этих стен...
    От одиночества спасла Жасмен.
    Меня пленила голосом она.
    Был очарован я, не стало сна.
    Я, как мальчишка, опьяненный в дым,
    Живу ее дыханием одним.
    Армяночка, но как близка она
    Обычаям грузинским, как верна!
    С тех самых пор, как я в нее влюблен,
    Я молодею: весел, окрылен.
    Друзья ворчат: - мол, давит бремя лет.
    Нет, у меня забот подобных нет.
    Лишь только тот своей надеждой пьян,
    Кто, как звездой, любовью осиян. Соломон Послушай, мне уже под шестьдесят, Скажу тебе, как друг, как старший брат. Обманчива порою красота, А в женщине прельщает нас мечта. Нам кажется, что сердце в пору вьюг Она согреет, что сады вокруг Весенними цветами зацветут, Плоды нежданно с веток упадут, Но это только кажется, поверь, Что женщина - награда в дни потерь... Князь Коварства лишена моя Жасмен,
    Жизнь благородство ей дала взамен.
    Дочь сельского учителя, скромна,
    Но, как звезда, блистательна она. Соломон Жизнь наша, к сожаленью, коротка,
    Блажества - капля, а тоски - река.
    Так веселись, беспечный сын земли,
    Все смертны - и цари, и короли. Князь Ты прав: страданий много, Соломон... Соломон Старайся, Князь, продлить счастливый сон.
    Князь поднимает налитый бокал, задумчиво качая головой.
    Князь Кипит планета. Люди - бунтари, И государства гибнут, и цари. Мы сами тонем - о, глупцы! - в бокале, Как в сумраке вечернем - луч зари. Соломон Цветение сменяет увяданье,
    Разлуками кончаются свиданья,
    Что истина сегодня, завтра - ложь,
    Невозмутимо только мирозданье.
    Пьют. Жасмен появляется в еще более роскошном наряде, радостно смеясь, кладет букет роз.
    Жасмен Нам сладостный дурман сулит вино,
    С пьянчугами я выпью заодно.
    Сама наполняет бокалы.
    Князь Поднимем, пусть сильнее бьется сердце,
    И пусть кокетство будет нам десертом,
    Душа поет, когда звенят бокалы,
    Любовь, казни меня немилосердно! Соломон Вино из милых рук вдвойне приятно,
    Завидуют нам звезды, и понятно:
    Сегодня красота - наш виночерпий,
    К нам, грешным, благосклонный, вероятно.
    Пьют за Жасмен
    За красоту, за счастье! Жасмен И за радость! Князь (глядя на Жасмен) За эту опьяняющую сладость! Жасмен (кокетливо) За слабость!..
    В это время из глубины сада доносится пение под звуки кяманчи.
    Женский голос Когда бы диким я была цветком,
    Ничьих не привлекала бы очей... Мужской голос К тебе любовью тайною влеком,
    Цветок носил бы на груди своей. Женский голос Когда б голубкой белой я была,
    Дружила б с вышиною голубой... Мужской голос Тогда я превратился бы в орла
    И полетел бы следом за тобой. Князь Я слышу голос дочери моей. Жасмен Да, да... Соломон И чей-то голос вторит ей. Князь А тот, мужской, принадлежит Антону. Соломон Вот как!
    Не сын садовника ли? Князь Да...
    Немало сил истратил я, пока
    Мальчишку вывел в люди. Коротка,
    Наверно, память... Инженером будет,
    И нос дерет, и нас порою судит.
    Усмехаясь, качает головой. Входят Лена и Антон. Антон в блузе кофейного цвета с кяманчой в руке, Лена в форме ученицы.
    Соломон Ну, что ж, талант, - как не воскликнуть браво! Жасмен Какие голоса! Завидно, право. Князь А Лена, Соломон, скромна у нас. Соломон Но ведь Антон... Жасмен В артисты в самый раз,
    В придворные... Лена Признательна! Антон (с иронической усмешкой) Спасибо!
    Но петь мечтаем мы не во дворцах,
    Служить народу! Соломон (наполняет пустой бокал, пьяным движением протягивает Антону)
    Пей, умножает силы!.. Антон Но я не пью, об этом знает Князь. Соломон Нет вкуса?
    (в сторону)
    Да и был ли отродясь? Антон Что делать, я предпочитаю трезвость.
    Позорная страна, позорный век,
    Полно духанов - нет библиотек. Соломон (с ироническим смехом) Смотрите-ка, друзья, какая резвость! Князь Оставь, Антон границ не знает в споре,
    Ты в этом сам же убедишься вскоре. Антон Но всякая граница - цепь, запрет. Князь (качает хмельной головой, делает рукой знак, как бы выпроваживая говорящего)
    Довольно же, умолкни, толку нет. Антон (в сторону)
    Мы все произошли от обезьяны,
    Но в обезьяну превратиться спьяну?!
    Марго приносит Антону чай
    Князь (входящему Шакро) Ну, что за люди, с чем пришли сюда? Шакро Да всякий вздор городят. Ерунда.
    Крестьянин из уезда говорит,
    Что градом виноград его побит. Князь Участок наш? Шакро Наш... Подать высока,
    Скостить наполовину просит. Князь Будь у такого целый миллион,
    Тебе гроша он медного не бросит. Шаро Не бросит, нет. Князь (гневно) Какое дело нам
    До их забот? Бездельники и плуты! Соломон А милосердье, Князь? Антон Да, беднякам
    Все туже гнет затягивает путы. Князь А ты молчи! Шакро Там и другие ждут. Князь Ну, кто еще? Шакро Да четверо рабочих. Князь И что? Шакро Сырые стены, говорят,
    У вас в подвале. Кости, мол, болят.
    И требуют на верхнем этаже
    Дать им жилье, пронюхали уже. Князь (с ироническим смехом)
    Хитры, как лисы, продувные шельмы!
    Еще немного - сядут мне на шею.
    (гневно) Защебетали, вылупясь едва!.. Соломон Но есть же и у них какие-то права. Шакро И за жилье, мол, плата непомерна. Князь Уладить бы и сам ты мог, наверно. Соломон Здесь не уместны резкие слова,
    Умнее будь, на то и голова. Шакро Конечно, надо бы поосторожней. Князь (к Шакро) И ты туда же с головой порожней.
    К чертям пусть выметаются... с утра!
    Так им и передай. Давно пора!..
    Шакро уходит.
    Антон (Князю) Что ждет их в положении таком?
    Нет жалости у вас, но есть закон. Князь (закуривая сигарету)
    Мне эти поучения знакомы,
    Я сам прекрасно знаю все законы.
    Слышится шум, на сцену врываются четверо рабочих и крестьянин.
    Первый рабочий (Здоровенный, с непокрытой головой, в синей блузе, хватает Шакро за ворот, отталкивает в сторону).
    С дороги! Рабочие Негодяй! Князь Что это значит? Первый рабочий (Шакро)
    Продался с потрохами, не иначе!
    Не за того себя ты выдаешь,
    Лишь парь вернись, в жандармы сам пойдешь. Рабочие (надвигаясь) Хозяйский пес! Лена (прижимаясь к Жасмен) Уйдем, Жасмен, боюсь. Жасмен Все сами здесь улаживают пусть. (Уходят). Князь Зачем явились? Говорите, ждем. Второй рабочий (Средник лет, худой, с проседью в волосах).
    Мы - мертвецы, ты видишь, как живем? Первый рабочий
    Нет, мы не мертвецы, живые люди,
    Кто губит нас, тот сам в могиле будет. Второй рабочиq
    На фабрике дышу я табаком,
    Ты с каторгою этой не знаком.
    Он пахнет смертью, этот дым сигар,
    В груди моей - чахоточный угар.
    (Расстегнув блузу, бьет себя по впалой, костлявой груди).
    Я человек? Отравленный скелет!..
    Умру, за мной умрут и дети вслед. Первый рабочий (злобно)
    Ну, хватит, перестань, как нищий, ныть,
    Подохнуть лучше, чем скотиной жить.
    Уже нет сил, а надо спину гнуть. (гневно показывает кулак)
    Нет! Чтобы жить - вот самый верный путь!
    (еще более резким тоном)
    Где брат мой, где? Лежит в сырой земле,
    Зарыт, в табачной задохнулся мгле.
    Я спрашиваю всех вас, где мой брат?
    (Смотрит с ненавистью на Князя).
    Не кто-нибудь, ты в этом виноват! Князь Эй, замолчи! Первый рабочий
    Ну нет!
    Всю жизнь молчать?
    На наши рты не наложить печать! Антон Князь, хватит, знайте меру. Князь (гневно кричит) Прочь, Антон! Соломон (Князю) Держи себя в руках... Князь Нет, Соломон!
    (показывает на Антона)
    Все это, ясно, дело рук его!
    (Антону)
    Но от меня не скроешь ничего! Антон Не угрожай и злиться перестань,
    И выслушай, что говорят. Князь (презрительно) Отстань! Антон (резко) Гнев не поможет, дайте им жилье,
    Они законно требуют свое. Князь (иронически)
    Исполню твой приказ, Что остается? Антон Да, право не дается, а берется. Князь Ну, ладно, убирайся!
    Издали слышен свист, он привлекает внимание Антона.
    Антон (отступая на два-три шага).
    Нет, не ладно...
    Не за горами, господа, расплата.
    Удаляется. Показываются Жасмен и Лена, они наблюдают за происходящим. Снова слышится свист.
    Соломон Опять свистят. Князь И так вот - каждый раз. Второй рабочий Что скажешь нам? Князь (как бы выходя из задумчивости)
    Ах, да, теперь - о вас: Коль денег нет в кармане ни гроша, Не будет вам второго этажа. Второй рабочий
    Скуп фабрикант, он шкуру с нас дерет,
    Недодает... Князь (с издевательским смешком) Печальный оборот. Первый рабочий
    Ты - это он, он - ты, сдается мне:
    Вы на одной играете струне.
    (Подходит, бьет по столу кулаком). Князь Взбесился? Первый рабочий
    Хуж.е!... Соломон Князь! Мой дорогой,
    К чему такие страсти? Боже мой! Первый рабочий (резко, требовательно)
    Ты не считай, что жалки мы и слепы...
    Мы - это мы, а ты... равнять нелепо (показывает мозолистые ладони).
    Скажи мне, их стыдился кто-нибудь?
    Они вас кормят. Кормят, не забудь.
    Есть ли предел мученью?! Жасмен (возмущенно) Это дико... Лена Как груб он!.. Жасмен Ах, уйдем скорей от крика. Первый рабочий
    Все в синяках, в ожогах все и ранах
    Чтоб только сыты были вы и пьяны...
    Мы бьемся... голодаем ради вас,
    Седеем, умираем ради вас.
    (Снова бьет по столу кулаком).
    Нас гонят, оскорбляют, где закон? Князь Я понял, а теперь - ступайте вон!... Второй рабочий Идем, неправде правды не понять. Рабочие Идем,
    Но право наше не отнять.
    (уходят) Князь (стоящему в нерешительности крестьянину) Теперь ты говори! Крестьянин Наш виноград... Князь (прерывая его)
    ... Побил - уже я это слышал - град,
    И будущему, знаю, ты не рад. Крестьянин Уж это - точно. Князь Ладно, не тужи,
    Шакро поможет, место укажи.
    Ведь есть же справедливость... Крестьянин Как не быть.
    (немного подумав)
    Вы нам уж пособите как-нибудь... Князь Иди, иди. Поможем. Крестьянин Рад премного!
    (уходит, кланяясь) Князь (Соломону)Ну, в этом что-то есть еще от бога,
    Людское сохранилось в мужике.
    А те - шакалы, яд на языке.
    И облик человеческий потерян. Соломон Они же правы, больше чем уверен. Князь Ты не струхнул ли, дядюшка, случайно? Соломон Оставь! Их положение отчаянно. Князь Нет, княжеской в тебе не видно крови... Соломон (качает головой с горькой усмешкой) Отец мой сельский писарь был, не скрою. Князь (меняя тему)Испортили беседу, негодяи,
    Уютный пир племянника и дяди. (Удаляются в сторону особняка). Марго (появляется после их ухода, чтобы убрать со стола, в сторону)
    О, господи, кто мал, а кто велик,
    Не разберешь, у всех остер язык.
    Появляется Антон, напевая вполголоса мелодию "Интернационала".
    Бесстыжий, пухнет с голоду народ,
    А этот марши, знай себе, поет. Антон Источник революций - это голод. Марго Нe забывай добро, ты слишком молод.
    Петь запретил проклятый этот марш
    Тебе не Князь ли? Он - хозяин наш. Антон Что петь мне, что не петь - я знаю сам,
    Я за идею голову отдам. Марго Идея!.. Ты смотри, каков наглец.
    Ты Князю благодарен будь, юнец,
    Он воспитал тебя, а ты плюешь
    На хлеб, который у него берешь.
    И ты, и я... покойный твой отец...
    Князь столько сделал нам, и, наконец,
    Тебя поставил на ноги, и что ж? Антон Не мы, он ест наш хлеб. Марго Но это ложь! Антон Ты обманулась, мама! М арго (недоверчиво) Я? Когда
    Ты на него работал? Нет стыда! Антон Дома, сады - все это наше, мать. Марго Ты бредишь, может, доктора позвать? Антон Наивности покорной пелена!..
    О, мама, ложью ты ослеплена.
    (Слышится свист). Марго Кто там свистит? Антон Товарищи.
    (Хочет идти). Марго Куда? Антон На фабрику!
    (Входит Шакро). Марго Ты не ходи туда,
    Послушался меня, хотя бы раз,
    Погубит эта фабрика всех нас.
    Шакро ведь с вами тоже? Антон (С презрением смотрит на Шакро).
    Негодяй! Шакро Ты оскорбляешь? Антон На себя пеняй!
    (матери)
    Не верь ему, нет лживей никого.
    Нет, нам не надо помощи его.
    (Шакро)
    Ничтожный подхалим, голодный волк,
    Всех предаешь, ты в этом знаешь толк.
    Исподтишка давить всех бедняков,
    Твой подлый лозунг жизненный таков.
    Был маклером отец твой, говорят,
    И ты, б, наверно, маклерствовать рад. Шакро (раздраженно)
    Не расходись, остынь на этот раз,
    Ты подведешь когда-нибудь всех нас.
    Знай, недоволен Князь тобой давно... Антон Пустое. Все забудет в казино. Марго Опомнись, ты забыл родной порог,
    Тебя толкает в пропасть злобный рок.
    (вытирает слезы)
    Тебе тюрьма грозит, тюрьма и смерть,
    Ты сердце разрываешь мне, поверь! Антон О, если б слезы мне могли помочь,
    Я плакал бы, родная, день и ночь.
    Но если нету стойкости в борьбе,
    Чем вечный страх ты победишь в себе?
    Не стоит жить, когда мертва мечта,
    Что наша жизнь без цели? - пустота.
    Свободы жаждет сердце! Для него
    Любая жертва - духа торжество!
    Пускай бескрылые сердца дрожат,
    (уходя)
    Нас ни тюрьма, ни смерть не устрашат!
    Занавес
    ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
    Майский день, ботанический сад в Тифлисе. Бассейн, увитый цветами. Слышится пенье соловьев.
    Лена (Входит с Марго, оглядывая окрестности). Какие краски царственные тут,
    Ты слышишь - соловьи. А как поют! (Подходит к бассейну, разворачивает сверток, с хлебом, бросает крошки в веду).
    А сколько разных рыбок в глубине,
    Видны их тени быстрые на дне. Марго Веселье там у них, и нет забот,
    Гляди-ка, прямо пестрый хоровод.. Лена Сазан на солнце словно золотой... Марго Не налюбуюсь этой красотой. Лена И плавники, как мака лепестки,
    А водоросли тонки и легки.
    Со стороны невидимого кладбища доносятся скорбные звуки кларнета
    Лена (задумчиво) Печаль в протяжных звуках разлита, Марго Хоронят... Тут до кладбища - верста. Лена (скрестив руки на груди, задумчиво смотрит в сторону, откуда слышится музыка)
    Хоронят... маму вспомнила свою... Марго Мы все умрем... теперь она в раю. Лена Антон - он в рай не верит, и ни в ад.
    Иисус - легенда, люди говорят. Марго Не слушай ты, что говорит Антон,
    Прости мне бог, неверующий он.
    (оглядываясь) А где Жасмен? Лена Наверное, она
    Любуется природой из окна.
    (Смотрит вниз, на дорогу).
    Антон идет... задумчивый такой... Марго Горяч не в меру он, сыночек мой. Антон (входит с газетой в руке) Ты, Лена, здесь? Лена Мы здесь уж целый час,
    А ты, я вижу, избегаешь нас. Антон (садится на скамейку у бассейна)
    Был занят. Лена (Делает рукой широкий жест, как бы приглашая наверх, прогуляться по склону).
    Так прекрасно тут. Антон Устал я право... Марго (берет Лену за руку, иронически)
    Как же, тяжкий труд!..
    Таскал, поди, бедняжка, кирпичи...
    (сыну)
    Ну, хоть бы раз покоя дал в ночи,
    Затеей сумасшедшею своей
    Меня ты доконаешь, грамотей!
    Сто тысяч бед преследуют его...
    (уходят) Антон (машет рукой в знак несогласия)
    Не сладко и без этого всего. Шакро (подходя к Антону)
    Где ночью был ты, птенчик, интересно?
    К чему скрывать, мне вес и так известно. Антон Оставь меня в покое... Шакро Нет, постой!
    Я друг тебе, а друг - не звук пустой. Антон Я не дружу с предателями! Шакро Я?
    Предатель?
    (Достает из внутреннего кармана тетрадку).
    А тетрадка эта чья? Антон (берет у Шакро тетрадь)
    Враг партии и, значит, враг в борьбе.
    (Разорвав тетрадь, бросает клочки в лицо Шакро).
    На, получи! Урок... урок тебе!
    Не счесть таких предателей, как ты,
    Играете на чувствах бедноты. Шакро Клянусь, ты выбрал тактику не ту,
    Твоя дорога - в пропасть, в пустоту...
    Бежал один из ваших, но сперва
    Вас предал... Если варит голова,
    Ты уходи, вот мой тебе совет,
    Антон, пути другого просто нет. Антон (горько усмехаясь) Добряк, меня жалеешь одного, А весь народ? Ты пожалел его? Наш мир огромный превращен в тюрьму, Закон и суд принадлежат кому? Так что же - четки в руки и сидеть? Я не покину город, лучше смерть. Шакро (посмеиваясь)
    Тебе, конечно, не до перемен,
    В Тифлисе весело, и рядышком Жасмен... Антон Какая ложь! Шакро Достаточно хоть раз В глаза взглянуть обоим и тотчас Понятно станет все, игра ясна. Антон (качает головой, непринужденно)
    Мне, успокойся, не нужна она.
    Лишь стоит захотеть - Жасмен моя,
    Но что мне в ней? Шакро (ехидно смеясь) Ты ловок, вижу я.
    (Отступив на шаг, серьезно).
    Тебя подстерегает здесь беда,
    Пусть дуется Жасмен... не навсегда
    Уйдешь ты из Тифлиса... Антон Ну, подлец! Шакро Помощник и союзник твой... глупец!
    (уходит) Антон Иди, пусть Князь тебе плеснет вина.
    Мне от собаки помощь не нужна.
    Жасмен появляется, спускаясь по аллейке
    Жасмен Опять грустишь, Антон?.. Антон (с нежностью в голосе)
    Откуда ты? Жасмен (задумчиво)
    Бродила я... Чудесен с высоты Тифлис весенний, на ладони весь, И вспыхивают окна там и здесь, Сверкает все и видно далеко, И на душе спокойно и легко... Люблю смотреть сквозь солнечный, сквозной Простор земной... он словно создан мной. Антон О, этот мир! Нас манит в счастье дверь,
    А где-то рядом зубы скалит смерть.
    На этой чаше радость и покой,
    И леденящий ужас - на другой. Жасмен Я думала об этом и не раз,
    Но не зависит ничего от нас. Антон Повелевать князьями ты вольна
    И вдруг сегодня грустью ты больна. Жасмен (иронически) Опять с Жасмен готов шутить Антон? Антон Антон с Жасмен? Но как решится он?! Жасмен Ты был в деревне ласковей, нежней,
    Скажи, что стало с нежностью твоей? Антон Я сам себя, поверь, не узнаю,
    Да и тебя теперь не узнаю. Жасмен Нет, я все та же, прежняя Жасмен. Антон Но роль другая найдена взамен.
    Я копотью фабричною пропах.
    (Показывая на драгоценности Жасмен).
    А ты в алмазах вся и жемчугах.
    В деревне ты принадлежала мне,
    А я - тебе! Но золото в цене!
    И победило золото, оно
    Убило чувства. Ты - княгиня... Но
    Меня ты продала и предала,
    Жасмен, Жасмен, у пьяного стола. Жасмен А ты? Ты отказался от меня.
    Без фабрики не можешь ты и дня,
    Меня принес ты в жертву, но кому?
    Безжалостному богу своему. Антон Нет, я тебя, Жасмен, не забывал,
    Но долг всесилен, долг и идеал! Жасмен Да, ты не виноват, но ты меня
    Считал ничем, не видя, не маня.
    Меня ты избегаешь и теперь,
    Считая наименьшей из потерь.
    Что я тебе? Ты занят, но, прости,
    Не знаешь ты, что у меня в груди! Антон Нет, я не верю, все остыло... Нет! Жасмен (кладет руку Антона себе на грудь)
    Смотри, стучит, нет, не забыло, нет!
    Появляется Князь. Он потрясен увиденным. Жасмен берет себя в руки.
    Князь Жасмен! Где Лена? Где Марго? Жасмен Не надо, Князь!
    Нет повода тревожиться. Пленясь
    Погодою, ушли в сосновый бор.
    Да вон, идут, я слышу разговор.
    (Антону)
    Покличьте их, пожалуйста. Антон Сейчас. Князь (Понимая состояние Жасмен, зло и ревниво смотрит на нее).
    Жасмен! Что это значит? Отвечай!
    (С издевкой). Тебя поздравить?.. Словом, ты... его...
    (Не может закончить фразу) Жасмен Но, Князь, ты зол и бледен. Отчего? Князь Меня ты принимаешь за глупца, Меняя вот на этого юнца? И на твоей груди лежит рука, И чья же, боже, моего врага! Но и твоим, Жасмен, он был врагом. Теперь он личным стал твоим врачом? Жасмен Не нужно, Князь, откуда эта злость?
    Спешила я... Вдруг сердце так зашлось,
    Вот-вот, казалось, лопнет, как орех,
    А ты мне, Князь, приписываешь грех.
    (Кладет руку Князя себе на грудь)
    Трепещет, словно птица, до сих пор... Князь (резко убирает руку)
    Ничтожная! Шутить со мной? Позор!
    Оставь игру опасную, Жасмен,
    Пустую и напрасную, Жасмен! Жасмен Мой Князь, меня как хочешь накажи,
    Режь на куски, но только не смеши!
    Антон - холодный, дерзкий грубиян,
    Боится женщин, это ль не изъян?
    Все подтвердят, любого ты спроси,
    Но оскорблений мне не наноси. Князь Умолкни! Твой позор лежит на мне,
    От этого он тяжелей вдвойне.
    Тифлисом без вина опьянена,
    Вчерашний ангел, нынче - сатана.
    Входит Соломон
    Соломон (взволнованно)
    Ты знаешь, Князь!.. Князь Ну, что еще, мой друг? Соломон Дела, как говорится, вон из рук,
    Все зыбко, и враги, враги вокруг.
    Что будет с нашей Грузией, мой друг? Князь (с горькой усмешкой) Бороться бесполезно, и зачем, Коль рано или поздно - крышка всем.
    Что ж, крепости взрывают изнутри
    Подобные Антону бунтари.
    Нас доконает собственный же страх,
    Именья, состояния, все - в прах. Соломон Но кто такой Антон? Князь Антон таков,
    Что нам страшнее всяческих врагов. Соломон (в сторону) Не разберешь, где истина, где ложь?
    (Князю) Быть может, прав ты... Жасмен (с тревогой Князю)
    Ты его убьешь?! Князь (в ярости)
    Молчи! Постыдны все слова твои,
    Я знаю, он - опаснее змеи! Входит сыщик и двое вооруженных полицейских
    Сыщик Нам нужен некий человек - Антон,
    Мы знаем, с вами проживает он. Князь Допустим. Что случилось? Сыщик Только то,
    Что он исчез куда-то только что. Князь Но, объясни, какая все же связь? Сыщик Здесь тайна государственная, Князь. Князь (показывает на верхнюю дорогу)
    Да вон и сам он.
    Полицейские уходят.
    Стыд неимоверный... Соломон Здесь дело пахнет, видимо, изменой. Князь (гневно)
    Не я ли воспитал его, Иуду?
    Верь после этого простому люду. Лена (поспешно входит, взволнованно)
    Помочь должны вы!.. Это бессердечно! Князь Кому помочь? Лена Антону же, конечно. Князь Нет, пусть его, паршивца, арестуют,
    Из-за таких на фабриках бастуют.
    Неблагодарный пес, не стоит кости,
    Пусть попугают, поубудет злости. Жасмен (хором с Леной) Князь!.. Князь (раздраженно) Из терпения не выводи!
    Полицейские приводят Антона.
    Марго (поспешно входит, со слезами)
    О, Князь, мои седины пощади,
    Уводят сына, не казни меня... Лена (умоляет отца)
    Антон же - свой, ведь мы почти родня! Князь Но, Лена, ты пойми, его виной
    Займутся власти. Марго (в слезах падает перед Князем на колени)
    Сжалься надо мной! Антон Не унижайся, пусть погибну я.
    (Князю) Вы пейте, веселитесь!.. Вы - князья. Марго (крестится, обращаясь -к небесам)
    Всевышний, помоги!... Антон Не слышит он. Марго (умоляюще) Сынок!.. Антон Его ушам привычен стон. Марго Иисус великий! Смилуйся, прости!..
    Грехи ему, о боже, отпусти! Антон Твой бог не властен, властны палачи
    Они распяли бога... Князь Замолчи!
    Какое богохульство... сумасброд...
    Тебе так просто это не сойдет. Сыщик Пора! Антон Пошли. Марго (горестно)
    О, горе мне... Сынок!..
    И я - за ним... Не оставляй нас, бог!..
    (подходит к сыну) Сыщик (отталкивает ее) Уйди!
    Уводит Антона
    Марго (Князю) Меня убей, спаси его!
    (видя безразличие)
    Не пощадят убийцы никого!
    Горько всхлипывает, теряет сознание. Жасмен и Лена, брызгая водой, стараются привести ее в чувство.
    Шакро (вбегает, в смятении)
    Беда, мой Князь!
    Дом подожгли... Пожар! Соломон (в сторону) Ну вот, еще один судьбы удар... Князь Но кто?! Ну, отвечай, чего ты ждешь? Шакро Скорей всего фабричные... а кто ж?.. Соломон Никто иной, все ясно для меня. Князь Всех выгнать вон с сегодняшнего дня!
    Все этим тварям бешеным сполна
    Способна только смерть воздать одна!
    Быстрыми тагами уходит в сопровождении Соломона и Шакро.
    Марго (открывает глаза, поднимает голову)
    Где мой Антон? Мне не вернуть его?
    Спаси, о боже, сына моего!
    (Снова теряет сознание)
    Занавес
    ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ
    Зал в тифлисском доме. Мебель и ковры в грузинском стиле. В центре стены дверь с полураспахпутой шелковой портьерой. За нею видна гостиная, полная гостей. Слышны звуки "шура", исполняемого на кеманче. Февральская ночь. Полупьяный Шакро выходит из гостиной в зал. Из другой двери появляется опечаленная Марго с пустым подносом в руках.
    Шакро Печаль свою ты носишь, словно шаль. Марго Кому веселье, а кому печаль.
    Коль сердце плачет, плачут и глаза,
    Антон в тюрьме, Антон - моя слеза.
    А вы тут пьянствуете по ночам. Шакро Кто виноват, что твой Антон упрям?
    Я убеждал Антона день за днем,
    Но он стоит упорно на своем. Марго (удивленно) У вас же убеждения - одни. Шакро Ну, это слишком, ты уж извини!... Марго Бессовестный!
    Ни чести, ни стыда! Шакро Что наши убежденья? Ерунда!
    Я жить хочу... вина и наслажденья!
    А убежденья - только убежденья.
    Я думал: революция... народ...
    А ближе к делу... черт их разберет!
    (Делает жест рукой, как бы отмахиваясь). Марго Меняешь краски прямо на глазах,
    Тебе плевать, пускай весь мир в слезах! Шакро Довольно!
    Лучше собери бокалы,
    Не в духе Князь.
    (Уходит во внутреннюю комнату). Марго (вслед ему) Трусливые шакалы!.. Князь (пьяный, в обнимку с Соломоном, выходит из гостиной, с веселым хохотом).
    Великий бог, кто мог предположить...
    Как переменчив мир, как славно жить.
    Уже подходят верные полки,
    У этой черни руки коротки.
    (с пьяной гордостью)
    Народ грузинский да живет во веки! Соломон Не рано ли мы празднуем успехи? Князь Что хочешь ты сказать? Соломон Хочу сказать... Князь Ну? Соломон И других известий нужно ждать. Князь Каких известий? Грузия - скала,
    Идут отлично, слышал я, дела.
    Мы ждем побед над разъяренным зверем
    Откуда у тебя твое безверье? Соломон Но слишком затянулось время бедствий,
    Меня не обнадеживают вести.
    Твои восторги, милый мой, чрезмерны. Князь (весело смеется)
    Оставь нытье, дела не так уж скверны.
    Нам надобно иметь покрепче нервы.
    Переходят в гостиную. В этот момент в зал вваливается подвыпивший Кинтос большим букетом цветов. Шакро пытается задержать входящего.
    Шакро Куда?! Кинто Пусти! Шакро Назад! Чего ты хочешь? Кинто (пытается схватить Шакро за бороду)
    Ну, что за борода! Жидка уж очень... Шакро Проваливай! Кинто (смеясь) Три волоска всего,
    Не выдернуть, пожалуй, ничего. Шакро Иди, иди! Кинто Где Князь? Цветы - для них. Шакро (отталкивая Кинто)
    Прочь! Кинто (удивленно) Видел безбородых, но таких?? Шакро Молчи, босяк! И ноги уноси. Кинто Не очень испугался, не грози. Шакро (показывая на букет)
    Ни обручений здесь, ни похорон,
    Зачем цветы нам? Кинто (в сторону) Ну и глуп же он!
    (Шакро)
    Хозяина, смотрю, не знаешь ты,
    Я часто приносил ему цветы,
    А он платил мне от своих щедрот,
    И это я усвоил наперед.
    В это время входит гость, он растерян и бледен, обращается к Шакро.
    Гость Я за женой зашел, так сделай милость,
    Ты позови ее. Шакро А что случилось? Гость Но это дело, видишь ли, мое,
    Я говорю, ты позови ее. Шакро Боюсь, что гостью не отпустит Князь... Гость А это, братец, не твоя боязнь! Князь (входит)
    Что поздно так? Прошу вас, проходите.
    Следует рукопожатие.
    Гость (в волнении) Плохую весть несу... Князь Что? Говорите! Гость Вы тут веселью предаетесь снова... Князь Я вижу, не на шутку гость взволнован. Гость Я разузнал в официальных сферах:
    Посаженных революционеров,
    Как будто мало тюрем здесь, в Тифлисе,
    Перевели... содержат в Кутаисе. Кинто (развязно) Властям видней, куда сослать, поди-ка. Князь Он дело говорит... Гость (глядя на Кинто)
    Не вяжет лыка. Князь Я вашего не разделяю страха. Гость Согласен, что по ним скучает плаха. Но сами яму мы себе копаем, Нас захлестнула мстительность слепая. Боюсь, что нам не разорвать тисков, Мы угодим в капкан большевиков. Не зря об этой говорят ловушке. К тому же, Князь, уже грохочут пушки. Князь (берет гостя под руку)
    Душа моя, не верю ни на грош,
    Все паникеры выдумали. Ложь! Кинто Пустая болтовня, в ней толку мало. Князь О! Убедились? Презанятный малый! Кинто Князь, я принес цветы. Князь (указывает на Шакро) Ему вручи.
    Киото отдает букет Шакро.
    А это на похмелье получи.
    (дает деньги) Кинто (берет их)
    Да не скудеет щедрая рука. Здоровы будьте!
    (Показывает Шакро деньги, полученные от Князя).
    Понял? Ну, пока!
    (уходит) Князь (гостю, продолжая прерванный разговор)
    Есть армия, правительство. Не стоит,
    Мой друг, вдаваться в панику. Пустое!
    Пошлем Шакро, перепроверит слухи.
    Он в этом смысле - мастер на все руки.
    Издали доносятся один за другим два пушечных выстрела. В зал входят Лена, Жасмен, за ними следуют несколько гостей.
    Первый Гость Большевики палят? Второй Гость Стыдитесь! Нервы! Князь Я думаю, обычные маневры. Соломон Откуда это, собственно, известно? Князь Душа моя... Соломон Мы все у края бездны.
    Князь уходит вместе с Соломоном. Уходят все находящиеся в зале. В гостиной молодежь под музыку поет песню "Джор-джиашвили". Спустя некоторое время возвращаются Жасмен и Лена.
    Лена (вслушивается в песню, удивленно) Что это? Жасмен "Джорджиашвили". Лена Но, Жасмен!..
    Пусть прекратят. Боюсь я этих стен! Жасмен Но почему? Лена Опасна песня эта. Жасмен Опасна? Чем? Лена Свобода в ней воспета. Жасмен Тогда пойди сама и прикажи.
    (Обращаясь к вернувшемуся Шакро).
    Что удалось узнать? Шакро Э, не спеши!
    Не разобраться сразу в этом деле.
    (Кричит поющим).
    Вы что поете? Жасмен Он же пьян смертельно!.. Шакро Услышит Князь, ого! Не жди добра! Лена Ты что, тянуть собрался до утра,
    Рассказывай скорей!
    Шакро проходит в соседнюю комнату, Жасмен и Лена следуют за ним.
    Князь (входит вместе с Соломоном, гневно)
    Какая наглость!
    Что, песен нет других?! Соломон (беря его за руку)
    Наверно, малость
    Переборщили, головы туманны...
    (В это время пение прекращается).
    Ну, вот и замолчали. Князь Это странно!
    Неуваженье, больше: оскорбленье.
    Но кто они? Соломон Оставь свои волненья.
    Марго с подносом битых бокалов выходит из гостиной.
    Лена (идет рядом, успокаивает)
    Не огорчайся, пустяки-бокалы,
    Пусть бьются, к счастью... Иль посуды мало? Князь (увидев Марго, зло)
    Ты что, ослепла, старая сова? Марго (обиженно)
    Какой-то пьяный... Разберись сперва! Князь Как?! Говорить со мной подобным тоном?
    Ты этому училась у Антона!
    Лишишься уважения и дома...
    И хлеба! С нас достаточно Антона... Марго (бросает поднос на пол, оскорбленно)
    Он здесь вот, в горле, твой проклятый хлеб!
    (С горечью и сожалением).
    О, мой Антон... Я, а не он был слеп!
    (Князю, гневно)
    Позор на голову мою седую!
    Ты-волк!... Нет, хуже волка ты... Уйду я... Соломон Ну, хватит, хватит! Лена (в сторону) Боже, что за ужас! Марго Проклятье вам! О, каменные души!
    (Решительно уходит) Шакро (входит вместе с Жасмен, услышав шум) И здесь шумят... Жасмен Ушам своим не верю. Марго (за сценой) Вы-подлецы, безжалостные звери!
    Шакро вместе с Леной собирают осколки битой посуды, уходят в ту же дверь, куда вышла Марго.
    Соломон (Князю, застывшему на месте)
    И надо же, какой досадный случай,
    Ради гостей замять бы это лучше... Жасмен Что было здесь? Князь (с иронией)
    Ты хочешь знать итог?
    Твое зерно, увы, дало росток. Жасмен Мое? Князь Ну да, ты убедишься после. Соломон Давайте помолчим, услышат гости.
    Князь и Соломой уходят в гостиную. Слышна танцевальная мелодия "Тамара". Юноша и девушка, танцуя, входят в зал, гости следуют за ними. Две другие пары тоже начинают танцевать. Антон, заросший бородой, входит через наружную дверь, приближается к Жасмен.
    Жасмен (удивленно) Антон? Ты здесь? Антон А проще-что мне нужно? Жасмен Но кто освободил тебя? Антон (гордо) Оружье. Жасмен Князь много пьет и зол сегодня жутко,
    Он в ярости почти лишен рассудка.
    Уйди, Антон, вино его взбесило. Антон (показывая кулак) Я не боюсь, ему ответит сила. Жасмен Прошу тебя, уйди. Антон Ответь, где мать? Жасмен Была недавно... Антон Незачем скрывать,
    Прогнал? Нашелся повод, наконец? (Смерив презрительным взглядом Шакро, развлекающего присутствующих, уничижительно).
    Вот негодяй отпетый и подлец! Шакро (Развлекает гостей, подходит то к одному, то к другому)
    Я пригласил красотку раз вечерком в
    Церковный сад,
    Там уста от птичей крови алым бархатом
    горят.
    У красотки у моей ни ресниц и ни бровей,
    Таракан сидит на щечке, это родинка у ней.
    Молода и хороша, пятьдесят восьми годов,
    Перекрашены кудряшки и помады - на сто
    ртов.
    Я теперь не буду слушать соловьиный
    перезвон,
    Я красотку буду слушать - голосистей всех
    ворон. Антон (с ненавистью глядя на Шакро)
    Готов и "нам" и "вам", корням и кронам,
    Родиться бы ему хамелеоном. Князь (выходит на шум, увидев Антона)
    Довольно с нас изменников. Иуда!
    Ты предал нас. Теперь иди отсюда! Антон Где мать моя? Князь Ушла... Иди за нею.
    Вы недостойны жалости, вы - змеи.
    Мое терпенье лопнуло. Мы квиты! Антон (с язвительной иронией) Уж вы неблагодарных нас простите... Князь Ты это мне сказать сюда явился? Антон Обрадовать хочу. Князь Так сделай милость. Антон Не мешкая, укладывайте вещи,
    Вам это говорю я честь по чести.
    В этот момент снова доносится звук пушечного выстрела.
    Первый гость Опять стреляют! Соломон (печально опуская голову, с горьким пафосом)
    Вот предупрежденье,
    Что стала независимость виденьем!.. Антон (вынимает из кармана газетное приложение: сообщение телеграфного агентства, протягивает Князю)
    Ты здесь в чаду веселья, ты не знаешь,
    Что пушки бьют. Игру ты проиграешь.
    Уже бегут чины и прихлебалы,
    Бегут, кто может, не стыдясь нимало.
    Пока есть время, все, что подороже
    В баулы, в чемоданы - и в дорогу.
    Останешься ни с чем. А что имеешь,
    Все потеряешь. После пожалеешь.
    Иди, сражайся, если ты отважен.
    (Торжествующе хохочет).
    И злобно не смотри, не очень страшен!
    В вас мужества и чести не осталось,
    А если что и было-расплескалось.
    Вы трусы, мне знакомы ваши лица.
    Ну, что же, изворачивайтесь, лисы.
    Коль смел ты, побеждай. И не сдавайся!
    (Достает из кармана платок, протягивает Князю).
    Вот мой платок, заплачешь, вытирайся.
    Нет выхода у вас. Одно спасенье
    Бежать... Князь (Прочитав сообщение, меняется в лице, гневно., теряя самообладание).
    Молчи, юнец!
    Есть выход: мщенье!
    (Выхватывает из кармана револьвер).
    И - прочь! Я больше повторять не буду,
    Иначе труп твой вынесут отсюда. Антон Вот даже как!
    Дошло до пистолета,
    Ужель увидим храбрость напоследок?
    (Делает два-три шага, приближаясь к Князю)... Князь Так на тебе!..
    (стреляет) Антон Не... человек... подлец!..
    (Теряет сознание от полученной раны, падает). Князь Умолк? Антон (стонет) Ох... Жасмен Помогите, наконец!
    Поднимает в ужасе руки, бросается к Антону. Князь удерживает ее, схватив за руку. Она застывает на месте.
    Марго (входит, не подозревая о случившемся, к стоящей у двери Жасмен).
    Где мой Антон? Жасмен Марго! О нем... не надо.
    Он... Марго Где он?
    (Увидев лежащего Антона, кричит).
    Мальчик мой... О, нет!.. Неправда! Антон Родная... Марго (рыдает)
    Что с тобой, сынок? Ты ранен? Кто?.. Антон (глядя на Князя, сквозь зубы)
    Он... негодяй!.. Марго (исступленно) О, изувер!.. Тираны!...
    (рыдая, падает на колени возле сына)
    В это время слышатся новые орудийные залпы. За окнами зала встает огромное зарево пожаров.
    Князь Проклятье. Шакро Все в огне... Первый Гость Спасайтесь, люди!.. Второй Гость Бежать, бежать, иначе поздно будет! Соломон (смотрит в окно) Душа пылает... Мир кровав и страшен... Антон (приподнимаясь, радостно)
    Они уже подходят! Это - наши!
    (снова падает навзничь)
    Занавес
    ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
    Два года спустя. Берлин. На верхнем этаже просторная комната, обставленная в немецком стиле. Две двери: слева и справа. Прямо посредине - дверь, ведущая на обширный балкон. По обе стороны балконной двери большие окна. На балконе и в комнате у окон цветы. На правой и левой стенах портреты Шиллера и Гете. В углу за столом Соломон что-то пишет, листает лежащие перед ним тетради и книги. Князь в европейской одежде любуется с балкона видом города. Входит в салон приближается к Соломону.
    Князь Берлин... Что может быть, скажи,
    прекрасней...
    И каждый уголок душе, как праздник.
    Не отличить здесь ночи ото дня,
    Короче-это город для меня.
    Культура и традиции, ну словом
    Живи! А ты опять к столу прикован.
    Когда повсюду блеск и развлеченья,
    Работать, это-самоотреченье. Соломон От шумных вечеров устал невольно.
    Два года... Мы пресытились. Довольно.
    Спустили все, что нажито веками.
    Стрела, мой друг, расплющилась о камень. Князь Не огорчайся, к черту сожаленья,
    Пойдем туда, где музыка и пенье.
    (Глядя на исписанные тетради).
    И что тебя сей стол так привлекает? Соломон (задумчиво) Воспоминанья, знаешь, возникают...
    Собрав тетради, прячет их в ящик стола. Входит Шакро, он выбрит, одет по-европейски, несет шляпу и трость Князя. Соломон протягивает ему пакет.
    На почту отнеси. Князь Письмо? Соломон (утвердительно кивает) В Тифлис. Шакро (печально вздыхая)
    Мы от корней своих оторвались... Соломон (Шакро)
    Ты все тоскуешь, ходишь сам не свой,
    Но это не поможет, милый мой. Шакро Тифлис во сне я вижу по ночам,
    Мне снится дом... все рухнуло, к чертям!
    Берлин? Пусть он провалится совсем,
    Осточертела жизнь средь этих стен. Князь Терпение имей, придет пора,
    Твой пыл остудит быстрая Кура.
    (Берет у Шакро шляпу и трость).
    Скажи, где Лена? Кончился урок? Шакро Вот только что учитель - за порог.
    (Уходит через левую дверь). Соломон А где Жасмен? Князь Наводит марафет. Соломон Она и так прекрасна, как рассвет,
    Движения легки, влекущий взгляд.
    И звезды под ресницами горят.
    Поклонников толпа, отбою нет.
    Блистательна, затмит весь белый свет.
    (Задумчиво).
    Послушай, а Шакро уже не тот,
    Смотри не наживи себе хлопот.
    Что на уме - кто знает, у мерзавца,
    Глаза, глаза... как у Христопродавца! Князь Ты шутишь? Соломон Как бы плакать не пришлось!.. (Уходят). Шакро (появляется как тень, в проеме двери)
    Вот дьявол! Видит каждого насквозь! Жасмен (входит в ту же дверь)
    Грустишь? Шакро Антона вспомнил... Жасмен (в сторону)
    У, шакал! Шакро ...А может, жив он? Жасмен (в сторону) Крови возалкал!
    (Шакро) Антон? Мне до Антона нету дела... Шакро (в сторону)
    Она заметно к Князю охладела,
    Не вбить ли клин, когда такое дело?
    (Быстро наклоняется, целует руку Жасмен).
    Как ты красива!..
    (в сторону) А какое тело! Жасмен (отдергивает руку, смеется. Надменно)
    Забылся ты? Шакро Не я забылся - сердце. Жасмен Узнает Князь, прибьет на том же месте... Шакро Что Князь? Жасмен, вино его сломило.
    (Горделиво тыча себя в грудь)
    А здесь еще пока немало пыла. Жасмен (с язвительным смехом)
    Смотри, Шакро, воспламенишь Европу!
    А, впрочем, от тебя не будет проку! Шакро Европа и без нас сгорит... утонет...
    А ты не забываешь об Антоне! Жасмен Но он же умер. Шакро Мертвые не пишут. Жасмен Кому? Шакро Тебе. Жасмен Ни слова больше, слышишь,
    И чтобы никаких намеков глупых! Шакро Ты дьяволица в образе голубки.
    От страсти я сгораю, как в огне,
    А ты, надменная, ни слова мне... Жасмен Что мелешь ты?
    (Смеясь, выходит на балкон)
    Пойди и ляг, ты болей. Шакро (уходя через левую дверь, злобно)
    Глумись!.. Еще заплачешь поневоле.
    Из правой двери появляется Лена, смеется, хлопает в ладоши.
    Жасмен Ты весела, чертенок мой невинный!.. Лена Тебя обрадовать? Тифлис - в Берлине. Жасмен Как? Объясни! Лена Что получу в награду? Жасмен Но ты скажи... Лена Антон в Берлине... Рада? Жасмен Ты встретилась с Антоном? Не поверю! Лена Вот только что, он - там, за этой дверью. Жасмен Но если Князь узнает, думать надо
    Такая разразится канонада! Лена Нет, нет! Молчи, не может быть и речи,
    Никто не должен знать о вашей встрече. Все это в тайне сохраним мы, трое. Жасмен (Целует Лену)
    Ах, если б здесь, сейчас... Но как устроить? Лена (распахивает правую дверь)
    Пожалуйста!.. Антон (Входит в безукоризненном европейском костюме, ласково гладит Лену по волосам)
    Мой друг - средь этих стен... Лена (лукаво) Так я сейчас вернусь?..
    (уходит) Жасмен Антон! Антон Жасмен!
    (Долго и горячо целует ей руку) Жасмен Отлично, что приехал в этот край.
    Здесь жизнь бурлит, веселье через край.
    Берлин и вправду - бастион, твердыня,
    Здесь мир и благоденствие поныне. Антон Наоборот, нужда царит повсюду,
    И здесь не сладко трудовому люду. Жасмен Но я не замечала... Антон И понятно.
    (Меняя тон)
    Не это волновало, вероятно.
    Твой парус не у нашего причала. Жасмен Несносен ты... Но все-таки, сначала,
    Как там Марго живет, скажи мне лучше. Антон По-новому живет, себя не мучит,
    Прислуживая взбалмошным князьям,
    В приюте служит мать, при деле там
    Детей растит, грузинских малышей. Жасмен Как хорошо! Увидеться бы с ней.
    (задумчиво берет Антона за руку)
    Но объясни, чем вызван твой приезд? Антон Раненье - вот причина. Этих мест
    Мне не увидеть, если б не свинец.
    Здесь извлекли мне пулю, наконец.
    (Вынимает из кармана пулю).
    Вот это Князю передай... на память! Жасмен Ты все такой же, не характер - камень.
    Забудь о прошлом. Дай мне обещанье,
    Что завтра мы возобновим свиданье.
    Есть предложение:
    (Ненадолго задумывается).
    Махнуть в Потсдам,
    Согласен? А места какие там Антон А может... Жасмен Иль во Фридрихов дворец,
    Там жил Вольтер когда-то, а?.. Мудрец,
    Какую славу он завоевал!.. Антон Оставь!
    Вольтер велик, да нам и этот мал. Жасмен Велик иль мал, какое дело мне!
    Мне нужен ты, ты снишься мне во сне.
    Но за два года только два письма...
    Забыл меня? Антон Жасмен, пойми сама,
    Всегда, везде я помню о тебе. Жасмен (горестно вздыхает)
    Несчастная, кто я в твоей судьбе?
    Ждала тебя, измучилась, любя... Антон Жасмен, но выход есть и у тебя. Жасмен Освободи меня или убей,
    Устала от невидимых цепей.
    Когда ты едешь? Антон День иль два побуду
    И - в Швецию, мне предстоит оттуда
    Отправить срочно партию товаров. Жасмен А я одна, я в западне коварной. Антон Павлин взлететь не может, обречен
    Жить на земле? Жасмен Жаль, крыльев нет, Антон. Антон Вот я и стану крыльями твоими. Жасмен О, если бы! Антон (протягивает ей визитную карточку)
    Здесь адрес мой, и имя. Жду завтра. Жасмен Я приду. Антон Я верю... я... Жасмен (бросается к Антону, берет за руки, нежно смотрит в глаза)
    Ты мой? Антон Моя Жасмен... Жасмен Твоя... Антон Моя!
    (Порывисто обнимаются, целуются). Жасмен (горестно вздохнув)
    Шесть лет жила я в клетке золоченой,
    Игрушка Князя. Глупая девчонка.
    Он во дворцах губил мне душу ядом.
    Где родина? И не достанешь взглядом.
    Я стала нянькой пьяного кутилы,
    За шум и блеск я юностью платила.
    Но и во мне живое бьется пламя,
    В душе моей, Антон, одно желанье,
    Одно желанье и одно стремленье.
    С тобой, Антон, я верю в обновленье. Антон (обнимает Жасмен, взволнованно)
    Какое счастье, если бы ты знала! Так много нужно сердцу и так мало, Одной надеждой жить, одною верой С любимой... Счастлив, счастлив я безмерно. Жасмен С тобою боль и радость разделю,
    Тревоги разделю твои. Люблю! Лена (открывая дверь) Идет. Антон Я ухожу. Жасмен Счастливо! Лена Будем ждать. Антон (помахав обеим рукой) Надеюсь, завтра встретимся опять. Жасмен (с тревогой)
    А если Князь в дверях Антона встретит?
    Опять взорвется!.. Лена Не волнуйся, эти
    Я мелочи улажу непременно. Жасмен Ты - ангел наш, ты просто прелесть, Лена.
    Князь с букетом цветов входит через правую дверь.
    Лена (подходит к нему, вопросительно смотрит на букет).
    Как живописны. А кому? Князь (гневно бросает цветы в лицо Жасмен) Вот ей! Жасмен За что ты так? Князь Кто вышел из дверей?
    Отняли родину враги мои,
    Но мало им, добрались до семьи. Лена Жасмен не виновата, это я
    В дом позвала его, вина моя. Князь (схватив за руку дочь, резко отталкивает ее)
    Ты убирайся, слышишь, и молчи,
    Девчонка, старших лучше не учи! (Лена идет к двери, расположенной слева, поворачивает ключ, уходит. Увидев это, Князь в бешенстве).
    Смотрите-ка, и двери-на запор,
    Подстроили ловушку мне, позор! Жасмен Несчастье! Что ни слово с языка,
    То-грязь... Я от бесчестья далека. Князь Все падшие, конечно-так всегда
    Ни в чем ни виноваты никогда.
    И знай, во мне сейчас кричит не ревность,
    Не ревность, нет! Кем ты была в деревне?
    Служанку, сам себе же на беду,
    Я превратил в алмазную звезду.
    Стыдливостью меня ты привлекла.
    Покорность? Где она? На нет сошла. Жасмен Какая ложь! Ты топчешь боль святую! Лена (вбегает, в растерянности кричит)
    Ограблены! До нитки... Подчистую!
    Все ящики пусты... до одного...
    Мы нищи!.. Не осталось ничего... Князь А где Шакро? Бездельник!.. Лена Дома нету. Князь Куда же унесло собаку эту? Лена Искали всюду, обошли весь дом.
    Хозяйка видела его... с узлом.
    Он пробирался, крадучись, по саду. Князь О, замолчи! Понятно все... не надо!
    Что может быть страшнее этой вести?
    Ни в ком ни сострадания, ни чести!
    (С ненавистью смотрит на Жасмен)
    Ничтожная!
    Одна ты виновата.
    Любовники... грабеж... вертеп проклятый!
    (Решительно направляется к двери налево)
    Я окружен злодейством и изменой,
    И ненавистью самой откровенной. Жасмен (вытирая слезы, обнимает Лену)
    Моя свобода - смерть, я это знаю,
    Дай обниму тебя, моя родная.
    (Целует ее, берет пальто и шляпу, направляется к двери) Лена (становится на пути, заслоняя собой дверь)
    Жасмен, куда? Я за тебя боюсь, Я не пущу тебя! Жасмен Я не вернусь.
    Вся эта жизнь никчемная, пустая...
    Мне кажется, в потемках я плутаю.
    От кутежей, от унижений вечных
    Устала я, устала... стала вещью.
    (Поднимает один цветок из рассыпанного на полу букета)
    Пусть этот остается мне на память,
    Раздавлен, как и я, но жив... с шипами.
    Он колется, цветок, за жизнь цепляясь,
    Живучестью своею удивляя.
    (Хочет уйти) Лена Не уходи... здесь пусто все и серо,
    Ты мне сестра, ты - родственное сердце. Жасмен Нет, Лена, нет, тебе я не сестра,
    Я мало в жизни видела добра,
    Судьба моя черна, как черен пепел,
    Но твой удел пусть будет чист и светел,
    Твои, быть может, сбудутся мечты.
    А я дитя нужды и нищеты.
    Что в жизни было светлого? Лишь имя,
    Страданья были сестрами моими.
    Прощай, забудь. Я добрых перемен
    Желаю всем. Прощай...
    (Уходит). Лена (Вслед, с безысходностью в голосе).
    Жасмен... Жасмен. Князь (поспешно входит, злобно)
    Где эта тварь? Ушла? Лена Ушла. Князь Ну да!
    На что же я надеялся, когда
    Предательство - и плоть ее, и кровь.
    А я поверил в преданность, в любовь?
    (В ярости бросается на Лену, прерывающимся от бешенства голосом)
    Прочь, проститутки подлые! Лена За что же?..
    (в отчаяньи падает на пол) Князь Казнитесь! Размалеванные рожи!..
    Занавес
    ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ
    Кафе-ресторан в Берлине. Справа и слева - двери. В углу небольшая сцена с окрестром из пяти-шести музыкантов. В центре площадка для танцев, по стенам столики и кресла для посетителей. Первый день мая. Соломон у буфетной стойки читает газету. Официантки - женщины и девушки убирают со столиков. Женщины болезненно тучны с нездоровым цветом лица, девушки слабы и бледны.
    Князь (за сценой, исступленно кричит)
    Опять они... опять они... опять! Соломон (одной из девушек-официанток)
    Свихнулся, что ли, не могу понять,
    Пойди и Лене передай, сестричка,
    Пускай утихомирит, неприлично! (Девушка уходит в дверь направо. Соломон, вставая со своего места, женщинам, убирающим со столов).
    А вы... порядок должен быть отменный
    Во всем до мелочей, и непременно.
    Бог немца - аккуратность, как закон,
    Чуть что не так, за стол не сядет он.
    В этот момент входит Князь, поседевший, с тростью в одной руке и белой панамой - в другой. На белую традиционную грузинскую черкеску, несмотря на теплую погоду, наброшено зимнее пальто с меховым воротником. Войдя, бьет себя в грудь, повелительным голосом, исключающим возражения.
    Князь Князь? Что за чушь!
    Насмешка в этом слове!
    Князей хоть отбавляй...
    (Тычет пальцем себя в грудь)
    Я князь по крови!
    Меня великим называют князем.
    Гусь не поймет орла.
    Мой довод ясен? (внезапно переходя на доверительный тон)
    Мой род! Он был когда-то знатным родом,
    Теперь я пугало средь огорода.
    В бессильной злобе мечется душа,
    Гнилым могильным холодом дыша.
    (Окружающим).
    Проклятье мне, тебе, ему, всем вам!
    (с ненавистью плюет на пол)
    Проклятье дьяволу, пророческим словам.
    Я был-вулкан!... Но пыл иссяк... Пропал.
    Вчерашний лев... ободранный шакал.
    Я, как свеча задутая, потух,
    Я был орлом... общипанный петух.
    (Растерянно смотрит на женщин)
    Я не один... И эта вот, и та...
    Где слава их, богатство, красота?
    Все было, не осталось ни черта!
    (подступает к одной из официанток)
    Кем ты была вчера? Кто ты сегодня?
    Была царица, стала сводня.
    (К. другой).
    А ты? Сверкала радугой павлиньей!
    Теперь - на вертел... курица, вся в глине.
    (Плюет в сторону пожилых официанток)
    Бескрылые капустницы!..
    Мокрые гусеницы!..
    (К одной из них).
    А ну-ка, подойди ко мне поближе...
    Гусыня жирная - брр!.. Ненавижу!
    (Смеется, резко меняясь в настроении)
    О, боже... Леденящий страх!
    Весь этот мир - зловещий прах! О, этот липкий страх, мой вечный груз... Все плачут, я один смеюсь. Ха-ха-ха-ха! Одну, одну Жасмен хочу я видеть. Любить! Любить! И... ненавидеть! Она ушла... Ушла! Продажная, мне душу ядом обожгла. Порядочности ни на грош, ни в ком!
    (Воздевая руки).
    За что меня ты, господи, пинком?
    Довольно! Унижений - через край.
    Иисус, неверующих покарай!
    (Негодующе).
    Жасмен моя обманута давно, А бог молчит, он с ними заодно, Антон ее, как ястреб, подстерег, Он выбрал срок. Жасмен... Где мой цветок?
    (Топает ногами, плюет на пол)
    Змееныш скользкий! Тоже знает толк...
    О, этот выкормыш - матерый волк.
    Как смыть позор, содрать всю эту грязь?
    Но жив еще, не умер Князь!
    Нет, жить вот так - и значит умереть,
    Такая жизнь страшней, чем смерть!
    (Бежит к внутренней двери, останавливается, пятится, громко кричит) Багровое чудовище! Кошмар! Разор и гибель... Бедствие! Пожар! Народное имущество в огне! По чьей вине? Пожар! Дворцы горят... дворцы... дворцы... Но где же люди? Подлецы! Все, что имел я, все сгорело. Тлен... Моя Жасмен, она сгорит! Жасмен!.. На помощь ей, на помощь! Помогите!.. Ко мне скорей на помощь! Помогите!..
    (Преследуемый галлюцинациями, бросается на улицу через правую дверь). Соломон (одной из девушек-официанток)
    Беги быстрей, за доктором, скажи:
    Мы ждем его, дорогу укажи...
    Девушка уходит. Появляются посетители - модно одетые немцы. Женщины и мужчины по двое, по трое входят, садятся, заказывают официанткам закуски, чай, кофе, пиво, лимонад, беседуют между собой. В это время входит Антон в дорожном костюме, садится за свободный столик, закуривает сигарету, все официантки заняты и потому Соломон сам приносит ему пепельницу. Антон, узнав Соломона, встает, пожимает ему руку.
    Антон Ты очень изменился, Соломон. Соломон (опустив голову)
    Увы, мы все меняемся, Антон,
    И я, и ты, и сам великий Князь,
    Он стал неузнаваем, изменясь.
    Капризная и вспыльчивая Лена
    Гуляк капризы исполцяет слепо,
    Она - как это грустно и нелепо!
    На этой сцене пляшет... ради хлеба.
    Одна из официанток приносит кофе. Соломон показывает на нее и на двух других, убирающих со столиков.
    И эти тоже, все переменились.
    Когда-то беззаботно веселились
    В Москве... Теперь - прислуживают сами.
    Алмазы стали горькими слезами,
    Вон та жена сиятельного графа... Антон Вот это номер! Неужели правда?
    А Князь, как он сейчас? Мошна пустая? Соломон Князь? Он вон там, в каморке обитает,
    Весь белый, словно снегом обметало,
    За год один что с человеком стало!
    Серьезно болен, видимо, помешан.
    И все - Шакро, финал был неизбежен. Антон Ему богатство Князя вышло боком,
    В Швейцарии, узнал я ненароком,
    С какою-то артисткою связался,
    Запутался, в Париже оказался,
    Она его обобрала дотла,
    Оставила в чем мама родила.
    Один, без денег, далеко от всех
    С собой покончил. Соломон Шалый человек.
    (Задумчиво опустил голову)
    Злодея зло казнит, как говорят.
    Но ведь и ты пред Князем виноват.
    Шакро подлец. И тут, что есть - то есть,
    А ты... Ну, словом... княжеская честь. Антон Но что я сделал Князю? Соломон А Жасмен?! Ведь это так? Антон И так, и не совсем...
    Жасмен... друг друга любим мы давно, Пойми, еще тогда, в деревне... Но Ее приблизил Князь к себе, и деньги Ее рабою сделали и тенью. Князь в бесконечных кутежах погряз, Ну, а затем ее лишился Князь. Развязка и логична, и ясна, Она ушла. Моя ли в том вина? Соломон Не ради любопытства, ты прости,
    Но где она сейчас? Антон Должна прийти. Соломон Нет. Это было бы совсем некстати,
    Князь не в себе, опять скандал закатит! Антон Теперь Жасмен не та, совсем не та,
    От прежнего кокетства ни следа.
    На трудовой стезе, как говорится.
    Другие песни и другие лица.
    На сцене появляется Лена, поет в сопровождении оркестра.
    Лена Куда бездомных журавлей
    Уносит ветер над полями?
    Летят вослед тоске моей
    Небесных далей поселяне.
    Печаль мою несите далеко,
    Где льются речки горные легко.
    И передайте Грузии моей,
    судьбе моей,
    мечте моей
    Орлиных не забыла я бровей
    И серых глаз любимых не забыла
    и пылких слов,
    и давних снов
    В чужой земле не разлюбила.
    Летите, странники небес,
    Навстречу солнцу и рассвету,
    Хочу из всех земных чудес
    Одно - единственное, это:
    Пускай шумят над Грузией леса
    И вечно голубеют небеса,
    И чистый снег блестит на гребнях rop
    лугов простор
    ласкает взор.
    А если спросят горы обо мне,
    Скажите, летних склонов не забыла
    и песнь ручьев,
    и соловьев, Вдали от них не разлюбила.
    Лена уходит. Звучат аплодисменты. Снова появляется на сцене. Поет.
    Лена
    Я сердце отдала свое цветам,
    Шипы, а не бутоны предо мною.
    Теперь в глазах насмешку вижу там,
    Где было изумленье предо мною.
    В седой туман одетая весна
    Неслышно встала в изголовье сна...
    Кто слезы лил у моего окна,
    Тот не таит презренья предо мною.
    Напрасно поклоняюсь красоте,
    Надежда задохнулась в темноте.
    И равнодушно отвернулись те,
    Кто падал на колени предо мною.
    Все горячо аплодируют. Лена повторяет на бис два последних куплета песни, в изнеможении, почти теряя сознание, падает на стул, коротко вздохнув "ax". Вошедшая официантка помогает ей подняться. Лена уходит Посетители застывают в молчании.
    Антон {поднимается, озабоченно)
    Конечно, ей не сладко, понимаю. Соломон (беря его за руку)
    Так каждый день, не обращай внимания. Антон А не больна? Соломон Слаба, больна едва ли...
    Не будь ее, мы все бы голодали. Антон Помочь ей надо, может быть, врачей.....
    (Антону подают еду) Соломон Она придет в себя, ты ешь и пей.
    (уходит через правую дверь) Старый немец (Кашляет, обращается басом к женщине и девушке-блондинке, сидящим рядом с ним)
    Она не выйдет, встанем и пойдем. Немка А может быть, немного подождем? Старый немец (кашляет)
    Да нет, она не выйдет, ей же плохо: Немка (указывает на дочь - блондинку)
    Пусть потанцует, посидим немного. Старый немец (кашляет, невозмутимо)
    Пусть потанцует, что же из того? Немка Идите, мы догоним. Старый немец Каково?
    А, впрочем, как хотите, оставайтесь,
    Пляшите, веселитесь, развлекайтесь.
    Один из оркестрантов, настраивающих инструменты, высвистывает на флейте несколько тактов "чарльстона". Флейта умолкает.
    Не музыка, а истеричный стон,
    Страну погубит этот "чарльстон".
    (Встает, уходит) Девушка-б лондинка
    Не в духе дядюшка, пойдемте, право,
    Отсюда... Немка О, да ты наивна, право. Отец погиб и дядюшка калека, А надо в колесе вертеться века, Страна не отдышалась от войны, Мы голы-босы, мы разорены! Тебе же муж, дитя, необходим, Поэтому-то здесь мы и сидим. У нас долги. Одна надежда - танцы. Тут - женихи, изволь-ка, дочь, стараться!.. Девушка-блондинка
    Низка и непристойна эта роль. Немка Будь весела и нравиться изволь.
    Оркестр играет "Чарльстон". Мужчины подходят к дамам и барышням, сидящим за столиками, кланяются, приглашают танцевать. Подав руку подошедшему к ней молодому человеку, блондинка вливается в круг танцующих. Танец становится все стремительней и зажигательней. Тучный немец за крайним столиком ритмично поводит плечами в такт музыке, чем привлекает внимание окружающих. Скрипач на сцене делает движения, подражая танцующим, стараясь развеселить посетителей. Соломон возвращается.
    Девушка-блондинка
    (Как только умолкает оркестр, подходит к матери возмущенно).
    Уйдем скорей!.. Немка Помилуй, но в чем дело? Девушка-блондинка
    О!.. Этому нахальству нет предела? Немка Да объяснись ты все же, наконец,
    Что он сказал? Девушка-блондинка
    Не спрашивай... Подлец! Немка Что? Непристойность, видимо? Скотина. Девушка-блондинка
    Уйдем же! Эта жизнь невыносима!
    Быстро идет к выходу, немка расплачивается с подошедшей официанткой, уходит вслед за ней. Оркестранты покидают сцену. Салон постепенно пустеет. Входит Лена. Соломон прохаживается, куря сигару.
    Антон О, Лена! Лена Ах, Антон!
    (На расстоянии радостно смотрят друг на друга). Антон Сюда, поближе.
    Какая радость, вновь тебя я вижу. Лена Как знать... Антон О, ничего себе вопрос!
    Скажи, родная, что с тобой стряслось?
    Ты изменилась... Лена Время изменило,
    Нас революция разъединила. Антон Не нас одних. Меняется весь мир.
    Отец бежит от сына. Меж людьми
    Великий спор, душа черна от гнева... Лена (прерывая его)
    Ни совести, ни чести, только чрево. Антон О, чрево! Наши беды от него.
    Брат убивает брата своего,
    На площадях старье былое жгут.
    А вылечить нас может только труд.
    Задумайся хотя бы над собой,
    Над собственным бессильем, над судьбой,
    Когда бы ты свой голос и свой слух
    Не растеряла попусту, мой друг,
    Талант служил бы Грузии родной,
    Ты не искала бы судьбы иной. Лена Отца больного бросить одного?
    Но ты пойми, ведь я же дочь его. Антон Нет, Лена, нет, вот мой тебе ответ,
    Таким, как он, там больше места нет. Лена (как бы содрогаясь от отвращения, презрительно)
    Какая низость, боже! Кем ты стал.
    Ты... как-никак, тебя он воспитал.
    (Обиженно уходит во внутреннее помещение). Соломон Она же утешения ждала,
    А ты ей правду выложил со зла! Антон Повинно в этом Лены воспитанье,
    Любой пустяк, и вот уже рыданья!
    В это время на улице раздаются звуки "Интернационала"... Антон подходит к окну, прислушивается.
    "Интернационал" играют. Соломон Да. Антон Какая чистота! Соломон (подходит к Антону, язвительно).
    Хоралл труда...
    Равны все убежденья, все свободны. Антон (Не слушая его слов, вдохновенно).
    Какая мощь патетики народной!
    (Соломону)
    Смотри, смотри!
    Рабочие, шагая,
    Поют все вместе. Это праздник Мая.
    Смотри, мужчины, женщины... веселье.
    Они окрылены единой целью,
    Ну что ж, теперь пойду пройдусь немного,
    Никак не налюбуюсь миром новым.
    Берет кепку, уходит через левую дверь, Лена возвращается испуганная, с тревогой Соломону.
    Лена Идет!.. Ты не пускай сюда отца,
    Страшнее я не видела лица.
    Входит Князь, он страшен и растерян, без пальто, в одной руке измятая панама, в другой - трость. Он невменяем. Ужасная внешность, разорванная одежда, взлохмаченные волосы.
    Князь (обнимая Лену)
    Жасмен! Несчастье и надежда!
    Жасмен... Но что за вид, что за одежда?
    Какая радость!.. Дай безгрешной
    Душе моей покой безбрежный.
    Ты ангел. Понимаешь? Ангел!
    Цветок... Нет, ты зажженный факел.
    Жива? Но кто тебе помог?
    Я думал, ты мертва. Благословенный рок!
    (Хочет поцеловать Лену, та отстраняется) Соломон (Лене)
    Где доктор? Лена Не пришел пока. Князь Не верьте докторам! Они не боги, И не велика
    Заслуга... Шарлатаны и не боле. Но я не болен!
    (требовательно) Аэроплан! Сейчас же! Улетаю! Я господу открыть обязан тайну. Нет, я забыл... он умер, умер он И в облаках нежнейших погребен. Туманна величавая гробница. А если он не умер, а уснул? Что может богу сниться? Проснется, расхохочется... прервав свой вечный сон... О, каждая смешинка вспыхнет миллионом; солнц! Лена (успокаивая)
    Мой Князь, великий Князь!
    Ты нездоров, прилечь бы хоть на час. Князь (схватив дочь за вырез платья, похотливо оглядывает ее с головы до ног, с безумным смехом)
    Прилечь? Очаровательная крошка!
    С тобой поспать согласен я немножко. Лена (ошеломленно отступая в сторону)
    Мой бог, придет в себя он, наконец?
    Отец, о чем ты говоришь, отец?!
    (Обнимает отца).
    Пойми меня, отец, я дочь твоя.
    Я Лена, слышишь, Лена я. Князь Молчи, ни слова!
    Зачем ты убегаешь от меня, зачем
    обманываешь снова? Лена Князь!
    Великий Князь!
    Тебе не стану лгать: и совестно, и больно. Князь (безумно глядя на дочь, гневно)
    Опять ты в роль вошла. Молчи. Довольно!
    Недаром с голодранцами связалась,
    Тебя кто хочет любит... Изолгалась!..
    Они там ждут тебя, спеши, не мешкай!
    Бежать, скорей бежать! О, срам кромешный!..
    Позор!.. А где Шакро? Пусть золото вернет.
    Вернет и сдохнет. В гроб ему помет! Лена (сочувственно) Князь! Великий Князь! Князь Не уходи, я не пущу тебя,
    Душа еще не излила себя.
    Жасмен, я все забыл, вино, Тифлис,
    В Берлине дни иные начались.
    Забыл распутство. Жизнь открылась внове.
    Жасмен, я заблуждался, я виновен.
    (Гладя волосы дочери, жадно вглядывается в глаза, изумленно).
    Глаза... глаза!
    Как небеса, безмолвные глаза,
    Как тайна, светом полные глаза.
    Жемчужина! Богиня... Красота
    Тобой опьянена. Мой сон, моя мечта!
    Кокетства изваяние живое.
    Безумный мир пленен одной тобою.
    Ты соткана из радости и смеха,
    Он все еще звенит во мне, как эхо.
    Незримая струна
    стрелой пронзила человека!
    Нетронутая чистая голубка!
    Изменница!.. И сладостно, и жутко.
    (С мольбой).
    У ног твоих кричу, не предавай!
    Ты божество,
    Повелевай! Лена (прерывающимся голосом)
    Князь!
    Великий Князь! Князь Я сердце отдал, словно погремушку,
    Не превращай меня, Жасмен, в игрушку. Один лишь поцелуй сорвать с цветущих губ! Желанной кожи персиковый пух! Мы полночь превратим в ликующее бденье, Сегодня наша ночь, ночь наслажденья. Лена (отступает, с ненавистью)
    Князь! Князь Нет, не дразни, жеманная, запретом... Соломон (Становится между ними, решительно)
    Опомнись, Князь, невыносимо это.
    Подумай, что ты говоришь? Кому?
    Уму непостижимо моему. Лена Достойно ль Князя это поведенье? Князь (с иронической улыбкой)
    Поспешное сужденье! (За сценой звучит германский национальный гимн. Князь удивленно вслушивается. Гордо и величественно смерив взглядом дочь, с безумным хохотом).
    Ты князем назвала меня, лишенная рассудка,
    Князь... Что такое Князь?
    Презрительная шутка!
    Негодная, ты понимаешь разве,
    Что Цезаря не называют Князем! (Ударом кулака распахивает окно, жадно вслушивается в звучащие на улицах марши и разноголосый шум толпы, гордо хохочет).
    Идут солдаты, армия, войска,
    Идут герои, отсеет - на века.
    Вот это называется порядком.
    Культурой, а не хаосом проклятым.
    Один, вы посмотрите, к одному,
    Пойдут в огонь по слову моему.
    (Поднимает над головой сломанную трость командует).
    Греми призывней, марш!
    Ровней шеренги, в ногу, в ногу, арш! Чеканней, тверже!..
    Жги, кромсай и рушь!
    Палите, пушки,
    пробуждайте глушь!
    Палите, пушки!
    Это гром с небес. Пусть рушатся дома! О тяжкий крест! Идут... Само грядущее идет...
    Их воля Цезаря ведет!
    Народу имя Цезаря известно,
    Куда я ни вступлю, ликуют повсеместно,
    (В этот момент марш смолкает).
    Чу! Смолкли... И на это есть причина, Приказа ждут, он только мне по чину. Я прикажу - и кончится молчанье, Ни в ком ума ни капли... Одичанье... Кого там ждут, меня? Там ждут, и тут - меня! Вильгельма время раздавило... Пешка! Но надо мной подобная насмешка Немыслима. Нет! Цезарь я. Но это
    (Соломону доверительно)
    Пока еще является секретом.
    {Внезапно меняясь в настроении, трясет Соломона за плечи).
    Проклятый Вильсон!
    Подлый негодяй...
    Опять задумал козни? Так пеняй
    Сам на себя! Трусливая корова...
    (Властно кричит).
    Корону! Где моя корона? Соломон (показывает на лежащую на полу смятую панаму)
    Вот!
    (зло)
    Провались ты к черту вместе с ней! Князь (поднимает панаму)
    Достойно ль власти цезарской моей? Соломон (в сторону) Ужасно это все!
    Лена, закрыв лицо руками, плачет, всхлипывая по-детски. Князь подходит к ней.
    Князь Не плачь, дитя,
    Христос мне обещал, и не шутя:
    Твоя воскреснет мать, погасит солнце,
    мир уйдет во тьму... Лена (прижимаясь к Соломону)
    Отец мой гибнет, помоги ему.
    (рыдает, как ребенок) Соломон (взяв за руку, ведет ее к двери)
    Благоразумна будь, теперь уйди,
    Когда приедет доктор, извести.
    В то время как Лена направляется к выходу, Жасмен, в скромной дорожной одежде, входит вместе с Антоном, увидев Князя, пораженно застывает на месте.
    Жасмен Что с ним случилось? Антон Тронулся умом... Соломон (Князю)
    Любуйся, Князь, вот нежный твой бутон! Князь (с ненавистью и отвращением)
    Жасмен? О нет, подобие метлы,
    Тень пустоты, щепоть сухой золы... Жасмен (в сторону) Что с ним творится?
    (Князю) Князь, прости меня. Князь Ты кто? Что за чудовище? Огня!
    Прочь от меня! Антон Жасмен... Жасмен Уйдем... Князь Постой! (Оба растеряны. Князь, заразительно сшеясь, подходит к Антону, поглаживает по плечу),
    Ты здесь, Шакро, сынок любимый мой,
    Ну, здравствуй, дорогой, какие толки
    О нас с тобой?.. А где они? Антон Кто? Князь Волки!
    Антон... и чувственная Клеопатра...
    Лежат в обнимку... Как это пикантно! Антон (зло, но несколько растерянно от неожиданности)
    Опомнись, Князь, твой разговор напрасен. Князь (гневно кричит)
    Что? Цезаря ты называешь Князем?! Антон (усмехаясь)
    О, Цезарь был умен, отважен. Барс!
    Ты - только тень, ничто. Пустой и лживый
    фарс. Снаружи слышатся звуки "Интернационала".
    Князь (пятится, в страхе)
    Они идут, идут опять...
    Как призраки живые... страха не унять.
    В проеме открытых дверей мечутся зловещие отблески пожара. С тревогой.
    Что там?.. Бушует пламя, мир в огне...
    На лицах кровь, кровь всюду. Душно мне!
    (Вынимает из кармана револьвер, угрожающе).
    Туда! Туда, где мщение врагам,
    Во имя приобщения к богам!
    (Стреляет в направлении пожара).
    Так вот же вам!.. Пусть образумит вас
    карающий металл!
    Нет, Цезарь не игрушка.
    Час настал!
    Огонь!
    Еще огонь!
    Еще огонь!
    Как бы увлекая в атаку, стреляет еще раз, бросается вовнутренние комнаты, там раздаются еще три-четыре выстрела. Лена, обхватив голову руками, плачет.
    Жасмен Чудовищно! Соломон Нелепо... Антон Но... свирепо! Соломон На помощь Князю... кто-нибудь, сюда! Князь (выходит)
    Какая помощь? Помощь? Никогда!
    Но где Жасмен?
    Мертва Жасмен моя!
    О, нет, моим врагам не дамся я.
    (смотрит на револьвер, зажатый в руке)
    Свинец!
    Свинец!
    Спасительный свинец!
    Целит себе в висок, стреляет, падает. Лена О, горе!
    (рыдая, бросается на труп) Антон (горько усмехается)
    Вот логический конец. Соломон Ужасно! Дух слепым казнен недугом. Князь (умирая, собрав последние силы)
    Всех... надо истребить... Соломон Увы! Антон Князьям и цезарям награда. По заслугам!
    Занавес
Top.Mail.Ru