Скачать fb2
Серебряный лунный свет

Серебряный лунный свет


Джасим Фарид Серебряный лунный свет

    ФАРИД ДЖАСИМ
    СЕРЕБРЯHЫЙ ЛУННЫЙ СВЕТ
    "Тот, кто не заполняет свой
    мир призраками, остается
    один."
    Антонио Поркья
    Мы познакомились случайно.
    Мне было грустно, и я бесцельно бродил по ночному парку. Там я ее и встретил в первый раз. Она улыбнулась и исчезла, не произнеся ни звука. Я стал ее искать, но вокруг никого не было. Я тогда не знал, что она серебрянный лунный свет.
    Потом было несколько ночей, когда я приходил на то же место и ждал. Ее все не было и не было. Она пришла лишь на четвертую ночь и, мелькнув среди деревьев, приблизилась ко мне. Улыбнувшись, она погладила меня по щеке и исчезла опять. На этот раз на долго.
    Я не знал, радоваться мне или переживать. Я почувствовал, что влюблен, но не знал точно, в кого.
    Необычное ощущение!
    Время неслось, я то забывал о ней, то вспоминал. Потом жалел, что вспоминал, потому что становилось тоскливо.
    Прошел год, прежде чем я встретил ее опять. Она сидела на перилах моего балкона и гладила звезды. Я медленно на ципочках подошел к окну, боясь издать малейший шорох.
    Девушка повернула свое лицо ко мне. Она была очень красива. Я только сейчас смог ее хорошенько разглядеть. Если бы меня попросили ее описать, я бы, не задумываясь, сказал: "Она похожа на лунный свет." - Хочешь погладить звезды? - тихо спросила она.
    Я пожал плечами:
    - Никогда не думал об этом.
    - Это очень мило. Искорки звезд так приятно покалывают кончики пальцев...
    Она продолжала трогать и гладить звезды, и лицо ее вновь приобрело загадочную отчужденность.
    - Я хочу видеть тебя почаще, - сказал я, подходя к ней вплотную. Я боялся к ней прикоснуться, потому что мне казалось, что она исчезнет, стоит мне ее тронуть.
    Девушка едва заметно улыбнулась и взяла в руки одну звездочку.
    - Тогда измени мир, - сказала она.
    - Как?
    Она ничего не ответила, лишь перебрасывала звезду из руки в руку, что-то шепча. Звезда катилась по ее ладоням, освещая слабым светом мягкую кожу ее рук.
    - Кто ты? - спросил я.
    - Ты знаешь, кто.
    - Ты похожа на призрак.
    - Неправда.
    - Ты похожа на серебрянный лунный свет.
    - Вот видишь, ты действительно знаешь.
    Она посмотрела мне в глаза, и я почувствовал, что если она опять исчезнет, я не смогу жить. Когда я сказал ей об этом, она ответила:
    - Я никогда не исчезаю. Я всегда здесь.
    Разве что ты меня не видишь.
    Я захотел сказать что-то еще, но не смог, и молча глядел на нее. А она на меня. Но тут огромная туча скрыла луну, и девушка пропала. Я закрыл глаза, пытаясь воссоздать в памяти ее образ - улыбающейся, легкой как свет, прекрасной как ночь, облаченной в паутину, сотканную из лунного серебра. Я простоял так до самого рассвета.
    Потом я очень жалел, что не сказал ей всего, что хотел сказать. Когда еще она придет? Через день, через неделю или месяц? А может это был последний раз, когда мы виделись?
    Я закурил сигарету и подошел к окну.
    Внизу шумел город, толкались люди, сигналили машины. "Неужели она приходит ко всем ним, как ко мне?" - подумал я, глядя, как голубой дымок сигареты рисует в воздухе знакомые черты. - "Трудно поверить в свою избранность, особенно, когда знаешь, что не совершенен. Она - свет. Она светит для всех, а не для меня одного. Я один из многих, один из миллиардов мне подобных. Она - одна единственная. Есть люди более великие и знаменитые, чем я. Если она кого и одарит своим вниманием и... любовью, так это их, а не меня - обычного и повседневного." Мне стало противно от этих мыслей, но я понимал, что прав. Я бросил сигарету в пепельницу и вышел из комнаты.
    Настроение было скверное, дул холодный ветер, раскручивая карусель из мусора и опавших листьев. Свинцовые тучи заволокли небо и, казалось, давили всей своей массой. Изнутри давило то, что я не смог сказать ей в нашу последнюю встречу. Засунув руки в карманы и наступая в лужи, я шел домой, надеясь согреться.
    Было холодно, почти также, как и на душе.
    Прошел месяц. Она с тех пор так и не появилась. Я ждал ее ночами, стоя на балконе и проклиная тучи, скрывавшие от меня небо и мою возлюбленную. Дрожа под холодным ветром, я думал, как мне изменить мир, чтоб видеться с ней почаще. Но мир оставался прежним, а изменялся я сам. Когда я пытался объяснить себе ее долгое отсутствие, в голову лезли мысли о том, что тучи не дают ей сойти на землю, что Луна сейчас светит на другой стороне планеты, что ветер может также стать причиной... Но я понимал, что все это чушь. Оправдания, которые я для нее придумывал, казались мне смешными и наивными и не могли скрыть правды, которая заключалась в том, что она поняла меня. Она поняла, что я обычен и не стоит тратить время на общение со мной, не говоря уже...
    Я обычен. И поэтому одинок.
    Прошла еще неделя. Тоска постепенно вытеснялась рутиной и повседневными заботами. Но сны не давали мне забыть ее. И я не хотел забывать.
    Как-то поздним вечером я возвращался от друзей. Свернул в узкий, темный переулок, который должен был сократить мой путь домой. Я шагал, глядя, как в осколках разбитого стекла, разбросанного по асфальту, играет лунный свет. Я вспомнил ночное море и искрящуюся серебрянную дорожку -- взгляд Луны.
    - Красиво, правда? - сказал тихий голос у меня за спиной. Я остановился и обернулся. Моя возлюбленная стояла и приветливо улыбалась. Она указала тонким пальчиком на разбитое стекло: - Похоже на море.
    - Я как раз подумал о нем, - ответил я, шагнув к ней.
    Девушка посмотрела на меня. Ее серые, блестящие глаза показались мне двумя маленькими зеркалами, в которых отражалась Луна.
    - Я скучала по тебе.
    - Я тоже. Почему ты так долго не приходила?
    Она опустила голову и промолчала. Потом виновато сказала:
    - Я не могла. Земля такая большая, а меня так мало. Уходит много времени, чтобы осветить ее всю.
    Я кивнул и мне захотелось плакать.
    - Значит ты в самом деле светишь для всех, а не для меня одного. А я возомнил было, будто ты создана для меня. Я такой как все, я обычный. Один из миллиардов мне подобных. Ты -- единственная. Слишком много чести являться ко мне каждый день.
    Потому тебя и не было столько времени. Ведь это правда?
    Она подняла лицо, и лунный свет заискрился в капельках, бежавших из ее глаз.
    - Да, - произнесла она, - Ты один из миллиардов тебе подобных, но ты единственный из них, кто может меня видеть такой, какая я есть на самом деле...
    Она снова опустила голову и медленно растаяла в воздухе.
    Хлынул дождь. Я стоял посреди улицы, промокший до нитки, и смотрел на то место, где она только что стояла.
    Капли дождя, смешиваясь со слезами, бежали по моим щекам.
    Я думал, что она уже никогда не вернется. Я обидел и отстранил ее своим тупым непониманием. Мне казалось, что она любит (или любила) меня. У человека, который относится к тебе равнодушно, не бывает таких глаз и таких слез, даже если этот человек -- серебрянный, лунный свет.
    Чувство вины, тоска и любовь -- это были чувства, которые я испытывал в течении нескольких дней, пока ее не было. Ночи я проводил, сидя у окна с сигаретой в руке, на рассвете ложился, не раздеваясь, в постель, спал несколько часов, вставал, курил, думал и представлял ее. Я отключил телефон и не открывал дверь никому, не заботясь о том, кто это мог быть. Лишь иногда мне приходилось вылезать из своей скорлупы, чтобы купить сигарет и перекусить чего-нибудь в ближайшем кафе. Но очень скоро я спешил домой, чтобы спрятаться там от мира, который неистово вопил, тыча в меня пальцем: "НЕНОРМАЛЬНЫЙ !" Когда я приходил домой и плотно запирал за собой дверь, я отвечал миру: "Да, я ненормальный, но зато я вижу то, чего вам никогда не увидеть, сколько бы не старались." Мне становилось немного лучше, и я с ощущением гордости закуривал сигарету, садился к окну и принимался ждать заката.
    Она пришла, как всегда, неожиданно. Появилась из света, который бросала на Землю Луна, и мягко вступила в комнату.
    Мы были одни. Никого и ничего больше.
    Только мы и два стула. Мы сели друг напротив друга и мне стало как-то неуютно. Между нами был вакуум. И вокруг нас тоже. Стены, пол, потолок, стулья и мы.
    Я посмотрел ей в глаза. Ее глаза смотрели в мои. Я подумал, что это то, чего я так изнурительно ждал.
    Она сидела в метре от меня -- красивая и нежная. Я напротив -ненормальный и одинокий.
    В какое-то мгновение я стал чувствовать, что вакуум между нами наполняется чем-то. Чем-то, что развеяло ощущение неуюта и тревоги, как ветер развевает туман, и согрело меня и ее. Молчаливый взгляд девушки действовал лучше, чем десятки изысканных слов любви.
    Я не знаю точно, сколько времени прошло, прежде чем она сказала:
    - Ты сильно похудел.
    Я ответил:
    - Когда любишь и ждешь, не думаешь о еде.
    Она сложила руки на коленях и облакотилась о спинку стула.
    - Ты придумал, как изменить мир?
    - Нет. Но я знаю, как изменить себя, чтобы видеть тебя каждую ночь, даже когда тучи скрывают небо.
    - Я знала, что ты к этому придешь.
    - Я тебя люблю.
    - Без этого ты не смог бы измениться.
    - Ты меня любишь?
    - Ты знаешь ответ.
    Я в самом деле знал ответ и в который уже раз прочел его в ее серых глазах.
    - Я хочу быть с тобой всегда, - сказал я.
    - Мы вместе. И мы будем вместе.
    - Всегда?
    - Нет. Пока любим друг друга. Пока по-настоящему любим. Когда мы начнем притворяться, мы исчезнем друг для друга.
    Мы сидели и разговаривали всю ночь.
    Иногда возникали паузы, когда мы просто смотрели друг на друга, и это могло продолжаться часами. Потом снова начинали говорить, задавали друг другу вопросы, шутили и смеялись. Когда начало светать, мы все еще говорили, не замечая восходящего солнца. Наконец мы попрощались, она встала и растворилась в солнечных лучах. Я посидел еще несколько минут, пытаясь продлить насколько возможно свои переживания. Мне было так хорошо, как никогда раньше. Я не чувствовал себя больше одиноким и обычным. И совсем не хотелось спать.
    Так проходили недели и месяцы, летели годы. Мы были вместе все это время и виделись каждую ночь. Даже когда Луны не было в ночном небе, даже когда густые облака ползли, заглатывая в себя и звезды, и Луну, и небо, мы были вместе.
    Прекрасней всего она была ночью.
    Мне казалось, что внутри меня проснулось что-то, что спало все эти годы. Я научился видеть ее везде и всегда.
    Я стал Ненормальным. Я говорил и смеялся, целовал и любил, танцевал и летал с серебрянным лунным светом -- с той, что светила лишь для меня одного и любила лишь меня одного. Она научила меня гладить звезды, прислоняться к небу и освещать Землю. Она научила меня летать.
    Сейчас, когда многие десятки лет прошли со дня нашей первой встречи, я состарился и не могу сам подняться с постели. Не знаю, сколько дней или недель мне осталось еще жить, но все эти дни мы пробудем вместе, как пробыли все эти годы. Я знаю это.
    Уже темнеет. Скоро я увижу ее. И когда она придет, я скажу ей: "Я тебя люблю. Я не хочу умирать.
    Я хочу всегда быть с тобой, мой серебрянный лунный свет."
    08.02.96
Top.Mail.Ru