Скачать fb2
Канонир Кейд

Канонир Кейд


Джадд Сирил Канонир Кейд

    Сирил Джадд
    Канонир Кейд
    Марс - загадочная планета - издавна привлекал к себе жителей Земли. С ним связывают свои надежды на светлое будущее те, кто не может больше мириться с безраздельной властью капитала, беззаконием, безнравственностью и бездуховностью, царящими на Земле. Однако и на Марсе они сталкиваются с теми же проблемами, что и на Земле, и им приходится вести жестокую борьбу за выживание и создание того, ради чего они прилетели на Марс.
    ГЛАВА 1
    Казармы спали. Глубоко внизу, в древних подвалах из армированного бетона, беззвучно сработало автоматическое реле. Вверх по этажам побежали невидимые сигналы. Огромное здание начало потихоньку пробуждаться от сна, наполняясь привычными шумами нового дня. Негромко загудела встроенная в стены машинерия, зажурчала в кондиционерах скопившаяся за ночь влага, застучали насосы, подающие воду на верхние этажи. На кухне включились электроплиты, и одновременно стали вращаться лопасти мощных мешалок внутри гигантских котлов с предназначенным для завтрака варевом.
    Канонир Кейд, посвященный Ордена Воинов, рьяный приверженец учения Клина и верноподданный Империи, зашевелился в спальном мешке, расстеленном прямо на чисто выскобленном пластиковом полу. Его подсознание опознало знакомые звуки и подало сигнал к пробуждению. Возвращающийся в режим бодрствования мозг уловил усилившийся гул кондиционеров, но продолжал пребывать в состоянии полудремы до заключительного аккорда, предшествующего побудке,- скрежета тяжелых ворот и ставней на окнах, медленно и неохотно втягивающихся внутрь толстых стен Соборного Дома.
    "Да будет благословенно правление Императора.
    Да будут благословенны братья Ордена Воинов, служащие Императору и выполняющие приказы Хранителя Власти и своего Звездоносного.
    Исполняй свой долг, и ты будешь вознагражден ныне, присно и во веки веков".
    Он еще не открыл глаза, а слова уже звучали у него в голове. Кейд ни разу не спутал их порядок с тех далеких времен, когда родители избрали для своего шестилетнего сына путь служения Ордену. С тех пор число дней, начинавшихся сознательным подтверждением его приверженности Великому учению, перевалило за шесть тысяч.
    Скрежет ставней смолк, и в то же мгновение из узких амбразур окон, расположенных почти под самым потолком, ударили лучи дневного света. Кейд зябко поежился в почти не греющем надувном спальнике и окончательно проснулся. И сразу вспомнил, что сегодня не простое утро, а утро перед Битвой. Понятно теперь, почему в казарме так холодно.
    Кондиционеры надсадно выли, гоня в помещение упругие потоки ледяного воздуха. Голый Кейд выбрался из мешка, и кожу его сразу обожгло ощутимым морозцем. Не обращая внимания на забегавшие по спине мурашки и легкое покалывание, он выпустил воздух из спальника и сложил его, строго по инструкции, в аккуратный маленький сверток, легко умещающийся в кармане плаща. Тринадцать лет службы довели его действия до автоматизма. Сняв с себя ремень, Кейд отстегнул оружие, достал магазин, проверил заряд и вернул магазин на место в водонепроницаемую камеру внутри ребристой стальной рукояти. Затем открыл свой шкафчик и уложил ремень рядом с парадным мундиром.
    Утро перед Битвой! Канонир скрупулезно выполнял предписанные Уставом требования, испытывая одновременно нарастающий душевный подъем. Тело его двигалось подобно хорошо отлаженному механизму, каковым оно, в сущности, и являлось, в то время как еще затуманенный остатками сна мозг постепенно пробуждался к реалиям наступившего дня. Как всегда, возникла на миг презрительная жалость к обывателям, не имеющим понятия о дисциплине, допоздна нежащимся в постели, пренебрегающим утренними помыслами о благе Императора и набивающим животы обильным, жирным завтраком. Не слишком почтительными были думы Кейда и о наставниках, проповедующих Учение Клина. Вечно они суетятся, придумывая все новые и новые доказательства его верности. А что придумывать, когда любой воин, будь то канонир или простой послушник, и так нутром чует, кому ему должно верить! С наставников мысль вяло перескочила на нынешнего повелителя Кейда - Звездоносного Франции. Бедняга! Не спал, наверное, всю ночь, предаваясь перед сражением углубленной медитации над избранными главами Учения.
    Закралась в голову канонира и запретная мыслишка. Была она об Императоре, Великом Правителе, Великом Целителе, Великом Наставнике. Но ей не дано было прорасти в тренированном годами муштры и самодисциплины мозгу. Откуда-то из глубин разума прозвучала, как удар бича, властная команда: "Да не помыслит воин о неподобающем!"
    Устыдившись своей разболтанности и крамольных помыслов, Кейд разом очистил голову от всего лишнего, кроме служебных обязанностей. И тут же обнаружил, к своему негодованию, что канонир Харроу все еще нежится в спальнике, зевая и потягиваясь. Дурной пример заразителен: Кейд почувствовал, как рот его сам собой растягивается все шире и шире. Подавив усилием воли неприличный позыв, он степенно приблизился к лежащему и многозначительно произнес:
    - Утро перед Битвой, брат!
    - Ну и как настроение, брат? - нисколько не смутившись, осведомился Харроу.
    - Бодрое, в отличие от некоторых,- холодно ответил Кейд.- Настоящий воин должен быть готов в любое мгновение принять славную смерть на поле брани или с честью нести бремя славы, если суждено остаться в живых!
    Марсмен пропустил мимо ушей лишь слегка закамуфлированное порицание, но из мешка выполз и принялся топтать его ногами, чтобы побыстрей выпустить воздух. Да, не позавидуешь Звездоносному Марса, если подчиненные ему воины так же относятся к дисциплине, как недавно переведенный на Землю Харроу!
    - Сколько там еще осталось ждать до душа? - невозмутимо спросил он, свернув наконец свой спальник в довольно пухлый ком.
    - Совсем мало,- с ехидным сочувствием поведал Кейд.- Секунд двадцать тридцать.
    Прыти, которую проявил марсмен, при иных обстоятельствах можно было бы позавидовать, но на лице Кейда читалось явное неодобрение поведения равного ему по рангу брата. Харроу стремительно метнулся к своему шкафчику, затолкал в него кое-как скомканный спальный мешок, в складках которого оставалось еще порядочно воздуха, швырнул следом портупею, захлопнул дверцу и в последнее мгновение едва успел перевести свое оружие на водонепроницаемый режим.
    С потолка хлестнули длинные иглы водяных струй, целиком заливая весь зал и обнаженные тела людей. Вода каскадами скатывалась со стен и бурными потоками убегала в закрытые решетками отдушины по углам. Когда все кончится, на полу не останется луж, но он будет в меру сырым, чтобы явившиеся после ухода воинов послушники могли быстро продраить его швабрами.
    Кейд потерял марсмена из виду и постарался изгнать его из своих мыслей. Держа свое оружие в руках, он повернулся к боковой стене зала и коснулся раструбом излучателя губ, мысленно произнося стандартную формулировку: "Тебе, о Великий Наставник!" Затем обратился ко второй боковой стене, поднес оружие к груди и промыслил: "Тебе, о Великий Целитель!" И напоследок, с благоговейным поклоном в сторону третьей стены длинного зала казармы, прижав бластер ко лбу и не открывая рта, прошептал: "Тебе, о Великий Правитель!"
    Стоя под бьющими с потолка струями, Кейд испытывал смутное недовольство. Где-то рядом с ним находился сейчас канонир Харроу, который тоже только что салютовал Императору, но делал это непроверенным оружием. Выходит, правду говорили сослуживцы, когда рассказывали о порядках в Соборном Доме Звездоносного Марса. Расхлябанность еще никого до добра не доводила, но как можно позволять себе такое под Очистительными Водами да к тому же в утро перед Битвой, Кейд решительно отказывался понимать. Послушник или даже кнехт могли замешкаться и не успеть проверить боевой заряд, но как с такими замашками дослужился до канонира Харроу, оставалось загадкой. Непонятно было также, почему столь легкомысленного брата прислали в команду Кейда аккурат накануне сражения?
    Ну вот, так он и знал! Утренняя медитация оказалась безнадежно испорченной. Злость на Харроу вытеснила из головы благие помыслы, а ведь наставники каждый раз предупреждают, что воину Ордена не подобает испытывать гнев и раздражение, тем более в утро перед Битвой. Заставив себя сосредоточиться, Кейд все же сумел довести обряд до конца, и, когда струи иссякли, он стал одеваться, уже не думая о дерзком марсмене.
    Каждому предмету обмундирования сопутствовала связанная с ним одним мысленная фраза. Сопровождение этими фразами процесса одевания способствовало дисциплине и благотворно влияло на душевный покой воина.
    "Майка охватывает мой торс, так же как Орден охватывает своей заботой все уголки Империи.
    Рубаха защищает мое тело от зноя и холода, так же как Орден защищает от недругов Хранителя Власти, чистого сердцем и помыслами, Оберегателя Престола.
    Штаны обтягивают мои ноги, напоминая о том, что Орден и Империя неразделимы. На плечах воинов, как на фундаменте, зиждется мощь и благополучие Империи, но от процветания Империи зависит сила и само существование Ордена.
    Один сапог, второй сапог - и воин готов маршировать туда, куда направит его воля Императора, ища ему чести, а себе славы.
    Защитный шлем хранит мою голову, так же как Орден хранит Великого Наставника, Великого Целителя, Великого Правителя - мозг и сердце Империи.
    Плащ облегает мои плечи, так же как Орден окружает Империю несокрушимой для врага стеной".
    Завершив одевание, Кейд повторил ритуал салюта Императору: оружие к губам в честь Великого Наставника, к сердцу - во имя Великого Целителя и ко лбу с благоговейным поклоном - во славу Великого Правителя.
    Затем застегнул портупею, открыл водонепроницаемые заслонки бластера и засунул его в кобуру. Прозвучал зовущий к завтраку гонг, и Кейд направился в свой кабинет, где его уже ждала большая миска с дымящейся кашей из концентратов, автоматически поднятая наверх из расположенной в подвале кухни.
    - Приятного аппетита, брат,- сказал канонир Харроу, просовывая голову в открытую дверь.
    Разговоры во время принятия пищи не поощрялись, но и не запрещались официально. Кейд напомнил себе, что марсмен здесь недавно и еще не успел освоиться.
    - И тебе того же, брат. Ты хотел меня о чем-то спросить?
    - Да. Есть ли в нашей команде другие марсмены, кроме меня?
    - Нет, насколько мне известно,- ответил Кейд, мысленно радуясь этому обстоятельству.- Только я не понимаю, брат, зачем тебе нужно это знать?
    - Мне было бы приятно служить с братьями одинакового с моим происхождения,- пояснил Харроу.- Во время Битвы чувствуешь себя уверенней, когда рядом земляки.
    Кейд не сразу сообразил, о чем идет речь, а когда понял, опять разозлился на этого недоумка. Ничего себе разговорчики! В Уставе Ордена ни о каких "земляках" и речи не было. Служители Ордена Воинов делились на послушников, кнехтов, канониров и обер-ка-нониров. А во главе его стоял достославный Арль, отец бомбардир. Но все они были братьями, невзирая на возраст, чин или происхождение.
    - Ты можешь смело положиться в бою на каждого из нас,- ровным голосом произнес Кейд, твердо решив не поддаваться греховному чувству гнева.- Мы же все братья, не так ли?
    - Да, конечно, но я пока чужой. И не успел еще как следует познакомиться со своими новыми братьями.
    Это уже было ближе к пониманию. Кейд часто вспоминал свою первую битву за Звездоносного Франции почти сразу после перевода из Денвера, где он провел юные годы.
    - Не стоит так переживать по этому поводу, канонир Харроу. Скоро ты будешь биться с ними бок о бок и перестанешь быть чужаком.
    - Это произойдет лишь завтра,- усмехнулся марсмен.- Если, конечно, переживу сегодняшний день. А вообще-то я думаю, что не задержусь здесь надолго.
    - Только прибыл и уже хочешь подать рапорт о переводе? - Кейд неодобрительно хмыкнул.- И куда же, если не секрет?
    - Обратно на Марс.
    - Кто же тебе позволит? - удивился Кейд.- Разве ты не знаешь, что канониры с Марса обязаны служить Звездоносным Земли, а на Марсе служат лишь уроженцы земных провинций Империи, достигшие звания канонира?
    - Все это так, достопочтенный брат, да только не совсем. Я получил письмо от отца с известием, что наш Звездоносный послал Императору петицию с просьбой вернуть всех братьев марсианского происхождения, несущих службу на Земле, в его войско. Если Император соизволит удовлетворить эту просьбу, я буду в числе первых, кто подаст рапорт.
    - Твой повелитель - Звездоносный Франции! - резко возразил Кейд.- И ты не имеешь права считать своим Звездоносным никого иного! - Он только вчера получил приказ о переводе Харроу под его начало, скрепленный печатями самого Хранителя Власти и главы Ордена отца бомбардира. Неужели оба они ошиблись, посылая во Францию такую безответственную личность? Нет, он просто не в силах дольше сдерживаться! - Во имя Подобающего! - рявкнул Кейд.- Что за разговорчики вы себе позволяете, канонир Харроу?! С каких это пор воины Ордена начали вспоминать о своем происхождении? У вас нет других "земляков", кроме ваших товарищей по оружию!
    Бурная отповедь командира несколько смутила новичка, и он начал оправдываться:
    - Прошу извинить мои необдуманные слова, брат, но на моей родной планете все по-другому. Марс - молодая провинция. Шесть сотен лет - это не срок. У нас даже есть поговорка на этот счет: "Земля уже устала стареть, а Марс еще не успел состариться". Кроме того, среди марсменов очень крепки семейные связи. Вот я, например, происхожу по прямой линии от Эрика Хогнесса и Мери Лара, столетия назад первыми составивших подробный атлас Северного полушария. Мы чтим память предков и фамильные традиции. Сомневаюсь, что вам, брат Кейд, известно хоть что-нибудь о том, кем был и чем занимался ваш предок в восьмом поколении.
    - Полагаю,- сухо ответил слегка уязвленный канонир,- что он занимался тем, что подобало его статусу и званию, так же как я занимаюсь тем, что подобает моему.
    - Вот именно,- кивнул Харроу и замолчал, всем своим видом демонстрируя, что победа в дискуссии осталась на его стороне.
    Снова прозвучал гонг. Кейд открыл дверь и вышел в коридор, оставив на столе пустую миску. Харроу последовал за ним. В конце прохода показались первые ряды строем возвращающейся изстоловой команды. Стоя по стойке "смирно", оба канонира пропустили направляющихся в лекторий воинов, а затем присоединились к замыкающим колонну дежурным командирам. Согласно Уставу, на встречу с наставником полагалось шагать, потупив голову и в полном молчании.
    Войдя в аудиторию, канониры сели в первом ряду амфитеатром уходящих ввысь скамей. Второй и последующие двадцать предназначались для кнехтов и послушников. Кейд был доволен, что лектор-наставник еще не появился: это давало ему время очистить помыслы от греховного гнева и подозрений. К тому моменту, когда проповедник взошел на кафедру, страсти в душе канонира успели улечься, мозг расслабился и раскрылся, готовый с привычным восторгом воспринять слова Учения Клина.
    Быть канониром подобающе для мужчины и воина, почти столь же подобающе, как быть наставником. В своей деятельности на благо Империи и Императора тот и другой были пальцами одной руки. Но стоило лектору начать говорить, как от расслабленности Кейда не осталось и следа.
    За долгие годы службы Ордену ему случалось слушать и худших проповедников. По большому счету, уровень мастерства наставника в умении доступно и образно изложить суть Учения не играл никакой роли. Вера не могла поколебаться, независимо от того, кто стоял на кафедре - умудренный годами и опытом, поднаторевший в дискуссиях один из высших иерархов или, как сейчас, полуграмотный юнец, единственное достоинство которого заключалось в том, что он был младшим сыном Звездоносного. Но в утро перед Битвой, по мнению Кейда, было бы подобающим прислать одного из старших наставников. Присутствие же на кафедре зеленого мальчишки, не умеющего толком связать двух слов, граничило с оскорблением. И снова из глубин разума канонира раздался грозный, предостерегающий голос, подобный громовому разряду бластера: "Опомнись! Ты впадаешь в грех гордыни!"
    Кейд дернулся, как ужаленный змеей. В качестве епитимьи он заставил себя вслушиваться в каждое слово и анализировать каждый тезис, высказанные монотонным, бубнящим голосом занимающего кафедру молодого наставника.
    "Одновременно с Сотворением Миров, случившимся десять тысяч лет тому назад, возник великий Орден Воинов, чьим высоким предназначением стало беззаветное служение Императору и исполнение воли Хранителя Власти и Звездоносных. Учитель Клин пишет в своих трудах, что воину не следует иметь богатства, ибо люди страшатся потерять нажитое, а служителю Ордена бояться не подобает. Воин должен оставаться целомудренным, ибо любовь к женщине ослабляет любовь к Правителю. Учитель Клин уточняет здесь, что под словом Правитель подразумевается наш обожаемый Император. Воин обязан беспрекословно повиноваться, ибо самым тяжким последствием неповиновения может стать отказ воина принять смерть ради славы и тем навеки опозорить свое имя. Таковы истинные слова великого Клина, записанные десять тысячелетий назад в период Сотворения Миров".
    Кейд поневоле увлекся проповедью, в который раз поражаясь, как удивительно совпало все во времени: Сотворение Миров, восшествие на престол Императора, возникновение призванного служить ему Ордена и появление Учения Клина, подробно объясняющего, как именно подобает это делать. Его никогда не переставала восхищать предусмотрительность Создателя, практически одновременно сотворившего все необходимое для подобающего существования созданной им Вселенной. Порой ему даже казалось, что этот акт творения явился реализацией идеи высшей целесообразности, а все возникшие после научные и философские течения следует рассматривать лишь как вторичные и побочные ее проявления.
    Наставник на кафедре подался чуть вперед, обращаясь непосредственно к занимающим первый ряд братьям:
    - Многие завидуют вам, канонирам, вы же не питаете зависти ни к кому. Недаром Клин пишет, что хороший канонир подобен правильно настроенному механическому органу. Здесь я должен отвлечься и кое-что прояснить. Орган это древний музыкальный инструмент. Вероятно, Учитель в иносказательной форме указывает, что действия канонира должны быть столь же гармоничны, как органная музыка. "Гармоничный" же означает не что иное, как "подобающий". Существует, правда, иная трактовка данной цитаты. Под механическим органом может подразумеваться бездумный автомат, машина, выполняющая заложенную в нее программу. К сожалению, в дошедших до наших дней копиях трудов Учителя в слове "орган" отсутствует ударение. А посему и эта версия имеет право на существование. Уподобляя канонира запрограммированному автомату, Клин подчеркивает, что настоящий воин не имеет права мыслить самостоятельно. Вы все, наверное, слышали старую поговорку: "Если воин рассуждает, в цель он плохо попадает".
    Рассуждения наставника всколыхнули в душе Кейда волну теплой признательности давно умершему Учителю Клину за его непревзойденные шедевры. Он сам любил в часы досуга перечитывать его творения, особенно "Размышления об управлении государством". Они были написаны простым, доходчивым слогом и полны сочных, порой даже грубоватых метафор. Подобно тому, как Звездоносные и их придворные время от времени переодевались в платье обывателей и развлекались "хождениями в народ", так и Клину, похоже, доставляло удовольствие иногда взглянуть на ту или иную проблему с точки зрения кухарки или фабричного рабочего.
    Наставник между тем увлекся развитием тезиса о том, что рассуждать не подобает вообще никому, имеющему статус ниже Звездоносного. Он дошел до того, что сравнил стремление мыслить самостоятельно с грехом гордыни, зацепив попутно и самого Учителя, допускающего наличие собственного мнения у той же кухарки. По словам проповедника, подобные тенденции в среде низших классов могут привести только ко всеобщему расстройству и гибели цивилизации. Тут молодой лектор спохватился, что зашел слишком далеко, и принялся рьяно восхвалять мудрость Клина, то и дело повторяя, что слова его очень часто приходится толковать неоднозначно.
    Кейд перестал вслушиваться в речи наставника, целиком отдавшись любимому занятию - размышлению о всеобъемлющем величии созданного Клином Учения. Недаром древние копии "Размышлений" считаются святынями и хранятся как коронные драгоценности не только в Соборных Домах Ордена, но и во дворцах Звездоносных всех земных провинций, малонаселенной Венеры, холодных лун газовых гигантов, трех искусственных планетоидов и Марса. С Марса мысли канонира опять перескочили на Харроу. Что же все-таки творится с этим парнем? Как мог он так разболтаться, всегда имея под рукой руководство на все случаи жизни в виде Учения Клина? Может ли быть такое, что наставники на Марсе не всегда подобающе излагают его в публичных проповедях? Или вообще забыли о своем долге нести свет Учения в массы? На Земле строго следят за тем, чтобы обыватели чтили его догматы и любой желающий мог ознакомиться с трудами основоположника - в разрешенном цензурой объеме, разумеется. С другой стороны, Харроу был канониром, а не простым обывателем...
    - ...А сейчас я вынужден коснуться предмета, заставляющего мое сердце обливаться кровью.
    Кейд встрепенулся и прислушался к словам заметно повысившего голос наставника.
    Всегда тяжело, когда приходится сталкиваться с коварством и вероломством, но я обязан сообщить вам, братья, что нечистые помыслы наполняют ныне душу и сердце Звездоносного Московии. Из достоверных источников повелителю нашему, Звездоносному Франции, стало известно, что гордыня и алчность овладели его северным соседом. С болью и горечью узнал он, что канониры Московии получили приказ своего Звездоносного захватить и оккупировать Эльзас-Лотарингию. Скрепя сердце, приказал наш повелитель обер-канониру Соборного Дома Франции выступить на защиту наших рубежей и принять необходимые меры к отражению этого подлого и ничем не оправданного нападения. Как вам уже известно, братья, сегодня утро перед Битвой!
    Кейд почувствовал, как душа его наполняется ненавистью к жадному и высокомерному властителю бескрайней северной провинции.
    - Клин говорит о таких, как Звездоносный Московии: "От века среди людей встречаются жадные и завистливые. Дабы умерить творимое ими зло, сделайте их пастырями". Слово "пастырь",- поспешил пояснить лектор,- употреблено здесь явно в переносном смысле. По дошедшим до нас отрывочным сведениям, так или приблизительно так назывался регулятор мощности теплового двигателя. Таким образом, мы можем истолковать вышеупомянутый тезис Учителя в том плане, что обуздать одержимого злобой и завистью, творящего неподобающее, сумеет лишь тот, кто поведет себя подобающе и направит все свои силы на свершение славных и героических деяний. Вообще говоря, в "Размышлениях" Учителя нередко встречаются довольно туманные ссылки на технику докомпьютерной эры, но это я так, к слову. Так вот, напоминаю вам, братья, что настало утро перед Битвой, и еще до захода солнца многие из вас будут убиты или ранены. Поэтому призываю вас всех, не знающих пока своей судьбы, идти в бой с чистым сердцем и чистыми помыслами, заботясь лишь о том, чтобы подобающим образом исполнить свой долг и заслужить немеркнущую славу. Вы знаете, братья, что во всей необъятной Империи не найдется человека, который не согласился бы с радостью поменяться местами с любым из вас. Не впадайте в грех гордыни, никогда не забывайте об этом.
    Наставник сошел с кафедры, и Кейд склонил голову в ритуальном размышлении: "Учение Клина для канонира - все равно что заряд в магазине его оружия".
    Это изречение он любил больше всего. Будучи предельно лаконичным, оно в то же время отличалось глубоким содержанием. Чтобы произнести его мысленно, хватало краткого мгновения, что особенно ценно в минуты опасности. С другой стороны, его можно было повторять многократно, представляя при этом одну за другой все составные части и механизмы главного достояния воина - его личного оружия. Сейчас, правда, на это не оставалось времени, так как на смену наставнику в аудиторию вошел сам обер-канонир, глава Соборного Дома, подчиняющийся одному лишь Звездоносному Франции. Он взошел на кафедру, недовольно глянул на бьющее в окна солнце и заговорил без предисловий:
    - Братья, наша разведка донесла, что мощный десант противника, насчитывающий в своем составе порядка сотни воинов, несколько минут назад вылетел с одной из воздушных баз на северо-западе Московии, предположительно, с целью захватить и удерживать до подхода главных сил приграничный плацдарм по линии Сар-ральб - Форбах. Время выброса десанта уточняется. Хочу вам сказать, что стратегическое значение данного района чрезвычайно велико. До недавнего времени эти сведения составляли государственную тайну, но, поскольку они уже просочились в стан противника, я считаю себя вправе открыть их вам. Братья, в этой пограничной зоне обнаружены залежи железной руды!
    По рядам прокатился нестройный гул, да и сам Кейд не сумел удержаться от возгласа удивления. Подумать только, железная руда на Земле! За десять тысяч лет добычи металла все известные и вновь найденные месторождения были выработаны до последней крупинки. Считалось, что последнее из них окончательно иссякло около четырех веков назад. Но железо было необходимо для существования человеческой цивилизации, и поэтому шестьсот лет назад на Марсе высадились первые колонисты. С тех пор Земля получала стратегический металл исключительно с красной планеты.
    - Внимание, братья! Внимание! Наш план контрдействий в основном схож с использованной в прошлом веке в рейде на Аахен моделью. Две наши группы наносят лобовой удар, одна в резерве. Первую я возглавлю лично. Мой штаб расположится в Дьезе, в сорока километрах от плацдарма. Вторая, под командованием канонира Кейда, займет позицию в районе Меца, в полусотне километров к западу. Третья, резервная, останется в Нанси. Это примерно семьдесят километров на юго-запад. Вылет немедленно по окончании инструктажа на двухместных аэролетах.
    Обер-канонир выдержал паузу, чтобы все осознали боевую задачу, затем продолжил пояснения:
    - Сразу по прибытии на место и обеспечении связи со штабом и соседями мы с канониром Кейдом вышлем воздушную разведку. Если с воздуха не будет обнаружено признаков неприятельских действий, в район плацдарма будет парашютирована разведгруппа для рекогносцировки местности. Дальнейшие мои приказания будут зависеть от добытых разведчиками сведений. По машинам, братья! И да будут ваши действия в предстоящем бою подобающими и героическими!
    ГЛАВА 2
    Исполненный ледяного спокойствия, Кейд бегом преодолел две сотни метров, отделяющие Соборный Дом от взлетного поля. Нисколько не запыхавшись, он легко запрыгнул в пилотское кресло своего миниатюрного аэролета. Пальцы его запорхали над пультом управления, касаясь многочисленных безымянных кнопок и тумблеров. Минули годы с тех пор, как он перестал полагаться на мнемонику, чтобы не спутать последовательность более чем двухсот команд, необходимых для взлета. Воздух вокруг разогретых сопел в хвосте машины сгустился и задрожал, и только тогда единственный пассажир Кейда кнехт Кембл неуклюже забрался на борт и плюхнулся на соседнее сиденье. Не прошло и секунды, как обоих вдавило в спинки кресел с солидным ускорением в 3,25 g.
    Под ними простиралась размытая из-за облачности панорама Парижа. Рожденный в Денвере, Кейд так ни разу и не удосужился погулять по великому городу и видел его лишь с воздуха или из окон Соборного Дома. Прошло всего несколько минут, и слева под крылом промелькнули купола Реймса. Посадка на аэродроме Меца была столь же жесткой, как взлет. Кейд не привык щадить на службе ни себя, ни кого-либо другого, хотя и не подозревал, что об этой его особенности ходят легенды.
    - Брат,- обратился он к кряхтящему и бледному кнехту,- срочно настройся на связь с Дьезом и Нанси.
    Кембл послушно кивнул и принялся колдовать над аппаратурой, подкручивая какие-то верньеры и то и дело сверяясь с компасом и картой. Прошло не меньше двух минут, прежде чем кружок настройки на экране совпал с пеленгом на координаты штаба в Дьезе и резервной базы в Нанси. Все это время Кейд внутренне кипел от негодования на медлительность подчиненного, пока мысленный голос не напомнил ему о "грехе гордыни". Он подавил раздражение и осмотрелся. Все двенадцать машин его группы уже совершили посадку.
    - Брат Кейд! - прозвучал в наушниках голос обер-канонира.- Высылай воздушную разведку!
    - Высылаю, брат,- откликнулся Кейд и подал знак на взлет двум аэролетам.
    Минуту спустя от разведчиков поступили первые донесения. Пока никаких следов противника обнаружено не было. Через пять минут скауты Кейда вышли в точку рандеву с двойкой из первой группы. Неприятель по-прежнему не подавал признаков жизни.
    - Брат Кейд! - снова возник в эфире голос командующего.- Прикажи своим разведчикам прыгать. Мои парни их прикроют.
    - Скаутам второй группы. Слушай мою команду! - начал отдавать приказы Кейд.- Канониру Аррису взять под дубль-контроль второй аэролет. Остальным покинуть машины. Брат Мейнелл, твоя цель - Форбах. Задача: провести рекогносцировку местности с целью обнаружения противника. Кнехт Реймонд, цель Саргемин. Кнехт Бонфиль, цель - Сарральб. Задача обоим та же.
    Вскоре выбросившиеся с парашютами братья Мейнелл, Реймонд и Бонфиль доложили о благополучном приземлении. Затем начали поступать первые донесения. Канонир Мейнелл сообщил из Форбаха:
    - Следую по главной улице. Местных жителей не наблюдаю. Вышел на городскую площадь. Направляюсь к телефонной станции. Никаких...
    В наушниках Кейда послышался отдаленный звук выстрела, и связь прервалась.
    Канонир подключил командующего и командира резервной группы к связи с оставшимися в живых разведчиками и рявкнул в микрофон:
    - Форбах занят неприятелем. Всем соблюдать осторожность. Брат Аррис, немедленно возвращайся на базу.
    - Аэролетам первой группы - срочное возвращение на базу,- прозвучал вслед за ним приказ командующего.- Братьям Реймонду и Бонфилю -доложить обстановку.
    Первым успел с докладом Реймонд:
    - Саргемин пуст. Занял наблюдательную позицию в подвале пекарни. Вижу городскую площадь. Наблюдаю подозрительное движение в окнах здания напротив, где расположены муниципалитет, телефонная и водонасосная станции и еще какие-то службы.
    - Продолжать наблюдение. Докладывайте, брат Бонфиль. Ответа не было.
    - Брат Реймонд! Приказываю замаскироваться и не покидать позицию. Мы атакуем в ближайшее время. Не открывать огонь, пока не будете обнаружены противником. Стрелять прицельно, беречь боеприпасы. Опасностью для жизни можете пренебречь.
    - Слушаюсь и благодарю, брат!
    - Командиру резервной группы в Нанси. Приготовьтесь к активным действиям. Второй и третьей группам. Рандеву с первой группой в десять тридцать шесть в двух километрах к югу от центральной площади Сарральба. Машины оставить в точке рандеву, далее следовать пешим порядком. Третья группа наступает по левому флангу, вторая - по центру, первая - по правому флангу. Задача: массированная фронтальная атака с целью выбить противника с захваченных им позиций. Канонир Кейд, вам предписывается выбросить парашютный десант с одного аэролета для отвлечения неприятеля в тот момент, когда части окружат городскую площадь. Вперед, братья!
    - По машинам! - заорал Кейд и перевел на свой аэролет управление остальными. Едва дождавшись, пока его команда разместится, он поднял боевые машины в воздух и в парадном строю повел к Сарральбу. Приблизившись к точке рандеву, он отключил дубль-контроль, предоставив пилотам садиться самостоятельно. Аэролеты первой группы были уже на земле, а спустя мгновение из-за горизонта вынырнули заходящие на посадку машины третьей.
    Пассажир Кейда кнехт Кембл проявил недопустимую медлительность, выполняя приказ о налаживании связи. Но канониру не подобает таить в душе неприязнь к товарищу, пусть даже тот относится к служебным обязанностям спустя рукава.
    - Брат Кембл,- торжественно произнес Кейд.- Доверяю тебе совершить парашютный прыжок в расположение неприятеля с целью отвлечь его внимание от наступления главных сил. Уверен, обер-канонир одобрит мой выбор во исполнение отданного им приказа.
    Юнец зарделся от счастья, вытянулся во весь рост и выпалил:
    - Слушаюсь, брат!
    Кейд поднес к губам микрофон:
    - Брат Аррис! Приказываю принять на борт пассажира кнехта Кембла и оставаться в машине в полной готовности до моего сигнала. Как только я подам команду, вы взлетите и выбросите брата Кембла с парашютом над городской площадью Сарральба. Сразу по завершении выброски диверсанта возвращайтесь обратно и присоединяйтесь к группе пешим порядком.
    Кембл выбрался на крыло, спрыгнул на землю и рысью пустился к аэролету Арриса. Пробежав несколько шагов, он остановился, обернулся и хвастливо заявил:
    - Держу пари, что уложу не меньше дюжины, прежде чем они меня прикончат!
    - Вполне возможно, брат,- поощрительно кивнул Кейд, заметив, однако, что побежавший дальше кнехт больше не улыбается. Канонир не хотел разочаровывать мальчишку, отлично зная, что единственный московит, которого тот имеет шанс уложить,- это наблюдатель на крыше. Не стоило говорить ему и о том, что тридцатисекундное замешательство в рядах неприятеля может оказаться куда более ценным для атакующих, чем выход из строя тридцати его лучших бойцов.
    Стрелки на часах достигли отметки 10.36, и из кабин аэролетов горохом посыпались на землю братья. Опытные солдаты мигом образовали рваную цепочку, а когда возглавивший правый фланг обер-канонир взмахнул рукой, двинулись вперед неудержимой, всесокрушающей поступью...
    Глаза Кейда успевали заметить все, за исключением, быть может, носков его собственных сапог. Взгляд его скользил по кустам, зорко следя, не шевельнулась ли где ветка, по земле - нет ли рядом подозрительных куч свежевырытого грунта, по деревьям - нет ли в кронах неестественных сгущений веток и листвы, в которых мог бы затаиться вражеский снайпер. Но все это было привычной рутиной, требующей лишь чисто рефлекторных действий. Душа же канонира пела от счастья, а в голове с каждым шагом вновь и вновь повторялись гордые слова: "Воин готов маршировать туда, куда направит его воля Императора, ища ему чести, а себе славы".
    Далеко справа полыхнул разряд бластера, и сразу же в наушниках шлема зазвучал спокойный голос обер-канонира:
    - Аванпост противника. Один послушник. Мы его сняли, но в городе теперь знают о нашем приближении.
    Кейд передал по цепочке:
    - Ликвидирован наблюдатель противника. Удвоить внимание, братья!
    В шлемофоне послышалось невнятное бормотание соседей, передающих сообщение командира остальным. Те братья, что позволили себе машинально подтянуться к шагающим справа и слева и выровнять строй, теперь, спохватившись, начинали отставать или выдвигаться вперед на предписанные Уставом позиции. Кейд окинул цепь взглядом и с удовольствием убедился, что она полностью соответствует норме.
    Очень скоро выяснилось, что проделано это было как раз вовремя. Метрах в тридцати от Кейда, за спинами уже миновавших этот участок бойцов, вдруг откинулась крышка великолепно замаскированного земляного укрытия. Сидевший в засаде московит успел сразить одним выстрелом из бластера сразу двоих кнехтов, прежде чем был сожжен сам. Случись это чуть раньше, они могли бы недосчитаться десятка братьев. Фланкирующий огонь - штука страшная!
    Заросли стали гуще, и непосредственный контакт с флангами оказался утерян. Командующий сразу же приказал выслать вперед разведчиков, и Кейд отправил на стыки двоих канониров. Теперь все внимание группы было направлено на руки ушедших в отрыв товарищей. Поднятая вверх рука означала возможную опасность, и тогда цепь останавливалась. Если выяснялось, что все спокойно, разведчик той же рукой делал отмашку, и движение возобновлялось. Две поднятые и сцепленные над головой руки говорили о том, что впереди замечено что-то непонятное. Тогда группа продвигалась вперед маленькими шажками, внимательно прислушиваясь и держа оружие наготове, пока не обнаруживалась причина тревоги. Круговая отмашка обеими руками служила сигналом о непосредственном контакте с неприятелем. Все пятьдесят человек в цепи немедленно валились на землю, в надежде не угодить под смертоносную секиру вражеского залпа.
    Вжимаясь всем телом в неподатливый грунт, Кейд одновременно методично ощупывал взглядом ближние заросли, откуда только что стреляли засевшие в засаде московиты. При этом он думал о том, что занимается сейчас самым подобающим для канонира делом - служит своему Звездоносному, сражаясь против его врагов. Слева от него чуть дрогнула верхушка пышного куста, и Кейд мгновенно испепелил его выстрелом из оружия. В центре огненного шара, возникшего на месте куста, вопила и корчилась, напоминая большую обезьяну, почерневшая фигура. "Одним меньше",- довольно прошептал канонир и автоматически откатился на пару метров в сторону, нисколько не сомневаясь, что его выстрел засечен. Так оно и оказалось. Мгновение спустя, трава и ветки в том месте, где он лежал, вспыхнули и обуглились. Краем глаза он успел заметить, что стреляли откуда-то из нижних ветвей толстого дерева, росшего по соседству с сожженным кустом. Не успело еще замереть эхо разряда вражеского оружия, как Кейд произвел ответный выстрел и с удовлетворением подумал: "Исполняй свой долг - и ты будешь вознагражден ныне, присно и во веки веков".
    Уцелевший разведчик на правом фланге решительно поднял руку. Поднявшаяся было цепь снова остановилась. Разведчик рысью подбежал к командиру.
    - Впереди еще метров десять зарослей,- доложил он,- а дальше сразу начинается город. Совсем маленький городишко. Три улицы с четырехэтажными каменными домами, а за ними городская площадь, если верить карте. Опушка чиста, а вот верхние этажи...
    - Перекрестный навесной огонь,- пробормотал себе под нос Кейд и резко обернулся, услышав рядом с собой судорожный, всхлипывающий вздох. Молоденький кнехт с побелевшим лицом и расширенными зрачками виновато задрожал под его суровым взглядом. Кейд так и не успел сделать ему выговор, потому что вмешался канонир Харроу.
    - Я тоже ненавижу подобный расклад,- громко заявил марсмен, но нежданная поддержка, вместотого чтобы успокоить юнца, окончательно его доконала.
    - Я не выдержу! - истерически выкрикнул кнехт.- Это невыносимо, когда в тебя стреляют сверху, и негде укрыться, и некуда бежать... Я не выдержу...закончил он потухшим голосом.
    - Успокойте его,- бросил Кейд с отвращением.
    Кто-то из подчиненных повел мальчишку прочь, но канонир успел запомнить его имя и номер, чтобы разобраться с трусом позже.
    - Послушай, брат,- послышался рядом с его ухом возбужденный шепот Харроу.
    - Ну, что там еще? - недовольно обернулся к марсмену Кейд.
    - У меня есть одна идея, брат,- проговорил Харроу и умолк. Кейд фыркнул и начал отворачиваться. Марсмен ухватил его за рукав и зачастил, дыша прямо в ухо: - Почему бы нам не устроить противнику перекрестный навесной обстрел, брат? Никто ничего не узнает.
    - О чем это ты толкуешь, брат? - удивился Кейд.- Я бы с удовольствием, но рядом с площадью нет ни одного дерева достаточной высоты.
    Харроу уже невозможно было остановить. Его понесло.
    - Только не надо разыгрывать передо мной святую простоту,- огрызнулся он.- Можно подумать, я первый канонир, которому это пришло в голову! Говорю тебе, никто не узнает! Это же так просто...- Марсмен запнулся и замолчал, как будто у него отказали голосовые связки.
    - Что ж,- презрительно усмехнулся Кейд,- рад видеть, что у тебя еще сохранилось некоторое понятие о чести воина. Разумеется, я понял суть твоего предложения.- Он обернулся и приказал: - Струсившего кнехта ко мне. Немедленно.- Как только тот был приведен, Кейд продолжал: - Хочу наглядно показать тебе, брат, к каким тяжким последствиям может привести грех трусости. Твое постыдное поведение так повлияло на брата Харроу, что он решился выступить с неслыханным предложением: открыть огонь по противнику с наших аэролетов!
    Потрясенный кнехт долго разглядывал носки своих сапог, потом поднял голову и бестрепетно взглянул в глаза командиру.
    - Я никогда не думал, что на свете есть такие люди, сэр! - произнес он хриплым от волнения голосом.- Умоляю оказать мне честь и позволить отвлечь огонь неприятеля на себя. Во искупление моего греха.
    - Такой чести ты недостоин,- отрезал Кейд.- К тому же твой ранг не позволяет обращаться к командиру с привилегированными просьбами.- При этих словах он как бы невзначай метнул многозначительный взгляд на Харроу.
    Марсмен обреченно вытер пот со лба.
    - Я мог бы вернуться на Марс,- с горечью сказал он,- если бы выбрался живым из сегодняшней заварушки. Домой, к родным и тем, кто меня понимает...
    - Я предоставлю вам возможность отличиться, канонир Харроу, хотя вы этого не заслуживаете.
    Голос Кейда сделался жестким и звенел металлом в воцарившейся вокруг него тишине.
    Противник перестал вести огонь по квадратам, готовясь к отражению предстоящей атаки, а атакующие между тем, почуяв, что происходит нечто из ряда вон выходящее, потихоньку подтягивались к эпицентру событий, чтобы не пропустить финала. Кейд предвидел это и сознательно выдержал паузу, дабы преподанный им урок усвоили как можно больше братьев.
    - Клин учит нас,- торжественно и громко заговорил канонир,- что "человечество в массе своей милосердно, иначе было бы невозможно объяснить, почему проходимцы так часто возвращаются на свои прежние должности". Позволю себе пояснить, брат, что слово "проходимец" в данном контексте служит аналогом другого излюбленного Клином понятия: "заблудшая овца". Я готов проявить милосердие, согласно заветам Учителя. Для успешной атаки нам необходимо, чтобы кто-то вызвал огонь противника на себя. Один доброволец уже был, но я считаю, что для такой ответственной задачи нужен брат рангом не ниже канонира. Только опытный воин сумеет продержаться достаточно долго, чтобы мы успели засечь все огневые точки врага и... Да слушаешь ли ты меня, брат?
    Харроу что-то беззвучно бормотал бескровными губами, но, услышав прямое обращение, гордо выпрямился и отчетливо произнес:
    - Я внимательно слушаю тебя, брат, и готов вызвать огонь на себя!
    Кейд коротко кивнул и внезапно развернулся, оказавшись лицом к лицу со столпившимися вокруг бойцами.
    - Вы воины Ордена или базарные бабы?! - загремел он.- Быстро разойтись по позициям, пока противник не обнаружил оголенных флангов! Надеюсь, вражеский огонь вытравит из ваших голов все воспоминания об этом прискорбном эпизоде. Есть вещи, о которых лучше вовремя забыть.
    Подчиненные торопливо разбежались, а Кейд вызвал по шлемофону первую и третью группы и вкратце сообщил их командирам обстановку и свои решения, благоразумно умолчав о недостойном поведении сразу двух братьев.
    - Правильно! - одобрил его действия обер-канонир.- Начинайте штурм первой линии домов прямо сейчас. Ваши координаты у нас есть. Как только захватите одно или два здания, мы сразу подтянемся и разовьем успех.
    Харроу снова ушел в себя и забормотал себе под нос. На этот раз его было слышно достаточно хорошо.
    - "Да будет благословенно правление Императора. Да будут благословенны братья Ордена Воинов, служащие Императору и выполняющие приказы Хранителя Власти и своего Звездоносного. Исполняй свой долг - и ты будешь вознагражден ныне, присно и во веки веков".
    Хотя сейчас было не время и не место для ритуальных излияний, Кейд не нашел в себе силы, чтобы одернуть провинившегося.
    Вызывая на себя огонь противника, канонир Харроу проявил столько мужества и солдатской сметки, что при иных обстоятельствах был бы достоин самой высокой награды. В подобного рода вылазках всегда существует риск, что "мишень", если называть вещи своими именами, попрет прямиком под выстрелы, пыжась от гордости за доверенную ему миссию и больше думая о славе, чем о добросовестном выполнении задания. С присущей его натуре справедливостью, Кейд не мог не отметить, что Харроу вел себя исключительно грамотно. Сначала он незаметно подобрался по кустам к границе открытого пространства, а затем рванул с головокружительной скоростью наперерез. Плащ его развевался за спиной наподобие крыльев, открывая взору две широкие канонирские нашивки на рукаве: новую, коричневого цвета, символизирующую Францию, и потертую красную, демонстрирующую принадлежность к Соборному Дому Марса. Первый выстрел из окна близлежащего дома оказался неточным.
    - Есть! - доложил первый из группы снайперов, вдребезги разнося оконный проем и все, что за ним таилось.
    Второй выстрел из другого окна пришелся в левую руку марсмена, но тот продолжал бежать, словно не замечая ранения.
    - Есть! - радостно вскрикнул второй стрелок, поразив засеченную цель.
    Еще одно окно плюнуло огнем, и разряд бластера пришелся все в ту же обожженную левую руку петляющего словно заяц Харроу.
    - Есть!
    Четвертый выстрел перебил бегущему обе ноги.
    - Есть!
    Харроу уже не бежал, а полз, цепляясь рукой за булыжники мостовой и подтягивая вперед свое изувеченное тело.
    "Сейчас они его прикончат",- сумрачно подумал Кейд.
    Из неприметного окошка под самой крышей грянул выстрел.
    - Есть!
    - Ну вот и все,- сказал Кейд. В голове мелькнуло: "Исполняй свой долг и будешь вознагражден..." Он огляделся. Штурмовая группа готова, снайперы прикрытия на местах.- За мной, братья! - крикнул он и, не оглядываясь, ринулся вперед.
    Как и подобает командиру, Кейд сам возглавил атаку. Он проломился сквозь заросли и выскочил на открытое пространство. Над головой вспыхнула молния разряда. Промах! Снайперы неплохо потрудились, выбив почти все огневые позиции московитов, но кое-кто все-таки уцелел. Из двух ничем не примечательных окошек полыхнули разряды, и двое из штурмовой группы упали. Снайперы открыли беглый огонь и быстро подавили обе точки противника. К этому моменту уже около десятка нападающих миновали простреливаемый квадрат и оказались в мертвой зоне. Воины Франции во главе с Кейдом, двигаясь вдоль стены, обогнули дом с торца, выжгли дверь черного хода и проникли внутрь.
    Подобно своре хорошо натасканных гончих, они рассыпались по всему зданию, выискивая оставшихся в живых врагов. Двое из оборонявшихся были мертвы, еще пятеро ранены, но сопротивление смог оказать только один, убив зазевавшегося кнехта, прежде чем был сожжен сам. Первый этап операции можно было считать завершенным.
    По сигналу командира в захваченный дом подтянулись остальные воины группы. Кейд расставил людей по позициям, в основном на ключевых, верхних этажах, а сам присел передохнуть прямо на пол в одной из пустых комнат на втором этаже. Почти из всех помещений в здании было вынесено все мало-мальски ценное. На подлете к Сарральбу Кейд видел внизу толпы беженцев. Можно было с уверенностью предположить, что та же картина наблюдается и в двух других населенных пунктах, подвергшихся нападению московитов.
    Ведущие от города дороги были забиты медленно ползущими в глубь страны массами гражданского населения. Городское начальство удирало на автомобилях, сердитыми гудками разгоняя мешающих проезду обывателей. Остальные брели пешком. Многие тащили тележки, битком набитые одеждой и домашней утварью. Мужчины бранились, дети и женщины плакали. Все как обычно. Для Кейда до сих пор оставалось загадкой, каким образом они всегда узнают заранее? Ну, может, и не всегда, но большей частью. Те же московиты напали без предупреждения, как только узнали тщательно скрываемую тайну о наличии в этом районе железной руды, а оказалось, что низшему сословию давным-давно все известно. А если не все, то достаточно, чтобы бежать без оглядки, бросив на произвол судьбы родной кров.
    Время перевалило за полдень. Делать было нечего, кроме как сидеть и ждать известий от первой и третьей групп. В принципе операция по зачистке неприятельского десанта могла растянуться на целую неделю, учитывая тот факт, что выбивать его придется из трех населенных пунктов. С другой стороны, удачно проведенная до темноты атака на здание городской ратуши может заставить московитов дрогнуть и убраться самим. Интересно, каково сейчас брату Реймонду, засевшему в подвале пекарни в Саргемине?
    Кейд вздрогнул и вскочил с пола как ужаленный. Как он мог упустить из виду?! Они уже битый час сидят в отбитом у противника доме, а никто до сих пор не удосужился проверить подвал! Собственно говоря, об этом должен был позаботиться он сам, да вот из головы вылетело. Наверное, потому, что в подвале именно этого дома не было окон. Тяжело ступая по скрипящим под сапогами половицам, канонир спустился на первый этаж. Дальше хода не было, но тут он заметил темную щель между стеной и огромным пустым буфетом вишневого дерева. Он налег на буфет плечом и сдвинул на пару футов. Открылась уходящая вниз лестница. В подвале было темно, лишь на самом дне тускло мерцал огонек. Кейд прищурил глаза и с трудом разглядел у подножия лестницы древнего старика с изрытым морщинами лицом, подслеповато всматривающегося в открывшийся наверху проход.
    - Поднимайся живо, простолюдин,- рявкнул Кейд.- Хочу взглянуть на тебя поближе.
    - Не могу, господин,- жалобно запричитал обитатель подвала, оказавшийся, судя по голосу, не стариком, а старухой.- Мне так стыдно, господин! Моя дочь, эта ленивая, неблагодарная шлюха, заперла меня здесь вместе с моим дорогим братом, когда стало известно о приходе солдат. Эта тварь сказала, что не собирается с нами валандаться в дороге, а ее жирный стервец муженек только поддакивал и смеялся. А мои ноженьки почти не ходят, благородный господин, поэтому я никак не могу к вам подняться.
    - Пусть тогда поднимется твой брат.
    - Увы мне, доблестный сэр, мой брат тоже не сможет этого сделать. Когда моя шлюха-дочь и ее жирный стервец муженек уходили из города, они забрали почти все съестное. А мой дорогой брат страдает язвой, и ему каждый день необходимо есть свежую печенку. Но у нас не было печенки, и мой дорогой брат умер сегодня утром. А вы тоже солдат, господин?
    - Я брат канонир Ордена Воинов, простолюдинка. Что ты там говорила насчет съестного? Или вы уже все прикончили? - При мысли о еде у Кейда громко забурчало в животе, и ответа старухи он ожидал с затаенным дыханием.
    - Нет-нет, господин, я ем очень мало, а мой дорогой брат вообще ничего не ел, потому что обычная пища для него не годится. Если вы проголодались, брат канонир, здесь найдутся для вас консервы, сухари, печенье и другая еда, только уж вы спускайтесь сюда сами.
    На всякий случай Кейд отодвинул комод до конца и стал осторожно спускаться по ступеням. Старуха освещала лестницу, подняв высоко над головой подсвечник с коптящей свечой. Сойдя вниз, Кейд остановился. Старуха молча повернулась и повела его куда-то в угол, по-прежнему аержа свечу в поднятой руке. Голодный канонир рассчитывал увидеть ам развешанные на крючьях копченые окорока или хотя бы накрытый стол, но вместо снеди узрел перед собой мертвое тело очень худого и очень высокого старика, прислоненное к сырой подвальной стене.
    - Это меня не касается, простолюдинка,- попятился назад Кейд.- Где еда, о которой ты говорила? Давай ее скорей сюда, потому что мне нужно возвращаться наверх.
    - Не надо так спешить, доблестный брат Ордена. Еда в том сундуке, но, чтобы достать ее, мне надо отомкнуть три замка. А руки у меня уже не те, да и глаза стали совсем плохие. Вы присядьте, господин, и позвольте мне налить вам стаканчик деревенского сидра. Так вы и взаправду настоящий солдат?
    Он перестал обращать внимание на бабкину болтовню, а та молола языком без удержу, не останавливаясь даже тогда, когда наливала сидр из кувшина в большую глиняную кружку.
    - А в кобуре у вас конечно же оружие, да, господин? А правда, что его достаточно направить на человека, и тот сразу же почернеет и обуглится, как головешка?
    Кейд молча кивнул, с трудом сдерживая раздражение. Бабка явно выжила из ума, но она обещала его накормить, так что пускай болтает.
    - А правда ли, господин,- с интересом продолжала допрашивать его старуха,- что почерневший и обуглившийся простолюдин ничем не отличается от почерневшего и обуглившегося брата Ордена?
    Это уже переходило всякие границы. Не вставая с места, Кейд хлестнул ее по губам тыльной стороной ладони, страстно желая поскорее заполучить провизию и убраться из этого гнусного места. Словно почувствовав его настроение, бабка склонилась над сундуком и зазвенела ключами, продолжая при этом сердито шамкать разбитым ртом:
    - Значит, правда? Конечно, правда! Правды никто не любит. Когда я зову дочь ленивой шлюхой, она угощает меня зуботычинами. Когда я зову ее муженька жирным боровом, он тоже дает волю кулакам. Вот как бывает...
    "Гнев греховен. Гнев греховен". Кейд мысленно твердил про себя эту фразу, едва сдерживаясь, чтобы не запустить опустевшей кружкой в голову полоумной старухе или разбить ее вдребезги о цементный пол подвала. Вместо этого он привстал, поставил ее точно в центр потемневшего деревянного стола, хотел сесть обратно и вдруг почувствовал, что неудержимо валится на бок, словно подрубленный дуб.
    Он сразу понял, что произошло, и проклял собственную беспечность. Его, канонира с многолетним стажем, обвела вокруг пальца и отравила какая-то выжившая из ума бабка-простолюдинка! Слабеющими пальцами Кейд потянулся к кобуре, но было уже поздно - его оружием успела завладеть старуха. "Какая нелепая смерть!" - мелькнуло в тускнеющем сознании. Одна надежда, что никто и никогда не узнает о его позорной гибели. Есть вещи, о которых лучше не поминать.
    Хихикающая старуха, стоя над его распростертым телом, сделала рукой какой-то знак, показавшийся ему до странности знакомым и вместе с тем чуждым, словно некая злобная пародия на все, что было для него в жизни дорого и свято. А потом, подобрав юбки, начала носиться вверх и вниз по лестнице, хохоча как безумная, похожая на огромную летучую мышь.
    - Обманула тебя, обманула! - торжествующе шипела она.- Всех, всех обманула! И мою распутную дочку, и ее разжиревшего жадюгу муженька! Это я, я сама не пожелала уходить с ними.- Старуха наконец остановилась, подхватила под мышки своего покойного братца и, кряхтя, потащила тело к подножию лестницы. Оружие Кейда она небрежно засунула за пояс верхней юбки. Перед тем как сознание окончательно покинуло канонира, ему показалось, что изрезанное морщинами лицо бабки приблизилось к нему, и окровавленные губы злорадно зашептали, причмокивая от удовольствия:
    - Мы хотели солдатика, миленький? Хотели! Вот мы его и заполучили, солдатика!
    ГЛАВА 3
    "Греховен... греховен... Гнев греховен. И тщеславие тоже греховно, и суетные помыслы". Неужели за порогом смерти поджидают те же грехи, что и при жизни? Кейд громко застонал в беспросветной темноте и вздрогнул от омерзения: вместе с сознанием вернулась и память. Одурманенное ядом тело постепенно начинало оживать, но руки и ноги все еще казались налитыми свинцом.
    Больше всего его угнетал не сам конец, а его бесславность и бесполезность. И надо же было случиться, чтобы в такую дурацкую переделку угодил именно он, многократно отмеченный и награжденный, вернейший и опытнейший слуга Императора, надежный столп Ордена... Нет, такой конец ему, канониру Кейду, совсем не подобает! Он хотел выкрикнуть это вслух, но губы его словно заледенели и не шевелились. Даже слабый шепот не мог бы пробиться сквозь эту преграду.
    Одно лишь сердце билось безостановочно и безжалостно, разгоняя по жилам вместе с кровью бессильную ярость.
    "Гнев греховен". Тогда Кейд обрушил свой гнев внутрь, чтобы привести свой дух в подобающее предсмертному часу состояние. "Воин марширует туда, куда направит его воля Императора. Веди себя подобающе - и преодолеешь любую опасность".
    Два видения предстали перед его мысленным взором: отвратительная сморщенная физиономия старой карги, напоминающая о его позоре, и нежный лик Прекрасной Дамы, олицетворяющий все самое лучшее и подобающее в служении воина Ордена. Узрев этот лик, Кейд сразу успокоился и обрел искомое душевное равновесие. Теперь он твердо знал, что ошибался, считая будущую смерть позорной и бесполезной. Если тебе явилась Она, это значит, что ты исполнил свой долг до конца и "будешь вознагражден ныне, присно и во веки веков", потому что Она являлась в их смертный час лишь тем воинам, кто "маршировал туда, куда направит его воля Императора", и отдавал свою жизнь ради чести и славы своего Звездоносного.
    Теперь Кейд понимал, что напрасно роптал на судьбу. Конец его будет достойным и подобающим, а греховные приступы гнева и сомнения были лишь испытаниями, ниспосланными для проверки крепости его духа. Он больше не чувствовал страха и отвращения, глядя на омерзительную кривляющуюся рожу. Светлый лик и прекрасные черты Дамы воодушевляли его и вселяли в душу и сердце спокойствие и умиротворение.
    Но почему же до сих пор бьется его сердце? Почему он еще жив, хотя Светлая Дама уже благословила его на смерть? Ведь каждому воину известно, что Она приходит только в последний миг этой жизни и только к тому, кто проявил себя подобающе. Однако...
    Однако он все еще жил. Во всяком случае, пока не умер. Багровый туман перед глазами рассеялся, видение обрело резкость, и, когда канонир наконец сообразил, что происходит на самом деле, немного оттаявшие губы сложились в горестную усмешку и прошептали что-то такое о греховности тщеславия. Потому что отталкивающая морщинистая физиономия, которую он принял за саму смерть, при ближайшем рассмотрении оказалась принадлежащей опоившей его старухе, а на месте Прекрасной Дамы очутилась молодая девушка-простолюдинка, правда, тоже очень красивая, но из обычной человеческой плоти и крови.
    - Очень хорошо,- явственно произнесли чувственные алые губы девицы, но слова ее были обращены не к канониру, а к старой грымзе.- Теперь оставь нас одних. Они будут ждать тебя в зале.
    - Солдатик-то еще живой,- прошамкала в ответ старуха.- Уж как я его крепко угостила, а он, гляди-ка, выжил! Моя шлюха-дочка в жизни не поверит, что я смогла это сделать. Они бросили меня умирать, она и ее хапуга му...
    - Убирайся! - Хотя молодая женщина была одета в платье простолюдинки, в голосе ее безошибочно чувствовалась привычка повелевать.- Ступай в зал, да поспеши, а то ведь тебя могут и не дождаться.
    Но бабка не торопилась уходить. Кейд с омерзением ощутил ее цепкие пальцы на своем запястье.
    - Живой еще солдатик,- повторила она с противным хмыканьем. Тепленький такой, гладенький.
    Канонир содрогнулся. Ее прикосновение внушало ужас. Не потому, что она была женщиной - ничего женского в ней давно не осталось,- но эти холодные, липкие от грязи пальцы вызывали на коже ощущение ползающих по ней полчищ паразитов. Он попытался отмахнуться, но руки его оказались связаны. Старуха громко захихикала и стала бочком пробираться к двери, шурша юбками. Девушка проводила ее взглядом, а оставленный на пару секунд без присмотра Кейд напряг мышцы, проверяя на прочность стягивающие его узлы.
    Старая карга наконец-то убралась, и канонир остался наедине с прекрасной простолюдинкой, неподобающе похожей на видение и привыкшей разговаривать повелительным тоном, позволительным разве что Звезднорожденным. Веревки оказались затянутыми совсем слабо, но Кейд прекратил попытки освободиться, опасаясь, что они будут замечены.
    Девушка разглядывала его задумчиво и оценивающе, он же, из упрямства или по какой-то другой причине, сознательно избегал смотреть на нее. Взгляд канонира блуждал по комнате, не упуская ни одной детали планировки помещения и находящейся в нем скудной обстановки. Высокий сводчатый потолок, плавно переходящий в стены, арочный дверной проем, гармонично вписывающийся в интерьер, тяжелая дверь, сливающаяся по цвету со стеной, скрипучая кровать, на которую его положили, простой деревянный стол рядом с кроватью и сидящая за ним девушка, вертящая в длинных холеных пальцах сверкающий гранями флакон с темной жидкостью.
    Ленивым движением она вынула пробку из флакона, и Кейд успел заметить, что та заканчивается острой иглой. Затем вытащила из банки комочек ваты и намочила его в бесцветном содержимом стоящей рядом большой стеклянной бутыли. Канонир безотрывно наблюдал за всеми ее действиями, но в поле его зрения оставались лишь руки девушки - взглянуть еще раз в поражающее гибельной красотой лицо он не решался. Даже когда она заговорила, Кейд так и не поднял глаз.
    - Выслушай меня, Кейд,- сказала девушка.- Ты понимаешь, что я говорю?
    Сейчас в ее голосе не было властных ноток, он звучал мелодично и приятно для слуха. Этот голос пробудил в нем полузабытое воспоминание и заставил напрячь память, пока прошлое не всплыло перед внутренним взором. Лишь однажды назвала его женщина данным при посвящении в воины Ордена именем. Тогда мать его поцеловала и нежным шепотом произнесла его новое имя, точно так же как произнесла его только что эта незнакомка. В тот день ему исполнилось одиннадцать лет, и с той поры ни одна женщина не осмелилась назвать его по имени. Он отогнал прочь воспоминание и лежал неподвижно, не желая отвечать.
    - Кейд,- снова заговорила она,- у нас очень мало времени. Скоро они придут за тобой. Ты меня слышишь?
    Руки на столе пришли в движение. Они положили иглу и кусок ваты, проплыли по воздуху в его направлении и легли на его щеки. Кейд почувствовал, как она мягко, но настойчиво пытается развернуть его лицо к себе. С детских лет не смог бы он припомнить такого волнующего прикосновения. Ладони ее казались шелковистыми и прохладными и настолько приятными на ощупь, как (кровь бросилась ему в лицо при крамольной мысли) краешек церемониальной мантии Императора, случайно скользнувшей по его лицу в День аудиенции, когда он, коленопреклоненный, вместе с другими приглашенными узрел торжественный выход великого Правителя.
    Но сегодня происходящее с ним меньше всего напоминало День аудиенции. Руки простолюдинки лежали на его лице, хотя любой физический контакт с женщиной был строжайше запрещен воинам Ордена. Сознание греховности этого касания заставило канонира яростно замотать головой, освобождаясь от увлекающих его в бездну падения рук.
    - Прошу прощения,- сказала она, убирая ладони с его щек.- Прошу достопочтенного брата Ордена извинить его скромную служанку за неподобающее обращение и невольное испытание его целомудрия.- Внезапно она рассмеялась, и этот неуместный смех поразил Кейда куда больше, чем ее последующие слова: Между прочим, не кажется ли доблестному воину, что у него крупные неприятности? Кстати, сэр, что вы ставите выше: свою приверженность Уставу Ордена или свою преданность Его Императорскому Величеству?
    - "Воин готов маршировать туда, куда направит его воля Императора, ища ему чести, а себе славы,- процитировал пленник.- На плечах воинов, как на фундаменте, зиждется мощь и благополучие Империи, но от процветания Империи зависит сила и само существование Ордена".
    "Сапоги. Штаны",- подумал он, только сейчас осознав, что лишился и их тоже вместе с оружием. Канонир чуть приподнял голову, и сразу же острая боль пронзила затылок и шейные позвонки. Но прежде чем бессильно откинуться обратно на подушку, он успел заметить, что обряжен в вульгарную обывательскую пижамную пару в красную полоску, а на ногах у него легкие сандалии с мягкими задниками, больше приличествующие какому-нибудь фабричному рабочему. От дорогого его сердцу обмундирования не осталось и следа.
    - Что за неподобающее обращение с воином Ордена?! - взорвался Кейд.Именем Ордена, братом которого я являюсь, требую немедленно освободить меня и вернуть оружие, а также остальные вещи, прежде чем...
    - Тише, болван! - Было в голосе девушки нечто, заставившее его прикусить язык на полуслове.- Будешь орать, сейчас все сюда сбегутся. А теперь слушай внимательно, потому что у меня нет времени повторять. Ты попал в лапы к шайке заговорщиков, злоумышляющих против Императора. Большего я тебе пока открыть не могу, но мне приказано сделать инъекцию особого препарата, который...
    Она внезапно умолкла и прислушалась. Теперь и Кейд услыхал шаркающие звуки приближающихся шагов. Вот только откуда они доносились? Из коридора? Из соседнего помещения? Что-то гладкое и скользкое прижалось к его губам. Канонир стиснул зубы.
    - Открой рот, кретин! Ты должен проглотить это. Оно поможет... Дверь бесшумно отворилась. Теперь шаги раздавались уже в самой комнате, причем ритм их ничуть не изменился. Дойдя до середины помещения, вошедший остановился и начал с недоумением озираться вокруг.
    - Я ищу своего кузена,- объявил он наконец деревянным голосом.
    - Твоего кузена здесь сейчас нет,- успокаивающим тоном заговорила девушка,- но я его сиделка, и я отведу тебя к нему.- Она шагнула к застывшему на месте мужчине, легко коснулась пальцами его шеи и приказала: Следуй за мной.
    Безучастное выражение мертвенно-бледного лица незнакомца осталось прежним, но он послушно повернулся и пошел за ней, все так же размеренно шаркая по полу своими длинными ногами. Но не успела странная парочка дойти до двери, как на сцене появилось новое действующее лицо. Это был невысокий худощавый человечек, облаченный в серое одеяние служителя Клина. Схваченная ремнем туника из плотной ткани была выпущена поверх безупречно отглаженных коротких штанов, на голове красовалась остроконечная шапка, ремни от башмаков аккуратно охватывали икры. На подвижной, лисьей физиономии пришельца явственно читалась тревога. Он поспешно прикрыл за собой дверь и прислонился к стене, тяжело дыша.
    - Вот твой кузен,- холодно сказала девушка.- Он о тебе позаботится.
    Лежа на кровати, Кейд чисто инстинктивно прекратил сражаться со стягивающими его запястья узлами и смежил веки. В то же мгновение человек в сером посмотрел на него и озабоченно спросил:
    - Как он? Проблемы есть?
    - Никаких проблем,- пренебрежительным тоном ответила девушка.- Он еще в себя-то толком не пришел.
    - Это хорошо.- Послышался облегченный вздох, и, когда проповедник снова заговорил, в его голосе больше не чувствовалось нервозности и страха.- Я твой кузен,- сказал он.- Ты пойдешь со мной.
    - Ты мой кузен,- безразлично откликнулся высокий мужчина, похожий на лунатика.-Докладываю, что порученная мне миссия завершена. Мне удалось преуспеть в ликвидации...
    - Идем со мной. Доложишь после, когда...
    - ...Секретаря-распорядителя...
    - ...вернемся в твою комнату. Ты все расскажешь мне с глазу...
    - ...Третьего Региона, брата наставника Учения...
    - ...на глаз. Сейчас не время и не место.
    Кейд чуть приоткрыл глаза и злорадно отметил, как заметно дергается низенький при каждой безуспешной попытке заткнуть рот своему подопечному. А тот продолжал говорить как заведенный:
    - ...Клина. Готов покончить с собой, поскольку задание полностью выполнено.
    Наконец-то он заткнулся! И как раз вовремя. К этому моменту Кейду удалось освободить руки, но что-то, видимо, вызвало у человека в сером подозрение. Он шагнул к кровати и склонился над лежащим канониром.
    - Вроде бы все в порядке,- с сомнением пробормотал он, пристально оглядывая неподвижную фигуру.
    Кейд сделал вид, будто пытается открыть глаза. Веки его затрепетали и вновь опустились.
    - Смотри-ка, оживает потихоньку,- озабоченно протянул "кузен".- Пойду отведу этого и сейчас же вернусь.
    - Очень разумное решение,- заметила девушка, даже не пытаясь скрыть свое презрение к собеседнику.- Он что, один из ваших?
    - Нет. Мне только поручено принять у него отчет. А готовил его Лартер.
    - Лартер у нас недавно...- задумчиво проговорила красотка и замолчала.
    - Так я пошел? - Ответа не последовало, а когда Кейд открыл глаза полностью, то увидел коротышку, в нерешительности переминающегося с ноги на ногу перед дверью.- Или мне лучше остаться? Он ведь все-таки канонир. Как бы чего не вышло...
    - Я же сказала, что смогу контролировать его сама! - В голосе девушки звучала холодная ярость.- Займись лучше своим подопечным, пока он... Эй, осторожно!
    Глаза лунатика вдруг расширились и загорелись странным светом при виде лежащей на столе стеклянной пробки с иглой на конце. Лицо его исказилось и приняло на миг осмысленное выражение.
    - Не позволяй им сделать это с тобой! - завопил он, обращаясь к Кейду.Не разрешай им прикасаться к тебе! Они превратят тебя в мое подобие!
    Потрясенный "кузен" в ужасе застыл, лицо его сделалось пепельно-серым, как его одеяние. Зато девица среагировала с быстротой, достойной восхищения самого Кейда, если бы воспитание позволило ему признать право на восхищение женщиной, да еще и простолюдинкой в придачу. Она схватила со стола иглу и молнией метнулась в другой конец комнаты. Несчастный безумец еще не закончил выкрикивать слова предупреждения пленнику, а конец иглы уже вонзился в его тело. С легким шипением сработал автоматический поршень, и через пару секунд лицо бедняги приобрело прежнее, идиотски-бессмысленное выражение.
    Проповедник успел к этому времени прийти в себя и был готов действовать.
    - Я твой кузен, - заговорил он.-Ты должен меня слушаться. Сейчас ты пойдешь со мной.
    Канониру случалось сталкиваться с работой гипнотизеров, но никогда еще он не наблюдал ее в сочетании со столь стремительно действующим снадобьем. Крохотная капсула, которую девушке удалось пропихнуть ему в рот, покоилась у него за щекой. Коснувшись ее языком, Кейд вздрогнул от ужаса и отвращения, но не пошевелил ни единым членом, терпеливо дожидаясь, пока не замрет за дверью последний отголосок шаркающих шагов.
    Теперь он точно знал, с какой скоростью способна перемещаться его тюремщица. Но и до канонира не так-то просто дослужиться. Расчет Кейда был безукоризненным. Он выплюнул капсулу изо рта и одним прыжком вскочил с кровати. У нее не было ни одного шанса, хотя девушка все же успела отскочить от двери и повернуться на шум. Железный кулак пленника врезался ей в висок, и она беззвучно осела на пол у его ног.
    ГЛАВА 4
    Надо было как-то выбираться отсюда.
    В первую очередь он должен добраться до Соборного Дома. Кейд бросил равнодушный взгляд на лежащую ничком девчонку, испытывая лишь неприятное ощущение от соприкосновения с грубой материей одежды простолюдинов. Гораздо хуже, однако, было отсутствие привычной тяжести на правом бедре: без оружия он чувствовал себя нагим и беспомощным.
    "Учение Клина для канонира - все равно что заряд в магазине его оружия".
    Он с содроганием вспомнил, как она, по сути, призналась в причастности к заговору против Императора. Сама мысль о подобной возможности выглядела кощунством. "Да будет благословенно правление Императора!"
    Кейд перевел взор с неподвижного тела и еще раз внимательно осмотрел комнату. Не обнаружив для себя ничего нового, он приблизился к двери. Если ему суждено вырваться на свободу, то выход следовало искать за ней. А это жуткое место, где творятся неподобающие дела, нужно будет выжечь с корнем, как ядовитую заразу, чтобы и следа от него на земле не осталось. И чем раньше он отсюда исчезнет, тем скорее сможет отомстить. Не впадая в грех гордыни, Кейд мысленно возблагодарил судьбу, предоставившую шанс испепелить змеиное гнездо заговорщиков опытному и заслуженному канониру, а не какому-нибудь зеленому кнехту или послушнику.
    За дверью оказался пустой коридор, тянущийся метров на пятьдесят. Кейд крадучись прошел его до конца, с каждым шагом укрепляясь в уверенности, что находится в подземелье. В конце коридора он обнаружил шесть закрытых дверей. Поочередно прислушиваясь, он уловил за пятью из них звуки человеческих голосов. Задерживаться здесь было опасно, и канонир без колебаний толкнул шестую дверь, за которой царило молчание. Ему повезло. Помещение размером десять на двадцать метров было пустым. Взору его предстал ярко освещенный зал, уставленный рядами деревянных скамей, с возвышением у дальней стены. Вдоль одной из боковых стен разместились три небольшие кабинки, завешенные плотной темной тканью. Их назначение осталось для канонира загадкой, что не помешало ему с неподобающей резвостью укрыться в одной из них при звуке приближающихся голосов.
    Кабинка состояла из двух секций, отделенных одна от другой тонким, прозрачным занавесом. Из задней половинки можно было спокойно видеть весь зал, оставаясь незамеченным. В таком устройстве трудно было усмотреть смысл, равно как и в странной, тяготеющей к закругленным линиям и серым тонам архитектуре, но в качестве убежища и наблюдательного пункта кабинка была прямо-таки идеальным местом. Внешний занавес из тяжелой ткани был слегка раздвинут, поэтому беглецу удавалось без труда следить за происходящим. Сначала в зал вошли с полдюжины простолюдинов, негромко переговаривающихся между собой. В покрое их одежды не было ничего примечательного, но Кейда насторожил ее цвет - тускло-коричневый, в отличие от кричащих красок и пестроты стандартного платья среднего обывателя.
    Рассевшись по местам в переднем ряду, одетые в коричневое замолчали, как по команде, а помещение стало заполняться простолюдинами в обычных, подобающих их статусу одеяниях. Когда их набралось в зале около полусотни, один из сидящих в первом ряду поднялся на возвышение, повернулся к аудитории и сотворил тот самый отвратительный знак, который демонстрировала Кейду мерзкая старуха, издеваясь над его беспомощностью. Внимательно фиксируя каждое движение стоящего на платформе человека, канонир уяснил, что знак похож на две буквы, "X" и "Р", наложенные одна на другую. Правая рука святотатца последовательно прикоснулась к левому плечу, правому бедру, правому плечу, левому бедру, а затем поднялась вверх от пупка до подбородка и совершила круговое вращение по периметру лица. Посвященному нетрудно было усмотреть в этом знаке злобную пародию на традиционный ритуал братьев Ордена, насчитывающий уже десять тысячелетий и выполняемый при надевании амуниции с прикрепленным к ней оружием.
    - Вы мне за это заплатите! - прошептал Кейд, сжимая кулаки.
    Сидящие на скамьях повторяли еретический знак вслед за проповедником, а тот, воздев руки над головой, начал говорить звучным, хорошо поставленным голосом:
    - О Первые из Первых славного Каира! К вам обращаюсь я. На этом речь закончилась, а вешающий на возвышении принялся
    выделывать какие-то странные, замысловатые пассы обеими руками. Продолжалось это несколько минут и порядком наскучило канониру, хотя зрители, судя по их реакции, внимали каждому жесту с обостренным вниманием. Но вот все закончилось, и проповедник торжественно изрек:
    - Тако да будут узнаны Первые из Первых!
    Тотчас же с задних рядов поднялись человек двадцать и потянулись к выходу. Кейд с изумлением отметил, что многие из них беззвучно рыдали. Как только они покинули зал, стоящий на возвышении вновь воздел руки над головой.
    - Первые из Первых Второй Степени славного Каира! К вам обращаюсь я.
    Внезапно все огни потухли, лишь на платформе осталось голубое световое пятно. Проповедник опять стал демонстрировать те же пассы, но гораздо медленнее, чем в первый раз. Пантомима сопровождалась небольшим представлением, организованным облаченными в коричневое собратьями главаря. Один из них поднялся на возвышение и встал напротив. Вещающий прижал правую ладонь с растопыренными пальцами к своей груди, а левую - к груди стоящего перед ним статиста. Затем оба одновременно встряхнули правой кистью, резко опустив ее до уровня поясницы ладонью вниз. На возвышении появился еще один человек, из числа зрителей, на коленях подползший к статисту. Сцена повторилась, только на этот раз ладонь ассистента опустилась на голову коленопреклоненного. Так продолжалось до тех пор, пока он не "благословил" подобным образом шестерых, в том числе двух женщин. Удостоенные прикосновения выглядели весьма довольными и гордыми оказанной им честью.
    Примерно к середине представления Кейд начал догадываться, куда он попал и что все это означает. Его занесло в Храм Мистерий! О Мистериях и связанных с ними культах канонир знал не много. Их насчитывалось четыре или пять, и все они претендовали на "единственно правильное" толкование тайн и феноменов античных и древних времен. Приверженцы истинного Учения воспринимали адептов этих культов с улыбкой или презрительной жалостью, но среди простолюдинов насчитывалось немало одураченных, поддавшихся соблазну "познать эзотерическую суть" невразумительных заклинаний, мистических жестов и символических обрядов. Некоторые из высших служителей были способными демагогами и неплохими ораторами, что способствовало притоку паствы и пожертвований в возглавляемые ими храмы. В то же время все они отчаянно враждовали между собой и не брезговали любой возможностью залезть на чужую территорию и отбить у конкурентов часть прихожан. Зачастую это удавалось, так как большинство поклонников Мистерий были неудачниками и даже среди простолюдинов выделялись тупостью и полнейшей неспособностью постичь хотя бы первоосновы Учения Клина.
    Кейд задумался, вспоминая, что еще ему известно об этих культах. Один из них, помнится, назывался Храмом Тайных Мистерий. Его основатель изобрел даже особый язык - что-то вроде "юбра-кадуб-ра", который никто, кроме него, не понимал. Другой носил название Храма Научных Мистерий, хотя его приверженцы ненавидели науку и время от времени устраивали дебош на церемонии открытия нового госпиталя. Но как ни старался канонир, он не смог припомнить в числе известных ему названий Каирского Храма.
    Раньше он над этим как-то не задумывался, но теперь, став невольным свидетелем культового обряда, встревожился. Если эти простолюдины настолько слабы разумом, что верят в подобную чушь, значит, им в головы можно вбить все, что угодно. Вплоть до злых умыслов прот'ив Императора и Империи!
    В зале опять зажегся свет. Очевидно, представление близилось к завершению. И тут в помещение вошли двое, одного из которых Кейд сразу узнал. Это был не кто иной, как тот самый тип в сером, называющий себя "кузеном". Коротышка подскочил к проповеднику и что-то зашептал ему на ухо. Нетрудно было догадаться, что именно. Канонир выскочил из кабинки и ринулся к выходу.
    - Держите его!
    - Святотатство!
    - Соглядатай!
    - Хватайте его, хватайте!
    Само собой разумеется, никто не осмелился схватить беглеца. Всего их мужества хватило лишь на беспорядочные крики. Кейд проскочил через толпу, как нож проходит сквозь масло, рванул на себя дверь... и обнаружил, что она заперта.
    Стоя на возвышении, "кузен" величественно простер руку и указал на прижавшегося спиной к стене канонира.
    - Схватите его, возлюбленные братья мои! Задержите подлого шпиона, вознамерившегося выведать самые сокровенные тайны нашего Храма!
    - Он лжет! - во всю глотку заорал Кейд.- Я никакой не шпион, а канонир Ордена Воинов. Мой повелитель - Звездоносный Франции. Простолюдины, я требую сейчас же открыть эту дверь и выпустить меня отсюда!
    - Не прикидывайся перед нами, презренный соглядатай,- с издевкой рассмеялся коротышка.- Если ты канонир, где твое оружие? А если ты служишь Звездоносному Франции, объясни нам, пожалуйста, что ты делаешь в Балтиморе?
    На собравшихся доводы "кузена" произвели впечатление. На Кейда тоже. Но как он мог оказаться в Балтиморе, в голове решительно не укладывалось.
    - Что вы стоите, братья?! - воскликнул ободренный успехом негодяй.- Вас много, а он один. Навалитесь дружно, свяжите его и приведите ко мне для праведного суда.
    Перед натиском толпы были бесполезны воинский опыт и навыки рукопашного боя. Его просто задавили массой. Задыхаясь под грудой навалившихся на него тел, Кейд узрел усмехающуюся ненавистную физиономию коротышки и почувствовал болезненный укол в предплечье. Впервые с момента пробуждения канонир задумался о том, сколько времени он был без сознания. Но почему Балтимор? Конечно, Храмы Мистерий были разбросаны по всему свету, но с таким же успехом его могли завезти на остров Занзибар или в Денвер, где он родился. Балтимор, значит... Ладно, еще посмотрим, чья возьмет!
    Одно было ясно как день: все Храмы Мистерий надлежало немедленно закрыть. До сего дня их терпели, поскольку настоятели Храмов смиренно признавали главенство Учения Клина и провозглашали свои культы производными от него, но теперь им больше никому не удастся заморочить голову!
    - Он больше не опасен и не станет сопротивляться,- сказал "кузен".- Вы, двое, забирайте его и несите за мной.
    "Воин готов маршировать туда, куда направит его воля Императора, ища ему чести, а себе славы". Сейчас он покажет, как "не опасен"! Руки и ноги Кейда напряглись, готовые молниеносно поразить сразу нескольких противников... и ничего не случилось. Двое простолюдинов подхватили его парализованное уколом тело и вынесли из зала. "Велик грех тщеславия",мелькнуло в меркнущем сознании, и канонир вдруг понял, что впервые за много лет, начиная с раннего детства, испытывает жгучий стыд за свою абсолютную беспомощность и беззащитность перед этими грубыми обывателями, волокущими его по коридору, словно куль с мукой.
    Его снова притащили в комнату со сводчатым потолком и швырнули на кровать, только на этот раз крепко привязали к ней прочными ремнями.
    - Благодарю за службу от имени славного Каира, возлюбленные братья. Ступайте, вы свободны,- послышалось над головой. Дверь с глухим стуком захлопнулась.
    - Какой непроходимый болван! - прозвучал в тишине мелодичный женский голос, и мутная волна ярости захлестнула разум канонира, напрочь вытеснив стыд, тщеславие и все прочие чувства.
    - Вы, как всегда, правы, моя дорогая,- елейным тоном подхватил коротышка.- Однако этот болван оказался не так-то прост. Если бы у него хватило соображения применить на деле остатки интеллекта, сохранившиеся после многолетнего пребывания в стенах Ордена, он еще многое мог бы натворить.- Проповедник говорил внешне почтительно, хотя в интонации местами проскальзывали глумливые нотки.- Как бы то ни было, он достаточно умен, чтобы знать, как убивать, и достаточно силен, чтобы делать это при необходимости голыми руками. Кстати, вы не позволите осмотреть рану на вашей очаровательной головке, которую нанес вам этот грубый мужлан?
    - Убери от меня свои шаловливые ручонки, "кузен"! С моей головкой все в порядке. Так откуда вы собираетесь его запустить?
    - Из какого-нибудь общественного парка, я думаю. В сущности, это не имеет значения.
    - Но если он, не успев прийти в себя, свалится со скамейки, его могут арестовать. Не лучше ли подыскать неприметную забегаловку, где спящий за столом посетитель не вызовет подозрений?
    - Да, пожалуй. Идея! Мы "забудем" его в заведении Мадам Канонирши. Каково, а? Целомудренный канонир в гостях у Канонирши!
    - Отлично придумано,- со смехом похвалила девушка.- Ну все, мне пора.
    - Ступай с миром, и да почиет на тебе благословение славного Каира, возлюбленная дщерь.
    Дверь открылась и закрылась. Кейд почувствовал, как его приподнимают за плечи, но перед глазами клубилась лишь беспросветная серая мгла. Потом что-то щелкнуло, и он увидел прямо перед собой черное пятно. Послышался ровный, размеренный голос проповедника:
    - Эта комната намеренно устроена таким образом, чтобы не отвлекать внимания. В ней мало мебели, в ней нет углов и острых выступов, на которых мог бы задержаться блуждающий взор. Ты можешь смотреть на этот черный шар в моей руке или закрыть глаза - мне все равно. Но если ты выберешь первое, через некоторое время тебе покажется, что шар то приближается, то удаляется. Это не трюк, а всего лишь нормальная реакция напряженных глазных мускулов. И даже закрыв глаза на этом этапе, ты будешь видеть шар как бы внутренним зрением. Он будет приближаться и удаляться, приближаться и удаляться, все быстрее и быстрее... Приближаться и удаляться...
    Коротышка в сером не соврал. Не важно, закрывал Кейд глаза или держал их открытыми, черное пятно то отдалялось, превращаясь в маленькую точку с размытыми очертаниями, то придвигалось, угрожающе увеличиваясь в размерах. Он попытался защититься от этого дьявольского мельтешения, уцепившись за какое-нибудь подобающее изречение, но мерзкий гипнотизер словно читал его самые сокровенные мысли.
    - К чему сопротивляться, Кейд? У тебя нет больше ни сапог, ни штанов, ни плаща, ни рубахи. И оружия у тебя тоже нет! Есть только этот черный шарик на ниточке, который раскачивается туда-сюда, туда-сюда... Что может сделать тебе простой маленький шарик? Зачем ты сопротивляешься? Смотри, как он здорово качается. Туда-сюда, туда-сюда. Доверься мне, я твой друг! Кроме меня, у тебя больше не осталось друзей. Не осталось друзей, не осталось сапог, штанов, плаща, рубахи и оружия. Доверься другу л черному шарику. В мире нет больше ничего, только этот шарик, который отдаляется и приближается, отдаляется и приближается...
    В самом деле, зачем противиться дружеской заботе, когда у тебя не осталось ни сапог, ни штанов, ни плаща, ни оружия? А все эта коварная девка, отнявшая у него все, даже звание канонира, потому_ что какой он, к дьяволу, канонир без сапог и оружия? Это по ее милости он лишился всего, лишился всего, лишился...
    - Ты ничего не помнишь. Ты ничего не знаешь,-лился откуда-то сверху вкрадчивый, убеждающий голос.- Ты ничего не помнишь. Ты ничего не знаешь. Ты ничего не помнишь...
    Ярость и жажда схватки с подлыми врагами понемногу угасали. Жгучий огонь, охватывавший его тело и душу, больше не пылал ярким костром, а потихоньку сжимался, отступая куда-то вглубь с холодеющих пальцев рук и ног, с покрывшейся мурашками кожи, отступая, отступая, отступая...
    - Ты проникнешь во дворец и убьешь Хранителя Власти голыми руками. Ты проникнешь во дворец и убьешь Хранителя Власти голыми руками...
    Да, он проникнет и убьет... Сжавшееся в комочек сознание попыталось протестовать, но голос его не был услышан в мощном потоке чужеродной силы, вторгшейся в ставший беззащитным мозг. Конечно, он пойдет во дворец, отыщет Хранителя Власти и задушит его собственными руками! Но кто это такой? Он не помнил и не знал, знал только, что непременно должен пойти и убить. За что и почему? Этого он тоже не знал. Навязчивая мысль проникнуть во дворец и голыми руками убить Хранителя Власти заполнила собой все, и только последняя, не до конца задутая искорка подавленного разума беспомощно взирала со стороны, уже не в силах остановить или помешать.
    ГЛАВА 5
    Темнота, сопровождаемая мучительной болтанкой... Краткий период покоя... Снова тряска и ощущение скорости... Провал... Вторжение посторонних звуков: гудение мотора, шум ветра, чьи-то голоса, смех...
    - Получится у него, как считаешь?
    - Кто его знает?
    - Все-таки он канонир. Говорят, для таких сломать человеку хребет секундное дело.
    - Не верю я в эти байки.
    - Да ты глянь на его мускулы. Чистое железо!
    - Они специально таких здоровых себе подбирают.
    - А вот и не угадал. Все дело в тренировке. Но если кто и сумеет провернуть такое дело, так это канонир.
    - Не знаю, не знаю...
    - Не трусь, не выйдет у этого, так выгорит у другого. Или у третьего. Теперь мы знаем, как их обрабатывать, и можем подготовить столько, сколько понадобится.
    - Рискованно это. Да и опасно.
    - Никакого риска. У нас все схвачено. Сама Миледи им занималась.
    Сильный толчок и остановка.
    - Тебе придется отвести его к Канонирше.
    - Два квартала? Да ты с ума сошел! Прикинь, сколько в нем весу...
    - Знаю, но ничего не поделаешь. На мне облачение. Сам посуди, разве подобает служителю Клина засветиться в заведении такого рода?
    - Мог бы и переодеться. Ладно, ладно, иду. Интересно все-таки: выгорит у него или нет?
    Темная, вонючая улочка. Ноги подкашиваются. Тело заносит из стороны в сторону. Кто-то сопит и ругается рядом, поддерживая его. Лица не видно вместо лица белое расплывчатое пятно. Тускло освещенное помещение с низким потолком. Звяканье посуды. Смутные, разноцветные силуэты сидящих и перемещающихся между столиками людей.
    - Осторожно, парень! Проходи-ка сюда, в уголок. Нравится столик? Отлично. Садись, садись на стул, не падай. Да согни ж ты коленки, пьянь бесчувственная! - Ощутимый удар в живот.- Вот так-то лучше! Эй, подружка, принеси нам парочку виски.
    - Что это с вашим приятелем, сэр?
    - Ничего особенного. Так, перебрал малость. С твоего позволения, милочка, я сейчас хлопну свой стаканчик и побегу дальше, а приятеля оставлю здесь. Да ты не бойся, он скоро протрезвеет, только подремлет часок.
    - Ой ли?
    - Не сойти мне с этого места! Кстати, солнышко, сдачу можешь оставить себе.
    - Вот это уже совсем другой коленкор.
    - Быстро же ты управилась, киска!
    - Вот ваша выпивка, сэр.
    - Спасибо, крошка. У тебя тушь с ресниц на левом глазу потекла. Сходи умойся, а то клиентов распугаешь. Твое здоровье, дружище. Ну ладно, мне пора, а ты тут сосни часок-другой. Надеюсь вновь увидеть тебя на первых полосах газет. Ха-ха-ха! И чтобы фото было на полстраницы!
    Говорящее расплывчатое пятно исчезло, но на смену ему явилось другое, ароматное и многоцветное.
    - Не угостите даму рюмочкой, молодой человек? Ай-яй-яй, как вас развезло! Не против, если я выпью вашу? По-моему, вам уже достаточно. Меня зовут Арлена. Я с Юга. Вам нравятся южанки? Да что с тобой творится, парень? Если ты спишь, то почему у тебя глаза открыты, а, верзила? Или ты задумал подшутить над бедной девушкой? Ну, не хочешь говорить, не надо. Пока, комик.
    Еще одно пестрое, разноцветное пятно. Другой аромат. Тоньше.
    - Не против, если я составлю вам компанию? Я обратила внимание, как вы отшили Арлену. Признаться, я вас не осуждаю. Она Ьолько и знает: "Не угостите ли даму рюмочкой?" А вот я не из таковских. Я люблю поговорить с человеком ио душам, узнать его получше. А вы чем любите развлекаться на досуге? Вы такой... огромный! На скачках играете? Или предпочитаете картишки? Нет, вы, должно быть, играете в военный тотализатор. Я сама обожаю делать ставки на воинов. Особенно когда участвует Занзибар. Там есть такой канонир Голош, настоящий мужчина, скажу я вам. Только за этот год на его счету уже семнадцать рейдов и девять убитых. Кстати, не промочить ли нам горло, пока беседуем? Ты меня слышишь, верзила? Да что это с тобой? Вот это номер! Парень в полной отключке, а глаза открыты! Никогда такого не видала.
    Пятно удалилось. Жизнь понемногу возвращалась в парализованные члены, а вместе с ней в мозгу возникло предельно ясное и настойчивое побуждение немедленно отправиться во дворец и убить Хранителя Власти. Лежащие на столе руки хищно дернулись, а в голове сам собой начал разворачиваться план действий. Откуда-то из закоулков памяти услужливо поступали необходимые сведения и факты, о которых он минуту назад еще не имел ни малейшего понятия.
    Убить человека можно множеством способов, даже не имея оружия. Самый простой, хотя не самый надежный,- это нанести удар ребром ладони в основание шейных позвонков. Такой метод хорош, когда времени хватает только на одну попытку. Если же в запасе есть секунд тридцать, гораздо вернее схватить жертву за горло и большими пальцами рук раздавить кадык.
    "Ты должен проникнуть во дворец и убить Хранителя Власти голыми руками".
    Пальцы сидящего сомкнулись вокруг пустой рюмки и сжались, кроша в порошок хрупкое стекло. А если напасть сзади, можно сломать противнику позвоночник. Одной ногой, просунутой меж ног жертвы, сковываешь ее движения, коленом другой упираешься в строго определенную точку на спине и резко наваливаешься всем телом на плечи.
    Возле столика остановилась девица, одетая столь же кричаще, сколь вызывающе.
    - Я не прочь угостить тебя выпивкой, верзила,- проворковала она.- И не вздумай отказываться. Не надо никого звать, у меня все с собой.
    Из глотки мужчины вырвался странный звук, лишь отдаленно похожий на человеческую речь. Приняв его, видимо, за знак согласия, девушка налила вторую рюмку из маленькой бутылочки, которую держала в руке, и, заметив, что кавалер не может оторвать ладони от стола больше чем на дюйм, сама поднесла рюмку к его губам. Пойло оказалось крепким: его нёбо и горло загорелись жгучим огнем.
    - А теперь слушай меня внимательно, Кейд,- быстро заговорила девица прямо ему в ухо.- Никаких сцен. Никакого шума. Неприятности нам ни к чему. Скоро ты придешь в себя, а пока сиди смирно. Говорить буду я.
    В голове быстро прояснялось, и сразу же автоматически выстроилась мысленная фраза, с которой канонир привык начинать каждый новый день, едва очнувшись ото сна: "Да будет благословенно правление Императора. Да будут благословенны братья Ордена Воинов, служащие Императору и выполняющие приказы Хранителя Власти..."
    - Хранитель Власти! - натужно прохрипел Кейд.
    - Все в порядке,- успокоила его девушка.- Я дала тебе противоядие. Ты больше не обязан делать то, чего не желаешь.
    Он попытался встать, но чуть не свалился вместе со стулом.
    - Еще пара минут, и ты будешь в форме,- пообещала она.
    Теперь, когда зрение обрело остроту, канонир смог более внимательно рассмотреть девицу. Лицо ее было покрыто густым слоем краски и грима, тушь с ресниц чуть ли не капала, волосы были уложены в пышную прическу. Одета она была в пурпурных оттенков пижамную пару из покрытого блестками полупрозрачного материала. Очень странное сочетание! Тонкие, прозрачные и полупрозрачные ткани имели право носить только Звезднорожденные, а уделом простолюдинок оставались более плотные и грубые материи. С другой стороны, в пижамные костюмы одевались лишь женщины низших сословий, тогда как Звезднорожденные предпочитали длинные платья или халаты. Кейд недоуменно покачал головой, с трудом отрываясь от созерцания безупречной фигуры, почти не скрываемой одеждой. Перехватив его взгляд, девушка заметно покраснела.
    - Это всего лишь маскарадный костюм,- поспешно сказала она.- Я не из этих.
    Кейд даже не стал стараться вникнуть в смысл ее слов. Красота девушки пробудила в нем вполне определенные ассоциации.
    - Это опять ты! - сказал он.- Та самая простолюдинка из Храма Мистерий!
    - Не так громко,- холодно посоветовала она.- Можешь ты наконец выслушать меня спокойно?
    - Ты с самого начала была заодно с теми мерзавцами! - обвиняющим тоном заявил Кейд, к которому уже полностью вернулась членораздельная речь. Руки и ноги, кстати, тоже отошли.
    - Ты ошибаешься. Да, я была с ними, но не заодно. Неужели ты не понимаешь? Если бы ты проглотил тогда ту капсулу, что я сунула тебе в рот, гипноз бы не подействовал. Но тебе зачем-то вздумалось ударить меня по голове и куда-то бежать. И чего ты, интересно, этим добился?
    Канонир вынужден был признать, что девчонка права. Побег действительно оказался неудачным.
    - Ну, ладно,- продолжала она, не дождавшись ответа.- Может, я все-таки сумею пробудить в тебе хоть малую толику здравого смысла. Ты ведь чувствуешь себя гораздо лучше, не так ли? И побуждение исчезло, верно? А теперь вспомни, кто дал тебе противоядие?
    Кейд пошевелил под столом ногами и обнаружил, что те ему полностью подчиняются.
    - Благодарю за помощь,- сухо произнес он.- Со мной и вправду все в порядке. Мне надо идти. Я должен добраться до ближайшего Соборного Дома и доложить.- Все его существо противилось принятому решению, но ведь она на самом деле спасла его, а Кейд не хотел оставаться должником.- Обещаю, что не включу в рапорт твоего описания.
    - Все еще корчишь из себя славного и могучего канонира? - устало осведомилась она.-До чего же ты наивен! Есть вещи, о которых ты и не догадываешься. Во-первых, ты не сможешь...
    - Я готов выслушать любую дополнительную информацию из твоих уст,бесстрастно прервал ее Кейд.- Но после этого мы сразу расстанемся. И сохрани тебя Клин от повторной встречи со мной!
    Честно признаться, канонир не ожидал от себя подобной слабости. В конце концов, с какой стати ему выручать эту девку, определенно связанную с заговорщиками, от справедливого наказания? Допустим, она ему помогла. Но помочь брату Ордена - священный долг любого верноподданного Империи. И нечего ему тут рассиживаться, выслушивая ее излияния. Взять ее за руку, вывести на улицу да сдать первому попавшемуся патрулю городской стражи!
    - Кейд? Ты меня слышишь, Кейд? - Она вдруг захихикала, и это было невыносимо.- Скажи, а ты хоть раз в жизни пил?
    - Пил? Естественно. Мне неоднократно приходилось утолять жажду.
    Какой дурацкий вопрос! Неподобающе одета, неподобающе себя ведет да еще имеет наглость невесть что спрашивать!
    - Я имела в виду крепкие алкогольные напитки,- пояснила она с улыбкой.
    - Алкогольные? Но это же запрещено! - Он вдруг замер, только сейчас осознав глубину своего падения в пропасть греха.- Ах ты поганая тварь! загремел он, привстав со стула.
    - Молчи, Кейд! - зашипела она в тревоге.- Ну вот, ты опять все испортил. Придется нам убираться отсюда.- Голос девушки внезапно изменился, и она заговорила простонародным языком, с придыханиями и присюсюкиваниями: Пойдем баиньки, красавчик. Я отведу тебя домой, уложу в постельку и устрою такой трах, что небо с овчинку покажется...
    Странные речи девушки прервало появление у столика женщины средних лет с мощной, массивной фигурой.
    - Меня зовут Канониршей,- заговорила она басом, смерив неодобрительным взглядом соседку Кейда по столику.- Это заведение принадлежит мне, а вот тебя, красотка, я что-то не припоминаю в числе моих девочек.
    - Мы уже уходим, уходим,- затараторила девушка, поднимаясь со стула.Уже убегаем, правда, красавчик?
    - Я ухожу,- слегка заплетающимся языком произнес Кейд и, пошатнувшись, встал. Девица подхватила его под руку и потащила к выходу. Мрачная Канонирша проводила их до дверей.
    - Если вздумаешь вернуться сюда еще раз, красотка,- угрюмо пообещала она на прощание,- я самолично повешу тебе на шею табурет от барной стойки и завяжу узлом.
    Очутившись на узкой, плохо освещенной улочке, Кейд остановился и с любопытством огляделся. Как, интересно, находят дорогу простолюдины? Ни одного ориентира в пределах видимости! Или же болваны сектанты полагали, что он доберется до дворца Хранителя Власти по воздуху? Он повернулся к спутнице:
    - Как называется этот город?
    - Абердин.
    Что ж, разумный выбор. Древний полигон, где на протяжении десяти тысяч лет проводили испытания в стрельбе и рукопашной будущие воины Ордена, в том числе и сам Кейд. Столица Империи и средоточие императорской власти. Ну и дворец, разумеется, в котором к покоям Императора примыкали покои Хранителя Власти, сурового и неподкупного администратора.
    - Здесь есть Соборный Дом. Как мне к нему пройти?
    - Да пойми же ты наконец, что нельзя тебе соваться в Соборный Дом! Это самый верный и скорый способ самоубийства!
    Почему-то реакция девушки опечалила его, хотя всерьез ее слов он не принял, отнеся их на счет распространенных в среде простолюдинов страхов и суеверий.
    - Уверяю тебя,- мягко сказал он,- что погибель в сражении нисколько меня не страшит. Рано или поздно такая участь ждет каждого из нас. Простолюдины часто не понимают нашего отношения к смерти, но сути это не меняет. Все, что мне нужно,- это доложить о случившемся со мной начальству и вернуться к исполнению подобающих моему рангу обязанностей.
    Девушка издала какой-то непонятный, сдавленный звук - нечто среднее между всхлипом и смешком. Прошло довольно много времени, прежде чем она заговорила.
    - Ты опять ничего не понял. Я имела в виду совсем другое. Хорошо, попробую растолковать тебе попроще. Сегодня ты выпил две рюмки крепкого алкогольного напитка. Но организм твой непривычен к алкоголю, хотя среди простолюдинов...- Она не сдержалась и прыснула в ладошку, припомнив, видимо, что-то очень смешное.- Так вот, среди простолюдинов о братьях Ордена бытует довольно распространенное мнение, что все они прокляты, развратны, тупы и вдобавок все поголовно - горькие пьяницы. Но я готова великодушно забыть о твоих предполагаемых пороках, кроме разве что тупости, поскольку ничем иным не объяснить твое упрямое стремление самому засунуть голову в петлю. И никуда я тебя одного не отпущу. Ты пойдешь со мной, и я отведу тебя в безопасное место - единственное, между прочим, во всем городе, где тебе ничего не грозит. И прекрати, пожалуйста, делать глупости!
    Она подняла голову и умоляюще заглянула ему в глаза. В неверном свете отдаленного уличного фонаря лицо ее, даже под толстым слоем косметики, показалось Кейду живым подобием Прекрасной Дамы, олицетворения самого совершенства, приблизиться к которому не дано ни одной смертной женщине. Рука девушки скользнула ему под локоть, а сама она прижалась к канониру всем телом, мягко, но настойчиво теребя его и понуждая следовать за ней.
    У Кейда не поднялась рука ударить ее, хотя для этого у него были все основания. Он не смог заставить себя даже оттолкнуть ее, хотя должен был сделать это и идти своей дорогой, избавившись как от нее, так и связанного с ней соблазна. Вместо этого он остался стоять на месте, ощущая себя полным дураком и испытывая странное блаженство от прикосновения маленькой нежной ручки, тепло которой чувствовалось даже сквозь грубую материю его куртки.
    - Если тебе больше нечего мне сказать,- нарочито грубо, пытаясь отогнать искушение, произнес Кейд, - дальше я пойду один.
    Не дождавшись ответа, он пожал плечами и пошел прочь. Через несколько шагов канонир вышел на перекресток и свернул на другую улицу, куда лучше освещенную и с многоэтажными домами. Но девица, похоже, не собиралась так легко с ним расстаться. Цепляясь за локоть, она почти бежала, приноравливаясь к его размашистой походке, и кричала яростным шепотом:
    - Прекрати немедленно, кретин! Я стараюсь спасти твою жизнь, пойми! Да остановись же ты наконец! Ты даже не представляешь, куда так торопишься!
    Кейд заметил на противоположной стороне улицы скучающего на углу стражника в безукоризненной униформе серого цвета. На миг он заколебался, припомнив недавнего знакомого, осквернившего почти такое же облачение, но потом рассудил, что это еще не повод не доверять всем остальным. Остановившись, он обратился к спутнице, по-прежнему цепляющейся за его локоть. Ее пальцы обжигали кожу словно огнем.
    - Уходи! - приказал он.- Уходи сейчас же, или я не поручусь за твою жизнь!
    - Не делай этого, Кейд!
    Нет, это уже положительно выходило за всякие рамки! "Влечение к женщине несовместимо со статусом брата Ордена",- вспомнилась строка из Устава. Канонир решительно стряхнул с рукава девичью руку, как стряхнул бы ядовитую гадину, и возвысил голос:
    - Стражник!
    Постовой на углу лениво повернул голову на зов, но отнюдь не бросился бежать навстречу Кейду, как тот ожидал. Пришлось самому пересечь мостовую и приблизиться к стражнику.
    - Я желаю попасть в Соборный Дом Ордена Воинов этого города,- заявил он, остановившись перед стражем порядка.
    - Ваши желания ни в коей мере меня не касаются, гражданин,- сухо ответил тот и отвернулся, утратив, очевидно, всякий интерес.
    Кейд вспомнил свое одеяние простолюдина и проглотил готовую сорваться с языка отповедь наглецу.
    - Прошу прощения... сэр. Не могли бы вы указать мне дорогу?
    - Если сочту подобающим. И если сочту ваши намерения более подобающими, чем ваши манеры. Зачем вам нужно в Соборный Дом в столь поздний час?
    - Это не касается...- высокомерно начал Кейд, но тут же осекся.Извините, но я не могу открыть вам этого... сэр. У меня сугубо частное дело к обер-канониру.
    - Вот и чудесно, гражданин,- беззлобно рассмеялся постовой.- В таком случае могу посоветовать поискать дорогу самостоятельно. Так сказать, частным образом.- Взгляд стражника, направленный мимо Кейда, внезапно оживился.- Эта дама с вами? - с любопытством спросил он.
    Канонир резко обернулся и увидел девушку в двух шагах за спиной.
    - Нет! - резко ответил он.- Я ее не знаю.
    - Так-так, милочка,- протянул стражник, пристально оглядывая ее с ног до головы.- И что это мы тут делаем, за пределами квартала?
    - За пределами квартала? Я... я не понимаю вас, сэр. Впервые с момента знакомства Кейд заметил в девушке признаки неуверенности и замешательства.
    - Ты мне дурочкой не прикидывайся,- грубо посоветовал постовой.- Все ты отлично понимаешь. Или ты хочешь заставить меня поверить, что разрядилась так ради собственного удовольствия? Может, ты забыла, что потаскушкам запрещено шляться по улицам и носить драгоценности? А для твоего занятия существуют отведенные места, где владельцы имеют лицензию и платят в городскую казну неплохие денежки. Другое дело, если бы ты, к примеру, была с этим гражданином...- При этих словах он многозначительно посмотрел на Кейда.
    - Она не была со мной,- категорически отказался тот.- Она преследовала меня и...
    - Ах ты лживый негодяй! - заверещала девица неожиданно пронзительным голосом, снова перейдя на варварский простонародный говор.- Не слушайте его, начальник! Этот фраер подцепил меня в баре, да вы знаете, тут рядом, у Канонирши, любого спросите. Он там нажрался и устроил дебош. Нас обоих вышвырнули, вот он и говорит, идем, дескать, ко мне домой, поразвлечемся. Дошли мы до угла, и тут он вспомнил, что у него якобы какое-то там неотложное дело. Оттолкнул меня и давай ноги делать. Вечно с этими пьянчугами нарываешься: как шары зальют, так у них по семь пятниц на неделе! - Она уткнула лицо в ладони и весьма натурально зарыдала.
    - Что вы на это скажете, гражданин? Была она все-таки с вами или нет?
    - Не была! - отрезал Кейд, мельком глянув на "драгоценность", вызвавшую праведный гнев представителя закона. Это была тонкая серебряная цепочка изумительной работы, укрепленная чуть выше бедра и стягивающая черную полупрозрачную подвязку.
    - Да, не повезло тебе, детка,- добродушно покачал головой стражник.- Ты знаешь правила. Придется тебе прогуляться со мной в Караульную Башню.
    - Видишь, что ты наделал! - в ярости набросилась девушка на опешившего Кейда.- Теперь я по твоей милости не только лишилась честного заработка, но еще и в каталажку угодила. Меня оштрафуют за незаконный промысел, а денег нет, так что придется отсиживать, а все потому, что некоторые сами не знают, чего хотят! Слушай, красавчик, выручи меня, что тебе стоит? Ну скажи ты, что я была с тобой, а за это я тебя бесплатно ублажу. Ты только скажи, больше я ничего не прошу.
    Канонир с отвращением замотал головой, ощущая себя вывалянным в грязи.
    - Ты сама за мной потащилась,- холодно произнес он.- Я ведь тебе говорил, что постараюсь уберечь от неприятностей, но раз ты не прислушалась к моим словам, пеняй на себя.
    - Ну все, заканчивайте базар,- объявил стражник, очевидно принявший определенное решение.- Мне ваши препирательства надоели. Пойдете со мной в караулку оба, а там можете хоть до утра рассказывать дежурному, кто из вас с кем был.
    - Не вижу причины...- начал Кейд и прикусил язык, но вовсе не потому, что рука постового легла на рукоять электрошокера, висящего у него на поясе. Просто он вдруг увидел причину - и очень вескую. Из Караульной Башни будет несложно связаться с Соборным Домом, да и с доставкой проблем не возникнет,Очень хорошо,- кивнул он в знак согласия.- Буду рад пройтись с вами, сэр.
    - Дурак ты, дурак! - с горечью прошептала девушка.
    ГЛАВА 6
    - Ну, так кто из вас предъявляет претензии? - безразлично поинтересовался дежурный офицер, сидящий за конторкой, переводя скучающий взгляд с девицы на Кейда и обратно.
    Оба промолчали.
    - Она находилась за границей квартала,- счел необходимым пояснить приведший их стражник.- Поскольку я так и не смог разобраться тол ком, была эта дамочка с гражданином или нет, пришлось пригласить обоих в участок.
    - Понятно,- пробормотал дежурный.- Незаконный промысел за пределами отведенной для этого территории. Что ж, если она не собирается подавать жалобу, мужчину можно отпустить. Надзирательница! - Высокая, крепкого сложения женщина в серой униформе поднялась со стула у стены и приблизилась к конторке.- Отведите ее в кабинет и снимите показания. Имя, адрес, регистрационный номер и все такое. Штраф - десять зеленых...
    - Десять зеленых! - в полном отчаянии вскричала девушка.- Да где ж мне их взять, начальник? У меня с собой и одной синенькой не наберется! Я только работать начала. Этот тип - мой первый клиент...
    - Это меня не волнует,- жестко отрезал дежурный.- Десять зеленых или пять суток ареста. А о своих трудностях можешь поплакаться надзирательнице. Уведите ее.- Он повернулся к Кейду:- Что касается вас, гражданин, то у нас к вам претензий нет. Сообщите ваше имя и адрес для протокола и можете быть свободны. Эти шлюхи совсем распустились. Дай им волю, они по всему городу расползутся, как тараканы.
    Канонир понял, что девушке он уже ничем помочь не сможет, но огорчаться по этому поводу не стал. В конце концов, она знала, на что шла. Понизив голос, он обратился к дежурному:
    - Могу я поговорить с вами наедине, офицер?
    - Это еще что за новости? - удивился тот.- Хотите говорить - говорите, а нет - проваливайте!
    Кейд огляделся. В непосредственной близости никого не было. Он наклонился вперед и тихо сказал:
    - Вам не мешало бы вести себя повежливее, офицер. Я вовсе не простолюдин, как вы могли подумать по моей одежде.
    Лицо дежурного озарилось пониманием. Он поспешно сорвался с места, выбежал из-за конторки, подхватил Кейда под руку и отвел в небольшой кабинет.
    - Прошу извинить меня, сэр,- залебезил стражник, усадив канонира в кресло, а сам оставшись на ногах,- но я понятия не имел, кто вы такой. Обычно джентльмены представляются патрульному или постовому, если происходят нежелательные инциденты, подобные этому. Но вы еще молоды, сэр, и я допускаю, что это ваш первый визит в... скажем, другую половину города. Уверяю вас, сэр, вам вовсе не было нужды затруднять себя приходом в участок. Достаточно было предъявить удостоверение личности...
    - Я вижу, вы все еще не до конца понимаете,- оборвал Кейд поток невразумительных излияний.- Я пришел сюда по собственной воле и хочу, чтобы вы оказали мне содействие в одном деле, касающемся благополучия Империи.
    - Всегда к вашим услугам, сэр! - воскликнул, вытягиваясь во фрунт, дежурный.- Я знаю свой долг и готов помочь вам любым способом, который вы сочтете подобающим. Только сначала, сэр, позвольте мне взглянуть на ваш Знак. Чистая формальность, сэр, но порядок есть порядок. Мы же не можем допустить, чтобы какие-нибудь обнаглевшие простолюдины выдавали себя за благородных...
    - Знак? О каком Знаке идет речь, офицер?
    - О жетоне, подтверждающем ваше происхождение и ваш ранг, сэр,- ответил тот. На лице Кейда по-прежнему было написано непонимание, и в глазах чиновника впервые с начала разговора мелькнуло подозрение.- Уж не хотите ли вы сказать, сэр, что позабыли захватить его с собой, выходя из дворца?
    До канонира наконец дошло.
    - Вы опять ничего не поняли! - с негодованием воскликнул он.- Вынужден отметить, что вы слишком много на себя берете, офицер. Мне доводилось слышать о дегенератах высокого происхождения, от скуки устраивающих подобные эскапады, но кто дал вам право приписывать столь низкие намерения мне? Кроме того, я не принадлежу к числу придворных Его Величества. Я канонир Ордена Воинов и требую вашего содействия в доставке к обер-ка-нониру ближайшего Соборного Дома.
    - Значит, никакого Знака у вас нет? - хмуро констатировал стражник.
    - Братья Ордена не носят мирских Знаков.
    - Зато братья Ордена носят оружие.
    Кейд усилием воли подавил вспышку гнева.
    - Я всего лишь прошу вас связаться с канцелярией Соборного Дома. Они легко удостоверят мою личность по отпечаткам пальцев, кроме того, среди братьев наверняка найдется пара-тройка моих бывших сослуживцев.
    Дежурный ничего не ответил. Подойдя к двери, он распахнул ее и позвал, возвысив голос:
    - Эй, Брюге, поди-ка сюда.- Задержавший Кейда и девушку постовой поднялся со стула и вошел в кабинет,- Как считаешь, можно упрятать этого типа за решетку? За пьяный дебош, к примеру? Он там не хулиганил на улице, когда ты их забирал?
    - Девка говорила, что его выкинули из какого-то заведения,- припомнил Брюге.- Но сейчас-то он вроде нормальный.
    - Сильно сомневаюсь. Либо он просто псих, либо допился до чертиков. В любом случае, я его отпускать не намерен. Ты его забрал, ты и оформляй протокол. Представляешь, что он мне заявил? Будто бы он канонир Ордена!
    - Слушай, а ведь он мне почти то же самое залепил,- оживился постовой.Подошел, понимаешь, ко мне и спрашивает, как ему добраться до Соборного Дома? Я тогда внимания не обратил, мало ли чего в голову взбредет, когда лишнего хватишь, да и прихватил его только из-за девки - уж больно громко они лаялись. Так ты думаешь, у парня крыша поехала?
    - Кто его знает?
    Постояв в задумчивости несколько секунд, дежурный принял наконец решение:
    - Сделаем так. Ты его оформишь за дебош, а я до утра запру. Проспится тогда поговорим еще раз.
    Кейд больше не мог сдерживаться. Шагнув вперед, он очутился между двумя стражниками.
    - Еще раз повторяю вам,- загремел он,- что я канонир Кейд, посвященный брат Ордена Воинов на службе Звездоносного Франции! Если вы немедленно не примете мер к идентификации моей личности, вы за это дорого заплатите!
    - Ну-ка, ну-ка...- Сидевший чуть поодаль стражник отложил журнал и подошел к ним.-Душевно рад познакомиться с живым канониром, сэр. Я сам большой поклонник военных игр.
    Он был невысок ростом и полноват, на круглой физиономии расплылась широкая идиотская улыбка, но Кейду он показался чуточку сообразительнее коллег.
    - Не хотелось бы беспокоить столь прославленного бойца, сэр, по такому ничтожному поводу, но у нас с Брюге как раз вчера вышел спор, который вы могли бы с легкостью разрешить. Не уточнит ли господин канонир Кейд, в скольких акциях довелось ему принять участие за этот год и за весь пятилетний цикл?
    - Право, не помню,- нетерпеливо отмахнулся он.- Вряд ли сейчас подобающее время для воспоминаний о былых сражениях. Мне необходимо срочно доложить по команде о важном деле, не терпящем отлагательств. Если ваш начальник подобающим образом исполнит свой долг и сделает запрос в Соборный Дом на предмет удостоверения моей персоны, я готов позабыть непочтительное обращение со мной с вашей стороны.
    - Почему бы не пойти навстречу уважаемому канониру, начальник? - с упреком обратился к дежурному круглолицый, отвернувшись при этом от Кейда, так что тот не мог видеть его усиленно подмигивающий глаз.- Пускай Брюге позвонит. Давайте дадим человеку шанс.
    Дежурный внезапно усмехнулся и подмигнул в ответ.
    - Отлично,- сказал он.- Ступай, Брюге, сделай запрос.
    - Слушаюсь,- несколько разочарованно произнес стражник и вышел.
    - А вот интересно, господин канонир,- вновь заговорил круглолицый, как бы продолжая прерванный разговор,- скольких вам удалось прикончить с тех пор, как вы стали кнехтом? И какой процент убитых приходится на наступательные операции, а какой на оборонительные?
    - Что? Э-э... Честно признаться, я никогда не считал, да и никакой уважающий себя канонир не станет вести подобные подсчеты.- По крайней мере, этот стражник вел себя вежливо и подобающе, поэтому Кейд не находил причин уклоняться от ответов на его вопросы.- На самом деле количество убитых, как правило, отнюдь не определяет значимости того или иного сражения. Мне случалось участвовать в операциях, когда мы теряли до половины личного состава, чтобы овладеть какой-нибудь высоткой, которую вы не заметили бы, даже глядя на нее в упор.
    - Ну надо же! - поразился один из находившихся в караулке стражников.Положить половину людей за какой-то пригорок, который придурки вроде нас и не заметят! Нет, вы слышите, что он говорит? О, привет, Жарден.
    В помещении участка появился еще один стражник в серой униформе. Круглолицый оживился.
    - Вот кто нам поможет,- объявил он.- Жарден держит в памяти все факты и цифры, в отличие от самих господ канониров.
    - Это ты про Кейда, что ли? - осведомился вошедший.- Проще простого. За последний квартал на его счету всего восемь человек, хотя могло быть не меньше дюжины, если бы...
    - Да-да, все это весьма прискорбно,- оборвал его круглолицый,- но мы хотели подкинуть тебе задачку посложнее, Жарден. Ты ведь у нас специалист по Франции, и Кейд - один из твоих любимцев, не так ли? А теперь приготовься к самой волнующей минуте в твоей жизни, Жарден. Позволь представить тебе достославного канонира Кейда собственной персоной! И вы, господин канонир, познакомьтесь, пожалуйста, с Жарденом, вашим верным и многолетним поклонником.
    Еще двое вошли в караульное помещение, но остановились в дверях, внимательно прислушиваясь к разговору. Кейд уже пожалел о своей излишней откровенности. Зря он стал отвечать круглолицему на вопросы - слишком уж фамильярно тот себя повел.
    - Хватит издеваться! - со злостью выкрикнул побагровевший Жарден.- Что тут смешного, когда погибает достойный и храбрый канонир?
    - Да что ты говоришь? - картинно удивился круглолицый.- Вот же он, живехонек! Или я не прав, сэр? - озабоченно обратился он к Кейду.
    - Да, я канонир Кейд,- ответил тот твердо, собрав воедино все свое самообладание.
    - Ах ты лживый...
    Взрыв негодования Жардена пресек дежурный.
    - Молчать! - резко приказал он.- Этот фарс зашел слишком далеко. Не подобает нам поминать всуе погибших со славой, как правильно заметил Жарден. А тебе, парень, я могу только посочувствовать,- обратился он к Кейду.- Ты выбрал не того канонира и нарвался не на тoгo стражника. Канонир Кейд погиб. Я это точно знаю, хотя бы потому, что выиграл на этом двадцать зеленых у Жардена. Он оказался настолько глуп, что поставил на Кейда против Голоша с Занзибара - мол, до конца квартала француз его перегонит по числу убитых. Впрочем, это уже не важно. А теперь отвечай: кто ты такой и зачем тебе вздумалось выдавать себя за мертвого канонира?
    - Но ведь я и есть Кейд,- растерянно пробормотал потрясенный канонир.
    - Канонир Кейд,- терпеливо пояснил дежурный,- был убит на прошлой неделе в одном из домов маленького французского городка, который атаковала возглавляемая им группа. Тело его было найдено на кухне и опознано. Так кто же ты все-таки такой, приятель? Между прочим, выдавать себя за брата Ордена очень серьезное преступление.
    Только сейчас Кейд сообразил, что Брюге отправился вовсе не звонить в Соборный Дом, а за подмогой. В тесном караульном помещении собралось уже больше десятка стражников, и справиться с ними без оружия было нереально. Он замолчал, так как понял, что они не верят ни одному его слову.
    - Тут пахнет не простым хулиганством,-нарушил тишину дежурный.Придется отправить его к психиатру.
    - Так и написать в протоколе? - осведомился ухмыляющийся Брюге, сделавшийся похожим на большую обезьяну.
    - Так и напиши. До утра запрем этого типа в клетку, а потом отвезем в психушку.
    - Могу я задать вопрос, офицер? - холодно спросил Кейд.- Ваш психиатр способен отличить нормального от сумасшедшего, или он такой же тупой простолюдин, как все вы?
    - А ну-ка подержите его,- прозвучал чей-то голос, и сразу же двое стражников схватили Кейда за руки и профессионально завернули их за спину. Дежурный неторопливо приблизился и неуловимым движением врезал ему по скуле кончиком резиновой дубинки.- Псих ты или нет,- проворчал он,- но это научит тебя в следующий раз относиться с уважением к блюстителям правопорядка.
    Кейд даже не шелохнулся, хотя вся правая сторона лица как будто онемела. Он мог без труда вырваться из рук державших его стражников, вырвать дубинку из рук офицера и одним точным ударом послать его в нокаут, но чего бы он этим добился? Противников было чересчур много даже для канонира. "Служба канонира достойна и подобающа..." - подумал он, но как-то вяло - уж больно не располагала к возвышенным помыслам здешняя обстановка.
    - Ладно,- распорядился дежурный,- засуньте его в камеру к Фледвику.
    Канонир покорно позволил отвести себя в камеру и запереть. Своего соседа по нарам он игнорировал, пока тот, набравшись духу, не заговорил с ним сам:
    - Здорово. За что тебя, друг?
    - Не твое дело.
    - Ох ты, какие мы нежные! Если хочешь знать, я тут вообще по ошибке. Меня зовут Фледвик Жиж. Я наставник Учения Клина... служу в Лектории при автомобильном заводе "Слава Империи". Там вышла какая-то неразбериха с пожертвованиями, в бухгалтерии перепутали документы, а свалили все на меня. Ну, ничего, через день-два все прояснится, и меня выпустят.
    Кейд смерил сокамерника безразличным взглядом. На его плутовской физиономии словно было написано большими буквами: "ВОР". Интересно. Выходит, среди служителей Клина встречаются и воры.
    - Что означает серебряная цепочка на бедрах девушки, стягивающая ее одежду? - внезапно спросил Кейд.
    Фледвик смущенно откашлялся.
    - Ну, сам я, конечно, не имею отношения к такого рода девицам,- сказал он,- но кое-что знаю...- И объяснил.
    "Вот тебе и маскарад",- мрачно подумал канонир. Ему почему-то стало жаль девушку. Она сказала, что у нее нет денег заплатить штраф. Сейчас она, наверное, тоже в камере, в компании с настоящими проститутками. Неужели эти проклятые стражники настолько тупы, что не в состоянии отличить честную женщину от шлюхи?
    - Вообще-то мое настоящее призвание - это военная служба,- нарушил молчание Фледвик.
    - Что?! - поразился Кейд, окинув взглядом его щуплую, нескладную фигуру.
    - Я имею в виду наставничество,- поспешно поправился тот.- Честно говоря, мне никогда не нравилось служить в Лектории при каком-то паршивом заводике. В тысячу раз лучше быть лектором в самом отдаленном Соборном Доме, помогая воспитанию достойных воинов Ордена, чем вдалбливать высокие идеи Учения в бараньи головы простолюдинов. "Благословенно будь правление Императора. Благословенен будь Хранитель Власти, служащий Императору",процитировал он, изрядно переврав, но с апломбом.
    - Интересуешься делами Ордена? - задумчиво произнес канонир.- Занятно. А не приходилось ли тебе слышать о некоем канонире Кейде?
    - Да кто же о нем не слыхал, приятель?! У нас на заводе ребята весь день ходили как пришибленные, когда узнали печальную новость. На него многие ставили. Нет, я не специалист по этим делам, ты не подумай, просто так уж получилось, что мне пришлось организовать небольшой такой тотализатор. Но я не сам, не сам, это начальство решило, что ставка-другая в день зарплаты положительно влияет на моральный дух рабочих. Впрочем, когда я отсюда выйду, думаю завязать с военными играми. Ограничусь лошадками и собачками. На бойцов принимать ставки безусловно выгодней, да только в сражении всякое случается. А поди объясни проигравшему, что я ни при чем, если его любимого канонира вычеркнули, так сказать, из списков. Я всегда считал...
    - Заткнись! - приказал Кейд.
    Проклятье! Эти кретины стражники совсем с ума посходили, если не в состоянии отличить порядочную девушку от... от... Да что он все о ней, когда своих неприятностей хватает? Мало того что за решетку засадили, так еще и мертвецом считают! По губам скользнула невеселая усмешка. Как теперь добраться до Соборного Дома и сообщить о заговоре в Храме Каирских Мистерий, если он из брата Ордена в одночасье превратился в простолюдина без имени и без удостоверения личности? У воина нет ни жены, ни семьи, ему некого извещать и его некому опознать, кроме тех же братьев. А серые стражники нипочем не станут беспокоить Орден - ведь братья сами объявили его погибшим!
    Вполне возможно, что за сотню веков, истекших с Сотворения Мира, такие накладки уже случались, но Кейду от этого легче не было. В голове царил сплошной сумбур, но ни одной дельной мысли не возникало. Он вытянулся на нарах, с тоской вспоминая еще более жесткий пол казармы и свой узкий и холодный спальный мешок. "Да будет благословенно правление Императора". Хватит ли у нее здравого смысла не раздражать тюремщиков неподобающими речами? Чтоб ее разорвало, эту девицу! И что ее понесло на улицу в таком наряде? С другой стороны, это служило лишним доказательством того, что она лишь прикидывалась женщиной легкого поведения, на самом деле весьма слабо разбираясь в тонкостях древнейшей профессии.
    - Эй, ты! - рявкнул канонир, заставив вздрогнуть задремавшего Фледвика.- Скажи, ты слыхал когда-нибудь, чтобы профессиональные проститутки разгуливали по улицам в поисках клиентов?
    - Они не так глупы, приятель,- с уверенностью ответил тот.- Да и кто станет ловить девочку на улице, когда гораздо проще сделать это в квартале красных фонарей? Сам я там, разумеется, не бываю, но наслышан, наслышан.
    В голову Кейду пришла безумная идея. Раз он официально объявлен погибшим, не следует ли ему в таком случае считать себя свободным от данных при посвящении обетов? Он конечно же с негодованием отбросил эту неподобающую мысль, но тень сомнения все-таки осталась в душе. Было бы неплохо поговорить на эту тему с наставником - с настоящим наставником, естественно, а не с этим мелким жуликом с бегающими глазками. Хороший наставник всегда укажет тебе на ошибки и рассеет сомнения либо найдет другого наставника, который сделает это лучше. В случае с Кейдом, правда, затруднился бы, наверное, сам отец настоятель: ведь он вел себя строго по Уставу, а оказался в такой глубокой луже!
    - Эй! - снова позвал Кейд, но уже потише.- Ты не знаешь случайно, какое наказание полагается человеку, выдающему себя за канонира Ордена?
    Фледвик задумчиво почесал нос и изрек:
    - Если ты здесь за это, парень, мне тебя искренне жаль. Могут припаять лет двадцать. Ты уж прости, что я тебе говорю, но ты сам...
    - Заткнись. Дай подумать.
    Он подумал и пришел к парадоксальному выводу, заставившему его скривить губы в лишенной веселья усмешке, что еще неделю назад он был бы потрясен ничуть не меньше, но совсем по другой причине. В то время двадцатилетний срок показался бы ему до обидного маленьким.
    Фледвик отвернулся к стене и засопел, намереваясь, как видно, отойти ко сну.
    - Эй! - подал голос Кейд.- Ты знаешь, кто я такой?
    - Уважаемый сэр не соблаговолил представиться,- не без ехидства заметил проштрафившийся служитель Клина, с трудом сдерживая зевок.
    - Я канонир Кейд, посвященный брат Ордена Воинов на службе Звездоносного Франции.
    - Но...- Фледвик поспешно принял сидячее положение и несколько секунд с тревогой вглядывался в лицо соседа по нарам, ища в нем признаки маниакальной агрессивности. Не обнаружив таковых, он чуточку успокоился и забормотал: Да-да, конечно, прославленный брат. Прошу простить мое невежество, но я не узнал вас сразу - темновато тут, знаете ли...
    Больше он уже не ложился, только сидел на краешке нар, время от времени бросая на Кейда опасливый взгляд. Этот эпизод немного развлек канонира, но не слишком - настроение по-прежнему оставалось поганым.
    "Да будет благословенно правление Императора". Засыпая, он думал о девушке, желая ей отделаться возможно более мягким наказанием.
    ГЛАВА 7
    Кейд открыл глаза.
    Серые стены, закрытая дверь и тщедушная фигурка служителя Клина, крепко спящего сидя на дальнем конце опоясывающих камеру нар. Канонир ухмыльнулся, припомнив, как напугало соседа его заявление о том, что он и есть погибший неделю назад Кейд. Фледвик, должно быть, собирался бодрствовать всю ночь, карауля спятившего сокамерника, да не выдержал, уснул. Внезапно лицо его вытянулось, а губы сжались. Он вовремя вспомнил, что насмешка над ближним отнюдь не самое подобающее воину начало нового дня. Закрыв глаза и отрешившись от мирского, Кейд приступил к привычному утреннему ритуалу, но впервые за много лет ему мешало притаившееся где-то в глубине почти неосознанное желание сократить довольно продолжительный процесс мысленного цитирования. Нет, он по-прежнему оставался непоколебимым адептом Учения Клина, но дело было в том, что у него созрел план.
    Через мгновение по окончании церемонии Кейд был уже на ногах. Он бесшумно пересек камеру, наклонился над спящим и потряс его за плечо. Фледвик едва не свалился на пол, но вовремя очнулся и успел сгруппироваться. Очумело вертя головой, он заметил рядом с собой массивную фигуру канонира, в испуге присел и открыл рот, явно собираясь заорать во весь голос. Но позвать стражу не удалось, так как рука Кейда умело запечатала ему глотку.
    - Ни звука! - предупредил он.- Иди сюда.- Канонир присел на нары и жестом пригласил щуплого соседа занять место рядом с ним.- Послушай, Фледвик, я хочу выбраться отсюда, но мне нужна твоя помощь. Могу я на тебя рассчитывать?
    - Конечно, сэр! Я буду счастлив вам помочь! - поспешно и пылко заверил Фледвик - пожалуй, чересчур поспешно и чересчур пылко.
    - Вот и отлично,- похлопал его по плечу Кейд и бегло осмотрел замок. Замок оказался простеньким, всего с двумя степенями защиты.- Я настрою замок так, чтобы он снова открылся через пятнадцать секунд после того, как его откроют снаружи. Но сначала тебе придется поднять шум, чтобы заманить сюда кого-нибудь из стражников.
    - Вы можете настроить электронный механизм замка? - удивился Фледвик.Где же вы этому научились?
    - Я же тебе говорил, что я канонир Ордена. И по этой причине рассчитываю на твое безоговорочное сотрудничество. Мне необходимо доставить в Соборный Дом сообщение огромной государственной важности. Между прочим, если ты мне поможешь, я позабочусь, чтобы тебе было даровано прощение.
    Надежда, на мгновение вспыхнувшая на хитрой физиономии плута, угасла. Но Фледвик понимающе закивал и с деланным энтузиазмом заявил, что никаких милостей не просит, а сделает все возможное исключительно из патриотических чувств и любви к Императору. Кейд, однако, прошел неплохую школу в последние несколько дней и быстро раскусил притворство.
    - Так. Я вижу, ты мне не веришь. В таком случае ты будешь мне помогать, потому что я опасный маньяк, одержимый жаждой убийства и способный за неповиновение разорвать тебя на куски голыми руками. Надеюсь, эта причина для твоего жалкого умишка более доступна, чем предыдущая?
    - Да, сэр! - с готовностью подтвердил съежившийся от страха Фледвик.
    - Замечательно. Итак, твоя задача - привлечь внимание надзирателя. Скажи ему что хочешь, меня это не волнует, но он должен войти в камеру. Можешь орать, что у тебя живот схватило или что я тебя избил до полусмерти. Главное, чтобы он зашел внутрь, закрыл за собой дверь и приблизился посмотреть, что с тобой случилось. Я отключу стражника, через пятнадцать секунд дверь откроется, и я спокойно уйду.
    - Могу я полюбопытствовать, как мне потом выкручиваться, приятель? Известны случаи, когда стражники в этом городе с пристрастием относились к заключенным, заподозренным в содействии побегу.
    - Прекрати свои дешевые потуги на остроумие и впредь называй меня "сэр",- холодно произнес Кейд.- Если ты так дрожишь за свою шкуру, можешь уйти со мной. Пожалуй, ты мне даже пригодишься, потому чтоя плохо ориентируюсь в городе и слабо разбираюсь в обычаях простолюдинов.
    Он встал, подошел к двери и склонился над замком. Фледвик, снедаемый любопытством, тоже приблизился и приподнялся на цыпочки, наблюдая через плечо канонира за уверенными движениями его пальцев.
    - Так вы и взаправду разбираетесь в электронике... сэр? - На этот раз в голосе его звучало нескрываемое восхищение.
    - А ты как думал, болван?! Сколько раз можно повторять? Под пристальным взором проворовавшегося наставника Кейд
    меньше чем за минуту снял выходящую в камеру половинку внешней оболочки запирающего устройства. Еще меньше времени потребо-валосьего тренированному глазу, чтобы разобраться в хитросплетении многочисленных проводов и контактов. Фледвик следил за его действиями, затаив дыхание и то и дело одобрительно причмокивая. Пальцы Кейда ловко скользили среди транзисторов, реле и разноцветных усиков проводки, легко минуя коварные ловушки, одни из которых были настроены на подачу сигнала тревоги на пульт дежурного, а другие, еще более опасные, могли поразить смертельным для человека разрядом. Но все это были детские игрушки для канонира, умеющего в считанные минуты переналадить панель управления аэролетом в сумерках и под проливным дождем.
    Вернув кожух замка на место, Кейд отряхнул руки и повернулся к Фледвику:
    - Начинай!
    Но тот был настолько напуган, что трясся всем телом и был готов расплакаться.
    - Не могли бы вы подождать до завтрака, сэр? - жалобно взмолился он.
    - А что здесь дают на завтрак?
    - Жареные сосиски с капустой и два ломтя хлеба,- ответил, облизнувшись, Фледвик.
    Кейд сделал вид, что раздумывает, потом решительно покачал головой:
    - Ничего не выйдет. Мне нельзя есть мясного до захода солнца. Разве ты позабыл, что я посвященный брат Ордена?
    Маленький наставник перестал трястись, собрался и впервые посмотрел Кейду прямо в глаза.
    - А ведь может статься, что ты говоришь правду, приятель,- сказал он ровным, без тени волнения, голосом.- Должен признаться, что собирался поначалу предупредить надзирателя о твоем замысле.
    - Напрасно. Я с легкостью уложу вас обоих, если потребуется.
    - Верю. И хочу сказать, что меня больше нечего опасаться. Кстати, эти манипуляции с замком натолкнули меня на одну идею. Едва мы отсюда выберемся, я знаю один склад готового платья с таким же запором и одного типа, весьма заинтересованного в его содержимом. Заодно могу сознаться, что мелкие несоответствия в бухгалтерских документах, из-за которых меня заперли в кутузку, на самом деле не такие уж и мелкие. Скорее даже крупные.
    - Я сразу понял, что ты большой аферист,- кивнул Кейд, ничуть не удивившись.- Но ты можешь не волноваться. Отец бомбардир лично подпишет твое помилование за оказанное мне содействие. Обо мне ты можешь думать все, что угодно. Считай меня грабителем, маньяком или убийцей, только начинай поскорей звать на помощь. Скоро уже совсем рассветет.
    Фледвик слегка потренировался, испустив парочку душераздирающих стонов, а потом вошел в раж и заорал так, словно с него шкуру живьем сдирают. На крик прибежали сразу двое стражников, на ходу протирая заспанные глаза. При виде корчащегося в агонии на полу заключенного старший недовольно нахмурился и буркнул:
    - Ну, что с тобой такое случилось? Отвечай, живо!
    - Колики! - простонал, продолжая корчиться, Фледвик.- Живот болит невыносимо, как будто внутри огонь развели. Ой-ой-ой, не могу больше, сейчас умру!
    - Ну да, конечно,- кивнул стражник и обратился к Кейду с изысканной вежливостью, граничащей с издевательством: - О, благородный Звезднорожденный! Не соблаговолите ли присесть на нары в дальний угол и положить на колени ваши ручонки? Мой напарник не спустит с вас глаз, пока я буду заниматься этим симулянтом. Предупреждаю: одно неверное движение - и весь блок заполнится усыпляющим газом. Мы все на время уснем, но когда проснетесь вы, вас будет ожидать такая взбучка, какой, ручаюсь, за десять тысяч лет не получал ни один канонир, не говоря уже о Звезднорожденных. Надеюсь, я все понятно изложил, благородный сэр?
    Не дожидаясь ответа, старший подал знак напарнику, который занял позицию за дверью, держа руку на рычаге, очевидно контролирующем подачу газа. Туповатая физиономия и замедленные движения второго охранника как нельзя лучше соответствовали планам Кейда, но он ни единым движением лицевых мускулов не выдал своей радости, безразлично взирая со своего места в углу за действиями главного.
    Стражник нажал несколько кнопок на внешнем пульте электронного замка, дверь щелкнула и ушла в стену с весьма удовлетворительной резвостью. Первый стражник дождался, пока она вновь закроется, и склонился над очень натурально завывающим Фледви-ком, не обращая внимания на смирно сидящего на нарах Кейда, отсчитывающего в уме секунды. Как только дверь начала открываться вновь, канонир был уже на ногах и в движении. Он походя вырубил находящегося внутри охранника, рухнувшего частично на Фледвика, частично на пол, и выскочил из камеры в тот момент, когда стражник-тугодум уже догадался, что не все в порядке, но еще не успел на это среагировать. Чтобы нейтрализовать его, канониру хватило доли секунды.
    Фледвик быстро освободился от навалившегося на него тела и вылетел наружу почти сразу вслед за Кейдом.
    - За мной! - коротко бросил канонир и устремился вперед по коридору.
    Было странно и непривычно иметь в подчинении напарника, совершенно не способного понимать тебя с полуслова, но Кейд отлично понимал, что подобная согласованность достигается лишь годами совместных тренировок и общностью взглядов. Хуже было другое: он понятия не имел об умении и возможностях своего сообщника, испытывая вдобавок вполне обоснованные сомнения в его храбрости и решимости идти до конца. Но сейчас об этом не было времени рассуждать. Миновав несколько пустых камер, Кейд и Фледвик замедлили шаг и остановились перед дверью, ведущей в караульное помещение. Как и следовало ожидать, она была прочной, снабженной забранным толстой решеткой глазком и крепко запертой.
    Осторожно заглянув в глазок, канонир увидел в дежурке троих стражников с сонными физиономиями. Самый бодрый из них сидел за факсом, проглядывая выползающую из щели бумажную ленту со сводкой основных новостей утренних газет.
    - Бойер! - позвал он, оторвавшись на миг от чтения.- Серый Спрингер выиграл вчера последний заезд в Балтиморе! С тебя один зелененький. Эй, а где Бойер, ребята?
    - В камере. Фледвик опять разорался, вот он и пошел посмотреть.
    - Давно?
    - Успокойся. За секунду до твоего прихода. И не один, а с Маршаллом. Минуты, наверное, не прошло.
    Кейд вовремя успел пригнуться, когда любитель новостей решительно шагнул к двери и приник к глазку.
    - Минута - это слишком долго,- услышал он прямо над собой встревоженный голос.- Тупее Маршалла не найти стражника во всей Караульной Службе, а ведь в камере вместе с Фледвиком сидит тот здоровый псих, выдававший себя за канонира... А ну-ка, парни, проверили свои газовые пушки - и за мной!
    Ответом ему были протестующие возгласы коллег. Один из них даже отважился возразить:
    - Да на кой хрен нам туда соваться? Куда проще пустить газ в камеру прямо отсюда!
    - Ну уж нет! Мне потом заполнять полсотни рапортов и объясняться с начальством! Так что ноги в руки, парни, и отставить разговорчики.
    - Умеешь стрелять из газового пистолета? - шепотом спросил Кейд.
    Дрожащий Фледвик отрицательно замотал головой.
    - Тогда не путайся у меня под ногами.
    Кейд сам еле сдерживал дрожь от возбуждения, вызванного новизной ситуации, когда ему, безоружному, предстоит схватка с вооруженным до зубов противником. "Ошибаются те, кто говорит, что мы не знаем страха,- подумал он и мысленно поклялся: - О Арль, наш отец бомбардир, чья обитель Руины Кошмара, обещаю не дать тебе повода стыдиться за твоего преданного сына!" Воспоминание о мудром и всеблагом гроссмейстере Ордена настроило канонира на будущее сражение и выгнало прочь сомнения из его души. Отцу бомбардиру плевать на эту серую мелюзгу. Он любит только своих детей, братьев Ордена, и в его глазах предстоящая схватка - вполне подобающее деяние, раз оно направлено на благородную цель.
    Дверь начала отходить в сторону. Стоящий за ней стражник шагнул вперед, и в это мгновение правый кулак канонира с поразительной точностью врезался ему в солнечное сплетение. Левой рукой Кейд перехватил выпавший из ослабевших пальцев пистолет и выпустил подряд две пули с парализующим газом в двух оставшихся караульных. Один из них успел, правда, произвести ответный выстрел, но взял слишком высоко, и заряд ушел в потолок, не причинив никому вреда. Фледвик в отчаянии всплеснул руками и забормотал что-то невнятное, типа "влипли по самые уши". Кейд не стал к нему прислушиваться и безжалостно погнал дальше, в дежурку. Выглянув через дверь на улицу и удостоверившись, что она пуста, канонир вернулся к хнычущему Фледвику.
    - Вперед,- сказал он, небрежно швырнув свой газовый пистолет на грудь отключившемуся стражнику.
    Фледвик нагнулся, поднял оружие и с недоумением посмотрел на сообщника.
    - Зачем ты его бросил? Разве он нам больше не понадобится? - Тут он поймал убийственный взгляд Кейда и торопливо добавил: - Сэр.
    - Оставь его. Канониру не подобает держать в руках эту пукалку. Я воспользовался им лишь потому, что не было другого выхода.
    На лице бывшего наставника вновь появилось странное выражение, которое уже пришлось однажды наблюдать канониру. Это была сложная комбинация покорности судьбе, изумления, уважения, восхищения и - как ни трудно было в это поверить - снисходительного презрения. Кейд не раз видел подобную мину на лицах придворных, особенно дам, и всякий раз она приводила его в недоумение.
    - Не кажется ли вам, достославный сэр канонир,- заговорил Фледвик, тщательно подбирая слова,- что нам все-таки не помешало бы захватить с собой это оружие, каким бы неподобающим оно вам ни казалось? Кто знает, не попадем ли мы с вами в скором времени в еще одну безвыходную ситуацию? Кстати, если вам так противно марать о него руки, я могу послужить вам оруженосцем.
    - Как знаешь,- равнодушно бросил Кейд,- только не задерживайся.
    Фледвик сноровисто засунул пистолет за пояс и прикрыл рукоять рубахой, после чего вновь почтительно обратился к спутнику:
    - Не считает ли уважаемый сэр, что нам следует позаботиться об этих стражниках? Быть может, стоит оттащить их в пустую камеру и запереть?
    - Нет смысла отвлекаться,-'недовольно отмахнулся канонир.- Мы будем в Соборном Доме гораздо раньше, чем они очнутся, а потом все это уже не будет иметь значения.
    Фледвик вздохнул и с сомнением покачал головой, но безропотно последовал за Кейдом на пустынную улицу. Сквозь легкий туман можно было различить розовеющий край предрассветного неба. В свете двух зеленых фонарей над входом в Караульную Башню фигуры канонира и вора отбрасывали на мостовую длинные колеблющиеся тени.
    - Далеко отсюда до Соборного Дома?
    - Это за городом. Километров пять к северу от окраины по Имперскому шоссе.
    - Нам понадобится автомобиль.
    - Ну вот, еще и угон транспортного средства вдобавок!
    - Ничего подобного,- возразил Кейд,- всего лишь временная реквизиция в интересах государства. Ты можешь оставаться в стороне, если хочешь, я сам все сделаю.
    Реквизиция - угон. Угон - реквизиция. Как странно смешались понятия, стоило ему только очутиться за стенами Ордена. И в то же время было жутко интересно ощущать себя по другую сторону привычного закона и порядка. Последняя мысль заставила его устыдиться и напомнила сакраментальную цитату: "Воины маршируют туда, куда направит их воля Императора, ища ему чести, а себе славы". Ну да, конечно, вот только "маршировать" нынче придется в дешевых сандалиях на мягкой подошве и в угнанном автомобиле.
    Угрызения совести кольнули сердце. Ему тут легко рассуждать, а каково там девушке? Он дал себе слово заняться ее делом, когда все прояснится. Конечно, наводить справки придется исподволь, чтобы стражники не выместили на ней свою злость за его побег. Прошлой ночью Кейд убедился, что блюстителям порядка не чужды такие неподобающие чувства, как обидчивость и мстительность. Разумеется, серым стражникам далеко до наставников по части духовности и нравственности, хотя формально те и другие представляют собой как бы две руки могучего сообщества служителей Клина. Одни заботятся о состоянии умов и душ, другие держат в рамках общественные отношения. Но что, в конце концов, возьмешь с простолюдинов? Нет, нужно будет дать им понять, что это дело взято на контроль наверху, во избежание эксцессов.
    - Вот подходящая тачка,- заметил, останавливаясь, Фледвик.- С моего завода, между прочим.
    Кейд с сомнением обозрел слегка обшарпанный пустой автомобиль с потускневшей табличкой на капоте "Слава Империи", припаркованный прямо на тротуаре. Его спутник тем временем заглянул в окно и довольно объявил:
    - Индикатор показывает полный заряд. Более чем достаточно, чтобы добраться до места.
    - Заперто? - спросил Кейд.- Сейчас ,я выбью...
    - Только не надо ничего выбивать,- замахал руками Фледвик.- Я все-таки знаком с этой моделью, и у меня как раз имеется при себе одна маленькая штучка, которая поможет нам открыть ее без шума и пыли.
    Он расстегнул свой ремень и снял его. Снаружи тот ничем не отличался от стандартного образца, положенного всем наставникам Учения Клина, а вот с внутренней стороны оказался сложенной втрое широкой полосой тончайшей кожи. Порывшись в складках, обладатель ремня извлек плоский металлический предмет, который незамедлительно засунул в замок машины. Раздалось несколько последовательных щелчков, и дверца распахнулась.
    Кейд пристально разглядывал спутника, пока тот убирал отмычку и застегивал пояс. Должно быть, Фледвику стало немного не по себе, потому что он смущенно прокашлялся и стал объяснять:
    - Я ведь собирался приобрести в ближайшем будущем такую же "Славу" из своих скудных сбережений. А в сборочном цехе у нас работает один мой хороший знакомый, большой умелец, который и предложил мне по дешевке купить "открывашку", как он их называет. Я подумал, что такая штука может пригодиться, если я, скажем, забуду комбинацию, ну и взял.
    - Значит, ты купил "открывашку", еще не имея машины? - уточнил канонир.
    - Что? А, ну конечно. Я вообще человек предусмотрительный, и сегодня моя предусмотрительность нас выручила, не так ли, сэр?
    - Что ж, может быть. Полагаю, на этом мы можем расстаться. Тебе нет нужды сопровождать меня дальше. Надеюсь, тебе известно, что братьям Ордена разрешено контактировать с простолюдинами лишь в исключительных обстоятельствах? В таком случае позволь поблагодарить тебя за службу. И пусть в дальнейшем душу твою согревает мысль о том, что ты оказал Империи серьезную услугу.
    Кейд отвернулся и хотел уже сесть за руль автомобиля, но его остановило жалобное восклицание экс-наставника:
    - Подождите, сэр!
    - Ну?
    - Сэр,- торопливо заговорил Фледвик,- мне было бы бесконечно жаль расстаться с вами так скоро. Вы упоминали о помиловании.
    - Тебе его пришлют из канцелярии отца бомбардира.
    - Буду счастлив получить его, сэр, но осмелюсь заметить, что меня будет непросто разыскать. Я ни о чем так не мечтаю, кроме как вернуться в мой скромный Лекторий и смиренно продолжить нести Слово Клина в чистые души достойных тружеников заводского конвейера, но пока официальная бумага не будет у меня на руках, вряд ли я рискну вести, гм... легальный образ жизни.
    - Залезай,- приказал вместо ответа Кейд.- Нет, я сам поведу, а то ты можешь машинально стащить коробку передач.- Он тронул машину с места, в считанные мгновения развил максимальную скорость и устремился на север, в сторону Имперского шоссе,
    - Эй, не так быстро! - испугался вор.- Скорость в городе - не выше пятнадцати миль в час. Не успеешь оглянуться, как засекут радары стражников и установят барьер.
    Кейд послушно сбавил скорость. Машину он вел аккуратно, внимательно следя за дорогой и за происходящим по обе стороны, чтобы избежать по возможности конфликта с представителями закона и заодно утолить собственное любопытство. Справа и слева по обочинам широкой магистрали тянулись бесконечные ряды коммерческих палаток, лотков, небольших магазинчиков, торгующих буквально всем, что может понадобиться проезжающим: от дешевых закусок и напитков в пестрых упаковках до полного набора платья для джентльмена из высшего общества. В большинстве заведений ассортимент товаров и цены почти не различались, но попадались среди них и такие, что торговали вещами, в дороге заведомо лишними. Кейда поразил, к примеру, роскошный магазин с вывеской "Мебель для дома".
    Фледвик включил встроенный в панель управления автомобильный приемник. Краем глаза канонир заметил, как он крутит ручку настройки, ловя, очевидно, какую-то малоизвестную волну, потому что основные каналы вешания включались автоматически, простым нажатием кнопки.
    Кейд продолжал размышлять о неисповедимых путях обывателей. У него до сих пор не укладывалось в голове их упорное нежелание следовать простому и здоровому идеалу, заложенному в Уставе Ордена. Ведь человеку вполне достаточно одного-единственного фасона одежды - разумеется, отличного от одеяния воина. А тысячу крошечных кафе и ресторанчиков с успехом могла бы заменить одна общественная столовая, где подавали бы несколько простых, сытных и полезных для здоровья блюд. Перед мысленным взором канонира снова всплыл малопривлекательный образ среднего обывателя, каким он его себе представлял: ленивый, рыхлый, неряшливый, тучный и обжирающийся до икоты утром, днем и вечером.
    А как было бы здорово очутиться сейчас в родном Соборном Доме! Он как раз успел бы к завтраку, поел привычной каши из концентратов и без усилий включился в привычный ритм жизни, давно уже ставший неотъемлемой частью его естества. Кейд знал наверняка: оказавшись среди братьев, он быстро выкинет из головы тревожащие его мысли и сомнения, накопившиеся за последние дни. И можно ли найти лучшее доказательство мудрости и справедливости положений Устава Ордена, выработанного самим Учителем Клином?
    "Ни один брат Ордена не должен без настоятельной необходимости покидать территорию своего Соборного Дома, кроме как отправляясь на поле Битвы. Перемещение братьев Ордена из одного Соборного Дома в другой или на поле Битвы и обратно осуществляется по воздуху либо, в случае невозможности воздушного сообщения, в закрытых наземных экипажах".
    Вот это было правильно и подобающе! Внешний мир таил множество соблазнов, и даже такой опытный и стойкий канонир, как он, не раз ловил себя на греховных мыслях, подвергающих сомнению назначение Ордена и свой долг по отношению к нему. Вот сегодня, к примеру, когда он проснулся, не сразу приступил к положенному мысленному церемониалу, а отвлекся на неподобающие воспоминания об этом жалком жулике и воришке, который сейчас сосредоточенно сопит у него под боком. Ну, ничего! Скоро, очень скоро материнское лоно Ордена вновь примет своего заблудшего сына и окутает..,
    - Кейд! - взвизгнул Фледвик.- Ты только послушай!
    Передача, судя по всему, шла на частоте, используемой Караульной Службой. Плохо поставленным голосом кто-то монотонно читал по бумажке, то и дело спотыкаясь на правильном произношении слов:
    "...выдающий себя за недавно погибшего во Франции канонира Кейда, и подозреваемый в мошенничестве, ранее лишенный сана наставника, Фледвик Жиж. Рекомендуется применение газового оружия среднего радиуса действия. Лже-Кейд может быть вооружен газовым пистолетом. При задержании соблюдать сугубую осторожность, так как бежавший преступник психически болен и обладает недюжинной физической силой. Второй из беглецов, Фледвик Жиж, физически слаб, безоружен и опасности не представляет. Повторяю сообщение. Всем патрульным и постовым Караульной Службы. Принять меры по задержанию бежавших сегодня утром из камеры предварительного заключения Караульной Башни седьмого участка преступников. Беглецов двое: неизвестный, выдающий себя..."
    Пробубнив повтор сообщения, диктор замолк. Из эфира доносился лишь треск помех от статического электричества в атмосфере.
    - Они еще не знают об угоне автомобиля,- заметил Кейд.
    - Скоро узнают,- скорбным голосом заверил его сосед.- Или уже знают, но не успели пока связать угон с нашим бегством.
    Следующие три квартала Фледвик сидел молча, погруженный в мрачные раздумья. Наконец он вышел из ступора и угрожающе пробормотал, коснувшись выпирающей из-под рубахи ребристой рукоятки пистолета:
    - Ну, я вам покажу безоружного и не представляющего опасности! Послушайте, сэр,- обратился он к Кейду,- до окраины города осталось совсем немного. Если они не накинули аркан, мы...
    - Аркан?
    - Я имею в виду, не заблокировали все выезды из города, активизировав следящие мониторы. Рано или поздно они все равно перекроют все выходы, но если им пока неизвестно об угоне, первоочередное внимание будет обращено на общественный транспорт. Тогда у нас есть шанс вырваться из кольца.- В голосе Фледвика впервые, пожалуй, с момента побега прорезались оптимистические нотки.
    Кейд продолжал удерживать стрелку спидометра на отметке пятнадцати миль. Солнце уже взошло, и поток встречного-транспорта с каждой минутой заметно густел. В одном месте неподвижно застыл в ожидании дорожного патруля окруженный поднявшимися прямо из мостовой стержнями большой автомобиль. Это сработала автоматическая система контроля, и водителю придется теперь заплатить крупный штраф за превышение скорости.
    - Действие радаров прекращается за городскими воротами,- сообщил, заметив его взгляд, Фледвик. - Дальше можно будет жать на всю катушку, лишь бы следящие не задержали на выезде.
    Петля блокады и впрямь еще не успела затянуться. Выезжая из города, они миновали пост дорожного патруля с одиноким скучающим стражником в прозрачной будке, не удостоившим их автомобиль и мимолетного взгляда. Либо он прослушал сообщение о побеге, либо считал, что проблемы коллег из седьмого участка его не касаются.
    Очутившись за городом, Кейд не последовал совету сообщника "жать на всю катушку", прислушиваясь взамен к собственному внутреннему голосу, и увеличил скорость всего до двадцати миль в час. Вскоре выяснилось, что его решение было правильным. Мощный автомобиль с зеленым верхом и мигалкой, двигаясь из города с бешеной скоростью, обошел машину беглецов слева. Фледвик в ужасе вжался в сиденье, но патрульные не обратили на них внимания и промчались мимо.
    Имперское шоссе заполонили автомобили. Теперь уже Кейд при всем желании не смог бы разогнаться выше двадцати миль. Наконец впереди и чуть левее показалась серая громада высокого, господствующего над магистралью здания, окруженного бетонным забором.
    - Соборный Дом,- показал пальцем Фледвик, и канонир счастливо вздохнул. Его эпопея близилась к концу, обещая вскоре изгладиться из памяти, как кошмарный сон.
    Радио в машине внезапно ожило. Дрожащий от возбуждения властный голос зачитывал новый приказ:
    "Всем патрульным и воинам Ордена. Повторяю: всем патрульным и воинам Ордена. Настоящим отменяется предыдущее сообщение, касающееся обнаружения и задержания бежавших преступников: неизвестного, выдающего себя за канонира Кейда, и лишенного сана наставника Фледвика Жижа. По вновь поступившим данным, оба вооружены до зубов и чрезвычайно опасны. Во избежание возможных жертв приказываю открывать огонь на поражение, как только беглецы окажутся в зоне видимости. Патрульным применять газовое оружие дальнего радиуса действия, воинам Ордена - личное оружие. Повторяю приказ: при обнаружении беглых преступников стрелять на поражение! Оба преступника исключительно опасны. В переговоры не вступать, сдаваться не предлагать, пощады не обещать. Всякий, кто осмелится нарушить данный приказ, независимо от статуса нарушителя, будет отвечать по всей строгости закона. Никакие объяснения и отговорки при этом во внимание приниматься не будут. Огонь на поражение! Теперь описание и приметы сбежавших преступников..."
    Кейд, застывший в оцепенении, сбросил скорость почти до нуля, но совсем остановить автомобиль не рискнул - это выглядело бы слишком подозрительно. Он выслушал довольно точное и подробное описание внешности их обоих, не проронив ни слова. Так же сдержанно он отнесся к сообщению о том, что подвержен приступам безудержной ярости и одержим манией убийства. Не удивился канонир и зачитанному по радио длинному списку прегрешений его сообщника, включающему в себя множество мелких и не очень нарушений закона, от краж и мошенничества до шантажа и вымогательства. В заключение Фледвик также характеризовался как одержимый жаждой убийства маньяк.
    - Теперь ты тоже вооружен и очень опасен. Можешь радоваться,бесстрастно произнес канонир.
    В ответ он услышал взрыв проклятий и сквернословия.
    - Это ты втянул меня в дерьмо! - бушевал экс-наставник.- Каким же я оказался болваном! Да я б свой пятерик отсидел, катаясь как сыр в масле! И корешей у меня полно на воле - не дали бы пропасть. Зачем только я поддался на твои уговоры бежать? Сидел бы себе смирно и горя не знал! Тоже мне, канонир хренов!
    Кейд очумело покрутил головой, словно выбравшийся из воды пес, но все ругательства и обвинения Фледвика в его адрес поразили его куда меньше, чем только что услышанное по радио сообщение.
    - Этого не может быть, потому что я действительно канонир Кейд,- громко произнес он, в равной степени как для себя, так и для окончательно павшего духом напарника.
    ГЛАВА 8
    - Здесь определенно какая-то ошибка,- сказал Кейд с уверенностью, которой на самом деле не ощущал.
    - Допустим,- не стал спорить Фледвик, но тут же ехидно осведомился: Пока по нам еще не открыли огонь на поражение из-за этой ошибки, могу я поинтересоваться вашими дальнейшими планами, сэр? Пока что мы прямым ходом приближаемся к обители ваших братьев, а у меня почему-то пропало желание испытать их гостеприимство.
    - Ты прав,- кивнул канонир, чувствуя себя в чем-то виноватым перед Фледвиком, хотя еще неделю назад такая мысль показалась бы ему абсурдной.Мои братья получили официальный приказ и обязаны его выполнить. Это их долг. Я сам не колебался бы ни секунды, хотя формулировка приказа, надо признать, весьма... необычная. За все время службы мне ни разу не приходилось слышать ничего подобного, даже когда дело касалось убийц и террористов.
    Первая волна гнева Фледвика схлынула. Он уселся поудобнее на своем сиденье и покосился на собеседника так, будто в первый раз увидел.
    - Когда мы еще торчали в клетке,- начал он,- и я смотрел, как ты управляешься с замком, я подумал про себя, что ты либо вправду канонир, либо самый великий взломщик из всех, с кем мне приходилось иметь дело. Когда ты уложил пятерых стражников, даже не запыхавшись, я подумал, что ты либо канонир, либо самый великий взломщик и самый отчаянный боец из всех, с кем меня сводила судьба. Когда же ты выкинул трофейный пистолет лишь потому, что тебе "не подобает" им пользоваться, я понял, что никем, кроме канонира, ты быть не можешь. Кейдом тебя зовут или по-другому, но то, что ты канонир, у меня лично сомнений больше не вызывает. Будем считать, что кто-то наверху действительно ошибся по-крупному. Вопрос в другом: как нам сейчас уберечь свои шкуры и спрятаться подальше, пока ошибку не исправят?
    Кейд вдруг весело рассмеялся. Как же он раньше об этом не подумал?! Но теперь все встало на свои места, и Орден вновь обрел в его глазах прежнее незыблемое достоинство. Резко развернув руль влево, он выехал на встречную полосу и нажал на акселератор.
    - Эй, куда это мы? - встревоженно потянул канонира за рукав маленький экс-наставник.
    - К отцу бомбардиру!
    - К отцу бомбардиру? - в недоумении повторил Фледвик.- Постой, да ведь это же гроссмейстер Ордена воинов! Ничего не понимаю! Разве он не пристрелит нас вдвое быстрее, чем обыкновенный брат?
    - Не пристрелит, успокойся,- рассеянно ответил Кейд, сосредоточившись на обратной дороге к городу.
    Какое бы объяснение он сейчас ни дал, вряд ли этот мелкий уголовник способен воспринять адекватно тот сложный комплекс чувств, который доступен лишь посвященным. В сознании братьев образ отца бомбардира отождествлялся не с личностью, а с некой высшей силой, которая незримо присутствовала в душе каждого воина, наполняя ее доблестью и смирением. Кое-что можно было, конечно, передать словами, но в основном восприятие главы Ордена происходило на уровне подсознания и слепой веры в его непогрешимость и всемогущество.
    - Дело в том,- начал канонир, стараясь выразить свои мысли предельно доступно для понимания,- что все воины Ордена считаются братьями между собой. Братьями по духу, по оружию, по цели в жизни. А отец бомбардир - он нам всем как бы родной отец. Понимаешь? Хранитель Власти может перевести нас в другой Соборный Дом, послать служить другому Звездоносному, но приказы его не имеют силы, пока не будут скреплены личной печатью отца, вырезанной на конце рукояти его личного оружия. Этой же рукоятью он касается каждого оружия, вручаемого брату Ордена при посвящении в воины. Если бы он этого не делал, мы не смогли бы чувствовать себя полноправными братьями. Память об этом прикосновении делает наши руки в битве твердыми, глаза зоркими, реакцию быстрой...
    Кейд умолк. Было еще много всего, но он твердо знал, что никогда не расскажет об этом постороннему. Посвященные и так все понимали без слов, а остальным это знание ни к чему. В жизни каждого воина бывали минуты, о которых стыдно вспоминать. Когда дрожат колени, липкий пот струится по коже и отвратительное чувство страха сковывает движения, ты вспоминаешь о Нем и видишь мысленным взором, как заволакивается тенью печали Его высокое чело... И тогда ты отбрасываешь страх и сомнения, перестаешь дрожать, по членам разливается тепло, и ты с ликованием бежишь в атаку, больше не замечая огня противника, полный решимости подобающе исполнить свой долг.
    - Ну и чем же нам поможет твой несравненный папаша? - иронически усмехаясь, начал Фледвик, но внезапно поперхнулся под яростным взглядом канонира.
    - Молчать, недостойный вор! Я не потерплю неуважительности к святым для каждого воина предметам!
    - Умоляю простить мою оплошность,- поспешно склонил голову мошенник и после паузы осторожно поинтересовался: - Будет ли мне позволено высказаться, благородный сэр?
    - Говори. Но соблюдай приличия!
    - Со смирением принимаю ваш гнев, доблестный канонир,- заговорил Фледвик.
    Смирения в его тоне Кейд не услышал, но великодушно не стал заострять на этом внимание, посчитав, что тот и так достаточно наказан. Да и где ему понять, что теперь, когда решение принято, все неприятности остались позади. Отец бомбардир одним мановением руки очистит своего возлюбленного сынаот нелепых обвинений, и все пойдет по-прежнему, как было раньше.
    - Хотелось бы, однако, узнать,- ворвался вдруг в сознание гнусавый голос бывшего служителя Клина,- где проживает достопочтенный гроссмейстер Ордена?
    Ну, на этот вопрос он мог ответить без затруднений. Прищурив глаза, Кейд откинулся на спинку сиденья и процитировал, управляя машиной одной рукой:
    - "Близ Пещер Вашингтонских, на южном берегу реки Потомак, в гигантском гроте, что вовсе не грот, обитает Отец наш, и место это зовется Александрия".
    - Высади меня немедленно! - завопил Фледвик.- Лучше я буду иметь дело с сотней стражников, чем суну нос в Вашингтонские Пещеры! Останови машину, говорю!
    - Заткнись! - рявкнул канонир.- И не стыдно тебе? Образованный человек, а веришь в дурацкие сказки невежественных простолюдинов! Ты же был наставником Клина, если не ошибаюсь?
    Экс-наставник еще раз содрогнулся и затих, с ужасом поглядывая на невозмутимого соседа. Наконец он пробормотал сквозь зубы:
    - Можешь говорить что хочешь, но меня не обманешь! Да ты и сам знаешь, как опасны те места. И не забывай, пожалуйста, что я тоже родился "невежественным простолюдином". Просто ты меня так ошарашил, что я не сдержался. Сразу пришло на ум детство, когда мать говорила: "Будешь себя плохо вести, отведу в Пещеры и брошу!" До сих пор оторопь охватывает, как вспомню ее слова. Бр-р-р...- Он встряхнулся всем телом.- А сколько страшилок про них было! Разве такое забудешь?
    - Во-первых, в Пещеры ты пойдешь со мной.
    - Ну да! - Фледвик закрыл глаза и начал декламировать вслух:
    Бидва-Девка заревет, Изрыгая дым и пламя, Руки-ноги оторвет Раскаленными клыками. Бидвупятка налетит И горохом угостит. Как пригоршней сыпанет, Все живое враз побьет. А огромные Бипятки Всех калечат без оглядки. Люди плачут и кричат - Только косточки хрустят.
    А еще моя мамочка говорила, что в Пещерах, куда она обещала меня отвести, если я не буду хорошим мальчиком, ждет самое жуткое. "Из кромешной тьмы появится страшный Битришест и станет гоняться за тобой из Пещеры в Пещеру, свирепо завывая диким голосом.
    Рык его - смерть, дыхание его - яд. На кого Битришест дохнет, тот погибнет ужасной гибелью: кости его засветятся, а тело будет сжигать вечный огонь".- Фледвика снова передернуло, и он добавил умирающим голосом: - Вот же старая стерва! Надо было как следует пнуть ее в брюхо, когда она заводила эти песни.- По лбу и щекам мошенника обильно струился пот.- Нет, я человек просвещенный, как вы правильно заметили, бесстрашный, сэр, но и вы не станете отрицать, что есть все-таки в этих Пещерах нечто!
    - Готов признать, что Пещеры - не самое безопасное место на свете,пожал плечами Кейд,- но мы ведь не собираемся там ночевать.
    Честно признаться, детские воспоминания сообщника порядком шокировали канонира. Не в этом ли крылась причина дремучей суеверности подавляющей массы обывателей? Сам он сильно сомневался, что в Пещерах их подстерегает реальная опасность, к страшилкам же относился как подобает здравомыслящему воину, воспитанному на ясных и логически безупречных догмах Учения Клина.
    "Внимание! - захрипело радио.- Всем патрульным и воинам Ордена! - Это был не тот командный голос, властно приказывающий открывать огонь на поражение без предупреждения и переговоров, но новости от этого лучше не стали. Впрочем, Кейд иного и не предполагал.- Неизвестный, выдающий себя за канонира Кейда, и его сообщник, лишенный сана наставника Фледвик Жиж, согласно поступившим данным, угнали наземный автомобиль марки "Слава Империи" с регистрационным номером АВ-779. Повторяю: "Слава Империи", номер АВ-779. Патрульным при обнаружении рекомендуется применение газового оружия дальнего радиуса действия. Стрелять без предупреждения. В случае захвата преступников живыми силами дорожного патруля их надлежит доставить со всей поспешностью в ближайший Соборный Дом Ордена для немедленной казни. В отношении воинов Ордена: сохраняют силу положения предыдущего приказа огонь на поражение, вплоть до полного уничтожения автомобиля и находящихся в нем людей. Повторяю номер угнанного экипажа: "Слава Империи", АВ-779".
    Передача закончилась, и единственным звуком, нарушающим тишину внутри угнанной "Славы Империи" за номером АВ-779, были судорожные всхлипывания окончательно выбитого из колеи Фледвика.
    - Возьми себя в руки и будь мужчиной! - рявкнул Кейд.- Я принял решение покинуть засеченное противником транспортное средство.
    Он остановил машину, вытащил из бардачка дорожный атлас, пролистал его и выдрал карту Восточного побережья Америки. Потом вышел из автомобиля и выдернул вслед за собой пассажира. Напоследок канонир установил автопилот на скорость двадцать миль в час, затемнил стекла, захлопнул дверцу, и пустая машина неторопливо покатила обратно в Абердин. Стоящий на обочине экс-наставник проводил ее тоскливым взглядом.
    - Ну и что теперь прикажете делать? - обратился он к спутнику с риторическим вопросом.
    - Топать,- хмуро ответил тот.- Ножками. Это наш единственный шанс добраться до отца бомбардира живыми. А если повезет, кто-нибудь из братьев засечет пустой автомобиль и сожжет его дотла. Пока они разберутся, что в нем никого не было, мы уже будем далеко отсюда. И прекрати хныкать!
    Но унять Фледвика оказалось непростым делом. Он упорно продолжал шмыгать носом и тереть глаза кулачками.
    - Ну вот что,- потерял терпение Кейд.- Либо ты сейчас же заканчиваешь нытье и идешь со мной, либо я оставляю тебя здесь. Найди себе какую-нибудь дыру и постарайся пересидеть несколько дней, пока я буду добираться до цели.
    Перспектива остаться в одиночестве, похоже, совсем не привлекала лишенного сана проходимца. Он выпрямился, вытер рукавом нос и храбро провозгласил:
    - Ни за что не прощу себе, если покину друга в беде! Ведите, доблестный сэр канонир. С вами я готов хоть в пекло, хоть в Вашингтонские Пещеры!
    И Кейд повел. Для начала - наискосок, через обширный, заросший травой и бурьяном придорожный луг.
    Растянувшийся на пять суток пеший переход по сельской местности стал несложным испытанием для привыкшего к действиям в полевых условиях канонира. Путешествие в Вашингтон чем-то напоминало тренировочный марш-бросок, только без полной выкладки, а уж в этом Кейд понимал и разбирался получше многих. Но самым удивительным для него в этом походе стало открытие, что его тщедушный с виду спутник вовсе не является обузой, а как раз даже наоборот.
    В первый же день, к примеру, голод заставил их совершить набег на птичник небольшой перерабатывающей фабрики. Предприятие со всех сторон окружали поля, засеянные различными овощными и кормовыми культурами. Под прикрытием вымахавшей чуть ли не до пояса свекольной ботвы им удалось подползти вплотную к огораживающей птичий двор сетке из алюмосплава. По просторному двору без присмотра бродили жирные куры и индейки, и тут Кейд со стыдом обнаружил, что понятия не имеет, как поступать дальше. Раньше у него таких проблем не возникало. Если во время операции воин находил пищу, он просто забирал ее с собой либо отбирал у хозяев, когда тем случалось оказаться дома. Если же он ничего не находил, то пользовался добычей более удачливых братьев или оставался голодным. Здесь, однако, ситуация не укладывалась в привычные рамки. Пища была перед глазами - только руку протяни,- но взять ее обычным методом было бы самоубийством. На выручку пришел Фледвик с его полным сюрпризов поясом. Из кожаных складок предусмотрительный хитрец достал еще один инструмент, с помощью которого за несколько минут проделал в ограде порядочную дыру. В карманах у него обнаружилась горстка зерна, собранного за время предыдущих странствий по полям. Подбрасывая по нескольку зернышек зараз, он подманил к отверстию в сетке одну за другой четырех квохчущих кур. Как только очередная жертва оказывалась за оградой, следовало молниеносное движение - и кудахтанье обрывалось. Вскоре оба грабителя уже ползли обратно, и у каждого к поясу было прицеплено по паре крупных птиц со свернутыми шеями.
    После этого случая Кейд целиком переложил фуражирские обязанности на плечи напарника, не забыв, однако, предупредить его, что братьям Ордена не дозволено вкушать мясного запаха до захода солнца, а также прозрачно намекнув, что ему, Кейду, не по душе грызть морковку, в то время как его спутник уписывает жареного цыпленка.
    Лишь однажды за все пять дней им грозила опасность обнаружения. На второй день перехода, прячась близ одинокой бумажной фабрики, они заметили с дюжину стражников, развернувшихся в цепь и прочесывающих соседнее поле. Они делали это так неохотно и непрофессионально, что даже Фледвик, не говоря уже о самом Кейде, с легкостью проскользнул бы мимо любого из них незамеченным. Канонир подозревал, что его сообщник вообще обладает немалыми талантами в области искусства прятаться и маскироваться,- в противном случае его криминальная карьера оборвалась бы значительно раньше. В чем-то даже это было сродни высокому умению воина-разведчика, хотя всего три дня назад подобное сравнение показалось бы ему кощунственным.
    Вечером того же дня Кейд поддался на уговоры экс-наставника научить его наконец пользоваться газовым пистолетом. Небрежно и с видимой неохотой, по-прежнему относясь к нему как к "неподобающему", канонир несколько раз разобрал и собрал оружие, пока ученик полностью не усвоил себе "картинку", так как число зарядов в магазине было весьма ограниченным. Фледвик тренировался целый день с увлеченностью ребенка, заполучившего новую игрушку. В глазах Кейда этого было более чем достаточно, чтобы освоить "пу-калку", но маленький мошенник так восторгался своими достижениями, что канониру пришлось слегка поумерить его пыл, поведав об отличиях этого оружия простолюдина от настоящего оружия, неразрывно связанного с тысячелетними традициями и комплексной символикой.
    Выступая в роли учителя, Кейд непрерывно учился и сам. За какие-то пять дней общения с неунывающим и словоохотливым спутником он узнал об окружающем мире неизмеримо больше, чем за тринадцать лет пребывания в стенах Ордена. И хотя он знал, что не подобает ему обращать внимание на речи жулика, когда Фледвик начинал болтать о самых разных вещах, вроде своего завода, магазинов, покупок, посещения театра или ресторана, развлечений, музыки, радио, поездок за город, канонир весь обращался в слух. А если угрызения совести начинали донимать слишком сильно, оправдывался тем, что сам ни о чем не спрашивает, а запретить другому говорить не имеет права. По правде сказать, Кейд зачастую не понимал и половины высказанного Фледвиком. Помимо социального, их разделял еще и лингвистический барьер. Бывший наставник как будто говорил одновременно на двух языках. В нормальную человеческую речь то и дело вплетался цветистый бульварный жаргон, изобилующий массой неизвестных канониру слов, имеющих какие-то смутные анатомические корни. Впрочем, иногда некоторые из них попадались в контексте, и тогда их внезапно прояснившееся значение заставляло слушателя мучительно краснеть и поспешно отворачиваться.
    Кейд, далекий от ораторского искусства, временами пытался изложить напарнику свою концепцию Ордена и объяснить влияние, которое Орден оказывает на всех своих слуг, начиная от послушника и заканчивая отцом бомбардиром. Очень скоро, однако, он понял, что Фледвик, несмотря на его искреннее преклонение перед Орденом и братьями, на самом деле глубоко заблуждается. Даже он, некогда бывший наставником, видел перед собой лишь внешнюю сторону, упорно отказываясь вникать во внутреннюю суть. Богатейший символический смысл комплексных ритуалов, подобающие каждому действию мысленные цитаты, слияние сознания воина с основами Учения Клина, готовность к самопожертвованию - все это не находило отклика в скользящем по поверхности разуме афериста. Кейд подозревал - и не без оснований,- что Фледвик даже отца бомбардира представлял в несколько приукрашенном образе какого-нибудь стражника среднего ранга. Ему бесполезно было объяснять, что отец бомбардир одним своим существованием наделяет смыслом жизнь каждого из братьев, служа для них олицетворением всего самого достойного и подобающего. Поразмыслив немного, Кейд решил простить спутнику его заблуждения. Особенно повлияла на это решение половина жареной индейки, которую ловкач умудрился бесшумно стянуть с какой-то фермы за час до захода солнца.
    Четвертый день похода близился к вечеру, когда Кейд объявил привал и провел целый час в изучении карты, мучительно ища выход из безвыходного положения. Той же ночью он настоял на том, чтобы пройти еще несколько миль в темноте, рассеиваемой лишь светом немногочисленных звезд. Проснувшись на рассвете, Фледвик огляделся и ахнул, узрев в южном направлении циклопические руины.
    - Это... Это что? - пролепетал он, чуть ли не заикаясь от страха.
    - Вашингтонские Пещеры,- суровым тоном подтвердил догадку канонир.- Ты только не паникуй - мы обойдем их стороной. Зазор, правда, не слишком велик - всего три километра,- но если избрать другой путь, придется делать огромный крюк через густонаселенный район. Я специально привел тебя сюда ночью, иначе ты мог бы совсем упасть духом.- Он не стал добавлять, что боялся того же и в отношении собственной персоны, и продолжал нарочито бодрым тоном: - Никогда не думал, наверное, что проведешь ночь так близко к Пещерам?
    - Никогда! - признался Фледвик, стуча зубами.
    Они позавтракали крадеными (реквизированными) фруктами, после чего Кейд, далеко не такой спокойный, каким старался казаться, приступил к рекогносцировке. Линия горизонта к югу пестрела зубцами и изломами. Зрелище было жутковатым даже для видавшего виды канонира. Исполинский курган из битого серого камня возвышался на площади в десятки квадратных миль. То там, то здесь в насыпи чернели провалы, напоминающие издали глаза и пасть неведомых чудовищ. Ближе к вершине одиноко торчали останки какого-то изломанного и перекрученного сооружения, похожего на гигантский рыбий скелет.
    Да, зрелище было не для слабонервных, но именно здесь следовало искать Арля, отца бомбардира Ордена, избравшего себе обителью "грот, который вовсе не грот". В тени подавляющего воображение кургана жилище отца уже не казалось столь привлекательным, как раньше. Поистине Вашингтонские Пещеры внушали непреодолимый ужас любому и даже его, посвященного брата и канонира, заставляли думать о неподобающем, вроде стрельбы с аэролета или доступных женщин в заведении Канонирши.
    Кейд выплюнул не полезшую в горло фруктовую мякоть.
    - За мной,- буркнул он, грубо пнув в тощий зад пристроившегося рядом напарника. Тот проворно вскочил и затрусил следом.
    Они обошли развалины слева, держась как можно дальше от границ чудовищного кургана. Фледвик трепал языком безостановочно, пытаясь заглушить страх. По странному совпадению, темой он выбрал собственные похождения в различных увеселительных притонах типа того, который держала Мадам Канонирша.
    Кейд тоже здорово нервничал, иначе трудно объяснить, почему он решился задать спутнику прямой вопрос впервые с начала их знакомства. Выяснив, что тому случалось не раз посещать заведение Канонирши, он спросил, не знаком ли Фледвик с молодой женщиной, внешностью и речью совсем не похожей на простолюдинку? Канонир подробно описал ее глаза, рот, нос, губы и другие приметы, добавив в заключение, что еще у нее к подвязке была прикреплена вместо пояса тонкая серебряная цепочка. Как обычно, экс-наставник понял его превратно. Довольно осклабившись, он заверил Кейда, что, как только они выберутся из этой передряги, тот всегда будет в Абердине желанным гостем.
    - Я тебе такую цыпочку организую, которой и подвязка никакая не нужна! А уж когда у вас до дела дойдет, ты и думать забудешь, говорит она как простолюдинка или как Звезднорожденная.
    Услыхав столь гнусное предложение, канонир чуть не придушил Фледвика. Тот мгновенно понял намек, и весь дальнейший путь до берега Потомака они проделали в обоюдном молчании.
    Плавать мошенник не умел. Пришлось Кейду соорудить для него "водные крылья", основой для которых послужили форменные штаны служителя Клина. Он крепко затянул ремень вокруг пояса и завязал обе штанины, предварительно надув "крылья" через одну из них. Но даже после этого у него не осталось другого выхода, кроме как силком столкнуть Фледвика в воду и только потом бросить тому надутые воздухом штаны. Лишь убедившись, что он прекрасно держится на поверхности, жулик уверовал наконец в действенность испытанного на протяжении десяти тысяч лет поколениями воинов этого несколько экстравагантного способа переправы. В дальнейшем с ним трудностей не возникало: Кейд благополучно отбуксировал сообщника на противоположный берег, где они разлеглись на солнышке, чтобы просохнуть.
    - Нам туда,- сказал канонир, оторвавшись от изучения карты и указывая рукой на восток. Сейчас, отделенный от развалин рекой, он ощущал себя выкупавшимся в грязи и мысленно казнил за неподобающие расспросы о девушке, совершенно неуместные в непосредственной близости к обители отца бомбардира.
    Фледвик с сомнением хмыкнул, но безропотно зашагал следом. Десять минут быстрой ходьбы привели их на вершину пригорка, с которой открывалась широкая панорама местности.
    - Опять развалины! - воскликнул мошенник и попятился назад.- Хотя... По-моему, смахивает на грот.
    - Вот именно! - кивнул Кейд.- Вспомни цитату: "В гигантском гроте, который вовсе не грот". Неужели тебе, бывшему наставнику, до сих пор не ясен смысл этих слов? Совершенно очевидно, что это место лишь внешне напоминает Пещеры, но опасности не представляет.
    - Тебе, может, и очевидно...- сумрачно пробурчал Фледвик. - Счастливый, все тебе ясно и понятно, все по полочкам разложено.
    - Ты ошибаешься! - сухо возразил несколько уязвленный канонир.- Мне далеко не все понятно, и поэтому я отправляюсь на разведку. Хочу обойти это место по периметру и наметить подходы. Идешь со мной?
    Но тот упрямо замотал головой и уселся прямо на землю, всем своим видом демонстрируя нежелание трогаться с места. Кейд пожал плечами и двинулся в обход огромного полуразрушенного здания, в котором, хотелось верить, помещалась резиденция Арля. С восточной стороны почти ничего не сохранилось, и оно действительно походило на Вашингтонские Пещеры в миниатюре. Сзади послышались быстрые шаги и учащенное дыхание, но канонир не стал оглядываться и продолжал игнорировать Фледвика, даже когда тот догнал его.
    Когда они прошли метров триста вдоль периметра, очертания руин стали меняться. Теперь стало понятней, чем вызвана туманная формулировка: "грот, который вовсе не грот". Западная часть здания сохранилась почти полностью, тогда как восточная представляла собой беспорядочное нагромождение камня, расколотых бетонных плит и стекла.
    - Пентагон,- пробормотал себе под нос Кейд, внимательно изучая из укрытия западный фасад циклопического сооружения.
    - Чего? - сунулся с вопросом воришка.
    Канониру очень хотелось поделиться хоть с кем-нибудь своим нечаянным открытием, и он решил простить отступника, тем более что тот выглядел вполне раскаявшимся.
    - В основе всего здесь лежит цифра "пять",- пояснил Кейд.- Вот смотри: пять этажей, пять внешних стен и, я подозреваю, пять уровней, из которых только один находится на поверхности. Типичный Пентагон, или пятигранная призма, если тебе так понятнее.
    - Ложись! - дернул его за локоть спутник, и канонир плюхнулся наземь там, где стоял.- Проклятье! Никак не пойму, кто они такие? - бормотал над ухом экс-наставник.- Патрульные? Стражники? Воины?
    Кейд осторожно приподнял голову над краем наполовину ушедшей в землю бетонной плиты, послужившей им укрытием.
    - Воины,- сказал он, тяжело вздохнув, после минутного изучения крошечных на фоне фасада фигурок.- Разумно предположить, что они тоже получили приказ пристрелить нас без предупреждения. Так что будем дожидаться ночи и под ее покровом попытаемся проникнуть в покои отца бомбардира. Пусть он сам решает. Я не смогу довериться ни одному из братьев ниже рангом.
    ГЛАВА 9
    Они нашли себе надежное убежище в заросшем травой овражке в полукилометре от Пентагона - так беглецы, не сговариваясь, стали называть это странное сооружение, архитектура которого была основана на цифре "пять". Фледвик, не долго думая, растянулся на травке и захрапел. Кейд бодрствовал, погрузившись в раздумья и время от времени поглядывая на тщедушную фигурку спящего компаньона. Пятисуточный переход отнял немало сил у этого горожанина, но вел он себя, надо признать, отменно, кроме тех случаев, когда впитанные с молоком матери суеверия и страхи затуманивали ему мозг и лишали последних остатков храбрости.
    Сам канонир спать не собирался, даже если б и хотел. Взор его неотрывно скользил по западному фасаду Пентагона, автоматически фиксируя все существенные детали, такие, как количество часовых, время и порядок смены постов, возможные точки проникновения внутрь и наиболее безопасные подходы к ним. Но в основном его мысли были заняты другой, значительно более важной проблемой, которую во что бы то ни стало было необходимо разрешить.
    У них был неплохой шанс пробраться в здание. Кейд знал, без ложной скромности, но и не впадая при этом в грех гордыни, что входит в число самых лучших воинов Империи. Однако это обстоятельство отнюдь не умаляло предстоящих нынешней ночью трудностей. Одному человеку, будь он даже суперпрофессионалом, очень сложно противостоять многократно превосходящему по численности противнику. В случае обнаружения он не сможет справиться и с небольшой группой часовых, не говоря уже о всей охране. Но если он не сможет прорваться через охранение, значит, не сможет добраться и до Арля, отца бомбардира. В таком случае нужно найти способ оповестить его о происходящем вне зависимости от того, выживет Кейд или погибнет.
    Вместо бумаги он оторвал широкую полоску ткани от своей истрепавшейся за время странствий рубахи. Рисунок на ней представлял собой чередование средней величины белых и красных ромбов. Достав маленький перочинный ножик, извлеченный все из того же "волшебного" пояса и одолженный ему Фледвиком в качестве столового прибора, канонир открыл лезвие и сделал надрез в подушечке среднего пальца левой руки. Затем расстелил полоску ткани на плоском камне и стал писать, обмакивая кончик ножа в кровь и тщательно выводя прописные буквы в белых ромбиках орнамента: КЕЙД НЕ ПОГИБ
    В САРРАЛЬБЕ ХРАМ КАИРСКИХ
    МИСТЕРИЙ В БАЛТИМОРЕ
    Он закончил послание и приложил окровавленный палец к свободному белому ромбу под текстом. Подумав, помазал кровью остальные и тоже оставил отпечатки. Этого должно было хватить. По папиллярным линиям его личность определят очень скоро, а анализ крови послужит дополнительным подтверждением. Ну, а дальше достаточно будет пройти по его следам. Сначала допросить ту злобную старуху, одурманившую его отравленным сидром, потом выйти на Храм в Балтиморе, с его подземными коридорами и святилищами, поднять протокол допроса "неизвестного, выдающего себя за канонира Кейда",и останется лишь сложить воедино разрозненные кусочки мозаики. Сам он сделал бы это лучше, но опасался, что не доживет.
    Он вытер лезвие и очистил от крови пальцы, чтобы не пугать Фледвика, когда тот проснется, и не вызывать лишних вопросов. Тряпку с посланием обвязал вокруг небольшого голыша и сунул в карман.
    На закате произошла очередная смена караула. Кейд ждал этого момента затаив дыхание и облегченно вздохнул, обнаружив, что численность ночной смены часовых осталась неизменной. Из этого следовал вывод, что его здесь не ждут и дополнительных мер по охране не принимают. По периметру непострадавшей части здания через каждые полсотни метров были расставлены одиночные посты. Часовые прохаживались взад-вперед по своим участкам, встречались под укрепленными в арочных проемах фонарями и вновь расходились, погружаясь в темноту. Развалины не охранялись, и это было понятно: зияющие черные провалы и при дневном свете вызывали мистический ужас, а уж ночью туда сунулся бы самый отъявленный храбрец.
    Большим пальцем правой ноги, торчащим сквозь разорвавшийся верх износившихся сандалий, Кейд легонько пощекотал спящего напарника.
    - Пора? - спросил тот, зевая и протирая глаза.
    Канонир кивнул и шепотом обрисовал намеченный им план действий. Через пару часов внимание караула неизбежно ослабнет и борющиеся с дремой часовые перестанут скрупулезно соблюдать предусмотренный Уставом порядок. Любой начальник караула знает, что это время - самое подходящее, чтобы устроить внеочередную проверку постов и как следует проучить ленивых и нерасторопных. Эти два часа Кейд намеревался использовать для того, чтобы как можно ближе подобраться к зданию.
    - А что потом? - поинтересовался Фледвик, лениво жуя корешок турнепса, завалявшийся у него в кармане.
    Вместо ответа канонир указал на один из арочных проемов в стене, освещенный ярким светом фонаря. Немного правее от входа чернела изломанными контурами здоровенная брешь, едва различимая на фоне отбрасываемых светильниками теней. Из мрака возникли идущие навстречу друг другу двое часовых. Они сошлись строго под фонарем, отсалютовали вскинутым вверх оружием, развернулись через левое плечо и вновь стали расходиться - четко и синхронно, как две механические куклы.
    - Понаблюдай немного за тем, что с красной нашивкой,- шепнул Кейд спутнику.
    Часовой, которого он имел в виду, как раз в этот момент скрылся во мраке, следуя мимо провала вдоль неосвещенного участка стены. Метров через тридцать он вынырнул из темноты и под следующей аркой встретился с другим своим соседом.
    - Вот кто нам нужен! - возбужденно прошептал канонир.
    - Не ваш ли это приятель, сэр? - с преувеличенной вежливостью осведомился мошенник.
    - Это марсмен,- сказал Кейд, пропустив мимо ушей ехидный вопрос компаньона.- Известно ли тебе, что не родился еще тот марсмен, который смог бы рассчитывать на победу в рукопашной схватке с земным канониром? Их тренируют кое-как, да и духом они слабы. Мы возьмем его в темноте, между постами, бесшумно. Если все пройдет гладко, мне хватит времени надеть его плащ, сапоги и шлем и успеть к следующему посту. А если не успею... Что ж, тогда придется снять второго из твоей "пукалки". Ну а потом у нас будет около минуты, чтобы проникнуть внутрь до поднятия тревоги.
    Фледвик выплюнул изжеванный до несъедобных волокон корешок и задумчиво уставился на погруженную во мрак громаду, лишь внизу опоясанную гирляндой редких огней.
    - Около минуты, говоришь?
    - Пятьдесят три секунды, если быть точным. Даже ты сумеешь пробежать сколько нужно за это время,- пренебрежительно фыркнул Кейд.
    - А заметил ли глубокоуважаемый сэр канонир, какие толстые на воротах решетки? - язвительно спросил экс-наста'вник.
    - Заметил, заметил,- зарычал Кейд, с трудом сдерживаясь, чтобы не отвесить наглецу оплеуху.- Я не такой слепой болван, как некоторые простолюдины!
    - Нисколько в этом не сомневаюсь, о достойнейший из канониров,смиренно склонил голову Фледвик, на всякий случай отодвигаясь подальше.- Но не будет ли благоугодно высокоученому господину поведать глупому обывателю, каким образом он надеется за пятьдесят три секунды преодолеть эти решетки?
    - Не стоило бы тебе говорить,- пробурчал Кейд,- да уж ладно. Все равно ты никогда не научишься мыслить и действовать, подобно воину. Мы не станем ломать решетки, а войдем в здание через тот пролом. Во-первых, никому не придет в голову нас там искать, а во-вторых, через этот проход наверняка можно пробраться вглубь.
    Бесстрастное лицо канонира не выражало абсолютно ничего: ни того, что он покривил душой, ни того, что через пару минут оба они, скорее всего, будут безжалостно сожжены разрядом бластера.
    - Все, хватит болтать. Идем!
    Он начал по-пластунски сползать с пригорка, не обращая внимания на умоляющий шепот напарника, твердо зная, что тот никуда не денется. Минуту спустя шелест травы за спиной и учащенное дыхание Фледвика доказали Кейду, что он не ошибся. Холодная усмешка скользнула по губам канонира. Шум и громкое сопение - это ему в отместку. Но он не сомневался в компаньоне: когда дойдет до дела, тот будет тише лисы и увертливее змеи.
    Метров через десять Кейд остановился и прошептал:
    - Если хочешь, можешь оставить меня. Я не обижусь. Ответа не было, но до его ушей донесся странный звук - нечто среднее между рыданием и проклятием. Затем снова зашелестела трава и послышалось приближающееся пыхтение. Канонир опять усмехнулся и возобновил движение, бросив назад лишь короткое:
    - Потише!
    Через два часа, порядком измотанные, они подползли почти вплотную к линии постов и разделились. Пригнувшись в темноте, Кейд напрягся для решающего прыжка, с удовольствием ощущая пронизывающее каждый мускул сладкое предвкушение Битвы. На деле же все оказалось до обидного легко. Точно в намеченное мгновение он набросился на ничего не подозревающего марсмена-часо-вого и отключил его одним ударом. Аккуратно подхватив падающее тело, он уложил его на бетонированную дорожку и вгляделся на миг в незнакомое лицо. Он не знал, был ли смертельным его удар - когда бьешь в основание шейных позвонков, трудно быть в чем-то уверенным,- но постарался нанести его не в полную силу. Одно дело - убивать своих братьев на поле Битвы, где любая смерть почетна и подобающа, но чтобы так... На памяти канонира не было ни одного прецедента подобного рода.
    Переодевался он в невообразимой спешке, поневоле сопровождая каждый предмет обмундирования лишь обрывками полагающихся мысленных фраз. Плащ "Орден охватывает Империю...". Шлем - "...защищает Императора...". Сапоги "Воин готов маршировать...".
    Но проклятые сапоги никак не хотели налезать на ноги! Оглянувшись, канонир увидел, что часовой справа уже вышел на освещенный отрезок дорожки и приближается к арке. Он замер, но в этот момент услыхал едва различимый шипящий звук выстрела из газового пистолета. Охранник дернулся и упал навзничь, выбросив вперед руку, кисть которой легла на границу светового круга под арочным фонарем. Теперь нужда в сапогах отпала. Кейд застегнул на себе чужую портупею с кобурой и сразу почувствовал себя увереннее, ощутив привычную тяжесть оружия на бедре. Сунув руку под плащ, он вынул из кармана голыш, обернутый в тряпицу с посланием, и уронил его рядом с безжизненным телом часового-марсмена. Откуда-то из темноты вывернулся запыхавшийся Фледвик, и они вдвоем ринулись в спасительную черную дыру пролома с рваными, оплавленными краями.
    Кейд первым перепрыгнул через зазубренную нижнюю кромку отверстия, угодил в кучу какого-то затвердевшего мусора, но на ногах удержался. Маленький вор так высоко прыгать не умел и топтался у дыры, пока канонир рывком не втащил его внутрь. Он задыхался и дрожал от страха, но поразительно быстро освоился в темноте и в дальнейшем не отставал от Кейда, пробирающегося все дальше в глубь здания.
    Сзади послышались возбужденные голоса и топот сапог.
    - Здесь... вижу следы... они ушли в брешь!
    В последнем возгласе, помимо вполне понятной злости, отчетливо прозвучало нечто, очень напоминающее невольное уважение.
    До сего момента Кейд запрещал себе раздумывать над грандиозностью и почти стопроцентной обреченностью задуманного им плана. Но сейчас он вдруг ужаснулся тому, сколько преступлений успел совершить в своем слепом стремлении добиться справедливости. Сначала уложил пятерых стражников, потом покалечил или даже убил своего же брата канонира, пускай и марсмена. Связался с лишенным сана бывшим наставником, да еще и привел эту сомнительную личность в запретное для простолюдинов место. Кто знает, не придет ли ему потом в голову, если все закончится благополучно, вернуться сюда как-нибудь темной ночью и пошарить в покоях отца бомбардира? Но громче всех сомнений и угрызений звучал в голове тревожный голос, монотонно твердящий одно и то же: "ты в Пещере... ты в Пещере... ты в Пещере!" "Ну и что?! - мысленно огрызнулся канонир.- Да, я в Пещере - и прекрасно тебя чувствую!"
    Мощный шквал горячего воздуха пронесся мимо, опалив на миг зноем лица и руки беглецов. Запахло озоном.
    - Палят в пролом наугад,- пояснил на ходу Кейд вздрогнувшему сообщнику.-Ложись, переждем, пока им не надоест.
    Они укрылись за каким-то выступом и несколько минут прижимались к холодной поверхности неровного, усыпанного камнями и щебенкой прохода. Канонир лежал неподвижно, сохраняя силы для завершающего этапа плана. За эти минуты он еще раз взвесил все свои проступки и пришел к выводу, что действовал единственно правильным образом, ибо не имел другой возможности предотвратить куда более серьезные преступления. Такие, например, как покушение на Хранителя Власти и заговор против самого Императора.
    Стрельба прекратилась, не причинив беглецам никакого вреда. Три или четыре поворота, отделявшие их от входа, успешно гасили убойную силу даже такого мощного средства уничтожения, как оружие. Опять раздались голоса, эхом отражаясь от стен Пещеры и вызывая у Кейда мысленный образ братьев, столпившихся у пролома, боязливо вглядывающихся в черноту, но не помышляющих о том, чтобы пуститься в погоню.
    - ...только зря тратим. Факелы надо... выкурить их дымовыми... Поздно уже, слишком далеко...
    Пошарив рукой вокруг, канонир нащупал Фледвика и перекатился поближе к нему.
    - Вставай,- прошептал он,- нам нельзя здесь оставаться.
    - Не могу,- ответил прерывистый, страдальческий голос.- Оставь меня и иди один.
    Кейд понял, что его спутник либо ранен, либо что-то повредил себе в темноте. Выяснять времени не было, поэтому он без разговоров взвалил тело вора себе на плечо и тронулся дальше, отметив про себя с удивлением и растущим уважением к компаньону, что Фледвик не издал ни крика, ни стона.
    Прежде всего - найти надежное убежище подальше от людей. Хорошо бы еще наткнуться на какой-нибудь источник воды. Кое-какой запас провизии в карманах имелся, оружия тоже хватали. Бластер с полным магазином, газовый пистолет с шестью зарядами, по ножу у каждого - в случае чего, вполне можно отбиться. Кейд почувствовал прилив энергии и с растущим волнением подумал, что они все еще имеют шанс выбраться из этой переделки живыми и даже с победой.
    Новый поворот окончательно отсек их от последних проблесков света, проникавшего сквозь входное отверстие. Глаза канонира уже успели приспособиться к темноте, и он теперь достаточно ясно представлял очертания пещеры, в которую они попали. Слух и осязание только подтверждали зародившуюся еще днем догадку, которой он поделился с Фледвиком и в которую сам до настоящего момента не осмелился до конца поверить. Пещера была вовсе не пещерой, а делом рук человеческих: заброшенным коридором в толще древнего, полуразрушенного здания. Таким образом, Грот и Пентагон составляли единое целое.
    Что же в таком случае было раньше на месте Вашингтонских Пещер?
    Кейду хотелось, не сходя с места, поделиться своим открытием со спутником и выслушать его соображения на этот счет, но останавливаться было опасно. Пещера- пока что он не мог думать о ней иначе,- казалось, протянулась в бесконечность. По обе стороны попадались закрытые двери, но канонир пока не спешил исследовать полные пыли и плесени помещения за ними. Вот когда погоня станет наступать на пятки и придет время драться, тогда он и выберет для себя место последней Битвы. Лежащий неподвижным кулем у него на плече, мошенник внезапно зашевелился и проблеял слабым голосом:
    - Хватит, можешь опустить меня на землю.
    - А идти сможешь? - с сомнением спросил Кейд.
    - Кажется, смогу.
    Осторожно поставив компаньона на ноги, он убедился, что тот держится на них достаточно твердо.
    - Так ты не ранен?! - свистящим от негодования шепотом воскликнул канонир.
    - Ни единой царапины,- без тени смущения признался жулик.
    Кейд презрительно отвернулся от симулянта и молча пошел вперед. Но Фледвик был не из тех, кто в состоянии держать язык за зубами дольше пяти минут кряду. Догнав канонира, он, как ни в чем не бывало, спросил:
    - Куда направляемся?
    - Мне думается,- медленно ответил Кейд,- что, следуя этим путем, мы выйдем на противоположную сторону здания.
    - На другую сторону?! - не поверил вор.
    Он метнулся к одной стене прохода, потом ко второй, подергал за ручки нескольких дверей и в растерянности остановился.
    - Так это вовсе не пещера, а какой-то подземный коридор. Но входили-то мы точно в Пещеру!
    - А ты вспомни: "...фот, который вовсе не грот". Просто тебе не давали покоя глупые сказки и мифические чудовища, а того, что было прямо перед глазами, ты и не разглядел. Идем, идем, нечего тут прохлаждаться!
    За сухой, пренебрежительной манерой канонира скрывалась, однако, растущая тревога. Если это не Пещера, а часть коммуникационной системы, почему тогда за ними нет погони? Или их уже вычислили и теперь ждут в засаде?
    Они завернули за поворот и замерли от неожиданности. В дальнем конце коридора виднелся слабо светящийся прямоугольник. Приблизительно так выбивается свет по краям стояка плохо пригнанной двери.
    ГЛАВА 10
    Фледвик полностью реабилитировал себя в глазах канонира. Будь на двери электронный запор любого типа, Кейд справился бы с ним шутя. Но эта дверь была заперта с помощью какого-то древнего механического устройства, подобного которому он никогда не видел. Зато бывший наставник как будто встретился со старым знакомым. Он опять запустил руку в недра своего пояса, вытащил причудливо изогнутую полоску металла и уверенно засунул ее в замочную скважину. Замок слабо щелкнул, и дверь отворилась.
    Кейд пошел первым, как и подобает предводителю. Но не успел он войти, не успели его глаза привыкнуть к яркому свету, как совсем рядом послышался встревоженный голос:
    - Кто там?
    Канонир едва не расхохотался во всю глотку. Он был готов ко всему: засаде, кровавой схватке, бластерному разряду в лицо, смерти или плену, но только не к глупейшему вопросу, произнесенному испуганным женским голоском. Расправив плечи, он толкнул дверь и хозяйской походкой вошел в помещение. Фледвик бочком проскользнул следом.
    О находящейся в комнате даме можно было с определенностью сказать только две вещи: она принадлежала к касте Звезднорожденных и выглядела не менее удивленной, чем вторгшиеся в ее обитель непрошеные гости.
    Она стояла в напряженной позе рядом с просторным ложем, на котором, судя по всему, отдыхала, когда дверь столь неожиданно открылась. В широко раскрытых глазах женщины застыло изумление, постепенно переходящее в гнев. Их чудный блеск выгодно подчеркивали роскошные волосы со вкусом подобранного голубовато-зеленого окраса, уложенные в замысловатую прическу в виде короны, делать которую дозволялось лишь Звезднорожденным высокого ранга. Корону волос украшали разбросанные с нарочитой небрежностью скопления блесток, таких мелких, что они походили на золотую пыльцу. По мере осознания ситуации глаза женщины все сильнее разгорались от ярости, сверкая холодным, льдистым огнем.
    Одеяние разбуженной столь бесцеремонным образом дамы также соответствовало ее высокому статусу. Оно было сшито из тончайших полупрозрачных тканей, но не имело ничего общего с тем вульгарным пижамным костюмом, который так поразил в свое время воображение Кейда. Безупречную фигуру облегало нечто воздушное, напоминающее искусно сотканную паутину и отливающее перламутром, странно гармонируя с цветом глаз и волос, так же как белая пена прибоя органично сливается с голубоватой прозеленью морской волны. Складки воздушной материи были обильно усеяны все теми же золотыми блестками, образующими фантастической красоты орнамент, заставляющий глаз восхищенного наблюдателя задерживаться именно в тех местах, где наметила фантазия мастера, создавшего это произведение искусства.
    Кейд пялил глаза, не в состоянии выговорить ни слова. Ему случалось и прежде видеть придворных дам в таком же и даже более откровенном облачении, но никогда так близко и в столь интимной обстановке. Однако не соблазнительные формы и легкомысленный наряд были причиной его замешательства, а само присутствие женщины в святая святых - покоях Арля, отца бомбардира и гроссмейстера Ордена.
    Сообразив, вероятно, что вторгшиеся в ее жилище люди как будто не собираются посягать на ее персону, хозяйка несколько успокоилась. Она взяла с туалетного столика изящно изогнутую золотую трубочку, поднесла к губам и втянула в себя воздух через тонкий конец. В небольшой чашечке на противоположном конце трубки вспыхнул, разгораясь, уголек. Задержав дыхание на несколько секунд, она затем неторопливо выдохнула струйку бледного дыма, наполнившего комнату незнакомым, дурманящим ароматом.
    - Ну? - повелительно произнесла Звезднорожденная.
    - Мы явились во имя Клина, милостивая госпожа,- начал Кейд привычную формулу и с ужасом понял, что не знает, как продолжать. Все было совсем не так, как он представлял. Могло ли быть, что он неправильно истолковал описание искомого места? Если да, то все его труды и жертвы были напрасны. Судя по роскоши обстановки и присутствию женщины, это могли быть апартаменты какого-нибудь заезжего Звездоносного, но никак не прославленного своим целомудрием, скромностью и неприхотливостью отца бомбардира. В таком случае ему просто нечего было сказать этой даме, по всей видимости супруге или родственнице высокого гостя.
    Заметив, что он замолчал, Фледвик самоотверженно бросился на выручку. Слова полились с его языка с необыкновенной легкостью:
    - О Звезднорожденная госпожа! Коль скоро милосердие ваше хоть в малой степени сравнимо с вашей ослепительной красой, выслушайте смиренного раба вашего, припадающего к вашим стопам в поисках правосудия. Мы ваши ничтожные слуги и желаем лишь одного: быть беспристрастно...
    - Заткнись, болван! - зарычал Кейд, выступая вперед.- Не слушайте его, леди! Этот простолюдин пускай говорит за себя одного. Что касается меня, то я не служу никому из женщин, а лишь Императору и моему Звездоносному. Ответьте мне, пожалуйста, кому принадлежит это жилище?
    Холодный взор женщины с обманчивым безразличием скользнул по фигуре канонира, не упустив ни одной детали его немыслимого наряда.
    - Хоть мне и не пристало отвечать бродяге, одетому в краденое и кричащему при этом о своей преданности Императору, попробую удовлетворить ваше любопытство,- сказала она.- Эти апартаменты принадлежат мне. Есть еще вопросы?
    Вероятность того, что она примет его слова на веру, равнялась нулю, но Кейду так опротивело скрываться под чужой личиной, что он решился высказать все.
    - Я не вор и не бродяга,- произнес он негромко.- Я канонир Кейд, посвященный брат Ордена Воинов на службе Звездоносного Франции. Было сообщение о том, что я погиб в битве при Сарральбе, защищая цвета Франции, но это не так. Я пробрался сюда с единственной целью: получить аудиенцию у отца бомбардира. Если вы, милостивая госпожа, утверждаете, что это место принадлежит вам, значит, я ошибся адресом. Но куда бы я ни попал, именем Клина, я требую вашей помощи и содействия. Вы заслужите сердечную благодарность самого Арля, если поможете...
    Женщина засмеялась. Смеялась она долго, весело и искренне.
    - Так вот вы какой, канонир Кейд! - сказала она наконец, все еще не в силах изгнать смешливые нотки из голоса.- А это, должно быть, не кто иной, как лишенный сана наставник? - повернулась она к Фледвику.- Подумать только! Неужели вы, двое оборванцев,- это те самые "одержимые жаждой убийства кровожадные маньяки", которых вот уже целую неделю разыскивают по всей Империи? Но как вы смогли найти сюда дорогу? И откуда на вас эта униформа? Отвечайте же!
    Все-таки она была Звезднорожденной и привыкла приказывать, точно так же как стоящие много ниже на социальной лестнице привыкли повиноваться, если требование сопровождалось повелительной интонацией. Впрочем, канонир и не собирался больше ничего скрывать.
    - Этот плащ и шлем, что на мне, украдены,- сухо сказал он.- Час назад я снял их с часового у входа. Кроме того...
    - Милосердия, о Звезднорожденная! - внезапно завопил Флед-вик.- Я простой человек, и мне страшно! Я всего лишь вор и мошенник, а вот он - он чудовище! Зовите скорей господина, прежде чем он... У него оружие!
    - Дурачок! - снисходительно улыбнулась дама.- Даже если оно у него есть, он никак не сможет им воспользоваться. Или ты наивно полагаешь, что оружие воина так просто устроено, что из него может стрелять любой болван?
    Она сокрушенно покачала головой, но все же отступила на шаг назад. Фледвик, однако, не успокаивался.
    - Я ничего не знаю, госпожа! - снова заверещал жулик, ползя за ней на коленях и пытаясь уцепиться за край одежды.- Я тупой простолюдин, о Звезднорожденная, но я очень боюсь. Умоляю вас позвать господина! Только он сможет нас защитить, а иначе этот маньяк прикончит нас обоих на месте!
    Кейд слушал весь этот бред, положительно отказываясь верить своим ушам. Он не мог понять, почему вдруг эта мерзкая тварь, чью жизнь он неоднократно спасал, встала на путь предательства именно сейчас, когда все опасности, казалось бы, остались позади? У него это просто в голове не укладывалось.
    Канонир только сейчас заметил, что женщина уголком глаза внимательно наблюдает за ним, и насторожился. Она отступила еще на один шаг к стене. В принципе, он не имел ничего против настойчивого призыва Фледвика. Пусть зовет господина, мужа, хозяина, кого угодно - лишь бы было с кем разобраться.
    Фледвик продолжал выкрикивать какую-то немыслимую чушь, а дама тем временем ретировалась еще на пару шагов. И тут канонира озарило - он понял, чего добивался своим представлением его верный напарник.
    Сунув руку под плащ, он выхватил из кобуры отобранный у марсмена бластер, но навел раструб излучателя не на женщину, а в голову ерзающего на коленках экс-наставника.
    - Подлый предатель! - вскричал Кейд громовым голосом.- За это ты умрешь!
    Самообладание наконец-то изменило женщине. Она тигрицей метнулась к стене и ткнула пальцем в центр лепной розетки над изголовьем кровати.
    - Пощадите! Не стреляйте! - канючил Фледвик, одобрительно подмигнув канониру за спиной хозяйки.- Я всего лишь вор, меня нельзя убивать!
    Кейд корчил суровые рожи, размахивая оружием, а сам напряженно раздумывал: кто же явится на сигнал тревоги? Для его планов годилась любая персона ранга Звездоносного. Его можно было взять в заложники, пригрозив оружием, затем забаррикадироваться в этой спальне и ждать, пока о случившемся не известят отца бомбардира, который конечно же не преминет явиться лично, дабы выручить захваченного вельможу и выслушать требования канонира.
    Снова заговорила женщина, пытаясь взять инициативу в свои руки. Лицо ее побледнело от гнева и страха, но голос по-прежнему звучал повелительно.
    - Прекрати этот балаган! - прикрикнула она на причитающего Фледвика, и тот умолк на полуслове. Затем обратилась к Кейду: - Слушайте меня внимательно. Я вызвала... помощь. Если в моих покоях прольется кровь, вы оба умрете, и смерть ваша будет долгой и мучительной. Но у меня очень, очень влиятельный покровитель...
    "Это хорошо,- подумал канонир.- Чем влиятельней, тем лучше. Значит, есть надежда, что этот фарс скоро закончится".
    - Если же вы согласитесь сдаться,- продолжала она,- я обещаю добиться через него беспристрастного разбора вашего дела и вынесения справедливого приговора. Большего, к сожалению, я вам обещать не могу, учитывая ваши многочисленные преступления.
    Она замерла в гордом ожидании, одинаково готовая к вспышке бластера и к мольбам о пощаде.
    Кейд решил, что представление пора заканчивать. Он засунул оружие в кобуру, нисколько не сомневаясь, что успеет выхватить его намного раньше, чем любой охранник, которого прихватит с собой хозяин дома. Из уважения к хозяйке он не стал демонстрировать своего торжества, но заметил, обратившись к Фледвику:
    - А ты молодец, приятель. В моем арсенале таких тактических приемов не найдется.
    - А ты думаешь, не страшно было, когда ты своей пушкой мне в башку целил? - беззлобно проворчал вор, утирая рукавом пот со лба.
    - О чем вы изволите говорить? - вспыхнула пораженная дама, но в этот момент двери распахнулись и в спальню быстрыми шагами вошел какой-то мужчина.
    - В чем дело, Майя? - недовольным тоном спросил вошедший, еще не видя двух незнакомцев.- Зачем ты звонила? Я как раз...
    Он проследил направление взора женщины и круто повернулся, с любопытством разглядывая гостей. Те в свою очередь тоже уставились на него во все глаза - Фледвик с тревожным интересом, а Кейд с благоговением и восторгом. Правая рука канонира автоматически выхватила оружие, а сам он, с первого взгляда узнав благородно посаженную голову, плащ с золотой каймой и оружие с Золотой Печатью Ордена на рукояти, столь же автоматически распростерся на полу, отдавая Большой Салют, подобающий одному лишь отцу бомбардиру.
    Уткнувшись лицом в ковер, он слышал над головой озабоченный голос Арля, обращенный к даме:
    - Ты не пострадала?
    - Пока нет,- ответила она с принужденным смешком.
    - Хорошо. Ты можешь подняться, брат. Позволь мне получше рассмотреть твое лицо.
    - Никакой он не брат! - истерически закричала женщина.- Просто грязный простолюдин, выдающий себя за канонира Кейда. Осторожно, он вооружен!
    - Не стоит волноваться, Майя,- спокойным, звучным голосом ответил Арль.- Этот человек действительно канонир, хотя плащ, который на нем, принадлежит другому. Я слушаю тебя, брат. Говори же, что заставило тебя явиться сюда в столь неподобающей манере?
    Кейд поднялся и убрал оружие в кобуру. Склонив голову и потупив глаза, он заговорил:
    - Сэр, я канонир Кейд, ошибочно объявленный погибшим во Франции. Имею честь доложить о событии чрезвычайной важности, касающемся...
    - Можешь не продолжать,- остановил его Арль небрежным жестом.- Мне уже доставили твое послание. Довольно оригинальный ты выбрал способ, чтобы его передать. Оригинальный и драматический. Весьма впечатляюще, ничего не скажешь. Я как раз изучал твой "рапорт", когда услыхал вызов леди Майи. Так это все твоя работа, брат канонир?
    - Так точно, сэр! Я не был уверен, что сумею добраться до вас живым. Но это еще не все, сэр. Я обязан предупредить вас, что существует заговор, в котором скорее всего замешаны очень влиятельные лица, направленный против...
    - Пока довольно,- снова остановил Кейда отец бомбардир.- Я выслушаю тебя позже. Скажи мне лучше, чей это плащ? Ты не похож на марсмена.
    - Сэр, этот плащ принадлежит брату Ордена, служащему в вашей охране. Искренне надеюсь, что он остался в живых. Но у меня не было другого способа проникнуть к вам, сэр.
    - Он умер. За что выношу тебе благодарность, брат. Он охранял важнейший пост неподобающим образом и поплатился за собственную небрежность. Я лично прослежу, чтобы место убитого занял более достойный, дабы в будущем сюда не проникли другие, с не столь чистыми намерениями, как у тебя.- Глава Ордена вновь обратился к леди Майе: - Мы оставим вас ненадолго. Отдыхайте и постарайтесь забыть этот печальный инцидент. Обещаю вам преподать часовым такой урок за допущенную оплошность, которого они до конца жизни не забудут. Я вернусь, как только выслушаю доклад этого брата.- Глаза мужчины и женщины встретились, и Кейд содрогнулся. Ни один брат Ордена никогда не позволит себе так смотреть на женщину, и ни одна женщина не посмеет так смотреть на брата Ордена.- Нам будет удобнее побеседовать в моем кабинете,- продолжал Арль, не заметив, что обмен взглядами был перехвачен и расшифрован собеседником.- Спальня леди Майи - не слишком подходящее место для кровавых историй.- Он окинул помещение отсутствующим взглядом и задержался на открытой двери.- Однако,- пробормотал отец бомбардир и впервые за все время соизволил обратить внимание на Фледвика.-Ты сейчас же закроешь дверь и снова запрешь замок. Не волнуйся, моя дорогая,-добавил он, повернув голову в сторону леди Майи,- завтра же здесь будут стоять новые запоры, а на эту ночь сгодится и старый. Ты уверена, что сможешь побыть одна какое-то время? Левой рукой Арль нащупал изящную шкатулку на туалетном столике, машинально достал оттуда золотую курительную трубку, точно такую же, как у леди Майи, и привычным жестом сунул ее в рот.
    - Я уже успокоилась, уверяю вас,- поспешно сказала дама, делая движение к туалетному столику. В глазах ее вспыхнула внезапная тревога.- Я не боюсь воров, и вы можете не спешить с заменой замка, сэр. Только отдайте, пожалуйста, мою трубку. Это моя новая игрушка,- пояснила она, краснея и обращаясь почему-то не к Арлю, а в основном к Кейду.- Вам она совершенно ни к чему, сэр!
    Отец бомбардир вынул изо рта трубку и уставился на нее так, будто видел в первый раз.
    - Странные у вас игрушки, леди,- проворчал он недовольно, со вздохом возвращая трубку на место. - Следуйте за мной, брат канонир. И ты тоже, я полагаю,- кивнул он Фледвику.
    Должно быть, в последний момент Арль изменил решение, потому что привел их не в свой кабинет, а в другое помещение. Кейд, впрочем, сразу почувствовал себя лучше и уверенней, потому что это был Лекторий, почти такой же, как в его родном Соборном Доме, с рядами поднимающихся амфитеатром скамей, голыми стенами и кафедрой для наставника на маленькой полукруглой площадке внизу. Повинуясь жесту отиа бомбардира, занявшего место на кафедре, Кейд уселся в первый ряд. Фледвик, скромный по натуре, остался стоять.
    - Вот теперь я готов внимательно выслушать твой рассказ, брат,- сказал Арль.- Можешь начинать.
    И Кейд начал рассказывать. Безумные события последней декады были едва ли не единственном предметом для его размышлений, поэтому излагал он их четко и последовательно, как хорошо затверженный урок. Сначала он описал эпизод в Сарральбе, где был одурманен и пленен зловредной старухой, затем перешел к Храму Мистерий в Балтиморе, в котором он пришел в себя и совершил неудавшийся побег. Но чем ближе подходил к концу рассказ канонира, тем большее разочарование он испытывал. Он так стремился приблизить этот долгожданный момент истины, что на пути к нему что-то перегорело внутри. Заканчивал он уже безо всякого подъема, тем более что Арль, казалось, слушал сообщение канонира с плохо скрываемым равнодушием, словно ему не было до этого никакого дела. Нет, отец бомбардир не зевал и не глазел по сторонам; он даже задавал вопросы по ходу повествования и делал подобающие замечания типа: "Сколько их там было? Как ты думаешь, это местные или европейцы? Вот же негодяи! Надеюсь, братьев Ордена ты среди них не заметил?" Но в глубине зрачков Арля притаилась откровенная скука, и это не могло ускользнуть от внимания Кейда.
    Возможно ли солгать в присутствии живого воплощения Ордена? Этот вопрос испепеляющим пламенем вспыхнул в мозгу канонира, и он впервые запнулся в своем, до того гладком, докладе. Но пламя угасло, так и не разгоревшись, потому что он понял, что давно преступил грань между правдой и ложью, солгав отцу бомбардиру уже одним лишь умолчанием об истинной роли некой молодой особы женского пола. Собственно говоря, Кейд вообще ни словом не обмолвился о девушке и о том, что она спасла его от последствий гипнотического внушения. По его словам выходило, что после укола в Храме он очутился на улице, где и был арестован вместе с увязавшейся за ним "женщиной в подвязке". В последующих событиях девушка участия не принимала, и канонир честно поведал все в подробностях, начиная с побега из Караульной Башни и заканчивая взломанным Фледвиком замком на двери в покои отца бомбардира. Последний эпизод вызвал неожиданный интерес со стороны Арля. Он даже попросил мошенника показать инструмент, которым тот орудовал, и долго вертел в руках отмычку, дивясь внешней простоте ее конструкции.
    - Продолжай, брат,- скучным голосом произнес глава Ордена, уронив наконец узкую металлическую пластинку на стол.- Что вы делали дальше?
    - Дальше мы вошли... вошли в спальню леди Майи, сэр, - с трудом выговорил Кейд, чувствуя на щеках предательский румянец.
    Спальня леди Майи в апартаментах отца бомбардира... "Я здесь хозяйка...", "Я услыхал вызов леди Майи...", "Моя дорогая...". Кейд поднял голову и впился взглядом в породистое благородное лицо седовласого, хотя совсем еще не старого гроссмейстера Ордена.
    - Я вижу, душа твоя неспокойна, брат,- сочувственно произнес отец бомбардир.- И я, кажется, догадываюсь, чем вызвана эта тревога. Видишь ли, леди Майя состоит при моей особе в качестве хозяйки дома. В ее обязанности входит принимать наносящих мне официальные и частные визиты Звездоносных и других высокопоставленных сановников Империи. Не могу же я, согласись, предоставить гостям такого ранга кров под крышей Соборного Дома. А леди Майя отлично умеет угодить вкусам каждого, накормить, развлечь, занять беседой, чему я, к сожалению, так и не удосужился научиться.
    "Разумное объяснение. И очень правдоподобное. Почему же тогда столь откровенный обмен взглядами, несмотря на присутствие посторонних? И как случилось, что третье по рангу лицо в Империи бежит сломя голову, словно горничная, на звонок самой обычной женщины, пускай даже благородного происхождения и занимающей в этом доме привилегированное положение хозяйки салона?"
    - Благодарю вас, сэр,- охрипшим голосом сказал Кейд.- Больше мне нечего доложить. Остальное вы видели сами, сэр.
    Рядом осторожно кашлянул в кулак Фледвик. С запоздалым раскаянием канонир вспомнил о компаньоне и торопливо изложил Арлю просьбу о помиловании, упирая на неоценимую помощь, оказанную ему мошенником в достижении цели.
    - Полагаю, это будет справедливо,- согласился отец бомбардир, благосклонно кивнув седой головой. Фледвик расслабился.
    По сигналу Арля в аудиторию вошли трое охранников в чине канониров.
    - Этого гражданина зовут Фледвик Жиж,- сказал глава Ордена.- Как вам известно, братья, он был лишен сана наставника и обвинен в тяжких преступлениях. В него было приказано стрелять без предупреждения, а в случае поимки живьем - казнить без суда и следствия. Рассмотрев его дело повторно, я нахожу выдвинутые против него обвинения беспочвенными и дарую полное прощение за все его провинности перед законом до настоящего момента. Принесите мне кто-нибудь письменные принадлежности. Я составлю бумагу о помиловании по всей форме. Этот человек оказал Империи важную услугу и достоин подобающей награды.
    Кейд бросил торжествующий взгляд на компаньона, но с удивлением обнаружил, что тот избегает смотреть ему в глаза. Вероятно, Фледвика все еще смущали, как и самого канонира, воспоминания о полных драматизма минутах, проведенных в спальне госпожи Майи. Кейду вдруг страстно захотелось отвести своего верного спутника в сторонку и объяснить ему, что все в полном порядке. Что внешние проявления часто выглядят обманчиво со стороны и на самом деле поведение отца бомбардира безупречно и гармонирует с заветами Учителя Клина, а его взаимоотношения с леди Майей совсем не такие, какими кажутся с первого взгляда.
    Но канонир промолчал и не двинулся с места, пока Арль трудился над составлением документа о помиловании. Закончив, он поставил под текстом размашистую подпись, хорошо знакомую Кейду по сотням других официальных бумаг. Один из охранников услужливо накапал на лист несколько капель прозрачного термопластика, и Арль залихватски пришлепнул быстро твердеющую субстанцию рукоятью своего персонального оружия.
    Золотая Печать Ордена! Сколько раз Кейд грезил о ней тайком, представляя, как держит ее в руках и касается ритуальным касанием груди, губ и лба, ощущая себя при этом осененным благословением отца... Почувствовав, что неудержимо краснеет, он отвернулся, без разрешения встал и приблизился к Фледвику.
    - Я выполнил свое обещание,- сказал он вполголоса.- Ты теперь вне игры. Хочу добавить на прощание, что ты оказался хорошим товарищем.
    - Очень благородно с вашей стороны, сэр,- ответил мошенник, бестрепетно глядя прямо в глаза канониру.- Мне с вами тоже скучать не приходилось. Об одном я только жалею,- что не сохраню на память вашей фотографии в тот вечер, когда мы воровали кур. Это было нечто, клянусь!
    Это была наглость в чистом виде, но Кейд уже давно перестал обижаться на выходки Фледвика. А тот пристально посмотрел на него тем самым странным, загадочным взглядом, до смысла которого канонир так и не добрался, и прошептал чуть слышно:
    - Прощай, друг. Мне очень жаль.
    На этом все закончилось. Отец бомбардир вручил Фледвику бумагу, дарующую полное отпущение былых грехов, и нетерпеливо отмахнулся от пространных изъявлений благодарности и выражений преданности со стороны вора.
    - Мои телохранители отвезут тебя на машине в Абердин,- сказал он.Полагаю, в их обществе тебе ничего не грозит. Там ты представишь этот документ в Караульную Башню своего участка, а они позаботятся об отмене того нелепого приказа. Не сомневаюсь, что тебе не терпится немедленно отправиться в путь. Что касается тебя, брат,- повернулся Арль к дожидающемуся своей очереди канониру,- то ты, как я вижу, нуждаешься в отдыхе.- Он вызвал послушника и приказал: - Отведи брата в комнату отдыха ночной стражи и подготовь ему к утру полный комплект обмундирования.
    Исполненный благодарности, Кейд снова распростерся у ног Арля в Большом Салюте и не мог видеть, как тот досадливо поморщился и рассеянно отвернулся.
    ГЛАВА 11
    Казарменное помещение было хоть и пустым, но вполне реальным. Кейд разложил на полу спальный мешок, разделся, застегнул на голом теле портупею с оружием и нажал кнопку надува. Почти две недели мечтал он об этой минуте и был уверен, что заснет моментально. Оказалось, все совсем не так. Что он там сказал Фледвику? "Ты теперь вне игры", кажется? Странно, почему ему пришли на ум именно эти слова? Не выдержав, канонир выбрался из спальника и подошел к окну. Окна казармы выходили во внутренний двор, пятью этажами ниже, и из них просматривались две соседние грани пятиугольного здания. За всеми окнами было темно, но в серебряном свете лунного серпа можно было разглядеть серые бетонные плиты просторного плаца внизу.
    Кейд не знал, сколько он простоял у окна, тупо созерцая залитую лунным светом площадку. Но он напрасно пытался сам себя загипнотизировать: непрошеные мысли легко находили дорогу в его отгородившийся от действительности мозг, порождая гнев и другие неподобающие чувства. Устав сними бороться, канонир махнул рукой и принялся размышлять обо всем, что не давало ему покоя и мешало заснуть. О перехваченном обмене взглядами между леди Майей и отцом бомбардиром. Об отсутствии интереса к случившемуся с Кейдом. О привычной небрежности, с которой он сунул в рот курительную трубку. И тут же в голове молнией сверкнула другая мысль: "Да кто ты такой, чтобы судить? И что ты вообще знаешь, кроме Устава и своих обязанностей канонира? А что, если отцу именно так и подобает вести себя? Ты достаточно зрел и опытен, чтобы знать: начальство не всегда откровенно с подчиненными ради собственного блага последних. Ты и сам вел себя так же с новичками, высокомерно считая их недоумками, не способными подняться над рамками своего индивидуального задания, и считал при этом, что поступаешь правильно и милосердно".
    Впрочем, все могло быть иначе. Допустим, существует некий уровень, перейдя который брат Ордена становится действительно посвященным и ему открываются тайные догматы, увязывающие с Учением Клина отклонения от нормы с той же железной логичностью, как и праведный образ жизни. И все, что с ним произошло,- не более чем испытание, ниспосланное ему для проверки его готовности подняться в иерархии Ордена ступенькой выше.
    Внезапно Кейд ужаснулся собственным мыслям. Он и не заметил, что стоит на самом краю пропасти, готовый усомниться в основе основ. Не подобают такие думы простому воину - ох, не подобают! Ты канонир, и твое дело - солдатское, а об остальном пускай у начальства голова болит. Чтобы отвлечься от греховных помыслов, он начал представлять себе, как будет знакомиться утром с вернувшимися из караула братьями. "Давно ли служишь? Меняются ли посты или у каждого персональный? Подворачивается ли возможность поучаствовать в битве или служба заключается в одной только охране?"
    Можно еще поразмышлять об этом странном месте - "грот, который вовсе не грот". И о том, как он преодолел врожденные страхи и вошел в Пещеру, оказавшуюся заброшенным коридором, где не было ни призраков, ни страшных чудовищ, поджидающих добычу в темных закоулках. А сам Пентагон? Был ли он сотворен десять тысяч лет назад одновременно с Вашингтонскими Пещерами или возведен позже, в' своем нынешнем виде, как противопоставление этому кошмару? Грязная мысль на миг закралась в голову - мысль о том, что с аэролета было бы совсем нетрудно превратить это здание... Нет! Это уже слишком! Да что вообще такое с ним творится?! Завтра же надо будет навестить наставника-корректора, иначе он совсем свихнется.
    Кейд опять залез в спальный мешок и закрыл глаза. Сразу стало легче. Приобретенная за долгие годы привычка сама собой переросла в подобие условного рефлекса. Вздохнув с благодарностью, он погрузился в медитацию, вызывая в памяти подобающие моменту цитаты. Благодарение отцу, завтра у него вновь будет полный комплект обмундирования! Майка, рубаха, штаны, шлем, плащ, сапоги... "Воин готов маршировать..." С этой мыслью он и заснул, блаженно растянувшись на жестком пластиковом полу пустой казармы.
    Канониру приснился страшный сон. Будто отец бомбардир угрожает оружием леди Майе, но та вдруг превращается в девушку из Храма Каирских Мистерий, а он, Кейд, тщетно пытается объяснить размахивающему бластером Арлю, что это ошибка и в нее никак нельзя стрелять. Девушка дрожит от страха и умоляюще зовет его: "Кейд! Кейд!"
    Он проснулся в холодном поту и рывком сел. Нет, ему не приснилось: его на самом деле кто-то звал! Канонир поспешно расстегнул молнию и бросился к окну, выходящему во внутренний двор. На серых плитах плаца смутно темнели четыре человеческие фигуры, одна из которых была много ниже остальных.
    Между ними что-то произошло, и самый маленький почему-то упал - то ли споткнулся, то ли его сшибли наземь. Вот он поднялся, энергично жестикулируя и размахивая чем-то белым, но тут же снова упал от удара в лицо. На этот раз коротышка поднимался с трудом, уже не размахивая руками, а простирая их в мольбе о пощаде к своим мучителям. Та же отчаянная мольба читалась в каждом изгибе его щуплого, но гибкого и выразительного тела.
    Фледвик!
    Кейд не нуждался в переводчике, чтобы понять смысл происходящего под окном. Его бывший компаньон тщетно пытался умилостивить палачей предъявлением выданного отцом бомбардиром и скрепленного Золотой Печатью помилования. Один из них выхватил бумагу из рук Фледвика и на его глазах порвал в клочья.
    Не имея сил двинуться с места или хотя бы отвернуться, Кейд досмотрел эту жуткую сцену до закономерности финала. Грубо толкнув экс-наставника к стене, трое охранников выхватили оружие и хладнокровно сожгли одновременным разрядом малой мощности верного спутника и доброго товарища канонира на протяжении последних пяти дней. Свершив свое черное дело, палачи разделились. Двое направились к соседней секции здания, а один нырнул в дверь прямо под окнами казармы.
    Приступ неудержимой рвоты сотрясал тело Кейда почти минуту, а когда спазмы улеглись, он с мучительной ясностью осознал, что стал свидетелем подлого убийства, осуществленного оружием Ордена и совершенного, без сомнения, по приказу отца бомбардира, собственноручно даровавшего жертве полное прощение каких-то два или три часа назад.
    Он также понял, что не существует никакого тайного знания, и никто не думал испытывать его на верность и отвагу. Просто все оказалось ложью, предательством и убийством. А ответственность лежала на плечах живого воплощения Ордена и его гроссмейстера, величайшего и всеблагого отца бомбардира Арля, оказавшегося на самом деле лжецом и лицемером!
    Дверь в казарму бесшумно приоткрылась, и темная фигура на цыпочках стала подкрадываться к спальному мешку.
    - Уж не меня ли ты разыскиваешь, брат?
    Убийца развернулся на голос с похвальной быстротой, но где ему было тягаться с Кейдом? Он вспыхнул факелом, не успев даже понять, что предполагаемая жертва вовсе не спит сладким сном, как его уверяли.
    Мозг канонира работал с невероятной четкостью и быстротой. Один раз они уже "опознали" его сожженный труп в Сарральбе, так пускай теперь найдут еще один в его спальнике. Пока еще там хватятся пропавшего убийцу - а ему этот маневр даст возможность выиграть драгоценное время. Затолкав останки сгоревшего брата в мешок, он установил рычажок мощности своего бластера на минимум и беззвучно прошелся лучом по прорезиненной ткани. Если действия убийцы контролировались, звук одиночного выстрела не вызовет подозрений, тогда как второй неизбежно насторожит.
    Быстро одевшись в истрепавшееся гражданское платье, Кейд завернулся в слишком узкий для его мощной фигуры плащ убитого марсмена и выскользнул в коридор. Он знал только один выход наружу из этого зловещего места и шел к нему, полагаясь на инстинкт и зрительную память. К счастью, на протяжении всего пути по тускло освещенным переходам и выщербленным ступеням он не встретил ни одной живой души. Он не знал, объяснялось это близостью апартаментов леди Майи или только что совершившимся убийством, да и не задумывался особенно, поглощенный лишь стремлением вырваться на свободу.
    Запор на двери, ведущей в покои любовницы Арля, оказался электронным, и канонир справился с ним в два счета. Прихожая была пуста. Запах дыма из курительной трубки леди Майи смешивался с более тонким ароматом, присушим ей самой. На низком столике перед большим, трехстворчатым зеркалом были разбросаны драгоценности и всякие безделушки, вроде той же золотой трубки. При взгляде на эту груду самоцветов и золота Кейд понял, что уже дошел до последних пределов падения, потому что твердо решил все это украсть.
    Соборные Дома и другие службы Ордена были для него отныне закрыты. Он пока не представлял, куда направится, но хорошо знал, что без денег пропадет наверняка. Хотя представления Кейда о финансовой системе Империи оставались на уровне ребенка, он еще с детства усвоил, что золото всегда можно обменять на деньги или непосредственно на товар. Протянув руку, он решительно сгреб со столика россыпь блестящего металла и камней и рассовал по просторным карманам плаща украшения и безделушки, оказавшиеся неожиданно тяжелой ношей.
    Из прихожей вели три двери. Две были заперты, а третья приотворена. Кейд осторожно заглянул в спальню и обнаружил, к своему облегчению, что леди Майя там одна и крепко спит. Позволив себе на миг полюбоваться точеной головкой на белоснежной подушке, он на цыпочках прокрался к двери, которую покойный Фледвик запер на засов. Канонир не сразу разобрался в простом механизме, но с третьей попытки все же вытащил металлический стержень из пазов. Один раз ему почудилось движение за спиной, и он резко обернулся, выхватив оружие, но тревога оказалась ложной. Женщина продолжала мирно спать, только перевернулась во сне на другой бок.
    Кейд протиснулся в открытую дверь и тихонько прикрыл ее за собой. Когда они с Фледвиком пробирались по коридору, тренированный мозг канонира автоматически запоминал все изгибы и повороты, так что сейчас он без затруднений нашел обратную дорогу и через пару минут добрался до пролома.
    Как ни странно, часовые с тех пор еще не успели смениться. Только вместо убитого Кейдом марсмена по тому же маршруту расхаживал другой караульный. Судя по его беззаботности, отец бомбардир так и не выполнил данное им леди Майе обещание преподать часовым суровый урок. Вероятно, Арль привык больше полагаться на подручных-убийц, чем на честных воинов, выполняющих свой долг. Прячась в угольно-черной тени входа в Пещеру, канонир разглядывал старательно марширующих часовых с презрительной жалостью. Их парадные церемониальные униформы сияли нашивками и позолотой в свете арочных фонарей и в серебристых лучах месяца.
    "Глупцы!" - подумал он, но тут же со стыдом вспомнил, что сам был таким же глупым и наивным, начиная с шестилетнего возраста и заканчивая событиями последнего часа.
    Выбраться из Пещеры было неизмеримо легче, чем в нее проникнуть. Тем более Кейд отлично знал, что лежит по ту сторону узкой полоски охраняемого периметра: несчитанные акры земли, заросшей высокой травой, в которой человек может скрываться хоть до зимы. Человек. Он впервые подумал о себе как о человеке, а не канонире.
    Часовые ничего не увидели. Только быстрая тень мелькнула в полумраке, мгновенно исчезнув в зарослях травы и кустарника. Скатившись в небольшую ложбинку, надежно прикрытую густой растительностью, Кейд некоторое время лежал неподвижно, прислушиваясь, не поднялась ли тревога. Все было тихо. Он отполз подальше, спустился с пригорка, потом встал на ноги и пошел, уже не скрываясь, по направлению к реке.
    Беглец знал, что очень скоро ему придется решать, куда податься, но момент для принятия решения еще не наступил. Балтимор и Абердин лежали в одном направлении - к северу, пока же ему предстояло для начала перебраться через Потомак. К берегу он вышел через несколько минут и остановился в раздумье. Пересечь реку вплавь он не мог. "Водяные крылья", с помощью которых он переправил днем Фледвика, сейчас не годились - слишком тяжел был груз золота в карманах Кейда. Расставаться же с ним в его планы не входило.
    За неимением лучшего он зашагал вдоль берега, высматривая какое-нибудь бревно, достаточно большое, чтобы удержать его вес, и достаточно маленькое, чтобы им маневрировать. Было бы неплохо найти неохраняемый мост, но на такое везение рассчитывать было трудно. Небо на востоке чуть порозовело, предвещая скорый рассвет, а канониру все никак не удавалось найти ничего подходящего. Внезапно он услышал чьи-то сердитые голоса, доносящиеся из-за небольшого холма прямо по ходу. Насторожившись, Кейд нырнул в траву и ползком подобрался поближе, чтоб послушать, о чем они говорят.
    - Кончай смолить, придурок! Сколько можно, прорва ненасытная?
    - Сколько хочу, столько и смолю. А ты заткни пасть и не мешай.
    - Сам заткни пасть и прекрати орать! А то мигом загремим в отстойник.
    - Подумаешь! В гробу я видал твой отстойник. Прокручусь на одной ножке.
    - Еще как прокрутишься, кретин, если меня слушать не будешь! Мне лично не климатит пару лет в отстойнике тянуть, да и тебе не советую.
    - Да чего ты на меня наехал? Подумаешь, пару лишних смокеров засмолил!
    Фразы оказались знакомыми. Тесное общение с Фледвиком принесло первые плоды. Кейд вспомнил, что "прокрутиться в отстойнике на одной ножке" означает то же самое, что отбыть непродолжительный срок в тюрьме облегченного режима. Канониру стало понятно, что он имеет дело с преступниками. Без колебаний поднявшись на ноги, он увидел в низинке у подножия холма двух простолюдинов, грузящих на плот какие-то плоские коробки. Они не сразу заметили постороннего и обнаружили, что не одни, только когда Кейд спустился вниз по склону и подошел почти вплотную.
    - Чем это вы тут занимаетесь? - спросил он суровым тоном.
    - Ничего особенного, сэр, мы тут просто на плотике катаемся, хе-хе...растерянно забормотал один, но второй, будучи более опытным и наблюдательным, сразу обратил внимание на несоответствие одежды канонира его облику и тону.
    - Это еще что за фраер? - холодно осведомился он.- С какого огорода сбежало это пугало?
    - Я не пугало,- с достоинством ответил Кейд, слегка обидевшись, но решив до поры не обострять отношения.
    - Откуда же ты взялся, лох недоделанный? Даже последний чуш-карь не рискнет напялить эти шмотки, зная о том, что ему намотают не меньше двадцатника. Да и вырядился ты не по делу. Половина цивильное, половина военное, и та не по размеру. И оружие у тебя наверняка фанерное, падлой буду! - И он насмешливо загоготал, тыча пальцем в кобуру на поясе канонира.
    Второй уголовник с отвращением сплюнул.
    - Надо же, сука какая,- чуть меня на понт не взял! Вали отсюда, фраер, со своей фанерной пушкой, пока я добрый! Влепят тебе двадцатник, помяни мое слово! А до тех пор держись от меня подальше.
    - Я тоже не прочь прокатиться на вашем плотике,- спокойно произнес Кейд, игнорируя угрозы и злобные физиономии новых знакомых.- И готов за это заплатить!
    Он вынул из кармана изящную золотую трубку, похищенную с подставки трюмо в прихожей леди Майи, и продемонстрировал ее двум подозрительным личностям. Спрашивать, будет ли этого достаточно, он благоразумно не стал, прочитав ответ в алчно загоревшихся глазах обоих жуликов.
    - Кроме того, мне нужен будет комплект одежды для простолюдинов,добавил канонир и осекся: слово "простолюдин" в его устах могло вызвать нежелательные подозрения. К счастью, эти двое ничего не заметили, не думая больше ни о чем, кроме выгодной сделки.
    - О чем базар, кореш?! - воскликнул, потирая руки, первый, обозвавший оружие Кейда фанерным.- Мы тебя мигом переправим! Вот только насчет шмоток я не знаю...
    - Зато я знаю,- поспешно прервал его второй, настоящий громила по габаритам.- Размерчик у нас вроде как один, так что я не прочь расстаться с клифтом и шкарами - за дополнительное вознаграждение, разумеется. Или ты не согласен, незнакомец, что за последнюю рубаху следует платить вдвойне?
    Кейд ничего не ответил, перебирая пальцами содержимое кармана и лихорадочно прикидывая, сколько золота можно отдать за штаны, рубаху, башмаки и куртку, предложенные мордоворотом. Расценив его молчание как отказ, тотфилософски пожал плечами, пробормотал:
    "Ну, нет так нет, хозяин - барин",- и принялся стаскивать через голову рубашку вместе с курткой.
    Голый громила оказался заметно пожиже Кейда и поуже в плечах, но его вещи были ему чуть великоваты, зато великану канониру пришлись впору. Покончив с переодеванием, он методично переложил содержимое карманов плаща во внутренние карманы куртки. При виде такого количества драгоценностей глаза обоих "плотогонов" едва не вылезли из орбит. Прокашлявшись, тот, что поменьше, посоветовал:
    - Ты бы закопал свою "дуру", корешок, а то за волыну можно схлопотать тот же двадцатник, что и за орденское шмотье.
    - Пригодится еще,- коротко ответил Кейд, засунув оружие за пояс под рубашку.- А теперь везите меня на тот берег.
    Проводив голодным взглядом последнюю золотую безделушку, исчезнувшую в бездонных карманах принадлежавшей мордовороту куртки, его напарник снова откашлялся и заискивающим голосом произнес:
    - Вообще-то мы могли бы предложить кое-что получше...
    - Эй, ты о чем базаришь? - испугался громила.
    - Закрой хлебало, придурок, если не можешь отличить жареного лоха от легавого,- рявкнул первый.
    "Так,- подумал Кейд.- Жареный лох - это, очевидно, я. Но плотику ниххлипкий, и, если есть что-то получше, надо соглашаться". Вслух же он сказал:
    - Ну и что получше вы можете мне предложить?
    - Понимаешь, корешок,- горячо заговорил главный,- мы тут подрабатываем помаленьку, доставляя клиенту смокеры. Богатому фраеру вроде тебя может показаться мелочевкой, да только срок намотают тот же, что и за твои цаики. Не стану базарить, где мы их берем, да тебе это и пофигу. Скажу только, что на том берегу нас будет в условленном месте ждать машина с водителем. Теперь усек? Он может отвезти...
    - За две такие же цацки,- вступил в торговлю мордоворот, по уфюмой роже которого было видно, что на этот раз он не уступит,- мы поручимся за тебя перед водилой, и он доставит тебя в любое место по твоему усмотрению.
    - Одна цацка! - решительно заявил Кейд, гадая, что же такое смокеры.
    - Заметано! - радостно заорал мордоворот и протянул волосатую лапищу.
    Канонир порылся в кармане и выудил миниатюрную золотую коробочку, внутри которой было насыпано что-то белое, похожее на муку. Громила благоговейно погладил пальцами блестящую поверхность и с энтузиазмом предложил:
    - А не засмолить ли нам по смокеру ради такого случая, кореша? Все равно клиент пересчитывать не будет.
    Не дожидаясь ответа, он метнулся к плотику, запустил руку в одну из сложенных там коробок и достал три небольших коричневых шарика. Протянув один шарик сообщнику, а другой канониру, он извлек откуда-то алюминиевую трубочку, запихнул свой шарик в отверстие, разжег его и окутался облаком дыма. Только теперь Кейд понял, что смокеры - это та самая ароматная субстанция, которая курилась в золотой трубке леди Майи.
    - Спасибо,- сказал он, опуская свой смокер в карман.- Приберегу на потом, сейчас что-то не хочется.
    Оба жулика смерили его уничтожающими взглядами, но возражать не решились. Канонир догадался, что допустил довольно серьезную ошибку. Пора было привыкать к тому, что среди простолюдинов тоже существуют такие понятия, как подобающее и неподобающее, и в следующий раз, если он не будет внимательным, это может ему дорого обойтись.
    Смокеры истлели за минуту с небольшим, слегка расслабив курильщиков и придав им разговорчивости. Кейд навострил уши и напряг мыслительные способности, хорошо понимая, что в его положении бесценны любые крохи информации.
    - Что-то много я стал засмаливать последнее время,- признался громила, растянувшись на прибрежном песочке.- Оттого, видать, что на халяву.
    - Ну и что? Вреда от этого никакого.
    - Не, ты не врубился. Когда мы толкаем смокеры, то вроде как на жизнь сейё зарабатываем, а курить - совсем другой коленкор. Раз Император говорит, что мы не должны, значит, мы не должны.
    - Император-то здесь при чем?
    - Ну как же? Разве не самый первый Император написал Уголовное уложение, где расписано, что, за что и кому причитается?
    - Хрен ты угадал! Первый Император и Уложение были сотворены одновременно. Спроси любого наставника, коли не веришь.
    - Наставника сам спрашивай, ежели охота... Да и какая разница, пусть даже они появились одновременно? Все равно это неправильно!
    - Вот и я всю дорогу твержу то же самое своей шмаре. Ты ж ее знаешь: купи мне то, купи мне се... А тут прилипла, как пиявка,- хочу, мол, такое же платье прозрачное, как Звезднорожденные носят. Купить-то я могу, есть одна лавчонка на толчке, да что толку? Она ж его на людях один хрен носить не сможет - враз заметут. А ежели дома надевать, так никакого кайфа, все одно как с чужого плеча напялила.
    - Да уж,- покачал головой здоровяк,- от бабы бабки нипочем не утаишь. Кабы не Уложение, все шмары до одной шастали бы в шикарных тряпках, корча из себя Звезднорожденных, а у ихних мужиков не осталось бы в кармане и зелененькой на выпивку. Эй, а вон и фургончик наш катит! Поплыли.
    С того берега дважды мигнули фарами. Кейда посадили в центре плота на коробки с товаром, один из мошенников взял в руки шест, а голый мордоворот влез в воду и поплыл, держась за край и одновременно подталкивая плот.
    Машина на противоположном берегу представляла собой микроавтобус с поляризованными стеклами, неприметной окраской и чудовищно грязными номерами.
    - Кто такой? - угрюмо осведомился водитель, здоровенный малый, одного роста с громилой, но раза в два толще. В руке он держал увесистый обрезок бронзовой трубы сантиметра три в диаметре.
    - Свой парень. Рвет когти. Не сомневайся, не легавый. Мы сказали, что ты мог бы подбросить его до города или высадить по дороге, где ему надо.
    - Не "мог бы", а "подбросит",- вмешался Кейд.
    - Я на свою задницу приключений искать не собираюсь! - решительно объявил водитель.- Плевать мне, как вы договаривались, но он никуда не едет. Просек, хмырь болотный? Ну и вали отсюда, пока я не рассердился.- С этими словами он многозначительно похлопал обрезком трубы по ладони левой руки.
    "Хмырь болотный". Не приходилось сомневаться, что это незнакомое словосочетание было достаточно оскорбительным. Канонир вздохнул и нанес толстяку молниеносный, но не слишком сильный удар в солнечное сплетение. Выводить его из строя надолго было не в интересах Кейда. Водитель шумно выдохнул, сложился пополам, выронил трубу и осел на землю.
    - Ну, вот что, хмыри болотные,- угрожающе произнес Кейд, поворачиваясь к двум другим членам шайки,- быстро гоните обратно одну цацку! И пошевеливайтесь, пока я не рассердился. А будете базарить - отберу и вторую. Просекли?
    Те обменялись взглядами и молча вернули маленькую золотую коробочку. Канонир сунул ее под нос водителю, сидящему на земле и очумело трясущему головой:
    - Доставишь меня куда скажу, и эта цацка твоя. Просек?
    - Так бы сразу и сказал, кореш,- угодливо закивал толстяк.- Только ты учти, дальше Абердина я не поеду, иначе могу работы лишиться. А у меня семья.
    - Хорошо, отвезешь меня в Абердин,- сказал после короткой паузы Кейд, делая окончательный выбор.
    - Сей момент. Вот только товар загрузим.
    Плоские коробки со смокерами рассовали под сиденья, в сиденья и даже за съемные панели салона. Кейд наблюдал за погрузкой, размышляя над собственным скоропалительным решением. Что заставило его выбрать Абердин? Впрочем, наедине с собой лукавить невозможно. Да и какая разница, откуда начинать? А с девушкой ему будет легче разобраться. Она наверняка много знает - во всяком случае гораздо больше его. Кроме того, после смерти Фледвика она оставалась единственным живым существом на свете, кто не пытался предать его или убить, а, напротив, стремился помочь. Да и с точки зрения тактики выбор казался резонным. В самом деле, кому придет в голову искать беглеца в том самом месте, где он однажды уже был арестован?
    Все еще продолжая размышлять, он уселся на сиденье рядом с водителем. Когда машина выехала на шоссе, тот спросил:
    - Где тебя выкинуть в Абердине?
    - Ты знаешь заведение Мадам Канонирши?
    - Еще бы не знать,- скривился толстяк.- Я туда тоже товар доставляю.
    Кейду не понравилась реакция собеседника. Быть может, Канонирша была осведомителем Караульной Службы? Вспомнив уроки Фледвика, он решился на прямой вопрос:
    - Там кто-нибудь стучит?
    - Ты че, сбрендил? Канонирша - своя в доску баба! Другое дело, что мне у нее ловить нечего. Да ты не шугайся. Сказал, отвезу, значит, отвезу!
    Тринадцать лет ежедневной психологической обработки невозможно сбросить с плеч за несколько часов. Канонир чувствовал себя неловко и только потому пустился в ненужные пояснения:
    - Я разыскиваю одного человека. Девушку.
    - Понятное дело, кого еще можно разыскивать в борделе? Но тебе вовсе ни к чему мне говорить. Я тебя доставлю на место, сказал же уже. И не смотри на меня так! Семья у меня, сечешь? Пускай я не хожу в Лекторий каждый день, как некоторые, но подобающее от неподобающего как-нибудь отличу!
    - И ты говоришь об этом, возя краденые смокеры? - удивился Кейд.
    - Ну и что с того? Я же не говорю, что мне это нравится. Может, меня по ночам совесть гложет, откуда ты знаешь? Но жить-то надо. Сам я не курю, а если всяким придуркам, рожденным простолюдинами, нравится смолить день и ночь, воображая себя Звездоносными или придворными Императора, моей вины в этом нет. Попробуй такому дятлу сказать, что Император не дозволяет курить. Знаешь, что он тебе ответит? Выкатит на лоб удивленные шары и скажет: "Да-да, я знаю, что это нехорошо, но я пожертвую в Лекторий вдвое против прежнего, и мой грех мне простится". Каково? П-при-дурки, мать их!
    Кейд вяло согласился, и на этом диалог завершился. Жулик-моралист переключил внимание на дорогу, а Кейд позволил себе задремать. Он еще не очень хорошо научился разбираться в простых людях, но был уверен, что этот его не выдаст.
    ГЛАВА 12
    На каждой остановке Кейд приоткрывал один глаз, но движение возобновлялось, и он снова погружался в дремоту. Но вот водитель потряс его за плечо, и канонир проснулся. В ветровое стекло можно было разглядеть отрезок залитой солнцем грязной мостовой и массивную дверь в полуподвал, куда спускалась каменная лестница.
    Фургончик остановился в проезде между двумя зданиями, таком узком, что не смог бы даже развернуться. Стены без окон достигали высоты трех или четырех этажей и, кроме облупившейся штукатурки, не несли на себе никаких отличительных признаков. Все свободное пространство было засыпано пылью и мусором, и только две протоптанные тропинки вдоль стен служили доказательством того, что здесь живут люди.
    Толстяк водитель вышел из машины, поднял сиденье и достал три свертка, упакованные в непрозрачную пластиковую пленку. Закрыл сиденье и выжидательно уставился на пассажира.
    - Что, так и будешь сидеть тут весь день? - язвительно осведомился он.Вылазь давай, кому говорят!
    Кейд напрягся, но усилием воли заставил себя расслабить мышцы. Он был среди простолюдинов и не мог рассчитывать на иное обращение. Еще один урок, который ему следовало усвоить так же прочно, как воинские навыки, приобретенные в бытность послушником. Как и тогда, от этого зависела вся его будущая жизнь.
    - Прошу прощения,- пробормотал он.- Это и есть заведение Канонирши?
    - Не узнаешь, что ли?
    - Днем оно выглядит как-то по-другому.
    Он вылез из фургона и спустился вслед за водителем по ступеням. Толстяк уверенно постучал, и дверь приоткрылась. Кейд сразу узнал круглое мясистое лицо хозяйки. Не обращая внимания на шофера, Канонирша обратилась прямо к нему.
    - Питейный зал откроется с заходом солнца, незнакомец. Вот тогда буду рада тебя видеть,- сказала она хриплым басом.
    - А я думал, ты его знаешь,- удивился толстяк.- Кореша сказали, что он домушник, хоть и лох порядочный.
    Изрядно потускневшие водянисто-голубые глазки хозяйки неторопливо переместились с лица канонира на его пеструю куртку, цветастые полосатые штаны и рваные сандалии, которые тот вынужден был оставить на ногах, так как башмаки мордоворота оказались слишком малы. Закончив осмотр, Канонирша опять уставилась ему в лицо.
    - Может быть, и знаю,- сказала она наконец.- Вроде бы видела как-то его личность.
    - Видела, видела,- поспешно подтвердил Кейд и добавил, озаренный внезапным вдохновением: - В прошлый раз, когда я здесь был, одна из здешних девиц прикарманила мой бумажник.
    Вот теперь Канонирша действительно его вспомнила.
    - Что ты мелешь, парень? - не очень натурально возмутилась она.- Та девка, с которой ты сидел, не имеет к моему заведению никакого отношения!
    Водитель заметно заскучал.
    - Хорош лаяться,- вмешался он.- Я и так опаздываю. Отпусти сначала меня, а потом хоть глотки рвите друг дружке.
    Канонирша поняла намек и приоткрыла дверь чуть шире.
    - А ты подожди здесь,- сказала она Кейду и увела шофера в соседнюю комнату.
    Канонир с любопытством осмотрелся. Очевидно, здесь располагалась кухня. Он немного побродил по помещению, ни к чему не притрагиваясь, но с интересом разглядывая стеллажи с незнакомыми продуктами и различное оборудование. Огромные пищеблоки Соборных Домов, где Кейд провел сотни часов, отбывая положенные наряды во время послушничества, имели с этим местом не больше общего, чем спальный мешок воина Ордена с роскошным ложем леди Майи. Единственным предметом, который он смог с уверенностью опознать, была большая микроволновая печь, встроенная в стену. Точно такая же, только раз в пять побольше, служила в пищеблоке для приготовления мясных блюд на ужин. Но на этом сходство заканчивалось. Сквозь прозрачные двери холодильника виднелись не аккуратные ряды различных полуфабрикатов, каждому виду которых соответствовало свое отделение, а сплошная мешанина из замороженных бифштексов, птичьих тушек, колбас, рыбы, морских продуктов и прочего. В противоположной стене был другой холодильник, в котором хранились только фрукты. Кейд никогда не подозревал, что на свете существует столько их разновидностей. Впрочем, к фруктам он с детства относился прохладно, а став братом Ордена, пришел к убеждению, что есть эти малопитательные, липкие и чересчур сладкие лакомства могут только эстетствующие дегенераты, настоящему же мужчине это никоим образом не подобает.
    Узнал он, после некоторых колебаний, и еще одну вещь, предназначенную для приготовления и подогревания питательной каши из концентратов основного питания братьев Ордена во всех без исключения Соборных Домах. Но там для этой цели служили огромные, до блеска надраенные котлы с мощными смесителями, тогда-как здесь, на самой верхней полке, до которой и дотянуться было невозможно, притулился старый, обшарпанный котелок, размером чуть больше чайника. Созерцая этого уродца, Кейд пришел к выводу, что среди посетителей Мадам Канонирши каша из концентратов почему-то не пользуется популярностью.
    На многочисленных стеллажах и полках вдоль стен были расставлены или разложены сотни больших и маленьких коробок и пакетов в броской, разноцветной упаковке. В больших шкафах хранились десятки незнакомых агрегатов, с помощью которых все это, наверное, смешивалось, взбивалось, запекалось, варилось и жарилось. Но больше всего поразил канонира царящий на кухне живописный беспорядок, придающий ей, как ни странно, исключительно функциональный и уютный вид. Ему даже взгрустнулось при воспоминании о том, как тепло и уютно было на кухне в их доме, когда мать готовила, а он тихо играл в уголке.
    И вообще, в последнее время его что-то уж слишком часто стали навещать воспоминания детства, с которыми, как привык считать Кейд, он навсегда расстался при посвящении в воины. Он вдруг с тревогой осознал, что больше не ощущает себя частицей Ордена. Ежедневный ритуал, который он всегда полагал столь же неотъемлемой и необходимой составной частью существования, как дыхание, внезапно оказался не таким уж обязательным, а временами - когда он о нем вспоминал - выглядел просто глупо. Конечно, он еще не так глубоко скатился в пропасть, чтобы опытный наставник-корректор... Вопрос только в том, хочет ли он, чтобы кто-то корректировал его психику? Разумеется, он всей душой жаждет вернуться в Орден и к своим обязанностям, вот только отец бомбардир...
    Кейд запретил себе думать о клубке противоречий, обнаруженных им за последние несколько дней. Когда-нибудь он его обязательно распутает, но не сейчас. Сейчас ему нужна информация, а добыть ее он сможет, лишь отыскав девушку.
    Но Канонирша сказала, что не знает ее. И в тот вечер она тоже кричала что-то непотребное, кажется, обещала завязать ей на шее табурет с барной стойки, если та еще раз заявится. Не важно. Главное - зацепиться за веревочку, ведущую в преступный мир, где она, в этом Кейд был убежден, чувствовала себя как рыба в воде. В этой среде все были так или иначе связаны между собой, и, чтобы выйти на нужного человека, надо только знать, за какой конец дернуть. И он уже сделал первые шаги по цепочке, которая привела его от торговцев смокерами к водителю, а от водителя к Мадам Канонирше. Широкая улыбка озарила лицо канонира. А ведь он добился заметных успехов! Пару недель назад он и помыслить не мог, что с такой легкостью обведет вокруг пальца матерых жуликов. Быть может, он и на самом деле сумеет стать здесь своим? И не просто своим, а лучшим?! Что ж, любопытная перспектива для бывшего канонира.
    - Эй, красавчик, ты зубы-то не скаль,- послышался за спиной хриплый бас хозяйки.- Я хоть и гожусь тебе по годам в матери, да и фигура уже не та, что в былые годы, а все-таки подкатит, бывает, как увижу такого вот молодца.Канонирша стояла в дверном проеме, начисто перекрывая его своей тушей. На губах ее играла двусмысленная усмешка, которую можно было расценить и как выражение дружеских чувств, и как приглашение к флирту.- Ух ты, мой сладенький! Да ты еще и краснеть не разучился?! Надо же: здоровый, как слон, статей гвардейских, зубы скалит так, что аж мурашки по коже - и краснеет, как девка-малолетка! Ой, мои девочки в тебя просто влюбятся. А я уже старая, мне сурьезный мужчина нужен, представительный, в годах...- Она внезапно прекратила паясничать и заговорила по-деловому: - Слушай сюда, красавчик. Лазарь мне сказал, что ты с хорошим товаром. Выкладывай, что у тебя есть?
    Кейд раскрыл рот, чтобы выразить протест, но ему не дали произнести ни слова.
    - Думаешь, ты первый из домушников, кому доводилось пережидать жару в потайной комнате наверху у Мамочки? Хорошему человеку Мамочка всегда разрешит погостить - хоть день, хоть месяц - и не станет задавать лишних вопросов. На всем Восточном побережье ты не найдешь схрона надежней, красавчик! Если, конечно, не будет облавы. Но это уже моя забота, меня предупредят. Только учти, услуги Мамочки стоят недешево. Благодари Лазаря и мою доброту, парень, иначе я не согласилась бы за все рыжевье в Абердине. Но ты мне уж больно понравился, да и легавого я бы за милю почуяла. Ничего не поделаешь, надежная хата во все времена дорого обходилась. Зато здесь у тебя будет крыша над головой, сытная кормежка три раза в день и все такое прочее.
    Кейд понял, что проще будет дать ей выговориться. Судя по всему, Канонирша очень любила всласть потрепать языком. К тому же, слушая ее выразительную речь, он все больше убеждался, что ему здорово повезло. Он и словом не обмолвился о своих намерениях, однако же оба они, водитель и хозяйка, приняли, как само собой разумеющееся, что ему нужно убежище. И хотя еще пять минут назад он не помышлял ни о чем подобном, сейчас готов был на все, лишь бы остаться здесь.
    Улучив момент, когда Канонирша умолкла, переводя дыхание, Кейд поспешно заговорил:
    - Насчет платы можете не беспокоиться. У меня... Одним словом, я готов заплатить, сколько вы попросите.
    - Хотелось бы посмотреть, какого цвета твои денежки,- скептически выпятив нижнюю губу, сказала хозяйка.
    - Денег у меня нет, зато есть вот это.
    Он залез в карман и выудил первое, что попалось под руку. Это была миниатюрная гроздь из пяти крошечных колокольчиков в ажурной золотой оправе, укрепленной на причудливо изогнутой золотой проволоке. Когда он доставал безделушку, колокольчики заколыхались и мелодично зазвенели. Глаза Канонирши словно приклеились к драгоценности, небрежно переданной ей гостем. С минуту она молча разглядывала ее, потом подняла голову и прохрипела:
    - Дешевка. Да и сбыть будет тяжко.
    - Простите, я не знал,- смущенно сказал Кейд, протягивая руку за цацкой.
    - Согласна! - выкрикнула Канонирша, зажав ее в кулаке, и секунду спустя разразилась громогласным хохотом.- Ну, ты даешь, красавчик! - стонала она сквозь слезы, колыхаясь всем своим необъятным телом.- Обошел Мамочку на вороных в ее же собственном доме! Вторая-то хоть у тебя есть?
    Кейд стал рыться в карманах, соображая про себя, что неведомо как поступил сейчас очень умно и правильно. Но искать на ощупь было неудобно, и он, не долго думая, вывернул содержимое обоих карманов на кухонный стол.
    - Простите,- сказал он,- но второй здесь, кажется, нет. Хозяйка перевела остекленевший взор с груды золота на столе на растерянную физиономию канонира.
    - Простите,- механически повторила она,- но второй здесь, кажется, нет.
    Она не сразу пришла в себя, а когда опомнилась, принялась разглядывать будущего постояльца с новым интересом, как какого-нибудь диковинного зверя. Продолжалось это довольно долго, и канонир уже не знал, что делать, но тут хозяйка снова заговорила:
    - Откуда же ты такой свалился и почему пришел ко мне? - спросила она неожиданно тихим и усталым голосом.
    - Ну, это было первое место, которое пришло мне в голову,- уклончиво ответил Кейд, уже понимая, что снова вляпался и нарушил какой-то неписаный закон.
    - Первое или единственное? - насмешливо прищурясь, осведомилась Канонирша.- И не вздумай вешать мне лапшу на уши. Думаешь, я не заметила в тот вечер, что тебя вовсе не со спиртного так развезло? Может, та краля, что была с тобой, и не увидела разницы, но Мамочку на мякине не проведешь! За столько лет за стойкой поневоле научишься отличать пьяницу от обколотого нарка. Зачем только такие молоденькие... Ладно, не будем об этом. Короче говоря, комната за тобой. Лишних вопросов, как я говорила, задавать тебе не собираюсь, но пара добрых советов не помешает. Во-первых, очень вредно для здоровья шляться с карманами, набитыми побрякушками, которым не знаешь цены. А во-вторых, в твоем возрасте положено знать, что взять товар - это полдела. Главное - его сбыть! Усек?
    К сожалению, Кейд "усек" только то, что его здесь оставляют. Все остальное он либо не понял, либо пропустил мимо ушей.
    - Я буду очень рад остановиться у вас,- смиренно сказал он,- и хорошо вам заплачу. Больше мне ничего пока не надо.
    К удивлению канонира, слова его привели хозяйку в неописуемую ярость.
    - Ах так! - прорычала она.- Очень хорошо! Больше ты ничего от меня и не получишь! Даже не надейся. Забирай свои финтифлюшки и топай за мной. Но когда начнет ломать, не рассчитывай, что Мамочка прибежит по первому зову, чтобы тебя полечить! - Она отворила дверь на лестницу и стала подниматься по ступеням, продолжая ворчать: - Ох уж эти нынешние! Ты со всей душой, а они нос воротят, в упор не видят. Никак не возьмут в голову, что им помочь хотят!
    Поднявшись наверх, Канонирша достала большую связку ключей, отперла одним из них завешенную гардиной дверь, сняла ключ со связки и протянула постояльцу.
    - Другого нет,- сказала она.- Здесь ты в безопасности. Когда проголодаешься или надумаешь развлечься, спускайся в зал.
    Затворив за хозяйкой дверь, Кейд исследовал свое новое жилище. Комнатка была крошечной, тускло освещенной, пыльной и без окон. Когда он попытался отодвинуть створку встроенного в стену шкафа, та не поддалась. Не важно, все равно ему нечего было туда положить. Вместо кровати была древняя раскладушка - нечто подобное он иногда встречал во время операций в покинутых жителями бедных деревенских хижинах.
    Теперь ему предстояло привыкать к тому, что он не только живет в доме простолюдинки, но и сам должен вести себя как простолюдин. Повернув ключ в замке, канонир выложил свои сокровища на раскладушку и сел рядом, задумчиво перебирая драгоценности. Он многого не понял из речей хозяйки, но по ее лицу было нетрудно догадаться, как сильно подействовал на нее вид этих... финтифлюшек, кажется? Отчего, интересно, столь бурная реакция? Что в них особенного? Может быть, дело в том, что их легко обменять на деньги? Он уже знал из опыта общения с Фледвиком, что за деньги можно получить пищу, одежду, кров, развлечения и многое другое. У покойного к деньгам была какая-то болезненная страсть, если Кейд правильно истолковал его рассказы. А иначе чем объяснить, что маленький мошенник неоднократно подвергался ради них риску быть арестованным, посаженным в тюрьму, обесчещенным? И те люди на реке тоже были готовы на все, лишь бы выудить у него лишнюю побрякушку. Из всего этого следовал вывод, что он обладает немалым количеством "товара", по не очень пока понятной причине чрезвычайно редкого и ценимого в среде простолюдинов.
    Кейд улегся на раскладушку, но лежать было неудобно, потому что та сильно провисала под его тяжестью. Он решил, что спать будет на полу - так и привычней и удобней. Больше всего его беспокоило, что придется торчать в питейном зале, но другого способа отыскать девушку он придумать не смог. Собственно говоря, бар был его единственной зацепкой. Однажды она уже нашла его здесь, теперь его очередь. Затем мысли его перескочили на одежду. В таком виде показываться внизу не стоит, надо найти что-нибудь более респектабельное и неприметное. И обувь, конечно. Простолюдинам носить сапоги не полагалось, но ему сойдет и пара новых сандалий. Кстати, надо будет позаботиться не об одном комплекте одежды, а как минимум о паре. Обыватели наверняка не носят круглый год одно и то же.
    Вскоре выяснилось, что Мадам Канонирша предупредила почти все его желания. Она поджидала его внизу, у входа в питейный зал.
    - Мог бы спуститься и пораньше, красавчик,- приветствовала хозяйка появление новичка.- Теперь придется ждать до утра. Старина Карлен вертелся тут полдня, но с полчаса назад смылся куда-то по делам. Я бы послала его к тебе наверх, да пожалела будить. Пускай, думаю, отоспится паренек.
    Еще одна загадка. Должен ли он знать, кто такой Карлен? Нет, вряд ли.
    - Кто такой Карлен?
    - Владелец соседнего магазинчика. Торгует готовым платьем и перепродает из-под полы обноски придворных господ. Хоть убей, не могу понять, откуда берется столько сумасшедших, готовых платить бешеные деньги за всякую рвань, которую и надеть нельзя - разве что дома, чтобы любовника распалить похлеще? Когда я была помоложе, отхлестала бы по щекам любого из своих мужиков, предложи он мне напялить что-нибудь этакое, прозрачненькое! Поганой метлой бы выгнала негодяя! Не нравлюсь как есть, так и ты мне не нужен. Ты ведь не наседка караульная, а, красавчик?
    Кейд растерялся. Последний вопрос прозвучал неожиданно и слишком уж прямолинейно. Смысл его в общих чертах он уловил, но вот как ответить, не знал. Впрочем, ответа не потребовалось, хозяйка сама все прочла по его физиономии.
    - Ладно, ладно, шучу,- примирительно сказала она и понизила голос до шепота.- А теперь слушай сюда, малыш.- Канонирша наклонилась к нему через стол, и Кейда окутала волна терпкого мускусного запаха, исходящего, казалось, из ложбины меж двух могучих грудей, свободно колыхающихся за низким вырезом ее платья.- Тебе нужен добрый совет, и я тебе его дам, хочешь ты этого или нет. Я давно поняла, что ты лох. Но когда лох попадает на сковородку, как ты сейчас, хуже сочетания не придумаешь. Каждый норовит к такому присосаться и урвать на халяву побольше, и я в том числе. Как видишь, красавчик, я с тобой откровенна. Я с тебя сдеру три шкуры, но других не подпущу, можешь не сомневаться. Чем-то ты мне понравился. То, что ты не стал мне горбатого лепить, я оценила, но в позу вставать больше не советую.- Она громогласно чихнула, утерлась рукавом и продолжала: - Да ты сам прикинь, разве ж так можно себя вести? Давеча вернулась я на кухню, а ты стоишь и лыбишься безмятежно, как дитенок какой. Батюшки, да скажи ты тогда хоть словечко, я бы тебе весь свой дом подарила и еще ленточкой перевязала! А через десять минут гляжу, корчит из себя Звезднорож-денного! Честно тебе говорю, парень, еще бы чуть-чуть, и получил бы ты у меня не комнату, а большого пинка под зад. Ты хоть понимаешь, что с твоими внешними данными чего хошь добиться можно? Девки сами штабелями складываться будут! А тебе и говорить ничего не надо, только зубы скаль почаще.- Хозяйка привстала из-за стола и приветливо помахала вошедшему посетителю. Тот степенно кивнул в ответ.- Ох, заболталась я с тобой, а мне ведь дела делать нужно. Между прочим, погоняла у тебя имеется? Мало ли, вдруг кто спрашивать будет.
    Кейда немало позабавили как ее абсурдные советы, так и заданный вопрос. Впервые с момента знакомства он поднял голову и посмотрел Канонирше прямо в глаза долгим, пристальным взглядом. Несмотря на угрожающий внешний вид и щедро пересыпанную жаргонными словечками речь, она была, в сущности, доброй и совсем не страшной женщиной. Он не произнес ни слова, только губы его медленно раздвинулись в широкой, панибратской усмешке.
    - Так, красавчик! Так! - восторженно захлопала в ладоши хозяйка.Умница! Эй, Джана!
    Высокая, гибкая брюнетка отделилась от стайки девушек, коротающих в ожидании клиентов время за разговорами в углу зала, и танцующей походкой приблизилась к столику. Серебристая подвязка туго стягивала на бедрах полупрозрачный материал ее штанишек, из-под которых соблазнительно просвечивали две округлые розовые половинки.
    - Джана, девочка моя, хочу познакомить тебя с моим хорошим приятелем,заговорила Канонирша.- Его зовут Смайли.1 (1 Улыбчивый (англ.). (Примеч. пер.)), и если он чего-то попросит, считай, что это я попросила. Понятно? Она скабрезно подмигнула Кейду на прощание и величественно удалилась, шурша юбками.
    - Давненько Мамочка никого так не рекомендовала,- заметила девица, усаживаясь на освободившееся место.
    То ли случайно, то ли намеренно она приняла почти ту же самую позу, что и хозяйка. Вырез ее блузки был еще ниже и позволял увидеть ничуть не меньше, несмотря на солидную разницу в габаритах обеих дам. Порядком смутившийся Кейд даже решил, что среди простолюдинок такая поза считается подобающей, хотя легче ему от этого не стало.
    - Да, она была ко мне очень добра,- выдавил он из себя непослушным языком.
    - Слушай, Смайли, а ведь я тебя помню! - внезапно сказала Джана.- Ты был здесь на прошлой неделе. Ох, как же тебя тогда развезло, братишка! Да что это с тобой? - нахмурилась девушка.
    Кейд ничего не мог с собой поделать. Услышать обращение "братишка" в таком месте и из таких уст было выше его сил, и это не могло не отразиться на его лице.
    - Ничего,- коротко ответил он.
    - Как скажешь.- Она философски повела плечиками.- А почему ты не пьешь?
    Кейд проследил за направлением ее взгляда и увидел на столе одинокую рюмку с противно пахнущей прозрачной жидкостью. Брезгливо поморщившись, он отодвинул ее подальше от себя.
    - Вот и я тогда тоже поспорила с Арленой,- продолжала Джана.- Помнишь Арлену? Она к тебе подсаживалась.
    В фуди канонира вспыхнула надежда, быстро угасшая, стоило ему бросить взгляд в уголок, где табунились девицы. Той среди них не было.
    - Она все твердила, что ты не пьян, а я говорила, чем же другим, кроме спиртного, можно свалить с ног такого бугая? А спорила я, видать, напрасно, не выпивка тебя интересует. Нет, не хочешь мне говорить, не надо, только...
    Она не закончила фразу, но взглянула на него с явным намеком. Намека Кейд не понял, но уроки он усваивал быстро. Посмотрев девушке в глаза, он пустил в ход свою улыбку и не убирал ее, пока не одеревенели губы.
    Результат оказался абсолютно непредсказуемым. Девушка тихонько и протяжно засвистела, заставив головы посетителей за соседними столиками вопросительно повернуться к ней, и уставилась на канонира полным восторга и обожания взором, какой ему случалось наблюдать лишь несколько раз на поле Битвы на лицах молоденьких, свежеиспеченных кнехтов.
    - Ну, братишка-а! - выдохнула она наконец.
    - Прошу прощения,- задушенным голосом пробормотал Кейд, выскочил из-за стола и ударился в бегство, оставив поле брани за пораженной и недоумевающей красоткой.
    ГЛАВА 13
    Пребывание под кровом Канонирши заставило Кейда многому научиться и многое пересмотреть. Собственно говоря, другого выбора у него не было. Воинская выучка, наблюдательность, способность к быстрому анализу ситуации и молниеносная реакция очень пригодились ему в непростом процессе приспосабливания к изменившимся условиям существования. И он приспособился.
    Канонирша знала о нем не больше того, что он посчитал нужным ей сообщить. Для всех обитателей дома он был просто Смайли. По принятым здесь правилам этикета, никто его ни о чем не расспрашивал, не лез в душу и не пытался выяснить его настоящее имя и статус. Кое-кто из девочек считал его Звезднорожденным, но до прямых вопросов дело не доходило. Полные карманы нового постояльца и восторженные отзывы Джаны создали ему прочную репутацию, а большего он и не добивался.
    Несколько первых дней его персона, естественно, служила объектом повышенного внимания и предметом горячего обсуждения среди женского персонала, но постепенно все его странности нашли подобающее объяснение и больше не вызывали особого недоумения. Почему он такой здоровый? Бывший борец или кулачный боец. Откуда столько золотых побрякушек? А кто их видел? Да мало ли что может звенеть в карманах у удачливого домушника. Провалы в памяти и не всегда адекватное поведение? Так ведь Смайли сидит на игле! Последнее обстоятельство как нельзя лучше объясняло отсутствие у него интереса к выпивке и женскому полу.
    Сам того не подозревая, Кейд котировался среди местной публики куда выше большинства завсегдатаев заведения. Словоохотливые девицы придали его образу романтический ореол непобедимого силача и авторитетного вора, тогда как в бордель захаживали, как правило, мелкие карманники, мошенники, перекупщики краденого, сутенеры и прочая уголовная шваль. Подозрение в приверженности к дорогим наркотикам ставило его даже над щегольски одетыми и безупречно выглядевшими аферистами, изредка мелькавшими у барной стойки. Наркотики вообще были чем-то из области мифов, так как были строжайше запрещены Уложением и стоили колоссальных денег. Канонирша в молодости порядком намучилась с мужем-наркоманом и не стеснялась высказывать свое неодобрение вслух, но для ее подопечных такое отношение служило лишь дополнительным стимулом. Любая из них была бы безумно счастлива, затащив Смайли к себе в постель.
    Вечера Кейд безвылазно проводил за угловым столиком близ лестницы, наедине с наполненной рюмкой, к которой он ни разу не притронулся. Пресловутый Карлен, сбывающий глупым простолюдинкам "придворные тряпки", оказался еще и тайным барыгой, то есть скупщиком краденого. Он снял с канонира размеры и избавил от значительной части похищенных у леди Майи драгоценностей. Взамен тот получил два комплекта новой одежды, тщательно подогнанной по его фигуре, и пухлую пачку синеньких и зелененьких. При этом барыга так яростно торговался за каждую безделушку, что Кейду пришлось бы туго, не вмешайся хозяйка, заставившая старого скрягу несколько поумерить свои аппетиты. В результате он смог заплатить Канонирше за две недели вперед и сохранил часть добычи, которую спрятал за обшивкой рассохшегося стенного шкафа в своей комнате. Осталось не так уж много: с полдюжины мелких украшений, сложенных в небольшую золотую шкатулку.
    Обеспечив таким образом тылы, Кейд мог теперь целиком посвятить себя главной задаче: поискам девушки из Храма Каирских Мистерий. Много расспрашивать он не решался, но внимательно прислушивался ко всем разговорам, ловя конец ниточки, могущей привести к ней. Вечер за вечером проводил он за облюбованным столиком, сидя спиной к лестнице, наблюдая за входом и щедро угощая любого, кто был не прочь поболтать. Стоит ли говорить, что недостатка в собеседниках он не испытывал?
    Но основным источником информации все-таки оставались сама Канонирша и ее девицы. Их можно было спрашивать напрямую, что он и делал, убедившись предварительно, что разыскивать пропавшую подружку считается обыкновенным делом и не вызывает кривотолков. К несчастью, никто из них не смог сообщить симпатичному постояльцу ничего конкретного. Девушку, бывшую с ним в тот памятный вечер, вспомнили многие, но все утверждали, что больше ни разу ее не встречали и раньше тоже никогда не видели.
    Это был тупик, но Кейд не знал другого места, где можно было бы продолжить розыск. Разве что в Балтиморе, но туда он соваться опасался, памятуя о том, как с ним обошлись в первый раз. Постепенно у него сложился план, который он собирался использовать, если двухнедельное пребывание у Канонирши так ни к чему и не приведет. Пока же он терпеливо высиживал далеко за полночь в душном зале, угощая бесчисленных любителей выпить за чужой счет и жадно впитывая любые крохи полезной информации.
    Среди халявщиков иногда попадались довольно интересные личности. К примеру, отставший от своего корабля марсмен, пристрастившийся на Земле к выпивке и промышлявший мелкими кражами.
    Два вечера подряд канонир выслушивал его пьяные жалобы и воспоминания об оставшейся на Марсе семье, владевшей небольшой обогатительной фабрикой. Он проклинал свою несчастную судьбу и горевал о своей девушке, на которой собирался жениться, завести детишек и мирно наслаждаться счастьем, процветая вместе с планетой. На третий вечер марсмен не пришел и больше вообще не появлялся в заведении Канонирши. Кейд потом часто гадал, что с ним сталось?
    Один вечер он потратил впустую. Виноват в этом был тихий, спокойный, пожилой человечек с сединой на висках, появившийся в баре на четвертый день "дежурства" канонира. Раньше он был известным вором, но "ушел на покой" и существовал на "сбережения", как он однажды деликатно выразился. Этот тип оказался неистощимым кладезем информации для благодарного слушателя. Он знал буквально все, связанное с преступным пиром: воровской жаргон, клички, способы подкупа стражников, "малины" и "хазы", скупщиков краденого, легальные и нелегальные бордели и еще много всего прочего. Семь вечеров подряд он заявлялся в питейный зал, подсаживался к Смайли, пропускал рюмочку и начинал рассказывать. А на восьмой вечер новый знакомый, к которому тот успел привязаться, разочаровал канонира самым бессовестным образом. Без всякого предупреждения он вдруг понизил голос и таинственным шепотом сообщил, что обладает страшной тайной, не известной, кроме него, больше никому из живущих. Подавшись над столом к собеседнику, он жарко зашептал:
    - Я тебе вот что скажу, кореш: раньше все было совсем не так, как сейчас!
    Сначала Кейд навострил уши, полагая, что речь пойдет о каких-нибудь эзотерических ритуалах, практикуемых в Храмах Мистерий, но последующие речи бывшего вора с убедительностью показали, что тот просто спятил. По словам безумца, во время одного ограбления, много лет назад, он случайно наткнулся на очень старую книгу, которая называлась: "Хрестоматия для шестого класса".
    - Этой книге больше десяти тысяч лет! - прошептал он, боязливо озираясь.
    Канонир с тоской откинулся на спинку кресла и перестал вникать в слова рассказчика, но тот как будто не замечал его скептицизма и продолжал нести очевидную чушь, Книга эта якобы представляла собой сборник стихотворений, сказок, анекдотов, коротких историй, многие из которых, по мнению вора, были не плодом воображения авторов, а основаны на реальных исторических фактах. При этом во всем сборнике не было ни одного упоминания об Императоре, Империи, Ордене и Учении Клина.
    - Неужели ты не понимаешь, что это означает? - словно в горячечном бреду спросил сумасшедший, глядя на Кейда в упор воспаленными, немигающими глазами.- Раскинь мозгами, кореш! Это значит, что было время, когда на свете вообще не было никакого Императора!
    Заметив наконец очевидное отсутствие интереса на лице Смайли, он окончательно разошелся и неосмотрительно повысил тон. Несколько крамольных фраз достигли слуха Канонирши, и она, пылая благородным гневом, бесцеремонно и собственноручно вышвырнула святотатца на улицу. Как потом оказалось, поступила она так напрасно. Инцидент получил огласку и стал причиной для внеочередного рейда стражников на ее бордель, единственный за все время пребывания там беглого канонира.
    Предупреждение запоздало. Стражники успели оцепить весь квартал. В числе других посетителей Кейду тоже пришлось отвечать на вопросы блюстителей порядка, но, к счастью для него, те искали конкретного человека с конкретными приметами, и их не интересовали другие, пусть даже подозрительные, личности. Позже до обитателей заведения Канонирши дошли слухи, что безумец был схвачен прямо на улице, среди ребятишек, которым он с увлечением рассказывал свои вредные байки. На следующее утро его нашли мертвым в камере предварительного заключения. Кейд припомнил резиновые дубинки и электрошокеры стражников и не очень удивился безвременной кончине знакомца. Ему стало даже немного жаль беднягу: с безобидным стариком могли бы обойтись и помягче.
    Были и другие, кто дарил беседой симпатичного молодого человека, скучающего за столиком и готового угостить стаканчиком любого, кто поможет ему эту скуку развеять. Одному из них, правда, здорово не повезло. Прослышав о равнодушном отношении Смайли к дамам, некий" хлыщ со смазливой физиономией и неестественно алыми губами сделал неверный вывод и подсел к тому за столик с недвусмысленным предложением. Кейд долго не мог сообразить, чего от него добиваются, когда же сообразил, хозяйке пришлось, пыхтя, выволакивать на улицу незадачливого гея. По своему обыкновению, она напутствовала его любимой фразой: "Если еще раз увижу тебя здесь, завяжу на шее узлом табурет от барной стойки", но тот вряд ли слышал ее предупреждение.
    Однажды Кейд всю ночь поил одного типа, бывшего афериста, ныне совсем опустившегося и обрюзгшего от непрерывного пьянства. Сидеть рядом с ним было неприятно, зато он был частым посетителем Храмов Мистерий, в том числе и Каирского. Подвыпив, он признался, что на сами Мистерии ему плевать, но среди прихожан полно лохов, у которых запросто можно выудить денежку. Накачав мошенника спиртным под завязку, канонир рискнул задать ему несколько конкретных вопросов, справедливо рассчитывая, что наутро тот все равно ничего не вспомнит. К сожалению, знал он мало, а о применении в ходе таинств гипнотического воздействия никогда не слышал. На его памяти Мистерии ни разу не проходили в овальном зале без углов. Да и вообще он воспринимал эти сборища как ловушку для простаков, чьи деньги забирали настоятели Храмов и такие крутые ребята, как он и Смайли. Было бы неплохо им объединиться на пару и устроить хороший шухер в каком-нибудь Храме. Косноязычно изложив это предложение, пьяница уткнулся лицом в стол и с присвистом захрапел.
    За две недели за столиком канонира побывало много народу, но она так ни разу и не показалась. Установленный им самим срок подходил к концу. За это время Кейд многое узнал и многому научился, но в поисках девушки не продвинулся ни на шаг. Пора было претворять в жизнь другой план.
    Канонирша шумно запротестовала, когда он объявил о своем намерении покинуть ее гостеприимный кров.
    - В жизни не видала, чтобы такой большой куш так быстро растранжирили,заметила она с упреком.- И надо тебе было поить всю эту рвань! Среди этой шушеры ни одного делового не найдется, а послушать их - каждый в авторитетах ходит. Слушай, красавчик, я на одной выпивке за твой счет столько заработала, что ты смело можешь оставаться у меня еще неделю. Только не говори девочкам, ладно? За две недели в этом городе трудно найти человека, а за три, может, и выгорит. Годится?
    Кейд попытался объяснить, что дело не в деньгах. Конечно, пачка синих и зеленых кредиток почти растаяла, но у него еще оставалась спрятанная в шкафу заначка.
    - Есть одно дело, которое я непременно должен исполнить,- сказал он, так и не найдя убедительных доводов. - Я... я обещал... одному человеку, еще до того, как появился здесь.
    - О каких обещаниях ты говоришь, красавчик? - искренне удивилась хозяйка.- Ты же светишься, как красный фонарь у меня над входом! Сам подумай, как ты исполнишь свое обещание, если тебя сцапают, едва ты высунешь нос на улицу?
    Этот аспект, однако, мало беспокоил канонира. Информация из Караульной Башни поступала регулярно, и он знал, что розыск "самозванца Кейда" практически не ведется, по крайней мере в этом квартале. Десять дней назад не в меру ретивый молодой кнехт сжег парочку ни в чем не повинных прохожих, и сверху поступил приказ не слишком усердствовать. Там, правда, упоминалось, что экспертиза еще не подтвердила идентичность обнаруженных на берегу Потомака двух обугленных тел с разыскиваемыми лже-Кейдом и лишенным сана Фледвиком Жижем, но для замороченных рутиной стражников этого было достаточно, чтобы совсем прекратить поиски. Искать его всерьез мог только Арль, но тот не имел возможности действовать легально, а ищеек-дилетантов из его охраны Кейд не особенно опасался.
    Ему не очень хотелось просить об одолжении, но нужно было где-то оставить вещи. На задуманное дело оружие брать было нельзя, да Кейд в нем и не нуждался. Он собирался прихватить с собой только остаток драгоценностей и свой "выходной" наряд. Немного поворчав, Канонирша неохотно выделила в его распоряжение один из металлических шкафчиков сейфового типа у себя на кухне. Запирались они электронным кодом и были надежно замаскированы массивными стеллажами с утварью и бакалеей.
    В последний раз поднявшись в свою комнатенку, канонир оделся в добротный, консервативный костюм, подобранный в полном соответствии с его требованиями. Карлен, замученный придирками клиента, спросил тогда в сердцах: "На аудиенцию собираешься, красавчик?" Кейд улыбнулся, подумав о том, что старый барыга и не подозревал, как близок был к истине. Потому что именно в этом состоял "альтернативный" план канонира. Ничего другого он так и не смог придумать.
    Можно было, правда, попытаться проникнуть в Храм Каирских Мистерий, но там его, по всей вероятности, сразу бы раскусили и снова загипнотизировали. В Соборном Доме сожгли бы на месте, не вступая в переговоры. Оставалось только обратиться к носителю верховной власти, то есть к самому Императору. Сегодня был день аудиенции, и Кейд заранее рассчитал все свои действия.
    За две недели, проведенные под кровом борделя, он прочно усвоил, что простолюдины, даже те, кто занимался неподобающими делами, вроде воровства, грабежей, мошенничества и проституции, были в абсолютно подавляющем большинстве глубоко преданы Императору. Ни один из его новых знакомых не мог быть причастен к тому заговору, корни которого искал Кейд. Единственным исключением был старый вор, но тот, во-первых, совсем спятил, а во-вторых, речи его вызывали у окружающих лишь ужас и полное неприятие.
    "Велика и необъятна Империя,- мысленно процитировал канонир,- но у Императора достанет слуха, чтобы услышать мольбу ничтожнейшего из своих подданных, живущего на самом крайнем рубеже".
    Самый существенный недостаток плана заключался в том, что ему могли не поверить. Хотя Император слыл справедливым и снисходительным человеком, у него могло не хватить терпения выслушать до конца невероятную историю беглого канонира. Нелегко будет также убедить его в существовании заговора под ширмой безобидного Храма, не говоря уже о неподобающем поведении отца бомбардира. Несколько недель назад Кейд сам отнесся бы к подобному рассказу как к бреду сумасшедшего.
    Одна надежда, что Император передаст расследование в руки людей, кому по должности положено не доверять никому. Канонир встречал на церемониях во дворце Хранителя Власти гиганта с непроницаемым, словно высеченным из гранита, лицом- безжалостную железную десницу мягкого и доброго повелителя. Так было всегда, и такой порядок вещей был подобающим. Кейд не сомневался, что Хранитель Власти, даже если не поверит его словам, все равно прикажет проверить, насколько они соответствуют действительности. А большего он и не просил.
    Когда Кейд выходил из дома, в кармане у него лежали остатки "капусты" три синеньких и несколько зелененьких - и половина из оставшихся украшений. Вторая половина в золотой шкатулке была упрятана глубоко в стене кухни Мадам Канонирши в запертом ящике из закаленной бронзы. Там же лежало его оружие. Хозяйка на прощание чуть не расплакалась, но мужественно сдержала порыв.
    - Не забывай о нас, красавчик,- сказала она, утирая передником покрасневшие, заплывшие жиром глазки.- И знай, что для тебя под этой крышей всегда найдется местечко.
    Он обещал не забывать, ничуть не покривив душой, хотя искренне надеялся никогда в жизни больше сюда не возвращаться. Забыть же пребывание здесь он вряд ли сможет до гробовой доски. Как же тут все неорганизованно! Никакого порядка в мыслях, стремлениях, целях, самой жизни. Ни стыда, ни совести. И вместе с тем неповторимое ощущение теплоты, дружбы, уюта, причастности... Такое он испытывал лишь среди братьев, когда еще был одним из них, только в значительно меньшей степени. Неужели одни проститутки, жулики, воры и подобная им публика способны создавать беззаботную, задушевную атмосферу, тогда как порядочным людям этого не дано?
    Закрыв за собой дверь, Кейд вдруг почувствовал невыносимое одиночество и на мгновение заколебался: не вернуться ли ему обратно? Но пути к отступлению были отрезаны, и он зашагал вдоль по узкой улочке, той самой, по которой шел тогда ночью в компании с таинственной незнакомкой. Вот перекресток, где он ее оттолкнул, а вот постовой на противоположной стороне, только не тот, а совсем другой. Стражник скользнул по прохожему равнодушным взглядом и отвернулся, а канонир продолжил путь ко дворцу, и настроение у него было довольно скверным. Казалось бы, радоваться надо и пыжиться от гордости, что собираешься сослужить Императору великую службу, а на душе отчего-то погано и муторно. И в голову лезут какие-то неподобающие мысли, все больше о той девчонке, с которой все и началось.
    Глупая ты, глупая! И что тебя дернуло лезть в эту кашу? Кейд сознательно обманул Арля, ни словом не обмолвившись об участии девушки в похищении и заговоре. Но к этому времени он успел убедить себя в том, что сделал это, уже заподозрив отца бомбардира в неподобающих склонностях. Императору он солгать не посмеет, это канонир знал точно. Оставалось только верить и надеяться, что она благополучно выпуталась из всех передряг и сейчас находится на свободе и в безопасности, где ее не сможет достать и сокрушить безжалостная машина правосудия, которую он своими руками намеревался запустить - и очень скоро.
    ГЛАВА 14
    Добротная одежда и респектабельный облик зажиточного простолюдина среднего класса не вызывали подозрений, и Кейда без вопросов пропустили через Врата Идущих - большую ажурную арку в высокой стене, окружающей средоточие Империи. Сам дворец - блистающее золотом чудо из розового мрамора - начинался в сотне метров за воротами. Служитель Клина, чья серая туника была обшита по краям золотой тесьмой, указывающей на принадлежность к дворцовой службе, отвел новоприбывшего на площадь перед парадным входом, где уже собралась порядочная толпа.
    - Ожидай здесь,- коротко приказал он и удалился. Канонир терпеливо ждал, а площадь тем временем заполнялась
    и заполнялась. Он подметил, однако, что некоторые из ожидающих, по большей части богато одетые, вступают в какие-то переговоры с охраной. При этом что-то незаметно переходило из рук в руки, после чего охранник уводил счастливчика внутрь.
    Нащупав некую закономерность, Кейд постарался оказаться поблизости, когда это случилось вновь, и горестно вздохнул, так как подтвердились его худшие предположения. Даже здесь, во дворце Императора, быть может, под окнами его личных покоев, пышным цветом расцветала коррупция.
    С волками жить - по-волчьи выть. Когда служитель Клина подвел к толпе очередного новичка, Кейд перехватил наставника и быстро договорился, что тот проведет его без очереди за скромное вознаграждение в один зеленый. Он же дал канониру инструкцию, которую последний посчитал исчерпывающей:
    - Войдешь в Зал Аудиенций и жди Императора. Когда он войдет, не отрывай взгляда от его персоны, но стой на месте и не двигайся. Ничего не говори, пока не объявят твое имя. Только тогда ты можешь переступить через белую черту, со склоненной головой и опущенными долу очами приблизиться к Его Величеству и в десяти словах, не более, изложить свою просьбу.
    - Всего в десяти?
    - У тебя что, даже резюме не подготовлено? - удивился наставник.Весьма непредусмотрительно! За пару зеленых готов помочь.
    Кейд уяснил, что под резюме подразумевался короткий текст из десяти слов, в которых концентрировался основной смысл прошения. Составлением их занимались особые писцы, набившие руку на превращении слона в муху.
    - Благодарю,- отказался канонир.- Дело у меня простое, так что я и сам как-нибудь уложусь.
    Наставник решил, видимо, что ему не доверяют, и предложил отвести клиента к профессиональному писцу, но тот опять отказался. Он уже знал, какие десять слов из его уст услышит Император, и надеялся, что этого хватит, чтобы заставить его выслушать все остальное.
    Пожав плечами, служитель привел Кейда к богато инкрустированной двери в Зал Аудиенций, перед которой уже томились несколько человек, и строго наказал не сходить с места, пока их не попросят внутрь.
    - Хотелось бы знать, когда это наконец произойдет? - сварливо заметил расфуфыренный мужчина средних лет, провожая взглядом спешащего к выходу наставника.- Сколько, интересно, придется ждать в этот раз?
    Прежде чем Кейд нашелся что ответить, вмешалась совсем седая старушка, лет семидесяти.
    - Ой, да какая разница, молодой человек? - пожурила она нетерпеливого.Вот я, например, наслаждаюсь каждой минутой. Столько лет я обещала себе эту поездку... Я ведь живу в Англии, в Нортумберленде, и долгие годы откладывала зелененький к зелененькому. Так здорово, что я успела сюда попасть! Даже не знаю, хватило бы у меня сил выбраться еще через год.
    - Может быть, может быть,- рассеянно откликнулся щеголь и вдруг с любопытством уставился на бабулю.- Нельзя ли спросить, уважаемая, на что вы хотите пожаловаться Его Величеству?
    - Пожаловаться? О чем вы говорите, молодой человек?! Я всего лишь хочу перед смертью своими глазами увидеть вблизи его доброе лицо и сказать: "Ваше Величество, примите любовь и уважение от вашей верноподданной из Нортумберленда, Англия". Как вы думаете, Император будет доволен?
    Кейд прямо-таки растаял от ее простоты и наивности.
    - Конечно, будет, бабушка,- сказал он с теплотой, и старушка благодарно просияла.
    - Может быть, может быть,- с сомнением протянул расфуфыренный.- А вот у меня настоящая жалоба, подкрепленная юридически заверенными фактами, которую я намерен представить Его Величеству в надежде, что его безграничная мудрость поможет свершить правосудие и наказать недостойных.- Он выхватил из кармана толстую пачку бумаги, свернутую в трубочку.- Здесь все записано! Все, что сотворили со мной и моей собственностью соседи: подлец Флайт, его шлюха-жена и четверо их деток-головорезов. Сначала я просил их уняться по-хорошему, потом пригрозил подать в суд, потом...
    - Прошу прощения,- пробормотал Кейд, плечом оттеснил сутягу и подхватил под руку старушку-англичанку. К этому моменту он уже понял из наблюдений, что здесь действует та же система, что и снаружи.- Сэр,- обратился он к одному из охранников, протиснувшись сквозь толпу вместе с бабушкой,- это моя мамочка. Она уже старенькая и очень устала с дороги. Мы ожидаем с самого восхода солнца. Нет ли возможности пропустить нас побыстрее?
    - Все зависит только от вас самих,- равнодушно процедил охранник и отвернулся.
    Кейд понял, что разжалобить здесь никого не удастся и платить придется так или иначе. Достав из кармана зеленую бумажку, он со вздохом протянул ее вымогателю. Теперь у него оставалась только одна, не считая синеньких.
    - Вы хотите отправить вашу матушку без сопровождения? - удивился охранник.- Очень неразумно. Вдруг ей станет плохо, пока вы будете дожидаться здесь?
    Намек был более чем прозрачным. Канонир поколебался мгновение и вынул последнюю кредитку. Какая разница? Лишь бы попасть в зал и получить возможность сказать пару слов Императору - а уж дальше колеса сами завертятся.
    Ну вот он и в Зале Аудиенций. Старушка что-то лепечет с благодарностью, цепляясь за его локоть.
    - Ступайте туда,- жестом указал пропустивший их караульный.- И говорите шепотом, а лучше вообще молчите.
    Собравшиеся в просторном помещении люди делились на-две разительно отличающиеся одна от другой группы. С полсотни простолюдинов нервно переминались с ноги на ногу в ближнем конце зала, теснясь за широкой белой полосой, пересекающей мозаичный пол, имеющий форму правильного овала. Представители высших сословий вели себя не в пример достойней. Они не суетились, не волновались и расхаживали по залу, как на прогулке, мирно беседуя. Их было примерно столько же, но держались они спокойно и независимо, с обывателями не смешивались и как будто даже не замечали. В дальнем конце на возвышении стояло богато изукрашенное резьбой и позолотой кресло, которое должен был занять Император перед началом аудиенции. Вокруг возвышения замерли в напряженных позах рослые телохранители в сером, вооруженные газовыми пистолетами в кобурах на поясе. Заметив, что Кейд неосторожно подошел слишком близко к белой полосе, ближайший из них угрожающе махнул рукой, приказывая отойти к остальным. Канонир поспешно подчинился, не желая до поры привлекать к себе внимания.
    Бабуля продолжала осыпать его выражениями признательности и не собиралась, кажется, отпускать его руку. Но Кейд, успевший пожалеть о своем импульсивном поступке, отнюдь не склонен был до конца играть роль опекуна. Бесцеремонно покинув англичанку, он переместился в другой конец толпы, где лицом к лицу столкнулся с уже знакомым ему щеголем.
    - Я видел, как вы пытались уговорить охранника,- сказал тот.Безнадежное дело, я сразу понял. Пришлось заплатить, никуда не денешься. Интересно, сколько еще раз придется отстегивать этим ненасытным серым?
    - Лучше бы ни одного,- угрюмо буркнул Кейд.
    - Ах, какая жалость! - театрально громко вздохнул кто-то за спиной канонира.
    - Что? - растерянно обернулся тот и увидел пожилую женщину с увядшим лицом и недовольно поджатыми губами. Взор ее был устремлен на возвышение, пространство вокруг которого, минуту назад бывшее пустым, быстро заполнялось придворными. Среди них были Звезднорожденные дамы в воздушных платьях с золотыми блестками, отцы наставники из высшей иерархии службы Клина, несколько имперских советников и с полдюжины братьев Ордена в плащах с серебристой оторочкой, указывающей на их высокий ранг обер-канониров. На рукаве у каждого красовался широкий шеврон, цвета которого определяли принадлежность к тому или иному Соборному Дому. Наметанный глаз Кейда быстро определил, кто из них откуда. Братья представляли Звездоносных Конго, Океании, Калифорнии, Чили и, разумеется, Восточного побережья. Он не служил под командованием кого-либо из них и не боялся, что его опознают. С другой стороны, если откроется, что он и есть тот самый самозванец Кейд, ни у кого из этих поседевших на службе воинов не дрогнет рука сжечь его на месте.
    - Весь двор от нее стонет! - с осуждением проговорила женщина и опять поджала губы.
    - Что? - снова переспросил Кейд.
    Женщина нетерпеливо махнула рукой, и канонир понял, что неправильно задал вопрос.
    - От кого? - поправился он и увидел...- Кто это? - прошептал Кейд срывающимся голосом, крепко схватив за рукав соседа.
    - Что вы сказали? Осторожно, у меня манжеты накрахмалены! Что вы себе позволяете? - Он брезгливо стряхнул руку канонира со своего запястья, но тот даже не заметил. Это была она, никаких сомнений! И хотя дама стояла к нему спиной, а ее волосы были апельсинового цвета, под стать платью, он был убежден, что не ошибся.
    - Кто она такая? - обернулся Кейд к женщине за спиной.
    - А вы разве не знаете? - удивилась она и многозначительно подмигнула.Это же леди Жасмина! При дворе все считают ее малость тронутой, - добавила сплетница, понизив голос до шепота.- По ее виду ни за что не поверишь, что она племянница самого Императора!
    Приведя в порядок помятые манжеты, сосед тоже встрял в разговор, очевидно желая показать, что и он в курсе последних придворных новостей:
    - Это та самая, что сочиняет поэмы?
    - Ну да. У меня есть знакомая, которая служит на здешней кухне. Не поварихой, конечно, всего лишь диетсестрой. Так она мне рассказывала, что леди Жасмина готова читать их кому угодно, не обращая внимания, хотят ее слушать или нет. Однажды она даже начала декламировать свои творения прямо в этом зале, таким же простолюдинам, как мы, ожидающим аудиенции.
    Кейд уже не слушал. Леди Жасмина повернулась лицом к толпе, и мираж сразу развеялся. Никто не принял бы эту дурнушку даже на расстоянии за очаровательную красотку из Храма Каирских Мистерий. Ярко-оранжевый цвет волос был, разумеется, результатом окраски, но даже Кейд, далеко не эксперт в деталях женского туалета, видел невооруженным глазом, как плохо гармонирует прическа девушки с ее безвкусно пышным и уродливо скроенным нарядом. Плечи ее сутулились, а зрение определенно нуждалось в коррекции, потому что она то и дело вытягивала шею, подобно гусыне, и близоруко щурилась. Равнодушно обозрев толпу простолюдинов, принцесса отвернулась и пошла прочь, напоминая своей деревянной походкой заводной манекен. Было бы нелепо даже сравнивать эту жеманную, некрасивую дурочку с той ослепительной, уверенной в себе красавицей, спасшей жизнь канониру. В лучшем случае принцессу можно было счесть карикатурным изображением той, другой.
    Все вдруг завздыхали, задвигались, стали прихорашиваться. Это прибыл сам Император. Пока он усаживался на своем возвышении, двое телохранителей занялись сортировкой толпы простолюдинов. Деятельность их выражалась в создании некоего подобия очереди и сопровождалась новыми поборами. Не успел Кейд толком понять, что происходит, как к нему подскочил охранник и бесцеремонно избавил от последних кредиток. Брезгливо поморщившись при виде синеньких, он засунул канонира в самый конец. Снова Ксйд попал впросак. Проклятье! Сколько же еще должен он узнать, чтобы этого больше не повторялось? Телохранители вполголоса давали какие-то наставления, хотя на самом деле всего лишь предупреждали, чего ни в коем случае нельзя делать. А нельзя было громко разговаривать, поворачиваться спиной к Его Величеству, переступать черту и быть излишне многословным. Все это он уже знал, но был уверен, что это не все. Чем объяснить, к примеру, тот факт, что посетители заведения Канонирши, будучи лояльными и верными Императору гражданами, шарахались от одной мысли принять участие в аудиенции? И почему присутствующие здесь простолюдины принадлежат исключительно к зажиточным слоям населения, так называемому среднему классу? И сколько еще загадок встанет на его пути, прежде ?чем он доберется до цели?
    Пока он был рад, что оказался в хвосте очереди. Это давало возможность приглядеться к поведению более осведомленных ищущих аудиенции. Очень быстро выяснилось, что каждый проситель, прежде чем обратиться к Его Величеству, должен был миновать установленную на подходе к возвышению цилиндрическую тумбу, назначение которой до сих пор оставалось непонятным. Кейд прозрел, лишь когда знакомый ему щеголь, оказавшийся среди первых, положил на тумбу несколько зеленых бумажек и что-то шепнул стоящему рядом с ней охраннику.
    "Благодарственная лепта",- всплыло откуда-то из глубин памяти канонира, но было уже слишком поздно что-то предпринимать. О, как он жалел сейчас о своем неуместном приступе благотворительности, тем более что старушка вовсе не нуждалась в его деньгах. У нее и так было скоплено достаточно зелененьких, судя по ее месту в головной части медленно продвигающейся очереди.
    - Гражданин Болуэн,- торжественно объявил телохранитель, и расфуфыренный мужчина приблизился к возвышению. Не поднимая головы, он отчетливо произнес:
    - Возлагаю к стопам Его Величества жалобу на неподобающее поведение соседей.- После чего передал свой свернутый в трубочку манускрипт одному из охранников и, пятясь, вернулся обратно за линию.
    Кейд был в отчаянии. Очередь неумолимо сокращалась, а у него в карманах звенела пустота. Хотя все пожертвования считались сугубо добровольным делом, пока что ни один издопущенныхдо Императора не прошел мимо тумбы, не облегчив свой кошелек.
    - Прошу Его Величество принять в число служителей Клина моего сына...
    - Приветствую Великого Императора от лица граждан города Буэна-Виста...
    - Прошу вмешательства Его Величества в дело о банкротстве моего мужа...
    В поисках вдохновения Кейд бросил мимолетный взгляд на Императора. Это стоило ему нескольких секунд драгоценного времени, но он не мог оторваться от созерцания лица Его Величества. Все надежды канонира были связаны с этим человеком, но он, признаться, не ожидал увидеть в нем столько великодушного благородства, сочувствия и прямоты. В то же время лицо Императора было одухотворенным, чуточку печальным и исполненным высокой мудрости, что делало его похожим на служителя Клина и полностью оправдывало титул Великий Наставник.
    Рядом с Кейдом неслышно возник телохранитель и прошептал:
    - Пожертвование в левую руку. Приготовиться, скоро твоя очередь.
    - Но...- заикнулся канонир.
    - Молчать! - яростно зашипел охранник, хватаясь за пистолет.- Живо на выход!
    Кейд знал, что с парнями из дворцовой службы шутить не стоит. Это были хорошо тренированные охранники с отменной реакцией, не чета ленивым и разжиревшим стражникам, патрулирующим улицы. Ствол пистолета был направлен ему в лицо, и достаточно было одного неверного движения, чтобы получить газовую пилюлю в нос. Да и другие телохранители начали уже поглядывать в их сторону. Покорно выйдя из очереди, канонир направился к дверям в сопровождении неотступно следующего за ним серого.
    Оказавшись снаружи, охранник прислонил Кейда к стене и, брызгая слюной, прочитал короткую, но весьма доступную лекцию, суть которой сводилась к тому, что время Императора бесценно, а тем простолюдинам, кто этого не понимает, лучше ходить на базар и там торговаться с продавцами. Из всего этого канонир уяснил, что нарушил еще один неписаный закон, когда отказался платить. И закон этот был много суровее, чем предписывающий выкурить предложенный смокер в компании с угостившим. В сущности, ничего особенного, если не считать, что до следующего Дня аудиенции придется ждать целый месяц.
    Явная несправедливость случившегося заставила Кейда на миг забыть об осторожности. Подобно новичку-воину, участвующему в своей первой битве, он потерял голову, поддавшись панике и отчаянию. В сражении в таких случаях выручало воспоминание о всевидящем отце бомбардире, но Кейд был лишен даже этого спасительного средства, потому что знал об Арле слишком многое, чтобы его уважать. И все это окончательно усугублялось абсурдностью ситуации: он, всю жизнь посвятивший служению Императору и сегодня рискнувший ею ради спасения Его Величества от заговорщиков, не был допущен к нему из-за тривиальной нехватки нескольких жалких зеленых бумажек!
    Охранник продолжал что-то бубнить о неслыханном оскорблении, которое нанес обанкротившийся канонир Императору, когда того наконец прорвало.
    - О каком оскорблении смеешь ты говорить, продажная тварь?! - в ярости набросился он на оторопевшего охранника.- Что ты можешь обо мне знать, серый дурак?! Я головой рискнул, чтобы попасть сюда и сообщить Императору о подлом заговоре против его персоны, предупредить... А такие, как ты...
    Внезапно им овладел страх. Он слишком увлекся. Еще немного - и он бы открыл этому бездельнику в сером свое имя, вслед за чем получил бы газовый заряд в лицо и заснул, чтобы больше никогда не проснуться.
    К счастью, охранник так и не выстрелил. Он отступил на пару шагов с перекошенной от злости физиономией, держа на прицеле этого странного, взбесившегося типа. Палец на спусковом крючке пистолета побелел от напряжения. Однако смысл последних слов канонира все же проник сквозь толстые стенки черепной коробки серого.
    - Заговор, говоришь...- недоверчиво протянул он.- А по-моему, ты просто псих. Если же нет... Но это уже в компетенции Ордена, кем бы ты ни был. А ну шагай вперед!
    Кейд зашагал по пустынному коридору, ощущая тягостную пустоту в душе. Вот он и высказался наконец, а теперь пришло время платить по счету. Во дворце, согласно Уставу, располагалось одно из отделений Соборного Дома, куда и направлялся сейчас конвоир вместе с Кейдом. Вряд ли из памяти здешних братьев могло так скоро изгладиться описание лжеканонира. Кейд приготовился к смерти.
    Они вышли из скоростного лифта на одном из верхних этажей дворца. В отделанном мрамором холле стоял на посту одинокий кнехт в парадной форме и при полном вооружении.
    - Сэр,- почтительно обратился к нему серый,- не соблаговолите ли вы вызвать дежурного канонира по делу государственной важности?
    Кнехт внимательно осмотрел Кейда, но на лице его не отразилось никаких эмоций. Очевидно, часовой его просто не узнал. Переговорив с кем-то по селектору, он нажал кнопку в стене, и дверь отворилась. Пройдя через зал физической подготовки, они вошли в Зарядный Арсенал, где их ждал дежурный канонир. Подходя к столу, за которым тот восседал, Кейд потупил голову, сделав вид, что изучает знакомый до мелочей рисунок линолеума на полу, точно такого же, как во всех остальных Соборных Домах. Он не боялся смертоносного разряда бластера в лицо, но не мог заставить себя взглянуть в глаза собственному палачу.
    Как ни странно, но никто, похоже, не собирался сжигать его на месте. Вместо грома выстрела Кейд услыхал сухой, четкий, удивительно знакомый и до крайности изумленный голос:
    - Что за новости?! А мы думали, тебя...
    - Молчи! - быстро прошептал Кейд, и дежурный умолк на полуслове.
    Это был Кендалл из Денвера, старый друг и напарник канонира, с которым тот несколько лет подряд ел, спал и дрался бок о бок, вплоть до перевода во Францию. Хорошо умеющий владеть своими чувствами, Кендалл только в первый миг позволил проявиться эмоциям. В дальнейшем его длинное, лошадиное лицо оставалось бесстрастным. Кейд хорошо изучил своего старого приятеля и знал основной принцип, которым тот руководствовался в жизни: сначала прими решение, а потом действуй, не отступая от него ни на шаг. Судя по реакции, решение он уже принял. В любом случае, с его стороны беглецу ничего не грозило. Кендалл слишком хорошо знал Кейда, чтобы принять за самозванца и сжечь, согласно приказу, а воскрешение из мертвых настоящего канонира вполне мог отнести на счет выполнения секретного задания, которые изредка выпадали на долю братьев Ордена.
    - В чем обвиняется этот человек? - безразличным тоном спросил у охранника Кендалл.
    - Осмелюсь доложить, сэр, этот невежа неподобающим образом вел себя в Зале Аудиенций. Сначала у него не оказалось денег на добровольное пожертвование Благодарственной лепты, потом он позволил себе заговорить без разрешения в присутствии Его Величества, а когда я его вывел, стал кричать о каком-то заговоре. Думаю, он просто сумасшедший, сэр, но я счел своим долгом привести его к вам. Вдруг за его словами кроется что-то серьезное?
    - Вы правильно поступили,- величественно кивнул дежурный канонир.- Я сам во всем разберусь. Можете вернуться на свой пост.
    Оставшись наедине с Кейдом, Кендалл радостно осклабился и крепко пожал руку старому другу.
    - А мы-то думали, конец тебе пришел, брат,- прогудел он, в избытке чувств хлопая канонира по спине.- Да еще самозванец какой-то объявился, которого приказано прикончить, не вступая в переговоры. Вообще-то ты здорово рисковал, когда заявился сюда. Из наших здесь еще братья Россо и Бэнкер, они наверняка будут рады с тобой поболтать. Чем я могу тебе помочь, брат? Говори, не стесняйся!
    Снова к Императору? Нет, теперь нужда в непосредственном обращении к Его Величеству отпала. Гораздо проще обратиться сразу по адресу. Так или иначе, а дело все равно ляжет на плечи человека, которого все в Империи привыкли считать его правой рукой.
    - Отведи меня к Хранителю Власти, брат. Немедленно.
    Не удивившись и ни о чем не спрашивая, Кендалл повел его по переходам и коридорам, небрежно отвечая на приветствия изредка попадающихся на пути братьев и служителей Клина. Шли они долго, углубляясь, по-видимому, в самые недра дворцовых служб, пока не очутились в огромном зале, чья отделка и убранство далеко уступали Залу Аудиенций, не говоря уже о Тронном. В приемной расположились в ожидании около дюжины мужчин и женщин, а в просторном, залитом светом помещении сидели за компьютерами сотни молодыхлюдей обоего пола, принимая и отправляя информационные пакеты. В соседней комнате клерки за длинными столами быстро сортировали распечатки и раскладывали их на входящие и исходящие. Очевидно, здесь помешался коммуникационный центр, связывающий столицу со всеми уголками Империи. Еще дальше тянулась длинная анфилада помещений с посетителями, кто-то диктовал в микрофон, кто-то проглядывал стопки бумаг. Повсюду сновали многочисленные курьеры. Впервые, пожалуй, на своем веку Кейд видел воочию, как работает сложная бюрократическая машина, являющаяся главной составной частью государственной системы. Пройдя анфиладу насквозь, оба канонира оказались в небольшой овальной приемной, где уселись в кресла и стали ждать. Кейда не покидало ощущение чьего-то пристального, изучающего взгляда, но он заставил себя сидеть спокойно, понимая, что на стенах и потолке достаточно фресок и лепнины, чтобы спрятать замаскированное отверстие или зрачок телекамеры.
    - Канонир Кендалл может войти и ввести приведенного им простолюдина,послышался вдруг чей-то голос из скрытого в стене динамика.
    Кейд вздрогнул и напрягся. Это был тот самый властный, командный голос, который он узнал бы из тысячи. Именно этим голосом был зачитан по радио приказ о стрельбе на поражение в тот памятный день, когда они с Фледвиком бежали из Караульной Башни.
    Но отступать было поздно, и он последовал за Кендаллом в автоматически открывшийся дверной проход. Переступив порог, Кейд замер в изумлении: ничего подобного ему еще не приходилось видеть. По уровню комфорта кабинет Хранителя Власти ни в чем не уступал будуару леди Майи, но выгодно отличался от него изысканной простотой и полным отсутствием нарочитой пышности, что свидетельствовало о проявлении чисто мужского вкуса в его отделке и обстановке. В дальнем конце комнаты сидел за столом человек с лицом, будто высеченным из гранита. Опора Трона, Железная Десница Императора, второе лицо государства, тот, кому по долгу и рангу надлежало с корнем вырвать ядовитую поросль заговора и достойно наказать скатившегося в пропасть декадентства и измены принципам Ордена отца бомбардира. На краткий мигсердце канонира забилось в надежде и восторге, но тут Кендалл выступил вперед и заговорил в своей обычной бесстрастной манере:
    - Сэр, это канонир Кейд, ошибочно объявленный погибшим. Я привел его сюда по его просьбе.
    - Просвечивание показало, что на нем нет оружия,- произнес Хранитель Власти,- но я советовал бы вам, канонир Кендалл, держаться от него подальше, чтобы он не смог завладеть вашим.- Он поднялся из-за стола, а Кендалл сконфуженно отступил от Кейда на пару шагов. Последний заметил, что в кобуре на поясе хозяина кабинета находится бластер. Перехватив его взгляд, Хранитель Власти вынул оружие, небрежно швырнул на стол и неторопливо приблизился к Кейду.
    Ростом он чуть-чуть уступал канониру, но был тяжелей и пошире в плечах. Чудовищно накачанные мышцы бугрились на руках и ногах твердыми, как камень, узлами, в отличие от менее эффектных, но не уступающих по прочности витому стальному торсу мускулов Кейда. Если последнего можно было сравнить с гармонично развитым атлетом, борцом или боксером, то первого проще всего было представить в роли душителя или палача. Остановившись не далее чем в полуметре от канонира, он язвительно осведомился тем же тоном, каким приказывал убить его без суда и следствия:
    - Собираешься прикончить меня, Кейд? Учти, это твой единственный шанс!
    - Я пришел сюда вовсе не за тем, чтобы лишить вас жизни, сэр,- ровным голосом произнес канонир.- Мне нужно только передать вам информацию, жизненно важную для безопасности Империи и Его Величества.
    Хранитель Власти впился ему в глаза долгим, испытующим взглядом. Это продолжалось не меньше минуты, потом он внезапно расслабился и усмехнулся. Вернувшись к столу и взяв бластер, чтобы засунуть обратно в кобуру, он спросил, не оборачиваясь:
    - Кендалл, вы готовы подтвердить под присягой, что это действительно канонир Кейд?
    - Так точно, сэр! Мы служили вместе еще послушниками.
    - Кейд, кто еще, кроме Кендалла, знает о вашем присутствии во дворце?
    - Никто, сэр, только он один.
    - Отлично.
    Хранитель Власти резко обернулся, держа оружие в руке. Из раструба излучателя вырвалась мощная вспышка пламени, оборвавшая праведную жизнь канонира Кендалла. Обуглившееся тело несчастного не успело еще рухнуть на пол, а безжалостная рука убийцы уже направила бластер на оторопевшего Кейда.
    ГЛАВА 15
    - Присаживайся,- любезно предложил Хранитель Власти, кладя свое оружие на полированный стол.
    Кейд буквально рухнул в указанное ему кресло. Мысли разбегались. Почему-то подумалось, что случившееся на его глазах нельзя квалифицировать как убийство. С Фледвиком, конечно, сомнений не было, но в данном случае Кендалл тоже был вооружен и имел право защищаться. Но для чего...
    - Ты можешь мне пригодиться,- без обиняков заявил Хранитель Власти, вальяжно развалившись за столом.- Я всегда испытываю недостаток в первоклассных бойцах, сумевших заглянуть под поверхность и сохранить при этом голову и рассудок. А ты тем более можешь быть мне полезен, потому что весь мир считает тебя покойником, а Кендалл,- покосился он на почерневший труп,- уже никому ничего не скажет. Кроме того, как мне сообщили, у тебя, похоже, врожденный иммунитет к гипнозу.
    - Так вы и об этом знаете? - тупо спросил Кейд. Вельможа ухмыльнулся и пренебрежительно махнул рукой:
    - Ну как же, великий заговор! Разумеется, у меня есть среди этих болванов свои люди. А по-настоящему я испугался, когда мне сообщили, что некий Кейд, которому было внушено убить меня любой ценой, бесследно исчез. Сам понимаешь, тут уже не до шуток, учитывая твою квалификацию! Еще больше я встревожился, узнав о том, что ты сбежал от стражников.
    Кейд слушал его, а сам думал о девушке. Неужели это она была его шпионкой среди заговорщиков?
    - Так, а теперь выкладывай, каким образом ты избавился от внушения,приказал Хранитель Власти.
    - Меня оставили под видом пьяного в баре,- начал свой рассказ канонир, в то же время соображая, стоит ли упоминать о ней. Если девушка работает на его собеседника, тот не простит умолчания. И все-таки он решил рискнуть. Пускай его сожгут на месте, как беднягу Кендалла, но игра стоит свеч.- Я пришел в себя и первое время чувствовал сильнейшее побуждение отправиться во дворец и убить вас голыми руками. Но встать я не мог, а когда смог, все уже прошло. Я не знаю, как и почему, но с той поры внушение ни разу не возвращалось. Я ушел из бара и стал разыскивать ближайший Соборный Дом. За мной увязалась какая-то девица, и нас обоих задержал постовой стражник.
    Хранитель Власти бросил на него изучающий взгляд, и канонир мог поклясться, что в нем проскользнуло удивление.
    - И ты, конечно, не знаешь, кто она такая?
    - Не знаю,- честно ответил Кейд, ничуть не покривив душой.
    - Ты в этом уверен?
    - Я пытался ее разыскать,- признался канонир с показным смущением,- но ничего не получилось.
    Хранитель Власти даже не позаботился скрыть циничную усмешку. Ему было невдомек, что душа Кейда пела от радости: теперь он точно знал, что девушка не имела отношения к шпионской сети этого буйвола. Да и сам он, несмотря на неограниченную власть и неограниченные ресурсы, ничего толком не знал. Поверил же он, что гипноз у канонира прошел сам собой!
    - Продолжай,- барственно повелел сановник.- Кстати, что случилось с твоим сообщником, забыл, как его зовут?
    Кейд поведал об их совместном походе, проникновении в Пентагон, сделанных там открытиях и встрече с отцом бомбардиром, закончившейся предательским убийством Фледвика и неудачным покушением на жизнь самого канонира. Во время рассказа о леди Майе и ее странных взаимоотношениях с Арлем в голосе Кейда звучало искреннее возмущение, но слушатель воспринял его негодование все с той же циничной ухмылкой. Зато одобрительно кивнул, когда канонир сообщил о двухнедельном пребывании под крышей борделя, чтобы "спала жара". Закончил он свой доклад отчетом о неудачной попытке поговорить с Императором на аудиенции.
    - Молодец! - снисходительно изрек Хранитель Власти, когда Кейд умолк.А теперь давай вместе разберемся, приобрел ли ты что-нибудь ценное в результате своих похождений?
    Канонир вспомнил об остатке похищенных драгоценностей, хранящихся в сейфе у Канонирши, но вскоре выяснилось, что собеседник имел в виду совсем другое.
    - С момента посвящения,- продолжал он,- тебе вбивали в башку всякие дурацкие идеи насчет братства по оружию и прочей дребедени, держа в неведении относительно реального положения вещей. Ты всю свою сознательную жизнь учился поступать правильно и подобающе, но истинные мотивы твоего безупречного поведения в корне отличаются от тех, что тебе внушили. Но прежде чем открыть тебе истину... Вот скажи, почему воины Франции вступили в Битву с воинами Московии?
    - Потому что Звездоносный Московии хотел захватить месторождение железной руды на территории Франции,- ответил Кейд, недоумевая, куда клонит Хранитель Власти.
    - Да не было там никакого месторождения. Один из моих агентов продал московитам сфабрикованный рапорт геологов-изыскателей, а другой зарыл в подходящем месте несколько тонн доставленной с Марса железной руды. Я специально приберегал эту косточку на всякий случай, чтобы швырнуть псам в нужный момент. А когда до меня дошли сведения, что время настало, пустил в ход фальшивку. Результат тебе известен. Теперь между Францией и Московией не может быть и речи о военном союзе в течение долгих, долгих лет.
    Кейд не поверил. Не смог. Должно быть, это была шутка. Неудачная шутка.
    - И все ваши войны такие же,- продолжал ронять убийственные фразы сановник.- Они нужны лишь для того, чтобы держать в узде Звездоносных и не позволять им договориться. Известный тебе заговор - тоже одно из средств влияния на них, хотя те Звездоносные, что считают себя его вдохновителями и организаторами, об этом не подозревают. Между прочим, содержать разветвленную подпольную сеть агентов стоит колоссальных денег, так что пять или шесть Звездоносных, замешанных в конспиративной деятельности на базе Храма Каирских Мистерий, очень скоро почувствуют нехватку средств и настоятельную потребность выйти из игры. На их место придут другие, и история повторится. А мои люди тем временем будут держать меня в курсе и бдительно следить, чтобы ничего серьезного эти горе-подпольщики не натворили. Готов признать, что в случае с тобой чуть-чуть не вышел прокол, но все обошлось и в дальнейшем, я надеюсь, не повторится, хотя риск есть в любом деле.
    Кейд с тоской осознал наконец, что это уже не шутки, а скорее конец света. Все, во что он верил и ради чего жил, безвозвратно рушилось на глазах.
    - Могу я узнать... Чего хотят те Звездоносные, которые стоят... думают, что стоят за заговорщиками? - спросил он, изо всех сил стараясь сохранить хладнокровие и ясную голову.
    - Избавиться от меня, естественно, чтобы никто не мешал им пуститься во все тяжкие. Они требуют все больше и больше воинов для своих опереточных армий и мечтают вести все более масштабные войны, где стертые с лица земли поселения исчислялись бы десятками, а жертвы - тысячами. Тебя всю жизнь учили, что Звездоносные - вернейшие слуги Императора и надежная опора Империи, не так ли? Чушь и обман! У Империи нет более злейших врагов, чем они! Не будь Хранителя Власти, сдерживающего их непомерные аппетиты, эти корыстолюбцы за одно поколение раздергали бы Империю на клочки. Теперь позволь коснуться твоего обожаемого отца бомбардира. Неужели ты так наивен, Кейд, что считаешь его первым и последним за десять тысяч лет, кто позволил себе отклониться от канонов?
    - Во всяком случае, я на это надеялся,- устало пробормотал канонир.
    - Напрасно. Такими же, если не хуже, были большинство его предшественников, да и от будущих преемников иного ждать не приходится. Должность такая, ничего не поделаешь. Хотя тебе это сейчас вряд ли по силам понять. Объясню проще. Арль интригует против меня и хочет занять мое место, чтобы сосредоточить в одних руках всю духовную и исполнительную власть. Это понятно и закономерно. Вряд ли ты слышал, что власть развращает, но это так, уж поверь мне на слово. Представь себе канонира, чем-то похожего на тебя, у которого хватило ума и удачливости выжить, пройдя через сотни Битв. В награду за заслуги его производят в обер-канониры, и он становится правой рукой своего Звездоносного. Постепенно он вовлекается в политическую игру. Постоянно бывая при дворе, он поневоле заводит знакомства с дамами. Придворные красавицы, раззадоренные присутствием мужчины, которого нельзя соблазнить, прилагают все усилия, чтобы этого добиться. Как правило, им рано или поздно удается достичь цели. Нарушивший обеты обер-канонир, махнув рукой на войны и сражения, теперь скачет из одной постели в другую, стремясь занять пост отца бомбардира. К тому времени, когда он достигает желаемого, он уже созрел для дальнейшей борьбы за власть, которая становится самоцелью. Вот такой примерно путь прошел наш друг Арль, прежде чем сделаться тем, что он есть. Но только не пойми меня превратно, Кейд. Отец бомбардир обязан существовать! Как воин Ордена, ты должен хорошо это знать. Вспомни, как часто спасало твою жизнь и жизнь твоих братьев мысленное воспоминание о нем, воплощающем для вас сам Орден и все великое и возвышенное, что с ним связано? Готов согласиться, что этот образ не имеет ничего общего с реальной личностью из плоти и крови, но ты, по-моему, уже достаточно повзрослел, чтобы не придавать этому обстоятельству никакого значения.
    Канонир чуть подался вперед. Кощунственный вопрос комом застрял в горле, мешая дышать, но он пересилил себя и все же его задал:
    - А как же Император? Почему Его Величество все это терпит? Почему?
    - Император? Очередная ложь, такой же мыльный пузырь, как и все остальное,- хладнокровно произнес вельможа.- Он такой же обыкновенный человек, как его подданные, и при всем желании не в состоянии изменить ход событий. Конечно, он имеет право давать мне советы, как лучше, с его точки зрения, управлять государством, ну а я, в свою очередь, имею законное право принимать их или игнорировать. Кстати, тебе известно, что те Императоры, которые позволяли себе слишком часто вмешиваться вдела Хранителя Власти, как правило, умирали молодыми? Так было раньше, так будет впредь, а может случиться и в наши дни. Ты понял меня, Кейд? А теперь я открою тебе маленький секрет, почему такой порядок вещей считается правильным и подобающим. Императорский титул наследует старший сын или ближайший родственник по мужской линии, тогда как Хранитель Власти сам при жизни подбирает себе преемника. Естественно, он подыскивает достойного и проверенного человека. Император не имеет такой возможности, в результате чего на троне легко может оказаться слабый, недалекий или просто умственно отсталый правитель. Но управление огромной Империей требует сильной руки, поэтому нет ничего удивительного в том, что правят ею Хранители Власти.Голос его внезапно окреп и звучал едва ли не пророчески.- Но Император тоже обязан существовать! Никто не любит Хранителя Власти. Он посылает людей на смерть, собирает налоги, устанавливает всяческие ограничения. А Император ничего такого не делает - он просто есть, и все его искренне любят, да и то потому, что им с детства это внушают. Тот же самый случай: ложная мотивация поведения. Но если бы подданные не обожали своего Императора, что сталось бы с Империей? Сам подумай, что произойдет, если вдруг все граждане начнут нарушать законы? Куда девать преступников, когда все тюрьмы переполнятся? Что делать, когда у стражников, обороняющих свои Караульные Башни от натиска разъяренных толп, кончатся газовые заряды? К счастью, в преступники подаются очень немногие. А все почему? Потому что обыватели в подавляющем большинстве любят своего Императора и не хотят его огорчать неподобающими поступками!
    Хранитель Власти вышел из-за стола, засунул бластер в кобуру и нервно заходил взад-вперед по кабинету.
    - Пока я предлагаю тебе хорошенько подумать, Кейд,- сказал он, устремив на канонира горящий взор.- Было бы непростительной глупостью с моей стороны лишиться такого ценного бойца. А когда будешь думать, почаще вспоминай, что внешность обманчива и не все то золото, что блестит. Ты много лет отдавал всего себя, служа благому делу, хотя делал это, как я уже говорил, в силу ложных побуждений. Отныне все будет по-другому. На те задания, что я намерен тебе поручать, идти придется с открытыми глазами, не затуманенными внушенными с детства догмами и дурацкими принципами. И никогда не забывай главного: Империя несокрушима, потому что устроена подобающим образом. Система работает вот уже десять тысяч лет и доказала свою жизнестойкость. Те, кто стоят у власти, опираются на реалии. Все прочие - на красивую сказку. Тем не менее все счастливы. И такой порядок сохранится до конца времен, при условии, разумеется, что у руля будут находиться надежные и решительные люди, способные удержать его в равновесии, даже когда кто-нибудь начнет раскачивать лодку.
    Хранитель Власти задержался на минуту у тела убитого Кендалла.
    - Ты думаешь, мне его не жаль? Но я поступил так ради блага миллионов верноподданных Империи. Сейчас они все довольны и счастливы. Ну, может, и не все, но большая часть. Братья Ордена, служители Клина, Звездоносные, знать, простолюдины... Но стоит только зашататься основам, и произойдет катастрофа. Что тогда с. ними станется? Разве простой обыватель сможет достойно распорядиться властью? Никогда! Он либо сойдет с ума, либо такого натворит...
    Я очень не хочу терять тебя, Кейд. Думай. И еще думай. Прежде всего о том, так ли уж неподобающе на самом деле выглядит мое предложение? Ты ведь всю жизнь с чистой совестью убивал себе подобных, потому что это записано в Уставе Ордена и освящено тысячелетними традициями. Я же хочу направить твои таланты на поддержание стабильности государства ради блага Империи и каждого из ее граждан.
    Вдохновенный, убедительный и страстный монолог Хранителя Власти проникал в самые отдаленные закоулки мозга канонира, подавляя его волю и способность к сопротивлению. Коснувшись обряда посвящения, тот несколькими фразами разрушил казавшуюся незыблемой крепость принятых Кейдом обетов. Его служба и преданность Ордену и Императору оказались дешевым поклонением невежественного дикаря пустотелому идолу, безмозглой марионетке, которую дергает за ниточки опытный кукловод, готовый в любой момент заменить ее на другую. С безжалостной откровенностью прошелся Хранитель Власти и по обету целомудрия, популярно и не стесняясь в выражениях объяснив канониру, чего тот лишился в жизни, подавив нормальные влечения здорового мужского организма физическими упражнениями и боевой подготовкой.
    Он рассказывал о деликатесных блюдах и изысканных напитках, танцах, музыке, любви - о целом мире чувственных восприятий, который Кейд почитал навеки для себя потерянным. Уговаривая канонира перейти к нему на службу, Хранитель Власти воспевал, подобно сказочным сиренам, ту огромную пользу, которую тот сможет принести на новом месте, и одновременно прозрачно намекал, что новая служба отнюдь не будет сопряжена с такими запретами и ограничениями, как служба в Ордене.
    Было бы так легко и приятно угодить в расставленную ловушку, тем более Кейду, утратившему едва ли не все жизненные идеалы. Хранитель Власти же предлагал ему новый набор принципов, приняв которые он мог бы достигнуть многого, ни в чем себя при этом не ограничивая.
    И, зачарованный сладкими речами, канонир уже готов был поддаться соблазну и согласиться, но... В глубине души он знал, что даже сейчас ему сообщают далеко не все. Кроме того, в новую реальность никак не вписывалась девушка. Почему она не желала ни смерти Хранителя Власти, ни гибели самого Кейда? И откуда она знала, что его ждет, когда предупреждала держаться подальше от Соборного Дома?
    Просеяв сквозь сито лихорадочных размышлений воспринятую информацию, канонир пришел к выводу, что может опереться в изменившемся мире только на две силы. Воплощением первой - осязаемой, зримой и могучей - был Хранитель Власти. Другую - таинственную и неуловимую - олицетворяла девушка из Храма. Все остальные, включая Орден, Звездоносных и самого Императора, были, как выяснилось, не более чем фикцией, дешевой сказочкой, придуманной на потребу и утеху толпе. Они занимались интригами, заговорами, предательством и убийством конкурентов и делали это уже целых десять тысяч лет, не находя в своих действиях ничего зазорного.
    Кейд знал, какой ответ ему придется дать Хранителю Власти, чтобы не лишиться жизни прямо в этом кабинете, но соглашаться сразу он не спешил. Опыт подсказывал, что слишком быстрая капитуляция - тактически неверный шаг, который вызовет неминуемое подозрение.
    - Могу я попросить отсрочки на раздумье, сэр? - слегка запинаясь, будто в растерянности, выговорил Кейд.- Поймите, для меня все это слишком... ново и неожиданно. Принятые обеты были частью моего существа долгие годы, и только около месяца назад, когда я... когда я погиб... Вы позволите мне провести в медитации и размышлении хотя бы сутки, сэр?
    Губы Хранителя Власти растянулись в холодной усмешке:
    - Сутки? Разумеется, позволяю! Более того, я настаиваю, чтобы ты провел их в моих покоях. Вот увидишь, тебе понравится комната, которую я тебе приготовил.
    ГЛАВА 16
    Комната была просторной и комфортабельной по любым стандартам, уступая роскошью обстановки разве что спальне леди Майи. Нечего было даже сравнивать ее с той жалкой конурой, которой Кейду пришлось довольствоваться в заведении Канонирши, не говоря уже о спартанской простоте казарменного быта. В ней имелось все, что могло понадобиться смертельно уставшему и изрядно проголодавшемуся человеку, и в то же время не оставалось сомнений в том, что это была клетка, хоть и позолоченная.
    Нет, здесь не было решеток на окнах и стрелять в него без предупреждения тоже вроде бы никто не собирался, но канонир был абсолютно уверен, что не сможет выйти отсюда живым без позволения хозяина. Завтра тот придет за ответом и вряд ли потерпит, если услышит "нет".
    Впрочем, Кейд не особенно переживал на этот счет. Поместив его в тюрьму, Хранитель Власти, в сущности, развязал ему руки. Если раньше он сомневался, подобает ли лгать, принося клятву верности новому повелителю, то теперь никаких угрызений совести не испытывал. Вот если бы тот предоставил ему свободу, тогда Кейд еще мог заколебаться в выборе и почти наверняка не стал бы брать на душу грех ложной присяги. Было бы проще не возвращаться совсем, что, в конце концов, тоже было ответом. Но в качестве пленника он мог смело считать себя свободным от обязательств в отношении любого, кроме самого себя и, быть может, девушки, если только посчастливится ее найти.
    Ночь канонир проспал крепким, беспробудным сном. Сразу после завтрака в комнату уверенной походкой вошел Хранитель Власти. Кейд не стал дожидаться вопроса. Вытянувшись по стойке "смирно", он отдал честь и отрапортовал:
    - Я принял решение, сэр. Это было легко. Готов исполнить любое ваше задание.
    - Приятно слышать слова разумного человека,- довольно усмехнулся вельможа.- Задание тоже не заставит себя долго ждать. Есть у меня на примете одно дельце, для которого ты прямо-таки идеально подходишь.- Внезапно он стер с лица улыбку и озабоченно нахмурился.- Безопасность Империи под угрозой. Беспредельный эгоизм и политическая близорукость одного из Звездоносных вынуждают меня принять экстренные меры. К сожалению, я не имею возможности вразумить заблудшего обычным способом. До сегодняшнего дня я ломал голову, как поступить, но с твоим появлением этот вопрос отпал.- Он сделал паузу и значительно посмотрел на Кейда. Пауза затягивалась, и канонир почти физически ощущал в своем мозгу недоброе присутствие чужой воли.- Ты отправишься на Марс,- заговорил наконец Хранитель Власти.- Твоя задача: устранить Звездоносного Марса и вернуться живым. Детали - на твое усмотрение. Ты получишь космолет и достаточно денег, чтобы подкупить половину его придворных. Впрочем, детали, как я уже сказал, меня не интересуют.
    Кейд заставил себя рассматривать полученное задание как тактическую проблему, оставив на будущее персональный аспект и реальность его выполнения в целом. Сейчас ему нельзя было выказывать и тени сомнения.
    - Мне понадобится новое имя и документы.
    - Выберешь сам. Могу только порекомендовать, будучи более опытным в таких делах, прикинуться дезертировавшим кнехтом, скрывающимся от правосудия. Подобные вещи, как тебе известно, случаются не так уж редко. Заодно пригодятся навыки, приобретенные в том борделе, где ты отсиживался. Уверяю тебя: бывшего воина с такой биографией при дворе встретят с распростертыми объятиями. Да-да, - подтвердил сановник, заметив шокированный взгляд собеседника,- уже и до этого дошло! Или ты думал, я пошлю убивать Звездоносного без веских оснований? Так что пока займись планированием операции, а когда подготовишь наметки и список необходимого снаряжения, вызовешь меня с помощью вот этой красной кнопки. Если я буду отсутствовать, придет мой доверенный человек, с которым ты можешь быть полностью откровенным.
    Мелодично зазвенел сигнал вызова по селектору. Хранитель Власти, не глядя, ткнул пальцем в кнопку громкой связи:
    - Слушаю.
    - Срочное сообщение, сэр. Прикажете принести?
    - В мой кабинет. Сейчас буду.- Он повернулся к Кейду:- Жду звонка. Постарайся не затягивать.
    Затягивать канонир не собирался. Усевшись за стол у окна, он придвинул к себе лист бумаги и начал составлять список транспортных средств, оружия, документов и другого снаряжения, необходимого, по его мнению, в предстоящей операции. Внезапно дверь за его спиной снова отворилась.
    - К тебе гости,- ледяным тоном произнес Хранитель Власти, стоя на пороге.- Хотел бы я знать, каким образом она пронюхала, что ты здесь? добавил он с подозрением.
    - Она?! - Кейд сорвался с места, позабыв о списке.- Кто именно, сэр?
    - Можно подумать, у тебя при дворе полно знакомых дам,- недобро прищурился вельможа.- А кого ты ожидал увидеть?
    Это могла быть только леди Майя. Воспоминания о ней были еще совсем свежими, и душевные раны не успели как следует затянуться. Слишком многое произошло той памятной ночью, чтобы легко забыться.
    - Всего одна, сэр, как я уже вам докладывал,- несколько натянуто произнес канонир.- Если возможно, сэр, я предпочел бы с ней не встречаться.
    - Я бы тоже предпочел, но это, к сожалению, невозможно. Она знает, что ты здесь, а у меня нет уважительных причин для отказа. Скажи, как она об этом узнала?
    Голос Хранителя Власти внезапно сделался жестким и повелительным, как удар хлыста, но Кейд сам был в полном недоумении.
    - Понятия не имею, сэр! Я не встречался с ней с той самой ночи в Пентагоне.
    - В Пентагоне? - нахмурился сановник.- Ах да, у Арля. Но ты мне рассказывал, помнится, только о леди Майе...- Он заглянул в глаза Кейду и внезапно расхохотался.- Так ты даже не догадываешься, кто к тебе пришел, канонирчик ты мой нецелованный?! Сюрприз, сюрприз... Между прочим, это та самая девица, которую ты две недели дожидался у Канонирши! Мои люди побывали там вчера вечером и выяснили, что ты усиленно интересовался одной таинственной незнакомкой...- Хранитель Власти явно наслаждался ситуацией и вовсе не спешил поведать Кейду причину своего веселья.- Ты вчера был такой надутый, обиженный... Правда, она всегда глаза колет. Но как ты посмел меня обмануть, умолчав о девчонке?
    Канонир почувствовал, что лицо его заливается краской, но не от стыда, а от радости и облегчения. Все-таки она нашла его! Нашла сама, после всех его безнадежно дилетантских попыток. И она оказалась не простолюдинкой и не шлюхой с подвязкой на серебряной цепочке, а Звезднорожденной дамой, занимающей высокое положение при дворе Императора!
    Хранитель Власти по-своему истолковал румянец на его щеках.
    - Нет, не стану тебе ничего говорить,- снова рассмеялся он,- иначе пропадет весь эффект. Скоро ты сам услышишь, как ее зовут, из ее собственных, гм... прелестных, так сказать, уст.- Суровость на его лице уступила место иронии, и Хранитель Власти расслабленно опустился на кушетку.- Не уверен, обрадует ли это тебя, Кейд, но могу признаться, что с этой минуты мое уважение к тебе и твоим способностям сильно возросло, равно как и связываемые с тобой надежды. Оказывается, ты отлично умеешь держать язык за зубами, а это очень полезная черта характера. Значит, она все-таки "выбралась в народ"? Вот бы никогда не подумал! Но это лишь доказывает, что самый простой ответ, как правило, и самый верный. Три недели весь двор об этом шушукается, а я все никак не могу поверить в простое совпадение!
    Кейд попытался сконцентрироваться и понять, хотя бы частично, о чем идет речь.
    - Весь двор, вы сказали, сэр? - неуверенно переспросил он.- Выходит, вы знали о ней еще три недели назад? И все во дворце тоже знали?
    Странно. Для чего тогда вся эта таинственность? И почему его держат взаперти? Как-то не вяжется это дело со вчерашним поведением Хранителя Власти.
    - Разумеется! Но все считали, что ее ночным кавалером был Кейд-самозванец, и только я один знал, что ты настоящий, невинный и целомудренный канонир. То есть это я полагал тебя невинным и целомудренным. Что ж, и на старуху бывает проруха. Те, кто слышал звон, истолковали все правильно, я же, обладая достоверной информацией, сделал неверные выводы. Но и ты хорош! Как ты вчера здорово корчил рожи, когда я разглагольствовал о всяких щекотливых материях! Честное слово, Кейд, ты мне нравишься. Очень рад видеть у себя на службе такого способного молодого человека.- Он внезапно громко хмыкнул и подмигнул канониру.- Признайся, малыш, как она выглядела в наряде потаскушки? Наверное, невообразимое было зрелище. Ты ведь знаешь, какая она...
    - Красивая? - простодушно закончил Кейд. Хранитель Власти с изумлением покосился на него.
    - Лучше бы тебе не медлить с отлетом на Марс,- проворчал он и глянул на бумагу, которую держал в руке.- Она сказала, что узнала тебя во время аудиенции, но не стала "выдавать". А сейчас, когда я тебя "арестовал", ей захотелось повидаться с тобой перед казнью.- Напускное панибратство слетело с вельможи, как осенняя листва с дерева. Голос его сделался надменным и угрожающим.- Вот что я тебе скажу, Кейд. Я не изверг и готов простить твое вчерашнее умолчание, полагая его направленным на защиту чести и доброго имени твоей новой подружки. В конце концов, ты еще недостаточно искушен в любовных делах. Но если я узнаю, что за этим скрывается нечто большее, ее визит действительно может оказаться последним в твоей жизни, запомни это!
    Дверь за ним неслышно закрылась. Кейд рухнул в кресло и спрятал лицо в ладонях. Кто-то определенно сошел с ума! Либо он, либо весь окружающий мир.
    - А ну посмотри на меня, предатель! Мне говорили, что ты солгал, но я не верила до сей минуты. Смотри в глаза мне, негодяй, если хватит смелости!
    Кейд аж подскочил от неожиданности. Он не заметил, как отворилась дверь, а из задумчивости его вывел неестественный, с глухим подвыванием, голос, странно контрастирующий с высокопарностью фраз. Он поднял голову и посмотрел. Сердце в груди провалилось в черную бездну отчаяния. Над ним снова сыграли злую, жестокую шутку. Это была леди Жасмина, которую вчера он чуть не принял за... Стоп! Но ведь об этом не мог знать никто, кроме него самого!
    - Смотри в лицо мне, подлый трус, и думай,- заунывно вещала принцесса,о том, как низко поступил ты с бедной и легковерной девушкой-простолюдинкой. В лицо смотри, кому я говорю!
    Канонир снова посмотрел... и едва не лишился чувств от потрясения. На его глазах свершалось небывалое чудо. Куда-то подевалась сутулость, втянулся уродливо выпяченный живот, и фигура девушки приобрела безукоризненную стройность и изящество. Удивленно склоненная набок голова выправилась, вытянутая, как у журавля, шея распрямилась, пропал подслеповатый, близорукий прищур, и блеснули достоинством и озорным юмором бездонные зрачки глаз. На принцессе все еще было надето апельсинового цвета платье, по-прежнему никак не сочетающееся с ее безвкусной прической, но все это уже не имело значения: Кейд узнал в ней ту, кого так долго искал.
    - Скажи хоть что-нибудь, презренный, в оправданье. Я жду,- напомнила сварливо гостья. Голос ее не изменился, являя собой лишь карикатурное подобие настоящего.
    - Приношу тысячу извинений, благородная госпожа,- хрипло заговорил Кейд, сердце которого готово было выскочить из груди.- О, если бы я только знал, если бы вы хоть словечком намекнули на ваш высокий статус, леди Жасмина, я никогда бы не посмел солгать!
    "Вот бы послушал меня сейчас бедняга Фледвик!" - мелькнула шальная мысль. Принцесса одобрительно подмигнула: продолжай, мол.
    - Неужто ваше сердце не смягчится и не простит невольную ошибку, когда скажу, что ваша красота одна была причиной преступленья! - Сам себе удивляясь, канонир заговорил тем же высокопарным слогом, которым изъяснялась принцесса. Из отрывочных обмолвок Хранителя Власти он уяснил, что леди Жасмина, служившая при дворе неизменным объектом насмешек и издевательств, решилась наконец-то выбраться в народ и была арестована за непристойное поведение, что дало сплетникам пищу для зубоскальства и злословия на целых три недели. И теперь она делала вид, что пришла навестить приговоренного к казни за нанесенное ей оскорбление, выразившееся в том, что злополучный канонир осмелился поступить с принцессой крови как с обыкновенной "ночной бабочкой". Кейд не знал пока, зачем ей это нужно, но с удовольствием подыгрывал.
    - Простить тебе готова я, несчастный,- заговорила Жасмина, нарочито громко вздыхая,- но что мое прощенье пред Законом? В моем лице ты оскорбил престол, за что обязан жизнью расплатиться. Теперь ты видишь, злая не держу, но и помочь могу лишь утешеньем. Пришла я скрасить твой последний час. Не стой столбом, подай мне кресло, живо! А сам садись у ног моих и слушай.
    Кейд поспешил выполнить приказание. Принцесса опустилась в кресло, а он встал рядом на колени. Она вынула из оттопыривающегося кармана своего мешковатого одеяния объемистую рукопись и стала перебирать листы.
    - Я окажу тебе честь, познакомив с некоторыми из моих сочинений,сказала леди Жасмина и принялась за чтение. Насколько Кейд мог судить, это была одна из ее "поэм", о которых упоминал в Зале Аудиенций тот крикливо одетый тип, жаловавшийся на соседей.
    И днем и ночью караулит каждый звук,
    Что с уст сорвется вдруг неосторожно,
    Раскинувший тенета, как паук,
    Кормило власти держащий вельможа.
    Девушка откашлялась и бросила выразительный взгляд в сторону коробочки селектора на стене. Кейд еле заметно кивнул, показывая, что понял намек.
    Дверей немало в мире под луной.
    Ту стерегут, а ту не охраняют.
    И все равно у каждой ключик свой,
    С которым их владельцы щеголяют.
    При словах: "ту не охраняют", колено принцессы трижды коснулось плеча канонира. Он сделал вид, что ничего не заметил, продолжая напряженно вслушиваться в стихотворные строфы.
    Рожденный обывателем и тот,
    Чья участь - пребывать под сенью трона,
    Одну и ту же Книгу пусть возьмет
    И включит свет Ученья и Закона.
    На этот раз ключевыми словами оказались: "пусть возьмет и включит". Кейд взглянул на Жасмину в некотором недоумении, но та приподняла пухлую пачку рукописных листов, и из ее сердцевины выскользнула маленькая плоская коробочка. Канонир ловко подхватил ее, не дав упасть на пол. Это был миниатюрный плейер. Он на секунду приоткрыл крышку и убедился, что получасовая кассета на месте, а все показатели на нулях.
    Мой голос слаб, и я не знаю, как
    Мне донести его до тех, кто страждет?
    Учитель Клин! Подай с Небес мне знак!
    Душа детей твоих спасенья жаждет.
    "Мой голос" и "не знаю, как". Кейд поспешно установил регуляторы громкости и тембра так, чтобы запись максимально совпадала с голосом принцессы. Оставалось только надеяться, что подслушивающие микрофоны не столь высокого качества, как эта дорогая игрушка. По сигналу леди Жасмины он включил воспроизведение и с облегчением понял, что настроил звук правильно. Крошечные стереодинамики очень похоже загнусавили:
    Прекрасна преданность без страха и упрека
    И верность долгу дивной красотой...
    Кейд осторожно положил плейер на кресло и последовал за девушкой к выходу. Где-то на другом конце подслушивающего устройства сидел Хранитель Власти, которому еще целых полчаса предстояло слушать эту бредятину.
    ГЛАВА 17
    Леди Жасмина вела канонира по плохо освещенным закоулкам и пожарным лестницам. Повинуясь прикосновению ее нежных пальчиков, перед ними открывались двери и проходы там, где еще мгновение назад была лишь стена. На всем пути они не встретили ни одной живой души. Судя по всему, императорский дворец хранил немало секретов, доступных только посвященным.
    Когда они выбрались на свет, Кейд с удивлением увидел, что стоит на узкой улочке, безлюдностью и обилием мусора напоминающей ту, на которой находилось заведение Канонирши. Прямо у тяжелой двери, прикрывающей вход в полуподвал, откуда они вышли, ждал автомобиль с затемненными стеклами. Лица водителя канонир не разглядел, да и не пытался этого сделать. Сев вместе с девушкой на заднее сиденье, он сразу же повернулся к ней, но слова благодарности и тысяча требующих ответа вопросов так и остались невысказанными, потому что принцесса приложила палец к чудовищно накрашенным губам и строго покачала головой.
    Кейд покорно замолчал и откинулся на спинку сиденья, стараясь расслабиться, но бурлящие в голове мысли и впечатления мешали сосредоточиться. Больше всего поражала стремительная смена масок, которыми леди Жасмина прикрывала свою истинную сущность. Сначала она явилась ему под видом простолюдинки, но не обычной, а привыкшей повелевать и занимающей высокое место в Храме Каирских Мистерий. Затем она приняла личину девицы легкого поведения, не постыдившись облачиться в наряд вульгарной потаскушки, включая достопамятную подвязку на серебряной цепочке. А сейчас рядом с ним сидела придворная дама высочайшего ранга, принцесса крови и племянница самого Императора.
    При первой их встрече в Балтиморе леди Жасмина выступила в роли тайного агента, но на чьей стороне, канонир до сих пор не знал.
    Второе их свидание в баре борделя все посчитали случайным совпадением, а его финал - следствием неудачного маскарада неопытной и недалекой простушки, и только Кейду было известно, что это не случайность.
    В третий раз она была в своем истинном обличье, но канонир никак не мог отделаться от мысли, что та жеманная дурочка, которую он увидел в Зале Аудиенций, не имеет ничего общего с сегодняшней леди Жасминой - сидящей рядом с ним спокойной и уверенной молодой женщиной.
    Он совсем запутался в догадках. Пока что можно было с уверенностью утверждать только две вещи: во-первых, она была потрясающе прекрасна, и этого не могли скрыть ни толстый слой макияжа, ни отвратительно пошитый наряд, а во-вторых, она снова его спасла, в который уже раз... Знать бы еще, зачем она это делает?
    Автомобиль плавно затормозил на окраине какого-то пустыря. Принцесса жестом приказала Кейду выходить. Он вылез из машины и помог даме выбраться. Водитель не пошевелился. Очевидно, ему были даны строгие инструкции, как себя вести. Сделав знак следовать за ней, девушка повела спутника наискосок через пустырь к какому-то старому, некрашеному строению. За спиной послышалось гудение мотора отъезжающего автомобиля, но леди Жасмина даже не оглянулась.
    - Открывай,- сказала она, указывая на ворота ангара. В голосе ее звучали властные нотки, напоминавшие канониру его пробуждение в овальной комнате без углов. Он с трудом выдвинул тяжелый деревянный засов и толкнул ногой створку ворот.
    Внутри царил полумрак, но это не помешало Кейду заметить новенький космолет последней модели - двенадцать метров сверкающей металлической обшивки из термостойкого сплава.
    - Ты ведь умеешь им управлять, канонир.- Это был не вопрос, а констатация факта.
    - Мне приходилось летать на таких аппаратах до Луны и обратно,осторожно сказал он, еще не зная, куда она клонит.
    - А до Марса? - спросила она, с тревогой ожидая ответа.
    - Можно и до Марса,- пожал плечами Кейд. Глупая, неужели она не знает, что любой канонир умеет водить космические корабли? Без этого умения никогда им не станешь.
    - Надеюсь, это так. Аппарат проверен и заправлен, а также загружен водой, провизией и кислородом.- Жасмина протянула ему какую-то бумажку.- Это координаты посадочной площадки на Марсе. Наши друзья будут ожидать твоего прибытия либо подъедут вскоре после посадки. Если взлетишь немедленно, успеешь выйти из зоны слежения, прежде чем он поднимет перехватчики.
    - Он? - Кейд в упор посмотрел на девушку.- Хранитель Власти, я так понимаю?
    Чего-то она недоговаривала. Хранитель Власти распоряжался только торговым флотом. Истребители-перехватчики, оснащенные таранами, находились в ведении Ордена, то есть отца бомбардира.
    - Кейд, у нас совсем нет времени,- умоляюще заговорила принцесса.- Я уже спасала раньше твою шкуру, хотя и против твоей воли, и теперь пытаюсь сделать то же самое. Пожалуйста, не надо ни о чем меня спрашивать! Просто садись за штурвал и взлетай. Чем скорее, тем лучше. Только сначала стукни меня чем-нибудь тяжелым, чтобы я потеряла сознание.
    - Что?
    - Однажды ты это уже проделал,- разозлилась Жасмина,- и не слишком церемонился, если мне не изменяет память. Мне это послужит оправданием, а тебе позволит выиграть время.
    Кейд смерил задумчивым взглядом стройную фигурку в нелепом платье, лицо, зардевшееся румянцем, который не мог скрыть толстый слой грима, заглянул в глаза, сверкающие гневом и отчаянием... Было так приятно смотреть на нее. Он испытывал странное, трепетное чувство, наполняющее его душу невыразимым теплом и блаженством... Нечто подобное канониру приходилось ощущать только в той, другой, жизни, когда он благоговейно касался губами оттиска печати отца бомбардира. Почему-то его совсем не пугала близость этой юной красавицы, хотя наставники утверждали, что он должен страшиться и избегать контакта с женщинами, потому что воину Ордена не подобает иное отношение к противоположному полу. Губы его дрогнули и скривились в презрительной гримасе.
    - С ума ты сошел, что ли, Кейд?! - закричала во весь голос Жасмина, видимо неправильно истолковав его усмешку.- Сколько можно тебя уговаривать? Кассета позволила нам выиграть всего полчаса, да и то если они раньше не хватились. Сделай, как я прошу, ну, пожалуйста!
    Большой черный автомобиль с мигалкой, надсадно ревя форсированным двигателем, показался на дороге. Водитель на миг остановился, быстро сориентировался и рванул напрямик через пустырь.
    - Ну вот, они уже здесь,- с горечью прошептала упавшим голосом принцесса.
    Кейд не колебался ни секунды. Аккуратно лишив девушку сознания хорошо рассчитанным ударом чуть пониже уха, он запер ворота ангара изнутри и вернулся к космолету. Что бы там она ни говорила, а оставлять ее здесь на расправу канонир не собирался. Люк корабля был не заперт. Подхватив тело Жасмины на руки, он уложил его в противоперегрузочное кресло, сам сел в кресло пилота и нажал кнопку, задраивающую люк. Снаружи кто-то кричал в мегафон, предлагая сдаться.
    Пальцы канонира зависли над пультом управления. Годами выработанные рефлексы не требовали мысленных усилий для предстартовой подготовки. Пристегнуть ремни... Проверить питание... Бортовые системы в норме... Температура в норме... Зажигание первой ступени... Взлет!
    Отключение сознания, вызванное многократной перегрузкой, длилось всего несколько секунд. Очнувшись, Кейд первым делом скосил глаза на соседнее кресло. Повернуть голову он не мог - та была надежно схвачена ремнями безопасности. Девушка еще не пришла в себя. Панель пульта тревожно мигала сотней датчиков и индикаторов одновременно, но руки пилота, словно живущие отдельной от остального тела жизнью, сами справлялись со всеми возникающими трудностями. Кейд три года не бывал в космосе, но управлял космолетом с такой сноровкой и умением, будто все это время из него не вылезал. В корректировке курса и выводе корабля на заданную орбиту прошло минут десять. После этого канонир включил автопилот, радар, расстегнул ремни и позволил себе немного расслабиться.
    Неподвижность Жасмины вызывала тревогу. Пора было ей выйти из обморока. Кейд быстро ощупал шейные позвонки, но те были не сломаны. Пульс тоже прощупывался, хотя и слабый. Поскольку канонир все равно больше ничем не мог ей помочь, он вернулся в пилотское кресло. Просидел он недолго, вспомнив, что на корабле должна быть аптечка. Цепляясь за скобы, специально вделанные в стены рубки, Кейд "выплыл" из нее через шлюз в грузовой отсек. Длина его составляла около трех метров. В центре находился наглухо задраенный грузовой люк, вдоль стен тянулись запертые на электронный замок шкафчики. Четыре больших ящика свободно плавали в невесомости. Вероятно, при погрузке их не догадались закрепить. Аптечкой здесь не пахло.
    Сразу за грузовым отсеком располагались жилые помещения: две крошечные каюты на две койки каждая и маленький камбуз. Не найдя аптечки и здесь, канонир решил хотя бы набрать воды, зная по опыту, как хочется пить после перегрузки. Достав из шкафчика под мойкой пластиковый пакет, он наполнил его водой, ловко закрыл пробкой сосок и приклеил пакет к бедру липкой лентой, которую оторвал от закрепленного на стенке рулона. Вернувшись в рубку тем же путем, он обнаружил, что принцесса не только пришла в себя, но и успела освободиться от ремней. Она висела под потолком, держась за скобу.
    - Глупец! - проговорила она безжизненным голосом.
    - Вы же сами приказали мне отправиться на Марс,- возразил Кейд.- Что я и сделал.
    - Дай попить,- потребовала она и жадно приникла к пластиковому соску. Пила Жасмина неумело, что свидетельствовало об отсутствии опыта космических перелетов.- Ты все равно дурак, Кейд! - сказала она, возвращая ему воду.- Я понимаю, ты не мог меня бросить и все такое, но подумал ли ты, что нас обоих убьют, если поймают? Если бы ты меня послушался, выиграл бы время. На Земле они ничего не посмели бы со мной сделать, да и шум не стали бы поднимать. А теперь у них есть законный предлог: похищение беглым преступником принцессы крови, родственницы самого Императора. Они отправят в погоню целый флот и прикончат нас. А обо мне доложат, что ты меня сам убил, когда понял, что не сможешь уйти. Вот и все.
    Вместо ответа канонир указал на экран кормового радара.
    - Взгляните,- сказал он,- горизонт чист, если не считать одиночного пятнышка.
    - Где? - встрепенулась девушка, перебираясь по скобам поближе к монитору.
    - Вот здесь,- показал Кейд.- Скорее всего, просто метеорит. Пусть даже это другой корабль, все равно он не по наши души. Потребуется не меньше пары часов, чтобы поднять в космос хотя бы одно звено перехватчиков. Только на заправку уйдет куча времени, а еще ведь надо погрузить пищу, воду и все остальное. А к тому моменту мы уже будем далеко.
    - А если у них есть уже заправленные и готовые к немедленному старту космолеты, что тогда? - сердито осведомилась Жасмина.- Этот корабль шесть лет простоял в ангаре, готовый взлететь в любую минуту, как только найдется канонир, умеющий им управлять. А теперь его уничтожат, и все наши труды пойдут насмарку. И все из-за твоей непроходимой тупости!
    Кейд не ответил. Он следил за экраном. Замеченная ранее точка увеличилась в размерах и разделилась на три одинаковых объекта. Они приближались с каждой секундой и все отчетливее вырисовывались на мониторе.
    - Это космические корабли,- озабоченно пробормотал канонир.- Знать бы еще, какого типа: пассажирские, транспортники или военные?
    - Откуда мне знать? - ядовито огрызнулась принцесса.- Я же не канонир! Но ничуть не удивлюсь, если это перехватчики с таранами.
    - И они осмелятся напасть, зная о вашем присутствии на борту? недоверчиво усмехнулся Кейд.
    Тараны на носу истребителей-перехватчиков предназначались для уничтожения экипажей кораблей противника. Догнав вражеский космолет, истребитель уравнивал скорости и коротким импульсом основной тяги вонзал заостренный стержень из сверхпрочного сплава в незащищенный корпус. Мгновенная разгерметизация убивала все живое на борту.
    - Ты все еще пребываешь в плену иллюзий и мыслишь старыми этическими категориями, как я погляжу,- снова рассердилась девушка.- Я же сказала, что для них мое присутствие на корабле только предлог. Ну почему ты меня не послушался?! Эх, Кейд, Кейд, что же ты наделал? У тебя есть хоть какой-нибудь план?
    - Попробую от них оторваться, если смогу.- Он уселся в кресло пилота.Если постоянно менять курс и идти на предельном ускорении, они могут нас потерять на экранах.- Канонир знал, что одного этого недостаточно, но не хотел пугать принцессу.- Не думаю, что те пилоты опытнее меня...
    - И напрасно не думаешь! - оборвала его Жасмина, сверкнув глазищами.
    Кейд промолчал. Интересно, знает ли она, что экипажи перехватчиков всегда состоят из двух пилотов? Пока один ведет истребитель, другой отдыхает. Таким образом, как бы ни металась жертва, на стороне охотников всегда будет преимущество. Несколько суток без сна и отдыха не выдержит ни один организм. Рано или поздно уставший пилот преследуемого корабля совершит ошибку, и тогда его часы сочтены.
    Канонир установил на экране радара максимальное увеличение. На развернутой картинке возникли три хищных силуэта с заостренными клювами. Каждый из преследователей был много меньше космолета беглецов, но это уже не имело значения. За ними шли перехватчики с таранами.
    - Выслушай меня, Кейд!
    Что-то в голосе Жасмины заставило его оторваться от приборов. Не повелительный тол, не отчаяние или страх перед смертью. Что-то более серьезное и важное.
    - Я слушаю.
    - Тебе придется драться с ними, Кейд. Драться и уничтожить! Он посмотрел на нее полным недоумения взором.
    - На борту есть бластеры,- тихо сказала девушка, избегая смотреть ему в глаза.
    - Ты понимаешь, что ты мне предлагаешь? - едва смог выдавить потрясенный канонир.
    - Да! Да, я все понимаю! - закричала она в исступлении.- Ты должен сжечь их в тот момент, когда они будут заходить в атаку!
    ГЛАВА 18
    Было гнусно и противно слышать подобное предложение из уст расхлябанного и изнеженного слишком долгой службой на Марсе канонира, искупившего в конечном счете свой грех геройской смертью на поле Битвы в далекой Франции, но стократ страшнее, когда то же самое предлагает принцесса крови. Сердце Кейда едва не разорвалось от боли.
    - Это ради наших жизней,- настаивала она, потеряв всякий стыд.
    - Жизней? - пренебрежительно фыркнул канонир.- Ты считаешь, можно спокойно жить дальше, имея такой камень на душе?
    - Тогда ради Империи. Ради нашей миссии, наконец!
    - Какой еще миссии? - с горечью рассмеялся Кейд.- Все ложь и жалкий фарс, как популярно объяснил мне вчера Хранитель Власти. Что мне Империя? Какое мне дело до бессильного Императора, грызущихся между собой Звездоносных или лживого и сладострастного отца бомбардира? У меня ничего не осталось, леди, кроме чести солдата, а уж ее я никому не позволю замарать!
    - Штурмеры и Бомберы! - взорвалась Жасмина.- Ты рассуждаешь совсем как невежественный простолюдин, с детства и до седых волос сохраняющий мистический ужас перед Бипяткой и Бидвупяткой.
    - Я не боюсь никаких Бипяток и не верю в Штурмеров и Бомберов,- холодно парировал канонир.- Зато я твердо верю, что есть вещи, настолько противные человеческой природе, что никто и никогда не заставит меня их делать. Мне жаль... Мне очень жаль, что ты об этом заговорила.
    Она изо всех сил пыталась сохранить спокойствие.
    - Хорошо. Вижу, придется мне кое-что тебе рассказать. Не стану брать обещания сохранить мои слова в тайне, это бессмысленно. Надеюсь лишь, что ты не повторишь их под пытками и не выдашь меня, если попадешь к ним в лапы живым.
    Он ничего не сказал.
    - Ты когда-нибудь слышал такое слово "история"?
    Кейд в изумлении воззрился на девушку. Однажды он действительно слышал это слово - из уст бывшего вора, сошедшего с ума и забитого до смерти в камере разъяренными стражниками.
    - История - это наука, изучающая развитие человечества и смену общественных отношений на протяжении длительных периодов времени,- пояснила Жасмина, тщательно подбирая слова и морща лоб от напряжения.
    - Чушь какая-то,- пренебрежительно рассмеялся канонир.
    - Я так и знала, что ты сочтешь это определение бессмысленным. В твоем представлении понятия "смена" и "общественные отношения" никак не сочетаются. Только тут ты не прав. Не имею права открыть тебе источник этих сведений, скажу лишь, что человечество за всю свою историю прошло не одну общественно-экономическую и социальную формацию, а много и что существует оно не десять тысяч лет, а гораздо дольше.
    Кейда поразила ее горячая убежденность в собственной правоте. Неужели Жасмина тоже сошла с ума, как тот вор?
    - Попробуй представить себе,- продолжала она,- что более десяти тысяч лет назад на Земле тоже жили люди, но не было ни Империи, ни Императора, ни Ордена, ни Звездоносных. Общество этих людей было основано на отличных от нынешних социальных принципах. А потом началась война, и общество было уничтожено. Уничтожено главным образом с помощью летательных аппаратов вроде наших аэролетов, поражавших наземные цели с воздуха! Согласна, что это подлый и варварский метод сражаться, но зато чудовищно эффективный! Правда, вместе с военными погибало в массовом порядке и гражданское население: старики, женщины и дети. Кроме того, применение некоторых видов оружия отравляло воздух, посевы, запасы продуктов, питьевую воду и на долгие годы делало невозможным существование людей в тех местах, где их применяли особенно интенсивно. Система канализации и водоснабжения была уничтожена первой. Это привело к развитию эпидемий и вымиранию целых регионов. Война прекратилась, когда стало больше нечего уничтожать. Жалкие остатки уцелевшего населения покинули свои жилища в городах. Не удивляйся, у них тоже были города, и многие из них носили те же названия, что и сегодня, они сбились в стаи, рыщущие по лесам и полям в поисках пропитания, постепенно теряя человеческий облик и превращаясь в животных. С каждым годом, с каждым поколением терялась память о прошлом величии, оставляя в потомках выживших смутное ощущение, что было время, когда людям жилось намного лучше. Единственное, что не забывалось никогда,- это внедрившийся в души людей на подсознательном уровне жуткий страх перед обрушивающейся с небес смертью. Со временем подробности терялись в тумане прошлого, но ужас оставался, передаваясь из поколения в поколение.
    Кейд невольно кивнул. Чем-то это напоминало ночную атаку: чем меньше видишь и понимаешь, тем страшнее.
    - Были, конечно, центры помощи и реабилитации, но это уже совсем другой разговор. Ты вот сказал, что не веришь в Штурмеров и Бомбероэ, так? А ведь они реально существовали. Бипятка, Бит-ришест - это все искаженные временем названия боевых летательных машин той эпохи, несших с небес смерть и ужас.
    - Пещеры! - прошептал канонир.- Жуткое место, которое зовется Вашингтонскими Пещерами. Я там был. Десятки миль сплошных развалин, чернеющих пустыми глазницами провалов и пустот, где обитают кошмарные Бомберы...
    - Вот именно! Страшные Пещеры, которых все боятся, но никто не может объяснить, как они появились.- Она перевела дыхание и настойчиво повторила: - Ты должен драться, Кейд! Если ты этого не сделаешь, без пользы погибнем не только мы с тобой, но и множество других достойных людей.
    Но он все еще не мог поверить. Ссылка Жасмины на какую-то "историю" выглядела не слишком убедительно и не подкреплялась решительно никакими доказательствами, кроме ее слов. Все равно как если бы к нему пришел посланный на разведку воин и доложил: "Сэр, я сам не видел, но полагаю, что противник, силой до двух отделений, находится в километре или двух то ли к северу, то ли к западу от нас". Канонир так сжал пальцами скобу, что костяшки пальцев побелели. Все смешалось у него в голове: Пещеры, Бомберы, десять тысяч лет правления Императора, Орден, Учитель Клин, многомиллионные массы простолюдинов, Хранитель Власти... Это был его мир, который снова рушился на глазах в который уже раз.
    - Они настигают нас,- напомнила принцесса бесцветным голосом, бросив взгляд на экран.
    - Где бластеры? - прохрипел Кейд, стараясь не смотреть на девушку и зная в глубине души, что выполнит ее требование и навеки погубит свою душу, лишь бы спасти ее жизнь, а вовсе не потому, что поверил в эти дурацкие сказки.
    - Здесь. В шкафчике, где хранятся звездные карты. Десять штук. Десять единиц оружия. Неплохо! Можно будет вести огонь на максимальной мощности, не заботясь о перегреве излучателя, а когда заклинит, просто взять другой бластер и стрелять дальше. Но у них и размах, однако. Подумать только, десять бластеров! Как будто это какие-то безликие газовые пистолеты, а не индивидуальное оружие, лелеемое каждым воином Ордена и прошедшее через руки самого отца бомбардира...
    - Нам придется надеть скафандры,- сказал канонир. Открыв стенной шкаф, он стал рыться в нем, подбирая себе гермокостюм по размеру. Прошло три года, но индивидуальные параметры каждой составной части комплекта намертво отпечатались в тренированном мозгу. Выбрав пару "штанов" номер семь, он уперся спиной в стену рубки и натянул их на ноги. Потом надел нагрудник и рукава номер пять. Проверив соединительные швы, Кейд занялся облачением Жасмины. Сама она не умела надевать скафандр, поэтому пришлось ей помогать.
    - Теперь шлемы? - хладнокровно спросила девушка.
    - Нет, сначала отнесем оружие в грузовой отсек.
    Они отнесли бластеры, и канонир закрепил их рядом с люком клейкой лентой. Теперь ему достаточно было протянуть руку, чтобы сменить опустошенный излучатель на свежий.
    - Вот теперь можем надеть шлемы,- сказал он.- Потом ты вернешься в рубку, а я останусь здесь. Задраю шлюзы с обеих сторон и открою люк. А ты следи за экранами. Сигнал тревоги знаешь?
    Девушка замотала головой.
    - Когда они подойдут совсем близко, включится сирена. Ты должна будешь меня предупредить. Шлюзы будут перекрыты, да и в вакууме я все равно ничего не услышу, так что связь будем держать по интеркому. Включать ничего не нужно, просто говори в шлемофон, и я тебя услышу. Если я сумею от них избавиться и уцелеть, тебе нужно будет возобновить подачу воздуха в грузовой отсек, пока давление не восстановится. До тех пор открыть шлюз будет невозможно. Вот смотри, слева на пульте есть кнопка, обозначенная как "Уровень давления". Когда я скажу, нажми ее и жди, пока не загорится лампочка над дверью в рубку. После этого можешь смело ее открывать. Сможешь справиться?
    Жасмина кивнула, и они оба помогли друг другу надеть и закрепить большие прозрачные шлемы.
    - Проверка связи...- произнес Кейд в шлемофон.- Как меня слышишь?
    - Слышу хорошо,- прозвучал в наушниках девичий голос.- Только будь любезен немного убавить громкость.
    - Есть. Так лучше?
    - Да. Спасибо.
    Вот так. Скупая благодарность за уменьшение громкости - и ни слова по поводу принятого им решения защищаться. Неужели она не понимает, что только ради нее решился он на бесчестный, подлый поступок? Или она всерьез считает, что он поверил в ее бредни?
    Кейд тяжело вздохнул и занялся делом. Задраил оба шлюза. Оторвал от стенки один из бластеров. Проверил магазин. Заряд максимальный. По привычке глянул на серийный номер оружия, но такового не обнаружил. Это уже ни в какие ворота не лезло. Ладно бы еще оружие, не осененное благодатью прикосновения отца бомбардира, но чтобы без номера... Откуда же оно взялось, да еще в таком количестве? В задумчивости покачав головой, канонир установил каждый бластер на предельный уровень излучения, стравил воздух из отсека и открыл массивный грузовой люк.
    Больше заняться было нечем. Он завис возле открытого люка и принялся ждать, глядя на звезды и стараясь ни о чем не думать. В последнем, однако, преуспеть не удалось. Уж очень много он узнал за эти дни, и путь к этим знаниям был тернист и усеян ловушками.
    Итак, что же он все-таки узнал? Прежде всего о воинах Ордена. Это были специально тренированные люди, умеющие пользоваться оружием, владеющие приемами рукопашной, ориентирующиеся в стратегии и тактике,- одним словом, настоящие бойцы. Кроме них, кстати говоря, других профессионалов военного дела в Империи не было. Эта информация сомнениям не подвергалась и была известна всем. "Воины Ордена служат Императору, исполняя приказы Хранителя Власти и своего Звездоносного". А вот тут уже начинались расхождения с официальной версией, свидетельством чему были безжалостные откровения Хранителя Власти и далекое от канонов поведение отца бомбардира. Что еще было ложью? Всю жизнь он свято верил, что стрелять сверху из аэролета неподобающе, подло и омерзительно, а теперь сам сидит и ждет, готовый хладнокровно открыть огонь по ни о чем не подозревающему противнику. Еще он знал, что для брата Ордена существует лишь одна женщина на свете, но не из плоти и крови,- Прекрасная Дама, являющаяся в последний миг жизни к павшим на поле Битвы, вознаграждая достойных за годы воздержания и самоотречения. Но теперь в его жизнь прочно вошла другая - смертная - женщина. Пусть она обладала множеством личин, от заговорщицы и дешевой шлюхи в квартале красных фонарей до слабоумной принцессы и ниспровергательницы основ со своей "историей", но ему она была ближе и дороже тысячи бесплотных Прекрасных Дам. Так все же знал он хоть что-нибудь наверняка или нет? В сущности, он ведь и о Жасмине не знал ничего конкретного. Ну и что? Разве это так важно? Интересно, как называется, когда мужчина ради женщины готов изменить своему повелителю, товарищам по оружию, внушаемым с детства принципам и идеалам?
    - Сигнал громкой тревоги! - прервал размышления канонира возбужденный голосок Жасмины в наушниках шлемофона.
    - Принято! - автоматически откликнулся он, как положено по Уставу, и мысленно усмехнулся своей реакции. Правду говорят: привычка - вторая натура!
    Перехватываясь за скобы, Кейд занял позицию поближе к люку и своей "батарее" из бластеров. Два он взял в руки, а еще два приклеил к скафандру на уровне бедер. Уставом в этой гротескной ситуации уже не пахло. "Один воин - одно оружие". А почему, собственно? Почему нельзя по-другому? Один человек - два бластера. Или три, четыре, десять, наконец!
    Солнце стояло за кормой космолета, и канонир рассудил, что перехватчики не станут заходить в атаку сзади, где отраженные от обшивки лучи могут ослепить пилота и повлиять на точность нанесения таранного удара. Это означало, что встречать их придется в носовой части корабля, где отбрасываемая его корпусом тень создаст идеальные условия для нападения. Кейд выбрался из люка наружу и пополз вдоль корпуса, цепляясь за стыки сварочных швов и кварцевые диски солнечных батарей. Улететь в космос он не боялся: скафандр был снабжен мощными магнитами, прочно удерживающими его на металлической поверхности.
    Три световых пятнышка возникли за кормой, быстро увеличиваясь в размерах. Они промелькнули мимо космолета, на миг ослепив канонира сиянием отраженных зеркальной обшивкой солнечных лучей. Он не обольщался: это был пробный заход, и промах еще ни о чем не говорил. В следующий раз они будут внимательнее и точнее...
    В голову на миг пришла шальная идея поискать спасения от раздирающих его противоречий в каком-нибудь из Храмов Мистерий, но он тут же с отвращением отказался от этой мысли. Рассчитывать на духовное умиротворение в этих рассадниках лжи и обмана, где лохов-прихожан ловко обирали и настоятели, и уличные мошенники, было бы просто наивно. Так куда же податься? Обратно к Канонирше? Он знал, что там его примут, накормят, обогреют и спрячут, так что никто и никогда не найдет. У Канонирши он мог бы вести спокойную жизнь обывателя: объедаться деликатесами, хлестать спиртное, развлекаться с девочками, а когда кончатся деньги, достаточно прогуляться ночью по улице и освободить от кошельков пару-тройку перепуганных запоздалых прохожих. А потом начать все сначала: жрать, пить, спать со шлюхами... И так по кругу, пока окончательно не отупеешь и превратишься в животное. И что тут плохого? Если стрелять с аэролета в людей подобающе, то и жизнь в борделе сойдет за предел мечтаний!
    Перехватчики снова появились в поле зрения канонира. Казалось, будто космолет нагоняет их, но это было лишь иллюзией: на самом деле это они тормозили, стремясь уравнять скорости, чтобы нанести смертельный укол. Преследователи и на этот раз плохо рассчитали маневр. Когда он завершился, все три истребителя оказались далеко за кормой.
    Что же еще он знал и чего не знал? Знал, что Орден, Империя и Учение Клина возникли одновременно десять тысяч лет тому назад. Он знал это, потому что так ему говорили буквально все. Мозг Кейда как будто тоже пребывал в состоянии невесомости, как и его тело. В Штурмеров и Бомберов он не верил: детские сказки, мол. Зато верил, что с летательных машин стрелять в неприятеля позорно и неподобающе. Все воины Ордена верили в это. И дети тоже верили в свои страшилки. Воины и дети. Дети и воины. Дети-воины. Воины-дети.
    "Я отведу тебя в Пещеры, если ты не будешь хорошим мальчиком".
    Бидва-Девка заревет, Изрытая дым и пламя, Руки-ноги оторвет Раскаленными клыками. Бидвупятка налетит И горохом угостит. Как пригоршней сыпанет - Все живое враз побьет. А огромные Бипятки Всех калечат без оглядки. Люди плачут и кричат - Только косточки хрустят.
    "А если ты не исправишься, из кромешной тьмы появится страшный Битришест и станет гоняться за тобой из пещеры в пещеру, свирепо завывая диким голосом. Рык его - смерть, дыхание его - яд. На кого Битришест дохнет, тот погибнет ужасной гибелью: кости его засветятся, а тело будет сжигать вечный огонь".
    Перехватчики опять перегнали космолет и зависли в пространстве прямо по курсу в какой-нибудь сотне миль. Канонир понял, что миг испытания близится. В свой следующий заход они непременно постараются поразить цель.
    "Гленни в душе порочен. Он рассказывал мне, как в детстве проделал дырку в стене и подглядывал за своей старшей сестрой, когда та одевалась и раздевалась по утрам и вечерам. Кто способен на такое, тот может и с аэролета огонь открыть!"
    "...деликатный, но необходимый вопрос. Приемную комиссию интересует, кандидат Кейд, готовы ли вы поклясться, что вас по ночам посещают лишь нормальные, здоровые сновидения, свободные от неподобающих и деградирующих фантазий наподобие обнаженных женщин или даже мужчин, а также стрельбы с аэролета по наземным целям?"
    "...но это еще не все, возлюбленные мои ученики! Сей молодой брат, пренебрегший изучением трудов Клина, совершил тягчайший грех, несравнимый даже с воровством или убийством. Проводя разведывательный полет над занятой противником территорией, он неосторожно снизился и попал под наземный огонь. Не поворачивается язык назвать его последующий поступок, но вы, как я вижу, догадались и сами. Мучимый запоздалым раскаянием за свое деяние, он собственной рукой лишил себя жизни, но подумайте о том позоре, который навлек он на ни в чем не повинных братьев..."
    "...сердце мое разрывается, но я не вижу иного выхода. Не подозревал, что он с гнильцой, пока сам не проверил контрольную.
    Представляешь, номер семь из задачника по тактике он "решил", если можно так выразиться, поставив дымовую завесу против левого фланга противника. Это бы еще ладно, но метод каков! Он додумался послать для этой цели аэролет, дав задание пилоту поджечь из оружия примыкающий к позиции лесной массив. Сверху поджечь! Я всегда повторял, за молодежью глаз да глаз..."
    "Принимая это оружие, торжественно клянусь применять его лишь подобающим образом, дабы не навлечь позор на моего Императора, отца бомбардира Ордена и моих братьев..."
    "Они засели на площади. Придется вышибать их в лоб. Кейд, возьми машину и слетай на разведку. Хотелось бы знать, сколько у них осталось людей? Оружие свое оставь у меня. Боеприпасов у них, по моим прикидкам, осталось немного, так что ни к чему дарить неприятелю лишний бластер, если тебя вдруг собьют".
    Космолет во второй раз обогнал звено перехватчиков и ушел вперед. Недалеко ушел. Кейд понял, что ждать атаки осталось считанные минуты.
    Нет, никогда у него не хватит духу открыть огонь! Тот полет над городской площадью всплыл в памяти так отчетливо, словно это было вчера, а не пару лет назад. Его аэролет кружился над крышами под массированным огнем остатков группировки противника, чудом уворачиваясь от прямых попаданий, в то время как он, гордый полученным заданием, не думал ни о чем, кроме подсчета сил неприятеля и засветки его огневых точек. Нет, он не считал воинов на площади по пальцам - для этого существовал более простой способ: прикинуть общую площадь участка обороны, сосчитать бойцов на единице площади, а затем перемножить. Так он и сделал, согласно Уставу, после чего благополучно вернулся, доложил командиру и присоединился к своей группе, атаковавшей затем в пешем строю. Потом, правда, оказалось, что мертвых и раненых на захваченной позиции было раза в три больше, но никто тогда и внимания не обратил. Это было в каком-то маленьком городке на Рейне, название которого давно изгладилось из памяти...
    Ему говорили, что это так, а не иначе, и он беспрекословно верил. Говорили: иди убивай - и он шел. А сколько еще было подобных эпизодов за всю его карьеру канонира, когда приходилось совершать противоречащие логике и здравому смыслу поступки? Но это он только сейчас осознал, а тогда они выглядели вполне разумными и подобающими, не говоря уже о том, что ни в чем не противоречили Уставу Ордена и Учению Клина.
    "Тараны к бою!"
    Кейд, разумеется, не мог услышать эту команду, но "почувствовал" ее в тот самый момент, когда отдал бы сам, окажись он на месте командира звена истребителей. Несомненно, тот был опытным пилотом, выведя свои машины точно на цель. Все три перехватчика застыли в каком-нибудь километре от корабля беглецов, хищно щетинясь клювами таранов.
    Они были много меньше космолета, но превосходили его мощностью двигателей и маневренностью. Достигалось это обилием маневровых дюз, разбросанных по всему корпусу, тогда как на корабле Кейда, помимо главного сопла, имелось лишь одно кольцо вспомогательных двигателей. Самым уязвимым местом у перехватчиков была пилотская кабина, расположенная сразу за основанием тарана. На этом канонир в основном и строил план предстоящего сражения. Истребители с одинаковой легкостью летали как в безвоздушном пространстве, так и в атмосфере, поэтому пилот находился под прозрачным колпаком и мог полагаться в бою не только на приборы, но и на зрительное восприятие.
    На самом дальнем из истребителей вспыхнули огоньки дюз, и он начал удаляться. Кейд понял, что это резерв. Оставшиеся два корабля принялись неторопливо маневрировать. Их пилоты, должно быть, несказанно обрадовались, увидев, что жертва больше не пытается ускользнуть и со смирением ожидает своего конца. Они избрали для атаки классическую тактику двойного удара, наносимого одновременно с двух сторон. Такой метод позволял не только продырявить обшивку врага, но и сплющить ее в гармошку между толстыми бронированными плитами, служащими опорой и основанием для таранных клыков.
    Канонир не помнил точно, с какой дистанции полагается начинать таранную атаку, но был полон решимости упредить противника. Один из перехватчиков стал уходить "вниз", имея целью проскочить на противоположную сторону, развернуться и занять позицию. Второй остался на месте. Вероятно, его пилот счел выбранное место вполне подходящим и не собирался его менять. Полусфера рубки матово поблескивала на солнце. Кейд, держась одной рукой за край люка, другой навел бластер на пилотскую кабину и нажал курок. Магазина хватило на три секунды работы излучателя на предельном режиме. Канонир отшвырнул опустевшее оружие в открытый космос и схватил второй бластер. Но он уже не потребовался. Колпак прозрачной полусферы оставался на месте, только был уже далеко не прозрачным, а изрядно почерневшим. Кейд не знал, удалось ему прожечь насквозь бронепластик или нет, но из боковых дюз пораженного разрядом истребителя вдруг вырвалось пламя, он покрутился мгновение на одном месте, резко повернул и устремился прочь, наращивая скорость.
    Первый перехватчик все еще маневрировал. Его пилот выводил свой корабль на позицию короткими импульсами вспомогательных двигателей, очевидно экономя топливо. Кейд в считанные секунды переместился на противоположную сторону корпуса космолета и открыл огонь. Он израсходовал заряд двух бластеров, прежде чем добился результата, зато был вознагражден ослепительной вспышкой взрыва топливных баков, пробитых удачным попаданием. Корпусу истребителя этот взрыв повредить не мог, но и этого оказалось достаточно, чтобы пилот пустился наутек. Третий перехватчик, остававшийся в резерве, не стал дожидаться своей очереди. Когда канонир оглянулся в его сторону, там уже никого не было.
    "Неплохая работа",- с мрачным удовлетворением подумал Кейд. Экипажи перехватчиков наверняка были в скафандрах перед боем, согласно инструкции, так что мертвецов на его совести быть не должно. Странно только, почему не удалось пробить бронепластик кабины? Наверное, абсолютный вакуум и космический холод в какой-то степени ослабляют убойную силу оружия. Да и не в этом дело. Главную роль в победе сыграл все-таки психологический фактор. Ни один из преследовавших их стервятников не ожидал получить такого отпора, потому они и поспешили убраться, столкнувшись, мягко выражаясь, с "нетрадиционным" методом ведения боя. Внезапно Кейд поднял голову и расхохотался. Он смеялся над собой, над испорченным мальчишкой Гленни, над смущенными лицами экзаменаторов из приемной комиссии, над наставником-моралистом, над идиотской дымовой завесой, придуманной послушником Лоркой, над клятвой на оружии, над своим бывшим обер-канониром и его непреодолимым пристрастием к лобовым атакам. Он смеялся все громче и никак не мог остановиться, хотя по щекам давно уже текли слезы.
    - Убери громкость! - вывел его из истерики возмущенный голос Жасмины в наушниках.- Сейчас же убери громкость!
    - Слушаюсь, леди! - Он разом прекратил смех и деликатно откашлялся.Прошу прощения, принцесса. Вы видели, как здорово я их завернул? Кстати, вы не забыли, какую кнопку нажать, чтобы вызволить меня отсюда?
    Она не забыла. Как только в грузовой отсек поступило достаточно воздуха, чтобы дверь открылась, Кейд вернулся в рубку, задраил за собой шлюз и включил систему автоматической регуляции давления. Минут через десять внутри корабля полностью восстановится атмосфера, и тогда можно будет что-нибудь перекусить на камбузе.
    ГЛАВА 19
    Сначала он помог ей снять шлем, а затем она ему. Они стояли, глядя друг на друга и не находя подходящих слов. Жасмина первой отвела глаза и потупилась, и Кейд понял, что в глубине души она тоже страдает, испытывая чувство стыда за ту ужасную вещь, которую вынудила его сделать, за поколебленную, а потом и вовсе загубленную веру.
    Но канонира больше не волновало, что он утратил веру, не зная даже, ради чего. Он всмотрелся долгим взглядом в стоящую перед ним женщину, и вновь им овладел приступ неудержимого смеха. Она выглядела так нелепо! Ее стройные ноги в "штанах" гермокостюма походили на две тумбы, а бесформенный нагрудник делал изящную фигуру не более женственной, чем монитор радара или массивный ящик регенератора воздуха. В довершение всего из горловины скафандра, венчая складчатое нагромождение металла, пластика и просвинцованной ткани, сиротливо выглядывала маленькая головка, похожая на спелый апельсин. Оранжевая прическа принцессы сбилась и растрепалась, слипшиеся локоны торчали во все стороны. Косметика, обильно покрывавшая ее лицо и служившая не для наведения красоты, а прямо противоположной цели, размазалась, окончательно превратив Жасмину в какое-то искаженное отражение той великолепной красавицы, некогда потрясшей чувства Ксйда в подземной штаб-квартире заговорщиков в Балтиморе.
    Он не стал отвечать на немой вопрос в ее глазах, а она была слишком горда, чтобы самой облечь его в слова. Поэтому она просто сказала:
    - Помоги мне, пожалуйста, снять скафандр. Спохватившись, канонир показал девушке, как отсоединяются одна от другой отдельные части космического костюма и в каком порядке их следует укладывать обратно в стеллаж. Когда же они оба избавились от скафандров, его ждал новый сюрприз. И хотя Кейд считал себя уже достаточно искушенным, чтобы ничему не удивляться, его как громом поразило неожиданное заявление Жасмины, как будто она была не принцессой крови, а обычной простолюдинкой:
    - Если давление в грузовом отсеке в норме, я схожу, пожалуй, на камбуз, приготовлю нам что-нибудь перекусить.
    Потеряв от изумления дар речи, канонир бросил взгляд на показатель давления и молча распахнул перед девушкой дверь.
    - Не ходи за мной несколько минут,- предупредила она.- Мне нужно умыться и переодеться.
    Интересно, несколько - это сколько? Кейд промаялся полчаса, слоняясь по рубке, глядя на приборы, перекладывая скафандры на полках и делая массу других бесполезных вещей. Когда же его фантазия иссякла, он выплыл в грузовой отсек и осторожно подобрался к дверям шлюза, соединяющего его с жилым сектором корабля. Створки были открыты, и канонир протиснулся внутрь.
    - Ну, наконец-то! - встретил его приветственный возглас.- А я тебя уже звать собиралась,- Она стояла у микроплиты, на которой в двух пластиковых контейнерах бурлило какое-то варево, подозрительно напоминающее кашу из концентратов,- Присаживайся.- Она нажала кнопку, и из стены выдвинулись столик и два стула.
    Кейд покорно сел, не отрывая от нее завороженного взгляда. Она смыла безобразную маску из румян и грима, и теперь лицо Жасмины сияло первозданной красотой, от которой у него едва не перехватило дыхание, как в самый первый раз. Не успевшие высохнуть волосы были туго обвязаны полотенцем, и канонир очень надеялся, что ей удалось смыть с них всю краску. Он никогда не испытывал любви к апельсинам и оранжевому цвету. А вместо отвратительно пошитого придворного платья все того же мерзкого цвета на ней был рабочий комбинезон. Чтобы он сидел нормально, девушка подвернула штанины, закатала рукава и туго затянула ремешок на талии. И хотя новая одежда была ей великовата, выглядела она потрясающе... и невероятно соблазнительно. Пока Кейд гадал, какими словами обыкновенные люди - не братья Ордена - выражают даме свое восхищение ее красотой, принцесса успела закончить сервировку, выразившуюся в том, что она сняла с плиты и поставила на стол две подогретые посудины с питательной смесью.
    - Между прочим, умывальник свободен,- с намеком заметила Жасмина.
    - Да-да, спасибо,- смутился канонир и торопливо бросился к умывальной камере. Просунув лицо и руки в прорези наполненной горячим водяным паром миниатюрной "бани", он коленкой включил механизм. Тугие струи смешанного с влагой воздуха хлестнули по коже, словно наждаком выдирая въевшуюся в нее грязь. Как только процедура закончилась, пар сменил просто горячий воздух, быстро высушивший мокрую кожу и волосы.
    Вернувшись на камбуз, Кейд посмотрел на ожидающую его принцессу и только сейчас сообразил, что ему предстоит сидеть и есть за одним столом с близкой родственницей самого Императора.
    - Прошу прощения,- пробормотал он, схватил полотенце и ретировался в рубку, чтобы тоже переодеться, а заодно собраться с мыслями. При мысли о том, что он будет сидеть напротив и смотреть, как она кушает, канонира начала бить крупная дрожь. Он попытался расслабиться, уговаривая себя, что надо же когда-нибудь сделать первый шаг на пути превращения из воина Ордена в обыкновенного человека. И чем раньше он его сделает, тем проще будет жить в дальнейшем. Как хорошо, что ей пришло в голову подогреть именно кашу! В космосе нет восходов и закатов, но организм вел свой отсчет времени. По бурчанию в желудке Кейд легко определил, что уже пора обедать, но еще слишком рано есть мясное. Облачение в чистый комбинезон также немало способствовало восстановлению душевного равновесия. Признаться, канониру порядком надоела купленная на добытые преступным путем деньги одежда. А комбинезон все-таки чем-то походил на униформу. И хотя ему было далеко до рубахи, штанов и плаща воина, это одеяние рабочих и механиков будило в памяти воспоминания о годах послушничества, когда юным кандидатам выдавали на особо грязные работы точно такие же костюмы.
    Трапеза прошла куда проще, чем он ожидал. На стульях имелись пристяжные ремни, а поверхность стола была покрыта клейкой субстанцией. Все это создавало иллюзию нормальной гравитации и благотворно влияло на вестибулярный аппарат и органы пищеварения. Помогло Кейду достойно выдержать испытание и то обстоятельство, что девушка не проронила ни слова. Она сосредоточенно жевала, потягивала сок из пластикового пакета и с аппетитом съела пригоршню сушеных фруктов - сушеных только сверху, внутри же сохранивших сочность и аромат натуральных плодов.
    Не вынеся молчания, канонир заговорил первым.
    - Расскажите мне еще, леди,- попросил он.
    - О чем, интересно? - картинно удивилась Жасмина, притворившись, будто не понимает.
    - Вы знаете о чем. Хотя бы о той же "истории". Или, скажем, о том, куда мы направляемся, какой везем груз и кому он предназначен?
    Даже во время сражения с перехватчиками Кейд не забывал о четырех больших ящиках и запертых багажных ячейках в грузовом отсеке.
    - Мне больше нечего сказать.
    - Кажется, вы упоминали, что этот корабль ждал старта шесть лет?
    - Не помню. Тебе лучше забыть об этом.
    - Выходит, ложь и вам не чужда, принцесса? - насмешливо прищурился канонир, которого уже начали злить ее уклончивые ответы.
    "Гнев греховен" - всплыло в голове непрошеное напоминание, от которого он отмахнулся, больше не считая себя связанным незримой сетью орденских запретов.
    - Любопытно узнать, какими еще достоинствами может похвастать племянница Императора? - тем же насмешливым тоном продолжал допрос канонир.Я встречал вас под личиной заговорщицы, шпионки, шлюхи, придворной дурочки. Сильно подозреваю, что вы и воровством не погнушаетесь, в случае чего. Вы уверены, что этот космолет принадлежит вам? Или вы просто воспользовались подходящим моментом, чтобы прибрать его к рукам, как... как меня?
    - Убирайся прочь, хам! - прошипела она сквозь зубы, смертельно побледнев от ярости.- Убирайся... отсюда... прочь! - повторила она, еле сдерживаясь, чтобы не ударить его.
    Кейд спокойно отстегнул ремни, которыми был привязан к стулу, неторопливо поднялся во весь рост и угрожающе навис над столом. Ему надоело рисковать жизнью, сначала ради Ордена, Звездоносных и Императора, а потом ради этой неблагодарной дамочки. До сих пор его использовали все, кому не лень, но теперь пришло время изменить порядок вещей, хотя бы для разнообразия.
    - Неужели вы всерьез рассчитываете так легко от меня отделаться? холодно осведомился он, бесстрастно глядя на ее вздрагивающие плечи. Вспомнив уроки Канонирши, Кейд медленно раздвинул губы в своей неотразимой улыбке.
    Жасмина не издала ни звука. Она сидела с плотно сжатыми губами, чтобы не высказать того, о чем впоследствии могла бы пожалеть, и пылающим взором, исполненным бессильной злости, которую она тщетно пыталась контролировать.
    - Не так-то это просто,- нравоучительно произнес канонир, отчасти наслаждаясь произведенным эффектом. - Даже тупой воин может со временем кое-чему научиться. Вы сделали все возможное и невозможное, чтобы заставить меня отречься от принятых обетов и убеждений. Так почему же вы по-прежнему продолжаете использовать их в качестве рычага, чтобы влиять на мои поступки?
    Принцесса изо всех сил старалась сдерживаться, но он знал, что долго ей не вытерпеть.
    - Быть может, вы не в курсе, что я провел почти три недели среди простолюдинов, разыскивая вас? При этом я научился многому такому, что даже вас могло бы шокировать, и общался с людьми, рядом с которыми при иных обстоятельствах погнушался бы находиться в одной комнате. Встречал я и других женщин, одна из которых была очень на вас похожа. Или вы думаете, вам одной выпало играть роль послушного орудия в руках предателя и клятвопреступника? Не знаю пока, кому служите вы, зато знаю, на чьем содержании находится леди Майя...
    - Убирайся! - закричала Жасмина.- Убирайся немедленно! - Из глаз ее брызнули слезы, она вслепую зашарила рукой, освобождаясь от ремней, и выскочила из-за стола. Кейд ожидал, что сейчас она разрыдается, но девушка каким-то чудом сумела преодолеть эмоциональный взрыв.
    Она метнулась к выходу, смерив его уничтожающим взглядом, но канониру было уже все равно. Он решительно преградил дорогу принцессе:
    - Вы никуда не уйдете. По крайней мере, до тех пор, пока не ответите на мои вопросы. Возможно, вас устраивает работать на хозяина, но мне надоело, что меня все время используют, да еще вслепую! Тринадцать лет мной владел Орден, и я радовался, как ребенок, когда меня, как марионетку, дергали за веревочки. Потом я "погиб", и ваши знакомые из Каирского Храма надумали сделать из меня убийцу. Жертвой был намечен наш общий друг, Хранитель Власти. А когда я попал в лапы к нему, он предложил мне отправиться на Марс и убить Звездоносного. Проклятье! Даже сильно напившийся, за мой счет кстати, мошенник в баре у Канонирши и тот пытался использовать меня в своих грязных делишках. Я по горло уже сыт этой мерзостью, хоть это вы понимаете?! - Кейд сделал паузу, отметив про себя, что его гневная тирада дала Жасмине шанс и время овладеть собой. Он продолжал, уже заметно тише: Вы дважды спасли меня, ничего не требуя взамен, тогда как другие посылали на смерть, ничего не предлагая. Почему? Я понимаю, что был нужен, чтобы пилотировать этот корабль, но для чего? Кому это надо? Клянусь, я лучше разобью его о марсианские скалы, но не притронусь к пульту, пока не узнаю всего!
    Выдержав паузу, чтобы дать Жасмине время проникнуться смыслом угрозы, заключавшейся в его последней фразе, канонир вновь перешел в наступление.
    - Кому предназначается груз корабля? - рявкнул он.- Что это за груз? Чья ты женщина?!
    - Ничья! - оскорбленно взвилась принцесса, случайно или намеренно игнорируя предыдущие два вопроса.
    Кейд рассчитывал окончательно сломить ее сопротивление и никак не ожидал такой реакции. Принцесса взмахнула рукой и влепила ему хлесткую пощечину, от которой зазвенело в ушах. Он едва успел схватить ее за руки, и их вместе увлекло под потолок. Перехватив запястья девушки одной рукой, другой он ухватился за скобу и прижал Жасмину к мягкой, пружинящей обшивке.
    - Отвечай мне! - хрипло потребовал канонир.
    Ее напряженное, натянутое как струна тело внезапно обмякло и беспомощно зависло в воздухе. Из глаз потоком хлынули слезы, и она бурно разрыдалась от унижения и бессилия, как бы признавая свое полное поражение. Кейд знал, что она больше не станет сопротивляться и расскажет все, что он захочет узнать, даже если он сейчас ее отпустит. Собственно, он и собирался ее отпустить, но почему-то замешкался. Руки вдруг сделались ватными и непослушными, отказываясь подчиняться командам мозга. Тело девушки было вплотную прижато к нему, лица их разделяли считанные дюймы. В глазах принцессы внезапно вспыхнула тревога, потом удивление, губы ее раскрылись...
    Он никогда раньше не делал этого и не знал, как это делается, но лицо Кейда склонилось над лицом Жасмины, губы его приникли к ее губам и не отрывались от них долгое, томительное мгновение, показавшееся ему вечностью.
    Она отстранилась первой и посмотрела ему в глаза, но Кейд, казалось, ничего не замечал, прислушиваясь к своим ощущениям, потрясшим его новизной и непередаваемым чувством блаженства. Так вот что испытывает обыкновенный мужчина от близости с женщиной! Вот в чем ему было отказано на протяжении долгих лет служения Ордену! Вот что имел в виду Хранитель Власти, читая ему пересыпанную скабрезными откровениями и грязными намеками лекцию о взаимоотношениях полов! Вот что привело отца бомбардира Арля с заоблачных высот политики и управления государством в постель леди Майи! Вот что открыто предлагала ему Джана за столиком в борделе Канонирши! И никто из них не подозревал, что для него это было пустым, бессмысленным звуком - вплоть до настоящего момента!
    Теперь уже он посмотрел на девушку. Посмотрел новым взглядом. Она успела переместиться ближе к выходу, но это не играло роли. Он знал, что с ним ей никогда не справиться и он может взять ее, когда только пожелает. Только делать этого почему-то не хотелось, хотя он поцеловал ее и она ответила на поцелуй, открыв для него целый мир, которого он прежде не знал.
    - Жасмина,- тихо произнес канонир, впервые ощущая вкус ее имени на языке.- Жасмина! - повторил он, вмещая в одно слово переполнявшие его чувства.
    - А я-то надеялась, что хоть от этого буду избавлена наедине с тобой,ледяным тоном заговорила принцесса.- Очень жаль, что я ошиблась. Я отвечу на все твои вопросы, если ты пообещаешь в дальнейшем оставить меня в покое.
    - Жасмина! - умоляюще воскликнул Кейд, но она как будто и не заметила его порыва.
    - Да, я шпионила за заговорщиками в Храме Каирских Мистерий, чему тебе, кстати, надо бы радоваться. Хочешь - верь, хочешь - не верь, но ни к проституции, ни к преступному миру я никакого отношения не имею! И служу я не какому-то мифическому хозяину, а всему человечеству, как бы громко это ни звучало. Что касается груза, это не моя тайна. И если я открою ее тебе, стану предательницей - впервые в жизни. Если ты удовлетворен, позволь мне уйти.
    Она снова напряглась, но во взгляде ее не было страха, только вызов и решимость стоять на своем до конца.
    - Вас никто не задерживает, леди,- с деланным равнодушием пожал плечами канонир. Дальше раздражать ее не стоило. Сказать она больше ничего не скажет, а того, что уже сказала, ему пока хватит для размышлений.
    Он первым покинул камбуз, даже не оглянувшись, и остаток дня провел в рубке. Ужинали они раздельно, да Кейд и не искал пока ее общества. Спал он в пилотском кресле, не желая тревожить сон девушки, расположившейся на ночь в одной из крошечных кают. Заснуть ему, правда, долго не удавалось: мешали бесконечные раздумья.
    Ответы Жасмины лишь прибавили загадок к тем, что продолжали его угнетать. Было ясно только, что связаны они теперь с ней одной веревочкой, кому бы она ни служила. "Я служу всему человечеству". Надо же такое сказать! То же самое утверждают садист и убийца Хранитель Власти, погрязший в разврате и интригах отец бомбардир, мятежные и вечно чем-то недовольные Звездоносные и даже сам Великий Император, не обладающий, как выяснилось, ни величием, ни реальной властью.
    Казалось напрасным трудом искать в происходящем рациональное зерно. Раньше он об этом просто не задумывался, потому что любое действие, любой ритуал, фраза, маневр были исполнены значения и смысла и занимали подобающее место в освещенном сиянием Учения Клина мире. Но тот мир рухнул и ушел в прошлое, а на смену ему явился другой, оказавшийся ареной столкновения интересов различных сил, социальных групп и отдельных личностей, чьи противоречия и взаимоотношения не подчинялись никаким законам и зависели порой от ничтожных причин, вроде внезапного порыва страсти или уязвленного самолюбия. Так стоит ли требовать от Жасмины большего, чем может предложить этот новый мир?
    Наутро Кейд проснулся с тяжелой головой, затекшими мышцами и волчьим аппетитом. Пробравшись на камбуз, он обнаружил, что девушка уже успела приготовить завтрак на двоих. Его изъявления благодарности она приняла холодно, за едой почти не разговаривала, ограничиваясь междометиями или пустыми вежливыми фразами, и сразу после завтрака удалилась в каюту. Так прошла большая часть недели, прежде чем канонир собрался с духом и рискнул снова расспросить принцессу.
    Сначала он попросил ее рассказать об "истории". Жасмина закусила губу и заявила, что вообще не должна была об этом упоминать, а ему открылась лишь ради спасения их жизней. А под конец добавила:
    - Будет лучше, если ты обо всем забудешь и никогда больше не станешь вспоминать.
    - Леди считает, я способен забыть о том, что вел огонь с корабля? - с почтительной серьезностью осведомился Кейд, и она поспешно отвела глаза.
    Но на все вопросы о грузе она наотрез отказалась отвечать. Хотя канонир не признался бы в этом даже самому себе, такое отношение изрядно его обидело и задело за живое. Дня три он дулся, как ребенок, избегая ее общества и ощущая себя пешкой в чьей-то игре. Было очень неприятно чувствовать себя пешкой. С прославленным бойцом, не раз водившим в битву крупные силы, и очевидным кандидатом в обер-канониры могли бы обойтись с большим пиететом.
    До конца полета оставалось четверо суток, когда он твердо решил вскрыть один из ящиков в грузовом отсеке. Можно было сделать это не таясь - Жасмина все равно не сумела бы ему помешать. Но он избрал другой путь. Ровно в полночь по корабельному хронометру он подошел к дверям шлюза и несколько раз подергал за ручку. Принцесса либо бодрствовала, либо спала очень чутко, потому что сразу спрыгнула с койки и метнулась к двери, где остановилась, прислушиваясь. Как всегда, она заперлась изнутри, но Кейд и не собирался проникать в жилой отсек. Он еще раз дернул за ручку, сильно пнул дверь ногой и удалился, громко и сердито ворча. Канонир почти не сомневался, пройдет немало времени, прежде чем она решится покинуть свое убежище. Если же он ошибается и Жасмина все-таки рискнет проверить... Все запасы провизии находились в камбузе, а открыть запертый изнутри шлюз снаружи было невозможно. Что ж, водой он предусмотрительно запасся, а голодать по трое суток Кейду приходилось не раз. Зато сейчас он узнает наконец, кому это вздумалось играть его головой без его согласия.
    Металлическую обшивку контейнера канонир вскрыл с помощью оружия, установленного на минимальную мощность. Содержимое ящика не очень его удивило. В нем были бластеры - порядка тысячи единиц оружия воинов Ордена все новенькие, с полными магазинами и без серийных номеров.
    Один за другим Кейд методично вскрыл три оставшихся контейнера. Везде были бластеры. Электронные замки встроенных в корпус емкостей оказались повышенной сложности и имели несколько степеней защиты, но канониру все же удалось подобрать к ним коды. Закончив обыск, он вернулся в рубку, не потрудившись даже замаскировать следы своей деятельности.
    Пятьдесят тысяч бластеров на борту, и Марс - конечная цель полета. Теперь было нетрудно догадаться, на кого работала леди Жасмина.
    Проснувшись утром, Кейд сразу направился в кормовую часть корабля. Шлюзовая камера, как он и ожидал, была заблокирована. Пришлось вести переговоры посредством интеркома.
    - Чего тебе от меня нужно? - холодно поинтересовалась принцесса.
    - Во-первых, позвольте принести извинения за ваш потревоженный сон минувшей ночью.
    - Допустим, я их приняла. Это все?
    - Хотелось бы еще и позавтракать.
    - Перебьешься,- равнодушно ответила Жасмина.
    - Меня нельзя морить голодом, леди! Мне же еще корабль сажать.
    - Как же, уморишь такого кабана! - откликнулась девушка со смешком в голосе. Или это ему только показалось? - С меня достаточно, если ты немного ослабеешь.
    - Я уже ослаб, ваше величество. Всю ночь я занимался тяжелой работой и нуждаюсь в подкреплении.
    - Какой еще работой? - с подозрением осведомилась Жасмина.
    - Выйдете на минутку, сами увидите.
    Долго ждать не пришлось. Женскому любопытству потребовалось всего десять минут, чтобы одержать верх над осторожностью. Интерком снова ожил.
    - Я вынесу тебе чего-нибудь поесть, если поклянешься не делать глупостей.
    - Согласен,- живо отозвался Кейд,- если вы считаете, что можете довериться клятве нарушившего обеты воина. Чем прикажете поклясться, принцесса?
    Молчание. Потом тихо, чуть слышно и как будто бы даже виновато:
    - Своей честью.
    Теперь уже Кейд надолго замолчал. Затем произнес торжественно и серьезно:
    - Клянусь честью, что не сделаю вам ничего дурного, леди Жасмина!
    - Хорошо. Жди, через пять минут я выйду.
    И он стал ждать. Минут через семь загудел механизм запорного устройства шлюза, и дверь медленно открылась. Усилием воли канонир заставил себя оставаться на месте. Первым в проем выпорхнул пластиковый контейнер с кашей из концентратов. Жасмина выпустила его из рук от неожиданности, узрев учиненный в грузовом отсеке разгром. "Завтрак" мягко врезался в потолок, отскочил от него под углом и поплыл прямо к Кейду. Он действительно очень проголодался, но не пошевелил и пальцем, хотя легко мог поймать его одним движением руки. Спустя мгновение вслед за контейнером к нему приблизилась Жасмина. Она была бледна, однако полностью владела собой.
    - Ну вот, теперь ты все знаешь,- сказала она.- Только не проси у меня объяснений, потому что их ты все равно не дождешься. Я не проговорюсь даже под пыткой! У меня еще остались принципы, которых я ни за что не нарушу!
    - А у меня уже не осталось,- с грустью сказал канонир.- Была еще парочка, да и через те пришлось перешагнуть - с вашей легкой руки, леди. Но вам нечего беспокоиться. Я не стану требовать объяснений и уж тем более не собираюсь вас пытать. Вы все время забываете, что за последние три недели мне довелось общаться с очень многими людьми, среди которых были Хранитель Власти один пьянчуга-марсмен, захаживающий в бар к Канонирше, чтобы залить тоску и одиночество. Кроме того...- Он вспомнил канонира Харроу, заплатившего жизнью за одни лишь греховные помыслы, в то время как сам Кейд, пославший марсмена на смерть, совершил неподобающее на деле, но остался живым.- Одним словом, были и другие,- закончил он, махнув рукой.
    Пластиковая туба с кашей снова оказалась в пределах досягаемости. Он ловко поймал ее и поднес к губам.
    - Та-ак,- протянула девушка, с которой разом слетела маска былого равнодушия.- И в чем же, по-твоему, заключается подоплека происходящего? Любопытно будет выслушать твою версию!
    Каша была холодной. Жасмина даже не позаботилась ее разогреть. Что же она там делала семь минут? Прихорашивалась, что ли? Есть расхотелось, и канонир с отвращением отшвырнул контейнер в сторону.
    - Начнем с того, что я знаю теперь, кому вы служите, принцесса.- Он ждал реакции, но ее не было.- Не стану утверждать, что понимаю мотивы, по которым особа вашего ранга согласилась стать тайным агентом Звездоносного Марса, но...- Кейд сделал многозначительную паузу и с удовлетворением отметил тень тревоги, скользнувшую по лицу Жасмины. Она прекрасно держалась, но все-таки выдала себя.- Вы ведь не станете этого отрицать, не правда ли?
    - Нет. Я не собираюсь ничего отрицать.
    - Тогда, быть может, вы соблаговолите объяснить?
    Она на миг задумалась, потом ответила с видимой неохотой:
    - Нет, объяснить я тоже не могу. Говори, что ты еще узнал?
    - Почему это я должен отвечать на ваши вопросы, ничего не получая взамен? - деланно удивился Кейд, помимо прочего, научившийся торговаться.
    - Потому что мне известно много больше твоего. Потому что есть вещи, знание которых сокращает жизнь. Я ничего не могу тебе открыть, пока не узнаю истинного объема твоей осведомленности.
    В словах принцессы прослеживалась своеобразная логика. Кейду терять было нечего, да и поговорить хотелось нестерпимо. Он решил пойти ей навстречу.
    - Хорошо, я согласен все рассказать,- заявил он с таким видом, будто делает ей величайшее одолжение.- Во-первых, до меня дошли сведения, что Звездоносный Марса подал Императору петицию с просьбой вернуть в его войско всех служащих на Земле воинов-марсменов. До сего времени, как известно, рожденные на Марсе братья Ордена в приказном порядке переводились в другие Соборные Дома вскоре по достижении ими чина канонира. Во-вторых, я уверен, что Хранитель Власти никогда не позволит Императору удовлетворить эту просьбу, и мне кажется, я знаю почему...- Кейд выдержал паузу, и Жасмина чуть подалась вперед, ловя каждое слово, но ее ждало разочарование.- ...Марс хочет заполучить назад своих канониров. Причина настолько проста и очевидна, что никогда не придет в голову никому из придворных интриганов, привыкших к хитроумным схемам и сложным комбинациям, а также некоторым любителям "истории". А суть дела в марсианской железной руде, ни больше ни меньше!
    На лице Жасмины появилось скучающее выражение. Очевидно, для нее в выводах Кейда ничего нового не было. Тот, однако, еще не закончил излагать свою точку зрения.
    - Вся земная промышленность зависит от марсианского железа. Если Звездоносному Марса удастся сколотить свой собственный Орден Воинов, в котором будут служить одни марсмены... Мне случалось разговаривать кое с кем из них, и меня поражает удивительная привязанность уроженцев Марса к своей планете, к своим домам и семьям. Так вот, если ему это удастся, в руках его сосредоточится больше реальной власти, чем имеется в настоящий момент у Импер... чем у самого Хранителя Власти.
    Канонир внезапно рассмеялся, припомнив сакраментальную формулировку, которой сопровождалось его пробуждение на протяжении шести тысяч дней службы Ордену.
    - "Да будут благословенны братья Ордена Воинов, служащие Императору и выполняющие приказы Хранителя Власти и своего Звездоносного",- процитировал он вслух и добавил: - Много лет я твердил эти слова каждое утро и каждый вечер. По-моему, Звездоносный Марса сам понимает, что его просьба не будет выполнена, и потому втихомолку формирует нелегальное войско из добровольцев и дезертиров.
    Мимолетная усмешка скользнула по губам принцессы. Скользнула и тут же исчезла. Она по-прежнему считала Кейда воином Ордена, автоматически приписывая ему психологию и душевный настрой правоверного брата, хотя он давно уже таковым не являлся. Сама того не подозревая, она выдала канониру в это мгновение много больше, чем тот рассчитывал от нее узнать.
    Раньше он мог только догадываться, теперь же знал наверняка. Космолет, по ее словам, шесть лет ждал в ангаре своего часа. Значит, подготовка подпольной армии Марса длится никак не меньше этого срока. Кандидатов на посвящение тренируют три года, прежде чем доверить боевое оружие. Сколько же народу успело за эти годы пройти через учебные лагеря? Сколько марсменов с нетерпением ожидает этих десятков тысяч бластеров, доставить которые выпало на долю ему, Кейду?
    Впервые с Сотворения Миров руки непосвященных коснутся орудия, не получившего к тому же благословения отца бомбардира. Тут он вспомнил, что никакого Сотворения не было, а человечество существует, если верить "истории", не сотню веков, а... Сколько, интересно?
    - И зачем же Звездоносному Марса все это нужно? - вывел канонира из задумчивости вопрос Жасмины.
    - Для того чтобы заиметь собственное войско, превосходящее мощью силы любого другого Звездоносного. При этом ему вовсе не обязательно стремиться довести его численность до общего числа воинов Ордена. Владыка Марса отлично понимает, что Хранитель Власти ни за что не позволит земным Звездоносным объединиться - даже для того, чтобы покарать мятежника! А это оружие, которое я должен был переправить на Марс, оставаясь в неведении относительно характера груза, позволит ему самому занять пост Хранителя Власти или даже престол вашего дядюшки, принцесса.
    Он умолк в ожидании, но ответа не было.
    - Что же вы молчите? - нетерпеливо спросил канонир.- Боитесь признаться, а отрицать не решаетесь, так, что ли?
    - Дело не в этом,- медленно произнесла девушка.- Я уже говорила, что не собираюсь ничего отрицать. Я тебе только одно скажу, Кейд, а ты постарайся запомнить это раз и навсегда: у меня нет и никогда не было хозяина и я не служила и не служу ни одному человеку!
    В ее голосе звучала такая страстная убежденность в своей правоте, что Кейд на миг усомнился в верности сделанных им умозаключений.
    - Для чего же тогда вы влезли во все это... болото? - спросил он в растерянности.- Не ради же развлечения, надеюсь?
    - Я ведь сказала тебе однажды, что служу всему человечеству,улыбнулась Жасмина, словно не замечая, что опять уклоняется от ответа, а это отнюдь не способствует доверию.- Помнишь, как мы с тобой встретились в первый раз? В Храме Каирских Мистерий? Ты мне тогда не поверил, хотя потом убедился, что напрасно. А знаешь ли ты, чем я там занималась?
    - Ну как же! - брезгливо скривился канонир.- Великий заговор! А во главе алчные Звездоносные, метящие в Хранителя Власти и не подозревающие о том, что он сам за всем этим стоит! Хуже, чем пауки в банке. Нет, я не знаю, что вы там делали, принцесса, но догадываюсь!
    - Если бы ты думал головой, а не другим местом,- обиделась Жасмина, ты бы так не говорил! Помолчи, пожалуйста, дай мне закончить,- сказала она властно, не дав ему возможности выразить протест.- Я не имела отношения к самому заговору, как тебе должно быть известно. Иначе зачем бы я стала спасать тебя от последствий гипноза? Я ведь вовсе не питаю любви к Хранителю Власти!
    Она остановилась, чтобы перевести дыхание, а Кейд задумался. В ее словах был смысл. Пожалуй, этот момент оставался единственной неувязкой в выстроенной канониром версии.
    - Вот что я тебе скажу, Кейд,- продолжала принцесса.- Многое из того, что ты сейчас высказал, соответствует действительности. Не все, конечно, но большая часть. Ты еще просто недостаточно осведомлен, чтобы составить полное представление. Есть вещи, о которых ты не знаешь, а я не осмеливаюсь тебе поведать. Для меня их знание опасно, для тебя же может оказаться смертельным. Кроме того, под угрозу попадут другие люди, чья жизнь, по крайней мере одного из них, в миллион раз дороже не только твоей, но и... Впрочем, это сейчас не имеет значения. Надеюсь, теперь ты догадался наконец, зачем мне понадобилось связываться с подпольем?
    - Разумеется. Потому что так было угодно вашему хозяину, принцесса.
    Ее нежные пальцы сжались в кулачки, глаза вспыхнули бешенством. Казалось, она вот-вот набросится на Кейда, упорно отказывающегося понимать, к чему она клонит. Но леди Жасмина усилием воли подавила вспышку гнева и раздельно произнесла:
    - Я - была - там - потому - что - мне - нужен - был - ты! - Дождавшись, пока ее слова проникнут в сознание собеседника, она продолжала нормальным тоном: - Или любой другой канонир, который попадется в расставленную ловушку. Главной целью было найти пилота, способного привести этот корабль на Марс. Шесть лет мы ждали подходящего случая - и дождались! Пилот нам был нужен, пилот! Понятно теперь, почему я не могла допустить, чтобы ты убил Хранителя Власти, и почему вытащила тебя из его когтей, чтобы он тебя не прикончил?
    "Вот теперь все встало на свои места,- с горечью подумал Кейд,- и все ниточки и веревочки связались в узелки. У нее была конкретная цель, ради которой она лгала и предавала. Ей во что бы то ни стало нужно было заполучить меня... в качестве пилота, который доставит контрабандное оружие Звездоносному Марса. И ничего более!"
    Жасмина ошибочно приняла его потрясенное молчание за признак капитуляции.
    - Надеюсь, у тебя больше нет вопросов, Кейд? - негромко спросила она.Возможно, в будущем я смогу рассказать тебе больше, но сейчас...
    - Не стоит затрудняться, ваше высочество, вы и так рассказали мне более чем достаточно. Хотелось бы только узнать напоследок одну маленькую деталь. Как могло случиться, что вы, не будучи ничьим агентом и не служа никакому хозяину, а действуя лишь "на благо человечества", как вы изволили выразиться, сорвали планы одной группы заговорщиков в интересах другой? И чем так привлекателен заговор Звездоносного Марса, что вы столь рьяно в нем участвуете?
    - Это не заговор, глупец! Это исцеление! - Плотину наконец прорвало, и теперь она спешила выговориться, махнув рукой на запреты и тайны, которые ей не принадлежали.- Исцеление для всего человечества, десять тысяч лет задыхающегося и вырождающегося под гнетом железной десницы Хранителей Власти и ядовитого сладкого тумана Учения Клина! Как же мне заставить тебя понять, тупица несчастный! - Выражение лица Жасмины сделалось одухотворенным и пророческим, сменив недоумение и боль от несправедливых упреков.- Ты хотел узнать, что такое "история"? Это такая наука... Ах да, ты ведь и этого слова не знаешь, потому что оно под запретом и давно забыто. Ведь наука означает прогресс и приводит к изменениям, а о каких изменениях может идти речь в мире застоя, незыблемых догм Учения и несокрушимой власти Хранителя? Человечество вымирает, Кейд! И все потому, что люди прикованы к машинам, изобретенным десять тысяч лет назад, а изобрести новые им не позволяют. Подумай, что случится, когда все механизмы износятся и выйдут из строя?
    - По-моему, вы ошибаетесь, леди,- возразил Кейд, нащупав, как ему показалось, слабое место в рассуждениях девушки.- Братья Ордена строят новые машины, когда старые приходят в негодность, да и на заводах...
    - Все верно,- прервала его Жасмина,- только они не строят новые, а копируют старые. Общество не знает науки, а без нее нового не создать. Заниматься наукой, Кейд, - это значит искать истину, бродя по непроторенным путям и не ведая запретов и ограничений. Было время - я знаю о нем из истории,- когда топливом для промышленных реакторов служил уран. Потом запасы урана иссякли, и его сменил торий. Когда же кончился торий, наступил черед железа. На Земле железа больше нет. А что будет, когда оно закончится и на Марсе? Уже сейчас миллионы исследователей должны трудиться день и ночь в поисках новых источников энергии, но этим никто не занимается.
    Поверь мне, Кейд, помимо стрельбы с аэролетов существует множество путей уничтожения цивилизации. Когда иссякнет энергия, остановится производство воздушного и наземного транспорта, перестанет работать канализация, прекратится водоснабжение. Города превратятся в гигантские помойки и рассадники заразы. Жители внутренних регионов станут болеть и умирать от недостатка витаминов и фосфора, содержащихся в морских продуктах, потому что их не на чем будет доставлять с побережий. Начнут рождаться дети-уродцы, дети-калеки, а многие из нормальных детей умрут в младенчестве, потому что остановятся фабрики, производящие лекарства и детское питание. Домашние животные одичают и станут пожирать посевы, потому что не будет проволоки, чтобы огораживать поля и загоны для скота. Болезни и эпидемии обрушатся на людей, потому что встанут фармацевтические предприятия...Принцесса прервала свой страстный монолог и с упреком посмотрела на канонира.- Неужели тебя нисколько не трогает подобная перспектива? спросила она с горечью.
    - Пока не знаю,- честно ответил Кейд. Он вспоминал слова Хранителя Власти, сказанные им в тот памятный день над телом убитого Кендалла. Его первоначальная догадка подтверждалась: в этом мире существовало две силы с диаметрально противоположными целями. В позиции Хранителя на первый взгляд было намного больше здравого смысла, нежели в довольно абстрактной концепции Жасмины, но... Если встать на ее сторону, настоящему мужчине будет, по крайней мере, за что бороться.
    - Все это может исцелить развитие науки,- тихо сказала принцесса.- И не только. Есть еще такое понятие - "искусство". Для тебя это пустой звук, но за ним стоит исследование и познание Вселенной и создание новых Вселенных с помощью языка, света, красок... Искусство заставляет смеяться и рыдать, удивляться и переживать, дарит радость и печаль. К сожалению, сегодня почти никому из живущих недоступно чудо творить и дарить или счастье принимать и наслаждаться делом рук творца. Не знаешь ты и истинного значения слова "свобода". Надеюсь, правда, что скоро все-таки узнаешь. И еще надеюсь...Она подняла голову и с вызовом посмотрела прямо в глаза канониру.- Надеюсь, когда наш полет закончится, ты согласишься встать под знамена Звездоносного Марса. Это достойный человек, и ты не ошибешься в выборе. Прости, но большего я сказать не могу.
    - Тогда я не стану больше спрашивать,- согласно кивнул Кейд. У него и так накопилось немало пищи для размышлений. Кроме того, он уже узнал все, что хотел, и накрепко усвоил значение по крайней мере одного нового слова. Это слово было "любовь".
    ГЛАВА 20
    До завершения полета оставалось три дня, и с каждым из них канонира охватывало все большее беспокойство. Он знал силу Ордена и не верил, что Хранитель Власти так легко отступится. Прежняя жизнь с ее, казалось бы, непреходящими ценностями осталась за спиной. Для него в ней больше не было места. Но не было для него пока места и в новой, а эта женщина стала для изменившегося Кейда единственной реальной ценностью, как когда-то Прекрасная Дама была единственной женщиной для канонира Кейда, посвященного брата Ордена Воинов. Поэтому он не торопил события и с удовольствием отложил бы посадку на неопределенный срок. Теперь, когда почти не осталось невысказанных тайн и запретов, между ними все сильнее укреплялись дружеские отношения... и не только дружеские. Кейд представить себе не мог, во что все это может вылиться позже, да не очень и задумывался, по правде говоря. Одно он знал твердо: если им суждено выжить и благополучно завершить миссию, он сделает все возможное и невозможное, чтобы остаться рядом с принцессой. Служба Кейда не пугала, да и вряд ли новый хозяин окажется хуже того же Звездоносного Франции. И уж наверняка он будет справедливее и честнее двуличного и жестокого Хранителя Власти.
    Приняв эти соображения за основу и положившись в остальном на удачу, остаток пути Кейд провел в ухаживании за леди Жасминой и укреплении возникших меж ними уз. Прежде он даже не подозревал, каким красноречивым оратором и внимательным слушателем может сделать его близость любимой женщины. К сожалению, эта идиллия слишком быстро подошла к концу. Громада красной планеты заполнила экраны мониторов, и чем ближе подходил момент посадки, тем холодней и отчужденней становилось отношение Жасмины к канониру. И хотя она делала вид, что занята сборами и приготовлениями, Кейд все видел и сильно страдал от этого.
    Посадочная площадка с указанными принцессой координатами находилась на дне глубокой впадины, окруженной кольцевыми скалами. От столицы ее отделяло около сотни миль. Было очевидно, что место выбрано не случайно. Разглядеть что-либо с воздуха в тени скал было довольно сложно, да и местность для авиаразведки интереса не представляла. В почве преобладали серые тона и почти отсутствовали красный и зеленый, обозначающие соответственно запасы железной руды и воды. Это означало, что поблизости нет ни рудников, ни обогатительных фабрик, ни плавилен, равно как и ферм, на которых марсмены выращивали овощи и коз для нужд жителей крупных городов. На Марсе серый цвет ассоциировался с бесплодной пустыней, где нечего было искать, кроме собственной гибели.
    По старой привычке Кейд посадил космолет с двукратной перегрузкой и затормозил так резко, будто сидел за рулем автомобиля. Отстегнув ремни, он выглянул в иллюминатор, но не увидел ничего интересного, кроме безжизненного ущелья в окружении сильно выветрившихся скал и песчаных холмов. Жасмина на соседнем сиденье едва сдерживала нетерпеливое возбуждение. Канонир все еще смотрел в иллюминатор, а она уже успела облачиться в теплую парку с капюшоном из синтетического меха. Пришлось и ему переодеться в меховую одежду.
    - Твои легкие приспособлены к марсианской атмосфере? - задала не совсем своевременный вопрос девушка.
    - Да, мне приходилось сражаться в Альпах и Кордильерах,- кивнул Кейд, вспоминая, как вокруг него задыхались и падали не менее выносливые, чем он сам, братья, чьим легким не хватало половинной порции кислорода. Они в этом не были виноваты, просто их организм был устроен немножко по-другому. У канонира таких проблем не возникало. Как сказали врачи, у него были врожденные "марсианские" легкие.- А как ваши, принцесса? Если хотите, могу достать респиратор.
    - Я жила несколько лет на Марсе,- отмахнулась Жасмина и выразительно посмотрела на входной люк.
    Кейд включил механизм, и через несколько секунд послышалось нарастающее шипение вырывающегося наружу воздуха. Когда внешнее давление атмосферы сравнялось с давлением внутри корабля, крышка люка медленно отползла в сторону. Дыхание на миг перехватило, в глазах потемнело, и канониру пришлось даже ухватиться за спинку кресла. С Жасминой, очевидно, происходило то же самое, только в качестве опоры она выбрала локоть спутника. Будучи легче и имея больший опыт пребывания на красной планете, девушка пришла в себя быстрее и выбралась наружу первой. Кейд, на все еще ватных ногах, последовал за ней. Когда он присоединился к принцессе, она стояла у входа в ущелье и напряженно всматривалась в горизонт.
    - Твоя самодеятельность может нам дорого обойтись! - заметила она.Полюбуйся только, во что ты превратил контейнеры! Кстати, нам не помешает до прибытия отряда заняться разгрузкой.
    - Отряд, разумеется, пришлет Звездоносный Марса?
    - Разумеется.
    Они вернулись в космолет, и канонир открыл грузовой люк. Жасмина переносила бластеры из стенных шкафов, а Кейд, пыхтя, ворочал тяжелые ящики. Груда оружия в пятидесяти метрах от корабля постепенно росла. Время от времени девушка возвращалась к выходу из каньона и оглядывала окрестности.
    - Ваши друзья запаздывают, я полагаю? - рискнул обратиться к ней Кейд, когда это случилось в восьмой раз.
    - Чем меньше полагаешь, тем дольше проживешь,- огрызнулась Жасмина и тут же в восторге подпрыгнула и захлопала в ладоши, позабыв о канонире. На гребне отдаленной холмистой гряды показалась ползущая черная точка, за ней другая, третья... Их было так много, что общее количество исчислялось сотнями.
    - Братья Ордена Воинов Марса? - не удержался от ехидного вопроса Кейд, испытывая одновременно изумление при виде таких больших сил и пренебрежение к рваному, беспорядочному строю, далекому от предписанного Уставом походного порядка следования.
    - Да, это братья, Кейд,- ответила девушка,- но к Ордену и воинам они никакого отношения не имеют. Есть другое слово - "патриоты", и ты его наверняка слышал.- В ее голосе зазвучал новый оттенок, который Кейд пока что затруднялся определить.- Патриот - это человек, который предан своей родине. Эти люди любят свою планету и ее правителя намного больше, чем самого Императора.
    Кейд непроизвольно содрогнулся от кощунственной фразы, но уже в следующее мгновение мысленно усмехнулся своей реакции.
    - Так это всего лишь носильщики?
    Жасмина с негодованием замотала головой, потом задумалась и с неохотой признала:
    - Ну, можно сказать и так.
    Нестройная толпа приближалась. Канониру было, в сущности, наплевать, патриоты эти люди или носильщики, только воинов среди них что-то не было. Зато были в большом количестве фермеры, шахтеры, городские клерки и прочие простолюдины. Походка их отличалась легкостью и уверенностью, выдавая в них исконных уроженцев Марса, но в совокупности они были больше похожи на стадо, чем на организованную группу людей. Одеты они были в меха, только значительно хуже тех, что защищали от холода Жасмину и Кейда. Каждый нес перекинутый через плечо большой пустой мешок. Канонир представил себе, как они будут небрежно кидать оружие в эти грязные мешки, и чуть не заскрипел зубами от негодования. Для этого отребья оружие было всего лишь инструментом, пусть предназначенным для убийства, но, по сути, не отличающимся от обыкновенной ножовки для резки дерева или металла.
    Среди подходящих марсменов были женщины, пожилые люди и подростки. Всего их насчитывалось около девяти сотен, а унести им предстояло больше пятидесяти тысяч единиц оружия.
    Кейда больше всего удивляло, как Звездоносному Марса удалось сохранить тайну, имея дело с такой большой массой людей? Но тут в голове вспыхнули слова погибшего по его вине канонира Харроу: "...среди земляков легче служится, брат... на Марсе все по-другому... Вряд ли ты что-нибудь знаешь о своем предке в восьмом поколении..." Что ж, если все эти люди разделяли такие же взгляды, от них можно ожидать любых неожиданностей.
    Пока же от них было столько шума, что у канонира чуть не разболелась голова. Все девятьсот человек, понятия не имеющие о цисциплине, были невероятно возбуждены и тараторили без умолку.
    Высокий мужчина средних лет с худой, вытянутой физиономией выскочил вперед, повернулся к толпе и закричал, надсаживая голос:
    - Молчать! Всем заткнуться, я говорю! Стойте там, где стоите, и ждите моей команды.
    Несколько помощников предводителя повторили его приказ. Толпа пошумела еще немного и утихла. Высокий обратился к Кейду:
    - Меня зовут Таккер. Кто эта женщина? Мне о ней ничего не сообщали.
    - Я дочь Марса! - несколько театрально ответила вместо него леди Жасмина. Если в ее напыщенной фразе и присутствовал иронический оттенок, никто, кроме канонира, этого не заметил.
    - Марс благословляет тебя, сестра,- с чувством произнес предводитель и поклонился.
    - Марс благословляет всех нас, от высших до низших. "Похоже на пароль и отзыв",- отвлеченно подумал Кейд, в то время как успокоившийся Таккер продолжал:
    - Счастлив видеть в наших рядах столь высокорожденную даму, сестра. Мне сообщили, что пилот космолета не принадлежит к числу наших братьев.
    - Пока не принадлежит. Но обязательно будет среди нас, хотя рожден на Земле. В преддверии грядущего Дня Освобождения он будет обучать марсменов военному делу.
    - День близится,- патетически провозгласил Таккер,- и ничто не сможет остановить его приход!
    Кейд поморщился. Чем-то это походило на мистический маразм, внушаемый жуликами-проповедниками в Храме Каирских Мистерий, и все меньше напоминало скупую воинскую процедуру обмена паролями.
    В толпе между тем снова начали шуметь и толкаться, пока выведенный из себя злостным несоблюдением дисциплины Таккер не принял меры.
    - Всем молчать! - заорал он, приподнимаясь на цыпочки.- Говорю в последний раз. Разобраться в цепочку по одному, мешки держать наготове. Я не собираюсь торчать здесь целый день!
    Наблюдая за их бестолковыми попытками выстроиться в линию, канонир мысленно застонал. И из этого сброда ему придется сделать воинов? Впрочем, выбора все равно не было. Он твердо решил, что согласится на любые условия, лишь бы оставаться рядом с Жасминой.
    Постепенно, совместными усилиями полудюжины помощников Таккера, девять сотен пришедших все же удалось выстроить в некое подобие живой очереди. Кейд так и не понял, по какому принципу была организована вся эта банда, но порядок так или иначе установился. Человек тридцать вытаскивали остатки оружия из грузового отсека, еще пара дюжин раскладывали его по кучкам в шестьдесят единиц каждая. Одна такая кучка целиком заполняла мешок. На Земле такой груз смог бы унести разве что силач, но на Марсе с его пониженной гравитацией это было под силу даже ребенку. Правда, обращались эти гражданские с оружием так небрежно, что канонир от души радовался предусмотрительности конструкторов. Во-первых, уровень мощности каждого бластера стоял на нуле, а во-вторых, чтобы выстрелить, палец на спусковом крючке должен был преодолеть расстояние в два сантиметра с мышечным усилием не менее шести килограммов. Благодаря этому несчастных случаев не произошло.
    - Я не хочу оставлять здесь корабль,- озабоченно сказала Кейду принцесса.- Хорошо бы поставить его на автопилот и направить в космос.
    Предложение выглядело резонным. Канонир полез в рубку, и к тому времени, когда пустой космолет отправился в свой последний полет по околосолнечной орбите, куча оружия заметно уменьшилась, и к ней стояла совсем короткая очередь носильщиков с мешками. Предводитель "патриотов" Таккер снова засуетился, покрикивая на уже загрузившихся и расставляя их в некое подобие колонны для обратного марша.
    Но не успел еще растаять в атмосфере рев двигателя улетевшего космолета, как его сменили другие звуки. Нарастающим крещендо загремели реактивные дюзы десятков космических кораблей, заходящих на посадку. Целый флот боевых машин пронесся на бреющем полете над окружающими ущелье скалами. Толпа опешила, и только Ксйд, сохранивший присутствие духа, успел сосчитать количество космолетов. Их было больше сотни!
    В самом каньоне для них не нашлось бы места, поэтому корабли сели где-то за скалами, идеально выполненным маневром окружив ущелье со всех сторон и перекрыв оба выхода. Канонир ни разу не видел столь масштабного окружения за всю свою карьеру, и теперь мог только гадать, садились боевые машины на дубль-контроле или индивидуально?
    С трудом выстроенная колонна смешала ряды и вновь обратилась в толпу, пораженную страхом и отчаянием. Все заговорили разом, задавая бессмысленные вопросы и шумя все громче и громче. Ладонь принцессы стиснула руку Кейда с такой силой, что он поморщился от боли, несмотря на толстый слой стеганой материи и меха. Лицо ее было белее мела. "Наверное, сработали радарные станции на Фобосе и Деймосе,- подумал Кейд,- иначе нас никак бы не засечь среди этих скал..."
    А потом раздался голос. Именно таким голосом, по представлению девятилетнего Кейда, тогда еще только готовящегося стать послушником Ордена, должен был разговаривать Император. Он громом разносился среди отвесных стен каньона и многократным эхом отражался от кольцевых скал, только принадлежал он не Императору, а Хранителю Власти. Канонир узнал бы его из миллиона, хотя сейчас он нисколько не походил ни на привыкшего к повиновению сановника, читавшего по радио приказ о поимке беглых преступников, ни на ироничного вельможу, с циничной откровенностью "просвещавшего" наивного Кейда у себя в кабинете, ни на подозрительного интригана, подслушивавшего его разговор с принцессой. Величественно и торжественно разносились полные сожаления и отеческого укора слова в разреженной атмосфере красной планеты:
    - Марсмены, к вам обращается Хранитель Власти. Прибывшие со мной воины Ордена уже завершили окружение и заняли намеченные позиции. Мне не нужны ваши жизни, марсмены. Оставьте на месте мешки с оружием и ступайте к выходу из ущелья, Вы будете обысканы и отпущены по домам. Обещаю, ни один из вас не понесет наказания, за исключением двух персон, находящихся среди вас. Это те двое, что прибыли на космическом корабле. Даю вам пятнадцать минут на размышление, после чего буду вынужден отдать моим войскам приказ к наступлению. Заклинаю вас выдать преступников и не допустить бессмысленного кровопролития. Время пошло, марсмены!
    Эхо над ущельем замолкло, а разброд в толпе усилился:
    - Кто они такие?
    - Да где же те двое? Разве они не улетели?
    - Таккер сказал, что пилот не из наших...
    - Братья, оружие-то как жалко бросать...
    - Не бросим, так пожгут прямо на месте...
    - Что делать-то будем?
    - Что будем делать?
    Кейд ошарашенно потряс головой. От шума у него уже звенело в ушах. Рядом с ним нарисовалась разъяренная физиономия Таккера.
    - Он лжет, братья и сестры мои! - поднялся над толпой, перекрывая гул, ясный и мелодичный голос леди Жасмины.- Не верьте этому негодяю! Не надейтесь, что он отпустит вас живыми! Если вы сдадитесь, неминуемо погибнете!
    К сожалению, мало кто услышал предупреждение принцессы, кроме тех, кто стоял к ней ближе, включая Кейда и Таккера. Долговязый марсмен покачал головой и уныло произнес:
    - Какая разница? Если мы сдадимся, есть шанс. Если останемся стоять здесь, сожгут всех скопом. Часть наших братьев кое-чему обучены, но с оружием управляться пока ни один не умеет.
    Не обращая внимания на угрожающий ропот толпы, Жасмина тихо заговорила, словно беседуя сама с собой:
    - Двести лет подготовки, двести лет надежды, двести лет страха... И все время на грани, на острие ножа, ежечасно ожидая, что кто-то предаст или просто проболтается. К счастью, никто не выдал. Оружие, собранное по крупицам: один-два бластера в год или дюжина, если повезет...
    Она бессильно качнулась, но Кейд вовремя успел подхватить принцессу мускулистой рукой.
    - Какая это была прекрасная мечта... И мы подошли так близко! Марс восстает. Учение Клина повержено, в рядах воинов Ордена раскол, Хранитель Власти бессилен, а люди - наконец-то! - сбросив оковы бессмысленных догм и нелепых традиций, начинают учиться думать и жить самостоятельно, а не по чьей-то подсказке.- Голос девушки ослабел, пылающий в глазах огонь угас.- Мы недооценили противника,- прошептала она, на этот раз обращаясь к одному Кейду.- Мы не учли, сколь велика тяжесть наследия прошлого и как непросто в одночасье от него отрешиться. Две сотни лет... Надеюсь, они не станут мучить моего дядю перед смертью.
    Дядя? Ее дядя? Канонир не сразу сообразил, о ком идет речь, а когда понял, то похолодел от внезапного прозрения.
    - Так ваш дядя, я имею в виду Его Величество, знает обо всем этом?
    - Ну конечно же знает,- воскликнула Жасмина, едва сдерживая слезы.
    Кейд проклял себя за недогадливость, граничащую со слепотой. Разумеется, Император был в курсе событий! С этой поправкой все вставало на свои места и получало абсолютно логическое обоснование.
    - Пять Императоров сменились на престоле за эти два века,- продолжала Жасмина.- Они не обладали реальной властью, зато владели обширными знаниями. Все держалось в строжайшей тайне, в которую были посвящены лишь ближайшие родственники и еще несколько доверенных лиц. Три поколения назад правящий в то время Император пришел к выводу, что ключ к победе находится на Марсе. Он предсказал, что Звездоносный Марса восстанет против существующего порядка и будет поддержан населением всей планеты. Пятьдесят пять лет назад между Императором и правящей элитой Марса был заключен тайный пакт. Ты ведь слышал о петиции, в которой содержится просьба вернуть сюда всех воинов Ордена, родившихся на Марсе? Мой дядя сочинил ее сам. Только какое это сейчас имеет значение?
    "Надеюсь, они не станут мучить моего дядю перед смертью",- вспомнил канонир слова принцессы. Станут, да еще как станут! И не только его, но и Жасмину тоже. Хранитель Власти не позволит им умереть, пока не вытянет из них последние крупицы информации.
    - Осталось восемь минут,- прогремел над каньоном усиленный динамиками голос.
    Толпа забурлила, заметалась в разные стороны, напоминая охваченное паникой стадо овец, потерявших вожака и не знающих, куда бежать.
    Таккер в отчаянии ломал руки, повторяя раз за разом одно и то же:
    - Если бы мы могли драться... Если бы мы могли драться...
    "Думать и жить самостоятельно". Самостоятельно... Пять лет обучения в подготовительных классах, чтобы стать послушником. Еще пять лет ежедневных тренировок и грязной работы на кухне и в казарме, прежде чем новичок получит звание кнехта. И пять лет муштры и кровопролитных битв, чтобы стать канониром. Кейд почти не сомневался, что окружившие их отборные части под началом Хранителя Власти целиком состоят из канониров. Сражаться с ними, не имея под рукой обученных бойцов, было все равно что выходить с деревянной дубиной против бластера. Таккер об этом знал, но все же на что-то надеялся. "Если бы мы могли драться!"
    Безумие? Конечно! Но ведь здесь собрались патриоты, не так ли? Теперь-то Кейд знал, что означает это слово. Пусть они напуганы, сбиты с толку, но ни один пока не предложил выдать врагам его и принцессу! И у каждого мешок с оружием. Похоже, рано еще сдаваться.
    - Мы можем драться! - твердо произнес Кейд немыслимые доселе слова.
    - С воинами Ордена? - не поверила Жасмина. В глазах Таккера вспыхнула безумная надежда.
    - Они не так уж безнадежны,- пробормотал он.- Три года тренировок все-таки...
    - Маловато,- кивнул канонир,- но другого выхода нет.- Он обратился к Жасмине: - Умереть в бою почетно, принцесса! И вы сами научили меня изменять правила, когда старые больше не годятся.
    Он выхватил свое оружие и разрядил его в воздух на максимальном режиме огня. Три мощных вспышки громом прокатились по ущелью, полностью опустошив магазин бластера. Сбившиеся в кучу люди мгновенно замолчали и повернулись к стрелявшему.
    - Я канонир Кейд, посвященный брат Ордена Воинов! - загремел над толпой могучий голос.- У вас полно оружия. Намного больше, чем у тех, кто за нами охотится. Я покажу вам, как им пользоваться!
    ГЛАВА 21
    В голове одна за другой вспыхивали строки инструкций. В основе каждой из них лежало непреложное утверждение: оружие Ордена, в силу сложности своей конструкции и комплексного назначения, недоступно для понимания простолюдинов. Чего стоили одни названия уставных параграфов! "Предварительное знакомство с электронной схемой оружия", "Церемониал обращения с оружием", "Ритуал перезарядки оружия", "Ритуал проверки оружия после перезарядки", "Список возможных неисправностей оружия", "Ритуал установки прицельной рамки оружия", "Сокровенная роль оружия в свете идей Учения Клина", "Ритуал установки уровня мощности оружия для различных целей". Последовательно просмотрев эти и многие другие пункты мысленным взором, канонир отбросил их один за другим.
    - Обращаться с оружием очень просто! - снова возвысил голос Кейд.Достаточно навести его на противника и нажать курок. Как только заряд в магазине иссякнет, бросайте пустой бластер и хватайте другой.- Повернувшись к Таккеру, он быстро спросил: - Найдется у вас дюжина людей, которых остальные будут слушаться?
    Марсмен молча кивнул.
    - Зовите их сюда,- приказал канонир.
    Пока Таккер выкрикивал имена своих помощников, Кейд занялся рекогносцировкой. На фоне серенького марсианского неба над скалами то здесь, то там торчали пучки антенн. Канонир мрачно усмехнулся. Самоуверенные болваны! Не потрудились даже замаскировать командные пункты. Видно, командиры десантами помыслить не могли, что им попытаются оказать сопротивление.
    Куда же направить острие атаки? Логичнее всего прорываться к выходу из ущелья. Но выход с обеих сторон заблокирован засевшими в холмах воинами. Устав и стандартная тактика предусматривали в таких случаях фланкирующий огонь со стороны защитников. Та же доктрина требовала от нападающих активной разведки боем с целью выявить и подавить огневые точки противника. Но вести бой по правилам марсмены не смогут - не хватит опыта и подготовки. Значит, надо придумать какой-то неожиданный ход. Взгляд Кейда упал на одинокий утес, возвышающийся в самом конце каньона. Вряд ли неприятелю придет в голову рассматривать эту отвесную скалу как стратегически важный объект. Возможно, кому-то и поручат за ней присматривать - так, на всякий случай,- но всерьез ею заниматься никто не станет. Ни один землянин не сможет забраться на нее, не имея соответствующего снаряжения. Другое дело марсмены, привычные к местному тяготению и атмосфере...
    - Люди собраны,- доложил Таккер.
    Кейд с сомнением оглядел дюжину окруживших его мужчин, но времени не было, и он занялся инструктажем. Услышь его сейчас кто-нибудь из многочисленных наставников, обучавших когда-то самого канонира обращению с оружием, беднягу, вполне возможно, хватил бы удар. Пояснения Кейда были предельно краткими и касались только существа дела. Спусковой крючок. Уровень мощности. Счетчик зарядов в магазине. Все. Остальное им было ни к чему. У каждого за плечами висел целый мешок оружия, так что перезаряжать пустые бластеры им не придется. Незачем им знать электронную схему, дурацкие ритуалы, сокровенный смысл... Навести на цель и нажать на курок - вот и все, что от них требовалось. Когда он показал, как это делается, его собственное ликование едва ли не превзошло восторг и изумление учеников перед ошеломляющей простотой казавшегося невероятно сложным процесса.
    - Наша основная цель - захватить ту скалу,- указал он на одинокий утес.- Постарайтесь научить стрелять как можно больше ваших людей. Потом ведите всех к выходу из каньона. Не старайтесь сохранять порядок. Чем больше наше войско будет походить на охваченную паникой толпу, тем меньше подозрений возникнет у противника. Выполняйте!
    Мысленно отсчитав шестьдесят секунд, Кейд сделал первый шаг в сторону прохода в скалах. Затем второй, третий... Обернувшись к людям, он взмахнул рукой и выкрикнул команду, смутно сознавая, что она гораздо древнее, чем Орден, и родилась, должно быть, одновременно с самой "историей".
    - За мной! Вперед!
    - За Марс! За нашего Звездоносного! - истошно заорал кто-то за спиной, и этот вопль был подхвачен сотнями глоток. Кейд бежал не оглядываясь. Если он сумел увлечь за собой всех - прекрасно, если же нет - ничего не поделаешь. Возможно, за ним устремилась лишь часть марсменов, остальные же пока колеблются, но скоро соберутся с духом и последуют за авангардом. Такой вариант, пожалуй, устраивал канонира больше всего. Он поставил себя на место рассредоточившихся по позициям в холмах наблюдателей. В их глазах этот слепой порыв к свободе почти тысячной толпы людей не мог выглядеть иначе, как паническое бегство. Даже если им удалось перехватить часть его команд с помощью направленных микрофонов или сделать какие-то выводы из действий проводящих инструктаж помощников Таккера, додуматься до смысла происходящего за столь краткий промежуток времени не сможет ни один воин Ордена. Простолюдины сражаться не могут. Это аксиома. Иного быть не может, потому что не может быть никогда.
    В сущности, это утверждение было не так уж далеко от истины. Кейд понимал, что его "войско", попав под прицельный огонь опытных солдат, не выстоит и минуты, а потом начнет разбегаться куда глаза глядят, вопя от ужаса, как... как простолюдины. Обыватель, будь он землянином или марсменом, как его ни дрессируй, всегда останется обывателем, то есть существом неповоротливым, туповатым, склонным к пьянству и чревоугодию и шарахающимся от любого насилия. "Направь оружие на противника и нажми курок". Прекрасные слова, просто чудесные! Таккер что-то плел про три года подготовки, Кейд мысленно представил себе, как это выглядело, и саркастически усмехнулся. Небось собирались группками у кого-нибудь на ферме раз в неделю и маршировали часа по два на заднем дворе с фанерными бластерами вместо настоящего оружия. Да и того не скажешь по их поведению. Вряд ли кто из этих девяти сотен не то что в руках держал оружие, а хотя бы видел вблизи.
    "Вы научили меня менять правила..." - вспомнилась канониру его собственная высокопарная фраза. Но словом бластер не перешибешь, а братья Ордена Воинов, как ни крути, по-прежнему оставались единственными в Империи профессионально подготовленными бойцами, не умеющими ничего другого, кроме как сражаться. Было совершеннейшим безумием идти против такого количества безупречно подготовленных солдат. С другой стороны, именно в этом безумии лежал их единственный шанс. Кейду было глубоко наплевать на собственную жизнь, но ради того, чтобы осталась жить она, канонир, не колеблясь, принес бы в жертву не только эти девять сотен, но и все население красной планеты.
    Жасмина бежала рядом, с трудом приноравливая свой бег к его размашистым скачкам.
    - Как ты думаешь, Кейд,- с тревогой спросила она,- не привел ли сюда Хранитель Власти свою личную гвардию? Говорят, против них не выстоит никакой равный по численности отряд из братьев Ордена.
    - Мы не братья Ордена,- прорычал на бегу канонир,- а вшивая армия свихнувшихся патриотов. Мы не умеем драться, зато имеем за что. И не пристраивайтесь ко мне, принцесса! Затеряйтесь в толпе, но не в самой середине, чтобы вас не затоптали, когда начнется свалка.
    - Я тебя не оставлю!
    - Выполнять приказ! - рявкнул Кейд, не слишком надеясь на ее послушание, но Жасмина, к его удивлению, покорно отстала и вскоре смешалась с передними рядами авангарда марсменов.
    Он бежал, с каждым шагом приближаясь к невидимой черте, и мысли его были далеки от оптимизма. Кейд ощущал себя участником какого-то глупого представления, чем-то похожего на тот детский фарс про послушника и обер-канонира, который они когда-то разыгрывали в Денвере. Только сейчас все было реальным, и его окружало кольцо смертоносного огня, которое ему предстояло преодолеть или погибнуть. Причем погибнуть в одиночку, потому что он не сомневался: стоит ему пасть, и толпа немедленно рассеется.
    Усилием воли канонир выбросил из головы сомнения. Фарс или не фарс, а играть придется до конца. "Ты же профессионал,- напомнил он себе,- и твое дело драться изо всех сил, невзирая на шансы. Так дерись, черт бы тебя побрал!"
    До изъеденной временем и эрозией гряды было уже рукой подать. Испещренные абстрактным орнаментом скалы тянулись к небу, словно чьи-то надгробья над безымянным кладбищем. Если воины Хранителя Власти откроют огонь сейчас, он сам и следующая за ним беспорядочная масса людей будут уничтожены. У марсменов не хватит выучки и смекалки растянуться в цепь. Они наверняка будут продолжать двигаться вперед всей толпой и гибнуть десятками и сотнями под кинжальным огнем противника. Другое дело, если им все-таки удастся проскочить простреливаемую зону и проникнуть в "мертвое" пространство у подножия заветного утеса. Тогда появится хоть какой-то шанс избежать совсем или добиться отсрочки неминуемой" бойни.
    Гвардейцы Хранителя Власти не спешили, однако, начинать стрельбу. Пока они видели перед собой охваченное ужасом стадо, не представляющее для них решительно никакой опасности. Для них было также очевидно, что "стадо" устремилось в поисках выхода из ущелья в узкий проход между холмов, где его будет гораздо проще и удобней уничтожить целиком, открыв в нужный момент перекрестный огонь с заранее выбранных огневых точек. Если же начать прямо сейчас, потом придется долго вылавливать уцелевших по окрестностям, тратить время, силы и боеприпасы... Так стоит ли суетиться, если добыча сама, потеряв голову, мчится в приготовленную ей ловушку?
    Именно на этом базировался сумасшедший расчет Кейда, поведшего свою "армию" прямо в "мешок", где всем им была бы уготована смерть под кинжальным огнем бластеров противника.
    - За Марс! За нашего Звездоносного! - снова послышался за спиной нарастающий рев охваченной энтузиазмом толпы. "Патриоты!" - с холодной усмешкой презрения подумал Кейд. С другой стороны, только патриотов, пожалуй, и можно было увлечь за собой в этом безрассудном броске.
    Он не поверил своим глазам, когда тень от утеса заслонила солнечный диск. Пробежав вперед еще несколько ярдов и чуть не поскользнувшись на пятнах лишайника, обильно покрывающих подножие скалы, канонир остановился и повернулся лицом к своему разномастному воинству. Какой-то мальчишка лет шестнадцати с выпученными от восторга глазами чуть не врезался в него. Придержав парня за плечо, Кейд запустил руку в мешок за его спиной.
    - Ствоего позволения, братишка, я позаимствую из твоих запасов парочку бластеров,- сказал он и снова повернулся к толпе, указывая раструбом излучателя на чернеющую в вышине вершину.- Вперед, друзья! - загремел канонир.- На скалы! Там, наверху, нас ждет победа! За мной!
    Карабкаясь по каменистой осыпи, Кейд отметил, что пониженная гравитация не компенсирует разреженной атмосферы Марса в том случае, когда приходится совершать большие физические усилия. К марсменам это наблюдение, правда, не относилось. Тот мальчишка, у которого канонир забрал оружие, продвигался легко, не сбиваясь в дыхании, и вскоре даже обогнал лидера, первым выскочив на промежуточный гребень. Растянув рот до ушей в торжествующей улыбке, он обернулся к Кейду... да так и умер, с улыбкой на устах. Его наполовину обуглившееся тело скатилось по насыпи к ногам канонира. Тот автоматически уничтожил из своего оружия засевшего в скалах снайпера. Первый огневой контакт с неприятелем. Вот теперь можно было считать битву начавшейся всерьез.
    Впрочем, относительно ее исхода у Кейда по-прежнему почти не оставалось сомнений. Он мог, конечно, обладая немалым опытом партизанской войны, поводить врага за нос какое-то время, уничтожить еще двух-трех зазевавшихся воинов, но все это могло лишь ненадолго оттянуть момент его гибели и истребления деморализованных марсменов.
    - Все за мной! Наверх!
    Мимо канонира пронесся, сжимая бластер, Таккер. Его лошадиное лицо было искажено в торжествующем вопле: "Да здравствует Звездоносный Марса!" Громыхая бластерами в заплечном мешке, он полез по изъеденной эрозией скале, ловко цепляясь пальцами за многочисленные выступы и трещины. За Таккером последовали другие скалолазы, среди которых, к удивлению Кейда, оказались две женщины и мальчишка-подросток.
    Сзади послышались крики и громовые разряды бластеров. Канонир на всякий случай прижался к скале: не хватало еще погибнуть от руки своих, забравшись так далеко!
    Перестрелка тем временем становилась все более ожесточенной. Кейд упрямо полз к вершине, стараясь не думать о том, что творится внизу. Опомнившиеся воины вели прицельный огонь с окружающих ущелье высот. Их редкие выстрелы выбивали прикрывающих подъем штурмовой группы марсменов с убийственной точностью, тогда как ответный огонь был по большей части беспорядочным и малоэффективным. Одни палили из бластеров, установленных на полную мощность, опустошая магазин за три-четыре разряда, другие, наоборот, все перепутали и стреляли на самом малом режиме, эффективном лишь в ближнем бою. С горечью покачав головой, Кейд снова устремился вверх.
    Добравшись наконец до верхнего гребня, он обозрел поле сражения и в изумлении заморгал. Битва разыгралась не на шутку. Марсмены быстро освоились со смертоносным оружием, и никто уже больше не делал ошибок, устанавливая уровень мощности стрельбы. Остатки группы прикрытия достаточно умело противостояли засевшим в холмах воинам, используя тела павших товарищей как своеобразную баррикаду. Их собратья, еще остающиеся внизу, тоже удивительно скоро приспособились к обстановке и избрали единственно верную тактику. Разбившись на группы, они скрытно окружали огневую позицию противника, затем кто-то один вызывал огонь на себя, а остальные совокупным залпом уничтожали засеченного снайпера. В это было невозможно поверить, тем не менее, несмотря на огромные потери, марсмены успешно теснили противника, вынуждая несколько растерявшихся от такого натиска братьев Ордена менять позиции и отступать.
    Похоже было, что они теперь и без Кейда разберутся с врагами. Он спустился чуть ниже и встал на небольшой плоской площадке. Снизу упорно лезли все новые и новые отряды марсменов. Часть поднявшихся канонир отослал налево, помогать завязавшим бой с засевшими в скалах гвардейцами собратьям, а часть пока задержал.
    - Таккер! - позвал он, возвысив голос.
    К счастью, возглавивший атаку на левом фланге Таккер был еще жив и вскоре явился на переданный по цепочке зов.
    - Возьми этих ребят,- приказал Кейд,- и переходи в наступление на правом фланге. Твоя задача: окружить холмы и выбить оттуда неприятеля. Вряд ли у вас что получится, но ты не унывай - это всего лишь отвлекающий маневр. Головы особенно не высовывайте, но кричите погромче и палите почаще, чтобы не дать им скучать. Атаку на левом фланге возглавлю я сам. Если заметишь, что противник перегруппируется или отступит, продолжай вести бой в той же манере, но немедленно извести меня. Если все понятно, можешь выполнять.
    - Так точно, брат! - лихо щелкнул каблуками марсмен. "Прямо как в старые, добрые времена,- подумал Кейд,- с тем только отличием, что сейчас я дерусь ради того, чтобы свергнуть тот самый порядок, который столько лет защищал. И еще... ради Жасмины!"
    Он запретил себе думать о ней. Принцессы он не видел с самого начала сражения, но не мог сейчас отвлекаться на ее розыски. Он был полководцем, и перед ним стояла задача, которую необходимо было выполнить любой ценой. Впервые, пожалуй, с момента появления армады противника он почувствовал, что может выиграть.
    Экстравагантная тактика не жалеющих боеприпасы штурмовых групп на правом фланге принесла плоды: ближайшие к выходу из ущелья холмы были очищены от воинов Хранителя Власти. Мало того, Кейд обратил внимание, что принимавшие участие в бою марсмены разбиты на взводы и отделения! Было это результатом их тренировок или родилось в ходе сражения, оставалось только гадать. Во всяком случае, теперь у них были настоящие командиры.
    - За мной! - поднял оружие канонир.
    И они пошли за ним, выкрикивая с неподдельным энтузиазмом свои лозунги, скользя и падая на каменистой осыпи склона, но все же скатываясь неудержимой волной в долину, чтобы зайти в тыл засевшим в холмах гвардейцам. Кейда, в который уже раз, поразило, как быстро адаптировались эти вчерашние обыватели. Они вели наступление, разбившись на тройки: классический вариант, когда один продвигается вперед, а двое его прикрывают огнем. На мгновение ему стало грустно. Он всю жизнь посвятил изучению различных методов боя, а эти фанатичные фермеры и рудокопы в считанные минуты изобрели и применили на практике едва ли не половину известных ему трюков, заплатив, правда, за науку жизнями товарищей. Едва не снесший ему голову разряд оружия засевшего в расщелине на вершине холма воина заставил канонира пригнуться и прекратить философствовать. Залп из десятка бластеров обрушил нависший над расщелиной козырек на голову незадачливого снайпера, но сразу же ожила другая огневая точка, спрятанная в небольшой пещере по соседству. Когда же с защитниками было покончено, поднявшийся на гребень Кейд с удовлетворением обнаружил, что они разгромили командный пункт противника. В качестве трофеев победителям достались походная рация с антенной и портативная пеленгационная установка. Обступившие канонира марсмены молча дивились, глазея на незнакомое оборудование.
    - Что уставились?! - вышел из себя Кейд.- Живо вперед!
    Он безжалостно погнал их в атаку через груду тел мертвых воинов к следующему опорному пункту неприятеля, где их встретил убийственный огонь из дюжины огневых точек, расположенных в пустотах и нишах, возникших в результате выветривания. Но марсмены и на этот раз доказали, что успели кое-чему научиться. Заплатив десятком жизней, они захватили две крайние позиции, после чего яростным фланкирующим огнем в считанные секунды уничтожили все остальные. Еще один рубеж позади!
    Кейд знал, что останавливаться нельзя, и приказал штурмовать следующую линию обороны. К счастью, здесь сопротивление оказалось неожиданно слабым. Огонь вели всего трое воинов, вероятно оставленные в качестве прикрытия. Всего трое, безуспешно пытавшиеся заменить три десятка, которые находились тут несколькими минутами раньше.
    Канонир задумался. Враг отступает. Он так ждал и надеялся, что это произойдет, но торопиться с преследованием было опасно. Оставленная для прикрытия тройка свидетельствовала о том, что они имеют дело не просто с отступлением, а с планомерным отходом для перегруппировки сил. Очень скоро оставшиеся в распоряжении Хранителя Власти воины перестроятся в боевые порядки и перейдут в контрнаступление. Кейд хорошо знал, что такое боевая цепь опытных солдат, где каждый поддерживает соседа с фланга, и прекрасно понимал, что его марсменам, несмотря на все их предыдущие успехи, с такой формой построения не совладать.
    Заметив над соседним холмом усики антенн, канонир отправил туда штурмовую группу, пока основные силы под его командованием выжигали из укрытий троих смертников. Он спешил, стремясь вывести из строя как можно больше живой силы противника, прежде чем тот успеет зализать раны и нанести ответный удар. Штурмовая группа захватила командный пункт с ходу, но обнаружила на вершине сопки лишь одного мертвого радиста и сожженную бластером рацию. Тем не менее этот эпизод тоже можно было считать успехом.
    Поднеся к глазам бинокль, Кейд направил его на правый фланг. Таккер несколько растянул свои боевые порядки, но в целом дела у него обстояли совсем неплохо. Один командный пункт был уже захвачен, другой подвергался массированной атаке. Там противник тоже отступал, хотя все еще продолжал огрызаться.
    Ободренный увиденным, Кейд опустил бинокль, и тут же мощный залп с соседнего гребня заставил его, позабыв о достоинстве, кубарем скатиться по склону к ногам оторопевших соратников.
    - Раззявы! - заорал он, отряхивая пыль и песок с лица и одежды.- Что мне разведка докладывала? Что там нет никого! Вот пусть тот, кто в разведку ходил, сам и вышибает этих болванов! Сколько можно повторять: стреляйте, стреляйте и стреляйте. Не стесняйтесь, палите по всем подозрительным местам, по теням, на звук, на шорох... Никто вас не обвинит в перерасходе боеприпасов. А-а, что толку говорить? За мной, ребята, прикончим этих недоумков!
    Сконфуженное выражение на лицах оплошавших разведчиков сменилось волчьим оскалом берсеркеров, и они без колебаний ринулись за своим предводителем. Стремительным натиском смяв передние ряды обороняющихся, марсмены перевалили через гребень и обрушились на не успевших рассредоточиться на новой позиции воинов. Но это были отборные бойцы, и справиться с ними оказалось непросто. На их стороне была выучка и опыт, тогда как атакующие обладали большей численностью и перевесом в огневой мощи. Установленные на предельную мощность бластеры производили страшное опустошение в рядах защитников командного пункта, но и последним удалось нанести штурмующим чувствительные потери. Когда скоротечный бой закончился, остатки братьев Ордена во все лопатки улепетывали куда глаза глядят. Это уже было не отступление, а самое настоящее бегство...
    Кейд решил пока расположиться на захваченной позиции и осмотреться. Несколько групп скаутов он отправил на разведку, а сам стал рассматривать в перископ позиции неприятеля. От противоположного склона гряды до посадочной площадки, где сосредоточились летательные аппараты десанта, было не больше двухсот метров. И там происходило что-то невероятное. Похожие с такого расстояния на муравьев воины десятками скатывались со склона и спешили к машинам. Судя по их поспешному бегству, драться дальше они никакого желания не испытывали. Лавируя меж скальных обломков, прославленные гвардейцы, личная охрана самого Хранителя Власти, удирали, как трусливые шакалы, стремясь поскорее добраться до спасительных кабин.
    - А ну поджарьте им хвосты, ребята! - загремел Кейд, вскакивая на ноги.- Передайте по цепочке: беглый огонь!
    Канонир отлично знал, что на такой дистанции стрелять бесполезно, но рассчитывал больше на моральный эффект, чем на случайное попадание. Муравьиные фигурки забегали быстрее, а кое-кто даже упал, вжимаясь в почву. Должно быть, они были смертельно напуганы и мечтали лишь о том, чтобы поскорее убраться отсюда.
    К Кейду подбежал запыхавшийся Таккер.
    - Вы приказывали доложить,- виновато развел руками марсмен,- но там такое творилось, что я не мог отлучиться...- Почувствовав, что его вроде бы не собираются ругать, Таккер несколько осмелел, и в голосе его зазвучали триумфальные нотки.- Мы захватили их главный штаб, канонир! Это их, наверное, окончательно и подкосило.
    - Вообще-то такого не должно было случиться,- нахмурился Кейд, он только теперь осознал всю степень важности сообщения Таккера. Громкий смех потряс мощную фигуру канонира.- Да, это их и подкосило, дружище! - радостно воскликнул он, хлопнув по плечу присевшего от неожиданности марсмена.
    Рев двигателей взлетающих одна за другой машин стал лучшим аккомпанементом его словам.
    Предводитель повстанцев провел Кейда по безопасному теперь ущелью к главному командному пункту. За цепочкой холмов раздавались отдельные выстрелы снайперов, добивающих остатки десанта, и грохот дюз отрывающихся от земли космолетов. Для ушей канонира эти звуки были сладостней любого победного марша.
    Он с первого взгляда определил, что Таккер не ошибся в оценке. Об этом свидетельствовал тщательный выбор позиции, занимающей господствующее положение над ареной закончившегося сражения. С нее открывался великолепный обзор, позволяющий заметить приближение противника с любого направления, а в случае атаки отсюда можно было в считанные минуты добраться до посадочной площадки. Одним словом, все было сделано по правилам. Но никакими правилами стратегии и тактики, вырабатывавшимися на протяжении десяти тысячелетий, не предусматривалось противостояние яростному напору пяти сотен одержимых одной идеей фанатиков-марсменов. Повсюду валялись разбитые коммуникаторы, пластиковые карты, бинокли и дальномеры, мегафоны и прочая атрибутика командного пункта. А вперемежку со всем этим хламом были разбросаны десятки полуобгорелых трупов мертвых воинов.
    Кейд поднес к губам чудом уцелевший мегафон.
    - Прекратить огонь! - победоносно разнеслось над ущельем.- Всем прекратить огонь!
    Отдав свою последнюю команду в этом бою, он положил мегафон на бруствер и подошел к оплавленному вспышкой разряда коммуникатору, поверх которого лежало обуглившееся тело мертвого командира. На нем не было ни шлема, ни плаща. Носком сапога канонир перевернул труп на спину и увидел застывший навеки взгляд и словно высеченные из камня черты Хранителя Власти.
    Мертв! И мертв потому, что не хотел делиться ни с кем даже малой крупицей своей власти. А еще потому, что возжелал лично насладиться картиной гибели ускользнувших от него врагов и взбунтовавшегося отребья. Он и представить не мог, что эти жалкие простолюдины-марсмены сумеют не просто оказать сопротивление, но и победить, как не мог себе представить этого ни один из нескольких сотен отборных воинов, прибывших вместе с ним.
    Приказ о прекращении огня подоспел как раз вовремя. Прозвучи он чуть раньше, его могли не услышать за грохотом перестрелки, а чуть позже в нем уже просто не было бы нужды. Впрочем, нашлись горячие головы, которые по собственной инициативе продолжали теснить и преследовать отступающего по всему фронту противника. Вид откатывающихся к космолетам воинов действовал на них как красная тряпка на быка. Одна из женщин, истерически визжа, сумела прорваться на взлетную площадку, где была сожжена залпом из десятка бластеров. Остальных ее смерть несколько отрезвила, и больше желающих препятствовать остаткам разбитого воинства покинуть поле битвы не нашлось.
    С вершины холма Кейд молча наблюдал, как его бывшие братья в плащах и шлемах, суетясь и толкаясь, рассаживаются по космолетам, взмывают в воздух и берут курс на север. С каждым пилотируемым кораблем взлетало по три-четыре пустых, чьи экипажи уже никогда больше не займут своих мест в противоперегрузочных креслах. "Пускай уходят,- подумал канонир.- Скоро все узнают о случившемся, и тогда весть о сокрушительном поражении Ордена всколыхнет до основания всю Империю".
    Ему до сих пор казалась невероятной одержанная победа, но еще более невероятным был сам факт, что простолюдины, оказывается, тоже способны воевать. Для него это стало настоящим откровением. Быть может, все дело в патриотизме?
    Сутулясь от усталости, Кейд вяло обвел взглядом окрестности. Большинство уцелевших марсменов отдыхали, расположившись прямо на холодном каменистом фунте. Чуть поодаль небольшая кучка мужчин и женщин хором пели какую-то марсианскую песню - сильно патриотическую, судя по энтузиазму исполнителей и почти полному отсутствию рифмы в словах. Другие обменивались впечатлениями, обильно жестикулируя и преувеличенно весело хохоча. Какой-то мужчина истерически рыдал, хотя на нем не было ни царапины. Многие сидели молча, с застывшим выражением недоумения на лицах. Но в основном люди просто беседовали, перебрасываясь односложными фразами.
    - Да, это замечательно,- донеслось до слуха канонира,- но что с нами будет, если они вернутся с еще большей силой?
    - Так ведь и нас будет больше,- послышалось в ответ.- У меня пять братьев...
    - Мои ребятишки выглядят гораздо старше своего возраста...
    - Они убили Мэнли. Не представляю, как я расскажу его жене...
    - О ней позаботятся! Обо всех семьях погибших позаботятся...
    - Кто бы еще о нас позаботился!
    Кейд медленно пробирался по усеянному живыми и мертвыми полю битвы, всматриваясь в лица и невольно восхищаясь сотворенным не без его участия чудом. Именно здесь, где стояли насмерть защищавшие своего повелителя гвардейцы, полегло больше всего народу с обеих сторон. Но патриотизм оказался не по зубам братьям Ордена с их хваленой выучкой и воинскими навыками. В следующий раз они поневоле будут осторожнее и уже не полезут воевать против "жалких простолюдинов" с высокомерной самоуверенностью, стоившей жизни большей части пяти сотен отборных воинов, составлявших личную гвардию Хранителя Власти. Эти бравые вояки почитали себя едва ли не на прогулке и действовали, как на учениях. Они все сделали по Уставу: выбрали удобные позиции, перекрыли противнику все пути отступления, выдвинули на фланги снайперов и наблюдателей... Никто не ожидал, что первая линия обороны окажется прорванной в первые же минуты боя и им придется отступать отступать от толпы ничтожных обывателей. Но и тогда они продолжали тупо следовать букве въевшихся в плоть и кровь инструкций: отход переформирование - контратака. Их не сломила потеря одного за другим трех командных постов, но когда был разгромлен штаб и погиб сам Хранитель Власти...
    В нормальных условиях потеря командующего не могла привести к повальному бегству. Бразды управления боем автоматически переходили к его заместителю, и отнимало это минимум времени и формальностей. Но в данном случае смерть лидера и уничтожение главного КП стали последней соломинкой, сломавшей хребет сопротивлению. Привыкшие к ортодоксальному мышлению и стандартным ситуациям, воины Ордена так и не сумели адаптироваться к новым условиям боя, которые навязали им не знающие никаких правил простолюдины. Их подвела абсолютная уверенность в том, что обыватели воевать не умеют и не станут, а когда те все же нанесли удар, это произвело столь деморализующий эффект, что битва была проиграна, едва успев начаться.
    Оглядываясь назад, Кейд мог с уверенностью сказать, что враг утратил инициативу в тот самый момент, когда штурмовые группы марсменов взобрались на утес и вышли в тыл неприятельских позиций. А если рассматривать вопрос шире, инициатива выскользнула не только из рук разбитых гвардейцев, но и их братьев по Ордену, служителей Клина, Звездоносных, будущего Хранителя Власти и прочих правителей Империи. И им не вернуть ее больше отныне и до тех пор, пока на Марсе не переведутся семьи, в которых пятеро братьев готовы горой встать за шестого, а еще не успевшие возмужать дети занять место отца.
    Что там говорил Хранитель Власти? Кажется, что-то про толпы разъяренных фанатиков, штурмующих Караульные Башни волна за волной, пока у защищающих их стражников не иссякнут газовые заряды. А еще он говорил, что простолюдинам нужен Император, которого те могли бы любить и обожать.
    Но Хранителя Власти больше не существовало, а Император-Император сам приложил руку к тому, чтобы это сражение и эта победа стали возможными. Император и...
    Кейд вздрогнул. До этой минуты он не разрешал себе думать о ней. В бою он не имел права отвлекаться, а мысли о Жасмине могли ослабить его решимость и повлиять на верность суждений и приказов. Не решался он вспоминать о принцессе и после битвы, из страха узнать нечто такое, что может окончательно свести его с ума. Но теперь все было в порядке.
    Она шла ему навстречу, скользя и спотыкаясь на каменистой крошке древней осыпи. Лицо ее покрывала грязь и копоть, плечи поникли от усталости, но в гордой посадке уверенно поднятой головы читалось настоящее величие.
    - Канонир Кейд, я приношу вам искреннюю благодарность от лица моего дяди и моего собственного,- произнесла принцесса формальным тоном, остановившись перед ним и слегка наклонив голову.
    Голос Жасмины звучал бесстрастно, но Кейд и так все понял. Вот только слов не нашлось, чтобы выразить дикую радость, охватившую все его существо. Да и к чему слова, когда такие вещи лучше говорить на языке глаз, переплетенных рук и встретившихся губ.
    - Вам не за что меня благодарить, принцесса Жасмина,- столь же вежливо и формально ответил с поклоном канонир.- Вся заслуга целиком принадлежит вам и нашим братьям марсменам.
    Глаза их наконец встретились, и все остальное показалось вдруг пустым и ненужным, в том числе этот глупый обмен дежурными фразами. Возбужденный оклик Таккера вывел Кейда из блаженного оцепенения:
    - Эй, канонир, что нам дальше-то делать? Я собрал большую часть людей внизу. Сейчас займусь остальными. Может, стоит пока выставить часовых?
    - Зачем? - удивился Кейд, с трудом возвращаясь из мира грез к суровой реальности.- Они уже не вернутся. Кстати, потянут ваши люди двойную ношу? Тут найдется немало полезных вещей, помимо оружия, которые нам не помешает прихватить с собой.
    Таккер брезгливо пнул ногой кучу хлама, в которую превратилась большая часть оборудования командного пункта.
    - Если вы имеете в виду это барахло, вам придется самим выбирать. Я в технике слабо разбираюсь. А людей пришлю.
    - Хорошо, я отберу все необходимое,- кивнул Кейд и повернулся к Жасмине:- Могу я попросить задержаться вас еще на пару слов, принцесса?
    - Разумеется. Вы можете просить меня о чем угодно, канонир Кейд!
    Кейд взял девушку под руку, и они стали медленно спускаться по выщербленному эрозией склону в каньон.
    - Что теперь? - спросил он после паузы.
    - Теперь нас ждет двор и Звездоносный Марса. Полагаю, мы сможем даже вернуться на Землю через какое-то время. Хранитель Власти не успел избрать себе преемника, и сейчас среди его ближайших сподвижников начнется борьба за опустевшее место. Им будет просто не до нас. Только зачем тебе возвращаться? Я уверена, Звездоносный Марса будет счастлив предложить тебе пост командующего его войсками.
    Последняя фраза принцессы повисла в воздухе.
    - А вы? - спросил канонир, в упор глядя на Жасмину.
    - Пока не знаю. Займусь чем-нибудь. Я ведь не привыкла сидеть без дела.
    - Что-то мне не очень хочется становиться обер-канониром,- медленно произнес Кейд.- У меня другие планы. Последнее время мысль о женитьбе кажется мне все более и более привлекательной.
    - Ах, вот как! - с наигранным изумлением протянула принцесса, но ее глаза, однако, искрились лукавым смехом.- Какой же ты все-таки глупый! Марс - это не Земля, да и Орден, я думаю, доживает последние дни. Привыкай к тому, что в твоем подчинении будут воины, имеющие в большинстве своем жену и даже детей.
    - Верно. А я об этом как-то не подумал,- сокрушенно признался Кейд.Старые привычки, чтоб их... Жасмина...- Ну как ей сказать? - Вы же племянница Императора! - воскликнул он в отчаянии.
    - Император тоже человек,- тихо сказала принцесса.- Добрый. Справедливый. Мудрый. И еще, между прочим, женатый,- добавила она с очаровательным смешком.
    Он понял, что все равно не сможет найти нужных слов, а если и найдет, не сумеет заставить язык произнести их. И тогда он поступил так же, как когда-то на корабле, но сегодня им двигали не гнев и любопытство, а величайшая любовь и безграничная нежность. Он обнял и прижал к себе хрупкое девичье тело. Губы их встретились. И если в прошлый раз Жасмина была, быть может, захвачена врасплох, то сейчас она ответила на поцелуй сознательно и бесповоротно.
    Долгие минуты они стояли на месте, не разжимая объятий, пока наползающая тень не коснулась краем их лиц. Кейд отстранился первым и виновато сказал:
    - Пора идти. У меня еще куча дел.
    - У нас, любимый,- со смехом поправила его Жасмина.
    - Конечно... любимая,- неуверенно повторил Кейд непривычное слово, повертел его на языке и расплылся в счастливой улыбке. Ему еще так многому нужно было научиться.
Top.Mail.Ru