Скачать fb2
Вариация жизни

Вариация жизни


Дубинянская Яна Вариация жизни

    Яна Дубинянская
    ВАРИАЦИЯ ЖИЗНИ
    ЧАCТЬ ПЕРВАЯ
    - Скажите Кэлверсу, что он идиот! - гремело за дверью. - Что?! Да за такую сумму я могу заполучить кого угодно! Да, озвучание завтра в три - а что, по вашему, могло измениться? Выезжаю, черт бы вас побрал, уже выезжаю! Дверь открылась, и тут же большая часть неимоверной толпы с бессвязными вопросами бросилась навстречу показавшемуся человеку, другие же, напротив, подались назад, освобождая ему дорогу. Возник немыслимый в своей беспорядочности человеческий водоворот. Рыженькая девушка в длинной ярко-красной юбке была подхвачена этим водоворотом, пронесена несколько витков и, наконец, брошена у стены, где ей удалось остановиться. Какой-то парень, тяжело дыша, остановился рядом с ней, почти вплотную. - Красная юбка - это здорово, - без предисловий сказал он. - Они могут не запомнить тебя, но уж юбку-то точно запомнят. Надевай ее на все прослушивания, если хочешь стать кинозвездой. Девушка занялась своей вконец рассыпавшейся прической. Со шпильками во рту она помотала головой. - Что? А почему "нет"? - Я хочу стать режиссером, - выговорила она, закалывая на затылке рыжие волосы. Парень присвистнул - достаточно громко, чтобы с десяток окружающих повернулись к ним. - Режиссером? - переспросил кто-то, расслышавший последние слова. - Да,- рыженькая девушка отважно пошла в наступление. - А что? Я, может быть, и стала бы актрисой - если бы во всей Корпорейшн был хоть один настоящий режиссер! Современные фильмы... их невозможно смотреть - если ты видел хоть один старинный! Да, старинные фильмы примитивны, двухмерны, иногда они даже черно-белые - но там есть что-то живое, какие-то чувства, мысли, эмоции... Похоже, последний режиссер умер еще во времена Голливуда! - Но существуют же ретристы, - возразил, может быть, тот парень, а может, кто-то другой. - Ретристы только пытаются повторять то, что было когда-то. Ни у кого из них нет режиссерского образования, они и понятия не имеют о чисто технических достижениях современного кино, к тому же, у них нет доступа к деньгам Корпорейшн, а без этого тоже... - Некоторые снимают в Вариациях, - это сказал уже точно тот парень. - Но ведь Вариации все время меняются, и потом, это незаконно... нет, я хочу стать настоящим режиссером! - эта наивная звонкая бравада вызвала пробежавший над головами легкий смех, и девушка ярко, как все рыжие, покраснела. - Как тебя зовут? - спросил парень. - Айрис. Заветная дверь снова отворилась, на пороге появился высокий худой мужчина с жестким лицом. - Эй, вы! - отрывисто крикнул он, и воцарилась абсолютная тишина. - Босс уехал по делам. Мое время тоже ограничено, я могу прослушать десять человек. Всем стоять по местам! Я сам скажу, кто. Вы. Вы двое... Молодой человек... Вы... Нет, не вы... хотя и вы тоже. Вы, все втроем... и вы, в красной юбке. За спиной Айрис прокатились завистливые вздохи, и она устремилась вперед, скользя по еле заметной тропинке в чуть расступившейся толпе. ...- Да! - кричал в трубку видеофона худой человек. - Через пять минут! Сэм опять взвалил на меня свою работу. Что? Скажите, что я ей голову оторву! Да, да, сейчас еду, не делайте такой физиономии! Он порывисто зашагал к двери, и Айрис едва успела преградить ему дорогу. - Вы еще здесь? Я же вам сказал... - Вы не сказали мне ни слова. Он остановился. - Вы же видите, я тороплюсь! Ладно, подойдите к окну. Она послушно встала у окна и позволила ему взять ее за подбородок. - Так, черные глазки - это хорошо. От веснушек вы уже избавились - тоже хорошо. Рыжие волосы сейчас не котируются - станете блондинкой. Талия в порядке, бюст... не помешает прибавить два-три дюйма. Салон Новых форм через два квартала. Потом придете еще. До свидания. - Но я... - Только не думайте, что внешние данные - это все. Тем более, что сейчас актуален образ антигероини, проще - обыкновенной некрасивой женщины. Все ведущие режиссеры... - Я хочу стать режиссером! Он обернулся у полуоткрытой двери. - Вот он что! С вашей-то комплекцией? Но это не ко мне, режиссерские курсы набирает Кармелли - или уже набрал... Он должен прийти минут через двадцать... - Я подожду!... если можно. - Ждите, я вас запру.
    ...Розовый свет постепенно переходил в фиолетовую мглу, и светлый прямоугольник, отбрасываемый окном, тускнел на глазах. Кнопок и клавиш на стенах было слишком много, Айрис боялась их трогать наугад и потому сидела в неумолимо сгущающейся темноте. Пестрая шумная толпа за дверьми давно разошлась, они придут пытать счастья в другой день, и, может быть, как раз тому темноволосому парню повезет... - Что вы, черт возьми, тут делаете? Айрис вздрогнула и вскочила с краешка стула, почти ослепленная внезапным ярким светом.Сбивчивыми движениями она оправила волосы и юбку и так же сбивчиво принялась излагать историю своего появления в этом кабинете. Кармелли - она сразу узнала его, часто мелькавшего на телевидении раздраженно рылся в столе, негромко ругаясь себе под нос, и было непонятно, слушает он ее или вообще начисто забыл о ее присутствии. Она кончила как раз в тот момент, когда он нашел нужную бумагу. - У вас нет ни единого шанса, - сообщил он, не глядя на девушку. - Я набираю пять человек, а желающих несколько сотен. С вашими данными лучше и приятнее мечтать об актерской карьере. - Я, может быть, и стала бы актрисой,- привычно храбро начала Айрис,- если бы во воей Корпорейшн... Она осеклась. Ей совершенно не нравились жестоко-эстетские фильмы Кармелли, но ведь сейчас от этого человека зависело ее будущее... - Во всяком случае, пять шансов из нескольких сотен у меня есть,- наконец тихо сказала она. Кармелли поднял глаза и впервые внимательно, пристально рассмотрел ее. Айрис тут же вспыхнула - она всю жизнь легко краснела, бороться с этим не было никакой возможности. - Ну что ж,- медленно произнес Кармелли, - один шанс я вам дам. Я устрою вам настоящий профессиональный экзамен - убежден, что у вас ничего не выйдет, но это шанс. Экзамен в Вариации, мы все прошли через это. Он выдержал паузу, но Айрис тоже молчала, и он продолжил: - Вам известно, что такое Вариация? Думаю, что да. Отдельно взятая Вариация существует от восхода до заката солнца, на следующий день ее сменяет другая. Как правило, внутри потока они различаются только в деталях, но бывают и более существенные различия. Ну, это все вы знаете. Закон разрешает пользование Вариациями только в строго регламентированных случаях, и профессиональные экзамены кинематографистов Корпорейшн входят в их число. - И... что надо делать? - Для проверки актерского мастерства достаточно органически войти в Вариацию и прожить ее, но вам, - его губы изогнулись в иронической усмешке, - придется труднее. Вы должны, будете срежиссировать события в вашей Вариации и привести их к заданному результату. Надеюсь, я доходчиво объяснил. Я никогда и ничего не повторяю дважды. С восходом солнца вы приступите. В ваших интересах остаться ночевать здесь. Айрис недоуменно и вопросительно вскинула глаза, но приземистая энергичная фигура Кармелли уже исчезла в дверном проеме. Отрывисто клацнул замок, и свет погас синхронно с ним, ошеломляюще в своей внезапности.
    ...Одна рука ассистентки лежала на пульсе Айрис, другая касалась кнопки хронометра. - Это довольно устойчивый Поток, - говорил Кармелли. - Братья Эрлы -обычно их четверо,- ведут войну с Царем неверных, - впрочем, титулы и названия могут изменяться. Ваша задача - добиться их поражения, кстати, это легче, чем наоборот. Конечно, сегодняшняя Вариация может быть совсем непохожа на предыдущие, но задание от этого не меняется. - Костюм, - вдруг вспомнила Айрис. - Мне дадут костюм того времени? - Если переодевать каждую девчонку, в костюмерной Корпорейшн ничего не останется, - отрезала ассистентка. - Придумаете что-нибудь, - бросил Кармелли. - Жители Вариаций наивны и доверчивы, у них ведь отсутствует жизненный опыт. Только не вздумайте выдавать себя за божество или что-нибудь в этом духе. Старо и плоско. - А в мини-юбке было бы намно-о-го труднее, - протянул кто-то, и Кармелли раскатисто захохотал, захихикала его ассистентка, засмеялись все, и под этот всепоглощающий хохот Айрис провалилась в искрящуюся темноту, полную неясных шорохов и стуков. - Что бы ни случилось, помните: они не люди, - донеслось до нее неведомо откуда последнее напутствие этого мира.
    ЧАСТЬ ВТОРАЯ
    Справа и слева на розовом фоне неба чернели зазубренные силуэты скал, но посередине линия горизонта была идеально-ровной, и огромный диск солнца касался этой черты своим нижним краем. Потом между ними возник зазор, который непрерывно увеличивался, но уловить это движение было недоступно глазу. Солнце взошло, и новая Вариация начала свое кратковременное существование. Угловатая тень скалы поползла в сторону и назад, и лучи восходящего солнца хлынули на Айрис. В этой Вариации их свет был слегка оранжеватым, и белая кожа девушки приобрела золотистый оттенок, волосы стали огненными, а складки красной юбки загорелись таким непередаваемо-алым цветом, что невозможно было представить себе ничего ярче и насыщеннее. Айрис любовалась восходом. Она не почувствовала момента своего перемещения - просто стояла и любовалась восходом, не помня, когда это началось. Легкий ветер трогал ее волосы, мягкое солнце не слепило глаз, и было хорошо. Она вовсе не чувствовала себя чужой в этом эфемерном мире, она готова была простоять так... И вдруг ее как ударило - экзамен! Она может простоять здесь весь день - а ведь это единственный шанс в жизни! Солнце... это солнце уже совсем высоко! Быстрее, быстрее! Но что - быстрее? Айрис беспомощно огляделась по сторонам. Ровная бескрайняя степь, поросшая жухлой травой, скалы на горизонте, у скал что-то поблескивает - может, река... Все это исчезнет через каких-нибудь пятнадцать-шестнадцать часов, мало, безбожно мало времени... И что делать? С чего начать? Куда идти? И она. продолжала стоять, словно прикованная взглядом к солнцу, которое не слепило глаз... - Дева с волосам цвета пламени... Это были стихи, и они возникли совершенно органично, неотделимо от огненного круга, и только через несколько мгновений Айрис поняла, что они были произнесены вслух, и произнес их чей-то голос... Она обернулась мгновенно, стремительно, испуганно. Сверкающий всадник возвышался над степью, невообразимо-огромный, и длинная тень от него стрелой рассекала землю. Его причудливые доспехи крупными чешуями обрисовывали могучие плечи и широкую грудь, и еще одна чешуя была поднятым забралом. Открытое лицо было массивным, черты - недостаточно правильными, но голубые глаза смотрели прямо, а светло-рыжая короткая борода очерчивала контур лица, придавая ему некоторую законченность. Что-то изменилось в этом лице, когда Айрис обернулась, но она не смогла уловить, что именно, его выражение казалось бесстрастным. Как она могла не заметить раньше этого всадника - в открытой степи? Или он возник только что - ведь Вариация формируется в течение десяти-пятнадцати минут... Человек, которому несколько секунд от рождения. "Они не люди..." - Кто ты? - спросил всадник тем же самым, слишком мягким для такого мужчины голосом, который произнес строчку о деве. - Мое имя Айрис, - неожиданно смело и спокойно ответила она. - Назови свое имя. Уголки его губ дрогнули в вовремя сдержанной усмешке гордости от того, что сейчас прозвучит его гортанное прославленное имя: - Я князь Джерард Эрл. Эрл! Братья Эрлы! Лицо Айрис вспыхнуло в неудержимой ослепительной улыбке. Как хорошо, что он оказался, то есть возник именно здесь, этот милый странный рыцарь... - Я cбилась с пути, - уже почти беззаботно сказала она. - Отвези меня в свой замок, Джерард Эрл. Она сделала шаг в его сторону, и от этого движения складки длинной юбки всколыхнулись, перетекли одна в другую алыми всполохами. - Красный цвет, - задумчиво произнес Джерард. - Цвет опасности... Цвет любви... Цвет рода Эрлов. Я не знаю, как ты оказалась здесь, но... почему-то не хочу этого знать. Я отвезу тебя в свой замок. Он наклонился и, руками в перчатках из толстой кожи обхватив кольцом ее талию, легко оторвал Айрис от земли и посадил в седло впереди себя. Она огляделась по сторонам с этой неимоверной высоты, и тут же увидела замок, высившийся между скал - такой же остроконечный, как и их верхушки и, может быть, поэтому не замеченный ею раньше. Или раньше его просто не было? Доспехи Джерарда Эрла были теплыми, нагретыми в лучах утреннего солнца, и к ним было так хорошо прислоняться... Потом ей вдруг захотелось поговорить с ним. - Когда ты подошел ко мне... ты произнес какие-то стихи. Откуда они? - Это баллада Элберта, - ответил Джерард, и в его улыбке мелькнула печаль. - Князя Элберта Эрла. Когда-нибудь он споет ее для тебя. А я не слагаю и не пою баллад. Я всю жизнь воевал с неверными, одно только это я и умею делать. Айрис подняла голову от теплого металла. Всю жизнь - что он хочет этим сказать? Копыта коня зацокали по каменному мосту, где-то внизу блеснула река. - Эрелинелле - река Эрлов, -сказал Джерард. Как странно, что в этом мире все имеет свои имена и названия, наверное, они чуть-чуть изменяются от Вариации к Вариации, а может, не меняютоя вовсе. И какой у него удивительный голос... Мягкий, негромкий - а вместе с тем есть в нем что-то нерушимо надежное. Во всех слышанных ею мужских голосах, какими бы твердыми они не казались, Айрис всегда ловила неуверенность. Неуверенность - чисто человеческое качество. "Они не люди..." Замок Эрлов встретил Айрис неумолимо надвигающейся стрельчатой тенью, скрипом разводных мостов и лязгом поднимающихся решеток - неприступная громада, начинающая незаметно ветшать. Джерард спешился, и двойной звук шагов человека и коня гулко отразился от каменных стен. Какой-то мужчина, высокий, широкоплечий, одетый в алый и черный атлас, поднялся от ворота, приводящего в движение входную решетку, и жестом поприветствовал их. Еще две фигуры возникли из окружающего полумрака. Айрис смотрела на них с высоты седла, но вез равно эти мужчины казались ей немыслимо-огромными. У одного из них была в руках причудливой формы гитара, и он наигрывал на ней что-то монотонно-печальное. - Это мои братья, - сказал Джерард. - Князь Элберт Эрл. Князь Эдвард Эрл. Князь Монмут Эрл. Одинаковые фигуры, похожие имена, почти одинаковые лица... Только черты Элберта чуть более тонкие и скрытные, чем у Джерарда, в лице Монмута есть что-то тяжелое, не то медвежье, не то бычье, а Эдвард прячет за бородой совсем мальчишескую юность. "Братья Эрлы, которые ведут войну..." - Это Айрис, - просто сказал Джерард, и она увидела, что они поняли. Им не нужно было никаких объяснений, они принимали как должное, что на закованном в броню коне сидит девушка с огненными волосами, и шелковые складки цвета их рода свешиваются с седла. - Она похожа на Ириду,- медленно сказал Монмут, самый старший. - Да, - кивнул Джерард, - я заметил... Ирида - это наша сестра, - сказал он, обращаясь к Айрис. - Ее убили неверные четыре года назад. Это о ней: "дева о волосами цвета пламени", - поняла Айрис. Четыре года назад... Все они живут не больше часа. Джерард снял шлем - у него были густые светло-рыжие волосы, прямыми прядями спадающие на шею, но не достигающие плеч. Низкорослый слуга принял шлем из его рук и взял под уздцы коня, с которого Айрис спрыгнула, положив ладони на широкие плечи Джерарда. Опираясь на его руку, она прошла в длинный зал с витражами в стрельчатых окнах, и трое братьев тяжелой поступью последовали за ними. Здесь был накрыт узкий дубовый стол, и в воздухе стоял щекочущий аромат жареного мяса и пряностей. - Приглашаем вас разделить с нами утреннюю трапезу, - сказал Элберт. Это прозвучало несколько натянуто, но Джерард чуть смущенно улыбнулся Айрис, и она согласно улыбнулась в ответ. А за столом натянутость исчезла, братья Эрлы весело разговорились, заразительно-звонко смеялся Эдвард, Элберт наигрывал что-то бравурное на гитаре, а Монмут сосредоточенно опрокидывал один за другим огромные бронзовые кубки. Но "они не люди..." Время, уходит время!.. - Когда вы выступаете в поход против неверных? - громко спросила Айрис, и ее звонкий голос на мгновение породил совершенную, гулкую тишину. - Не знаю, - мальчишески-беспечно отозвался Эдвард. - Потом, после... когда-нибудь... - Над такими вещами не смеются, - одернул его помрачневший Монмут. И тишина словно накрыла их невидимой завесой, гнетуще-тревожная и всепоглощающая. - Мы собираем отряды по всем провинциям, - наконец подал голос Элберт, - и когда наши силы будут достаточными, мы выступим. Вы выступите сегодня, сейчас - мне так нужно, вы выступите с недостаточными силами - мне нужно, чтобы вы потерпели поражение. Я сдаю экзамен. "Они наивны и доверчивы..." Айрис встала. Ее черные глаза сверкали - такие черные, что даже не видно зрачков, один только огненно-страстный блеск. Распущенные волосы языками пламени рассыпались по плечам. Такую - красивую, сильную, натянутую, как струна - они послушают. - Вы считаете, что ваши силы недостаточны - вы, братья Эрлы? Вы отступаете перед неверными - хотя один князь Эрл стоит тысячи их! Но вы давно расстались с мужеством, и вы готовы простить им все. Все, даже смерть вашей сестры! - Айрис чуть было не осеклась, увидев, как потемнели их лица. Лицо Джерарда... Нет, она не будет смотреть на лицо Джерарда! Князь Элберт говорит, что вы собираете отряды, зачем? Наемные войска могут предать. Вы, князья Эрлы, можете выступить против неверных во главе одного-единственного отряда - отряда надежных, проверенных воинов. И вы победите: если один из вас падет - другой встанет на его место, и неверные дрогнут, решив, что вы бессмертны. Вы победите! Где она слышала - или читала - что главное качество режиссера - умение убедительно говорить? Она владеет этим умением. Слишком хорошо владеет... - Мы выступает немедленно, - сказал Монмут Эрл, и с гулким стуком обрушил на стол тяжелый кубок, словно ставя непререкаемую точку под этим решением. Шумно задвигались дубовые скамьи, огромные братья вставали из-за стола, и.их похожие лица стали неразличимы в объединившей их фатальной решимости. Коротким стоном оборвалась струна гитары, отброшенной Элбертом. "Они наивны и доверчивы"... Что же я делаю, вдруг осознала Айрис. Неужели это она, рыженькая девушка в красной юбке, девятнадцати лет, дерзко мечтающая стать режиссером, нет, невозможно по-настоящему поверить, что именно она, именно в эту минуту - посылает на верную смерть четырех человек. И еще кто знает скольких, которым придется погибнуть в этом сражении... Всем им все равно осталось жить несколько часов, потом они исчезнут чтобы вновь возникнуть в следующей Вариации. А она - у нее впереди целая жизнь. Пустая, нелепая жизнь, озаренная одной-единственной мечтой. И если мечта не сумеет сбыться - что ей делать с этой немыслимо-длинной жизнью? - Сегодня странный день, - вдруг сказал Джерард. - Я не хотел бы погибнуть именно сегодня. Элберт чуть презрительно скосил узкие голубые глаза. - Боишься, князь Джерард Эрл? Джерард чуть недоуменно взглянул на него - и расхохотался, широко, раскатисто, в этом хохоте почти невозможно было уловить нотку грусти. - Я в доспехах, - сказал он, смеясь, - и пока ты будешь натягивать свои латы, я перейду за второй изгиб Эрелинелле! - Нет уж, подожди нас, - запротестовал юный Эдвард, и трое братьев исчезли в дверном проеме. И они остались вдвоем - в неверном тревожном свете разноцветных бликов, отбрасываемых витражами. Вдвоем... "Я князь Джерард Эрл." Сгрогий силуэт сверкающего рыцаря на огненно-розовом фоне рассвета. Открытые светлые глаза, которые без тени враждебности и недоверия отражают неизвестно откуда появившуюся девушку в странной одежде. Гаснущий отзвук негромкого голоса: "дева с волосами цвета..." Все это было два часа назад, этот человек совсем чужой ей. - Сюжет для баллады, - вдруг заговорил Джерард. - Надо рассказать Элберту. Это была бы красивая баллада... Человек встречает девушку... удивительную девушку, какой не мог представить себе даже во сне. И в тот же самый день, на том же самом месте он встречает и свою смерть, - он помолчал. - В один день... Я никогда не думал, что такое может произойти в жизни. Сегодня странный день. - Ты не встретишь сегодня свою омерть, Джерард, - неуверенно произнесла Айрис. Не то... Странный день... Странный - потому что это единственный день его жизни. Его завтра не существует, его вчера - неизвестно кем придуманный обман. Вся жизнь - один день... и она хочет лишить, она лишает его даже этого... Почему она не может оторвать глаз от его лица? Почему оно такое печальное, обреченное и близкое, его лицо? "Они не люди, не люди, не люди..." Джерард! - Джерард, - глухо выкрикнула она, и он вздрогнул и шагнул к ней. - Ты не должен, не должен... ты не пойдешь туда, Джерард! Не хватало дыхания, и слова сбились в один огромный запутанный клубок. Как объяснить... как объяснить ему, что его жизнь слишком коротка, и поэтому люди того, большого, настоящего мира готовы без зазрения совести отнять ее? Что он не человек, а только вариация Джерарда Эрла? Нет, это все неважно, как объяснить ему, как заставить его поверить в то, что ему нельзя, нельзя идти на эту страшную неравную битву? - Джерард, - еле слышно сказала она, - ты можешь меня убить. Я послана Царем неверных, чтобы убедить вас выступить против них со слабыми силами. Он хочет, уничтожить вас, Эрлов, а я... Он пересек длинный зал большими шагами и остановился - совсем, совсем близко к ней. - Айрис, - его мягкий голос звучал надежно и уверенно, как всегда, - зачем ты говоришь это? Мы приняли решение выступить сегодня два дня назад, на военном совете - тогда тебя еще не было с нами. Я... я постараюсь вернуться, Айрис. За дверью загрохотали железом приближающиеся шаги братьев. Джерард шагнул было им навстречу, но вдруг обернулся и порывисто, страстно прижал ее к себе - на одно мгновение - и Айрис на миг ощутила его горячее дыхание и тепло тела за холодным непробиваемым металлом... ...Четыре одинаковые фигуры неумолимо удалялись к горизонту, и четыре остроконечных шпиля на шлемах непереносимо сверкали в лучах яркого солнца. Айрис отошла от узкого стрельчатого окна. Вот и все. Она уже ничего не сможет сделать. То, что Джерард сказал о военном совете - вымысел, предназначенный снять ответственность с ее хрупких плеч? Или это событие уже неуловимо вошло в его память жителя Вариации - Вариации, в которой все должно происходить органично, без вмешательства чужих? Она - чужая здесь. Надо возвращаться, надо теперь же, не медля ни мгновения, возвращаться в свой мир, и пусть Кармелли и другие решают, справилась ли она с заданием. "Мы все прошли через это..." Вот почему в ваших фильмах так мало жизни и так много жестокости и цинизма - потому что вы с честью прошли через это! Они знали, на что она идет - и провожали ее хохотом. Целый мир, насмешливо хохочущий над нелепым мечтами рыженькой девчонки изменить его... Вернуться просто. Аппаратура в студии настроена, и ей нужно только положить правую руку на запястье левой, а взглядом следить за циферблатом часов, и когда удар пульса совпадет о движением секундной стрелки, задержать дыхание и закрыть глаза... Она бесследно исчезнет из этой Вариации, и князь Джерард Эрл, возвратившись в замок, не найдет там деву с волосами цвета пламени... Ведь он вернется, он непременно вернется, не может быть, чтобы у него не было ни одного шанса, он обещал постараться вернуться и он вернется - и нельзя, чтобы его никто не ждал. Айрис осталась ждать - и время остановилось. Ничего нет длиннее ожидания. Она не думала ни о Джерарде, ни о его братьях, ни о битве, неясный гул которой долетал до замка - она просто ждала, отмеривая бесконечные шаги из конца в конец огромного зала, а сверкающее солнце неподвижно стояло в бледно-зеленоватом перекаленном небе. ...Скрип подъемного моста прошел мимо ее сознания, как что-то далекое и постороннее, и тслько когда в лязге решетки возникли неровные громоздкие шаги, нервное напряжение многих часов взорвалось в Айрис, и она стремительно метнулась к выходу, и собственное тело не слушалось ее, было неловким и тяжелым... Только один человек. Огромная фигура в потускневших доспехах и причудливом шлеме со шпилем на верхушке, налитые кровью глаза по-бычьи исподлобья смотрели в прорези забрала, и Айрис поняла: Монмут. Он стоял неподвижно, и его руки сжимали обнаженный меч, громадный меч, наполовину покрытый бурой ржавчиной крови. Айрис заговорила, и ее голос показался особенно тонким и слабым рядом с его колоссальной фигурой. - Князь Монмут Эрл... битва... кончилась? - Битва продолжается.., - глухо сказал он, и в хриплом голосе отчетливо прозвучала угроза. - Она продолжается... Джерард и Эдвард убиты. Элберт ранен в правую руку, он не продержится долго. Я тоже погибну... но сначала я убью тебя! Айрис услышала только последние слова, и сверкающая половина поверхности меча резанула ей глаза. Меч поднимался - медленно, медленно, Монмут Эрл все делал медленно, с медвежьей тяжестью... Остановить его! - Но... почему, Монмут? Она просто забыла другие слова. Она хорошо знала, что эти - бессмысленны.. - Почему?! - его голос, искаженный забралом, грохотал. - Ты знаешь! Ты и тогда все знала! Мы пошли за твоими словами, и только потому, что Ирида... Но ты непохожа на нее! У нее были светлые глаза. Нет, ты непохожа, непохожа на нее!.. Он снова поднимается, этот огромный меч. Сколько людей оставили на нем сегодня отпечаток своей крови? Людей Вариации... нет, просто людей! Если бы только не было так непереносимо-страшно... - Убей меня, Монмут Эрл, - спокойно и ровно сказала Айрис. - Убей меня, и только потом с легким сердцем отправляйся на битву... если у тебя хватит мужества вернуться туда, - в его глазах звериная ярость, но руки - руки замерли на полдороге, и, может быть.., - Если бы оно у тебя было, ты бы не пришел сюда, Монмут. Ты бы сейчас воевал с сильными мужчинами, а не... Что-то невообразимо-тяжелое просвистело у самого ее виска - но не меч, меч остался в руках Монмута, от отчаянного бега которого сотрясался пол замка. Айрис прислонилась к каменной стене, и ее сил хватило только на то, чтобы не сползти вниз... Неизвестно, сколько времени она простояла так, без чувств, без мыслей, без ничего, кроме пустоты... Надо забыть что-то невозможное,. ужасное, что-то, что было в словах Монмута, которые она отказалась понять, отказалась услышать... Джерард!!! ...В узких окнах алым пламенем горел закат. Вот и пришел конец всему этому... Когда-то давно, полжизни назад, был человек, которого звали Джерард Эрл. Он был высок и широк в плечах, он носил тяжелые сверкающие доспехи. Он не был красив, но у него были открытые голубые глаза, не знавшие неискренности. Он всю жизнь... да, всю жизнь воевал с неверными и не слагал баллад. И он всего только один раз обнял девушку по имени Айрис - и она уже больше никогда не сможет по-настоящему жить. Огромный диск ало-малинового солнца навис над остроконечными скалами. Его лучи кроваво-сверкающими отблесками отражаются в стремительных водах реки, певучее название которой она забыла и уже никогда не вспомнит. Негнущиеся, чужие пальцы правой руки почему-то никак не могут нащупать ниточку пульса... - Айрис!!! Она вздрогнула, порывисто обернулась, вскинула глаза - и замерла. Ни броситься к нему, ни даже разомкнуть губ, чтобы прошептать его имя, ничего она не смогла, пригвожденная к месту этим огромным, невозможным, немыслимым... Он стоял в алом дверном проеме, прислонившись к косяку, в измятых, залепленных землей доспехах, без шлема. Смертельно-белое лицо, потемневшие волооы спутались и запеклись кровью на виске. А в глазах отражается багровый закат, но они все равно открытые, чистые и светлые... - Я отбросил их за третий изгиб Эрелинелле, - наконец выговорил он, тяжело переводя дыхание. - Я боялся... что больше не увижу тебя. - Джерард... - Я боялся... Монмут... он погиб, они все погибли... у него было такое лицо. Но я тогда не понимал... А теперь - я все понимаю... Оторвавшись от стены, Джерард сделал неверный шаг, и еще один, и... - Джерард!!! Айрис бросилась вперед, исступленно метнулась со страстной силой, и, споткнувшись, упала на колени перед ним, распростертым навзничь. - Джерард, Джерард... Как она могла не заметить сразу эти черные тускло мерцающие металлические перья стрелы, косо торчащей из-под железной чешуи прикрывающих его спину доспехов... Нет, ее нельзя касаться! Что делать, боже мой, что же делать... А солнце, это колоссальное, неправдоподобное солнце уже зацепило свой диск за острые скальные верхушки... - Айрис, - Джерард повернул голову набок, и от этого движения его лицо мучительно исказилось. - Со мной все кончено и, может быть, поэтому... я все знаю. - Нет, Джерард! Волосы упали ей на лицо, и сквозь эту огненную вуаль освещенный закатом мир стал. ирреально-красным, и лицо Джерарда на мгновение растворилось в болезненно-багровом тумане. - Нет, - быстро, слишком быстро говорила она, - это не может быть смертельно, ведь ты живешь, Джерард, и ты будешь жить, все будет хорошо, я же люблю тебя... Уголки его губ дрогнули. -Айрис... Нет, все кончено. Всему приходит конец... всему миру... Но ты... я знаю, Айрис... ты можешь... ты должна уйти. Солнце - алый полукруг с неровно-рваным нижним краем. Всего несколько секунд... чтобы положить пальцы на запястье. Джерард застонал сквозь зубы и закрыл глаза. - Нет!!! Она отыскала его руку и крепко сжала в своих тонких нервных пальцах. Огненный край солнца неумолимо уменьшался, бесповоротно скрываясь за скалами, и Айрис беспомощно, отчаянно зажмурилась... Темнота пробилась сквозь веки - холодная, совершенная и спокойная. - Как хорошо, что ты со мной, - сказал Джерард и приподнялся на локте.
    1995
Top.Mail.Ru