Скачать fb2
Проклятие графов Собоських

Проклятие графов Собоських


Дубинянская Яна Проклятие графов Собоських

    Дубинянская Яна
    Проклятие графов Собоських
    - Пани может кричать, топать ногами, ругаться и писать куда следует. Мест в гостинице нет, - хозяин улыбнулся с видом кота, уже облизавшего всю опрокинутую сметану.
    Я вздохнула. Как бы объяснить, что я не собираюсь ни кричать, ни кому-то писать, - но и замерзать ночью в сугробе тоже не хотела бы? Так, чтобы это не вышло очень уж жалко.
    С моей шубы успела натечь довольно большая кольцеобразная лужица. Представляю, что творилось с тушью на ресницах.
    - Пани может обратиться в гостиницу пана Войтилова, это всего четыре километра вверх по склону, - посоветовал добрый хозяин. - Но там тоже нет мест.
    - Простите, - не особенно удачно начала я. - Мне не нужен отдельный номер с удобствами. Мы с мужем уже забронировали себе люкс в отеле "Звезда гор". Муж приедет завтра, и... в общем, мне надо только где-нибудь переночевать. Хотя бы в холле на диване... Мы хорошо заплатим!
    Про "Звезду гор" не надо было. У хозяев маленьких гостиниц всегда имеется огромный комплекс неполноценности.
    - Пани имеет в виду, что она хорошо заплатит? - уточнил он с ударением на "она".
    - Да, конечно... То есть мой муж, мы договорились встретиться здесь...
    Хозяин ухмыльнулся.
    - Пани уверена, что ее муж приедет? - и совсем уже внаглую, - Пани уверена, что у нее есть муж?
    Я была вполне готова закричать, затопать ногами и пожаловаться кому-нибудь в письменной форме. Я замерзла и устала. Я не хотела выходить в метель и топать четыре километра вверх по склону. Я бы скорее кого-нибудь убила.
    Влодко, например.
    "Будет гораздо безопаснее, Агнешка, если всю сумму повезу я. Тебя ведь постоянно обворовывают! Ну, ну, маленькая, зачем перед отпуском ссориться по пустякам?.."
    - Да, разумеется, у меня есть муж. И, разумеется, сейчас я выплачу вам задаток...
    Сколько там осталось от моих карманных денег?
    - Сожалею, пани, мест в гостинице нет.
    И тут я не поверила собственным глазам.
    По лестнице со второго этажа спускался Янек Собоський.
    1.
    В огромной аудитории стоит негромкий ровный гул, и бубнение профессора - далеко не главная его составляющая. Все студенты заняты своими делами. Я, например, внимательно вглядываюсь в листок бумаги, расчерченный на квадраты, некоторые из которых заполнены буквами. Если вставить вот сюда "а", получится слово из семи букв, и у противника не останется никаких шансов.
    Я пишу "а", но в другой квадрат - выходит четырехбуквенное слово. Дописываю его в столбик внизу листка и легонько толкаю в спину соседа спереди.
    - Передай Собоському.
    Он, как всегда, сидит в первом ряду. Как всегда, горбится - он очень высокий. Как всегда, пытается конспектировать лекцию, поэтому не сразу разворачивает мой листочек.
    Разворачивает и улыбается - я понимаю это раньше, чем он оглядывается и победно смотрит на меня. Быстро-быстро дописывает недостающую букву; его губы при этом смешно вытягиваются в трубочку.
    - Лекция окончена. Панове студенты могут быть свободны.
    Он вскакивает и в три прыжка подбегает ко мне. И я не удерживаюсь, чтобы не глянуть мельком по сторонам, ловя завистливые взгляды однокурсниц.
    - Тре-панг, семь букв, Агнешка! А ты пропустила, ага!
    - Где? Ну вот, опять ты выиграл. Янек, я хочу отыграться!
    Он снисходительно усмехается. У него карие глаза доброй собаки и очень нежная белая кожа, подернутая бесцветным пушком. Я закусываю губу - до того хочется коснуться его щеки. Прямо сейчас.
    - Ладно, попробуй.
    - На социологии сядем рядом, хорошо?
    * * *
    Янек Собоський был самый завидный жених на курсе. Самый умный и самый высокий. Не самый красивый - но зато граф.
    Как-то в университет приезжал его отец - маленький толстый человек с лицом, изрытым последствиями не то оспы, не то юношеских прыщей. Янек совсем на него не похож! - шептались девчонки, прикидывали на глаз стоимость перстня на графской волосатой руке и длинного черного автомобиля на стоянке и делились сплетнями о графском маетке где-то на юге. По всему выходило, что действовать надо как можно скорее и решительнее.
    Семестр подходил к концу, курс давно разбился на парочки - но Собоського по-прежнему можно было видеть либо одного, либо в шумной компании. Видно его было издалека - буйная голова, торчащая над остальными, и длинные руки, которыми Янек постоянно размахивал, как мельничными лопастями. Уже не один раз бывало, что какая-нибудь влюбленная дурочка или хитроумная интриганка - ненароком получала по голове, слишком близко подобравшись к предмету своего вожделения, увлеченному дружеской беседой.
    А я смотрела на все это издали. Я вообще была гордая, неприступная и донельзя заученная. Золотой молодежи нашего курса было скучно со мной, а мне было скучно с ними.
    Но зато Янеку Собоському было интересно играть на парах в слова или в точки именно со мной - если, конечно, я не слишком часто выигрывала. А мне было интересно с ним. Больше, чем интересно.
    Началась первая сессия. Дуры-студентки - они же весьма дальновидные особы - стайками вились вокруг отличника Собоського, наперебой умоляя объяснить тот или иной билет. Янек объяснял. Он знал назубок всю программу. Ну, почти всю...
    - Агнешка, у тебя есть в конспекте девятый вопрос по римскому праву? Я тогда болел, а в учебнике на эту тему пол-абзаца.
    - Сейчас посмотрю. Не-а - я же вообще редко пишу... Но я тебе так могу рассказать, хочешь?
    - Идет! Давай встретимся завтра...
    * * *
    Зимний заснеженный парк около университета. Вечер - не очень поздний, но уже темный, как ночь. Светло-желтые фонари и длинные синие тени от деревьев. И от нас с Янеком Собоським.
    Мы вдвоем. И тихо-тихо.
    - Завтра последний экзамен. Социология.
    - Ничего страшного, Ян. В нашей группе половина сдали на отлично. Даже Блоньска.
    - А тебе что попалось?
    Я уже и не помню, что. Разве это важно? Мы вдвоем, и снег скрипит под ногами, и ветки, и фонари. И его лицо с темным морозным румянцем. Янек...
    Я люблю его.
    - Завтра после экзамена... Давай опять пойдем погуляем!
    - Давай... То есть нет, Агнешка, не получится. Отец заедет за мной прямо в университет. По традиции все графы Собоськие встречают Рождество в родовом маетке.
    - А-а...
    - Но в следующем семестре... Обязательно, Агнешка! Знаешь, ты...
    Так тихо. Синяя сетка теней на снегу. Какая-то большая птица взмахивает крыльями, садится на ветку у нас над головами, и ветка роняет снег крупными хлопьями на наши запрокинутые лица. Мы смеемся - беззвучно, не нарушая тишины. Привстав на цыпочки, я отряхиваю снег с его плечей, из-за воротника... И касаюсь, наконец, щек - как давно мечтала; жаль только, сквозь перчатку... И все равно чувствую холод и гладкость.
    - Янек...
    Нагибаю его большую лохматую голову без шапки. Легонько-легонько целую холодные мягкие губы.
    Отступаю на шаг и вижу его широко раскрытые глаза.
    Как у испуганной собаки.
    * * *
    В первый день после каникул он издали кивнул мне и закрутился в галдящей толпе друзей и подружек. Потом сел на другом конце аудитории и досадливо махнул рукой, когда я показала из-под стола расчерченный для игры лист бумаги.
    Я подумала, что он, может быть, и прав. Хотя бы в начале семестра надо немного поучиться в полную силу, ни на что не отвлекаясь. Он сидел, как всегда, впереди, сосредоточенно склонившись над конспектом. Ссутуленная спина, волнистые волосы и краешек щеки.
    Янек. Мой Янек...
    После занятий он ушел, все так же окруженный толпой, сквозь которую трудно было бы пробиться. Что-то говорил, смеялся, размахивал руками. Но ведь он должен подойти ко мне! Мы должны вдвоем, только вдвоем отправиться гулять по зимнему парку...
    Завтра.
    Я была влюблена, поэтому говорила себе "завтра" довольно долго.
    Потом я начала крутиться в компании золотой молодежи, кучковавшейся вокруг Собоського, смеяться глупым шуткам и ходить на пиво после лекций. Мы с Янеком были рядом, участвовали в общей болтовне, но по-настоящему не перекинулись ни единым словом. Однажды он, жестикулируя, больно задел мой подбородок; мельком извинился и продолжал рассказывать какую-то хохму.
    Я пыталась встретить его по дороге в университет - одного. Как-то раз у меня получилось. Янек смутился, пробормотал приветствие, ускорил шаги и быстро - я ничего не успела сказать! - добрался до спасительной компании.
    Даже сесть рядом с ним на лекции было непросто - охотницы за графским маетком заранее бронировали места. Однажды я все-таки поставила перед занятиями свою сумку рядом с его дипломатом... но к началу пары Янек почему-то сидел совсем на другом месте, едва ли не в последнем ряду.
    В парке начинал таять снег.
    * * *
    - Ян, нам надо поговорить.
    - Пошли, Агнешка, ребята ждут.
    - Нам надо поговорить.
    - Ну что ты заладила! О чем? Пошли!
    - Я люблю тебя!
    Остановился.
    - Хорошо, давай поговорим.
    - Почему ты от меня бегаешь, Янек?
    - Я?! Это ты за мной бегаешь! Приходится другой дорогой в универ ходить. Что я тебе сделал? И на парах смотришь все время своими глазищами...
    - Я люблю тебя... я думала...
    - Но почему? С чего это вдруг? У нас ведь ничего не было!..
    - Ничего?..
    Не плакать. Не плакать!!!
    - Агнешка... Я просто не хотел, чтобы... Хорошо, я тебе скажу; но это страшная семейная тайна, и если ты...
    - Причем здесь семейная тайна, Янек?..
    - Клянись, что сохранишь ее.
    - Клянусь...
    - Я не могу позволить себе любить женщину. Не только тебя - вообще никого. Существует древнее проклятие графов Собоських... нет, я не могу тебе сказать. Прости, Агнешка. До свиданья.
    2.
    - Это пан граф Собоський, - важно сказал хозяин гостиницы. Мол, видали, какие люди у нас останавливаются?
    - Вижу, - улыбнулась я. - У меня как раз к нему пару слов. Вы позволите?
    И сбросила прямо ему в руки мокрую шубу.
    У Янека еще в университете было плохое зрение - потому, собственно, он и сидел все время впереди. И до сих пор, похоже, стеснялся носить очки.
    А может, я просто сильно изменилась.
    - Привет, - сказала я, подойдя вплотную. - Ты здесь один или с семьей?
    - Один, - ответил он ошарашенно.
    - Какой у тебя номер? Люкс? С диваном?
    Собоський пришибленно кивнул, все еще не узнавая меня. Он отпустил небольшую бороду, беспорядочно вившуюся по младенчески-гладким щекам.
    - Будь добр, скажи хозяину, что я приехала к тебе.
    - Агнешка?..
    Хозяин гостиницы освободился, наконец, от многокилограммовой гири моей шубы и подсеменил к нам. Я развернулась к нему: надо было брать инициативу в свои руки, пока Янек все не испортил.
    - Прошу пана, я думала, что разминулась со своим другом графом Собоським, но, к счастью, этого не произошло. Я останавливаюсь в его номере. С доплатой, разумеется...
    - Разумеется, - повторил Янек.
    Хозяин постреливал на нас маслеными глазками и явно прокручивал в голове адаптацию этой истории для приятелей. Мужа она тут ждать собиралась, как же! В одном номере с паном графом...
    Кстати, пускай поразмыслит, с кого из нас требовать "доплату". А там и Влодко приедет.
    Я ступила на лестницу и протянула Янеку руку.
    - Пошли.
    * * *
    - ... и наконец-то вырвались вдвоем в отпуск. А в последний момент его аспиранту поставили на сегодня предварительное обсуждение диссертации. Научный руководитель обязан присутствовать... Мы решили не менять оба билета, и я полетела сегодня, а муж...
    Графу Собоському, конечно, не понять, почему это мы не стали менять два билета на самолет, спохватилась я. С его точки зрения - чистое жлобство. И, между прочим, она не лишена оснований.
    - Влодзимеж вообще очень хозяйственный.
    В номере Янека была широкая, почти двухспальная кровать и маленький диванчик, на котором я надеялась поместиться, поджав ноги. Еще был черно-белый телевизор и букетик сухих цветов на журнальном столике, похожий на пучок сена, который уже попробовала корова. В общем, довольно убого.
    - А ты? Что ты делаешь в этой дыре?
    Он встал и принялся расхаживать по номеру - от дивана до кровати и назад -опасно размахивая руками, как и в студенческие времена. Заговорил; слушать его было забавно.
    - Видишь ли, Агнешка, в жизни человека наступает момент, когда ему хочется познать самого себя, понять, зачем он живет. И тогда появляется потребность порвать с привычным окружением, избавиться от условностей, продиктованных высоким положением и деньгами. Я отправился путешествовать, и не как богатый турист, а как обычный человек, стремящийся изнутри увидеть жизнь своего народа...
    - Ты женат? - перебила я не особенно вежливо.
    Янек задел вазочку с букетом, и она покатилась по полу, усеивая ковер сеном. Слава Богу, не разбилась, вздохнула я.
    - Нет, - буркнул он куда-то в занавеску.
    - А девушка у тебя... - я осеклась.
    Собоський медленно обернулся. На его бархатистых щеках одно за другим выступали неровные багровые пятна. Пухлые губы по-детски подрагивали среди завитков бороды. В считанные секунды я нарисовала в воображении душераздирающую историю с трагнческой гибелью невесты Янека накануне свадьбы. У человека такое горе - а тут я со своими бестактными вопросами... идиотка!
    - Нет и никогда не было, - сквозь зубы пробормотал он. - И пожалуйста, Агнешка, не будем больше об этом.
    Но я не удержалась - потому что меня вдруг осенило:
    - Проклятие графов Собоських?..
    * * *
    Когда он вышел из душа, я уже лежала на диванчике, скорчившись в позе эмбриона и по шею закутавшись в покрывало. Янек был в роскошном махровом халате морскими разводами; на открытой груди вились редкие волоски. Покосившись на меня, он поплотнее запахнулся, прошел к кровати, откинул одеяло. Потом вернулся к дверям, выключил свет, в темноте опрокинул, кажется, журнальный столик и кое-как добрался до постели.
    - Спокойной ночи, Янек.
    - Что?!.. А, да... Спокойной ночи, Агнешка.
    Заснуть не получалось. В диване обнаружилась острая пружина; она не пропорола пока обивку, но явно собиралась это сделать ради удовольствия воткнуться мне в спину. Спасения от нее не было, как ни крутись с боку на бок.
    А Собоський уже мирно посапывал. Не то что бы я надеялась на джентльменское предоставление мне широкой кровати... в конце концов, Янек с его ростом уж точно не поместился бы на этом диванчике. Но все равно было обидно. Обидно через столько лет опять убедиться, что я ровным счетом ничего для него не значу.
    Мы учились вместе еще четыре с половиной года. Я успела пройти все стадии неразделенной любви. Была гордой и равнодушной; избегала бросить на него лишний взгляд - чтоб не подумал! - и страшно ревновала, заметив рядом с Янеком какую-нибудь девушку; затем истово решала начать все сначала, бегала за ним, устраивая засады в коридорах университета; звонила по телефону и молчала; писала длинные письма и одно из них даже отправила... На третьем курсе пошло распределение по специализациям: теперь мы пересекались с Собоським только раз в неделю на общих для потока лекциях... стало полегче.
    Потом я поняла, как все это смешно. Потом, когда появился Влодко и наглядно доказал, что любовь - нечто большее, чем один-единственный поцелуй в заснеженном парке.
    Я вытянула ноги, положив их на диванный валик. А если бы Янек сейчас встал?.. подошел ко мне... подхватил на руки... На отсутствие фантазии я никогда не жаловалась: картинка из любовного романа живо набросалась в голове во всех подробностях. Подхватил на руки, отнес на большую кровать... "Какой же я был дурак!" - или что-нибудь в этом роде. Прерывистое дыхание и щекотная пушистая щека у моей щеки...
    И как бы ты поступила? А?
    Я тихонько хихикнула и выгнула спину; пружина поймала момент и, прорвав ткань, вонзилась в кожу.
    * * *
    За окном была тьма и метель. И одинокий маленький огонек вдали. Возможно, гостиница пана Войтилова.
    Я куталась в диванное покрывало: мой халат, как и все прочие вещи, только готовился к утреннему вылету вместе с паном профессором Влодзимежем Каминьским. Что было вполне логично: не взваливать же багаж на слабую женщину. Влодко не подумал о возможной пружине, которая не даст заснуть его жене...
    - Агнешка?
    Я обернулась.
    Янек сидел на постели, прижимая к груди край одеяла. Отблеск от снега за окном освещал его лицо.
    - Почему ты не спишь?
    Пожала плечами: не жаловаться же на диванчик - будет выглядеть, будто я напрашиваюсь в кровать.
    - Не спится. Бессоница.
    - Я иногда думаю, - неторопливо заговорил он. - Помнишь, на первом курсе? Какие мы были молодые... Верили в себя, в будущее, надеялись научиться чему-то важному в нашей альма-матер. И в то же время так беззаботно ко всему относились... эти игры на листочках, помнишь?
    Я помнила. Сейчас, в темноте, даже Янеков высокопарный стиль звучал не так уж забавно.
    - Порой мне кажется, что это было самое счастливое время моей жизни...
    - Правда?
    Я присела на край кровати. Протянула руку.
    Просто так.
    - Ян...
    И коснулась его щеки.
    * * *
    - Уйди!!! Оставь меня в покое! Что я такого сделал, что ты до сих пор меня преследуешь?!!
    - Янек, ты что?..
    Он отпрянул с таким видом, словно до него дотронулись не кончиками пальцев, а по меньшей мере раскаленной кочергой. А этот нелепый вопль? Я сидела, вконец оторопев, и совсем некстати размышляла о том, какая у него нежная, почти детская кожа лица. Мне б такую...
    - Кто тебе сказал, что я остановился в этой гостинице? Ты ведь знала! И явилась сюда, и не постеснялась подлым обманом пробраться...
    - Ян!..
    - ... в мой номер! В мою постель!!!
    Очень надо! Он что, совсем рехнулся? Я вскочила, забыв придержать покрывало; оно скользнуло на пол, и Собоський не своим голосом заорал:
    - Прикройся!!!
    Нет, я отдавала себе отчет, что на эти крики могут сбежаться все постояльцы и персонал гостиницы. Что место у замочной скважины, наверное, уже занято. Что завтра приедет мой муж, и ясно, в каком виде ему все это преподнесут.
    Но не могла отказать себе в удовольствии.
    Влодко любит, когда я надеваю красивое белье. Раньше он тратил на него чуть ли не ползарплаты, пока я не запретила. В отпуск я экипировалась как следует. Сегодня - узкие черные трусики, кружевной бюстгальтер без бретелек и прозрачная комбинация до середины бедра.
    И фигура у меня тоже ничего.
    Я прошлась по комнате походкой профессиональной манекенщицы; прогнулась в талии и полуобернулась от окна; повела плечами, и комбинация упала к ногам облачком черного шифона.
    Вот!..
    - Агнешка, - жалобно протянул Янек, - не надо...
    Он покраснел так, что ночь не могла этого скрыть; он сдвигал ноги под одеялом; он отполз к стене, чуть ли не прикрываясь подушкой...
    Я приблизилась к нему вплотную и вспрыгнула на кровать эр-р-ротичным движением пантеры. И недвусмысленно сообщила:
    - А я хочу.
    - Я прошу тебя, - теперь он побледнел, как покойник, - ты ведь знаешь... я говорил тебе. Надо мной довлеет проклятие графов Собоських!.. Если я... ну, с женщиной... то...
    - То что? Странное какое-то проклятие. Как вы вообще размножаетесь, панове Собоськие? Твой отец, например...
    Янек закрыл лицо руками. Так, наверное, поступают пассажиры падающего самолета, когда уже больше ничего нельзя поделать.
    - Мой отец поплатился, - глухо проговорил он. - Проклятие настигло его... сразу же, как только...
    Я вздохнула и поднялась с постели.
    - Ладно, живи.
    * * *
    - Пани Каминьска! Здесь остановилась пани Каминьска?!
    Я открыла глаза и несколько раз хлопнула ресницами. Надо же удалось-таки заснуть. Сидя, полностью одетой. На диванчике, возле самой пружины.
    Собоського не было.
    - Да! - крикнула я.
    Дверь приоткрылась, в щель проникла любопытная мордочка горничной; тут же исчезла, и в номер вошел хозяин.
    - Прибыл муж пани, - объявил он. - Пан Каминьский ожидает пани внизу.
    И, собрав пальцы в щепотку, добавил конфиденциально пониженным голосом:
    - Если пани захочет, пан ничего не узнает про пана графа.
    Я засмеялась и, проскользнув между ним и дверным косяком, побежала вниз по лестнице.
    - Влодко!
    Он стоял у дверей, увешанный сумками и окруженный чемоданами. Румяный, заснеженный. Мой.
    - Агнешка! Все в порядке? Можем ехать?
    - Прямо так сразу? Я еще даже не умылась! Тут такое было: меня не хотели поселять, счастье еще, что здесь случайно оказался мой однокурсник Янек Собоський. Который граф, я тебе рассказывала, помнишь? Пришлось сделать вид, что мы любовники, и заночевать в его номере. А там одна нормальная кровать. Я хотела его соблазнить, но он не дался.
    У хозяина, появившегося на лестнице, нижняя челюсть с отчетливым стуком ударилась о воротник.
    - Я бы тоже не дался, - серьезно сказал Влодко.
    - Так может, вас познакомить? Раз у вас так много общего...
    - Умывайся, и поехали. Завтрак в "Звезде гор" мы уже пропустили, но к обеду, если ты поторопишься, успеем. Душ примешь уже там. Давай побыстрее, Агнешка.
    Я же говорила: Влодко очень хозяйственный. И он никогда меня не ревнует.
    Даже обидно.
    * * *
    Мы обедали на застекленной веранде, и заснеженная вершина на синем небе в рамке из морозных узоров выглядела точь-в-точь как картинка из туристического проспекта. И белые столики под мрамор, и красное вино в хрустальных фужерах на десерт.
    Здорово!..
    - Как там твой аспирант? - спросила я.
    - Более-менее, - Влодко отпил чуть-чуть; он разбирался в винах. Красота!.. С научной точки зрения все блестяще. Наследственность и генетика - на сегодня самая востребованная тема. Но могут возникнуть проблемы, потому что Анджей подобрал некоторые примеры из истории родов ныне здравствующих аристократов.
    - Они что, в суд на него подадут?
    - Никогда не пил такого вина... В суд - вряд ли; кто любит выставлять свои болячки напоказ? Но крови попить при случае могут. Там есть такие пикантные моменты... Про твоего Собоського, например.
    - О проклятии графов Собоських?!
    Влодко приподнял брови.
    - Ты в курсе?
    - Ну, не совсем... Расскажи!
    - Наследственная аномалия по мужской линии. Что самое интересное, современные записи в медицинских картах в точности подтверждают предание из Дворской летописи... Кстати, в академическом издании этого нет - парень раздобыл факсимиле семнадцатого века. Проклятие графов Собоських... Анджей делает вывод, что это вовсе не генетически запрограммированное венерическое заболевание, как могло бы показаться, а обычные проблемы, с которыми в период полового созревания сталкиваются многие. Но именно у представителей данного рода, как ни странно, наблюдается конкретная привязка... Постой, он, кажется, и в автореферате об этом пишет: очень яркий пример.
    Наверное, не стоило так жадно вырывать брошюру из его рук. Влодко сам нашел бы и прочитал гораздо быстрее.
    Но мне надо было видеть собственными глазами.
    "... и отныне, ежели кто из мужей проклятого рода графов Собоських впервые возляжет с женой - во грехе ли, на супружеском ли ложе - наутро же лик его покроют огненные ПРЫЩИ..."
    * * *
    - А по-моему, это не смешно, - вздохнул Влодко.
Top.Mail.Ru