Скачать fb2
По памяти

По памяти


Дубинянская Яна По памяти

    Яна Дубинянская
    ПО ПАМЯТИ
    - Ты должен это сделать, - произнес граф и возложил свою бесплотную старческую руку ему на плечо. - Я не в праве приказывать, я только прошу тебя, Жюстен - но долг, святой долг перед Императором, Отечеством, народом велит тебе сделать это.
    Молодой человек кивнул, усилием воли сохраняя на лице бесстрастное выражение. Граф убрал руку с его плеча и зашагал по комнате, при каждом шаге позвякивая скрытой в глубине внутреннего кармана связкой ключей. Это звяканье всегда действовало Жюстену на нервы - но не сейчас, нет, не сейчас...
    - Заговорщики, замышляющие посягнуть на жизнь Императора, на благополучие страны, - мерно-взволнованно говорил граф. - О, как много бы я дал, чтобы только стать моложе, чтобы иметь возможность самому... Но я верю в тебя, Жюстен. Ты сумеешь раскрыть их низкие замыслы, дабы привлечь подлых предателей к справедливому суду. Заброшенный собор святого Сульпиция, мальчик мой, одиннадцать часов утра...
    Граф говорил ещё долго, и Жюстен лишь сосредоточенно кивал головой в такт его фразам. Он не позволил себе ни движения губ, ни блеска в глазах. И только потом, когда граф, звякая, удалился к себе, Жюстен неудержимо рассмеялся победным, юным, хотя и совершенно беззвучным смехом.
    Наконец-то - это было оно! И именно сейчас, когда он уже почти поверил, что этот мир принадлежит тем, кто привык владеть им от рождения, что мечты появляются на свет дерзкими только для того, чтобы умереть мечтами. Сейчас, когда он почти примирился, что будет безвестным секретарем графа до тех пор, пока тот не отправится в лучший мир, оставив верному Жюстену пару сотен на траурное кольцо. Сейчас, когда... а впрочем, нет: он всегда знал, что рано или поздно встанет лицом к лицу с ним - своим главным и единственным жизненным шансом.
    От него требуется совсем немного. Проникнуть на место сходки заговорщиков, затаиться - и запоминать. Каждое лицо, каждое имя, каждое слово. А потом, на грандиозном процессе, который потрясет страну, его свидетельство будет решающим. Мир услышит, наконец, имя Жюстена Гро - и он позаботятся, чтобы это имя уже не забыли.
    Он сделал несколько шагов и взглянул вперед. В узком трюмо он казался ещё выше, изящнее, аристократичнее. Право же, миру не помешает увидеть его - красивого, сильного, двадцатидвухлетнего. С его остро отточенным умом, железной волей, феноменальной памятью...
    * * *
    - Ручаюсь, дорогая Эмили, вы не пожалеете, если согласитесь пойти со мною.
    - Осторожнее, дядя, телескоп нельзя двигать.
    Он поспешно отдернул руку, только что картинно опущенную на серебристую трубу. Холеная, наманикюренная рука в кружевной манжете. И весь он - смешной пережиток прошедшего века.
    - Странно видеть, что такая девушка, как вы, с самого утра посвящает себя наукам.
    - Но я же учусь в университете, дядя.
    На самом деле он приходился ей более дальним родственником, но Эмили теперь называла его только так - с тех пор, как ему взбрело в голову просить её руки. Она - высокая, юная, свежая, бронзововолосая - и этот жалкий напудренный осколок прошлого. Право же, надо было обладать воображением, чтобы придумать такое.
    - Поверьте, именно вам, с вашей тягой к знаниям, это будет исключительно интересно. Члены общества - люди, любящие науку, посвящающие ей весь свой досуг. Они не афишируют свою деятельность только потому, что их идеи часто бывают слишком смелы.
    Теплый ветер шевелил занавески распахнутого окна, шелестел страницами тяжелого Астрономического словаря и мягко трогал лицо Эмили. Она поправила выбившуюся из прически прядь волос. А почему бы действительно не бросить все и не пойти туда, где светит весеннее солнце и пахнет цветущими деревьями? Это псевдоученое собрание, конечно, только повод пригласить её на прогулку. А она вовсе и не против, дядюшка иногда бывает довольно мил.
    - Где, вы сказали, это будет?
    Он прямо-таки весь расцвел, подавшись вперед.
    - Собор Святого Сульпиция - изумительная архитектура, вам непременно понравится, Эмили! - в одиннадцать часов.
    - Одиннадцать.., - она не без доли кокетства сдвинула тонкие бровки. Надеюсь, это не будет долго. К шести я должна быть в Научной библиотеке.
    - Что вы, Эмили, конечно же, вы успеете, я понимаю, что для вас на первом месте наука, и не могу не одобрять этого...
    Но она уже не слушала его. Сегодня вечером можно было бы и не идти в библиотеку, но ведь он обязательно будет там - тот длинноволосый и странноватый студент из России, который подарил ей портрет их ученого Ломоносова. Нашел, конечно, что подарить, и какой нелепый афоризм внизу портрета: "Хоть память крепкая - большое благо, но все ж надежней памяти бумага". Ломоносов не был знаком с Эмили Ван Блоссом, он не знал, что такое настоящая память, - а тот юноша даже красив...
    А дядя, конечно, думал, что она улыбается ему.
    * * *
    Старый граф постоял на последней ступеньке лестницы, глядя сквозь ажурную решетку потолка кабинета на счастливого, сияющего предчувствием великой удачи Жюстена. Жаль. Он привязался к этому мальчику, он даже начинал подумывать о том, чтобы усыновить его... Но другого выхода нет.
    Колебаться следовало бы раньше, сорок четыре года назад, когда он продавал душу и тело Тайному Управлению. Но тогда богатство, имение, титул значили слишком много... да и сейчас они кое-что значат.
    Граф прошел в свою спальню и бессильно упал в вольтеровское кресло. Надо подумать... а впрочем, он все обдумал ещё вчера вечером. Когда ушел в ночь человек в сером, принесший конверт с секретными предписаниями. Управлению были известны факт заговора, место и время встречи его участников - и все. Он должен был узнать все остальное. Только узнать и сообщить Управлению - больше ничего. Скорее всего, заговор навсегда останется тайной для общественности, с ним покончат молча и без свидетелей. Да и покончат ли? Граф помнил такие случаи, когда цели заговорщиков были вполне созвучны планам Управления, и оно даже способствовало их достижению. Самым важным было для них сейчас получить информацию - всю, в полном объеме. И, поручая эту задачу графу, наверху знали, что она ему по силам. С его опытом в подобных делах и знанием человеческих душ он не мог ошибиться ни в единой мелочи. И особенно - в выборе исполнителя.
    Длинный конверт ещё горел, скручиваясь около свечки, - а граф уже твердо знал, что это будет Жюстен, его секретарь. Бедный юноша из провинции, умный, талантливый, честолюбивый - это сейчас не имело значения. Важно было другое - его память.
    Два года назад граф впервые удивился, что новый секретарь не ведет книги полученной и отправленной корреспонденции. С тех пор его удивляло ещё многое и многое - а объяснения Жюстена всегда звучали кратко: "я помню и так".
    Жюстен запомнит каждое слово заговорщиков - даже если они будут говорить на иностранном или шифрованном языке. Он запомнит облик каждого из них - пусть даже они будут в масках, он запомнит каждый жест, каждую характерную интонацию в голосе, - Управление без труда опознает этих людей. На Жюстена можно положиться, он будет выполнять задание не то что ответственно - с исступленным рвением. Граф всегда был хорошим психологом, он знал, что непременно добьется этого, сказав мальчику почти правду... почти всю правду.
    Задание Управления будет выполнено блестяще. И все-таки жаль... Жаль, потому что, если выяснится нечто такое, чему следовало бы остаться тайной, - к примеру, участие в заговоре слишком высоко поставленных особ или... словом, Жюстен... С ним придется покончить.
    * * *
    - Хорошо, дядя, я согласна. Пойду надену шляпку.
    Эмили захлопнула огромный, усеянный чертежами и формулами фолиант и, взмахнув краем белого платья, упорхнула из комнаты. Девчонка, глупая девчонка... Да что там, чертовски умная девчонка! И чертовски богатая.
    Полковник подошел к окну. Весна... снова эта весна! До чего же он ненавидел весну... С каждой весной в жизни прибавляется по несбывшейся надежде. И с каждой весной они словно всплывают на поверхность - все былые неудачи. Неудавшаяся любовь, неудавшаяся семья, неудавшаяся военная, а потом и политическая карьера... По крайней мере, он всегда верил, что рано или поздно будет богат - но теперь и эта надежда рухнула. Девяностолетняя тетушка-миллионерша, единственным наследником которой он был, неожиданно воспылала горячей любовью к этой Эмили, дальней провинциальной родственнице, и, недолго думая, составила завещание на её имя. Девочка учится в университете, она станет великой ученой, она прославит имя Ван Блоссом... а ему уже пятьдесят семь лет.
    В дни молодости большинство женщин находили его интересным. Полковник решил жениться на Эмили. Он зубрил по ночам стихи, он начал душиться, пудриться и даже - черт возьми - наклеивать мушки. Он и сам знал, что смешон, но она - как смела она смеяться над ним?!
    И все-таки она очень красива. Четкий белый профиль античной богини - к нему так идет серебряная трубка телескопа - масса бронзовых вьющихся волос над точеной шеей, светло-карие глаза, всегда чуть сощуреные, сосредоточенные. У неё мужской, практический склад ума и великолепная память - можно поклясться, что она знает наизусть этот неподъемный астрономический словарь и десятки других испещренных формулами книг. Кто знает, может, ей действительно суждено великое будущее... только этого не будет.
    Потому что Эмили вам Блоссом умрет.
    Он не настолько глуп, чтобы сделать это своими руками. Слишком явно для всех он заинтересован в её смерти. Его план просчитан четко, стратегически, как военная наступательная операция. Как кстати, что в минуту отчаяния он примкнул к этому довольно-таки безнадежному, хотя и неплохо организованному заговору. Сегодня их решающая встреча. Он возьмет Эмили с собой. Это всегда можно объяснить более или менее убедительно риск велик, но на него придется идти. В конце концов, его роль в заговоре слишком важна, они ничего ему не сделают. А затем - самое главное. Надо, чтобы они узнали об удивительной, чертовски цепкой памяти Эмили - и поняли, что в их интересах заставить её молчать.
    Тяжелую работу всегда нужно поручать профессионалам.
    * * *
    На стыке каменных плит между нижними ступенями полуразрушенной лестницы пробивалась яркая, цвета неспелых яблок, молодая трава. Старый собор казался огромным, черным и плоским, подсвеченный сзади лучами утреннего солнца. У статуи Святого Сульпиция над вратами не хватало кисти правой руки.
    Жюстен взглянул на циферблат брегета - было уже девять часов. Он опустил брегет в карман, плотнее запахнулся полой длинного черного плаща, в котором сам напоминал заговорщика, и шагнул внутрь.
    На него обрушились темнота и холод. Лишь через несколько секунд глаза смогли различать отдельные предметы. Пахло тяжелой могильной сыростью, запустением и смертью. Жюстен запрокинул голову, оглядываясь по сторонам. Готический купол собора уходил на невозможную высоту, серый, голый и жуткий. По отвесным стенам в сложном ритме, который на первый взгляд казался хаосом, были разбросаны узкие ниши, предназначавшиеся, видимо, для статуй святых. В некоторых из них сохранились скульптуры - жуткие, безрукие, безлицые. Только одна из них была целой - женщина в длинном каменном плаще, с огромными, беспомощно-умоляющими глазами.
    Жюстен опустил взгляд вниз. Интересно, где именно они соберутся? Он внимательно обследовал каждый метр каменного пола. Так и есть - прямо посреди церкви, под самой высокой точкой купола плиты были словно отполированы - по сравнению с другими, покрытыми мохом и пылью. Присмотревшись, он разглядел и крохотные выбоины от ножек кресел и стола. Странно, что эти люди так неосторожны, - лучше бы им назначить встречу там, где спрятана сейчас вся эта мебель. Хотелось бы знать, подумал Жюстен, какая судьба ожидала бы человека, забредшего случайно в собор во время совещания заговорщиков?
    Впрочем, пора было действовать. Жюстен достал из-под плаща веревку с крюком на конце. Он с самого начала знал, что будет делать. Снова скользнув взглядом по стенам, он выбрал пустую нишу почти над самым входом - туда вряд ли попадет свет.
    Дернув веревку, проверяя её на крепость, Жюстен полез вверх. С каждым перехватом рук он чувствовал себя все более сильным, здоровым, гармонически развитым, словно греческий герой. Такой, как он, не может не добиться своего. Он уже не чувствовал холода - разве что легкий озноб, покалывающий все тело в предчувствии великих свершений. Подтянувшись на руках, Жюстен боком втиснулся в узкую нишу, смотал веревку и взглянул вперед. Все пространство собора просматривалось отсюда, как на ладони, а акустика должна была быть великолепной. Он чуть поднял глаза и встретился взглядом с каменной женщиной в нише напротив, зябко закутавшейся в плащ, такой хрупкой и беспомощной...
    * * *
    Дядя галантно отступил в сторону, пропуская её вперед, и Эмили перешагнула ветхий порог полуразрушенной церкви. Внутри было прохладно, сыро, пахло грибами - право же, для собрания научного общества можно было бы выбрать пусть менее романтичное, но более комфортное место. Она оперлась на дядину руку - ещё холоднее, чем каменные плиты под ногами - и пожалела, что не взяла с собой теплой накидки.
    Как раз посреди собора стоял круглый стол, на котором лежали книги, стоял хрустальный графин, бокалы и четыре канделябра. Неровное пламя свечей вырывало из полумрака лица сидящих за столом. Как она и думала: все они осколки прошлого века, такие же, как и её дядюшка. С десяток пар оловянных глаз уставились на Эмили, и было в этих взглядах что-то, заставившее её зябко передернуть плечами - или это от холода?
    Дядя придвинул ей кресло, и она села, стараясь держаться прямо и уверенно. В конце концов, это он пригласил её сюда, пусть они к нему и обращаются за объяснениями. Она резко тряхнула волосами - лишнее движение, от него лучше было бы воздержаться, - пламя свечей заметалось, по стенам побежали пятна света и тени, и ей даже показалось, что одна из фигур в нише на стене шевельнулась.
    - За мной следили, - глухо сказал дядя. - Я не мог выйти из дому один.
    Он положил на стол руку со скрещенными средним и безымянным пальцами, и все сидящие за столом сделали то же самое. Эмили чуть было не последовала их примеру, чувствуя себя героиней готического романа о зловещем тайном заговоре - и вдруг широко раскрыла глаза, пораженная внезапной мыслью.
    Ведь это правда! Это действительно, на самом деле так! Она с самого начала поняла, что дядин рассказ о научном обществе был чистейшей воды вымыслом, - но за ним скрывалась совсем иная, нежели она думала, истина. Ее старый, смешной, безобидный дядя оказался заговорщиком, членом общества, замышляющего бог знает что, и он втравил её в это дело только потому, что нуждался в прикрытии. Эмили во все глаза смотрела на его лицо, на котором под слоем пудры угадывался глубокий шрам от сабельного удара. А ведь дядя раньше был военным, полковником, и оборвал свою карьеру тем - Эмили знала это из семейных сплетен, передаваемых загадочным шепотом, - что бросил в окружении врага отряд больше чем в сто солдат - все они погибли. Это же страшный человек, с изумлением осознала она, - человек, которому ничего не стоит переступить через чужую жизнь.
    Некоторое время сидящие за столом молчали, перебрасываясь многозначительными, вопрошающими и отвечающими взглядами. Наконец, один из них, с массивным рубиновым перстнем на сухой руке - классический, книжный символ власти - обратился к Эмили с чарующей, галантной улыбкой:
    - Мы счастливы видеть вас, мадемуазель, в нашем скромном научном кругу. Но, боюсь, вам будут неинтересны наши скучные мужские разговоры, увы... Что ж, выпейте вина, чувствуйте себя, как дома - мы постараемся не очень вас утомить.
    Эмили кивнула, улыбнулась и храбро подняла бокал с ароматной бордовой жидкостью. В конце концов, не отравят же они её вот так, сразу. Если она примет с полуслова предложенную ей роль, все ещё может кончиться хорошо.
    Они заговорили. Эмили чуть запрокинула голову, с равнодушным видом разглядывая статуи собора - ей понравились две: мужская и женская в одинаковых ниспадающих плащах - но в то же время прислушивалась к каждому слову, и удивление нарастало в ней с каждой услышанной фразой, ведь...
    В них не было никакого смысла. Может быть, на неискушенного слушателя и произвело бы впечатление нагромождение длинных научных терминов - но не на нее. В этих витиеватых тирадах произвольно соединялись понятия, взятые из совершенно разных областей науки, вступления и выводы никак не связывались между собой. Конечно же, это был шифр, на самом деле они говорили совсем о другом, они обсуждали готовящийся переворот, чье-то убийство. И все это в её присутствии, не обращая на неё ни малейшего внимания.
    Эмили потягивала густое вино, посылая поверх высокого бокала равнодушно-томные взгляды. Право же, это было даже обидно. Они принимают её за пустоголовую барышню времен их молодости, обученную только вышивать и пленять мужские сердца. Это приключение, показавшееся ей поначалу опасным, на самом деле не несло в себе ни капли риска. Потому что они не видели в ней ни малейшей угрозы своим планам, они попросту не уважали её.
    Эмили отпила длинный глоток вина. На редкость вкусное, пьянящее молодое вино...
    - Простите, мсье, - обратилась она к старику с рубиновым перстнем. Вы только что затронули одну весьма интересную проблему, у нас в университете она освещается совсем иначе. Но я не до конца поняла один момент... Что вы хотели сказать.., - и она слово в слово повторила длиннейшую, усыпанную латинскими терминами фразу, произнесенную им в самом начале беседы.
    С возбужденным удовольствием наблюдала она, как меняются выражения их лиц. Издалека донесся голос - её собственный:
    - Не волнуйтесь, я не буду обсуждать эту тему с профессором - хотя было бы интересно процитировать ему некоторые фрагменты, память у меня хорошая...
    Они переглядывались с ужасом в слезящихся глазах - жалкие, смешные старики, - а статуи в нишах стен и правда шевелились...
    Полковник криво, удовлетворенно усмехнулся. Дело сделано. Все, что требовалось, она сказала сама.
    * * *
    Девушка с бронзовыми волосами бессильно уронила голову на плечо старика. Жюстен весь подался вперед - и тут же припал к каменной стене, удерживая равновесие. Мерзавцы, чем они её опоили?!
    Когда она появилась в соборе - такая высокая, прямая, красивая, уверенная, - он принял её не то что за участницу - за вдохновительницу заговора. Да, во главе его должна была стоять именно женщина, и именно такая: юная, прекрасная, решительная. Жюстен внимательно рассматривал её, запоминая гордо расправленные атласные плечи, тяжелую корону поблескивающих при свечах волос, прищуренные светло-карие глаза, маленькую родинку в углу четко очерченных губ. Наблюдая за ней, он даже выпустил из сферы внимания остальных - нет, ненадолго, о своей миссии он помнил. Они заговорили, и он сосредоточился на их словах, конечно же, зашифрованных, что его не удивило, - странно еще, что заговорщики были без масок. Но, фиксируя в памяти каждое лицо, движение, жест, фразу, интонацию, он в то же время ни на секунду не спускал глаз с неё - и медленно, но неуклонно сознавал, что ошибся.
    Вот она подняла длинный бокал и сделала резкий, большой глоток - так пьют для храбрости, так пьют от отчаянья. Она медленно скользила взглядом по кругу - нет сомнения, она впервые видела этих людей, и они были враждебны ей. На секунду девушка взглянула в сторону Жюстена - он замер, но был не в силах оторвать глаз от её лица. На нем мелькнуло выражение жалобного испуга и беспомощности, роднившее её со статуей из ниши напротив.
    А потом её глаза стали блестеть все ярче и ярче, щеки вспыхнули неестественным румянцем и, когда она заговорила, Жюстен беззвучно застонал сквозь стиснутые зубы.
    Потому что то, что она сказала, возбужденной скороговоркой выплескивая слова, ни в коем случае нельзя было говорить.
    Девушка уронила голову на плечо старика, и за одно лишь выражение его лица в этот момент Жюстен был готов его убить. Затем старик, бесцеремонно касаясь бело-атласных плеч, поставил девушку на ноги, и она пошла к выходу неверными шагами, опираясь на его согнутую руку. Заговорщики за столом проводили их взглядами и обменялись несколькими словами, смысл которых был ясен без всякой расшифровки.
    Вжавшись в глубину ниши, Жюстен ждал, пока они допили вино, погасили свечи и убрали мебель в какой-то подвал. За эти минуты он четко определил для себя задание, неизмеримо более высокое и первостепенное, нежели то, что дал ему граф.
    В двух словах: спасти её.
    * * *
    Эмили встряхнула головой и сощурилась - алое заходящее солнце нестерпимо резало глаза. Если бы его хоть чуть-чуть заслоняли ветви деревьев, которые всегда нависали над верандой... и вообще, что-то не так.
    "К шести часам мне нужно в библиотеку."
    Она обрадовалась этой ясной, четко сформулированной мысли. Все остальное словно растворялось в тумане и рождало зыбкое, непривычное чувство неуверенности. И это солнце... солнце на закате не бывает таким ярким.
    - Как вам спалось, дорогая Эмили?
    Она резко обернулась и встретилась взглядом с дядей - он сидел близко, чересчур близко, и казался каким-то ирреально-плоским. Что он сказал? Ах да... но ведь это неправда. Она не спала, да, не спала ни минуты. Даже тогда, когда они ехали в карете, и за окном мелькали полосатые столбы - а когда это было? Пять, десять минут назад? А почему уже заходит солнце?! Ведь к шести часам...
    - Который час? - отрывисто спросила Эмили.
    Дядя улыбнулся тонкими, бескровными губами.
    - Около девяти. Пожалуй, вам нужно снова лечь спать, Эмили, вы устали.
    Он встал, откланялся, двигаясь как-то замедленно, словно под водой, и скрылся за кружевной занавеской. Он лгал, она не спала. Если бы она спала, все было бы проще, значительно проще, поддавалось бы логическому объяснению.
    Эмили поднесла пальцы к вискам. Надо взять себя в руки, надо сосредоточиться. Значит, они с дядей ехали в карете... Нет, надо начать с самого начала, хотя бы с утра. Она готовила доклад дли диспута по астрономии. Пришел дядя, предложил ей пойти с ним на прогулку, и она согласилась... боже, зачем она согласилась? Они были в соборе с полуразрушенными статуями и полуразрушенными людьми за столом, она пила густое красное вино... а потом они уже ехали в карете. Но она не спала, это абсолютно точно.
    И вдруг в её памяти всплыла фраза. Длинная, совершенно бессмысленная фраза, густо пересыпанная псевдонаучными латинскими терминами.
    И Эмили все вспомнила. Вплоть до формы парика каждого из заговорщиков, вплоть до поворота головы и движения глаз. И каждое слово их зашифрованного совещания. И свои собственные нелепо-дерзкие слова - как она могла сказать такое?!
    И ещё одно осталось непонятным. Они с дядей шли в собор пешком, она наслаждалась запахом весны и теплым ветром, вся дорога заняла не более пятнадцати минут... зачем же потом они ехали в карете?
    Эмили вскочила и вгляделась по сторонам. Маленький ажурный балкон, кружевная занавеска в комнату - даже этого было вполне достаточно: она никогда не была здесь! Самое малое восемь часов сумасшедшей езды... а может, и несколько суток, - от того вина она потеряла всякое представление о времени. Эмили шагнула к перилам и взглянула вниз - как невообразимо далеко была земля...
    * * *
    Старый граф резко отвел взгляд от маятника стенных часов. Не имеет смысла более обманывать себя. Жюстен не вернется. Он уже не вернулся.
    Что могло с ним случиться? Этот вопрос тоже был бессмыслен. Только два варианта: гибель или предательство. Графу оставалось выбрать наиболее вероятный... нет, наиболее приемлемый.
    Если Жюстен погиб - Управление поставит это в вину графу. Ведь ему доверили подобрать исполнителя - а это искусство заключается именно в том, чтобы избранные люди не позволяли себя убить (и не предавали, конечно, - но об этом позже). Если его все-таки убили - значит, граф ошибся, и слишком серьезно, чтобы они простили ему это. Да и сам он не верил в подобную ошибку. Не боль и не жалость, а глухое раздражение поднималось в его душе, когда он думал о такой возможности. Что должен был выкинуть этот мальчишка, чтобы подставиться под кинжал или пулю? Ведь от него требовалось лишь затаиться и запоминать, не больше. Нет, граф не мог ошибиться настолько.
    Оставался другой вариант, и следовало беспристрастно взглянуть в глаза действительности. Мир жесток. Сам граф любил Жюстена - но не испытывал особых колебаний, ставя его жизнь на карту. А ведь Жюстен, в сущности, никогда не любил графа. Юный, талантливый, болезненно честолюбивый, он любил лишь себя - и не свое настоящее, а свое будущее. И не только граф - а кто угодно мог распорядиться по своему усмотрению этой наивной беззаветной любовью.
    Часы взорвались гулким боем, и старый граф вздрогнул. Время вновь обрело значение. Он должен действовать, и действовать быстро. Если ответ опережает вопрос - то это действительно ответ, а не оправдание. Граф стремительно сел за стол и придвинул к себе чернильницу, расплескав несколько капель на пурпурную скатерть.
    "Начальнику Тайного Управления, г-ну ***.
    К сожалению, по несчастливому стечению обстоятельств, не могу предоставить полного отчета по интересующему вас делу. Заверяю, что с моей стороны было совершено все возможное для раскрытия обстоятельств упомянутого дела, однако в мои расчеты вкралась непредвиденная роковая ошибка. В связи с чем представляю приметы лица, имеющего непосредственное отношение к заговору:
    Жюстен Гро, 22 года, брюнет, глаза черные, лицо правильное, высок, худощав, хорош собой. До недавнего времени служил секретарем вашего покорного слуги. Особые приметы, - граф задумался, а затем решительно дописал царапающим полусухим пером, - обладает невероятно замечательной памятью."
    Он бегло просмотрел написанную бумагу - повинная и докладная одновременно - и, подумав, исправил "к заговору" на "к интересующему вас делу". Затем переписал донесение начисто, посыпал песком, завернул и надежно скрепил фамильной печатью.
    * * *
    Время то тянулось невыносимо медленно, секунда за секундой, то вдруг делало гигантские прыжки в несколько пустых жутких часов. Полное одиночество изматывало, полное неведение сводило с ума. И только одно Эмили знала точно.
    Она знала, что её убьют.
    Теперь, когда она снова и снова прокручивала в памяти происшедшее, каждая мельчайшая деталь, не имевшая раньше значения, вставала на свое место. Нелепые ухаживания дяди, нелепое предложение руки и сердца... Она смеялась! А он уже тогда вынес ей приговор: смерть.
    А теперь в её смерти заинтересованы настоящие убийцы. Чисто, с холодным профессионализмом выполнят они свое дело, как выполняли уже не раз. Они следят за каждым её шагом - Эмили поняла это давно, две недели назад - когда ещё на что-то надеялась, когда пыталась бежать, связав длинную веревку из накидок и простынь. Она даже не заметила, как пропала эта веревка. Как не замечала, несмотря на отчаянные старания и хитрости, когда и откуда появляются вода и пища. Нет, она во власти виртуозов своего дела. Они не "хотят её убить" - они её убьют.
    Эмили сидела на крохотном балконе, обхватив руками колени и глядя в одну точку. Это может произойти в любой момент... может быть, сейчас, со спины... Она с силой вонзила ногти в ладонь - не вздрогнуть, не доставить им такого удовольствия! Хватит - она уже рвала простыни, долбила стены, не спала по несколько суток и пряталась за портьерой. Видимость деятельности, самообман... Самое достойное - ждать, честно признав свое поражение.
    Почему так долго? Видимо, это тоже часть плана. Дядя привез её сюда сам - а ведь он не должен иметь никакого отношения к её исчезновению... её смерти. Наверное, существует какая-то официальная версия её отъезда может, купленные свидетели, может, поддельные письма... Во всяком случае, можно не сомневаться - её не ищут. Никто.
    Солнце заливало режущим светом маленький ажурный балкон, с которого никогда не было видно ни одного живого человека - несмотря на высоту, неимоверную, манящую... А может, её жизнь закончится именно полетом кратким, острым, захватывающим дыхание?
    * * *
    За Жюстеном следили.
    Это делалось чисто, тонко, профессионально, он вряд ли заметил бы слежку - но память безошибочно выхватывала из толпы знакомый изгиб бровей и разрез глаз человека с уже измененной внешностью или характерный жест чистильщика обуви, повторенный швейцаром. Жюстен отмахивался от этих мелочей, находясь в городе, он никогда не культивировал в себе излишней подозрительности. Но на постоялых дворах, куда привели поиски, его окружали те же люди... Сомнений не было.
    Но ведь этого не могло быть! Жюстен мог поклясться любой клятвой заговорщики его не видели. А иначе - разве бы они выпустили его из собора живым? Да он бы уже сто раз успел передать всю их организацию правосудию... если бы сразу явился к графу. Пожалуй, именно так и следовало бы сделать... Но кто мог подумать, что поиски затянутся так надолго?
    А может, именно поисками он и привлек их внимание? Подозрительный молодой человек, выспрашивающий о карете со стариком и красивой, возможно, спящей девушкой... Может, он случайно обратился с расспросами к какому-нибудь члену их организации - конечно, не присутствовавшему на собрании. Заговор, по-видимому, развернут широко, он видел и запомнил только его ядро, верхушку. И все же - почему они следят за ним? На их месте... да, на их месте Жюстен предпочел бы избавиться от себя.
    Несколько раз Жюстену казалось, что он оторвался от слежки, - но через некоторое время он убеждался в ошибке. Он хотел написать графу - но они могли перехватить письмо, и ни один способ шифровки не был достаточно надежным. Оставалось только продолжать поиски, которые ещё больше замедляла осторожность. Уже вторая неделя... Жюстен стонал сквозь стиснутые зубы. С каждой секундой она становилась все тоньше и бесплотнее - надежда, что та юная, прекрасная, удивительная девушка ещё жива...
    * * *
    Эмили страшно, пронзительно закричала - и проснулась. Ее била дикая, неуправляемая дрожь, она уже не помнила своего сна и ещё не вернулась в реальность - все её существо составлял страх, один немыслимый страх.
    Днем она ещё находила силы владеть собой... но не ночью, нет! Ночь нивелировала все, ночь убивала слабые призраки мужества и достоинства, ночью владели ужас и безумие... В окно барабанили капли дождя - уже давно но на Эмили этот звук обрушился резко и внезапно, она содрогнулась всем телом, сведенные судорогой пальцы подтянули одеяло к закостеневшему подбородку. Широко раскрытые глаза глядели в совершенную темноту... В лампе кончился керосин, вспомнила она, но завтра он снова будет, - если они придут сюда, чтобы заправить лампу, а не...
    Что-то лязгнуло - громко, отчетливо - и Эмили закричала, только ужас сдавил горло, и не получилось никакого крика... И никакого лязганья тоже не было, они бы никогда не позволили себе такой небрежности, все это просто безумие, да, безумие...
    Безумие! Эта мысль сверкнула ослепительной электрической искрой, и Эмили рывком села на кровати, отшвырнув одеяло. А если... какие могут быть "если", это так и только так, просто непостижимо, что она не поняла этого сразу... Ведь если бы они хотели её убить - они бы уже давно это сделали. Нет! Не убить... они хотят свести её с ума. Они уже близки к цели... ещё одна такая ночь... А потом дядя привезет её домой и расскажет правдоподобную, подтвержденную свидетелями легенду - и все. Завещание изменят, он получит свои деньги, а она умрет в психиатрической лечебнице Эмили ван Блоссом, которая училась в университете, мечтала о великих открытиях и помнила наизусть энциклопедические словари.
    Этого не будет, нет! Быть сильной, бороться... Ей снова послышался шорох за окном, и по телу прошла мучительная судорога. А если уже все, если процесс необратим?.. Но нет, этого все равно не будет!!!
    Она сорвалась с постели, метнулась вперед и распахнула навстречу ливню и ветру дверь на балкон. Всего лишь один короткий, головокружительный полет...
    ...Она била его по голове, по спине, по плечам - черного человека, заступившего ей дорогу, - и кричала, отчаянно кричала, вот только он зажимал ей губы рукой, а рука у него была такая теплая, хоть и мокрая от дождя... И он тоже что-то кричал - губы шевелились, - но, наверное, шепотом, потому что ливень поглощал все слова.
    - Я пришел спасти вас! - наконец услышала Эмили над самым ухом. Только тогда она как следует посмотрела на него - и опустила руки.
    - Я узнала вас, - сказала она, когда он убрал ладонь с её рта. - Я помню... статуя над входом.
    - Они за мной тоже следили, - прошептал Жюстен. - Я оторвался, потому что дождь... и потом, граница частного владения... Вот, обвяжитесь веревкой... Сейчас мы выберемся отсюда - и в Королевскую прокуратуру, сразу! Мне есть, что им рассказать. Я уже даже кое-что расшифровал...
    - Правда? - Эмили закрепила вокруг талии веревочную петлю. Почему-то стало легко и безмятежно-спокойно - словно и не было этих жутких недель безумия и страха...
    Ее лицо смутно белело в ночи, глаза тонули в темных провалах, а спутанные мокрые волосы, облепившие лоб, казались совсем черными. Жюстен медлил несколько длинных секунд, прежде чем решился взять её за талию, подчеркнутую грубой веревкой поверх прозрачной ночной рубашки.
    - Держитесь крепче, - шепнул он. - Будем спускаться.
    Эмили доверчиво обхватила его обеими руками, прижалась к нему всем телом. Жюстен проверил на крепость коротко лязгнувший металлический крюк, зацепленный за ажурную решетку балкона, и взялся обеими руками за мокрую веревку.
    - Не бойтесь, - сказал он, и Эмили кивнула, потому что она теперь ничего, совсем ничего не боялась...
    Они спускались медленно, нога Жюстена то и дело соскальзывала с мокрой стены, и тогда ветер начинал раскачивать их, словно огромный маятник. Эмили пыталась, вытянув руку, затормозить движение, касанием о скользкие камни. В ней поднималось жгучее, радостное возбуждение опасностью, риском, собственной смелостью, упругими струями ливня, прерывистым дыханием незнакомого юноши и его шепотом у самого её лица: "держитесь..."
    Коротко прогремел гром, и еще, и ещё раз - и внезапно тело Жюстена стало слабым и тяжелым, его руки разжались, и несколько мгновений стремительного падения Эмили удерживала его в кольце своих тонких рук. А потом порыв ветра бросил её на стену уже одну, обвязанную царапающей тело сквозь рубашку веревочной петлей, и Эмили отчаянно ломала ногти о мокрый узел, пока один из последних случайных выстрелов не перебил веревку...
    Эмили упала в ледяные, колючие, мокрые заросли - и в то же мгновение она была на ногах, металась в кромешной тьме и что-то кричала - не имя, она не знала имени...
    А Жюстен умирал, захлебываясь струями дождя, эти струи не давали ему говорить, и он забывал, неумолимо забывал то, что должен был сказать...
    Эмили нашла его, склонилась над ним, закрыла его от ливня. Жюстен не видел и не узнавал её, его слова были бессмысленны и бессвязны:
    - Жюстен Гро... Заговор... я... я раскрыл... Жюстен Гро... я все помню...
    - Я тоже помню, - прошептала Эмили перед тем, как закрыть его отчаянные черные глаза.
    Кто-то ломился сквозь шуршащие кусты, грубо круша мокрые ветви. Эмили отпрянула от мертвого Жюстена, приникла к земле. Она видела совсем близко силуэты огромных сапог, различала отдельные фразы смываемого дождем разговора. Эти люди, кажется, были из Управления, может быть, стоило броситься к ним, просить защиты... Но Эмили только плотнее вжалась в расползающуюся землю, ни о чем не думая и ничего не желая...
    Они хотели было взять мертвое тело с собой, но почему-то передумали и снова бросили его в мокрые кусты. Голова Жюстена запрокинулась, струи дождя потекли по выпуклому лбу - и больше Эмили уже ничего не видела до самого утра...
    * * *
    И все-таки это был процесс века.
    На скамью подсудимых попали такие особы, что только перечисление всех их титулов и регалий занимало половину газетных передовиц - довольно бледным выглядело в этом ряду имя отставного полковника Ван Блоссома. И несколько недель первые страницы всех газет украшал фотографический портрет гневной красавицы с тщательно прорисованными ретушером длинными ресницами, завитками волос надо лбом и родинкой в углу полураскрытых губ. "Эмили Ван Блоссом обвиняет", "Главный свидетель - истинная дочь нового века", "Протокол по памяти"...
    Иногда - чаще на четвертой полосе - появлялся снимок молодого человека с волосами до плеч. Его русскую фамилию газетчики всегда перевирали и предпочли бы не печатать совсем, - но ведь это он всюду сопровождал Эмили Ван Блоссом, и это он первым расшифровал протокол совещания заговорщиков...
    Тайное Управление, вначале пытавшееся свернуть процесс, - информация об этом просочилась только в желтую прессу, - затем официально заявило о своей полной непричастности к делу. Присутствие в эпицентре событий своих сотрудников они объяснили чистой случайностью и даже представили их к награде за проявленное во внеслужебное время усердие.
    По неустанным и настоятельным просьбам Эмили Ван Блоссом был посмертно пожалован дворянским титулом и земельными владениями некий Жюстен Гро, тело которого захоронили с воинскими почестями. Были предприняты тщательные поиски, и к концу процесса из провинции приехала сестра покойного, маленькая брюнетка с огромными затравленными глазами. Все газеты написали о том, как она, обнявшись с Эмили Ван Блоссом, долго плакала на могиле брата, убитого подлыми заговорщиками.
    Последнее обстоятельство ни у кого не вызывало сомнений - разве что у просматривавшего по утрам почту старого графа, - но он последнее время был совсем плох и никуда не выходил из своего кабинета...
    1997.
Top.Mail.Ru