Скачать fb2
Последний глоток

Последний глоток


Дубаева Аэлита Последний глоток

    Аэлита Дубаева
    Последний глоток
    В самый разгар летнего сезона неожиданно пляжи всего лазурного побережья были закрыты на профилактику.
    На набережной, вглядываясь в море, толпились любопытные. Одни говорили, что ночью в море упал метеорит, другие уверяли, что проснулся подводный вулкан и кто-то видел, как огненный язык выплеснувшейся лавы лизнул ночное небо, третьи говорили о неизвестной подводной базе, подводном взрыве, четвертые несли околесицу о чем-то сверхъестественном, туманно объясняя невесть откуда взявшиеся сомнительные подробности о светящихся обломках, выброшенных ночью на берег. Но толком никто ничего не знал.
    Вдоль пляжей, по песчаной полосе залива, бродили патрули и сотрудники спецслужб. У самой кромки воды стояли подводники в алых и желтых скафандрах. Вдоль и поперек залива рыскали патрульные катера, на медленной упругой волне покачивались понтоны с телеметрическими установками.
    Люди вглядывались в море, словно могли что-то увидеть, что-то разглядеть в нем. А море было обычным. В его беспечной голубизне не было и тени тревоги. Волны шлифовали прибрежную гальку, вспыхивая пеной в базальтовых рифах и осыпая их фейерверком солнечных брызг.
    Ян сидел на краю скалы, упершись подбородком в колени, и глядел на воду. Здесь никто никогда не купался, скалистое дно было затянуто скользким коричнево-зеленым илом, со скалы было видно, как покачивались густо переплетенные упругие стебли водорослей. В этой части залива патрулей не было, и Ян надеялся, что никто не обратит на него внимания.
    Он давно мечтал о море. Не раз оно снилось ему в долгих рейсах далеко от Земли на борту космического корабля, контролирующего межпланетные трассы солнечной системы.
    Не раз отпуск его отменялся по чрезвычайным обстоятельствам. Свидание с морем вновь и вновь откладывалось на неопределенные сроки. И вот теперь, когда он наконец очутился на Земле, - море было закрыто.
    Ян вздохнул и подумал о том, что короткий отпуск скоро кончится. Чувство досады охватило его. Но ветерок, подувший с моря, стер это чувство и наполнил все существо волнующим запахом. Ян даже почувствовал солоновато-горький привкус во рту, будто хлебнул теплой, прогретой летним солнцем морской воды.
    Перед глазами кружились, покачивались и танцевали, скользили и порхали солнечные блики. На прибрежный песок у самого подножия скалы легкая волна выбросила студенистое тело медузы, которая шлепнулась рядом с большим плоским камнем и осталась матово-молочным сгустком. Вторая волна доползла до нее, лизнула и, пузырясь, откатилась назад. Мимо, переваливаясь и прихрамывая, прополз краб, волоча подбитую клешню. Солнце заметно припекало.
    Море для Яна было чудом с самого детства, когда он, еще нерешительный, пробуя босой ногой прохладную воду, сделал к нему свой первый шаг, и потом, когда море обняло его, приняло и приласкало, когда открыло свои таинственные глубины...
    Такого чуда не было во всей солнечной системе. Сейчас это чудо снова лежало перед ним как память о былом, светлом и неповторимом, беззаботном начале жизни. И то неповторимое, что было бесконечно дорого, колыхалось в нем, то отчетливо проступая, как в зеркале, то истончаясь и тая в рябящей зыбкой голубизне.
    Ян забылся и не заметил, как мимо него прошли двое в легких скафандрах. Один из них остановился, поглядел на Яна и что-то сказал своему товарищу. Оба подошли к нему.
    Ян повернулся к ним, словно удивленный их появлением в своем сокровенном далеком детстве. Он молча разглядывал блестящие на солнце новенькие эластичные алые скафандры.
    - Здесь нельзя находиться, - сказал тот, что был повыше ростом.
    - Это запрещено инструкцией, - подтвердил второй.
    Ян расстегнул пуговку на груди и молча протянул пластмассовый жетон с алым солнцем, удостоверяющий его личность.
    Пока изучался документ, удостоверявший права и полномочия командира патрульной космической службы, его взгляд скользил по молодым лицам, по стройным, затянутым в пластик фигурам так, словно перед ним были практиканты и предстояло решить, брать их в полет или отложить их приобщение к космосу на год.
    - И все же вам лучше уйти, - сказал высокий, возвращая жетон.
    Ян не мигая смотрел ему в глаза, медленно застегивая пуговицу на нагрудном кармане.
    - Оставь его, - сказал второй, - это же командор с "Горгоны"...
    - Ладно, - проговорил высокий, махнув рукой, - только не лезьте в воду.
    Ян утвердительно кивнул головой и снисходительно улыбнулся. Фигуры в скафандрах удалились, и он снова остался Один на один с морем.
    Вода была спокойна. Линия горизонта была размыта, и никто не мог бы точно сказать, где кончается море и где начинается небо.
    Совсем рядом, метрах в ста пятидесяти от берега, гладкую поверхность воды разорвало стремительное сверкающее тело и, описав дугу в воздухе, иглой кануло в глубину.
    Ян успел разглядеть крупного дельфина. Его удивило только то, что дельфин как-то странно перевернулся в воздухе. Спустя некоторое время море снова выстрелило дельфином, который, оторвавшись от воды, конвульсивно изогнулся дугой и плашмя тяжко плюхнулся брюхом.
    "Ушибся, бедняга, - подумал Ян, вглядываясь, - вот дурачок, запутается теперь в водорослях..."
    Пузыри воздуха, всплывая из глубины, лопались на поверхности. Потом вода успокоилась. Дельфин больше не появлялся.
    Солнце палило. Входить в воду было запрещено. Ян вздохнул, свесил ноги вниз и, спрыгнув на прибрежный песок, пошел прочь в сторону коттеджей.
    Он ничего не спросил у тех двоих в скафандрах и теперь пожалел об этом. Вполне возможно, что он мог услышать только одно слово - "профилактика". Скорее всего те двое не стали бы распространяться о деталях. И все же оставалось ощущение недовольства самим собой, словно он отстранился от чего-то важного.
    "В конце концов у меня отпуск", - пробовал он успокоить самого себя. Но этот довод показался ему мелким.
    Происшествие застало его врасплох. Он не верил ни в пробудившийся вулкан, ни в упавший метеорит. Прошедшая ночь была спокойной, подземных толчков не было, а падение метеорита вызвало бы мощную волну, которая смыла бы не только пляжные постройки, а снесла бы на своем пути все прибрежные сооружения.
    Все стояло на своем месте. Тем не менее над заливом висели вертолеты.
    Отпускное настроение уже не было безоблачным. К чувству досады прибавилось смутное беспокойство неизвестностью происходящего.
    Космос - другое дело. Там всегда может случиться что-то невероятное и там он привык быть готовым ко всему. Но что может случиться здесь, на Земле, опоясанной тремя кордонами космической заградительной службы?
    А с побережья уже доносились резкие голоса динамиков: "Всем отдыхающим! В течение пяти минут покинуть пределы набережной...", "Командам прогулочных катеров - сойти на берег и покинуть районы причалов...", "Родителям - увести детей с игровых площадок и аттракционов...", "Служба "Берег-1", служба "Берег-1", срочно блокируйте четвертый сектор..."
    Ян ускорил шаги. Его пальцы невольно скользнули по золотистой цепочке к висящему на груди под рубахой медальону с радиоблоком постоянной контрольной аварийной связи. Под ладонью пульсировал частый прерывистый писк позывных центральной службы космической обороны. Ян почувствовал, как рядом, убыстряя удары, гулко заколотилось сердце. Он нажал кнопку "Прием". Но по его личному каналу никаких сообщений и приказаний не было. Тишину прерывали долгие ровные сигналы спокойного тона.
    На веранде коттеджа, увитой плющом и диким виноградом, стоял человек в темно-зеленом пятнистом комбинезоне. Подойдя поближе, Ян узнал старого школьного приятеля Сигулда Рониса.
    Улыбаясь и широко разведя руки, Ян устремился к нему. Они обнялись так, что у обоих захватило дыхание.
    - Как ты узнал, что я здесь? - допытывался Ян, оглядывая крепкую, рослую фигуру, форменный комбинезон капитана спецслужбы, резко очерченное, смуглое от загара, все еще молодое лицо с пронзительными синими глазами.
    - Мои ребята сказали, что видели тебя на берегу. Бегу туда - а там тебя нет. Я сюда, напрямик - и здесь никого... Ну и напугал же ты меня, чего я только не передумал! Черт старый, сто лет не виделись...
    Ронис наклонил голову к микрофону на портупее: "Берег-1"... "Берег-1"... Это ты, Алексис?.. Все в порядке... он здесь".
    - Ну это уж слишком, - пытаясь прогнать улыбку, хмурился Ян, - что тут со мной могло случиться? За кого ты меня принимаешь!
    - Узнаю... узнаю... таким ты был всегда, - улыбнулся Ронис. - Однако ты поседел, старина...
    - Было дело, - буркнул Ян, набирая цифровой код на двери. - А вот ты не меняешься, время течет мимо тебя, что ли?.. Входи, гостем будешь.
    - Да я ненадолго... минут на пять-шесть... За мной должна прийти машина...
    - Это целая вечность! - отмахнулся Ян. - Такая жара! У меня пересохло в горле... Не хочешь ли чего-нибудь выпить? Есть охлажденный кофе и дюжина бутылок знаменитого "Оранжа" в холодильнике...
    Подтолкнув к гостю кресло, Ян бросил по кубику льда в узкие высокие бокалы и откупорил бутылку. Ароматный тонизирующий сок шипел и пузырился, бокалы покрылись испариной.
    - Ну, - сказал Ян, отпивая ледяной глоток и усаживаясь в кресле напротив, - выкладывай, надолго вы закрыли море?
    - Похоже, что да... - ответил Ронис, опустив голову и медленно поворачивая бокал за тоненькую ножку.
    - Значит, моему отпуску крышка?..
    - Видимо, так, - сочувственно улыбнувшись, заключил Ронис, - какой уж тут отпуск, когда возможна эвакуация...
    Ронис спохватился, что сболтнул лишнее.
    - Есть предположение, что ситуация может осложниться, - поспешил добавить он.
    - Да что у вас тут стряслось в конце концов? - вскипел Ян.
    - Предполагается, что это выходит за рамки нашей цивилизации. А космос ты знаешь лучше меня...
    - Не увиливай. Что ты все топчешься вокруг да около!
    - Я и не увиливаю. Ты давно не был на Земле, кое-что изменилось за последние три года, неужели тебе это не известно?
    - Что именно? - Ян пожал плечами. - У нас своих забот хватает. Кое-что известно, конечно, но мы там надеемся на вас...
    - Без дела сидеть не приходится, - задумчиво проговорил Ронис, - есть непредвиденные неожиданности в разных точках материка. Мы проводим профилактику, стараемся затормозить процесс, а ученые ломают голову над каждым новым фокусом природы... Об этом долго рассказывать... Вы же там получаете регулярную информацию... Впрочем, мы стараемся как можно меньше вас беспокоить...
    - Зря! У нас нервы крепкие. Но всегда все же лучше знать поточнее, что у тебя за спиной. - Ян откинулся на спинку кресла и вопросительно посмотрел на Рониса.
    Ронис помолчал, наблюдая за Яном, почесал переносицу и выдал главное:
    - Орбитальный спутник еще раз подтвердил, что космическая обсерватория приняла повторный сигнал из района залива.
    - Это что, старушка Земля самостоятельно выходит на связь? - усмехнулся Ян. - Это что-то новое...
    - Ты шутишь, а между тем что-то происходит вне нашего контроля.
    К веранде подкатил лимузин. Ронис встал и стал прощаться.
    - Может быть, не увидимся, - сказал он, - твой отпуск накрылся, а здесь тебе делать нечего, все равно придется покинуть побережье.
    - Ну уж нет, - нахмурился Ян, - меня не так просто выставить, я не уйду с побережья, пока все не станет ясно, как дважды два...
    - Может быть, ты сейчас больше нужен там, на "Горгоне"...
    - Что ты меня все время отсюда выпроваживаешь? На "Горгоне" все в порядке. - Ян нажал кнопку на медальоне.
    Послышалось ровное жужжание, знакомый спокойный голос произнес: "В космосе все в порядке... На орбитах спокойно... Слабое магнитное возбуждение в районе альфы Центавра... В солнечной системе все в норме..."
    - Слыхал? - обратился он к Ронису. - Никакой паники. Когда ты вернешься?
    - Часа через два. Но у меня дела в заливе... Прощай...
    Лимузин рванулся с места, швырнув из-под колес мелкую гальку, и устремился по пустынной аллее к воротам, за которыми начиналась сизая лента прямого как стрела шоссе.
    Солнце уже перешло границу полудня, но пекло нещадно. В левой стороне залива, над горным массивом, уходящим шпилями в сизую дымку, виднелся белый купол местной обсерватории. Ян вспомнил старичка астронома, живущего в соседнем коттедже.
    Старичок сидел на веранде в плетеном кресле и что-то читал. На голове у него была белая панама, похожая на купол обсерватории. Ян улыбнулся про себя и медленно приблизился к профессору-астроному.
    Старичок повернул голову и, сняв очки, вопросительно поглядел на Яна.
    - Что скажете, командор?
    - А что скажете вы? - в свою очередь, спросил Ян. - Море закрыто, полно всяких слухов и толков, а никому ничего официально не известно.
    - Официальное всегда запаздывает, молодой человек, но дело, по-видимому, принимает серьезный оборот.
    - Что вы имеете в виду, профессор? Сигнал, перехваченный космической обсерваторией? Вы хотите сказать, что шутки природы приобретают странный характер?
    - Хороша шутка! Океан подает голос, а вы говорите - шутка!
    - Вы думаете, это серьезно?
    - Дальше уж некуда! Подумать только, в Океан бросали что попало. Надеялись, что в глубине это канет безвозвратно. Пучина глотала контейнеры с отравляющими веществами и опасными реактивами, корабли с ядерным оружием, компьютерами и робототехникой. Плюс к тому всякую дрянь сомнительного свойства, изобретенную свихнувшимися экспериментаторами. Бездна превратилась в мусорный ящик, в свалку. Я удивляюсь, как до сих пор Океан не стошнило от всего этого. Это ведь среда, породившая огромный мир... Мы напихали ее черте-те чем. Между прочим, командор, там есть и несколько упущенных капсул с пробами космических сред, взятых за пределами солнечной системы...
    Ян слушал молча. Ему многое было известно. Но кое-что он слышал впервые. Командор был подавлен обилием последней информации. Он был знаком с различными отклонениями природы на других планетах, а вот о своей серьезно задумался впервые...
    - А вы помните сообщение об алом тумане в Океане над заливом Киол?
    - Еще бы! Но тогда все обошлось, и он исчез бесследно...
    - Бесследно ли! Бесследно ничего не исчезает, друг мой командор, материк заряжен расплатой за века человеческой беспечности, безответственности, подлости, безумия, бессчетных потоков зла. Земля дала человеку разум, а он обратил этот дар против сущности самой природы. Она имеет право защищаться.
    - Но почему именно здесь, в заливе?
    - Стало быть, так ей удобней. Не станет же она с нами советоваться!
    - Но почему именно Океан? Разве на континентах человек был менее жесток с ней?
    - Океан, как мы с вами знаем, - начало жизни...
    - Значит вы, профессор, считаете, что это все же бунт земной стихии и космос тут ни при чем?
    - Ничего я не считаю, дорогой друг. Я просто говорю, что думаю. А что касается космоса, то его причастность ко всему вам известна не хуже, чем мне, всю жизнь прожившему на Земле.
    - Вы меня озадачили, - сказал Ян. - Я, кажется, вас понимаю. Но ведь человек стал лучше. Неужели мы вынуждены нести ответ за все, что происходило здесь сотни лет назад?
    - Доблестный командор, лично я не сомневаюсь, что вы чисты как кристалл... Но вспомните, последствия первых ядерных взрывов сказались на многих поколениях, которые не имели к ним никакого отношения... Вы знаете, конечно, что такое бумеранг?..
    Ян не успел ответить, под рубахой раздался тревожный прерывистый писк радиоблока.
    - Простите, профессор, - сказал он, стараясь быть спокойным, - мне сейчас очень нужно побыть одному... К сожалению, я должен покинуть вас...
    Старичок астроном вздохнул и сокрушенно покачал головой, глядя ему в след.
    Ян поспешно двинулся к своему коттеджу, держа ладонь на медальоне, и уже на веранде нажал кнопку "Прием".
    "Всем! Всем! Всем! - услышал он. - Объявляется чрезвычайное положение... Командам ракетных подразделений летающих шлюпок и экипажам космической защиты быть готовыми к выходу на боевые орбиты... "Ястребу", "Кентавру", "Ориону", "Океану-2" - готовность номер один плюс четверть часа... Командору "Горгоны" ждать указаний, ваше местоположение известно... кнопка на контроле, кнопка на контроле..."
    "Опять ни два, ни полтора, - подумал Ян. - Заваривается какая-то каша, а я должен торчать здесь и ждать особых распоряжений... Берегут они меня, что ли?.."
    Он бросился на застеленную кровать и закрыл глаза. Он думал о потерянных в Атлантике контейнерах, о том, что даже внешне спокойные космические среды могут стать неожиданно агрессивными в подходящих условиях. Ему рисовались картины внеземных экологических катастроф. Он думало своей жизни - маленькой капельке во вселенной. А что, если о нем забудут в суматохе?..
    Ян сел на кровати. Потом встал. Подошел к окну. Направился к двери, оттуда снова к окну и поймал себя на том, что мечется по комнате.
    На столе стояла недопитая бутылка "Оранжа". Золотистая струя скользнула в бокал, заполнив его до половины. Но сок был уже теплым, и Ян, чертыхнувшись, прошел в ванную и, прислонив губы к металлическому рожку, резко повернул вентиль. Из крана ударила резкая холодная струя воды. Ян сделал подряд несколько крупных глотков и вытер губы ладонью.
    Сейчас только сон мог успокоить его. Он снова лег на кровать, пытаясь уснуть, но веки были легкими, как поплавки. Он глядел в потолок, ожидая сигнала. Так прошло несколько часов.
    Вконец измотанный, Ян снова встал и подошел к окну. Солнце давно село, а Рониса все не было. Одно за другим гасли окна в коттеджах. Скоро вся территория жилого курортного комплекса погрузилась в темноту.
    Ян все еще надеялся, что Ронис вот-вот вернется. Ночь была душная. Он вышел на веранду. Воздух был неподвижен и густ, как теплый кисель. С побережья доносился шум моря. На душе было беспокойно.
    На "Горгоне" Ян чувствовал себя уверенно. Патрульный космический крейсер был хорошо вооружен, оснащен чуткими приборами, реагирующими мгновенно, защищен мощными вибрирующими энергополями, лазерными пушками, плазменными конденсаторами, экранами ядерных излучателей. Здесь - на материке - у себя дома, как ни странно, Ян чувствовал себя беспомощным рядом со стихией, ставшей прибежищем затаившейся опасности.
    Он вздрогнул от странного звука - ночной жук, прилетевший на свет, ударился о стену и упал на каменный пол веранды. Ян ругнулся шепотом, поймав себя на том, что жук так напугал его.
    Было странно, что он на планете чувствовал себя так, будто появился здесь впервые. Словно он утратил прежний контакт с родной природой.
    "А был ли контакт раньше? Может, его не было?.." - Ян почувствовал странную пустоту вокруг себя.
    "Нелепая мысль, - поморщился командор. - Ведь он сам - часть этой природы, не могла же она совершенно отторгнуть его!"
    Но в тот же момент он вспомнил разговор с профессором: "Праматерь?! Но что можно от нее ждать, если разум сына так долго направлен был на ее порабощение?"
    "А раньше? Разве природа всегда была благосклонна к своим творениям? Она создавала и уничтожала их. К чему стремилась? Что ей нужно от разума?.."
    Ян прикоснулся к листу плюща и тут же изловил себя на мысли, что ищет контакта. Плющ почувствовал все, что мог почувствовать, будучи всего-навсего растением.
    Жук, лежа на спине, все еще сучил лапками, пытаясь перевернуться. Ян помог ему, легонько подтолкнув пальцем. Жук помедлил немного, потом щелкнул хитиновыми надкрыльями и улетел в темноту.
    Справа раздался шорох. Что-то глухо стукнуло о землю. Ян медленно повернул голову - под деревьями никого не было...
    "Упало яблоко", - догадался Ян. И почему-то подумал о дереве добра и зла.
    Чувство незащищенности не покидало его. Это был не страх. Ян был не робкого десятка. Но он чувствовал себя таким же незащищенным, как этот плющ или жук, улетевший в ночь.
    Такого с ним никогда не было. Он был всегда уверен в себе. А теперь командор грозной "Горгоны", защищавшей планету, чувствовал себя яблоком, упавшим с дерева.
    Природа могла уничтожить его так же, как когда-то уничтожила ящеров и мамонтов. Что, если и человеческий разум несовершенен и природа просто прекратит затянувшийся эксперимент, чтобы начать все сначала?
    В черной дали мелькнули и погасли два огонька. Через некоторое время они возникли уже ближе, перемещаясь в пространстве как два катящихся огненных шарика, окруженные мерцающим ореолом. Потом ореолы вытянулись в две светящихся полосы.
    Это, разрубая лучами ночную тьму, мчался по дороге лимузин Рониса. Свет фар ударил прямо в глаза - Ян заслонил лицо ладонью. Лимузин подкатил к веранде. Дверца распахнулась, и Ронис высунул голову:
    - Ты еще здесь?
    - Как видишь, - ответил Ян. - Ты чего так поздно?
    - Эвакуация! - прохрипел Ронис. - Собирай манатки!
    - В такую темень?
    - Сейчас будет светло как днем! Минуту назад объявлено положение "X"... Я еле успел.
    Ронис посмотрел на часы, спустил микрофон на портупее под подбородок и, надавив пальцем на переговорную кнопку, крикнул в него:
    - "Берег"! "Берег"! Почему нет света?
    Через секунду в небо взвились одновременно пять осветительных ракет, потом еще десять.
    - Лезь в машину! - приказал Ронис.
    - Погоди, я должен кое-что захватить... У меня там...
    - Что?! - закричал Ронис ему в лицо. - Черт с ним, с барахлом!!
    - Ронис, в коттеджах люди!
    - Это не твоя забота... Их заберут грузовые машины...
    Ронис с силой втолкнул Яна в лимузин. В это время неожиданно раздался нарастающий гул со стороны моря. При осветительных ракетах было видно, как вспучилась его поверхность. В правом углу залива, как раз в четвертом секторе, возник огромный волдырь, он набухал и стремительно увеличивался в размерах, стал красным и, лопнув, выбросил в небо гигантский столб оранжево-рыжего пламени.
    Лимузин швырнуло, как жука о стену. Обе дверцы заклинились. Ронис выдавил ногой треснувшее переднее стекло и выволок Яна наружу. Они стояли тяжело дыша, стряхивая с себя мелкие осколки.
    И тут вдруг какая-то жгучая гадость хлынула с неба.
    - Что это? - встревожился Ян.
    - Скорей в дом! - крикнул Ронис.
    Ян поскользнулся на ступенях веранды и расшиб себе колено. Ронис втащил его под навес.
    - Код, черт подери, код, или мы пропали...
    Ян назвал восемь цифр. Дверь распахнулась. Вспыхнуло аварийное освещение.
    - Одежду прочь! Осторожнее, береги глаза! - крикнул Ронис.
    Ян сдирал с себя липкую, расползающуюся на лоскутья рубаху, скрипя зубами от жгучей боли. Его лицо и кисти рук были покрыты пятнами.
    Ронис откинул капюшон, отбросил перчатки и вылез из комбинезона. Сброшенная одежда палкой была выпихнута за дверь. Он бросился к Яну и втолкнул его в ванную комнату.
    Водяная система еще работала. Ронис помог Яну промыть обожженные места на лбу и щеках. Липкая пленка сходила вместе с кожей.
    Биоанастезин, по счастью оказавшийся в аптечке, быстро затянул ожоги эластичной пленкой. Но боль не утихала. Все тело горело, будто его погрузили в муравейник. На лбу выступил холодный пот. Тело бросило в озноб, так что не попадал зуб на зуб. Перед глазами поплыли разноцветные круги. Тьма обступала его со всех сторон. "Только бы не потерять сознание", - думал Ян. Дрожащей рукой он нащупал спинку кресла. Ноги его подкосились, и если бы не Ронис, успевший подхватить его, Ян рухнул бы на пол.
    - Где у тебя сыворотка? - тряс его за плечо Ронис.
    Ян пробормотал что-то нечленораздельное, и голова его свесилась на грудь, где часто попискивал болтающийся на цепочке медальон с радиоблоком.
    Ронис окинул взглядом комнату. Его взгляд зацепился за чемодан, стоящий в углу возле платяного шкафа. Он подтащил чемодан к кровати и вывалил на нее содержимое. Рядом с портативным компьютером и именным бластером Ронис заметил блестящую металлическую коробку. Это было то, что он искал. Там было пять пневмокапсул.
    Ян получил двойную дозу, Ронис ограничился одной. Два легких спортивных костюма в груде белья оказались как нельзя кстати. Ронис натянул один из них на Яна, в другой облачился сам.
    Стены комнаты вспыхивали фиолетовым светом. Ронис повернулся к окну. Сквозь стекла, полузалепленные липким темным студнем, во время вспышек были видны обнаженные черные скелеты деревьев.
    Огромная ослепительная оранжево-фиолетовая молния разодрала небо и ударила в белый купол обсерватории, который разлетелся на сверкающие осколки. Коттедж тряхнуло, стекла заныли, но остались целыми, ударная волна пришлась по касательной. Штукатурка на смежной стене лопнула и осыпалась. Освещение погасло. Еще первая ударная волна швырнула осветительные ракеты на землю, и сейчас было темно, как в космосе.
    У Рониса кружилась голова, слегка подташнивало. Аварийное освещение вышло из строя, но Ронис заметил, что в комнату от стены, обращенной к морю, сочится сумеречный свет. Ронис вначале приписал это ослепившей его вспышке молнии. В этом свете предметы двоились, расплывались, их привычные формы искажались до неузнаваемости. Он отвел взгляд в сторону. Привычный реальный мир казался чужим и враждебным. Он скорее почувствовал, чем увидел, что стена, обращенная к морю, колышется, как водная поверхность. И когда поднял глаза, то заметил, как по ней пробегают волны мелкой ряби. Потом волны стали крупнее, и стена стала похожа на серое полотнище, которое колеблется от ветра. Серое полотнище истончилось, и сквозь него, как сквозь натянутую марлю, проступили очертания пространства.
    Ронис не сомневался, что именно в этой стороне должно быть море, но волны желтого цвета казались застывшими, и чем больше он в них вглядывался, тем больше убеждался в том, что это совсем не море, а застывшие волны песка. Перед ним была пустыня, и он ощутил на своем лице сухое дыхание горячего ветра.
    Его вдруг неудержимо потянуло в эту желтую даль, но он не мог приподняться, руки его безвольно лежали на подлокотниках кресла. Вместе с тем он почувствовал, что может идти туда, оставив свое отяжелевшее тело.
    Странно было глядеть на себя со стороны, но Ронис увидел свой силуэт, проскользнувший сквозь тонкую кисею зыбкой преграды. В этот момент он подумал о чем-то безвозвратно утраченном, что уходило от него помимо его воли все дальше и дальше по песчаным барханам, пока не превратилось в точку, которая растворилась у самого горизонта...
    Когда Ян открыл глаза, комната была освещена вспышкой очередной молнии. Ронис сидел напротив него в кресле, лицо его было мертвенно-бледным, руки, безвольно упавшие с подлокотников, беспомощно свисали вниз.
    Вспышка, длившаяся мгновение, погасла, и в неровном зыбком свете Ян увидел пустое кресло.
    Новая вспышка осветила комнату, и Ян увидел Рониса в прежней позе.
    Пытаясь собраться с мыслями, Ян закрыл глаза, и когда открыл их, то вновь в зыбком мерцающем свете увидел пустое кресло.
    Странный мерцающий свет исходил откуда-то из-за спины. Ян, сидевший спиной к стене, повернул голову. Перед глазами в каменной толще, как огромная замочная скважина, зиял проем, напоминающий своими очертаниями силуэт человека. Сквозь проем были видны желтые волны песка. Рядом с проемом темнела фигура Рониса. Она как тень скользнула вдоль стены, поравнялась с проемом и заслонила его.
    - Стой! - крикнул Ян. - Погоди!..
    Но Ронис уже был по ту сторону. Он оступился, упал лицом вниз, потом поднялся и, тяжело ступая, пошел в сторону горизонта.
    Ян хотел было кинуться следом, но не мог протиснуться в проем. Сильная струя горячего воздуха сдавила ему грудь, песок ударил в лицо, и его отбросило на середину комнаты. Ветер гудел за спиной, свистел в проеме. Раскаленные песчинки влетали в комнату, пол у стены быстро покрывался слоем песка.
    Сквозь отверстие в стене были видны вихри песчаной бури, свивавшейся в жгуты и кольца. Шевелились гребешки барханов. Песчаные волны ожили, и было видно, как они движутся, растут, приближаясь все ближе.
    Песок тек в комнату, скрипел под ногами. Подступающий бархан уже заслонил половину проема.
    Ян не мог простить себе, что не успел остановить Рониса. Снова приблизившись к стене, он стал протискиваться в щель, упираясь руками в края разлома.
    Ветер, врываясь в легкие, казалось, рвал их на части. Яну удалось просунуть голову и плечи, руки его хватались за плывущий песок, не находя в нем опоры, и все же он высунулся по пояс, потом уперся в стену ногой и скатился вниз по бархану.
    Ветер свистел в ушах. Дышать было нечем. Горло горело так, словно в него влили расплавленный свинец. Вокруг плясал и кружился песок.
    - Ронис, Ро-онис!.. - крикнул Ян, захлебываясь песком.
    Он не услышал собственного голоса, утонувшего в песчаном вихре. Обернувшись, он увидел, что щель в стене совсем закрылась. Бархан плотно стоял у стены, доставая до крыши. А к нему двигался другой, еще более высокий.
    Ян оказался в западне, назад хода не было. Наступавший бархан шевелился как живой, его гребень клубился и извивался, как хребет дракона. Один на один с барханом Ян чувствовал себя муравьем. Песок сыпался сверху, и надо было все время двигаться, чтобы не быть заживо погребенным. Он боролся изо всех сил. Стоило хоть на мгновение остановиться, чтобы отдышаться, как тело тотчас оказывалось по пояс в песке.
    Упираясь руками, он выбирался из зыбких воронок, но песок вновь засыпал и засасывал его. Желтое небо над ним казалось набитым песчаной пылью. Ян задыхался. Пытаясь еще раз подняться на бархан, он выпрямился, но не удержался и, сбитый с ног новым желтым потоком, упал навзничь и сполз к подножию.
    У него уже не было сил начать все сначала, и песок медленно засыпал его, наваливаясь на ноги. Тысячи песчинок ползли по телу, обхватывая грудь, подбирались к горлу желтыми змейками, пытаясь задушить человека, уже лишенного способности сопротивляться.
    Это было как в дурном сне, когда чьи-то руки вот-вот схватят тебя, а ты не можешь двинуться, не можешь пошевелить рукой, не можешь крикнуть, позвать на помощь.
    Да и кто бы здесь услышал его крик в ревущем песке? Ян чувствовал, как слабеет воля к жизни, как подступает холодное безразличие.
    Воспаленные веки тяжелели, опускаясь на глаза, как барханы, только через узкую щель, сквозь частокол ресниц, забитых песком, проступал горячий желтый свет раскаленного небосвода.
    Последним усилием он чуть приоткрыл глаза и увидел на вершине клубящегося гребешка бархана фигуру Рониса. Ян хотел позвать его, но сухие потрескавшиеся губы едва шевельнулись, и из них вырвался только вздох...
    Фигура Рониса, похожая на клубящийся столб песка, не то рассыпалась, не то исчезла за барханом. Ветер так же неожиданно утих, как и начался. Дышать сразу стало легче, но Ян не мог сделать глубокого вдоха под тяжестью навалившегося песка. Руки были как связанные.
    Он попробовал пошевелиться. С трудом выпростал одну руку, потом другую. Ян боялся, что нависший гребень рухнет на него, если он сделает хоть одно неверное движение. Но бархан застыл, и Яну постепенно удалось выбраться.
    Кругом стояла тишина, а в ушах Яна еще клубился звон песка, и кровь в висках стучала так, будто это была не голова, а огромный колокол, в который били тяжелыми молотами сразу с обеих сторон.
    Оглядевшись, Ян понял, что находится у подножия самой середины бархана, края которого спускались полого, как опущенные крылья гигантской желтой птицы.
    Если бы не песчаная буря, подавившая сознание, Ян обошел бы его слева или справа. Теперь он понимал, что ожидало его, если бы ветер не утих. Стихия поглотила бы его и погребла под миллионами песчинок.
    Ян попытался встать. Ноги его дрожали. Хотелось пить. Тело разламывалось от усталости. Он медленно побрел вдоль песчаной стены.
    Когда он доковылял до края бархана, то увидел открытую песчаную равнину. Почти у самого горизонта на фоне посветлевшего неба виднелись очертания каких-то развалин.
    "Ронис, если его не засыпало, должен был увидеть эти развалины и, вероятнее всего, пошел туда", - подумал Ян.
    Жадно дыша успевшим остыть воздухом, Ян шел напрямик. Шлейф песка, тянувшийся за барханами, кончился. Под ногами было вылизанное ветрами отполированное каменистое плато. Идти стало легче.
    Он тешил себя мыслью, что там, в развалинах, он обязательно найдет родник или хоть какую-нибудь лужу. Постепенно эта мысль овладела им настолько, что он не заметил, как убыстряются его шаги.
    Когда он был почти у самых каменных развалин, заметил тень, скользнувшую по каменной кладке. Тень исчезла за каменным поворотом. Когда он дошел до угла, то услышал шуршание осыпающегося песка.
    За поворотом был тупик, углубление, похожее на нишу. Но там никого не оказалось. Почти у самой стены желтел свежий песчаный холмик, над которым в воздухе еще витали легкие золотистые песчинки.
    Ян остановился. "Откуда тут мог взяться песок?" - подумал он. Но только подумал об этом, как налетевший порыв ветра уже превратил песчаный холмик в пушистый клубок и, вытянув его песчаной поземкой, увлек за собой в сторону барханов.
    Ян глядел вслед ускользающему песку, который струился по земле, огибая выступы, обтекая валуны, сползая в ложбинки, пока тот не слился вдали с желтыми шлейфами оцепеневших песчаных холмов.
    Ян повернулся в сторону развалин, и хотя их очертания были стерты ветрами и временем, на него повеяло вдруг чем-то давно знакомым, словно он уже был здесь когда-то давным-давно. Он проходил по полуразрушенным, осыпающимся улицам, и его сердце ныло в предчувствии, что должно произойти что-то, о чем он давно забыл.
    Улица поднималась вверх по склону, по обеим ее сторонам тянулись каменные канавы пустых водостоков. Странное предчувствие все быстрее влекло его по улице, потом заставило свернуть в переулок, где он увидел дом с небольшим двориком, какие бывают в южных приморских городках, не тронутых цивилизацией.
    Ян долго стоял в нерешительности. Дом был так похож на дом его детства, что у него захватило дух. Он отворил калитку и пошел по дорожке, выложенной каменными плитами и окаймленной потрескавшимся кирпичом. Посередине двора стояло старое высохшее дерево с черным дуплом и покосившимся скворечником. Тощее сухое дерево было похоже на худого старика, глядящего в небо, словно он только что отпустил птицу и его чуть разведенные в стороны руки были протянуты ввысь, будто тоже могли стать крыльями и устремиться следом.
    Дверь на террасу была приоткрыта. Ян поднялся по каменным ступеням. Остановившись у входа, он помедлил, не решаясь переступить через порог. Его рука, скользнувшая по косяку, наткнулась на зарубку. Чей-то возраст был отмечен маленькой горизонтальной черточкой.
    Ян задумчиво провел по ней пальцем с какой-то давно утраченной нежностью, словно прикоснулся к чему-то очень далекому и в то же время бесконечно близкому.
    Долго он стоял не шевелясь, забыв обо всем на свете, перед полуоткрытой дверью, не отнимая руки от шершавой ложбинки, от маленького руслица жизни.
    Наконец он распахнул дверь в смутной надежде... Но внутри ничего не было, кроме унылой пустоты. В солнечном луче, наискосок пересекавшем комнату, медленно плыли пылинки, то вспыхивая, то исчезая, словно звездные миры перемещались в пространстве. Яну, как в детстве, показалось, что он стоит у самого Млечного Пути... Он вспомнил, как маленьким мальчиком в пыльном солнечном луче среди мерцающих пылинок он пытался отыскать корабль отца, который так и не вернулся из космоса. Иногда ему казалось, что он видит его в одной из пылинок... Маленькое сердце часто билось в детской надежде, но пылинка гасла и исчезала, долетев до края луча, а с ней гасла детская надежда. И он в слезах бежал к матери и горько рыдал, уткнувшись в колени.
    Оглядывая выцветшие потрескавшиеся стены, Ян мысленно пытался восстановить то, что было здесь когда-то.
    Он представил себе маленький столик в углу, со стопкой книг и настольной лампой с ситцевым абажуром в голубую горошину, легкие полупрозрачные шторы на окнах с изображением летящих птиц. Откуда-то в памяти выплыло кресло с клетчатым шерстяным пледом матери. И Яну показалось, что она только что вышла за водой к каменному колодцу во дворе за домом и сейчас вернется, и снова, как тогда, потреплет его за волосы и скажет: "До чего же ты похож на отца..."
    Ян прикоснулся лбом к холодной пыльной стене и провел по ней дрожащей рукой. Все, что давно стерлось в памяти, сейчас проступало ярко и явственно, будто он никогда не уходил отсюда; будто так и не дождавшаяся возвращения мать никогда не провожала своего сына на те далекие от Земли орбиты, которые уводили его все дальше и дальше от себя самого.
    Прошлое то медленно проплывало, то стремительно проносилось перед ним, когда он ощутил за спиной чье-то присутствие. Он медленно повернулся и увидел белоголового мальчика, стоявшего в дверях. Мальчик глядел на него вопросительно широко открытыми грустными глазами.
    - Ты что здесь делаешь? - тихо спросил Ян, отнимая от стены руку.
    - Я здесь живу, - ответил мальчик, продолжая глядеть Яну в глаза.
    - А где все остальные?
    - Здесь давно никого нет. Все ушли и не вернулись...
    Мальчик переступил с ноги на ногу и опустил голову. Пальцы его теребили пуговку на рубашке. Он исподлобья взглянул на Яна.
    Ян подошел поближе и положил руку ему на плечо. Он приподнял его лицо за подбородок - в глазах у мальчика стояли слезы, те самые детские слезы, о которых Ян давно забыл.
    - Знаешь, - сказал Ян, - мне показалось, что я жил здесь когда-то, давно, в детстве... Я долго был далеко от Земли и там мечтал повторить свое детство. Там я видел себя на Земле маленьким, таким, как ты. Почему-то именно маленьким... Видимо, это самое дорогое, самое счастливое время...
    - Я знаю, - сказал мальчик и вздохнул, отведя глаза в сторону.
    - Ты плачешь? - спросил Ян, наклоняясь к нему.
    Две крупных слезы скатились по щекам мальчика, он вздохнул и прошептал одними губами:
    - Это было так давно...
    - Ты здесь совсем один?!
    - Один... - Мальчик вытер слезы ладонью и прислонился к стене.
    - Как тебя зовут?..
    - Ян... - дрожащими губами пролепетал мальчик и, зарыдав, прижался к его руке.
    Ян вздрогнул, у него словно все оборвалось внутри. Он стоял потрясенный, не в силах вымолвить ни слова. В горле застрял горячий ком, который никак не проглатывался.
    Он привлек мальчика к себе и утешал как мог, гладя худенькие вздрагивающие плечи.
    - Ну успокойся... Успокойся, малыш... Видишь - теперь ты не один...
    И чем больше он утешал его, тем больше ему казалось, что утешает он самого себя, самого себя уговаривает, что одиночество кончилось и что пустая комната только кажется пустой...
    - Я потерял своего друга, - сказал Ян, - а нашел тебя...
    - Ты все равно уйдешь, - сказал мальчик, - уйдешь, как все...
    Сердце Яна сжалось. Он, привыкший к суровой жизни, почувствовал странную озабоченность и нежность к тому маленькому существу, волосы которого он гладил грубой рукой, когда-то сжимавшей хлещущий огнем бластер, рукой, которая уверенно ложилась на вибрирующий штурвал капсул-ракеты, обходящей спутники Юпитера.
    Мальчик успокоился, плечи его перестали вздрагивать, глаза посветлели.
    - Ты хочешь пить? - тихо спросил мальчик. - После дальней дороги всегда хочется пить... Там за домом во дворе есть колодец...
    - Каменный?.. С тяжелой цепью и воротом?..
    - Да... Только там почти нет воды... Чуть-чуть, на донышке...
    Они пошли вдвоем по песчаной дорожке к колодцу. Ян заглянул внутрь. Колодец был очень глубок. На самом его дне блестело голубоватое пятнышко.
    Раньше у колодца было прохладное влажное дыхание. Ян вспомнил, как ведро на гремящей цепи, раскручивая барабан ворота, плюхалось в воду. Надо было слегка раскачать цепь, чтобы ведро, накренившись, хлебнуло влаги, потом чуть приподнять его и опустить сразу, чтобы затонуло...
    Сначала было легко поднимать его, пока днище не оторвется от водной поверхности. Потом требовалось усилие, чтобы ведро, качаясь и расплескивая воду, стало подниматься вверх...
    Вниз летели сверкающие брызги, похожие на звезды, исчезающие в глубине... Достав ведро, Ян любил окунуть в него лицо и пить воду прямо из ведра, такую холодную, что от нее ломило зубы...
    Теперь Ян стоял у колодца, нерешительно положив руку на барабан, обмотанный цепью. Звенья ее потерлись, истончились, изъеденные ржавчиной. Ян подумал о том, что старая цепь может и не выдержать...
    - Ну что же ты?.. - Мальчик удивленно поглядел на него. - Ты чего-то боишься?..
    - Нет, - ответил Ян задумчиво, - я просто думаю, что звенья стали слишком тонки...
    - Там едва наберется четверть ведра... Но все же этого хватит, чтобы утолить жажду...
    - Ты думаешь?.. - Ян вопросительно посмотрел на мальчика. - Есть жажда, которую не утолил бы и полный колодец...
    - Да... - ответил мальчик. - Но это все, что там осталось...
    Ян медленно раскручивал барабан, осторожно придерживая его ладонью, так чтобы ведро, опускаясь на цепи, не стукнулось о стены колодца.
    Наконец ведро коснулось воды, и Ян, осторожно шевельнув цепью, повалил его набок. Ведро не затонуло, и Ян понял, что оно лежит на каменистом дне.
    Ян стал медленно поднимать его. Сверкающие капли, как в детстве, летели вниз... Звенья цепи, поскрипывая, наматывались на барабан, ложась вдоль бруска натянутой спиралью.
    Наконец показалась дужка ведра. Ян протянул к ней руку и уже почти коснулся пальцами, как звено цепи почти у самой дужки лопнуло и ведро с грохотом, стукаясь о стенки и расплескивая воду, полетело вниз.
    - Цепь не выдержала... - огорчился мальчик. - Столько лет...
    - Да, - сказал Ян, - это печально... Теперь его уже не поднять...
    Он подумал о том, что утраченное в бездонных колодцах времени, к сожалению, недостижимо, что там, где перетирается цепь, навсегда разрываются связи, часто самые дорогие, самые необходимые человеку. Одни разрываются по небрежности, другие стираются временем... Остается жажда, которую утолить уже нечем...
    - Погоди... - сказал мальчик, расстегивая рубаху. - Вот, возьми... Это все, что у меня осталось...
    Он вынул из-под рубахи прямоугольный кусок бумаги и катушку ниток.
    - Это змей... - сказал он. - Я запускал его в небо, когда было грустно и одиноко... Он никогда не доставал до орбиты космических кораблей... Но когда я прикладывал к уху катушку с натянутой нитью, я слышал их сигналы, идущие издалека...
    Ян отрицательно покачал головой.
    - Нет, - сказал он, - я не могу взять у тебя это...
    - Ты боишься, что он размокнет и нитка оборвется от тяжести?..
    - Нет, я не могу взять у тебя змея, - сказал Ян. - Разве он может сравниться с той каплей воды, которую мы извлечем?
    - Но я дарю его тебе, - сказал мальчик.
    - Я не могу принять такой подарок, - отвечал Ян, отстраняясь, - даже если придется умереть от жажды.
    - Ты не умрешь, - сказал мальчик. - Это будет потом... А змея можно высушить на солнце, и снова будут слышны позывные кораблей...
    Он свернул из змея конус, сцепил его расщепленной веточкой и стал опускать в колодец.
    "Странно, - подумал Ян, - то, что должно принадлежать высоте, опускается в глубину..."
    Но сейчас это было почти одно и то же. Там, в глубине, виднелся голубоватый кусочек неба, и свернутый конус змея на тугой нити тянулся к этой синеве. Яну показалось, что натянутая нить гудит от тугого ветра.
    Конус погрузился в воду и, почти полный, стал медленно подниматься. Ян боялся, что катушка вот-вот выскользнет из рук мальчика или под тяжестью воды разорвется намокшая бумага. Но мальчик осторожно тянул конус вверх.
    Наконец он подхватил его рукой и протянул Яну. В змее, свернутом кульком, светилась вода. Ян прикоснулся к ней губами.
    Все его существо пронзило ощущение какой-то далекой радости. Он пил из колодца детства, и не было воды слаще, и нельзя ее было сравнить ни с какой другой.
    Отпив половину, он протянул остаток мальчику, устыдившись, что не сделал этого сразу. Но мальчик отрицательно качнул головой.
    - В колодце есть еще немного, - сказал он, - и я могу снова запустить туда змея...
    Ян заглянул в колодец, но в это время щепочка лопнула и остатки воды полетели вниз, возвращаясь к своему небу.
    Ян стоял перед мальчиком, разведя руки, виноватый и растерянный.
    - Ничего, - сказал мальчик, - змей высохнет... Вот только нитка сильно запуталась...
    - Да... - проговорил Ян рассеянно. - Нитка запуталась... Слишком запуталась, малыш... И распутывать ее нам обоим...
    - Нет, - сказал мальчик, - ты должен вернуться туда, откуда пришел.
    - Как же я оставлю тебя одного?
    - Я уже привык... Но ты вспоминай обо мне...
    Ян хотел прикоснуться к нему, приласкать его, но рука ощутила лишь пустоту. Мальчик исчез, оставив на камне мокрого змея и спутанный моток ниток.
    Ян медленно опустился на корточки и стал наматывать мокрую нить на катушку. Он распутывал петлю за петлей, думая о том, что смутная память дарила ему в эти минуты.
    Змей высох на солнце. Овеваемый ветерком, он покачивался на камне, словно сам пытался взлететь. Ян подбросил его в воздух. Подхваченный ветром, змей натянул нить. Она гудела как телеграфный провод, Яну казалось, что на нити он держит не змея, а огромный синий купол неба вместе с облаками и солнцем. Он бежал с каким-то детским восторгом, и ноги его почти не касались земли. Небо тянуло его к себе так, словно тело его стало невесомым.
    Змей заметался над самым колодцем и вдруг, увлеченный нисходящим потоком, резко нырнул вниз и исчез в колодце. Гудящая нитка потянула Яна за собой. Он разматывал катушку, упираясь ногами в каменную кладку, пытаясь ослабить тягу. Змей рвался к голубоватому отражению неба. Разматывая катушку, Ян не заметил, как запутался сам. Он пытался разорвать нить, но она не поддавалась. Ян ухватился руками за цепь и полетел в колодец. Барабан бешено вращался. Цепь разматывалась со стремительной быстротой и наконец, натянувшись, лопнула.
    Навстречу Яну неслось голубое отражение неба. На миг почудилось, что он летит не вниз, а вверх.
    Вытянув вперед руки, Ян закрыл глаза, ожидая удара о дно колодца. Но синий кружок воды оказался небом на самом деле. И когда вытянутые руки Яна коснулись его, оно разлетелось в осколки. Послышался звон стекла. Ян стоял у выдавленного окна в своем коттедже.
    К счастью, на руках не оказалось ни одной царапины. Ян стряхнул с рукавов осколки и, обернувшись, увидел в кресле Рониса. Опущенная голова Рониса была седой. Он как-то осунулся, постарел. Его моложавое лицо было покрыто резкими, глубокими морщинами.
    Ронис взглянул на Яна усталыми, потускневшими глазами. Только желваки были напряжены и губы плотно сжаты.
    - Какой чудовищный бред! - сказал Ян. - А я тебя искал там...
    Он повернулся к стене и не договорил. На губах его застыло так и не произнесенное слово... В стене зиял пролом, напоминающий по форме очертания человеческого тела. Сквозь пролом была видна синяя кромка залива. На полу желтел слой песка.
    - Так ты тоже был там?!. - Ян заглянул в глаза Ронису.
    - Я все расскажу тебе... Потом...
    Ян пожал плечами. За окном послышался приближающийся лязг гусениц. В дверь настойчиво постучали.
    - В чем дело? - крикнул Ян.
    "Эвакуация!" - раздался хриплый голос.
    В комнату вошел человек в пестром комбинезоне. Он взглянул на пролом в стене, на желтый песок на полу.
    - Поторапливайтесь, мы спешим... Кто из вас командир "Горгоны"?
    Ян сделал шаг навстречу.
    - Чем обязан?
    - Вам предписано срочно покинуть залив и вернуться на корабль.
    Ронис повернулся в кресле.
    - Алексис!..
    - Да... Это вы, капитан?.. Мы искали вас по всему побережью. Ночью огромная масса поднялась над Океаном и ушла на околоземную орбиту... Мы этого не видели... Это далеко отсюда... Но из космоса передали, что появился черный спутник Земли.
    - Ты понял, Ян!.. - проговорил Ронис, вставая и кладя руку ему на плечо. - Это уже по твоей части...
    - Да... да... - сказал Ян, все еще не в силах успокоиться и сосредоточиться после пережитого. - Это уж по моей части...
    Пока Алексис нашел в вездеходе пару запасных комбинезонов, Ронис помог Яну собраться.
    Еще через минуту они стояли друг против друга, готовые исполнить свой долг.
    - Мы довезем вас до эвакопункта, - сказал Яну Алексис, - а оттуда вас доставят на космодром.
    - Ну что ж, пора, - кивнул головой Ян.
    Они вышли из коттеджа.
    Повсюду были видны следы минувшей ночи. На голых облезлых деревьях висели, покачиваясь, черно-зеленые лохмотья.
    Эвакуация шла полным ходом. Вездеходы сновали по прибрежному поселку. Через два часа должна была начаться профилактика залива.
    До эвакопункта было километров сорок. Машины поднимались в гору и уходили за перевал. Море было таким же спокойным, как и вчера днем, но этому покою теперь никто не верил.
    Вездеход выбрался на бетонную дорогу. Ветер дул в лицо. Ронис что-то объяснял Алексису. Ян думал о своем - он еще не знал, что его ждет на орбите.
    Вездеход, не сбавляя скорости, свернул с дороги к эвакопункту и, круто развернувшись почти у самой взлетной полосы, остановился как вкопанный, утонув в клубах взметнувшейся пыли.
    На эвакопункте толпились люди. Санитары принимали обожженных и раненых.
    У одной из палаток Ян заметил лежащего на носилках старичка астронома в белой панаме. Спрыгнув на землю, Ян пошел к носилкам. Толпа расступилась перед ним. Ян приблизился и наклонился над профессором. Профессор узнал его и грустно улыбнулся. Ян погладил его сухую морщинистую руку. Потом выпрямился, поглядел в небо и молча пошел прочь.
    По толпе прокатился шепот. Его узнали. Он шел не оглядываясь. И если бы он обернулся, то увидел бы, как люди с надеждой смотрят ему вслед.
    На посадочную площадку опускался вертолет. Ян и Ронис стояли на бетонных плитах.
    - Прощай, Ян, - сказал Ронис. - Будь осторожней с этой штукой там наверху.
    - Прощай, дружище...
    Ян медленно пошел к вертолету. Ронис глядел ему вслед. Алексис терпеливо ждал капитана.
    На космодроме только и было разговоров о появившемся злополучном спутнике. Ракетный паром был готов к взлету. Ян быстро прошел все процедуры, связанные с выходом в космос. В оранжевом скафандре он поднялся по трапу и нырнул в люк.
    Через минуту были отведены причальные кронштейны и паром, плеснув раскаленной плазмой в бетонную площадку, повис над ней и потом ринулся ввысь, стремительно набирая космическую скорость.
    Ян чувствовал себя утомленным, но перегрузку выдержал и теперь, до стыковки с "Горгоной", интересовался размерами и радиоспектром черного спутника, его массой и плотностью.
    Информация поступала на борт через каждые пять минут. Закодированные сигналы шли с разных материков, из космических обсерваторий, с патрульных кораблей.
    Паром и "Горгона" шли друг другу навстречу. Потом легли на параллельный курс. Через некоторое время от парома отделилась летающая лодка. Она быстро поравнялась с "Горгоной", и Ян был принят на борт космического крейсера.
    Во всех отсеках вспыхнуло табло: "Внимание! Командир на борту!" Ян прошел в командный отсек. На центральный пост поступило распоряжение с материка: действовать решительно по обстоятельствам. Ян взял управление кораблем.
    Через пятнадцать минут в космосе прозвучал его приказ: "Всем преследующим кораблям уйти с орбиты!"
    "Горгона" под защитой энергоэкранов медленно приближалась к черному пятну. Лазерные и плазменные орудия, наведенные на цель, ждали своего часа, готовые сжечь ее своим огнем.
    Но Ян передумал. Риск был слишком велик. Экипаж услышал новый приказ. Ян потребовал освободить крейсер.
    Экипаж, подвластный его приказу, как это уже было однажды, перешел из отсеков и служб в боковые контейнеры, которые отделились от крейсера, следуя в фарватере параллельным курсом.
    Расстояние сокращалось. В бронированное кварцевое стекло с выдвинутыми вперед инфракрасными излучателями уже можно было простым глазом различить бугристую черную поверхность спутника.
    Ян сбавил скорость, убрав ее до минимума так, чтобы не потерять орбиты. Он подошел почти вплотную. Энергоэкраны не сработали, и крейсер уперся в черный спутник передней платформой, которая словно прилипла к нему и, раскалившись добела, стала плавиться и таять, как воск.
    Рука Яна метнулась к кнопке лазерной батареи. Но контрольная лампочка мигнула и погасла. Яркая вспышка, метнувшаяся от черного спутника к кораблю, ослепила бы Яна, если бы не сработала защитная диафрагма.
    Черный спутник продолжал наползать на носовую часть, обтекая заостренное тело корабля.
    Носовые плазменные орудия были направлены в упор. Дистанция для удара была совсем не подходящей, но Ян, не видящий иного выхода, все решил покончить разом.
    Однако ни один предварительный импульс не сработал; Система отказывалась выполнять программу, словно была парализована.
    Ян вспомнил слова старика астронома: "Океан - это огромная чаша, которая в одном из районов Атлантики приобрела новые свойства. Возможно, что одна из гигантских впадин могла стать мощной антенной, способной принимать из космоса не просто сигналы, а образы... И кто знает, может быть, в ее темных глубинах изменившаяся среда способна дать им плоть... Где-то там, в уплотненных слоях, может образоваться ее формирующий центр..."
    Ян подумал о системе подводных течений, которая сформировалась за миллионы лет и стала устойчивой. Вероятно, в залив течение занесло только малую часть агрессивной среды, а сама впадина выбросила на орбиту нечто такое, с чем ее древняя природа вступила в противоречие.
    Проверив несколько электронных узлов, Ян обнаружил, что в двух из них программа не поддается контролю, а в третьем появилось нечто непонятное, привнесенное извне.
    Грозная "Горгона" со всей своей сложной техникой была бессильна против черного спутника, который, с одной стороны, был пасынком материка, а с другой - беспощадной тенью, эхом неизвестных космических миров. Вся электроника космического крейсера могла оказаться в его власти. Только человек мог противостоять ему - один на один. Оставалось только надеяться на ручное управление, пока робот-ориентир еще не свихнулся и послушно выдавал информацию.
    Решение пришло мгновенно, само собой. Ян не раздумывая включил форсаж.
    Крейсер дрогнул. Дюзы выбросили в космос тонны плазмы, и Ян почувствовал, что начинается ускорение.
    Наполовину сплавившаяся передняя платформа медленно погружалась в черный шар, наползающий на носовую часть корабля.
    "Если удастся достигнуть нужной скорости, то можно направить эту мерзопакость к Солнцу..." Ян понимал, что уже не сможет оторваться от черного спутника, который намертво прилип к кораблю.
    Они давно уже сошли с околоземной орбиты, и надо было рассчитать точно, чтобы не промахнуться. Надо было действовать наверняка.
    Робот выдал курс и потребовал увеличения скорости. Ян включил весь резерв. Его рука жала кнопку, как будто он мог из нее выдавить еще хоть каплю ускорения. Вдавленный в кресло, теряя сознание, он вспомнил мальчика со змеем, который обещал ему ждать сигналов из космоса...
    Он увидел его лицо, полное слез. Мальчик держал в руке пустую катушку, оброненную Яном, и клочок бумаги, оставшийся от разорванного змея.
    - В колодце больше нет воды, - сказал мальчик. - Ты выпил последний глоток...
    "Горгона", влипшая в бугристый черный шар, стремительно неслась к Солнцу. Ян знал, что сгорит, не долетев до поверхности. В мозгу промелькнула мысль, что робот-контролер может неожиданно изменить курс в экстремальных условиях, чтобы избежать столкновения с Солнцем. Ян нажал кнопку и сжег его, замкнув энергоблоки. Для верности он заблокировал всю электронную систему, перекодировав ее узлы на шифр своих биотоков, достал из нагрудного карманчика капсулу и раздавил ее зубами.
    В последний миг в его мозгу вспыхнула ослепительная небесная синева с парящим белым змеем. Ему показалось, что на натянутой нити он держит голубой купол неба с облаками и солнцем. Потом нить оборвалась, и он стал падать в черный колодец, которому нет конца.
Top.Mail.Ru