Скачать fb2
Дорожное происшествие

Дорожное происшествие


Дрыжак Владимир Дорожное происшествие

    Владимир Дрыжак
    ДОРОЖНОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ
    Космоцикл пришвартовался у тамбура.
    Сикоморов включил телекамеру и открыл гермоворота. Он увидел, как колпак откинулся и из-под него выскользнула фигура в легком скафандре.
    "Кто бы это мог быть? Не иначе с Юпитера залетел, подумал Сикоморов. - Далеконько однако..."
    Он загерметизировал тамбур, включил подачу воздуха и стал ждать. Минут через пять в рубку влетел некто, держа шлем от скафандра под мышкой. Он сделал вираж, оттолкнулся от боковой панели, завис над креслом Сикоморова и строго заявил:
    - КСД. Инспектор Соловей. Попрошу предъявить документы.
    - Какая КСД? - опешил Сикоморов.
    - Космическая служба движения. Нарушаете? Попрошу документы.
    - А чего я нарушил?
    - Скорость превысили. Навигационные огни без мигания...
    - Интересно! А какую скорость я превысил?
    - Как это какую? - возмутился инспектор. - Вы что, маленький? Скорость света, какую еще можно превысить. Так что попрошу документы. Путевой лист и удостоверение на право вождения.
    - Позвольте...
    - Сперва документы, разговоры потом - отрезал инспектор.
    Сикоморов в растерянности достал из нагрудного кармана все свои бумаги и протянул инспектору, на ходу соображая, как это он умудрился превысить скорость света.
    Инспектор взял документы, выделил из них нужные и принялсяк исследовать.
    - Так, так... Пилот первого класса... А ведете себя как первоклассник. Подвергаете судно и груз опасности. Как это понимать?
    У Сикоморова неожиданно появилось желание что-нибудь соврать, хотя он не мог взять в толк, что же он, собственно, нарушил.
    - Видите ли, - сказал он, - я очень спешу. И потом, я не думал...
    - А надо думать. Скорость света превышать запрещено, даже фотонам - это еще старик Эйнштейн установил, - инспектор сделал такое лицо, будто очень удачно пошутил, но это ни в коей мере не умаляет вины нарушителя.
    Сикоморова разобрала злость.
    - Как же я мог превысить скорость света, если согласно теории относительности этого не может сделать ни одно материальное тело?
    - Да уж, - буркнул инспектор, - что касается тел, то они, действительно, не могут. Но вы-то, слава Богу, живы-здоровы.
    Он задрал вверх одну бровь и критическим взором окинул фигуру Сикоморова в кресле.
    - Скажите, а чем вы замеряли мою скорость? поинтересовался тот.
    - Как чем? Допплеровским измерителем.
    - Но ведь этот прибор работает на принципе измерения частоты излучения, отраженного от движущегося объекта. Излучение - это свет, как же он мог от меня отразиться, если я летел со скоростью выше скорости света?
    - Вы это серьезно?
    - Шучу, конечно, - Сикоморов чуть не плюнул с досады.
    - А не надо шутить, - инспектор назидательно постучал пальцем по удостоверению. - Если все начнуть шутить, знаете, что получится?
    - Что?
    - А вот что. Здесь неподалеку по трассе есть черная дыра - на ней все шутки кончаются.
    - Черная дыра? - изумился Сикоморов, - между Венерой и Юпитером?! Это что-то новое!
    - Вы что, с Луны свалились? Или инструктаж проспали? Какая вам тут Венера и Юпитер! Вы хоть знаете, где находитесь? - инспектор открыл путевой лист и присвистнул.
    - Что? Что вы там увидели такого интересного, - Сикоморов вытянул шею, пытаясь заглянуть в документы.
    - "Пункт назначения - Юпитер Главный"... Мда-а! Как же это вы, уважаемый, сюда-то попали?
    - А куда я попал?
    - Лебедь-три Сортировочная.
    - Какая Лебедь-три?! - ахнул Сикоморов. - Что, теперь там тоже?.. Да вы что-о!?
    Инспектор сделал официальное лицо и углубился в чтение путевого листа. Неожиданно физиономия его вытянулась.
    - Что это у вас тут написано, а? Опечатка?
    - А что такое? - заволновался Сикоморов.
    - "25 июня 2099-го года"
    - Все правильно написано.
    - И сколько вы летите?
    - Сколько... Четвертую неделю... А что?
    - Да так, знаете... Сейчас, как мне представляется, две тыщи сто шестьдесят первый год от рождества Христова. Так что вы сильно подзадержались.
    Сикоморов похолодел. Инспектор озабоченно покрутил носом.
    - То-то я гляжу, навигационное оборудование - старье, да и само судно... Еще бы - шестьдесят два года в пути!
    - Какие... Что за глупые шутки!
    - Послушайте, - сказал инспектор, - а вы ручаетесь за свой календарь? В конце-концов возможна ошибка, неувязка... Шестьдесят лет - все же многовато.
    - Многовато? Да, если это действительно так, то... Я не знаю... Мои дети теперь старше меня!.. Боже мой, что я несу... Какие, к черту, дети!.. Шестьдесят лет - уму непостижимо!
    Сикоморов выплыл из кресла и поднялся к потолку, заслонив собой плафон. Он был совершенно растерян, и только заметив свою тень, нелепо размахивающую руками, несколько пришел в себя.
    - Что же мне теперь с вами делать? - инспектор поскреб в затылке. - Просто ума не приложу.
    - В каком смысле? И что значит "делать"?.. А что вы вообще можете делать в подобных случаях?
    - Ну, не знаю... Если нарушение серьезное, то я имею право вас задержать до выяснения обстоятельств. Или, скажем, сделать просечку в техталоне...
    Сикоморов нервно захихикал:
    - Просечку, говорите? И что я буду делать с этой просечкой? Дальше полечу?.. А куда? В черную дыру?.. Нет уж, давайте, задерживайте до выяснения!
    Лицо инспектора отразило напряженную работу мысли.
    - Видите ли, - наконец сказал он, - я совершаю одиночное патрулирование... К сожалению, я не владею методами управления вашим судном, а с другой стороны, не могу, как инспектор, доверить управление вам, как нарушителю...
    - Но связь-то у вас есть?
    - С кем связь?
    - С вашим... ведомством, руководством, начальством и тому подобным?
    - Есть-то она есть, но как я им все это объясню?
    - Да как есть, так и объясните!
    - А как есть?.. Меня спросят, как вы сюда попали - что я отвечу? Квадрат блокирован по периметру и закрыт для судоходства. Все об этом информированы, а вы - здесь. Как вы вообще сюда попали?.. Скажу вам больше, - инспектор понизил голос, - с этой черной дырой сейчас делают эксперимент... Физики! - добавил он многозначительно.
    Теперь инспектор казался Сикоморову полным тупицей. Плетет невесть что и даже глазом не моргнет.
    - Все это очень интересно, но какое отношение имеет ко мне?
    - Они туда звезды пихают, - сообщил инспектор доверительно.
    - Звезды? Зачем?
    - А какой с них прок... Старые, планет нет и не горят толком.
    - И много уже напихали?
    - Штук пять - шесть - точно не знаю.
    - Бред какой-то!
    - Почему бред? - обиделся инспектор. - Ничего не бред. Они хотят из нее вечный двигатель сделать.
    Это уже ни в какие ворота не лезло! Сикоморов покинул потолок и вернулся в кресло.
    - У вас что, закон сохранения энергии уже отменили? поинтересовался он.
    - Отменили, не отменили - это не нашего ума дело. Нам с вами нужно подумать о том, что делать дальше, - сказал инспектор, давая тем самым понять, что лирическое отступление кончилось, и у него начинаются суровые будни. - Скорость света есть скорость света... Кстати, какой груз на борту?
    - Огурцы.
    - Бросьте, бросьте. Я серьезно...
    - А что вы в этом видите смешного? - осведомился Сикоморов. - Или вы полагаете, что на Юпитере огурцы произрастают? Так вот вам - нет! А, между прочим, огурчики все любят. Да не просто огурчики, а с хрустом.
    - По мне вы хоть навоз возите, только правила не нарушайте, - зло сказал инспектор. - Тем более, что ваши огурцы шестидесятилетней давности никто здесь есть не будет. Потребителя нет! Разве что спихнуть их все в эту дыру может там сгодятся.
    Инспектор наморщил лоб, шевеля губами.
    Сикоморов злился все сильнее и сильнее. Этот инспектор... Впрочем, чего от него можно было еще ожидать. Болтается но трассе на своем космоцикле. Тоже, бездельников развели...
    - Вот что, - неожиданно прервал молчание инспектор, шестьдесят лет - это не шутка. Мне, например, непонятно, что вы тут будете делать...
    - Где это тут? - подозрительно осведомился Сикоморов.
    - Тут, в нашем времени. Ни друзей, ни знакомых... Судно устарело. В пилоты вы больше не годитесь - вся техника другая. Да и с таким нарушением вряд ли вас кто-нибудь допустит к управлению... В общем, думаю, вам надо возвращаться в свое время.
    - Как? - опешил Сикоморов. - Как же я могу теперь возвратиться - сами подумайте. Время ведь не веревка, вдоль которой можно бегать туда-сюда.
    - Не знаю. Попробуйте, может получится.
    - Вы хоть думаете, что говорите?!
    - Прошу не оскорблять - я при исполнении, - с достоинством сказал инспектор.
    - Я и не думал оскорблять. Неужели вы не имеете ни малейшего понятия о том, что время необратимо?
    - А в чем, собственно, дело?
    - Да в том, что нельзя попасть во вчера - вот в чем! В завтра - пожалуйста, а во вчера никак. Это противоречит закону причинности.
    - Хм.., - инспектор слетал к люку, выглянул в коридор и вернулся назад. - Так я разве вам предлагаю во вчера?
    - А что же вы предлагаете? Какая разница - вчера или шестьдесят лет назад? Поймите, я ведь уже прожил эти шестьдесят лет, что же вы мне их еще раз жить прикажете? Или как?..
    - Не понимаю... Вам, судя по документам тридцать лет было, да плюс еще эти шестьдесят. Должно быть уже девяносто, а выглядите вы лет на тридцать пять. Значит, вот эти шестьдесят лет вы не жили, а, как бы это сказать, ну... проскочили, что ли. А раз вы их не жили, то можно было бы и попробовать.
    "М-мда.., - сказал сам себе Сикоморов, - логика железная. И, кстати, что-то в этом есть... А-а, ерунда полнейшая! Как это он сказал: "проскочил". Попробуй, проскочи!.. Все дело в том, что у меня время почему-то замедлилось. Ну, а как же, летел-то я со скоростью большей скорости света - еще бы ему не замедлиться!"
    Он усмехнулся себе под нос.
    Инспектор заметил эту усмешку, принял на свой счет и обиженно засопел.
    - Ладно, - сказал он после паузы. - Не хотите - не надо. Придется лететь. Я ведь соврал - нет у меня никакой связи. В нашем секторе нуль-связь не разрешается - опасно. Потому что, говорят, мы им какие-то помехи наводим.
    - Кому им?
    - Физикам этим. Так что придется лететь в Отделение. Пусть разбираются, как хотят. А вас я попрошу оставаться на месте. Пульт управления опечатаю, так что смотрите... Если что - будете отвечать. Скорость у вас сейчас нулевая, километраж я зафиксировал, а вернусь - проверю.
    Инспектор вытащил из сумки, висевшей на боку, нечто вроде плоскогубцев, захлопнул крышку пульта и, прицепив к ней какую-то металлическую бляшку, зажал своим устройством. Кроме того, видимо для верности, он еще вдобавок опечатал главный рычаг тяги. Проделав свои манипуляции, инспектор еще раз строго сдвинул брови и удалился из рубки.
    Сикоморов дождался пока он выйдет в тамбур, стравил воздух и открыл гермоворота. Космоцикл выскочил и унесся куда-то в сторону.
    Сикоморов сходил на камбуз, пообедал, потом спустился в трюм - проверил огурцы. Они были в полном порядке, свеженькие, один к одному.
    "Кто бы мог подумать, что им уже шестьдесят лет от роду, - подумал Сикоморов с мрачной иронией. - Кстати, очень удобный способ хранения... Если бы удалось выяснить, как я проскочил эти шестьдесят огурцов.., то есть, тьфу, лет."
    Он взял один огурец, надкусил и стал жевать. Без соли огурец не понравился. Да и к тому же еще и горький попался. И вообще... Трава она и есть трава...
    После этого Сикоморов вернулся в рубку, сел в кресло и приступил к серьезному размышлению.
    Как все это можно объяснить? Да никак!.. Ну, хорошо. Он летел со скоростью... Скорость была приличная. И, кстати, в направлении созвездия Лебедя. Интересно!.. Как же он мог сюда попасть. Хм... Очень просто. Если он с такой скоростью летел целых шестьдесят лет, то очень даже запросто. Летел себе и летел, пока не прилетел... Шестьдесят лет... А ему показалось, что прошло недели три. То есть, почему это показалось! Около двадцати двух суток по его часам...
    "По моим часам... Стоп! По моим часам! То есть, время здесь замедлило свой неумолимый бег, а в остальном мире текло себе по-старому. А где, здесь? Видимо, в некоторой окрестности судна. И кстати, - очень интересно! допплеровский измеритель скорости у инспектора показал невесть что, а инспектор появился сзади по ходу судна. Ясненько! Он поймал огромное красное смещение. Потому что время вокруг судна замедлилось - вот кванты и покраснели. Они, бедняги, просто состарились! Или нет?.. Вылетая из области сильного тяготения кванты краснеют. X-ха!.. А ведь там время тоже замедляется. Очень похожий эффект! Но что же у меня тут случилось со временем, черт бы его побрал!.."
    Он машинально взглянул на бортовой хронометр, вмонтированный в панель над пультом управления. Секундная стрелка деловито обегала циферблат круг за кругом. По традиции все бортовые часы делались, как в старые доброе время, со стрелками и циферблатом. Психофизиологи утверждают, что движущаяся стрелка и тиканье создает у пилота внутренний комфорт и не позволяет утратить чувство темпа времени.
    Сикоморов глядел на эти стрелки, и они его гипнотизировали. Им овладело какое-то странное предчувствие, ощущение, что вот, сейчас, он все поймет. Вот сейчас!..
    Он поднес руку к глазам и начал машинально сверять показания цифрового табло своих наручных часов с показаниями хронометра. Вот оно!
    Хронометр чуть-чуть отставал. Или его часы спешили. Разница - две секунды за минуту. Вот оно!
    "А что, собственно, оно? - подумал Сикоморов. - Мало ли... Ну, села батарейка..."
    Но интуиция подсказывала: горячо!
    Сикоморов выпрыгнул из кресла и отлетел к гермодвери. Через пять минут выяснилось, что здесь его часы спешили уже на три секунды.за минуту. В чем дело. Это уже не батарейка!.. То-то он за эти три недели по три раза на день ставил свои часы. За сутки они убегали минут на сорок... А стало быть, чем дальше от хронометра, тем сильнее спешат его часы!
    Сикоморов синхронизировал свои часы с хронометром, полетел в трюм, посидел пять минут возле огурцов, а потом вернулся в рубку. Так и есть - эффект полностью подтвердился. Часы спешили еще сильнее.
    "Боже мой, неужели все дело в этом хронометре? Он задает темп времени в своей окрестности... Но как? И почему именно он? Кто он такой, этот хронометр, чтобы подчинять себе время? И что это за время такое, если каждый паршивый хронометр..."
    Сикоморов полетел к себе в каюту, схватил бортжурнал и стал лихорадочно его перелистывать. Его подозрения подтвердились. В журнале против даты старта фигурировала корявая запись: "Ремонт бортового хронометра. Заменен кварцевый стандарт частоты с номиналом 10 килогерц тип KCI83I19/3-10" Подпись неразборчива. Обнаружив эту запись. Сикоморов бросил журнал в угол и ринулся в кают-библиотеку. Там, изрыгая проклятия, он в течение часа рылся в бортовой документации, а когда выяснил, что номинал кварцевого стандарта должен быть не 10 КИЛОгерц, а 10 МЕГАгерц, бессильно опустился на пол.
    "В тысячу раз... Три недели превратились в три тысячи недель. А это примерно двести с копейками лет. Но двести в самом хронометре. А в среднем на судне - шестьдесят. Нет... Боже мой, двести лет!.. Нет!.. Почему двести? Шестьдесят!.. А календарные-то часы висят у меня в каюте. Вот там-то и шестьдесят. Боже мой!.. Что же теперь делать?! А время-то идет. Хронометр этот проклятый тикает... Сломать к черту!.. Нет! Он и так идет слишком медленно. А если сломаю - хана... Время вообще остановится, как в черной дыре... Что же делать-то!?"
    Сикоморов почувствовал как пульсирует кровь в его голове. Он сжал виски ладонями и отчетливо услышал: тик-так, тик-так... Как будто у него под сводом черепа кто-то поставил кварцевый стандарт частоты на один герц.
    "Надо успокоиться... Надо что-то придумывать. Ведь каждая секунда дорога! Пока я тут тикаю, там проходят недели и месяцы. Надо как-то замедлить время во вселенной - пусть подождет немного, пока я не додумаюсь, как это сделать..."
    Сикоморов был близок к помешательству. Но все же не зря перед каждым полетом всякий пилот проходит медосмотр. И вообще, отбор у них - будь здоров!
    Четыре года школы навигаторов не прошли для Сикоморова даром. А школа навигаторов - это вам не какая-нибудь университетская скамья, изрезанная студентами вдоль и поперек. Это для них E=mc квадрат, а время течет равномерно и прямолинейно... Или что там у них течет?.. Не-ет! Он, Сикоморов, побывал в таких переделках, из которых не всякий ихний академик выкарабкается с нормальным рассудком. А он выкарабкивался и сейчас выкарабкается!
    Сикоморов уставился в потолок и забурчал себе под нос:
    "Я спокоен... Я совершенно спокоен... Я - сфинкс. Я египетская пирамида. Я хладнокровен как леопард перед кроликом... Если сейчас взорвется сверхновая, я даже и глазом не моргну. Вселенная лопнет - мне на нее плевать? Я спокоен..."
    Достигнув необходимого равновесия нервной системы. Сикоморов принялся рассуждать, строго следя за тем, чтобы выводы следовали из посылок, а не наоборот, как у большей части людей в подобной ситуации.
    "Итак, шестьдесят лет с одной стороны и три недели - с другой. Почему так? Ответ нам известен: хронометр. Неизвестно, по какой причине, но время здесь, на судне, подчиняется ему. Хронометр идет медленно, и время идет медленнее. Следовательно, если хронометр станет идти быстрее, то и время ускорится. А если он остановится? Времени ничего не останется, как тоже остановится. Можно ли это проверить. Можно. Но не нужно. Потому что шестьдесят лет - больше чем предостаточно. Не следует усугублять ситуацию. Так... А если, скажем, хронометр пойдет в обратную сторону? Вполне можно предположить, что время не останется в стороне! Оно потечет обратно... Хм... А что значит - обратно? Я стану бегать задом наперед? Ничего подобного? Я-то не стану, потому что по-прежнему буду двигаться по своей оси "t" в сторону увеличения, а вот весь остальной мир - очень может быть... Иначе и быть не может! Точно так же как в пространстве, если тело летело в одном направлении, а потом остановилось и полетело обратно, то пройденный путь продолжает увеличиваться, а перемещение начнет уменьшаться. Вот! Это очень точная мысль. И блестящая аналогия. Ай, да Сикоморов, ай да сукин сын! Что-то он еще выдумает?.. Действительно, мое собственное время - это путь, потому что оно ни относительно чего иного, кроме меня самого, течь не может. А то, наружное, для меня - перемещение. Я его не знаю и знать не хочу!... Хм, спорно. Но, с другой стороны, а что делать? Есть другие предложения? Нет. Принято единогласно!.. Теперь хронометр. В каком смысле должно понимать его ход в обратную сторону? В смысле движения стрелок?.. Как в зеркале. А в зеркале, брат ты мой, стрелки движутся против хода часовой стрелки. Там, в зеркале, время, по всему, движется в обратную сторону. Как бы это мне попасть в зазеркалье? Хотя бы временно. Ну, хорошо, а все-таки, как пустить хронометр назад. Изменить полярность питания? Мысль свежая, но электроника, боюсь не сдюжит. Но если изменить полярность только на электродвигателе? Ага-а!"
    Сикоморов воспарил и крупной рысью полетел в кают-библиотеку за схемами.
    Можно было бы еще поразмышлять, но по-личному опыту Сикоморов твердо знал: первое пришедшее в голову решение самое правильное. Да и какие еще могут быть решения?.. И вообще, кто не рискует, тот шампанское не пьет!
    Сначала Сикоморов хотел просто перебросить концы на электродвигателе, но потом решил запаять лишний тумблер, чтобы включать и выключать реверс локального времени по своему усмотрению. Дополнительно он через другой тумблер запаял еще один кварцевый стандарт частоты - теперь уже в соответствии с номиналом в схеме для того, чтобы иметь возможность регулировать темп времени. Оставалось решить вопрос с местонахождением. Он в созвездии Лебедя. Но он ничего здесь не забыл. Надо ускоряться и реверсировать время. Тогда он одновременно и переместится туда, куда нужно. Только надо ускоряться точно в прежнем направлении, тогда, поскольку при реверсе времени скорость должна изменить знак, он попадет в окрестности Солнечной системы. Надо только не зевать...
    Сикоморов сделал все в соответствии со своим планом, но три недели провел как на иголках.
    Через три недели он перехватил радиообмен, в котором звуки были очень знакомые, а слова совершенно непонятны. Только тогда Сикоморова осенило, что его дьявольски хитрый план удался полностью. Он прокрутил запись задом наперед и услышал родное: "Вася, Вася, это я, Коля, как слышимость?" "Дышимость? Дышу нормально. Полной грудью. А ты?" "Я тоже. Но тут какой-то осел полным ходом прет на Солнце. Если его не остановить, то он туда прямо и воткнется..."
    "Ба! - подумал Сикоморов, - так этот осел, видимо, я и есть. Надо быстренько переходить на гиперболическую траекторию. А то неровен час, после всех моих мытарств..."
    Через час к судну причалил космоцикл.
    Сикоморов принял посетителя, сидя в пилотском кресле и сохраняя полное спокойствие.
    - Инспектор Ласточкин, - представился влетевший в рубку человек в кожаной куртке под скафандром. - Почему нарушаете?
    Опять начиналась уже знакомая канитель. И только когда Сикоморов исподволь выяснил, что это действительно Солнечная Система, а не какой-нибудь Лебедь, или Рак со Щукой, он с облегчением вздохнул.
    - Так-так, - сказал инспектор, разглядывая его путевой лист, - значит, огурчики везете. И, как погляжу, уже давненько - целых полтора года. Интересно, где это вас черти носили?
    - Да так, - сказал Сикоморов, - нечаянно залетел в созвездие Лебедя... Но груз в полном порядке.
    "Всего-то полтора года, - подумал он, - мелочи. Могло быть хуже".
    - А вот я вам сейчас просечку сделаю в талоне за уклонение от маршрута. Вы что же, не понимаете, что подвергаете опасности участников движения?..
    Факт того, как свежие огурцы были доставлены к Юпитеру через полтора года после их отгрузки потребителю, неоднократно приводился в качестве примера отвратительной работы транспортных служб. Сикоморову дали выговор с занесением и отстранили от полетов на три месяца. Все эти три месяца он грузил помидоры на базе космопорта Земля-Главная и размышлял о загадочных свойствах пространственно-временного континуума.
    Красноярск - 26 1985
Top.Mail.Ru