Скачать fb2
История Эрика

История Эрика


Дресинг Генри История Эрика

    Генри Дресинг
    История Эрика
    Часть 1.
    Эрику Вильямсону было 13 лет. Он был высоким парнем для его возраста, почти 6 футов ростом. Он обладал атлетическим телосложением: стройный, весящий около 145 фунтов - и имел огненно-рыжие волосы и зеленые глаза. Если близко приглядеться, вы могли бы увидеть немного веснушек на его переносице. Он был еще только ребенком, но, несмотря на рыжие волосы и зеленые глаза, у него был добродушно-веселый характер. Как правило, он не вел себя дурно, но в те моменты, когда это случалось, ему обычно подтягивали дисциплину, укладывая через отцовское колено для хорошего, крепкого шлепания.
    Отец Эрика был среднего возраста, но все еще чрезвычайно энергичным. Дэниэл Вильямсон был 6 футов 4 дюймов ростом, около 210 фунтов весом, (не единой унции жира при этом!), и имел такие же волосы и глаза, как и его сын. Лайза Вильямсон, мать Эрика, была профессионалом в области права. Она работала как пара-юридический секретарь в большой юридической фирме в Чикаго. Она была ростом около 5 футов 9 дюймов, весила приблизительно 105 фунтов и имела роскошные светлые волосы и голубые глаза. Она была точно такой же энергичной, как и ее муж; фактически, все трое вели очень активный образ жизни.
    Они были более чем обеспеченными, хотя и не богатыми. Его родители конечно делали, чтобы Эрик имел то, в чем он нуждается, и даже предоставили несколько предметов роскоши, когда почувствовали, что он заслужил их. Дисциплина в доме была строгой, но честной. Когда Эрик делал что-либо неправильно и должен был быть наказан, его родители всегда находили время, чтобы сначала остыть, затем поговорить с ним, чтобы объяснить, что, почему и по какой причине ему необходимо быть наказанным. С Эриком всегда обращались с достоинством и уважением; он рано научился обращаться с другими в той же манере.
    Он также не был никаким ханжой. Он был еще вполне мальчиком, и мог доставлять неприятности. Такие случаи были редки, хотя ему запоминалось, что случается, когда он так делал. Те сеансы через колено, что он имел с его отцом и матерью, которая никогда не верила в "Ждите, пока ваш отец не вернется домой, молодой человек!", были все еще тягостными в его памяти. Он делал многое, чтобы избегать их, будучи уверенным, что он внимательно выбирает себе друзей.
    Около двух недель тому назад все они перебрались в Миннесоту, место называлось Кидервилль. Его отец решил, что настало время идти дальше и создать свою собственную компанию. У него были деньги, чтобы сделать это, и также собрались необходимые люди, которые желали двигаться вместе с ним. Когда это было урегулировано, он пришел домой ночью и провел "семейное собрание" после обеда. Это было обычаем в доме Эрика. Любое решение, которое затрагивало троих, должно было быть обсуждено и проголосовано.
    На семейном собрании отец Эрика выложил для них все, объяснив, почему это было бы хорошо, затем стал ждать информации от своей жены и Эрика. Лайза видeла, что тут была отличная возможность продолжить ее работу, и была прельщена сельским образом жизни в Кидервилле.
    Его мать и отец отметили, что там находилась отличная частная школа, именуемая Кидервилльской академией. Это не беспокоило Эрика, он ходил в Лексингтонскую академию в Чикаго, которая также была школой только для мальчиков.
    Эрик, в свою очередь, увидел определенные преимущества. Ему нравилось путешествовать, лазать, жить в лагере и охотиться. Он также выяснил, что в новой школе был отдел информатики, и был рад этому. В конце дискуссии было решено переезжать.
    Они разместились в доме, что находился едва за пределами города. Это был большой дом в стиле колониального периода при двух акрах земли с приличной частью леса на них. Эрик был захвачен этим, он видeл такое впервые. Когда он увидeл комнату, которая предназначалась ему, он был очень счастлив! Сама комната была большой; 18 на 12, с большим встроенным шкафом. Когда он рассмотрел ее, то понял, что имеет более чем достаточно места для размещения всего его компьютерного оборудования и спортинвентаря тоже.
    Перевозка проходила на следующий день, и все было перевезено. Эрик попросил у отца новую компьютерную рабочую станцию для своей комнаты. Отец сказал: "да", он действительно был рад компьютерной деятельности своего сына. Эрик даже помог отцу в двух проектах и за это получил часть дохода от продажи тех компьютерных программ. Деньги, за исключением карманных, были положены в банк на его университетское образование.
    После следующего дня, Эрик оглядел свою комнату, полностью завершенную. Он был очень доволен новой компьютерной станцией; всем, что у него было в комнате. Самое лучшее, подумал он, было то, что все это было его собственным! Его отец даже согласился, что Эрику нужен новый компьютер к новой станции. Новый 486DXII, 99 герц, 2 гигабайта на жестком диске, 28.8 32 vbis факс-модем, сканер оптического распознавания и периферийные устройства с ленточным накопителем. Монитор, колонки, микрофон, полноцветный лазерный принтер и полный комплект программного обеспечения завершали пакет. Да, Эрик был счастлив.
    На следующий день он в первый раз пошел в школу. Он не нервничал, (хорошо, не "ТАК" сильно!), и надел свой обычный школьный наряд: желто-коричневые "Левис" с плиссированием на переднем плане "Докер", светло-синюю с кнопкой внизу воротника рубашку "Оксфорд"; галстук в красную, серебряную и черную полоску и темно-синюю однобортную куртку. Черные легкие кожаные туфли и ремень завершали экипировку. Он взглянул еще раз в зеркало, еще раз пригладил волосы щеткой, затем улыбнулся. Он был готов на весь день!
    Эрику нравилась школа, особенно большинство учителей, которых у него будут. Ему также нравилось то, что кодекс школьной одежды разрешает мальчикам носить синие джинсы в школу. Они должны быть не рваными и не пятнистыми, чистыми и хорошо починенными. Официальная форма требовалась только в определенные дни, которые объявлялись заблаговременно. За ужином в эту ночь он упомянул это, и во-вторых сказал, что ему понравилось особенyо: мистер Норзстрем, учитель по компьютерам, и мистер Эриксон, учитель истории.
    Мистер Эриксон был также деканом по наказаниям в школе. Если мальчик дурно вел себя, его посылали к мистеру Эриксону для наказания. В зависимости от серьезности нарушения, он мог бы получить 3 удара через брюки или, если это было действительно дурно, 12 ударов через трусы. Некоторые могли подумать, что это было сурово, что мистера Эриксона должно было откровенно бояться и ненавидеть учащееся население. Здесь не было такого. Он уважался всеми, кем-то был даже любим. Его наказания считались справедливыми даже некоторыми из более буйной компании. Эрик сообщил своим родителям, что он действительно ладит как с мистером Норзстремом, так и с мистером Эриксоном.
    Мать и отец Эрика не имели проблем с физическими наказаниями в новой школе Эрика. Это был почти тот же метод, как в Лексингтонской академии, куда Эрик ходил прежде. Оба родителя провели долгую встречу с школьным деканом, прежде чем зачислить Эрика. Эрик должен понимать, сказал его отец, что если он когда-либо будет выпорот в школе, то другая порка будет ждать его, когда он вернется домой. Эрик кивнул на это, обещая себе, что не позволит этому случиться!
    Другим хорошим обстоятельством был один из мальчиков, которых он встретил в школе. Томми Линдстрем был его возраста, имел телосложение почти такое же, как и у Эрика, за исключением того, что у него были светлые, почти белые волосы и пронзительные голубые глаза. Он разделял в большинстве те же интересы, что и Эрик, особенно охоту и житье в лагере. Томми жил со своими родителями на большой ферме около 10 миль от города. Томми рассказал Эрику о замечательной охоте там и пригласил того идти скоро с ним на охоту. Эрик был очень обрадован этим, и сие привело только к тому, что быстро возникшие дружественные чувства, которые он ощутил к Томми, выросли еще больше.
    Скоро они стали неразлучными, делая много одних и тех же вещей в одно и то же время, за исключением одного случая: компьютеров. Отец Томми имел почти иррациональную ненависть к этим вещам; не позволял никому из его сыновей брать какие-либо компьютерные курсы, пока они жили под его крышей! Он твердо верил в жизнь на ферме, работая там, как его отец, дед и т.д. делали из поколения в поколение. Эрик опечалился этому, особенно когда Томми пришел к нему домой и увидeл его установку.
    Он взглянул на своего друга, увидел в его глазах открытое стремление узнать об этом, и сказал, что обучит его компьютеру - если тот хочет. Томми оживился при этом и сказал: "Да, пожалуйста! Я хочу узнать об этом все!" Единственная вещь, которую Эрик должен делать всякий раз, когда появится в его доме, это не дать папе Томми услышать о том, чем занимается Томми. Папа Томми не беспокоился, если другие родители позволяли их детям работать на компьютерах, он просто не хотел слышать о том, чтобы и Томми делал что-нибудь с ними.
    Эрик тогда спросил, почему это так важно. Томми сказал, что его папа определенно вытащит ремень и хорошенько отдубасит его зад, если когда-либо услышит об этом. Его папа имел очень твердые понятия о том, как должно растить мальчиков. Они не дерзили, они только делали, как им было сказано, когда им говорили сделать это. Если бы они не сделали, это означало бы путешествие в дровяной сарай и очень болезненный красный зад впоследствии.
    Эрик сказал, что думать так - это безумие! Он собирался рассказать Томми, как его родители обращаются с ним самим, когда увидeл, что Томми начинает сердиться. Когда спросил почему, Томми ответил, что Эрик ему довольно нравится, но перестанет быть ему другом, если когда-либо снова скажет что-нибудь плохое о его папе. Эрик позволил сменить тему, поклявшись никогда не говорить чего-либо, что причинит страдание его другу. Уладив с этим, они вернулись к тому, чем занимались раньше.
    Двумя неделями позже возникла ситуация, что обоим родителям Эрика потребовалось съездить обратно в Чикаго. Они должны были отправиться на неделю сделать окончательные расчеты в своих компаниях. За ужином отец Эрика спросил сына, имеет ли он каких-либо друзей, у которых мог бы погостить с тем, чтобы не пропустить школу. Эрик быстро упомянул Томми как возможный вариант. Его родителям мысль понравилась, они встречались с Томми и немедленно полюбили мальчика. Решив с этим, отец Эрика сказал, что должен зайти и увидеть мистера Линдстрема, с которым он прежде кратко встречался несколько раз. Если мистер Линдстрем выразит согласие, тогда Эрик погостит в доме у Томми на время, когда они будут отсутствовать.
    На следующий день мистер Вильямсон встретился с мистером Линдстремом. Встреча прошла хорошо, но мистер Вильямсон имел слабое сомнение насчет того, позволить ли его сыну остаться с ним. Во время их разговора мистер Вильямсон обнаружил, что мистер Линдстрем был по существу фундаменталистом, прочно связанным с религией. Он спросил, какие наказания были в доме; мистер Линдстрем был откровенен, когда сказал, что он придерживается шлепания мальчика, когда тот плохо ведет себя. Мистер Вильямсон кивнул на это и сказал, что он предпочитает тот же метод - в пределах разумного.
    Затем мистер Вильямсон предложил вознаградить мистера Линдстрема за разрешение Эрику пребывать в его жилище. Мистер Линдстрем ответил, что нет необходимости. Единственная плата для Эрика, чтобы оставаться там в течение недели, состояла в том, что Эрик должен будет помогать Томми в его повседневных работах до и после школы. Мистер Вильямсон согласился на это, зная, что Эрик не избегает тяжелой работы.
    Мистер Вильямсон оговорил, что Эрику должно быть позволено приходить в свой дом, чтобы работать на его компьютере. Мистер Вильямсон объяснил, что Эрик разработал довольно сложную программу связи, которая была его заявкой на участие в компьютерном проекте его класса. При упоминании слова "компьютер" мистер Линдстрем повел дальше разговор, что он не верит в новоизобретенные приспособления, но, если это надо для школы, в которую он твердо верил, он согласен, безусловно, сделать, чтобы Эрик мог ходить к своему компьютеру. Договорившись обо всем, двое мужчин обменялись рукопожатием, и мистер Линдстрем отбыл.
    Когда он наблюдал уход мистера Линдстрема, слабое беспокойство хмурило его бровь. Это была манера, в какой мистер Линдстрем отреагировал на его упоминание о компьютерах. Он вначале секунду думал об Эрике, остающемся с Линдстремом, когда пришел вызов из Чикаго. Оказалось, что нет способа отложить встречи, которые он запланировал. Они должны были пройти на следующей неделе. Мистер Вильямсон неохотно согласился и оставил оговорку в заднем уме.
    В день, когда родители Эрика должны были покинуть его, они прибыли рано на ферму Линдстрема, чтобы оставить Эрика. Пока отец Эрика открывал багажник, чтобы тот мог вынуть свой чемодан, он высказал Эрику свои пожелания, как тот должен вести себя, пока будет там. Если он выйдет из границ, было сказано Эрику, мистер Линдстрем имеет от отца разрешение отшлепать его.
    Эрик сказал, что будет вести себя хорошо и что понял - если он сделает что-нибудь, чем заработает себе шлепание, оно будет ждать его, когда родители вернутся из поездки. Улыбнувшись сыну, отец Эрика обнял его и сказал, что не думает, что такое случится.
    Крепко обнимая отцовскую спину, Эрик сказал, что он любит своего папу и не сделает чего-либо, что вызовет его беспокойство, пока они будут в отъезде. После нескольких слов с Линдстремом, родители Эрика вернулись назад к своему автомобилю, помахали Эрику и поехали в аэропорт.
    Тем временем, Томми доставил Эрика наверх в его комнату, чтобы помочь тому обустроиться. Когда Эрик увидeл, что там была только одна кровать, Томми робко произнес, что у них нет для него свободной кровати для сна. Ему придется разделить кровать Томми. Пожав плечами, Эрик ответил, что у него нет больших возражений, кроме того, это будет только в течение недели. Затем, шутя, он сказал Томми, что надеется, что тот не будет храпеть или заграбастывать покрывала! Томми рассмеялся и ткнул его кулаком в плечо со словами, чтобы тот не делал этого также.
    После тычка Томми, который, как понимал Эрик, не был серьезным, Эрик рассмеялся и начал бороться со своим другом. Они оба вертелись на полу, возились, так как были под стать друг другу. Они пока все смеялись, но вдруг остановились, когда услышали, как папа Томми кричит им прекратить это, сейчас же!
    Оба мальчика рассудительно встали, и приведя в порядок свои рубашки, заправили их обратно в брюки. Мистер Линдстрем строго посмотрел на мальчиков и сказал им, что у них нет времени, чтобы тратить его на подобную ерунду. Есть повседневные работы, которые нужно сделать, и настало время делать их.
    Глядя на Эрика, он произнес, что неплохой мыслью было бы вылезти из его модного одеяния и надеть некую скромную рабочую одежду. Эрику было сказано, что у него есть пять минут, чтобы переодеться и встретить Томми в амбаре для повседневных работ. При этом он бросил на мальчиков еще один сердитый взгляд, затем повернулся на каблуках и покинул комнату Томми.
    Томми собирался остаться и помочь Эрику распаковать его вещи, но Эрик сказал ему идти; он встретится с ним в амбаре. Он не хотел допускать этого, но замечания мистера Линдстрема и манера, в которой тот посмотрел на Эрика, рассердили его. Подавляя такую мысль, он открыл свой чемодан и начал раскладывать вещи там, где по словам Томми они должны были помещаться. После ухода Томми Эрик снял свою хорошую одежду, надел пару "Левис" 501-ых и обулся в свои прогулочные ботинки. Затем он надел хлопчатобумажную рубашку, взял остальную свою одежду и повесил ее в шкаф. Наконец, готовый, он сошел вниз по лестнице и вышел в амбар.
    Работа, которую они делали, была тяжелой и грязной. Эрик не возражал, по крайней мере, он делал такую работу на ферме его тети в Вирджинии. Эрик работал как раз вместе с Томми и наемными работниками. Когда мистер Линдстрем появился, чтобы помочь, Эрик обнаружил, что тот пристально за ним наблюдает. Это сделало работу Эрика еще трудней, просто чтобы доказать мистеру Линдстрему, что он умеет делать ее. Это, очевидно, сработало, мистер Линдстрем перестал смотреть в его сторону, точно давая Эрику неохотное подтверждение, что работу он выполнил. Завершив повседневные работы, они прошли обратно в дом.
    Мистер Линдстрем заставил обоих мальчиков очистить их ботинки за задней дверью, затем сказал, что они могут войти. На заднем крыльце он сказал мальчикам подождать там. Они так и сделали, и он скоро вернулся с жесткой щетинной щеткой. Указав жестом на Томми, который подошел к нему, мистер Линдстрем взял щетку и заработал ею над джинсами Томми. Очистив штанины и заднее место джинсов Томми от засохшей грязи, мистер Линдстрем указал Эрику подойти для той же процедуры. Эрик сказал, что он может сделать это и сам, пожалуйста, и не надо мистеру Линдстрему беспокоиться об этом. Мистер Линдстрем ответил ему, что он должен делать то, что ему было сказано, и подойти, чтобы получить чистку.
    Эрик неохотно подошел, встав перед мистером Линдстремом. Мистер Линдстрем начал со штанин его джинсов, говоря, что это его работа пронаблюдать, чтобы мальчики пришли на ужин без какой-либо грязи на брюках. Эрик не произнес ничего, только наблюдал, как мистер Линдстрем чистит штанины его джинсов.
    Когда дело дошло до места для сидения, мистер Линдстрем стал опускать щетку на его зад, как если бы он шлепал Эрика в процессе чистки. Эрик стоял, не двигая и мускулом, но испытывая странное, неудобное чувство, когда мистер Линдстрем тщательно обрабатывал заднее место его "Левис". Его заду стало больно от такой процедуры, но он оставался совсем неподвижен, ничего не произнося. Мистер Линдстрем, кажется, убедился, что работа закончена, дал еще один жесткий удар щеткой по заду Эрика, затем сказал, что мальчики могут теперь идти и вымыться для ужина.
    Когда они помылись, Томми сказал Эрику, что тот оказался каким-то удачливым мальчиком! На пытливый взгляд Эрика Томми разъяснил, что если бы он или его брат Марти когда-либо сказали то, что сказал Эрик, они пошли бы в дровяной сарай "непременно"! Эрик выглядел задумчивым, когда закончил мыться, затем последовал за Томми вниз на ужин.
    Еда была замечательной; миссис Линдстрем была прямо-таки чертовской стряпухой! После того, как мистер Линдстрем прочел молитву, оба мальчика принялись с аппетитом есть. Миссис Линдстрем лучезарно улыбнулась мальчикам, сказав, что она всегда чувствует, что ее еда имеет успех, когда люди едят, как это делают сейчас мальчики. Мистер Линдстрем, однако, ел молча, не поощряя много разговоров за столом. Казалось, он не считал еду чем-то отличным от работы: это была работа, которую нужно сделать, и он наилучшим образом ее делал, обращая на нее все внимание. Несколько раз Эрик пытался начать разговор, Томми ударил его ногой под столом, затем дал ему предостерегающий взгляд. Эрик, наконец, отказался и завершил свою еду.
    После обеда мальчики помогли миссис Линдстрем с посудой, затем вернулись к кухонному столу, чтобы выполнить их домашнюю работу. Оба мальчика ухитрились сделать большую ее часть в классе во время их последнего урока и вскоре завершили то, что осталось. Эрик затем спросил Томми, не против ли тот поиграть немного в шашки. Томми был согласен, но он никогда не обучался игре. Эрик улыбнулся, затем пошел в их комнату, достал свою портативную шахматную доску и установил ее на кухонном столе. Скоро мальчики были поглощены игрой, Томми был смышленым учеником. Они почти закончили игру, когда мистер Линдстрем зашел в кухню, чтобы посмотреть, чем занимаются мальчики, и сообщил им, что настало время готовиться к постели.
    Увидев, что они делают, мистер Линдстрем неодобрительно нахмурил бровь. Он спросил Томми, когда тот взялся за такую высокоинтеллектуальную игру как шашки. Томми склонил голову, затем сообщил своему папе, что только что начал обучаться у Эрика. Нахмурившись на Эрика, мистер Линдстрем повторил, что для них настало время готовиться к постели. Эрик взглянул на часы, пустяки, было только 8:30. Он посмотрел на мистера Линдстрема и очень вежливо спросил, не могли бы они завершить игру, пожалуйста, еще настолько рано.
    Казалось, мистер Линдстрем начал разъяряться снова, но прежде, чем это произошло, Томми схватил игру и потащил Эрика за собой. Он сказал, что все хорошо, они могут закончить это завтра. Настало время идти в кровать, это так. Эрик позволил себе быть утащенным Томми, но был немного расстроен, что надо готовиться ко сну так рано. Дома ему разрешали идти спать в 9:00, затем позволяли продолжать находиться в "Сети" в течение еще часа или двух, если это было ночью в пятницу. Лампы должны были быть погашены не позднее 10:30.
    Зайдя в комнату, Эрик затем решил принять это философски и пошел, чтобы вынуть свою пижаму. Он уже раздевался, когда заметил, что Томми нет в комнате. Думая, что тот просто был в ванной, Эрик продолжил раздевание. Он был только в джинсах и носках, когда Томми вернулся в спальню, сопровождаемый его папой. Эрик поднял глаза и удивился, увидев, что Томми стоит только в своих белых хлопковых трусах.
    Он перестал раздеваться и собирался спросить, что делать дальше, когда мистер Линдстрем заговорил. Увидев на кровати пижаму, мистер Линдстрем сказал Эрику, что мальчики в этом доме спят в трусах. Нет никакой нужды в подобных безделушках, заявил он. Теперь, если Эрик будет готовиться к постели должным образом, они с Томми смогут получить немного мороженого, прежде чем улягутся спать.
    Эрик сказал "спасибо", затем встал, чтобы вновь застегнуть свои джинсы. Он был остановлен мистером Линдстремом, который сказал, что он должен подготовиться к постели, прежде чем сможет получить мороженое. Эрик взглянул на мистера Линдстрема, затем спросил, означает ли это, что он должен раздеться вплоть до трусов и затем идти вниз перед лицо миссис Линдстрем только в его трусах? Качнув головой, Эрик произнес: "Секунду внимания, сэр, я пропущу мороженое." Он опять сел и начал снимать носки, когда услышал тяжелый вздох. Подняв глаза на Томми, он увидeл, что его друг испуганно смотрит ему в лицо. Мистер Линдстрем, однако, при взгляде на его лицо не выглядел довольным!
    Он сказал Эрику, что был обычно терпеливым человеком, но Эрик с его напыщенными манерами начинает действовать ему на нервы. Мороженое является угощением в этом доме и дается, только когда работа хорошо сделана. Эрик должен получить мороженое и подготовиться к постели прежде, чем съест его, или возникнут проблемы. Эрик заметил, что Томми бросает не него умоляющий взгляд, прося Эрика перестать спорить и прибыть на мороженое.
    Вздохнув, Эрик кивнул, затем снял другой носок. Он расстегнул ремень, открепил кнопки на ширинке и снял джинсы. Аккуратно сложив, он укладывал их на стул, когда услышал другой тяжкий вздох Томми. Удивившись, что неправильно теперь, Эрик поднял глаза и увидeл, что лицо мистера Линдстрема стало темным как грозовая туча. Пытаясь разгадать, что он сейчас сделал неправильно, Эрик собирался спросить в чем дело, когда мистер Линдстрем заговорил снова.
    "Я не знаю, как там, откуда ты пришел", - строго произнес мистер Линдстрем, - "но в этом доме мальчики носят белые трусы. Эти синие не подходят." Повернувшись к Томми, мистер Линдстрем сказал ему достать пару его трусов и одолжить их Эрику. Он позаботится, чтобы завтра мальчик получил подходящее белье. Томми быстро достал для Эрика пару своих трусиков типа "продукция ткацких станков", затем молча передал их ему.
    Эрик просто стоял там, не веря, что все это происходит. Сначала полушлепание, затем никакого разговора за обедом, потом подготавливаться к постели в 8:30, теперь носить только белые хлопковые трусы! Казалось, что мистер Линдстрем просто ищет предлог, любой предлог, чтобы отдубасить зад Эрика. Эрик имел твердое намерение идти дальше независимо от того, что мистер Линдстрем говорил ему делать или ожидал, что он сделает, но это было слишком для него! Он только что решил, что с него довольно мистера Линдстрема и всех его глумлений!
    Тот в действительности заботился не о том, чтобы Эрик был в правильных трусах; (хорошо, заботился, но не слишком!), это было неявным оскорблением его родителей, которые приходили к мистеру Линдстрему! Эрику говорили отстаивать себя с тех пор, когда он был еще очень маленьким. Его родители хорошо его обучили, что делать и чего не делать; они радовались с ним! Тем не менее, этот мистер Линдстрем как раз говорил, что его родители не были хорошими родителями, что они были не правы, позволяя ему носить синие трусы!
    Эрик собирался высказаться, когда увидeл умоляющий взгляд на лице Томми. Затем он вспомнил свое обещание отцу не причинять никакого беспокойства, пока он пребывает в доме Томми. После момента колебания Эрик взял предложенные трусы и собирался идти в ванную, чтобы переодеться в них, когда был, однако, снова остановлен мистером Линдстремом. Он сказал Эрику снять их прямо сейчас и надеть трусы именно здесь. Когда Эрик понял, что мистер Линдстрем не собирается дать ему уединение, которое он дал бы даже нижайшему человеку на Земле, он повернулся спиной к ним и начал снимать свои трусы.
    Он был как раз нагишом, когда мистер Линдстрем сказал ему повернуться вокруг и стать лицом к нему. Теперь яростно покраснев, так как с ним никогда еще не обращались подобным образом, он снял свои трусы и повернулся лицом к мистеру Линдстрему, обнаженный. Его глаза были подобны горящим изумрудам, когда он пристально смотрел в мрачные серые глаза мистера Линдстрема.
    Гнев от этого ненужного унижения, по-видимому, светился бы далее, ибо мистер Линдстрем сказал ему только надеть трусы. Нарочито медленно, Эрик наклонился, просунул правую ногу сквозь отверстие, затем левую и медленно потянул трусы вверх. Его глаза ни разу не оставили мистера Линдстрема, пока он одевал трусы, но унижение, которое он переносил теперь, заставило покраснеть почти все его тело.
    Он дрожал в едва сдерживаемом гневе от положения, в котором пребывал. Взяв контроль над собой, он, наконец, сказал мистеру Линдстрему тихим, ледяным голосом, что сожалеет, что ему не было известно заранее, что он должен принести и носить, пока пребывает здесь. Он также сказал, что одежду выбирал он сам и покупал на свои собственные деньги, после того, как это было одобрено его родителями - которые также имели представления, как и что должны носить мальчики. Он закончил, сказав, что все это совсем его утомило, и что он хотел бы пойти прямо в кровать, пожалуйста. Про себя он произнес, что мороженое могло бы сгнить в аду за все, что он заслуживал!
    Мистер Линдстрем не сказал ни слова, но Томми тяжело вздохнул при первом заявлении Эрика, зажмурил глаза на второе, затем прикрыл глаза рукой на последнее Эриково заявление. Он сказал своему папе: "Пожалуйста, не будь строгим с Эриком; это его первая ночь, и он не знает ничего лучшего." "Это не его вина", - сказал Томми, - "но другие люди делают эти вещи иначе."
    Мистер Линдстрем стоял там и вел себя, словно его сын не сказал ни единого слова. Он начал трясти головой, затем произнес, почти самому себе: "Да, вероятно, есть необходимость для небольшого урегулирования отношений. Определенно, настало время для некоторой отрицательной обратной связи. Затем он сказал Эрику: "Ваша участь - учиться, сынок, и теперь настал срок для учебы."
    Стоя прямо, как стрела, с откинутыми назад плечами, Эрик сказал ему тихо, что он не "его" сын!
    Мистер Линдстрем стоял, как если бы его облили ведром ледяной воды. Он перешел к кровати, захватив Эрика рукой, потом сел и потянул Эрика через свое колено. Затем он сказал Эрику, что был бы добр с ним, наказывая его через трусы, но он должен поплатиться за то, что огрызался! Он не принял бы этого от своих собственных сыновей; он был бы проклят, если бы принял это от Эрика! Тут его рука поднялась, и он с силой опустил ее, решительно всадив прямо по "сидячему" месту на заду Эрика. Затем он продолжал хлестать Эрика своей голой рукой, причем удары возрастали в силе с каждым шлепком.
    Эрик закрыл глаза, когда его шлепали. Его шлепал раньше отец, но шлепки наносились обычно по заднему месту его брюк. Его отцовское шлепание все же причиняло дьявольскую боль, но не такую сильную, как это. Его глаза затуманились при пятом шлепке, слезы начали выступать на десятом. На пятнадцатом шлепке он обильно плакал - но он не издал ни единого звука! Он поклялся, что не даст мистеру Линдстрему удовлетворения!
    Когда мистер Линдстрем дал ему двадцать шлепков, он стащил Эрика со своего колена, затем задержал его перед собой. "Теперь ты можешь доставить свой зад в кровать и спать, мальчик," - произнес мистер Линдстрем сердито. Эрик почти зааплодировал; он понял: мистер Линдстрем ожидал, что теперь он будет выть! Вместо этого, все, что мистер Линдстрем увидeл в глазах Эрика, было гневом, смешанным с ненавистью. Мальчик не сделал и движения, чтобы потереть свой болезненный зад, светящийся красным через заднее место белых хлопковых трусов, которые он теперь носил, действительно совсем больной. Мистер Линдстрем с рычанием встал, поднял Эрика и положил его в кровать. Он повернулся, чтобы оставить их, сказав, что Томми может все же получить немного мороженого.
    Томми затем сделал нечто, чего, как он думал, он никогда не сделает в своей жизни. Он повернулся к своему папе и сказал ему: нет, благодарю вас. Он устал тоже и хочет только добраться до кровати, уже поздно. Мистер Линдстрем свирепо переводил взгляд от мальчика к мальчику, затем вернулся в комнату. Быстрым движением он поднял Томми, как раньше Эрика, перевернул его в своей руке, дал ему три энергичных шлепка по заднему месту его трусов, затем толкнул его в кровать. Он небрежно прикрыл двух мальчиков и сказал им спать. Остановившись в дверях, чтобы потушить свет, он свирепо посмотрел на Эрика, затем тихо сказал: "Мы поговорим об этом утром несколько больше."
    Мальчики лежали молча, пока слышали шаги папы Томми. Томми лежал на животе, тихо плача. Эрик лежал на спине, принимая боль, причиняемую этим, так как хотел запомнить ее. Слушание плача Томми, однако, заставило его ощутить печаль. Он повернулся на бок лицом к Томми и сказал ему, что сожалеет, что испортил дело и довел до того, что тот был отшлепан.
    Томми ответил Эрику, что плачет не об этом, а из-за того, что Эрик был отхлестан. Он никогда не думал о этом много, но, видя, что делает Эрик, вспомнил, как вел себя его старший брат Марти при точно таком же обращении с ним. Он видeл тот же огонь в глазах своего брата, какой увидeл у Эрика; он также увидел у Эрика ту же позу! Эрик мягко и тихо спросил, что случилось с братом Томми.
    Повернувшись на бок лицом к Эрику, Томми сказал ему, что его брат оставил дом, когда ему было восемнадцать лет, и поступил в Военно-морской флот. Теперь прошло уже восемь лет, как он ушел. От него приходили письма, те, которые его папа позволял ему иметь; этот источник беспокойства Томми сообщил ему, что он завершил образование, получил университетскую степень и был отобран для Школы подготовки офицеров. Он был теперь полным лейтенантом, служа на авианосце "Энтерпрайз" как офицер третьих воздушных операций.
    Томми сказал Эрику, что он был горд своим братом и любил его. Он знал, что его мать чувствовала то же самое, но для его папы брат был мертв. Это было, как если бы Марти никогда не рождался. Он отказывался слышать имя Марти, не позволял им писать ему, совершенно не разрешал отправлять почтой посылки, хотя иногда и позволяет чему-то проскользнуть мимо себя, и он никогда не примет приглашения от Марти и не позволит другим принять приглашение, даже во время Дня Благодарения или Рождества.
    Все это и заставило Томми рассказать и почувствовать злость. Он не мог понять, почему его папа был так обижен на Марти. Томми затем тихо произнес, что он как раз получил письмо три недели тому назад. В письме, полученном Томми, брат сообщал ему, что когда в следующий раз "Энтерпрайз" придет в порт на Великих озерах, он собирается прилететь сам, чтобы повидать его и мать. Когда Томми написал в ответ, что это не такая уж хорошая идея, его брат в свою очередь ответил, что ему в самом деле все равно, что подумает их папа; он собирается прибыть - независимо ни от чего. Он также написал, что "Энтерпрайз" достигнет порта 20-го числа, которое было как раз через одну неделю.
    Томми был взволнован возможностью увидеть своего брата, но также пугался того, что может случиться. Эрик попытался вновь уверить своего друга, потом сказал, что им лучше заснуть. Томми спросил нерешительно, не обнимет ли Эрик его немного. Он объяснил Эрику, что его брат всегда делал это, когда их папа порол его. Эрик посочувствовал Томми, и хотя он также не допускал, что объятия нужны прямо сейчас, уверенно сказал: хорошо. Мальчики обхватили друг друга руками, так и заснув.
    Они были разбужены в 5:30 папой Томми. Мальчики разделились ночью, поэтому мистер Линдстрем ничего не узнал об их объятиях. Если бы он узнал, подумал Эрик про себя, он, вероятно, чертовски избил бы нас за то, что являемся геями.
    Не то, чтобы я был таким сам, подумал Эрик, но у меня не было проблем ни с каким геем. Эрик имел нескольких друзей в Чикаго и в Академии, которые были геями, но они всегда заводили отношения между собой и никогда не навязывали себя кому-нибудь еще. Несколько неандертальцев там, которые пытались дразнить их, скоро обнаруживали, что те не были слабыми созданиями, на что они рассчитывали. Вскоре даже неандертальцы поддерживали их, если было нужно.
    Он был грубо вытряхнут из своей задумчивости мистером Линдстремом, приказавшим мальчикам покинуть кровать, идти в ванную и спускаться на завтрак. Имеются некоторые повседневные работы, которые должны быть выполнены прежде, чем они уйдут в школу. Эрик встал, подошел к стулу и начал натягивать свои джинсы. Томми бросился, схватил Эрика и сказал ему, что надо идти, нет времени, чтобы надевать брюки! Эрик взглянул на Томми с удивлением на лице, но был вынужден согласиться с ним и пойти в трусах. Они одновременно вошли в ванную, большей частью из-за того, что Томми не отпускал его. Там Томми отпустил Эрика, поднял крышку стульчака, вытащил свой пенис и начал мочиться.
    Эрик стоял шокированный, затем попытался покинуть ванную, чтобы дать Томми уединение. Томми прошипел ему, чтобы он быстро начинал писать, или придется чертовски поплатиться! Он знал, что мистер Линдстрем стоял там, проверяя мальчиков. Неохотно, с пылающим лицом, Эрик повернулся и встал рядом с Томми. Он стянул вниз спереди свои трусы, выпустил свой пенис и начал мочиться. Закончив, он натянул трусы обратно и последовал за Томми к раковине, чтобы вымыть руки и лицо. Вытершись, они аккуратно положили свои полотенца на место, затем прошли мимо мистера Линдстрема.
    Миссис Линдстрем подняла глаза, когда они вошли на кухню, и сказала: "Доброе утро, мальчики". Она ожидала увидеть Томми только в его трусах, но была смущена видеть Эрика в одних трусах тоже. Она не считала это правильным, но ничего не произнесла. Она просто бросила строгий взгляд на своего мужа, дав ему знать, что они должны поговорить об этом позже. Они сели, Эрик начал морщиться от боли, затем выдавил на своем лице вежливое выражение и начал есть, после того как мистер Линдстрем прочел молитву.
    Мистер Линдстрем сказал Эрику, как он рад, что Эрик узнал свой урок. Его формируют, чтобы он стал хорошим мальчиком. Когда родители Эрика вернутся, они, несомненно, поблагодарят его за метод, которым он обучал Эрика. Может быть они увидят, что это подходящий способ, как обращаться с мальчиком и воспитывать его в дальнейшем должным образом.
    Что же это такое! Эрик услышал БОЛЕЕ ЧЕМ достаточно! Он спокойно положил свою вилку и высказал мистеру Линдстрему все, что он думал. Он сказал мистеру Линдстрему: пожалуйста и спасибо, но его родители очень хорошо обращались с ним. Они хорошо его учили, хорошо его воспитывали, поощряя его экспериментировать и испытывать все на собственном опыте. Он никогда не причинял беспокойства, пока был в школе, относился к каждому с уважением и терпимостью, и ни разу - когда-либо - не заставлял другого человека жить, как он!
    Что касается остального, сказал он тихо, но твердо, то он высоко оценил, что они разрешили ему пребывать в их доме. Остаток недели, тем не менее, он будет носить свои пижамы и трусы, которые упаковала для него его мать. Он даже будет выполнять любую работу, что была назначена ему прежде; будет работать очень тяжело, но будет настаивать, чтобы ему предоставляли уединение, которое позволяют иметь даже собаке.
    Затем он посмотрел мистеру Линдстрему прямо в глаза. Он спросил его, почему тот так настойчиво стремится распоряжаться всем? Почему он обращается даже с его собственным сыном Томми без уважения или любви? Эрик высказал ему, что человек не способен жить так; это подавляет характер и опустошает человека. Его отец говорил ему это много времени тому назад. Он верит тому, что сказал его отец, и мистер Линдстрем должен поверить этому тоже! Если мистер Линдстрем сможет обосновать, почему он не прав, тогда он снимет свои брюки и вручит тому ремень, чтобы исполосовать его зад.
    Для того чтобы доказать, что верит в то, что сказал, Эрик встал из-за стола, увидев ремень для заточки бритвы, висящий около задней двери. Он снял его и положил на стол рядом с мистером Линдстремом. Стоя перед столом, он сдернул свои трусы до колен и наклонился над столом. Он оглянулся на мистера Линдстрема; выражение его глаз вызывало того нанести удар!
    Мистер Линдстрем выглядел так, словно был готов взорваться от того, что сказал ему Эрик! Нарочито медленно он встал из-за стола. Он натянул трусы Эрику, затем захватил его руку и точильный ремень и повел его обратно в комнату Томми. Миссис Линдстрем собралась заговорить, но мистер Линдстрем показал ей палец. Затем он жестом указал Томми встать и идти с ними.
    Прибыв обратно в комнату Томми, мистер Линдстрем сказал Эрику стянуть его трусы вниз и наклониться над кроватью. "Вы действительно намереваетесь сделать это", - произнес Эрик, - "даже хотя Вы и знаете, что я прав, да?" Мистер Линдстрем стал еще рассерженней, потом схватил Эрика, спустил ему трусы до колен и согнул его над кроватью. Мистер Линдстрем сказал Эрику, что не знает, какого черта тот говорил; он накажет Эрика способом, который тот ему предлагал.
    Томми пытался остановить его, умоляя своего папу не сечь Эрика! Мистер Линдстрем ответил, что если Томми продолжит нести этот вздор, он может точно так же снять свои трусы и получить то же, что собирается получать его друг. Томми, сопя, собирался сделать именно это, когда Эрик сказал ему не быть дураком, не вмешиваться! Томми засопел снова и натянул свои трусы обратно. Он сложил свои руки на груди, потом просто стоял там с широко открытыми глазами.
    Повернувшись обратно к Эрику, мистер Линдстрем сказал, что собирается выдать ему хорошую дозу лекарства, до последней капли. Затем он начал порку ремнем, вкладывая страшную силу в каждый удар поперек обнаженного зада Эрика. Эрик лежал там, с руками, вытянутыми вперед и сжимающими одна другую. Он сконцентрировался на них, пытаясь выдержать боль, которую ощущал. Он не смог сдержать слез, но смог контролировать свой голос. Ни хныканья, ни звука не выскользнуло из его крепко сжатых губ. Это, казалось, дополнительно разгневало мистера Линдстрема, так как он увеличивал силу и размеренность ударов. Затем он сказал Эрику, что, ей-богу, заставит его завопить!
    Порка, казалось, будет идти вечно, когда они услышали крик миссис Линдстрем ее мужу прекратить немедленно! Повернувшись к ней, он сказал ей успокоиться. Это просто вопрос исправления мальчика, который очень сильно нуждается в исправлении. Он собирался повернуться обратно и начать хлестать Эрика снова, когда она силой вырвала точильный ремень из его рук. "Посмотрите, что Вы наделали, Джон Линдстрем", - кричала она ему! Он остановился, потом внимательно пригляделся к заду Эрика, качнул головой и оставил комнату, говоря, что этого достаточно, у него есть работа, которую надо сделать.
    Эрик опустился с облегчением, когда мистер Линдстрем покинул комнату. Он громко плакал теперь, затем протянул руку, чтобы ощупать свой болезненный зад. Миссис Линдстрем, находившаяся сбоку от него, мягко остановила его руку. Взглянув на Томми, она приказала ему достать аптечку из-под раковины в ванной. Она также сказала ему взять большой таз и наполнить его теплой водой. Томми вылетел за дверь и вскоре вернулся с тем, что просила его мать.
    Миссис Линдстрем затем помогла Эрику подняться и осторожно положила его на живот, мягко сказав ему не двигаться. Приведя в порядок зад Эрика, она подумала, что никогда не видeла прежде подобной жути. Перекрещивающиеся рубцы были повсюду на его ягодицах, некоторые кровоточили, некоторые просто были покрыты каплями жидкости. Ягодицы мальчика были однородно свекольно-красными и также немного опухшими. Когда ранки были промыты и перестали кровоточить, она взяла лед, наполнила им большой пакет и принесла его обратно в комнату. Она осторожно положила пакет на зад Эрику, который зашипел от тяжести и холода, что был ниспослан на его поврежденную плоть. Через некоторое время опухоль уменьшилась, и миссис Линдстрем сняла пакет, положив его в таз.
    В течение всего этого Эрик не сказал ни слова. Он ощущал такие гнев и ненависть, какие он никогда не чувствовал прежде в своей жизни! Он ни разу когда-либо в его жизни не чувствовал так много боли в своем заду! Он начал безмолвно умолять свою мать и отца завершить их дела пораньше и быстро прибыть домой. Это нужно было из-за того, что в его уме сформировался план. Он знал теперь, как он должен взять в руки ситуацию. План, кристаллизующийся теперь в его уме, был рискован, но заслуживал того. Он взглянул на свои часы и понял, что школьный автобус должен быть здесь через сорок пять минут, чтобы подобрать его и Томми. Достаточно времени, чтобы одеться для школы, подумал он. Он понимал, что должен добраться сегодня до школы, несмотря на боль.
    Миссис Линдстрем поговорила с Эриком о произошедшем, стараясь заставить его почувствовать себя лучше. Она хотела, чтобы Эрик понял, что мистер Линдстрем не питал к нему никакого зла, это произошло только потому, что Эрик вел себя очень похоже на их старшего сына. Она попросила Эрика не судить мистера Линдстрема строго, так как он был хорошим и справедливым человеком. Она закончила, сказав, что Эрик должен не собираться сегодня в школу, а провести время в кровати, дав своему заду возможность излечиться.
    Эрик умоляюще посмотрел на миссис Линдстрем, горячо попросив ее позволить ему пойти в школу сегодня! Ему ДОЛЖНО быть разрешено пойти, потому что будет важный курс, на котором он просто ОБЯЗАН присутствовать, независимо ни от чего! Если он не придет, его проект по информатике будет разрушен; он просто ДОЛЖЕН идти - пожалуйста!
    Миссис Линдстрем колебалась, но осознала, что Эрик определился, чтобы пойти в школу. Ничего не остановит этого юного мужчину, подумала она. С неохотой она кивнула в знак своего одобрения, затем двинулась, чтобы помочь ему одеться. Эрик, неистово покраснев, сказал, что все хорошо, Томми может помочь ему, если будет нужно. Миссис Линдстрем полностью все поняла и оставила комнату, проинструктировав Томми, чтобы быть уверенной, что он поможет Эрику.
    Томми уже одевался для школы. Он извлек Эрика из его трусов и собирался дать ему другую пару, когда Эрик сказал ему "нет". Он хочет трусы из своего чемодана. Томми вынул пару трусов для Эрика, затем помог ему встать, чтобы надеть их. Эрик извинился перед Томми за это. Томми, помогая Эрику надеть шорты, сказал ему, отрезав, что сейчас это ерунда. Томми заявил, что собирался и будет помогать ему.
    Эрик кивнул, благодаря, и попросил у него другую чистую пару джинсов из шкафа, где он повесил их. Он осторожно надел джинсы, шипя от того, что трусы натирали его чувствительный зад. Томми помог ему надеть пару носков, потом обул Эрика в кеды с высокими голенищами и завязал их. Затем Эрик с трудом подошел к шкафу, достал желтую оксфордскую рубашку с кнопками внизу воротника, надел свою футболку, затем эту рубашку. Потом он осторожно заправил рубашку в джинсы, шипя, когда его руки прикасались к заду.
    В завершение, он защелкнул последние две кнопки на ширинке, потом собрался снять ремень со своих джинсов. Даже простой взгляд на его собственный ремень заставлял его испытывать тошноту. Затем его решимость сменилась опасением, которое он почувствовал. Он бросил еще один взгляд на ремень, потом жестоко затянул его вокруг своей тонкой талии и водворил свои джинсы на место. Они закончили, сэкономив десять минут до прибытия автобуса.
    Спуск вниз был чистой пыткой для Эрика, но он храбро справился. Он надел свой рюкзак, убедился, что вся его домашняя работа была там, затем достал свою летную куртку, которую подарил ему его дядя из Военно-воздушных сил. Миссис Линдстрем передала им ленч и сказала обоим, что надеется, они хорошо проведут день в школе. Они собирались уходить, когда мистер Линдстрем вернулся на кухню через заднюю дверь.
    Эрик медленно и неуклюже подошел к мистеру Линдстрему и напомнил тому, что ему нужно зайти в его собственный дом после школы. Мистер Линдстрем посмотрел на Эрика раздраженно, но сказал, что правильно. Он заберет Эрика оттуда в 6:00, и тому лучше быть готовым. Эрик затем вежливо спросил, может ли Томми пойти с ним тоже. Они смогут сделать их домашнюю работу одновременно и будут больше готовы к повседневным работaм. Миссис Линдстрем громко и отчетливо произнесла, что считает это хорошей мыслью. Мистер Линдстрем стрельнул в нее взглядом, затем неохотно дал свое разрешение.
    Пока они ожидали снаружи школьный автобус, Томми спросил, зачем он потребовался Эрику в его доме. Эрик с легкой усмешкой на лице ответил, что если задуманное им правильно, он уверен, что Томми поймет. Томми не смог ничего больше извлечь из своего друга, как бы сильно он ни просил. Наконец, пришел школьный автобус, и они сели, Эрик морщился от боли, когда поднимался по ступенькам.
    Мистер Дидриксон был знаком с тем, как выглядит мальчик, когда его выпорют, но на его взгляд Эрик выглядел так, словно получил действительно жестокую порку. У него обычно не было сострадания к мальчику, заходящему на борт его автобуса и выглядящему как Эрик, но в случае с Эриком он почему-то проявил милосердие. Нечто в состоянии, которое он увидел, напомнило ему о Марти Линдстреме, мальчике, которому он всегда позволял стоять в задней части автобуса, вместо того, чтобы заставить его усесться на одно из мест.
    Кивнув Эрику и приветствуя его на борту своего автобуса, хотя и не видeл его прежде, водитель сказал ему, что он мог бы с немного большим удобством постоять в задней части автобуса. Эрик поблагодарил его, выказав признательность глазами, и с трудом прошел в зад автобуса, сопровождаемый по пятам Томми. Когда мистер Дидриксон закрыл дверь и двинул автобус по маршруту, он подумал про себя, что это было как раз в манере Марти, так глядеть, когда он делал для него то же самое.
    Школа в этот день была чистым адом для Эрика. Он просил своих учителей, что будет хорошо, если он постоит сзади классной комнаты вместо того, чтобы занимать свое обычное место. Большинство учителей были любезны и позволяли ему стоять. Только двое отказали в его просьбе, заявив, что он должен занять свое место. Он пытался не шипеть, когда его зад соприкасался с деревянным сиденьем, но не всегда успешно. Он прошел через эти два урока на чистом мужестве и силе воли, и был благодарен, когда они закончились.
    Когда пришло время для ленча, Эрик и Томми вышли во двор, чтобы съесть свой ленч. Несколько их друзей присоединились к ним, и они ели, болтая о всякого рода вещах. Было только несколько мальчиков, которые прошли мимо, ухмыляясь Эрику, пока он ел свой ленч, лежа на животе. Другие мальчики, включая Эрика, свирепо глядели на них, так что те понимали намек и быстро их покидали. Когда ленч закончился, мальчики подходили к Эрику и выражали надежду, что ему скоро станет лучше. Подошли бы все, знай они, как совершенно правильно будет действовать потом Эрик. Он сказал им спасибо, и с трудом пошел обратно в школу, причем Томми держался сбоку от него.
    В этот день он опасался еще двух других уроков: информатики и гимнастики. Информатики, поскольку не было никакого способа избежать сидения на стуле. Гимнастики, поскольку он знал мистера Зорсона, отставного сержанта морской артиллерии, который не будет проявлять терпение с мальчиком, пострадавшим от порки.
    Когда пришло время для информатики, Эрик неохотно и мрачно проделал свой путь туда. Только его решимость начать реализовывать свой план заставила его довести дело до конца. Прибыв туда заранее, он спросил мистера Норзстрема, может ли он занять компьютерную станцию в последнем ряду вместо той, которую он обычно занимал впереди. Мистер Норзстрем озабоченно взглянул на Эрика, но увидев умоляющее выражение в его глазах, произнес: "Да, это было бы хорошо".
    Хотя Эрик только короткий промежуток времени был в классе у мистера Норзстрема, тот был поражен мальчиком и манерой, в которой он работал с компьютерами. Он также был поражен программой связи по телефону, которую показал ему Эрик. Это была красивая вещь, объединяющая в себе различные свойства других программ, причем с облегчающим работу принципом "укажи и нажми". Она должна была хорошо работать в операционных системах "Windows" и "OS/2". Он имел большую надежду на мальчика, зная, что если программа заработает, он заимеет нечто по-настоящему хорошее для продажи.
    Пытаясь скрыть свою хромоту, Эрик, наконец, достиг задней части класса. Он медленно сел, затем включил компьютер. Экран ожил, прошла загрузка, и Эрик получил доступ к своему персональному разделу в школьной системе электронной почты. Попав туда, он написал электронное письмо в прежнюю компанию своего отца, попросив, чтобы оно было доставлено тому. Он знал, что электронная почта там постоянно проверялась, и что электронное письмо должно быстро дойти до отца.
    В электронном письме он дал своему отцу краткое и четкое сообщение о том, что произошло за прошедший день и первую половину этого. Для него с его памятью не было никакой проблемы пересказать, слово в слово, события, как они происходили. Закончив, он послал письмо тем же путем, почувствовав облегчение, когда увидел, что оно было доставлено по назначению. Все еще с хорошим настроением, он вошел в раздел "Интернета", который принадлежал школе. Оказавшись там, он быстро выбрал приглашение в частный канал, чтобы пообщаться с различными другими программистами, которые помогали ему с его новой программой.
    Он пробыл там около 30 минут, когда получил запрос о частной беседе. Распознав отцовскую "метку", он извинился перед учеными, сообщив им, что должен поговорить немного со своим отцом. Они написали в ответ, что понимают, и пожелали ему удачи! Эрик покинул этот канал, открыл частный, изолировал его, затем пригласил туда своего отца. Отец немедленно там оказался, спрашивая, что делать дальше и хорошо ли ему.
    Baron1: Эрик! Сынок, с тобой хорошо? Как ты себя чувствуешь?
    RedBoy: Со мной хорошо, папа. Мне только совсем немного больно сейчас, но со мной все будет хорошо через день или около того. (Ох!, подумал Эрик, это было изумительно большой ложью!)
    Baron1: Сынок, если бы я не знал, что ты говоришь абсолютную правду, мне было бы трудно поверить в то, что ты написал мне. Я должен спросить тебя, сынок, еще раз: это вся правда?
    RedBoy: Папа, если я не скажу тебе правды, то потом, когда ты вернешься домой, первую вещь, которую я сделаю, это передам тебе ремень для порки и сниму свои собственные брюки, чтобы дать тебе возможность выпороть меня. Это - правда, папа.
    [PAUSE]
    Baron1: Хорошо, сынок, я верю тебе. Кроме того, я растил и знаю тебя, чтобы поверить, что ты сказал мистеру Линдстрему. Я знаю, что ты говорил с ним так вежливо, как мог, и я понимаю самообладание, которое ты должен был проявить, чтобы не кричать или что-нибудь тому подобное. Я горжусь тобой за это,...
    Baron1: ...сынок, ты действовал хорошо. Но остается факт, что я больше не могу оставлять тебя там. Я сообщу здесь, что нам необходимо завершить наши дела к следующему дню. Я уверен, что твоя мать сможет сделать то же самое со своей компанией. Если все пойдет хорошо,...
    Baron1: ...мы будем дома завтра ночью. Сможешь ты выдержать еще одну ночь там, или найдешь кого-то, кто может взять тебя на сутки?
    RedBoy: Прежде всего, папа, я не хочу, чтобы ты совершал вещи, которые испортили бы дело из-за моего сообщения. Я сам не смогу жить, если что-нибудь случится из-за этого инцидента. Во-вторых, я думаю, что смогу продержаться неделю, хорошо? У меня есть свое мнение, остаток...
    Baron1: Сынок! Я ни за что не собираюсь разрешать тебе остаться там!
    RedBoy: ...недели я могу просидеть стойко. Папа, - пожалуйста, выслушай меня!
    [PAUSE]
    Baron1: Хорошо, сынок, тебе слово. Продолжай.
    RedBoy: (вот так так!) Спасибо, папа. Теперь, вот что я собираюсь делать.
    Быстро, без дальнейших прерываний, Эрик изложил свой план. Он знал, что то, чем были заняты его мать с отцом, было жизненно важно для них всех. Он не мог позволить им оставить Чикаго с незаконченной работой - и он не позволит. Наконец, он набрал свое последнее сообщение отцу и ждал его ответа.
    Baron1: (вздохнув) Сынок, то что ты планируешь - опасно. Это также невероятно смело для тебя, попытаться совершить это. Мне это не нравится. Ты показал мне, что ты можешь принимать мужские решения. Я разрешаю тебе довести этот план до конца при двух условиях.
    RedBoy: Да, папа?
    Baron1: Прежде всего, я хочу, чтобы ты пошел поговорить с мистером Эриксоном. Сообщи ему все, что ты сказал мне. Я пошлю факс в школу и поговорю с ним сам по телефону. Я хочу, чтобы ты сделал все, о чем он тебя попросит, хорошо, сынок?
    RedBoy: Хорошо, папа. Что еще ты хочешь, чтобы я сделал?
    Baron1: После того, как я поговорю с мистером Эриксоном, я позвоню Бергманам в город. Там тебя будет ожидать сумка. В этой сумке будут две упаковки белых трусов "Плоды ткацкого станка". Какой размер ты носишь сейчас, сынок, 30 или 32?
    RedBoy: (хихикая) Все еще ношу 30-ый, папа! Но почему я должен делать это? Не затем, вероятно, чтобы уступить мистеру Линдстрему?
    Baron1: (сурово глядя в свою инструкцию) Неважно! В этом вопросе мы можем покориться. Я знаю, ты не захочешь показать, что уступаешь перед его образом мышления, но, сынок, я ДОЛЖЕН настоять на этом! Иначе, когда я вернусь к тебе обратно, молодой человек...!
    RedBoy: (содрогаясь!!! кивая) Хорошо, папа. Мне не нравится это, но, как ты сказал, в одном этом пункте мы можем покориться. Я сделаю это, папа.
    Baron1: Очень хорошо, сынок. Он может подумать, что выигрывает, но мы знаем реальную историю. Что касается остального, я знаю, тебе сделается тошно в желудке, но попытайся жить с этим, хорошо?
    RedBoy: (вздохнув) Хорошо, папа. Я просто притворюсь, что я на гимнастике или в общественном туалете. Я все еще чувствую себя рассерженным на это обращение, которое с Томми производят все время, папа. ОЧЕНЬ рассерженным, папа!
    Baron1: Я знаю, сынок. Твои чувства делают тебе честь, но постарайся сдержать их, хорошо? Я верю в тебя, сынок, и я люблю тебя очень, ОЧЕНЬ сильно. Можешь ли ты простить меня, что поставил тебя в это положение? Ты должен поверить, что я действительно не знал!
    RedBoy: Папа! Для кого ты устраиваешь пропаганду, у-у-у? Я ВЕРЮ тебе, папа, и не чувствую ничего плохого к тебе или к матери за то, что пошел к Линдстремам! Вы действительно не могли узнать, не было никакого времени! Поэтому не беспокойтесь об этом, хорошо? ОХ! Может быть, самое лучшее - ...
    RedBoy: ...не сообщать матери об этом прямо сейчас. У нее будет припадок! Ты знаешь, как у нее может быть, особенно когда это касается твоей или моей безопасности! Правильно?
    Baron1: (мрачно кивая) Я знаю, сынок. Придется позже чертовски поплатиться от нее за то, что не сообщили ей обо всем этом. Но я должен согласиться с тобой, сынок. Я не скажу ей ни слова.
    RedBoy: Спасибо, папа! Скажи, мне идти теперь; урок почти прошел. Хорошо, папа? Люблю тебя и мать за компанию! Обнимаю и целую вас обоих!
    Baron1: Возвращаю обратно, большой мальчик! Сынок, пожалуйста, ПОЖАЛУЙСТА, будь осторожным, хорошо? Если я тебе потребуюсь, вызывай меня по этому номеру в любое время дня или ночи: 1-(618)-555-2479. Если я не буду доступен тотчас же, сообщение дойдет до меня надлежащим образом позднее. Хорошо?
    RedBoy: Хорошо, папа! Сделаю! Я побегу теперь, хорошо?
    Baron1: Я не думаю, что тебе надо двигаться сейчас слишком проворно, при том, что ты мне рассказал про состояние твоего зада. Сынок, это последнее, из-за чего я тоже должен придти. Когда я доберусь домой, я БУДУ уверен, что этого никогда не случится снова с Томми или с тобой! Я обещаю!
    RedBoy: Не беспокойся, папа. Если мой план сработает, ничего и НИКОГДА не случится с Томми снова! Собирается звонить звонок, папа, я должен выйти! Я люблю тебя! Мать люблю тоже! Пока!
    Baron1: Хорошо, сынок! Люблю тебя взаимно! Хорошо? Пока!
    [Baron1 выходит по IRC.]
    С более легким сердцем, он вышел из связи с "Интернет", потом вышел из программы. Вернувшись обратно к подсказке "c/", он ввел PARK и завершил работу компьютера. Тут прозвучал звонок, на момент испугав его и заставив посмеяться. Он медленно встал и почувствовал что-то не то на своем заду.
    Приложив руку к заднему месту джинсов, он ощутил, что ткань была влажной. Он понял, что некоторые рубцы, по-видимому, начали снова выделять жидкость, и был рад, что носит именно эти джинсы. Они были фактически новыми, только дважды постиранными и все еще очень темными. Он собрался по пути в кабинет мистера Эриксона задержаться в комнате мальчиков для быстрого осмотра, просто чтобы убедиться, что на заднем месте его джинсов ничего не видно.
    Он с трудом шел к столу мистера Норзстрема, чтобы сдать свое задание, когда обратил внимание, что тот пристально смотрит на него. Побледнев, Эрик храбро подошел и положил распечатку на его стол, затем повернулся, чтобы уйти, но тут мистер Норзстрем сказал ему остановиться. Повернувшись к нему, мистер Норзстрем показал, что он должен обойти его стол сбоку. Эрик сделал это, стараясь идти нормально. Затем он встал перед мистером Норзстремом, ожидая, что должно произойти.
    Мистер Норзстрем грустно посмотрел на него, затем сказал, что его разговор с отцом был проверен его центральной станцией. Эрик резко побледнел и едва не свалился от слабости. Мистер Норзстрем подхватил его прежде, чем он упал, и прислонил к столу, удержав на месте. Затем мистер Норзстрем объяснил, что это не было сделано преднамеренно. Его система, как и все школьные компьютеры в этой области, была настроена на ключевые слова, такие как "шлепок", "удар", "ушиб", "рубцы" и т.п. Он не наблюдал всего разговора, так как мог проверять только местную станцию, но не отдаленную.
    Цвет начал возвращаться на лицо Эрика, пока он слушал мистера Норзстрема. Он был успокоен этим, но озабочен, что его учитель должен уведомить об этом власти. Затем Эрик попросил мистера Норзстрема не сообщать это, он не хочет увидеть мистера Линдстрема, идущего за это в тюрьму. Он больной человек, да, он мог видеть это, но тюрьма не решит его проблему! Подумайте также, что будет происходить с его семьей!
    Мистер Норзстрем кивнул. Он видeл, что Эрик написал в ответ на то, что написал его отец. Он уже подозревал, что отец Эрика согласился с планом своего сына. Мистер Норзстрем сказал Эрику, что он должен представить об этом отчет декану. Он согласен, однако, попридержать от>чет на двадцать четыре часа. Это также зависит от того, согласится ли мистер Эриксон с отцом Эрика. Эрик пообещал, что честно передаст мистеру Норзстрему, что решил делать мистер Эриксон. Мистер Норзстрем согласился и сказал ему идти в кабинет мистера Эриксона. Поблагодарив его, Эрик ушел туда.
    Помня, что его отец будет вызывать мистера Эриксона, он решил не останавливаться в комнате мальчиков, но идти прямо к его кабинету. Когда Эрик прибыл туда, секретарша подняла на него глаза. Признав Эрика, она сказала ему подождать минуту. Послав вызов по селектору, она известила мистера Эриксона, что Эрик здесь. Эрик услышал, как тот говорил ей послать его прямо вовнутрь. Поблагодарив ее, он пошел к двери, открыл ее, затем прошел в кабинет.
    Мистер Эриксон сидeл с мрачным выражением на лице, когда Эрик с трудом подходил к его столу. Когда Эрик оказался перед столом, мистер Эриксон сказал ему, что не будет просить, чтобы Эрик присел. Эрик одарил его на это робкой улыбкой и поблагодарил за понимание. Затем мистер Эриксон перешел к делу.
    Он сказал Эрику, что говорил с его отцом. Несмотря на то, что он не был согласен с отцом Эрика по нескольким вопросам, он заявил Эрику, что в конечном счете согласился с ним позволить Эрику испробовать его план. С льющимся из него через край облегчением Эрик тихо произнес: "Мое спасибо Вам за помощь." Мистер Эриксон отмахнулся, затем его лицо приняло еще более мрачное выражение. "Есть еще дело, Эрик", - сказал он. - "Твой отец попросил меня сделать "Полароидом" несколько снимков твоего зада. Я хочу, чтобы ты шагнул вперед и снял свои джинсы и трусы, хорошо? Я знаю, что это смущает тебя, но твой отец считает это необходимым, и я тоже. Давай, спусти брюки вниз, ладно?"
    Эрик теперь неистово покраснел. С неохотой, он расстегнул свой ремень и медленно потянул, открывая ширинку своих джинсов. Он сдвинул их вниз, чуть ниже промежности, затем установил свои большие пальцы на пояс трусов. Мистер Эриксон вынул камеру "Полароид" и прошел, чтобы встать позади Эрика. Эрик тогда согнулся, медленно и мучительно, и стянул сзади вниз свои трусы.
    Мистер Эриксон осторожно поднял подол рубашки Эрика и тяжело вздохнул при виде его ягодиц. Он быстро сделал снимок "Полароидом", потом сказал Эрику встать. Он не позволил ему натянуть брюки, сказав ему просто стоять, в чем он был. Эрик c любопытством смотрел на выставленную теперь напоказ внутреннюю поверхность тыльной стороны его "Левис". Эрик увидел, что она была влажной в нескольких точках, и тяжело вздохнул от понимания, что джинсы, вероятно, пропитались насквозь до внешней стороны места для сидения.
    Мистер Эриксон вернулся к Эрику, держа в правой руке большую медицинскую сумку. Улыбаясь, он сказал Эрику, что в течение того, что некоторые могли бы назвать очень разнообразной жизнью, он служил в армии в качестве медицинского специалиста. Он также сохранял свое удостоверение врача скорой помощи. Он полагает, что это хороший способ снова послужить своему обществу.
    Осторожно нагнув Эрика обратно над столом, который он очистил одним взмахом руки, он поднял подол рубашки мальчика и начал обрабатывать Эриковы раны. Он сказал Эрику, что там только с тремя местами было действительно плохо, но то, что он сделал, должно предохранить их от дальнейшего выделения жидкости.
    Эрик храбро старался не вздрагивать от руки мистера Эриксона. Мистер Эриксон сказал ему не мучиться и не стыдиться, он сделал бы ту же вещь на его месте. Мистер Эриксон затем твердо положил другую свою руку на небольшой зад Эрика, чтобы придать ему устойчивость. Все, что он применял к заду Эрика, казалось, совершало чудеса. Эрик почувствовал, что большая часть боли исчезла, как по волшебству. Он издал бурный вздох облегчения, заставивший мистера Эриксона засмеяться. Оказание им помощи закончилось, он осторожно поднял Эрика в стоячее положение и сказал, что он может одеться.
    Поднять обратно трусы не было проблемой, так как Эрик удерживал их на месте. Его джинсы, однако, упали до щиколоток. Когда он наклонился достать их, то едва не закричал от боли. Мистер Эриксон поспешил к нему посмотреть, что случилось, затем сказал Эрику встать прямо. Он протянул руки вниз, захватил джинсы и затем натянул их на талию Эрика. Потом он заправил в них его футболку и рубашку. Эрик поблагодарил его за помощь, но сказал, что с остальным может справиться сам. Кивнув ему, мистер Эриксон пошел, чтобы положить свою медицинскую сумку, затем возвратился к своему столу, чтобы взглянуть на фотографии. Он стоял там с очень мрачным выражением на лице, изучая фото, затем что-то пробормотал сам себе.
    Полностью одевшись, Эрик смог понять, о чем переживал мистер Эриксон. Затем они продолжили обсуждать, что спланировал Эрик. Мистер Эриксон высказал то же, что говорил Эрику и мистер Норзстрем. Кивнув, мистер Эриксон согласился с двадцатичетырехчасовым периодом. Но, если с Эриком случится что-нибудь неблагоприятное, указал он весьма твердо, надо убираться оттуда к черту к ближайшему телефону-автомату. Он должен будет вызвать мистера Эриксона, неважно, какой будет час, затем стоять там и ждать, пока он не придет забрать Эрика. Эрик заявил, что поступит, как ему было указано, но надеется, что в этом не будет необходимости.
    Сразу за этим прозвучал звонок конца перемены. Эрик тяжело вздохнул, так как следующим его уроком была гимнастика. Мистер Эриксон рассмеялся и сказал Эрику не беспокоиться. Он переписал записку и передал ее Эрику. Мальчику было сказано, что он может прочитать ее. Записка была освобождением от уроков гимнастики на оставшуюся часть недели. Она также говорила, что Эрик работает в специальном компьютерном проекте для мистера Эриксона, который будет иметь приоритет над гимнастикой. Если у мистера Зорсона будет на этот счет вопрос, тогда, согласно записке, ему следует позвать мистера Эриксона.
    Эрик ухмыльнулся мистеру Эриксону, но сказал, что не был осведомлен, что предполагается работать в каком-то специальном компьютерном проекте для него. Мистер Эриксон отмахнулся резким движением руки. Он сказал Эрику, что у него нет проблем выдумать хорошую причину. Кроме того, Эрику нужно время, чтобы подготовить оставшуюся часть его плана. Считай тогда это твоим "специальным проектом", Эрик. Затем мальчик был отпущен.
    Прибыв на гимнастику, он передал записку мистеру Зорсону. Тот прочел ее и сказал, что ладно, Эрик может идти. Он тоже распознал признаки не вынесения сора из избы по поводу очень сильно высеченного мальчика, но не воспринял это, как воспринимал обычно, когда видeл такого мальчика. Наблюдая уход Эрика, храбро старавшегося не хромать, он вспомнил одного из своих лучших атлетов - Марти Линдстрема. Марти все же старался соответствовать требованиям урока, как если бы ничего не случилось, и мистер Зорсон, который знал Джона Линдстрема и не любил его, всегда позволял Марти уйти с урока. Марти Линдстрем был таким смелым ребенком, подумал мистер Зорсон, всегда честным и прекрасным парнем для своих спортивных команд и их игроков. Качнув головой, мистер Зорсон вернулся к обучению своего класса.
    Эрик пошел в класс мистера Норзстрема и представил записку, которую дал ему мистер Эриксон. Он также описал свою беседу, как и обещал. Мистер Норзстрем сказал Эрику, что уже говорил с мистером Эриксоном. Затем он определил Эрика на тот же терминал в задней части комнаты, который тот использовал раньше. Тепло поблагодарив мистера Норзстрема, Эрик с трудом пошел обратно к станции.
    Усесться теперь не было слишком большой проблемой, особенно когда он увидeл, что на стуле была подушка. Широко ухмыляясь, он взглянул на мистера Норзстрема. Мистер Норзстрем посмеялся и махнул ему продолжать его работу. Заняв свое место и специально оглянувшись на одного из мальчиков, который насмехался над ним, он включил компьютер и принялся за свою работу.
    Он закончил со своим делом и выключил компьютер с удовлетворенным выражением на лице. Он сумел проникнуть в нужную ему базу данных, получил информацию и использовал ее, чтобы завершить следующую и последнюю часть своего плана. Оставшаяся часть оного должна была быть реализована в его доме часом позже. Он уже получил подтверждение, что субъект, с которым ему нужно было поговорить, будет на линии в назначенное время. Ухмыляющийся и самодовольный, он с трудом вышел из класса и пошел ловить Томми.
    На пути в дом Эрика мальчики остановились у Бергмана. Томми спросил, почему они задерживаются здесь, Эрик ответил, что расскажет, как только они будут у него дома. Обещанная сумка с написанным на ней его именем находилась там. Служащая задала Эрику вопрос для выяснения личности. Эрик вынул из заднего кармана свой бумажник, открыл его и вытащил свое ученическое идентификационное изображение. Она взглянула на него, улыбнулась и передала Эрику сумку. Затем она пожелала мальчикам хорошего дня и пошла помогать другому клиенту.
    Сумка была больше, чем ожидал Эрик, поэтому он заглянул в нее. Там были не только две упаковки белых трусов, но также и новая пара "Левис" 501-ых. Странно, он увидeл в мешке также что-то похожее на записку по факсу.
    Взяв ее, он прочитал и захихикал. Его папа подумал, что его джинсы могут быть грязными, и говорил ему вместе с заменой трусов надеть эти, когда он доберется до дома. Томми с любопытством глянул, затем взял записку, когда Эрик передал ее ему прочитать. Закончив читать, Томми вернул ее обратно и сказал Эрику, что у него просто замечательный папа! Положив записку обратно в сумку, мальчики покинули склад и поспешили к дому Эрика.
    Сердце Эрика переполнилось радостью, когда он увидeл свой дом. Он почти благоговейно открыл дверь и поднялся в свою комнату. Она была точно такой же, как он оставил ее: чистой, убранной и готовой к его приходу! Он сначала подошел к своей компьютерной станции и все включил. Затем он попросил Томми сойти вниз, взять их закуску и принести наверх в его комнату. Томми ответил, что сделает, и повернулся, чтобы оставить комнату. Вскоре он вернулся нагруженный, с подносом, на котором держал два блюда с сэндвичами, чипсы и маринованные огурцы. Он также принес два больших стакана молока и несколько булочек к ним.
    Когда Томми поставил поддон на рабочий столик, он не увидел Эрика. Он позвал Эрика и услышал его из-за двери справа. Томми подошел к ней, постучал в дверь и вошел внутрь, когда услышал, что Эрик говорит ему войти.
    Томми был поражен! У Эрика была собственная настоящая ванная комната, справа от его комнаты! К тому же с целой ванной! Тряхнув с завистью головой, он увидeл, что Эрик стоит там, одетый только в свою футболку и трусы в красных пятнах. Он заметил, что рубашка Эрика была слегка окровавлена в нижней части. Он увидeл также, что внутренняя поверхность места для сидения "Левис" Эрика тоже была в пятнах. Повернувшись лицом к Томми, Эрик застенчиво сказал ему, что нуждается на несколько минут в его помощи, чтобы перевязать свои раны. Он извинился, что вынужден просить его о таком деле, но надеется, что тот поймет.
    Томми ударил в досаде себе по лбу, заявив Эрику, что тот не должен чувствовать себя плохо, когда просит его помощи. Он также сказал Эрику, что его брат делал для него почти то же, когда он был жестоко выпорот. Его брат говорил ему все, что он делает, каждый шаг. Он знает точно, как помочь Эрику, поэтому никаких волнений! Он двинулся вперед и заглянул в аптечку, но остановился, когда Эрик передал ему то, что он искал. Улыбаясь, он взял это у Эрика и достал остальное, что ему нужно было взять.
    Он колебался перед следующим шагом. Это не стало бы приятным для Эрика, но это был наилучший способ сделать то, что нужно. Решившись, он сказал Эрику принять душ, сначала горячий, а закончить холодным на его зад. Он будет ждать за дверью, когда Эрик закончит, но если ему потребуется помощь, чтобы помыться, он сделает для него и это. Эрик немного побледнел в мыслях о душе, но сказал, что все сделает. Он также попросил Томми помочь ему помыться. Кивнув, Томми помог своему другу вылезти из трусов и футболки, затем перешел к душу.
    Томми только помогал Эрику с его ногами и ступнями, но делал это тщательно. Затем с мрачным выражением на лице Эрик повернулся лицом к стене, оперся на нее и сказал Томми пустить на его зад холодную воду. Томми отрегулировал ее и нацелил струю душа на Эриков все еще чувствительный зад. Эрик задохнулся, когда ледяная холодная вода попала на его задницу, но остался стоять, где был, насмерть сжав перед собой стойку для полотенец. Он стоял так около пяти минут, его глаза зажмурились от боли, и когда Томми закрыл воду, он вздохнул с облегчением. Томми помог Эрику выйти из ванны, затем взял большое банное полотенце и нежно его вытер.
    Едва Эрик обсох, Томми взял тюбик с мазью и сeл на стульчак. Он посмотрел на Эрика и сказал, что легчайшим и наилучшим способом сделать это было бы для Эрика лечь через его колени. Увидев выражение лица своего друга, Томми сказал ему, что знает, какое это создаст ему ощущение, но он не собирается шлепать своего друга, только наложит мазь. Эрик ответил: ладно, он понял, почему это надо делать таким способом. Держа полотенце перед собой, он подошел к Томми и опустился в позицию над коленями Томми. Томми помог ему лечь и начал нежно втирать заживляющую мазь.
    Эрик вздыхал, пока Томми втирал мазь. Вначале было холодно, но затем его зад ощутил тепло. Сказав ему, что закончил, Томми помог Эрику подняться на ноги. Затем он помог Эрику облачиться в новое белье и взять для ношения другую рубашку из шкафа. Потом мальчики навели порядок в ванной комнате, оставив джинсы Эрика в ванне в холодной воде, а его трусы, футболку и рубашку - в раковине, также наполненной холодной водой.
    Одевшийся и чувствующий себя лучше, чем чувствовал в течение последних восьми часов, Эрик перешел к компьютерной станции и отметил свое сообщение. Он сказал Томми взять стул от его кровати и сесть рядом с ним. Томми сделал это и вскоре занял место по правую руку от Эрика.
    Едва отметившись в сервере, Эрик быстро открыл частный канал и изолировал его. Затем он сделал "whois", ища кого-то с псевдонимом "Mavrick1". Взглянув на свои часы, он увидeл, что было назначенное время.
    "Whois" открыл субъекта, которого искал Эрик. Посылая частное сообщение этому субъекту, он написал, что рассчитывает на Томми, как на кодовую фразу, так чтобы Эрик был уверен, что связался с нужным человеком. Эрик получил надлежащий ответ от субъекта и пригласил его в канал, дав ему "Ops", как только он вошел.
    RedBoy: Привет, Mavrick! Замечательно, наконец, встретить тебя!
    Mavrick1: Хорошо, "привет!" тебе обратно, RedBoy! Я не собираюсь спрашивать, как ты добрался до меня, так как думаю, что не хочу знать! Что у тебя на уме, RedBoy?
    RedBoy: У меня здесь есть кое-кто, кому, я думаю, нужно говорить первым, Mavrick1. Мое настоящее имя - Эрик, Эрик Вильямсон. Не сообщай мне свое, пока другой человек не поговорит с тобой. Ладно?
    Mavrick1: Никаких проблем, Эрик. Вводи в действие эту личность!
    Эрик неуклюже встал и сказал Томми сесть за клавиатуру. Томми, теперь полностью смущенный, но взволновавшийся при разговоре "через сеть", начал усаживаться, когда Эрик сказал ему задержаться на секунду, он должен кое-что добавить.
    RedBoy: Mavrick1, будь терпеливым с этой личностью, хорошо? Он не достиг совершенства в печатании на клавиатуре, и может сделать несколько ошибок, ладно?
    Mavrick1: Если это - тот, о ком я думаю, Эрик, я не собираюсь беспокоиться из-за нескольких написанных с ошибками слов, хорошо? Давай его сюда!
    Ухмыляясь от уха до уха, Эрик подтолкнул Томми к стулу. Томми, который умел набирать на клавиатуре, но не очень быстро, сел и начал набирать.
    RedBoy: Привет, Mavrick1! Мое имя - Томми Линдстрем, хороший друг Эрика. Кажется, он полагает, что у нас может быть что-то, о чем нам надо поговорить вместе. Хорошо, я здесь, готовый и признательный за беседу!
    Mavrick1: Это - тот самый Томми Линдстрем, у которого есть родинка внизу левой ягодицы, и который имеет противную склонность разговаривать во сне? Не говоря уже о том, что он иногда мочит постель??? (хихиканье!)
    Руки Томми соскочили с клавиатуры, словно его собирались казнить на электрическом стуле. Его глаза были широко раскрыты, рот его открылся в явном удивлении. Затем он стрельнул взглядом в Эрика и спросил его, действительно ли это его брат, тот, с кем он говорил? Эрик рассмеялся и сказал: "Хорошо, действуй дальше и спроси его, Томми! Он ждет!"
    Mavrick1: Эй! Проснитесь там! Вы думаете, что у меня есть весь день, чтобы просто сидеть здесь, стуча пальцами?
    RedBoy: Марти??? Это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО мой старший брат Марти???
    Mavrick1: Уверен, это младший брат! Проклятие! Я НИКОГДА не думал, что буду говорить с тобой подобным образом! Что ты за черт, мальчик? Что происходит с тобой?
    Эрик, все еще хихикая, хлопнул Томми по плечу, затем оставил двух братьев поговорить наедине. Он пошел в ванную, проверил свою одежду, затем взял другой стул от рабочего столика и закончил с едой. Он взглянул на Томми, который то и дело утирал слезы с глаз. Видя это, Эрик встал, подошел к своему комоду, достал платок и передал его Томми. Томми с благодарностью взял его и вернулся к разговору со своим братом.
    Эрик собирал все тарелки обратно на поднос, когда случайно взглянул на свои часы. Там было 17:45, (5:45 ПОСЛЕ ПОЛУДНЯ. Ред.). Он сообщил Томми время и сказал, что они должны вскоре сойти с линии. Томми кивнул и сообщил Эрику, что его брат хочет поговорить с ним снова. Эрик вернулся на стул и попросил Томми прибрать тарелки, которые они использовали. Томми взял поднос и пошел вниз на кухню, попросив Эрика быть уверенным и еще раз сказав своему брату, что любит его. Эрик кивнул и сказал Томми поспешить, его папа скоро должен быть здесь.
    RedBoy: Хорошо, Марти, могу я назвать тебя так? Или ЛТ было бы более соответствующим? Мы теперь одни. Томми - на кухне, прибирает некоторые вещи, которые мы использовали для перекуса.
    Mavrick1: Эрик, ты можешь называть меня Марти или старшим братом, если хочешь. Я должен сказать тебе, тем не менее, я сожалею, что ты попал в эту беду. Я надеюсь, что твой зад вскоре заживет. Поверь мне, я ЗНАЮ, через что ты прошел!
    RedBoy: (пожимая плечами) Ладно, Марти, это - не твое дело. Я только не смогу дольше терпеть, слушая, как ваш папа пренебрежительно отзывается о моих родителях. Я просто выскажу что-нибудь, или не смогу взглянуть на себя в зеркало.
    Mavrick1: (вздыхая) Я тоже знаю, как это бывает, Эрик. Ладно, неважно, мы cможем поговорить об этом, когда я доберусь туда. Томми уже снова с тобой в комнате?
    RedBoy: Да, он только что вернулся обратно. Ох, твоему папе уже почти время быть здесь. Мы должны поговорить вкратце, ладно?
    Mavrick1: (кивая) Это не потребует много времени. "Энтерпрайза" еще не будет в порту, когда я сообщу Томми. Я буду у капитана и попрошу об отлучке. Она будет предоставлена, и пилот доставит меня на Великие озера. Я арендую самолет и прибуду прямо в аэропорт.
    Mavrick1: Я найму автомобиль оттуда. Я должен буду прибыть завтра около 16:00 по местному времени. Эрик, Томми, вы поняли это?
    RedBoy: Я полагаю, Марти, что Томми потребуется позаимствовать у меня свежие брюки, я думаю, у него просто была катастрофа!
    ...................
    "Эй!", - завопил Эрик. "Это больно, Томми! Я только пошутил! Дура-а-а-а-ак!"
    Mavrick1: Я вроде представляю себе, что могло произойти, Томми! Не бей Эрика снова! Он просто подшучивал насчет тебя, хорошо?
    "Откуда он знает?" - задохнулся Томми. "Он - твой старший брат, Томми", - произнес Эрик смеясь.
    RedBoy: Ладно, Марти. Томми сожалеет, что ударил меня. Итак, ты должен прибыть в город завтра в 4:00 после полудня?
    Mavrick1: Согласен с этим, Эрик. Потом, когда я прибуду сюда, мы разберемся со всем этим - раз и навсегда. Вы, мальчики, помедлите там, ладно? Особенно ты, Эрик. Постарайся сдерживаться в дальнейшем, пока я не прибуду туда, хорошо>? Можешь ли ты сделать это для меня, и ты тоже, Томми?
    Внезапно позвонил дверной звонок, сопровождаемый вскоре громким стуком, затем мистер Линдстрем крикнул им открыть дверь! Эрик сделал гримасу и повернулся обратно к клавиатуре.
    RedBoy: Марти, мы уходим отсюда! Твой папа - здесь, и он не кажется слишком довольным. Придется идти! Удачной посадки!
    Ступай и дай ему войти, Томми, ради Бога, прежде чем он подумает, что мы делаем что-то недопустимое! Иди, сию же минуту! Томми сорвался со стула и пошел вниз.
    Mavrick1: Согласен с этим, Эрик. Понял. Mavrick1 выходит!
    [Mavrick1 выходит по IRC]
    Эрик быстро вышел из программы связи, затем вызвал проект, над которым работал. Он только открыл его, когда мистер Линдстрем вошел в спальню Эрика. Он осмотрелся вокруг в комнате Эрика, взирая на все это с кислым выражением на лице. Он нахмурился, когда смотрел на сложный компьютерный прибор, и затем спросил Эрика, почему он должен был стоять в ожидании за дверью?
    Извиняясь, Эрик медленно встал, говоря, что он был связан с программой и не мог быстро с этим управиться. Он сказал Томми открыть дверь так быстро, как тот только мог. Он снова извинился, заявив, что не намеревался относиться к нему непочтительно. Затем Эрик повернулся обратно к компьютеру и сeл на стул.
    Мистер Линдстрем только отчасти смягчился. Он грубо спросил Эрика, закончил ли тот, с какой бы ерундой он ни работал? Есть повседневные работы, которые надо выполнить до ужина, и у него нет времени, чтобы терять его с ним.
    Эрик удержал себя под контролем, повернулся и улыбнулся мистеру Линдстрему, сказав, что закончил с тем, что мог сделать сейчас. Он приступил к процедуре выключения своей частной системы, затем, выключив все, слез со стула, двигаясь все еще медленно.
    Нетерпеливо постукивая ногами, мистер Линдстрем спросил Эрика, не может ли он двигаться побыстрее, или он должен из любви к нему помочь ему двигаться быстрее? Эрик при этом побледнел, но заставил себя передвигаться быстрее. Он взял свою сумку от Бергмана и двинулся, чтобы сойти вниз и взять свой рюкзак и летную куртку. У двери он был остановлен мистером Линдстремом.
    "Кто дал Вам разрешение ходить по магазинам, молодой человек?", спросил он мрачно.
    Эрик взглянул на сумку, поблагодарив себя, что не забыл вынуть записку от отца. Затем он сказал мистеру Линдстрему, что забыл сообщить ему - его отец подумал, что ему может понадобиться больше вещей, поэтому он снабдил ими Эрика, которому надо было заехать за несколькими вещами к Бергману.
    Мистер Линдстрем взял сумку и посмотрел в нее. Увидев одну вскрытую и одну не распакованную упаковку трусов, он кивнул. Он также заметил бирки Левис. Взглянув на джинсы Эрика, он увидeл, что те были новыми. Тогда он сказал Эрику снять его джинсы, он хотел убедиться, что тот был одет должным образом.
    Не произнося ни слова, Эрик сделал, как ему было сказано. Он расстегнул свои джинсы, спустил их вниз до колен и приподнял свою рубашку, так чтобы мистер Линдстрем без сомнения мог увидеть, что Эрик носит надлежащую пару белых хлопковых трусов. Мистер Линдстрем захватил Эрика рукой и повернул его так, чтобы он мог увидеть заднее место трусов мальчика. Мистер Линдстрем увидeл, что на месте для сидения было несколько влажных пятен, соответствующих нескольким рубцам на его заду. Он грубо сказал Эрику поднять его бриджи обратно, тратится время. Затем он вышел из спальни Эрика, говоря, что они должны лучше двигаться.
    Поездка обратно в дом Томми прошла без происшествий, за исключением редкого ворчания мистера Линдстрема о времени, что они на нее затратили. Прибыв, он сообщил мальчикам, что наемные работники выполнили большую часть работы, но есть все же несколько вещей, которые надо сделать. Он сказал им войти внутрь, убрать их школьные вещи и выйти затем обратно в амбар. Он заявил, что им нет необходимости переодеваться во что-то другое, пригодно и то, что есть на них.
    Чтобы сберечь время, Томми схватил вещи Эрика и сказал ему идти в амбар. Кивнув ему благодарно, тот передал свой рюкзак и повернулся, чтобы идти туда. Когда он вошел в амбар, мистер Линдстрем взглянул на него, потом поискал Томми. Затем он спросил Эрика, где Томми. Эрик ответил, что тот согласился позаботиться о его школьных вещах и сказал Эрику выйти в амбар, он будет там вскоре. Эрик сообщил мистеру Линдстрему, что Томми был заинтересован только в экономии времени, желая скомпенсировать то, во что они уже обошлись ему.
    Мистер Линдстрем кивнул и передал Эрику метлу, сообщив ему, что пол должен быть выметен совершенно чисто. Ему нужен пол без единого пятнышка и ничего по углам, или это означает другую порку для Эрика. Он вернется через некоторое время, чтобы проверить, как тот поработал. Затем он сказал Эрику пошевеливаться, ужин должен быть на столе через полчаса, и оставил амбар.
    Эрик посмотрел на обширное пространство пола, которое он должен очистить, и едва не зарыдал. "Нет способа, которым я могу прибрать этот беспорядок для его удовлетворения", - подумал он про себя. Но помня, что пообещал, он проявил силу воли.
    Он был на три четверти пути к завершению, когда мистер Линдстрем вернулся с Томми. Он кисло посмотрел на пол, поскольку тот был безупречен в любом месте за исключением тех, какие Эрику все еще оставалось сделать. Он подошел к Эрику, который стоял там, стараясь не дрожать от испуга. Мистер Линдстрем заявил Эрику, что тот сделал достаточно, пришло время для ужина. Он может закончить работу утром перед школой. Затем он сказал обоим мальчикам идти в дом и вымыться для ужина. Чтобы помочь им двинуться вперед, он шлепнул их обоих по заднему месту брюк.
    Эрик постарался бы, если бы мог, но оказался не в состоянии сдержать тяжелый вздох и стон, когда его шлепнули по все еще очень чувствительному заду. Он, однако, двинулся вперед, быстро, как мог, ощущая, что заднее место его брюк снова начинает становиться влажным. Он не упустил, однако, звук удовлетворенного смешка мистера Линдстрема, наконец получившего реакцию от Эрика. Эрик опять решил, что никогда впредь не издаст ни единого звука, когда его ударит мистер Линдстрем.
    Пока они мылись, Томми по просьбе Эрика проверил его зад. Томми сказал, что трещина открылась только на одном из рубцов, но он уже перестал кровоточить. На заднем месте джинсов было только небольшое красное пятно, так что они были в хорошем состоянии. Мальчики вошли в кухню, чтобы помочь расставить все для ужина. Эрик улыбнулся миссис Линдстрем, когда добрался до своего стула и увидел на нем подушку. Он не сел, пока не вошел мистер Линдстрем: никто тут не садился, пока он не займет свой стул во главе стола.
    Войдя, он увидeл подушку на стуле Эрика. Он сказал миссис Линдстрем снять эту вещь со стула, в этом доме не должно быть никаких мальчиков-"неженок". Миссис Линдстрем возразила, что подушка должна остаться там, Эрик будет сидеть на ней и есть. "Вы можете быть хозяином на остальной части этой фермы, Джон Линдстрем, и с большими полномочиями, но на этой кухне я являюсь хозяйкой! Теперь, Эрик, садись и ешь. Ты тоже, Томми."
    Мистер Линдстрем не был рад. Он знал свою жену, знал и любил ее всю свою жизнь. Она могла и должна была ставить его на место, когда было необходимо. Зная это, он мог только сердито взирать на Эрика в течение всего ужина. Эрик сосредоточился на еде, отвечая, только когда к нему обращались. Он говорил ровно столько, чтобы ответить на направленный ему вопрос, не более.
    Закончив с едой, он немедленно начал очищать стол и помогать с тарелками. Он даже начал подметать пол, но остановился, когда миссис Линдстрем взяла веник из его рук. Она сказала ему, что он поработал достаточно, почему бы ему не поиграть немного в шашки с Томми, пока не пришло время готовиться к постели?
    Томми ухмыльнулся и вынул шахматную доску и шашки, установив доску на кухонном столе. Мистер Линдстрем ушел из кухни в гостиную, чтобы прочитать свою газету. Они сыграли несколько игр, Эрик постоянно держал в поле зрения свои часы. Когда на них стало 20:15 (8:15 после полудня), он сказал Томми, что им надо заканчивать и готовиться к постели. Взглянув на его часы, Томми рассудительно кивнул, убрал шашки и помог Эрику привести в порядок кухню.
    По пути к комнате Томми мальчики молча прошли через гостиную. Миссис Линдстрем сказала, что они были хорошими мальчиками, пусть подготовятся перед отправкой в кровать. Мистер Линдстрем посмотрел на них с кислым выражением на лице.
    Затем он сообщил мальчикам, что хочет, чтобы они приняли душ и сменили свои бриджи, прежде чем достигнут кровати. Он также будет контролировать их, чтобы убедиться, что они это сделают. Не должно быть никакой возни там, или в эту ночь они пойдут ложиться спать с несколько болезненными задами. Затем он вернулся к чтению газеты, явно игнорируя брошенный ему предупреждающий взгляд жены.
    Теперь Томми был обеспокоен. Все другие случаи, когда его папа старался убедиться, что его мальчики были в душе, происходили, когда тот или другой из них собирался получить порку. Он рассказал Эрику об этом и о том, что надо быть готовыми к чему-нибудь, что скажет им сделать его папа, даже если потребуется принимать душ сообща, а не по отдельности. Эрик кивнул и спросил Томми, что еще они могут сделать, чтобы предотвратить получение порки.
    Томми ответил, что они должны оставить свои трусы на кровати, со сложенной чистой парой рядом с использованными. Кроме того, они должны все убрать или повесить на надлежащее место. Они должны потом сойти вниз к ванной комнате обнаженными, не пытающимися прикрыть себя. К нему пришла мысль: он сказал Эрику идти вперед и начинать раздеваться, он вернется обратно в момент.
    У Эрика было затруднение со снятием туфлей и носков. Наконец, не имея в этом никакой помощи, он сeл на стул. Волна боли стрельнула из его больного заднего места, но он проигнорировал ее, продолжая снимать свои туфли и носки. Когда он готов был вылезти из джинсов, Томми снова медленно прошел в комнату.
    Он посмотрел на Эрика и грустно сказал ему, что его папа сказал им принимать душ вместе. "Что за проблема с этим, Томми?" - спросил Эрик. "Нам приходится делать это в гимнастическом классе, мы можем просто сделать вид, что это - конец урока гимнастики, ладно?"
    Томми, раздевшись, сказал Эрику, что тот не понял, что это означает. Когда Эрик взглянул на своего друга, Томми объяснил, что они не только будут принимать душ вместе, но и должны будут мыть друг друга - в присутствии папы Томми, наблюдающего весь процесс. Бог поможет им обоим, если у любого из них возникнет эрекция, когда они будут намыливать друг друга внизу. Томми закончил снимать свои джинсы, оставшись только в трусах, и сообщил Эрику, что они оба получат порку, если это случится.
    Теперь была очередь Эрика испугаться. Он знал, что у мальчиков их возраста эрекция иногда возникает внезапно, особенно от малейшего натирания гениталий. Черт, это даже случалось с Эриком пару раз, просто от трения его пениса о трусы во время ходьбы. Он знал, что это случалось также и с Томми, наблюдая иногда изменение манеры его ходьбы. Они оба произнесли безмолвные молитвы, чтобы ничего не случилось сегодня вечером, и вылезли из трусов, как раз когда мистер Линдстрем вошел в комнату.
    Мальчики быстро положили свои использованные трусы на кровать рядом с чистыми. Мистер Линдстрем кивнул и пошел проверять остальную часть спальни Томми. Оба мальчика должны хорошенько получить все на месте, пока они под рукой. Он нахмурился на "Левис" Эрика, которые аккуратно висели на стуле позади кровати. Поняв намек, Эрик быстро снял их со стула, пошел к шкафу и повесил их рядом с другими своими брюками. Закрыв двери, он вернулся, чтобы встать рядом с Томми, держа руки по бокам.
    Мистер Линдстрем затем сказал мальчикам идти в ванную комнату и забраться в ванну. Он хотел, чтобы они сделали это за пятнадцать минут. Эрик и Томми вышли из спальни и спустились вниз в холл к ванной комнате. Мистер Линдстрем сопровождал их, его рука все это время мягко похлопывала его бедро. Он сказал мальчикам идти сперва в ванную. Томми, которому нужно было сходить и по-маленькому, и по-большому, пошел первым, и пока он сидел на унитазе, Эрик старался не смотреть. Закончив, Томми подтерся, слез и спустил воду, затем жестом показал Эрику продолжать.
    Эрик нужно было только пописать, но этого не было достаточно для мистера Линдстрема. Он сказал Эрику сесть и сделать все, говоря, что здоровый мальчик его возраста должен определенно нуждаться сейчас в опорожнении его кишок. Эрик улыбнулся мистеру Линдстрему и сказал, что сделал это, когда был в этот день у себя дома. Ему нужно только помочиться, и все.
    Мистер Линдстрем только взглянул на него и сказал ему доставить его попку на стульчак и сделать свое дело, может там также окажется нечто получше. Эрик сел, игнорируя боль в своем заду. Он довольно легко помочился, но просто не должен был делать ничего другого. Утверждение мистера Линдстрема, ожидающего, что Эрик выполнит приказание подобно некоему дрессированному животному, не помогало также.
    Наконец, после большого напряжения, он почувствовал движение в своих кишках, и испустил вздох облегчения, когда ощутил, что кал проходит в унитаз. Он подтерся и слез со стульчака, чтобы позволить мистеру Линдстрему увидеть, что он сделал. Мистер Линдстрем заглянул в унитаз, понюхал, затем смыл это. Потом он посмотрел на стоящих мальчиков и сказал им нести их зады в ванну! У них осталось только десять минут!
    Теперь для Томми и Эрика настало действительно суровое испытание. Они включили чуть теплую воду, надеясь предотвратить любые реакции, пока они будут мыть пах друг другу. Мистер Линдстрем подошел и включил водный нагреватель, говоря, что мальчики не смогут по-настоящему очиститься, если вода не будет достаточно теплой. Затем он сeл на стульчак, наблюдая, как мальчики намыливают друг друга. Милостью Божьей, ни у кого из мальчиков не возникла эрекция, когда каждый из них мыл пах другому, что весьма разочаровало мистера Линдстрема.
    Когда пришло время для Томми мыть зад Эрику, он был очень нежен с полузажившими ранами. Мистер Линдстрем сказал Томми тереть зад Эрика по-настоящему, он очень сильно в этом нуждается! Когда Томми попытался протестовать, умоляя своего папу не заставлять его делать это, зад Эрика чистый, мистер Линдстрем сорвался со стульчака. Он протянул руку и схватил Томми, повернул его кругом, нагнул и дал десять резких шлепков по его мокрому заду. Потом он вновь повернул Томми кругом, сказав ему делать, как он говорит, или в следующий раз будет ремень.
    С печальным выражением на лице, Томми сказал Эрику, что сожалеет, но должен сделать это. Эрик едва кивнул, повернулся лицом к стене и выпятил свой зад в направлении Томми.
    Томми схватил мочалку и начал по-настоящему тереть Эриков зад. Сила его натирания, соединенная с температурой воды, размягчила струпья на заду Эрика. Они оторвались, подвергая нежную плоть едкому щелочному мылу, которое им приходилось использовать. Эрик стиснул зубы от боли, взрывающейся в его заду, но не издал ни звука. Наконец Томми, со слезами на глазах и в голосе, сообщил своему папе, что он не может сделать это сколько-нибудь чище по причине крови, выступающей из рубцов.
    Мистер Линдстрем кивнул, затем сказал Томми выйти из ванны и вытереть себя. Он сказал Эрику оставаться в позиции, в которой тот находился, и повернул водный регулировщик на чистый холод. Эрику захотелось завопить, завопить во все его легкие от боли. Все его тело было разрушено дрожью, старанием сдержать животные вопли на выходе из его рта. Спустя пять минут мистер Линдстрем выключил воду и приказал Эрику выйти из ванны.
    Эрик вышел, все еще дрожа как от холода, так и от боли, которую он почувствовал снова. Мистер Линдстрем заглянул в аптечку, немного поискал, затем появился с небольшим флаконом в руке. Глядя на него с удовлетворением, он сeл на стульчак, захватил полотенце и положил его на свое колено. Затем он протянул руку к Эрику, схватил его и уложил мальчика себе на колени. Он приказал Эрику не двигаться, или это причинит еще большую боль. Затем он открыл флакон с этикеткой "Настойка йода", вытащил верхушку со стеклянной пробкой и приложил ее к открытым ранкам Эрика.
    Эрик яростным толчком попытался встать с колена мистера Линдстрема при первом соприкосновении с йодом. Мистер Линдстрем схватил его за тыльную сторону шеи, принуждая лечь обратно в позицию, потом зажал Эриковы ноги своими. Затем он медленно, методично начал смазывать зад Эрика йодом, игнорируя теперь отчаянные движения мальчика.
    Для Томми этого было достаточно. Может быть это произошло из-за его разговора с братом в этот день, может быть просто из-за того, что он достаточно претерпел от рук своего папы. Обернув полотенце вокруг талии, он рванулся из ванной комнаты, чтобы спуститься вниз к своей матери. Его папа кричал ему вернуться в ванную, но на этот раз Томми не подчинился.
    На звуки крика миссис Линдстрем: "Он делает - ЧТО??!!!!!!", возникшие затем на лестнице, ведущей к ванной комнате, мистер Линдстрем небрежно повернул Эрика и поставил его на ноги.
    Он спокойно установил пробку обратно во флакон, положил его назад в аптечку и направил обоих мальчиков в их спальню. Миссис Линдстрем тотчас же подошла к Эрику, стараясь в это же время проверить его. Когда мистер Линдстрем сказал ей оставить мальчика одного, она стрельнула в него суровым взглядом и ответила, что этот мальчик имел достаточно. Она берет в дальнейшем дело на себя, кроме того, она ничего не будет слушать!
    В продолжение всего этого Эрик ничего не сказал, не двинул и мускулом, только стоял там с пустым взглядом на лице - он был в глубоком шоке. Миссис Линдстрем подняла его на руки и понесла мальчика обратно в спальню. Она кончила вытирать его, затем положила в кровать обнаженным, как он был, уложив на живот. Затем она прикрыла его зад полотенцем, как временным покрывалом. Она должна вернуться, чтобы позаботиться о нем должным образом, после того, как у нее будет несколько слов с ее мужем!
    Эрик все еще не произнес ни слова. Единственной вещью, которую они наблюдали, были слезы, медленно вытекающие из его глаз. Затем они увидeли, как Эрик засунул большой палец правой руки в свой рот, в точности, как если бы он был маленьким ребенком. Он запер себя глубоко в своих воспоминаниях: месте, где не было никакой боли, никакой порки - никакого йода. Оно было теплым, уютным, успокаивающим. Он поклялся, что никогда не оставит его, независимо ни от чего!
    Мистер Линдстрем был равнодушен к состоянию Эрика. Он только сказал, что Эрик - мальчик, он молод, он будет утром в хорошем состоянии. Затем он повернулся и оставил комнату, возвращаясь вниз.
    Миссис Линдстрем не могла поверить, что это ее муж произнес такие слова. Насколько она была обеспокоена, настолько это было далеко от него. Она собиралась оставить комнату, когда обратила внимание, что Эрик начал дрожать. Она взглянула на Томми, бывшего теперь в чистых трусах, и сказала ему идти в постель с Эриком.
    Кивнув, Томми сделал, как сказала ему мать. Когда он оказался в кровати, причем так близко к Эрику, как только было возможно, миссис Линдстрем укрыла их и подоткнула одеяло вокруг. Потом она сказала Томми позаботиться об Эрике, пока она не вернется. Затем, приласкав в заключение обоих мальчиков, она покинула комнату, закрыв за собой дверь.
    Томми свысока посмотрел на Эрика. Он не мог разглядеть никакого признака того Эрика, которого он знал, только этого маленького мальчика с большим пальцем, крепко заткнутым в его рот. Томми был подавлен с ощущением печали, гнева и сострадания к Эрику. Он бессознательно стал подражать действиям своего старшего брата. Он переместился ближе к Эрику, обнял его руками и начал гладить его волосы, мягко говоря ему что-то.
    Эрик оказал сопротивление, чем удивил Томми. Его глаза расширились, затем он положил другую свою руку прямо на грудь Томми и попытался оттолкнуть его прочь. Обнаружив, что не может оттолкнуть Томми, он обмяк. Потом он начал подвигаться ближе к Томми, пока они не соприкоснулись лицом к лицу. Тогда Эрик поместил свою голову под подбородок Томми и обхватил рукой его талию.
    Томми просто лежал там, не чувствуя ничего кроме боли и огорчения тем, что произошло с его другом. Все еще поглаживая густые рыжие волосы Эрика, он продолжал разговаривать с Эриком, давая ему возможность понять, что он в безопасности, что ничего больше с ним не случится. Вся сила воспоминаний, которые были давно им похоронены, ударила Томми, заставила его желать только держать Эрика поближе к себе - точно так же, как делал прежде его брат.
    Внезапно Томми взглянул на своего друга. Он почувствовал нечто на передней стороне своих трусов, тогда он поднял голову, чтобы внимательно приглядеться к лицу своего друга. Глаза Эрика были все еще широко раскрыты, зрачки совершенно расширены, большой палец все еще был спрятан у него во рту. Затем Томми ощутил, что это "нечто" снова вонзается в переднюю сторону его трусов, и почувствовал, что Эрик напротив него начинает двигаться.
    Это было слишком для Томми, чтобы выдержать. Он также вспомнил, что одно время делал почти то же со своим братом. Он не ощутил раздражения на Эрика, только волну жалости. Эрик теперь неистово работал своим полностью эрегированным пенисом напротив передней стороны трусов Томми. Томми едва удерживал его, говоря, что все хорошо, он понимает: Эрик не является испорченным мальчиком.
    Давление на промежность Томми навязало ему эрекцию тоже. Он хотел привести себя в порядок, но с зажавшим его так плотно Эриком на это не было никакого шанса. Пенис Эрика был поднят, толкался в промежность его трусов и причинял Томми некоторую боль. Томми перенес боль, затем, с финальным толчком Эрика, он почувствовал, что не только передняя сторона его трусов стала мокрой, но Эрик также прошел в промежность его трусов.
    Томми услышал от Эрика вздох облегчения, но когда взглянул на него, то заметил, что глаза его друга были в том же состоянии, когда у того начиналось половое возбуждение. Томми пытался понять, что делать, когда послышался стук в дверь. Его голова подпрыгнула вверх в опасении, затем он расслабился, так как стучать должна была только его мать.
    Когда Томми сказал ей, что она может войти, он попытался понять, как объяснить свою и Эрика сырость. Она увидeла напряженность в теле Томми, затем, с выражением понимания, кивнула и крепко закрыла дверь за собой.
    Она подошла к кровати, держа в руках таз с водой и другие предметы для лечения Эрика. Затем мать взглянула на Томми, спросив его, не произошло ли несчастье с Эриком. Томми кивнул, но повесил голову, когда сообщил ей, что когда Эрик кончил, сам он одновременно сделал то же в свои трусы. Он сказал, что сожалеет, он не мог при этом оказать помощи, а Эрик был не в состоянии быть поосторожнее.
    Миссис Линдстрем только похлопала своего сына по плечу, сказав ему, что все хорошо. Она сказала, что так случается иногда в подобных ситуациях, и не надо об этом беспокоиться. Затем она сказала Томми покинуть кровать, привести себя в порядок и переодеться в свежую пару трусов. Томми стрельнул в нее испуганным взглядом, опасаясь идти в ванную комнату, чтобы почистить себя. Этот взгляд тоже говорил так много! Он сказал своей матери, что если бы папа поймал его в трусах, мокрых как эти, он убил бы его!
    Она вынуждена была согласиться со своим сыном. Она без слов передала ему мокрую тряпку и повернулась спиной, чтобы предоставить своему сыну некоторую секретность. Томми с благодарностью взял ткань и вылез из своих пропитанных спермой трусов. Быстро протерев свою промежность и ноги, он взял полотенце, вытерся и надел новую пару трусов.
    Позаботившись о Томми, миссис Линдстрем стала заботиться об Эрике. Вдвоем они привели Эрика в порядок и сменили постельное белье. Эрика затем уложили обратно в кровать; он немедленно прижался поближе к Томми, когда тот вернулся в кровать к нему. Он продолжал лежать на животе, хотя и не совершал движений, чтобы повторить то, что сделал немного времени тому назад.
    Томми и миссис Линдстрем просидeли с Эриком следующие несколько часов. Они разговаривали с ним, поглаживали его волосы, потирали его плечи. Где-то в течение ночи Эрик глубоко вздохнул, затем полностью расслабился. Когда Томми проверил, то увидeл, что глаза его друга были теперь закрыты, большой палец выпал из его рта. Его дыхание стало глубоким, и даже появились все нормальные признаки человека в глубоком, естественном сне. Даже робкая улыбка возникла на его губах, когда он спал.
    Когда это произошло, миссис Линдстрем выдохнула молитву благодарения. Томми пытливо взглянул на нее, и ему было сказано, что кризис теперь прошел. Эрик будет спать нормально и восстановит себя прежнего.
    Встав, чтобы покинуть комнату, она сказала Томми не упоминать о том, что Эрик сделал и заставил сделать его. Если Эрик упомянет это, Томми должен сказать ему, что это не было его виной; она уверена - он поверит, что не было его вины сделать так, как он.
    Томми кивнул в полном понимании. Он был тверд в намерении дать возможность своему другу понять, что тот не обезумел тогда, когда он это делал. Определившись с этим, Томми вскоре крепко заснул.
    Где-то в северной Атлантике, "У.С.С. Энтерпрайз" [CVN 68] двигался на ветер, готовясь запустить один из своих самолетов.
    Под палубой, Мартин T. Линдстрем, лейтенант (O-3), USN, наводил заключительные штрихи на своем летном снаряжении. Закончив с этим, он не смог избежать озабоченности всем, что произошло в его доме. Он был в ужасном опасении, что может случиться с Эриком, а также с его младшим братом Томми. С мрачным выражением на лице, он прикрепил последнюю пряжку, захватил свою полетную экипировку и шлем и прошел вверх на полетную палубу.
    Он был встречен его другом и диспетчером, капитан-лейтенантом Марком Робинсоном. Это был его парень, с которым они будут лететь на военно-морскую базу на Великих озерах. Он только что завершил предполетную проверку и кивнул палубной команде переместить самолет на стартовую позицию, когда Марти поднялся на палубу. Он ухмыльнулся ему, затем подошел и проверил Марти и его летательный прибор. Все было в порядке.
    Марк сказал Марти, что надеется: с его младшим братом и другом оного все обернется хорошо. Марти вздохнул и хлопнул своего друга по плечу, благодаря его за добрые пожелания. Они были уже готовы подняться на борт самолета F-14 "Томкэт", когда услышали знакомый голос, зовущий их. Спустившись вниз, они увидeли капитана Джоргенсона, "главного воздушного начальника", идущего к ним с телеграфным сообщением в руке.
    Джоргенсон передал телеграмму Марку, сообщив, что она только что пришла по каналам электронной почты. Поблагодарив его за доставку, Марти прочел ее. Закончив, он скомкал ее в кулаке, тень прошла по его лицу. Джоргенсон взглянул на него и дружеским голосом спросил, хорошей ли все-таки идеей было приезжать самому, вместо того, чтобы позволить властям урегулировать ситуацию.
    С решительным выражением на лице, Марти посмотрел на Джоргенсона и ответил, что для него было бы лучшим держать ситуацию в руках. Он поблагодарил его снова и затем отдал честь капитану, попросив разрешения покинуть судно. Отдав честь в ответ, Джоргенсон дал ему разрешение. Оба авиатора поднялись по трапу и уселись в большом самолете.
    Двигатели стартовали, передние огни прорезали темную ночь, самолет вырулил на исходную позицию. Оба мужчины повернулись как один, отдали честь и показали для палубной команды жест "большой палец вверх". С ревом, что потряс тихую ночь, самолет взлетел на полной скорости. Вскоре даже свет их двигателей затерялся в темной безлунной ночи.
    Марти, наконец-то, был на своем пути.
    Что-то подтолкнуло Томми. Он сразу пробудился. Это был Эрик, спрашивающий его сонливо, не мог бы Томми выпустить его из удушающего захвата, которым тот его держит, пожалуйста? С криком радости Томми посмотрел на своего друга, убеждаясь, что тот был полностью в себе.
    Эрик, со своей стороны, фактически не помнил предыдущую ночь с момента, как он был взят через колени мистера Линдстрема. Он был все еще слаб, его зад по-прежнему был в огне, но по крайней мере больше не кровоточил. Он был все еще обнажен под простынями и по-прежнему находился совсем близко к Томми. Он начал вставать с возникшим на лице обеспокоенным выражением. Повернувшись к Томми, он спросил, не делал ли он ЧЕГО-НИБУДЬ с Томми в течение ночи?
    Поскольку именно Эрик завел разговор на эту тему, Томми рассказал ему, что случилось. Он также подчеркнул Эрику, обхватив его за плечи, что это не было его виной! Это просто случилось, и это - все. Томми тряс Эрика, стараясь убедить в том, что он его не ненавидит и понимает тоже не меньше него! Он просил Эрика поверить ему и не чувствовать также уныния или злости.
    Эрик все еще лежал на животе, в стыде от того, что ему было сказано, он упрятал свою голову в подушку. Он неистово покраснел, волны стыда и отвращения проходили по его тонкому телу. Он не мог поверить, что сделал это, но память теперь полностью вернулась к нему, и ее нельзя было отвергнуть.
    Томми, с другой стороны, начал сердиться на Эрика. Он потянул голову Эрика вверх, принуждая друга взглянуть на него. Затем он сказал Эрику, что если тот не прекратит немедленно этот вздор, он будет... он будет... хорошо, он отшлепает Эрика сам!
    Свирепое выражение на лице Томми, наконец, убедило Эрика. С признаком радости он ответил Томми, что не считает, что ему нужно другое шлепанье, по крайней мере не сейчас. Затем он крепко схватил руку Томми и слабым, переполненным эмоциями голосом поблагодарил за то, что тот не чувствует по отношению к нему ничего плохого.
    Томми только и сказал ему забыть это. Затем он вылез из кровати и пошел в ванную комнату. Когда Томми возвратился, Эрик попросил его подать ему руку, чтобы выбраться из кровати и пройти в ванную. Томми кивнул и помог ему покинуть кровать. Он облачил Эрика в пару трусов, Эрик шипел, когда хлопок тер его зад. Они сумели достичь ванной без происшествий с Эриком.
    Вернувшись в спальню, Томми помог Эрику одеться. Эрик потрогал свой зад и попросил Томми вынуть вторую пару трусов. Томми кивнул, достал трусы и натянул их на первую пару. Было трудно напялить его джинсы, но, с помощью Томми, он вскоре надел их, а также свои туфли, носки и остальное в надлежащем порядке.
    Они собирались идти вниз на завтрак, когда миссис Линдстрем вошла в комнату. Она стрельнула в Эрика строгим взглядом и спросила его: что он предполагает делать? Он должен раздеться и вернуться в постель без промедления! Эрик снова умолял ее, и тогда, неохотно, она уступила требованию мальчика. Но сначала она собиралась добиться несколько большего, чем по рабски тереть его зад.
    Когда помощь была оказана, Эрику помогли встать, достать его джинсы и спрятанную рубашку и снова положить на место. Миссис Линдстрем сопровождала их вниз до кухни. Когда им на стол выставили еду, на кухню пришел мистер Линдстрем.
    Сердито посмотрев на мальчиков и проворчав, что им не следует быть одетыми за завтраком подобным образом, он сел и прочел молитву.
    Мальчики второпях доели свой завтрак, стремясь убраться отсюда. Они закончили, сложили свои тарелки в раковину и собирались помочь с остальными, когда услышали автобус. Миссис Линдстрем передала мальчикам их ленч, дала обоим поцелуй и объятие и помогла им удрать за дверь.
    Военно-морская база на Великих озерах - 05:30.
    Когда Марти вышел из самолета, он пожал руки Марку, благодаря его за плавный полет. Марк сказал ему только идти отсюда к черту, он будет ждать, чтобы вернуть его на корабль.
    Добравшись до ангара аэроклуба, он подписался на "Сессну". Он не менял свое летное снаряжение, просто прошел немедленно в офис. Он закончил регистрировать свой полетный план в аэродромной службе и сделал предполетную подготовку на "Сессне". Когда все было в порядке, он поспешил вниз для быстрого телефонного звонка на номер в Иллинойсе. Кратко поговорив с субъектом на другом конце, он кивнул и отключил телефон.
    С мрачным выражением на лице, Марти забрался на борт "Сессны". Разогнав двигатели, он вскоре вырулил на взлетную полосу. Когда услуги аэродромной службы были завершены, он получил разрешение на взлет, сопровождаемое неофициальным пожеланием удачи и свободного полета.
    Направляя "Сессну" до конца взлетной полосы, Марти вскоре оторвался от земли. Повернув на запад, он сделал свой первый векторный поворот, что должен был привести его в воздушное пространство Миннесоты. Мрачное выражение не покидало его лица.
    Когда они прибыли в школу, Эрик обнаружил, что должен немедленно явиться в кабинет мистера Эриксона. Взглянув на Томми, он хлопнул своего друга по плечу и удалился в данный кабинет. По прибытии он даже не был остановлен секретаршей, она только показала ему жестом идти прямо туда. Поблагодарив ее, он с некоторой нервозностью открыл дверь и проскользнул в кабинет.
    Мистер Эриксон тяжело вздохнул, увидев состояние Эрика. Он обошел вокруг стола и провел Эрика на большой кожаный диван в правой части кабинета. Там было два обтянутых кожей стула, а также кофейный столик. Мистер Эриксон отодвинул с дороги столик, снял рюкзак Эрика с его плеча и уложил мальчика на диване на живот. Видя, что тому удобно, он пробормотал, что это зашло слишком далеко. Он начал подниматься с потемневшим лицом, когда Эрик схватил его руку, заставив остановиться. Он сел обратно с озабоченным выражением на лице.
    Эрик взглянул на него и сказал решительным тихим голосом, что это - не беда. План работает. В любом случае, субъект, с которым он связался, должен быть здесь в 16:00 по местному времени. Когда Эрик собрался объяснить, мистер Эриксон кивнул, сказав, что он знает о военном времени. Затем мистер Эриксон спросил, как с ним, нуждается ли его зад в заботе.
    Благодарно кивнув мистеру Эриксону, Эрик ответил, что миссис Линдстрем уже позаботилась об этом. Мистер Эриксон мягко положил свою руку на заднее место джинсов Эрика. Не ощутив никакой сырости, он похлопал Эрика по плечу и пошел к своему столу.
    Активировав селектор, он попросил свою секретаршу доставить Томми Линдстрема в его кабинет, пожалуйста. Не вызывая его самого, пошлите за ним кого-нибудь. Секретарша собиралась ответить, когда послышался краткий стук в его двери, сопровождаемый их открыванием. Когда мистер Эриксон выпрямился, то увидeл, что это был, действительно, Томми Линдстрем, но вместе с ним был сам декан.
    Джеффри Эдвард Мэстерсон был деканом школы в течение почти 30 лет. В свое время он видeл многое, слышал многое, испытал многое. История, которую довел до него Томми, была наиболее шокирующей из тех, что он слышал в своей жизни. Он медленно впадал в гнев, но в таком случае он мог быть ужасным противником. Он собирался докопаться до сути дела, независимо ни от чего!
    Все они расселись около Эрика, который все еще лежал на диване. В присутствии всех декан, наконец, услыхал всю историю. Он не удержался поглядывать на Эрика каждые несколько минут, дивясь храбрости и решительности мальчика. Его сердце было почти разбито, когда ему описали раны Эрика, даже фото, предоставленные мистером Эриксоном, не могли сравниться с тем, что, по его воображению, было под задним местом джинсов мальчика. Гнев бурлил у него внутри: через что до нынешнего момента прошли эти прекрасные мальчики. Он более чем определился, что мистер Линдстрем должен за это заплатить - и заплатить дорого.
    Эрик, расстроенный от этих предположений, ударил кулаком в кожаную подушку и закричал: "Нет, проклятие! Это - не то, что нужно мистеру Линдстрему! Тюрьма не принесет ему ничего хорошего, ему нужна другая помощь!" Глядя в лицо декана Мэстерсона, он поклялся ему, что будет лежать на этом месте, если необходимо, даже если кто-нибудь еще ударит его! Эрик заявил, что ему наплевать на то, что случится с ним самим, он НЕ СТАНЕТ ответственным за распад семьи Линдстремов. После этой речи он спрятал свое лицо в подушку, тихо плача.
    Сказать, что все трое были поражены заявлением Эрика, было бы преуменьшением столетия. Томми опустился на колени сбоку от Эрика и прошептал: "Спасибо, Эрик, но я должен, наконец, сказать. Что случилось с тобой, происходило с моим старшим братом и со мной тоже. Это заставило его покинуть наш дом, теперь, наконец, время, чтобы все это прекратить." Затем он крепко обхватил плечо Эрика, говоря, что хочет, чтобы Эрик тоже был его "настоящим" братом.
    Живая картина была разрушена секретаршей, вошедшей в кабинет. В руках у нее были два сообщения по факсу. Она без слов передала их мистеру Эриксону и оставила кабинет.
    Мистер Эриксон прочел факсы и передал их декану Мэстерсону. Прочитав их, тот кивнул мистеру Эриксону. Мистер Эриксон сел на кофейный столик и зачитал сообщения мальчикам. Эрик и Томми взглянули на мистера Эриксона с любопытством на лицах. Держа первое сообщение, мистер Эриксон сказал им, что мать и отец Эрика должны быть дома рано. Они предполагают прибыть в Кидервилльский аэропорт в 7:00 после полудня. Затем, глядя на Томми, он взял второе. Он сказал им, что это - полетное сообщение, извещающее, что лейтенант Марти Линдстрем надеется прибыть в Кидервилльский аэропорт не позднее 6:30 после полудня. Он был направлен в другое место из-за урагана.
    Эрик испустил вздох облегчения, его плечи затряслись в бесшумных всхлипах радости. Томми только сел обратно, возбужденный и обеспокоенный в одно и то же время. Он, наконец, увидит своего старшего брата! Улыбка на его лице увяла, когда он увидeл Эрика, плачущего на диване. Он оказался у него сбоку, с возрастающим сочувствием объясняя другу, что будет дальше. Он никогда снова не ощутит такой боли.
    Эрик поднял голову с застенчивой улыбкой на лице. Он схватил руку Томми, говоря, что остальная часть плана должна сработать именно теперь! Не существует обстоятельств, при которых план мог бы не достичь цели! Он пытался вытереть свое лицо рукавом, когда мистер Эриксон остановил его со строгим выражением на лице. Передав мальчику свой платок, он позволил ему привести лицо в порядок.
    Во время этой процедуры к Эрику пришла мысль. Он вспомнил свой тон и язык, который он использовал в разговоре с мистером Эриксоном и деканом Мэстерсоном. Он взглянул на них и извинился за свой грубый язык и другие действия. Он также сказал им, что понимает - он сделал нечто, заслуживающее порки, но не могли бы они, пожалуйста, подождать, пока его зад не заживет? Тогда он явится для своего наказания, хорошо?
    Декан Мэстерсон посмотрел на Эрика, сначала с благоговением, затем с состраданием. Он взглянул на мистера Эриксона и произнес с растущим душевным волнением в голосе, что никогда не слыхал ничего похожего на то, что услышал от Эрика. "Кем является мальчик, говорящий об этом, мистер Эриксон? У Вас есть какие-нибудь мысли?" Мистер Эриксон рассмеялся, затем сказал, что также не имеет представления. Должно быть, мальчик слышал нечто подобное где-нибудь еще. Затем мистер Эриксон строго взглянул на Эрика. Он сказал ему, что обычно такие действия заслуживают 12-ти шлепков через трусы. Поскольку Эрик никогда не делал ничего подобного, нет и причины беспокоиться об этом. Такого никогда не случалось.
    У Эрика не было ощущения, что это правильно. Он был воспитан так, что верил: если ты сделал что-то неправильно, ты расплатишься за это. Он собирался высказать это, когда Томми ему рот рукой и заявил, что Эрик понял и говорит вам спасибо. Затем он заставил Эрика кивнуть головой и ухмыльнулся ему. Оттолкнув руку Томми прочь, Эрик сказал ему, что не пришлось бы вырвать все волосы с его головы!
    Это заставило двух мужчин засмеяться, вскоре мальчики присоединились к ним. Затем мистер Эриксон остановился, взглянул на свои часы и поинтересовался, что они могли бы делать с Эриком, пока его родители не >прибыли. Эрик ответил, что нет вопроса, он собирается идти на уроки. Однако, попытавшись встать, он испустил от боли небольшой стон и опустился обратно на диван.
    Что же это делается, молодой человек, сказал сурово мистер Эриксон. Взглянув на декана Мэстерсона, который кивнул в согласии, мистер Эриксон вызвал лазарет и попросил, чтобы подошли несколько санитаров и взяли Эрика. Эрик начал возражать, что он только немного болен. Как только он встанет и двинется снова, с ним все будет хорошо. Нет нужды в беспокойстве.
    Декан Мэстерсон взглядом пригвоздил его к дивану и заявил, что у него нет выбора. В противном случае, они могут вспомнить то, что слышали, и предпринять соответствующие действия. Побледнев, Эрик произнес: "Да, сэр. Все, что Вы скажете, сэр." Но они должны пообещать Эрику одну вещь. Ему должно быть позволено находиться здесь, когда дойдет до заключительной части плана. В этом Эрик был тверд: ничто не могло заставить его изменить решение. Оба мужчины неохотно согласились.
    Томми встал, захватил свой рюкзак и спросил мистера Эриксона, не мог бы он получить записку для его следующего урока. Мистер Эриксон качнул головой, сказав, что хочет, чтобы Томми оставался рядом с Эриком оставшуюся часть дня. Оба мальчика начали возражать, что в этом нет необходимости, но остановились, когда декан Мэстерсон поднял палец. Они повесили головы и пробормотали: "Да, сэр".
    Санитары прибыли с носилками. Они пытливо переводили взгляд от Эрика на декана Мэстерсона и мистера Эриксона, но удовлетворились, когда им было сказано, что декан осведомлен о всей ситуации. Они осторожно подняли Эрика на носилки точно в том положении, в каком обнаружили его, когда прибыли. При прикреплении Эрика ремнями к носилкам, мистер Эриксон остановил их, когда они попытались застегнуть пряжку ремня, который проходил над задним местом джинсов Эрика. Он сказал им идти именно в том виде, в каком есть. Молча кивнув, они покинули кабинет мистера Эриксона с Эриком и Томми.
    Эрика уложили в кровать в лазарете. Они проверили его жизненно важные органы, заглянули в его медицинскую карточку, затем дежурный врач сделал ему укол - не в зад, конечно. Вскоре Эрик задремал. Пока он спал, они сняли его одежду и уложили мальчика под простынями.
    Доктор разбушевался, когда увидeл состояние ягодиц Эрика! После изгнания Томми из комнаты он приступил к работе над пациентом. Доктор продолжал сердито ворчать про себя, осторожно обрабатывая раны. Он был рад, что наихудшее, что он должен сделать - это прикрепить стерильные бинты, чтобы держать раны закрытыми. Затем, применив мазь Бэкитрэкин, он взял две большие прокладки и поместил их на ягодицы Эрика. Процедура завершилась, вернулись парни-санитары и укрыли мальчика одеялом. Сняв зубами свои перчатки, доктор с отвращением бросил их в чашу и вылетел из комнаты Эрика. Он увидeл ожидающего Томми и сказал ему, что тот может вернуться в комнату и оставаться со своим другом.
    Едва вернувшись в свой кабинет, доктор вызвал мистера Эриксона и высказал ему, что именно он думает о человеке, который мог нанести такие повреждения юному мальчику! Нормальное шлепание по заднему месту брюк мальчика - да, это он мог бы понять! С этим у него не было проблем! Но, это! Это... это... хорошо, его суд вышел за пределы! Выпустив пар, он внимательно выслушал собеседника, затем, с огорченным выражением на лице, отключил телефон. Минуту он посидeл в задумчивости, затем приступил к отчету, который требовался подобных случаях.
    Когда Эрик проснулся, первое, что он увидeл, был Томми, сидящий на стуле рядом с его кроватью и крепко спящий. Он тихо рассмеялся и тут понял, что его зад больше не болит! Удивленный, он позволил своей руке пробежать по ягодицам, нащупав покрывающие их большие прокладки. Со вздохом облегчения, он вернул свою левую руку обратно на бок. Он обратил внимание на часы и замер, пристально глядя на них. Затем он вскрикнул: "ОХ, ДЕРЬМО!!!" Это разбудило Томми, бормочущего: "Что, что??? В чем дело, Эрик, тебе больно???"
    Вместо того, чтобы отвечать на вопросы, тот потребовал свою одежду быстро! Нет времени, чтобы его терять. Когда Томми не сделал никаких движений, Эрик вылез из кровати, прохромал к шкафу, вытащил свою одежду и начал одеваться. В волнении он надел только одну пару трусов, свои "Левис" и затем сел, не представляя себе, как надеть носки и туфли. Томми бросился помочь ему, но по пути его остановили. Взамен он вынул из шкафа футболку и рубашку. Передав их Эрику, который протиснулся в них, он встал перед Эриком и потребовал, чтобы ему сказали, какого именно черта надо было собираться?
    Эрик в раздражении показал на часы и закричал: "Время, Томми, взгляни на это проклятое время!" Томми посмотрел на часы и побледнел. Он все понял. Он быстро помог своему другу закончить с одеванием, затем они схватили прочие свои вещи и покинули комнату. Они были почти у входа, когда их остановил мистер Эриксон. Он спросил мальчиков, куда, по их мнению, они собрались?
    Обернувшись назад и переместив свой рюкзак на плечо, Эрик быстро объяснил мистеру Эриксону ситуацию. Они почти опоздали! Если их не окажется в доме Эрика, когда прибудет мистер Линдстрем, весь план будет разрушен! У них есть только сорок пять минут, чтобы добраться туда! Они должны ехать немедленно!
    Мистер Эриксон кивнул и жестом показал мальчикам следовать за ним. Они пошли и вскоре оказались у его автомобиля. Сказав им забираться, он стронул автомобиль и поехал к дому Эрика. Во время езды он достал свой сотовый телефон, вызвал декана Мэстерсона и объяснил ситуацию. Закончив, он поместил телефон обратно в люльку и сосредоточился на езде.
    Остановившись у дома Эрика, он снова сказал мальчикам быть осторожными. Мальчики поблагодарили мистера Эриксона, вышли из автомобиля и вошли в дом. Качнув головой, мистер Эриксон установил автомобильное сцепление и уехал.
    На что они не обратили внимания, так это на автомобиль мистера Линдстрема, припаркованный на противоположной от дома Эрика стороне улицы. Тот увидeл их прибытие с одним из учителей, но не слышал, что они говорили. Он был любознателен и, кроме того, сердит, что эти проклятые мальчишки должны беспокоить учителя подобной поездкой! Он, наконец, подумал, что они, по-видимому, сделали в школе что-то дурное, что-то, за чт>о они должны быть наказаны. Со зловещей улыбкой на лице он думал, что должен вытащить это из них, когда они доберутся до дома!
    Мальчики достигли комнаты Эрика со вздохом облегчения. Они бросили свои куртки и рюкзаки на кровать Эрика, затем Эрик поспешно запустил компьютер. Когда все было готово для работы, Эрик сказал Томми спуститься вниз и отпереть дверь, так чтобы он мог просто крикнуть мистеру Линдстрему зайти в дом. Томми вылетел из дверей вниз по лестнице и отпер входную дверь. В этот момент он увидeл автомобиль своего папы, все еще припаркованный на другой стороне улицы. В приступе страха он помчался наверх обратно в комнату Эрика.
    Эрик поднял глаза на Томми, когда тот влетел снова в комнату. Когда Томми рассказал ему, что он видeл, Эрик побледнел. Затем, ударом пальцев, он ввел свою компьютерную программу. Он сделал быстрый факс и послал по нужному адресу. С подтверждением доставки Эрик быстро вышел из программы и вернулся к своей работе. Мальчики все же остановились, когда услышали решительный стук в переднюю дверь. Эрик жестом показал Томми идти и открыть дверь. Томми сделал это, вернувшись вскоре со зловеще улыбающимся мистером Линдстремом.
    Быстрыми привычными движениями Эрик сбросил свою систему. Потом, ни говоря ни слова, он прохромал к своей кровати, взял свою куртку и рюкзак, передал Томми его вещи, затем они молча вышли из комнаты.
    Вскоре после того, как они покинули комнату, компьютер и монитор вновь заработали. Если бы они могли взглянуть, то увидeли бы, что монитор демонстрирует самовосстановившуюся программу факса и сообщение: "Он может узнать, что произойдет дальше! Приходите быстро - пожалуйста! Эрик и Томми."
    Они ехали обратно на ферму Линдстрема в молчании. Когда они прибыли, мистер Линдстрем сказал мальчикам освободиться от их школьных вещей и выйти в амбар на их повседневные работы.
    Все время, пока они были вовлечены в повседневные работы, оба мальчика исподтишка бросали взгляды на свои часы. Они завершили свою работу, потом ждали, пока не пришел мистер Линдстрем и не проверил ее. Он не обнаружил недостатков в том, что они сделали, кивнул и сказал им подниматься в дом и подготовиться к ужину.
    Кидервилльский аэропорт - 6:30 после полудня.
    Со спокойной четкостью, Марти Линдстрем посадил "Сессну" и вырулил на место парковки. Двигатель прекратил работу, и послеполетный контрольный перечень действий быстро был выполнен. Он вышел из самолета, захватил свою экипировку и спрыгнул с крыла. Заперев дверцу, он пошел в офис летной службы, чтобы завершить свое полетное делопроизводство.
    Завершив работу, он собирался искать на чем ехать, когда менеджер подошел к нему с телеграммой в руке. Он тепло приветствовал Марти, так как они знали друг друга еще мальчиками. Встреча была недолгой, так как Марти взял телеграмму и прочитал ее. Странно сдвинув брови на лице, он повернулся к менеджеру и спросил его время прибытия следующего самолета. Кивнув, тот ответил, что он уже на подходе. Поблагодарив менеджера, Марти вышел и стал ждать на рулежной дорожке.
    Стоя там и куря сигарету, Марти увидeл приближение огней административного самолета "Леа". Самолет приземлился и вырулил туда, где стоял Марти. Раздавив сигарету, Марти стоял, ожидая пассажиров из самолета.
    Ожидание не было долгим. Дэниэл и Лайза Вильямсоны сошли с самолета, тепло поблагодарили пилота за хороший полет и отправились к конторе менеджера. Когда Марти шагнул вперед, они остановились, глядя друг на друга. Затем мистер Вильямсон шагнул к Марти, протянул руку и представил себя и Лайзу. Они оба были поражены высоким молодым флотским офицером, но кратко урезали свою беседу. Мистер Вильямсон хотел добраться до автомобиля и выехать на ферму - быстро!
    Оказавшись все трое в автомобиле, они оставили аэропорт и быстро погнали на ферму Линдстрема.
    Было 6:35 после полудня.
    Мальчики были скоро готовы к обеду. Они пришли на кухню и тепло поприветствовали миссис Линдстрем, а Томми дал своей матери большое объятие и поцелуй. Она погладила его по голове, улыбнулась и поцеловала его, затем сказала Эрику, что он тоже должен получить объятие и поцелуй. Эрик улыбнулся и, прихрамывая, подошел к ней для этого. Затем она сказала им закончить с сервировкой стола и рассаживаться.
    Эрик увидeл, что на его месте все еще находится подушка, и был благодарен за это. Он расставлял по местам последние предметы, когда мистер Линдстрем вошел в заднюю дверь. С едва сдерживаемой дрожью, Эрик успокоил себя, взглянув на часы.
    Было 6:50 после полудня.
    Поездка не была очень долгой, но казалось, что скучно тянется.
    У Марти возникло очень плохое ощущение, что произойдет что-то ужасно нехорошее. Оно становилось хуже с каждой пройденной милей. Марти, наконец, спросил мистера Вильямсона, не мог ли бы тот ехать быстрее?
    Мистер Вильямсон оглянулся на Марти, и, на мгновение, некая безмолвная связь прошла между ними. Кивнув, мистер Вильямсон повернулся обратно для вождения. Они мчались в ночь, и все трое остановили взоры на своих часах.
    Они видели 6:50 после полудня или 18:50.
    Закончив с повседневными работами на кухне, мальчики заняли позиции за своими стульями, ожидая, когда мистер Линдстрем займет свое место. Вместо этого тот подошел и взял ремень для заточки бритвы, затем потянул свой стул прочь от стола и уселся с мрачным выражением на лице. Он сказал мальчикам подойти и встать перед ним, до еды надо кое о чем поговорить!
    Мальчики стояли перед мистером Линдстремом с руками за спиной, прикрывая заднее место своих джинсов. Они побледнели от страха, особенно когда мистер Линдстрем свирепо швырнул ремень.
    Миссис Линдстрем опечалилась, она считала, что ничего подобного не должно происходить на ее кухне. Мистер Линдстрем закричал в ответ, что этого достаточно, женщина! У него есть вопросы к этим мальчикам, и ей-богу, он должен добиться от них правды, или они будут есть стоя!
    "Я видeл, как вас, мальчиков, привез к дому Эрика один из школьных учителей. Вы, мальчики, поздно добрались до дома Эрика," - промурлыкал он. "Это означает, что вы, по-видимому, сделали что-то неправильно, что-то, за что вы должны быть наказаны. Теперь я хочу правды от вас двоих! Сообщите мне, что вы сделали неправильно, и может быть вы просто сможете сесть за ужин! Теперь, Томми, ты первый! Что произошло?"
    Томми выглядел так, словно был готов идти в ванную комнату в джинсах! Он не знал, что говорить, когда получил добавочный сюрприз. Эрик, услыхав вопросы мистера Линдстрема, взорвался смехом!
    Все были потрясены действиями Эрика, но мистер Линдстрем был недоволен, что мальчики, вероятно, имеют законное оправдание! Он сказал Эрику затихнуть и объясниться самому!
    Из заднего кармана своих "Левис" Эрик вынул записку, которую дал ему мистер Эриксон. Он предполагал, что такое, возможно, случится, и потребовал от мистера Эриксона новую записку, чтобы прикрыть обоих мальчиков. В записке говорилось, что они оба помогают ему в специальном компьютерном проекте для школы, что могло задержать их после уроков. Любые вопросы относительно этого должны быть обращены к мистеру Эриксону.
    Когда мистер Линдстрем громко зачитал записку, Томми и миссис Линдстрем заметно расслабились. Мистер Линдстрем еще больше разъярялся, когда читал записку. Закончив читать, он скомкал ее и бросил в мусор.
    Установив взгляд на Томми, он спросил сына, кто дал ему разрешение дурачиться с компьютерами? "Ты знаешь, что я не держу их, мальчик, и также не даю тебе. Кажется, ты забыл этот маленький урок. Хорошо, я помогу тебе вспомнить! Иди сюда, сейчас же!"
    Томми взглянул на своего папу, оправдываясь, что это нужно для школы, что он не делал ничего дурного! Эрик вступил в разговор, сказав, что это была его ошибка - заинтересовать Томми компьютерами, что каждый, кто хочет чего-нибудь добиться, ДОЛЖЕН знать, как использовать компьютеры! Миссис Линдстрем сказала, что мальчики не сделали ничего дурного, нет никакой нужды в порке! Кроме того, пища остыла, они могут разобраться со всем этим после ужина!
    - ТИШИНА!!! - загремел мистер Линдстрем, хлопнув по столу рукой. Затем он сказал мальчикам, что поскольку они оба допустили то, что наделали, они должны получить исключительно порку ремнем по заднему месту их джинсов. Затем он сказал им опорожнить их задние карманы и наклониться над столом, бок о бок.
    Не говоря ни слова, Томми начал опустошать свои задние карманы. Эрик просто стоял там, его глаза зафиксировались на точильном ремне, а рот безмолвно составлял слова: "Нет, пожалуйста". Мистер Линдстрем пошел к Эрику, грубо вытащил из заднего кармана его бумажник, затем расческу и толкнул мальчика в позицию. Потом он проверил джинсы Томми и толкнул в позицию его. Все это время он игнорировал свою жену, говоря, что эти мальчики нуждаются в наказании, и ей-богу, они собираются получить свое лекарство - каждый до последней капли.
    Мальчики стиснули зубы, ожидая первый удар ремня. Томми молился, чтобы Эрик не упал без него, Эрик просто молился, чтобы это прекратилось!
    Мистер Линдстрем отвел свою руку вверх и назад, его глаза остановились на тонких, одетых в джинсы фигурках перед ним. Он уже опускал руку для первого удара, когда кто-то схватил ее, заставив его остановиться. Пораженный, он взглянул сначала на руку, что держала его, затем на лицо, которое он не видeл годы.
    "По-прежнему за свои старые фокусы, папа?", - произнес Марти, неприятно ухмыляясь в отцовское лицо.
    При звуке голоса оба мальчика опустились на колени перед столом, дрожа в облегчении, что не получат порки.
    "Эрик? Сын?" - позвал нерешительный голос. Вытерев лицо, Эрик с трудом повернулся и увидел свою мать и отца. С криком радости, что исходил из самой глубины его сердца и души, он попытался подняться и пойти к ним, но не смог сдвинуться из-за боли, которую почувствовал.
    Оба они оказались у сына по бокам, подняли его, расцеловали и сказали ему, что сожалеют, и что с ним все будет хорошо теперь. Эрик просто был рад горячо обнять их обоих, плача в отцовское пальто.
    Видя Дэниэла и Лайзу с их сыном, миссис Линдстрем пошла к Томми и подняла своего сына. Он тоже плакал в облегчении, что не получит порки. Они покрыли друг друга поцелуями и объятиями.
    Джон Линдстрем пребывал в борьбе воль между ним и его старшим сыном. Ледяные голубые глаза сына сверлили его отцовские мутные серые глаза. Затем медленным нарочитым движением Марти потянул точильный ремень из отцовской руки и бросил его в мусор. Сделав это, он повернулся обратно к отцу, единственно чтобы увидеть его согнувшимся и опустившимся на стул. Мистер Линдстрем наклонился к столу, установил на него локоть и обхватил голову руками.
    Оба мальчика теперь успокоились. Они видeли Марти, все еще в его оливково-коричневом летном костюме, стоящего близко к его отцу, с застывшей улыбкой на лице. Потом он сложил руки на груди, ожидая, когда его отец что-нибудь скажет.
    У мистера Вильямсона было, что сказать, и он собирался высказать это! Он начал перемещаться в направлении мистера Линдстрема, когда был остановлен своим сыном. Эрик попросил отца не делать этого, нет никакой необходимости в чем-то подобном. Взглянув на своего сына, тот сердито сказал: "Что, даже после всего, что с тобой произошло? Твой зад в руинах, и ты хочешь, чтобы ничего не случилось с этим... этим... этим человеком??"
    Эрик не качнул головой. Лайзa тогда положила свою руку на руку мужа, сказав, что может быть самое лучшее для них - доставить Эрика домой. Она посмотрела на миссис Линдстрем, на мгновение между ними установилась безмолвная связь. Они кивнули друг другу и обе обняли своих сыновей.
    У Марти не было проблем при разговоре. Язвительно раня языком, он хлестал своего отца за все, что тот сделал ему и Томми за годы. Он втирал в отцовское лицо каждую словесную картину, которую открывал перед ним. Он сказал, что уверен, иногда они заслуживали того, что получали, но этот мальчик не заслужил такого, чего они не получали никогда!
    Затем он стал на колени сбоку от отца, говоря ему неприятно: "Что это, папа? Это произошло, потому что Эрик так сильно напоминал тебе меня? Скажи мне, папа, ты сек Эрика или меня? Скажи мне, папа! Ты не мог достать меня больше, поэтому, когда ты увидeл этого мальчика, который был так сильно похож на меня, ты не мог устоять от попытки формировать его по твоему шаблону?? Скажи мне, папа!!!!"
    Опустив руки на стол с таким грохотом, что задребезжали блюда, мистер Линдстрем выкрикнул: "ДА!!!" Повернувшись, чтобы взглянуть на своего старшего, он крикнул: "Это - ПРАВДА, проклятие! Ты имел относительно себя такие же напыщенные манеры, как и этот мальчик, всегда считая, что ты слишком, проклятие, хорош, чтобы работать на этой ферме со мной! ДА, проклятие! И теперь взгляни на себя!" Его голос дрогнул, затем он повторил, на этот раз слабо: "Взгляни... на... себя."
    Это происходило, только пока он не увидeл именную наклейку на груди своего старшего. Она объявляла миру, что это был Мартин Т. "Марти" Линдстрем, лейтенант, USN. Это происходило, пока он не понял, что его сын был не шалопаем и негодником, как он думал все эти годы, а флотским офицером. Слезы начали появляться в его глазах, когда он понял, что делал все эти годы.
    "Да, папа", - произнес тихо Марти, - "взгляни на меня. Один раз в своей жизни, просто взгляни на меня! Я оказался не таким плохим? Я не оказался ужасным человеком, заслуживающим того, чтобы ты поклялся, что я не буду пребывать здесь? В его глаза пришли слезы, он взял руки своего отца в свои и сказал еще тише: "Ты даже перестал понимать, что даже после всего этого я все еще так сильно люблю тебя?"
    "Ты... ты... все еще... любишь меня... Мартин?" - нерешительно произнес его отец.
    Глядя ему прямо в глаза, Марти сказал: "Как ты думаешь?" - и притянул отца к себе в сокрушительном объятии.
    С лицом, как у ребенка, мистер Линдстрем поднял руку к сыновней голове и начал гладить тонкие белые волосы. Затем он начал плакать, поглаживая голову сына и повторяя снова и снова: "Пожалуйста, пожалуйста, прости меня, сынок."
    Эрик посмотрел на своих родителей и улыбнулся им. Все, что произошло, стоило этого, даже хотя он и знал, что будет все еще спать на животе в течение по крайней мере недели. Затем на лицо Эрика пришло решительное выражение. Повернувшись к своим родителям, он сказал им, что есть еще одна вещь, которую ему надо сделать. Затем он с трудом подошел туда, где находились Марти со своим отцом, и стоял там, пока они не обратили на него внимание.
    Почувствовав, что Эрик здесь, Марти отделился от отца. Он вынул платок и вытер лицо, затем сделал то же своему отцу. Потом Марти встал и сказал отцу, что здесь находятся и другие, которых нужно просить о прощении. Марти жестом показал Томми подойти и встать рядом с Эриком перед его отцом позиция, в которой они были не далее, как полчаса назад.
    Эрик взглянул на мистера Линдстрема и сказал тихо: "Я прощаю Вас, сэр. Я не ненавижу Вас за то, что Вы сделали. Я должен быть честным с Вами, что заслужил порку веслом за манеру, в которой я высказался Вам. Я... я просто никогда не думал, что это должно закончиться подобным образом."
    Удивление на лице мистера Линдстрема отразилось также и на лицах Дэниэла и Лайзы Вильямсонов. Они думали, что знают своего сына, его склонность прощать, но они никогда не ожидали так много великодушия и сострадания. Они просто обняли друг друга, наблюдая за сыном с новой гордостью и любовью в глазах.
    Мистер Линдстрем не знал, что сказать. Он просто сидeл, глядя в глаза Эрика. Затем Томми положил свою руку на руку отца и сказал, что он тоже по-прежнему любит своего папу. Потом он заявил, что если заслужит порку в будущем, то будет принимать ее, как делал Эрик - никаких звуков или просьб, никакого плача или другой ерунды. Затем он крепко обнял своего отца, поцеловав его в щеку.
    Джон Линдстрем не мог поверить в то, что услышал. Затем он крепко прижал к себе своего сына, потом добавил к нему Эрика. Он обнимал обоих мальчиков и нежно целовал их в головы. Он закрыл на мгновение глаза, затем позволил мальчикам идти. Он переводил взгляд с одного на другого, потом тихо сказал: "Благодарю вас, мальчики. Благодарю вас больше, чем вы когда-либо сможете понять."
    Он оставил их обоих и подошел к Дэниэлу и Лайзе. Он сказал им, что ему нет никакого извинения за то, что он сделал с Эриком, он сожалеет и должен сделать что-нибудь, чтобы скомпенсировать это. Затем он протянул руку Дэниэлу.
    Первым порывом Дэниэла Вильямсона было все же ударить Джона Линдстрема по лицу за то, что он сделал с его сыном. Затем он глянул через плечо Линдстрема и увидел своего сына, стоящего с Марти и Томми. Улыбающийся Марти был в центре и держал руки на плечах обоих мальчиков. Эрик и Томми тоже стояли улыбаясь, глубоко засунув руки в передние карманы джинсов. Затем он заметил, что рот его сына произносит слова: "Пожалуйста, папа??"
    Кивнув своему сыну и двум мальчикам Линдстремов, Дэниел Вильямсон взял руку Джона Линдстрема. Лайза Вильямсон добавила свою руку поверх их. Я все еще не могу поверить, что я делаю это, Джон, сказал он, но если мой сын и твои могут тебя простить, то как я могу не простить тебя тоже? Затем он сказал мистеру Линдстрему, что откажется от любой его платы, если тот намерен найти выход из данной ситуации. И если Томми нуждается в шлепании, то и Эрик, коль ему все же будет позволено приходить играть с Томми, должен обещать остыть первым.
    Мистер Линдстрем пообещал делать, как его попросили. Он поклялся Богу, что будет действовать именно так. Каждый, кто знал Джона Линдстрема, понимал, что когда он дает такую клятву, он сдержит ее во что бы то ни стало.
    Вслед за ним и Томми поднял глаза на своего брата с широкой улыбкой на лице. Потом он взглянул на Эрика, который улыбнулся в ответ, затем снова посмотрел на Марти. Тот глянул вниз на обоих мальчиков, улыбнулся им в ответ и дал обоим жаркое, быстрое объятие. Потом он ухмыляясь взглянул на Томми и сказал ему, что похоже - он приобрел другого младшего брата. Хорошо ли это для Томми?
    Обняв своего брата, Томми ответил: "Еще бы, старший брат! Я совсем не возражаю поделить тебя с Эриком! Затем он пронзительно взглянул на Эрика и спросил, когда тот родился. Эрик ответил, тогда Томми стал с отвращением рассматривать его лицо. "Проклятие!" - произнес он, - "я ПО-ПРЕЖНЕМУ буду младшим братом!"
    Услыхав, что говорит Томми, все взорвались смехом. Затем Дэниэл взглянул на Лайзу и сказал: "Хорошо, если это факт, то похоже им тоже придется поладить с двумя новыми сыновьями. Есть какие-нибудь проблемы с этим, Лайза?" Взглянув на своего мужа, та поцеловала его и ответила: "Ни малейших, Дэниэл."
    Затем миссис Линдстрем произнесла, что еще есть еда, лучше бы они садились все прямо сейчас, прежде чем она остынет. Миссис Вильямсон сказала, что они не могут навязываться на их семейную встречу. Миссис Линдстрем ответила: "Ерунда! Я всегда делаю достаточно, чтобы накормить небольшую армию." Затем она сказала им, что это решено, она не хочет слышать ни единого слова. Эрик показал им ванную комнату, чтобы они могли помыться, и взял у них пальто. Потом он доставил пальто к стойке в холле и повесил на крючки.
    Между тем, стулья были расставлены вокруг стола, было установлено больше сидений, и к моменту, когда его родители закончили, все были уже готовы. Он обнаружил, что его мать будет сидеть справа от мистера Линдстрема и слева от Марти. Сам Эрик будет сидеть между своими родителями, для этого был единственный стул с подушкой на нем. Томми находился почти напротив Эрика, что обрадовало обоих мальчиков.
    Все были усажены. Мистер Линдстрем посмотрел на своего старшего, снова с чувством гордости в глазах, и попросил его сказать молитву. Марти склонил голову, прося благословения на еду и всех, кто за столом. Подняв голову, он произнес: "Аминь." Все другие вторили ему, затем принялись за еду.
    У еды в эту ночь был отличительный признак. Стол был оживлен разговором. Пища была превосходной, и у всех обнаружился аппетит. "Тем не менее, одно неясно", - произнес мистер Линдстрем. Он все еще не может понять, как кто-то добрался до Марти! Кто-нибудь, пожалуйста, сообщит ему это?
    Эрик и Томми посмотрели друг на друга и начали хихикать. Марти рассмеялся и сказал: "Хорошо, папа, я думаю, ты можешь захотеть поговорить об этом с Эриком!"
    "Хорошо, Эрик", - сказал мистер Линдстрем, теперь притворно сурово. "Как ты сумел все это?"
    Это привело обоих мальчиков к еще большему смеху. Наконец, папа Эрика сказал ему вспомнить хорошие манеры и ответить на вопрос. Все еще немного хихикая, тот произнес: "Да, папа." Затем он взглянул на мистера Линдстрема с широчайшей усмешкой на лице. "Хорошо, сэр, был только один способ, с помощью которого я мог сделать это так быстро."
    Изогнув брови, тот произнес: "И какой это был способ, Эрик?"
    Снова открыто засмеявшись, Эрик сказал ему, что связался с Марти по компьютеру!
    Мистер Линдстрем выглядел так, словно его ударили кувалдой! Его глаза широко раскрылись, рот открылся на минуту, затем он с лязгом захлопнул его. С выражением отвращения на лице, он сказал, что оценил это! Где-то во всем этом беспорядке, там просто ДОЛЖЕН БЫЛ находиться некий проклятый включенный компьютер! Мне они ВСЕ ЕЩЕ не нравятся.
    Эрик и Томми посмотрели друг на друга и свалились в таком сильном хохоте, что едва не намочили свои джинсы! Обоим отцам потребовалось несколько минут, чтобы опять взять сыновей под контроль. Когда их успокоили, мистер Линдстрем снова, тем не менее, показал пальцем на Томми. Томми сразу угомонился и выжидающе взглянул на своего отца.
    Тогда мистер Линдстрем сказал Томми, что тот будет узнавать о компьютерах все, что может. Он взглянул на Эрика и мистера Вильямсона, спросив их, не займутся ли они обучением Томми компьютерам. Мистер Вильямсон глянул вниз на Эрика и произнес: "Хорошо, сынок? Как относительно этого? Подумай, можем ли мы помочь Томми изучить компьютеры?"
    "Ладно, папа", - сказал Эрик задумчиво, - "я не знаю." Увидев пораженный взгляд Томми, он смягчился. Подняв глаза на своего папу, он сказал, что Томми отстает в этом. Это значит, что тот должен провести несколько уик-эндов в их доме, чтобы догнать, правильно, Томми? Сказав это, он ударил Томми ногой под столом. Томми подпрыгнул, удивленно взглянул на его лицо, затем, увидев выражение на лице Эрика, быстро сказал им, что Эрик прав, он должен сделать массу созидательной работы.
    Марти начал просто хохотать, направляя свой палец от Эрика к Томми, затем снова возвращаясь к Эрику. Утерев глаза, он сказал, что никогда не видeл подобного жульничества, причем так красиво изложенного! За все годы на Военно-морском флоте в качестве военнослужащего рядового состава перед получением им офицерского звания он никогда не видeл такого жулика, какого увидал здесь этой ночью, прямо в его собственном родительском доме.
    Эрик склонил голову, яростно покраснев. Он знал, что его папа поймет, чего он добивается, но не подумал, что и другие это раскусят. С глуповатой усмешкой на лице, он только сказал им: "Хорошо? Мальчику просто изредка надо попробовать это, правильно?"
    Все засмеялись над этим. Папа Эрика взъерошил волосы сына, назвав его младшим Макиавелли. Эрику все это надоело, но он был в высшей степени счастлив от мысли, что его план имел успех!
    Наконец, когда Вильямсоны прибыли домой, Эрик со вздохом благодарности поднялся в свою комнату. Распаковывая свой чемодан, то обратил внимание, что его компьютер все еще работал. Он подошел к нему, заметил, что было на экране, и поспешно сел. Поморщившись от боли, вызванной его приседанием, он отменил программу, которая работала в данный момент. Он выключил компьютер, похлопав его, как если бы тот был верным домашним животным, затем поднялся, чтобы идти в ванную комнату.
    Его отец вошел, чтобы помочь ему принять душ, затем помог исцелить его раны. Потом он помог Эрику влезть в пижаму и провел его к кровати. Приподняв, он осторожно опустил сына на живот и натянул на него покрывала.
    К ним присоединялась мать Эрика, которая дала ему поцелуй, а затем пилюлю, которую доктор требовал давать ему для сна. Эрик принял ее, сделав гримасу на ее вкус, и лег обратно. Улыбнувшись своим родителям, он сказал, что рад быть снова дома в своей собственной кровати. Еще раз поцеловав и обняв его, они оставили его комнату, пожелав ему спокойной ночи и сладких снов.
    Эрик уютно устроился в своей кровати с улыбкой на лице. Да, произошло все, что он спланировал. Мистер Линдстрем теперь примирился с Марти, Томми не должен больше бояться своего отца и не должен также слишком сильно беспокоиться получить порку от мистера Линдстрема. Он был благодарен за все это и еще более благодарен, что Томми будет проводить следующий уик-энд у него дома.
    Когда он засыпал, последняя его мысль была такой:
    Он НЕНАВИДИТ спать на животе!!!
    Часть 2 - Визит Томми.
    Начало - дом Эрика, утро пятницы.
    Звонок прозвучал в 06:30, выведя Эрика из здорового сна. Протерев глаза, он протянул руку и прихлопнул звонок, прекратив этим раздражающий его звон. Затем с огромным зевком он потер глаза и взглянул на свою компьютерную станцию. Увидав мигание огонька, он вылез из кровати и осторожно поскреб свой зад, передвигаясь теперь чуть более свободно.
    Дошел до компьютерной рабочей станции, он обнаружил, что сидеть для него больше не является проблемой. Он благодарно улыбнулся этому, единственная его теперешняя проблема, состояла в том, что его заживающий зад все время зудел! С унылым выражением на лице, он активизировал монитор и вошел в свою электронную почту. Улыбнувшись, он распознал, от кого была почта, и быстро прочитал ее.
    "Эрик. Хорошо, крошка, это, наконец, уик-энд! Я надеюсь провести уик-энд с тобой! У меня есть масса вопросов к тебе по этой новой программе, которую ты послал мне, она не работает правильно в моем компьютере! (Хорошо, мы можем поговорить об этом, когда я увижу тебя сегодня в школе, ладно? (Эй! Я разбираюсь довольно хорошо в этих вещах, или нет???) Я собираюсь сегодня принести свою одежду и вещи с собой в школу. Таким образом, после школы мы сможем пойти прямо к тебе домой! Хорошо придумано, а???) "ОХ!!! БОЛЬШИЕ НОВОСТИ, Эрик! Марти сказал, что в этот уик-энд он также возьмет нас на прогулку на самолете! Это произойдет, если все хорошо с твоими мамой и папой. Он собирается остановиться у вашего дома сегодня вечером, чтобы обсудить это с твоими родителями! Вот здорово, Эрик, я надеюсь, они скажут, что это - хорошо! Ладно, крошка, пора идти! Я должен занять душ прежде, чем его достигнет Марти! Он всегда захватывает всю горячую воду! (тяжелый вздох) Потом он имеет наглость выглядеть невиновным, когда я жалуюсь на это! (б-р-р!) Он даже шлепает мой зад, когда я говорю ему об этом! Хорошо, я догадываюсь, я должен принимать и хорошее, и плохое, не правда ли? Ладно, я буду здесь несомненно! В школе! Если ты захочешь ответить на это электронное письмо, я снова проверю свой компьютер, прежде чем уйти, чтобы поймать автобус, хорошо? Пока! Младший брат Томми".
    Когда Эрик прочел электронную почту, он улыбнулся манере, в которой Томми написал сообщение. Он вспомнил, что едва две недели тому назад Томми никогда не сумел бы сделать этого, особенно в его собственном доме!
    Эрик написал короткий ответ на сообщение и послал его тем же способом. Установив компьютер снова в режим ожидания, он все же подумал обо всем, что случилось. Выглянув в окно на расцвеченный солнцем двор, большие лесопосадки пихт Дугласа, буков, осин и кленов, он обнаружил, что перемещается обратно в те события.
    Он вспомнил свое пребывание в доме Томми из-за того, что его родители должны были вернуться в Чикаго, чтобы завершить последние договоренности с их компаниями. Там с ним плохо обращался папа Томми, мистер Джон Линдстрем. Он снова почувствовал жгучий стыд, как его заставили снять его трусы, поскольку они были синими, а не белыми. Он ощутил хватку мистера Линдстрема на своей руке, когда тот тащил его наверх в спальню Томми. Он почувствовал руки мистера Линдстрема на своих трусах, когда тот стягивал их вниз, затем первый удар точильного ремня по его обнаженному заду!
    После этой порки у него были проблемы с передвижением, но это привело к плану, который имел успех. Использовав свои компьютерные навыки, он смог добраться до брата Томми на борту авианосца "Энтерпрайз": Марти Линдстрема, полного лейтенанта, служащего "третьим офицером воздушных операций" на "Энтерпрайзе". Он улыбнулся, когда вспомнил их воссоединение через компьютер, затем мрачно подумал, что Марти едва не успел прибыть вовремя.
    Вздохнув, он вспомнил заключительную конфронтацию на кухне дома Линдстремов. Марти вместе с мамой и папой Эрика прибыли вовремя, как раз, когда мальчики собирались получить порку по заднему месту их джинсов. Конфронтация между мистером Линдстремом и Марти была напряженной, но в итоге разрешила их разногласия. Они теперь снова были семьей. Он улыбнулся при мысли, что был "официально признан" Марти его "младшим братом" - со всеми правами, привилегиями и обязанностями, что из этого следовали!
    Он подскочил на стук в его дверь, затем его папа произнес: "Эрик? Ты собираешься проспать всю свою жизнь? Время подготавливаться к школе!"
    "Входи, папа!" - прокричал он счастливо. Он включил монитор снова и увеличил электронное письмо, которое послал ему Томми. Он обернулся, когда папа вошел в его спальню, улыбаясь своему сыну.
    "Чем ты здесь занимаешься, Эрик?" - спросил он пытливо.
    С дерзкой усмешкой на лице, тот ответил: "Погляди сам, папа! Томми теперь хорошо в этом разбирается! Он сумел все это сам, ладно, также с помощью его нового компьютера!"
    Дэниэд Вильямсон пересек комнату и вскоре стоял за спиной сына. Он нагнулся, чтобы обнять и поцеловать мальчика, потом встал за Эриком, положив руку ему на плечо. Он улыбнулся на сообщение, посланное Томми, его улыбка стала еще шире, когда он ощутил, как сын коснулся своей щекой тыльной стороны его руки. "Боже!", - подумал он, - "у меня чертовски славный сына! Я так сильно люблю этого мальчика!"
    Он похлопал сына по плечу, затем серьезно сказал: "Он разбирается хорошо, Эрик. Я знаю, что ты помогаешь ему, я горжусь вами обоими. Тем не менее сейчас, молодой человек, для Вас время готовиться к школе! В душ, немедленно! Марш!"
    Он отступил, чтобы позволить своему сыну встать со стула. Эрик быстро встал, двигаясь теперь значительно легче. Он почти полностью восстановился от порки, которую получил от мистера Линдстрема. Он улыбнулся своему папе и сказал: "Ладно, папа. Я не буду долго. Могу я попросить одолжение, папа, пока принимаю душ?"
    Обнимая его, тот спросил: "Какое, сынок?"
    Освободившись от отца, тот возвратился на кровать и снял верх пижамы. Повернувшись к отцу, Эрик сказал: "Сегодня - "официальный день" в школе. Можешь ли ты позаботиться выведать для меня хорошую вещь? Я вроде забыл сделать это, прежде чем лег спать вчера вечером. Я сожалею, папа."
    Дав своему сыну притворно-суровый взгляд, тот произнес: "Эрик, ты должен был сделать это вчера вечером - прежде чем пойти спать! Затем его папа осознал, что мог бы сосчитать по пальцам одной руки случаи, когда сын забыл это задание - и у него все еще осталось бы четыре пальца. Тогда он сказал, снова притворно строго: "Хорошо, ладно, сынок. Ступай в ванную комнату и прими душ." Он пошел к шкафу; проходя мимо Эрика, он дал ему мягкий шлепок по заднему месту его пижамных брюк, затем повернул его и заставил бежать в ванную комнату.
    Эрик взвизгнул при шлепке, чуть подскочил, затем вошел в ванную комнату, потирая свой зад. Он знал, что папа не был очень рассержен на него за то, что он не убрал свою школьную одежду. Он просто захотел напомнить ему, что может случиться, если он забудет это снова. Он закрыл дверь ванной комнаты, открыл душ и снял свои пижамные брюки.
    Выпрямившись, он поймал свое отражение в зеркале. Он смог увидеть часть своего зада. Стоя спиной к зеркалу и повернув голову вокруг, он смог разглядеть, что на его заду имеются только две черты, тянущиеся через ягодицы. Пропали все синяки, и все другие следы исчезли тоже. Потерев зад рукой, он вздохнул и вошел под душ.
    Десятью минутами позже он покинул ванную комнату, приняв душ и очистившись. Он не увидeл своего папы, но увидeл, что тот все для него положил. Улыбнувшись, он закончил вытираться и надел свои трусы (синие!), футболку, затем влез в свои желто-коричневые "Левис Докер". Он снял желтую рубашку "Оксфорд" с вешалки и пожал плечами. Застегнув рубашку, он заправил ее в брюки, затем взял свой галстук и завязал его в узел "Двойной Виндзор". Вскоре на нем были носки и туфли, затем он натянул синюю школьную куртку с школьным гербом на кармане. Смотрясь в зеркало, он причесал свои густые рыжие волосы, затем убрал свою комнату и ванную и навел снова порядок. Осмотревшись вокруг в последний раз, чтобы убедиться, что все в порядке, он спустился вниз на завтрак.
    Его мама с папой уже сидели за столом, когда он пришел на кухню. Они подняли на него глаза, затем оба улыбнулись и сказали "доброе утро". Он подошел к маме, обхватил ее руками и поцеловал. Затем он сделал то же своему папе, вновь поблагодарив его за помощь. Он подошел к своему месту и уселся, взяв салфетку и положив ее на колено.
    Миссис Макдеви улыбнулась Эрику, когда ставила на стол перед ним тарелку с завтраком. Улыбнувшись в ответ, он пожелал ей доброго утра и с большим аппетитом начал есть. Она хлопнула его по плечу и возвратилась к плите за кофейником, чтобы обслужить его родителей.
    Во время еды он думал, как им повезло, что миссис Макдеви работает на них. Так как компания его папы действовала чрезвычайно успешно, и работа его мамы тоже собиралась быть значительной, было решено, что им нужен кто-то, кто обслуживал бы дом. Поместив объявление в местной газете, его родители провели беседы с несколькими другими людьми, но повстречав миссис Макдеви, все они немедленно ее полюбили. Ее рекомендации были прекрасными, и она была нанята на место!
    Миссис Макдеви была вдовой, не имеющей в ближайшей округе никого из своей семьи. В пятьдесят пять она была приятной дамой, не очень низкой, но также и не высокой. Она была женщиной изрядного телосложения с посеребренными волосами, сияющими зелеными глазами и большими морщинами от смеха вокруг глаз. Она также не деликатничала с наказанием Эрика, если он в этом нуждался. Она воспитала подобным образом пять своих мальчиков и двух девочек, с ними все оказалось очень хорошо. Эрик получил от своих родителей стандартное предупреждение: если он будет наказан миссис Макдеви, его родители повторно это исполнят, как только прибудут домой!
    Она также была замечательным поваром и обладала врожденной способностью помогать мальчику, когда у того есть проблемы. Миссис Макдеви никогда не потакала Эрику, тем не менее, всегда имела для него особое угощение, когда он прибывал домой из школы.
    Эрик был по-настоящему увлечен ей. Она так сильно напоминала ему его бабушку, которая умерла тремя годами раньше: ее мягкий голос и улыбки. Они разделяли и особое к нему отношение: доброту, доверие и любовь. Закончив завтрак, он взглянул на часы и быстро встал, отнеся свою тарелку и стакан в раковину. Миссис Макдеви улыбнулась Эрику, сказав, что он не должен делать этого, но в любом случае спасибо. Обняв ее, он сказал родителям "пока" и поспешил к шкафу за своим пальто.
    Пальто было подарком от его деда, трехчетвертное двубортное черное кожаное пальто. Оно было облицовано овечьей шерстью, просто отлично для дороги, когда меняется погода. Он достал свой шарф, перчатки и рюкзак и выскочил из дверей в школу. Он наслаждался прогулкой пешком туда, где останавливался его школьный автобус, бодрящий осенний воздух, шелестящие деревья, разбрасывающие разноцветные листья по всей улице. Пока он улыбался белке, которая ворчала на него за прерывание ее работы по запасанию орехов на зиму, прибыл его автобус. Усевшись, он скоро оказался на пути к школе. Эрик слез с автобуса у школы, как раз когда у обочины остановился автобус Томми.
    Эрик, ожидающий автобус своего друга, улыбнулся, когда Томми увидeл его и замахал. Сойдя с автобуса, он сказал "пока" мистеру Дидриксону, Эрик махнул и сказал мистеру Дидриксону "привет". Тот улыбнулся обоим мальчикам, сказав, что им лучше войти в школу, или они увидят мистера Эриксона! Он со смехом закрыл дверь автобуса и потащился прочь.
    Томми и Эрик посмеялись над этим и поторопились в школу. В своих шкафчиках мальчики сняли пальто, набили их прочими своими вещами, затем пошли в главный зал на утреннее собрание.
    Кидервилльская академия. Собрание.
    Прибыв, они увидeли, что зал был почти заполнен. Другие мальчики по большей части заняли свои места, Эрик и Томми прошли мимо них, чтобы добраться до своих. Когда они проходили, несколько друзей сказали Эрику, как они рады, что он двигается лучше, они надеялись заполучить их лучшего футбольного форварда на большую игру в следующую субботу.
    Улыбнувшись, он сказал им, что ему рано там быть, и для тренировки тоже! Наконец, дойдя до третьего ряда спереди, Эрик и Томми двинулись по нему и заняли предназначенные им места.
    Усевшись на своих стульях, они обратили внимание, что директор, Дин Макмастерс, встал и подошел к подиуму. С левой стороны подиума сидели мистер Эриксон и миссис Джонстон, глава Совета чести учащихся и преподавателей. На другой стороне подиума сидели тренер Зорсон, доктор Адамс, начальник лазарета, и другой мужчина, которого они никогда прежде не видeли.
    При виде этого мужчины у Томми возникло очень нервное ощущение. В его хмуром лице было нечто, на что Томми не мог просто указать пальцем - нечто, что, по его ощущениям, предвещало несчастье не только Эрику и ему, но и остальным мальчикам тоже. Толкнув локтем Эрика, Томми прошептал: "Я хочу знать, кто этот мужчина, Эрик?"
    Наклонившись и приложив руку к углу рта, Эрик ответил: "Я не знаю, Томми. Я удивлюсь, если он - новый член преподавательского состава, может быть он - новый инструктор."
    Томми, теперь взволнованный, произнес: "Я не знаю, Эрик. Мне просто по какой-то причине не нравится этот человек."
    Хлопнув своего друга по плечу, Эрик сказал: "Эй, Томми, не волнуйся об этом, ладно? Кроме того, даже если он - новый инструктор, все наши классы распределены. Помимо того, мы не слышали, чтобы какой-либо из наших инструкторов переезжал или получал увольнение? Поэтому не волнуйся об этом никаких проблем, хорошо?"
    Оба мальчика успокоились, когда Дин Макмастерс заговорил в микрофон. Они начали утреннее собрание как всегда с клятвы верности. Вскоре после этого капеллан пастор Ингерсон прочел заклинание, затем возвратился на свое место. Это было сигналом для всех мальчиков снова занять их места, что они сделали фактически без шума.
    Никто когда бы то ни было не cрывал утренние собрания. Когда в последний раз кто-то сотворил такое, мальчик не только получил 12 ударов по заднему месту его трусов, но мистер Эриксон наказал его прямо перед всеми учениками. Затем мальчик с брюками, все еще лежащими вокруг щиколоток, должен был поблагодарить мистера Эриксона за свое наказание, потом должен был извиниться перед всеми мальчиками за срыв утреннего собрания. Только тогда ему было позволено натянуть его брюки обратно и покинуть помост. Его лицо было не единственной вещью, которая оказалась красной, когда он совершал путь обратно к своему месту.
    Зная, что он владеет безраздельным вниманием всех мальчиков, Дин Макмастерс произнес: "Доброе утро, мальчики. Сегодня у меня есть два объявления, которые касаются большинства вас, учеников. Прежде, чем я сделаю эти объявления, передо мной поставлено другое задание, которое я выполняю с удовольствием."
    Со строгим выражением на лице, он продолжил: "Вы, мальчики, знаете инцидент, через который на прошлой неделе или около того прошли два ваших сверстника. Несмотря на потрясение этими нравами, все это пришло к успешному завершению благодаря усилиям одного из вовлеченных в это мальчиков."
    Эрик теперь неистово покраснел. Он склонил голову к стулу, Томми при виде этого ухмыльнулся и потянул его обратно за воротник куртки. Стрельнув в Томми мрачным взглядом, Эрик откинулся на спинку стула с вежливым выражением на лице.
    "Это собрание частично," - любезно произнес Дин Макмастерс, - "созвано, чтобы почтить этого молодого человека за храбрость, решительность, честность, сострадание, находчивость и стойкость, которые он проявил во время этой ситуации. Этот молодой человек продемонстрировал все те черты характера, которые мы здесь в Кидервилльской Академии пытаемся придать вам. Джентльмены, пожалуйста, присоединитесь ко мне в аплодисментах господину Эрику Вильямсону."
    Аплодисменты начались тихо, потом возросли до оглушительного шума, когда Томми вынудил Эрика встать. Стоя с застенчивой улыбкой на лице и покраснев теперь еще больше, он по своей привычке кланялся по своей привычке. Увидев это, другие мальчики начали приветствовать его громкими возгласами и также свистеть. Наконец, Эрик снова медленно сел, чувствуя, что в действительности он не заслужил всей этой лести.
    Томми, со своей стороны, обхватил его плечо крепким медвежьим объятием, сопроводив это дружеским ударом кулака по его руке. Он широко ухмылялся, так как был все еще сильно в долгу перед Эриком. Эрик, увидев выражение лица Томми, толкнул его и произнес вполголоса: "Хорошо, хорошо! Кончай это! Шиш! Ты что, полагаешь, что я спас жизнь президента или еще что-то в этом роде!"
    Звук от удара молотком немедленно вернул мальчиков к порядку. Видя, что он снова овладел их вниманием, Дин Масмастерс сказал: "То, через что прошли Эрик Вильямсон и Томми Линдстрем - не нормально. Я рад отметить, что власти, вовлеченные в эту ситуацию, постановили, что не будет предпринято никаких дальнейших действий против мистера Линдстрема, за исключением контроля. Семейство Томми останется вместе, чему Эрик решился стать причиной. Примите еще раз поздравления, Эрик и Томми."
    Аплодисменты на этот раз были еще более оглушительными, оба мальчика с нахальными усмешками на лицах посмотрели друг на друга и встали как один. Каждый из них поднимал вверх руку другого в знаке победы, это вызвало более приглушенные аплодисменты от мальчиков. Удар молотка снова привел их к порядку. Эрик и Томми сели с улыбками шириной в милю на лицах.
    "Джентльмены, пожалуйста!" - сказал Дин Масмастерс. Когда опустилась тишина, Дин Макмастерс взглянул на Эрика и Томми и произнес: "Теперь к другому делу. Для меня является удовольствием заявить, что мистер Эриксон присоединится к административной секции на все время. Он оставит свои классы, чтобы принять звание Вице-директора Кидервилльской академии. Мистер Эриксон также сохранит свои обязанности декана наказаний." (Стоны послышались из нескольких частей аудитории, но быстро были успокоены.) Повернувшись к мистеру Эриксону, Дин Макмастерс пригласил его присоединиться к ним на подиуме.
    Когда мистер Эриксон оказался на подиуме, Дин Макмастерс взял новую мантию, которая должна была заменить ту, что тот носил в настоящее время. Мистер Эриксон наклонил голову, чтобы надеть мантию, затем поднял ее. Его улыбка была заразительной, вскоре все мальчики улыбались тоже. Дин Макмастерс жестом пригласил его подняться на подиум, чтобы обратиться к ученикам. Пожав руку Дину, мистер Эриксон встал перед подиумом, ожидая, когда прекратятся аплодисменты. Улыбаясь, он опустил молоток вниз - один раз. Затем, когда тишина и порядок были восстановлены, он заговорил.
    "Я хотел бы поблагодарить Дина Макмастерса," - произнес мистер Эриксон, - "за веру и доверие, которое он проявляет к моим способностям. Я буду служить этой академии и вам, мальчики, как делал в прошлом: наилучшим образом в соответствии с моими способностями." Затем с притворно-суровым выражением на лице он сказал: "Пока мои новые обязанности устраняют меня от активного участия в преподавании, я буду заботиться о некоторых из вас, мальчики, которым нужно особое внимание - в разных смыслах!" (Еще больше стонов на заднем плане - быстро подавленных.) "И еще одна вещь, прежде чем я покину подиум, мальчики. Я хочу, чтобы вы все поняли: это повышение ничего не меняет в моих отношениях с вами. Я хочу внушить вам, мальчики, что если в вашей жизни есть проблема, ситуация, в которой любой из вас, мальчики, не сможет бороться, моя дверь всегда будет открыта для вас, днем или ночью."
    Кивнув, он пожал руку Дину Макмастерсу и проделал путь обратно к своему месту под аккомпанемент непрекращающейся овации от мальчиков. Повернувшись, он помахал мальчикам, занял свое место и дальше сидел с улыбкой на лице.
    Дин Макмастерс занял место на подиуме и произнес: "Я знаю, что некоторые из вас, мальчики, будут пропускать уроки, которые вел мистер Эриксон. Поверьте мне, прийти к этому было тяжелым решением. Я верю, тем не менее, что школа сможет извлечь только выгоду из этой перемены. Благодаря ней я теперь займу время, чтобы представить нового учителя истории. Джентльмены, пожалуйста, присоединитесь ко мне в приветствии мистера Джонатана Эрика Оглезорпа." Он жестом показал мужчине, сидeвшему слева от помоста, присоединиться к нему на подиуме.
    Когда мистер Оглезорп поднялся и шел, чтобы встать рядом с Дином Макмастерсом, мальчики аплодировали ему более сдержанно, чем прежде. Встав сбоку от Дина, он неприятно улыбнулся собравшимся мальчикам и пожал руку Дину. Дин Макмастерс предложил мистеру Оглезорпу сказать несколько слов, тогда тот подошел к микрофону. Прочистив горло, он начал говорить неприятным дребезжащим голосом, мальчиками был отмечен его британский акцент.
    "Доброе утро, юные сэры," - сказал он вовсе не насмешливо, но с слабым оттенком недовольства в голосе. "Как сказал уже Дин Макмастерс, мое имя мистер Джонатан Эрик Оглезорп. Я был приглашен преподавать сюда в Кидервилльскую академию преподавательским составом и надеюсь что-то сделать."
    Изменив свою позу на более доминирующую, он охватил взглядом подиум и произнес: "Я преподавал в школах мальчиков в Англии в течение прошедших пятнадцати лет. Я многие годы хотел приехать для преподавания в Америку. Теперь, находясь здесь, я должен делать в моих классах самое лучшее для всех и каждого из вас, мальчики. Со временем, я верю, мы с вами дойдем до таких же отношений, какие вы имели с мистером Эриксоном. Наконец, юные сэры, я желаю, чтобы вы поняли, что я строгий человек, справедливый, но строгий. Я буду требовать от вас самых высоких норм в ваших школьных поступках. Остальное мы узнаем вместе. Благодарю вас за ваше любезное внимание."
    Эрик нервно взглянул на Томми, когда такие же приглушенные аплодисменты сопроводили мистера Оглезорпа обратно к его стулу. Поведению друзей подражали многие другие мальчики в аудитории, все интересовались, на что действительно будет похож этот новый учитель, когда окажется наедине с ними в классной комнате. Томми взглянул на Эрика: "Я говорил тебе тоже!" выражало его лицо. Эрик мрачно кивнул, затем оба вновь обратили свое внимание на помост.
    "Сейчас, джентльмены," - сказал Дин Макмастерс, - "мы устроим для вас в это утро особое удовольствие." Мальчики стали внимательными, такого обычно не случалось на утренних собраниях. "Хотя День профессий - еще через несколько месяцев," - продолжал он, - "мы удостоены сегодня иметь очень выдающегося гостя. Мы уговорили его придти и поговорить сегодня с вами, мальчики, он сначала соглашался довольно сдержано. Тем не менее, он здесь, чтобы разговаривать и отвечать на любые вопросы, которые у вас могут к нему быть."
    "Джентльмены," - произнес он, повернувшись к покинутому помосту, "пожалуйста, присоединитесь ко мне в приветствии от Кидервилльской академии лейтенанту Мартину T. Линдстрему, Военно-морской флот Соединенных Штатов." Он начал аплодировать, вскоре к нему присоединились мальчики.
    Марти Линдстрем в полной морской форме, с белой шляпой, засунутой под левую руку, появился из-за кулис помоста, чтобы присоединиться к Дину Макмастерсу на подиуме. На его лице была теплая улыбка, отражавшаяся в его глазах, когда он твердо маршировал через помост.
    Томми, конечно, был сначала потрясен появлением брата. Он мог только сидеть в полном удивлении, наблюдая своего брата, пересекающего помост. Эрик, видя выражение лица Томми, не мог устоять, чтобы не сказать с хихиканьем: "Это хорошо, что ты принес с собой другую одежду, Томми! Таким образом никто никогда не узнает о грузе, который, я думаю, ты только что сбросил в свои брюки!"
    Дав Эрику предупреждающий взгляд, тот ответил: "Эй, Эрик! Не каждый день твой собственный брат прибывает в твою школу! Я нахожу это замечательным! К тому же, Эрик, я НЕ испачкал свои брюки, благодарю тебя!" Затем, ухмыляясь, они оба встали, чтобы встретить их брата возгласом и свистом, все время оглушительно хлопая руками. Пока не стало слишком поздно, мальчики не обращали внимания, что оказались единственными, кто делал это.
    Марти, со своей стороны, обратил внимание на своего брата Томми, сидящего с его новым "приемным" младшим братом Эриком. Он улыбался, когда пожимал руки Дину Макмастерсу, затем подошел к микрофону и сказал притворно-строгим тоном: "Хорошо, младшие братья! Что вы есть!" Когда он сказал это, остальные мальчики разразились еще большими аплодисментами и многочисленными всплесками смеха над Томми и Эриком.
    Они теперь осознали, что были единственными, кто стоял и аплодировал. Пораженные этим, оба мальчика покраснели, затем с огорченным выражением на лицах медленно заняли свои места. Эрик любяще ткнул Томми кулаком в плечо и пробормотал: "Ты все еще считаешь, что тебе не нужно менять брюки, "младший брат"?" Оттолкнув Эрика дружеским толчком, тот пробормотал в ответ: "Ты просто подожди, "старший брат"! Мы увидим, кому придется поменять свои брюки после того, как пройдет собрание!"
    Они повернулись обратно к помосту и обратили внимание, что мистер Эриксон смотрит в их направлении, выражение его лица было для них очевидным. Обоим мальчикам теперь стало неудобно, так как они были совершенно уверены, что им будет сказано встретиться с мистером Эриксоном после собрания. Нервно взглянув друг на друга, они приняли внимательное выражение и обратились лицом к помосту. Уголком рта Эрик пробормотал Томми: "Похоже, оба будем нуждаться в замене наших брюк!" Томми только слегка кивнул в ответ.
    Дин Макмастерс сказал теперь притихшей аудитории мальчиков: "Несмотря на взрыв эмоций, лейтенант Линдстрем, я хочу поблагодарить Вас за затрату вашего драгоценного времени, чтобы придти сюда и быть сегодня с нами." Он пожал руку Марти и произнес: "Для дальнейшего представления, мальчики, лейтенант Линдстрем - не только старший брат Томми Линдстрема, он также служит сейчас на авианосце "USS Энтерпрайз" офицером Третьего воздушного управления. Он также квалифицированный морской авиатор и к тому же гражданский пилот. Лейтенант Линдстрем служит на Военно-морском флоте Соединенных Штатов теперь уже в течение восьми лет, побывал во многих местах мира. Итак, без дальнейших церемоний я представляю вам лейтенанта Линдстрема."
    "Благодарю Вас, Дин Макмастерс," - решительно произнес Марти и пожал его руку. Он повернулся обратно к подиуму, в то время как Дин занял свое место справа от оного. Марти поднял вверх руки, чтобы успокоить мальчиков, потом улыбнулся и сказал: "Я тоже благодарю вас, мальчики, за ваше щедрое приветствие. Я должен согласиться, что действительно не готовился к подобному приглашению. Я скоро должен отъехать на военно-морскую базу на Великих озерах, чтобы получить себе новую форму! Во всяком случае, я рад быть сегодня здесь, чтобы иметь возможность ответить на любые вопросы о Военно-морском флоте, которые у вас, вероятно, ко мне имеются. Право выступлений - свободное."
    Один из мальчиков поднялся со своего места, назвался и вежливо произнес: "Лейтенант Линдстрем, мое имя - Генри Робертсон. Я считаю, что может быть для нас будет лучше, если Вы сначала просто расскажете нам немного о себе. Вы не возражаете, сэр, пожалуйста?"
    Марти рассмеялся на это, затем ответил: "Хорошо, Генри, это - очень серьезная просьба. Я, тем не менее, постараюсь наилучшим образом. Попробуем!" Взяв микрофон из штатива, Марти подошел к краю помоста и сошел вниз по ступенькам, чтобы оказаться в зале с мальчиками. Как он и говорил, он обошел весь зал, не пропуская ничего и никого.
    Затем Марти продолжил рассказывать мальчикам, как он оставил Кидервилль, когда ему было восемнадцать лет. Он рассказал о своем поступлении на Военно-морской флот, о повышении в ранг срочнослужащего старшины 1 класса, прежде чем он был отобран для школы подготовки офицеров. Потом он рассказал им, как тяжело работал, чтобы получить свою университетскую степень, учил на протяжении всей ночи, брал так много уроков, как только мог, пока выполнял морские служебные обязанности. Он рассказал им о других офицерах, которые отметили его интерес, увидели, что он был уже квалифицированным пилотом. Они одержали победу над капитаном его корабля, поддержав его просьбу о поступлении в школу подготовки офицеров. Капитан был знаком со старшиной 1 класса Линдстремом, знал, что здесь есть молодой человек, который мог бы только усилить службу, будучи выдвинут в офицерский корпус. Завершая свой рассказ, Марти рассказал им о школе подготовки офицеров, изнурительной работе и длинных часах обязательных курсов, которых стоила ему преданность его мечте. Он за>кончил, рассказав мальчикам о двух кораблях, на которых он служил, о должностных обязанностях и ответственности, которые он нес, о том, как он был счастлив от того, что выбрал делом своей жизни.
    Ни звука нельзя было услышать в зале за исключением того, что говорил Марти. Томми сидел на своем стуле, его грудь распирало от гордости за его брата. Он посмотрел на других мальчиков вокруг себя, увидел, как они цеплялись за каждое слово, которое произносил Марти. Улыбаясь, он взглянул на Эрика, увидев, что тот сидит в такой же позе: руки сложены на груди, гордость и любовь к Марти написаны на лице. Томми подтолкнул Эрика, Эрик взглянул на него, оба они улыбнулись друг другу и повернулись обратно к помосту.
    В течение следующего получаса Марти отвечал на вопросы мальчиков. Он ожидал чего-либо антивоенного характера, таких вопросов было, однако, очень мало. Главным образом, мальчики спрашивали Марти о местах, которые он видeл, о работе, которую выполнял, о других самолетах, на которых умел летать. Они все слушали его, когда он описывал жизнь на борту морского судна. Они, наконец, узнали про жизнь на кораблях военно-морского флота, особенно на огромном "Энтерпрайзе", которая ничем не отличалась от жизни в большом городе. Когда вопросы, наконец, истощились, Марти снова поблагодарил мальчиков за их внимание. Он также сказал, что надеется встретиться со столькими из них, со сколькими сможет, пока будет здесь.
    Затем на подиум зашел Дин Макмастерс, начавшиеся аплодисменты сотрясли комнату, когда Марти пожимал руки Дину. Помахав, он покинул помост. Дин Макмастерс ударил молотком и произнес: "Я рад сообщить вам, мальчики, что лейтенант Линдстрем останется ненадолго на территории школы после утреннего собрания. Те из вас, мальчики, кто захочет, смогут разыскать его и поговорить с ним частным образом."
    Мистер Эриксон поднялся на подиум, поговорил кратко с Дином, затем вновь занял свое место на помосте. Дин Макмастерс кивнул и сказал: "Благодарю вас, мальчики, за ваше внимание сегодня утром. Наш капеллан закроет собрание, однако прежде, чем он это сделает, я должен сообщить господину Вильямсону и господину Линдстрему, что им требуется явиться в кабинет мистера Эриксона после собрания. Джентльмены, пастор капеллан Ингерсон."
    Когда мальчики поднялись, Эрик и Томми поняли, что у них неприятности. Склонив головы, они не просто вторили молитве, читаемой пастором Ингерсоном, они молились, чтобы дело не кончилось для них получением порки за их действия во время собрания. Заключительный удар молотка отпустил мальчиков со своих мест, чтобы идти на их следующий урок.
    Когда Томми и Эрик выходили с другими мальчиками, некоторые подходили к ним и говорили, что надеются: для них это не кончится получением порки. "Черт," - произнес Генри с отвращением. "Мистер Эриксон должен просто понять ситуацию. Не каждый день твой брат прибывает домой из Военно-морского флота, чтобы выступить в твоей школе. Я надеюсь только, что мистер Эриксон не будет слишком строг с вами, я ВСЕ ЕЩЕ помню, как встречался с ним последний раз!" Похлопав Эрика и Томми по плечам, он пожелал им всего хорошего, затем взвалил на плечи свой рюкзак и пошел к его классу. Другие мальчики делали почти то же самое, затем ушли на их собственные уроки. Мрачно поглядев друг на друга, Эрик и Томми направились к кабинету мистера Эриксона.
    Секретарша мистера Эриксона увидeла их медленное приближение и, подавляя улыбку, подняла телефонную трубку, чтобы дать мистеру Эриксону возможность узнать, что мальчики уже здесь. Ей было приказано послать мальчиков немедленно! Кивнув, она отключила телефон, когда мальчики приблизились к ее столу. Ее улыбка не была недоброжелательной, а просто указывала мальчикам, что они могут пройти прямо в кабинет. Мрачно кивнув, они поблагодарили ее и остановились перед дверью. В последний раз обменявшись взглядами, они вздохнули и распахнули дверь. Оказавшись внутри, они закрыли дверь за собой и прошли к столу мистера Эриксона.
    Мистер Эриксон сидел на своем стуле, сложив руки перед собой домиком, с мрачным выражением на лице. Они также увидeли его знаменитое весло "Совет образования", выставленное напоказ в центре его стола. Приблизившись, они не обратили внимания на находящегося в кабинете другого человека, их глаза были прикованы к веслу. Они могли уже ощущать себя согнутыми над его столом, чтобы получить наказание за нарушение во время собрания. Томми и Эрик также думали о наказании, которое они должны будут получить, когда прибудут домой после получения порки в школе. Достигнув передней кромки стола мистера Эриксона, они встали прямо, опустив рюкзаки на пол рядом с собой. На их юных лицах было выражение решимости принять наказание без звука.
    "Я должен сказать, мальчики," - произнес мягко мистер Эриксон, - "что я очень разочарован вашим поведением во время этого утреннего собрания." Убрав руки от лица, он приподнялся и потянулся к столу. Пригвоздил обоих мальчиков к месту суровым взглядом, он сказал: "Я хочу убедиться, что вы, мальчики, понимаете, почему должны быть наказаны. Вы знакомы с правилами поведения во время утреннего собрания или нет?"
    "Да, сэр," - ответили быстро мальчики. "Мы знаем правила, сэр."
    Кивнув, он произнес: "Вы также должны представлять себе последствия ваших действий сегодня утром. Я прав?"
    "Да, Сэр," - ответили они угрюмо, теперь неистово покраснев от мысли быть выпоротыми веслом.
    Мистер Эриксон встал со стула, повернулся лицом к большому рисунку окна за его столом. Затем он сказал, продолжая диалог: "Я понимаю, что есть извинение и даже смягчающие обстоятельства, которые вызвали ваши действия, мальчики. Я могу понять и обычно прощаю такое поведение. К несчастью, вы, мальчики, поставили меня в плохую ситуацию. Я хочу освободить вас, мальчики, от наказания, однако, что касается остальной школы, то это не было бы хорошо для дисциплины."
    Повернувшись обратно к волнующимся теперь мальчикам, он мягко произнес: "Понимаете ли вы, мальчики, дилемму, которую вы поставили передо мной? Вы можете понять тот факт, что несмотря на мои чувства к вам, мальчики, я вынужден провести это наказание?"
    Мальчики переглянулись, и Томми кивнул Эрику. Эрик соединил свою руку с рукой друга в быстром любящем пожатии, затем повернулся лицом к мистеру Эриксону. "Мы понимаем, сэр." Затем мальчики сняли свои школьные куртки и опустошили задние карманы. Потом Эрик сказал: "Мы увлеклись наблюдением Марти... сэр..., лейтенанта Линдстрема, появившегося на помосте, сэр. Наша демонстрация сегодня утром была не более, чем любовью к нашему брату, и это - все, сэр."
    Уложив свои куртки с бумажниками и гребешками на стол, они стояли с руками по бокам, ожидая команды, чтобы нагнуться над столом. Ни один из мальчиков не сказал далее ничего, они только ждали порки, что должна была произойти.
    "Могу ли я, мистер Эриксон," - произнес голос за спиной мальчиков.
    Оба, Томми и Эрик, подскочили от неожиданности и повернулись, чтобы увидеть Марти, все еще одетого в форму, подходившего из задней части кабинета, где он стоял. Их сердца ушли в пятки, когда они узрели решительное выражение на его лице. Когда Марти подошел к мистеру Эриксону, мальчики повернулись опять в их первоначальную позицию лицом к мистеру Эриксону. Теперь у них было дополнительное затруднение - Марти будет присутствовать при их порке. С лицами, словно высеченными из камня, мальчики ждали того, что произойдет дальше.
    "Да, лейтенант Линдстрем," - произнес серьезно мистер Эриксон. "Вы можете теперь выполнить соглашение, которого мы достигли перед приходом этих мальчиков."
    Встав рядом с мистером Эриксоном, Марти сложил свои огромные руки на широкой груди. Он сурово глядел на мальчиков, пока они оба не опустили глаз. Затем, подняв левую руку к подбородку, он сказал, рассуждая: "Я полагаю, что готов сделать это, сэр. Могу ли я приступить, пожалуйста?"
    Кивнув Марти, мистер Эриксон жестом выразил согласие и произнес: "Будьте моим гостем, сэр." Затем он отошел к кожаному дивану и уселся, демонстрируя большое внимание. Он налил себе чашку чая, размешал сахар и откинулся на спинку дивана, чтобы наблюдать.
    "Глядите на меня, мальчики," - сказал Марти спокойным, но твердым голосом. Когда мальчики подняли глаза, он произнес: "Я даже могу понять, почему вы так вели себя. Я почувствовал себя отлично, увидев, как вы и другие мальчики реагировали на мое появление здесь. Тем не менее, мистер Эриксон сообщил мне, что вы двое, мальчики, вышли немного за норму. Поэтому мы с мистером Эриксоном поговорили до вашего сюда прихода. Мы пришли к соглашению."
    Эрик и Томми не определились, как им следует реагировать. Они оба были благодарны и надеялись, что все будет решено без выбивания пыли из заднего места их брюк, что порка может быть отменена.
    "Вот соглашение," - неумолимо произнес Марти речитативом, - "и решение по вашему делу, мальчики."
    "Да, сэр?" - сказали Томми и Эрик, с подавленной теперь надеждой.
    "Мистер Эриксон сообщил мне, мальчики," - сказал тот спокойно, - "что при подобном нарушении требуется, чтобы вы оба были выпороты перед всей школой по заду через трусы. Он также сообщил мне, что двенадцать ударов являются обычным наказанием за такие нарушения."
    "Да, сэр," - ответили мальчики тихо, со слезами, начинающими теперь поступать в их глаза.
    "Очень хорошо, мальчики," - сказал Марти, беря весло в свою крепкую руку. - "И еще одно, прежде чем мы начнем. Моя служба на Военно-морском флоте научила меня, что дисциплина должна поддерживаться. Подобные дела должны рассматриваться на индивидуальной основе. Ваше дело было сейчас рассмотрено, и мистер Эриксон дал мне все полномочия исполнить наказание. Вы, мальчики, полностью осознаете, за что вас наказывают?"
    Мальчики смогли только кивнуть, но на его внушающий взгляд потом произнесли: "Да, сэр." Затем Эрик сказал: "От этого не становится легче, сэр, тем не менее, мы поступили неправильно и готовы принять наше наказание."
    "Хорошо, Эрик, Томми," - сказал Марти. - "Теперь - наше решение. Вы оба получите по три удара по заду через ваши брюки. Я отправляю наказание. После того, как вы получите свою порку, от вас требуется написать очерк на 1000 слов на тему: почему ваше поведение не было приемлемым. В него вы также включите извинение преподавательскому составу, служебному персоналу и остальным учащимся за ваше поведение. Этот очерк должен быть на столе у мистера Эриксона не позднее, чем через два дня. Мальчики, понимаете и согласны ли вы со всеми частями этого наказания?"
    Томми и Эрик теперь оба молча плакали, слезы стыда медленно скатывались вниз по их юным лицам. Они оба чувствовали, что ситуация, в которой они находились, была хуже, чем оскорбление, не говоря уже о том, что их будет наказывать Марти! Что, однако, они еще могли сделать? Они кивнули в знак своего согласия и произнесли немного зажатыми голосами: "Да, сэр."
    "Очень хорошо, мальчики", - вымолвил тот неумолимо. Он обошел вокруг стола и приблизился к мальчикам. Взявшись сперва за Томми, он проверил задние карманы брюк мальчика, потом осторожно уложил его на стол. Повернувшись к Эрику, он сделал то же самое: проверил заднее место его брюк, затем осторожно,> но решительно уложил его через стол.
    Мальчики пребывали теперь в позиции для порки, бок о бок, нервно ожидая первого удара. "Протяните руки перед собой, мальчики," - твердо произнес Марти, - "затем сцепите их вместе. Оставайтесь в этой позиции, пока я не скажу вам встать." Мальчики сделали, как им было указано, и закрыли глаза.
    Марти тогда взглянул на мистера Эриксона, который кивнул, подняв в приветствии свою чашку чая. Кивнув ему в ответ, Марти повернулся, чтобы посмотреть на тонкие фигурки перед собой. Затем он поднял весло вверх и с большой силой опустил его прямо на заднее место брюк мальчиков. Томми и Эрик зажмурили глаза от боли, пробежавшей через их зады. Они не закричали от нее, а только произнесли задыхающимися голосами: "Один, сэр!"
    "Очень хорошо, мальчики," - сказал Марти твердо. Потом он снова поднял весло вверх, за несколько коротких мгновений оно описало свою ужасную дугу, приземлившись на теперь уже очень болезненные зады мальчиков. Слезы теперь выступили открыто, они оба сказали: "Два, сэр!"
    Марти тогда сообщил мальчикам, что ему не нравится делать это своим младшим братьям. Но это - единственный способ избавить их от унижения получить двенадцать ударов через трусы перед другими мальчиками. Затем он сказал, что верит в необходимость поддержания дисциплины и надеется, что мальчики узнали свой урок. Наконец, он сказал им подготовиться к последнему удару.
    Когда Томми как раз подумал, что тот должен быть нанесен, его кто-то грубо толкнул. Это был Эрик, который встряхнул его и затем произнес: "Томми?? С тобой все хорошо?? Ты вроде потерял на момент сознание. Собрание почти закончилось. Встань на ноги!"
    Оказывается, то, что представлял себе Томми, было чем-то вроде дневного кошмара, подобного ночному кошмару, но только днем. Он увидeл на помосте своего брата Марти, пожимающего руки Дину и потом, уходя, машущего мальчикам. Он поспешно вскочил на ноги, чтобы аплодировать своему брату, надеясь и моля, чтобы это и взаправду был только сон!
    Пастором была проведена заключительная молитва, затем ударил молоток, сигнализируя их освобождение. Все мальчики встали, похватали свои рюкзаки, взвалили их на плечи и начали колонной выходить из главного зала. Томми все еще не верил, что все это было сном, и потирал заднее место своих брюк, что не доставляло никакой боли или облегчения. Пожав плечами, он последовал из зала за Эриком на следующий урок.
    По пути на их урок, информатику, Эрик озабоченно взглянул на Томми. Затем он произнес: "Что опять там произошло, Томми? Ты стал говорить со мной тише, повторяя: "Да, сэр" и "Я понимаю, сэр, то же происходит с Эриком." Ты становился все бледнее и бледнее, черт, ты даже начал плакать! И все это, пока твой собственный брат был на помосте. Скажи мне, Томми, что с тобой происходит?"
    Взглянув на своего друга с унылым выражением на лице и держа руку на дверной ручке, Томми ответил: "Старший брат, ты совсем не захочешь это узнать. Я не собираюсь делиться с тобой этим кошмаром, он вполне может осуществиться!" Затем он вошел в классную комнату, озадаченный Эрик медленно последовал за ним.
    Они оба заняли свои места за рабочими станциями и немедленно приступили к работе. Эрик быстро завершил свое задание и сразу же пододвинул стул поближе к Томми, чтобы помочь с заданием ему.
    Мистер Норзстрем проверял их работу со своей станции. Он улыбнулся, когда Эрик сумел показать Томми, где тот сделал ошибку в программе, над которой работал. Подняв глаза, он увидeл их взлохмаченные головы, склоненные близко к монитору в полной сосредоточенности. Он увидeл благодарную реакцию Томми на своевременную подсказку Эрика и с удовлетворенным смешком вернулся к своей собственной работе.
    Во время работы мистер Норзстрем чувствовал радость, что Эрик обрел такого друга. Еще более он был удовлетворен тем, как охотно Томми воспринял работу с компьютерами. Благодаря готовности Эрика обучать, Томми сделал большие успехи, догоняя остальную часть класса. Оба мальчика явно шли к тому, чтобы стать его лучшими учениками. Он пообещал себе, что в конце семестра обеспечит их специальной рекомендацией к декану. Порадовавшись про себя, он подумал: "Если мальчики продолжат развиваться с той скоростью, какую для себя они установили, мне лучше стоит приступить к работе над этой рекомендацией!"
    В это время он обратил внимание, что на его терминале есть поступившее для него сообщение. Подняв брови, он активизировал программу, которая дала бы ему возможность прочитать его. Он прочел сообщение, указал мышью на кнопку "Ответ" и набрал его. Завершив сообщение, он послал его по месту назначения. Когда с мрачным выражением на лице он вернулся к своей работе, прозвучал звонок конца урока.
    Томми и Эрик быстро взяли обратно свои куртки и привели в порядок галстуки. Затем они встали, чтобы идти на следующий урок, Эрик все еще говорил с Томми о его работе. Достигнув двери, они услышали, что мистер Норзстрем зовет их подойти к его рабочей станции. С любопытством, оба мальчика направились, чтобы встать перед мистером Норзстремом.
    "Мальчики," - произнес он, - "во время урока я получил сообщение для вас. Вместо того, чтобы идти на следующий урок, вы, мальчики, должны явиться в кабинет мистера Эриксона."
    Томми вскрикнул, побледнел и почти потерял сознание. Эрик, вскрикнув от удивления, поймал Томми до того, как тот мог упасть на пол. Он помог своему другу сесть на стул, пока мистер Норзстрем приносил ему стакан холодной воды. Эрик дал Томми глоток воды, при каждом своем действии повторяя в беспокойстве, что переживает за Томми. Томми с признательным кивком глотнул воду, сделал гримасу и поставил стакан на стол.
    Мистер Норзстрем был на телефоне, пока Эрик ухаживал за Томми. Вскоре после этого обеспокоенный мистер Эриксон, сопровождаемый еще более обеспокоенным Марти, пронеслись в классную комнату. Когда Томми увидeл, кто это был, то испустил крик и прыгнул в руки своего брата. Слабым голосом, Томми попросил Марти не пороть его и Эрика, они не намеревались устраивать беспорядок на собрании, они в дальнейшем будут хорошо себя вести, без вопросов!
    Томми все еще рыдал в братских руках, Марти по-прежнему не мог успокоить его, чтобы определить смысл сказанного. Остальные просто пытались понять, о каком черте говорил Томми, что он имел ввиду под словом "беспорядок"? Мистер Норзстрем поднял глаза, и увидев учеников, начинающих входить на следующий урок, показал им жестом подождать в холле, пока он не позовет их в класс.
    Марти добрался до стула, братишка теперь лежал на его колене. Он все еще прятал голову на груди брата, тихо плача. Марти только поглаживал его голову, говоря Томми успокоиться и сообщить ему, в чем дело. Томми только крепче держался за него, говоря, что они с Эриком не намеревались быть плохими. Марти, наконец, успокоил его, тогда мистер Эриксон предложил продолжить этот разговор в его кабинете. При упоминании кабинета мистера Эриксона Томми побледнел. Он не оказывал никакого сопротивления, когда Марти поставил его на ноги и повел, но, тем не менее, не выпускал Марти из своего захвата.
    В кабинете мистера Эриксона тот направил их занять места на диване и на кожаных стульях. Затем он просигналил своей секретарше, спросив ее, не могла бы она, пожалуйста, принести им какие-нибудь освежающие напитки. Повернувшись обратно, он увидел Томми, сидящего рядом со своим братом под его рукой, причем обеспокоенное выражение все еще не покидало его лица. Эрик сидeл на стуле у конца дивана, на его лице отражалось озабоченное выражение лиц Марти и самого Эриксона. Мистер Эриксон решительно вышел из-за своего стола и сел на стул в противоположном конце. Затем он попросил, чтобы Томми объяснился.
    Заминающимся голосом, тот медленно пересказал им сон, который у него был на собрании. Он описал увиденное им выражение лица мистера Эриксона, и что это для него означало. Хотя Томми не был осчастливлен такой хорошей памятью, как у Эрика, он все же смог весьма живо связать события. Когда дошло до момента, в котором Марти обходил мальчиков вокруг, чтобы наказать их по заднему месту их брюк, тот только печально качнул головой, ужесточив захват, в котором он держал своего младшего брата.
    Мистер Эриксон был озабочен рассказом Томми. Взгляд, который он дал мальчикам, как обычно предназначался, чтобы успокоить их и заставить вести себя, как должно юным джентльменам. Он не имел при этом ввиду внушить им страх! Со вздохом, он сообщил это мальчикам. Он также сказал Томми, что сожалеет, что Томми воспринял это подобным образом. Затем он спросил Томми, что раз тот так воспринял это, то почему он не подошел к нему и не сказал?
    Томми только пожал плечами с безысходным выражением на лице. Он сказал им, что сожалеет о причине всей этой суеты, он не собирался вызывать все это беспокойство. Потом взыграла гордость тринадцатилетнего Томми. Он сказал, что был озабочен не поркой, а тем, что их должен был наказывать его собственный брат. Затем он сгорбился в руках своего брата, полностью израсходовавшись.
    Эрик, как всегда честный, тогда упомянул, что они были причиной нарушения во время собрания. Качнув головой, так как считал, что, вероятно, убедит их в необходимости порки его и Томми, он рассказал Марти исходный инцидент. Грустно глядя на мистера Эриксона, Эрик медленно встал и начал снимать свою куртку.
    Мистер Эриксон с удивленным взглядом произнес: "В этом нет никакой нужды, Эрик. Не было никакого нарушения. Насколько я мог видеть, это была только естественная реакция брата и друга на кого-то, кого они любят. Сейчас же наденьте вашу куртку обратно, молодой человек."
    Эрик пожал плечами, надел куртку и уселся обратно на стул с выражением неодобрения на лице. Он высказал мнение, что хотя он в действительности пока, возможно, и не думал о получении порки, но долг все же не уплачен.
    Томми, со своей стороны, взглянул на Эрика и произнес: "Эрик, ты, ПОЖАЛУЙСТА, просто заткнись!!?? Просто скажи "спасибо" и сделай это, ладно? Или я должен снова вырвать все волосы из твоей головы, как делал раньше??"
    Мистер Эриксон взглянул на Томми и залился смехом. Он вспомнил действия, которыми Томми побуждал Эрика согласиться на подобную ситуацию. Успокоившись, он объяснил Марти, почему рассмеялся. По окончании объяснения Марти тоже залился смехом, помахивая своим пальцем перед Эриком.
    Эрик просто сидeл там, он был в моральном конфликте с самим собой. Он все еще полагал, что если ты поступил дурно, то должен расплатиться за свою ошибку. "Прощение не останавливает наказания", - всегда говорил ему его отец. С другой стороны, он постарался согласиться с предложенной отсрочкой. Он был просто не способен примирить эти два понятия.
    Ощутив это, мистер Эриксон подошел к Эрику. Он уселся на кофейный столик так, чтобы смотреть прямо в глаза Эрику. Затем он произнес: "Эрик, мой мальчик, у Вас есть замечательное чувство чести, чего я не встречал у мальчиков за много, много лет преподавания. Ваша преданность вашим идеям и идеалам - ничуть не поразительна, Эрик, тем не менее, Вы, кажется, охвачены ей до предела, что не здорово."
    "Что Вы имеете в виду, сэр?" - спросил Эрик в замешательстве.
    Мистер Эриксон тогда терпеливо стал объяснять, что имел в виду. Эрик очень хорош в признании вины, в принятии ответственности за свои действия. Пока это было достойной одобрения чертой характера, но есть времена, когда он не должен быть так настойчив в возвращении долга. Он должен научиться элегантно принимать подарок, а не настаивать на одной-единственной линии поведения.
    Сидя там, Эрик пристально слушал, что говорит ему мистер Эриксон. Он все еще боролся со своей позицией, решение было не вполне им принято. Он взглянул на мистера Эриксона, затем, в отчаянии, вымолвил: "Я пытаюсь, сэр! Я просто по-прежнему не ощущаю это правильным. Я извиняюсь."
    Кивнув, мистер Эриксон испустил вздох и сказал огорченно: "Хорошо, Эрик. Если, мой мальчик, это - единственное решение, которое ты знаешь, тогда мы должны играть по твоим правилам." Он взял Эрика рукой, поставил его на ноги и провел к своему столу.
    "Раз ты признаешь только один образ действий, Эрик," - твердо произнес он, снимая с мальчика его куртку, - "тогда ты должен получить наказание, которое, как тебе кажется, ты заслуживаешь."
    Затем мистер Эриксон спокойно сложил куртку и поместил ее на столе рядом с Эриком. Переместившись за спину Эрика, он поднял вверх лоскут на левом заднем кармане его "Левис Докер", быстро удалив его бумажник и бросив его на куртку. Затем он расстегнул правый задний карман и вынул гребешок Эрика, бросив его за бумажником. Обыскав заднее место брюк Эрика и убедившись, что там ничего не осталось, он осторожно, но твердо нагнул Эрика над своим столом.
    Эрик теперь яростно размышлял. Он не хотел получить порку, нет, нисколько! Его собственные чувства чести и самосохранения, воевавшие внутри него, не помогали в этой ситуации. Он глянул через свое плечо, чтобы увидеть сидящего Томми, лицо того почти полностью побелело. Скрежеща зубами в расстройстве, он глядел в окно перед собой, отсюда нет никакой помощи!
    Теперь мистер Эриксон расположился за ним со своим веслом. Подняв его в позицию, он неумолимо произнес: "Это - твой выбор, Эрик. Я предлагаю тебе отсрочку или порку. Скажи мне, Эрик, что я должен делать?"
    Эрик все еще упорно размышлял, когда услышал звук за собой. Он взглянул через плечо и увидел Томми с непоколебимо решительным выражением на лице. Тот остановился перед мистером Эриксоном и сказал: "Подождите минуту, мистер Эриксон. Мне требуется только минута, чтобы подготовиться, сэр."
    Затем Эрик в ужасе наблюдал, как Томми спокойно снимает куртку, складывает ее и кладет около Эриковой. Потом он вынул бумажник и расческу из задних карманов носимых им серых фланелевых брюк. Бросив их на свою куртку, он предоставил свой зад мистеру Эриксону для проверки. Мистер Эриксон похлопал по заднему месту его брюк и жестом показал Томми жестом идти к столу. Томми мягко толкнул Эрика локтем в бок и лег затем рядом со своим другом.
    Марти счел, что это заходит слишком далеко! Хотя он и высоко оценивал чувство чести Эрика, но не считал, что этого должен придерживаться и Томми. Он сорвался с дивана и подходил к Томми, когда мистер Эриксон остановил его. Он помотал головой "нет". Затем он изрек слова: "Я не собираюсь пороть их."
    Оглянувшись на мальчиков, мистер Эриксон мягко произнес: "Хорошо, Эрик? Теперь твой друг хочет разделить твою судьбу. Правильно и справедливо ли, что он тоже должен вынести твое наказание?"
    Эрик теперь чувствовал почти тошноту в желудке. Он не мог позволить Томми быть вовлеченным в это подобным образом! "Нет, Томми!", - сказал он твердо. "Я не хочу, чтобы ты получил порку за то, во что верю я. Встань, верни свои вещи обратно в карманы и надень куртку!"
    Томми взглянул на Эрика и затем произнес спокойным, твердым голосом: "Если мой приемный старший брат считает, что это должно произойти, тогда так тому и быть. Кроме того, мистер Эриксон, в моем сне мы оба получали порку." Томми посмотрел через плечо на мистера Эриксона, все еще стоящего с поднятым веслом. "Так что, мистер Эриксон, если Эрик не думает иначе, я полагаю, что мы оба пойдем на наш следующий урок с болезненными задами." Он глянул Эрику в глаза и сказал: "Я верю в тебя, старший брат. Я знаю, что ты сделаешь правильный выбор." Затем он повернул голову и закрыл глаза, ожидая первого удара. Эрик уже почти составил свое мнение, когда услышал, что Марти говорит с ним.
    "Эрик, младший брат," - произнес он тихо, - "ты можешь принять от меня, что честь заключается не в том, чтобы не идти на компромисс с предложением мистера Эриксона. Это, Эрик, просто одна из многих серых областей, с которыми ты должен научиться иметь дело в жизни."
    "Хорошо, Эрик?" - сказал мягко мистер Эриксон. "Я не буду спрашивать тебя еще раз, сынок. Скажи мне, прямо сейчас, что я должен сделать."
Top.Mail.Ru