Скачать fb2
Жена по заказу

Жена по заказу

Аннотация

    Прозябающей в нищете писательнице Евгении Горчаковой наконец улыбнулась удача – ей предложили работу гувернантки в семье богатого книгоиздателя. Она не только присматривает за бесенком «поколения „пепси“», но и становится полноправным членом семьи. И поэтому, когда жену издателя убивают, Евгения берет бразды расследования в свои руки. Чисто женская интуиция и писательский нюх подсказывают ей, что корни преступления таятся в загадочном прошлом…


Алла Драбкина Жена по заказу

ПРОЛОГ

    Сейчас Аля привела на яхту еще одну свою подругу, Ирину. Ирина была в запое по поводу годовщины смерти сына Ивана, покончившего с собой, Аля была уверена, что ветер с Онеги исцелит Ирку, выдует все ее печали. Опять же – мужское общество, без чего Ирина не могла жить. Ее тут со всех сторон окружили заботой, вниманием и теплом. Только Гаврила, муж сестры Алиного мужа, никак себя не проявил. Он очень редко (и плохо) пил, а пьяных женщин вообще терпеть не мог. Силыч пил много, но все равно гораздо меньше, чем он мог бы, А вот работал на полную катушку. Отвратительно пил муженек, Егор. У него в пьяном виде были только две ипостаси: красноглазая злобность или униженная почтительность. И ведь никогда не ошибался – перед кем в каком виде предстать.
    Сейчас Егор был завязан на Сакене, хозяине яхты «Час». Эту яхту он построил по просьбе Сакена. Опыт в этом деле Егор получил, построив свою «Секунду».
    Я не знаю, сколько кровей смешалось в крови Сакена, сколько прописок в паспорте и вообще…
    (Кстати, по паспорту он русский, как и все мы, воображающие, что на такой большой территории мог сохраниться один русак.) Но Сакен считает себя корейцем, да и похож он на корейца. На азиата, но не на нашего азиата, а на того, с Востока.
    Сакен притащил на яхту девицу весьма несомненного поведения. Но когда не было публики, Асенька была вполне нормальна. Она готовила, по утрам подавала кофе.
    На борту был еще лучший Алин дружок Леха Старосельский, опер. Он не пил и почти не ел, находясь при деле.
    Але было плохо и одиноко. Сейчас ей не хотелось проявлять супружеские чувства к Егору, потому что муж был нацелен на богатого клиента, перед которым всячески прогибался. Сдуру выходя за него замуж, от тоски и из благодарности, она надеялась, что он изменится – пока он просто очень молод. Он был на десять лет моложе ее. Но вот прошло десять лет – а где возмужание, где попытка отвечать за судьбу семьи? Хотя в любви он клялся исправно, как часы.
    Иногда, встретившись на огромной яхте с Лехой, они приникали друг к другу, стояли, положив головы на плечи друг друга, а потом молча расходились.
    Леха видел все. Мент с душой артиста, в котором начисто отсутствовало брутальное мужское хамство.
    Они и подружились в драмкружке: Але было девять лет, Лехе – одиннадцать. После армии он почему-то не захотел стать артистом… И Никита тоже не захотел, первая и единственная Алина любовь. Никита… Друг Лехи и, к сожалению, всего лишь друг Али. Вечно ей подворачивались какие-то нежданные-негаданные мужья, почему-то слабые, но очень хвастливые. Исключая А. М. Но А. М. – он был вещью в себе и никому не позволял себя согнуть, куда бы его ни запихнули. Он из всего умел извлекать пользу для себя.
    Но ладно, ничего этого она Женьке не напишет, это не столь важно.
    "…Привет, горчайшая подруга моя Женечка.
    Скоро будет Андома, там я опущу это письмо. Послушай, а это ведь первое в жизни письмо, которое я пишу тебе. Да и ты мне вроде бы никогда не писала.
    Так вот, мы с Ириной сели на «Час» в Вознесенье, хорошо что нас пришли встречать к автобусу, а то я бы не доперла ее до яхты. Причал тут искорежен озером и солнцем так, что похож на ленту Мебиуса. Приехавшая с нами Асенька, чмо в белом и на шпильках, бегала по берегу, как заполошная кошка, и орала на радость всему огромному селу, что она, интердевочка, ни за что не полезет в воду.
    Ее поведение было похоже на плохую игру.
    Впрочем, Леха намекнул мне, что игра как раз та, которая нам нужна. Просто девчонка везла в кейсе очень много денег. В Медвежьегорске, куда мы идем, эти деньги нужно вручить бывшей жене Сакена. На нее, оказывается, наехали. Деньги мы везем на «Часе» потому, что приехать с ними на поезде или прилететь на самолете Сакен не может.
    Он очень богат и известен, в Медвежьегорске каждый знает его в лицо.
    Откуда у Сакена деньги? Когда он нанял Егора на строительство яхты и заплатил огромные деньги, я перепугалась. Я до ужаса боюсь богатых, очень богатых.
    Я тогда обратилась к Лехе и попросила его узнать о Сакене все что возможно.
    Оказалось, Сакен работал на прииске, на алмазных копях. Княжил там человек по имени Князев, сбил старательскую артель, сократив бывшую в четыре раза. Сакен ему не понравился. Не потому, что кореец, не потому, что строил что-то из себя или требовал. Тут – другое.
    Знаешь, зачем Сакену нужны были деньги? Когда-то он учился в СХШ (художественная школа при академии) на том самом курсе, куда со всей страны, по человечку, отбирали самых талантливых детей. И вот одним глазком дети заглянули в тонкую щелку шестидесятых. А там Пикассо, Дали, русские авангардисты. Искусствоведы в штатском пошарили в их тумбочках и нашли компромат: несмелое подражание другому искусству, которое не Шишкин. Им хорошо дали по лапам и разогнали по домам спиваться, бедствовать и умирать. Но эпоха опять сменилась, и от «нечисти» в виде художников спокойно избавились, дав им уехать. Сейчас они приезжают из своих заграниц с выставками, дарят городу памятники. Как все блаженные, они уже забыли о том, что Родина изгнала их когда-то. Небось покойный Олежка Григорьев свел тебя с кем-то из них или показывал их работы. Он ведь тоже был из СХШ, как и Сакен. Из того набора.
    Так вот, дождавшийся перестройки Сакен увидел, что Родина подготовила уже другим художникам, помоложе, участь уехать неизвестно куда или умереть. Чтобы не умереть с голоду, Сакен пошел работать в алмазную артель, где-то на краю земли, в стране вечной мерзлоты. А работать он умел. Князев не мог просто выгнать такого работника. Он решил с его участием провернуть очередной спектаклец с исчезновением алмазов. Это проделывалось неоднократно, но впервые Князев решил не просто сделать дело, но и окрасить его кровью Сакена.
    В общем, бывали там случаи, когда охранники алмазов, обязанные отвезти их в ближайший (километров тысячи за три) город, где есть хотя бы деревянные счеты, и сдать их на радость Родине.
    В этот раз пришла очередь Сакена лететь с алмазами в город. Сопровождать должен был проверенный охранник Власьев. Расчет был такой: Власьев приставляет пистолет к затылку летчика и велит лететь за Полярный круг. В это время Сакен должен выхватить свое оружие, которое предполагалось подменить незаряженным.
    Но произошло непредвиденное.
    Когда Власьев целился в Сакена, пилот Громов сделал легкий крен. Власьев полетел на пол, наган его – прямо в руки Сакену. Когда обыскали Власьева, нашли у него такое… С таким нельзя прилетать в ближайший город. В город положено привезти столько, сколько написано в накладной.
    Лишнее превосходит написанное во много раз. Сакен не знал о том, что несколько месяцев самые крупные и невиданные алмазы копились в сейфе У Князева.
    Нашли выход: Власьев сдает алмазы по накладной (дальше его проблемы), а Сакен с Громовым делят навар (это их проблемы) и смываются. Вряд ли Князев будет их искать. Главное – никого не выдали, ничего не раскрыли, а за год спокойной работы без этого дотошного корейца, да еще художника, можно нарыть и побольше.
    Потом каким-то образом Сакен нашел в этом бриллиантовом краю людей, способных купить самородки. Это ж не перстни, не серьги.
    Получив за самородки деньги, Сакен сумел увеличить свой капитал, причем мгновенно. Он вкладывал деньги во всяческие «пирамиды» и не прогорел ни разу. Ну а пилот Громов… Когда он пришел к Сакену, Сакен подарил ему квартиру в Петрозаводске (родина Громова) и изящный броневичок, на котором можно работать где угодно, возить товары куда угодно, хоть за кордон, – и никакой опасности. Уйдешь от бандитов.
    Зачем я тебе все это рассказываю? Пишу в первый раз за долгие годы нормальное письмо и все кружу, кружу, будто боюсь подойти к главному.
    Итак, нас на яхте «Час» восьмеро. Всех, кроме Асеньки, я знаю. Но если она обежала по просьбе Сакена весь город, собрала чемодан денег и, разыгрывая роль морской потаскушки, доставила деньги на место, не сбежав с ними, то, по-моему, подозревать ее в чем-либо трудно. Да и возраст. Они с Гаврилой не вписываются в мою историю по причине возраста. Силыч не вписывается по той же причине и также по социальной.
    Те были лет на десять младше меня, только баба чуть постарше.
    Но начну сначала, потому что все произошло как-то предсказуемо, как во сне, когда ты, не открыв еще двери, знаешь, кто за ней стоит.
    Видимо, это прозрение случилось от крайней усталости. Я очень устала возиться с пьяной Иркой, тащить ее за собой и просто находиться рядом.
    В общем, я разбирала вещи в кубрике. На яхте очень важен порядок, все должно быть закреплено, на полу никаких пролитых бульонов или масла, не дай бог поскользнуться при крене или качке.
    Поскольку мужики устраивались без меня, я должна была знать, где что лежит: ножницы, шпагат, бумага, носки и прочее, чего там только нет.
    И все – нужно.
    И вот в одном из бортовых бардачков я увидела книгу. Она лежала обложкой вниз, но я сразу узнала – это был «Современный английский детектив». Тот самый, где напечатана «Смерть под парусом». Эта книга сто раз уходила от меня, но я всегда умела где-нибудь ее прикупить, вернуть.
    Я прекрасно знала, что детективы вместе с этой книгой Егор забрал на яхту. Но я сразу поняла, какая это книга. Совсем не та, которую Егор взял из дома. Я почему-то знала, что, Открыв ее, я увижу лошадок, нарисованных Варькой лет в пять.
    Смешные лошади: у них все в порядке с задними ногами, но передние крутятся колесом вокруг шеи, их не две, а штук пять. «Но лошадь же бежит!» – объясняла мне юная абстракционистка. Там же был записан тогда еще новый телефон Лехи. Двадцать седьмой страницы не было, три страницы склеились и их не очень удачно разъединяли. С начала до конца это была та самая книга. Ты, конечно, поняла, о чем я говорю?
    Именно эту книгу я уронила двадцать лет назад, в безумии убегая с той самой блатхазы, куда меня завезли отнюдь не по указанию КГБ. Я не слишком высокого о себе мнения, чтобы бояться КГБ, да и замужем я тогда была за А. М., ас его женой такая штучка не прошла бы. Они держали его, одинокого, не вымершего после отсидки, реабилитированного зубра, как символ свободомыслия и почтения к мнению инакомыслящих в нашей стране.
    Он не просил и не боялся ничего.
    Это произошло после моего выступления в ЦП КО. Меня тогда чуть с ума не свели сумасшедшие старухи, чуть зонтиками не закололи. И тут три молодых, красивых (один – просто красавец) человека заступились за меня, бабки сиганули в стороны. Парни позвали меня в гости на именины ребенка, которому всего три года, Оказалось, что пригласили меня не просто так, Оказывается, мы уже встречались раньше. Когда-то я была на «Неделе детской книги» в Новгороде.
    Мы там прекрасно пропьянствовали всю ночь, а потом ходили по городу и пели Окуджаву. Они говорили, что мой приезд, одновременно актрисы и писательницы, тогда украсил их жизнь. Они рассказывали мои анекдоты и ждали моего приезда.
    Потом, отработав положенное по распределению, вернулись в Питер.
    Я все прекрасно вспомнила, кроме лиц этих парней. Это, кстати, беда всех гастролей, Я помню девочку, которая сидела со мной за одной партой в первом классе, а потом уехала в другой город. Я узнала ее во взрослом состоянии. Но вот выступления сливаются в одну линию, и дай бог, если пять или шесть лиц из зала навечно впечатались в мою память.
    И вот мы петляли по городу, со мной говорили, я не видела да и не смотрела, где нахожусь.
    Чего мне было бояться в родном безопасном городе?
    Я потом мы прямо с улицы поднялись на какое-то крыльцо, открыли одну дверь, за ней была другая. Открыли и эту и вдруг толкнули меня во что-то отвратительное: темное, грязное, сумрачное.
    К спине что-то приставили (может быть, и нож, но не думаю), заставили раздеться догола и только тогда втолкнули в комнату, где на табуретке сидела баба, похожая на капо из военных кинофильмов. Меня швырнули на диван, сунули под нос порножурнал, отчего я чуть не взбесилась, и сказали, что сейчас будут насиловать.
    Я орала, но было лето, воскресенье, а дом, где меня мучили, явно был каким-то учреждением типа НИИ, не работавшим по воскресеньям. И я подумала – пусть они убьют меня, но насчет изнасилования перетопчутся. Я обратилась к бабе:
    – Вы же женщина!
    – Я не женщина, я майор КГБ, И если не хочешь к нам на Каляева, то потерпи и доставь себе удовольствие.
    Но удовольствия у нас не получилось. Они подносили мне к лицу зубной бур или дрель, а я плевала им в рожу. Мне давали по шее (шея несколько недель болела), но следов не осталось. Я думала, как повел бы себя А. М., и разразилась такой матерной тирадой (тогда это было еще необычно), какой позавидовал бы и сам А. М. Он научил меня ругаться, но я добавила и раскрасила все заученные слова, вспомнив, как умела ругаться моя деревенская бабушка. Вдова.
    В итоге мне швырнули одежду и сумку. Одевалась я уже чуть, ли не на крыльце, тогда и обронила любимую книгу. Потом вспомнила: что-то стукнуло об пол. Но я помчалась оттуда с дикой скоростью, чуть не попав под машину. Хорошо, что за рулем была женщина. Она сразу поняла, что гнало меня под колеса. Она довезла меня до дома, и, только придя домой, я рухнула без чувств в дверях квартиры. Хорошо, что А. М, дома не было, они все: мама, Варька и он – были на даче.
    Я никогда не рассказывала ему, что случилось.
    Знаешь ты, Леха, Ирина и Егор…
    …Ну вот, пришвартовались в Анд оме, я уже сбегала на берег, нашла свои белые грибы и проверила бруснику и клюкву. Год – золотой. Ветер норд-норд, а значит, рыбачки из деревни напротив ушли на Онегу на лосося. Мы тоже кинули для проформы сеть (заплатили за лицензию – чего ж добру пропадать).
    Но продолжу то неприятное, чтобы ты поняла, что творится со мной. Мужики сидели в кокпите, на палубе или в рубке, а мы были с Ириной. Я раскрыла книгу, показала ее Ирине и напомнила, с чем это связано.
    …Лехи тогда в городе не было, но, приехав, он сразу сказал, что в КГБ, как теперь говорят, «меня не заказывали». Кто из них будет кричать, что они гэбисты, да еще с Каляева? Уж гэбисты-то знают, что адрес у них Литейный, четыре. А вот мои подонки боялись именно Каляева, потому что там их допрашивали на предмет недолива, мародерства у пьяных и прочих вещей, случающихся в их халдейской жизни. Это не были преступники, которые отсидели, это были стукачи, завербованные на горячем. «Заказал» меня кто-то другой, хотя я так и не смогла найти ни одного по-настоящему ненавистника, который бы пошел на такое. Разве что профурсетки, которые до меня гонялись за А. М., но страстью там не пахло. Просто у него была квартира, ему вернули зарплату за годы посиделок, ну и, конечно, быть его женой было бы модно и лестно.
    Мое всегдашнее бесстрастие на тему страсти нежной отмочило со мной штуку: А. М, почему-то выбрал меня. Выбрал настырно, попадался на пути в сто раз чаще, чем положено. Даже притворялся старым и больным, с ходу поняв, что именно на это я и клюну. И я клюнула на богатого, пусть немолодого, но очень хорошо сохранившегося в тюрьме человека, красивого, сильного, статного. А вот любовь и арифметика – это для нищих.
    Пожалуй, это была единственная моя измена, со всеми потрохами, Никите…
    Но я отвлеклась. В лес мы ходили с Егором по нашим местам. В лесу он кажется другим, таким, как я люблю. Где-нибудь в тайге мы жили бы дружно. Потом о нас бы сказали: они прожили в любви и печали и умерли в один день.
    Я рассказала Егору о своей находке. Он тут же напомнил мне, что брал книгу из дома, и это была другая книга. Я разоралась, что я не сумасшедшая, если даже из Бехтеревки вышла без диагноза, не клюнула ни на одну провокацию психиатров, а лечили меня только от усталости и неразделенной (теперь) любви к умершему А. М. Ну врала я чуть меньше других женщин, зато в мужскую норму вполне укладывалась. Не понимаю, что они называют враньем? Мне самой кажется, что вру я как сивый мерин, и только в нескольких случаях социальной несовместимости не могу скрыть своей лжи и своей правды. Говорю одно, а смотрю на всех, вроде одноклассницы Беатрисы, как солдат на вошь. Правда, скорее не мое правило, а срывается с языка, как у любой малахольной.
    Когда мы вернулись на яхту, Егор тут же поторопил меня показать ту книгу. И вот здесь, Женечка, наступил ужас. Той книги не было. На ее месте в бардачке лежала наша домашняя книга с тем же названием. Егор посмотрел на меня с сочувствием, из-за чего мне захотелось избить его. Он почувствовал это, стал из вежливости расспрашивать, кто заходил в кубрик, когда я нашла книгу.
    Заходили все, кроме Сакена, Лехи и самого Егора.
    Гаврила искал здесь сапоги (он всегда все ищет не там, где положил, а где светлее). Асенька приносила кофе и просила дать почитать ей книгу, когда я сама ее прочту. Силыч зашел поглядеться в зеркало – чисто ли выбрился. Он не любил выходить на люди в том виде, в каком вкалывал на яхте. Ну и Ирка, разумеется. Уж она-то, увидев нас на яхте, сразу подтвердила мои слова.
    Но Егор Ирку не любит, а выйдя на палубу, даже сказал мне, что у нее просто белая горячка и она неадекватна.
    Силыч, правда, старался привести ее в порядок, постепенно снижая дозы и заставляя сидеть на ветру, но толку не добился.
    А все потому, что Ирка больна, несчастна и беспомощна.
    Мы стояли с мужем на палубе, не ссорясь, но отвернувшись друг от друга. Сакен в Андоме, как и в Вознесенье, никому не показывался, как и Леха.
    И вдруг из воды вынырнула такая неожиданная морда, что я и сама поверила, что у меня поехала крыша. Но это был всего-навсего Гаврила, который уронил за борт дорогущие, подаренные Сакеном темные очки. Но кроме очков он держал в руках, и книгу.. Пожаловался, что какая-то сволочь выбросила за борт «Смерть под парусом», которую он не дочитал. Егор виновато посмотрел на меня, взял у Гаврилы кисель, оставшийся от книги, и увидел Варькиных лошадок, Лехин телефон и все остальное, о чем я говорила.
    Вот пока и все, что я могу тебе написать о себе, но твое мнение мне очень важно. Я знаю, как ты умеешь задавать себе задачки и решать их.
    Теперь о тебе. Я так и не поняла, куда ты исчезла, почему не звонила и не отвечала на звонки.
    Что с тобой, Женька? Не поддавайся паранойе, как многие сейчас. Ты же так любила с нами плавать.
    Но почему не захотела на этот раз? Из-за Ирины?
    Господи, да кто ж не знает Ирину?!
    Зато ты забыла бы о всех своих страхах, о якобы ненужности людям. С чего ты это взяла, что ты самое несчастное, ничтожное и никому не нужное существо? Да пусть весь мир так считает. Но есть я, есть Данила, был Альгис. А не наплевать ли нам на всех остальных?
    Что же касается меня, то не могу не думать: кто принес на борт книгу? Если книга не его, то где взял? Ведь не умру, пока не узнаю.
    Скоро выходим на Лосьи, на Бесов нос, а потом – надолго – в Оров-губу. Время позволяет.
    А ты тем временем подумай – кто это мог быть?
    Ну Силыча ты знаешь, сама плавала с ним еще на «Секунде», он годков на десяток постарше нас с тобой, да и КГБ никогда не было его жупелом.
    При своем хорошем, пусть среднем, образовании, умении говорить, мирить, судить, да и внешность никуда не денешь, он всегда был на грани принудительного поступления в КПСС, а затем, это уж точно, попал бы в номенклатуру. Именно таких они и зачисляют в свои списки, чтоб потом манипулировать ими как заблагорассудится.
    Но Силыча, притворившегося дурачком, они не раскусили. А он, как он и сам признает, по природе мелкий саботажник. Он объехал со своей бригадой монтажников почти весь Союз и знал, как там живут люди, а потому дал себе слово ни под каким видом не прогибаться под Советскую власть.
    Для этого ему не надо было читать «Самиздат», называть себя диссидентом и делать многое другое, чтоб взвинтить себя до роли героя. Таков Силыч.
    Он на пенсии (уже год), но продолжает работать. Его дочь выбилась почти что в новые русские, но жена не работает. Сейчас ему очень нужны деньги, чтобы откупить младшего сына от армии. Зачем я говорю тебе это? Сама понимаешь, на что может пойти человек, если ему впервые в жизни понадобились деньги. Но иметь знакомых, у которых он, предположим, взял эту книгу и принес на яхту, для него невозможно по определению. Зачем? Или все же ходил к кому-то занимать денег и взял почитать книгу?
    Гаврила. Его ты тоже знаешь. Ему тридцатник, он, как почти вся нынешняя молодежь, хочет иметь все и сразу. Он часто берет в долг, но пунктуально отдает. Отдает, потому что умеет зарабатывать. Из этого всеобщего «все и сразу» он прежде всего хочет иметь хорошую раб о т у, понимаешь? Да и молод он для того, чтоб участвовать в том случае со мной. Но у него такие знакомые быть могут.
    Он ведь работает автослесарем, а это и раньше, и тем более сейчас, сталкивает его не с лучшими людьми. Что важно, в людях он не разбирается.
    Но уж если разберется – туши лампу. Его жена, сестра Егора, говорит, что прежде чем в первый раз пойти на работу, он искал пенсионное бюро и, не пропуская ни месяца, аккуратно платит налоги.
    То есть сам он отпадает не только из-за возраста, но и по моральным причинам.
    Ирина… К сожалению, я не видела, когда и как она собирала свои вещи, когда и как раскладывала, но... я знаю ее всю жизнь. Понимаю, что ты ее не любишь. Не удивляюсь. Просто ты узнала ее слишком поздно и не догадываешься, сколько претерпела она именно потому, что после того гениального фильма отказалась стучать на актеров и режиссеров. У актеров, как и у писателей и художников, существовали (сама знаешь на своей шкуре) черные списки. Сколько прекрасных актеров и актрис надолго, если не навсегда, исчезали из кинематографии. И не потому, что вели себя как голливудские шлюхи или пили как сапожники, а по каким-то другим причинам.
    У Ирины даже знакомых типа моих истязателей нет.
    Леха? Сама понимаешь, что о Лехе и говорить смешно, так же как о Егоре или Сакене.
    Остается Асенька. Извини, возраст. Не могла она быть тогда с теми, а насчет ее знакомств мне известна только ее безумная любовь к Сакену.
    Так кто принес нам на борт книгу двадцатилетней давности, а потом сообразил выбросить ее в реку? А ведь мы с Ириной говорили о книге? Кто мог подслушать наш разговор? Любой.
    Но если книга попала к нему (м-ру X) случайно, он не стал бы выбрасывать ее и не понял бы, о чем идет речь, Значит, есть человек, который случайно взял эту книгу, а потом вспомнил, как она к нему попала.
    Ирина уверена, что это Асенька. Пользуясь своим дерьмоулавливателем, Ирина говорит, что такие Асеньки в любом возрасте могли быть связаны с моими насильниками. Дескать, ранняя ягодка.
    Я, разумеется, ей не верю. Ты знаешь Ирку, у нее по-прежнему черно-белый мир, как тот фильм, в котором она сыграла.
    Ну вот и все о людях. Сейчас, пока мужики готовятся к переходу, сплаваю на тот берег, к деревне. Там и опущу письмо.
    Скучаю без тебя очень. Прошу, подумай. У тебя как-то правильно устроена голова, хотя, когда дело касается тебя самой, ты просто образец доверчивости и пощадности к людям, Целую тебя. Твоя Аля.
    Р. S. Привет от Егора, Силыча и Гаврилы".

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

    Огляделась. Я валялась на полу среди разбитой посуды. Мокрый чай, смешанный с рассыпавшимся сахаром, разбитая пепельница, окурки.
    С трудом поднялась и, держась за стенку, дошла до двери.
    Я не знаю, зачем существуют дверные глазки – все равно невозможно узнать того, кто стоит за дверью. Сейчас я видела барышню – не менее, но и не более.
    – Кто там?
    – Слава Богу, вы дома… – Голос знакомый и не склочный. Можно открывать.
    Передо мной стояла Манюня Ерофеева и с ужасом на меня смотрела.
    – Что с вами?
    – Да вот... магнитные бури, видимо… Несла из комнаты в кухню грязную посуду, и вот… – Я показала на то, что творилось в коридоре.
    – Нужно вызвать врача! – решила Манюня.
    Врача? На самом деле мне просто не мешало бы пообедать, а потом еще и поужинать. И знать, что завтрак тоже будет.
    – Последние три дня я звонила вам день и ночь! Никто не подходил к телефону, и я поехала сама…
    – Телефон отключен, – вяло объяснила я.
    – Сейчас же заплатим, я богатая, – сказала Манюня.
    – С каких это делов-дров? Вам повысили зарплату?
    – Нет, уволилась. Теперь я работаю негром.
    – Где и на кого?
    – Вы будете меня презирать, но я пишу продолжение романа некоего американского придурка, который давно помер. Герой – пещерный человек по имени Гунус. Вы, наверное, видели эти книжки. Моя норма – пять листов в месяц. И за это мне платят четыреста долларов.
    – Пять листов? Это круто.
    – Это тем более круто, что спаси Бог придумать хоть что-то с отдаленным проблеском мысли. Вымарывается как непонятное читателю.
    Манюня деловито вынимала из объемистой сумки какие-то кексы, шоколады и прочее в том же духе. При виде сластей меня замутило. Когда я голодна – не могу видеть сладкое. А она уже ставила чайник.
    – Чай или кофе у вас где?
    – Где, где... рифму знаешь?
    – Да что с вами?
    Не могла же я сказать ей, что предпочитаю корку хлеба с солью.
    – Я не ем сладкого... у меня диабет начинается, – зачем-то солгала я.
    – От дура! От дура! Сигареты забыла! Я быстренько сбегаю, а? Вы только дверь не запирайте, ладно? – И Манюню будто ветром сдуло.
    Я же поползла в коридор и кое-как собрала на поднос черепки. Успела вымыть посуду и привести остальное в порядок, а Манюни все не было. Манюня может заблудиться в центре города, потому что она родилась в новостройках, а географическое чутье у нее, как у того барана, который не желает признавать новые ворота.
    Но я клеветала – Манюня не заблудилась. Она обежала все магазины и приперла целую сумку продуктов.
    – Я такая эгоистка, – сказала она, – сама сладкоежка и другим тащу сладкое.
    – Побольше бы таких эгоистов, – чуть не прослезилась я, однако скривилась, увидев, что вместо нормальной выпивки она приперла ликер.
    Мы сидели на кухне, выпивали и закусывали, перечисляя друг другу все беды и напасти, случившееся с нами с тех пор, как мы не виделись.
    – Они «корову» пишут даже не через "а", а через "ы", – жаловалась Манюня. – Свобода, бля… ой, простите.
    – Я там отработала четыре месяца. Нашла контакт с учениками, научила писать сочинения, что, сама понимаешь, довольно трудно. А потом они почему-то заявили, что я должна бросить старшие классы и перейти на пятые-шестые. Когда я спросила, почему…
    – А вы у них ничего не спрашивайте, – перебила меня Манюня. – Логика исчезла вместе с грамматикой. А уж учителя…
    – Да, – согласилась я, – давно не видела такого скопища хамов и недоучек, как в школе. Коллектив меня просто ненавидел. Почему-то они все пытались мне доказать, что они не хуже меня: сама понимаешь, когда люди берутся доказывать, что они не хуже, получается, что уже поэтому они хуже. Особенно меня возненавидела учительница математики, .
    – Вы и математика? Это каким боком?
    – Один раз помогла девочке решить задачу по алгебре. Потом пришла другая девочка, потом мальчик… Выяснилось, что самые умные и способные дети в принципе не знают математику и боятся ее, как зубной боли. Эта неграмотная стерва запугала их, но научить не смогла.
    – А вы можете научить математике?
    – Манюня, я закончила школу, потом выучила дочку, подтягивала детей родственников и соседей. Что такого сложного в школьной математике? Литература в тысячу раз сложнее – нужно заставить читать, анализировать прочитанное, научить говорить, грамотно писать, а математика… В общем, из школы я ушла…
    – А эта, помните, я говорила, вождица… – продолжила Манюня, – опять намарала книжку, То есть она не намарала даже. За ней стенографистки записывали лекцию, машинистки печатали, а потом слали мне. У нее декабристы читали Маркса...
    – Ты что, серьезно?
    – Вполне. Я уж не говорю об именах и датах. И когда я эту книжку написала заново и сказала главному, что я думаю о вождице... они напустили на меня редактора этого вшивого университета для богатых, который сказал, что я своими речами подрываю... и тэ дэ. Надо было уходить, но куда?
    – ..Я ушла из школы и стала продавать французскую косметику. Посмотри на меня, Манюня, и скажи: кто-нибудь нормальный купит у меня французскую косметику.
    – Вы прекрасно выглядите…И вот появился этот тип с Гунусом. Предложил написать на пробу лист…
    – ..Потом я у себя дома расфасовывала большой мешок хлорки по маленьким пакетикам. Это была хорошая работа, но хлорка скоро кончилась…
    – .Когда же я предложила сборник, свой сборник, на меня посмотрели как на сумасшедшую. Народу не надо интеллектуализма! С каких это пор я стала интеллектуалкой?
    – ..Потом я нянчила двухлетнего младенца.
    Отработала два дня. На второй день повела его гулять. И все бы было хорошо, если б я поточней запомнила, из какого дома и квартиры вышла. Младенец сам привел меня домой, но к тому времени он описался и обкакался. А дома меня ждали разгневанные родители.
    – ..А теперь они не дают мне разогнуться. Хотят, чтобы я писала не пять, а десять листов в месяц. Этот мой Гунур Гнус снится мне по ночам. Вначале я пишу нормальный текст, а потом его оглупляю. Двойная работа…
    – Да... при совдепии мы научились дурачить власти, а теперь уже вам, молодым, надо учить дурачить себя…
    – Но я бы хотела видеть читателей, которым нравится мой Гунус… Неужели болезнь зашла так далеко?
    – Читателей твоего Гунуса видела я. Взялась воспитывать семилетнего подонка у новых русских. Слегка дала ему по рукам, когда он пытался поджечь скатерть на столе… А там кругом этот немецкий пластик, эти обои, которые сами по себе могут вспыхнуть… Меня выгнали и не заплатили. Они очень не любят платить. Потом общие знакомые мне рассказали, что я была пятой по счету – и никому не платили. И вот уже месяц я живу… вот так.
    До сих пор не пойму, почему мы с Манюней расхохотались. Наверное, сработало воображение: Гунус, обкаканный младенец, декабристы с Марксом под мышкой, хлорка с французской косметикой – адский коктейль.
    – Я боялась идти к вам с этим, – робко приступила Манюня к цели своего прихода, – но раз уж вы работали с детьми… Понимаете, ни в моем старом издательстве, ни в «Гунусе» про вас слышать не хотят. Говорят, что у вас репутация… Ну якобы однажды вы тремя словами сняли большого начальника…
    Я порылась в памяти и вспомнила, что это было лет двадцать назад. Один главный редактор сказал кому-то (и не одному человеку, а нескольким), что он не намерен печатать баб, особенно эту стерву Горчакову. Разумеется, мне это передали. На ближайшем собрании я вылезла на трибуну и попыталась выяснить этот вопрос с самим главным редактором, которого и в лицо-то не знала. Но он не поспешил показаться мне, хотя из зала раздавались крики, что он тут, в наличии. Тогда я продолжила свою мысль и сказала, что ненавидеть женщин – нездорово.
    Зал хохотал, визжал и топал ногами. Я ничего не могла понять. Я только видела, как какой-то человек бросился по ковровой дорожке прохода к дверям. В зале же орали: «Женька, ну скажи еще что-нибудь!»
    И я сказала. Но дело не в этом.
    Человек, убежавший из зала, ворвался в кафе, где гудели пьяные саботажники всяческих собраний. Он плюхнулся на свободный стул рядом с писателем Медведенко, который в этот раз пил мрачно. Мало того, что человек этот как бы машинально выпил кофе Медведенко, но потом и уронил руку ему на колено. Медведенко, как и я, не знал его в лицо, но ощущение у него сложилось гнусное, и с воплями: «Пидор гнойный!» Медведенко погнал этого типа в раздевалку.
    Вот это и был тот самый главный редактор, ненавидящий баб. Но и Медведенко был прав насчет пидора. Оказывается, все давно знали, что он пидор. Кроме меня и Медведенко. В общем, этому типу пришлось уволиться. Но если б я знала правду, то в жизни не сказала бы того, что сказала.
    Хотя, с другой стороны, дело было не в том, что этот человек «голубой», а в том, что он был партиец, стукач и бездарь. А это уже не просто коктейль, это коктейль под названием «царская водка». Удивительно только... хотя нет, не удивительно, что прежние подонки так хорошо спелись с подонками нынешними. Тогда никто не посмел тронуть меня за мои слова, но то, что про старый скандал знают нынешние бездари и ставят то выступление мне в вину… Все верно – ничего не изменилось. Король умер, да здравствует король!
    – Понимаете, – продолжала робко Манюня, – когда я говорила о вас с типом, как бы заведующим кадрами, в кабинет вошел директор издательства. Он даже не просто директор, он владелец, И вот он стал про вас расспрашивать. Очень доброжелательно. Я рассказала все как есть. И что пишете по-прежнему, и что с детьми работаете… В общем, он хочет почитать, что вы пишете. Но это не деньги, даже если напечатают. Уж если я попала в интеллектуалки, то что они скажут про вас… И тут его жена за ним приехала. И вот она-то… Поклянитесь, что не обидитесь?
    – Манюня, ну с какой стати?
    – В общем… У них одиннадцатилетний сын. Ходит в какой-то престижный лицей. По утрам она сама его туда отвозит. Но днем... сами понимаете, люди богатые, светская жизнь кипит вокруг, постоянные презентации. Она говорит, что если бы вы согласились жить у них и помогать воспитывать пацана… Уж поверьте мне, у них там есть где разместиться. Она даже компьютер обещала вам поставить. А свою квартиру бы могли бы сдать.
    – Ага! Чтоб через три дня очутиться совсем на улице!
    – Не думаю. Виктор Аполлонович вполне приличный человек.
    – А деньги и квартира откуда?
    – Можете быть спокойны. Все это принадлежало его сыну. Сын, царство ему небесное, был тем еще докой на грани бандитизма. Но сын с женой и ребенком разбились на машине, и Виктор Аполлонович оказался единственным наследником. При сыне он был только директором издательства на ставке. Он, видите ли, еще и пишет…
    Последние слова Манюня произнесла как бы извиняясь. Я сразу же поняла, о чем речь.
    – Графоманчик?
    – Ну сейчас много таких. И вы знаете, их читают. Мы с вами, наверное, чего-то не понимаем, но большинство людей, особенно сейчас, и живут-то по каким-то графоманским законам. У них совершенно нарушены связи и понятия.
    – Да, конечно. Французскую косметику у меня покупали голодные и нищие училки. Они никак не могли понять, что прыщи выскакивают и волосы секутся от голода, а не от плохой косметики. Но почему ты уверена, что твой Виктор Аполлонович и его жена нуждаются именно во мне?
    – Потому что они брали девиц после каких-то гувернантских курсов и пришли в ужас от их никчемности. А вас они очень уважают.
    Выбирать было не из чего.
    – Ладно, поехали, – решила я.
    – А вот это уж нет… Она приедет сама. Политике на таком уровне я научилась.
    – Ладно, тогда звони. Только придется идти на улицу.
    – Должны включить, я заплатила. Есть два часа?
    Телефон действительно работал.

    Я очень люблю красивых людей. Люблю до страсти. Но только действительно красивых. На меня трудно угодить. Потому, когда мои подруги говорят о ком-то «красавец» или «красавица», зачастую я только ухмыляюсь. На свете очень много людей с правильными фигурами и чертами лица. Так же много, как людей умных и талантливых. Но сколько умных и талантливых воплотили в дело свой ум и талант? А те, кто не воплотил, гораздо хуже нормальных и средних. Ум можно перекачать в цинизм и острое злословие, талант продать на злобу дня.
    Таких умников я избегаю, потому что боюсь.
    Она была красавица. В моем понимании". Что-то такое с полотен Боттичелли. Когда она открыла рот, очарование не рассеялось.
    – Мне, право, неловко… – как-то по-старомодному сказала она. – Я ведь читала все ваши книжки, а теперь выступаю в роли как бы благодетельницы… Но поверьте, я стала богатой совсем недавно, а до этого… Я закончила двухлетний ликбез и могу быть толковой секретаршей, менеджером, знаю компьютер. Но ничего этого никому не надо, потому что все заслоняет моя внешность. С такой внешностью с удовольствием берут сами знаете куда. Очень многих девочек с выигрышной внешностью уже просто нет в живых. Знаете ли, их, в роскошных шубах, почему-то принято выкидывать на ходу их «кадиллаков». Может, это и красивая смерть, но у меня есть сын. Я не стремлюсь особо ни к красивой жизни, ни к красивой смерти. Мой муж тоже. Он, как и вы, писатель. Любит уединение, но... положение обязывает. Я беру на себя все, что могу.
    Я делаю так, чтобы он оказался в нужное время в нужном месте в нужном виде. Он взял на себя заботы о нас с Кириллом, так почему бы мне не позаботиться о нем? Вы, конечно, спросите о любви… Все ваше поколение – жуткие романтики. Вы всегда говорите о любви.
    Вот это с ее стороны был ляп. Если она часто будет ляпать нечто подобное, я когда-нибудь сорвусь и нахамлю. Уж не лучше ли сделать это сразу?
    – Я не всегда говорю о любви, – холодно проговорила я. – Хотя всегда имею ее в виду! Но что именно вы имеете в виду под любовью? Страсти-случки или заботу и терпимость?
    – Простите. – Она прикусила губу.
    – Под страхом смерти я не напишу женского любовного романа, – продолжала я, – а вот ваше поколение и кропает это, и читает в безумном количестве.
    – Простите же… – попросила она.
    – Тогда не будем говорить о поколениях. Я как-то никогда не могла определить свое. У меня были друзья в два раза меня старше (теперь их уже нет) и в два раза моложе.
    – Да ладно вам, – вдруг как-то по-детски сказала она. – Виктор ждет вас не дождется. Он вас знает. Ах да, я не говорила еще об условиях. Двести пятьдесят долларов в месяц и, разумеется, питание, проездная карточка и прочее. Если бы вы согласились еще жить у нас... нас всего трое, а. комнат семь. Для вас есть хорошая комната со своей прихожей и отводным телефоном… Ну как?
    Она еще спрашивает «как»! Но это предложение было слишком роскошно, и мое внутреннее противоречие вылилось в ненужную откровенность:
    – А вдруг я не смогу поладить с вашим ребенком? Последний раз меня выгнали за то, что я дала по рукам мальчику, который поджигал скатерть.
    – Козлы! – неожиданно резко сказала она.
    – Давайте попробуем… – согласилась я.
    – Когда?
    – Да хоть сейчас.
    – Но вам же нужно собрать вещи… Не думайте, что мне трудно заехать за вами еще раз.
    – Я сказала – попробуем.
    Машина у нее была маленькая, пристойная, но, думаю, не менее дорогая, чем иные громадные и навороченные. Вела она почти так же хорошо, как Андрюха Гусаров, – без злобы на пешеходов и других водителей, Интересно, сколько ей лет? Больше тридцати по. внешности не дашь, а вот по поведению она вполне зрелый человек, эдак и к тридцати шести.
    Жили они недалеко от меня, на канале Грибоедова, в трех шагах от Невского. Как потом выяснилось, половина окон их квартиры выходила прямо на Казанский собор. В больших, сплошного стекла, окнах собор смотрелся как дорогая картина. Слава Богу, что окно комнаты, предназначенной мне, выходило в зеленый дворик.
    Вначале, когда он открывал мне дверь и находился против света, я его не узнала. Он помог мне раздеться, и мы прошли в огромную кухню-столовую. Когда я увидела его, был порыв вернуться в прихожую, сдернуть с вешалки плащ и бежать, чтобы пятки сверкали.
    Да, оказалось, что не только он знал меня – я его тоже знала. Впервые я увидела его у старухи Браунинг, уверенная, что это какой-то крутой московский литератор. Но, по ее словам, это был наш, питерский, графоман. Потом старик Семенов напомнил мне о нем и предложил отрецензировать его толстенную рукопись. Попросил сделать это вежливо и пристойно, потому что опасался схлопотать от автора донос в обком партии. Семенов мог бы мне этого не говорить, потому что прекрасно знал: я не принадлежу к тем литераторам, которые любят издеваться над графоманами и показывать, какие они умные, утверждаясь за чужой счет, Несмотря на всю бездарность рукописи, для меня было очевидно, что автор ее вовсе не плохой человек. Он писал скорее из любви к литературе, чем из желания выставиться и стяжать мильон денег и гору славы. По крайней мере, у меня автор вызвал сочувствие (столько сил впустую). Я была не только предельно вежлива, но удосужилась перечислить некоторые достоинства рукописи: терпимость к людям, доброту и порядочность.
    Опыт общения с текстами дал мне возможность составить мнение об авторе. В общем, отдаю должное свободе слова и печатно заявляю, что Виктор Аполлонович был мудак. И на съезде мудаков он занял бы даже не второе, а третье место. Образование – скорее всего средний инженер-бездельник из какой-нибудь затхлой лаборатории или конструкторского бюро. Разумеется, считает себя интеллигентом, хотя все точки отсчета у него смещены, а верхнее образование лишь разобщает его с реальностью. Впрочем, иногда претензия на интеллигентность постепенно делает людей весьма легкими и приличными в бытовом смысле. Они обладают столь редкостной в нашей стране вежливостью и готовностью в любой ситуации выглядеть пристойно, что с ними можно иметь дело, даже дружить.
    Но вот что касается их произведений… Ведь я недвусмысленно написала тогда в рецензии, что печатать его труд пока нет никаких оснований.
    И вот он стоит передо мной и подает мне руку.
    У меня даже мелькнула мысль: а вдруг он нарочно заманил меня в свой дом обещаниями райских кущ Только для того, чтобы отомстить мне, поставить на место: – смотри, кто теперь ты, а кто я.
    Но на лице его была написана непритворная радость.
    – Евгения Ивановна! Как я рад! Как я рад вас видеть! Боже мой! Мне просто стыдно, что писатели вроде вас оказались в таком странном положении. Но вы не волнуйтесь, мы это как-нибудь утрясем! Нам с вами поздно быть капиталистами и акулами. В свое время вы так поддержали меня! Вы одна поддержали мое желание писать!
    Интересно, как это я его поддержала? Тем, что напрочь отвергла его рукопись? Да, я ее отвергла.
    Но графоманы не только пишут строго наоборот тому, что хотят написать, они и читают (по крайней мере, когда речь идет об их произведениях) строго наоборот тому, что написано.
    – Вы правильно сказали тогда, что моя вещь была несвоевременна.
    (Ничего подобного я не говорила).
    – Но пришло мое время. Правда, тут еще и удача. Покойный сын купил мне издательство, и, смею надеяться, я не завалил его. Я не доверялся компьютерам и их дурацким прогнозам. Я выпускал классику и, несмотря ни на что, не прогорел. Не только русскую, не только западную, восточную тоже. Я поклонник китайской и японской средневековой литературы, и я знаю, сколько людей это читают и хотят купить. Я рискнул и выиграл, хотя мой молодой совладелец каждый раз убеждал меня, что я подписываю себе смертный приговор. Я не печатаю этой современной графомании с неприличными подробностями алькова или с горами трупов. Конечно, приходится идти на эти дурацкие «фэнтези» с Гунусом и прочими, но они хотя бы не нарушают чувство пристойности.
    Он говорил, захлебываясь, будто боялся, что я прерву его, не пойму, какой он умный и хороший.
    – Вы просто молодец! – с чувством похвалила я.
    Яна между тем быстро и толково накрывала на стол. Сколько лет разницы между ними? Двадцать пять, все тридцать? Однако я вынуждена признать, что физиологического отвращения он не вызывал.
    Седой, подтянутый, красивый, правильно одетый, с хорошими вставными зубами. А может, это у него свои? У глупцов часто бывают очень хорошие зубы, почему – не знаю, но это так.
    – Ах, вы же пришли сюда не для того, чтобы слушать меня. Яночка, тащи сюда Кирюшу:
    Животную любовь я испытываю лишь к детям лет до двух, а вот уже к более старшим дышу ровнее. Мальчику на вид было лет двенадцать-тринадцать (оказалось, что ему в этом году исполнится всего одиннадцать). Он, как и мать, был очень красив, мило улыбался и дружелюбно смотрел в глаза. Казалось, это был очень хороший мальчик.
    Он ласково обнял Аполлоныча и за что-то поблагодарил: «Спасибо, папочка». Обычно мальчики в таком возрасте гораздо сдержаннее с отчимами. Хотя, с другой стороны, он может понимать, кому обязан сытой жизнью.
    Побеседовать с мальчиком в тот вечер хозяин мне так и не дал, за что большое ему спасибо. Я не буду корчить из себя Мэри Поппинс и утверждать, что совсем не боюсь детей и умею с ними обращаться. Просто мы сидели вчетвером на кухне, ели-пили, разговаривали (в основном говорил хозяин) и присматривались друг к другу.
    Я думала, что богачи питаются осетриной, телятиной и отборными овощами-фруктами. Поименованные мной закуски были, конечно, представлены на столе, но в разумном количестве, как знак гостеприимства. Обед же был вполне человеческий и очень вкусный, даже на мой придирчивый вкус.
    Классически правильно сваренный борщ, перцы, фаршированные мясом с рисом и овощами. Сервировано все было прилично, но без наворотов. На кухне была микроволновая печь, но Яна сказала, что ею почти не пользуется – невкусно.
    Потом мне показали квартиру.
    Если я вижу комнату с малиновыми шелками на окнах, покрытым лаком полом и обоями с золотым тиснением – меня может вырвать. Здесь ничего этого не было, как не было дурных хрустальных люстр и прочего ресторанного шика. В каждой комнате можно было увидеть какую-то действительно ценную вещь: старинную лампу, горку прошлого века, удобное старинное кресло. Я хвалила эти вещи и вкус хозяев, но мне было сказано, что это вкус предков хозяина.
    – У Вити все это находилось в одной комнате, но я сочла, что так лучше, – сказала Яна.
    По-моему, она была права. Комнаты, набитые одним антиквариатом, производят зловещее впечатление.
    – А теперь пойдемте, я покажу ваше жилище… – потащил меня за руку Аполлоныч.
    Моя комната была лучшей. Воздух в ней был чище, чем в других, я это чувствовала. Ясно, что квартира эта – бывшая коммуналка, а в этой комнате (со своим коридорчиком и телефоном) жил весьма славный и некоммунальный человек.
    – Эта квартира до революции принадлежала нашей семье, – сказал хозяин, – потом сделали коммуналку… Я жил как раз в этой комнате… Потом мой покойный сын откупил всю квартиру.
    Кроме книжных стеллажей, широкой лежанки и маленького низкого столика, в комнате не было ничего.
    – Шкаф тут, в прихожей, в стене… С детства не любил шкафы, – как бы извинился хозяин.
    – Я тоже…
    – Девочкам, которых мы пытались до вас нанять, очень не нравились книги. Они орали, что эту грязь нужно убрать. Расставляли по стеллажам какие-то коробочки, безделушки… Но я не могу доверить ребенка девочкам, которые не любят книг. Кстати, стол для компьютера у нас есть, компьютер тоже... вам для работы.
    – Но я не умею работать на компьютере.
    – А как же вы пишете? – удивился он.
    – От руки. Я выросла в коммуналке, писала ночами, а ночами стучать на машинке… Я привыкла писать только от руки. У меня была чудесная машинистка, она же была для меня как бы первым редактором. Елена Леонардовна Браунинг…
    – Вы тоже дружили в ней? – чуть ли не со слезами воскликнул он. – Я лично обожал ее. Я считал, что мне крупно повезло, что я вообще с ней знаком. И вот теперь вы… Ведь слова молвить не с кем!
    – Но у вас же целое издательство!
    – Нефедов держит меня в стороне от авторов. Я издаю свою классику, а все остальное – Нефедов. Он говорит, что я не знаю конъюнктуры. Наверное, он прав. Я, конечно, знаком со многими теперешними... гм... писателями, но поддерживать с ними знакомство… У них, знаете ли, какая-то лакейская литература. Унылое подражание американскому идиотизму на нашем материале. И ужасающая безграмотность. Знаете ли, когда я вижу текст, испещренный грамматическими ошибками, я вспоминаю эвакуацию, а именно – как по мне бегали вши. Лакейский плагиат… Как же, рынок!
    – Как сказал Антуан де Ривароль, на рынок не ходят с золотыми слитками, там нужна мелкая разменная монета… – вдруг сказала Яна.
    Я раскрыла было рот, но быстренько его захлопнула, чтобы моего изумления никто не заметил. Она высказала здравую мысль и к месту. Но кто такой Антуан де Ривароль, где она его прочитала и с какой стати? Яна не заметила моего изумления, она с улыбкой продолжала:
    – Вы мне дадите ваши рукописи, ладно? Я сама сделаю вам тексты. Мне ведь тоже очень важно не потерять навык…

    Поздним вечером Яна повезла меня домой с целью собрать вещи и вернуться снова к ним. Мы ехали по полупустым улицам, молчали, но молчание наше не было неловким. Я присматривалась к ней, она, скорее всего – ко мне. Я видела ее красивый четкий профиль и думала о том, что она все-таки для меня загадка. Впрочем, как и все ее поколение. Нас воспитывали с лозунгом, что мы «будем жить при коммунизме», но почему же наши дети так прекрасно и правильно уживаются при капитализме? Как эта красавица Яна, с ее-то внешностью, сообразила, что в этой жизни надо трудиться, а не качать права?
    Среднестатистический человек нашего поколения в нашей стране отличается именно качанием прав.
    Мы хотим получить что-то от кого-то в быту (жилье и зарплату у государства), мы качаем права с возлюбленными и потому их теряем, а самое страшное – мы качаем права с детьми. И тоже теряем их.
    Жизнь ничему нас не учит. А вот эта молодая женщина, выйдя замуж за мужчину вдвое старше себя, прекрасно соображает, что за уверенность в завтрашнем дне и за богатство надо платить уважением к тому, кто его дал. Попав из грязи в князи, она не ведет себя как халявщица и проститутка, лишь требуя и ничего, кроме постели, не давая. Нет, она работает, следит за порядком. Да вот и со мной…
    Заметив, что муж превосходно ко мне относится, она посчитала, что и со своей стороны должна окружить меня теплом и заботой. И ведь ни грана раздражения, ревности…
    Побойся Бога, Горчакова! Ревность! Ко мне и в молодости-то не ревновали мужей и возлюбленных, а уж теперь…
    – Вы, наверное, в молодости были очень красивой? – вдруг вполне серьезно спросила Яна.
    Здрасьте, приплыли!
    – В молодости я выглядела в сто раз хуже, чем сейчас.
    – Значит, вы достойно жили, – припечатала она. – Ведь как говорит Шамбор, большинство людей употребляют лучшую пору жизни на то, чтоб сделать худшую еще более печальной. Хотя... хотя худшая у вас еще не наступила, а? Вы видели, как Виктор прямо-таки расцвел перед вами? Девочек из бюро гувернанток он удосуживался только смерить взглядом. Стоило им раскрыть рот, как у Виктора начинались судороги. Вы понимаете, почему я могу любить его? Понимаете? Он не сладострастный старикашка, которому нравятся молоденькие! А значит, я могу его потерять. А значит, могу и любить.
    И вот тут она была права. Мы любим до тех пор, пока боимся потерять. Тьфу ты, я вдруг представила эту гениальную фразу в виде афоризма в девичьей тетрадочке. Все-таки афоризмы – ужасная пошлятина. Как бы сказать Яне, чтоб она поменьше их употребляла? Она достаточно умна в поведении, чтоб обойтись без виньеток и завитушек.
    Вещей я взяла мало, лишь самое необходимое.
    – А квартиру вашу я сдам. И сдам хорошо, – опять припечатала Яна.
    – Но вдруг я не уживусь... вдруг вы не уживетесь со мной? Куда я денусь?
    – Вы получите хорошие деньги и не пропадете.
    Тем более что мы уживемся. По крайней мере, мне вы очень нужны. Вы поймете это со временем.
    Покидая вместе с Яной дом, я случайно заглянула в почтовый ящик и увидела, что там что-то лежит.
    Наверное, реклама телевизора «Сони», который продается по «смешной» цене, или духов от «Коко».
    Я ткнула пальцем в дыру ящика и поняла, что это письмо. Наверное, из ЖЭКа, где меня клеймят за неуплату. Брать письмо ой как не хотелось, но ведь если меня возьмут на работу, я сумею оплатить самые главные счета.
    Письмо оказалось довольно объемистым, такие обычно приходят из редакций, когда тебе возвращают не очень длинный рассказ. Но обратного адреса не было. Я засунула письмо в сумку. Оно взволновало меня: помятое, не очень чистое. Явно не из Питера и не из Москвы. А в другие города я ничего не отсылала. Тревожное письмо. Такое ощущение, что оно плыло, летело, ехало, а потом самостоятельно дотопало до моего ящика. Скрывая тревогу, я пошла за Яной к ее машине.
    На новом месте я спала хорошо. Так хорошо, что проснулась без десяти одиннадцать. Ничего себе! С другой стороны, это был показатель того, что в моем новом жилище все было чисто. В первую минуту, как проснулась, я вообще подумала, что нахожусь дома. Те же книги (при совдепии все хорошие книги были на счету) смотрели на меня со стеллажей – этого было достаточно для прекрасного самочувствия.

    – Вы почему меня не разбудили?! – ворвалась я на кухню.
    – С какой стати? В школу я Кирюшу отвожу сама, зачем вам рано вставать? Мы же легли вчера часа в два…
    – А как же вы сами?
    – Я сплю днем. Знаете, приучила себя к этому. Эти вечерние тусовки, сами понимаете. А выглядеть надо хорошо.
    Она быстро, но не суетливо поставила передо мной завтрак: омлет с помидорами и сыром, бутерброд с ветчиной, помидор, огурец и роскошный желтый перчик. (Если бы я была богатой, я бы питалась именно так).
    – Шикарный омлет, – похвалила я. – Люблю омлеты, но не хватает терпения взбить их как надо.
    – У меня миксер.
    Поразительная женщина. Она была напрочь лишена того порока, который я вдруг обнаружила в людях на старости лет. Впрочем, этот порок мог быть и чем-то новеньким. Дело в том, что во всех местах, где я пыталась пристроиться, от школы до торговли косметикой, все служащие почему-то пытались доказать, какие они работяги. Суета, озабоченный вид, на лбу символ «Я работаю». Та математичка, которая не могла доходчиво объяснить детям теорему Пифагора, все время была занята. Устраивала кабинет, делала какие-то приборы, выступала на педсоветах. Лишь учить ей было некогда.
    Что-то не припомню такой суеты на заводе, где я работала в молодости. Там суетились только партийные и комсомольские вожди да профсоюзные придурки, за что народ над ними смеялся.
    Яна же делали все быстро и четко, а потом спокойно беседовала, будто она бездельница, будто все вокруг нее делалось само собой.
    – Вас мама учила готовить?
    – Ма-ма? Ма-ма? – Она могла не продолжать, хотя мне были интересны причины, почему мама ничему ее не научила. (Ее тон был именно такой: мама не научила не только готовить, да знали бы вы мою маму, да вы что, с печки свалились?) – Может быть, когда-нибудь вы увидите мою маму… – сказала Яна, угадав мое любопытство. – Это такая артистическая натура! А у вас есть дети?
    – Дочка. Двое внуков.
    – Где она?
    – В Москве. Там вышла замуж. Я живу в огромной квартире, которую мне не оплатить, а она мается в комнатушке…
    – Почему ей не переехать сюда?
    – Она хочет. Но тут же болото. Ни ей, ни мужу тут не найти работы.
    – А кто она у вас?
    – Художница по тканям. Сейчас, хоть и сидит дома, оформляет детские книжки. Ее муж журналист.
    Она смотрела на меня, как на какое-то чудо света, я не могла понять ее изумления.
    – Знаете... мне так странно слышать, что вот люди бывают журналистами, художниками, писателями…
    – Но ваш муж…
    – Послушайте, Евгения Ивановна, я ведь тоже читала вашу рецензию. Он хранит ее, как реликвию. Так вот, я ее читала, и у нас с Виктором некоторое... разночтение. Конечно же, я ничего ему не сказала… – Она вдруг звонко расхохоталась. – Особенно смешно про ту бабу, у которой после мотоцикла и беготни по пляжу прическа остается волосок к волоску. Вы ему написали, что вместо такой бабы представляется двухлитровая бутылка липкого лака для волос, а может, и мебельного. И знаете, на что он заменил прическу? – Она опять захохотала.
    – На что?
    – На белую блузку, которая после всех катавасий остается белоснежной…
    Да, она смеялась, но в смехе ее не было предательства, так смеются любящие женщины, замечающие за мужьями милые, трогательные, мальчишеские выходки. Она не издевалась, она умилялась.
    Потом мы с ней поехали в лицей за пацаном.
    На этот раз он поцеловал и меня, чем привел в ужасное смущение. Что там ни говори, но мальчик выглядел старше своих лет, крупнее сверстников, а потому телячьи нежности ему не очень-то шли.
    Заметив мое смущение, Яна сказала:
    – Это еще что! В первом классе он бросился целовать учительницу, которая поставила ему пятерку. Та, бедная, отшатнулась и опрокинулась на пол вместе со стулом. Ну сколько раз я тебе буду говорить, что твои поцелуи уже можно оставить? До поры.
    – До восемнадцати лет? – уточнил Кирюша.
    – Это как получится.
    – Прости, мамочка, больше не буду.
    – За что «прости»? Ну за что «прости». Вечно у тебя «прости», «спасибо», «пожалуйста», а воз, как сказал Крылов, и ныне там, Потом, после обеда, уже без Кирюши, она пожаловалась мне:
    – Ну такой сговорчивый, такой любезный… Весь в папочку. Тот тоже мог сказать все, чего вы ждете. Но делал только по-своему. И уж такие подлянки с извиняющейся улыбкой на лице.
    – Он жив?
    – Даже дерьмо однажды тонет.
    Вечером у Аполлоныча с Яной были дела, однако Яна не забыла и обо мне.
    – Я заодно сдам вашу квартиру. Там большая тусовка соберется, найду кому…
    – Но у меня там…
    – Не сейчас же они въедут, сто раз успеем забрать все, что надо. Да не волнуйтесь вы, этим же не Витя будет заниматься, а я.
    Хозяин рассмеялся, вовсе не смущенный, что его не ценят в деловом смысле.
    Они ушли, а я пошла к своему воспитаннику.
    Он сидел и тупо смотрел видик с мультиками.
    – Кирюша, займемся делом…
    Ему, видимо, было интересно, как это мы будем заниматься и каким делом.
    Как выяснилось, заниматься делом он действительно не привык.
    – Что у вас задано на завтра?
    – По литературе «Бежин луг», по математике задачка и три примера. Потом еще параграф из истории и физра. А по физре ничего не задано.
    Что касается наук, никто бы не посмел обвинить Кирюшу в том, что он знает хоть что-то. Не знаю уж, каким образом он доучился до пятого класса.
    «Бежина луга» он не читал. Решать задачки по математике не мог, потому что не знал даже таблицы умножения. Чтобы умножить два на пять, он смотрел сделанную на компьютере таблицу. Но и это не самое страшное. Дело в том, что он не просто не слушал моих объяснений, он все силы употреблял на то, чтоб вызвать меня на другие разговоры, возбудить мое любопытство, отвлечь от попыток заниматься уроками.
    Он кидал мне всякие приманки, вроде того, что его папа, первый папа, «козел поганый», а бабушка – «старая сука». Произнося гадкие термины из области работ на постельной ниве, Кирюша ничуть не смущался, как не смущается сын шофера, говоря про «мерседес» с «родным мотором».
    И все же «Бежин луг» я ему прочла. Очень мне не хотелось читать Тургенева вслух, но прочла.
    Читая, я увлеклась, какое-то вдохновение снизошло на меня, голос стал звонким и гибким. В конце чтения я взглянула на мальчика – по щекам его текли большие пузатые слезы.
    – Ты что, Кирюша?
    – Мальчика жалко.
    Это была небольшая, но победа. Уж если он хотя бы слышал рассказ, то при его-то несмущающейся, раскованной речи сумеет ответить на вопросы учителя. Математику пришлось решать мне, вовлечь его в гармонию этой науки пока не представлялось возможным. Я сама должна была выдумать, как именно заинтересовать его и упростить запоминание таблицы умножения и правил. Пока же нужно было лишь уязвить его самолюбие.
    – Вот представь себе, Кирюша… Мороз, зима, холод и жуть. В ларьке стоит девушка, которая недавно кончила школу на троечки. Никакой другой работы ей не дадут – она ничего не умеет.
    К ларьку подходит алкаш с десятью бутылками из-под пива. Бутылка стоит пятьсот рублей. Девушка начинает считать на калькуляторе, сколько она должна заплатить алкашу. Но очень холодно, пальцы ее не попадают на клавиши, и все время получается разная сумма. За этим алкашом выстраивается очередь из других алкашей с пустыми бутылками и просто людей, которые хотят что-то купить в ее ларьке. А она все считает.
    «Да пять тысяч! Пять тысяч ты мне должна!» – кричит алкаш, а потом и все остальные. Но она не верит, считает. В конце концов люди уходят к другим ларькам, только алкашам и бомжам с их бутылками приходится стоять (в других ларьках не принимают бутылки). Уж они ей и объясняют, как надо считать, и матерят. В это время подходит мальчик, в которого она влюблена не без взаимности. Вначале мальчик хочет заступиться за нее, но потом, выяснив, почему разгорелся сыр-бор, раздумывает. Он привык видеть ее веселой и уверенной в себе, а тут стоит какая-то тупица с красным носом и не может умножить пять на десять и приписать нужное количество нулей. Ему, конечно, жалко девушку, но как-то брезгливо жалко, будто больную.
    Он поворачивается и уходит. Она ему становится неинтересна. Разумеется, получает такая девушка копейки, а потом ее вообще увольняют, потому что она не умеет считать, ничего не может продать.
    Людям надоело стоять в очередях, они идут к тем продавцам, которые работают быстро.
    И вот остается она – жалкая, безработная, никому не нужная…
    – И все хотят иметь ее даром, да? Никто не хочет платить? – делает свои выводы Кирюша.
    У меня легкий шок, не сразу нахожусь.
    – Я не о том. Я о том, что она не умеет работать, а деньги платят за работу. Вот ты вырастешь – и на что будешь жить?
    – У нас полно денег, я не буду работать.
    – Пока ты вырастешь – деньги кончатся.
    – Но папа говорит, их становится все больше и больше.
    – Потому что папа работает. И мама работает дома. Папа кончил институт и умеет считать, но если папа умрет... кто будет заниматься делами?
    – Я тоже кончу институт.
    – Кто ж возьмет тебя в институт, если ты ничего не знаешь?
    – А я буду учиться за деньги.
    – Ага, ты будешь платить деньги, чтобы не учиться. Тогда тем более они кончатся скорее, а ты останешься нищим и необразованным.
    – Я ненавижу нищих…
    – Вот и тебя будут ненавидеть…
    Неожиданно он расплакался:
    – Вы нарочно говорите мне всякие ужасы. Мне никто не говорил такого.
    – Видимо, все считают тебя глупым и неспособным понять правду.
    – А мне не нужна правда! Я не хочу правды!
    – А она не спрашивает, нужна она тебе или нет.
    Правда то, что есть. Тот, кто знает правду, обычно знает, как поступать. А те, кто вериг в ложь, оказываются... опять же – нищими и никому не нужными.
    – Я ненавижу нищих…
    – Мочало – начинай сначала, Он долго сидит, думает. Потом вдруг с воплем бросается ко мне на шею, начинает целовать и между поцелуями приговаривает:
    – Скажите, вы будете меня учить? Вы будете меня учить? Вы не будете больше говорить мне правды? Нет, когда я выучусь, тогда говорите.
    А сейчас не надо. Мы как-нибудь потихоньку подойдем, ладно?
    Сейчас он тянет на пятилетнего, но слишком велик для того, чтоб взять его на руки и начать укачивать, как маленького.
    – Ладно, уже поздно. Ложись спать, мальчик.
    Он ложится в постель, притягивает меня к себе.
    Я глажу его по голове. Наконец он засыпает.
    Вот загадка так загадка! Разумеется, по всем признакам ребенок порочен. Он знает то, что ему не положено знать, и не знает ничего из того, что положено. Как же идеальная Яна допустила такое?
    Значит, не идеальная? Впрочем, сколько я знаю прекрасных людей, у которых дети оставляют желать лучшего! Видимо, у нее не было времени. А у кого-то, кто портил мальчика, время было. Бывший муж, мать? Как относиться к словам Кирюши об отце и бабушке? Это что, правда?
    Мальчик, конечно, порочный, но не до мозга костей. Его порок простодушно вывернут наружу.
    Как хорошо, что мне попался мальчик с таким опытом, а вовсе не девочка. Вот уж с девочкой я бы ни за что не справилась.
    Иду к себе, чтобы на досуге подумать над тем, как подать ему таблицу умножения.
    Итак, умножение на два легко. Умножению на пять обучить тоже легко, умножение на десять – вообще нет разговоров. Если этим заниматься каждый день…
    В дверь раздается легкий стук. Появляется Яна, дыша духами и туманами. При ней маленькая театральная сумочка, из которой она и достает пачку денег. Долларов.
    – Здесь три тысячи! – говорит она. – За полгода вперед. Они хотят переехать через недельку…
    Я беру деньги, и у меня дрожит рука. Я никогда не держала таких денег.
    – Но... полгода... ведь вообще-то я продаю квартиру. Мне нужна маленькая, а на остальное дочь хоть что-нибудь купит в Москве.
    – Не волнуйтесь. Может, эти, что сняли, и купят. И уж не за бесценок! У вас шикарная квартира. Только без ремонта неважно смотрится.
    Где-то в мыслях у меня проносится, что не все так хорошо и просто, что излишняя любезность ко мне может оказаться чем-то иным, но мое исконное совдеповское легковерие побеждает. А ведь именно сейчас, после общения с Кирюшей, я не должна очень-то доверять Яне. Дети выдают нас, и Кирюша выдал Яну, по крайней мере ее прошлое. Но мысли эти кружат где-то вдалеке, на самом деле я верю Яне, а потому улыбаюсь ей с искренней благодарностью.
    – Эти деньги не надо тратить, – говорит она. – Лучше мы тоже заплатим вам за два месяца вперед. У вас много долгов?
    – Нет. Очень мало. Те люди, которые дали мне в долг, сами сейчас сидят на мели, и я бы хотела отдать им не только то, что должна, но и подкинуть еще.
    – Сколько вы должны?
    – Пятьдесят долларов.
    – Им вы можете дать сто пятьдесят. Ну, послать дочери…
    – Хоть чуть-чуть приодеться. Это недорого, я одеваюсь в секонд-хэнде. Вот разве что обувь…
    Яна недолго что-то соображает, потом смущенно говорит:
    – Знаете, у меня в доме скопилась уйма вещей. Вы, наверное, заметили, что я не одеваюсь вызывающе. Но все-таки по моде. Вы, слава Богу, не старая жирняйка, и вам подойдет. Вы не бойтесь, все почти не ношеное. Положение обязывает.
    Кажется, всю ночь мы разглядывали и мерили тряпки. Яна счастливо возбуждена, даря мне кожаные куртки, пальто, шифоновые платья и бесконечные туфли-сапоги. Ей нравится дарить, как мне когда-то нравилось одевать жену покойного Маугли. При Яниной деловитости она могла бы продать эти вещи, но ей нравилось дарить. Только вот вопрос: почему она раньше не подарила эти вещи кому-то другому?
    – Мне некому было дарить, – отвечает она на мои мысли. – Из прошлого у меня почти никого не осталось, старым подругам я подарила все, что им подходило. А теперешнее окружение… Они одеты лучше меня, – усмехается. – По крайней мере, дороже.
    Покончив с тряпичным ажиотажем, мы идем на кухню пить чай. И только тогда она задает вопрос, серьезно ее волнующий:
    – Ну как вам Кирюша? Что вы с ним делали?
    – В основном целовались.
    Мы смеемся, но ее смех печален.
    – Как вы представляете, что нужно сделать, чтобы он учился?
    – Учить.
    – Это понятно. Но как? Он панически боится учебы.
    – Я буду учить. Начну с таблицы умножения.
    – Может, нанять математика?
    – Яна, не порите чушь. Наемный математик готовит способных детей к институту (и не всегда удачно), но он не сможет выучить с ребенком таблицу умножения. Беда Кирюши не имеет никакого отношения к математике.
    – Я готова сделать все. Что вам понадобится?
    – Нам понадобится время. Больше ничего.

    И вот две недели из Кирюшиной комнаты доносилось:
    – Если дважды шесть – двенадцать, то как нам быстро вычислить, сколько будет трижды шесть, не зубря таблицы?
    – К двенадцати прибавить шесть. Будет... будет восемнадцать.
    – А четырежды?
    – Прибавить еще шесть…
    – Нет, есть способ легче…
    – Ага! Пятью шесть – тридцать, значит, четырежды шесть... тридцать отнять шесть... это будет... будет двадцать четыре!
    Потом мы читаем «Муму», потом я читаю ему вслух половину рассказа «Пестрая лента» (о Шерлоке Холмсе этот мальчик до меня тоже не слышал); Кирюша требует продолжить чтение, но я отказываюсь. Приходится ему кое-как читать самому.
    Когда я захожу в его комнату ночью – проверить, как он спит, я вижу, что книга лежит рядом и открыта уже не на «Пестрой ленте».
    Потом я говорю Яне, чтоб заменила кассеты с дурацкими, абсолютно дебильными американскими "мультиками на нормальные приключенческие фильмы типа «Дети капитана Гранта». Но задаром он у меня таких фильмов не получает. После просмотра фильма он обязан написать его краткое содержание.
    И он пишет, бедняга. По всей квартире валяются листки, испещренные каракулями: «Когда Дик приехал в Африку, он нифига ни понимал…»
    Я горда собой до поросячьего визга, потому что знаю: дальнейшее обучение пойдет в сто раз легче хотя бы потому, что решать хитрые задачки и читать занимательные книги гораздо интереснее, чем учиться читать и зубрить таблицу умножения.
    Его классная руководительница Ольга Тимофеевна буквально допрашивает меня, как мне удалось вытащить этого милого, но ни на что не годного мальчика.
    – У меня же таких целый класс. В отличие от Кирюши, они все еще и хамят, и ябедничают родителям. А родители в нашем лицее сами знаете, кто…
    Как и я, Кирюша тоже счастлив до поросячьего визга. Он горд собой, он меньше целуется и меньше просит прощения без всякого повода. Я становлюсь как бы соучастницей его подвигов, и потому он не оставляет меня в покое ни на минуту. То у него сломался карандаш, то кончилась бумага, то телевизор плохо кажет. Однажды, не заметив Яны, он попросил у меня пять тысяч на тетради.
    – У тебя что, денег нет? – взвилась Яна.
    – Прости, мамочка, – завел он старую песню.
    – Никогда не думала, то мой сын вырастет попрошайкой…
    – Но я думал…
    – Ничего ты не думал… Если бы думал, не попрошайничал бы…
    Потом я объясняю ей, что он явился ко мне не за деньгами. Для него пять тысяч – не деньги.
    Просто он хотел лишний раз пообщаться и для этого нашел не тот повод. Конечно, я могла бы пойти ему навстречу и быть всегда при нем, но это будет не правильно. Пусть домогается моего внимания сам.
    К окончанию первого месяца моего пребывания в этом доме я удивлялась, как Яна меня терпит.
    Дело в том, что не только Кирюша искал моего общества. Виктор тоже (мы уже пили на брудершафт).
    В том, что Виктор мудак, я по-прежнему нисколько не сомневалась. Графомания была не столько его слабостью, сколько бедой. Он любил литературу с неподобающей страстью, а потому мое общество было ему дороже общества молодой, красивой и умной жены. Я остерегаюсь даже талантливых людей, готовых все отдать за свое чертово искусство, но когда это делает бездарный человек, то вообще туши лампу. Он преследовал меня просьбами прочесть его опусы и высказать мнение. Он говорил со мной о писателях и литературе. Удивительно, но вкус у него был вполне нормальный. Лет двадцать тому назад я посоветовала бы ему стать критиком и научиться писать о литературе так, как он о ней говорит, не позволяя графоманских красот. Конечно, из этого тоже мало бы что получилось, но все-таки…
    Используя меня в литературном плане, он, как человек порядочный, понимал, что надо интересоваться и моими делами. Мало того – отнюдь не платонически. Ведь то ли кто-то говорил ему об этом, то ли он сам соображал, что его абсолютно фантасмагорические опусы после моих правок становятся более правдоподобными.
    Графоманы всегда не правдоподобны, даже в тех случаях, когда ни на сантиметр не поднимаются над бытом.
    Для меня, например, Сталкер вполне возможный и реальный человек, а уж быт общества «Хищных вещей века» давно, на мой взгляд, воплотился в нашем теперешнем безумном и безнравственном мире. Но читать, как Аполлоныч описывает поход героя в булочную... бр-р!
    Я вовремя сообразила, что с Виктором надо общаться, как с Кирюшей. Золотить ему пилюлю тяжкого труда литератора, потому что, как я видела, мутное, обманчивое и самодовольное вдохновение уже покидало его, он исписывался, ничего не написав. Я подкидывала ему варианты возможных последствий поведения героя, придумывала героям любимые словечки и манеру поведения, а уж что касается героинь…
    В конце двадцатого века даже хорошие писатели настолько разлюбили женщин, что абсолютно не могут их описать. Помню, подошел ко мне один маститый писатель с просьбой о помощи.
    – Слушай, мне надо как-то одеть свою бабу…
    – Жену?
    – Да нет. Героиню. Что сейчас носят?
    – Это зависит от того, кто она такая. Сколько ей лет, где работает, где живет, в какой семье воспитана.
    Маститый (и неплохой) писатель был поражен, а я перестала удивляться его бездарным романам то с буфетчицами, то и просто со шлюхами, на которых так явно написано: «буфетчица-пьянчужка», «шлюха недорогая» и т, д.
    Виктор любил женщин, он их идеализировал до такой степени, что у них никогда не пачкались белые одежды и никогда не прорезалось дурных мыслей и слов. А ведь до женитьбы на Яне он много лет был вдовцом. Были же у него какие-то любовные истории, должен же он был со своим идеализмом нарываться на хищниц, стерв и психопаток.
    Красивый, импозантный, он должен был нравиться женщинам, вряд ли они так уж позволяли ему прозябать в полном одиночестве. Если уж он их сам так усиленно избегал, то каковы причины? Импотент, «голубой» или что? А может, достаточно ему было увидеть на ногтях своего предмета облупившийся лак или дырку на чулке – и он бежал? Да, любовью к женщинам, настоящей любовью это не назовешь.
    Он заслушивался, когда я предлагала ему варианты женских характеров и поступков.
    – Если вы так хотите, чтоб она непременно оставила его и потом он три печатных листа страдал, не делайте из нее дурочку, которая оставила его без всяких причин.
    – Я не хочу, чтоб она у меня была корыстная.
    – Хорошо.
    – Я не хочу, чтоб она любила другого, ведь она тоже страдает…
    – Хорошо.
    – Но тогда ведь причина делается загадочной, герой не может понять…
    – А вы сами?
    – И я. Я имею право не понимать вместе с героем.
    – Не имеете.
    – Но я же автор. Я могу написать все, что мне угодно.
    – Пишите, только не удивляйтесь, что это никому не будет интересно. Герой у вас умница, красавец, богач, а его почему-то бросают…
    – Но разве так не бывает?
    – Бросают, правильно. И можно найти миллион причин. Например, он сам дурак. То есть эгоист…
    – Мне не хотелось бы…
    – Хорошо. Тогда займемся ею. Она испугалась счастья, ее вечно бросали косые-хромые-горбатые. И она боится, что уж этот-то точно бросит. С испуга впадает в истерику, нервы не выдерживают.
    – А разве так бывает? – Глаза у него округляются.
    – Очень даже бывает. Они тоже мыслящие существа. Бывает. Особенно у нас и с нашими женщинами. Они боятся счастья.
    – И с вами такое было?
    – Да, конечно.
    Вот только тут он вспомнил про жену.
    – Яна! – вопит он.
    С готовностью служить вбегает Яна. Он долго и нудно выясняет с ней суть вопроса.
    – Конечно, так бывает, – говорит Яна. – Или он принимает ее не за ту, кем она в самом деле является, и она дает деру, потому что на цыпочках долго не простоишь. Она хорошая тетка, но совсем другая, чем он ее себе представляет.
    – Пор-ра-зи-тель-но! – декламирует Виктор и долго, с большим интересом нас изучает.
    – Что же – и счастья не бывает?
    – Как сказал Гете, «на свете счастья нет, а есть покой и воля».
    Он не замечает, что Яна со своими афоризмами завирается, а я, разумеется, молчу. Я только с грустью понимаю, что уж Яна-то точно не та, за кого он ее принимает. А та ли она, за кого ее принимаю я? Надеюсь, что та. Если она путает Гете с Пушкиным, это еще не значит, что Яна не может любить. А уж такая не весьма начитанная жена – вообще подарок. Особенно для графомана.
    В какой-то из моментов Виктор вспоминает, что я все-таки писатель и пора поинтересоваться, а что, собственно, делаю теперь я.
    Рукописи мои приведены Яной в полный порядок, и я спокойно даю их ему на прочтение. Он читает долго, неделю, наверное. А потом разворачивают громадную простыню и начинает излагать свои замечания.
    – Вот вы пишете, что она полюбила его за красоту. Женщины не любят мужчин только за красоту.
    Я теряюсь, Тоже мне спец по женщинам.
    – Смотря какие женщины, смотря за какую красоту. И потом, красивые мужчины добрее с женщинами, чем какой-нибудь замухрышка и поганец.
    – Ладно. Снимаю. А вот тут она у вас положила в воду белье и только потом посыпала порошком.
    – Ну и что?
    – Положено, по инструкции, вначале развести порошок в воде и лишь потом положить белье.
    – Миленький, женщины не читают инструкций. Спасибо, что ты нам сказал… – хохочет Яна.
    – Вы нигде не разнообразите ремарки, – продолжает Виктор. – У вас «сказал он», «сказала она». Ну, вы хотя бы написали: «сказал он, вставая», или – «сказала она, подходя к окну».
    – Мне лень выдумывать никчемные действия, да еще их описывать.
    – Как так – лень? – изумляется он.
    – А вот так. Надоело писать ненужные вещи.
    Уж если она у меня подойдет к окну, то что-нибудь там увидит. А иначе зачем?
    – Хм… Странно, но снимаю. А почему у вас положительный герой бабник и пьяница? Ну этот, Сергей…
    – Во-первых, он не бабник…
    – Но он спит со случайной женщиной.
    – Кто по пьянке не спал со случайными женщинами?
    – Значит, вы не отрицаете, что он пьяница?
    – Пьяницам не нужны женщины. Он не потащился бы ее провожать, а остался пить с друзьями. И вообще, он не положительный герой, он нормальный хороший мужик.
    – Мне он очень понравился, – говорит Яна, поскольку читала мою рукопись.
    – Как странно… Вы такие серьезные женщины, а вам нравятся такие... какие-то не такие мужчины.
    Ну что ему сказать? Нет, критика из него тоже не вышло бы. Он замечает мошек-блошек и совсем не видит вещи в целом.
    – А все остальное так... высоко, что ли? Ужасно интересно читать. Как-то все бытово-низко начинается, а потом уходит в космос. И этот лесной пожар в конце… Как вам удалось его так описать? Вы наблюдали и запоминали?
    – Я никогда не видела лесного пожара. Разве что в кино.
    – Но он так достоверен.
    – А вы-то видали лесной пожар?
    – Нет. Но у вас так достоверно. Как же вы сумели так изобразить?
    – Мне это было нужно – вот и изобразила. Я не Тургенев и не Пришвин. Я привлекаю природу лишь тогда, когда это нужно мне.
    – Вы не любите природу?
    – Я очень люблю природу, но не хочу, писать о ней скучно и пошло.
    Он опять изумлен, потом вопит:
    – Вот! Вот! А я-то думал, что природа обязательна! Я всегда пишу природу, хотя она мне не нужна! Мне это скучно, но я это делаю! Как жаль, что я не встретил вас раньше… Спасибо, большое вам спасибо!
    – Спасибо не булькает! – трезво говорит Яна.
    – Ну, разумеется, разумеется. Какой у нас сегодня день?
    – Четверг был с утра.
    – Значит, у вас есть неделя. Вы пишете заявку и в четверг относите ее с рукописью Нефедову. Он занимается договорами. Большого тиража мы вам не дадим. Сами знаете, народ не любит интеллектуальную прозу.
    Яна серьезна и не отвечает на мою ухмылку. Интеллектуальная проза! Я – интеллектуалка! Дожили. А пусть хоть горшком назовут…

    В общем, я как сыр в масле катаюсь. Только вот не люблю идиллий. Какая-то непонятная тревога мучает меня. Они такие милые люди, я-то знаю, что так не бывает. Или поздно в мои годы идти в услужение к кому бы то ни было? Я одергиваю себя – работа как работа: мне нравится заниматься с Кирюшей, мне нравится Яна и нравится Виктор.
    Может быть, они слишком, чересчур предупредительны? Я ведь человек битый, не люблю, когда чрезмерно, боюсь. Иногда не выдерживают нервы и хочется нарушить идиллию. Или чтобы у Виктора с Яной произошел хоть маленький семейный скандал из-за не постиранной вовремя любимой сорочки. Хотя... с таким чистоплюем и идеалистом этот скандал может быть последним.
    От Яны я за это время узнаю следующее:
    – Только потеряв что-нибудь, мы осознаем ценность утраченного… (Шопенгауэр).
    – Кто хвалит всех, не ценит никого… (Сэмюэл Джонсон.)
    – Самый достойный человек – тот, кто прекрасней всего мыслит и действует… (Жорж Санд).
    – Нет никого без пороков. Тот из нас наилучший, кто имеет их поменьше… (Гораций).
    – Разлука для любви подобна ветру для пламени. Маленькую любовь гасит, большую – раздувает… (Лев Толстой).
    А вот Лев Толстой этого не говорил. Нет, я вовсе не знаю, что именно и когда именно мог сказать Лев Толстой, какую пошлость выдрали из него составители афоризмов. Но я уже вычислила книгу, из которой Яна взяла этот афоризм. У меня есть такая книга. Мы с дочкой и ее подружками часто гадали по этой книге, наобум ее раскрывая и называя строчку сверху или снизу. Дело в том, что в той книге нет русских авторов, она составлена за границей, а потому половина авторских имен нам незнакомы или знакомы очень смутно.
    На Льве Толстом я и ломаюсь. Я говорю, как будто лечу с высокой горки. Но говорю.
    – Яна, это не Лев Толстой. И про покой и волю сказал не Гете, покой и волю вы взяли из какого-то другого сборника афоризмов. И тоже перепутали.
    А Жорж Санд, хоть я ее и не люблю, все-таки не кретинка, чтоб претендовать на афористичность явно проходного банального текста…
    Я не смотрю на Яну и потому не понимаю, почему она молчит. Я убеждена, что она бесится от ярости.
    – Простите, – вдруг горячо, почти как Кирюша, говорит она. – Простите, я забыла, с кем разговариваю. Но меня так натаскали на эти афоризмы…
    Я смотрю, наконец, на Яну. Она смущена, будто сказала лишнее.
    – Натаскали? Кто?
    – Да в этом ликбезе, где я училась. На каждом зачете и экзамене мы должны были выдать на-гора по двадцать афоризмов.
    – Знаете, это чересчур легкая система обучения. Я бы сказала, легковесная. Вы гораздо умнее без афоризмов, поверьте мне.
    – Я вам верю, – тихо говорит Яна.
    – Наверное, в вашем учебном заведении заправлял какой-нибудь несостоявшийся адвокат?
    – Откуда вы взяли? – почему-то испуганно говорит она.
    И действительно, откуда я это взяла? Надо обязательно вспомнить. Сейчас мне гораздо любопытнее Яна и ее испуг, но она не намерена продолжать разговор на эту тему. Я, разумеется, тоже. Но почему она так испугалась?

    За всеми вначале неприятностями (я испугалась, что Виктор Аполлонович, узнав меня, выгонит с порога), а потом приятностями вечера я как-то расслабилась, впала в эйфорию, размечталась.
    Но потом вспомнила, что теперь мне надо следить за собой, полезла в сумку за косметичкой и увидела полученный мной давным-давно пакет. Интересно, сколько он пролежал в ящике?
    Опять противная дрожь тревоги. Разумеется, я забыла про крем и вспорола письмо, чтоб поскорей узнать что-то… Что? Что хорошего я могла узнать в своей теперешней жизни?
    Текст был не напечатанный. Значит, письмо частное. От какой-нибудь безумной поклонницы, вспомнившей обо мне? А такие бывали. Месяц назад ко мне явился мужик с мешком картошки на плече. Я сдуру открыла, он назвал мне имя-отчество, фамилию.
    Потом сгрузил мешок. Из сумки достал кусок шикарного мяса, сало и бутылку самогона. Выглядел мужик, судя по лицу, чуть грубоватому, и по одежде, слесарем высокого разряда, может, слесарем-лекальщиком.
    – Ч-что эт-то? – испугалась я.
    – Да в деревню на Украину к теще ездили.
    Она, нам сала и мяса дала, целый холодильник. Во льду оттуда тащили. А картошка наша…
    – А я тут при чем?
    – Так я и говорю, моя послала. Видит, что книжек твоих нет, вот и решила, что ты голодаешь.
    – Я ее з-знаю?
    – Она тебя знает. Она учительница литературы. Если б она осталась без работы – куда бы пошла? В продавцы вы не годитесь, а что другое, если тебе не двадцать, вам и не предложат.
    Я отварила картошки, поджарила мяса. Мы уговорили шикарный обед под бутылку самогонки с Украины (это вам не водка из ацетона).
    Смешно, но фамилия мужика была Хлебников.
    К сожалению, таких поклонников не так уж много. Остальные, потеряв всякий ориентир в жизни, пишут мне о своих невзгодах, путая меня с бюро трудоустройства. Или с какой гуманитарной организацией. Я рыдаю над этими воплями, но помочь ничем не могу и не отвечаю на такие письма. Мне стыдно писать им, что живу ничуть не лучше, а может, и хуже. Ведь не поверят.
    Почерк письма был удивительно похож на мой.
    Ясный, четкий, круглый по-школьному. Дебильный, как я думала раньше, пока графолог, не зная, что это мой почерк, объяснил все по-другому, весьма лестно для меня.
    Кто же это? Я заглянула в конец письма. Аля Сорокина!!! И я, лучшая подруга, не знаю ее почерка! Но ведь рукописи у нее на машинке, а писем мы друг другу не писали. Теперь ведь легче позвонить из другого города, чем написать. Да и не монолог получается, а диалог. А ведь письма идут так долго.
    Алино письмо напугало меня до дрожи. Нет, ей, конечно, ничего уже сто лет как не грозит. На яхте точно нет человека, который знает историю этой книги. Она попала на борт случайно.
    Я знаю всех, о ком она пишет, кроме Сакена и его преданной девушки. Ну уж это не они, конечно.
    Я не люблю Ирину, но чтобы она сто лет назад участвовала в таком? Да никогда. Просто Ирина сейчас много пьет, потом пытается вылезти из этого, немного замарав окружающих и показав им, что она, может быть, не только не хуже их, а и получше, поумней.
    Помню, когда мне было за тридцать, в театре, где Ирина работала литсотрудником, ставили мою пьесу. Мы быстро сошлись с ней, тем более что она была подругой Али Сорокиной, с которой я тогда еще не дружила, но очень хотела дружить.
    И вот Ирина впарила мне, что один довольно молодой красавец-актер влюблен в меня. Не прошло и пяти минут, как я почувствовала взаимное влечение. А потом написала ему письмо и получила в ответ такое…
    Или, например, Ирина звонила кому-то ночью, спутала телефон и попала на близкую одинокую (при муже и детях) приятельницу. Естественно, узнав голос, она повесила трубку. А эта приятельница наутро рассказала Ирине, что звонил Он и дышал в трубку. Ирина стала делать это при каждом удобном случае, а по пьянке рассказала о том, как водит за нос несчастную женщину почти всему свету.
    Но Аля Сорокина – это святое. Они знакомы очень давно, и Ирина не могла даже завидовать Але. В культовом, как теперь говорят, кинофильме снялась Ирина и замуж на Никиту вышла Ирина.
    Нет, принести зла Але Ирина не могла. Об остальных просто смешно говорить.
    Я не писала (это никому не нужно), не думала о том, что написать, а потому голова моя была набита пилением опилок, перетряхиванием прошлого и безрадостного настоящего. Я теряла веру в себя, а тут мне было предложено сразу две задачи: Аля и незнакомый мне мальчик Кирюша, с которым не может справиться очень умная, деловая, совсем не зажравшаяся молодая женщина. Нельзя, занимаясь ребенком, думать об Але. И наоборот. Это совсем не то, что стирать, мыть полы и одновременно продумывать самые сложные ходы повести или романа.
    Что там с Алей?
    Что за человек Кирюша?
    Я все-таки обязана думать и о том, и о другом.

    Странные отношения сложились у меня в доме Виктора почти с самого начала.
    Как все должно было выглядеть по правилам?
    Их трое – семья. И я – одна. Однако получилось не так.
    Я уж сто раз говорила, что Виктор, когда был дома и не занят, ходил за мной хвостом и говорил о литературе на уровне менее чем среднего начинающего в каком-нибудь затхлом литобъединении. (Яна, как уже я говорила, прекрасно понимала страсть мужа с литературе и потому не злилась на меня. О ревности я не говорю – это было бы с моей стороны манией величия).
    Но и Яна… Мне кажется, она стала пренебрегать какими-то фитнес-клубами, светскими тусовками и прочим, лишь бы, пока Кирюша в школе, поговорить со мной. Ее патологически интересовала моя жизнь и мои мнения, мои подруги и их взрослые дочери. Ну кто из наших детей стал бы с раскрытым ртом выслушивать мои любовные истории?
    Раньше их выслушивала от меня только одна старуха Браунинг, чтоб дать совет и вспомнить молодость. Мои подруги умели только рассказывать, слушать не хотели, не считая меня любовной единицей.
    Разве что Аля… Но она была целомудренна и никогда не говорила много, только важное и ни в коем случае не интимное. Сама я тоже по природе своей не такая оторва, как считали многие, и в разговорах с Алей щадила ее и свою стыдливость.
    Это не ханжество. Я считаю, что в интимной жизни, в постели, например, мужчина и женщина могут делать все, что угодно, но говорить об этом – безнравственно. Каждая пара своим умом. доходит до того, что им нужно для постельных радостей, но брать чужие рецепты и использовать знание чужих результатов – путь к импотенции.
    Человек устроен так, что ему все мало и мало.
    А если он начинает с чужого «достаточно», то ему это уже не достаточно. И вот он уже поигрывает в постели ножичком, кандалами, плеткой и прочим.
    Да еще рассказывает об этом с экрана телевизора, например. А следующему нужно уже зарезать понравившуюся ему даму, чтоб получить то, чего он не может добиться иначе.
    Не хватает нам озоновых дыр, кладбищ ядерных отходов, а тут еще и плоть человека дряхлеет от вседозволенности. Мы вымрем, как Содом и Гоморра, вот и все.
    Яна никогда не расспрашивала меня о сексе, но о любви... хоть часами. И я почему-то чувствовала, что она чуть ли не завидует мне, прошедшей любовный путь и безропотно ставшей бабушкой.
    И третья пара. Я и Кирюша. Он любил Виктора, с восторгом смотрел на красавицу-мать, но отношения у него были только со мной. Когда он приходил из школы и до того как ложился спать, я была нужна ему поминутно. И вопросы он иногда задавал странные и странные вещи рассказывая мне о себе, которых, по-моему, не говорил ни отцу, ни матери.
    Так что все мое время было расписано. Яна быстро сообразила это. Увеличила оплату, поставила в моей квартире телефон с автоответчиком, чтобы сообщать всем, кто ко мне звонит, мой новый номер.
    А ведь я ни о чем не просила, ни на что не сетовала.
    А ведь когда-то я была хозяйкой себе и своей жизни. И вот – слуга. И нечего тут распускать нюни.
    Хорошо еще, что меня пригласили не в поломойки.
    Не потому, что я брезгую этим трудом, а потому, что всегда плохо мыла полы, посуду, стирала. Зато повариху она уволила (прежде найдя ей работу в приличном кафе), и мы с ней на пару изощрялись в приготовлении шикарных обедов. Мои супы и салаты, мясо и овощи, Янины торты и рыба.
    Виктор говорил, что никогда так вкусно не ел, и удивлялся, что денег почему-то уходит меньше.
    Я уже говорила, что из-за ночных бдений (надо же продолжать свое дело) мне было очень трудно вставать по утрам. А Яне – легко. Она была типичным жаворонком. И в школу Кирюшу возила сама.
    Однажды я случайно проснулась рано, мои только что уехали в школу, а Виктор был в Москве.
    Меня разбудили все телефонные звонки разом (телефоны были везде). Конечно, я могла снять трубку в своей комнате, но на кухне был определитель абонента и автоответчик. Вряд ли звонят мне, но вдруг?
    В любом случае надо было перекрыть этот перезвон, и я, накинув халат, поползла на кухню.
    Звонили мне. Табло высветило номер Андрюхи Гусарова, моего самого старого дружка и коллегу.
    Теперь у него все было хорошо, тюрьма, в которой он по малолетке прокантовался ни за что, ни про что лет семь, была забойной темой. Его издавали, показывали по телевизору и прочее. Другое дело, что он почти не выходил из дома – шоферский радикулит, тромбофлебит и прочее. А если учесть, что он на полтора десятка лет старше меня, я молилась только, чтобы он вообще не умер в одночасье. Ведь стольких мужчин гораздо моложе его, уже пришлось похоронить.
    – Ну как ты там, Александр Сергеич? – спросил он.
    – А ты как, Александр Сергеич?
    (Я была как бы Пушкин, а он как бы Грибоедов. Он стал носить модные очки, похожие на пенсне).
    – Да ладно, говори, пока у меня никого нет дома, а то внуки не дадут.
    – У меня тоже никого.
    – Тебя не обижают?
    – Боюсь, что меня вообще пригласили на роль капитана этого маленького кораблика.
    – Хвастунья.
    – Но я не об этом. Я получила письмо от Саши Сорокиной…
    – Блок уплыл куда-то, что ли?
    Аля (Сан Санна) была у нас Блоком.
    – Не в том дело. А вот слушай…
    И я стала рассказывать ему о том, что случилось с Алей, сбегала в свою комнату за ее письмом, прочитала характеристики участников, которых он почти всех знал.
    – Темней таких дел не бывает… – мрачно сказал Андрюха. – Когда все свои... нет, не знаю. У меня, когда я был у хозяина, были ребята, которые раскалывали такие вещи. Находили воров, стукачей. Но я совершенно лишен нюха. Не назначать же преступницей эту Сакенову промокашку только потому, что она со стороны.
    – Возраст не тот.
    – Не возраст, а положение. Она не могла завидовать Сашке. А это с ней проделал завистник.
    – Только не скажи этого ей.
    – Почему.
    – Она никогда не произносила фразы, что ей кто-то завидует;
    – Но почему? Ей очень завидовали. До зубовного скрежета.
    – Она настолько не понимает самого понятия зависть, что считает, если человек говорит, что ему завидуют, то он сам завистник. И ей самой лучше знать, стоит ли ей завидовать.
    – А ведь это точно, – согласился Андрюха.
    – Ты, кстати, тоже никогда не говорил, что тебе завидуют. А это было. Помнишь анонимные доносики в секретариат насчет твоей тюрьмы-сумы и прочего?
    – Разве это из зависти? Это из подлости. Не так я был тогда знаменит, чтобы писать на меня доносы из зависти.
    – А сейчас? Открывают глаза начальству, что ты сидел не за политику. Сейчас-то зачем?
    – Смерти моей хотят, сволочи. Я своей психованностью нажил много врагов. Кстати, ты тоже никогда не заикалась, что тебе завидуют, хоть взлетела в литературу в девятнадцать лет.
    – Ладно. С нами все ясно. А вот что мне думать по поводу книги, которую Саша нашла на яхте?
    – Думай. И я буду думать. Звони.
    – Пока.
    Я повесила трубку и увидела в дверях кухни Яну. Она медленно краснела под моим взглядом.
    – Простите, простите… Но я вошла и услышала ваш разговор. Ругайте меня, но я не жалею, что подслушала вас. Потому что… Потому что я теперь знаю, что именно вас угнетает. Я видела, что вы о чем-то все время думаете, но не могла спросить прямо…
    Я подошла к ней, обняла ее и сказала:
    – Спрашивай. Может, вдвоем мы что-нибудь поймем.

    На большом столе, кроме письма, прочитанного Яной, лежали фотографии. Сфотографировано было все: «Час» – прежде всего, а затем портреты почти всех участников событий. Разумеется, кроме Асеньки.
    – Это сама Сорокина? – с детским благоговением спрашивала Яна, разглядывая портрет Али.
    – Ну а что тут такого?
    – Я обожаю ее. В отрочестве я хотела все про нее знать, подражала ее прическе, манере говорить… Ну а потом…
    – Что – потом?
    – Потом отрочество кончилось, – обрезала Яна.
    Помолчали.
    – Но почему у нее такое траченое лицо?
    – Что ты имеешь в виду?
    – Она несчастлива. Вот этот козел – ее муж?
    – Он вообще-то не козел. Он подобрал ее на Мытнинской, в «Запорожце». Она не знала, как выехать на Суворовский. Сидела и рыдала, представляешь?
    – Но это же рядом!
    – В том-то и дело. У нее умер А. М. Он был всем: мужем, отцом, заступником, учителем и ценителем. Он заставил ее уйти из театра, где ей не давали ролей, потому что она, видите ли, бросила в психушке мужа, отца Варьки. Они не хотели ничего знать о том, что в безумии он пытается ее убить хоть табуреткой или задушить чулком. Да и вышла она за этого чертова Шевченко по принуждению.
    – Как... по принуждению?
    – Ну он стал ее домогаться. Преследовал. Топиться бегал через двор и прочее.
    – Она дала ему повод?
    – С какой стати, если она до потери пульса любила Никиту? Они и в театральном училище учились вместе.
    – Она такая роковая женщина?
    – Она хорошая актриса, а потому ей не надо было играть в жизни, особенно в «роковую женщину». Для этого в ней слишком много чувства юмора и мало самодовольства. Потому-то А. М, и нашел, что она может читать не только чужое, но и свое. Она была ужасно модной, ее приглашали в такие места, что и сказать страшно. Всякие правительственные сабантуи и прочее… Даже гэбисты жаловались ей на свою ужасную жизнь.
    – Но это было потом. А вы начали с того, как ее насильно женили?
    – Ты знаешь, что такое Театральный институт?
    – Нет.
    – Ну, предположим, кто-то слишком выделяется талантом. Это многих раздражает. И еще Мастер у них был... неадекватный.
    – «Голубой», что ли?
    – Так говорили, но мы свечу не держали. Но он делал одну вещь… Заставлял всех вести как бы творческие дневники. А потом читал это. В ты можешь себе представить, что могут написать юнцы с амбициями? Какое там творчество! Сплошной псевдеж, а главное – сплетни. И вот когда Шевченко влюбился в Алю, кто-то неизвестный бросил клич: или она выходит за сироту-страдальца замуж, или они отказываются с ней работать. Она недостойна учиться на их курсе. Провели голосование, и только трое были против этого бреда.
    – И она из-за института пошла на такой брак?
    – Ты не знаешь Алю. Она внушила себе, что виновата перед Шевченко, что бросит она институт или нет, но его так называемая любовь не пройдет и он сделает с собой что-нибудь. И она убедила себя, что должна выйти за него замуж. И даже постараться полюбить.
    – Какой бред!
    – Ну а что если я расскажу тебе о молодом, уже другом Мастере, который ставил пьесу о наркоманах, а потому достал наркотик и дал его своим студентам на пробу? Чтоб спектакль был достовернее?
    – Ужас какой-то говорите, Евгения Ивановна.
    – Дальше будет страшней. Она вышла замуж за.
    Шевченко. Никита и Ирка (это после ее успеха в кино, совершенно невероятного) ушли с курса. Ирка – на театроведческий, Никита – в медицинский.
    А что касается Шевченко, что касается навязанного мужа, то уже через несколько месяцев стало ясно, что он ее вовсе не любит. Ну будто кто-то зомбировал ее на какой-то отрезок времени, а потом отпустил его душу. Она билась над ним, делала из него человека, не бросала. Даже втащила на своем хвосте в лучший театр.
    – А театр оказался не лучше курса?
    – Ну там полно взрослых интриганов и, наоборот, простаков, которые им верят. Правда, главреж там был лучший, а потому защищал ее, давал роли, но…
    – Что – но? Все же прекрасно.
    – Нет, Яночка, ничего тут прекрасного нет. Актер в театре не волен над собой. Ромео объясняется в любви Джульетте, а когда начинается ее текст, говорит ей шепотом такое… Он, видите ли, хотел, чтобы Джульеттой была его жена.
    – Какую же надо иметь выдержку!
    – А вот такую. Дома безумец, готовый на убийство, в театре безумцы, только и мечтающие изгнать тебя. Ну с Шевченко ее, положим, развели, потому что, оказывается, он был опасным хроником и сам знал об этом. Кстати, недавно он повесился и отнюдь не из-за несчастной любви.
    – Сумасшедшим – и знал, что он сумасшедший?
    – А ты что, думаешь, что все сумасшедшие дураки? Да по хитрости и коварству они так обойдут нормального, даже умного человека, что никому и в голову не придет считать их дураками. И вот она осталась в театре. Даже лучшие актеры (тут, я думаю, не подлость, а чья-то интригантская заводка) не подали ей руки.
    – А Никита?
    – С Никитой стряслась беда. Он женился на Ирине.
    – Но почему?
    – Так вышло. Запил, она явилась помочь-утешить, в итоге постель и беременность. Да еще Ирина на каждом шагу рассказывала всем, как он ее любит.
    – Александра Александровна перестала общаться с ней?
    – Почему? За что?
    – За что? И вы не понимаете, за что?
    – Нет, ну вышла ты замуж, а он, как честный человек, женился на беременной от него женщине.
    – И она родила? – усмехнулась Яна.
    – Тогда случился выкидыш, но после родила Ваньку.
    – И вы вместе со своей Сорокиной ничего не поняли?
    – Поняли. Никита был красавец и умница.
    Я вообще не: знаю настолько хорошего, порядочного, но не банального человека. Он был удивительный. Я бы сама не отказалась, что ж тут злиться!
    Яна долго разглядывала портрет Ирины.
    – Что-то я не помню ее фильмов.
    – Он был один. Это фильм нашего поколения.
    – Как он называется?
    Я сказала название.
    – Я найду этот фильм, и мы его посмотрим.
    А теперь слушайте, если хотите.
    – Хочу.
    – Я человек чужой, и мне судить проще. Сдается мне, что женитьбу Сорокиной, этот безумный кошмар на курсе подстроила ваша Ирина.
    – Она не моя.
    – Вы не любите, ее, – сказала Яна без знака вопроса.
    Я промолчала. Мне не за что было любить Ирину, но это скорее из эгоизма. Она меня напрягала, а ее шуточки выводили из себя. Я вздохнула с облегчением, когда порвала нашу связь.
    – Начнем с того, что эта Ирина красивее Сан Санны, так?
    – У нее слишком злые глаза. А фигура у Али всегда была лучше.
    – Но Ирина снималась в «культовом», как теперь говорят, кино?
    – Да. И что?
    – А вы знаете, что многие звезды, не наши, но американские, французские, итальянские не могли сыграть в спектакле? То есть в кино берется типаж и его фотографируют в, разных позах. А вот театр – совсем другое.
    Удивительная тонкость! Я-то знала это всегда, потому что много дел имела с театром и кино, даже сама как-то сыграла в кино. Но откуда знает это Яна? Наверное, прочла. Вон сколько у ее журналов. С книгой я ее почти не видела, а вот журналы она читает.
    – И что из этого следует?
    – А следует то, что Ирина отфотографировалась в своем типаже, попала в театральный автоматом, но…
    Я поняла это «но»…
    – И ты, Яночка, считаешь, что она правильно сделала, что ушла с актерского курса?
    – Да. И это говорит о ее большом уме, кстати.
    Если уж человек кое-что знает о себе, то о других он, конечно, знает больше.
    И тут она была права. Знать себя – высший пилотаж.
    – И тогда получается, что она завидовала Сорокиной. Это была адская зависть. И талант, а не просто позирование, и любовь этою вашего Никиты. Она вообразила себя влюбленной в Никиту.
    – Знала бы ты его, видела бы его молодым, ты бы поняла, что в него нельзя было не влюбиться.
    – Вы так говорите, потому что знаете про любовь. Вы и сейчас полны любви. Я чувствую это.
    Вы согреваете наш дом – вам не жалко. Тот, у которого есть любовь, может тратить ее напропалую: на влюбленных, на родителей, на детей, на учеников, на друзей, на чужих. А что вы знаете о тех, кто не умеет любить? Импотенция души, а?
    – Чго-то я таких не встречала.
    – Встречали, встречали, только они хорошо маскируются. Они рассказывают баснословные истории, а сами подлаживаются к вам. Конечно, влюбленная женщина, может быть, уверена в любви к ней мужчины, но Ирина дразнила Сорокину: он меня любит! Любит? Чего ж тогда бросил?
    – Ну, положим, она сама ушла от него…
    – Это она так говорит?
    – Ну, в общем, да… Если она так хорошо знает себя, могла предположить, что не пара ему. Плохая хозяйка, плохая мать…
    Я заткнулась, но было уже поздно.
    – Я тоже плохая мать, и это пугает меня больше всего на свете, – грустно сказала она.
    – Яночка, ты не читала или не смотрела фильм по Генри Джеймсу «Поворот винта»?
    – Нет. А что?
    – Там такая странная ситуация. Молодая, умная, очень профессиональная гувернантка устраивается в замок учить двоих детей, мальчика и девочку. Родителей у них нет, а дядюшка почему-то не может или не хочет возиться с ними. Но там есть экономка, которая много знает. Она догадывается, что гувернантка тоже видит неких призраков. Один – призрак то ли уволившегося, то ли умершего лакея. Другой – призрак бывшей гувернантки. Потом еще один намек: эти крайне вульгарные люди были близки, а дети... кое-что видели. Как у всех старых авторов порок покрывается неким флером, не хочет Генри Джеймс все раскрывать до конца с лапидарностью наших писателей.
    Вот гувернантка находит письмо из школы, в котором директор сообщает, что такой испорченный мальчик, как ученик нашей гувернантки, не может посещать школу по причине своих пороков. И это даже не воровство, а что-то худшее.
    А потом идет борьба гувернантки с призраками людей, растливших ее воспитанников. Зло кичится, эта дьявольская гордыня внушает им, что они победят, но кого-то из детей гувернантка спасает…
    Может, в прошлом Кирюши были такие вот призраки, потому тебе и не справиться? Ты воюешь с ними, а это трудно и требует массу времени.
    – Вы рассказываете мою историю, Евгения Ивановна. Один в один. Если я умру, я стану таким призраком. Я, моя мать… Отца, слава богу, мы отсекли. Вернее, он сам не счел нужным.
    – Зачем ты так, Яна? Ну зачем?
    – Не волнуйтесь, я подальше держусь от Кирюши, зная, что я плохая мать. Но я хочу быть хорошей.
    – Ты очень хорошая, Яна. И умная. И прекрасная жена.
    – Ага, жена!
    Мы обе расхохотались.
    – Я ничего не читала. Дайте мне этого Генри Джеймса, если он у вас есть.
    – Он есть у вас в доме.
    – Вот видите, все есть в доме, а я не могла разгадать фамилию отца пушкинской Татьяны в кроссворде. Я не читала Достоевского, Гоголя, Толстого, Чехова. Я их всех путаю.
    – Каждому свое. Есть люди, про которых только и можно сказать, чтобы уж лучше они и не читали. Я вот не хожу в оперу и равнодушна к классическому балету. И что теперь? Вешаться?
    – Да уж. Иногда лучше не читать, а то ведь я читала и знаю наизусть… Асадова.
    – Эк тебя!
    – Вот именно.
    – Однако раз уж мы начали, я хочу до конца понять, что ты думаешь о деле моей подруги.
    – Да тут и думать нечего. Красавица-кинозвезда попадает на курс, где, в общем-то, пока только что вылезшие из детских штанишек школьники. В нее влюбляются все, кроме Никиты, так?
    – Ну так… А куда ты денешь Шевченко?
    – Шевченко такой же, как и все. И он на свой лад влюблен в Ирину. Но на фига он Ирине?
    И она поворачивает стрелку его любви с себя на Сорокину.
    – Но как это можно сделать?
    – Вы что, не в курсе, что есть люди-манипуляторы? Она могла придумать Сорокиной папу-адмирала, алмазов пламенных в лабазах каменных и, для тщеславия, любовь к Сорокиной какой-нибудь неподражаемой знаменитости. И между прочим добавить, что Сорокина неравнодушна к нему, ну к Шевченко…
    Да, я могла это представить. Надо мной самой был проделан такой опыт. Милая шутка в стиле Ирины, настолько милая, что мне из гордости пришлось сделать вид, что я ничего не поняла и не заметила. А ведь я была не девочка-первокурсница.
    Да и сомнения были, еще какие.
    – Но почему потом Шевченко возненавидел Алю?
    – Да потому, что все оказалось не так. Ни папы, ни алмазов, ни знаменитости на хвосте.
    – Аля была и без того интересным человеком, не чета своим однокурсницам.
    – Инте-инте-интерес, вылетай на букву эс! Интерес! А есть еще слово «интересант». Оно очень старое, и я жутко хохотала, впервые услышав его. Однако интересанты интересуются деньгами и больше ничем.
    – У Ирины тоже ни фига не было!
    – Зато она многое обещала в будущем. Да и нетрудно предположить, что дурак Шевченко считал ее гениальной, долгоиграющей звездой. Все-таки времена были другие и кубышек с «баками» ни у кого не было.
    – Уж не хочешь ли ты сказать, что книжка на борту…
    – А кто еще?
    – Но как? Даже если предположить…
    – Предполагать нечего. Ирина – стукачка.
    И разговор про «черные списки» она услышала в гэбухе, где ее ангажировали. Ей объяснили, что других фильмов с ее участием не будет. Предположим, режиссер наломался с ней и в этом, а все другие поняли, что кина не будет. Ее сдали в Театральный. Но там у нее началась большая паника, театр еще труднее, чем кино. Она смылась на искусствоведческий и сразу после вуза получила работу, так?
    – Так. Ее взяли литсотрудником в театр.
    – Она написала хотя бы одну статью?
    – Нет.
    – И до сих пор сидит в этом театре?
    – Да.
    – И пьет?
    – Да.
    – Что вы после этого еще можете думать?
    – Но... как у нее оказалась книга? Как она снюхалась с людьми, которые мучили Сашу? Ведь гэбуха не знакомит своих осведомителей.
    – Это были ее личные знакомые. Она написала сценарий, хата для такого рода дел у нее была – вот и все.
    – Но за что?
    – За то, что ваша подруга не умерла, не спилась, не покончила с собой после того, что наворожила ей Ирина. А тут муж, да еще какой! Ваш мент прав – не станет ГБ, да еще на излете, делать такие глупости и трогать известную женщину, а не какую-то прошмандовку, которую поймали в гостинице с иностранцем.
    Все это ударило меня как обухом по голове. Я чувствовала, это была правда. Ни трещины все разъедающих сомнений, ни не правды в характерах.
    Другое дело, что Аля в это никогда не поверит.
    – И еще у меня возник вопрос, – продолжала Яна, – а потом и ответ на вопрос: кто наехал на бывшую жену Сакена? Так странно наехал, дал месяц на сборы денег, потому что знал, кто будет платить. И знал также, что у этого человека деньги работают, а не лежат в чулке.
    Тут уж мне захотелось показать, что и я не дура, ведь это же очевидно: кто?
    – Громов! – пытаясь скрыть торжество, сказала я.
    – Правильно, Громов, – выдержанно, как учительница, одобрила меня Яна.
    А потом она надолго, тяжело задумалась.
    – Теперь вы скажете мне, что Сакен в это никогда не поверит.
    – Я не в такой степени знакома с Сакеном, но думаю, что он все же циничнее Али, а потому может и поверить. Романтик он с одной стороны, а с другой – делец. Он прекрасно знает – не убивай покупателя ценой, а обогащайся оборотом. Его галерея не такая снобистская, как остальные. Иногда он покупает картинку у мажоров с улицы, потому что знает, что не только наше население, но и иностранцы зачастую тупы в живописи. Им нравится все красивенькое, принаряженное. Также он знает о моде на Западе на лоскутные коврики. Он закупает и продает их. Зато никаких матрешек, балалаек и самоваров. Он поднялся в наше время на галерее, понимаешь? Это неслыханно.
    – А где он взял свою… Асеньку?
    – Не знаю. Я ее не расспрашивала.
    – А как она выглядит?
    – Ну это трудно сказать… – Мне надо было подумать, и я долго соображала. – Аля ее видела в двух ипостасях: с утра она чистенькая и ненакрашенная, вечером – святых выноси.
    – А вам не показалось, что Аля Сорокина знает эту девочку?
    – Она бы так мне и написала.
    – Пон-нятно. А вот Ирина ее знает…
    – Как – знает?
    – Знает и ненавидит. И ненависть их взаимна.
    А за что женщины разных поколений могут так ненавидеть друг друга?
    – Н-не знаю.
    Яна взяла «молодую» фотографию Никиты, потом лист бумаги и ножницы. Через минуту она наложила вырезанный овал на лицо фотографии, а все остальное скрылось под бумагой.
    – Кто это? – спросила Яна.
    – Ванька... кхм… – Я осипла. – Иван, сын Никиты и Ирины.
    – В то время, когда у них была... любовь, эту девицу звали Ксюша. Она была сирота и воспитывалась в семье актеров Задоровых.
    – Но откуда ты…
    – Никогда ни о чем меня не расспрашивайте.
    Я бы с удовольствием все выложила сама, но я не имею права. Это и чужая тайна тоже.
    И даже тогда я не удивилась, не подумала того, о чем должна была подумать. Должна. Мне не только намекали, мне говорили прямо.
    – И этой Асеньке или Ксении... никогда не говорите, у кого работаете. Никогда, умоляю, не говорите обо мне.
    – Ну конечно. Тем более, я не собираюсь с ней встречаться.
    – Боюсь, что придется.
    – Уж лучше тогда я предварительно съезжу к Ларе с Колей.
    – Это кто?
    – Это ее опекуны.
    – Они хорошие люди?
    – Очень.
    – Но вы слишком многих считаете хорошими.
    А мне нужна правда.
    – Это очень хорошие люди. Но она сбежала от них в шестнадцать, потому что хотела жить в их доме, но по своим законам. Возвращалась домой, когда попало, отказывалась мыть полы или есть вовремя и со всеми. Потом, они ведь получали на нее деньги, гораздо большие, чем их зарплата. Ей хотелось самой тратить эти деньги, тем более что жить ей было где. После родителей, вусмерть спившихся, ей досталась хорошая комната в центре. Да всякие гуманитарные посылки с едой и одеждой…
    – Как они среагировали на это?
    – Лара сходила с ума, прямо-таки до болезни, ну а Коля больше страдал из-за Лары.
    Вдруг заскрежетал один ключ в замке, другой.
    Упали на пол с небывалой громкостью сапоги, прошуршала куртка, и на кухню ворвался Кирюша.
    – Нет, вы только подумайте! – заорал он. – Когда две женщины решили побеседовать, то им совершенно наплевать, что ребенок может насмерть замерзнуть у школы!
    И опять объятия, целование. Хоть в последнее время мы старались отучить его от этого, но сегодня мы проштрафились и потому терпели.

    До десяти я была с Кирюшей. Ходили гулять, ели на ходу пряники, попутно рассуждая о жизни.
    Пофилософствовать он любил. Об ушу, куда он поступит на будущий год, о том, что в этой жизни побеждает сильнейший, о том, что у них появилась классная училка по природоведению и прочее.
    Потом делали уроки. С математикой он уже справлялся почти без меня, но русский язык и тот начальный минимум литературы, что задавали ему в классе, не лез ни в какие ворота. Он честно признавался мне, что ему лень слушать на уроке, а читать не хочется. Тогда я сама по-прежнему читала вслух то, что задано, и задавала вопросы. Такие, надеюсь, которых не задавали в школе. Никаких «образов» и «тем», «идей», но зная, что спрашивать будут именно образы и идею, объясняла заодно, что это такое. Умные слова пугали Кирюшу.
    Здесь я его очень хорошо понимала, потому что тоже не любила умных слов. А больше всего тех, которые стали, что называется, модными. В словаре иностранных слов прочитаешь перевод такого слова и начинаешь задумываться, а может, мы действительно страна дураков, которая хапает все неприличное, недостойное и грязное?
    Потом, после школьного чтения, я читала ему что-нибудь такое эдакое. Ну например, Конан Доила.
    Читала и останавливалась посреди рассказа. Мол, устала. Что оставалось бедному ребенку? Оставалось читать самому. Иногда он не успевал дочитать чуть-чуть, я не отбирала книгу, позволяла дочитать. Потом гладила по голове, выдерживала пылкие объятия и тушила лампу.

    – Вы тоже любите этот фильм? Яночка сказала, что вы обожаете этот фильм! – встретил меня на кухне радостным (как у Кирюшки) воплем Виктор.
    – Не знаю, – осторожно ответила я. – Раньше мы любили фильмы и за то, что они долго пролежали на полке, и режиссер левее левого, в речах исходит. Это напоминает мне современную «раскрутку». Комму няки не знали, что делают, когда за бесплатно проворачивали и раскручивали такие фильмы. В итоге ведь все почти вышли…
    – Вы какая-то... холодная, – сказал неожиданно Виктор. – А я-то уже кассету нашел. Яночка попросила, и я нашел.
    – Спасибо огромное. Мне очень нужно посмотреть этот фильм.
    …И вот началось. Ни минуты тишины. От обработанной Роем Кониффом самой лучшей классики до полной бредятины. Под музыку идет мажорное, но с осколком внутри, житие города.
    А вот и выход героини…
    Господи, где они нашли такой длинный забор, вдоль которого она идет, идет, идет. А нашли они его в «Красной пустыне» Антониони. И героиню, покрашенную под Монику Витти, они нашли там же. Бешеный рысий взгляд на зрителя из-под выкрашенной челки, те же отрывистые движения.
    Сюжета, как такового, можно сказать, что и нет.
    Живут, жрут шашлыки… Но зато героиня… Не женщина, а прокурор. Ее реплики значительны и отрывисты, но почему она такая агрессивная – непонятно. И почему в нее все влюблены. Ах да, это неважно, каков король, но если за ним приладить свиту…
    В итоге, как я поняла (может, и неверно), героиня отказывает возлюбленному. Почему? Наверное, потому же, что в «Красной пустыне» дело тоже кончается неприходом героев на назначенное ими же свидание. Выключить бы эту долгоиграющую шарманку, спина болит, и спать, вернее, работать пора. У Яны на лице полное недоумение.
    А Виктор дергает ее, трясет, уверяя, что это и есть кинематограф.
    Я робко встаю. Пусть он меня выгонит, но смотреть этого я не стану. Это псевдеж чистой воды.
    Отсутствие действия и масса пустопорожних споров-разговоров А ведь, пожалуй, Ирина изображает ту самую идейную шестидесятницу, борца за что-то, в чем она ни уха ни рыла не понимает. Удел таких дамочек – одиночество и пьянство. Она же может измениться. Она актриса, которая играет саму себя один к одному. Да и водочка подпортила ей характер, сделала злой и завистливой.
    Ирка говорит о каких-то бесконечных пробах на главные роли, после которых ее поджидали искусствоведы в штатском. Вербовали, значит, а она, естественно, ни в какую.
    Бесконечных проб, я думаю, не было. Кино жестоко, там все все знают друг о друге. Видимо, после съемки фильма режиссер видеть не мог эту «типичную шестидесятницу», намучился с ней, она ему надоела. Да и актеры не молчали, быстро разнесли по студии, что Ирина – актриса одной роли.
    Наконец Виктор замечает, что я стою.
    – Вам не нравится фильм?
    – Я его уже видела, только забыла начало.
    – И не хотите смотреть снова?
    – Я и первый-то раз еле досидела до конца.
    Но тогда было делом чести хвалить его, вот я и хвалила.
    Виктор с ужасом смотрит на меня, потом переводит глаза на Яну.
    – А ты, Яночка?
    – Я вообще не понимаю, о чем тут речь.
    – Ну как же так?
    – Тут, наверное, какой-нибудь второй план, для посвященных. А мне только спать хочется.
    В растерянности Виктор переводит взгляд с одной из нас на другую. Я просто слышу, как в голове его шевелятся шестеренки (а может, они правы? И действительно нет действия, и героиня очень злая, и сюжетом не пахнет).
    Виктор тихо выключает видик.
    – Да, – задумчиво говорит он, – все ужасно меняется. Прежде всего – мы сами. А потом уже наши приоритеты. Скорее всего девушки правы.
    Фильм плохой. Но тогда! Тогда-а…
    Кивнув, я ухожу, не желая слушать, что тогда.

    Работать в эту ночь я не могу, читать тоже, беру книгу, а сама думаю о своем.
    Яна… Как она расписала ситуацию. Но у них там все по-другому, они – пожизненные друзья.
    Тот же Лешка до сих пор влюблен в Ирину. Разве он посмеет погрешить на нее? Да и Аля. Она убеждена, что Ирина – истинный друг.

    Писем от Али пока больше не было, сама с ней связаться я не могла, но выполнить наземные задачи было мне под силу. Тем более с Яной.
    И опять мне не было странно: отчего Яна так умна, почему так быстро размотала клубок тридцатилетних отношений, связывающий нескольких человек на «Часе». А ведь все данные были в моих руках.
    Я очень невзлюбила Ирину после ее выходки со мной и молодым-красивым актером. Как она меня увлекла, как раскрутила! Она же меня до мании величия довела. Нет, не потому что тот паренек был шибко выше меня, он как раз был шибко ниже, но главное в любовных играх – самомнение. Я знала, что я нормальный человек, пишу на крепком среднем уровне, не лгу, зачастую добра, люблю учеников и радуюсь их успехам. А она меня на любовь раскрутила и наблюдала со стороны. Хорошо, что старуха Браунинг внушила мне, что, во-первых, никакой любви с моей стороны тоже не было, а уж если и была бы и мне ответил бы взаимностью этот самодовольный кабальеро, то это кончилось бы еще одним ребенком без отца. Потому переживала я недолго.
    Но как Яна догадалась, что Ирина сбила с толку Шевченко, как оболванила весь курс и пустила тончайшую нить сплетни? Как она сыграла на Алином чувстве вины и совестливости?
    Непонятная, необразованная, но такая умная девочка Яна. О какой чужой тайне она говорила? Не мое собачье дело. Я не из тех, кому следует доверять секреты. Я ведь пойду копать дальше, разбираться. А в компании новых русских, знать что-то о ком-то может быть смертельно.

    Отловить Лару и Колю оказалось очень трудно.
    Я долго звонила им, пока не вызвонила В гости пошла с тортом и колбасой.
    – Сколько лет! – открыл мне дверь Коля.
    – Небось по делу! – прокаркала циничная Лара.
    – По делу, ребята. Но выпить и поесть принесла. У меня сейчас хорошая работа.
    – Вот и кстати, – сказала Лара и повлекла меня на кухню.
    Стол был накрыт в секунду с немыслимым изяществом, каким обладают творческие люди.
    К моему великому счастью, Коля торопился и, почти на бегу заглотив еду и опрокинув рюмашку, тут же убежал.
    – Надеюсь, не он тебе был нужен, – сказала умная Лара.
    – Да, не он. Хотя... чем черт не шутит.
    – Так ты все-таки насчет чего?
    – Лар, я знаю, что у вас жила девочка из детдома. Такая белобрысая, курносая…
    – Сколько лет она уже с нами не живет, но мы виделись! Она давно не белобрысая и не курносая.
    – Как это так?
    – Нос сделала.
    – Кому?
    – Тупица ты, Женька! Себе, кому же еще. Это нам не на что зубы сделать, а другие носы сочиняют.
    – Вы общались с ней после того, как она ушла?
    – Деньги-то ей платили до восемнадцати, но не ей, а нам. Вот за деньгами и приходила. Потом несколько раз контрамарки просила.
    – Эти визиты… Они не были косвенным извинением?
    – Чтобы Ксюша перед кем-то виноватой была?
    Ты что? Нет, конечно. Даже в День прощения, попросив прощения, она тут же сказала, что ни в чем никогда не была виновата, – Тяжелый случай.
    – А каким боком…
    – Это имеет отношение не ко мне, а к Але Сорокиной. Просто они ушли в поход на яхте, и Аля нашла-таки книгу, которую двадцать лет назад потеряла в одном месте, куда ее завлекли обманом.
    Ну, угрозы насилия, издевательства типа зубного бура, слова всякие, чтобы убиралась куда-то. Но завлекли они тем, что действительно когда-то было.
    В Новгороде, на Празднике детской книги.
    – Есть на яхте похожие люди?
    – Нет. Кто отпадает по возрасту, кто по внешности, кто потому, что был в другом месте.
    – И кто был в другом месте?
    – Опер Леха, Алин дружок.
    – Я его хорошо знаю. Чудесный парень, хоть и мент. Да, он не может иметь отношения к такому.
    А ты, собственно, что ищешь?
    – Понимаешь, Аля еще далеко, на Онеге. Но она попросила меня прикинуть к носу связи людей, которые на яхте. Может, не они сами участвовали в этом, а просто взяли книгу у знакомых? Хотя…
    Аля ушла с мужем в лес, оставив книгу на месте, а когда вернулись, книга была подменена такой же, но без особых примет. Даже Егор, это муж, засомневался в Але. А потом эту книгу достал со дна Гаврила, зять Егора, он нырял за темными очками, уронил их.
    – Значит, все гораздо хуже, чем просто знакомые. А кто там был на борту? Ну хоть один, кого я знаю?
    – Леха и Ирина.
    – Какая Ирина? Уж не та ли, что училась с нами на первом курсе?
    – Она.
    – Тогда зачем ты пришла ко мне с этой темой?
    Давай лучше о жизни, выпьем, закусим.
    – Лара, перестань изголяться! Я очень серьезно спрашиваю тебя, что ты думаешь об Асе.
    – О Ксюхе я думаю плохо. Ее пороки растут вместе с ней, и это процесс необратимый. А что касается книги на борту… Ты что, сама не поняла?..
    – Кое о чем догадываюсь, но, боюсь, я пристрастна. Когда тебе не нравится человек, ты валишь на него все грехи. А это есть нехорошо.
    – Значит, ты знаешь все.
    – Думаю, да. И все равно Ася меня интересует.
    – Книгу могла принести Ирка, потому что она заказала Алино приключение. Ты хоть понимаешь, с чем была связана Ирка?
    – Да. Мне намекнули, а я сложила два и два. Ну то есть все сошлось. Хата для явок у нее была, а поиздеваться над Алей она попросила своих друзей.
    – Жаль, Аля не рассказала этого мне… Хотя мы тогда, наверное, работали в Новосибирске… Уж я бы…
    – И все-таки расскажи мне об Асе.
    – Я не могу особо ругать ее. Мы не имели права брать на воспитание ребенка, потому что не в силах воспитать даже кошку. И потом... ты, я знаю, не веришь в то, что зачастую вырастает то, что родилось. Конечно, если ты не Макаренко и кто там еще.
    Иногда я думаю, что человек рождается с каким-то преступным или безумным геном родителей в крови.
    Ты можешь двадцать лет прикармливать крокодила, но зазевайся – и он тебя съест.
    – Неужели с девочкой было так плохо?
    – С нами как с родителями было плохо. Мы верили в картбланш, на котором мы, якобы интеллигенты, напишем свое.
    – А теперь подумай очень серьезно и скажи: ты догадывалась, или подозревала, или знала о романе Ксюши с Иркиным Ванькой?
    – Что-о?!
    – Что значит твое «что»? Ты возмущаешься, удивляешься или…
    – Я удивляюсь, но не возмущаюсь. Я видела его несколько раз в школе, они с Ксюхой учились в одной школе. Я сразу узнала его – это был вылитый Никита. Это был прекрасный мальчик, и что довело его… Если у него был роман с Ксенькой и об этом узнала Ирина… Ужас, ужас. Ага-а, теперь я понимаю, откуда в театр приходили эти письма.
    – Какие письма?
    – Что мы берем себе Ксюшины деньги, а она ходит голая. Что мы... продаем ее своим знакомым актерам-извращенцам. Что мы не гладим постельное белье и у нас часто грязная плита, потому что убегает кофе… А бедный ребенок вынужден бежать от нас куда подальше.
    – По-твоему, это писала Ася, то есть Ксюша?
    – Нет, конечно. Письма-то стали появляться, когда она ушла от нас в свою комнату и жила на свои немаленькие деньги. А если где еще подрабатывала… Ведь мы могли обидеться и перестать получать эти деньги. Иди сама в РОНО и доказывай, что если ты работаешь и живешь в своем доме, то государство должно еще платить тебе много выше прожиточного минимума. Ты не думай, что мы взяли ее из-за денег, когда мы ее брали, платили всего 25 рублей, как матери-одиночке.
    – Дура ты, Лара. Ничего я не думаю. Я думаю, что и ты: она ушла из дому, чтобы быть с Иваном.
    – Думаешь.? Ну-ну… Вначале это был не Иван.
    Он был старше ее на лет шесть-семь, качок, отморозок. Из другого города, без родителей. Коля пробовал ему что-то сказать, так он пообещал нас «замочить». Иногда она приходила за деньгами в театральном гриме (тон все-таки просвечивает), но и без грима я видела следы побоев. Потом, я так думаю, он сломал ей нос, но в жажде примириться заплатил безумные деньги за лицевую операцию. Потом он пропал. Думаю, убили, или сел. А потом стали появляться другие. Чуть лучше, много хуже и просто никакие. Как она могла обойти Ваньку, ведь он…
    – Его мать – Ирина, – разозлилась я. – Вы все – вылитый Никита, вылитый Никита, а какого черта Никита, когда Иван жил с матерью и любил ее. Это только хороших родителей дети презирают, а вот крокодилов – любят. И любить в ответ на любовь крокодилы не умеют.
    – Женька, ты стала такая циничная…
    – Но что поделать, если правда порой цинична? Недаром говорится «голая правда». Тогда не было слова цинизм. Грязные дела, необоснованные самоубийства – это требует полной голой правды, Ларка.
    – Да брось ты, я так ляпнула. Бедная девочка, бедный мальчик. Как мне их жалко…
    – И… Ксюшу?
    – А зачем я ее взяла, учила всему, начиная с букв и таблицы умножения и кончая нормами поведения? Но мы так часто уезжали на гастроли, запихивая ее в пионерлагеря. Лишь два лета, и то не целиком, были вместе.
    – А если бы она сейчас пришла к тебе?
    – Сейчас – не придет. Хвасталась тут при встрече, что ее муж – главный галерейщик Питера и денег у него куры не клюют. По ее одежде это было хорошо видно. Так что… Человек ищет, где лучше…
    – А «лучше» для нее – только деньги?
    – Ну наверное, не только.
    – Очень прошу, Лара, ответь на последний вопрос. Ты, наверное, помнишь жуткую историю с Шевченко, за которую якобы был весь курс, иначе они изгонят Алю как людоедку Тогда было какое-то голосование Ирка говорила, что против этого бреда были только двое: она и Никита.
    – Против этою бреда было пятеро Мы с Колей, Вишневский, Арапова и Никита. Все, кроме Никиты, учились на нашем актерско-режиссерском курсе на режиссеров Никакая Ирина в нашу компанию не входила. Просто режиссеры у нас были взрослые, а мелкую актерскую сволочь можно подбить на все.
    – Значит, и это…
    – Наглое вранье.
    Мы попрощались более приветливо и дружески, чем встретились.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

    – Он потрясающе ответил на литературе, – почти кричала от восторга Ольга Тимофеевна. – Я впервые поставила ему пятерку. А вообще-то это первая абсолютно честная пятерка во всем этом проклятом классе.
    Кирюша вышел, важный и гордый, как юный лорд.
    – Я получил пятерку по литературе, – почти высокомерно сказал мне он. – Все эти наши тупицы просто рот открыли, когда я отвечал.
    – И давно ты не считаешь тупицей себя?
    – Но я ведь все прочел, что надо! А они тупицы и не читают. И алгебру у меня сдули полкласса.
    Больше не буду давать.
    Все это мне не очень понравилось, но нарушать его радость не хотелось, тем более вот так, на ходу.
    Решила, что образумлю его постепенно.
    Мы пошли в метро.
    – Ужасно, что вы не умеете водить машину.
    У вас никогда не было машины? Вы всегда были такая бедная?
    Да, его гордость приобретала чудовищные размеры. Я, естественно, молчала. Вот так молча мы шли по подземному переходу. Я не поднимала глаз не только потому, что не хотела обнаружить своих чувств перед Кирюшей, а еще и потому, что всегда стыдилась ходить по этому коридору нищих. Какова же безнадежность положения людей, если они стали попрошайками. Всю жизнь работали – и под старость попрошайки.
    Я смотрела вниз и вдруг увидела, как чья-то нога пнула шапку нищего. Я быстро подняла голову и увидела искаженное гримасой презрения и брезгливости лицо Кирюши. Вообще-то я не из тех, кого боятся дети, но, видимо, посмотрела на него так, что он сиганул от меня.
    Пока я собирала раскиданные Кирюшей гроши, пока опустошала свои карманы и извинялась перед нищим, Кирюша убежал.
    – Благодари Бога, что это не твой ребенок, – сказал мне старик-нищий. – Его родители – несчастные люди.
    Почему он догадался, что ребенок не мой?
    Нога за ногу я пришла домой. Вот на этом, очевидно, и закончится моя проклятая карьера, хотя сама бы я не отказалась работать с Кирюшей даже после этого. Я еще не видела путей его исправления, но на что же мне дана голова? Все-таки я умею думать, а потому знаю: подумаю и найду.
    Меня встретила встревоженная Яна.
    – Что случилось, почему он прибежал один?
    Он убежал от вас?
    Скрыть правду, не выдавая своего отношения к таким детским грешкам? Нет уж. Выдам.
    – Он ненавидит нищих, – сухо сказала я. – Он ненавидит нищих и потому пнул ногой шапку с милостыней.
    Яна не то что побледнела, она позеленела. Потом резко побежала к комнате Кирюши.
    – Открой сейчас же! Сейчас же открой, кому сказано?
    Потом раздались звуки пощечин и гневные Янины выкрики:
    – Полонское отродье! Мразь! В точности как твой папаша! Я тебе покажу такие развлекушки!
    Нет, я тебе устрою другие. Ты у меня теперь долго будешь развлекаться по-моему!
    Я не побежала туда, потому что ничего не имела против того, чтоб мальчишка получил свое. Да я сама бы налупила своего ребенка за такие штуки. Но я знала и другое: ни моя дочь, ни мои внуки такого не сделают. Им это просто в голову не придет.
    – Мамочка, прости! Мамочка, не буду!
    – Нет уж, ты еще разок попробуй!
    Потом Яна, совершенно потерянная, вернулась ко мне на кухню.
    – Вы теперь, наверное, не захотите иметь с нами дела?
    Прежде чем ответить, я долго думала. А потом сказала правду:
    – Мне очень нужны деньги, мне очень нужна работа. Но остаться с Кирюшей я хочу не поэтому.
    Мне кажется, нужно только время и постоянный надзор. Ребенок в его возрасте не может быть таким неисправимым.
    – Вы не все знаете, – мрачно сказала Яна. – В прошлом году мне пришлось забрать его из другой школы. И знаете, почему? Он с одной девицей во время перемены демонстрировал перед всем классом половой акт. На учительском столе. Как вам?
    – Он больше не повторял такого?
    – Ну повторил бы он у меня! Но и это не все.
    Началось еще с детского сада. Ребенок постоянно терялся на прогулках. Оказывается, он забегал в пивной бар, мимо которого дети ходили на прогулку в сквер. А там просил у пьяниц дать ему выпить.
    И ему ради смеха давали…
    Я была смущена. И отнюдь не Кирюшиными подвигами, а скорей фактами, которые Яна сейчас выдвигает против себя. Не Кирюша, а она ответственна во всех этих случаях. Неужели она не понимает этого?
    – Я знаю, вы скажете – сама виновата. Виновата, да. У меня было мало времени и неподобающее для ребенка общество. Я не умею так, как вы, объяснять ему уроки. Да и времени нет. Вы же понимаете, что в этом доме я... временная жена.
    – Ничего подобного! Вы хорошая жена!
    – Но я для этого трачу все свои силы! Все, понимаете! И все равно живу, как на пороховой бочке, потому что в любой момент Кирюша может учинить такое, что нам предложат убраться. А убираться нам некуда, кроме как к матери.
    – Яна, почему вы так откровенны со мной?
    – Но я же читала ваши книги… – вдруг совершенно наивно, как само собой разумеющееся, говорит она.
    Чего не ожидала – того не ожидала. Мало того, что эти слова льстят моему писательскому самолюбию, они обнажают передо мной и Яну. Она доверяет мне и, уважает меня, потому что я пишу книги, а не открыла, например, собственный магазинчик или кабак. Вспоминаю ее детское восторженное изумление, когда она услышала, что моя дочь художница, а зять журналист. Но в таком случае она может любить и уважать Виктора. Ведь он в ее глазах писатель.
    – Я на вашей стороне, Яна. Но только всем своим опытом приказываю вам: никогда никому не рассказывайте больше о Кирюше и его подвигах. Он трудный мальчик, от него можно ожидать чего похлеще, но не становитесь на сторону его врагов.
    Яна с плачем бросилась мне на шею.
    Вечером мы с Яной едем ко мне домой забирать мои вещи и передавать квартиру во временное владение парочке новых... нет, не русских.
    Уже звонки в дверь выдают бешеный темперамент и нежелание ждать лишнюю секунду. Открываю.
    Она – айсберг и по белизне, и по размерам;
    Дебело-пергид рольная, ростом под метр девяносто, в ширину немногим меньше.
    Он – малюсенький, тощенький джигит с рачьи-выпуклыми глазами, которые вращаются, как колеса безумного мотоцикла.
    – Па-ачему лестниц не каменный? Па-ачему нет кра-асивых шту-ук? – с порога вопит он.
    Какие «шту-уки» ему нужны на лестнице?
    – Миленький, – тоненьким голоском верещит она, – это ж у гражданочки не собственный дом.
    У нее тут только квартира. Она тебе предлагает, ты можешь отказаться. Тебе же самому понравилась квартира, так зачем ты кричишь…
    – Я нэ кричу. Казбек я, – и тянет мне свою маленькою, но сильную и цепкую ручонку.
    – Евгения Ивановна.
    – Здравствуй, Яна, да-ра-гой!
    – Здравствуй, Казбек.
    Он бегает по комнатам, щелкает языком и возмущается бедностью моей обстановки. Белый айсберг плывет за ним и охлаждает; охлаждает.
    – За-ачем мне эта пиль-грязь? – указывает он на стеллажи с книгами.
    – Это сейчас модно. Сейчас шикарно иметь книги, – говорит айсберг.
    – Оны же старые, грязные… Купим новых, много новых! – вопит Казбек.
    – В моде старые, а не новые.
    – Как так? Па-ачему?
    – Потому что, если книги новые, значит, ты недавно стал богатым, а если старые – давно. Респект, понимаешь?
    – А ты был ба-агатый? – обращается Казбек ко мне.
    Айсберг за его спиной усиленно моргает мне и утвердительно кивает головой.
    – Да, – отвечаю я.
    – У вас, у русских, все не так. Кныги, картинки, а нэт ковра, нет кра-асывый диван. Все так печално, вы сами, ваше кино. Так печално! Где счастье, где радость?
    – Зачем же ты женился на мне? – усмехается айсберг.
    – А, – он машет рукой. – Глупий был. Глупий, в натурэ.
    Казбек хохочет до слез, одной рукой пытаясь обнять необъятное, то есть свою жену, а другой размахивая для выразительности.
    Пока мы с Яной запихиваем в баулы необходимые вещи, Вероника (так зовут айсберг) накрывает на стол, а Казбек путается у нее под ногами.
    Садимся выпить-закусить. В руках у Вероники я вдруг вижу ту самую книгу афоризмов.
    – Какие у вас книги! – восхищается Вероника. – Да с такими книгами можно столько ума набраться! – и потом уже не выпускает книгу из рук, поминутно в нее заглядывая. Это наводит меня на кое-какие мысли.
    Потом, уже в машине, я спросила у Яны:
    – Вероника училась вместе с вами?
    – Нет, – слишком поспешно ответила она.
    – Наверно, и в другие учебных заведениях теперь воспитывают любовь к афоризмам. – Я делаю вид, что поверила ей.
    Мы обе ощущаем неловкость, я в этом уверена.
    Молчим некоторое время, потом Яна переводит разговор на другие рельсы.
    – А квартиру они у вас купят.
    – Но ведь Казбеку нужна мраморная парадная, холлы и прочее…
    – При чем тут Казбек? Все решает Вероника.
    А Вероника очень расчетливая, чтоб платить за какие-то холлы и парадные. Она просто сделает ремонт и перепродаст квартиру в два раза дороже. Казбек получит свои холлы в конце концов, не волнуйтесь, но это обойдется ему намного дешевле.
    – Как ей удается так им управлять?
    – Она всегда управляла всеми своими мужчинами.
    – Такая страшная? Такой кусок мяса?
    Яна вдруг начинает хохотать.
    – Вы вроде моего Виктора, ничего не понимаете в колбасных обрезках. Да вот если я оказываюсь со своим мужчиной в компании, где есть такой кусок мяса, я буду молить Бога, чтоб такая не бросила на него взгляд. Она может взять голыми руками любого, то есть почти любого. Вот сегодня Казбек носил в машину наши сумки, вы видели…
    – И что?
    – А то, что для него позор – таскать бабьи сумки. Еще три месяца назад он слышать не хотел, что надо помогать женщинам.
    – Но она не производит впечатления такой умной…
    – Она любит деньги и выгоду, она хитра, скупа и, наверное, жестока. Единственное, что может когда-нибудь подвести ее, так это скупость и алчность. Разве что у нее хватит ума посоветоваться с кем-то. Прежде чем проявить эту алчность.
    – Она советуется с вами?
    – Порой. И потом слушается, а не так, как другие: выслушают и поступят по-своему…
    Странные вещи говорила Яна. У меня были знакомые дамы с внешностью Вероники, и не могу сказать, что мужчины их любили. Такие дамы страдали, комплексовали и в итоге становились обузой для подруг и знакомых. Хотя, если подумать, то упущенных шансов у них было полно, они сами все портили по недостатку житейской хитрости. Но мои знакомые – это другой социальный слой.
    В той среде, где вращаются такие, как Вероника, да и Яна, все просто и все возможно. Там на дерьме зарабатывают конфетки, а недостатки используют и продают гораздо дороже, чем достоинства.
    Только вот зачем мне эти размышления? Зачем я так упорно и с таким любопытством изучаю совсем другую, непонятную мне реальность? Раньше я хоть была писателем. А теперь кто?
    Вернувшись, я зашла в комнату Кирюши и поняла, что он не спит, потому что ресницы его дрожали.
    – Ты не спишь? Не притворяйся, я вижу.
    Он открыл глаза и сел в постели.
    – Я не ябедничала на тебя, – сказала я, – ты сам убежал от меня. Если ты будешь убегать от меня, я уйду. И никто не будет тебя учить, понял?
    – Простите, простите, пожалуйста!
    Он по старой схеме обнял меня за шею и стал целовать. Эти просьбы о прощении и поцелуи мне донельзя надоели, но в этот раз я от них не уклонилась. Детей надо прощать, и с каждого понедельника надо начинать жить с ними заново, зачеркнув их вчерашние грехи. Но должен же Сизиф надеяться, что когда-нибудь все-таки вкатит на гору свой проклятый камень?

    К четвергу я полностью привела в порядок свои рукописи, исправила ошибки и пронумеровала страницы.
    Яна гордо провела меня мимо охранников, ввела в небольшую приемную, где сидела гуттаперчевая лялька небывалой кукольной красоты, и приказала той провести меня к Нефедову.
    – Ни пуха, – шепнула мне Яна.
    – К черту.
    Я вошла в кабинет. Там, как и положено, стояли два стола буквой Т, а вдоль стен – стеллажи с книгами. Это, видимо, были книги, которые выпустило издательство. Разумеется, тут было с два десятка «Гунусов», дамские романы и серия детективов с револьверами на корешках.
    – Чем обязан? – поднял голову человек за поперечным столом. Он не поднялся и не предложил мне сесть, а потому мне сразу захотелось убежать.
    – Я принесла заявку на книгу и рукопись. Моя фамилия Горчакова.
    – Не слыхал, – нагло сказал он, всем своим тоном давая понять, что не случайно, а намеренно меня унижает.
    Надо было либо повернуться и уйти, либо молчать. И я смолчала. Ложь и притворство совдеповских начальников вспомнились мне как благо. Никто из них не посмел бы так разговаривать с последним графоманом. Доносов боялись.
    Я протянула ему заявку, он повертел ее так и эдак, но читать не стал.
    – Детектив? Женский роман? Фэнтези? – спросил он.
    – Роман, конечно, женский, если уж я женщина, но по жанру просто роман.
    – Ну и зачем он мне нужен, по-вашему? Это не идет и не продается. Вы меня понимаете?
    – Нет.
    – Как – нет?
    – Так. Не понимаю. Вот когда прочтете, тогда поговорим. Я издала десяток книг, и их до сих пор берут в библиотеках…
    Он сыто рассмеялся, будто отрыгнул.
    – Пришли другие времена, взошли другие имена…
    – И какие, позвольте спросить? Я их почитаю.
    – Ну вот Гнилова, например…
    – Уж не Раиса ли? – Я боялась расхохотаться ему в лицо.
    – Раиса. Наш самый прибыльный автор. Откуда вы ее знаете?
    – Она занималась у меня в литобъединении и очень всех потешала.
    Язык бы себе откусила. Пришла к чуждым, ненавистным мне людям, да еще поношу их человека.
    – Ну, конечно, вы, совковые соцреалисты, ненавидели другую литературу.
    – Вы ж меня не читали.
    – Это ничего не меняет.
    Я в упор посмотрела на него. Ему было прилично за тридцать, лицо его отнюдь не казалось типичным «ново-русским» и не свидетельствовало о глупости. Довольно подвижные черты, яркие карие глаза. Если судить по внешности, он был борец и не дурак. Но если он не дурак, то почему так нарывается на скандал? Что же, он позабыл, что я пришла от Виктора? Я точно знала, что Виктор его предупредил, и забыть о предупреждении Нефедов не мог. Против меня ли направлена его агрессия?
    Может, я тут вообще пешка, и он ставит на место не меня, а Виктора?
    – Знаете, господин Нефедов, не берите на себя роль революционера. Помните, что вы бизнесмен.
    Наверное, такие, как вы, насаждали в свое время и соцреализм, чтоб выжить из России хороших писателей, на которых теперь можно нажиться. Да самый плохой из них лучше Демьяна Бедного.
    – А вы, значит, не соцреалистка? – усмехается Нефедов.
    – Как говорит мой внук, сами такое слово. Плохая литература всегда как-нибудь называется: критический реализм, соцреализм, модернизм, концептуализм, фигизм, мудизм и так далее. А рядом всегда существуют писатели без названия, пусть маленькие.
    И когда-нибудь, после всех потрясений, поставят памятник маленькому писателю, вроде меня.
    – И за что же? – усмехнулся он с интересом, уже без злобы.
    – За то, что мы хотя бы подчинялись правилам русской грамматики и пунктуации. За то, что никак не называли себя и не лизали жопу сочинителям американских комиксов!
    – Да вы садитесь, что вы стоите… Ну давайте поговорим, о чем ваш роман…
    – Наймите человека. Пусть он прочтет и расскажет вам. В прежних издательствах всегда так поступали, прежде чем заключить договор. Это, кстати, весьма разумно. Только надо найти таких, кто умеет читать, и делать выводы.
    – Да ладно вам, вы же знаете, что договор я подпишу.
    – Мне важнее книга, чем договор и деньги.
    – А уж это как получится. Думаю, деньги вам тоже не помешают.
    – О нет.
    – Лялечка, зайди сюда!
    Господи, ее и зовут Лялечкой!
    – Детка, притарань нам кофе… А вот это пусть Мила приготовит… – И сует ей какие-то бумаги.
    Скоро Лялечка вносит кофе, и за кофе Нефедов вдруг начинает меня пытать.
    – Значит, вы давно знаете Гнилову?
    – Да.
    – И не любите ее?
    Ну уж нет, второй раз я не попадусь на тот же крючок. Не буду ж я рассказывать ему, что Гнилову никто не любит.
    – Что значит не люблю? Мне просто всегда было неинтересно то, что она пишет. Мы разные – вот и все.
    – В чем я с вами абсолютно согласен, – вдруг говорит он. – Она как-то так странно пишет. Кажется, что она очень много знает и образованная, но…
    – Так бы писал телеграфист Ять, если б умел писать.
    – А кто такой телеграфист Ять?
    Приехали. Вот какие у нас теперь редакторы!
    – Это такой человек, который очень ученый.
    И хочет, чтоб все это знали. Из Чехова. Лучше прочтите «Свадьбу», потому что то, что я вам сказала, – бледная тень телеграфиста Ятя, очень умного.
    Он молчит и обдумывает другой вопрос. Наконец задает его:
    – А Виктор Аполлоныч – он ваш друг?
    – Нет, я служу у него.
    – А вы читали, что он пишет?
    Нефедов смотрит мне в лицо, явно провоцируя на правду или заведомую ложь. Ему хочется поймать меня. Я молчу слишком долго и сама понимаю это. И он понимает.
    – У Виктора Аполлоновича хороший литературный вкус, – наконец отвечаю я.
    – Но иметь вкус – это одно, а быть писателем – совсем другое.
    – Вы правы. И что из того? Он ведь прежде всего книгоиздатель, а уж издатель с хорошим вкусом – находка.
    Эк я!
    – Действительно, что из того?
    В дверь стучат, и в кабинет вплывает Виктор.
    Очень вовремя.
    – Я смотрю, вы уже поладили?
    – Да-да, – говорю я, вставая.
    – Обязательно прочти роман, – советует Виктор Нефедову. – Я читал и просто в восторге.
    – Оставьте свой восторг при себе, – сухо отвечает Нефедов. – Вы прекрасно знаете, что у нас разные вкусы.
    Виктор явно смущен его хамством, но схамить в ответ не может. Видимо, за это Нефедов его и презирает. Нормальные люди совершенно бессильны перед лагерными законами. Уже десятилетние девочки, подбоченившись на манер кухонных скандалисток, награждают встречных-поперечных «козлом», уже низость и жестокость стали бытом, а Виктор все не понимает этого. А может, и понимает, но соответствовать не может. Я тоже не могу.
    И многие не могут. Может быть, нас даже большинство, но мы обречены. И со всей силой и страстью обреченного я понимаю, что люблю графомана Виктора жарко и болезненно, как всегда любила своих товарищей. Мне уже не до литературного снобизма, я давно поняла, что кроме литературы в жизни есть еще много вещей и понятий, которые даже важнее.
    – Я хотела бы почитать книги, которые вы издаете. Гнилову и кто там еще?
    – Это правильно, – сыто рыгает Нефедов и начинает снимать со стеллажа шикарные глянцевые тома. Виктор суетливо запихивает их в пластиковый пакет, и мы тащимся к машине, где нас ждут Яна и Кирюша.
    Кирюша лезет в пакет, достает книги и вопит от восторга:
    – Мы будем это читать? Это нам читать?
    – Нет, – хмуро отвечает Виктор, – это совсем не детские книги, и тебе будет неинтересно.
    В дороге мы молчим. Нам обоим не по себе, мы оба понимаем, что не соответствуем времени, что наша песенка спета.
    – Я ненавижу Нефедова, – уже в квартире шепчет мне Яна.
    Потом я читаю Короленко, «Дети подземелья».
    На фоне великой русской литераторы Короленко – довольно слабый писатель, однако в данный момент он доводит меня до слез, и я знаю, что Кирюша тоже будет рыдать. Короленко – это то, что нам сейчас надо, его благородная душа бьется в каждом слове наивного, но чистого и честного повествования. Я долго готовлю вопросы, которые должна задать Кирюше, чтоб воздействовать не только на его эмоции, но закрепить хоть какую-то доброту и великодушие. Яна не может сделать этого сама, но теперь я понимаю, что она действительно отдала мне душу сына, что она действительно видит его испорченность и страдает от этого. Никогда еще я не чувствовала такой ответственности, ну прямо будто я врач, который вначале должен решить, что делать, а потом сам же и сделать. Под личную ответственность.
    Параллельно со слабым писателем прошлого Короленко я читаю лучшую писательницу сегодняшнего дня Гнилову. Как выяснилось, всю эту ахинею я уже читала, но в опубликованных книгах много чего добавлено. Добавляют они все одно и то же; это добавляли соцреалисты для оживляжа, это добавляют и теперешние «чего изволите». У Панферова герой – секретарь обкома – тоже имел домработницу в ванной (потом бедного секретаря весьма трагически съели волки). Видимо, изображая клубничку, такие авторы дают понять, что ничто человеческое их герою не чуждо.
    Я знаю, что мужская логика и мужское отношение к сексу совсем другое, чем у женщин, но раньше я узнавала и измеряла эту разницу, читая хороших писателей, а потому и весьма тонких людей.
    У Панферовых узнаешь про мужчин такое, от чего вытошнит. Но уж когда бледная немочь, бесцветная моль, вроде Гниловой, рисует мне эротические картинки, пытаясь разнообразить свои «фэнтези», напрочь лишенные фантазии, жизнь кажется нереальной, как в детстве, когда узнаешь, что нас в эту жизнь приносит не аист. Не веришь, что таким стыдным образом родители сотворили тебя. Тех, кто открыл тебе эту неприятную тайну, – их пожалуйста, они такие, они бесстыжие и грязные, но ты родился как-то иначе. В ее бесстыдных и убогих альковных сценах есть что-то порочное, как в шепоте дворниковых детей, сообщающих тебе тайну твоего рождения.
    Я, нормальная женщина, никогда не остававшаяся без любовников и без друзей мужского пола, рассказывающих мне о своих романах весьма правдиво и с интересом, чувствую оторопь от ее откровений.
    А потом вдруг понимаю: да она же старая дева. Вот почему ее воображение так разнузданно и ее текст так нарочито украшен мелкими, гадкими подробностями физиологических отправлений. И напрашивается такое же гадкое сравнение: она – как человек, мучающийся от запора и мечтающий облегчиться.
    И наряду с этим – интеллектуальные перлы, как бы показывающие: я не такая, я жду трамвая, и вообще я на рубль дороже. У нее, например, где ни столкнутся Венера с Афродитой – обязательно поругаются или подерутся. Столкнула бы еще Зевса с Юпитером, Гермеса с Меркурием, Геру с Юноной. Ну а редакторы что же? А читатели? Неужели все сошли с ума?
    Произведения Марианны Томской по стилю весьма напоминают Гнилову, хотя Томская (что за псевдоним!) настаивает на реализме и житейской искушенности. У Томской Он шел к Ней, а Она ждала Его. Но не пришел. Она разозлилась и поехала с другим – с намерением непременно лишиться невинности (долгая сцена с лишением невинности, где героиня сразу же постигает все тайны женской чувственности). Потом Он приходит к Ней и рассказывает, что его арестовали, потому что кто-то изнасиловал слепую девушку, а слепая девушка опознала его. Но Она, чувствуя свою вину перед Ним, отсылает его прочь, и Он садится в свою машину, катит в горы и разбивается.
    Вот такая вот жестокая дребедень происходит в романах Томской. И какая-то видимость правды тут, несмотря ни на что, есть. Да, Он не пришел, и Она связалась с кем-то другим, отчего Он и Она зачеркивают любовь и напрочь изменяют всю последующую жизнь. Так бывает – и бывает на каждом шагу. Только вот Томская (тьфу, что за псевдоним!) не берет в расчет ни чувства вины, ни стыда, ни унижения, ни горечи. Не назло Она идет с другим, а идет просто так, не предчувствуя беды, и попадается неожиданно, когда поздно бежать. А это гораздо унизительнее. И если ты сумеешь написать об этом унижении, то в писании этом будет хоть утилитарный, но смысл: не ходите девки в лес, да еще в обиде, да еще с кем попало. То какой здравый смысл может быть в тексте, испещренном словами: золотистый, серебристый, фигурка, изящно, грациозно и пышно?
    Все эти макулатурные писания были самопародией, только вот длинноваты для этого жанра, всю бумагу пожрали. И публика это читает? Такая дура? И молчит?
    Ну жаловаться, положим, сейчас некуда. А то, что читают... у нас все читают И Ивана Шевцова читали, и Кочетова читали. Что печатают, то люди и читают. Опять же подростки на клубничку падки.
    Мой друг Гусаров называет эти писания «дрочилками». Точнее не скажешь. А раз читают, то наделаем такой литературы на века, выполним и перевыполним. Догоним и перегоним. Жахнем всеобщей безграмотностью по всеобщей грамотности – ничего в живых не останется. Жизнь должна быть простой, и культура должна быть утилитарной.
    Яна уже давно увезла в школу Кирюшу и собиралась заехать в универсам за продуктами. Список составляли мы вместе. Я приучила ее отовариваться и на оптовом рынке. Соусы, пряности, консервы, если есть деньги и закупать их хоть малым оптом, обойдутся гораздо дешевле. Как и овощи.
    – Вы такая опытная в хозяйстве, – говорила Яна, – уж этого-то я о вас никогда не могла подумать.
    – Поголодаешь – поймешь. Но я не была достаточно богата, чтобы покупать оптом. Из-за этого я, нищая, за все платила двойную цену. Ты-то небось понимаешь, что Виктор не новый русский, он привык жить на копейки, а потому и мы будем экономить. Пусть в этот раз мы закупили всего в немыслимом количестве, зато потом месяц-два будем покупать только хлеб, мясо и овощи.
    Я даже заставила Яну вести книгу расходов, чего сама никогда не делала. И вот через несколько недель подсчетов мы узнали, что тратим гораздо меньше. И хлопот гораздо меньше. Нам не надо бегать по ночнушкам и закупать все втридорога.
    Иногда я слышала по телефону, как Яна объясняла наш способ ведения хозяйства подругам.
    – Дуры несусветные, – говорила она. – В этом они увидели только способ утаивать деньги от мужей. А знали бы вы, на что они тратят деньги!
    – Ну и на что?
    – На носовой платок от «Диора» и на шнурки от «Нины Риччи».
    Мы хохотали, довольные друг другом и своей хозяйственной сметкой.
    Итак, Яна уехала и должна была уже вернуться, когда я только соизволила встать после своих ночных трудов. Вымылась, почистила зубы, сняла банный халат и надела домашнее платье.
    Яна, как и я, не переносила халатов и носила дома либо легкие леггинсы, либо юбки с кофтами или платья. Некоторые из домашних платьев были так хороши, что я предпочитала быть застигнутой гостями именно в домашнем платье и сожалела, что в нем нельзя пойти на какую-либо тусовку.
    На этот раз Яна ворвалась ко мне на кухню, Кое-как побросав в прихожей сапоги, шубу и покупки. Я сразу поняла почему – в руках у нее был пакет, белый пакет.
    Я видела, что она, как собака, взявшая след, терпеть уже не может.
    Конечно же, я тоже была заинтересована не меньше, а потому кое-как взломала конверт.

    "И вот мы опять в Анд оме. Мчимся на всех парусах, потому что произошло такое! Многое произошло. Ну, скажем, так, чуть ли не попали в лапы новым хозяевам России. Были под дулом пистолета.
    Случилось это уже в сумерках, и мы искали, где пришвартоваться. Онега – озеро узкое, но берега у него очень разные. Можно причалить к такой дряни и так, что даже в кусты по нужде не сбегаешь. Следы деятельности человека, марсианские пейзажи, в которых могут жить только роботы и кикиморы.
    И вдруг услышали раздающийся на все озеро голос Высоцкого. Значит, рыбаки.
    Они приняли нас с распростертыми, накормили жареной печенью рыбы палии (слыхала про такую?). Мы дали им литруху спирта, а они нам четыре огромных реликтовых рыбины. Мужики хотели унести рыбу на камбуз, но я не дала, оставила лежать в нашем тузике. Меня, может быть, и не послушались бы, но честный Гаврила встал на мою сторону. Эти рыбины стоили гораздо дороже.
    И мы оказались правы, потому что, откуда ни возьмись, к нам на палубу прыгнули два азербайджанца с оружием. Они что-то гневно кричали не по-русски, но зато Сакен понял их прекрасно. (Какая-то часть его крови азербайджанская и отец его долгое время служил под Баку, где Сакен, с его-то способностями, выучил худо-бедно азербайджанский язык.) Не успели мы и глазом моргнуть, как Сакен, подобно лихому рейнджеру, налетел на кавказских бдил, для начала выбив у них из рук оружие. Вторым ходом он загнал их на другую, не пришвартованную к рыбакам часть яхты, и выбросил в воду, прямо через леера. Затем он бросил рыбакам их рыбу, и мы быстренько от них отрубились. Идти в темноте в Онегу мы не могли, а потому пришвартовались к другому берегу довольно узкого заливчика, напротив рыбаков.
    Такого страха я еще никогда не знала. Мы сидели при свече, и никто не мог, да и не должен был спать.
    И вот впереди этого ужаса вдруг раздался скрип уключин. Тут же в голове пронеслось, что новых хозяев Карелии и бдил в том же лице было не двое.
    Если б двое, они бы побоялись соваться к нам, зная, что у нас находится их оружие, настоящее, не пугачи.
    Сакен достал один из револьверов, мы все тоже вскочили.
    Над головой по палубе прогрохотали довольно хозяйские, беспечные шаги, а потом в кубрик влез белобрысый паренек лет двадцати пяти.
    – Чего в темноте сидите? – сипло спросил он.
    Кто-то зажег свет.
    – Серега я, – сипло продолжал парень, – капитан Серега. Голос вот потерял. Я тут за хлебом плавал, возвращаюсь, а мне ребята говорят, что с вами подло поступили. Было дело?
    – Мы ребят не виним, а вот ваши бдилы…
    – Трах-тарарах, – выругался Серега. – Они за копейку удавятся. Кто-то пустил их сюда, вот они и выеживаются. Я-то пока молчу, но поеду в Петрозаводск и настучу, что они заставили нас ловить палию. Это уж совсем беспредел.
    – А что, нельзя? – спросил Силыч. – Я такой рыбы никогда не видел, хоть и рыбак.
    – Реликт. Почти нигде не осталось. У нас несколько косяков. Они на семидесяти – восьмидесяти метрах глубины живут.
    Потом подошел к открытому лазу:
    – Эй, мужички, тащите рыбу и соль.
    Рыбин было две. Серега счел, что так будет честно. Зато он подарил нам ведро рыбачьей соли и показал, как солить рыбу для себя, а как – надолго.
    Сидели всю ночь, говорили о новых порядках, хозяевах и экологии. Обменялись адресами, и Серега отчалил.
    Чуть развиднелось – мы отчалили тоже, пока рыбаки и бдилы спали. Ну ничего, теперь их пушки у нас на борту. Тем более что они так и не врубились, кто такой Сакен – вдруг свой? Язык понимает. Но почему он заступается за этих ублюдков русских или карелов? А может, это какие богачи, которые могут турнуть их из Карелии? Мне кажется, что они будут молчать. Слишком богата яхта, слишком отважен Сакен. Не лох. Ну а вдруг явное богатство привлечет их, они свяжутся со своими и нас поймают?
    Ну ладно, это я написала еще тогда, когда не знала, чем дело кончится, чем сердце успокоится.
    Главное – не в этом.
    Мы спокойно дошли до Оров-губы, расставили типпи (Гаврила играет в индейцев), нарвались на волну боровиков, засушили несколько наволочек, насолили груздей и волнушек, намариновали моховиков, маслят и подосиновиков, набили пять тридцатилитровых банок ягодами и на легких парусах понеслись к Медвежьегорску.
    М-да… Не знаю, как и взяться за нечто противоречащее всему, чему я верила и поклонялась всю жизнь. Случилось то, чего не может быть, потому что не может быть никогда.
    Начну с легкого. Бывшая жена Сакена была из тех маленьких, глупеньких хозяюшек, к которым так и прилипают деньги. Расскажу, но ты у меня не укради, смотри! Сакен подарил ей духи, она помахала над раскрытой бутылкой ладонью, как это делают специалисты, и сказала:
    – Не хило шмонит, шмонит не хило.
    Ясно? Вот и весь портрет. Зато в делах сурова и последовательна.
    Она родилась в Медвежьегорске, хоть Сакен познакомился с ней на Дальнем Востоке, вроде бы отбил от Громова. Девка она внешне ничего. А зачем отбил? Я так думаю, он ее не отбивал, что и подтвердилось, когда мы с ней остались одни.
    – Все из-за денег, – сказала она.
    – Но у них было одинаково много денег.
    – Вот именно. Только Громову они жгли карман и руки. Это не муж. Такой у меня уже был. Работать отучится, деньги потратит, а дальше? Я сама люблю работать, и муж мне нужен работящий.
    Вот ведь как умна в этом смысле! Не то что я.
    Да, забыла сказать. Проклиная наш вояж, Ирина прямо с яхты бросилась на вокзал. Как странно: всю жизнь трендеть о любви к природе и не вынести небольшого перехода. А главное, как бы она ни запила. Но не суметь прийти в себя за эти дни?
    Мы не таких отхаживали в пять минут. Худо ей, действительно худо.
    Потом Сакен с Лехой и Тусенькой нас оставили, пошли разбираться с деньгами. А через минуту выскочил белый, как белое яйцо, Леха и заорал, что в чемодане вовсе не деньги, а Силычева подписка за разные годы на журнал «Охота». То-то Силыч ворчал, что какая-то свинья выбросила его «Охоту». Вспомнить бы, когда он заворчал впервые.
    Я вот вспомнила, что уже охарактеризовала тебе всех людей с яхты: честен, нечестен. Правда, сумма была такая, что тут и у честного мозги поплывут.
    Но вот я написала о честности или нечестности – и сбылось. Кто-то украл. Тот же, что случайно привез на борт книгу, или кто-то другой?
    Все согласились с Лехой, что мы должны подвергнуть личному обыску и обыскать яхту, что и было сделано. Нашли потерянные кем-то пятнадцать копеек под пойолами – и все.
    Асенька, скрежеща зубами, сказала, что один человек все-таки уехал. Она относилась к Ирке не лучше, чем та к ней.
    Надо было звонить, звонок намного опередит поезд, и просить кого-то посмотреть вещи Ирины, когда та приедет в Питер. Не могли мы найти никого, кроме Никиты и Лехиной жены Светки, которая работала психиатром под началом у Никиты.
    Мы знали, что только Никита может сделать все так осторожно и аккуратно, что Ирка даже не поймет, в чем дело. Позвонили Никите, рассказали о своих делах и вернулись спать на «Час».
    Леха ходил злой как черт. Дело в том, что Ирина была его пожизненной любовью (я же их и познакомила, когда мы с Иркой учились в ЛГИТМиКе).
    Он даже признавался мне, что при всей любви к жене Светке в эротических снах ему до сих пор снится Ирина. Когда они после долгого перерыва встретились на «Часе», он покраснел. И теперь обыскивать Ирку?
    По-моему, никто не спал, уж мы-то с Егором точно. Странно, но я вдруг подумала, что люблю Егора, что глупы наши ссоры в городской скукотище, и как прекрасен наш общий мир здесь, на яхте или в лесу, когда нас занимает одна и та же проблема.
    Перемалывая ситуацию, мы решили, что деньги можно было спрятать и оставить в Оров-губе. Не обязательно было тащить в Медвежьегорск, где мы всей кучей (никто не отходил) дошли до дома Тусеньки. В конце концов, их можно было зарыть в той яме, где мы зарывали бутылки и железные банки, чтоб зверье не схватило и не поранилось.

    Утром привели в порядок «Час», закупили продуктов на обратную дорогу и только после этого пошли к Тусеньке пить кофе, который Тусенька умела делать как никто.
    Только к вечеру позвонил Никита, сказал, что проклял все на свете, потому что пришлось выжрать с Ириной жбан водки, выслушать все упреки, а потом и вовсе бред.
    Однако в ее вещах, когда она заснула, он ничего не нашел, вернее, не нашел денег. Зато нашел револьвер. В комнате денег тоже не было.
    Мы, слушавшие его, расхохотались. Оружие притягивает. У меня самой ручонки тянулись, но для Ирки взять то, что ей нравится, – естественно. Разумеется, не совершить кражу денег или бриллиантов, а так, никому, на ее взгляд, не нужное. Мы посмеялись. Потом Егор изложил нашу с ним мысль, что деньги можно было спрятать в Оров-губе. Решили, что искать нужно там.
    – И кто из вас потом способен вернуться туда без яхты и отыскать? – резонно спросил Сакен.
    – Я бы запросто, – сказал Силыч.
    – И я, – поддержал Гаврила.
    Ты прекрасно понимаешь, что они не хвастались.
    У того и другого сильные ноги, зрительная память, чувство направления, как у зверя.
    – А когда ты их проверял после Вознесенья, эти деньги? – разглядывая замок, спросил Леха.
    – Я не проверял.
    – Почему?
    – Потому что потерял ключ.
    – Где?
    – Кажется, в драке.
    – И после драки не попытался залезть в чемодан, проверить?
    – Ну зачем взламывать чемодан в лесу? Ну уронил ключ в воду. Это, скорее всего, точно не помню, да и темно было. Ну не схватили же его бдилы с Серегиного сейнера, не влезли же в чемодан, не наложили туда «Охоты».
    – Ты потерял ключ, но кто-то открыл чемодан ключом, не взламывая его. И закрыл ключом. – Леха, не переставая, разглядывал замок.
    (Сейчас, будь тут Ирка, она сказала бы, что Асенька заказала другой ключ и сперла деньги).
    Но Асенька могла бы просто не привезти этих денег и смыться. Зная Сакена, можно предположить, что он бы не послал по ее следам мафию. Да и, судя по всему, Асенька знала, что эти деньги не последние и серьезной бреши в капитале Сакена не пробьют.
    Потом Сакен с Лехой опять объединились примерно на час, а потом Леха вышел к нам и сказал, чтобы шли на яхту. Сакен решил ехать на поезде, любой увидит, что он пустой. А Леха должен вместе с нами поискать деньги в Оров-губе. Вряд ли мы их, конечно, найдем, но попытаться обязаны.
    Сакен тем временем заедет к Громову в Петрозаводск, заберет у него спрятанного там сынишку и полным ходом в Питер за новыми деньгами. Тусенька уговорила нас посидеть еще часок и выпить еще кофе.
    Вот примерно, то главное, что случилось. Я все время думала, что ты бы во всем этом разобралась.
    Завтра с утра прямым ходом до Вознесенья. Там я сяду на автобус, или же меня довезет кто-нибудь из знакомых рыбаков, если поедут.
    Как плохо писать письма, зная, что не получишь ответа. Но из Вознесенья я тебе позвоню.
    Люблю, целую. Твоя Аля.
    Р. S. Кое-что новенькое и, как всегда, хреновенькое. Я узнала, что, оказывается, родители Беатрисы живут в Вознесенье и наши мужики ходят к ним за укропом и чесноком, заодно помогая вышедшим уж сто лет как на пенсию старикам.
    В автобусе на Вознесенье ехали не только мы с Ириной и незнакомая нам тогда интердевочка Асенька, но и Беатриса.
    Думаю, мы с ней заметили друг друга при посадке еще ночью, но обе сделали вид, что не заметили. Зато утром пришлось поздороваться.
    А самое невероятное, что утром ее пришла встречать дочь Даша с зятем Тимофеем.
    Ты прекрасно знаешь, что наши дочери сдружились еще в «Мухе». Беатриса, несмотря на свою детскую ненависть ко мне, поощряет эту дружбу.
    Она даже устроила так, что все ее знакомые иностранцы хватают за зеленые Варькины коврики и платья. Это очень помогло нам. Не умерли с голоду. Потом нам помог Сакен: дал Егору деньги на строительство яхты. Очень много денег – за работу и материалы. Егор вел дело честно. Сакен еще умудрялся одаривать нас то дорогой посудой, то кистями-красками (они сейчас баснословно дорогие) Варьку.
    Почему Беатриса не препятствует дружбе девочек? Ведь Даша в этой дружбе занимает явно подчиненное положение и смотрит Варьке в рот? Может, эта циничная до непотребства коммунистическая профурсетка так же, как и мы с тобой, любит свою дочь и из-за этого, скрепя зубы, терпит меня? А если подумать, то не я ли виновата перед Беатрисой? Еще в школе она хотела дружить со мной, эта отличница и комсомольская богиня, а я за своим хором, театральной студией, безумной любовью к Никите как-то оттолкнула своим пренебрежением.
    А потом простое пренебрежение перешло в ненависть, которая бывает только в детстве или юности. Сейчас я не могу так ненавидеть, разве что классовых врагов, всех этих ворюг – предателей, которые в свое время сидели с нами на кухнях и были «наши», а теперь неизвестно чьи. Самые тупые и трущобно-хулиганствующие парнишки разбогатели – растолстели, в отличие от медалистов и парней с руками и любовью к труду. За что боролись, на то и напоролись.
    Но я о Беатрисе… Хоть и пропал чемодан с деньгами, я не могу не думать о своем. О книге. А вдруг книга была у нее? Она привезла ее в дом родителей, а кто-то из мужиков взял ее почитать? Но это значит, что Беатриса наняла на меня гэбистских стукачей? Только вот откуда она знала о Новгороде, о волшебной веселой ночи с песнями Окуджавы? Или кто-то из тех, один, действительно встречался со мной там, на Празднике детской книги?
    Я спросила у Лехи, но он отверг такую версию.
    Он сказал, что хоть гэбисты не менее циничны, чем наше коммунистическое быдло, но от глупости коммунистов даже они приходили в ярость. Лехе приходилось иногда работать с гэбухой, получал себе на голову надсмотрщика и напарника и слышал от них такие речи по поводу обкомов и райкомов, что даже пугался. Вначале думал, что раскалывают его, но доносов по политике на него никогда не поступало, хотя всякие дурацкие анонимки писались именно на него: то втыкал арестованному сверло с током в задницу, то ругался матом и плевал подсудимому в лицо. И вот тут уж его проверяли, создавали комиссии, пока наш мальчик еще из юношеской театральной студии не поставил в его закуток «жучка» и господа начальство не услышало, кто именно пытался плевать в лицо, оскорблять и ругаться матом. Когда Леха ловил большую рыбу, ее у него отнимали.
    – Эти типы явно стукачи, но какой гэбист подарит на время своих осведомителей не только товарищу по оружию, но какой-то обкомовской секретутке, заведующей литературой? И зачем? Что они сделали с тобой? Изнасиловали?
    Мужик, он и есть мужик. Да, я решила сдохнуть, но не уступить. И все же изнасиловали.
    Под этим словом подразумевается многое.
    Но ведь среди тех людей мог быть знакомый Беатрисы, она всегда была по уши во всяких халдеях, парикмахерах, барменах. Варька говорит, что и в советские годы у них в доме всегда была любая еда и любые самые невозможные для нас с тобой вещи. Могла книга попасть к ней… Но тогда кто с перепугу выбросил книгу за борт?
    Одни вопросы. Я задаю их не только себе и Лехе, но и тебе. Прежде всего тебе, потому что то дело бабье, понимаешь? Как отравления, хотя отравить может и мужчина. А вот так поиздеваться и отпустить... бабье дело. Думай, Женечка, со стороны видней. Думай.
    Целую, обнимаю, твоя А. Сорокина".

    – Ну, что думаете? Как вам это нравится? – сразу после прочтения заговорила Яна.
    Что я могла думать? Передо мной проходили лица моих друзей, товарищей, просто хорошо знакомых и людей мало знакомых. Одни из них не могли украсть, другие не стали бы красть у самих себя, подвергая риску близких людей: жену, пусть бывшую, и собственного ребенка.
    – Но зачем мент отпустил его одного в Петрозаводск и Питер! – вдруг воскликнула Яна.
    – А что такого? У него ведь нет с собой денег.
    – Вот именно. Вы говорите, Сакен отбил жену у Громова?
    – Ну женой она не была, да и разбогатевший Громов стал заглядываться на других. Мужики, как ты знаешь, весьма непостоянны, особенно когда у них появляются деньги.
    – Значит, дело не в бабе, а в великой злобе и зависти. Впрочем, сейчас он может окрутить и вашу Тусеньку. У нее есть свое дело. Ты знаешь, какое?
    – Брусника, клюква, грибы и маленькая фабричка полиэтиленовых мешочков.
    – Не хило. Я думаю, она в силах приумножить свои богатства.
    – Но Громов от нее ни шиша не получит!
    – Правильно. Но если убрать Сакена, его деньги отойдут кому?
    – Думаю, Тусеньке и ребенку. С Асей он не расписан.
    – А деньги, как вы думаете, большие?
    – Да. Думаю, очень большие. И растут не по дням, а по часам.
    – А если Громов так глуп, что рассчитывает на брак с Тусенькой, когда той после смерти Сакена достанутся его деньги?
    – Он может быть сколь угодно глуп, но, боюсь, для Тусеньки дело и деньги важнее, чем такой мот, как Громов. Хотя в любовники она его взять может.
    Как всякая дура, она чрезмерно сладострастна, за что мы как бы не очень приняли ее в свою компанию еще в Питере, когда она была женой Сакена. Уж очень любила рассказывать со всеми подробностями про сексуальные подвиги и измены первому мужу чуть ли не у него на рогах., – Но Громов определенно глуп. Я не знаю этого точно, но уверена. Мне часто встречались такие типы. И он может, понимаете, может рассчитывать на женитьбу на Тусеньке, потому что он самовлюбленный мачо.
    – А тогда?
    – А тогда какого черта ваш Леха отпустил Сакена одного?
    У меня внутри все будто окостенело от кромешного холода.
    Я очень плохо, лишь визуально знала Сакена, но то, что он в какой-то мере спас Алю от голода и нищеты… Ведь она пыталась устроиться на работу, как я или моя молодая подружка Манюня.
    Надежды же на Егора у Али не было. Отовсюду он уходил, а потом месяцами валялся на диване, уверяя, что болен. И она тащила продавать все, что не приколочено. Да и Варька поняла, что ей надо серьезно заняться шитьем. Из хобби и удовольствия шитье превратилось в работу, весьма тяжелую.
    И только от Сакена Егор не мог уйти: деньги, доверие, интерес… А ко всему прочему, Сакен был скоробогач, а Егор, что бы там ни говорила в его защиту Аля, был мерзким лицемером и снобом.
    С каждым он находил свой тон разговора, умея очень здорово кого-то сравнять с навозом, а кому-то вовремя подлизнуть. Строить яхту для Сакена – это была престижная работа. Он мог, сообразуясь со своими интересами, набирать на отдельные виды производства людей, командовать ими и наслаждаться тем, как они смотрят ему в рот, а он волен выплатить или не выплатить деньги. Сделать это в пятницу или в понедельник.
    Меня только поражает, почему Аля не выгоняла его, или, скорее, почему он не бросил нищую теперь Алю? Наверное, никто не льстился на такое чудовище: вечно навозная куча на голове, грязные от мазута руки. Я думала, что все, кто вкалывает, так выглядят, но Силыч и Гаврила трудились никак не меньше Егора, а руки и волосы у них были чистые. А эти разгуливания с развязанными шнурками? И плевать он хотел на разные замечания.
    «Я очень опустилась с ним из-за его неряшества и свинства, но все же не докачусь до того, чтоб завязывать ему шнурки», – говорила Аля.
    – Итак, что мы имеем? – потерла руки Яна, будто предвкушая великое приключение.
    – Книга на борту, с которой более-менее ясно. Ее принесла на борт Асенька, но взяла ее в доме Ирины, раз уж они были связаны. Услышав про книгу от Сан Санны, Ирина испугалась и выбросила ее. Это, ко всему прочему, был еще один шанс унизить Сорокину, которая лепечет о какой-то книге, которой нет! Ты согласна?
    – Вполне, – сказала Яна.
    – Но из-за чего у Ирины с ранней молодости такая ненависть к Але? – задумалась я.
    – Иногда вы меня поражаете. Неужели до сих пор не ясно?
    – Нет.
    – Талант, настоящий талант, а не съемки в обкраденной «Красной пустыне», после которых даже в ГБ никто не мог заставить режиссеров взять ее в другой фильм. Ну и… Никита.
    – Ты думаешь, она так любила его?
    – Она воображала, что любит. Вы же сами говорили, что в вашей молодости все было так же, как в моей, только не умеющие любить шлюхи были дармовыми.
    – Однако Ирина отхватила-таки жирный кусок в виде Никиты.
    – Отхватила. Получила нелюбимого ребенка и скоренький развод.
    – Почему ты считаешь, что ребенок был нелюбимым? Это Ванька-то?
    – Да хотя бы потому, что сирота Асенька нашла общий язык с сиротой Иваном.
    – Но у Ивана был Никита.
    – Ага… И новая жена Никиты. Если уж Ирина сумела манипулировать безумным Шевченко, то уж вполне нормальным взрослым сыном манипулировала вовсю. Безумными управлять гораздо тяжелее, они непредсказуемы.
    – Ну ладно, с этим покончили. А что ты думаешь, Яночка, насчет кражи?
    – Кто спер шляпку, тот замочил бабку.
    – И как она, по-твоему, могла это сделать?
    – Если я поговорю с Сорокиной, то скажу и это.
    И опять мы не встретили Кирюшу из школы, он явился сам. Это был возмутительный грех с моей стороны, хотя Кирюша же и успокоил меня:
    – У нас сегодня было три урока, а остальных двух не было, русичка заболела.
    Я стала кормить Кпрюшу. Он уписывал за обе щеки, Яна встала у плиты, чтоб подогреть наш с ней обед. Мы продолжили разговор.
    – Мы с тобой уверены, что дело было так.
    Почему же Леха не видел всего этого?
    – А, свое говно не воняет! – отмахнулась Яна. – Ведь знать человека всю жизнь, а потом увидеть, что ты знал совсем не того… Это с незнакомыми, менты распускают грабли, а как коснется своих – сомнения.
    Кирюха слушал нас с открытым ртом, а уши его, казалось, поворачивались, как локаторы, в сторону говорящей. Никогда я не замечала, что у него такие уши.
    Яна уже приготовилась загнать его в свою комнату, но я взглядом остановила ее. Дело в том, что знает он об этой жизни не так уж мало, за что не раз и пострадал. А значит, надо воспитывать в нем двойное сознание: что говорится, делается и узнается дома, никогда не выносится в школу. Я всегда предпочитала, чтоб моя дочь скользкие вопросы не задавала подружкам, а шла прямо ко мне. Там, где кухонные мамаши будут орать, что курят только бляди, дочь обязательно будет курить, так же как и в той семье, где мама чуть что прячет сигарету в рукав.
    А дело-то в том, что есть у детей период, когда им хочется быть плохими, подражать Лизке Дунаевой, которая с пятого класса спит с парнями, хотя родители ее такие злобные ханжи, что если узнают – выставят из дома, изобьют, убьют.
    Мой метод воспитания дочери сводился к тому, что иногда мы, обычно с Алей, при Варьке говорили остро и прямо, без купюр, о вещах, которые Варька, конечно же, знала, но лишь со своей стороны. И в итоге ни моя, ни Алина дочь не польстились на распутные деяния Дунаевой и иже с ней.
    Только говорить надо убежденно. И говорить только с теми, кто понимает, почему я не гоню из комнаты дочь. В итоге получалось, что и с подругой не нужно никакого Эзопова языка, и дочь сообразит, что да, она может пить-курить, спать с мужиками, как Дунаева, но за все это в конце концов придется рассчитаться.
    Конечно, с нашими девицами было все, что и с другими, но кое-как избирательность в любви мы им привили. Ведь большинство этого поколения и понятия не имеет о любви, точно так же, как мое плохо соображало в сексе. (Честно говоря, от этого мы ничего не потеряли. Все в сексе было свежо и ново, все – тайна, а это, я вам скажу, весьма возбуждает).
    Так что Кирюша официально получил право присутствовать при нашей беседе. И не надо ему, бедному, подслушивать. Не понравится – сам уйдет.
    – Да, насчет ментов я с тобой согласна. В молодости за мной ухаживал следователь прокуратуры, царство ему небесное, – сказала я и перекрестилась. – Ты не представляешь, насколько у него была высокая репутация, если он меньше находился в Питере, чем во всяких «горячих», как теперь говорят, точках. А что? Он был образован, сметлив и... не женат.
    – Почему не женат? – ухватила Яна за хвост мой толстый намек.
    – У него была мама…
    – А-а-а..
    – Вот тебе и «а-а-а». Несчастливы все по-разному. Его мама была страдалица-неумеха, у которой все крали, начиная с золотых вещей и кончая ложками. Ее надували в магазинах, а единственная девушка, которую сын привел в дом, оказалась дочерью блокадного мародера. Мамаша узнала свое колечко на пальце девушки.
    – И послушный сынок выкинул девушку?
    – Истествено... а как же? А другую девушку он даже не смел показать маме, потому что эта девушка была я, которая может сказать и отмочить что угодно.
    – Но как он поверил, что привел в дом дочь мародера? Как мать доказала это? Ведь скажи то же самое его коллега или вы, например, он бы просто все проверил?
    – А может, он и не хотел проверять?
    – Но как он узнал, что мать была совсем не тем, чем казалась?
    – После ее смерти. Все золото и серебро было в доме. Кстати, и похожее колечко, по которому она обличила якобы «дочь мародера». Нашлись и три сберкнижки. Мать получала огромную пенсию за отца, а Гриша жил только на постоянные командировочные.
    – Представляю, насколько его прозрение было ужасно, – словно с каким-то подтекстом сказала Яна. – Будь на месте вашего друга девица, просекла бы маманьку в пять секунд.
    – Ну вот как ты, – деловито, понимая, что именно он говорит, сказал вдруг Кирюша.
    – Будешь влезать – уйдешь, – родительским тоном сказала Яна.
    Вдруг зазвонил телефон, я побежала в холл, где стоял определитель. Звонила Аля! Сняв трубку, я заорала:
    – Да что с тобой. Почему ты так рано вернулась?
    – Это что с тобой? Тебя в Союзе чуть ли не через милицию ищут…
    – Я оставила дома автоответчик.
    – Откуда, на какие шиши у тебя взялся автоответчик? Никто и слушать его не стал, думали, там уже другие люди живут.
    – Пригласите ее к нам, – сказала Яна, – и как можно раньше, пока Виктора нет.
    Именно это я и сделала.

    И вот мы уже час сидим, как три сивиллы, и решаем загадку вещдока в виде книги на борту и кражи денег. Не говоря уж о том, что пропал Сакен. Яна оказалась права. Очень мало надежды, что он вообще жив.
    – Леха рвет и мечет. Сегодня на вокзале будет проводница, с которой Сакен ехал. Он всегда ездит у этой Наины и ночует в ее купе. Не подумайте чего такого, просто он так привык. Может, сегодня Леха что-то узнает. Я дала ему ваш телефон, уж простите…
    – Итак, еще раз, – тоном следователя сказала Яна. – При вас он ушел на вокзал, так? А вы сразу же пошли на яхту?
    – Нет, он вернулся.
    – Почему? Он что, заранее купил билет, а потом вернулся, потому что не хотел долго ждать поезда на вокзале, раз уж дом Тусеньки рядом?
    – Нет. Поезд опаздывал на три часа. Несколько дней назад кувырнулись две цистерны с подсолнечным маслом и поезда ходили еле-еле, – припомнила Аля. Кстати, раньше она нам об этом не говорила и в письме не писала.
    – Значит, и поезд Ирины тоже опаздывал? – продолжила допрос Яна.
    – Ну да, конечно.
    – И она не знала, где живет Тусенька, а потому терпела на вокзале?
    – Она вообще-то запросто могла узнать, где живет Тусенька, но почему-то не сделала этого. Там на вокзале есть адресное бюро.
    – Но она не пришла в дом Тусеньки. Как, по-вашему, она провела эти три, а может, и четыре, и пять часов на вокзале?
    – Зная ее, я бы сказала, что она потихоньку пила. Она из тех, кто может пить в одиночку, – сказала, подумав, Аля.
    – А у нее были деньги на выпивку?
    – Ну Сакен отвалил ей много, чтоб заплатила за квартиру.
    – А теперь представьте себе: я со всех ног бегу на вокзал, в надежде как можно скорее уехать, а меня там маринуют несколько часов. Во-первых, почему она так рвалась уехать, почему не зашла к Тусеньке хоть кофе выпить?
    – Почему-то наш поход оказался для нее наказанием. Она просто как-то по-юношески возненавидела Асеньку, все время с ней пикировалась и вообще…
    – Но вы-то поняли, что они знакомы?
    – Нет. Я поняла, что это я знакома с Асей.
    – А почему вы так решили?
    – Случайно, когда мы перебирали ягоды, я рассказала ей о той паршивке, которая, как кукушонок, влезла в чужое гнездо, а вылетая, опрокинула его.
    Назвала Лару и Колю.
    – А она?
    – Она швырнула наземь корзинку, посмотрела на меня, как солдат на вошь, и ушла в лес. Я сразу поняла, в чем дело, и чуть не откусила себе язык.
    Оказывается, нас слышал Сакен. Точно так же он слышал фамилию опекунов, которые когда-то прекрасно процветали в Питере. Лара – в роли актрисы, Коля – режиссера. Но потом в театре…
    – Что, опять какая-нибудь фигня, вроде тех, что случилась с вами?
    – Даже... хуже. Анонимки стали разбирать на собрании труппы. Лару с Колей поставили, как у позорного столба, и у Лары… В общем, у нее началось кровотечение. Представьте – на белом полу лужа крови. Ничего ужаснее для женщины не бывает. А если учесть, что кто-то орал: «Она притворяется!», то дело и совсем плохо.
    – Вы думаете, что Асенька писала письма?
    – Нет. Якобы соседи. Но соседи клялись, что этого не делали и показали свою подпись, свой почерк. И потом, они были людьми интеллигентными, а потому уважали и любили Лару с Колей.
    Зато о девочке они были плохого мнения. Это знали Лара с Колей. А коллектив, поставив их к позорному столбу, даже не пришел по адресу соседей.
    – Кстати, Аля… – наконец вспомнила я. – За тебя, против этой дурацкой свадьбы голосовали не двое, а пятеро. Лара с Колей, еще два режиссера и Никита. Ирина была за свадьбу.
    – Жень, а как теперь жить? – спросила Аля.
    – Враг может убить, друг – предать. Это все должны чувствовать, – сказала Яна расхожую истину.
    – А еще не надо, Аленька, предавать саму себя, что ты часто делаешь. Мезальянс с Шевченко, мезальянс с Егором.
    – Но Егор… Он не сделал мне ничего плохого.
    С ним мне уютнее. Не буду про большую любовь, но жалею я его больше, чем всех остальных вместе взятых. Он беспомощен в жизни, он пропадет. Он и сам вечно повторяет, что пропадет без меня.
    – Значит, он прекрасно докумекал, на какой клапан давить. На жалость. И он будет при вас, пока не найдет дуры побогаче и помоложе. А пока втянет в болото вас, – жестоко сказала Яна.
    – Откуда вы, такая молодая, знаете всю эту пакость? Почему именно так?
    – Сказала бы я вам… – но Яна не сказала, а продолжала более сдержанно:
    – Да, может, ваш муж не так плох, но он настолько непривлекателен для женщин, что никто не захочет его подобрать…
    – Мне он кажется вполне привлекательным.
    Хотя вначале я тоже подумала: бывают же такие пельмени, а не мужики. А потом привыкла. Если б вы увидели его на яхте, в лесу, на природе… А это так важно для меня, может, важнее всего в жизни.
    – Надеюсь, Ирку ты не будешь оправдывать?
    – Нет. Уже тысячу раз интуиция говорила мне: запомни то, запомни это, как бы тебе не пришлось пожалеть об этом. А потом я думала, что люди просто не могут быть такими плохими. А уж когда она обращалась за помощью, я все забывала.
    – А что именно вам больше всего хотелось забыть? – уточнила Яна.
    – Я пыталась забыть, что она постоянно твердила мне: он меня любит, он меня так любит, знала бы ты, как он меня любит! Это о Никите.
    – И от такой любви он бросил ее?
    – Это она его бросила.
    – Нет, милая Алечка, – не выдержала я. – Он бежал от нее как черт от ладана. Явно, что он много о ней знает такого, чего не знаем мы. И украла она потому, что много лет была безнаказанна, живя среди нас как шпионка, у которой нет никаких принципов, потому что она сильна своей тайной, а мы так... аборигены, которых можно купить за стеклянный шарик.
    – Но где тогда деньги? – воскликнула Аля. – Деньги-то где? Если вы все знаете, то скажите, где деньги?
    – Давайте думать вместе. Вот она несколько часов шляется по платформе. В любую минуту на вокзале могут появиться Леха и Сакен, которые хватились денег. А вдруг они узнали, что поезда запаздывают? Что тогда сделать?
    – Н-не знаю, – сказала Аля.
    – А я знаю! – вдруг осенило меня. – Она послала их в Питер посылкой.
    – Рискованно, – подумала Яна, – но если знать эту женщину… Вряд ли она прекратила пить из-за денег, боясь их потерять по пьяни, а потому, по пьянке же, могла решиться послать их посылкой И если бы кто-то из нас, зная про опоздания поездов, прибежал на вокзал и осмотрел ее вещи, он бы ни за что не нашел этих денег. Они же были как бомба у нее в руках!
    – Надо сказать Лехе, пусть устанавливает дежурство у ее дома или почты…
    – Проще выкрасть из ящика извещение о посылке, – сказала Яна. – И положить его снова в ящик только тогда, когда Леха будет здесь.
    – Да, это лучше, – согласилась Яна.
    Опять зазвонил телефон. Звонили мне. Что они, с ума, что ли, все сошли сегодня? Высветился телефон Лехи.
    – Пр-рывет, падр-руга Леха! – сказала я.
    – А ты что тут делаешь? Мне Варька сказала, по какому номеру Аля находится. Звоню ей, а тут ты!
    – Приду домой, там ты сидишь! – пропела я.
    – Давай Альку-то!
    – Если информация очень секретна – лучше скажи мне. Половину мы вычислили, почти не сходя с места.
    – Кто да кто?
    – Да подруга моя, в основном. Она, слава богу, ни с кем из вас не знакома, а потому ее теория имеет место быть.
    – Говори, что знаешь, – приказал Леха.
    – Ирина и Ася знакомы. Ася привезла на борт ту самую книгу, когда-то заиграв ее в доме Ирины. Ирина, услышав Алины разговоры о книге, все вспомнила и выбросила ее. Но Гаврила случайно выловил, когда доставал упавшие в воду очки.
    – Жень, ты это серьезно?
    – Это только присказка, сказка – впереди.
    – Но Ирка-то, ты что, разве ее не знаешь?
    – Я – знаю. И не люблю.
    – А как вас свела судьба?
    – Она была литсотрудником в театре, где ставили мою пьесу. Влезла в доверие, а там…
    – Да, твоя виктиненость заключается в «обмане доверия», к бабке не ходи. Ну а деньги кто взял?
    – Кто пришиб бабку, тот забрал и шляпку.
    – Ты с ума сошла!
    – Нет, Леха, нет.
    – Но мы проверили ее, послали Никиту и мою жену Светку.
    – Тогда денег в доме не было, да и сейчас пока нет. Посылки идут медленно, да еще эта авария с подсолнечным маслом.
    – Зараза ты циничная, но… Я вот представляю то, что ты говоришь, и все укладывается. Поезд опаздывал, она попивала и боялась, что явится кто-то из нас… Похоже.
    – Ну а теперь твои секреты!
    – Я собрался ехать на станцию Лимжу, где проводница Наина видела, как какой-то человек в пижаме и домашних тапках вроде пырнул ножом Сакена. Но с другой стороны выскочили двое и помчались за тем, с ножом. Последнее, что видела Наина, это как мужики понесли раненого или убитого, она точно не знает.
    – Что ты мне подробности гонишь, говори суть!
    – Сакен жив, спас его капитан Серега с другим рыбаком. Сакен в Петрозаводске, снял за бешеные деньги квартиру напротив громовской парадной и окон. Уже несколько раз видел своего потенциального убийцу. Вместе с Громовым и без него.
    – Значит, Сакен оказался умнее нас. Он откинул всех, кто не может наехать на его жену, и в итоге остался Громов.
    – Он убит этим?
    – Разве его поймешь?
    – Вот что, Леха, сходи на почту и тормозни в отделе посылок пару посылочек. Мне почему-то кажется, что их будет две.
    – Мне только что позвонил Сакен, я еду хватать Громова. Ну да где наша не пропадала. Есть у меня дружок, Вася Болтанкин. Он представительней меня и может навести там шороху. Но ты уверена, что посылки будут?
    – Более чем. За сим пока и скатертью дорога.
    – Семь футов под килем.
    Ледяная рука, сжимавшая мое сердце с тех пор, как Яна испугалась за Сакена, отпустила.
    – Пляшите, девочки. Бодигард поехал к боди, которое живо-здорово и собирает улики с помощью капитана Сереги и его дружков.
    Никогда я не слыхала такого вздоха, причем тройного.
    Аля засобиралась домой, и Яна дала понять, что разрешает ее проводить. Мы с Алей вышли вместе.
    – Кто эта девушка, и почему ты у нее живешь?
    – Я нанялась в гувернантки к Кирюше.
    – В жизни бы не сказала! – воскликнула Аля. – Она вела себя как подчиненная. Такая скромность при такой красоте? Я даже слова долго не могла вымолвить, увидев ее.
    Я тут же вспомнила, что когда я хотела представить Алю при знакомстве с Яной, своей хозяйкой, то Яна просто встряла в разговор и сама представилась моей подругой. Еще почему-то я вспомнила, что про Яну не должна знать Ася. Они знакомы, и может всплыть какое-нибудь дерьмо.
    Ну до чего ж я дура. У меня в руках были все факты и все аргументы, чтобы понять, а я…
    – Она чья-то жена? – продолжала вопросы Аля.
    – Богатого издателя.
    – Старика?
    – Ну для нас с тобой он самое то. Не опозорит.
    С ним можно показаться подругам, если не боишься, что отобьют.
    – Даже так? И как она живет, как проводит время? Я не видела ни одной жены богача.
    – Она водит ребенка в школу, потом мы с ней готовим обед, учитывая, кому из семьи что нравится и чего, по причине нездоровья, нельзя. Ну иногда ездим на оптушку.
    – А о чем вы говорите?
    – О любви!
    – Чего-о? Горчакова, а кто клялся забросить тему «любовь» при рождении первого же внука?
    – Но ее это интересует, как будто… Как будто она пытается въехать: а что такое любовь? Ее интересует все: как полюбила, почему потеряла, как легче завладеть сердцем не какого-нибудь козла, а настоящего мужчины. В общем, университет на дому. Хотя... с другой стороны, мне кажется, что она знает об этой жизни все-все! Это она, не зная Ирину, размотала грязный клубок ее ненависти к тебе.
    Ах, Никита ее любил! Да он ее бросил при первом удобном случае.
    – Но она же всегда давала понять…
    – «Дать понять» она умеет. Она не будет прямо врать, она «даст понять».
    – Ну ладно, что там Лешка еще сказал?
    – Это не он сказал, а я сказала, чтоб посылки из Медвежьегорска были задержаны. Он это поручит какому-то надежному другану Васе Болтанкину.
    – Васе? Ой, знала бы ты, какая прелесть Вася.
    Будь я одинока… Будь я на твоем месте, я бы к нему пригляделась. Он честный, романтичный, смешной.
    В общем, с Лехой они пара. Ты же знаешь, как у Лехи складываются отношения с другими ментами?
    А вот Васю он очень любит.
    – Эй, красавица, уж не ты ли в него влюблена, а подсовываешь мне?
    – Ты же знаешь, что нет. И хватит об этом.
    Я отдала Але долг и еще сотню долларов.
    – Когда отдавать?
    – Никогда.
    Аля пожала плечами. Мы с ней видали виды, и знаем, что иногда долги можно не отдать.
    – Значит, Болтанкин, – сказала на прощание Аля.
    – Так тому и быть, – сказала я.

    Об Ирине мы как-то враз забыли.
    Опять мы некоторое время живем тихо и без проблем, пока Виктор не объявляет нам с Яной однажды, что готовится пятилетний юбилей его издательства. Празднество состоится в ресторане «Фантом».
    Надо вместе подумать, кого пригласить.
    – Из писателей, – говорит Виктор.
    Из писателей! Будто я знаю тех, кого Нефедов считает писателями! Не могут же они пригласить людей, которых не печатают и печатать не собираются. Только мое патологическое кошачье любопытство заставляет меня ждать этого ресторанного дня счастья, предвкушая пищу и зрелища. Я очень хочу увидеть этих новых писателей, но чувствую, что заранее обречена в этой толпе на одиночество.
    Впрочем, я прошу Виктора о приглашении Манюни. Он ее, разумеется, не знает, даже не слышал о ней, но я надеюсь подсунуть ему нормальною прозу Манюни. Не эпопею о «Гунусе».

    Впервые за все время нашего знакомства Яна начинает походить на новую русскую, потому что озабочена нарядами и изобретением прически. Впрочем, я тоже должна изобразить себе новый наряд, потому что не хочу выходить на люди в Яниных платьях. Их наверняка уже видели на ней. Как ни удивительно, но даже при больших деньгах выбор не так велик, как мне казалось в безденежье. Либо всякие молодежные декольте-мини, либо что-то блекло-невзрачное, очень хорошего качества, но совсем неинтересное. А главное, что и во всех дорогих магазинах – одно и то же. Ни одна из нас не может найти вещи с изюминкой, но чтоб еще и пристойной.
    Тогда я решительно веду Яну к Але Сорокиной, надеясь на изобретательность Алиной дочки Варьки.
    Каково же мое изумление, когда мы застаем у Али и мою юную подружку Манюню.
    – Это вы захотели, чтобы меня позвали? – бросается к нам Манюня. – А я теперь думай, что надеть!
    – Мы с теми же проблемами, – смеется Яна.
    Возникает веселая кутерьма. Варька с Манюней уводят Яну, а мы остаемся с Алей на кухне.
    – Слушай, я не видела таких красивых, как она… – благоговейно шепчет Аля.
    – Да? – Красота Яны мне уже примелькалась.
    Я вдруг понимаю, какое это ненадежное оружие – красота. – К Яне можно привыкнуть, ее можно и разлюбить. Понимает ли тот же Виктор, что кроме красоты у Яны есть еще кое-что?
    – Графоман может и не понимать, – считает Аля.
    – Кто его знает… Вообще-то Яна совпадает с его героинями: чистоплотная, трудолюбивая, сдержанная… И все это при такой красоте и молодости… Да таких жен вообще на свете не бывает!
    – Не бывает, – соглашается Аля. – При нашем бардаке, безбожии и всеобщем равенстве и блядстве – вдруг такое.
    – Аля, но время изменилось, может, раньше просто не было достаточно богатых мужчин, чтоб претендовать на идеальных женщин? Каждое время производит то, что ему потребно.
    – Ой, не надо. Для истории срок в десять лет – секунда, а людские представления меняются еще медленнее. И наши нувориши – та же подлая комса, которую мы с тобой всегда ненавидели.
    И жены их – истеричные правокачательницы, напрочь лишенные даже чувства самосохранения, не говоря о признательности и благодарности. Приходит тут к моей Варьке пошивать платья – это ж ходячий ужас. Ни одна не довольна мужем, все изменяют, всем чего-то недодали. Рассказывают о своих изменах, заставляют вникать в свои постельные тайны – и все это первым встречным! Я иногда замышляю написать детектив, который будет начинаться со сцены у портнихи. Достаточно поставить магнитофон – и шантажируй их всю жизнь.
    Нет, твоя Яна – уникум. Интересно только, своим ли умом она дошла до приличного поведения или ее научили?
    Научили! Я рассказываю Але об афоризмах, к которым Яну приучили в каком-то невнятном учебном заведении. Научили тому, от чего надо поскорей отучиваться.
    – Вот и адвокат появился, – вдруг непонятно говорит Аля.
    – Какой адвокат?
    – А помнишь, как мы с тобой купили книжки афоризмов в лавке? Еще Софья Михайловна сказала, чтобы брали их на подарки, что такие книги очень любят адвокаты. Они, мол, всегда пересыпают свои речи афоризмами.
    Ага, вот откуда я взяла, сама того не заметив, что Яну учил адвокат. И она ведь была смущена моей прозорливостью.
    На кухню с платьем в руках выскакивает Варька.
    – Тетя Женя, вам всегда нравилось это платье.
    Примерьте…
    Это было Алино концертное платье, вечерних платьев ни у кого из нас не было – куда в них ходить? Сейчас такое платье вполне сходило за вечернее. Варька умела шить одежду с секретом.
    Выглядело платье очень скромно: спереди обтянуто, сзади – будто на плечи накинут широкий плащ. Что выгодно скрывало усталый позвоночник, согнувшуюся спину. Шею тоже не надо было выставлять напоказ, и потому ее стягивал широкий ворот-ошейник. А грудь в нашем возрасте еще вполне годилась, потому на груди был вырезан довольно большой треугольник. С изнанки к подолу и рукавам Варька пришила кружева, которые очень шли к мягкому сливовому цвету платья. Если ты не чувствуешь себя спокойно и раскованно – сиди тихо, ты выглядишь скромно, но достаточно нарядно. Если же ты раскрепостилась, решила тряхнуть стариной, то каждый широкий шаг и взмах руки открывает шикарное черное кружево. Разумеется, кружева были не нейлоновые, Варька вязала их сама. Когда я впервые видела на Але это платье, то чуть челюсть не потеряла от восторга.
    – Мне теперь некуда его надевать, так что если "подойдет, – оно твое. Варька просто не успеет сшить три необычных платья. А это я тебе дарю, я вижу, как ты на него смотришь.
    – Ты с ума сошла…
    – Того, что ты мне принесла от Яны, мне хватит на много лет, – оборвала мои отбрыкивания Аля. – Варька еще что-нибудь придумает к тем платьям. Но, поверь, у меня будут не хуже.
    Теперь я боялась только одного: что платье будет плохо на мне сидеть. Однако Варькины секреты пошива подразумевали, что вещь шьется не на год и не на два, что фигура может измениться. Две тесемочки, пришитые с боков и пропущенные под платье, утягивали тебя по той степени, на какую только рискнешь. Я натянула платье, выпрямила спину, убрала живот и тихонечко просеменила в Варькину комнату. Потом на глазах у девиц сделала несколько танцевальных па, взмахнула руками. Тонюсенький шелковистый трикотаж цвета сливы в инее переливался на мне, шуршали черные кружева.
    Яна и Манюня потеряли дар речи. Разумеется, им хотелось такое же платье, но понятно, что второго такого быть не может.
    – Не стоните! – отрезала Варька. – Придумаем не хуже. Яна, мини?
    – Нет. Мне вовсе не пристало работать под девочку.
    – Но тебе бы так пошло мини, – уговаривала Варька.
    Я-то понимала, что Яна шьет платье для мужа, а не для показа своих стройных ног всему человечеству. Остановились на зеленом крепсатине. Изумрудно-зеленом с желтоватыми, под старину, кружевами, опять же как и у меня, подшитыми с изнанки и видимыми в глубоких разрезах на подоле и рукавах. Варька опустошала свои шкафы, прикидывая к "лицу Яны все зеленое, пока не нашла нужного оттенка.
    – Помой голову каким-нибудь «лонда-колором» красного дерева. Темная помада и коричневые румяна, – командовала Варька.
    Я знала, что, в отличие от нас, Варька уже видела это пока не существующее платье, что это обязательно будет самое то. Яна, видимо, почувствовала это, потому и не стала спорить.
    Но вот Манюня оказалась тяжелым случаем. Она всю жизнь, сколько я помню, не вылезала из джинсов и бесформенных блуз и свитеров. Даже летом, в жару, она умудрялась ходить такая упакованная, что на нее было страшно смотреть. Я понимаю, почему она так одевается: у нее никогда не было ни достаточно денег, ни уверенности в себе. Вот и сейчас она решительно отказалась от мини, но точно так же начала отказываться от макси.
    – Ты хочешь самую бездарную длину, – объясняла Варька. – Иди тогда в своих чертовых портках! Тебе лечиться надо!
    Мы все трое напали на бедную Манюню, пока не уговорили ее на длинное платье и декольте, впрочем, декольте Варька прикрыла тонким, в сеточку, гипюром, расшитым стеклярусом.
    – Да… – ныла Манюня. – На меня будут все пялиться…
    – Будут! – соглашались мы. – На Варькины платья всегда пялятся.
    – Да вот у вас-то, Евгения Ивановна, вырез самый тот, а у меня и плечи, и грудь…
    – Сколько лет мне и сколько тебе?
    – Да… Все равно у вас лучше.
    – Можешь ты хоть в чем-то довериться профессионалу? – возмутилась Аля. – Ты всегда хвалишь мои платья, но слава Богу, что я не сама их придумываю.
    С трудом уговорили и Манюню. До нашего торжества оставалась неделя, но я-то знала, что Варька шьет платье за ночь – она не любит растягивать работу. Правда, продумать частности – тоже нужно время.
    Когда мы вышли от Али, Яна долго молчала, потом, уже сидя за рулем, сказала почти завистливо:
    – Какие у вас подруги… У меня нет ни одной такой. А Маша эта, которая «Гунуса» пишет... почему она так самой себе не нравится? Нет, мы как-нибудь устроим сабантуйчик и позовем Машу и мою толстую Вероничку, пусть Маша поучится нравиться самой себе. Обязательно устроим, обязательно позовем! Но вот как они умудрились научиться шить или писать? Как им в голову пришло? Вот я старше их, а ничего не умею. Ни-че-го-шень-ки!
    Яна была искренне расстроена, а потому мне пришлось приводить доводы в ее пользу.
    – Зато ни Варька, ни Манюня не могут создать семью. Не умеют соответствовать. У Варьки за плечами два брака, оба неудачные. У Манюни, правда, всего один.
    – У меня тоже много чего за плечами, – обрезала вдруг жестко Яна.
    – Но я вижу, что ты чему-то научилась.
    А Варька не может яичницы поджарить. Знаешь, почему она разошлась со вторым мужем? Она его любила, ты не думай. Но он был такой, знаешь, ипохондрик, любил болеть. Умная жена, да еще при любви, могла бы создать вокруг него бешеную суету, такую амбулаторию! А эта дура только хохотала!
    – И правильно делала, – буркнула Яна.
    – А Манюни муж был графоманом, они у меня в ЛИТО познакомились, – я брякнула это и прикусила язык, но Яна заинтересовалась.
    – И что?
    – А то, что она вечно высказывала ему правду!
    В конце-то концов, для работы в газете он годился, и даже больше, чем Манюня, хотя она тоже кончала журналистский. Он парень веселый, живой, Красивый, остроумный… Я, например, всегда находила, за что его похвалить. А Манюня, при всей своей любви, не уронила доброго слова. Правда, она могла дурить от неуверенности в себе, от нелюбви к себе. Ей с самого начала казалось, что он ее недостаточно любит, что он должен ее бросить.
    Делать трагедию на ровном месте – это какая-то наша русская неистребимая черта… А ведь она его и сейчас любит. А ты прекрасно живешь с мужем, полностью соответствуешь его идеалам…
    – Вы уверены? – с досадой бросила Яна. – Вы его идеалы вычислили из того, что он пишет?
    Неужели вы не понимаете, что пишет он совсем не о том, потому что на самом деле он не умеет писать?
    Его писания не имеют отношения к его жизни, он себе образцы берет из литературы, а не из жизни.
    В той старой рецензии вы так и написали, хоть он этого и не понял. А я поняла и прочла его писания еще до свадьбы, думала, что сумею ему угодить.
    И что же? Хотите пример? Вот тут вы на кухне громко разговаривали по телефону, а мы с ним вышли из комнаты. И вдруг вы начали материться…
    Я почувствовала, что краснею. Это мы с Гусаровым обсуждали по телефону нашу жизнь. Но как я могла забыть, что нахожусь не дома!
    – И вот вы материтесь, – продолжала Яна, – а я уже думаю, что мне делать без вас. Ведь Виктор сто раз говорил мне, как он не выносит матерящихся женщин. И что же? Он показывает мне, чтобы я молчала. Никакого раздражения, ни малейшего, уж поверьте мне. Я бы даже сказала, что он почти с восторгом прошептал: «Вот дает!» И все. И все, понимаете? Или вот к нам ходит одна художница, подруга жены его сына. По-моему, она лет пять не причесывалась и года полтора не меняла одежду, но вы даже представить не можете, как он с ней носится, как он ее прямо-таки заманивает в гости.
    А вот теперь выясняйте его идеалы!
    – Ну уж! Поздно этому старому хрычу искать идеалы. Просто он у тебя зарвался, если так, – разозлилась я.
    – Да нет, вы не поняли. Он не ищет идеалов и не собирается меня бросать! Просто ему меня мало, и любому действительно интересному мужчине будет меня мало. Я сама это чувствую!
    – Яна, не нагнетай русских трагедий, посмотри на подругу Вероничку.
    – Глаза б мои на нее не смотрели, – зло бурчит Яна. – Вероничка из другого мира, а мне нравится в вашем. Мне нравятся ваши нищие, но щедрые подруги, нравится, как они говорят и смеются, нравится даже то, что они не в восторге от самих себя. Это при том-то, что умеют то, чего никто не умеет! К черту Вероничку.
    Весь вечер Яна, захлебываясь, рассказывает Виктору, где мы были и кого видели. И ее слова – не только слова. Сдается мне, что Яна ненавязчиво сватает ему писательницу Александру Сорокину.
    – Да ты сто раз видел ее по телевизору! У нее такое потрясающее чувство юмора. Хотя увидеть у нее только юмор мало, у нее не только юмор…
    – А... эта, которая эстрадная актриска! – отмахивается Виктор.
    Ну какой он все-таки мудак! Яна растерянно смотрит на меня, и я даю ей понять, чтобы пока прекратила этот разговор. Как-нибудь я сама заведу разговор об Але и об эстраде. Я покажу этому снобу, где раки зимуют. Я еще не продумала как, но объясню ему кое-что и насчет Али, и насчет Яны. Уж раз он меня пока слушает, выслушает и это.

    С Кирюшей гораздо труднее. Не прошло и пары недель После хорошей порки, как наш мальчик, прочитав «Детей подземелья», схватил с Яниного стола тысячу долларов, приготовленных совсем не для него, благополучно сбежал из дома (мы с Яной и не заметили, как) и раздал эти деньги в подземном переходе.
    Идеалист Виктор был в полном восторге от такого поступка пасынка. Мне пришлось объяснить не только Кирюше, но и Виктору, что так поступать негоже.
    – Мальчик проявил доброту… – в восторге горячился Виктор.
    – А за чей счет?
    – Но он же знает, что мы состоятельны.
    – Вы. Не он.
    – Ладно. Воспитывайте, как знаете… – в конце концов согласился Виктор.
    И вот опять долгие беседы, сказка о том, как один лодырь позволял матери сжигать незаработанные деньги и бросился в огонь за заработанной медной полушкой. Я объясняла, что глупо розданные деньги никого не спасут, что они оказали бы помощь лишь тому человеку, которому предназначались.
    – Вот вы какая, – пыхтит Кирюшка, – то сами отдаете свои деньги, то меня за это же ругаете!
    – Я отдала свои. Я не взяла их у мамы. И не тысячу баков.
    – Я больше не буду… – Он пытается броситься ко мне на шею.
    – Почему ты не будешь? Почему ты так легко отказываешься от любых своих поступков. Я сейчас не так зла, как была тогда, когда ты обидел нищего. Просто без спросу брать нельзя, да еще такие большие деньги…
    – Тыща баксов? Да у нас в классе ребята приносят и побольше.
    – Но, наверное, им дают родители.
    – Фигушки. Ребята сами берут.
    – И потом об этом рассказывают.
    – А что такого. Валяются несчитанные, где попало, вот ребята и берут.
    Действительно, какая-то тысяча долларов. Честный пенсионер живет на такие деньги целый год.
    Не нравятся мне Кирюшины соученики, но не срывать же его из школы. Совсем не обязательно, что в дармовой государственной соученики будут другие. Может, еще и похуже этих, как-никак присмотренных.
    Я решаю пристроить Кирюшу в какой-нибудь кружок, потому что именно в кружке моя дочь, например, получила будущую профессию. И не только профессию, все ее лучшие подруги были из кружка ИЗО, а вовсе не из школы.
    Но оказывается, теперь и с кружками вовсе не так просто. Везде надо платить, а потому детские коллективы будут такие же, как в платной школе.
    Да и что говорить о кружках, если я еще не знаю, что нравится Кирюше, к чему у него способности.
    Пока суд да дело, мы с ним то поем, то пляшем, то рисуем. Вместе со мной он с удовольствием занимается чем угодно, но без меня не станет ни петь, ни плясать, ни рисовать, это совершенно очевидно.
    Я мучительно ломала голову, выискивая Кирюшины таланты и пристрастия, а он вдруг совершенно неожиданно говорит мне:
    – Я сочинил стих. Хочу быть писателем.
    Картинка называется «Не ждали».
    О нет, я не смеюсь. Как говорят, чем бы дитя ни тешилось…
    – Читай.
    И он читает:

    – Жила-была на свете
    Попрыгунья Стрекоза.
    Из семейства четверокрылых
    Была она.

    Зима к ней подобралась
    И вдарила в глаза.
    Почти лишилась зренья
    Попрыгунья Стрекоза.

    И к Муравью однажды
    Стрекозочка ползет.
    «Спаси меня, братишка», –
    Такую речь ведет.

    И Муравей сказал ей:
    "Вали-ка ты в торчки
    И в магазине «Оптика»
    Купи себе очки".

    Очки она купила,
    Надела их на хвост,
    Но ничего не видит.
    Знать, Муравей – прохвост.

    К нему опять Стрекозка
    Ползет от всей души.
    А Муравей жестокий:
    «Пойди-ка попляши!»

    Молодое дарование смотрело на меня сияющими от поэтического восторга глазами и ждало оваций.
    По-доброму, надо было спустить ему штанишки и долго лупить, приговаривая: «Не пиши! Не пиши!»
    Но я не стала обманывать его ожиданий и похвалила:
    – Прекрасные стихи.
    Удивительный мальчик. Он подхватил болезнь своего дома прямо-таки из воздуха. Но тогда что бы значили его предыдущие подвиги на ниве полной аморальности?
    Стоило подумать. Стоило, стоило!
    Как стыдно задним числом осознавать, что ты чего-то не поняла вовремя и не сделала того, что могла.

    На бал в ресторан «Фантом» мы с Яной и Виктором явились чуть раньше, поскольку именно они были хозяевами и должны были принимать гостей.
    Но Нефедов уже сиял своим присутствием, будучи «как денди лондонский одет». Яна состроила в его сторону гримасу, но подошла уже с улыбкой «чииз». Он состроил ей такую же улыбку, нагло-преднамеренно демонстрируя ее деланность. В улыбке, обращенной ко мне, издевательства не было, скорей изумление.
    – Слушайте, где вы отхватили такое платье?
    Да и мадам тоже... кто вас так одел?
    После его комплимента я еще больше почувствовала свою «одетость» – уверенность в себе и свободу. От Яны было просто не отвести глаз. Я еще раз подивилась Варькиному воображению: как это она, лишь взглянула на Яну, угадала стиль, цвет и фасон будущего платья. Конечно, Яне все идет, но чтобы до такой степени…
    Они стояли рядом и раскланивались с прибывающими гостями. Несмотря на разницу лет, они были очень красивой парой, Яна и Виктор. Казалось, Виктор родился для таких вот приемов. леса, морда чуркой с глазками, жидкие волосы, короткие ноги. Но сегодня она была одета так, что изъянов фигуры совершенно не чувствовалось. В ее силуэте даже была некоторая стройность. (Потом я узнала, что ее обшивает Варька).
    «Спиногрыз» был из тех молодых людей, на которых не посмотрит ни одна его сверстница. Нет, он не был малорослым и не был уродом, но в лице его сквозило такое духовное тщедушие, такая вымороченная астения и безволие, что я почти физически почувствовала влажное прикосновение его рыбьей руки, как будто и впрямь пожала эту руку.
    И еще я почему-то была уверена, что при всем при том этот молодой человек весьма высокого о себе мнения и выламывается перед любительницей «молодых тел» при каждом удобном случае. Нет-нет, я не из тех, кто освистывает такие неравные браки, в некоторых случаях я их даже приветствую, а в некоторых – сочувствую. Но пожирательница тел Беатриса вызывает у меня отягощение вместе со своим спиногрызом.
    – О! Какая феерическая вульгарность! – закатил глаза Нефедов. – Мадам Гнилова!
    Гнилова стояла рядом с Яной, и казалось, что она – отражение Яны в кривом зеркале. Гнилова тоже была в зеленом и тоже с кружевами. Но настоящие Янины кружева были потаенными, подшитыми с изнанки, а искусственные нейлоновые кружева Гниловой жестко топорщились снаружи, подшитые к такому же жесткому – из парчи, что ли, – колом стоящему платью. У Гниловой были светлые волосы и голубые глаза, но никому бы не пришло в голову назвать ее блондинкой с голубыми глазами, потому что волосы были тусклы, а глаза – водянисты. Копилочный ротик, почти без губ, делал ее похожей на какую-то белесую глубоководную рыбу. Может, я и зло характеризую Гнилову, но ей было хорошо за сорок, а в таком возрасте человек уже должен отвечать за свое лицо. Как же и чем она жила, если так мертво выглядела в итоге этой жизни? Бедная Гнилова.
    – Наверное, я кажусь вам Собакевичем? – сказал Нефедов.
    – Я сама себе кажусь Собакевичем, – вполне искренне ответила я, умолчав, однако, о том, что ему как-то не с руки высмеивать своих коммерчески выгодных писак, которых он приводил мне в пример. Не могу себе представить, чтобы старик Семенов вот так издевался за спиной ненавистных ему идеологически выдержанных авторов, которых должен был печатать. Он молчал даже не из страха перед ними, а из стыда за свою беспомощность.
    А ведь Семенов не мог печатать то, что хотел. Все понимали, что в некоторых случаях он имел право на ненависть и отвращение, однако он молчал о своей ненависти, раз уж не мог помешать порядку вещей. А ведь и тогда была масса прожженно-циничных редакторов, которые, печатая, презирали и высмеивали, прогибаясь и угодничая при этом.
    – А вот наш классик Петров… – ухмыльнулся Нефедов.
    «Классика» Петрова я читала, не догадываясь, что это Саша Петров, тот самый, которому я давала рекомендацию в Союз писателей и с которым в общем-то дружила. Талант его никуда не делся и сейчас, он писал вполне приличные детективы, по-прежнему заботясь о том, чтоб сочинения его имели смысл и толк.
    – А чем вам не угодил Петров? – спросила я.
    – Ленивый совок, который ценит каждое свое слово.
    – Ну, конечно, не разводит копеечную историю на тысячу авторских листов, как это у вас теперь принято.
    – Так вы считаете, что он действительно умеет писать?
    – Да. Умеет. И очень хорошо. А вам этого, я вижу, не надо?
    Нефедов промолчал, но не отошел от меня. Почему-то он считал, что должен стоять рядом и представлять мне всех гостей по мере их прибытия.
    – Старик Прокофьев со своей мадамой. Владелец заводов-борделей-пароходов. Сибирский плебс много лет знал его под кличкой Стальной.
    – Стальной? – невольно вскрикнула я, но тут же пожалела об этом.
    – Вам это о чем-то говорит?
    – Нет, – ответила я, может быть, чересчур резко.
    Но та кличка мне о многом говорила. Я внимательно смотрела на Прокофьева, но не могла сказать с уверенностью, тот ли это Володя Стальной, которого я знала почти тридцать лет тому назад.
    Помню, он прислал письмо на двух десятках страниц после выхода первой моей книги. Это был поразительно грамотный и точный литературный разбор. Я, разумеется, ответила, не очень-то разбираясь, что означал обратный адрес Володи Стального.
    Переписка продолжались года два, пока он не явился собственной персоной. Я тогда жила в коммуналке, и все соседи, которые хоть краем глаза видели Стального, долго не могли успокоиться, расспрашивая, кто это и зачем приходил. Это при том-то, что ко мне ходили десятками – и муха, и жаба. Мирные обыватели храпели и били копытом при виде этого дерзкого, красивого и даже внешне опасного волчары. Он был у меня пару раз, а потом сказал:
    – Дружить домами не будем, потому что у меня никогда не будет дома. Об одном тебя прошу: не верь таким, как я. Не пускай нас в дом. Ты слишком молода и благородна, чтоб понимать, кто мы такие и что мы знаем. Наш опыт тебе не нужен, он запредельный.
    И больше он не пришел и не написал ни разу.
    Покойный Гриша Сурков, следователь, навел о нем справки и, как всегда назидательно, сказал мне, что быть подружкой этого человека не только неприлично, но и опасно.
    – Но он же все понимает! – воскликнула я. – Ни один из вас, кроме Гусарова, никогда так меня не понимал!
    – Он-то тебя понимает… Да что тебя понимать, Женечка! Он ее, видите ли, понимает! А ты его понимаешь? В его тридцать пять за ним семнадцать лет тюрьмы! Даже я не могу себе до конца вообразить, что такое тюрьма. Спроси Гусарова – он никогда не скажет тебе полной правды. А ведь он сидел не столько и не за то, за что сидел Стальной.
    – И все равно он благородный! Он сам ушел, он сам сказал мне, как к нему относиться.
    – Ему это недорого стоило.
    Потом у меня изредка появлялись поклонники из мест не столь отдаленных, я спрашивала их о Володе Стальном. Те, кто что-то о нем знал, испуганно замолкали, услышав мои вопросы. Теперь я понимаю, что заигрывать с уголовниками типа Стального не следует, теперь у меня уже хватит воображения, чтобы действительно бояться таких и самого воздуха вокруг них. Но все равно в глубине души я вспоминаю Стального добром, по крайней мере – с уважением.
    И вот теперь я разглядываю Прокофьева, стараясь понять, не тот ли это Стальной. Стальные зубы, в свое время давшие ему эту кличку, отсутствовали, но фарфоровые были настолько явно фарфоровыми, что ничего не стоило предположить их недавнее происхождение. У того были дерзкие, неукротимые глаза (их цвета не помню: то ли серые, то ли зеленые, то ли желтые). У этого глаза были усталые, несколько хмурые. Явно совпадала только тигриная грация движений, но опять же мало ли красивых мужчин, неосознанно освоивших такую повадку?
    Тому Стальному должно было быть немногим за шестьдесят, этому лет на пятнадцать меньше, или просто он потрясающе сохранился.
    – Какое он имеет отношение к вашему издательству?
    – Ну у него есть еще и типография. Он кент Папы Вити.
    – Разве Виктор Аполлонович не знает о его прошлом?
    – А откуда вы знаете о его прошлом?
    – Так ведь кличка…
    – Ах, кличка… Ах да, кличка. А по-вашему, Папа Витя хоть что-нибудь знает о людях? Он же никогда не жил в реальной жизни.
    И вот тут Нефедов был прав.
    «Мадама» Прокофьева была очень красивой женщиной, немногим уступающей Яне. А может, она просто была не столь удачно одета. Прекрасное лицо с высокими скулами и чуть раскосыми зеленоватыми глазами очаровало меня спокойным достоинством. «Ни взора наглого для всех…» Тот Стальной очень хорошо разбирался в женщинах, а потому мог выбрать такую, впрочем, с разницей в тридцать лет он мог и ошибиться, я наблюдала такие ошибки и у очень умных мужчин.
    Потом гость повалил косяком. Нефедова отвлекли, окружили какие-то люди.
    Три дамы подошли ко мне с одним и тем же вопросом:
    – А вы что тут делаете?
    Томская задала этот вопрос в своей надменной манере, но я не обиделись. Этот тон был ей свойствен даже тогда, когда она жила у меня из милости на кухне. Люди, напрочь лишенные чувства собственного достоинства, почему-то всегда считают нужным разговаривать либо надменно, либо униженно.
    Третьего не дано.
    – Я? Я присматриваю за столовым серебром, – ответила я. – Знаешь, эти новые писаки…
    Получив по мозгам, Томская вспомнила о былой дружбе.
    – Тетя Женечка! Я бы так хотела зайти к вам и показать свой новый роман…
    Я хотела сказать, что давно не подаю на бедность, но сдержалась.
    – Я не разбираюсь в новых жанрах, так что прости, Элла.
    – А вы что тут делаете? – В тоне Гниловой было превосходство человека, наконец-то добившегося справедливости.
    Она, Гнилова, справедливо процветает, а ее гонители, как и положено, прозябают в безвестности.
    Она даже не понимала, что; я не была ее гонительницей, что я терпела ее и щадила. Вот уж она бы ни при какой погоде не щадила никого. Я, радуясь, что теперь могу не щадить ее, нарочито хамским тоном ответила:, – Пожрать пришла! – после чего сбежала от Гниловой.
    – А вы что тут делаете? – Беатриса осталась при всех своих правах быть там, куда посторонним вход воспрещен. Для нее почти ничего не изменилось, а если и изменилось, то только к ее пользе.
    Раньше, будучи партийной чиновницей, она все-таки побаивалась быть особенно высокомерной и пренебрежительной. Ей приходилось притворяться. Но и мне приходилось притворяться, потому что к тому времени, когда мы с ней познакомились, я уже знала, что такое обком и обкомовские дамы.
    Теперь она уже не обязана была хотя бы казаться приличной. Но и я тоже ее не боялась.
    – Я? Что делаю? Поесть пришла, что мне теперь остается. Такая у меня теперь зоология.
    Конечно же, она ни на секунду не забывала унижения, которое схлопотала тогда от Килькина, но только теперь могла со мной рассчитаться. По-хозяйски демонстрируя своего «спиногрыза», она сказала; с самодовольным прищуром:
    – Что-то платье на вас знакомое… Я уже сто лет вижу его на Сорокиной, а теперь вот на вас.
    – А вы по-прежнему надзираете над нами своим недреманным оком? Я польщена.
    Моя социальная ненависть нисколько ее не смутила, ее «спиногрыза» тоже. А вот мне стало неловко из-за своих внезапно прорезавшихся чувств, – Мамочка, там уже садятся за стол, – тоном избалованного ребенка сказал «спиногрыз».
    Меня чуть не вытошнило. Беатриса отошла от меня и тут же шагнула в какую-то толпу гостей, где была принята с почетом и уважением.
    Карточка с моей фамилией оказалась во главе стола, рядом с карточкой Виктора, и, таким образом, мое желание скрыться в толпе не удовлетворилось. С другой стороны, сидеть рядом с ним было лучше, чем с кем бы то ни было другим, я чувствовала себя при нем защищенной. Рядом с Яной, напротив меня, сел Прокофьев. Я изо всех сил старалась не смотреть в его сторону, но ничего не могла поделать – хоть боковым зрением, но присматривалась. Поняла с уверенностью лишь одно: этот Стальной в любом случае принадлежал к тому же человеческому типу, что и тот. Волчара. Красивый, умный и опасный волчара.
    Началось юбилейное словопрение, к которому я не прислушивалась. Продолжала скользить взглядом по длиннющему столу. Удивительно, но, встретившись со мной взглядом, некоторые кивали и улыбались. Что ж, я столько лет была на виду.
    Пили за Виктора, за Нефедова, за редакторов и писателей. Мелькали вспышки фотографов, была телевизионная камера. Очевидно, я тоже постоянно попадала в объективы, потому что сидела рядом с Виктором, но в какой-то момент мне почудилось, что снимают именно меня, и мне это не понравилось, напугало. Боюсь, что довольством и приветливостью моя физиономия не отличалась, и кому-то при взгляде на меня могло показаться, что я до смерти завидую этим самым другим именам.
    Народ за столом оказался весьма ушлым и пристрелянным насчет выпивки. Любил не слушать, а кушать, и потому очень скоро все вокруг зашумело, задвигалось и начало взрываться смехом. Передо мной вдруг оказался микрофон, и голос позади меня с нарочитой серьезностью произнес:
    – Евгения Ивановна, как вы относитесь к новой литературе?
    – Я не знала, что литература бывает еще хуже советской.
    Я обернулась к Нике Тубасовой, которую не видела уже сто лет, и уперлась носом в телекамеру.
    – Уберите камеры, меня линчуют за такую морду поклонники Гниловой!
    Оператор со смехом убрал камеру, Ника обняла меня.
    – Почему, "собственно, морда? В детстве вы не обещали так расцвести, – сказал позади меня Стальной.
    Ну конечно, это был Стальной, именно тот самый. Я обернулась к нему и увидела волчью улыбку, оскал, явно выдававший всю его уголовною судьбу. В его улыбочке, обращенной ко мне, была толика снисходительного презрения, толика провокации и проверки на вшивость. Но если тогда, в юности, я бы, несмотря на предостережения друзей, все же предложила бы ему дружбу, не вздумай он от нее отказаться, то теперь поезд ушел. Заискивать перед криминальным авторитетом? Ну уж нет! Глядя ему в глаза, я сказала:
    – Простите, не имею чести…
    – О, вы меня не знаете. Это я следил за вашей литературной судьбой. Когда-то у меня было на это время. Много времени.
    – Женечка, познакомься, это Володя Прокофьев! – встрял Виктор, с любовью глядя и на меня, и на Стального.
    Мне пришлось пожать руку Стального, и я увидела изумление Виктора, заметившего, что Стальной мне подмигнул.
    – Пошли с нами, мы закончили, – позвала меня Ника, и мы пошли к столику', накрытому отдельно для прессы. – , – Слушай, Стальной тебя знает… – сказала Ника.
    – Не имею чести, – повторила я.
    На первой раз Ника проглотила это, но через десять минут, уже выпив, сказала:
    – Какая-то ты стала испуганная, осторожная.
    Не то что раньше… Все распоясались, а ты испугалась. Представляете, меня из-за нее чуть с работы не уволили. Несла, что хотела, а я не уследила.
    Я-то думала, что ты окажешься в первых рядах демократов.
    – Я не демократ, я демос…
    Пресса расхохоталась, и я почувствовала себя уютно, среди своих.
    Народ между тем уже вставал из-за стола, бродил по залу. На возвышении для оркестра появились музыканты. С актуальнейшим на сегодняшний день вопросом подошел –Саша Петров:
    – А ты что здесь делаешь?
    У него этот вопрос прозвучал совсем не так, как у трех дам. Саша скорее удивлялся, как это я снизошла до такого дурного общества, на что мне и пришлось рассказать ему о своей теперешней жизни.
    – Ну Папа Витя тебя не обидит… Хотя тебе, наверное, приходится иметь дело с его женой?
    – Жена тем более не обижает.
    – Ну если она при своей красоте еще и человек хороший, то таких просто не бывает.
    – Вот и мы с Алей Сорокиной сломали голову, как она такая получилась.
    – Дядя Витя заслужил, – усмехнулся Саша. – Знаешь, иногда я думаю, что писатели сочиняют своих жен. Правда, насчет писательства Папа Витя не того... как бы это сказать? Ну у него не должно воплотиться, потому что он ничего не знает о женщинах и не может их себе даже представить; у него они такие, каких не бывает! А мы вот все носимся с драмами и трагедиями – у нас и в жизни драмы и трагедии.
    – А как у тебя с Нефедовым? – спросила я.
    – Взаимно, – рассмеялся Саша, а потом вдруг очень серьезно добавил:
    – Знаешь, будь я каким-нибудь национал-патриотом, я бы заподозрил, что Нефедов во главе заговора против русского народа.
    Он печатает все самое гнусное, самое грязное и лакейское.
    – Это, наверное, из коммерческих соображений?
    – Черта с два! У нас есть спрос на любую литературу – и на Гнилову, и на Достоевского, и на Томскую, и на Джойса. Он выбирает Гнилову и Томскую, распродает, а потом он может с чистым сердцем лгать, что это успех этой нечисти – истина в последней инстанции. Он не говорил тебе, что тебя отверг компьютер? Обычно он говорит приличным людям именно это. Естественно, компьютер тебя отвергнет, если ты в него даже не внесен.
    – Но зачем он так?
    – По-моему, из презрения к людям.
    – А почему Виктор ему позволяет?
    – Ты лучше спроси, как это Нефедов изредка позволяет что-то Папе Вите?
    – Разве не Виктор хозяин?
    – Издательства? Нет. Мишка, это покойный сын Виктора, дружил с Нефедовым с первого класса. Он-то дружил, да только не подумай, что Нефедов с ним тоже дружил, он ни с кем не дружит.
    Мишка был прекрасный парень. Я познакомился с ним два года назад вот на такой же тусовке. Мы тогда с ним жутко налимонились, а потом еще два дня пили у него. Он такой же прекраснодушный идиот, как Папа Витя, только, в отличие от отца, у Мишки сказался финансовый талант. Да что там финансовый гений! Он без матери остался рано, да еще с таким папашей, как Виктор. Ну Мишка научился вертеться. Папочка любил книги. Мишка присмотрелся и лет с пятнадцати спекулировал книгами. Относительно дешево скупал, относительно дешево продавал. Как бы то ни было, а на квартиру себе сообразил. Потом, уже в наши времена, рискнул квартирой, сменялся снова в коммуналку, купил пару ларьков. Опять относительно дешево покупал и относительно дешево продавал.
    Он всегда знал, сколько дать и сколько спросить.
    У одних в ларьках все гнило, а он выгадывал за счет оборота, хоть продавал дешевле. Потом пошел деньги крутить, и его ни разу не обломали – всегда успевал нажиться и слинять вовремя. А там уж понеслась душа в рай – какие-то бензоколонки, машины, авторемонтные станции. А издательство он Папе Вите пополам с другом Нефедовым подарил. Считал папу писателем, а Нефедова знатоком.
    – Почему – знатоком? Какое у Нефедова образование?
    – Выперли за жестокую драку с юридического, даже папа-идеолог не мог ничего поделать. Но Мишка Нефедова боготворил. В семье Нефедовых Мишку привечали, он летом у них на даче жил. Они могли привечать его и из выгоды, держать его около сыну ли как пример для подражания. Уж ты меня знаешь, я человек недоверчивый и не такой глупый, но даже я верю, что Мишка был хороший мужик, честный. Ну то есть относительно. Конечно, наверное, и взятки давал при всяких там оформлениях своих дел, и с братвой договаривался, но сам никого не давил, ручаюсь. У него еще был такой талант – никогда не наступать на чужие мозоли и не быть ни у кого бельмом на глазу. Ни пальцев веером, ни бахвальства – он совершенно правильно боялся вызывать в людях зависть к себе, его любили. Наверное, все любили, кто знал. Кроме Нефедова, разумеется.
    – Почему – кроме Нефедова?
    – И ты считаешь себя знатоком человеческих душ? Да ты хоть на секунду можешь представить, чтоб самодовольный, надменный обкомовский сынок простил какому-то Мишке его удачу? Да он же никого за людей не держит, ни оптом, ни в розницу. Ни читающую публику, ни тебя лично.
    Это было похоже на правду, а потому я почувствовала в Нефедове какую-то опасность для Виктора. Вернее, усугубились мои прежние подозрения, возникшие стразу после знакомства с Нефедовым.
    Между тем наш столик обрастал народом. Подошла Манюня, за ней Женечка Свиридов. Женечка был из семьи классных переводчиков со всех существующих в природе языков. Но он переплюнул своего деда и родителей, о нем всерьез заговорили как о мастере, когда ему было лет двадцать с небольшим. Сейчас ему было за тридцать. В нем прямо-таки не правдоподобно совмещались знания, ослепительная красота и удивительная по нашим временам неиспорченность. Не знаю уж, по причине ли хороших манер или из искренней симпатии к людям, но он умел смотреть так внимательно и сочувствующе, так умел слушать других, что ему прощали красоту и талант даже ревнивые, завистливые мужики. О женщинах я даже не говорю.
    Разумеется, Женечка тоже спросил меня, что я тут делаю, отчего мы с Сашей расхохотались.
    Удивительное дело, я почувствовала себя в своей тарелке, потому что находилась среди молодых, талантливых и достойных людей. Те, другие, сбившиеся на другом конце зала, богатые и разодетые, показались мне неживыми, ненастоящими.
    Новые русские, блин! Комсомольская сволочь, обкомовская потаскуха и вор-рецидивист. Впрочем, Стальной-то как раз был мне по-прежнему симпатичен, и я ничего не могла с этим поделать. По крайней мере, мне в молодости казалось, что он очень умен. Надо перечитать его письма, если только они сохранились.
    Женечка Свиридов пригласил меня на танец, и я намерена была танцевать от души: скромная роль моего платья была исчерпана, и я собиралась продемонстрировать нескромную. В толпе танцующих мне бросилась в глаза Беатриса, которая, встретившись со мной взглядом, аж побелела от злости.
    Наверное, она сравнила Женечку со своим «спиногрызом» и была уязвлена в самую середку своей души. Или тела?
    Музыка кончилась очень быстро, и Женечка шепнул мне:
    – Спляшем еще, ваше платье надо показать как следует.
    – Как сказал Лев Толстой, маленькую любовь разлука гасит, а большую раздувает…
    Дура такая, не прекратила своих пошлых афористических высказываний! Я обернулась, ожидая увидеть Яну, но увидела не Яну, а жену Стального.
    Но и Яна с Виктором были тут же, рядом. Яна, как и я, услышала высказывание красавицы и поняла, что я тоже слышала. Это смутило ее настолько, что она даже покраснела. Интересно, в чем все-таки дело? Потом я уже только об этом и думала.
    Перед тем, как начался скандал, мы танцевали с Виктором.
    – А у тебя тут, оказывается, много друзей… – сказал он. – – И врагов тоже.
    – Кто? – удивился он.
    Ну не могла же я рассказывать ему про Беатрису? Тем более что меня саму поражала юношеская ненависть, которую я к ней испытывала. Я давным-давно считала себя неспособной на такие сильные, острые чувства. Конечно же, сейчас модно говорить о не праведной зависти, которую испытывают неудачники вроде меня к таким процветающим и деловым людям, как Беатриса. Мы, дескать, ничего не хотим и не умеем, а они – новые. Хорошенькие новые. Какая власть – такая и масть. Дерьмо всегда наверху.
    – Ты про наших великих писательниц? – спросил Виктор.
    – Им моя ненависть не по рангу.
    – Тогда не знаю даже, на кого и думать. Кругом такие милые люди… Вот взять хотя бы Беатрису..
    – А чем она занимается, и почему ты ее пригласил?
    – С ней имел дело мой сын. Она в какой-то лицензионной комиссии, что ли…
    – Понятно. Хлебное местечко?
    – Ну что ты. Зачем так плохо думать о людях?
    Боже, дай мне силы быть такой дурой, чтобы обо всех думать хорошо! Да Беатриса не могла после банкета не взять в сумочку со стола оставшиеся пирожные. Испытывала, конечно, неловкость, но хватала под презрительные взгляды обслуживающего персонала.
    – А уж Владимир Иванович…
    – Кто он по профессии?
    – Строго говоря, не знаю. Но он так понимает в литературе. Он всегда поддерживал мое" направление в издательском деле. У него типография и сеть книжных точек. Восточная средневековая проза, классика – все это печатал он. Быстро, качественно и дешево. Благодаря ему я не прогорел, как предрекал Нефедов.
    Стальной и правда, наверное, был умным. Да и в литературе подковаться время у него было.
    Я много раз выступала в тюрьмах, а однажды месяц провела в тюремном поселении, куда меня вызвал опер Леха. Достоевский когда-то правильно сказал, что самое живое и умное в России упрятано в тюрьмы. По крайней мере, хорошо начитанных мужчин я встречала именно там. В пользу Стального говорило то, что он предпочел отмывать свои деньги, известно как заработанные, именно в книжном бизнесе.
    И вот тут раздался шум: звон разбитой посуды, женский крик и мужские злобные ругательства. Все поспешили к месту скандала.
    Я уже говорила, что Нефедов производил впечатление человека достаточно цивильного: умные живые глаза, умение держаться. Но сейчас я с трудом его узнала в разъяренном звере, выкрикивающем омерзительные оскорбления.
    – Жрать пришел, козел продажный? Нах, голодранец. Пошел нах! Да я тебя урою пах, сука!
    Нефедова держало сразу несколько человек. Саша Петров, комсюк Софронов и парочка мордоворотов из охраны. В руках этих довольно крупных людей Нефедов казался совсем тщедушным, но я не могу сказать, что им приходилось легко. Он кусал их, бил ногами и производил впечатление бесноватого. Его била такая нечеловеческая злоба, какая нормальным людям и не снилась.
    И на кого же была направлена эта злоба? На Женечку Свиридова, который вряд ли стал бы его провоцировать. Женечка стоял напротив Нефедова, бледный, но скорее изумленный, чем разгневанный. В его взгляде была какая-то брезгливая жалость, но не ненависть. Под шумок, якобы защищая Женечку, на нем с воплями повисла Гнилова. Эта омерзительная сцена длилась и длилась, пока к Нефедову не приблизился Стальной с фужером коньяка в руке. Спокойно и жестоко он плеснул коньяк в лицо Нефедова, и, когда тот смолк, растерянный от боли, Стальной сказал во внезапно наступившей тишине:
    – Цыц, отморозок! Я этого не люблю.
    Тишина все ширилась, ширилась. За тоном Стального стоял такой страшный, дремучий опыт, что многие поежились.
    Нефедова освободили. Он, ни на кого не глядя, прижав руки к лицу, быстро вышел из банкетного зала.
    – В чем дело? – спросила я у Саши.
    – Неужели непонятно? Я ведь тебе об этом уже говорил! Женя объяснял Манюне смысл какой-то английской идиомы, и Нефедову не понравилось его произношение.
    Саша расхохотался, а я опять задумалась о природе ненависти. Моя ненависть к Беатрисе казалась на фоне чувств Нефедова просто легкой неприязнью. Но ведь это Женечка должен его ненавидеть, потому что Нефедов занял Женечкино место в мире и попирал его достоинство, заставляя трудиться на себя за гроши! Разумеется, Женечка не любил Нефедова, но ведь Нефедов-то его смертельно ненавидел! За знания, за красоту, за талант!
    После этой сценки веселье, разумеется, пошло на убыль, а вскоре и время банкета подошло к концу.
    Мы как хозяева должны были уйти последними.
    Рассчитаться за битую посуду, наградить официантов. С нами остались Стальной с женой. У него была громадная машина с шофером, и он собирался отвезти нас домой.
    В машине шел легкий светский разговор, в котором так успешны дамы. Щебетала, в основном, жена Стального Маша. Среди прочего она сказала:
    – Конечно, писательницы были одеты ужасно.
    Но ведь это признак таланта. Они профи.
    – Когда я слышу профи, то почему-то могу представить себе только киллера. Оба эти слова скрывают грязь и продажность, но считаются модными словами, – со смешком сказал Стальной Маше.
    – Ну, вот какой-то ты! Вечно надо мной смеешься! А как надо было сказать? Профессионалки?
    – А когда говорят профессионалки, то ничего, кроме проститутки, внутренним взором не вижу.
    Бедная красавица заткнулась, а Стальной, почувствовав ее обиду, прижал жену к себе и мягко произнес:
    – Давайте не будем вспоминать белую обезьяну.
    Когда мы подъехали к нашему дому, Стальной тоже вышел из машины и, отведя меня в сторонку, тихо проговорил:
    – Знаешь, Женечка, теперь я для тебя безопасен. Мало ли, будет нужда – свистни.
    Виктор, разумеется, заметил наши особые отношения и дома сейчас же спросил:
    – Ты была раньше знакома с Владимиром Ивановичем?
    – Да. Он хорошо разбирался в литературе и тогда.
    Мне стало жалко Виктора за то, что он любит людей потому, что не знает их. И жалко себя, потому что, все о людях зная, я люблю их, сопротивляясь своей любви.

    Наутро мне надо было позвонить Але, чтоб вволю посплетничать о вчерашнем празднестве. Я сняла трубку и услыхала голос Яны, говорящей по параллельному телефону. Обычно в таких случаях я вешаю трубку, но тут услышала фразу, которая заставила меня слушать дальше.
    – Но она же писательница! – с необъяснимым напором увещевала кого-то Яна. – Она понимает в словах. Она натолкнула меня на эту мысль, и я очень многое поняла и вспомнила.
    – Я не знаю никакую Сову – выкрикнул голос жены Стального Маши.
    – Да-а? А откуда ты тогда знаешь, что Сова – она?
    – Ну раз Сова, то ясно, что это не он.
    – Предположим. Но почему тогда ты сделала ту же ошибку, что и я? Почему ты приписала Льву Толстому то, чего он отродясь не говорил? Одна моя знакомая, тоже из учениц, нашла книжку, где есть эта цитата. Это сказал не Лев Толстой, а Бюсси Рабутек.
    – В гробу я видела Бюсси, а рядом с ним Рабутека. Его никто знать не знает. И вообще, кому какое дело, если я ошиблась?
    – Это Сова ошиблась и дала не правильную распечатку. С ней вместе ошиблись не только мы с тобой, но и другие. И среди тех, кто так ошибается, что-то стало неспокойно. Если ты думаешь, что кто-то способен бескорыстно устраивать твою судьбу…
    – Я не знаю никакой Совы.
    – Хорошо, хорошо, не знаешь. Но я тебя по-дружески предупреждаю – не говори ты афоризмов. Я вдруг поняла, как глупо мы выглядим, когда вещаем эту ахинею. Ведь мужик-то у тебя умный…
    – Твой не глупей.
    – Я его люблю не за это.
    – Так уж любишь?
    – А ты разве нет?
    – Спроси что-нибудь полегче. А кстати, мне про твою писательницу интереснее другое: что она так нос задирает и почему мужики так к ней относятся? Что-то я ее книжек не видела и про нее ничего не слыхала. А уж понтов-то!
    – Это у нее понты? Это у тебя понты, когда ты говоришь: «Я не читала!» А я читала…
    – Да? Ну тем более. И как ты ее в доме терпишь, твой ведь тоже перед ней пластается. Никому не нужная старуха.
    – Ох, услышала бы тебя Сова!
    – И чтобы она сказала?
    – Посоветовала бы тебе не приуменьшать значение других женщин. Тем более если твой муж намного старше этой женщины.
    – Чем они старше, тем меньше любят старух.
    Скорее молоденький купится на ее интеллект…
    – Это разумно, конечно. Клюнут-то вперед на нас с тобой, а вот разговаривать с нами… Он ведь тебя вчера дважды обломал.
    – Ну захотелось понравиться. Но все-таки я жена и хозяйка и могу ее нанять в прислуги, и она будет служить за кусок хлеба.
    – Ля-ля-ля! Осторожнее, подруга. Чем выше лезет обезьяна, тем больше виден красный зад!
    – Что-то я тебя совсем не узнаю. Ты что, с печки упала?
    – Мне противно, что ты никому не веришь…
    Тут раздался тихий свист-шип – вот-вот должны были забить часы в моей комнате. Я быстро бросила трубку.
    Если не хочешь услышать неприятного – не подслушивай. Я стояла в растерянности, с горящими, будто нахлестанными щеками. Впрочем, а что такого было сказано, чего бы я не знала? Да, я бабушка и тем горжусь. Вполне вероятно, что вчера я чуток расшалилась в компании молодых людей и выглядела смешно. Но ведь я не молодилась, я всегда такая. Но в тоне этой младокошки прозвучала откровенная ревность. Она бы так не говорила, если бы я действительно была такая уж старуха. А главное – преданность Яны, как она меня защищала! Я давно уже не только уважала, но и любила Яну, и вот вдруг оказывается, что моя любовь взаимна.
    Почему бы и нет? Разве я не знала, что в этой жизни устроено так, что любовь можно получить только в ответ на любовь? Но именно потому, что я полюбила Яну, меня так насторожил этот странный, непонятно о чем, разговор. Что-то таилось в Янином напоре на приятельницу, будто она хотела добиться, достучаться до нее с целью... предупредить?
    Что за учебное заведение во главе с Совой? Кто такая Сова? Что творится вокруг воспитанниц Совы? Почему жена Стального от нее отрекается и врет? (А она врет, уж это я почувствовала).
    Никогда в жизни я не бывала в таком богатом и таком самодовольном обществе, в каком побывала вчера. Жратва, питье, шмотки, ворочанье капиталами и людьми – все у них, все на них. Но они еще ох как не привыкли к своему положению и состоянию, все не знают, на каком они свете и как им вести себя. Протоколом их поведения служат разве что дешевые мерканские фильмы, сценарии которых написаны мерканскими миссис Гниловой и мисс Томской, которых б высшее общество никогда и не пустят. Потому рядом с нищим Женечкой Свиридовым, Сашей Петровым, Манюней эти люди и выглядят такими псевдецами. Такое ощущение, что и развиваться они будут не по законам жизни, а по законам, дурного Голливуда, где может случиться все, чего не бывает. Чужие кошмары становятся нашей реальностью.
    Если я до этого разговора испытывала к этим новым людям всегда присущее мне любопытство, то теперь это любопытство стало тревожным и более пристальным.
    Вечером того же дня позвонила Вероника и сказала, что хотела бы поговорить со мной о покупке моей квартиры.
    – Значит, Казбек созрел… – протянула Яна. – Но разговаривать с ними буду я, а не вы. А пока посмотрим, что бы вам купить вместо своей квартиры.
    И мы начали смотреть…

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

    Время летело в хлопотах по купле-продаже, но лично я в этих хлопотах почти не участвовала. Меня привозили-увозили, мне показывали и предлагали. Очнулась я в более чем приличной небольшой квартирке с хорошими деньгами на счету. Алчная энергия Вероники и деловитость Яны свернули горы и сделали невозможное возможным. Я прекрасно осознавала свою несостоятельность в таких делах, а потому занималась своими. Моим первым делом был дружок Кирюша.
    Как ни прискорбно, но его поэтический зуд не проходил. Он рифмовал что попало и о чем попало. Сравнительная легкость сомнительной рифмовки подвигала его продолжать это великолепное занятие, пока я не посоветовала ему писать прозу.
    – Кирюша, давай напишем просто историю.
    – О чем?
    – Ну какую-нибудь сказку.
    – Это для маленьких.
    – Хорошо, тогда напиши что-нибудь другое. Что тебе нравится из того, что ты прочел?
    – «Дети подземелья»…
    – А ты знаешь какую-нибудь подобную историю, которая происходила в наши дни? О чем там, по-твоему, идет речь?
    – О нищих.
    – А еще о чем?
    – Ну не знаю…
    – А как тебе мальчик, которой рассказывает эту историю? Ведь он не нищий… Какой это мальчик?
    – Он смелый и героический!
    – Кирюша, смелость и героизм тут не самое главное. Важнее другое.
    – Что же тогда?
    – Он ведь добрый и благородный, вот что. У него есть где жить и что есть, но он думает о тех, кому негде жить и нечего есть.
    – Но я бы тоже, я тоже!
    – Значит, тебе легко представить себя на его месте?
    – Надо попробовать!
    Я не знала, как именно Кирюша будет пробовать, а потому и не стала волноваться.
    Однажды мы с Кирюшей возвращались из школы и проходили мимо небольшого пустыря, образовавшегося от нескольких снесенных зданий. Лишь с одной стороны пустырь был ограничен глухой стеной, в которой почти не было окон. В затишке у стены горел небольшой костерок; над ним висел котелок, где что-то варилось. Вокруг костра сидели три зашуганных мужичка и, как я успела заметить, сортировали окурки. К стенке была прислонена покореженная морда микроавтобуса, служившая мужичкам в качестве кухонной полки. На этой полке стояла баночка с солью, какой-то крупой, лежал прозрачный мешочек с капустными-листьями и еще с чем-то. Лица у мужичков были не очень чистые, изнуренные, но впечатления пропитости не производили. От взгляда на них меня пронзила такая боль, что я остановилась.
    И вот тут-то распахнулось одно из окон почти глухой стены, и оттуда выглянул пролетарий в сиреневой майке, открывающей изработанные венозные руки. У него была тупая, агрессивная и не очень трезвая морда. Он завопил:
    – Убирайтесь отсюда, засранцы! Весь город испакостили, от вас проходу нет! Убирайтесь, а то ментов вызову! Вот сволочи, работать не хотят!
    Ни звука не донеслось от костерка…
    Гегемон увидел нас с Кирюшей и обратился уже к нам:
    – Что делают, что делают, посмотрите! Среди города костер развели! Общежитие тут устроили, подонки!
    У меня заложило уши, будто на голову мне надели кастрюлю, а потом отдельно от меня раздался мой пронзительный, какой-то базарный голос:
    – Мудак! Скоро тебе самому сюда переселяться! Ты что, не понял, к чему идет? Ты же нищая сволочь, ты только сейчас на рупь дороже!
    – А ты-то, сука, много дороже? – ответил мне мужик.
    – И я не дороже! Но я не трогаю людей, а Ты трогаешь!
    Мужику нечего было ответить мне, и он как-то неуверенно закрыл окно.
    И опять от костерка не долетело ни звука. Они не выказали мне горячей благодарности, а продолжали тихо перебирать свои окурки.
    По дороге я заходила в булочную, и у меня были хлеб, сахар, печенье. Я подошла к ним, выгрузила все это из сумки, нашла две пачки сигарет и присоединила к остальному. Лишь один из них поднял на меня глаза, но тут я опустила свои.
    Кирюша молчал до самого дома.
    Эта история впоследствии будет иметь продолжение, потому я ее и рассказала.
    Я давно поняла, что подопечных у меня двое: не только Кирюша, но и сама Яна. Да, она, конечно, умела делать то, чего я не умела, она ориентировалась в том, в чем я совершенно не ориентировалась.
    Но ее так всерьез и глубоко интересовали вещи, которые для меня были совершенно элементарными.
    Начать с того же Кирюши. Я, например, не встречала ребенка, которым можно было так легко управлять. А вот Яна управлять им не могла. Она платила мне за это, но мне нравилось, что платила не только деньгами, но и службой на пользу мне, без всяких денег. И как я могла в таком случае не думать о том, чтобы как-то послужить ей?
    Удивительные вещи интересовали Яну. Я не сразу могла понять ее по той простой причине, что наши юность и молодость приходились на слишком разные времена.
    – Что такое моя юность и молодость? Это сплошная любовь или, по крайней мере, сплошные претензии на любовь, иногда ничем не обоснованные.
    .Из-за моего рано пробудившегося литературного дара многие считали нужным именно ко мне приставать с вопросами о долге, дружбе и любви. Они рассказывали мне длинные, нудные и полные амбиций истории. Чем уродливее и глупее была рассказчица, тем больше она требовала к себе внимания.
    До сих пор меня тошнит даже от моды шестидесятых годов. Тошнит от этих обтягивающих костюмчиков, шпилек в метр высотой, от громадного начеса на башке, именуемого «Бабеттой», а в просторечии – «вшивым домиком». Что-то во всем этом было самопальное, ушитое, перелицованное и усредненное. А может, это говорит во мне ненависть к самодовольному и любвеобильному бабью, которое меня мучило?
    А умела ли любить я сама? Да. Я была до смерти влюблена в Данилу. В прямом смысле до смерти, до болезни, до отчаяния. Что в этом было настоящего и что наработано по системе Станиславского? Знаю только, что разрушительная сила моей влюбленности не позволила мне тогда быть счастливой. Я слишком высоко подняла Данилу над собой. Создала такой идеальный образ, какой мог измыслить только графоман Виктор Аполлонович.
    Даниле суждено было стать не только моей первой, но и последней любовью.
    Он явился ко мне двенадцать лет назад. Помню, тогда мы с Гусаровым выясняли авторство романа «Львиная доля» и были очень заняты. Я не кинулась к Даниле в объятия, я сказала «нет», в глубине души надеясь, что он не поверит этому «нет».
    Но лучше бы он поверил! Потому что ведь и впрямь нельзя войти дважды в одну и ту же реку, да еще с тем же самым человеком.
    Я увидела совсем не того Данилу, которого знала в юности, или казалось, что знала. В моей юности он был для меня принцем. Когда Данила появился во второй раз, он принцем уже не был. В нем появились какие-то мещанские предрассудки, выражавшиеся прежде всего в страхе перед жизнью, особенно перед правдой. Он лакировал свою действительность и хотел, чтобы я лакировала свою. Его пугало мое возмущение жизнью и существующим порядком. Ему хотелось видеть меня процветающей писательницей, у которой только и дел, что ходить по приемам да ездить за границу (в его представлении, это была обычная писательская жизнь). Себя он подавал как процветающего ученого, обязанного быть «типичным интеллигентом». На самом деле за мной стояли жалкие, искореженные цензурой книжки, а за ним – всего лишь диссертация, которую в те времена защищали все кому не лень. Данила не мог быть ученым хотя бы потому, что не любил правду, боялся ее, был робок.
    Он явно никогда не изменял жене и ко мне пришел с намерением жениться. Он считал, что сын поставлен на ноги и он имеет полное право. Только вот я так не считала. Дело даже не в том, что я пожалела жену Данилы, нет, она была мне чужой и несимпатичной. Я угадала ее по Даниле, и, как оказалось, правильно. Больше я пожалела самого Данилу, потому что рядом со мной он мог в конце концов лишиться своей благочинной маски и оказаться перед жизнью с голым лицом. А лицо-то было слабое и несостоятельное. Он не мог быть счастливым со мной.
    Но я любила его такого, вот уж тут действительно любила, а потому сделала так, чтобы он ушел.
    Пережить это оказалось трудно, и я очнулась в больнице, где врачи и санитары ходят со своим ключом в кармане, а больным непозволительно иметь даже маникюрных ножниц. Там меня отыскал литовский режиссер Альгис Жемайтис, взял за шкирку, посадил за работу и, таким образом, сильно потратившись на меня духовно, меня же за это и полюбил.
    Мы поженились, когда Литва отделялась от России. Тогда все вопили, что братство народов было придумано коммунистами. Оно действительно было придумано коммунистами, но мы с Альгисом оказались теми людьми, которые в это поверили. Да и при чем тут братство народов, когда существует братство по крови? Не пылкая любовь связывала нас, а нечто гораздо большее. А может быть, постепенно просыпалась и пылкая любовь? Под конец мы уже не могли друг без друга, мы все делали вместе и скучали, когда кто-то из нас отлучался в булочную.
    Это благодаря Альгису теперь в моем лице находят «следы былой красоты». И вот Альгиса больше нет, а я совсем недавно чуть не подохла с голоду.
    И надо жить.
    Яну интересовала любовь, о чем она постоянно меня пытала. Она, скорее всего, понимала секс и понимала выгоду, но той любви, которую она вычитала в моих книгах, не знала. Она заставляла меня рассказывать, как это приходит и как уходит.
    Что это за любовная горячка, что за болезнь поражает людей?
    Порой Яна устраивала мне прямо-таки допросы, и я думала даже, что она просто издевается. Но она не издевалась.
    – Хорошее время у вас было! Можно было позволить себе роскошь любить!
    – Яна! Да ведь любовь действительно роскошь! И сейчас мне ближе современная молодая женщина, которая понимает, что это роскошь!
    А роскошь – это не для всех. В моем же поколении любая отмороженная халда претендовала на эту роскошь, стараясь сама на это не затратиться.
    Мы называли любовью свои амбиции, секс, выгоду – все что угодно, только не любовь. А вы хотя бы не кричите о любви. На мой взгляд, вы смотритесь приличнее.
    – А, бросьте, поколение проституток.
    – Ну а мы были поколением дармовых проституток. Расслаблялись, когда нас насиловали, и делали вид, что так и надо.
    – Но почему?
    – Потому что институт брака, как и прочие институты в нашей стране, развалился. Все легко сходились и легко разводились. Религии нет – совесть молчит. Собственности нет – чувство выгоды молчит. Зачем сохранять брак, если можно уйти к даме, проживающей в соседней комнате в той же коммуналке? А уж разведенная женщина... один черт знает, на что она способна. Женщина должна жить в браке.
    – Вот уж не думала, что вы так считаете.
    – А ты разве иначе считаешь?
    – Ну у меня другие причины. А вот почему вы?
    – Да потому, что чем больше у женщины свободы, тем ее меньше. Если у разумной женщины есть семья – там она полная хозяйка, а вот если она предпочитает так называемую свободу – она игрушка в руках дурных собственных страстей и мужиков. Ты не согласна?
    – Разве вы не видите, что согласна?
    Я это видела. Уж Янины-то старания на семейной ниве трудно было не заметить, и, судя по ее расспросам о любви, не страстной любовью объяснялись эти старания.
    И еще я заметила за ней одну странную для ее поколения, но очень понятную мне вещь. Дело в том, что мы часто смотрели с ней телевизор, и она Просто выходила из себя (как и я) от постоянных постельных изысков современного кинематографа.
    Нет, она ничего не говорила, но как-то так опускала глаза, так в досаде кривила губу, что мне было ясно – ей до смерти противно смотреть это. И уж, разумеется, ночных эротических шоу никто в этом доме вообще не смотрел.
    – Вот вы говорите, я красивая… – сказала мне как-то Яна. – Разве вы не видите, сколько их теперь, красивых? Да еще готовых на что угодно – показывать голый зад, трахаться перед камерой.
    Стыдно быть красивой, если красота дается для этого. Вы присмотритесь – они ж не люди, они биороботы, сосиски в целлофане. Будь я мужиком, я бы ни на одну из таких не посмотрела.
    И почему, сопоставив вместе Янины допросы о любви и отвращение к продажному сексу, я не сделала тогда выводов? Ведь это, было как дважды два, я даже допустила такую мысль, но тут же в негодовании отбросила.

    Кирюшина учительница смотрела на меня испуганными глазами и мялась:
    – Я даже не знаю, как начать…
    – Что? Что такое? Да говорите же, я приму меры.
    – Э-э-э... дело в том, что он стал очень хорошо учиться. Он не только безупречно делает уроки, при вас это неудивительно. Он прекрасно пишет контрольные, но…
    – Но… Что?
    – Э-э-э... донимаете, он дает списывать.
    – Это естественно. Я тоже давала списывать.
    – Но ведь не за деньги!
    – А он – за деньги? За деньги?!
    – Да. – Учительница потупилась и смущенно продолжала:
    – Я не имею права напрягать вас и заставлять рассказывать об этом его родителям. Возьму этот труд на себя, хотя… Тут ко мне пришел папаша одной двоечницы и грозил мне пушкой…
    Я заверила ее, что меня не расстреляют. Мы шли домой. Кирюша что-то бойко рассказывал, хотя видел, что я беседовала с учительницей, и мог догадаться, что она мне говорила.
    – Кирюша, ты берешь деньги за то, что даешь списывать?
    – Ну да, – легко согласился он. – Если они не хотят учиться, то пусть платят. Пятерка за домашнее задание, десятка за контрольную. Ну а тут я решил сразу два варианта и за второй, который был не мой, взял пятнаху…
    – И... зачем тебе деньги?
    – Я их подарил.
    – Но кому?
    – Да тем, которые живут на помойке. Я же один раз дал папины, а вы разорались, что я их не заработал. Вот я их и заработал. А эти неучи-козлы не обеднеют!
    – Никогда не говори «козлы». Это очень опасное, бандитское слово. За него могут убить.
    – Но все говорят. Да ладно, я не буду, если вы так хотите. Я буду лучше говорить «мудаки»!
    – Еще не легче! И думать забудь!
    – Но вы же говорите!
    Вот так, схлопотала, госпожа гувернантка!
    – Я больше не буду так говорить, а если скажу – ты можешь меня оштрафовать.
    – Да ладно, чего там…
    Вечером, сто раз проверив, уснул ли Кирюша, я вынесла свою тайну на кухню, где мы собрались поужинать.
    – Ну что, опять его пороть? – воскликнула Яна.
    Все-таки она удивительно не понимала того, что происходит с Кирюшей и что с ним надо делать.
    – А я бы отпраздновала такое событие бутылкой шампанского!
    – Ты считаешь, что это нормально? – вскинулся Виктор.
    – Экспроприировать у экспроприаторов – придумал не Кирюша.
    – Но брать деньги у своих товарищей! – произнесла с негодованием Яна.
    – Они ему пока не товарищи, – успокоила ее я. – Если вы согласитесь, у меня есть план.
    – Какой?
    – – Пусть неуспевающие приходят к нам, а Кирюша с моей помощью их подтягивает. Так поступала моя учительница математики – нагружала меня двоечниками. Благодаря этому я до сих пор знаю математику.
    – Но ведь это все опять ляжет на ваши плечи!
    На мои плечи! За плечи меня и наняли. А вот когда подрастала моя дочка, то я и за бесплатно сделала из своего дома проходной двор, лишь бы дочь не ушла туда, где ей покажется уютнее. По-моему, это было элементарно.
    Виктор с Яной больше не сопротивлялись и быстро приступили к обсуждению подробностей. Какой стол внести, какой вынести из Кирюшиной комнаты, куда присобачить еще одну лампу.
    – Но ведь ему все равно потребуются деньги…
    Он же... э-э-э... должен теперь тем более чувствовать... обязательства... э-э-э... перед этими людьми, – совершенно правильно предположил Виктор.
    И вот тут мы уперлись рогом в стену. В конце концов я подумала, что если нам удастся наладить в доме своеобразную продленку, то, может, удастся и других детей с ежедневной сотней в кармане научить использовать свои деньги в мирных целях.
    – Вы с ума сошли! – испугалась Яна. – Вы не знаете родителей этих детей! Им плевать, что ребенок обожрется шоколадом или даже обопьется шампанским, но если отдаст деньги бомжам…
    Надо было искать другой выход. Предположим, я была права, потакая Кирюше в благих намерениях. Я считаю, что, пока есть возможность, детям надо помогать быть благородными. Жизнь всегда успеет растлить их. Я понимаю, почему Виктор был со мной согласен – он был идеалист. Но почему Яна не сказала мне, что сейчас растить доброго ребенка – полная глупость! Яна-то согласилась со мной с необыкновенной страстностью.
    – Послушай, так что же получается: это уже не мы воспитываем Кирюшу, а он нас? – задал совершенно естественный вопрос Виктор.
    – Да. При хорошем воспитании дело обстоит так.
    – А я вот… Я никогда не воспитывал Мишу, я никогда не делал чего-то специально для него.
    Мало того, он заботился обо мне больше, чем я о нем, – Виктор, наверное, впервые в жизни предположил, что он что-то делал не так, его самодовольная ограниченность дала трещину.
    – Ну теперь у тебя есть время и деньги. Можно и о душе подумать.
    – Да, да… – Он легко принял мои объяснения и с довольной улыбкой полез в холодильник за шампанским.
    А с того времени у нас в доме появились тихонько направляемые учительницей Руслан Ухамбеков, Анжелика Свистунова и еще пара-тройка двоечников. Кирюша на глазах расцветал от своей значительности. Эта значительность не позволяла ему быть мелочным и вздорным по отношению к товарищам.
    Плохо я как-то все это рассказываю – непоследовательно, отрывочно. О мирной и сытой жизни вообще рассказывать трудно. Я скорее сейчас, задним числом, отбираю факты и фактики, из-за которых я впоследствии встряла в опасную, непонятную мне игру. Но не буду предварять событий…
    Что же еще такого заметного было? Что еще лило воду на мою мельницу?
    Ах да, письма Стального…
    Дело в том, что в сундучке со старыми письмами я не нашла писем Стального. Это было странно, потому что письма тех лет были в сохранности.
    Письма друзей, подруг, бессчетные письма читателей. И только писем Стального не было.
    Разговор по телефону, который я краем уха однажды слышала, явно имел отношение к этим письмам. Разговаривала Яна с покупательницей моей квартиры Вероникой. Я уже хорошо изучила их отношения и всегда знала, как именно Яна с ней говорит. Иногда увещевания были мягкие, разговор был похож на разговор хорошего педагога с второгодником, но порой Яна говорила железным тоном, будто мафиози с шестеркой. Вот так она говорила и в тот раз…
    – Сейчас же принесешь мне эти письма. Я не знаю, что ты там для себя открыла, но это открытие можно было сделать раньше. Да? Как же, как же…
    Уж не думаешь ли ты, что тут можно шантажировать? Да он и в силе потому, что все это знают.
    А как, по-твоему, он выкарабкался наверх? Кончил финэк? Чтобы все было у меня, а уж я найду способ.
    Тогда же вечером она спросила у меня:
    – Вы были раньше знакомы со Стальным?
    – Да. Очень давно.
    – Он вам... писал?
    – Да.
    – А где письма?
    – Пропали.
    – Они не пропали. Их тиснула Вероника.
    – Догадываюсь. И зачем?
    – Зачем? – Яна усмехнулась. – А зачем она, если подарить ей упаковку с семью парами трусиков, все равно сопрет еще одни, старые? Помню, я часто пускала ее к себе в дом, а потом не досчитывалась какой-нибудь хренотени типа туши для ресниц или помады. А ведь для нее было так важно, чтобы я иногда давала ей крышу.
    – Она приезжая?
    – Да. Приехала поступать в институт, потому что хорошо училась в школе. В институт не поступила, но зато поняла, что в большом городе есть спрос на ее внешность. У себя она считалась последней уродиной.
    – А разве не так?
    – Ну я же вам говорила, что в ее уродстве есть такой душок, что мужики определенного сорта летят на нее, как мухи на мед.
    – Она... проститутка?
    – Ну это как раз не то, за что ее можно винить.
    Она готовилась в старые девы, а тут такой успех.
    Думаю, она делала это с удовольствием.
    – А почему ты с ней... общаешься? Ведь мою Ирину ты рассмотрела сразу!
    – Я не общаюсь, я дружу. А разве у вас не было случаев, когда на вас вдруг сваливалась какая-нибудь совсем безнадежная, жалкая, кошмарная баба? Вы помогли ей раз, другой, третий… И сами же ее за это полюбили. Вот сейчас у нее все в порядке – вышла замуж, имеет квартиру, машину, но думаете, она не нуждается в помощи? Да она в любую секунду может всего этого лишиться вместе с головой. А на всем свете у нее есть только я.
    – Ты говорила, что она умна.
    – По-своему. Но когда дело касается выгоды, она глупеет, может погнаться за мелким и потерять самое главное.
    И тут я понимала Яну, потому что у меня самой были такие друзья-подруги. Они пожирали мое время и силы, ничем за это не платя. Умные, нормальные, благочинные мои подруги постоянно упрекали меня за это. Не думаю, что это была неразборчивость. Это, скорее, было неудовлетворенное материнское чувство, а может быть, обычное христианское сознание. Ну как быть нормальному, в меру счастливому человеку, если он видит кого-то, кто прется прямо под машину, а больше на улице никого нет?
    Кстати, из тех же соображений я терпела, например, среди своих учеников Гнилову, которою выгнали все. Я даже сурово отчитывала способных ребят, которые едко издевались над ее писаниями, купившись на слишком жирную наживку. Никогда бы я не стала самоутверждаться за счет Гниловой или того же Виктора. Поразительно, что сейчас, подобрав меня, никому не нужную и голодную, выброшенную временем на свалку, Виктор тоже не стал самоутверждаться за мой счет. Но Виктор – особая статья. Что касается Гниловой…
    – А твоя Вероника хоть что-нибудь для тебя сделала?
    – У нее как-то не было возможности…
    – Всегда есть возможность сделать другу пакость. Из мелкой-то выгоды! А иногда и просто так, а?
    – Подождем – увидим. Но я не удивлюсь.
    До чего же чувство жалости самоубийственно.
    Однако Яна упрямо хотела, чтобы это чувство владело иногда и ее сыном.

    Именно об этом было в старом письме Стального, которое я, разобрав возвращенные Вероникой письма, сочла ключевым.
    "Привет, пацанка! Долго не отвечал тебе – сама знаешь, по какой причине. Я думаю, что ты не сама догадалась о печальной правде, которую я скрывал. Думаю, тебе все объяснил твой дружок Гусаров, за которым, как и за тобой, я слежу внимательным оком. Да, я нахожусь в зоне. И не в первый раз. Не буду со слезами на глазах рассказывать, как я попал сюда в первый раз. Это то же самое, как падшая женщина рассказывает о первом соблазнителе. Первый есть почти у всех женщин, но не все женщины становятся падшими. Пусть моя первая посадка будет на совести тех, кто не дал мне куска хлеба, а потом судил за то, что я сам взял этот хлеб. Я понял несправедливость жизни, но я не из тех, кто мирится с этой несправедливостью. Я понял, что больше никогда не буду голодным, а если меня вновь станут судить, то уж не за кусок хлеба.
    Недавно у нас ушел на волю старик-поп, отволокший за веру семнадцать лет. Он часто называл меня легионером (не от римского слова «легион», а из библейского понятия «Имя мое – легион»).
    Легионер в любое время найдет, за что воевать. Он может быть со знаком плюс и со знаком минус, но мирная жизнь ему не по плечу. Она труднее войны.
    Всю сознательную жизнь я нахожусь в зоне и воюю здесь за справедливость. Многие хорошие люди благодаря мне остались целы и смогли вернуться на волю, где им и место. Но себя, боюсь, я погубил окончательно. Пацанка, это не слова. Я, в отличие от тебя, знаю, что Бог есть, но мне не суждено в него поверить. Ты небось думаешь, что Бога нет, но живешь по его законам. Я же придумал законы собственные, а это никому еще не сходило с рук.
    Только в одном поверь мне – я никогда никого не убивал. Хотя, может быть, не очень препятствовал гибели тех, кому по моим законам нельзя жить. :
    Я никогда не расскажу тебе подробностей зоны, и, надеюсь, никто никогда тебе их не расскажет.
    Рассказывать – растлевать нормальных людей.
    Колоться – так уж колоться до конца. Не думай, что я писал тебе одной. Я писал многим – артисткам, поэтессам, журналисткам. В этом был спорт: заинтересую или нет. Видимо, заинтересовал, потому что мне отвечали. А потом понимали, как и ты, кто я есть, и письма кончались. Нет, я на них не обижаюсь. Даже уважаю за чувство самосохранения и гордости невинного человека. Тебя я не уважаю, тебя я люблю. Ты по-настоящему невинна, если продолжаешь мне писать, хотя это может происходить всего лишь по причине молодости.
    И дай Бог, и не дай Бог, если умудришься, против всех законов, сохраниться. Не дай тебе Бог продолжать действовать по первому порыву, который останется благородным. Помощь слабым, падким и нищим – прорва, в которую они будут стремиться стащить тебя за собой. Ничего не наживешь на этом – ни палат каменных, ни самоуважения. Грехотчаяния будет терзать тебя, потому что нет в доброте ни смысла, ни благодарности. Только ради Бога можно безнаказанно делать добро. Ради людей нельзя.
    Но ты ведь никогда не думала о Боге?
    Ладно, на эту тему достаточно, а поговорим-ка о том, о чем мы говорили в прошлый раз…"
    Яна слушает внимательно, со все нарастающим удивлением.
    – Это Стальной – о Боге? Ну да, это так модно!
    – Модно? – Мне смешно. – Письмо шестьдесят восьмого года, а тогда это было последним, о чем бы мы подумали. Я даже не запомнила этого письма, настолько Бог был не в моде и далеко, видимо, тогда мне это показалось бессмыслицей.
    Потом мы с полчаса выясняли, зачем Веронике были нужны эти письма. В них Стальной всего лишь размышляет о текущей литературе, философствует на темы морали и дает мне маленькие полезные советы. Конечно же, он любуется собой в роли старшего умного брата, манерничает, оригинальничает. Но нигде он не бьет на жалость, не просит и не обвиняет меня только за то, что я на воле. И еще он очень много предостерегает, хотя и не пытается запугать. Предостерегает от ночных улиц, случайных знакомств, любви с первого взгляда и дружбы как со слишком слабыми, так и слишком сильными людьми. Пусть другими словами, но он говорит то, что должны говорить учителя и родители. Советы его совершенно правильны и разумны, но я их не восприняла тогда. Слава Богу, что время было гораздо более мирным, чем сейчас, а потому я, при всей своей оголтелой невоспитанности, как-то проскочила свою безумную юность, умудрившись сохранить голову.
    – Интересно, я как сейчас? Мог бы он сказать, что… – я размышляю вслух.
    – Вы хотите знать, может ли он теперь сказать, что хотя бы никого не убивал? – ставит точки над "i" Яна.
    – Мне страшно об этом думать. Может, сейчас, среди этих... утвердившихся людей, по-другому не бывает? Я ничего не знаю о теперешней жизни, об этих новых русских… Ну не дура же я, чтобы верить этим легендам и анекдотам о красных пиджаках и купеческой гульбе. Это мелкие бандюки и шестерки, а вот кто стоит за ними?
    – Если вы думаете, что я знаю больше, то вы ошибаетесь.
    – Давай думать. Ну обкомовские потаскухи, вроде Беатрисы. Под конец своей карьеры она продала на корню и завалила целое издательство. Пока писатели опомнились и выгнали ее – поезд ушел.
    Ну комсомольцы-добровольцы что-то вовремя запродали, что-то купили. Криминальные авторитеты, вроде Стального. Если подумать, то все знакомые лица… А может, я старая дура и до скончания своих лет везде буду видеть коммунистов…
    – И все же Стальной – самый симпатичный из этой банды, – задумчиво протянула Яна.
    – Только ты прикинь, как ему пришлось утверждаться! Они тихо-мирно ограбили страну, а он грабил их. И не тихо-мирно. С риском для жизни, без надежды на снисхождение.
    – А вам их жалко? Которые безнаказанны?
    – Я бы предпочла, чтобы награбленное отобрало государство, а не Стальной.
    – Ага, государство отберет и мирно поделит между своими государственными людьми, еще не нахапавшими.
    Трогательная картина, когда две женщины занимаются новым переделом мира и собственности.
    О чем бы ни говорили, какую бы проблему не решали, мы все время заходим в тупик и упираемся в политику. Хорошо еще, что не ссоримся. Дело в том, что при всей своей сытой жизни Яна, как и я, видит нищих, голодных и безработных. И это не только на словах. Она очень мало тратила на себя, а если положение обязывало содержать в порядке квартиру, машину и прочее, то всегда давала заработать на этом очень приличным людям. Ну, например, раз в неделю две женщины убирали огромную квартиру. Мало того, что Яна по-царски им платила, она всегда делала для них обед и находила еще что подарить.
    Зато, в отличие от той же Вероники, шуб каждый день не меняла и бриллиантов не хотела.
    – Подставляете, эта дура опять потребовала от Казбека изумрудов. Какой-то пройдоха внушил ей в ювелирном магазине, что изумруд – ее камень.
    Да булыжник ей к лицу!
    – А тебе-то что? Казбека жалко? Да кто он вообще такой, Казбек? Из бандитской группировки?
    – Нет. Фруктовый перекупщик. Потомственный. Знаете, из тех, у кого в нужный момент оказались нужные деньги. У него еще дед был перекупщиком. Правда, боюсь, что сейчас бандюки его разглядели, потому что он остался один. Кажется, взяли под крышу.
    – Как – один? А с кем он был?
    – Он был в семье. А теперь семьи нет, потому что он женился на Веронике. Вы же знаете, что такое семья на Кавказе. И что такое, как это сказать… несанкционированный брак. Я была у Казбека с Вероникой, когда налетели его родственники. Вы не поверите: в бурках, с кинжалами на боку, вопили, орали, как грачи весной. Ужасно напугали, прокляли, но больше ничего не сделали. Зато потом у Казбека начались большие неприятности. Дела-то вроде пошли лучше, да вот навару стало меньше. А эта дура, из-за которой все случилось, ведет себя как содержанка. Сколько ее ни учили…
    – А кто ее учил, Яна?
    – Да я... да и вообще. Вы что, сами не знаете, чем жена отличается от содержанки? Она же стремится нахапать, живет так, будто завтра ее пнут ногой под зад. Все эти халявщицы-содержанки в результате и кончают тем, что их пинают. Они делают слишком большую ставку на секс или на любовь – да как бы они это ни называли! Они забывают, что мужчин иногда даже дети не остановят, особенно если дети плохие, заброшенные, неудачные… А они у содержанок всегда такие.
    Ax, как точно и правильно она говорила. Моя дочь о таких вещах не знала. Впрочем, она об этом просто не задумывалась. А если уж говорить начистоту, то ведь и я не знала о таких проблемах. Содержанки… Новые, хорошо забытые старые времена?

    Казбек не пнул Веронику ногой под зад. Не успел. Казбека убили. Замочили, как говорят теперь даже дети. Естественно, Яна бросилась на помощь своей подруге, которая, впрочем, была скорее ошарашена гибелью мужа, чем убита сама. Я наблюдала это собственными глазами, поскольку тоже взялась помочь с организацией поминок. Тем более что поминки происходили в моей бывшей квартире.
    Моя старая квартира, в которой я была так счастлива когда-то, больше не существовала. Теперь это было нечто холодно-шикарное, в дворцовых обоях с золотом, с ванной из мрамора и унитазом из золота. Как можно было провернуть такой ремонт за какие-то два месяца – не знаю. Одних денег мало, нужна была шальная энергия.
    Поминки были приличнее некуда. Со стороны Вероники были только Яна с Виктором и я, а друзья Казбека – рыночные джигиты – были сдержанны, трезвы и тихи. Сама Вероника вполне удовлетворительно справилась с ролью вдовы, зачастую сомнительной и проигрышной. Но она не рвала на себе волос, не висла на руках у поддерживающих, а если принять во внимание, что была одета в длинное черное платье и не выставляла напоказ окороков, то можно сказать, что даже я, например, наконец увидела в ней вполне симпатичную даму.
    В ночь после поминок мы с Яной остались ночевать у Вероники, чтобы, во-первых, все помыть-убрать, а во-вторых, поддержать Веронику, хоть она не очень-то в этом нуждалась.
    Для начала Вероника злобно посетовала на родственников Казбека, которые не откликнулись на ее зов приехать хотя бы на похороны. Она проклинала кавказские законы и обычаи, позабыв, что при жизни Казбека отсутствие его родичей ее очень даже устраивало. Далее пошли жалобы на милицию, которая, на ее взгляд, плевать хотела с высокой горки на чужое горе и поиски преступников. Буквально тут же, через запятую, она сообщила Яне, что никаких денег на счету Казбека не осталось.
    – Вот ты меня ругала, что я брюлики и шубы от него требую, но хороша бы я была, если бы у меня и этого не осталось. Хорошо хоть квартиру купили, это уж тебе спасибо. Но квартиру я продам… – И Вероника нагло, не обращая внимания на мое присутствие, назвала цену, почти вдвое превышающую ту, за которую она квартиру купила. – Чего? Квартира шикарная. В центре, потолки высокие, кухня большая, комнаты большие, гараж рядом.
    Я вспомнила, как, торгуясь, она кричала, что потолки низковаты, кухня маловата, а до метро идти целых семь минут. Понятно, что при торге это было дело обычное, но хоть бы сейчас молчала.
    Меня поразила Яна, которая с какой-то странной дотошностью поддержала тему денег.
    – Что значит – не осталось денег? – строго вопросила Яна.
    – А то… Ни налички в сейфе, ни на счетах.
    Я похороны на свои справила.
    – Какие у тебя-то свои?
    – А ты что, не отныкиваешь никогда?
    – Ладно, проехали. Только как это нет денег?
    Может, их и не было?
    – Как же, не было… Да он за сто сорок тонн хотел квартиру купить и говорил, что еще больше останется. Ларьки у него опять же прекрасно работали, с колхозом договор чуть ли не миллион чистыми в день давал. И вдруг – денег нет, ларьки продал – и все втихаря от меня.
    – Может, его шантажировали?
    – Его-то? Уж не думаешь ли ты, что он кого-то там убил? Ну не-ет! Торгаш он был, торгаш! Не просто осторожный, а даже трусливый! Как все они, кавказские. Они только в кодле храбрые, а по одиночке... тьфу!
    Что-то отвратительное, хуже ненависти, было в тоне Вероники по отношению к бедолаге Казбеку.
    И я вдруг пронзительно пожалела это дитя гор.
    Потерял родину, потерял родственников и остался с Вероникой, исчадием ада и порока, корыстной содержанкой. Конечно, вольно ж ему было нарушать законы своей родины, но все равно жалко.
    Утром, когда мы с Яной ехали домой, она все продолжала о деньгах и о деньгах.
    – Наверное, врет Вероника? Как думаете?
    Вот тогда бы мне спросить, что у Яны на уме, но я вместо этого внутренне ее осудила и отмахнулась. А зря.
    Разумеется, свой день рождения я отмечать не собиралась и была крайне поражена, когда утром в тот день меня поздравило все мое господское семейство. Также мне было сообщено, что вечером будет небольшой стол, на который они пригласили от моего лица Алю с Егором и Варьку. Я поняла, откуда ветер дует. Дело в том, что Яна завязала дружбу с Варькой, и, думаю, совсем не потому, что Варька хорошо шила. С обеих сторон в этой дружбе был оттенок обожания. Варька обожала Яну за красоту (все-таки художница) и за то, что Янин тон и повадки эту красоту не унижали. Яна же вообще благоговела перед людьми творческой специальности, да еще с умением в руках и головой на плечах.
    – Прости, – сказал Виктор, – но тут Владимир Иванович позвонил и тоже... э-э... как бы напросился. Я как-то брякнул, что у тебя день рождения, совсем не думая, что он вдруг захочет прийти.
    Я с ужасом подумала, что у Стального тоже могли где-то лежать в загашнике мои письма и он тоже мог их перечитать. А что я там писала в свои глупые до безобразия двадцать два – двадцать три! Но нет, трудно себе представить, что он выходит из тюрьмы с моими письмами в мешке. Да если бы и вышел с ними, то был ли у него дом, где он мог бы их потом оставить? Насколько я тогда поняла, ничего у него не было. Помню свою горечь и растерянность, когда после нашей первой встречи он камнем канул в темную, враждебную ему жизнь. А тогда (вот дуры-то девки!) я вообразила, что просто ему не понравилась. Как же, будет гордый человек, выброшенный временем и судьбой на свалку, навязываться в дружбу к сливкам общества в лице блестяще начинающей писательницы Горчаковой. Теперь-то я это понимаю.
    Рано утром позвонила дочь и сообщила, что по случаю дня моего рождения зять выхлопотал командировку в Питер и приедет на каком-то безумно не скором поезде (зато билеты дешевле) поздним утром. Раз уж мне устроили праздник, я выторговала себе право приготовить праздничный ужин. За то последнее время, что мне пришлось лопать что попало и даже голодать, я стала как-то даже трепетно относиться к пище, тем более что с кончиной дефицита и при наличии денег можно было приготовить все, что душа пожелает. От Кирюши и детей-двоечников меня на этот день отстранили.
    И вот я топталась у плиты, а телефон звонил, не переставая, и большая часть звонков предназначалась мне. Будь я пошлой дурой, я бы сказала, что вот, стоило мне подняться на ноги, как все обо мне вспомнили. Но я-то понимала, что в нищете и горе сама отгородилась от людей, приготовилась умирать. Даже если я подходила к телефону, то разговаривала так, что все терялись. Но большей частью просто не подходила. Один из друзей, не потерпевший краха во всем этом бардаке, пригласил меня, например, на презентацию своей книги, где должен был собраться весь Питер. А я не пошла. Для себя я объяснила это тем, что у меня нет целых колготок и не те туфли. На самом же деле отчаяние сделало меня трусливой. Встречаясь с людьми, я боялась, что меня невзначай заденут, унизят, а я этого уже не переживу, хотя всю жизнь до этого умела переживать и чужие ненависть, и зависть, и агрессию. В писательском мире никто не посмотрит, что ты женщина, лупят на равных.
    Наконец позвонил с вокзала зять и спросил, как ему доехать. Я объяснила и стала ждать (дорога занимала не более получаса даже с поисками дома и квартиры). В положенное время раздался звонок в дверь, но это был не зять. Явился Женечка Свиридов. Он теперь по делам приходил не в издательство, а домой к Виктору. После того, что случилось на праздновании юбилея, встречаться с Нефедовым было ему ни к чему. Кстати, я так и не узнала настоящей причины или хотя бы внешнего повода нефедовского поведения в тот вечер. Где-то в подсознании имея в виду Варьку, я пригласила красивого-умного-неженатого Женечку на вечер.
    Утро переходило в день, Яна уже собралась в школу за Кирюшей, а потом и вернулась из школы.
    Игорька все не было.
    – Может, надо куда-нибудь позвонить? Может, с ним что-то случилось? – попеременно обращались ко мне Виктор с Яной.
    – Ну где тут за две остановки на метро можно так надолго потеряться?
    – Это пошлые, мелкие людишки, вроде нас с вами, не потеряются, а Игорек – может. Мой зять – гений по этой части!
    Игорек был на удивление рассеян, да еще близорук, а очков не носил. Вполне вероятно, что уехал не в ту сторону. Вначале спутал направление, потом задумался и не спохватился, что едет не туда.
    – Меня только поражает, что он, при своей простоте, вечно берет интервью у бывших Штирлицев и даже может следить за хитросплетением шпионских интриг.
    – Как – у Штирлицев? – округлила Яна глаза.
    – Хобби у Игоря такое. Шпионов любит!
    Спохватились, что нет хлеба. Послали Кирюшу в булочную, которая была в этом же доме. Через пять минут он ворвался в квартиру, запыхавшийся и испуганный:
    – Там внизу, у батареи, какой-то дядька с рюкзаком стоит. Страшный такой, бородатый, а с него вода течет!
    Слова «рюкзак» и «бородатый» подвигли меня спуститься по лестнице на первый этаж. И, конечно же, там стоял Игорек, прислонившись спиной к батарее. Стоял он в луже воды.
    – Что ты тут делаешь? – строго спросила я.
    – Не видишь – сохну.
    – Где ты был, почему ты сохнешь? Опять не туда уехал?
    – Какая-то ты все-таки неисправимая, теща!
    Вечные подозрения, вечно не в ту сторону. Я просто решил проехать по Питеру наземным транспортом и выпал из автобуса.
    – Но как – выпал? Как же можно выпасть?
    – Рюкзак перетянул, вот как!
    – Но зачем тебе на два дня рюкзак?
    – Мало ли! – пожал он плечами.
    Целый час мы все плясали вокруг Игоря, подавая шампуни и полотенца, отыскивая в Викторовом гардеробе сухую и чистую одежду. Потом он заснул в ванне – крепко, как будто умер, и мы все долго его будили. В общем, мой зять не ударил в грязь лицом и продемонстрировал все свои самые лучшие качества, приведя Виктора с Яной и Кирюшу в неимоверный восторг.
    Потом явилась Варька с новым платьем для Яны (опять какая-то шибко важная презентация, хотя я заметила с Яниной стороны желание дать Варьке заработать). Начали мерить платье. Потом явились Аля с Игорем, вскоре за ними – Женечка, а потом уже и Стальной со своей Машкой.
    В общем, «приходили к Мухе блошки, приносили ей сапожки». Сапожки не сапожки, но Стальной подарил целый ящик книг, и именно тех, о которых я мечтала. Всякие там детские энциклопедии, популярные научные издания для детей и так далее. Получилось, что Игорь не зря притащил свой боевой рюкзак. Я понимала, что подарок был неимоверно дорогим, но чувство деликатности нарушено все-таки не было. Конечно же, насчет подарка он советовался с Яной.
    Дальше мои воспоминания об этом дне крайне раздерганы, потому что происходило много весьма важных событий, а я как хозяйка должна была любой ценой не допустить как скандала, так и скуки. Для начала я познакомила Алю со Стальным, хотя по его лицу было понятно, что можно и не знакомить – он узнал Алю сразу. В другом конце громадной гостиной Женечка Свиридов и Варька уже играли в гляделки. Яна вилась над Игорьком, считая, наверное, что он сам не в состоянии даже поесть.
    Надутая Машка то косилась на мужа, явно увлеченного разговором с Алей, то на новое платье Яны.
    Кирюша, воображая себя невидимкой, крутился вокруг стола и воровал бутерброды, не для себя, как я думаю. Были тосты, здравицы, комплименты и все, что положено в таких случаях.
    К сожалению, критическая масса литераторов за столом вносила некий перекос во всеобщий разговор. Мы с Алей – старые боевые кони – еще куда ни шло, мы могли и о другом. Но Игорек, Женя Свиридов, свихнувшийся на литературе Виктор да и, что совсем удивительно, Стальной тему беседы менять не хотели. Получалось, конечно, кто в лес, кто по дрова.
    Самым утонченно-образованным был Женечка, и только Виктор по глупости и Игорек по молодости могли делать вид, что способны поддерживать эту высоколобую беседу. В другое время Женечка не показал бы себя сполна, он был скромный мальчик, но Варькино присутствие его малость оглупило. В конце концов Варька же и положила конец уж слишком умным разговорам.
    – Ой, как возвышенно и пряно! От ваших разговоров хочется ржавую гаечку пососать!
    Сказано это было робким девическим голоском («посмотрите на меня, я у мамы дурочка»), но хохотали все от души. Стальной кинул на Варьку пронзительно-веселый взгляд, по которому я сразу поняла: он раскусил эту негодяйку, которая, может быть, одна из нас всех как раз могла поддержать Женечкины разговоры.
    Настала пора выступать Виктору, и, надо признаться, он сказал все, что говорят обычно графоманы: кому дали премию, у кого какой тираж; народ не воспринимает действительно серьезную литератору; вокруг премий и стипендий творится черт те что.
    Стальной свернул на Достоевского, это понятно, потому что тут совпали и судьба Стального, и мода "на Достоевского. Пошлостей он не говорил, не низводил Достоевского до своего уровня, любил за то, за что надо любить. Делал только одну маленькую ошибочку, о чем ему и сказала Аля:
    – Знаете, Володя, все вы говорите так. Что касается духа Достоевского, действительно великого. Но вы... как бы это сказать... у меня такое чувство, что вы думаете, будто Достоевский пишет нашу голимую правду, реальность. А он ведь не реалист. Пророк, но не реалист. Он больше, чем реалист, но не реалист.
    Разумеется, Виктор стал спорить, а Стальной надолго задумался.
    – И Гоголь не реалист, и Толстой не реалист, и Диккенс не реалист. Это гении, которые создают свои миры, в той или иной степени похожие на наш мир, но это – не наш мир. Вот мы с Женькой, честные тетки, среди забот-хлопот еще способны написать нечто возниженное, близкое к жизни, потому что мы женщины и не гении.
    – Но весь Запад читает Достоевского и знает Россию по Достоевскому! – загорячился Виктор.
    – Потому и не знает. Никто нас не знает. Нас даже по Чехову трудно вычислить… – с улыбкой ответила Аля.
    – Да... э-э… Чехов пошловат. – встрял Виктор.
    – Это Чехов пошловат? – вдруг изумился Стальной.
    – Виктор делает всеобщую ошибку нашего воспитания, – попыталась спустить на тормозах я. – У нас если кто пишет о пошлости, кто ее особенно ненавидит – сам пошляк. Вот и Чехов, и Зощенко…
    Виктор замолчал, поперхнувшись. Мне стало ясно, что именно Зощенко-то он и хотел привести как еще один образчик пошлости. На лице у Виктора мелькнуло нечто, похожее на неуверенность в себе и своих мнениях. Да и разговор перешел к Але со Стальным. Они забурились в классику, и я сделала вывод, что если Стальной чего-то и не понимает, то понять все-таки может. Какая-то странная, требовательная, оголтелая любовь к литературе не как к излишеству, и как к хлебу насущному, проглядывала в его вопросах. (Уж не пишет ли он сам?!!) Виктор смотрел на него с удивлением: он считал Алю представительницей пошлого жанра – и не более того.
    Впрочем, у меня нет намерения приводить здесь литературные дебаты, потому что увлеченно и со вкусом дебатами были заняты лишь двое, а ведь вокруг были еще люди, и каждый со своим. Ну начать с Варьки, которой явно понравился Женечка. Именно поэтому она преувеличенно внимательно выслушивала отчет Игорька о жене и детях.
    Обиженного Виктора я переключила на себя. Егор развлекал Яну и Машку. Женечка отдался приставаниям Кирюши.
    Зрело нечто. Это нечто была Машка. Вначале на лице у нее было написано некоторое недоверчивое, с ухмылочкой удивление. Как так! В ее присутствии родной муж вот уже битый час обсуждает не пойми что со старой селедкой. Несколько раз она в своей нелепой для данной компании мини-юбке всячески по-детски глупо выворачивала стройненькие, восхитительные ножки и приговаривала что-то похожее на «па-ап-сик». Но папсик отмахивался, не забывая ласково улыбнуться: дескать, сделай еще один куличик, деточка…
    Потом она попыталась освободить от Кирюши Женечку Свиридова, но там вмешалась Яна, прекрасно понимавшая, что если Женечка и хочет быть освобожденным, то уж никак не Машкой. Варвара быстро просекла ситуацию и вместе с Игорьком присоединилась к Женечке с Кирюшей. Егор с Яной тоже поддержали молодежную компанию.
    А вот Машку явно не устраивало общее веселье, потому что она оказалась как бы одна, без постоянного собеседника. Я уж не знала, что и делать: не было резона унижать девочку. И потом (это как-то чувствуется) Маша любила Стального, а не только ревновала. Я уже говорила, что внешне этот волчаpa был по-прежнему красив. К тому же его интересно было слушать, да и внимание к нему нас с Алей весьма могло подействовать на дурочку Машку.
    Как это часто бывает, наступило внезапное короткое молчание, во время которого Стальной отметил новое Янино платье.
    – Варька – хорошая портниха, – вложила Марья все презрение в слово «портниха».
    Но и этого ей оказалось мало, она тоже решила произнести монолог.
    – Ты, Варька, молись на нас. Да и вы, Евгения Ивановна, тоже.
    – Почему это?
    – Потому что пока мы будем богаты, вам тоже чего-нибудь от нас отломится. А что? Это справедливо! Есть богатые – есть обслуга…
    Со страхом я посмотрела на Стального, но ни один мускул не дрогнул на его лице.
    – Ты права, детка, – спокойно сказал он. – А если мы обеднеем и окажемся в... жопе с решетками, то они будут носить нам посылочки.
    Общее изумление.
    Разумеется, вечерок был скомкан. Все стали собираться по домам. Если б не спокойные, ироничные лица моих друзей, я бы разрыдалась. Но вместе мы продержались. Помню невнятное топтание в дверях, смущение, боль.
    И опять я услышала о деньгах Вероники. От Яны, а не от Машки. Наверное, и Яна такая, с чего я представляю ее нормальным человеком.
    Ночью ко мне пришел Игорек, посмотрел сочувствующими глазами, и вот тут я разрыдалась. Наверное, слишком громко, потому что тут же просочился и Кирюша.
    – Не плачьте, я пишу для вас роман! Я уже начал!
    – Тащи роман, – покорно согласился Игорек.
Роман
(неоконченный)
    "…Однажды ночью я бежал стремглаф по какому-то страшному гетто. Черных там было больше, чем белых Но я не расист, я люблю черных. Я испугался только, что софсем заблудился.
    И вот тут я увидел костерок, у которого сидели люди и варили свой обед…"

    – Вот все, что я написал, но я буду писать дальше. Там у меня пойдут такие люди: и Валек, и Маруся, и дядя Том…
    – На горшок и спать, – вошла Яна.
    Кирюша перецеловал нас всех и был выдворен.
    Яна крепко обняла меня и тихо-тихо шепнула:
    – Я люблю вас. Я и правда вас люблю. Если со мной что случится, не верьте плохому. И не забываете Кирюшу.
    Она встала и порывисто вышла. Я в последний раз видела ее живой.

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

    Когда на следующий день я привела Кирюшу из школы, Яны дома не было. И записки от нее тоже не было. Сказать, чтобы я тут же встревожилась, не могу. Ведь я всю жизнь живу среди рассеянных и не очень обязательных людей. Игорек, например, тоже пропал у очередного Штирлица и даже не подумал мне позвонить.
    Но вот прошел час, другой, третий. Предоставленные себе двоечники ходили на головах, почему-то я уже не могла заниматься с ними. Наконец двоечников увели по домам, и явился Игорек. Следом за ним – Виктор.
    – А где Яна? – Виктор был избалован тем, что Яна всегда дома и к его услугам.
    – Не знаю.
    – Как так?
    – Я пришла из школы, ее не было.
    – А записка?
    – Не было.
    – И не звонила?
    – Нет.
    Игорек не понимал, почему мы так волнуемся, но клянусь, к тому моменту мы с Виктором знали, что случилась беда.
    Всю ночь мы звонили в больницы, в милицию, подругам Яны.
    Лишь к середине следующего дня в дверь раздался звонок. Только тупица, даже если он в тревоге, не узнает сразу звонка такого рода. Громкий, властный, казенный.
    Мы с Виктором пошли открывать вдвоем. За дверью тоже стояли двое. Не в форме, но оттуда.
    – Ночью вы настаивали на поисках вашей жены? – спросил главный, желчный и усатый.
    – Да... я... пройдите... ах, что я…
    Усатый-желчный последовал за Виктором, а вот второй почему-то не торопился.
    – А ты что тут делаешь? – спросил он у меня шепотом.
    – Леха!
    – Привет, Женечка.
    – Леха, что там?
    – Боюсь, что вы опознаете ее. Собери своего старикана, собирайся сама – и поехали.
    Не хочу про это. Про морг, про изуродованное Янино лицо.
    – Выброшена на ходу из машины. Вот только еще не знаю – живая или уже мертвая.
    Желчный-усатый увез окаменевшего Виктора к себе в отделение, а Леха остался со мной – у меня ведь дома был Кирюша.
    Хорошо, что в тот момент рядом со мной оказался Леха. Я знакома с ним с тех пор, как подружилась с Алей. Они вместе занимались в далеком детстве в драмкружке и никогда не рвали связи.
    Общие знакомые подсмеивались над Лехой: «Лучший сыщик среди актеров и лучший актер среди сыщиков». В свое время, когда меня все интересовало и ничего не пугало, я даже ездила к Лехе в Сибирь, куда его в очередной раз сослали в лагерную охрану. Леха был нетипичный мент и вечно выходил не на тех преступников. То есть именно на тех, но начальству это не нравилось.
    – За жизнь или по делу? – усмехнулся Леха, по привычке притворяясь циничным.
    – По делу.
    – Значит, это у них ты работаешь?
    – Да уж месяцев семь.
    – Сквалыги?
    – Нет.
    – Воры?
    – Ну, Виктор, наверное, за всю жизнь не украл копейки. Что касается его погибшего сына – не знаю.
    – А слухи?
    – Хорошие. Но это, может, потому, что о мертвых…
    – Ясно. Окружение?
    – Каждой твари по паре.
    – С кем он дружит?
    – Почему ты все про него да про него?
    – Потому что он муж. Сама знаешь статистику.
    А тебе что, не нравилась она?
    – Очень нравилась.
    – И ничего такого особенного за ней не замечала?
    – Хорошая, преданная жена. Идеальная жена.
    Выходила только вместе с ним или в магазин, ну еще со мной.
    – Мимо денег, старушка!
    – Почему?
    – Ты знаешь, кем она была еще три года назад?
    И тут передо мной вдруг всплыли некоторые противоречия. Ну да, она мечтала о любви, как девочка, и ненавидела секс" как истерзанная проститутка.
    – Вижу, ты поняла. Думаю, она водила его за нос, как хотела.
    – Но в доме ведь жила и я. При мне она не могла, тем более что считала меня умной.
    – Просто льстила.
    – Нет. Я подслушала ее разговор обо мне с третьим лицом.
    – И что же за третье лицо?
    – Жена Ста…
    – Договаривай.
    – Жена Стального, если ты о нем что-нибудь слышал.
    – Да уж слышал. Она дружила с женой Стального?
    – Нет. Скорее, Виктор дружил с ним.
    – Ну и пирожки. Что их связывало?
    – Дело. Стальной в своей типографии издавал классику издательства Виктора. Любили поговорить о литературе. Еще позавчера на моем дне рождения тут был литературный диспут. Кстати, Аля была…
    – А пропала она вчера?
    – Да.
    – И ничего такого не случилось на этом диспуте, что могло привести… Во всех подробностях, пожалуйста.
    Ну что я могла рассказать такого важного? Разве что о том, как Машка под конец испортила всем настроение.
    – Не густо. А твоя Яна промолчала на это?
    – Не промолчал Стальной. – И я процитировали слова Стального.
    – Остальные промолчали тоже?
    – Да.
    – И вот этой Машке она тебя нахваливала?
    – Да. Отчитывала за глупость, хамство и еще пугала какой-то Совой!
    – Что ты несешь, голуба? Сова – это птичка?
    – Я так поняла, что это женщина. В Яне была какая-то... в хорошем смысле слова... сделанность.
    Ну как бывает у девочек из хорошей семьи. Мне показалось, к ее воспитанию приложила руку эта Сова. Знаешь, человек натягивает маску благородства, а маска прирастает. И человек становится приличным. Она была очень прилична…
    – Ох, подруга А приводы в ментуру за проституцию ты куда денешь?
    – Были даже приводы?
    – И какие крутые. Свидетельница драк, даже вооруженных Янка по кличке Беретта.
    – Это наган такой – «беретта»?
    – Вроде того.
    Только теперь до меня постепенно стала доходить боль. Меня надули, обвели, как девочку. И тут же: да пусть бы всю жизнь надувала, лишь бы была жива.
    – Стальной случайно не положил на нее глаз?
    – Будь у тебя восемь глаз, ты положил бы все восемь. Но только скажу я тебе – не там ищешь.
    Он, конечно, был ей симпатичен, но она его, по-моему, боялась.
    – Почему?
    – Для нее очень важен вопрос: мог этот человек убить кого-то? А уж если вопрос встал, то нормальная женщина испугается.
    – А ты Стального боялась?
    – Нет.
    – Храбрый портняжка. А почему? У тебя нравственное чувство не развито?
    – Развито. Но я знаю Стального тридцать лет.
    – Ну ты даешь? Ну и связи.
    – Он писал мне из тюрьмы умные литературные письма, но когда вышел – зашел только пару раз и сказал, что никогда не испортит мне жизнь.
    И даже тени на меня не кинет. И до последнего времени мы не пересекались.
    – Зато теперь как круто пресеклись! Ладно, Стальной – наш человек. Займемся. Кто еще. Ну, подруги там…
    – Вероника такая толстая. У нее мужа недавно убили.
    – Вероника, говоришь? Толстая, белая, идет – земля дрожит. Кличка – Дрожжи.
    – Похоже.
    – Небось Вероника осталась очень богатенькой вдовой?
    – Ну квартира, шубы, изумруды. А денег, она клянется, нет!
    – Врет! – обрезал Леха.
    – А ты-то откуда знаешь?
    – Она из говна сделает деньги. Они у нее растут как на дрожжах.
    – Вот Яна тоже сомневалась, но в конце концов, сдается мне, поверила. Когда Вероника лила слезы по своему Казбеку – это были другие слезы.
    А вот уж по денежкам рыдала – это настоящие.
    – Беретта, конечно, была сучка преизрядная.
    Но с широким, щедрым характером. Что ее связывало с Дрожжами? Как думаешь?
    – Видимо, общее прошлое, а потом жалость.
    Яна хотела сделать из Вероники хорошую жену.
    Ругалась с ней, плакала над ней. Может, даже любила по-своему.
    – И ты в это веришь, подруга?
    – А разве ты в такое не веришь, друг? Кого ты из себя передо мной корчишь? Грозный ухарь с шашкой на боку?
    Леха смутился. Он знал, что я права, и оба мы с ним верили в кое-что хорошее.
    – Еще знакомства?
    – Ну светские… Нефедов, совладелец издательства. Но они с Виктором не ладят. Беатриса, обкомовская проблядь, теперь какая-то лицензионная или налоговая чиновница. Молодые литераторы – вот уж не убийцы. Потом составлю список.
    – С этим ясно. Мамаша Беретты – кто такая?
    Бывала здесь?
    – Не бывала. Яна говорила, что это артистическая натура.
    – Понятно. Ребенок общий?
    – Янин. Усыновлен Виктором.
    – Кто отец ребенка?
    – Не знаю.
    – Не подслушала случайно? – подкузьмил Леха. – За ребенка воевали?
    – Ни разу ни намека.
    – Вроде и густо, да не нажористо. Сейчас я звякну начальству, и сходим мы с тобой к Вероничке – Дрожжам.
    – Но Виктор вернется, да и Кирюша…
    – Виктор вернется не скоро, а Кирюшу возьмем с собой.
    Что ж, Леха был начальник.

    – Так это ж твоя квартира, – поразился Леха.
    – Теперь не моя.
    – И сколько они тебе отстегнули?
    – Хватило на две.
    – Это Дрожжи-то?
    – Это Яна ее уговорила.
    – Странно, – промычал Леха, но ничего не добавил.
    Мы звонили долго и упорно, но из-за двери раздавался только хриплый, голодный мяв. Лицо у Лехи сделалось странным, таким я его никогда ни видела.
    – Звони соседям, – резко приказал он мне.

    – О Евгения Ивановна…
    – Привет, Зоинька. Вы не в курсе, Вероника в городе или уехала куда?
    – Да вот кот третий день мявчит. Мы уж хотели пожарников вызывать.
    – Позвольте телефончик! – Леха прошел в квартиру, пошептался о чем-то по телефону, и через час мы с ним, еще с двумя специальными людьми с камерами и чемоданчиками были в квартире Вероники. Кирюшу забрала Зоинька.
    Да, не суждено моей квартире быть приличной, Пух, перья, битые сервизы, телевизор разобран на винтики.
    Бедная Вероника, ты хотела бронированные двери и крепкие стены. Броня и стены, видимо, заглушили все, что тут творилось.
    Мне почему-то вспомнился детский стишок:

    Была непослушною кукла Светлана.
    Кукла Светлана упала с дивана

    Она валялась на полу, как огромная сломанная кукла, над которой потрудились дети-садисты.
    Нельзя об этом писать, нельзя показывать, что могут люди сделать с людьми.
    Мне стало худо, я взяла у Зои Кирюху и ушла домой.
    Виктор в тот вечер так и не появился. Я рылась в его записной книжке, нашла телефоны адвокатов, но мне было сказано, что на сегодня поезд ушел, а завтра суббота, а послезавтра воскресенье. Около часа ночи приехал Леха со своей женой Светой.
    – Света посторожит чадо, а мы пойдем искать то, что не нашли те садюги…
    – Но я... я не могу…
    – Не волнуйся. Там уже приблизительно прибрались…
    – Давай думать, что мы ищем, – устало говорил Леха, ведя машину по пустому Питеру.
    – Изумруды, что ли?
    – Изумруды я нашел в бачке унитаза. Раз там искать не захотели, значит, это не камни и не золото. Похитители изумрудов знают, где искать.
    – Бумаги? Деньги?
    – Деньги только дурак держит дома. Она бы не стала этого делать.
    – Значит, бумаги. Может, завещание какое?
    – Агаты Кристи начиталась.
    – Но мы ничего не найдем там после такого ремонта. У меня были тайнички, но Вероника все переделала.
    – И сделала новые тайнички…
    Тайничок я нашла через полчаса, как мы начали искать. Дело в том, что я знала – мои окна не надо утеплять, А их зачем-то утеплили. Аккуратненько так бинтиком, а сверху клейкой лентой. В один из бинтиков и было завернуто тонко скрученное письмо. Я лишь глянула на него – и сразу узнала. Это было письмо ко мне тридцатилетней давности. Ну конечно, Вероника украла тогда зачем-то письма Стального, и одно все-таки зажилила.
    – Что за чертовень? – удивился Леха, читая письмо. – Интересно бы знать, к кому оно и от кого. И когда?
    – Тысячу лет назад. Мне. От Стального.
    Я рассказала Лехе всю эту историю с письмами, о том, как Вероника в них залезла и как Яна заставила ее вернуть их мне. Но я же не знала, сколько она украла и сколько вернула. Зачем ей понадобилось это письмо?
    Мы вернулись домой, и я показала Лехе остальные. Он перечитывал каждое по сто раз и не мог найти причины, по которой они понадобились кому-то сейчас. Воспитание, уверения в дружбе, просьбы рассказывать, если меня обидят. Кстати, именно это, с просьбой рассказывать, если обидят, и было у Вероники.
    – Люблю я смотреть эти дефективы, – усмехнулась Света, Лехина жена. – Уже любой зритель знает, в чем дело, а сыщики все думают. Хоть Кирюшку буди и спрашивай.
    – А ты, конечно, уже все поняла?
    – А если?
    – Ну давай, давай.
    – Кто такой этот Стальной?
    – Отошедший от дел крутой авторитет.
    – А им разве позволяют отходить от дел?
    – Ему – да.
    – Почему?
    – Не был жаден. В тюрьме спас нескольких человек. Одного по кличке Стройный, на самом деле тот же был горбун. Стройный сидел по хозяйственным делам и был умен, как дьявол. Но зеки не любят горбатых. Второй был Молотобоец. Рост – два метра и в ширину чуть меньше. А вот таких уж вообще ненавидят. Стройный сейчас большой человек, ну а Молотобоец при нем. Как ни странно, они не отомстили Стальному за спасенную жизнь. Вот потому Стальной ведет свое маленькое дело и ходит без охраны. И пусть только какой отморозок всуе вякнет что-то о Стальном. Стальной... как бы это сказать... король в парламентарном государстве…
    – Тогда все ясно! – припечатала Света.
    – Что – ясно? Что – ясно?
    – Мужа Вероники ограбили еще до смерти.
    – Точно! – осенило меня. – А она была слишком жадная и решила показать письмо Стального тому, кого подозревала в грабеже. Якобы письмо адресовано ей.
    – Но оно же такое желтое!
    – А ксерокопия?
    – И попалася, бедняжка, – протянул Леха мне письмо, где черным по белому было написано о выходе первой книги Андрюхи Гусарова.
    Имя Андрюхи было известно всем сиделым как образец того, что может получиться при желании из зека.
    Уж мы-то с Лехой знаем, что Гусарова в тюрьмах читают. А значит, тот, кого Вероника решила шантажнуть, тут же понял обман. Да Веронике было лет пять, когда вышла первая книжка Гусарова.
    Впрочем, если человек этот был даже малограмотен, он мог напрямую спросить у Стального, покровительствует ли он Веронике. Нет, не мог. Побоялся бы. Да и зачем бы ему понадобился подлинник письма!
    – И все-таки, подруги, как вы считаете: связаны эти два убийства или нет? – вопросил Леха.
    Похоже было, что связаны.
    – Но, – спохватилась Света, – оттого, что убили Яну, никто не получил выгоды. А вот убийство Вероники…
    – У нее где-то есть мать, – сообщила я.
    – Да уж знала ли эта мать, где именно находится ее доченька? Вряд ли Вероника раскатывалась ей на подарки. И вообще – мать…
    – Вы одного не учитываете, подруги… – подумав, сказал Леха, – а вдруг имущество Вероники в долгах? Явятся люди и покажут расписку.
    – Вот вы тогда их и ловите.
    – Очень просто, по-вашему, получается.
    В семь утра пришел страшный, как смерть, Виктор. Ненавидящим взглядом он окинул нашу троицу и ушел к себе.
    – Достал его наш Федорчук, ежу ясно. Он умеет выкрутить человеку душу – и плевать хотел, виновен тот или нет.
    С этими словами Леха со Светой ушли, а меня потянуло к Кирюше. Он еще ничего не знал, а кто должен сказать ему правду? Бабушка? Где эта таинственная бабушка, ау?
    Я придвинула кресло к кровати Кирюши: кто ты, мой любимый мальчик? Сын проститутки и неизвестного отца? Янины разговоры, что она была замужем, оказались не правдой, о чем мне и сообщил Леха.
    Я осталась одна. У меня есть квартира, скоро выйду на пенсию. Забрать бы Кирюшу к себе…
    Однако кто мне его отдаст?
    Голова была тяжелая. –Я положила ее на Кирюшину подушку, благо он подушек не признавал, и незаметно для себя уснула.
    Разбудил меня раздраженный, почти визгливый голос:
    – Вас не учили, что спать на детской подушке негигиенично?
    – У меня вши, что ли? – не смогла скрыть разгулявшиеся нервы и я.
    Виктор был небрит, в каких-то сомнительных штанах типа кальсон и больше не походил на джентльмена. Я мгновенно одумалась, поняла его горе и тихо сказала:
    – Простите. Я зашла к Кирюше на минуточку и сама не заметила, как…
    – Вы сами не заметили, как принимали в моем доме своих знакомых. Небось думали, что я больше не вернусь.
    Я кивнула на дверь, и мы прошли на кухню.
    – Это действительно мои знакомые, но они пришли не ко мне. Это оперативники…
    – А-ах, вот как! И много вы обо мне настучали?
    – Вы потом пожалеете об этих словах, но я вас прощаю. Ваше горе…
    – Мое горе? Мое горе? Да знаете ли вы мое горе! Мое горе состоит только в том, что я был женат на проститутке, польстившейся на мои деньги!
    – Вы и об этих словах пожалеете.
    – Уж не собираетесь ли вы оправдывать ее?
    Вы, мастерица парадоксов и дамской казуистики?
    И тут что-то взорвалось во мне.
    – Да! Мастерица! А не графоманка, у которой бывает лишь черное да белое! Я семь месяцев бок о бок прожила с Яной и полюбила ее как дочь! Кем бы она там ни была раньше, но я знала ее хорошей, нравственной и доброй! А вот мое мнение о вас не изменилось! Добропорядочный мудак! Мудак, не способный жить в реальности и любить реальную женщину! Какой-то подонок с ментовскими мозгами набекрень вывернул наизнанку вашу душу, и вот вы уже от белого перешли к черному!
    Вначале по его лицу я решила, что он сейчас меня убьет. Но потом лицо его сжалось, скуксилось, и он... заплакал.
    Я шагнула к нему, обняла его, ну прямо как Кирюшу, и начала приговаривать:
    – Она была хорошая. Она любила тебя. И уж, по крайней мере, в тысячу раз лучше твоих знакомых. Да партийная блядь Беатриса не стоит мизинчика на ее ноге!
    – Но почему тогда Федорчук…
    – Этот садист? Да потому, что ему легче записать в сводке, что убили еще одну путану, а не добропорядочную, любящую жену бизнесмена.
    – Ты так думаешь? – всхлипывал он.
    – Я знаю, что Яна тебя любила. А ты любил литературу, которая не всегда отвечала тебе взаимностью. Если б ты больше любил Яну, ты бы больше знал о ней и смог бы что-нибудь предпринять.
    Ей даже смерть инсценировали как у шлюхи, чтобы ты не особенно рьяно искал убийц.
    – Вы... ты так думаешь?
    – Да любой так подумает, если умеет думать.
    – Значит, я никогда не умел думать.
    – " – Не поздно начать!
    – Но кто? Что? За что?
    – Вот эти вопросы мы вчера и решали с опером Лехой. Кстати, убили еще и Веронику.
    – Ну вот, а ты утешаешь. Значит, убивают их всех.
    – Веронику убили из-за денег. Или из-за шантажа.
    Мы долго молча пили чай, пока Виктор, с трудом разлепив уста, не сказал:
    – Ты не оставишь меня сейчас? Не уйдешь?
    – Куда я денусь с подводной лодки?
    Потом опять помолчали, но тут тишину нарушила я:
    – Виктор, я знаю, ты перенес омерзительный допрос. Тебе давали понять, что это ты убил ее, потому что узнал…
    – Да…
    – Растереть и забыть. Они всегда подозревают мужа и предполагают в нем африканские страсти.
    Но я хочу поговорить с тобой о другом… Не бойся, опер Леха верит мне и все, что узнает от меня, рассмотрит с разных сторон.
    – Что тебя интересует?
    – У тебя… У тебя лично есть враги?
    – А при чем тут?..
    – Иногда враги убивают твоих близких, чтобы убить тебя. А тебя убили дважды. Информация о Яне тоже убила тебя. Так вот, у тебя есть враги?
    – Да вроде бы нет.
    – А Нефедов?
    – Он не любит меня. Но скажи, кого он любит?
    Действительно, кого любит Нефедов?
    – Это так. Нефедовых много. Но дело в том, что он не просто не любит людей – он их ненавидит.
    – г –Да, – согласился он.
    – Нефедов любил твоего сына Мишу?
    – Теперь уж не знаю, что и сказать!
    – Как... погиб твой сын?
    – Уснул за рулем.
    – Что-о?
    – Говорят, это часто бывает. Он в последнее время много нервничал и принимал снотворное.
    – Но не отправляясь же в Москву с семьей, да еще ночью. Тебе не показалось это странным?
    – Я никогда не любил детективы и всегда считал, что милиции лучше знать.
    – И теперь ты обожаешь милицию?
    – Не издевайся Они просто говорили, что он переусердствовал со снотворным накануне.
    – И ты поверил? Какой ты доверчивый! Какие все простые смерти – и нет виноватых, а? А ведь Нефедов ненавидит тебя откровенно, он даже не притворяется…
    – Если бы он хотел что-то сделать против меня, он бы скрывал. Это же логично.
    – А если он не может скрыть? Если из него прет? Помнишь сцену с Женей Свиридовым в «Фантоме»?
    – До сих пор ломаю голову, почему это случилось.
    – У него и до этого были такие случаи. Из-за чего его, например, выперли из университета?
    – Ну и?
    – За зверскую драку. Другой студент, идя на свидание, надел его джинсы.
    – Ты это серьезно?
    – Более чем.
    Мы опять долго молчали.
    – Я заплачу, – сказал наконец Виктор, – тому, кто узнает правду о Мише и Яне.
    – Об этом после. Сейчас прими что-нибудь успокоительное и спи.
    – Уснешь тут…
    Но на самом деле он засыпал на ходу и ушел-таки в спальню.

    У меня были свои идеи. Сообщив Кирюше, что мы с ним идем на прогулку, я вознамерилась навестить Машку. Телефон у Яны в книжке был.
    Я набрала номер и, зажав ноздри пальцами, попросила Владимира Ивановича. Машка сообщила, что он вечером вернется из командировки. Отсутствие Стального было мне на руку.
    – Вы? – Она смотрела на меня, как на говорящую обезьяну, когда сдуру открыла дверь.
    – Я. Дай пройти. У меня разговор.
    – Да-да-да, конечно… – Она лебезила передо мной, получив, видимо, хороший нагоняй от Стального.
    – Чай, кофе, выпить?
    – Кофе.
    – Немного коньячка?
    – Не помешает.
    Мы сели друг против друга в шикарной кухне, уставленной самоварами.
    – Что вас привело ко мне? – светски спросила она. – Нет, я знаю про Яну… Но не это же…
    – Как знать, как знать…
    – Но какое я имею отношение…
    – Кто такая Сова?
    – Какая Сова? Впервые слышу.
    – Не впервые. Яна тоже говорила с тобой о Сове.
    – Ах да, припоминаю…
    Через ароматы кофе, коньяка и духов кисло запахло страхом.
    – Слушай, Маша, сейчас это спрашиваю я. Завтра спросят в милиции. А в милиции, как ты знаешь, есть досье на людей, которые... привлекались.
    – Я не привлекалась!
    – Я ж не говорю, что за убийство.
    – Ну а что такого я еще могла сделать?
    – Разное бывает. Иногда бывает любовь... за деньги.
    Машка помертвела. Значит, я угадала. А чего тут угадывать-то?
    – Ни о чем таком я даже не знала лет до двадцати. Чепуху вы какую-то несете!
    – Это твое последнее слово?
    – Последнее. И не шантажируйте меня! Если вы думаете, что так добьетесь моего мужа – мне вас жаль. Ха-ха-ха!
    Бедная девочка, как она боялась.
    – Машенька, мне не нужен твой муж и деньги.
    Мне нужно знать, кто такая Сова и почему ты так упорно от нее отрекаешься.
    Она подумала секунду, сделала зверскую рожу и с вызовом сказала:
    – Мне надо уходить!
    Нам с Кирюшей ничего другого не оставалось, как тоже уходить.
    О черт! В дверях парадной мы встретили Стального.
    – Уж не от нас ли вы? А ну пошли назад.
    – Не могу, Владимир Иваныч! Я забегала к Маше, чтобы узнать о Яне… Мало ли, у Яны были враги или что-то такое… Но они, оказывается, не крепко дружили.
    – А может, все-таки зайдете? Я ведь тоже могу рассказать о Яне.
    – Да неудобно как-то возвращаться, у Маши дела.
    – Тогда, надеюсь, вы сходите со мной в кафе, вон, рядом, а потом я отвезу вас домой. Молодой человек любит мороженое? Тогда сбегай на улицу, займи очередь.
    Такой расклад устраивал меня больше. Разговаривать с каждым из них по отдельности было мне на руку.

    – Итак, что вас интересует?
    – Ну, как всегда, враги…
    – А почему вас это интересует?
    – Дело ведет мой друг Алексей Старосельский, и он не считает, что очередную шлюшку выкинули из очередного «мерседеса».
    – Слыхал о Старосельском. Думаю, что он прав.
    По сравнению с остальными богатыми женами Яна одна не была шлюхой.
    – Была, Владимир Иваныч. Задолго до брака, но была. Как и Вероника, которую убили. Впрочем, Вероника – «какой ты был, такой остался».
    – И Веронику убили?
    – Да.
    – Допрыгалась, дурища. Небось жадность фраера сгубила.
    – Видимо, так.
    – Ну а что вы хотели узнать от Машки?
    – То же самое, что от всех. За что, почему, кто?
    – Что дает вал основание думать, будто Машка может что-то знать?
    – Один случайный разговор. – И я пересказала этот разговор.
    – Но ведь Машка отреклась!
    – Проверить лишний раз никогда не вредно.
    – Да, вы правы. И хуже, если это будут проверять в милиции.
    Он стал удивительно печальным и задумчивым.
    И тут меня осенило, почему! Мне не нужно было говорить ему, что именно меня осенило, он понял сам.
    – Она думает, что я дурак и не ведаю, что творю, – сказал он загадочную фразу. – Бедная моя девочка, как начала врать, так и не может остановиться.
    На чем мы и распрощались.

    В доме пахло не так. Пахло теми дорогущими, отвратительными духами, которые называются сексуальными: тут и кошачья моча, и запах спермы, и, прелых черных листьев. Может быть, в умеренном количестве эти духи и впрямь сексуальны, но в неумеренном, да в наложении на не очень ухоженное немолодое тело – святых выноси.
    – Кирюша! Сиротинушка ты моя, – голосила прямо в дверях дама торгово-халдейского типа.
    Кирюша, вырываясь от нее, орал как резаный.
    – Не трогай меня! Не смей меня трогать!
    – Оставьте ребенка в покое, – сухо сказал Виктор и кивнул, чтоб Кирюша шел к себе.
    – Евгения Ивановна – Вера Вальдемаровна, мать Яны, – представил он так же сухо.
    – Наслышана, наслышана, – артистически хлюпая носом, заговорила она. – Уж так вас тут все любили! Так вы им помогали! Яночка не могла нахвалиться.
    Мне хотелось спросить: как и каким образом она могла выслушивать Яночкины восторги, если в доме не появлялась, а по телефону не звонила. Впрочем, может, когда и звонила?
    Она хлюпала носом (уже в черном кружеве на голове), несла бабью ахинею о любви к дочери, о бедной невинной овечке Яночке, красавице-умнице, лучшей из дочерей, о сиротиночке Кирюше и прочем.
    Типаж был ясен. Если вы видите рядом с продавцом бабу с начесами и фиксами, разглагольствующую о пользе неважно чего (отрубей, подсолнечного масла или французских сапог), если вы видите бабу, рассевшуюся посреди парикмахерской и мешающую мастерам работать, покупающую-продающую что попало, если она вся в фиксах и чернобурках, а потому полна апломба – перед вами Вера Вальдемаровна (голову даю на отсечение, что зовут ее иначе).
    Виктор явно не хотел с ней разговаривать, но я-то как раз очень хотела.
    – Расскажите мне о Яне, только правду. У меня у самой дочь, поэтому я пойму все. Знаете, воспитать дочь…
    – Она была красавица и умница. Лет с четырнадцати вся база заглядывалась на нее…
    – Какая база?
    – Культуры и отдыха. В Зеленогорске, в сторонке. Коммунистики там веселились, то-се… Сами знаете: сауна, массаж, жрачка… Я там работала завстоловой. И квартирка была служебная. В неслужебной жил муженек.
    – Яна жила с вами?
    – Ну не голодать же ей вместе с папашей на его инженерные гроши.
    – Отец жив?
    – Помер. Вот уж лет десять как. Ну квартиру я сдала, а мы с Яночкой жили вместе.
    – Но ведь ей нужно было учиться, работать…
    Ездить из Зеленогорска, сами понимаете…
    – А она и не ездила. Я ее в кастелянши пристроила. А уж там…
    – Что там?
    – А вы не знаете, что там? Там появился ребеночек.
    – Чей? От кого?
    – Не знаю. Богом клянусь, не знаю.
    – И что было дальше?
    – Через год она уехала от меня, сняла комнату и пыталась устроить свою жизнь.
    – А ваша квартира? Квартира умершего мужа?
    – Моя квартира ей не по карману. Я давала ей половину, а она могла пожить и в коммуналке.
    Дело молодое. Соседи опять же. То с ребенком посидят, то еще чего. Ведь я права? Зачем девок баловать? Чем ей было хуже, тем скорей бы она нашла свою судьбу.
    – И долго она искала свою судьбу?
    – Н-ну... девять лет. И при этом не бедствовала. Дело молодое… То один дядечка поможет, то другой. Она и одета была, и обута, и не голодала.
    Все, как у людей…
    – Разве? Разве это называется «все, как у людей»? Простите, она не пыталась разделить с вами квартиру?
    – Со мно-ой? – Вот и прорезалась халдейка, да еще какая. Но быстро опомнилась:
    – Вы не знали мою Яночку. Чтобы она, да у родной матери… Мы жили душа в душу…
    При этом она сорочьим глазом оглядывала обстановку, пыталась шугануться то к одной комнате, то к другой. Но по взгляду Виктора я поняла, что она не должна видеть квартиры. Я считала точно так же.
    Когда она уже впрямую захотела получить что-нибудь на память от любимой доченьки, ей было сказано, что скоро перестанет ходить метро.
    – Ты видел ее сегодня в первый раз? – спросила я.
    – Нет. На свадьбе.
    – И ты не понял, кто она такая?
    – Мне показалось, что она верх благопристойности. Из простых, правда, одета крикливо, но вообще-то…
    Ох, идиот. Да у бабы же на лбу написано, кто она такая!
    – Скажи, а тебе Яна не говорила об отце Кирюши?
    – Видимо, лгала. Сказала, что раскусила его до брака и решила не выходить за него замуж.
    – И ты поверил?
    – Но Яна такая красивая. Разве таких бросают?
    Уж скорее она оставила его.
    Опять графоманская логика. Красивых не бросают, а лошади кушают овес.
    – Кому материально выгодна ее смерть?
    – Никому. Разве что Кирюше, если бы он был взрослый, а меня бы уже не было.
    – Как вы поженились?
    – Познакомились на презентации моей второй книги.
    – Кто познакомил вас? Как она там вообще появилась, с кем пришла?
    – Познакомил вроде бы мой сын. А вот с кем пришла…
    – Случайно не с Нефедовым?
    – Господь с тобой! А впрочем, что я знаю теперь?
    – Почему Яна ненавидела Нефедова?
    – А кто ж его любит!
    – Твой сын любил.
    – У Миши это с детства. Да и благодарен он был Нефедовым. Вера Алексеевна, мать Нефедова, очень любила Мишу, а потом даже организовала ему заем под первые два ларька.
    – За что же она так его любила?
    – Она говорила мне, что Миша вносил в любой дом покой и порядок.
    – Тебе не казалось, что Яна давно была знакома с Нефедовым и потому особенно не любила его?
    – При мне они никогда не общались.
    – И это не казалось тебе странным?
    – Теперь, если подумать, то да... странно…
    Плохой из Виктора был свидетель. Он ничего вокруг себя не видел, не слышал, не замечал.
    Позвонил Леха. Я рассказала ему все, что узнала от Машки, Виктора и Веры Вальдемаровны.
    – А Стальной? Как, по-твоему, что может знать Стальной? – зачастил Леха.
    – В нашем деле ничего, но про свою Машку все. Он прекрасно знал, на ком женился, потому что даже когда-то давно у него уже был принцип: не впутывать в свою судьбу хороших, пристойных женщин. Он более терпим к путанам, чем другие мужчины.
    – Да, – согласился Леха, – старые лагерники становятся либо неслыханными ханжами, либо начинают даже как-то слишком ценить людей, все равно каких людей. Ну ладно. Наше счастье, что Федорчуку не удалось поймать Виктора. Алиби безукоризненное – все время Виктор был на виду.
    Но Федорчук, садюга, все равно счастлив. Раскрыл человек глаза на жену. С бумажками, картиночками! Кстати, я сказал ему про Сову…
    – И что?
    – Он посоветовал нам с тобой проспаться.

    Утром следующего дня Виктор ушел по похоронным делам, но я успела спросить у него позволения вместе с Лехой покопаться в бумагах Яны.
    Нас интересовали старые записные книжки, просто бумажки с телефонами и визитные карточки.
    Но и тут Яна оказалась более чем аккуратна.
    В ее бумагах не было ничего лишнего. Кроме матери и Вероники – ни одного лишнего телефона.
    Только светские. Не было даже ни одной бумажки с номером, но без имени. Бедная девочка действительно хотела начать новую жизнь.
    Окончив осмотр бумаг, мы молча пили кофе.
    И вот тогда-то раздался жуткий, прямо-таки милицейский звонок, от которого мы чуть со стульев не попадали.
    Ворвалась Машка. Распатланная, кое-как одетая, вместо лица – маска гнева.
    – Все! Добились! – заорала она с порога. – А я-то, дура, не верила Яне, когда она говорила, что вы…
    – Не совсем старая дура?
    – Чего вы этим добились? Чего вы вообще добиваетесь?
    – Правды!
    – Эвала я вашу правду, слышите? Янка хотела правды – и где она теперь? Ненавижу, ненавижу, ненавижу! Влезли в семью, рассказали мужу…
    – Сядь, Маша. Твоему мужу ничего не нужно было рассказывать. Он брал тебя с открытыми глазами. Это он взял тебя, а не ты его, не надейся.
    – Да откуда вы-то знаете?
    – А что в тебе знать? Что в тебе сложного такого, чтобы я или Стальной в тебе ошиблись?
    – Но если он все знал – зачем женился?
    – Любовь зла.
    – А если я вам скажу, что люблю его? Вот такого старого, часто пьяного?
    – Он знает это. Это знают все, кто хоть разок посмотрит на вас вместе.
    Машка открыла рот и долго стояла так, ошарашенная.
    – Ладно. Говорите, что вам надо знать? Он сказал, что его мое прошлое не интересует. Но чтобы вам я сказала все…
    – Меня твое прошлое тоже не интересует. Меня интересует Сова.
    – Да не знаю я…
    – Слушай, хватит отнекиваться, как деревенщина. Руби все как есть.
    Леха сидел в темном уголку, прикинувшись фикусом. От злобы Машка его даже не видела, а потому говорила только со мной.
    – Сова – это баба. Ваших лет. Она работает при колледже, где я училась якобы на балерину, а на самом деле повышала блядскую квалификацию.
    Научилась смешивать напитки и улыбаться всей сотней зубов.
    – Что преподавала Сова?
    – Она ничего не преподавала. Просто... один раз ко мне подошел такой крутяк и сказал мне, что обо мне знает. Все прошлое. И что у меня не будет детей, и все остальное. Он знал, что жить мне негде, что комнату я снимаю и все такое. А потом…
    – Ты знала этого человека?
    – Нет. И слава Богу.
    – Как он выглядел?
    – Как красный пиджак с радиотелефоном в ухе и пейджером в жопе... пардон.
    – Что он хотел от тебя?
    – Он хотел, чтоб я вышла замуж.
    – За него?
    – Ну вот еще! За определенного человека в два раза старше меня. Я сказала, что он, видимо, с печки упал. На это он ответил, что если я еще что-нибудь вякну, то упаду не с печки, я с крутой машины на полном ходу. Я заткнулась.
    – Ну и…
    – Он сказал, что я буду посещать лучшую преподавательницу, которая из таких, как я, делает превосходных жен для богатых людей. Курсы эти очень дорогие, но я отдам, когда получится результат. И что мне оставалось делать?
    – Сколько еще девушек училось у Совы?
    – Не знаю. Уроки были частными. Да и не хотела я ничего знать, я вам не Янка. Это ей все интересно.
    – И что ж ей было интересно?
    – С тех пор, как появились вы и поймали ее на какой-то цитате, она стала приставать ко мне.
    По-еенному выходило, что дело нечисто. Она стала вычислять других девочек и вдруг однажды залепила мне такую залепуху, такую залепуху…
    – Какую?
    – Что почти все они уже вдовы, а их мужья замочены. И что после смерти мужей девочки остаются почти нищими. Так... квартира, которую не оплатить, шмотки, несколько брюликов. Она орала, что если я люблю Володю, то должна подумать вместе с ней, что творится вокруг нас.
    – Ну а ты?
    Ее лицо вдруг стало малиновым. Она, как рыба, то открывала, то закрывала рот. Мне все стало ясно.
    – Ты встретила краснопиджачника и сказала ему все, что слышала от Яны?
    – Но я люблю Володю! Я люблю Володю!
    – А самому Володе ты не могла бы рассказать?
    И не предавать подруг, и отдать дело в чьи-то разумные руки?
    – Но я люблю Володю! Люблю Володю! Он бы выгнал меня!
    – Ладно. Кончай истерику. Где мне найти Сову?
    Дрожащей ручонкой, неграмотным почерком она начертала мне на бумажке адрес колледжа.
    – Э-э, а фамилия, имя, отчество?
    – Совицкая Людмила Ивановна.
    Когда Машка ушла, воздух стал чище.
    – И ведь она любит его, – сказала я.
    – Да. Большинство именно так представляют любовь. Любит! Да она ничегошеньки о нем не знает. Разве так любят?
    – Но она молодец, хоть и испорченная. У нее еще есть шанс.
    – Однако рисковый твой приятель Стальной…
    Ладно уж, связался со шлюхой. Но чтоб с такой дурой!

    Кабинетик был уютен, как будуар. Правда, для будуара там были лишние предметы. Маленькая газовая плитка, разделочные доски, набор ножей. Все это было отодвинуто в сторонку, в нишу, не сразу бросалось в глаза. Зато в глаза бросались прекрасный письменный стол, книжные полки, уставленные классикой и учебниками иностранных языков.
    У стены между окон стояло огромное и очень точное зеркало.
    А за столом сидела... как бы это сказать... нет, не тетка, не «девушка», а скорее, дама. Лицо у нее было мягкое, подвижное, но за этим скрывались воля и ум.
    – Вы по какому поводу? – спросила она в меру интимно, в меру официально.
    Леха протянул ей свое удостоверение.
    – Мне надо было самой прийти к вам, – спокойно сказала она. – Но я не была уверена.
    – В чем?
    – В своем контингенте. Я считаю, что все, что творится вокруг них, происходит потому, что они… шлюхи. Вокруг шлюх всегда что-то не так. Это только с моей гордыней можно было взяться за такое безнадежное дело…
    – За какое «дело»?
    – Это длинная история.
    – Мы готовы выслушать самую длинную…
    – Хорошо…

История Совы

    Честно скажу, я ленива. Не во всем, но во многом.
    Я не люблю бессмысленную работу, ненужные словопрения, ненавижу вынужденное оплаченное безделье. То есть я ленива по-своему, понимаете?
    Еще в школе я умудрялась быть отличницей, тратя на домашние задания минут двадцать, не больше.
    Я просто умела слушать на уроке.
    Придя в фирму, я увидела массу злонамеренной чепухи. То терялись важные документы, то сбыт попадал в снабжение, то не было отвечено на телеграмму, приказывающую сделать что-то к шестнадцатому, в то время как пришла она восемнадцатого. Я уж не говорю о бестолочи в контрактах, грамматических ошибках, которые меняли суть дела.
    Почему-то и кем-то такая работа считается нормальной и даже творческой. А как же! Все сбиваются с ног, берут документы на дом, сплошной аврал и суды в арбитраже, которых просто не должно быть. Суд – это уже нонсенс, я так считаю.
    И вот от лени я стала налаживать свое маленькое, тихонькое бюрократическое хозяйство. Бумажка получена – на нее тут же отвечено, а сама бумажка будет храниться хоть сто лет. Разумеется, многое я делала не своими руками – зачем тогда целый штат бездельниц на высоченных каблуках, которые шляются по коридорам заводоуправления, как табун молодых кобылок? В каждом отделе можно вычислить такую бездельницу и пристроить к делу. Тем более, я вам не сказала, мой папа был главным инженером всей этой лавочки.
    Года через два я уже не работала – я играла. Никакой самый хитрый жук не мог обвести меня вокруг пальца.
    Как ни странно, но девочки и мальчики, работавшие на меня, в конце концов меня даже полюбили: я научила их ловить кайф в бумажках. Многие захотели учиться. Кстати, на юридическом.
    Мало того, они любили приходить ко мне в гости (папа разменял квартиру), пить чаи-кофеи и что покрепче, а также рассказывать о своем житье-бытье.
    Тут оговорюсь. Может, будь я покрасивее, меня бы девочки так не любили. Но я была некрасива и, на их взгляд, неопасна.
    Они спрашивали у меня совета и, если следовали ему, выигрывали. Правда, были дуры, на каких никакие резоны не действовали. И тогда я стала гадалкой. Я не говорила вам, что я аферистка? От бабушки осталась книга по гаданию, я проштудировала ее от корки до корки, а потом, сообразуясь с тем, кому я гадаю, стала корчить из себя прозорливицу.
    В моей жизни лишь одно было плохо – мне было не выйти замуж. Нет, это вовсе не значит, что никто не предлагал. Я даже жалею о некоторых отвергнутых, особенно об одном, но у меня-то не было под боком советчиц и гадалок.
    И вот появился принц, разумеется, без прописки, но с амбициями. А уж красив-то! Мы поженились, с грехом пополам переспали раза три, а потом выяснилось, что у него на стороне есть друг. Друг, а не подруга!
    Если бы не мой всесильный папа, нам с Андрюшкой всю жизнь куковать в коммуналке. Но папа дал моему так называемому мужу отступного, и больше я его не видела.
    А время шло. Подступала перестройка, которую я так приветствовала. И тут вдруг выяснилось, что я не могу адаптироваться к новой работе. Предприятие распродавали оптом и в розницу, сдавали в аренду, на территории строили колбасные цеха и так далее.
    Все это за бесценок, а я точно знала – это криминал.
    Я не могла не понимать, что все это делается нечестно, тем более что однажды и меня намеком пригласили в долю. Я испугалась так, как может только испугаться человек, все время державшийся буквы закона Тем более что родители мои здесь больше не работали, а совсем юная поросль была мне чужда и казалась даже опасной.
    Я ушла в первую же контору, куда меня пригласили. Ушла на гроши, но уверенная, что хоть там-то все чисто!
    Пока жива, не забуду унижения секонд-хэндов, экономии на трамвае и спичках. А ведь у меня еще был сын, которого надо учить Родители умерли, а мы с Андреем переехали в их квартиру, сдали свою и стали кое-как жить.
    Помните, я рассказывала о человеке, который делал мне предложение и о котором я потом жалела?
    Однажды я встретила его. Я была в старой Андрюшиной куртке, в ботах «прощай, молодость», в одной руке шесть кило дешевой картошки, в другой – литр дешевого подсолнечного масла, редька, два хвоста селедки, кофе по рублю за кило, кубики «Галина Бланка» и прочее. Он посмотрел на меня, я посмотрела на него. Больше я о нем не жалела.
    Дело не в сытости его лица и не в прекрасной одежде, дело в самодовольной ухмылке и этом: «Ну как жизнь молодая?»
    И вот тогда ко мне явился Гиндин. Когда-то мы с ним вместе работали, и он очень меня ценил. Чуть что, забегал ко мне в кабинет, иногда даже давал умные советы. Что важно – он был человек молодой и лучше разбирался в теперешней жизни.
    Вот Гиндин и предложил мне эту работу. Он, видите ли, открыл колледж барменов и официантов, но очень скоро понял, кого он набрал. Да, эти люди хорошо платили, но…
    – Понимаешь, половина этих моих шлюх все бы отдали за то, чтобы стать добропорядочными.
    Смазливы, обучабельны… Я же знаю, как ты умеешь наставлять телок на путь истинный. Не хотела бы ты вести у меня школу жен?
    – Как... жен?
    – Занятия индивидуальные. Деньги они платят исправно. На рынке проституции опять же кризис.
    А ведь из проституток получаются чудные жены.
    Бесплатные шлюхи, несмотря на их амбиции, гораздо глупее И я решилась. Мне надоело голодать, экономить на спичках, не спать ночами из-за того, что не оплачена квартира Ничего плохого в предложении Гены Гиндина не было.
    И вот я под его крылом открываю школу жен.
    Девочки приходят ко мне по одной, часто уже зная, за кого именно хотят замуж Достаточно изучить саму девицу, узнать о предполагаемом женихе – и дело сделано. Это свою жизнь я не могла устроить, с чужими получалось гораздо лучше.
    Вот и вся моя история.
    – А афоризмы?
    Почему-то этот вопрос был для меня так важен.
    – А... это., это была не моя идея. Гиндин же должен был показать, что он главный. Как я его не уговаривала, он стоял на своем. Кстати, кто-то совсем недавно звонил мне и говорил об афоризмах. Ну мол, эти афоризмы – как напялить одинаковые платья… Кто же это был? Господи, да Яночка же! Ну да, Яна. Замужем за идиотом-издателем, но любит его.
    – Когда она вам звонила? – строго и отрывисто спросил Леха.
    – Насчет афоризмов? Да месяца три назад.
    – А насчет чего другого?
    – Дня три-четыре назад.
    – Что ее интересовало?
    – Списки девочек, прошедших мою школу.
    – Зачем ей это было нужно?
    – Ей казалось кое-что подозрительным, я не дала ей списков, но многие фамилии она вычислила сама. Я отнекивалась, но вяло! Надо было идти в полную несознанку.
    – Почему?
    – Потому что в догадках Яны было что-то опасное.
    – А именно?
    – Слишком много вдов. И не богатых вдов, как должно было быть. Я и сама могла бы дополнить этот список небогатых вдов, но промолчала, испугалась за Яну. Я утешила себя тем, что богачи часто беднеют и именно за это их убивают. Неотданные долги и прочее…
    Конечно, в этом тоже был резон. Сова была права. Однако я чувствовала, что эта женщина не отмахнулась от того, что сказала ей Яна, и сейчас немного лукавит.
    – Ну а нам вы дадите этот список? – спросил Леха.
    – Разумеется. Хотя мне было бы не так страшно, если бы вы взяли его у Гиндина. Иначе…
    – Да. Понимаю.
    Мы распрощались тепло. Я понимала эту женщину, потому что судьба ее была уж слишком похожа на мою.
    – Леха, – сказала я, когда мы вышли, – можно сделать так, чтобы эту женщину не убили?
    – Выкрутится! – беспечно сказал Леха. – Она же умная.
    – Если мы почувствовали, что она не дура, то они-то тем более это знают. Ее убьют именно за это.
    Потом мы с ним зашли за Кирюхой и опять мрачно думали, что делать дальше. Вот так вот, с пустыми руками ломиться к Гиндину? Вряд ли у него в доме склад убитых бизнесменов. И тут меня осенило.
    – Леха, я понимаю, это не правильно, это нечестно по отношению к Стальному, но если мы попросим его? Нет-нет, тебя при этом не будет.
    С ним пойду я.
    – И он, по-твоему, согласится? Ты знаешь его теперешнего?
    – Нет, но…
    – Была не была, звони.
    На наше счастье Стальной оказался лома.
    – Вы теперь ненавидите меня, – вместо «здравствуйте» сказала я.
    – За что бы это? Ты хотела правду – ты ее Получила. А я эту правду знал давно.
    (Интересно, всю ли? Сказала ли Машка, что из трусости выдала Яну?) – Мне нужно с тобой поговорить.
    – Приезжай.
    – Я не одна, я с Лехой.
    – Приезжай с Лехой.
    Кирюшу пришлось оставить с соседкой, заплатив ей сотню.

    – Мы добыли адрес некоего Гиндина, который открыл колледж барменов и официанток. По образованию – юрист. И содержит еще малю-ю-сенькую школку для девочек, которые хотят выйти замуж. Ведет школку умнейшая женщина, из-за чего ей, наверное, вскоре будет грозить опасность. Если в дело влезет майор Федорчук с грязными лапами – будут еще трупы.
    – И что ты хочешь от меня, девочка?
    – Сходить со мной к Гиндину.
    – И со мной, – жестко добавил Леха.
    – Ты мент. Тебе нельзя с нами!
    – Я мент и потому пойду. Памфилов в командировке, а Федорчук где-то носится. Не нашел, не застал, не получил указаний. Отговорюсь.
    Стальной тяжело оттопырил нижнюю губу, вздохнул.
    – Как это теперь говорят: в одной команде?
    С ментом? О черт, сто лет не одалживался, но придется брать парочку амбалов у Стройного. Хоть на лестнице постоят.
    – Это нужно?
    – А ваша история не сплошная кровища?

    Сделав из трех разных телефонных автоматов три якобы несостоявшихся звонка, мы убедились, что он дома.
    – Жена в отпуске, детей нет. Если окажется какая-нибудь случайная прошмандовка – напугаем до поросячьего визга. А если в доме будут лишние мужики – те еще трусливей. Охраны он не держит, – выдал Леха сведения из своего досье.
    – Геннадий Филимонович! – прощебетала я перед дверью. – Я от Валентины Семеновны. Она поизвелась в Турции, а я как раз туда еду. Она пыталась до вас дозвониться, да и дозвонится минут через десять…
    И этот дурак открыл. А чего, собственно, бояться директору колледжа?
    Два движения, и вот мы все уже в квартире.
    Я – в стороне, Стальной и Леха шарят по карманам Гиндина на предмет оружия.
    – Ты знаешь, кто я такой?
    – Конечно, Владимир Иваныч.
    – А вот приличные люди меня не знают. И это значит, что ты неприличный. Усек?
    – Но я…
    – Леха, закрой дверь на все цепочки и держи его под шпалером. А мы тут пошустрим.
    Гиндин жил в сто раз лучше (вернее, богаче) Виктора. Все в золоте и иконах. Тоже мне, религиозная личность.
    Комнат было пять. Разумеется, с каминами, изразцами и фарфоровыми статуэтками на полках. Все это походило на выгородку голливудского фильма, только без бассейнов и фонтанов. Среди комнат находился холл, и все двери, выходившие туда, кроме одной, были открыты.
    Разумеется, мы со Стальным открыли закрытую. Это была шикарная спальня, и там кто-то спал, накрывшись с головой.
    – Это спальня, – завизжал Гиндин, – пощадите хотя бы женщину!
    – Пощадим, Геннадий Филимонович, – зловеще пообещал Стальной и сдернул одеяло с лица спящей.
    Чем-то знакомое лицо, только тупое, с отвисшей губой со свисающими слюнями. Кто же это, кто?
    Где я ее видела?
    О Господи, это была Сова! Сонная, мертвая?!
    Я стала искать пульс и нашла его.
    – – Пульс вроде бы есть…
    – Тазик и чайник воды, – приказал Стальной.
    Он усадил Сову на стул, завел ей руки за спину и приказал мне лить ей в рот воду из чайника.
    Сова вяло сопротивлялась, вода проливалась мимо, однако потихоньку-понемногу попадала в желудок и стала выдавать фонтаны рвоты.
    Через полчаса Сова порозовела, задышала. Стальной позвонил, видимо, знакомому врачу и оставил Сову в покое.
    – Что бы это значило, Геннадий Филимонович?
    – Эта женщина преследует меня… Она уже пришла такая, я хотел вызывать врача…
    – И Яночка тоже пришла к вам такая? И вы тоже хотели вызывать врача?
    – Какая Яночка? О чем вы, не знаю я никакой Яночки.
    – Знаете, Геннадий Филимонович, знаете.
    – Ну может, какую и знаю.
    – Нет, вы знаете ту, какую надо. Ведь это вы помогли ей сделаться такой чудесной женой?
    – Я многим помогал.
    – Знаем, знаем… Списочки, пожалуйста!
    – Какие списочки? У меня их нет!
    – Ну значит, они есть у госпожи Совицкой.
    – Она всегда отличалась пунктуальностью. Ведь поэтому вы решили от нее избавиться?
    Наконец явился доктор. Осмотрел Сову. Ввел пару уколов кофеина. Долго нюхал рвотную массу, будто это были розы.
    – Клофелин, – буркнул он и стал собираться. – Отлейте мне бутылочку на анализы. Ведь понадобится?
    – Да.
    – И распишитесь, когда и как мы это получили.
    Шаркая, доктор удалился.
    Мы перешептывались, решая, что делать. Вызывать начальство? Но Гиндин скажет другим то же самое, что сказал нам: ворвалась отравленная мстительная истеричка и решила устроить спектакль.
    – Садитесь, Геннадий Филимонович! Поговорим, – с тигриной вежливостью сказал Стальной. – Что это была у вас за школа вдов? И почему из богатых жен они делались нищими вдовами?
    – Да откуда вы знаете жизнь бизнесменов? Сегодня – пан, завтра – пропал.
    – И вдовы верили этому?
    – Да эти шлюхи подзаборные... да они никогда так не жили, как сейчас.
    – А может, перед тем, как замочить мужей, у них, например, брали крупные суммы под большие проценты, а потом бизнесменов мочили, а долгов отдать некому? А? Или брали у вдов взамен что-то более важное?
    – Вы были, есть и будете уголовником! У вас и мышление такое.
    – Ну у вас не хуже, вынужден польстить. Скажите-ка мне, вы всех желающих брали в школу жен?
    – Нищие нам не нужны.
    – Но Яна была нищей, Вероника была нищей…
    И вы их взяли.
    – Когда за девиц кто-то просит и платит…
    – Кто просил за мою жену?
    – Не помню.
    – Помните. И сами знаете, почему помните.
    – Его уже нет в стране.
    – А может, и вообще на земле? Ладно. Если жив – найдем. А кто платил за Веронику?
    – Какой-то кавказец.
    – Кавказец хотел женить кавказца на русской девушке? Чтобы от парня отказалась семья? Впервые слышу про такие нравы.
    – Сейчас другое время.
    – Кто платил и просил за Яну? – встряла я.
    – Сын ее будущего мужа, Михаил. Он не хотел, чтоб отец был одинок.
    – Он сам вас просил об этом?
    – Какая разница, не помню сейчас.
    – Вспомните. Еще как вспомните! Помогу вам напомнить. Ведь у людей бывают друзья. И человек может попросить друга, а? Постеснялся и попросил друга.
    – Может быть, не знаю. Не помню. А может, вообще не он.
    – Я могу вам напомнить даже фамилию. Уж не Нефедов ли это был? Он ведь такой хороший друг, наш Нефедов. Такой услужливый!
    – Что вы от меня хотите?
    – А это уж чего вы захотите. Либо сейчас Алексей звонит начальству, и вы честно-мирно ненадолго, по мелочевке подсаживаетесь в тюрьму, либо все рассказываете вот на этот магнитофон. Мы перепечатываем и ставим все подписи.
    – Да сажайте вы меня хоть куда, мне нечего бояться.
    – Вам есть чего бояться. Вы забыли, кто я такой и что будет, если я пущу на зону небольшой звон, кто вы есть и "что вы есть. Напомню про Вислоухова или Хорошайлова.
    Большего ужаса на чьем бы то ни было лице, чем сейчас на лице Гиндина, я не видела.
    – И учтите, паровозом в этом деле вы не пойдете. На то у вас голова. Но это вас не спасет, не надейтесь. Кстати, как вы так быстро узнали, что оперативник был у Совицкой?
    – Я его один раз случайно видел на обыске у соседей. Был понятым.
    – Ну так будем говорить…

Рассказ Гиндина

    Он ненавидел всех и вся. Если не говорил о ненависти, то строил планы, как ограбить банк или еще что-то такое. Я думал, что это только слова, и посмеивался над ним. Но это были не слова, это были планы, настоящие планы. А если он и злился, то лишь потому, что знал – кишка тонка выполнить такое.
    Я заражался от него ненавистью, потому что ненависть заразна. Вот все орут: мы, русские, завистливые, такие, сякие. Ну да, так получается. Если страна огромной силы и богатства не научилась опекать слабых, если каждый день меняется масть и власть, то ведь и справедливо можно обидеться: за что нам такое? Почему вор гуляет в открытую, а его баба лишь полы шубки приподнимает, чтоб в крови не испачкать. Бесстыжие богатые, злые и бесстыжие нищие. Чуть отыщется приличный человек – найдут, как от него избавиться. Кого в тюрьму, кого за границу, а кого и на тот свет. Ну да ладно, что я себя к порядочным причисляю.
    Знаешь, Стальной, ты прав. Это не моя голова выдумала школу жен. И даже не Нефедова. Озарило это, как всегда, нашего Мишку. У него голова хорошо работала, он и придумал эту школу официантов. Он мне и денег дал.
    Ну прошло полгода, он посмотрел-посмотрел на мое прозябание, да и говорит:
    – Ребята, так дела не делаются. Халдеи – дело прошлое, с них взять нечего. А не открыть ли тебе, Геночка, школу жен?
    У нас с Нефедовым просто челюсти упали.
    – Каких жен?
    – Да посмотри ты на своих голодных официанточек! Через два года их будут продавать пучок на рупь. А ты найди толкового педагога, лучше бабу, да и научи их хорошим манерам, языку, готовить прилично… Ну в постели им обучение не требуется – вот тебе и вполне, приличная жена.
    Таких будут с руками отрывать.
    Нефедов заржал, как дьявол, а я задумался.
    Ведь "Мишка всегда говорил дедо, и во всем, что он затевал, было что-то человеческое. А почему, собственно, нет?
    Бабу я нашел, и какую бабу! Если вы говорили с Совой…
    (Молчание было долгим. Нашел такую бабу, а убить не пожалел).
    …В общем, со школой жен пошло хорошо. И конечно, когда все предлагают выучить на шлюх и сдать в гарем – мы предлагаем жен. Выгодно и оригинально.
    А вот уж следующая идея принадлежала Нефедову, который, увидев халяву, быстро ко мне вписался.
    Это Нефедов предложил не просто готовить жен, как хотел Мишка, а жен по заказу. Появляется, например, заказчик и приводит телку: мне надо, чтобы она стала женой Иванова-Петрова-Сидорова. Я вначале по глупости ничего в этом не усмотрел, но все же и я не по уши оловянный. Во-первых, за обучение предлагались слишком крутые бабки, во-вторых, я все-таки юрист. Мне стало интересно, почему Сундуков платит, чтоб женить Кошелкина. Пробраться в ментовские компьютеры – пара пустых, особенно если у тебя друзья – юристы. Ну и получается, что Сундуков – это всегда враг и конкурент Кошелкина. Предположим, Сундуков считает, что Кошелкин ему должен. А тот не отдает. Тогда ищется девочка в стиле Кошелкина, становится его женой и наследницей, а дальше… Дальше шлепай ты этого Кошелкина и бери у его вдовы все. Эти девочки, хоть и втемную работали, всегда имели в своей биографии нечто такое... в общем, с ними можно было делать что угодно. Одна Вероника возникла – где теперь Вероника? Ну а Яна догадалась… насчет Вероники ничего не знаю, там она, видимо, с джигитами сцепилась. А насчет Яны… Не видел, не слышал, но точно знаю – это уже Нефедов. Некому больше. Если бы это сделал кто-то другой, была бы хоть какая-то выгода. А Нефедов мог и без выгоды, просто по злобе.
    Но это не все. Нефедов, видите ли, поделился своими планами с покойным Мишкой. Он, видимо, думал, что Мишка всегда ему уступит, всегда подчинится. Но Мишка-то был уже другой. Он уже знал цену и себе, и Нефедову. Мишку никогда не тянуло грабить банки.
    В общем, они разодрались. Это было при мне.
    Вы не знаете, как дерется Нефедов! Если бы не я да еще один случайный мужик не зашел в контору, Мишке бы уже тогда не жить.
    Ну через несколько дней Нефедов вроде как бы пошел на попятный. Может, боялся, что Мишка половину издательства у него отнимет и отцу отдаст.
    Мирились шумно, в кабаке, с поцелуями. А на следующий день Мишка поехал Москву своему семейству показать и... уснул за рулем.
    И дальше Нефедов делал со мной, что хотел.
    Без Мишки я совсем потерялся. Я учил своих телок, и учил, как выяснилось, халтурно. Просто мешал Сове. Если что – Сова ни при чем. Она работала втемную и получала копейки. Ну на наш взгляд, копейки, а для нее это были деньги.
    И вот, когда убили Веронику, а потом Яну…

    – Я не хочу больше слушать! Только без меня! – сказала я, потому что во мне проснулась тошнотная, омерзительная жалость пополам с ненавистью к этому подонку.
    – Ладно, – скривился Стальной, – допишете потом. А ты мне вот что, Геночка, скажи: кто подложил Яну дяде Вите?
    – Формально я. Я ее тогда и вообще первый раз видел. Но привел ее Нефедов! И приказал тоже он. Только он не дяде Вите хотел, а Мишке.
    – Они были знакомы? Яна с Нефедовым?
    – Да уж наверное.
    – Любовники?
    – Либо любовники, либо друзья, либо злейшие враги. Они ненавидели друг друга.
    – А почему он хотел свести ее с Мишкой? При живой-то жене?
    – Он плохо знал людей. Судил по себе. Вышвырнуть на улицу некрасивую жену – это ему понятно. Или убить.
    – Но кто кого выбрал? Яна дядю Витю или наоборот?
    – Скорее она.
    – А он?
    – Он же порядочный, перепугался ее молодости и красоты. А потом все-таки влюбился. Но это было уже без Мишки, после его смерти.
    Леха набрал свой секретный номер телефона, что-то пробурчал, долго слушал, потом тяжелым взглядом уставился на Гиндина.
    – В желудке Яны найден клофелин, как и у Совицкой.
    – Да я... да он… – заюлил Гиндин. – Он сказал, чтобы я просто усыпил ее до его прихода. Он говорил, что подкупит ее, возьмет в долю.
    – И ты поверил? – в упор посмотрел на него Леха.
    Молчание было красноречиво.
    – А теперь скажи все-таки, кто подложил мне Машку? – гнул свое Стальной.
    – Пыльный.
    – Кто-кто?
    – Пыльный. Ну он и правда пыльный. Будто два года провел под кроватью у неряхи-любовницы. Лицо серое, морщинистое, волосы серые – то ли седые, то ли такие и есть. Очень высокий, но сутулится… Да я его один раз видел… Он, вообще-то, хуже хотел тебе сделать. Он спидачку для тебя искал.
    – И что ж вы не нашли? Это ж такие бабки, а?
    – Не было у него бабок, – брякнул Гиндин, испугался, осекся, добавил:
    – Чтобы из-за какого-то мудака всю школу губить!
    – Спасибо, кума, что не насрала.
    – Ладно, – устало сказал Леха, – ему еще много писать. А я лично жрать хочу и канистру водки.
    Дезинфекции душа требует. Надо быть готовым к труду и обороне. Интересно, где сейчас Нефедов?
    – В издательстве. На глазах у всех. Коснись чего – я не я и шапка не моя. Все этот подлец Гиндин. И почерк его, Гиндина, – с угрюмой мстительностью сказал Гиндин.
    – Будем ждать здесь, – сказал Стальной и вдруг рыкнул на меня:
    – А ты отвали, чтоб духу твоего тут не было!
    Я отвалила с превеликим удовольствием.

    – А мама надолго уехала?
    Ну конечно, двенадцатилетнему мальчику нельзя знать правды. Дядя Витя думает, что так положено. Как будто через несколько дней не придется говорить эту правду.
    – Кирюша... мама ушла насовсем…
    – Она бросила нас?
    – Нет, она умерла, Кирюша…
    – Дурак ты, боцман, и шутки у тебя дурацкие! – Кирюша звонко рассмеялся, потом глянул на мое лицо. – Это... правда?
    – Кто же лжет про такие вещи?
    Нет, он не заплакал. Он просто смотрел на меня, и глаза его становились больше и больше. Первой заплакала я. И тогда до него тоже дошло. Он заплакал тихо, почти без слез.
    – Сейчас я дам тебе валерианочки, и ты поспишь.
    – А ты? Ты не уйдешь от меня? Ты будешь спать со мной?
    – Ну конечно.
    Я напоила его лекарством. Он как-то удивительно быстро погрузился в спасительный сон.
    Позвонил Женечка Свиридов. Я давно хотела у него спросить о драке с Нефедовым, и теперь вспомнила об этом.
    – Женечка, почему Нефедов напал на тебя в «Фантоме»?
    – Это длинная история…
    – Чем длинней и точней, тем лучше.
    – Приревновал, наверное.
    – Ты мне не «наверное», а точно. Как было дело. Дословно.
    – Ну один раз мы встретились с Яной в издательстве. Погода была ужасная. Грязь, вода… А Яна была в очень длинной шубе. Ну я и подогнал ей машину к самому крыльцу. Вдруг выскакивает Нефедов с таким лицом… Да вы видели его в «Фантоме».
    И начинает орать что-то типа: "А, по переулочкам Я сказал Панфилову, что ты проментовская журналистка и что лучше уж ты, чем свора дур со своими домыслами.
    У меня было много дел: Кирюша да и сам Виктор, пребывавший в растерянности. Но я должна была пойти к Нефедовым.

    Роскоши там не было, как и особого уюта. Когда-то, видимо, это считалось «ого-го», но в наше время… «Сталинская» трехкомнатная квартира, требующая ремонта.
    Взглянув на хозяйку, я поняла причины. Она, наверное, в чем-то была похожа на меня, на Сову и на многих других женщин наших лет, потерявших опору в жизни.
    Женщина, явно когда-то красивая, опрятно одетая. Лицо милое и улыбчивое, но какое-то испуганно-потерянное. Думаю, ей, как и мне, не часто хотелось выходить на улицу. Видимо, она давным-давно порвала большую половину дружб и связей и нечасто пользовалась телефоном. Волосы ее были аккуратно причесаны, но не уложены в парикмахерской. И дело не в том, что мы застали ее врасплох – просто теперь это был ее образ жизни, хотя было заметно, что раньше он был другим.
    – Это Евгения Лохматая, журналист, – назвал Леха мою девичью фамилию. – Мы позвали ее присутствовать потому, что она, что бы ни случилось, не обольет грязью вашу семью. Вы видите, она не из теперешних. Ой, простите, Женечка, это Вера Алексеевна Нефедова…
    Рукопожатие Веры Алексеевны было теплым и дружелюбным.
    – Что вас интересует? – спросила она.
    – Вообще-то, ваша семья. Ваш муж в свое время работал по культуре, а я однажды написала пьесу. Я бы хотела, чтоб вы рассказали о нем. Вдруг это поможет вашему сыну?
    Ну и врала же я. Ее муж был партийный идеологический подонок, а уж помогать младшенькому я не собиралась. Потому-то, говоря эти слова, я не посмотрела ей в глаза. Но она мне, кажется, поверила. Наверное, любила мужа.
    – Где мы можем поговорить?
    – Народу нет только в кабинете Николая Ивановича… Кофе?
    – Да, если можно.
    Кабинет Николая Ивановича! Лучше бы сказала: музей. Стены кабинета были похожи на иконостас!
    Я как-то и забыла, что в молодости Николай Нефедов был актером, потом, видимо, оказался не у дел и по комсомольской линии попал вначале в райком, потом в обком.
    Не удивительно, что стены громадной комнаты были увешаны его актерскими фотографиями в гриме разных ролей. Импозантный мужчина, но вот только сразу видно – плохой актер. Глаза лживые, позы напыщенные.
    С трудом я нашла с десяток обычных снимков, без грима (взяла один, без жены и сына). Фотографии без грима не молчали, они показывали того, кем он и был.
    Красавец-мужчина, слыхали такое? Не думаю, что он крайне переживал, когда вместо театра оказался в райкоме. Такому, как он, все равно, где развернуться. На лице так и написано: «нельзя перетрахать всех баб, но вы видите, как я к этому стремлюсь?» Как ни странно, большинство взрослых женщин на таких не клюет, разве что сами нечто в этом роде. У меня был один такой, да и подружки рассказывали. Похотливость этих красавцев часто является следствием их импотенции.
    И не физической, нет, – физическую можно преодолеть. Скорее – моральной. Женщины, если они не сопливые девчонки, чувствуют пустоту таких вот гусей. Выйти за него замуж? Да он будет спать со всеми, кроме тебя. Уводить такого от жены, если он уже женат? Нет, такого не уведешь.
    Да в случае Нефедова это было бы и невозможно – деятель. А тогда, спрашивается, что с ними делать? Выслушивать его истории о победах над женщинами, о крутых бабках (только ведь коробки конфет не подарит), о том, как он вчерась во время партийной охоты медведя влет убил, а позавчерась выпил три бутылки «Наполеона»?
    При всем своем внешнем очаровании и обаяний эти пустоголовые мужички часто попадают в опасные сексуальные ситуации. До самых низких проявлений. Предположим, покрутила баба перед ним хвостом назло своему мужу или любовнику, а он уже насиловать ее тащит. Да и вообще он все делает невпопад.
    – Вера Алексеевна, у вас была хорошая, дружная семья?
    – Да, – ответила она и покраснела.
    – Николай Иванович занимался Колей?
    – Когда мог. Он ведь был очень занят. И обком, и постоянные выезды в область. Смотры, банкеты, драмкружки, хоры, ансамбли…
    – Он брал Колю или вас с собой?
    – Меня на премьеры, а Колю... это было не принято.
    – Он был очень красивый мужчина, в него явно влюблялись женщины. Они не беспокоили вас?
    Она опять смутилась до слез.
    – Девчонки были. Ну типа ПТУ. Записочки писали.
    – Они сохранились?
    – Господь с вами! Зачем?
    – А как вы относились к этому?
    – Ну не виноват же был Коля, что он такой красивый и умный? Да еще при деньгах! И потом… – Она замялась. – Потом... он был более чем средним в смысле… Он говорил, что по природе моногам и может только со мной. Я тоже не очень пылкая женщина, и в этом смысле мы устраивали друг друга…
    Сейчас ей, видимо, вполне искренне так казалось.
    – Ну что ж, не буду вас больше беспокоить, пообщаюсь с милицией.
    Я вышла в прихожую, нашла Леху.
    – Ищите в кабинете любовные письма, записки, все что угодно в таком роде.
    – Жена сто раз могла выбросить.
    – Нет. Она сделала из кабинета музей и, хоть режь меня, вряд ли прочла хоть одно не причитающееся ей письмо. А если прочла – то одно. На второе у нее не хватило бы сил.
    Я протянула ему хозяйственные подсчеты, написанные почерком Яны.
    – Ищи этот почерк прежде всего.
    По дороге мои соображения лишь углублялись.
    Итак, девочке – 14 – 15, мужику – 37 – 38. Мужик следит за собой, холеный, хорошо одет. Да одно то, что Яна не замечала старости Виктора, .тоже кое о чем говорит. Первая любовь часто отбрасывает тень на всю последующую жизнь. Тут все очень даже сходится.
    Если я окажусь права, значит, не такая уж я идиотка и могу еще жить и мыслить.

    Ночью позвонил Леха.
    – Ты была права!
    – В чем?
    – Ну в письмах. Он их копил. За всю свою жизнь я не прочитал столько пошлостей, непристойностей и чепухи. И все якобы о любви. Он перевязывал их ленточками разных цветов, клал между ними цветики и лаванду. Он был просто маньяк. Ну вот чтобы так носиться с таким дерьмом и в своем родном доме хранить такое… Жена, видимо, совсем отмороженная…
    – Просто я знаю тысячи примеров, когда женщины именно так любят мужей и детей. Но все это лирика. Есть письма от Яны?
    – Есть. Одно.
    – Читай.
    – «Если ты думаешь, что Кирюха твой сын, то глубоко заблуждаешься. Когда ты отрубился, я была еще с Рубахиным и Чураковым. Блюди эту бумажку как документ и посмей только тронуть мою мать. Ведь на суде она может сказать такое, чего нормальному человеку и не приснится. И даже я не смогу ее остановить. Я».
    – Значит, узнав о рождении ребенка, он еще пытался мстить Яне и ее матери! – завопила я.
    – Обычное дело.
    – Будешь проверять Рубахина и Чуракова?
    – Положено, конечно, но зуб даю, что они тут ни при чем.
    Как выяснилось, Рубахину в то время было 62 и он был похож на плохо одетого борова, а Чураков был непьющий-некурящий и никогда не принимал участия в саунных оргиях.
    – А любовных писем от Яны вы не нашли?
    – Что же, он совсем дурак? Конечно нет. Как только появился ребенок, он их тут же уничтожил.
    Оставил только свою оправдаловку.
    – А у других девиц были намеки на беременность?
    – Зачем он будет хранить такие письма?
    Действительно, зачем?

    Мы с Виктором сидели и составляли список, кого официально пригласить на похороны. Он, следуя своему стереотипу, спутал похороны с презентацией, а потому я взяла дело в свои руки. Пришлось, правда, позвонить Вере Вальдемаровне и узнать о родственниках.
    У Яны были две двоюродные сестры с мужьями и детьми, тетка – безработный инженер, две школьные подруги. Виктор очень удивился, когда я слишком подробно расспрашивала про родственниц и подруг.
    – Ну зачем тебе рост и объем груди этой самой Тани?
    – А ты хочешь, чтобы Вера торговала вещами твоей жены?
    Он понял и сник.
    Вера явилась накануне похорон, но была помещена в мою комнату. Я спала у Кирюши, а комнату и спальню Яны закрыли на ключ. В конце концов Вера не выдержала:
    – Это все вы! Вы! Он бы сам не догадался запирать двери перед родной матерью.
    – Так положено, Вера Вальдемаровна, – солгала я.
    И эта дура поверила.
    – А как мы будем делить все, что осталось от Яночки? – не унималась она.
    – Уже поделено.
    – Но я мать... я должна…
    – Да. Вы были ей должны. И много. И отдавать долги начнете завтра же. Если вы устроите сцену с воплями, я прослежу, чтоб вас изолировали.
    Да, я была чудовищно жестока. В жизни от себя этого не ожидала. Такие, как Вера, всю жизнь обворовывали, обманывали, оскорбляли и ненавидели меня. Но я мстила не за это. С Беатрисой я вела бы себя абсолютно иначе хотя бы потому, что знала – Беатриса любит дочь. А эта сука свою дочь ненавидела.
    Во время похорон шел мягкий, светлый дождичек. Говорят, покойнику легче уходить под такой дождь. Слов было мало, но многие искренне плакали. Только я не плакала – горе лежало на мне камнем, который как будто не пропускал воду. Не плакала и стоящая рядом со мной Сова. Думаю, по тем же причинам.
    Поминки были тихими – Вера Вальдемаровна сцены не устроила. Потом шофер Стального почтительно отвез ее домой. Я раздала подругам и родственникам тюки с вещами. Я знала, что Яна была бы довольна таким моим поступком.
    Наконец мы остались с Виктором вдвоем. Кирюша спал. Я стояла у раковины и мыла грязную посуду.
    – Но как я теперь буду жить? – спрашивал без конца Виктор.
    – Вначале будет больно. Очень больно. Я знаю по себе. Поэтому надо заняться делом – ведь теперь у тебя целое издательство.
    – А если б Яночка не догадалась и не предприняла каких-то шагов, то убили бы меня и издательство перешло бы к Нефедову?
    – У вас был такой контракт?
    – Да. Издательство неделимо. Так значит, она… она умерла вместо меня?
    – Витя, ну нельзя же так! Каждый из нас умирает из-за кого-то.
    – Машка вряд ли бы умерла за Володю!
    – Она пыталась перехитрить судьбу. Она думала, можно иначе.
    – А разве нельзя было Яне иначе? Она могла бы поговорить…
    – С кем? С тобой?
    Он тяжело опустил голову, потом пробубнил:
    – Ну хотя бы с тобой.
    – Она была благородна, как ты этого не понял!
    Она не хотела никого втягивать в историю, пахнущую кровью!
    Он долго думал и вдруг бешено завопил:
    – И я ничего в ней не понимал! Я ничего в ней не понимал!

Эпилог

    Суд произошел лишь через семь месяцев.
    Ничего омерзительнее этого суда я не видала.
    Фигурантов было много – и один отвратительнее другого. Милиция поработала и вычислила многих заказчиков, подставлявших девушек к определенному бизнесмену. (Стальной только досадовал, что не нашли Пыльного, сосватавшего ему Машку, про которого он ничего не мог вспомнить.) С Машкой он не развелся, что, по-моему, говорит в его пользу.
    Она меньше стала мелькать на презентациях и, кажется, чуть удлинила юбки.
    Нефедов сидел на скамье подсудимых один, отдельно от подельников. И это понятно – ведь он мог пришить кого-нибудь прямо в зале суда, руками.
    Я бы лично, для безопасности публики, надела на него пластиковый скафандр. Уж больно он плевался, когда говорил, а слюна его, я думаю, была ядовитой.
    После суда Виктор сказал мне, что он не может понять этой жизни, что только умная женщина вроде меня…
    В общем, он предложил мне выйти за него замуж.
    – Замуж, это когда вместе спят? – грубо спросила я.
    – Если не хочешь, я ни разу даже не подойду к дверям твоей спальни Я была моложе Виктора на десять лет, да и здоровей. Я была моложе Веры. Значит, в случае чего Кирюша остался бы при мне. Именно этого я и хотела.
    Я взяла Виктора под руку, как берут жены, и успела сделать это вовремя – он уже занес свой лакированный ботинок над открытым люком.
    – Поживем – увидим.

    На этом я могла бы закончить свою историю. Но обязательного рассказа требует дальнейшая судьба Лехи, которого вымели из ментярни, приписав ему страшный проступок – добывание у терпил нужных сведений с помощью известного, хоть и отошедшего от дел Владимира Стального. (По настоящей фамилии его не называл никто).
    Леха было поактерничал, попьянствовал, но Света быстро привела его в норму.

    А ведь у нас еще была другая история, и однажды вечерком мы собрались в нашем доме и послушали, как Леха ловил Громова. Этот эпилог будет длинным, но, сдается мне, нескучным.
    Да пускай сам Леха и говорит. Если чуть углубится в характеры других людей – простите его, он все-таки актер и привык по выражению лица понимать, кто и с какими мыслями стоит напротив.

    За двое суток, что Сакен провел в чужой квартире у окна с биноклем, он дважды видел человека, напавшего на него на станции Лижма. Человек этот дважды входил в парадную, где жил Громов. Случайное совпадение? Ну уж нет. Все, что Сакен знал о Громове, не так уж противоречило теперешнему открытию… Кто такой Громов? Под ельник, с которым они спонтанно провернули очень крупное дельце. Под видом спасения алмазов родины они хорошо наварились на алмазах, предназначенных совсем не для родины.
    Почему в той ситуации Громов: встал на его сторону, а не на сторону Пташука? Скорее всего потому, что Пташук был преступником по группе крови, и Громов знал этот тип, знал, что с такими не связываются. Всю свою сознательную жизнь Громов провел в углах и закоулках великой родины, которую нельзя обвинить в том, что она балует своих детей. В мире Громова каждый второй, если не больше, был зеком или вот-вот им станет, а если не станет, то только случайно.
    К алмазам, золоту, пушнине, – красной рыбе и черной икре тянуло сильных и способных... способных на многое. И сам Сакен приехал на прииски уже готовым ко многому. Ему надоело хоронить своих товарищей художников, загубленных либо пьянством, либо психлечебницами. Еще больше ему надоело наблюдать их творческую смерть еще при жизни. Сакен понимал, что талант и тем более гений должны быть живучи, но практика подсказывала обратное.
    Талант, повышенное чувство собственного достоинства, гражданское самосознание, правдивость – разве с этим живут в стране, где всегда царит «чувство глубокого удовлетворения» и «единодушные овации». И этой стране наплевать, что повесился один, заперли в психушку другого, спился третий и сел в тюрьму за тунеядство четвертый. Ненавидя властвующих коммунистов и коммунистический режим, Сакен понимал, что он-то сам плоть от плоти этой системы. Коммунистам иногда удавалось воспитать героев, поверивших в их громогласные принципы. Эти герои шли с одной гранатой на колонну танков, не называли при допросе даже собственного имени, затыкали своим телом прорвавшуюся плотину и совершали еще массу подобных подвигов, ни с чем не сообразных и ни на что не похожих. Сакен верил, что человек человеку друг и брат, что все народы великой страны счастливы в этом интернационале… Верил потому, что оказался глупцом?
    Нет! В том мире, где с детства существовал Сакен, все так и было. Странно представить художника или поэта, которые назвали бы его, Сакена, «узкопленочным», а какого-нибудь, например, грузина – черножопым. Он легко мог путешествовать по всей огромной стране, а в поисках ночлега и пищи подойти к первому же человеку с мольбертом.
    Провозглашая интернационализм, коммунисты его разваливали. Даже самому глупому русскому царю не приходило в голову переселять народы, рушить церкви и мечети и снимать паранджу с восточных женщин.
    Лишь худшие представители каждого народа поднимали руку на святыни своего же народа, чтобы потом встать во главе этого народа. И встали.
    Элита!
    Простые люди, как и интеллигенция, прекрасно сосуществовали в этом большом мире, дружили, женились, торговали, ездили в гости. И вот в один прекрасный миг будто кто-то сказал: «Замри» – и каждый прирос к своему месту. И пекарь дядя Ваня в Алма-Ате превратился в «русскоязычного», а торговец киндзой на питерском базаре стал почему-то «хачиком», хоть все знали, что он Зураб.
    Сакен печально перезванивался с товарищами по СХШ и академии и слышал лишь одно: плохо, пока не приезжай, они опять начали все сначала, мы не успели и опомниться, как почему-то превратились в «бывших». А «новые» – они совсем не новые. Те же секретари обкомов и особенно подлая и назойливая «комса».
    Сакену было жалко потерять ту большую Россию, тем более жалко, что вычленить свою национальность он не мог. Корейцы, казахи, азербайджанцы, украинцы, русские – все это было у него в крови. И он не стал разбираться с собственной национальностью и искать свои корни. Он был художник. Может быть, не очень хороший художник.
    Но он умел видеть и различать хороших и не завидовать им. И если подлая «комса» делает на чем-то свои грязные деньги, то Сакен тоже попытается, чем он хуже… Вот так он попал на прииски.
    Поведение Громова под дулом пистолета Пташука очень обрадовало Сакена и не очень-то удивило.
    Громов был все-таки таежный летчик. Это его возвеличило и это же, наверное, погубило. Важно, что в тот момент Громов выбрал его, Сакена. Мало того, он знал, что начальник прииска и его шестерки приговорили Сакена, подставили. Алмазы, украденные Пташуком, они поделили без проблем. Другое дело – деньги, они были им нужны для разных целей. Напрасно Сакен уговаривал Громова вложить их в дело, сделать большие деньги, а потом тихонечко и ненавязчиво работать действительно на защиту национального достояния.
    Но Громов был сам с усам. Авантюрный, невежественный во всем, кроме своего ломаного-переломанного самолета. Он, конечно же, захотел шампанского и девочек. Шампанское отдавало сивухой, а девочкой оказалась Розалия. Да и та в ужасе кинулась от него к Сакену, а тот по дурости…
    А вот это уже глупо – жалеть о том, что не переменится. Сакен любил слабых и неумных женщин, жалость говорила в нем сильнее секса, впрочем, может, такая у него была извращенная сексуальность: любить женщин, загнавших себя в тупик и никому, кроме него, не нужных. И не увел бы он Розалию от Громова, если бы Громов хотел ее удержать.
    Сакен легко женился на Розалии (Тусеньке).
    Почти так же легко с ней расстался, потому что, получив в руки живые деньги, эта маленькая мышка-норушка враз оказалась на коне. Сакен уже не был ей нужен, он, скорей, больше смущал ее. При ее смазливости, деловитости и деньгах она найдет себе что-нибудь более подходящее.
    Чуть не прозевал! Розалия с сыном и Громовым вышли из парадной. Надо же! Как красиво смотрятся: папа, высокий и плечистый, хорошенькая расфуфыренная мамочка, а посередке – счастливое дитя.
    Нет, Роза все-таки не дура! Ни взгляда не кинула по сторонам, будто и не знает, что за одним из окон – Сакен.
    «До-ре-ми-до-ре-до!» – прозвонил дверной звонок.
    Сакен неторопливо прошел в прихожую. Открыл.
    – Какого черта ты не спрашиваешь, кто за дверью! – завопил я.
    – Привет, старик. Громов только что вышел вместе с Розалией и Димкой. Все вдет как надо.
    Он проводит Розалию до Сереги… Серега у нас нынче за младшего братишку, а потом Роза вернется сюда и все расскажет.
    Я посмотрел на него, как на больного, что даже доставило Сакену удовольствие.
    – Ты что…, ввел ее в курс дела?
    – Да.
    – И ты ни на секунду не допускаешь, что сейчас они пойдут не к Сереге, а потом кто-нибудь войдет в эту квартиру и тихо отправит тебя на тот свет?
    – Ради Громова Роза на такое не способна. Это я тебе как сыщику говорю. А по-человечески... она была моей женой, и у нас есть сын.
    – А то, что ты пока еще ее муж и после твоей смерти у нее будут миллионы…
    – Леха, это не Дикий Запад. Это Роза с Медвежьегорска. Этаж в «хрущобе» – это то, что ей надо. Она и сейчас считает себя богаче Креза.
    – Ты и про Громова говорил…
    – Но мы ж еще не доказали, старик, а?
    – Ладно. Рассказывай, что было в Лижме.
    – Да так... стоял, смотрел в окно. Одновременно с поездом к станции подошла машина. Из нее вышел мужик в спортивном костюме и тапках без задников. Согласись, это было странно. И это было бы очень умно, если бы я не заметил, как он подъехал. Номер вагона он знал – я всегда езжу в пятом. И подошел он ко мне очень не сразу. От него пахло водкой. Не перегаром, а живой водкой.
    Явно не пил, а просто вылил на себя немного. Ныл, что опаздывает. Как-то получилось, что собеседником выбрал меня. Потом речь зашла о том, что не нанять ли нам машину до Петрозаводска. Я сказал, что пустой, как барабан. Он великодушно предложил подбросить для компании. Ну тут встрял еще один пассажир и стал набиваться нам в компанию.
    Наш киллер оказался очень нервным и обозвал собеседника козлом. Парень, на счастье киллера, оказался наивным и на козла обиделся не по всей программе… Ну а тут меня подвело чувство юмора.
    Я усмехнулся, и этот зеленка понял, что я все понял. Я забыл, какие сейчас бывают отморозки, и уж никак не думал, что он посмеет вот так, прилюдно… Но по его глазам я понял, что он решился… И тут немного ударился в панику. Вначале нашел глазами Наину, потом… Господи, бывает же, буквально в десятке метров увидал капитана Серегу с другом Петей. Крикнул им. Ну отморозок пырнул меня от души…
    – Куда?! – как бешеный заорал я.
    Сакен, продлевая удовольствие, спокойно ответил:
    – Куда-куда, в брюхо. Так что учти на будущее – я покойник. – Потом весело рассмеялся. – Я все-таки надел на себя ту штучку, которую ты рекомендовал. Уже в вагоне. Мне, видишь ли, показалось, что в вагоне едут те люди, с которыми мы не поладили на Онеге. Вряд ли бы они меня узнали, но береженого Бог бережет.
    – И Роза…
    – И Роза приехала к Громову, чтобы забрать ребенка на похороны папочки.
    – А вдруг он бы захотел поехать с ней?
    – Она наплела, что день неизвестен, а похороны в Питере. Мол, потом даст телеграмму.
    – Ты думаешь, она смогла так соврать? Чтоб комар носа не подточил?
    – Если ей надо, она может соврать все что угодно.
    – А тебе никогда не приходило в голову, что Роза любит его? И из вас двоих выберет его?
    – Знаешь, Леха… – Сакен задумался грустно, потом, словно вспомнив кое-что, сказал:
    – Знаешь, Леха… Все эти слова… «любит»… «любовь», «ненависть». Все эти слова для детей, столичных деятелей вроде нас с тобой и для любителей кинематографа. Это в Питере, попав к Алину компанию, Роза трещала с бабами про любовь.
    А на самом деле она жила среди пьяни, рвани, зеков и отморозков. Жила там, потому что любила деньги и хотела быть «как все». А все покупают вещи и не травятся от несчастной любви. Она и мне пыталась уже после развода вешать лапшу на уши, что у них с Громовым амуры. Но это были враки.
    – А вдруг не враки?
    – Вот бедный Громов тоже понадеялся, что это не враки. Потому он и решил отстрелить меня и заодно стать хозяином моих денег.
    Вроде бы Сакен говорил то, что думал, но какой-то частью своей души все же сомневался, правильны ли его домыслы и выкладки. Он же помнил тот разговор со мной, когда я заподозрил Громова.
    Сакен тогда на все сто процентов был уверен, что Громов не поднимет руку на того, кого однажды спас. Это был общечеловеческий закон. И это был закон для Громова, того Громова, нищего, веселого, красивого, сильного. Да Сакен был жалким азиатским сморчком рядом с тем Громовым.
    Что-то такое ему вспомнилось, какой-то разговор то ли с Алей, то ли с Егором или со мной. А может, мы разговаривали между собой. И какой-то термин... ах да… «групповые люди». Видимо, наша компания выработала термин для обозначения тех, кто подчиняется закону: «какова власть – такова масть». И свои пороки они несут как знамя, знамя " современности. И вот индивидуалист Громов оказался таким групповым человеком, а интернационалист и коллективист Сакен групповым не был. Все же не был, несмотря ни на что.
    Что же касается Розы… Что ж... для друзей и знакомых Сакена она была жирной наживкой, только ленивый не посмеялся бы над ней и не пнул ее походя. Однако никто из них не оценил ее тихого ухода, того, что она рванула когти из Питера, прекрасно понимая, что там она – чужая. Какие бы глупости ни болтала Роза, вела она себя весьма трезво и правильно. Она поняла, что выиграть свою жизнь сможет только на своей территории. Кроме того, она первая угадала, что Громовых уже два – прежний н теперешний.
    «До-ре-ми-до-ре-до!» – пропел звонок.
    Я достал пушку и пошел к дверям. Сакену почему-то стало безумно смешно.
    – Это прачечная? – раздался из-за двери голос Розы.
    – ..уячечная, – ответил я и с пушкой наголо открыл дверь.
    Разумеется, Роза была одна.
    Сакен почувствовал, что его отпустило.
    Что же, он теперь всегда будет так радоваться, если его не предадут? Но тугда надо поклясться, что и сам никого не предашь.
    Розалинда была шикарна и просто упивалась ролью шпионки из американского комикса.
    – Мальчики! – с порога заговорила она. – Вы ни за что не поверите, но он чуть не изнасиловал меня прямо при ребенке. Ну прям с ходу чуть не завалил!
    – А ты чего ж растерялась? – подначил я.
    Розалинда сделала умное лицо, которое почему-то было самым глупым в ее мимическом арсенале.
    – Ну как ты можешь, Алексей! Я ж понимала, что это нельзя… А с другой стороны, я понимала, что ни в коем случае не должна показать ему, что он мне до фонаря. Я ведь вдова и приехала за ребенком. Я даже пару слез выдавила.
    – Розина, ближе к телу. Как он себя вел и что говорил? – опять пришлось прервать ее мне.
    – Но я же и говорю… Он набросился на меня.
    – Да любит он тебя, любит до смерти! – заорал я.
    – Дай мне сказать, или я обижусь. Насчет любви обратись в бюро сексуальных услуг. Дело в том, что до этого он ко мне никакой любви не проявлял.
    – А ты, Розанна?
    Она потупилась, потом по-дурацки хихикнула:
    – Я его провоцировала. Женщина никогда не может примириться с тем, что бывший любовник ее разлюбил. А он прикидывался шлангом.
    – Но как же он вдруг так резко сменил манеру поведения? – спросил Сакен.
    – Знаешь, Сакен, я постоянно слышу, что я дура. Так говорят или думают. Но я-то чувствую.
    Он не исключение, он тоже считает меня дурочкой из переулочка. И уж в чем уверена, так это в том, что он всерьез воспринял мои авансы. Но тогда ему это было не нужно, потому что он все просаживал на одну малолетку. Одна моя знакомая, я ей из Парижа презервативы привозила, почему не услужить человеку, они такие с усиками. Она в кабаке работает, у нее еще такой итальянский тип лица и пудель, королевский, с медалями…
    – О Роз-Мари!
    – Ну я и говорю, что люблю услужить человеку. А она в кабаке работает, да вот в этом… Ой, не высовывайтесь из окна, могут увидеть… И вот она, ее Манон зовут. Вообще-то она Машка. Так вот Машка мне сказала, что малолетка крутая, вроде как чья-то дочка, забыла чья. У нее два бультерьера прямо из норвежской таможни куплено, и она на Громова запала. Для малолетки он самое то.
    Я это давно знала.
    – А зачем же авансы выдавала? – не выдержал ее трескотни Сакен.
    – Для скрепления дружбы. Я ведь серьезно считала его своим другом. Твоим и своим. Я ведь все-таки к нему Димку отправила. Он мне первый в голову пришел. А тебе разве нет?
    – Мне тоже, – угрюмо согласился Сакен.
    – А получилось мимо кассы! – весело-азартно воскликнула Розалия.
    – Розина! Отвечай на вопросы и не части, – умерил я ее веселье. – Как по-твоему, Громов мог на тебя наехать? Он знает, сколько у тебя денег и по силам ли тебе…
    – Я перед ним никогда не хвастала, если ты это имеешь в виду. Но мою деловую хватку он знает. И еще он знает, что Сакен порядочный человек и меня в беде не оставит. А уж Сакена-то он считает миллиардером, или даже этим... триллионщиком… В чужих руках толще…
    – Был ли у тебя разговор с ним о наезде? Сакена убили, но наезд ведь никуда не делся. Ты не забыла, что тебя должно это по-прежнему волновать?
    – Ах-ах-ах! Я совсем уже идиотка. Больше одной мысли в башке не удержу! Конечно, говорила о наезде. Ныла, что мне не заплатить, а наследство когда еще получу…
    – Что он сказал на это?
    – Он сказал, что я должна убеждать их, ну тех, которые звонят мне, что я расплачусь, но потом.
    Или даже вообще соврать, что со смертью Сакена я осталась нищая.
    – Он всерьез тебе такое предлагал?
    – Ну я же дурочка! Чего меня стесняться!
    – А ты не переиграла в дурочку?
    – Не волнуйтесь. Я дала ему понять, что у Сакена есть специальный человек, который найдет потерянные деньги, что этот человек знает, где деньги. И что я их уж лучше отдам.
    – И что он на это?
    – Как-то невнятно. То ли не поверил, что после смерти Сакена кто-то будет искать деньги, то ли… эта идея себя исчерпала. Усмехнулся так, правда, будто шибко умный… А может, подумал, что возьмет и выкуп и меня со всем остальным в придачу.
    Он прям рычал от страсти.
    – Розетта! Думай, думай, думай! А вдруг наехал не он? Вдруг наехал кто-то другой, а когда Громов узнал, что Сакена обокрали, этот наезд дал ему идею поджениться на тебе и…
    – Алексис! Теперь ты говоришь глупости! Зачем ему вдова, которую кто-то уже взял за жопу? Пардон, если что не так! Зачем ему "чужая головная боль? Он не рыцарь и не сумасшедший. Он промотался. Ему любой ценой нужны деньги, ему теперь всегда будет мало, ты понимаешь? Он наехал, а деньги украли. Когда он узнал, что денег нет, то решил достать их любым способом. Ну не пойдет же он на шармачка грабить на большую дорогу, когда у него есть богатый друг? И друг этот прется прямо к нему в лапы.
    Логика Розы была железной. Оставалось только ловить Громова. Ловить? Но зачем? К счастью, он никого пока не убил, а намерения ненаказуемы. Мы просто элегантно явимся к нему и покажем, что тоже не пальцем сделаны. Остается только хихикать и потирать ручки.
    Но ни Сакен, ни даже Роза особой радости не проявляли. Ловить друзей, даже бывших…
    – Никогда бы не подумала на Громова. Ведь он такой мужик... именно мужик, а не… Нет, подлость для такого мужика…
    Роза говорила пошлости. У нее в башке эти «летчики-пилоты, бомбы-пулеметы». Удивительно, но ее поддержал Сакен.
    – Он всегда был такой естественный, такой природный человек…
    Меньше всего я хочу слушать про настоящих мужчин с их природными инстинктами. Я всю жизнь проработал среди мужиков, которых романтическая группа населения считает солью земли. И я в конце концов разобрался в играх, в которые они играют.
    Наверное, надо было быть таким дураком, как я, чтобы так поздно разобраться в этих играх. Они стары как сама природа.
    Есть стадо. Или, если хотите, социум. Есть сильные, с резко выделенными первичными половыми признаками особи. Социально агрессивны, сексуально возбудимы и прожорливы. Обычно один из них побивает все рекорды агрессии, сексуальности и прожорливости. Он и становится вожаком. В устойчивом социуме, без революций и потрясений, вожаки даже могут умереть собственной смертью. Но это бывает редко, потому что другие агрессоры не хотят упустить своего. Имя их – легион, поэтому кто-то назвал этот слишком мужской тип легионерским. При всякой возможности легионеры сводят счеты друг с другом либо убивают, либо делят сферы влияния, образовывая при каждом удобном случае партии, банды, группы и группировки.
    Легионеры жили бы совсем недолго, если бы не существовал еще один тип мужчин – кукловоды, серые кардиналы Эти сублимируют секс, страх и голод в единую, неугасимую страсть властвовать.
    Они умнее, а потому власть им нужна реальная, не внешняя и кажущаяся, какой довольствуются легионеры. Эти могут пережить многих.
    Кукловодов подпирают всякого рода предатели, стукачи и шпионы. Вот уж последние никогда не остаются без дела. И только потому, что надо же жрать, пить и трахаться, они терпят остальных.
    Тех, кого они называют народом, но кто на самом деле является созидателями.
    И не дай Бог народу, будь он пахарь или интеллигент, столяр или художник, лезть в дела верхушки. Не то чтобы его уничтожат – он сам уничтожит себя, впутавшись не в свое дело. Он придет к ним с разборками, сжимая под мышкой коробку с шахматами, а увидит перед собой какого-нибудь кикбоксера в исходной позиции. А уж потом он всю жизнь будет кричать, что это несправедливо, не по правилам. Почему же? Это по их правилам.
    В моей жизни было очень много знакомых легионеров: и тех, кто поставлен кардиналами защищать закон, и тех, кто не признает закона. И ни от кого из них я не слыхал про справедливость и правила, потому что легионерам нужна лишь победа любой ценой.
    Я остался один на один против множества разъяренных мужчин, играющих в свои мужские легионерские игры. Это была не моя игра Наверное, были там и другие люди, но я был новичок, а потому никто не встал на мою сторону.
    Потом, через много лет, я бывал с некоторыми из этих людей на совместных заданиях, в крутых переплетах и не скажу, что они подставляли меня под пули или трусили. Может быть, физиологического бесстрашия в них гораздо больше, чем во мне, но я знаю: коснется дело совести, жалости, сочувствия – не жди. От них – не жди.
    Впрочем, я нашел компромисс. Я стал безотказной палочкой-выручалочкой. Меня стали отправлять в командировки туда, где я был совершенно не нужен. После каждой такой поездки бухгалтерша находила, что я превысил лимит (жил не в той гостинице, ехал не на том поезде и т.д.). Ребята помоложе, которые поначалу так любили слушать мои анекдоты, ради чего даже готовы были поить на халяву, кидались при виде меня врассыпную. Я оказался в ауте: без денег (бесконечные вычеты из зарплаты), без друзей на работе, без воздуха.
    Лишь один старый спившийся капитан, такой же аутсайдер, однажды предложил мне поехать поработать на Север, где служил его дружок и куда звали самого капитана.
    – Я старый конченый человек, – сказал он мне, – мне надо было уезжать тогда, когда со мной случилось то, что с тобой сейчас.
    И я уехал. Там, на Севере, я позволил матросикам расправиться с маньяком. Наверное, ничего хорошего в этом нет. Не будь у меня моей истории, я бы так не поступил…

    Увидел Громова я очень не скоро. Сакен успел уснуть (просидел всю ночь и весь день с биноклем у окна), Роза успела приготовить обед. Я тоже успел написать свои доморощенные выкладки о мужественных мужчинах. Все гораздо сложнее, конечно, но вычеркивать не буду. Пусть лучше будет лишняя писанина, чем забыть что-то охватить и не назвать. К моменту последующих событий предыдущие должны быть названы, это важно.
    Итак, я увидел Громова. Теперь, когда я уже видел его долго и в упор, мне легче описать это чудо явное.
    Это большой, но ловко скроенный мужик с довольно крупными мужскими чертами лица. Такие нравятся женщинам и не вызывают раздражения у мужчин.
    Но что он с собой сделал! Во-первых, волосы у него были уложены и, как я узнал потом, завиты.
    Виски подбриты. Интересно, он хотел выглядеть интеллигентнее, увеличивая таким образом свой низкий мужицкий лоб? Добавлю, что его ногти были обработаны в парикмахерской и покрыты бесцветным лаком. Говорят, на Западе это дело обычное, но нам пока не привилось.
    Наверное, в этом нет ничего плохого, только мне такой Громов был смешон. Интересно, на кого была рассчитана такая забота о собственной внешности?
    Впрочем, все это я узнал позже.
    Итак, Громов прошел по двору к своему подъезду.
    Пока мы судили-рядили, как именно, в каком порядке и с какими словами навестим его, он снова вышел на улицу. Разумеется, я не мог отказаться от того, чтобы немножко за ним не последить. Громов завитой и с маникюром был немного неожиданным для меня, а потому опять пропала уверенность, что мы все правильно о нем поняли. Разумеется, со мной был экспроприированный на Онеге, а потом у Ирины револьвер, а также, на всякий случай, и пропущенный через принтер портрет нашего долбанного киллера, сделанный Сакеном. В крайнем случае я мог прикинуться ментом, а при надобности – ментом ссученным, во что нынче скорее поверят, Был вечер, а потому путь Громова оказался недолгим – до кабака.
    Я часто бывал в Петрозаводске, хорошо знал его и любил. По-моему, это один из самых пристойных наших городов. Дело не в том, что теперь это столица Карелии, он и раньше не был таким озлобленно-провинциальным, как, например, огромный и страшный Челябинск или какой-нибудь помпезный неприличный Сочи.
    Может быть, дело в людях? В родной милиции, в университете, в библиотеках – везде встречаешь знакомых, потому что многие учились в Питере.
    Сейчас бы встретить. Кабаки Петрозаводска я тоже знал по парочке операций, и они не вызывали у меня того изумления, которое обычно вызывают даже питерские кабаки.
    Но Громов шел в неизвестную мне точку общепита и гульбы. Очевидно, эту «Калифорнию» открыли те, кто выбирает «пепси» и прокладки с крылышками. Почему на севере России должно находиться то, что находится на юге Америки, – мне неизвестно. Но остается сказать пошлость – красиво жить не запретишь!
    Вместо дядьки-швейцара в дверях стояли юные качки, посредством «Стиморола» на ходу избавляющиеся от кариеса. (Жуйте, ребята, здоровые зубы выбивать приятнее.) Мимо них я прошел спокойно, не дергаясь. Я должен был уметь проходить в кабаки даже тогда, когда на улицах стояла целая толпа, желающая туда попасть, а уж теперь-то!
    Но вот ведь что! Народу в «Калифорнии» было совсем не мало То ли это дешевый кабак, то ли здесь собирается вся, как теперь говорят, элита.
    (Элита политического мира, элита творческого, элита преступников, элита отморозков и т.д.).
    Мне во что бы то ни стало надо было подсесть поближе к Громову. Там, рядом с тем столиком, за который он сел, был свободный, но я не знал, как принято в этом кабаке, а поэтому остановился в дверях.
    И тут же ко мне подлетела шикарная девица в мини-юбке с какой-то надписью на лацкане длинного пиджака.
    – Здравствуйте! – улыбнулась она мне как родному другу. – Спасибо, что пришли. Вы один?
    – Я из Питера, проездом…
    – Не скучаете? – после улыбки номер один – улыбочка номер два.
    Ах ты ж моя дорогая! Раньше я таких девочек в петрозаводских кабаках не встречал. Они не раскатывались с приветом, но и не ухмылялись так скабрезно.
    – А вы? Вы не посидите со мной? – пошел я болтать, чтоб молчание не выдало меня.
    – Может быть… – загадочно сказала она. – Где бы вы хотели сесть?
    – Вон там, у окошечка… – Я показал на вожделенный столик.
    Она что-то посчитала в уме и решила пойти у меня на поводу.
    Я выбрал место впритык к столику Громова, но спиной к нему – нечего мозолить лишний раз глаза. Вместе с тем я мог спокойно оборачиваться, потому что за моей спиной была пустая пока эстрада.
    Громов был не один. Вместе с ним сидела парочка младых недопесков, прожигателей жизни: девица в жутких металлических колготках и с ней красный пиджак. Красный пиджак годился Громову в младшие сыновья, но был с ним на «ты» и даже посматривал свысока. Это чувствовалось по тону.
    Девицу звали Нелли. Казалось бы, имя как имя, но мои объекты произносили его так вычурно-нараспев, так громко и ненатурально, что впервые в моем таком любимом Петрозаводске завоняло провинцией.
    А может, дело в том, что и от остальных столиков неслось: «Клара, Анжелика, Снежана»? Потом красный пиджак громко позвал:
    – Манон!
    И я, наконец, увидел Манон (Машку).
    – Да, мои золотые, – зачастила Манон, – вы разве уже решили? А что скажет Люсьена? Ее еще нет?
    – Будет, куда денется, – грубо заржал красный пиджак.
    Потом они заказывали еду и напитки, а я смотрел в меню и, как счетная машина, быстро-быстро суммировал, какие денежки потребны нынче на красивую жизнь. Заодно и себе выбирал не то, что люблю, а то, что подороже, потому что возможность спокойно здесь находиться зависела от приязни халдеев.
    Зазвучали вдруг голоса инструментов. Я имел право обернуться и обернулся. Объекты пили коньяк, бутылка с шампанским ждала своего часа в ведерке.
    Появилась Люсьена. Я увидел ее уже тогда, когда она подошла к столику Громова.
    – Хелло, Люсьена! Как ты сегодня классно выглядишь! На тысячу долларов.
    – Нелли, дорогуша, ты ничуть не хуже!
    Их речи и прикосновения щечками выглядели и звучали как безграмотный перевод иностранной графомании. Мало того, что заокеанский отморозок написал ахинею, так и переводчик-то ничего, кроме ценников на штанах, до этого не переводил.
    Смотреть было неловко, я отвернулся и только слышал:
    – Нелли, детка, сегодня у Маэстро говорили только о тебе…
    – Люсьена, радость моя, такая обида. Лобстеров сегодня нет, только креветки…
    – Опять эта форель, мальчики!
    Что-то бурчали мальчики, совсем потерявшиеся с появлением Люсьены. Смотреть и подслушивать было неинтересно. Я лишь вынужденно обернулся на хлопок пробки шампанского. Тайно к ним присоединившись, я выпил свою честную рюмку водки.
    А тут и девочек мне Бог послал. Вернее, та, в длинном пиджаке, позаботилась.
    – Вот, чтобы не скучали… – подмигнула она.
    Девочек звали, разумеется, Кариной и Эльвирой, и девочки любили шампанское. Они сами позвали Манон, и я был удостоен знакомства с нею: не делового, а дружеского. Манон одна тут производила впечатление трезвой и нормальной, вкалывала как лошадь, соблюдая улыбку на лице.
    Она была немолодая, и пропорции ее тела считались устаревшими. Ноги были вполне нормальной, человеческой длины, и, может быть, поэтому у Манон тут было много своих, тайных поклонников.
    Щебет Карины с Эльвирой не помешал бы мне услышать что-то важное из-за столика Громова, но о важном там не говорили. Жратва, сауна, бабы.
    Да и говорил-то в основном красный пиджак. (Его имя было – Леонид. Они так его и называли, вовсе не Леней!) Осознавая всю серьезность возложенной на себя задачи, я не пьянел. Разумеется, не смешивал напитков. Девочки мои от шампанского опьянели вмиг, но я не только поэтому понял, что их, скорее всего, надо кормить, а не поить. Я же не собирался их снимать, так уж хоть накормлю на Сакеновы бабки. Он бы, думаю, возражать не стал. Девчонки уплетали за обе щеки, а сыры-колбасы притыривали, когда я отворачивался и заказывал еще, не понимая сексуальных намеков..
    Может быть, именно по этой причине они стали разговаривать со мной совсем по-человечески.
    – Ты что на Люсьену пялишься? Как это нет, как это нет! Скажи, Карина?
    – Она красивая, что ли? – поддержала Карина.
    – Не понимаю в этом, девочки. Стар я для таких.
    – Не, ну а если все-таки подумать?
    – Наверное. Но ты не хуже и Эльвира по-своему не хуже. А в смысле поведения – так и лучше.
    – Ага! – обрадовались мои девицы. – Она на самом деле ужасная стерва!
    – Уж она бы могла по кабакам не шастать и на содержании у мужиков не сидеть. У нее папаша такой крутой… Он бывший... ну не помню, как называется, только шишка. У них и квартира, и тачка, и дача…
    – Это мы в деревянном доме…
    Наступила пауза. Проговорились мои дурочки.
    И испугались. Будто вот сейчас я их выгоню или заставлю платить за еду. И от нестерпимой жалости я тут же выдумал маму-учительницу, которая тоже живет в деревянном доме и с трудом сводит концы с концами, а перед пенсией голодает. Реакция была неожиданной и агрессивной:
    – Что же ты-то тогда по кабакам шляешься, если мама голодает? Вон у Эльки мама, так она ей все домой тащит.
    Вот и поделом мне. Но не зря я лучший актер среди ментов – упал на четыре лапы.
    – Деньги не мои, девочки. У меня работа такая – по кабакам шастать и певичек кабацких смотреть. Я директор картины, совместной с американцами. Им нужна самая пошлая певичка.
    – А-а-а… – зауважали меня девочки.
    Я не знал, как мне перевести разговор на Громова и его окружение. Интересно, что думают завсегдатаи о завсегдатае. Потому я опять намеренно уставился на Люсьену.
    – А она на содержании у этого красного пиджака?
    – Ха! Она не дура с таким водиться!
    – Но по виду он крутой.
    – Сядет он, дай Бог, скоро…
    – Почему?
    – Потому что бандит… Вон у Галки... у Карины – квартиру отобрал и к нам в барак вселил.
    Я его с детства знаю, этого подонка.
    – Как – отобрал?
    – Да ну… – смутилась Галка-Карина. – Брат был ему должен, а Леонид его на счетчик. Брат сбежал, я одна осталась…
    – А второй, который с ним?
    – Это Сэм-то? Сэм мужик правильный. Я бы сама от такого не отказалась…
    – Он же старый!
    – Нам не нужен молодой, правда, Элька? Лучше отец, чем сынок на содержании. Да вот только деньги к деньгам – Люська в него когтями вцепилась…
    – Из-за денег?
    – Нет, думаю не из-за денег. Просто ей всегда подайте то, что подошло бы другим, А потом на великую любовь себя накручивает.
    – Знаешь, Галка, может, зря мы так, а? Ведь ей тоже не везет. Знаете, вокруг нее всегда такие коты крутились…
    – Вообще-то да. Много их теперь, сынков этих.
    Они и к Манон, на сто лет моложе ее, а бабки подбивают. Но Манон не дура. Крутится, как может. Работает, приторговывает. У нее двое детей и мать – она всех одна содержит. Но все равно… Люська могла бы учиться, работу бы по блату хорошую нашла, а она на бедного Сэма взгромоздилась.
    – Да ладно, Га… Каринка, хватит тебе. Завидуешь, подруга.
    Вот как обстоит дело, оказывается. Саша Громов – он же Сэм – завидный жених.
    А кабак уже плясал. Я пригласил Галку-Карину, но больше думал о том, как не потерять из виду Громова, танцующего с Люсьеной.
    Громов был надут и как бы задумчив. Высокая Люсьена смотрела на него все-таки здорово снизу вверх. Видимо, интересовалась, чем он так опечален. Он что-то цедил ей в ответ. А потом он вдруг бросил ее среди зала и резко пошагал к выходу.
    Я припустил за ним и облегченно вздохнул, увидев, что он пошел всего-навсего в сортир.
    Я быстро кинулся в зал. Глянул на Люсьену: она наливала в фужер коньяк. Насколько я знаю женщин, это не предвещало ничего хорошего. Я уже не подозревал, что Громов глуп, я уже точно знал это.
    – Чего это она фужерами хлещет? – спросил я у Эли, которая тоже за этим наблюдала.
    – Да что-то Сэм не такой, как всегда.
    – А какой он всегда?
    – Ну что вы... обожает ее. Как бы и он ее не бросил. Не везет ей.
    – А кому везет? – кинула Карина.
    А дальше все завертелось с бешеной скоростью.
    Возвращаясь из сортира, Громов вдруг плюхнулся на свободный стул у нашего столика.
    – Простите, не помешал?
    – Нет, что вы… – не очень довольно ответил я.
    – Вы не ревнуйте, это мои подружки. Элечка, Кариночка, как живете, милые?
    – Живем пока, Сэм.
    – Элечка, ласточка, вот опять то танго, помнишь?
    – Помню… – радостно-испуганно буркнула Элечка и пошла танцевать с Громовым танго.
    Думаю, что когда-то он закончил школу бальных танцев. В общем, «…я так тангировал, что ты с ума сходила…» Никакой тебе озабоченности и хмурости, лишь любовь и почтение к Элечке, которая выглядела напуганной до потери сознания.
    И вдруг меня осенило: а если он делает это нарочно? Ведь все его поведение – сплошная провокация.
    Онегин самиздатовский, ловелас самопальный.
    Я не говорю о жестокости такого поведения. Такое поведение претит нормальному мужику. Это похоже на то, как барышня тонкими наманикюренными пальчиками стала бы давить мух на стекле. Но это еще было крайне опасно. Я бы, например, просто побоялся устраивать такой прилюдный, разгульный демарш. Не только потому, что я хорошо отношусь к женщинам, но и потому, что я просто мистически боюсь их ненависти. Ведь самая святая не забудет, что с ней проделали без видимых причин.
    Ясно было одно. Громов вышел на тропу. Громов решился.
    Я только и успевал переводить взгляд с Громова на Люсьену и на Леонида с Нелли.
    Вот Люсьена затравленно начала оглядываться по сторонам, вот глянула на Нелли. Нет, мне не показалось: Нелли усмехалась. Леонид? Леонид тоже. Значит, они участники этого безобразия.
    Люсьена вскочила и, как змея, единым движением оказалась рядом с танцующим Громовым. (Он уже прижимал к себе Элю.) Так же мгновенно и неуловимо Эля отскочила от Громова.
    Тут завыла певица:

    Эти глаза напротив
    Калейдоскоп огней!
    Эти глаза напротив
    Ярче и все родней!

    Что кричала Люсьена, было непонятно. Конечно же, она норовила дорваться до его лица когтями, но этого он ей не позволил. Он скрутил ее как-то грубо, как пьяного мужика, одним точным жестом.
    Тогда она начала что-то выкрикивать. В конце концов я услышал, что именно, но лучше бы и не слышать. Кромешный ужас! Но они стоили друг друга, и я ей не судья. Только этого дебила Громова было даже как-то жалко, потому что он не знал, что сгустилось над его головой.
    А меня почему-то всегда удивляет: как же такие не знают, не предчувствуют? Сеять вокруг себя позор и разорение, докатиться до преступления и при этом не знать, что тебя может ожидать? Странно. Опять утыкаюсь в наше милое, доморощенное: книжки хорошие надо читать. Лучше в детстве, вернее, начиная с детства. Тогда, может, если даже де поверишь, что добро побеждает зло, то хотя бы узнаешь, что не все на свете такие же дураки, как ты и твое ближайшее окружение. Впрочем, такие и с умными людьми на равных – не видят разницы.
    А вот и качки жвачные выросли рядом с ними.
    Что-то заговорщицкое мелькнуло меж ними с Громовым. И вытащили они нашу бедняжечку, и повлекли ее под белы рученьки вон из кабака.
    А наш герой сел к своим приятелям за столик и понеслась оттуда такая ржачка, такое издевательство над всеми человеческими чувствами…
    Нет, не жалко мне тебя, Громов. Мое наказание для тебя детский лепет по сравнению с тем, как ты уже наказан.
    И сидели мы так еще часа полтора. Мои рыбочки, Галочка с Элечкой, в отличие от Нелли в металлических колготках не веселились. Ну а я бередил их раны.
    – И это все, на что способен ваш Сэм, девочки?
    – Но он никогда себе этого не позволял…
    – Чего – этого?
    – Ну такого. Он ей розы ведрами дарил.
    – А вы верите в розы?
    – Если не для нас, то верим.
    – Ах вы ж мои падшие. А я вот на розы ведрами никогда не был способен.
    – И правильно!
    – Но красиво… – прошептала Элечка.
    – А не кажется вам, что слишком красиво?
    – Ну... это же мы не о себе… Люсьена стоила роз. Он так ее любил. Еще вчера мы тут были и сами видели…
    Потом я весьма ненавязчиво выспросил их, как тут положено себя вести, кому сколько давать на чай и не в претензии ли они на меня, что я не нуждаюсь в их любви и ласке.
    На меня посмотрели такими глазами, что я понял: если разведусь со Светкой, то и у меня есть шанс стать первым парнем на деревне.
    Громов уходил вместе с Нелли и Леонидом.
    Я потащился за ними, нужно же знать, что они намерены делать дальше – продолжить пьянку или расстаться. На мое счастье они расстались.
    Я знал, что Сакен с Розой увидят нас, поэтому пошел за Громовым след в след. Выждал в парадной минут пять и поднялся к его квартире.
    Позвонил я резко и нахально. Наверное, именно так обычно звонила Люсьена, потому что Громов крикнул из-за двери:
    – Пойди проспись!
    – Ну что вы, еще детское время.
    Он резко открыл дверь.
    – Что надо, мужик?
    – Побазарить.
    Его такой ответ почему-то устроил, и он дал мне войти.
    – Я тебя где-то видел.
    – В кабаке.
    – А чего ж не базарил в кабаке?
    – Не люблю красных пиджаков.
    Он не боялся, вот ведь что странно. Ведь было же очевидно, что я с непростым разговором, да и в кабаке, наверное, оказался не случайно. Должен же он понимать, что совершил преступление и возмездие может войти именно так, как вошел я.
    – Так что ты хотел?
    – Привет от Князева.
    Он молча смотрел, как я снимаю плащ, потом повернулся спиной и пошел в комнату. Я прошел за ним.
    – От Князева, говоришь? А я думал, его давно урыли.
    – С какой стати?
    – Больно борзой. А с другой стороны, по теперешним временам, недостаточно.
    Я нарочно молчал, выжидая, пока этот дурак выскажется. Авось проговорится. Да и по роли мне это больше подходило – крутые обычно не болтают попусту.
    Я давал ему возможность рассмотреть себя, особенно татуировку на пальцах, которую когда-то мне пришлось сделать для опасной внедренки. Сам же я рассматривал громовскую берлогу.
    Комната была какой-то бабьей. Но не такой бабьей, как бывает у женщин, а такой, какой она почему-то бывает у некоторых мужиков. Может, она обставлялась для того, чтоб водить сюда баб и чтоб им здесь нравилось. Все какое-то кремовато-розовое, пушисто-кокетливое. Даже игрушки всякие дурацкие везде стояли.
    – Чего молчишь-то? Кой черт Князев про меня вспомнил?
    – Он никого не забывает. Особенно друзей.
    – Гусь свинье не товарищ…
    – Ну, может, он не гордый гусь…
    – Мужик, кончай бакланить. Я никому ничего не должен. И Князеву в том числе.
    – А кто говорит, что должен?
    – Я ни-ко-му ни-че-го не должен!
    – А дружку своему, который тебя из дыры вытащил? – многозначительно спросил я.
    – Какой дружок и из какой дыры?
    – Узкопленочный дружок из финансовой дыры…
    – Откуда такие сведения?
    – Информация – деньги.
    – Так что тебе надо?
    – Твой дружок. Сакен, если ты забыл его имя.
    Наконец-то Громов занервничал. Видимо, соображал: если я знаю о «смерти» Сакена, то при чем тут Князев? Если я просто-напросто от Князева, то стоит ли говорить о смерти Сакена. Подумал и не сказал.
    – Зачем тебе Сакен?
    – Не мне. Князеву. Живой.
    – А с какой стати ему помирать?
    – Тревожно нонче. Особенно… – Я чуть было не добавил «на железной дороге». Но нет, этого говорить не стоит. Пусть себе думает.
    – И зачем тебе Сакен, если не секрет?
    – Секрет.
    – И почему я должен вам его выдавать? Найти его просто, но Князеву, как всегда, надо, чтобы кто-то кого-то заложил.
    – Но-но… – тихо сказал я. – Не тяни на папу.
    – Уж если вы нашли меня, то найти Сакена…
    – А вот представь – не нашли. Опоздали буквально на пару деньков. Из Питера он исчез, из Медвежьегорска тоже уехал, но нигде не появился.
    – А я тут при чем?
    – Как это при чем? Сегодня у тебя была его баба. И его ребенок был у тебя. Почему у тебя был его ребенок?
    Он молчал.
    – Молчишь. Но я сам знаю. На его бабу наехали. Наехали сердито. И Князеву это не нравится.
    – Князев так его любит? – усмехнулся он.
    – Князев любовно дожидался, когда его кровные бриллиантики прорастут оч-чень хорошими денежками. И если Князев хочет подоить дельного богатенького мужика, то ему не понравится, что кто-то догадался сделать это раньше его. Этого человека Князев достанет где угодно. Нас интересует, где Сакен и где деньги. Те деньги, которые он две недели собирал по всему Питеру.
    – Если вы так много знаете, вам знать и остальное.
    – Я тебя спрашиваю: где те деньги?
    – Деньги! Деньги! – наигранно загорячился Громов. – У Сакена были эти деньги! Он один ехал ко мне с этими деньгами, хотя весь поезд знает, что он миллионер.
    – По-твоему, его шпокнули? – деловито спросил я.
    – А что же еще могут сделать за чемодан бабок?
    – Резонно, Громов! Только вот кто шпокнул, а?
    Не этот ли парнишка? – Я небрежно кинул ему портрет чудо-киллера.
    Громов долго разглядывал бумажку, собираясь с мыслями. Потом спросил:
    – Кто это такой?
    – Пленочка у нас еще не проявлена, но его видели с тобой, Громов. И засняли.
    Сказать, что Громов побледнел, – это ничего не сказать. Он позеленел, а потом как-то странно подобрался, явно готовясь к прыжку. Но я успел раньше и вынул трофейное оружие. С револьвером в руках я стал спиной к окну, зная, что мой четкий силуэт в окне увидят те, кого это касается.
    – Итак, братишка, гони валюту…
    – Но... но... у меня нет… У него не было никаких денег. Их украли!
    – А вот это не надо, сынок, это не надо. Я не поверю, что его убили пустого…
    – Но он был пустой! Пустой! Хоть у жены спросите. Деньги у него скомуниздили еще по пути к бабе.
    – Бедный ты мой старичок! И ты не знал, что денег нету, и нашел человечка…
    – Я знал, что денег нет! Он сказал мне по телефону, когда выезжал из Медвежьегорска!
    – Но тогда чем он тебе мешал, а?
    – Он мне ничем не мешал, это не я, я не знаю этого человека, я не посылал его…
    – Так я тебе и поверил! Честно говоря, мне плевать на него. Мне лишь бы получить деньги.
    И получу я их с тебя. Ведь получу, а, парнишка?
    Ты прямо сейчас напишешь мне расписочку…
    – Но чем хочешь клянусь – нет у меня денег!
    – Ка-акой разговор! Второй раз тебя просто так не отпустят гулять. Зачем тебе жить без денег?
    Разве это жизнь? Ка-акой разговор. На нет и суда нет. Суда нет, только расправа. Жадность фраера сгубила. Готовься, баклан!
    – Но я достану, достану…
    – Но где ты достанешь, баклаша? Пообещаешь и скиснешь, а? «Мой адрес не дом и не улица, мой адрес Советский Союз»?
    – Я... я женюсь на его бабе. Ей перейдут его дела, и она даст мне…
    – Сказал бы я, что ода тебе даст. Вот именно это она тебе и даст. Если ты и женишься на ней, ей ведь еще платить оброк. А второе такое изъятие из капитала – звиздец делу. Его лавочку ты просто не продашь. Валандаться с мазилками некому, кроме твоего... дружка, а?
    – Но мне не нужно никому ничего отдавать! – в истерике завопил он.
    – Почему?
    Он молчал, я тоже помолчал.
    – Потому что на бабу наехал ты?
    – Ну я! – с сатанинским вызовом сказал он.
    Пятясь, я дошел до двери и впустил Розу с Сакеном. Далее последовала немая сцена. Всем, кроме меня, было мучительно стыдно – я видел это. Громову – ясно почему. Сакену – потому что стыдно уличать того, кого ты считал другом. Розе было стыдно из-за того, что ее считали уж совсем дурой и ни во что не ставили ее женскую честь."
    – Не попадайся мне больше на пути, Сашка… – хрипло сказал Сакен. – Не вздумай мстить – я тебе не по зубам.
    И тут раздался долгий, наглый, требовательный звонок. Я пошел открывать, как режиссер-недопесок предвкушая новую сцену с присутствием прекрасных дам полусвета. Но предвкусил я совсем не то, что оказалось на самом деле.
    В дверях стоял мой старинный кореш по юрфаку по кличке Жираф, а за спиной его – два молодых и румяных милиционера.
    – Что тут происходит, товарищи?
    – Не товарищи, а господа, Жираф, господа!
    Ой, простите, майор!
    – А! – Жираф мотнул длинной шеей и махнул короткой ручкой. – Они знают, что я Жираф… А ты-то что тут делаешь?
    – Друга жду – А уши чьи в руках?
    Два старых дурака разыграли еще более старый анекдот их юности и остались очень довольны друг другом, разве что не прослезились.
    – Господин Громов? – Жираф подошел к Громову. – Вот ордер на задержание.
    Сакен с Розой пошли на явочную квартиру, а я поплелся за Жирафом.
    Громова передали следователю, а мы с моим старинным любимым дружком (вот уж не крутой мужчина) пошли к нему раздавить бутылочку и выяснить заодно, что привело нас в одно и то же время на одно и то же место.
    И Жираф рассказал мне историю, возможную только в Калифорнии. Но мне ли удивляться переменам.
    Потрясающе, но факт: начальник Жирафа, некто Гусев, оказался не тупицей и не сволочью. Была у него только одна слабость: когда-то один из высших чинов Петрозаводска проникся к нему симпатией и дал ему из своего личного фонда шикарную отдельную квартиру. С тех пор Гусев питал неизгладимую симпатию к этому отцу города. Ни разница в политических взглядах, ни некоторые сомнительные делишки этого человека не могли излечить Гусева от чувства благодарности. Тем более что отец города с него ничего не стребовал и ни разу не поставил в сомнительное положение.
    И вот сегодня этот человек вдруг прибегает к Гусеву и просит его о помощи. Он отец взрослой дочери, которую обидели, унизили – и причем прилюдно.
    О нет, бедный папа пришел не с пустыми руками. Стесняясь и запинаясь, он признал, что дочь у него взбалмошна, влюбчива и ревнива. Именно из ревности она поставила в комнате Громова какую-то штучку, которая все записывает. И папа послушал некоторые, выборочно данные ему записи.
    Отнюдь не из мести за честь своей дочери он пришел в милицию. Он пришел потому, что ему кажется…
    К сожалению, Жираф не мог мне дать послушать эти пленки, но он готов зуб дать, что имели место разговоры об убийстве какого-то человека.
    – Но ведь пленки не имеют юридической силы, Жираф! – образумил его я.
    – Гусев найдет другие доказательства. Ты его не знаешь, Леха. Тем более что тут еще припутался бедный папа.
    – Сходи к нему на хату и там найдешь еще одну пленочку. Она тебе понравится. Да и свидетель, хоть один, но живой у тебя будет.
    Очень не хотелось писать показания, но ради Жирафа и его начальника я это сделал. Уже на следующий день, с утра. Правда, почерк мой был весьма нетверд, потому что рука дрожала. Если бы не пиво, принесенное Жирафом, фиг бы я стал дописывать эту длинную и мрачную эпопею.

    Лишь в поезде, еще раз все обдумав, Сакен решился задать мне мучивший его вопрос.
    – Леха, а почему ты не стал говорить с Громовым так, как мы договорились?
    – Но я ведь выиграл этот разговор? Я ведь с этой якобы бандой Князева запутал его, внес полную сумятицу в мозги… Всегда надо подходить к раскалыванию с какой-нибудь совсем сотой-трехсотой стороны. Человек теряет бдительность, думает, что речь пойдет не о том, чего он боится…
    – Да нет! – резко оборвал Сакен. – Я не об этом! Я о том, откуда ты вообще взял эту фамилию?
    – Откуда? – удивился я. – Да ты же сам…
    – Нет. Я тебе об этом не рассказывал. И не ври мне, ладно?
    – Ну что ж… – Я поднял глаза. – Мы не видим только у себя под носом, но бояться чужих уже научились.
    Аля испугалась твоей щедрости и... вообще. А у меня, как ты понял, везде есть друзья.
    В слишком горячих и слишком холодных точках.
    – А я думал, что я так ей понравился – Понравился? – вдруг заорал я. – Ты что, не видишь, где и среди кого мы вдруг очутились?
    Некоторые орут, что это нечто новенькое, а на самом деле из подполья выползло очень даже старенькое. И лучше проверять…
    – Да Ты прав, – сказал Сакен, помолчал, подумал, потом горячо добавил:
    – Но прошу тебя, Богом прошу, не узнавай ничего об Асе.
    Я расхохотался.
    – Да она сама давно все выложила. Аля уже знает ее, как облупленную. Так что ты не бойся…
    У Сакена отлегло от сердца.
    Он не думал о том, что деньги все-таки пропали, не думал о долгах, которые все равно надо отдавать. Все это были мелочи по сравнению с тем, что он приобрел за этот прошедший месяц.
    В темноте ночи вдруг вспыхивали золотом деревья, маячили, как привидения, впереди, а затем уходили, убегали. Будто гудящая свинцовая пуля, поезд рвал ночь.

Записки Алексея Старосельского

    Теперь нужно было только положить извещения в почтовый ящик и ждать, когда Ирина пойдет за посылками. Кто должен будет встретить ее и помочь донести эти посылки до дома, я уже знал.
    По праву старого знакомства это должны были сделать мы с Никитой.
    Да-да, у меня есть воображение, и оно работает.
    И я помню, как четыре мушкетера казнили Миледи.
    Вернее, три. Четвертый в это время катался в истерике. Никита в истерику не впадет, потому что есть один такой самый подлый вид преступления – обман доверия. Люди, обманывающие доверие, не делают этого случайно. Убить можно случайно, вывернуть человека наизнанку – нельзя. Нельзя годами притворяться чем-то противоположным тому, что ты есть на самом деле.
    Как я и думал, Никита согласился пойти со мной. Без энтузиазма, конечно, но и без нытья и попреков.
    Вышли мы в семь часов утра. В парадную Ирины вошли прямо-таки следом за почтальоном, переждали, пока он разложит письма на первом этаже, а потом добавили свои извещения.
    Почта открывалась в девять, и хоть мы не были уверены, что Ирина поднимется рано и тут же помчится на почту, однако рисковать не имели права и к половине девятого как штык должны были вновь объявиться у ее парадной.
    К счастью, совсем рядом с ее домом открылась ночнушка с милым названием «Выпей и закуси».
    Я решительно пошагал туда.
    – Ты не боишься? – дернул меня за рукав Никита.
    Я не боялся, потому что до сих пор в душе оставался ментом и интересовался у старых товарищей, где, что и почем. Ночнушка с таким оригинальным названием не прошла бы мимо моего слуха, если бы была криминальным притоном.
    Мы спустились на десяток ступеней и оказались в полупустом, но вполне чистом заведении. За стойкой бара стоял не ражий молодец или блудливая красу ля из тех, которые молоды и красивы только до тех пор, пока не откроют свою пасть. За стойкой стояла женщина лет сорока пяти, выглядевшая неестественно усталой и измученной, потому что освещение было неоновым. Никаких качков поблизости я не заметил, хотя это не значило, что их вообще не было.
    – Малолюдно у вас, голубушка! – сказал Никита. – Вы не боитесь тут так вот... одна…
    – Я не одна, – спокойно ответила она, – муж стаканы моет… Да и время сейчас не преступное.
    Агрессоры давно дрыхнут и не скоро проспятся.
    Кто опохмелиться забежит – сам всего боится…
    – А если у него денег нет на опохмелку? – спросил он.
    – Налью в долг!
    – И что, отдают долги?
    – Да. Потому что больше им тут идти некуда.
    Морду в другом месте начистят только так.
    Я не вмешивался в их диалог, ждал, когда она сама обратит на меня внимание. Наконец она, так ни разу и не взглянув в мою сторону, с улыбкой сказала:
    – Леха, а ты мало изменился.
    Дело в том, что это была Анечка. Моя сотрудница и верная соратница Анечка, с которой мы когда-то дружно пытались защитить изнасилованных девчонок из детского дома, после чего нас так возненавидело все отделение. Урод был сыном.
    Полтора часа пролетели незаметно. Боюсь только, никому не интересны наши с ней разговоры о том, как мы дошли до такой жизни.
    – Да, я знаю, что я работаю в опасном месте, – сказала она, – но это место гораздо безопаснее теперешней ментовки. Хотя мы с тобой знаем, что и раньше родимая милиция не соответствовала нашим с тобой романтическим представлениям…
    – А подвальчик на какие шиши купила?
    – Замуж вышла. Это квартира моего мужа.
    Влезли в долги, продали все, что можно – и при деле.
    В полдевятого мы поднялись и распрощались с Анечкой. Никита как воды в рот набрал: погружен он уже был весь в наше предстоящее дело. Впрочем, выпитое у Анечки сделало нас трезвыми и очень внимательными.
    Погода была мерзкая, все говорило за то, что осень будет очень ранняя и потому самые тяжкие питерские денечки со своими тьмой и мразью растянутся надолго. До весны, если она соизволит прийти.
    Мы настроились на долгое ожидание и оказались не правы. Ровно в девять, как из пушки, из парадной выскочила Ирина.
    – Да она же ночей не спала, ждала этой посылки, – прошептал Никита.
    – А ты бы не ждал миллионы?
    Почта была недалеко, и нам не пришлось, прячась, следить за Ириной. Кинули взгляд и увидели, как за ней закрылась дверь.
    Вот теперь начиналось самое трудное и неприятное для нас.
    – Мы пьяны со вчерашнего дня, – приказал Никита, как в детстве, когда мы сговаривались, в каком ключе делать этюд «А вот и мы».
    – А вот и мы! – пьяно заорали мы на всю улицу, когда Ирина вышла из посылочного отдела с хозяйственной сумкой в руках (видимо, посылки находились там).
    Кто бы видел ее лицо! Я-то за свою жизнь таких лиц навидался и запаха страха нанюхался, но Никита, растерявшись, чуть было не провалил всю игру, потому что на его лице отразилось выражение Иркиного.
    – Ну мы вчера и гульнули! – начал я отвлекающий момент, хотя делал это напрасно. Ирине было не до Никиты, ей надо было справиться с собой. И она справилась. Как и Никита.
    – Ирка, мы хотим выпить! – пьяно-капризно сказал Никита.
    – Но у меня нет денег, – обычным уже тоном ответила она.
    – Да при чем тут твои деньги? У нас денег во – целые карманы! – Я вывернул карманы и из них действительно посыпались деньги, заранее скомканные и кое-как напиханные.
    Никита начал их поднимать и чуть не клюнул носом. Молодец, не забыл старой науки.
    – Но где мы сейчас купим?
    – А мы тут как-то видели «Выпей и закуси».
    Зайдем, выпьем и закусим!
    – Я не пойду в этот грязный кабак!
    – Ну по рюмочке, Ирка!
    Мы уже влекли ее к Аниной лавочке, и она, видимо, предпочла сейчас с нами не спорить.
    – Мне противно идти туда!
    – Ну я просто куплю бутылку! – Я ринулся в подвальчик, а Никита за мной, будто спьяну таща туда же и Ирину. Они остановились в дверях, а я прошел к стойке.
    – Ты меня не знаешь, – шепнул я Ане сквозь зубы и завопил:
    – Хозяюшка! Нам бы с собой! Только не самиздат, а что-нибудь приличное. Мы с дамой!
    Аня глянула на Ирину, и та почему-то попятилась назад, на улицу, Никита повлекся за ней.
    – Откуда ты знаешь эту мразь?
    – Так уж получилось. А откуда ты знаешь, что она мразь?
    – Знаешь, Леша, я жалею бомжей, ханыг, падших женщин... сам знаешь, как случается в этой проклятой жизни. Но она! Она! Пьяная лезет целоваться, трезвая не здоровается. Не отдает долгов, корчит из себя королеву, будто я ей должна, а не она мне, а главное, по-моему, она в своей жизни не сказала ни одного слова правды. Потом пару раз мне намекали... без доказательств, что она уходила с пьяными в дым мужиками и они очухивались без копейки… Тебе достаточно?
    – Если бы это было все, то я сказал бы, что она святая. Ладно, давай яду, бери деньги и пока.
    До лучших времен.
    – Осторожнее с ней, – сказала на прощание Аня очень серьезно.
    Сумка была уже в руках у Никиты. Он пьяно бубнил, что не позволит даме таскать тяжести. Ирина сообразила, что ей лучше уступить и подыгрывать напившимся дружкам. Она вообще как-то успокоилась. Уж не потому ли, что всерьез привыкла к тому, что ей все сходит с рук? Опасная привычка.
    Мы долго и шумно поднимались по лестнице, кажется, даже пели. Наконец вошли в квартиру.
    Странно, что я никогда не удивлялся виду ее квартиры. Нет, если не считать пьянок, то грязнулей она не была. Уж если по пьянке размазывала торт по стене, то с похмелья переклеивала обои. Пол тоже был чистым. Вещей мало, но теперь они снова выглядели богато (остались от бабушки-купчихи). Вещи были старинные и мрачные, но она как будто не замечала этого и ничего не сделала для того, чтоб хоть чуть-чуть оживить этот мрак. Ни одного яркого, радующего глаз пятна: ни тюля, ни ярких штор, ни абажура. Все какое-то потрюханное, вышедшее из моды. В общем, в гостиной у нее царила, я бы сказал, наплевательская чистота.
    Примерно такого рода порядок наводил в своей квартире я, когда уезжала Светка, и очень удивлялся, что у нее с порога при виде моей хозяйственности портится настроение.
    Да, я, мужчина, не мог навести уюта, но, прожив много лет с нормальной женщиной, все же понимал, что такое уют и как он нужен даже нормальному мужику.
    Так чем же жила Ирка? Тряпки? Нет, она вечно носила одно и то же. Уютом? Кому уютно в этом скучном голом гробу. Любовью? Спасибо, не надо.
    Дружбой? Остереги, Господи!
    – Старуха, закуску гони! – гулял вовсю разошедшийся Никита.
    Была принесена закуска. Два огурца, помидор и какая-то бурая мешанина чуть ли не из фасоли с вермишелью прямо на сковородке.
    Мы с Никитой цапнули по огурцу, потому что есть то, что приготовит Ирина, никогда не хотелось.
    А время между тем шло, и мы уже не только играли в алкающих забулдонов, нам очень хотелось выпить хотя бы потому, что наши дальнейшие действия были неясны и страшили нас.
    Наконец выпили. Как следует. Водка резко ударила в желудок, и только спустя некоторое время, понемногу взялись силы не на то, чтобы продолжать с несведущей Иркой нашу циничную игру, а чтобы наконец начать говорить правду, только правду и ничего, кроме правды. Начал Никита:
    – Знаешь, Ирка, то, что ты взяла эти деньги, – самое понятное из того, что ты делала всю жизнь. Другое дело, что из-за этих денег чуть не убили человека… Но ведь у тебя всегда была такая убогая фантазия, ты никогда не могла представить, каково другим…
    Она молчала. Лицо ее бледнело, становилось похожим на маску. Потом она усмехнулась непослушными губами, усмешка, как шрам, исказила ее лицо. И она нашла в себе силы сказать:
    – А что я такого делала?
    – Начнем с простейшего… – спокойно сказал Никита. – Вспомним историю с миксером.
    – С каким еще миксером? – презрительно сказала она.
    – Для тех, кто не знает. Тебя это прямо касается, Леха. Однажды перед своим днем рождения я решил потрясти гостей какими-то там пирожными. Ты ж понимаешь, что в браке с Ириной готовил я сам, потому что она то ли не умела, то ли не хотела. Как помнишь, Леха, я позвонил насчет миксера тебе.
    Что-то такое было, припоминаю. Но что именно может произойти вокруг миксера?
    – Жили мы тогда рядом. Ира ушла в час дня и вернулась в час ночи вдребезги пьяная. Это бы ладно, насчет этой нашей привычки всем известно.
    Леди Эшли! Хемингуэй. Это мы ставим себе в заслугу, не только Ира. Но далее было много рыданий и упреков. Меня упрекали в том, что я нарочно послал ее к тебе за миксером, прекрасно зная, что ты ее изнасилуешь…
    Кровь ударила мне в голову. Ведь этого же не было, не было!
    – И ты поверил?! – ,как бешеный заорал я.
    – Не волнуйся, – успокоил меня Никита, – не ты первый, не ты последний. В списке насильников у Ирочки стоит даже собственный папа…
    – Как ты смеешь! – с хорошо наигранным, праведным негодованием закричала Ирина. – Я рассказала только тебе, потому что ты врач и я любила тебя!
    – Дорогая Мэрилин Монро, жертва насильников с пяти лет, вы забыли, что рассказали это и мне. Потому, что я сыщик и любил вас? Но зачем вы рассказали об этом всему курсу Театрального института? Вам нужна была жалость?
    – Нет, – оборвал меня Никита. – Не жалость.
    Рассказывая такие ужасы, она всегда ждала подобных признаний и от других. Находились наивные и одинокие люди, которые должны были хоть кому-то сказать. И говорили. А потом удивлялись, что вокруг них творится что-то не то, что их тайна уже не тайна. Ну и потом это все годилось для досье…
    – Для каких досье? – презрительно выплюнула Ирина.
    – Досье на тех, кто действительно состоял в черных списках. Ты ведь очень хорошо втиралась в мир людей, с которыми вела свои игры одна серьезная организация. Ты хочешь сказать, что по твоему доносу никого не посадили? А скольких хороших режиссеров ты пережила в своем театре?
    Почему, стоило тебе пару месяцев повыть у меня на плече, что такой-то изверг, как этого изверга, будто по волшебству, изгоняли из театра. Почему ты постоянно, за копейки, ездила за границу со всеми возможными творческими группами? Что ты там делала? Кому ты там была нужна, творческая личность?
    Лицо Ирины каменело, но оно уже не выглядело испуганным. Вот так же фанатично сверкали ее глаза в том, старом фильме, где она играла непримиримую фанатку-правдолюбку.
    – Что же ты жил со мной с такой? Чего же проще – рассказать всему свету, какая я бяка, и уйти от меня героем?
    – Я не мог поверить в это, – тихо сказал Никита. – У меня было слишком много больных, которые за всем видели козни КГБ. Уж не говоря об интеллигентных профессиях, были дворники, была тетка – переборщица овощей с овощебазы.
    Я просто думал, что сам от них заразился подозрениями.
    – А может, и заразился? – усмехнулась она без тени смущения. – Вы, интеллигентики, такие хилые…
    – Что же ты всю жизнь так лезла к интеллигентикам? И себя так называла без всяких на то оснований?
    Ирина молчала с презрительной улыбочкой.
    И не надо мне говорить о комплексах, о том, что ей было стыдно, но она скрывала свои чувства.
    В моей практике было много людей, которые никогда не раскаивались в том, что натворили. Лишь досадовали, что попались на этот раз, и гордились, что не попадались раньше.
    Мне стало безнадежно-противно, я больше ничего не хотел выяснять. Конечно, я знал способ, как пронять ее, достать до печенок. И Никита тоже знал этот способ, но говорить о Ваньке не стал. Тут он считал виноватым себя и, может быть, был прав. Он лучше нас знал, с кем оставил сына. Он не знал, на ком женился, но прекрасно знал, с кем разводился.
    – Давай деньги, Азеф ты наш доморощенный, – устало сказал Никита.
    Ирина не шевельнулась.
    Я подошел к посылкам, ножом взломал крышки. Сумка для денег у нас была. Я был уверен, что Ирина не повесится со стыда.
    И я оказался прав. Ирина не повесилась.
Top.Mail.Ru