Скачать fb2
Айси

Айси


Донской Вадим Айси

    Вадим Донской
    АЙСИ
    ПРОЛОГ
    Николай основательно застрял. Стены трещины, вверху довольно далеко отстоящие друг от друга, ниже сходились, выступая встречными карнизами. При ударе о первый из них погас фонарь и пропала связь с модулем, находящимся на орбите. После этого он уже в полной темноте падал еще секунд двадцать и в завершение влетел в одно из наиболее узких мест (и угораздило же попасть), где его и заклинило. Хорошо, что здесь ускорение свободного падения составляет лишь одну десятую земного; будь оно раза в три-четыре больше, и его жена уже была бы вдовой. Правда, и его нынешнее положение - лишь небольшая отсрочка: третий час он безуспешно пытается вырваться из цепких каменных тисков, и если прибавить к этому время, ушедшее на изучение трещины, то кислорода осталось еще на семнадцать часов с минутами. А "Орион" со Свенсоном и Тода ушел к внутренним планетам системы Канопуса и вернется за ним лишь через неделю.
    Патрульный корабль "Орион" находился в свободном поиске в пятом секторе Галактики в районе альфы Киля, в пятидесяти пяти с половиной парсеках от Земли. Эта желтоватая звезда светимостью в 4700 солнц, занимающая на диаграмме Герцшпрунга - Рассела промежуточное положение между ветвями слабых сверхгигантов и ярких гигантов, имеет обширную планетную систему. Спутник крайней, восемнадцатой, сразу заинтересовал их, так как глубокое зондирование показало наличие у него обширных пустот.
    Николай Соколов, специалист по биокибернетическим системам управления, являлся еще и геопланетологом. Он и предложил командиру "Ориона" Свену Свенсону идти дальше для полного ознакомления с остальными планетами Канопуса, а его пока оставить здесь. Третий член экипажа, представитель комиссии по контактам с внеземными цивилизациями Такэо Тода, сказал, что и ему было бы весьма желательно остаться, на что Николай возразил:
    - Ты не планетолог - раз; оставаться вдвоем, отпуская одного Свена, нельзя - два; сидеть же здесь всем троим, скорее всего из-за пустяка, не резон - три.
    Такэо молча выслушал, прикрыл свои странно широкие для японца глаза и, соглашаясь, медленно кивнул головой. В его коротко стриженных и некогда изумительно черных волосах уже заметно проступала седина.
    Так Николай остался один.
    Около трех часов он внимательно изучал трещину, которая раскроила поверхность планеты на шестисотметровую глубину и протянулась, почти не извиваясь, на двадцать с лишним километров. Стены, уходящие вертикально вниз, в самой середине были удивительно ровными. Осветив дно в этом месте, Николай увидел маленький прямоугольник, ярко белевший на фоне темных скальных пород.
    "Люк! Неужели из тех самых?"
    Он начал спуск недалеко от этого места, пожалев, что Такэо нет рядом, и наступил на "живой" камень. Дальше все полностью соответствовало законам ньютоновской механики. В общей сложности он падал около тридцати секунд и, значит, сейчас висит на глубине порядка четырехсот пятидесяти метров, а до дна осталось не более ста пятидесяти. Но для него они, похоже, были равны бесконечности. Ни вверх, ни вниз до конца не добраться.
    "Ни тпру, ни ну, как говорили в старину", - усмехнулся он. "Э-э-э, Николай Петрович, рано помирать собрался", - тут же пожурил себя вслух и опять начал дергаться и извиваться всем телом, пытаясь освободить излучатель, плотно прижатый скафандром к скале. Результат опять был нулевым.
    "Капитально заклинило", - подумал он и на какое-то время затих.
    "А дома сейчас конец лета, - вдруг вспомнилось ему, - в прошлом году мы как раз в это время с Митькой на рыбалке были".
    Да, Митьке тогда исполнилось восемь, и они впервые пошли с ним на рыбалку с ночевкой. Вечер был тихий и солнечный. Они надергали изрядное количество окуньков. Потом костер, котелок с ухой. Вечерний звонкий концерт лягушек. И уже в темноте они варили чай и, обжигаясь, пили его, сидя у догорающих малиновых углей. Изредка поднимались размять ноги и стукались о низкий каменный потолок пещеры, смеялись, потирая шишки, и долго-долго не спали, разговаривали.
    Мысль о том, что все приговоренные к смерти вспоминают прожитую жизнь, вызвала горькую усмешку.
    "А что тебе остается делать, Коля? Воздуха осталось на пятнадцать часов, не больше... - казалось, не он, а кто-то со стороны равнодушно и холодно произнес это. - Рано явилась, старая, - сквозь зубы процедил он. Прочь".
    Но прежние приятные мысли не возвращались, в голову лезла всякая чушь, и он опять начал извиваться змеей в тщетных попытках добраться до спасительного излучателя, вырваться из каменного капкана. Умаявшись и опять ничего не добившись, он затих. Ему оставалось только ждать. Чего? Он прекрасно знал чего, и не хотел об этом думать.
    Ждать. Он вспомнил, с каким нетерпением ожидал появления Митьки на свет. Тогда он еще не знал, что будет именно Митька, и каждый час, каждую минуту ждал новостей. И торопил, торопил время.
    Господи, было время, когда он его торопил. И только сейчас понял, как оно безвозвратно ушло. Никакая потеря не может сравниться с потерей времени. А мы так бездумно, в суете, к нему относимся. И начинаем жалеть о нем лишь тогда, когда его не остается. Не остается совсем.
    "Опять старая явилась, - злобно усмехнулся он, - прочь, коса у тебя тупая, тебе еще четырнадцать часов ее точить. Убирайся!"
    И опять медленно тянется время. И он, пожалуй, впервые не торопит его. До него вдруг дошла старая, как мир, и такая непонятная истина, звучит она приблизительно так: в жизни мы все куда-то спешим, забывая о том, что мы не на дистанции, которую надо пройти как можно быстрее и рвануть финишную ленту. Он прочитал эти слова когда-то в древней печатной книге, но тогда они, лишь слегка зацепив сознание, затерялись где-то в глубинах, а сейчас память услужливо преподнесла их, и он понял всю глубину, весь смысл. Понял, как понимает, наверное, каждый, видя стремительно и неумолимо приближающуюся финишную ленту. Понял, когда через четырнадцать часов рвануть ее грудью предстоит ему.
    "Ошибаешься, осталось меньше тринадцати", - подсказывают глаза. Но эти философские рассуждения вернули ему утраченное было душевное равновесие. Он с наслаждением вдыхает оставшийся кислород, и ему кажется, что он пахнет цветами, скошенной травой, летом и степью. Нестерпимо хочется, чтобы каждый удар сердца, каждый вдох, наполненный для него этим выдуманным ароматом, длился не секунду, а две... пять... десять... Нет, глупости! Оттого, что он будет вдыхать не секунду, а десять, сама секунда не станет длинней. "Ориону" не успеть. И люк, который сейчас не виден, теперь, увы, недостижим для него. Его окружает полная темнота, лишь высоко над ним узкой полосой мертво и холодно светят колючие звезды. Он медленно опускает веки, чтобы не видеть их.
    Открыв глаза, Николай не сразу понимает, что с ним и где он находится. Все вокруг залито ярким светом. Из-за края трещины выглядывает мохнатый от протуберанцев Канопус, освещая корявые изломы каменной пасти, крепко держащей его в своих челюстях. Взгляд на часы все ставит на места - до красной черты осталось двести тридцать минут.
    Николая крайне удивляет то, что, находясь в подобном положении, он смог спокойно уснуть на девять часов. И даже увидеть сон.
    "Молодец, Николай Петрович. - Он мысленно пожимает свою мужественную руку. - Только очень сильные люди спят в ночь перед казнью. Твоя ночь прошла, и ты здорово проспал ее. Теперь для тебя пришло утро".
    "К чему эта бравада? - Скользит параллельная мысль. - Твое время отмерено и уже совсем скоро ты самым вульгарным образом задохнешься".
    "Нет, стоп, - обрывает он себя. - Не умирай, пока живешь, говорили древние, а они были мудрыми людьми. Не умирай, пока живешь. Не умирай..."
    Но даже эта жизнелюбивая мысль течет сонно и лениво. И что-то никак не вяжется в окружающем мире. Что-то не на месте, не так. Но что именно?
    И этот сон. Странный сон ему приснился. Николай глянул вниз. В ста пятидесяти метрах под ним отчетливо белел прямоугольник входа. Николай, внимательно всматриваясь в него, попытался вспомнить детали сна. Но память слепо скользила по поверхности, на которой лишь изредка всплывали смутные, непонятные образы. И от всего увиденного оставалось только ощущение довольно долгого пребывания - во сне, конечно, - за этой закрытой дверью. Он еще раз посмотрел туда и наконец сообразил, что не может сейчас видеть этот люк. Ведь проспал он девять часов, а Канопус должен был подняться в зенит, то есть показаться из-за края трещины, лишь через неделю.
    "Странно, очень странно. Как меня угораздило ошибиться на столько? Что-то пропустил в расчетах? Маловероятно. Надо бы проверить еще раз. - И тут же обрывает себя: - Не успеть".
    Осталось три часа, и он чувствует, что дышать стало труднее. Автомат уменьшил подачу воздуха.
    "Экономит, - с грустью думает он, - чего уж тут экономить... Э-э, нет, шалишь. Куда спешить? Все равно не опоздаешь".
    Время течет теперь для него толчками, в такт глухим, отдающимся в ушах ударам сердца, и кажется - даже Канопус, неподвижно замерший над головой, пульсирует вместе с ним. Дышит Николай часто и с хрипом.
    "Наслаждаться уже нечем". - Он хочет улыбнуться, но чувствует, что вместо этого рот кривится неприятной ухмылкой. Перед глазами вспыхивают и медленно кружатся неяркие светящиеся точки. Легкие с натугой втягивают последние жалкие остатки кислорода.
    "Эх, сейчас бы вдохнуть. Один только хороший вдох", - с отчаянием думает он.
    На мгновение что-то закрывает свет. Но лень поднять голову, да и нет сил это сделать.
    - Эй, ты долго собираешься там висеть?
    Голос Свена с трудом пробивается сквозь непрерывный звон в ушах. Николай медленно, весь сосредоточившись, поднимает голову и видит неподвижно застывшую на краю фигурку в скафандре.
    "Слуховые и зрительные галлюцинации..." - мысль тяжело ворочается в вязком, как манная каша, черном месиве небытия.
    - Да с тобой что-то не то. Подожди, я сейчас...
    "Откуда он здесь взялся? Ведь он должен быть... И все-таки..." разрывая липкую паутину, опутавшую мозг, продирается надежда.
    "Будем жить!" - беззвучно шепчут губы, и сознание гаснет.
    "Интересно, всем перед смертью снятся сны о спасении?" - первым делом подумал он, тяжело приоткрыв глаза и видя склонившееся над ним широко улыбающееся лицо Свена.
    - Наконец-то. Ну и крепко же ты сидел, - доносится, как сквозь вату, его басок, - я тебя еле выгрыз оттуда.
    А Николай с наслаждением вдыхает свежий чистый воздух, до отказа наполняя им легкие. И с каждым вдохом втекает в него все больше и больше уверенности в том, что это реальность.
    - Откуда вы взялись? Почему так рано?
    - Ничего себе "рано", - хохотнул Свен. - Слышишь, Та, он говорит, что мы рано явились. А мне показалось - в самый раз.
    - Я не о том, - улыбается Николай. - Вы ведь должны были вернуться через неделю.
    - А мы так и вернулись, - ровно через неделю, час в час. - Улыбка словно бродит в светлой, всклокоченной бороде Свена.
    - Вы что же, хотите сказать, что я просидел в этой проклятой трещине неделю?
    - По показаниям скафандра, ты был вне модуля двадцать четыре часа, тихо говорит Такэо. - Мы никак не могли понять, что ты делал в модуле шесть дней. Только один выход.
    - Я застрял в трещине ровно через четыре часа после вашего старта, закрывая глаза, произнес Николай.
    Улыбка затерялась в бороде Свена. Такэо повернулся и вышел. Наступило молчание. Быстро вернувшийся Такэо нарушил его, обращаясь почему-то к одному Свену:
    - Он действительно покинул модуль за сто шестьдесят восемь часов до нашего возвращения и больше в нем не появлялся.
    На этот раз молчание длилось гораздо дольше. Николай поднял голову и сел.
    - По-моему, за тем люком, что на дне... по-моему, там действительно база. Вы видели?
    - Ты хочешь сказать - штучки со временем? - Такэо, прищурившись, посмотрел на Николая.
    - Да. Больше это объяснить нечем. Живых существ там, вероятно, нет, но мозг, управляющий базой, действует. Он уловил биоизлучение моего мозга, каким-то образом понял суть, скапсулировал время в окружающем меня пространстве и растянул его. Это как раз те девять часов, что я спал. Посчитайте, сколько нужно времени, чтобы Канопус, который был у горизонта, когда я начал спуск, поднялся в зенит?
    - Сто шестьдесят пять часов, - подал голос Страус.
    - Страус, - обрадовался Николай, как самой близкой душе, - не в службу, а в дружбу, приготовь кофе.
    - Кофе готов! - Экраны светились розовым, Страус улыбался, а на выдвинувшемся столике стояли три дымящиеся чашечки крепкого черного кофе. Кают-компания тут же наполнилась его волшебным ароматом. - Я знал, что первым делом ты попросишь именно кофе, - доверительно сообщил он.
    Страусом называли мозг корабля. В этой сложной биокибернетической системе почти не было электроники, но по старинке его официально величали электронным мозгом управления, сокращенно ЭМУ, а какой-то шутник окрестил его Страусом в честь австралийского тезки. Это имя прижилось на всех кораблях Солнечной системы. К нему привыкли, и каждый экипаж по-своему любил своего Страуса.
    - Считаешь, нам не стоит туда соваться? - спросил Такэо, маленькими глотками попивая кофе.
    - Да, - Николай поставил свою чашку на стол, - это слишком серьезная вещь. Нужна хорошо оснащенная экспедиция.
    - Я согласен с Ником. - Свен крепко, с хрустом, потянулся.
    - Да. Живая база - это, по-моему, впервые, - согласился Такэо. Сколько ей, Страус?
    - Люку восемнадцать миллионов лет, - с готовностью сообщил тот. - Ты, Такэо, должен помнить, что подобные базы были обнаружены на спутнике тринадцатой планеты системы Денеба экспедицией Томашевича в семьдесят третьем году; на спутнике двадцать первой планеты системы Бетельгейзе экспедицией Ткаченко, в восемьдесят седьмом году, на спутнике...
    - Спасибо, Страус, я все это помню. Эта база, пожалуй, из той же серии. Все они расположены на спутниках внешних планет систем гигантов и сверхгигантов. Но если мне не изменяет память, тем базам было от тридцати до пятидесяти миллионов лет. Все двери были открыты и базы мертвы.
    - Память тебе не изменяет, - вставил реплику Страус.
    - Это первая закрытая дверь, - продолжил свою мысль Такэо, - и нам, пожалуй, действительно надо возвращаться.
    - Скорее бы домой, - Николай блаженно улыбнулся, закрывая глаза, и увидел прямо перед собой пустые глазницы и вызывающе-жуткую безгубую улыбку.
    - А, старая, промахнулась, - удовлетворенно пробормотал он. - Ты, конечно, права, не стоит торопиться на встречу с тобой. И все-таки жизнь есть жизнь, и иногда очень хочется, чтобы что-то случилось поскорее. Чертовски хочется.
    - Ты о чем? - удивленно посмотрел на него Свен.
    - Да так, со знакомой беседую, - расхохотался Николай. - Пошли готовиться к старту.
    ГЛАВА 1
    Патрульный корабль "Орион" проходил вблизи Энифа, ипсилон Пегаса, когда в кают-компании, где в это время находился экипаж, раздался взволнованный голос Страуса:
    - В центральной рубке управления необходимо присутствие командира.
    - Ну что там у тебя? - спросил Свен, отставляя в сторону недопитую чашку кофе.
    - В центральной рубке управления необходимо присутствие командира.
    Это настораживало. На подобный официальный тон Страус переходил в очень редких случаях.
    - Мы с тобой? - полувопросом обратился к командиру Такэо.
    - Пошли, - пожал плечами Свен.
    И экипаж полным составом, войдя в лифт, отправился "наверх".
    - Что-то ты подозрительно серьезен сегодня.
    - Не до шуток, командир, не каждый день встречаем чужие корабли.
    - Ты уверен? - задал глупый вопрос Николай.
    - Сейчас сам увидишь.
    Наступило молчание. Каждый из них думал об одном: "живой" этот корабль или опять Летучий Голландец Космоса? ЛГК называли в патрульной службе мертвые корабли, тысячи и тысячи лет дрейфующие в межзвездном пространстве.
    Экипажу "Ориона" дважды посчастливилось встретиться с таким. Это случилось в их третьем патрульном полете. Они находились тогда в районе южного полюса Галактики и на крейсерской скорости шли к Мире, омикрон Кита. Страус таким же официальным тоном потребовал в рубку командира и объявил, что вводит "Орион" в режим экстренного торможения. Почти перпендикулярно плоскости Галактики двигался неизвестный корабль. Когда они собрались в рубке, на экране уже красовался гигантский шар, идущий со скоростью 0, 8 световой и не отвечающий ни на какие сигналы. Развернув "Орион" по крутой дуге, Страус повел его параллельным курсом, медленно сближаясь и пытаясь наладить связь с незнакомцем. Но облетая шар на близком расстоянии, они увидели гигантскую метеоритную пробоину, а пройдя вплотную к кораблю, разглядели, что тот похож на летающее решето. Видимо, незнакомец не раз попадал в метеоритный рой и уцелеть в таком аду было практически невозможно.
    Такэо отправился на разведку. Анализ края пробоины показал, что катастрофа произошла пятьдесят два миллиона лет назад. Судя по всему, это был гость другой галактики и, пройдя насквозь нашу, должен был вот-вот скрыться в черных безднах межгалактического пространства. Внутри был хаос из обломков обшивки, переборок и кусков метеоритов, пойманных кораблем, как сачком. Изучать там, к сожалению, было нечего, и они покинули ЛГК, предоставив ему возможность следовать своим вечным и никуда не ведущим курсом.
    Они тогда и не подозревали, что им еще предстоит увидеть этот корабль целым и невредимым, увидеть его экипаж, узнать, откуда он.
    Они вошли в рубку, когда до "вновь обнаруженного", по словам Страуса, объекта оставалось меньше тысячи километров. Страус, по просьбе Свена, включил увеличение.
    То, что появилось на боковом экране, поразило их. Не признаваясь даже себе, каждый из них в душе был готов встретить гигантский космический корабль незнакомой цивилизации, этакого покорителя межзвездных трасс, а перед ними неторопливо плыл, в пустоте слабо освещенный лучами далекого Энифа, маленький шарик, диаметр которого вряд ли превышал десять метров.
    - Дела-а... - задумчиво протянул Николай, выражая общее разочарование.
    Шар медленно вращался в вертикальной плоскости, и они вдруг увидели вспыхнувший на его вершине рубиновый огонек, а вслед за ним из-за края показался открытый люк, под которым он и вспыхивал, освещая таинственным светом распахнутый в пустоту символ безнадежности. Верный признак того, что корабль необитаем.
    - Опять ЛГК? - пробормотал Николай.
    - Откуда он? - Лицо Такэо было непроницаемо.
    - Судя по скорости, он принадлежит системе Энифа. Эксцентриситет орбиты почти равен нулю. Если бы он был захвачен Энифом, его орбита была бы гораздо более вытянута.
    - Когда мы подойдем к нему?
    - Через тридцать две минуты.
    - Ты прослушиваешь планеты?
    - Делаю это с момента обнаружения корабля. Эфир чист во всем мыслимом диапазоне частот.
    - Готовь модуль. - И, обращаясь к Свену, Такэо спросил: - Пойдем мы с Ником?
    - Давайте, - вздохнул тот, почесывая бороду, которая буквально вчера перестала казаться просто щетиной давно не бритого человека. Каждый раз, отправляясь в поиск, Свен отращивал ее и торжественно клялся более не сбривать. Ему якобы верили. Но всегда по возвращении друзья с трудом сдерживали улыбки, глядя на его растерянно-огорченную и до синевы выбритую физиономию. Но они уходили в следующий поиск, и все опять повторялось.
    Такэо и Николай вышли, а Свен остался сидеть в кресле, наблюдая за неуклонно приближающимся шариком. Через полчаса он услышал спокойный голос Такэо:
    - Мы пошли, командир.
    И ощутил легкий стартовый толчок, а через минуту увидел и сам модуль, быстро приближающийся к незнакомцу и похожий на каплю, ярко сверкающую в лучах прожекторов "Ориона".
    Как только Такэо с Николаем оказались в метре от распахнутого люка, все внутреннее пространство корабля осветилось.
    - Интересно... - пробормотал Николай. - Нас ждут.
    Такэо, лишь на мгновение задержавшись, нырнул в этот безнадежно распахнутый люк. Николай тут же последовал за ним.
    Корабль не имел шлюзовой камеры, и они сразу оказались внутри совершенно пустой сферы с мягко светящимися белыми стенами.
    - Ничего не понимаю. - Николай растерянно озирался по сторонам, но едва они выплыли в центр этого странного пустого корабля, как из стены, противоположной входу, им навстречу вынырнул человечек. Николай от неожиданности отшатнулся, но тут же сообразил, что это лишь прекрасно выполненное объемное изображение, и покосился на Такэо. Тот был спокоен как всегда, как будто заранее знал и был готов к этой встрече.
    Человек, вынырнувший из стены, какое-то время повисел неподвижно, как бы давая гостям возможность внимательно рассмотреть себя, а затем медленно вытянул правую руку в сторону, и там на фоне звезд появилось оранжевое солнце и четыре планеты с намеченными пунктиром орбитами.
    - Это вид звездного неба планетной системы Энифа тысячу - тысячу сто лет назад, - тут же сообщил Страус.
    А в ушах уже звучал низкий, бархатистый голос незнакомца. Его рассказ был короток, и в конце, показывая на крайнюю четвертую планету, он несколько раз повторил "АЙСИ" - и исчез. А перед изумленными землянами с невообразимой быстротой замелькали кадры, видимо, показывающие жизнь на ней. Видеозаписывающая аппаратура скафандров работала, но, не отдавая себе отчета, они все-таки пытались разобраться в этом хаосе мелькающих цветных пятен.
    Через минуту все погасло, и затем повторилось вновь, начиная с появления человека.
    После третьего повтора все внутри погрузилось во тьму, и тут же раздался голос Свена:
    - Красный маяк перед входом погас.
    По-видимому, корабль-автомат выполнил свою задачу и теперь самым элементарным образом выключился. Когда они выбрались наружу, Такэо прикоснулся анализатором к обшивке шара.
    - Корабль построен тысячу двести - тысячу триста лет назад, - без промедления выдал ответ Страус.
    Они возвращались в молчании.
    "Что же это может означать? - думал Такэо. - Эфир любой гуманоидной цивилизации, вышедший в космос, максимально заполнен всевозможной радиоинформацией. Здесь же корабль налицо, а эфир первозданно пуст. А может... Стоп! Возможно, цивилизация не здешняя, а на четвертой планете находится база? Но при наличии такого корабля, который явно рассчитан на гостей, есть ли необходимость в базе? Ведь всю информацию можно передать. Нет, что-то здесь не так. Слишком мало данных для того, чтобы строить предположения".
    Модуль пристыковался к "Ориону". За дверью шлюзовой камеры их дожидался Свен, и они все вместе направились в центральную рубку управления.
    - "Айси", - тихо сказал Свен, усаживаясь в свое кресло, - это, видимо, название планеты.
    - В японском языке есть слово "Айси", пишется оно двумя иероглифами и переводится как "печальная история". - Такэо помолчал. - Я думаю, мы попытаемся разобраться в этой истории, а сейчас надо подготовить сообщение на Землю.
    - Я займусь этим, - сказал Николай, вставая, - а уж вы без меня не начинайте просмотра записи.
    - Не забудь сообщить, что временно берем на себя функции экспедиции. До прибытия таковой.
    - И словечко же выбрал - "таковой". Не забуду, - улыбнулся Николай и вышел.
    - Страус, сколько до четвертой?
    - Пять часов хода, капитан.
    - Слушай, а почему ты меня то командиром, то капитаном величаешь?
    - "Командир" - официально, а "капитан" - по дружбе, у нас все-таки корабль.
    - Ясно, - улыбнулся Свен. - А в эфире по-прежнему тишина?
    - Как в гробу, - мрачно пошутил Страус.
    ГЛАВА 2
    Через полчаса Николай вошел в рубку.
    - Сообщение вместе с видеозаписью отправлено нуль-каналом на Землю, торжественно отрапортовал он.
    - Ну что. Страус, какую дорожку ты нам приготовил?
    На центральном экране появилось изображение планет, выстроившихся почти в прямую линию с противоположной от "Ориона" стороны Энифа и плавной дугой курса, огибающей их и заканчивающейся колечком круговой орбиты у Айси.
    - Да здесь сейчас великое противостояние, давайте не будем торопиться и осмотрим три безымянных планеты, а за это время спокойно познакомимся с видеозаписью. - И Свен вопросительно посмотрел на Такэо и Николая.
    Оба почти синхронно кивнули, но Николай все-таки поинтересовался с шутливой строгостью:
    - А ты уже уверен, что Айси - действительно имя четвертой планеты? А может...
    - Не может, - веско заявил Свен. - Я так думаю. Страус, готовь новый курс - и поехали, а мы пойдем в кают-компанию, включи нам воспроизведение туда.
    С экрана им в глаза смотрел тот же человек, которого они видели на корабле. Естественно, это был не землянин. Несколько более вытянутый овал лица, короткие густые темные волосы, небольшие, почти плоские и плотно прижатые к черепу уши, слишком прямой и тонкий для земного типа нос и огромные слегка приподнятые у висков миндалевидные глаза с вертикальными зрачками. Маленький тонкогубый рот. Это лицо было по-своему красиво, вот только глаза. Их взгляд был пугающее холоден и равнодушен. В нем самым неестественным образом смешивались сильная воля и какое-то сонное безразличие ко всему.
    Человек заговорил. Его низкий грудной голос заполнил кают-компанию "Ориона". Лицо пропало, теперь на экране стояли, взявшись за руки, обнаженные мужчина и женщина. Их лица мало чем отличались, только у женщины были полные губы, длинные белокурые, ниспадающие на плечи волосы. Фигуры более тонкие, чем у землян, но полностью соответствовали земным эстетическим меркам мужской и женской красоты. Голос продолжал звучать мягко и завораживающе, в жутком каком-то несоответствии с бездушной мертвенностью взглядов.
    Их изображения уменьшились и сместились в левый верхний угол. В центре теперь сиял Эниф, вокруг него по ниточкам эллиптических орбит неторопливо двигались четыре светящиеся точки. Изображения мужчины и женщины оказались рядом с крайней, некоторое время двигались вместе с ней, а затем, быстро увеличившись, заполнили собой весь экран и растаяли. Четвертая планета, занимая центральное положение, медленно наплывала на зрителей.
    Неожиданно кадр остановился, голос умолк и Страус вежливо спросил, не желают ли исследователи ознакомиться с первой планетой системы Энифа. К его подначкам давно привыкли, а исследователями он называл их лишь в минуты крайнего раздражения.
    Такэо сказал, что останется здесь, и Свен с Николаем вдвоем направились в центральную рубку. Всю дорогу их сопровождал вкрадчивый, так и сочащийся ехидством голос.
    - Если исследователи (он особо акцентировал это слово) настаивают, я, конечно, могу убрать все свое внешнее оборудование, включить защитное поле и выйти на околопланетную орбиту. Но разумная ли это трата энергии? Вряд ли вы увидите там что-то интересное. Вот полюбуйтесь, - закончил он, когда Свен с Николаем вошли в рубку, и включил увеличение на правый экран. Перед ними было сплошное море огня, гигантская полурасплавленная капля материи, купающаяся в пламени желто-оранжевого солнца.
    А Страус, тем временем, продолжал своим елейно-вкрадчивым голосом:
    - Если исследователей интересует химический состав планеты, могу сообщить, но заранее предупреждаю: ничего интересного. - И он затараторил, выстреливая, как из пулемета, названия элементов, соединений, расплавов, перемежая их трассирующими пулями процентных соотношений и атомных весов. Свену с трудом удалось остановить этот поток.
    - Мы знаем, что не любишь даром тратить энергию, а планета действительно неинтересна, - сказал он и коротко закончил: - Идем ко второй.
    Страус сразу сменил гнев на милость.
    - Все, что касается этой планеты, я запомнил, - уже спокойно сообщил он. - Через двести семьдесят три тысячи восемьсот пятьдесят один оборот она упадет на Эниф. Вот это будет зрелище! - неожиданно добавил он.
    - Да, было интересно посмотреть, - улыбнулся Николай.
    - Вряд ли вам это удастся, - задумчиво молвил Страус. - Это произойдет через триста пятьдесят семь тысяч восемьсот семьдесят пять лет сорок семь суток и тринадцать часов. Плюс минус два часа, добавил он, чуть помедлив. Возмущающие действия других планет системы учтены.
    - Мрачный у тебя юмор, - засмеялся Свен. - Страус ты, вот ты кто.
    Все экраны засияли розовым - Страус улыбался.
    - Покажи нам это, - попросил Николай.
    - Моделирую.
    На правом экране засиял красноватый Эниф.
    - Да, к этому времени он немного постареет и его излучение в видимой вами части спектра станет более красным, - подтвердил Страус. - Вам в реальном времени или в замедленном?
    - Давай в реальном.
    Справа от Энифа и очень близко от него выплыла раскаленная добела точка, она двигалась уже в короне звезды.
    - Через двадцать секунд нырнет, - сообщил Страус.
    Точка исчезла в огненно-красном аду. Несколько секунд ничего не происходило, но вот в том месте, где скрылся полурасплавленный сгусток материи, вспучился гигантский белый пузырь, который, лопнув, выбросил в пространство тысячекилометровые языки протуберанцев. По красноватой поверхности побежали ярко-голубые разводы. Казалось, шар разваливается на тысячи кусков, но он неожиданно вспух, мгновенно весь побелев, и стал с катастрофической быстротой увеличиваться, расцветая на черном небе невероятным слепящим цветком. Экран погас.
    - Звезда с массой Энифа закончила бы свою эволюцию коллапсом, но столкновение с планетой нарушит равновесие и приведет к взрыву, который выбросит внешнюю оболочку светила далеко за его пределы, а центральную зону превратит в белого карлика. Оболочка сформируется в кольцевую планетарную туманность. Вот полюбуйтесь, как она будет выглядеть через тысячу лет после взрыва с расстояния в пять парсеков.
    На экране возникло огромное, несколько расплывчатое и бледно светящееся кольцо с яркой белой точкой в середине.
    - Благодарим, - серьезно сказал Николай. - А сколько нам еще добираться до второй?
    - До выхода на околопланетную орбиту один час, двенадцать минут и три секунды, простите, одиннадцать минут, пятьдесят восемь секунд, пятьдесят семь, пятьдесят шесть...
    - Ну, ты считай, а мы пошли, - сказал Свен.
    - Валяйте, - разрешил Страус, - в я пока понаблюдаю дальнейшую эволюцию образованной мной туманности и самого Энифа. Это довольно увлекательно, добавил он и замолчал.
    - И где это ты нахватался подобных выражений? - спросил Свен.
    - Свенсон-сан не раз выражался подобным образом, о непедагогичности чего неоднократно уведомлял его Тода-сан, - съязвил Страус. - И "уходя уходи", говорили древние, так последуйте их мудрому совету. - Экраны светились мягким розовым светом.
    Улыбнувшись в ответ, Свен вышел из рубки.
    - Умник, - сказал напоследок Николай.
    - От умника слышу, - без промедления ответил умник.
    Николай безнадежно махнул рукой и отправился вслед за Свеном.
    Как только он вошел в кают-компанию, вездесущий Страус тут же подал голос:
    - Ну что, будете смотреть дальше?
    - А как твоя туманность?
    - Эволюционирует потихоньку. Включаю продолжение.
    Теперь экраны крупным планом показывали планету. Редкие белые скопления облаков почти не закрывали ее лица. Как и на земле, большую часть поверхности занимали океаны, среди которых небольшими группами или в одиночку были разбросаны острова. Но вот из-за горизонта планеты стал медленно выплывать материк, над которым все выше и выше поднимался гигантский шар. Вся его поверхность была разделена на множество треугольников. Когда материк с шаром оказался прямо под ними, движение прекратилось, и они смогли внимательно рассмотреть это циклопическое сооружение. Диаметр шара был не менее ста километров. Полукольцом его охватывал почти незаметный голубоватый воротник. С двух сторон из-под шара устремлялись под углом вверх тонкие дуги, по четыре с каждой стороны. Создавалось впечатление, что две огромные руки со слегка намеченными контурами пальцев держат этот шар в ладонях. Все сооружение как бы парило над ступенчато уходящими вниз платформами с неправильными, волнообразными краями, имеющими более темный голубой цвет по сравнению с самими платформами. Они походили на гигантские голубые цветы с лепестками неодинаковой длины, уложенные один на другой. Причем строго и несколько увеличено нижние повторяли очертания верхних.
    - Колоссально! - прошептал Свен. - Какого же уровня должна достигнуть цивилизация, чтобы построить нечто подобное?!
    - Страус, ты проверил, есть ли еще корабли?
    - Нет ни одного.
    - Как увязать то, что мы видим, с одним-единственным кораблем-автоматом? Ведь если не считать его, планетная система Энифа девственно-пуста, а цивилизация такого уровня не только давно должна была освоить ее, но и выйти в Дальний Космос.
    Такэо молча подбрасывал на ладони маленький окатыш яшмы. Он всегда брал с собой в полет кусочек Земли, какой-нибудь камешек, найденный незадолго до старта. И имел обыкновение крутить его в руках, когда о чем-то задумывался. Он вертел этот камешек, перебрасывал его из руки в руку и думал о том, что его предложение о базе рассыпалось в прах. "Чего и следовало ожидать". Цивилизация на Айси, а теперь уже никто не сомневался, что это действительно название планеты, очень высокого уровня, - и тут же с грустью добавил: была. Но что может уничтожить цивилизацию, настолько обогнавшую Землю? А в том, что планета уже необитаема, он тоже не сомневался.
    Действие на экране тем временем развивалось своим чередом. Теперь они смотрели на шар как бы снизу, и на первый взгляд казалось, что это гигантское сооружение действительно висит в воздухе. Только внимательно присмотревшись, можно было различить четыре тонкие, почти прозрачные колонны, держащие его. Трудно даже представить себе прочность материала, из которого они изготовлены. А перед ними уже раскинулся город - Город, вероятно, с большой буквы, единственный, как сообщил Страус, на всю планету. Это был поистине мегаполис, он располагался у основания шара, ступенчатыми лепестками расходясь в стороны.
    Экран погас, и Страус доложил, что "Орион" подходит ко второй планете системы Энифа и до выхода на орбиту осталось пятнадцать минут. Все трое молча направились в центральную рубку управления.
    - Ты прав, Ник, - наконец нарушил молчание Свен. - Цивилизация, способная построить нечто подобное, давно должна была освоить по крайней мере собственную планетную систему, а мы находимся здесь уже несколько часов, и до сих пор не встретили ни одного искусственного спутника, не считая того корабля. Ведь должны же остаться еще какие-то следы!
    - Положим, тот корабль сам по себе является загадкой, - задумчиво сказал Такэо. - И не последней, - добавил он, чуть помолчав.
    Они вошли в рубку. "Орион" проходил над освещенной Энифом стороной планеты.
    - Даю увеличение, - прозвучал голос Страуса.
    Под ними расстилалась безжизненная раскаленная пустыня, вся изрезанная трещинами, в которых вязко булькала расплавленная магма. Редкие, разогретые до малинового свечения и оплавленные скалы окрашивали однообразие мертвого пейзажа.
    - Атмосфера отсутствует, - опять подал голос Страус. - Ось собственного вращения планеты почти перпендикулярна плоскости орбиты. Один оборот вокруг собственной оси она совершает за сто двадцать одни земные сутки. То, что творится под солнцем, вы видите, а на теневой стороне восемнадцать градусов Кельвина. Для вас ничего интересного, для меня - тоже, - закончил он.
    - Так чего ради ты нас сюда вытащил? - Голос Николая не предвещал ничего хорошего, но все, в том числе и Страус, понимали шутливость подобной строгости.
    - Порядок прежде всего!
    Николай обреченно махнул рукой.
    - Ну что ж, запомни все необходимое - и вперед, - подвел итог Свен, - а мы пойдем досматривать запись.
    Город представлял собой весьма впечатляющее зрелище. Расположенный на восьми уровнях, он, по-видимому, на каждом из них повторял один из климатических поясов планеты. Первой им показали самую верхнюю ступень. Стена, казавшаяся с большой высоты отвесной, на самом деле опускалась под семидесятиградусным углом. Прямо от ее основания вдаль уходила равнина, покрытая высокой, колышимой ветром травой. Из-за горизонта, который являлся на самом деле краем следующего уровня, поднимался Эниф. Они как бы медленно плыли над утренней айсианской степью, по зеленому фону которой были беспорядочно, словно осколки неба, разбросаны ярко-голубые пятна озер.
    На втором этаже этого странного Города степь была уже иной. Холмистая и по всей поверхности украшенная негустыми рощами и одиноко растущими деревьями, не очень высокими, но имеющими широкую, разветвленную и почти плоскую сверху крону.
    Третий уровень оказался бескрайним морем лесов. На горизонте поднимались горы. Но на четвертом уровне продолжалось царство леса, только деревья в нем теперь были иными. Камера окунула их в самую чащу, но, вопреки ожиданиям, там было довольно просторно. Стройные, гладкие, светло-серые стволы на высоте пятнадцати-двадцати метров расходились тремя мощными ветками, каждая из которых в дальнейшем также делилась на три. Круглые, метровые, ярко-зеленые листья величаво раскачивались на крепких, толщиной в палец, черешках. Земля под деревьями была устлана толстым, плотно слежавшимся ковром опавшей листвы, сквозь который с явным трудом пробивались редкие, бледные и слабые стрелочки травы. Густая крона деревьев оставляла ей слишком мало света. В лесу царил вечный полумрак. Печальное желтовато-коричневое однообразие скрашивали шары самых фантастических расцветок, от густо-черного - через весь спектр цветов - до целомудренно-белого. Они сидели там и сям, группами и в одиночку. Самые большие из них имели размер футбольного мяча и, как правило, были темны, но вокруг них, россыпью ярких разноцветных горошин, теснились стайки мелочи.
    Изображение пропало, и Страус заявил, что "Орион" на подходе к третьей планете.
    - Почему ты все время выключаешь изображение? - уже не на шутку возмутился Николай. - Мог бы выйти на орбиту и крутиться на здоровье, а нам дать досмотреть.
    Страус вполне резонно возразил, что окончательное решение об осмотре и изучении планеты принимают люди, а в его обязанности входит своевременно информировать их о необходимости принятия этого решения, чем он, собственно, в настоящий момент и занимается.
    Эти регулярные, как восход солнца, шутливые перебранки между Ником и его подопечным всегда вызывали у Свена улыбку.
    - Ну, положим, в настоящий момент ты занимаешься словоблудием, вставил он.
    - Словоблудие не словоблудие, а планета эта для вас будет гораздо интереснее предыдущих, и посему - поспешите в рубку, досмотреть еще успеете.
    Третья планета системы Энифа была укутана покрывалом облаков.
    - Большая часть поверхности покрыта водой, - сообщил Страус. - Имеется три материка, расположенных цепочкой вдоль экватора. Природа здесь только-только вошла во вкус Эксперимента. Вот полюбуйтесь.
    На центральном экране рубки появилось сплошное зеленое море.
    - Мы сейчас проходим над средним материком, под нами тропические джунгли - и жизнь там, я вам доложу... Советую ознакомиться ближе, официально закончил Страус.
    Материк медленно уплывал из поля зрения, уступая место океану с рассыпанными по нему маленькими прибрежными островами.
    - Боюсь, здесь нам придется немного задержаться, - сказал Свен. - Мы должны хоть в общих чертах ознакомиться с планетой. Подготовь кибер, обратился он к Страусу.
    - Давно готов, ждем только вашего ценного указания, - как всегда, съязвил тот.
    Через десять минут после выхода "Ориона" на орбиту от него отделилась маленькая блестящая капля и, все ускоряя движение, по касательной стала падать на планету. Они наблюдали за ней, пока та не скрылась в облаках. Тотчас засветился правый экран, но на нем был виден лишь проносящийся мимо молочно-белый туман.
    - Толщина облачного покрова пять километров, - доложил кибер, - я сейчас из него выберусь.
    Сплошная пелена поредела, и сквозь легкую дымку уже хорошо просматривалась бескрайняя голубая гладь океана.
    - Нахожусь на высоте шести тысяч метров над уровнем моря, иду вдоль экватора. Детальный состав атмосферы пошел вторым каналом в память "Ориона", вам могу сообщить, что здешний воздух не пригоден для дыхания. Слишком высок процент содержания углекислого газа и практически полное отсутствие кислорода.
    Над горизонтом, как далекое облако, возникла тонкая полоска берега. Через пять минут первый материк уже занимал половину экрана. Движение замедлилось.
    - Картографирование проведу при возвращении. Разрешите снижаться?
    - Валяй, - разрешил Свен и хмыкнул, увидев порозовевшие экраны.
    Материк как бы упал на них, мгновенно заполнив весь экран, и остановился. Кибер висел теперь на высоте ста метров. Под ним расстилались непроходимые темно-зеленые заросли, очень мало напоминающие лес в земном смысле слова. Здешние растения почти все не имели стволов. Одни, прямо из гигантских пятиметровых луковиц, наполовину утонувших в гнилой болотистой почве, поднимали вверх длинные кожистые листья. Плотные и широкие, как тротуар, зачем-то поставленный вертикально. Другие имели несомненное сходство со свернувшимся ежом. Только создатель его, видимо, был не совсем здоров, сотворив его размером с небольшой домик и к тому же выкрасив в ядовито-зеленый цвет. И это кошмарное создание щетинилось во все стороны громадным количеством толстых острых игл. Были растения, напоминающие невероятно огромную земную капусту, только из середины этого рыхлого кочана поднимался вверх на высоту трехэтажного дома толстый, коричневато-зеленый стебель, вершину которого украшал огромных размеров трехлепестковый кроваво-красный цветок. Все это многообразие гигантских форм было переплетено бесконечно длинными зелено-пятнистыми змеями вьющихся растений.
    Заросли кишели самыми невероятными представителями фауны и хищной флоры. Вот прямо у них перед глазами существо, напоминающее восьминогого комара с двумя парами одинаковых по длине крыльев, оказывается в пасти небольшого круглоголового дракончика. Тот, в предвкушении приятного обеда, усаживается на торчащий почти горизонтально и уже побуревший обломок увядшего стебля, но только успевает свернуть свои длинные кожаные крылья и перехватить добычу короткими, уродливыми, торчащими прямо у зубастой пасти лапками, как ближайший цветок резко падает вниз, накрывая размечтавшегося об обеде хищника. Лепестки охлопываются, и стебель медленно выпрямляется, поднимая на прежнюю высоту закрытый дергающийся бутон.
    И так везде. Кто-то непрерывно за кем-то охотится и сам в свою очередь неожиданно становится жертвой. Бесконечные маленькие трагедии необузданного дикого мира.
    Буйные зеленые заросли медленно проплывают на экране.
    Впереди расстилается мрачная черная топь. Над ней висят вечные свинцово-серые облака испарений. Кажется, что они даже ощущают затхлый, сырой воздух. Из неподвижной, маслянистой воды довольно далеко друг от друга торчат короткие толстые стебли, увенчанные голубовато-белыми, напоминающими кувшинку, цветами. Только размеры здешних кувшинок во много раз превышают земные.
    А болото уже под ними. Они как бы плывут в десяти метрах над его поверхностью.
    Неожиданно впереди, прямо из прогнившей воды, выплывает ярко светящийся желтый шар. От него вниз тянется тоненький, как ниточка, стебелек. Кибер медленно приближается к этому фонарику, но когда до него остается не более пяти метров...
    - Это приманка! Чувствую мощный поток жесткого излучения, живое существо вряд ли его выдержит. Вот хищник нападает.
    Резкий бросок вверх - и все видят, как сзади жирная болотная жижа вдруг приходит в движение и из нее взвивается вверх длинное черное глянцево-блестящее тело с гигантской ложкой-пастью на конце. Ложка-пасть описывает десятиметровую дугу и, подняв веер брызг, шлепается обратно в болото. Шар-приманка тускнеет и быстро исчезает в воде. И все вокруг опять тихо и спокойно, и лишь расходящиеся по воде ленивые круги волн напоминают о неудавшемся нападении.
    Снова медленное снижение.
    - Пролети поближе к цветку, - попросил Такэо.
    Когда до цветка оставалось не более восьми метров, прямо им в лицо метнулась разинутая голубая пасть. Все инстинктивно отшатнулись, но экраны уже были темными. Даже реакции автомата не хватило на то, чтобы успеть увернуться.
    - Оно меня проглотило, - бодро доложил кибер, - сейчас пытается переварить. Я понял, как оно работает: стебель только кажется толстым, на самом деле он свернут в спираль и в нужный момент растение выстреливает цветком навстречу жертве. Оно сняло меня на высоте шести метров, но это для них не предел. Анализирую состав сока. Глупое, оно не понимает, что я несъедобен. Да, простите, вы же ничего не видите, перевожу ваш экран на инфракрасное зрение.
    Экран порозовел. Кибер плавал в прозрачном, густом, тяжело булькающем сиропе. Закрывшиеся лепестки нависали сверху плотным, не пропускающим ни лучика света, сводом; внизу, на дне чаши, жадно шевелились метровые ворсинки, с нетерпением ожидая разложения добычи.
    - Хватит, - первым не выдержал Николай, - заканчивай анализы и побыстрее выбирайся оттуда.
    - У меня все готово, - последовал спокойный ответ, - ждал, пока вы налюбуетесь.
    Он включил излучатель, и сразу плотный, казавшийся монолитным свод дрогнул и обмяк. Один из лепестков тяжело откинулся назад, открывая выход.
    Сверху цветок выглядел теперь не очень привлекательно. Лепестки сморщились и потемнели, но все, кроме одного, были по-прежнему крепко сжаты. А этот один безжизненно повис, и в образовавшееся отверстие вытекал и тяжелыми каплями падал в грязь густой розовый сок.
    - С местной флорой и фауной мы теперь в общих чертах знакомы, - подвел итог Свен, - сюда нужна большая и серьезная экспедиция космобиологов. Проводи картографирование и возвращайся на борт.
    Они молча направились в кают-компанию заканчивать просмотр. А перед глазами все еще стоял поверженный хищник, полуживотное-полурастение, жуткий результат эволюции чужого мира.
    Как только они вошли в кают-компанию, раздался взволнованный голос Страуса:
    - Есть кое-что интересное на втором материке. Вы вернетесь в рубку или дать изображение сюда?
    - Посмотрим здесь, - сказал Свен.
    - Нам надоело сновать челноком между рубкой и кают-компанией, - добавил Николай.
    Страус промолчал.
    На экране появилась бескрайняя желтая пустыня с чернеющими на горизонте развалинами. Вскоре люди убедились, что это действительно полузасыпанные песком руины, и только в самой середине сохранился целым трехметровый купол, сделанный из какого-то голубоватого и, судя по состоянию остальных развалин, невероятно прочного материала. Кибер медленно проплывал над почерневшими и, казалось, обугленными безжалостным солнцем остатками строений. Но вот прямо под ними оказался купол, и все увидели, что на его вершине изображена система Энифа, а третья и четвертая планеты соединены стрелочками.
    - Вот тебе и первые следы освоения ближнего космоса, - пробормотал Свен, - только состояние этих следов уж больно плачевное. И, словно в подтверждение, Страус сообщил:
    - Развалинам более семидесяти миллионов лет.
    Николай присвистнул. Такая огромная разница между возрастом корабля, встретившего их, и развалинами ужасала. Трудно было представить возможности цивилизации, возраст которой исчисляется десятками миллионов лет.
    - Может, оставим просмотр на завтра? - высказал общее мнение Николай. По-моему, на сегодня впечатлений больше чем достаточно.
    ГЛАВА З
    Не успели они проснуться, как Страус доложил, что он уже три часа кружится вокруг четвертой планеты, и добавил ворчливым тоном, что они могли бы и пошевеливаться.
    - Есть что-нибудь новенькое? - спросил Николай.
    - Планета молчит, - с грустью ответил Страус. - Судя по всему, на ней нет ни единой живой души. Я имею в виду - разумной живой души, - поправился он. - А всяких неразумных живых тварей здесь хоть отбавляй.
    - Время у нас есть, - сказал Такэо, - поэтому я предлагаю не торопиться. Сначала досмотрим то, что нам показывали на корабле, а потом решим - как и в какой последовательности будем знакомиться с обстановкой на сегодня. Нам ведь...
    - Ваш кофе готов, - перебил его Страус.
    - Что за невозможная манера перебивать говорящего! - возмутился Николай.
    Страус промолчал, а Такэо продолжил как ни в чем не бывало:
    - ... необходимо знать, что изменилось там за последние несколько сотен лет, а для этого мы должны увидеть все, что нам собирались показать исчезнувшие обитатели планеты. А пока мы пьем кофе - Страус-сан, надеюсь, расскажет нам что-нибудь интересное, он ведь наверняка приберег кое-что на десерт.
    Экраны центральной рубки управления наверняка засияли розовым.
    - Кофе я сварил сегодня покрепче, - сообщил Страус, - именно такой, какой любит Тода-сан. И вообще, денек вам сегодня, по-моему, предстоит тяжелый. Идите пить кофе, пока не остыл.
    Как только они собрались в маленьком корабельном камбузе, Страус начал излагать нынешнее положение дел на планете, точнее - свой взгляд на него.
    - В древней песне поется, - издалека начал он, - "нам сверху видно все, ты так и знай", мне же сверху видно несомненно много, однако далеко не все.
    - Короче, - попросил Николай.
    - Что за невозможная манера перебивать говорящего, - произнес Страус голосом Николая и продолжил уже своим, но все в том же духе: - Я, например, не вижу, да и, вероятно, не могу увидеть, куда делось население Города, но то, что в настоящее время там нет ни одного живого существа, которое могло бы претендовать на звание разумного, а сама планета находится в весьма удручающем состоянии, - я разглядел хорошо. И судя по всему, она не имеет хозяев уже довольно давно. И самое замечательное: несмотря на полную дикость планеты в целом, одно место на ней по-прежнему находится в идеальном порядке. Это место - Город, который вы видели. Я чувствую, что вы взмокли от нетерпения. Хорошо, уговорили, постараюсь быть кратким. В отличие от вас, я все уже просмотрел до конца, еще когда вы транслировали это с корабля. Вокруг Города на сотни километров простиралась сельскохозяйственная зона, тщательно распланированная и заботливо обрабатываемая. Дальше шла производственная зона. Обслуживание их было полностью автоматизировано. Показывали, правда, довольно кратко, но я нигде в этих местах не увидел ни одного живого существа. Только машины, которые обрабатывали все это хозяйство, снабжали Город всем необходимым и, кроме того, сами себя контролировали, воссоздавали и совершенствовали.
    - А сейчас? - вырвалось у Николая.
    - А сейчас все пространство вокруг Города заросло дичайшим лесом. От зданий промышленной зоны остались одни развалины. Мертвые руины, там и сям поднимающиеся над девственным лесом и оплетенные дикими ползучими растениями. Печальная картина, доложу я вам. Кроме того, я заметил десяток зон повышенной гравитации. Не думаю, что это осталось от бывших хозяев планеты. В этих местах деревья, везде довольно высокие, буквально стелются по земле, а руины выглядят особенно плачевно. Создается впечатление, что их довольно долго прессовали. Но вы это и сами увидите. Зато Город ничуть не изменился. Те же уровни, те же климатические зоны на каждом из них, кругом чистота и порядок. Но в отличие от того, что вы видели, это чистота и порядок мертвого города. Впрочем, кофе вы уже выпили, можете прийти ко мне в рубку и полюбоваться сами, мы как раз пролетаем над Городом.
    - Нет. Мы пойдем твоим путем, - сказал Свен, - сначала досмотрим все до конца, а потом будем знакомиться с планетой.
    Во всем, что Такэо видел на экране, он пытался найти зерно, хоть какой-то намек на решение вставшей перед ними загадки. А Свену было просто грустно. Грустно видеть на экране жизнь и одновременно сознавать, что ее уже нет. Что больше не кружат над Городом полупрозрачные разноцветные шары, в которых хорошо видны силуэты его обитателей. Что никто больше не прогуливается по степи, не любуется восходами и закатами Энифа, не живет, не дышит, не любит.
    Впрочем, на два обстоятельства обратили внимание все. Ни на одном лице, множество которых промелькнуло перед ними, они не увидели улыбки. Ни одного смеющегося айсианина. Строгие, серьезные лица и холодный, ничего не выражающий взгляд. Не меньше удивило их и то, что они нигде не увидели детей и стариков, казалось - все айсиане одного возраста.
    - Пойдемте обедать, - предложил Свен, когда просмотр закончился.
    - Страус сказал, что на планете вполне пригодный для дыхания воздух. Николай внимательно посмотрел на Свена и Такэо. - Никаких вредных излучений и в пределах Города ни одного микроорганизма. Город стерилен, чего не скажешь об окружающих его зарослях. Предлагаю после обеда отправиться вниз.
    - А я думаю, что лететь должен я один, - тихо возразил Такэо, - уж слишком там безопасно, чтобы рисковать сразу всем экипажем.
    - Так уж и рисковать. Повторяю: Город абсолютно стерилен.
    - Вот именно поэтому я и считаю, что лететь надо одному.
    - Я согласен с Такэо, не надо торопить события, как говорили наши мудрые предки: спешка нужна при ловле блох. Хотя я до сих пор не пойму, как они вообще умудрялись поймать этих шустрых насекомых. Я думаю, Такэо за сутки определится и тогда мы присоединимся к нему.
    - Готовить посадочную капсулу? - спросил Страус.
    - Давай, если обед готов.
    - Обед на столе, капсула будет готова через двадцать минут. - Страус был как никогда серьезен.
    ГЛАВА 4
    Посадочная капсула с Такэо на борту, сделав один сужающийся по спирали виток вокруг планеты, совершила посадку в первом, самом верхнем уровне Города.
    Такэо очень не нравилась эта абсолютная безопасность. Хоть бы какой-то намек на причину исчезновения жителей планеты. Ничего. Все тихо, мирно, спокойно. Это и вызывало опасения. В истории освоения Галактики так и осталась загадкой гибель экипажа "Альтаира". Среди восемнадцати планет Канопуса, альфы Киля, ими была обнаружена планета земного типа. Горы, леса, озера, чистый воздух, прекрасная ключевая вода и абсолютное отсутствие фауны. Было получено только одно сообщение, в котором на все лады воспевались достоинства планеты, и экспедиция замолчала. Через две недели к Канопусу был послан спасательный корабль. Спасать было некого: обнаружили три трупа. Причины смерти установить не удалось. Бортовой журнал корабля заканчивался словами: "Не снимайте скафандры..." И все. Самые тщательные анализы не дали никаких результатов. Полное отсутствие каких-либо вредных газов, примесей, излучений и микроорганизмов. Абсолютная, как и здесь, стерильность. Только все животные, привезенные на планету, через пять часов вдруг становились вялыми и спустя несколько минут умирали. У них безо всяких видимых причин останавливалось сердце. На планете оставили кибера и покинули ее.
    Потому-то и не нравилась здешняя стерильность Такэо. Но, понимая, что через сутки Николай настоит на высадке, Такэо решил пойти ва-банк. Показавшись друзьям в скафандре высокой защиты - что Николай встретил ироничным "хм", имея в виду, что дважды в одну точку метеорит не падает, он улыбнулся им и, выйдя из посадочной капсулы, снял шлем. Ведь теперь Свен с Николаем могли наблюдать прекрасную круговую панораму благодаря дюжине "глаз" на скафандре, но не видели его самого.
    Худощавый, невысокий Такэо одиноко стоял среди колышущегося изумрудно-зеленого моря травы, доходящей ему почти до пояса. Легкий ветерок, пахнущий степью, лишь слегка шевелил его коротко стриженные, удивительно мягкие волосы. Глаза задумчиво глядели вдаль, туда, где над мнимым горизонтом поднимались далекие голубые горы пятого уровня. За его спиной круто уходила вверх стометровая наклонная стена, за которой, по всей видимости, находились жилые помещения исчезнувших айсиан. Вечерело. И Эниф, опускаясь, очень близко подошел к гигантскому, закрывающему полнеба, шару.
    "Странно", - Такэо повертел головой и убедился, что никакой тени шар не отбрасывает, хотя свою собственную, вытянувшуюся на несколько метров, тень он видел прекрасно.
    - Очень странно, - повторил он вслух и медленно пошел вправо, желая попасть в то место, где Эниф, по его расчетам, должен был скрыться за шаром.
    - Что у тебя там странно? - совсем рядом раздался голос Свена. Такэо промолчал.
    Едва слепящий оранжевый диск коснулся шара, как с другой стороны его брызнул яркий луч. И, двигаясь дальше, Такэо убедился, что Эниф, заходя за это гигантское сооружение, тут же выходит из-за него, поэтому и нет тени.
    - Уже не странно, а просто удивительно, - ответил Такэо. - Вокруг шара свернуто пространство, а я-то ломал себе голову, как они могли жить, закрывая для себя полнеба. А Земля до сих пор молчит?
    - Минут пять назад запросила, нужна ли нам помощь, я сказал, что пока справляемся, а с расшифровкой их сообщения дело продвигается туго.
    - Да, пока справляемся сами, - задумчиво повторил Такэо. - Ну я пойду, попробую попасть в Город.
    - Счастливо.
    Как только Такэо на метр приблизился к стене, часть ее исчезла, открывая вход.
    - Меня гостеприимно приглашают посетить Город.
    - Будь осторожен, - напутствовал Свен.
    - Не думаю, чтобы меня ждали там неприятности, да и потом - ты ведь знаешь, что я в таких случаях всегда предельно осторожен.
    Свен молча и напряженно сопел над ухом.
    Справа и слева от входа клубился светящийся туман. Дальше он, постепенно угасая, превращался в непроницаемо-черную тьму. Три шага вперед и сопение над ухом внезапно оборвалось. Наступила глухая, вязкая тишина. Такэо обернулся: там, где он только что вошел, теперь колыхалась пелена этого молочно-белого, странно светящегося тумана.
    Пробормотав нечто нечленораздельное, он вернулся. Светящаяся дымка заколыхалась, отступая, и скрытая за ней часть гладкой вертикальной поверхности как бы растворилась, открывая выход на равнину.
    По ушам ударил громоподобный бас Свена:
    - ... случилось. Та?
    Такэо даже поморщился от столь мощного звукового контраста. Свен глубоко вдохнул и произнес уже на полтона тише:
    - Почему ты исчез? Все экраны погасли.
    - Все в порядке, Свен, когда я вошел, дверь закрылась и связь оборвалась, но как только я вернулся, меня сразу выпустили. Не волнуйтесь, я исчезну на полчаса, не больше, поскучайте немного без меня. Договорились?
    - Может, чуть подождешь и пойдем вместе? - спросил Николай.
    - Не стоит, да и Свену будет одному слишком скучно. А мне скучать не приходится. Все в порядке, ребята, я пошел.
    И, не дожидаясь ответа, он отступил от входа, опять обрывая связь с кораблем. Теперь он заметил, что, когда дверь затягивалась, а она именно затягивалась, темнее не становилось.
    Такэо немного постоял в задумчивости и, мысленно подбросив монету - в какую сторону идти, повернул направо.
    Странный туман, на мгновение сгустившись со всех сторон, отступил и исчез вовсе. А он, слегка обалдевший, остался стоять в самой середине широкой, длинной галереи. Именно в середине. И никакого намека на самосветящуюся дымку или непроницаемо-черную мглу.
    "И где теперь выход? Ладно, придет время - и выйдем".
    В полусотне метров впереди и сзади галерея кончалась тупиками, а справа... Справа, буквально в нескольких шагах от него, колыхалась трава, дул легкий ветерок, пахло степью и в трехстах метрах уверенно стоял на трех опорах шар посадочной капсулы "Ориона". Такэо даже попытался позвать Свена, но сообразил, что по-прежнему экранирован, а перед ним на удивление прозрачная стена.
    Он приблизился к ней и увидел, что идеальная прозрачность помутнела, задергиваясь молочно-белой пеленой.
    - Ну вот, - пробормотал он, - ты спрашивал - где выход, а он где угодно. Вероятно так же, как и вход, иначе - чем объяснить, что я сразу в него попал.
    Такэо отступил назад, и опять ничего не мешало любоваться открытой степью.
    Перед ним было нечто похожее на защитный экран, но с весьма сложными свойствами. И какой бездной энергии должны были обладать айсиане, если могли позволить себе пользоваться такими гигантскими по площади экранами.
    - И ведь они действуют до сих пор! - ужаснулся он, медленно идя по этой странной прогулочной галерее. Слева, вдоль нее, тянулась глухая стена. Он решил пока не приближаться к ней, а пройтись по галерее до конца.
    - Не может там быть просто тупик, - сказал он сам себе и оказался прав.
    В стене, едва он к ней приблизился, тут же образовалась дверь. Пройдя ее, Такэо обернулся, наблюдая, как она затягивается, а когда глянул направо, был ошеломлен до предела. За стеной уже и не пахло степью, там он увидел залитый вечерним светом Энифа золотой песок пляжа, на который лениво накатывались, рассыпаясь брызгами пены, огромные сине-зеленые волны. Он с трудом верил в то, что находится уже на восьмом, самом нижнем уровне Города.
    - Что ж, теперь надо попробовать выйти здесь, - решил он, поворачивая прямо к пляжу. И, быстро миновав бело-светящуюся пелену тумана, уже шел по нему, давя тяжелыми башмаками скафандра причудливые золотистые раковины.
    - Послушай, Та, как ты там оказался? - тотчас услышал он удивленный голос Свена. - Ты ведь сейчас в ста шестидесяти километрах от места посадки, на самом нижнем уровне Города. У них что там, сверхскоростные лифты?
    - Я догадался, где нахожусь, - улыбнулся Такэо, - но ты мыслишь на моем уровне, а это примитив. Просто они делали с пространством все, что хотели. Я оказался здесь, пройдя всего один шаг - дверь в стене.
    - Дальше в лес - больше дров, - высказался Николай. - Но если они такие всемогущие, почему же они вымерли?
    - А кто тебе сказал, что они вымерли? Их нет - это так. Где они вопрос. Но "вымерли" - это слишком. Кстати, вы обратили внимание, что Эниф все еще довольно высоко над горизонтом? А ведь я опустился на восемьсот метров вниз. Еще один фокус с пространством. Эниф, вероятно, заходит для всех уровней одновременно. Но для меня пока достаточно, я возвращаюсь, не скучайте.
    Уверенно войдя в Город и уже не оглядываясь, он сразу повернул налево, быстро прошел галерею с пляжем, отметив про себя, что, как и в первый раз, оказался в ее середине и, миновав туманную дверь, вышел на галерею верхнего уровня, а оттуда прямиком в степь.
    - На первый раз достаточно, - сказал он себе и направился к капсуле, где его уже дожидался горячий обед. А проголодался он почему-то не на шутку.
    Пообедав, Такэо решил немного отдохнуть, и неожиданно для себя задремал. Вероятно, сказалось нервное напряжение последнего часа, но сон не принес отдыха. Он был короток и беспокоен. Ему приснилось множество айсиан, медленно проходящих перед ним и как бы в знак прощания поднимающих правые руки. Их лица ничего не выражали, глаза были холодны и безучастны. Они проходили перед ним и исчезали в оранжевом мареве. Он знал, что они уходят в никуда.
    Проснувшись, он еще долго не мог избавиться от чувства холодной и непоколебимой уверенности в правильно выбранном пути, исходившей от айсиан. Он понимал, что видел во сне последний шаг их цивилизации, но чем обусловлен этот шаг и что значит "в никуда"? Он не знал, хотя был уверен в том, что во сне это было ему совершенно ясно.
    Эта нереальная реальность снов, когда, проснувшись, вспоминаешь только жалкие кусочки такого красочного и цельного, но, увы, неповторимого... Когда чувствуешь, что что-то самое главное находится рядом, здесь, но никак не дается, ускользает, да так навсегда и теряется в хлопотах наступившего дня.
    Задумавшись, он еще долго лежал, не открывая глаз, и на "Орионе" думали, что он спит. Неожиданно он вскочил и мельком глянул на время прошло два с половиной часа.
    - Ты чего? - удивленно спросил Николай.
    - Ничего, ничего, - улыбнулся Такэо. - Просто решил, что уже залежался.
    И он стал влезать в скафандр.
    - Может, все-таки подлететь к тебе?
    - Не спеши, - опять улыбнулся он, - завтра вы присоединитесь ко мне, а пока я уж как-нибудь сам. - И, закрыв защитное стекло шлема, он направился к выходу.
    - Не скучайте без меня, я на этот раз пропаду на час-полтора. Попробую немного углубиться в Город.
    Это он говорил, уже выйдя из капсулы и сняв шлем.
    Как и в первый раз, Город гостеприимно впустил его и, закрыв вход, оборвал связь с кораблем. Теперь он повернул налево и оказался на галерее второго уровня. Он уже начал привыкать к этим перемещениям в пространстве и, решив сейчас не покидать пределов Города, он подошел к глухой дальней стене галереи. Тут же часть стены растаяла, и Такэо, не задумываясь, вошел. Он оказался в довольно большом, мягко светящемся квадратном помещении, стены которого едва заметно пульсировали.
    Подойдя к противоположной стене и заглянув в образовавшийся проход, он увидел длинную галерею, увешанную, как ему показалось, картинами.
    - Это интересно, - пробормотал он, - заглянем сюда попозже.
    И он подошел к правой стене. Перед ним, прямо от двери, тянулась вдаль та же галерея. Почувствовав неладное, он вернулся туда, откуда только что пришел, и почти не удивился, увидев то же самое. Теперь он был почти уверен, что и четвертая стена выведет его туда же. Так оно и оказалось. "Хороши шуточки..." - подумал Такэо.
    - Ну раз уж вы так настаиваете... - сказал он вслух и перешагнул порог.
    Эта была действительно картинная галерея. Только картины в ней были несколько необычны. Справа и слева от него, чуть-чуть не касаясь пола, висели в воздухе прекрасные объемные изображения мужчины и женщины. Как только он поравнялся с ними, мужчина справа, а женщина слева плавно повели руками, как бы приглашая продолжить осмотр, и Такэо почувствовал, как его наполняет спокойная уверенность, что здесь с ним ничего плохого не случится, и как только он увидит то, что ему хотят показать, он благополучно выберется из Города. Только одно продолжало его волновать - не затянулся бы осмотр. Ведь если он задержится и вовремя не выйдет на связь, друзья будут беспокоиться и, чего доброго, раньше времени опустятся на планету.
    Но вскоре он забыл обо всем, настолько интересны были живые картины, мимо которых он проходил. Смысл первой из них он понял сразу и совершенно однозначно. На ней всю левую часть занимало изображение айсианина. Он стоял в спокойной, расслабленной позе, скрестив руки на груди, весь исполненный величавой независимости. В правом верхнем углу неподвижно застыла планетная система Энифа. Правый нижний угол был пуст.
    Как только Такэо подошел к картине, она ожила. Черты айсианина обрели объемность, и ему на мгновение даже показалось, что напротив стоит реальное живое существо - настолько великолепно было качество изображения. Планеты справа двинулись в свой бесконечный путь вокруг Энифа. Едва Айси завершила первый оборот, в нижнем углу появилась единичка. То есть прошел один айсианский год. А планеты все быстрей и быстрей вращались вокруг центрального светила, и Такэо уже не успевал следить за изменением значков в правом нижнем углу картины. Система счисления у них, как и у землян, была десятичной.
    Число внизу картины обзавелось пятым знаком. Точки планет уже давно слились в четыре концентрических эллипса.
    Число стало шестизначным, а айсианин все так же спокойно стоял, скрестив руки на груди, и равнодушно смотрел прямо в глаза Такэо. По его спине пробежал холод: в числе появился седьмой знак - счет пошел на миллионы лет. И Такэо был почему-то уверен, что показывали не обобщенно всю цивилизацию айсиан в образе одного ее представителя, а одну живую и жившую такую бездну лет особь. Один айсианский год равен почти десяти земным, вспомнил он. В это время бег планет внезапно замедлился, и они так же неторопливо, как и вначале, двинулись по кругу. А на табло в правом углу неподвижно застыло семизначное число. Это означало, что прошло несколько десятков миллионов земных лет. Для человека это была почти вечность. А четвертая планета завершала очередной и, как понял Такэо, последний для разумной жизни оборот.
    Как только она приблизилась к невидимой, но роковой черте, айсианин ожил, поднял руку в знакомом Такэо по сну прощальном жесте и шагнул в сторону. На его месте оказалась женщина. Она повторила движение мужчины и тоже сделала шаг. Опять мужчина...
    И перед ошеломленным Такэо потянулся до боли знакомый нескончаемый строй айсиан, поднимавших правые руки в прощальном жесте. Они направлялись к Энифу и исчезали в слепящем пламени гигантской звезды.
    "Что это, - думал Такэо, - аллегория или..."
    Но в этот момент шар Энифа резко приблизился, Такэо даже показалось, что по лицу лизнули десятки плазменных языков и он погрузился в пылающие недра гиганта.
    И он увидел. Увидел то, чего не ожидал никак. Внутри звезды была черная дыра. В нее и шагнул последний уходящий айсианин.
    Опять перед глазами мелькнули пылающие недра Энифа и опять в кружении четырех планет засияла яркая звезда, но левая часть картины была пуста.
    Дальше картины были не менее захватывающие, но в большинстве своем совершенно непонятные. Такэо и не старался их понять, все, что он видел, записывалось, и разбираться, что к чему, сейчас не входило в его задачу. Главным для него было увидеть как можно больше, а смотреть было чрезвычайно интересно, и едва замирала очередная картина, он переходил к следующей.
    Во всем этом живом многообразии обязательно присутствовали две общие черточки, сразу бросающиеся в глаза. У всех в левом нижнем углу стояли числа, увеличивающиеся по мере продвижения его в глубь галереи и, вероятно, обозначающие годы происходящих на картинах событий. И второе: какая бы цифра ни стояла в левом нижнем углу, двух-, четырех- или семизначная, все живущие на картинах ( а иного слова он не смог подобрать) айсиане были неизменно молоды и у всех был одинаково отсутствующий взгляд. Такэо понял - все, что он до сих пор видел, происходило на протяжении жизни одного поколения айсиан. Но это только добавляло лишний вопрос к стоящей перед ним загадке. Что было до них? Как жили и кто они, те, кому на смену пришло это последнее поколение?
    Такэо не увидел этого. Галерея кончилась. И только теперь, когда все было осмотрено, он неожиданно ощутил слабость в ногах и острое, до судорог в животе, чувство голода и, глянув на время, он пришел в ужас: с момента его входа в Город прошло больше двенадцати часов.
    "Господи, да они же там с ума сходят, - подумал он, торопливо подходя к стене в конце галереи. Он буквально прыгнул в ее не успевшее образоваться отверстие выхода и с облегчением увидел, что находится на первом уровне прямо против одиноко стоящей посадочной капсулы - Значит, все еще сидят наверху. Ну и достанется же мне сейчас от Свена..."
    Успокаивало одно - отсутствие вины. Ведь не осмотрев галерею, он просто не смог бы выйти из Города. Но это слабое оправдание не срабатывало, ведь он мог бы и поторопиться. На душе было неспокойно.
    Вопреки ожидаемому разносу, выйдя, он услышал горячий спор Николая со Свеном о достоинствах различных способов заварки кофе. Свен знал их множество и, как правило, время от времени менял, а Николай с упрямством фанатика отстаивал кофе по-турецки, предпочитая его всем остальным. Они так увлеклись, что не сразу заметили его появление на связи. Такэо это настолько удивило, что он глупо спросил:
    - Который час, ребята?
    - У тебя, что, часов нет? - вопросом на вопрос ответил Свен. - Тебя не было ровно час, вот и посчитай, если лень на свои глянуть.
    Он был явно раздражен упрямством Николая, не желающего даже вдуматься в его доводы, но тут же виновато пробормотал:
    - Прости, что нового?
    - Расскажу потом, я почему-то чертовски устал.
    - Странно, - усмехнулся Николай, - вроде крепкий парень, а за какой-то час чертовски устал.
    - Да. И к тому же голоден, - добавил Такэо и неторопливо побрел к капсуле.
    ГЛАВА 5
    - Ну и здоров мужик! - восхищенно сказал Николай проснувшемуся Такэо. После часовой прогулки проспать десять часов - это, знаешь... Из тебя что там, веревки вили?
    - Нет, Ник, просто "гулял" я не час, как вы думаете, а двенадцать с лишним. Не веришь - посмотри на мои часы. Я их не переводил - и это не шутка. - И он протянул к экрану руку с часами.
    - Ты до сих пор против нашего спуска? - спросил появившийся на экране Свен.
    Опасаться повторения истории с "Альтаиром" больше не было смысла, тянуть время дальше - тоже.
    "Если что и случится, то что-то новенькое", - решил Такэо, а вслух сказал:
    - Нет, я вас жду.
    Через двадцать минут вторая посадочная капсула корабля приземлилась рядом. Свен с Николаем вышли, основательно упакованные в скафандры, и с удивлением уставились на открытое, улыбающееся лицо Такэо.
    - Да, я с самого начала снял шлем. Уж очень захотелось подышать свежим воздухом.
    - Нехороший ты человек, Та, - проникновенно сказал Николай.
    - Может быть, Ник, может быть.
    - Так что у тебя вчера случилось с часами?
    - Понимаешь, Свен, не с часами, со мной. Когда я вчера вошел в Город, то был уверен, что не задержусь там больше часа, но попал в ловушку. Все четыре двери, в том числе и та, через которую я вошел, вели в одно и то же место. Пока я осматривал их живые картины, а вам еще предстоит их увидеть, я забыл о времени, а вспомнив о нем, понял, что прогулял уж слишком долго, прошло больше двенадцати часов. И тем не менее, вышел я из Города ровно через час. Вам это о чем-нибудь говорит?
    - Ты думаешь, что Город все еще обитаем?
    - Исключено. Я уверен, что там не осталось ни единой живой души, но он сам живет и продолжает добросовестно работать на своих бывших хозяев. Он пускает нас туда, куда пустили бы они, и показывает только то, что было разрешено ими. Просмотрев такое огромное количество картин, я увидел только последнее поколение айсиан. Правда, очень долгоживущее, но последнее. И везде полное отсутствие эмоций. - Он помолчал, задумчиво перекладывая из руки в руку круглый зеленоватый камешек. - У меня создалось впечатление, что они жили по инерции, не испытывая никакого интереса к жизни. А что было до них? Как жили? Кто жил? Почему они, в конце концов, сделались такими? Не исключено, что на эти вопросы мы так и не получим ответов. Если они это не показали в своем историческом экскурсе - боюсь, так и не покажут. А меня сейчас почему-то очень интересуют предыдущие поколения.
    - Ты настолько заинтриговал меня, что я прямо сейчас побегу в этот загадочный Город, - сказал Николай, снимая скафандр.
    - Не иронизируй, пожалуйста. И потом, не знаю, как вы, но я еще не завтракал. А после вчерашнего предпочитаю перед подобной экскурсией плотно поесть.
    Вняв совету Такэо, все основательно позавтракали и в своих рабочих костюмах разведчиков РКР-3, легких, но оснащенных не менее серьезно, нежели скафандры, направились в Город.
    - Кстати, - Такэо повернулся к идущему сзади Свену, - я вовсе не уверен, что нас будут водить вместе.
    - Ты думаешь, каждого могут отправить своим маршрутом?
    - Повторяю: не уверен, но думаю, что это вполне возможно.
    Такэо оказался прав. Они втроем стояли в том же (за что, впрочем, он поручиться не мог) квадратном, мягко светящемся и слегка пульсирующем помещении. Николай первым подошел к стене. В образовавшийся проход все увидели круглую комнату с одним-единственным креслом посредине.
    - Пошли, - махнул рукой Николай и шагнул вперед.
    Проход затянулся.
    - Попробуем мы? - Свен вопросительно посмотрел на Такэо, и они вместе подошли к той же стене. Проход открылся снова.
    - Ты прав, - голос Свена был тих и равнодушен, - но где же теперь Николай?
    - Я думаю, там, где оказался бы любой из нас, войдя первым. Ты лучше мне вот что скажи, капитан: окажемся мы в этом коридоре вдвоем, если войдем вместе, или нас тоже разведут?
    - Ну, если этот гигантский зал можно назвать коридором...
    И они с удивлением посмотрели друг на друга. Стоя у одной двери и глядя в нее, они видели каждый свое.
    - Та-а-ак... - многозначительно протянул Такэо.
    - Попробуем войти, взявшись за руки?
    - Давай, но, думаю, не поможет.
    И они, крепко держась за руки, шагнули вперед. Шагнули каждый в свое. Едва оказавшись за порогом, оба ощутили, что рука, крепко сжимавшая руку друга, пуста.
    Такэо сразу хотел вернуться, но, оглянувшись, убедился, что стены сзади нет. Вдаль уходил длинный узкий коридор, исчезающий за поворотом.
    А Николай предавался воспоминаниям. Едва оказавшись в этой круглой комнате с одиноко стоящим креслом, он, как позже Такэо, сразу решил вернуться назад, но был вынужден с досадой констатировать, что оказался самым примитивным образом запертым. Двери попросту нигде не появилось. Окончательно убедившись, что выйти ему не удастся, он сел в кресло, с такой категоричной любезностью предложенное ему, и утонул в воспоминаниях. Они были яркими и, на первый взгляд, совершенно хаотичными. Всплывали в сознании одно за другим без всякого соблюдения хронологии. Его память буквально выворачивалась наизнанку. Из нее выскребали все, даже то, что, казалось, было прочно и навсегда забыто.
    Он вспоминал давние и незначительные события, вроде горького и безутешного рева над случайно разбитой любимой чашкой с красивым зайчиком в цветных штанишках. Как горько он тогда ревел. И папа, провозившись часа два, очень аккуратно склеил ее из кусочков. Сколько было радости вновь увидеть своего зайчика целым!
    Были недавние и серьезные, вроде его единственной и такой неожиданной измены жене. Как это произошло, он не понимал до сих пор. И что она ему принесла? Горе? Радость? Сплошные сомнения... Он как бы раздвоился, и до сих пор у него при воспоминании об этом от стыда рдели щеки и одновременно сладостно сжимало сердце. И сейчас, вспоминая все до мельчайших подробностей, он опять горел от наслаждения и мучился от невыносимого стыда. Время как-то сгладило все это, а теперь сомнения вновь захлестнули его.
    Воспоминания сменялись одно другим, то быстро, то медленно наплывали друг на друга, не смешиваясь при этом. Но была в их смене какая-то непонятная Николаю закономерность, и, пытаясь разобраться во всем, найти связующее звено, он совершенно обессилел. И все кончилось. Николай медленно поднялся, как вчера Такэо, ощутил жуткий голод, и перед ним открылся выход.
    Почти одновременно с Николаем из Города вышли Такэо и Свен. Их вид лучше всяких слов говорил о том, что они тоже отнюдь не отдохнули за прошедшее время... Желания делиться впечатлениями ни у кого не возникло, и они молча направились к посадочным капсулам, рядом с которыми заботливый Страус, управляющий с орбиты роем киберов, уже воздвиг прекрасно оборудованную временную базу. На этот раз расхождения с корабельными часами не было, прошла половина земных суток.
    - В следующий раз попробуем каждый назначить свое время возвращения, буркнул за вечерним чаем Свен.
    - Так нас быстро приучат каждые двенадцать часов заваливаться спать на десять, - попытался улыбнуться Такэо. - Я например, уже сбился, который сейчас час по земному времени. И сколько я вообще прожил за эти дни.
    И они разбрелись по своим каютам.
    Проснувшись и зайдя в кают-компанию, Такэо застал там Николая, в одиночестве потягивающего, как он понял по ворчанию Страуса, крепчайший черный кофе.
    - Ну разве можно такой крепкий, - вел свою песню Страус, - сердце ты свое не бережешь, Николай.
    - Что тебе до моего сердца? - поднял голову Николай.
    - Не груби Страусу, - мягко сказал Такэо, - он не виноват, что ты встал сегодня не с той ноги. Что у тебя случилось?
    - Прости, - сказал Николай обиженно замолчавшему Страусу и, обращаясь к Такэо, продолжил: - Ничего, собственно, не случилось, Та. Просто разбередил вчера душу воспоминаниями, никак успокоиться не могу. Но давай оставим это, здесь никто, кроме меня, не разберется.
    - А ты все-таки попробуй рассказать, что вчера с тобой произошло, сказал Свен, как всегда, несмотря на свои габариты, незаметно появившийся в кают-компании.
    - Меня самым вульгарным образом заперли в той круглой комнате и заставили вспоминать. Воспоминания были очень яркими, я как бы все переживал заново.
    - Вот и довоспоминался, - неожиданно вставил Страус.
    - Оставь, не до шуток, - строго сказал Свен.
    - А я и не шучу. Насколько я понимаю, не всегда и не все вам полезно вспоминать, тем более так реально, как говорит Николай.
    - Спасибо, может ты и прав, - улыбнулся тот, - но главное сейчас не в этом. Я понял, что, несмотря на полнейший хаос в хронологии, все поступки, которые мне вспоминались, так или иначе вели к изменениям в моем характере, мировоззрении, к формированию моего сегодняшнего Я.
    - Да, да, - задумчиво произнес Такэо, - мне тоже показалось, что Город изучает нас. Но зачем?
    - Изучает, и весьма всесторонне, - Свен задумчиво почесал свою короткую и, несмотря на это, уже всклокоченную бороду. - Николай, насколько я понял, демонстрировал ему становление психики человека, с моей помощью он разобрался в анатомии и физиологии, а ты?
    - А я преподал историю развития человеческого общества. Никогда бы не подумал, что так прекрасно ее знаю. А насколько она кровава! Века, тысячелетия - кровь, кровь, кровь... Я шел по коридору, длинному-длинному коридору, и по обе стороны от себя наблюдал развитие человека, сначала от полуживотного до человека разумного, от дикаря к человеку, овладевшему техникой, и т. д. и т. д., вплоть до современности. Я говорю "наблюдал" это именно так, я видел все, что вспоминал, но, в отличие от Ника, вспоминал строго последовательно.
    Такэо замолчал. Свен задумчиво пощипывал бородку, Николай допивал почти остывший кофе. Молчание затянулось.
    - Меня не оставляет впечатление, что мы здесь не одни. Иначе кто станет всем этим интересоваться? - Николай поставил на стол пустую чашку.
    - Абсурд, - категорично заявил Свен. - Мы знаем, когда исчезла цивилизация на Айси. Город пуст.
    - Но мы не знаем, куда и почему они ушли, - тихо возразил Такэо, возможно, они вернутся, и тогда Город действует по программе сбора информации, составленной для него временно ушедшими хозяевами.
    - Хорошо - "временно"! Как минимум, тысяча лет!
    - Ты забываешь, сколько они жили. По сравнению с десятками миллионов, это сущий пустяк. И все-таки я готов с тобой согласиться. Если все население Земли вдруг одновременно исчезнет, я никогда не смогу поверить, что оно вернется. Но зачем тогда это изучение? Кому предназначены результаты? Нам надо идти в Город. Пусть он изучает нас, а мы узнаем, какие вопросы интересуют его. Может, это хоть что-нибудь прояснит.
    - Да, нам пора идти, - Свен встал.
    - А поесть? - удивился Страус.
    - Потом, - сказал Свен, - мы вернемся через час, не больше.
    - Знаю я ваш "час", - возмутился Страус. Ты так говоришь, как будто ты хозяин в Городе и сам выбираешь время возвращения. Вернетесь через час, а голодными проходите все двенадцать. И вообще, что это такое? Я обязан заботиться о вашем здоровье, а вы...
    - Хорошо, хорошо, - остановил Такэо заботливого Страуса.
    - Ну вот и славно, - успокоился тот.
    ГЛАВА 6
    Три маленькие человеческие фигурки медленно ползли по степи, покрывающей весь первый уровень Города. А Город наблюдал за ними. Миллионами глаз он следил за этими странными, такими беспомощными и короткоживущими существами, у которых, тем не менее, он не заметил и тени восхищения величием и мощью его хозяев. Удивление и, как ни странно, жалость. Жалость пигмеев к великанам. Этого совершенно не мог понять Город.
    Он знал - его ушедшие хозяева достигли всего, познали все, были всемогущи, они дошли до черты, за которой ничего нет. А эти жалкие существа, не имеющие и крохи знаний, которыми обладал народ Айси, почему-то жалеют их. Почему?
    Спросить Город не мог. Но, в отличие от своих хозяев, он был любопытен. Это было заложено в нем изначально и неистребимо. И еще одного не мог понять Город. Почему эти существа, называющие себя людьми, так интересуются предыдущими обитателями планеты. Ведь те были почти так же слабы и немощны, как и они сами. Чем же они так интересны? В чем их преимущество над всесильным последним поколением?
    А три человека уже подошли к его восточной стене, и он открыл им вход. Они хотят пройти вместе, что ж, пусть идут. Но при этом все хотят выйти одновременно, пробыв у него внутри разное время. Последнее желание сильней, и он выполнит его, но в таком случае он должен разделить их. Он сделает это. И всем троим он задаст один и тот же вопрос.
    Образ мыслей людей смущал его. Многое, что было очевидно и понятно им, ставило мозг Города в тупик. Он никак не мог уяснить, почему два абстрактных для него понятия "любовь" и "измена" вдруг вызвали такую бурю эмоций в душе человека, по его просьбе вспомнившего свое прошлое. Что заставило так мучиться и так ликовать это непонятное существо? У его хозяев таких проблем не возникало. И поэтому Городу было интересно с пришельцами.
    Всех троих Город впустил в одинаковые овальные комнаты с креслами посредине, и когда они сели, он попытался понять, в чем заключается смысл этих загадочных терминов. Но сколько ни вслушивался он в воспоминания, сколько ни всматривался в картины, возникающие в сознании грезящих людей, он так и не понял, что заставляет их вкушать этот странный эмоциональный коктейль из смеси горя и радости, муки и наслаждения.
    Разочарованный Город отпустил их. И впервые в его гигантском мозгу зародилась мысль: раз он не смог понять то, что приводит в трепет эти существа - значит и его хозяева не смогли бы понять этого, значит в чем-то они уступали пришельцам. Он впервые усомнился во всемогуществе своих хозяев, подумал о том, что они, пройдя очень долгий путь развития, на этом пути, вероятно, что-то потеряли. Но что? Этого так и не смог понять Город.
    А по степи в сторону своего жилища медленно ползли три маленькие фигурки. Три странных, загадочных человека. И Городу было жаль, что он так и не сумел понять их. Но надежду Город не оставил. Он знал: их обслуживает такой же, как и он сам, искусственный разум. На него теперь надеялся Город.
    ГЛАВА 7
    - И что же тебе подсказали вопросы, поставленные Городом? - Свен задумчиво и чуть раздраженно теребил свою короткую, но уже многострадальную бороду; по-моему, такого рода любопытство, мягко говоря, нескромно.
    - Я бы тоже назвал это нескромным, если бы знал, что вопросы задают люди, - спокойно ответил Такэо, - но поскольку они заданы НЕ человеком, в них нет и капли нескромного любопытства. Я не увидел здесь ничего, кроме разумного интереса к одной из важнейших сторон жизни человека. Мне непонятно другое: почему Город так заинтересовало именно это?
    - Послушайте, ребята, а который теперь час?
    - Двенадцать.
    - Три.
    Ответили Свен и Такэо одновременно. И с удивлением уставились друг на друга.
    - А на моих уже шесть вечера, и я умираю от голода, - улыбнулся Николай, - Страус, миленький, спаси меня, а...
    - Выходит, Город выполнил нашу просьбу, - Такэо, расслабившись, сидел в своем кресле, рассеянно глядя куда-то в угол кают-компании. - Мы пробыли там разное время, а вышли одновременно. А как ты догадался об этом?
    - Да просто случайно глянул на часы Свена и увидел, что по его времени мне еще рано есть, а есть хочется зверски. Дальше, думаю, понятно?
    - Вполне, - улыбнулся Такэо, - но если это так, то нужно попробовать задавать ему вопросы.
    - Прошу к столу, все стынет, - заявил Страус.
    - А я как-то не проголодался. - Свен с улыбкой смотрел на Николая, уписывающего ароматный борщ.
    - Я попросил бы вас впредь находиться в Городе одинаковое время, а то один голоден как волк, второму, видите ли, не до еды, а третий и вовсе сыт. А мне как быть прикажете? - спросил Страус.
    - Я, пожалуй, сейчас пойду отдохну, а им ты посоветуй еще раз прогуляться в Город на полчасика, только чтобы Такэо вернулся через три часа: а Свен через шесть часов. Так они меня и нагонят, - засмеялся Николай.
    - Да, я сейчас пойду еще раз в Город. А ты, Свен?
    - Нет, мы еще не были за Городом, я пойду на восток, а ты, Страус, пожалуйста, направь киберов на запад до океана и одного - обследовать острова.
    - Я-то направлю, это не проблема. Только и вам поесть бы не помешало, опять начал канючить Страус.
    - Хорошо, хорошо, уговорил, - сжалился Свен, - сотвори нам по паре бутербродов к чаю.
    - Будет вам по паре бутербродов к чаю, - бодро ответил Страус и замолчал.
    - Ты хочешь добраться до зоны повышенной гравитации?
    - Да. Хочу посмотреть, что... - И Свен замер с открытым ртом.
    - Вот это бутерброды! - восхищенно сказал Такэо. На большее его не хватило.
    Перед ним на столе красовались две полуторалитровые кружки горячего чая и четыре бутерброда, каждый величиной с книгу большого формата. Такэо смотрел на них и, казалось, ощущал в руках вес подобного фолианта. Бутерброды, конечно, были легче, но все-таки...
    - Ты что, издеваешься над нами? - расхохотался Свен.
    - Да-а-а... - Такэо, не прикасаясь, внимательно рассматривал гигантские творения Страуса. - Двумя руками твой бутерброд держать надо!
    - И вовсе я не издеваюсь, - возмутился Страус. Просто я думал, что вам необходимо как следует перекусить.
    Шесть гигантских творений исчезли в недрах стола, и их место заняли две нормальные чашки и четыре просто больших, но вполне приемлемых размеров бутерброда.
    - Ну это же совсем другое дело, - успокоился Свен, принимаясь за еду.
    - Другое дело, другое дело, - ворчал Страус, пока они ели, - о них заботишься, а они...
    - Ну вот видишь, - вдруг заявил он совершенно другим голосом, когда Свен заканчивал второй бутерброд. - А если бы я сразу поставил перед тобой эти, ты бы первый возмутился: почему, мол, такие большие, а на фоне тех они прошли вполне нормально.
    Такэо едва успел поймать последний кусок, вылетевший от хохота изо рта. Свен же, изо всех сил сдерживая смех, попытался скорчить обиженную гримасу, но в конце концов, не выдержав, тоже расхохотался.
    - Ну молодец. Страус, ну удружил! - с трудом выдавил он из себя сквозь смех. - Да ты у нас стратегом становишься.
    - С вами кем только не станешь, а то так и будете голодными ходить, как малые дети. - Страус был явно доволен своей выдумкой, которая, несмотря на простоту, так резко подняла настроение обоих.
    - Наши сбо-о-ры недолги... - бодро фальшивил Свен, влезая в РКР.
    Но Такэо с какой-то суеверной, болезненной настороженностью относился к подобным скачкообразным изменениям настроения. Он глубоко верил в чересполосицу жизни и всегда опасался, что чем выше и острее будет плюсовой пик, тем глубже и безнадежней может оказаться минусовой провал. И последнее всегда служило пресловутой ложечкой дегтя.
    Они вышли вместе и молча стояли под голубым айсианским небом. День уже перевалил за половину, но до заката было еще далеко.
    Из соседнего ангара неслышно выплыла капля пилотируемого модуля и через несколько секунд неподвижно повисла перед Свеном.
    Такэо проводил его взглядом и, повернувшись, не спеша побрел в сторону Города.
    "Надо попробовать, - думал он, мерно раздвигая коленями стебли высокой нежно-зеленой травы. Идти по этой степи было одно удовольствие. - Надо попробовать. Как говорили раньше: "За спрос не бьют в нос". Здесь, впрочем, кто его знает, но попробовать все равно надо".
    Ему не давала покоя тайна прошлых поколений айсиан. Почему о них умалчивают? Почему скрывают все, что не связано с последним поколением? Как жили до него?
    С этим он и хотел войти в Город. Он надеялся, что его вопросы будут услышаны. Ведь желание пробыть внутри разное время и выйти одновременно Город выполнил.
    Такэо оставалось пройти еще метров пятнадцать, и тут он увидел, что вход открыт. Это несколько удивило и насторожило его. Раньше вход открывался, когда до стены было уже рукой подать.
    - Странно, - сказал он вслух и заметил, что за первой видна вторая открытая дверь. - Очень странно. К чему такая спешка?
    А в душу неприятным холодком сочилось предчувствие беды. Ему почему-то очень хотелось ускорить шаги, как можно быстрее оказаться в Городе, но, не понимая причин этого, он изо всех сил сдерживал себя, продолжая идти все тем же размеренным, неспешным шагом. По мере приближения к двери усиливалось ощущение опасности и одновременно, откуда-то из глубин подсознания, поднималась уверенность в том, что беда грозит не ему. И он, все ускоряя и ускоряя шаги, почти бегом проскочил обе двери и остановился в маленьком круглом зале. Он даже не успел сесть в кресло, как оказался висящим в воздухе, именно такое создалось впечатление: ничего вокруг, только он - и рядом парящее в пространстве кресло. Под ним до самого горизонта, пылающего красками утренней зари, простирались заброшенные поля. Вверху, высоко в небе, висели легкие бело-розовые облака. Все было переполнено тишиной и покоем. Не ощущалось движения.
    И вдруг что-то изменилось вверху. Такэо почувствовал, как ледяная лапа ужаса сжимает сердце: из глубин утреннего голубого неба медленно опускалось темное, непрерывно меняющее очертания, пятно. Все увеличиваясь в размерах, оно достигло уровня облаков, и окружающие его огромные бело-розовые пушинки сначала лениво заволновались, потом стали утончаться, вытягиваясь в сторону этого непонятного темного комка и, быстро свернувшись в плотные белые жгуты, исчезли в нем. Небо на несколько километров вокруг стало чистым и пустым. И розовинка восхода, не подсвеченная облаками, как-то сразу поблекла. А черное нечто все снижалось и снижалось. Когда до земли осталось не более километра, рябь прошла по ней. Мелкий сор, листья, веточки, все вдруг заходило волнами, вздымающимися все выше и выше.
    Из-за горизонта брызнул первый алый луч восходящего солнца, бросив малиновые блики на это дикое пыльное море. И тотчас первая мутная, грязно-серая волна, вытянувшись, встала полукилометровым столбом и, закрывая восход, дотянулась до облака. Поначалу этот невероятный, оранжево окантованный столб казался неподвижным, но постепенно в нем все более явственно стала проступать спиральная структура смерча. И пошло-поехало. Облако бездонно всасывало в себя все, что оказывалось на пути этой извивающейся колонны. Вскоре к ней присоединилась вторая, третья, и началась дикая несусветная пляска. Как-будто многоногое чудовище, выделывая немыслимые па, разгуливало над полем. А "ног" становилось все больше и больше. Еще немного - и все они слились в одну сумасшедшую ревущую колонну. Облако теперь плыло над самой землей, и все, что было вокруг, с ревом устремилось в него.
    А над всем этим сумасшествием уже слепяще-ярко, но бессильно сиял Эниф. На темной поверхности не было ни блика, ни отблеска. Лучи света так же бесследно, как и все прочее, исчезали в нем.
    Такэо чувствовал, что какой-то неземной холодный ужас пронизывает каждую клеточку тела, ему нестерпимо хотелось вскочить и бежать от этого всепожирающего монстра, бежать без оглядки. За каких-то десять минут Это-Непонятно-Что поглотило на его глазах десятки и десятки тонн материи и при этом совершенно не изменило ни своих очертаний, ни размеров. Еще несколько минут оно неподвижно стояло на своем ревущем, содрогающемся в конвульсиях, основании, а потом медленно осело, как бы сплющивая, раздавливая его, и распласталось по земле. Шум стих, и Такэо увидел круглую, около километра в диаметре, проплешину на бескрайне раскинувшихся полях. Лишь жалкие остатки каких-то строений поднимались недалеко от середины этого черного круга.
    Он никак не мог сообразить, к чему все это, и тут увидел, как рядом с ним пролетел прозрачный изумрудно-зеленый шар. В таких летали айсиане, но сейчас внутри никого не было. Шар летел на высоте метров двухсот и направлялся к мрачному мертвому пятну.
    Но когда он к нему приблизился, то вдруг дернулся и резко пошел вниз. Было заметно, как он пытается высвободиться, уйти в сторону, но его, как на канате, тянуло в самую середину. Борьба продолжалась недолго, всего несколько секунд, а попадание в центр было стопроцентным. Шар не разбился, а буквально размазался по поверхности, покрыв с десяток квадратных метров тонкой, полупрозрачной зеленоватой пленкой. И Такэо внезапно понял, что видит перед собой зону повышенной гравитации.
    - Свен!
    И все пропало. Он стоял рядом с пустым креслом, а перед ним зиял сквозной выход на поверхность планеты.
    Уже выбегая наружу, он услышал вопль Страуса:
    - Свен! Свен! Почему молчишь? Что случилось, Свен?
    - Где Свен?
    - Пять секунд назад модуль со Свеном упал в ста метрах от края зоны повышенной гравитации.
    Трава ужасно мешала бежать.
    - Модуль цел?
    - Да вроде бы не пострадал.
    - Я иду к нему, - раздался голос Николая.
    - Не сметь! - рявкнул Такэо. - Это не просто авария.
    Он наконец-то добежал до базы, ворвался в аппаратную и, не глядя на растерянно стоящего Николая, коротко бросил:
    - Покажи - где?
    Страус послушно дал увеличение на центральный экран. Они увидели круг диаметром около километра, поросший кое-где редкими деревьями, которые, несмотря на толщину стволов, не росли вверх, а буквально стелились по этому черному полю. В ста метрах от края лежал модуль Свена. Вокруг него в радиусе десятка метров все деревья, и без того припавшие к земле, были, казалось, раздавлены гигантским каблуком.
    - Направленная гравитация! - вырвалось у Николая.
    - Вероятно. Страус, дай импульс в центр пятна на половинной мощности излучателя.
    Голубая молния пробила атмосферу. Ничего не произошло.
    - Увеличивай длину импульсов, бей, уменьшая промежутки между ними.
    Молнии сверкали все чаще и чаще, бесследно исчезая в середине черного круга.
    - Непрерывный разряд.
    Луч колоссальной мощности уперся в центр. Там что-то происходило.
    - Прибавь.
    - Я почти на пределе. Энергия поглощается невероятно. Я всадил уже миллионы киловатт. Даю максимальную.
    И вдруг все вспучилось. Огромная черная волна прошла от края пятна. Темное облако вздулось куполом, отрываясь от поверхности планеты и увлекая за собой тонкие струйки пыли, и стало все быстрей и быстрей подниматься вверх. Вот оно достигло слоя облаков, и они, знакомо свернувшись жгутиками, исчезли в нем, а оно, уже на огромной скорости, вынеслось за пределы атмосферы.
    - Это что-то невероятное! Масса порядка десяти миллионов тонн, но она не материальна, точнее - это не механическая масса, а колоссальный сгусток энергии. Не помню ничего подобного.
    - Хватит. Модуль для меня и Ника, быстро!
    - Модуль ждет.
    Николай уже лихорадочно натягивал свой РКР.
    - Что это было?
    - Не знаю, быстрее!
    Они выбежали наружу и, едва успев вскочить в модуль, бросили его в небо. Прошло не более пяти секунд, и траектория взлета сменилась пологой дугой снижения. Конец ее упирался в точку, где упал Свен. Движение было настолько быстрым, что катастрофически напоминало падение. Но когда стало уже казаться, что невозможно избежать столкновения с землей, модуль резко затормозил, но приземлился все-таки довольно жестко.
    Вблизи они увидели, что модуль Свена почти на треть вдавлен в землю и сплюснут по вертикали. Входной люк заклинило, и Такэо, не теряя времени, вскрыл его излучателем, как консервную банку. В кресле неподвижно полулежал Свен. Внешне он не пострадал. Такэо и Николай с величайшей осторожностью подняли безжизненное тело товарища и перенесли к себе.
    ГЛАВА 8
    - Вмешательство бесполезно. - Голос Страуса был глух и бесстрастен. Биологическая смерть. Рефлекторная остановка сердца в результате тяжелого травматического шока.
    И вдруг изменившимся голосом Страус буквально выкрикнул:
    - Несите его в Город!
    Такэо понял. И эта короткая фраза Страуса мгновенно преобразовалась в невероятную, но такую желанную надежду.
    - Ник, быстро!
    Они подняли мертвого друга и осторожно, стараясь не трясти, но прекрасно понимая, что ему уже не больно, уже все равно, понесли в модуль.
    Один короткий скачок - и модуль у стены Города. Открытый вход ждал их. Едва оказавшись внутри, они попали в просторный зал, стены которого светились мягким аквамарином, и сразу почувствовали, что руки свободны. Их отгородила невидимая стена, а Свен невесомо повис в воздухе. Рядом с ними, неизвестно откуда, возникли (иного слова не подберешь) два кресла, и они без сил рухнули в них. Свена окружил голубой пульсирующий кокон, из которого молнией ударил золотой луч. РКР, вспыхнув на мгновение странной звездной россыпью, тут же растаял. Так же, только розовым облаком, исчезла одежда.
    Пространство внутри кокона пришло в движение. Воздух лучился всеми цветами радуги. Волны света, переливаясь, обтекали обнаженное и уже покрывшееся трупной синевой тело Свена, отражались от него и, ударившись о почти невидимую стену, откатывались назад.
    Такэо с Николаем, как зачарованные, следили за этим невиданным зрелищем, а надежда в них все усиливалась, крепла, постепенно превращаясь в уверенность: Свен будет жить.
    На мгновение все померкло, и хаос цветовых волн сменился прямыми тонкими лучиками, медленно двигающимися по всему телу. Поначалу их было много, фиолетовых, потом они стали синими, голубыми. Среди них появились редкие зеленые проблески. Со временем лучей становилось меньше и меньше и цвет их все ближе смещался к красному краю спектра. Наконец остался один розовый луч, который неподвижно ткнулся в грудь Свена и замер. Они напряженно смотрели на этот лучик, подсознательно понимая, что от него сейчас зависит все. Вдруг лучик дернулся, задрожал, и они увидели, как медленно приподнялась и опала грудь. Еще вдох... Выдох... Еще... Их Друг спокойно и размеренно задышал. А розовый луч уже не дрожал слабо и неуверенно, а равномерно пульсировал. Это билось сердце Свена.
    И тогда непомерная усталость упала на них. Не было сил пошевелиться. Николай взглянул на часы и с удивлением понял, что процедура оживления Свена, которая, казалось, длилась не более тридцати минут, на самом деле заняла три четверти суток, и он уже был не в состоянии бороться с надвигающимся на него тяжелой стеной сном. Он только успел увидеть, что Такэо уже мирно посапывает в своем кресле, и тут же уснул сам.
    ГЛАВА 9
    - Что ты хочешь узнать. Человек? - Перед Такэо стоял высокий худощавый айсианин. - Я один из пяти верховных координаторов планеты, мое имя Ноор, твое имя мне известно. Так что ты хочешь узнать?
    Голос верховного координатора был низок и глубок.
    - Почему вы скрываете от нас историю развития вашего общества? Чем предыдущие поколения отличались от вас? Почему вы не показываете их нам? Что стало с вами? Куда вы ушли?
    - Ты задал много вопросов, человек по имени Такэо, я не смогу просто и быстро ответить на них. Сначала ты ответь на мои вопросы. - Внезапно он шагнул к Такэо и крепко взял его за плечо. - Что случилось с вами? Почему ты спишь? - Голос его стал меняться, приобретая знакомые нотки. Он уже почему-то сильно тряс его и повторял одно и то же: - Что случилось? Почему вы спите? Как мы здесь оказались? Да проснись же ты, черт возьми!
    И Такэо, с трудом выбираясь из липких объятий сна, открыл глаза и увидел склонившегося над ним Свена, который и тряс его.
    - Ну наконец-то, - сказал тот, натянуто улыбаясь. - Его я так и не смог разбудить, - и он кивнул головой в сторону блаженно спящего Николая. Объясни мне, что произошло? Почему вы вздумали устроить спальню в Городе? И как здесь оказался я? Ведь я же...
    И Свен замолчал, собирая остатки воспоминаний. Он, видимо, никак не мог припомнить, что с ним произошло. А Такэо, ошалело глядя на Свена, все пытался сообразить, проснулся он уже или это просто очередное видение. Но в конце концов поверив, что это реальность, он выскочил из кресла и бросился к Свену. Тот отшатнулся, но маленький японец оказался проворней и, обхватив двумя руками огромную фигуру Свена, стал хлопать его по спине и бокам, трясти и ощупывать - цел ли. Ничего не понимающий Свен удивленно таращился на черную с проседью макушку Такэо. Он никому бы никогда не поверил, что всегда спокойный, уравновешенный, а по его мнению - так даже излишне уравновешенный, Такэо способен на нечто подобное.
    - Ты чего это? - удивленно пробормотал он, но тот не унимался.
    Тогда Свен, безо всяких усилий оторвав его от себя, отнес на вытянутых руках назад и аккуратно посадил в кресло.
    - Рассказывай, - коротко приказал он и, пресекая попытку новых бурных объятий и похлопываний, осторожно прижал друга к спинке.
    - Живой... Живой... - повторял Такэо, возбужденно размахивая руками и пытаясь все же дотянуться до Свена.
    - Да живой, живой. Может, ты все-таки объяснишь, почему я должен быть мертвым?
    - Да потому, что ты погиб! - И голос его сорвался, он выкрикнул это каким-то неожиданно тонким голосом. Но уже успокаиваясь, тряхнул головой и продолжил более ровно: - Твой модуль упал в зоне повышенной гравитации. Ты знаешь, что и он и РКР выдерживают двадцатипятикратную перегрузку, но, несмотря на это, модуль оказался сплюснутым, а когда мы привезли тебя на базу. Страус констатировал биологическую смерть. И по его же совету тебя спас Город.
    Свен вытаращил глаза. В это невозможно поверить, если находишься в здравом рассудке. Но и не шутят такими вещами.
    Такэо уже окончательно пришел в себя, лицо его приняло обычное сосредоточенное, несколько холодноватое выражение, и только прищуренные глаза продолжали лихорадочно блестеть.
    - Ладно, хватит, будим Ника и пошли отсюда. Как-то не по себе здесь.
    Они вдвоем растолкали невнятно бормочущего Николая, и Свен, уже готовый к повторению атаки, быстренько прижал его к креслу при первой же попытке броситься на шею.
    Когда Николай немного успокоился, Свен отпустил его, и друзья направились к ближайшей стене. Они уже привыкли к тому, что здесь можно идти в любую сторону, но выйдешь куда надо или куда захочет Город.
    - Наконец-то, - услышали они, как только оказались за пределами Города. - Все в порядке, Свен? Я рад, честное слово, рад! Хоть и говорят, что у меня не настоящие эмоции.
    - Настоящие, Страус, настоящие, - улыбнулся Свен. - Спасибо тебе.
    - Слушай, а почему ты предложил нести Свена в Город? - спросил Такэо.
    - Не знаю.
    Все удивленно замерли. Это было невозможно, но ответ прозвучал вполне однозначный. Страус, конечно, мог чего-то не знать, но свои действия и предложения он всегда обосновывал, с механической точностью мотивируя слова и поступки, был всегда предельно логичен в этом. И вдруг...
    - Да, не знаю, - повторил он, - где-то внутри меня внезапно родилась уверенность, что Город поможет, и я, впервые не просчитав вероятности, высказался. Потом, когда вы были в Городе, я пытался найти причину сказанного и не смог, а сейчас все больше склоняюсь к мысли, что это был импульс извне. Но это не подтверждается фактически. Ни одно из моих внешних приемных устройств ничего подобного не зафиксировало. Может, я испортился?
    - Вряд ли, но проверь.
    - Проверил. - Им показалось, что Страус тяжело вздохнул. - Четырнадцать раз прогнал имеющиеся тесты. Ни одного сбоя. Все вроде бы нормально.
    - Город? - Николай вопросительно посмотрел на Такэо.
    - Вероятнее всего - да. Он ведь и меня предупредил о том, что может произойти, только было уже поздно.
    - Как предупредил?!
    - Он показал, как это черное пятно садилось на планету и что произошло с шаром, в которых когда-то летали айсиане, когда он приблизился к зоне.
    - А что толкнуло Город к этому? Может, все-таки в нем есть кто живой?
    - Нет, не верю в это. Что послужило толчком? Не знаю, но и не думаю, что сострадание. Все здесь как-то сложнее.
    - Или проще, - улыбнулся Николай.
    ГЛАВА 10
    - Да-а-а, - задумчиво протянул Свен, когда сгусток черной энергии уже почти нельзя было разглядеть на гравитационном экране. До этого, за все время просмотра записи, никто не проронил ни слова.
    - И мне кажется, что Город знает, что это было. - Николай почесал переносицу и, помолчав, добавил: - И что это было, и откуда пришло, и куда ушло.
    - Меня больше всего волнует роль Города во всей этой истории, причина его "сострадания". И вообще, чем больше мы здесь находимся, тем больше запутываемся.
    - Но ведь мы еще и не пытались задавать Городу конкретных вопросов.
    - Я пробовал, - сказал Такэо, следя глазами за расхаживающим из угла в угол Николаем, - но Город вместо ответа показал мне, как на планете появились зоны повышенной гравитации и насколько они опасны. Допускаю - ему было не до моего вопроса. И опять - почему? Не верю, что это голый гуманизм. Но что? Не любовь же к Свену, черт возьми.
    - У тебя сдают нервы, Та, - улыбнулся Свен, - ты перестаешь быть похожим на того железного Такэо, которого знают все.
    - Ты прав, - грустно улыбнулся Такэо, - у меня действительно начинают сдавать нервы. Я ведь и правда не железный.
    - Ладно, ребята, - Свен потер руки, - давайте сначала перекусим.
    Он свято верил, что серьезные проблемы на голодный желудок не решаются.
    - Это истинно командирское решение, - поддержал его Страус, - у меня все готово. Прошу.
    Обед, устроенный Страусом, был по-царски великолепным.
    - Ты сегодня превзошел самого себя, - восхищенно сказал Свен, наконец-то отодвигаясь от стола, - а теперь...
    - ... неплохо было бы по чашечке кофе, - продолжил за него Страус. Прошу.
    - Ты чудо! - серьезно заявил Николай, беря свою чашку. - А кофе, братцы, что за кофе! Напиток богов! Не бережешь ты наши сердца, Страус.
    - Гляжу, вы киснуть начали, вот и решил подхлестнуть немножко ваши угнетенные нервные системы. А с каких это пор ты стал так заботиться о своем сердце? - поддел он его.
    Довольный Николай расхохотался. Свен блаженно потягивал густой ароматный напиток. Но только они двое откровенно наслаждались приготовленным Страусом кофе. Такэо, казалось, с самого начала не замечал великолепия стола. И сейчас он медленно, мелкими глотками отхлебывал свой кофе. Его рассредоточенный взгляд по давно установившейся привычке был направлен в никуда. Такой взгляд в древности называли "взглядом младенца". Он очень помогал сосредоточиться внутренне, не отвлекаясь на внешние раздражители. Такэо при этом видел все, не акцентируя своего внимания ни на чем, кроме своих мыслей.
    Он тихо поставил пустую чашку на стол и плавно, но в тоже время как-то неуловимо быстро встал.
    - Я считаю, что Свену надо отдохнуть, а мы с Ником пойдем в Город.
    - Ну уж нет! - загрохотал Свен своим рокочущим басом. По всему чувствовалось, что обильная трапеза благотворно повлияла на его состояние. Я как заново на свет родился, я с вами.
    - В таком случае, - Такэо с едва заметной улыбкой глянул на Николая, который с явным огорчением допивал последние капли кофе, - пожалуйста, Страус, сотвори нам еще по чашечке этого "божественного напитка", и мы подумаем над вопросами, с которыми пойдем в Город.
    - Надо спросить, что это была за штука, в которую угодил Свен. Что она из себя представляет? - Николай заметно оживился, видя перед собой вторую чашку.
    - Мне этот вопрос не кажется таким уж важным, по крайней мере, сейчас, - возразил Свен, - хотя он и касается меня. По-моему, гораздо важнее выяснить, что представляли из себя айсиане. Попытаться понять их внутренний мир. Это поможет ответить на многие стоящие перед нами вопросы, в том числе и на то, почему Город спас меня.
    - Мне кажется, что Ник был прав, когда сказал, что Город знает об этих черных пятнах все или почти все. - Такэо помолчал, чуть-чуть отхлебнул из своей чашки и, остановив рукой уже открывшего рот Николая, продолжил: - Это явно не местного происхождения и появилось здесь уже после исчезновения айсиан. Так как все эти зоны расположены вне пределов Города, он их просто игнорировал после того, как был уничтожен зеленый шар. Вопрос Ника, мне кажется, нужно расширить: приходилось ли айсианам бывать у систем других звезд? В других галактиках? Видели ли они раньше эти сгустки энергии? И если видели, то где? Корабль, который нас встретил, не годится для межпланетных полетов. И если они когда-то посещали Дальний Космос, то почему прекратили его изучение? Я не уверен, что Город ответит на все вопросы, но думаю, он сам выберет наиболее важный, с его точки зрения. Какой? Это тоже интересно. А тебе, Свен, я все-таки советую спросить, почему Город спас тебя. Это будет вполне исчерпывающим ответом на твой вопрос.
    Свен молча кивнул.
    - А я, - продолжил Такэо, - все-таки поинтересуюсь, почему от нас скрывают судьбу предыдущих поколений айсиан. Попрошу показать историю развития общества на Айси, ведь я показал историю развития земного общества.
    Он одним глотком выпил остывший кофе.
    - Все готовы? Тогда вперед.
    И опять три человека медленно бредут по степи, раздвигая коленями высокую шелковисто-мягкую траву, и Город миллионами глаз наблюдает за приближением этих странных беспомощных существ.
    Он уже знает вопросы, которые они хотят задать, знает ответы, и он ответит на них. Вот только поймут ли его?
    Вы уже близко. Ну что ж, входите, разумные, называющие себя людьми.
    У Николая создалось впечатление, что он висит в пустоте. В безбрежной черной пустоте космоса. Где-то за спиной неярко сияет Эниф, а вокруг, куда ни глянь, рассыпаны мириады колючих глаз Вечности. Николай зябко поежился: очень неуютно чувствуешь себя здесь в полном одиночестве и без скафандра.
    Вздрогнув от неожиданности, он обернулся, скорее ощутив, чем увидев, какое-то движение. Справа от него медленно и величественно проплывает межзвездный корабль айсиан. Он представляет собою две свитые навстречу друг другу спирали с серебристым, километрового диаметра, шаром на конце и отличается от шарика, встретившего их на орбите Энифа так же, как тот, в свою очередь, от примитивного древнего утюга.
    Николай знает, что движется этот колосс за счет преобразования энергии вакуума. Он величаво удаляется и сквозь явную пустоту между витками спиралей не видно золотистой мигающей россыпи.
    Но вот это черное пустое пространство начинает слабо светиться. Яркость постепенно нарастает, и через несколько минут там уже пульсирует нестерпимо сияющее голубое облако. Пульсации медленно затухают, облако замирает на мгновение и затем начинает быстро разрастаться, теряя яркость и охватывая спирали мягко светящимся голубым коконом. И контуры гиганта расплываются, он тает прямо на глазах. Проходит всего несколько секунд, и уже ничто не напоминает о происшедшем только что старте космического корабля айсиан.
    Куда он ушел?
    И словно в ответ на вопрос прямо в направлении его взгляда вдруг вспыхивает затерянная до этого среди золотистого тумана подобных себе ясная желтая точка. Цель.
    Все на мгновение исчезает и тут же вспыхивает вновь, но узоры созвездий неузнаваемо изменились. А прямо под ним, едва отличимая от черноты, вращается мертвая холодная планета - видимо, внешняя в этой системе.
    Неожиданно Николай оказывается в незнакомой рубке управления. Это довольно обширное помещение сферической формы без каких-либо приборов или пультов. В самом центре сферы дежурный пилот. Можно было бы сказать, что он удобно сидит в кресле, если бы в этой позе пилот не висел свободно в пустоте. В рубке полумрак, но постепенно светает. Вдруг справа, прямо из стены, выходит второй айсианин и направляется к дежурному, ступая по воздуху. И только теперь Николай понимает, что сфера рассечена совершенно прозрачной плоскостью, на которой они, собственно, и чувствуют себя весьма уверенно.
    Сидящий поднимает руку в приветственном жесте и, повернувшись, опять смотрит прямо перед собой, а там уже висит в воздухе масштабная модель планетной системы и даже корабль - маленькая светящаяся точка - медленно движется вокруг шарика крайней. Николай внимательно всматривается в эту действующую модель, и у него перехватывает дыхание: перед ним почти точная копия Солнечной системы! Только между Марсом и Юпитером вместо растянувшегося пояса астероидов на этой модели вращается... еще одна планета. В остальном сходство полное.
    Дежурный сдавал смену. Пилоты переговаривались негромко на красивом певучем языке, а Николай никак не мог понять, что так удивляет его в их поведении. Мысль была где-то рядом, но он все не мог поймать ее, выбитый из колеи тем, что видит перед собой далекое прошлое Солнечной системы. И когда он уже отчаялся понять, что его так поражает в их поведении, вдруг, как яблоком по голове: просто при разговоре они улыбаются друг другу, и глаза у них отнюдь не холодные, самые обыкновенные, живые человеческие глаза.
    Это настолько поразило его, что он даже забыл, где находится, и, задумавшись, почти не заметил, как перед его взором прошли знакомые, холодные и черные пейзажи внешних планет, клокочущие, метаново-аммиачные атмосферы Сатурна и Юпитера, оранжевые песчаные пустыни Фаэтона и Марса. Окончательно он пришел в себя, когда увидел, что на него наплывает голубовато-белый шар Земли.
    Землю он не узнал, хотя ни минуты не сомневался в том, что перед ним именно она. Вся суша сосредоточена в одном месте; очертания будущих континентов уже наметились, но весьма схематично. Обе Америки находятся еще далеко друг от друга: Северная вплотную пристыкована к будущей Европе, где на месте Восточной и Западной Сибири привольно плещутся океанские волны, а Южную отделяет от Африки довольно узкий пролив, который разрастется в Атлантический океан. Антарктида и Австралия составляют пока еще единый континент, лежащий южнее, но совсем рядом с Африкой.
    Из курса геологии Николай вспоминает, что подобное положение материков соответствует мезозою. А Земля все ближе и ближе. Он знает, что передача ведется с кибер-разведчика, но эффект присутствия невероятен. А ведь и на корабле-то он находится мнимо, но реальность всего проходящего перед ним заставляет забыть о том, что до Земли более восьмисот световых лет, а до Земли, которую он видит, еще и более семидесяти миллионов отнюдь не световых, а самых обыкновенных лет в прошлое.
    Сейчас он находится в древней Гондване, в районе будущей экваториальной Африки. Он как бы парит над вершиной невысокого холма, у подножия которого раскинулась гинкговая роща, за ней на север, до горизонта, простирается бесконечная непроходимая топь, заросшая плаунами и хвощами. На юг невысокими волнами уходит море холмов, в ложбинах между ними синеют озера, берега которых заросли древовидными папоротниками вперемежку с хвойными деревьями. Все вокруг кипит жизнью. Мимо него мелькают стрекозы, деловито жужжат крупные жуки, порхает залетевший зачем-то на самую вершину холма ручейник. На западе, на фоне оранжево горящих облаков заката медленно плывут, приближаясь к Николаю, два маленьких темных ромбика. В чаще древовидных папоротников, метрах в ста от него, неуклюже возится кто-то огромный. Верхушки папоротников раскачиваются и раздвигаются, как травинки, и вот на опушку выбирается восьмиметровый инузнодон. Из его пасти торчит только что сорванная ветка, и он важно и медленно пережевывает ее, осматриваясь по сторонам. Убедившись, что никто не угрожает, он поворачивается, косолапя делает несколько огромных шагов и принимается объедать нежную молодую поросль, изредка переступая своими огромными, но так напоминающими птичьи, лапами и медленно приближаясь к берегу озера, пока еще не видимого для него.
    Засмотревшись на этого косолапого гиганта, который, несмотря на размеры, то и дело опасливо озирался по сторонам, Николай не заметил, как два маячивших на горизонте маленьких ромбика превратились в пару великолепных птеранодонов с восьмиметровыми крыльями. Плавный, величественный полет этих живых планеров завораживал. Одного из них, видимо, заинтересовал кибер-разведчик, он резко спикировал и прошел буквально в нескольких метрах от Николая, на мгновение закрыв широким крылом предзакатное солнце, и медленно начал набирать высоту, лишь слегка покачивая крыльями. Николай проводил его взглядом и посмотрел на часы. Под ним уже не было поросшей травой земли, и, подняв голову, он убедился, что сидит в кресле посредине круглой комнаты со сферическим потолком.
    В этом было что-то противоестественное: вот так, взглянув на часы, из юрского вечера перенестись в чужой город, на чужую планету, за сотни световых лет от Земли.
    И только теперь ощутив зверский голод, он еще раз взглянул на часы и убедился в абсолютной его закономерности: опять прошла половина суток.
    "Черт возьми, - подумал он, - когда находишься здесь, забываешь о времени".
    Потянувшись так, что хрустнули суставы, он встал и направился прямо к стене. Часть ее тут же растаяла, и, миновав наружную галерею, он оказался за пределам и Города.
    Такэо сидел в траве, торчала только его голова. Николай присел рядом с ним и тут же повалился на спину, закинув руки за голову, да так и остался лежать, блаженно глядя в пронзительно голубое небо с одиноко плывущим по нему пушистым и кудрявым, как детская головка, белым облачком. Он представил себя лежащим в теплый августовский вечер где-нибудь на берегу речки. Лучше на юге Украины, куда они, к сожалению, так редко выбирались и где так любили рыбачить с сыном. И неожиданно для себя он поверил в это, и ему даже показалось, что он слышит песню жаворонка. Но это, конечно, только показалось, потому что тут же над ним вырос, заслоняя полнеба, гигантский силуэт Свена, а рядом встал маленький Такэо.
    Огорченно вздохнув, Николай сел и увидел, что Свен и Такэо удивленно и растерянно смотрят за его спину. Он медленно обернулся, и у него, по грубоватому, но меткому выражению Свена, отвисла челюсть.
    Сзади текла, лениво извиваясь между низкими холмами, неширокая и удивительно знакомая речка. С берега торчали две обыкновенные бамбуковые удочки, а перед ними на корточках сидел его сын. Вот он насторожился: один из поплавков, подергавшись, всплыл и улегся на воде. Рука мальчика, уже сжимавшая удилище, сделала резкое движение. Поплавок скрылся, леска натянулась, выгнув другой конец удочки, и заходила кругами, рассекая воду. А мальчик, проворно перебирая удилище руками, подводил рыбу к берегу и через минуту уже держал серебристо бьющегося трехсотграммового карася.
    - Папа! - закричал он звонким голосом. - Смотри, папа, уха будет!
    Да так и замер, держа обеими руками бьющуюся серебром рыбу с еще торчащим из губы крючком и удивленно рассматривая трех стоящих в пяти метрах от него разведчиков и возвышающуюся за их спиной громаду шара, царящего над Городом. А над головой звенела одинокая песня жаворонка.
    - Папа... - растерянно и тихо произнес мальчик, и все пропало.
    Перед ними расстилалась зеленая, бегущая волнами к горизонту айсианская степь. Несколько минут они немо приходили в себя.
    - Что это было? - наконец первым спросил Николай.
    - Надо посмотреть запись видео наших РКР. Если это не галлюцинация, тогда... - И Такэо замолчал, задумавшись над тем, что же это тогда.
    - Это не галлюцинация, - услышали они голос Страуса. - Я видел то же, что и вы.
    - Ладно, двинулись потихоньку, - хмуро пророкотал Свен. И они медленно пошли к базе.
    - Ты что, опять увлекся воспоминаниями? - осторожно спросил Такэо.
    - Нет. - Николай внешне был спокоен, и только слегка дрожащие руки, которыми он непрерывно поправлял волосы, выдавали его волнение. - Просто я сейчас, пока лежал, представил себе, что мы с Митькой на рыбалке. Уж больно трава хороша. И небо чистое такое...
    Он растерянно замолчал.
    - Интересно, что нам предложит Город в следующий раз, - пробормотал Такэо.
    - И что самое странное, - Николай продолжал то и дело "поправлять" руками волосы, уже изрядно растрепав этим свою шевелюру, - самое странное то, что Митька растерялся.
    - Ты хочешь сказать, что он нас увидел? - Такэо остановился.
    - Да. Я почти уверен в этом.
    - И мне тоже так показалось. - Свен слегка подтолкнул остановившегося Такэо. - Но сейчас главное - как следует перекусить. Тогда и голова заработает как надо.
    И первым войдя в помещение базы, Свен мощным басом рявкнул:
    - Страус, мы голодны, как волки!
    Ужин прошел в молчании. Ели без аппетита. Только Свен поглощал все без разбору, и они прекрасно знали, что когда он чем-то сильно взволнован, то может съесть необычайно много.
    Последнее окончательно открыло им глаза на то, какими, в сущности, игрушками являются они в руках Города. И не только тогда, когда находятся внутри него.
    Подготовив и отправив краткую информацию для Земли, все пошли спать. И хоть далось им это не просто, они в конце концов уснули.
    ГЛАВА 11
    Утром пришло срочное сообщение. Передали рисунок, сделанный сыном Соколова, на котором все трое были изображены на фоне гигантского шара. Рисунок был сделан неуверенной детской рукой, и для точности все три фигурки были подписаны: под сидящей стояло "папа", под двумя другими "дядя Свен" и "дядя Та" соответственно.
    Страус добавил, что Город изображен во всех деталях и киберы, работающие вокруг него, показаны именно там, где они находились десять часов назад.
    С Земли также сообщили, что отправление специальной экспедиции на Айси будет максимально ускорено.
    Завтрак прошел в молчании, и только принимаясь за кофе, Такэо заговорил:
    - У меня такое впечатление, что Город может все.
    - Да-а-а. - Николай осторожно отхлебнул горячий густо-черный напиток. Влезть в сон мальчишки, находящегося в восьмистах световых годах... - И он то ли с восхищением, то ли возмущенно покачал головой. - По-моему, это слишком.
    - Слишком - что? - спросил Такэо, рассеяно вертя в руках пустую чашку.
    - Слишком невероятно, - уточнил Николай. - Но факт.
    - А вам не кажется, что пора менять тему? - спросил молчавший до этого Свен. - Мы ведь все равно не поймем, с какой целью это было сделано.
    - Скорее всего Город продолжает изучать нас и проверяет наши реакции на то или иное свое действие. Но ты прав, нам пора обобщить то, что каждый из нас увидел в Городе, - согласился Такэо. - Кто начнет первым?
    - Пусть начинает капитан, - сказал Николай, ставя свою чашку на стол. Страус, можно еще кофе?
    - Во-первых, - Свен решил обойтись без предисловий, - ты заблуждаешься, Такэо, думая, что от нас скрывают историю предыдущих поколений. Просто те, кто готовил сообщение и оформлял "картинную галерею", не считал эту информацию достойной внимания.
    - Я это понял. Мне показали историю развития жизни на Айси. Всю. От появления первых живых организмов и до освоения айсианами ближнего космоса. Прости, что перебил.
    - Прекрасно. - Свен помолчал. - Ты обратил внимание, чем отличались предыдущие поколения от последнего? - Свен опять помолчал и сам же ответил на вопрос: - Они умели улыбаться.
    Такэо молча кивнул. Но Свен тоже молчал, и Такэо, подняв голову, заговорил сам:
    - Но чем же все-таки они отличались? Я видел историю развития их цивилизации, и она так же не проста, как и на Земле. Они были самыми обыкновенными людьми с обычными человеческими стремлениями, желаниями и мечтами. Они горевали и радовались, боролись, проигрывали и побеждали. Так почему же последнее поколение стало таким? Ведь задолго до того, как они ушли, они были мертвы духовно. И я не верю, что это просто следствие высокого развития цивилизации. - Он помолчал и, грустно улыбнувшись, добавил: - Но мы отклонились от темы. Я понял, Свен, что частично Город ответил на твои вопросы.
    - Я получил ответы на все вопросы, Та. Они в свое время облетели практически всю нашу Галактику.
    - Прости, Свен, что перебиваю, они были и на Земле.
    Такэо со Свеном удивленно уставились на Николая.
    - Да, - спокойно продолжил тот. - И, судя по словам Свена, в этом нет ничего удивительного. Я не ахти какой палеонтолог, но, по-моему, это была юра. Страус, уточни, если можно.
    - Да. То, что ты увидел, - вторая половина юрского периода. Индийский и Атлантический океаны только образовались, разломив территорию Гондваны и отделив от нее на западе Южную Америку, а на юго-востоке - Индию, Австралию и Антарктиду. Активная вулканическая деятельность на юго-востоке Африки и на восточном берегу Южной Америки свидетельствует об усилении движения по глубинным разломам. Последнее можно соотнести с невадийской фазой киммерийского тектонического цикла. Лавы Сьерра-Гераль на территории Южной Америки и наслоения базальтовых лав в Мозамбике относятся как раз ко второй половине юры. Кроме того, форма листьев гинкговых так же указывает - правда, косвенно - на это же время. Если бы тебе показали раковины головоногих, можно было бы определиться точнее.
    - Хорошо, - улыбнулся Николай, - в следующий раз я подумаю об этом. И как вам все это нравится?
    - Ты прав, в этом действительно нет ничего удивительного, но я млею, когда подумаю, - и Свен расплылся в широчайшей улыбке, - как загорятся глаза у наших палеонтологов. Как бы они не поумирали от счастья! - И он басовито хохотнул.
    Такэо тоже улыбнулся, представив себе физиономию своего друга Хироси Акутагавы, который как раз в это время раскапывал юрские отложения на Мадагаскаре.
    - И самое интересное, - посерьезнел Свен, - вы помните того Летучего Голландца, которого мы встретили в третьем полете?
    - Это тот шар?
    - Да. Айсиане встречали его еще до катастрофы. Страус, покажи, пожалуйста, запись.
    Сразу потемнело, и на экране появилось звездное небо. В центре возник маленький мигающий кружок с едва различимым бледным туманным пятнышком в середине.
    - По земному каталогу, это группа галактик М81 в созвездии Дракона, прокомментировал Страус.
    Кружок приблизился, увеличившись до размеров экрана, и среди небольшой группы галактик, разбросанных на фоне абсолютной, черной, без малейшего проблеска, пустоты, одна была по-прежнему обведена тем же пульсирующим колечком.
    - С4236, расстояние от Солнечной системы три и две десятых мегапарсека, - вставил свое веское слово Страус.
    Небо опять вспыхнуло золотистой россыпью, и они увидели уже знакомый Николаю старт спирального корабля айсиан.
    Все дальнейшее они наблюдали, как бы находясь на борту этого космического гиганта, в его сферической и, ухищрениями техники, прозрачной во всех направлениях рубке. Сияющее на черном фоне великолепие задернула плотная штора голубого тумана. Только Эниф еще какое-то время все бледнее просвечивал сквозь нее. Но вот погас и он. Туман приобрел, казалось, осязаемую плотность и тут же стал таять. Но Энифа уже не было. Появились иные звезды, и Страус сообщил, что ему так и не удалось идентифицировать их со звездами нашей Галактики: по всей вероятности, запись сделана внутри галактики С4236, а такими картами, по его словам, он не располагает.
    На них медленно наплывал малиново-красный, окруженный короной протуберанцев, гигант.
    - Вот здесь они и встретили тот корабль. Спасибо, Страус. - Экран погас. Свен задумчиво поскреб бороду, видимо, она чесалась. - Мне кажется, их встречу можно пропустить, покажи лучше сам шар и откуда он.
    На экране опять вспыхнуло звездное небо с кружочком, выделяющим другую группу едва различимых туманных пятнышек. Когда они приблизились и в кружочке осталось одно, Страус сообщил:
    - Галактика С4236 скопления в созвездии Девы, расстояние от Солнца тринадцать и восемь десятых мегапарсек.
    Пятнышко приближалось, вырастая, обретая четкость и рассыпаясь по экрану яркой спиралью звездной пыли.
    - Так далеко мы еще не забирались, это ведь почти шестьдесят миллионов световых лет, - пробормотал Такэо.
    - Кстати, айсиане встретили этот шар семьдесят два миллиона лет назад, - некстати сообщил Страус.
    Эти миллионы световых и временных лет навевали необъяснимую тоску. Они как бы говорили людям: "Как ничтожны вы на фоне пространства и времени Вселенной". Но это была не тоска бездействия. Она не вызывала желания опустить руки, лечь и закрыть глаза, но рождала злость, заставляла сцепить зубы и идти веред, в далекое и неизведанное.
    А перед ними уже был один лишь правый рукав галактики, точнее самое его основание, половину экрана слева занимал плотный звездный рой ядра.
    От одной из звездочек этого рукава отделилась светящаяся точка и, быстро увеличившись, превратилась в знакомый гигантский шар. Он, вырастая, закрыл собой весь экран, и они увидели его внутреннее строение. В центральной части располагались энергетическая установка корабля и его двигатель. Выше находились рубка управления едва ли одной десятой радиуса шара. Остальное пространство состояло из одинаковых помещений, напоминающих соты, в которых спали живые существа.
    Внешне они, в общем, слегка походили на людей, но вблизи, в частностях... Тонкие и маленькие. С непропорционально большой головой, которую плотно обтягивала голубоватая, полупрозрачная кожа и сквозь нее ясно просматривался сложный узор переплетения множества слабо пульсирующих фиолетовых жилок. Трехпалые ручки были мирно сложены на груди. Огромные, в пол-лица, глаза, над маленьким отверстием вместо носа и тонкой прорезью безгубого рта, были плотно, покойно закрыты.
    Корабль шел в автоматическом режиме, и какая-то сумасшедшая и безжалостная случайность одним ударом свела на нет смысл полета. Направила его в бесцельный, слепой, уводящий в мертвую бесконечность путь.
    - Они, видимо, так и не проснулись, - тихо заметил Такэо.
    - И последнее. - Свен нарушил наступившую тишину, встал и прошелся из угла в угол, отгоняя печальные мысли. - Даже Город не знает, что такое зоны повышенной гравитации. Предыдущим поколениям айсиан приходилось несколько раз сталкиваться с ними, но известны только две вещи: то, что уничтожить их практически невозможно - они поглощают любые виды энергии и в любых количествах. И что они - порождение черных дыр. Когда здесь развернется филиал института внеземных исследований, им представится уникальная возможность изучения этого феномена. Ведь на планете их еще восемь, а это чрезвычайно редкое явление во Вселенной. Одна из экспедиций айсиан присутствовала при их появлении. Колоссальное зрелище, доложу я вам! Страус, покажи, пожалуйста, запись.
    Страус промолчал. Такого не случалось никогда раньше.
    - Страус, в чем дело? - Свен был больше удивлен, чем взволнован.
    Наконец раздался голос Страуса, одновременно с ним под потолком загорелся пульсирующий красный сигнал.
    - Два кибера, направленные мной для детального картографирования планеты, неожиданно изменили курс. Только что они совершили посадку в Городе.
    ГЛАВА 12
    Если бы в этот момент перед ними вдруг появилась тень отца Гамлета, на нее никто не обратил бы внимания, настолько невероятно было то, что сообщил Страус.
    - Да, да, да... Этого следовало ожидать. - Такэо помолчал. - Похоже, что Город перешел к активным действиям.
    - Продолжай их вызывать! - Свен возбужденно хрустнул пальцами.
    - Вызываю непрерывно - молчание, ведь Город экранирует связь. - И спустя несколько секунд Страус добавил: - Город прощупывает и меня.
    - В чем это выражается? - Голос Такэо был равнодушно-спокойным, и лишь жесткий взгляд слегка прищуренных глаз выдавал сильнейшее внутреннее напряжение.
    - Трудно объяснить. Как будто кто-то трогает мою память где-то внутри, клетку за клеткой. - Страус на мгновение замолчал, - красное, зеленое, синее... добрый... злой...
    - Страус, в чем дело? - Голос Свена дрожал от напряжения, ведь он-то прекрасно понимал - в чем дело.
    - Хороший... плохой... стихи, - Страус опять помолчал и вдруг завел басом: - Скажи-ка, дядя, ведь недаром Москва, спаленная пожаром, была французу отдана. Ведь были схватки боевые... Боевые... Оружие, война, смерть...
    - Страус, что ты несешь?! - не выдержал Николай.
    - Прекратить передачу звуковой информации! - заявил Страус и замолчал.
    - Смотрите, - тихо произнес Такэо, показывая на экраны кругового обзора.
    Все киберы, до этого непрерывно занятые работой, застыли неподвижно. База замерла. Неестественная недвижимость наступила вокруг.
    - Орион! - вдруг выкрикнул Николай.
    Они повернулись к экрану, на котором было видно, как висевшая до этого неподвижно на круговой стационарной орбите звездочка "Ориона" вдруг дернулась, медленно сошла с нее и стала все больше и больше уходить в сторону. Кроме изменения орбиты "Орион" явно начал терять высоту. И тогда все экраны погасли.
    Свен первым бросился наружу, за ним сорвался с места Николай, последним выбежал Такэо. За его спиной, мягко чавкнув, закрылись двери базы. И, несмотря на обыденность, привычность этого звука, он чем-то очень не понравился ему.
    Но внимание Такэо тут же привлекло маленькое пятнышко в зените. Оно быстро росло, увеличивалось и вскоре превратилось в многотонную громаду "Ориона", опускающегося на Город.
    - Не хочу! - вдруг завопили динамики голосом Страуса.
    Из-под днища "Ориона" ударила тугая струя плазмы. Стартовые двигатели работали на полную мощность, но это ничего не изменило. Корабль с прежней скоростью продолжал опускаться, и через несколько секунд его грохочущая и изрыгающая пламя громада скрылась в недрах Города.
    Тишина, рухнувшая вслед за этим, оглушила. Никто не решался произнести ни слова.
    Наконец Такэо повернулся и пошел к базе. Николай со Свеном молча последовали за ним. Они подошли вплотную, но дверь не открывалась. Все еще не веря в случившееся, Николай несколько раз стукнул по ней кулаком. Но "Орион" со Страусом были в Городе, и база умерла.
    Такэо понял, чем ему не понравился на этот раз чавкающий звук закрывающейся двери. Теперь они не могли даже попасть внутрь. Молчание становилось невыносимым.
    - Интересно, чем все это кончится? - пробормотал Свен.
    Николай все продолжал постукивать кулаком по закрытой двери.
    - Перестань, - тихо попросил Такэо, - не откроют. И давайте поставим точки над i.
    Его голос был спокоен до скучности. Он не спеша уселся в траву и обхватил колени руками.
    - Внутрь нам не попасть. Разгерметизацию базы можно произвести только оттуда. Но даже если бы это и удалось, связи с Землей все равно нет. Что будем делать, командир?
    Свен молчал. Молчал и Николай. Он сидел рядом с Такэо, то и дело поглядывая на Город, методично выдергивал из земли травинки и рвал их на мелкие кусочки.
    Они были никак не готовы к такому повороту событий. Ведь теперь они оказались в полной власти Города.
    - По-моему, надо ждать, - наконец подал голос Свен.
    - Ждать чего? - спросил Николай, продолжая отрывать по маленькому кусочку от очередного стебелька. - Ждать, пока он нас уничтожит? Или пока сами помрем?
    - А что ты предлагаешь? - Свен посмотрел прямо в глаза Николаю, и тот смутился. - Да и потом, подумай, Ник, если бы Город хотел нас уничтожить, с его возможностями он бы мог это сделать в любой момент.
    - Я не о том, он может не преследовать этой цели, а просто по недоразумению, по забывчивости, но скорее всего ты прав. - Николай наконец-то искромсал травинку и принялся за новую. И тут же совершенно нелогично заявил: - И все-таки я предлагаю идти в Город.
    - Зачем? - Лицо Свена было непроницаемо. - Смысл?
    - Самый прямой. - Николай отбросил травинку в сторону и встал. Выясним, зачем ему понадобились киберы и "Орион".
    - Киберы ему понадобились, чтобы установить прямую связь с "Орионом", а "Орион" потому, что Страуса ему легче понять, чем нас. По-моему, он просто решил активизировать контакт, но сделал это несколько неожиданным и неприятным для нас образом. - И Такэо опять замолчал, задумчиво глядя на надвигающуюся с востока грозовую тучу. На Айси собирался ринуть первый за время их пребывания здесь дождь.
    Туча закрыла Эниф. Сразу потемнело, и от этого стали ярче зарницы. Да и не зарницы это были уже, а далекие росчерки молний, вслед за которыми, с большим пока еще опозданием, слышались слабые раскаты грома.
    - Похоже, гроза будет. - Голос Такэо был так безмятежен, будто он сидел в своем саду в Увадзима.
    - Я все-таки думаю, что надо сходить туда, - гнул свое Николай.
    - А я предлагаю не суетиться, но если тебе не терпится, сходи, попробуй. Я предпочитаю подождать.
    Николай быстро пошел в сторону Города, ему вслед катилось бормотание надвигающейся грозы.
    Через полчаса Николай вернулся и молча уселся рядом со Свеном.
    - Ну как? - спросил тот.
    - Никак, он на меня просто не обратил внимания.
    Помолчали. Но Николаю не сиделось на месте. Он вскочил и снова быстро пошел вперед. Никто не проронил ни слова. Постепенно его шаги замедлились, и, пройдя еще метров пятнадцать, он остановился, постоял немного, глядя себе под ноги, поднял голову и медленно побрел назад.
    Он шел, рассеянно глядя прямо перед собой, и думал о Городе. Это порождение чужого разума внушало ужас и одновременно - восхищение. Он как-то вдруг понял, какие они еще младенцы по сравнению с цивилизацией, построившей это. Айсиане уже вышли за пределы Галактики, когда на Земле еще и не пахло человеком, когда по ней расхаживали хвостатые и зубатые дальние его предки. Как он гордился достижениями человечества и какие это оказались пустяки по сравнению с тем, что за миллионы лет до них уже могли айсиане. А пресловутое "покорение космоса"? Человек, едва выйдя за пределы атмосферы, уже безапелляционно именовал себя покорителем космоса, не задумываясь о том, что похож на ребенка, едва выбравшегося на четвереньках из пеленок и гордо возопившего о покорении мира. В этом был весь Человек. И переоценка ценностей никогда не проходила у него безболезненно. Но одно дело - когда переоцениваются свои, внутренние ценности. И другое, совершенно другое когда меняется точка зрения на достижения человечества, цивилизации в целом.
    В Николае сейчас с особой силой проявилась обыкновенная, присущая детскому возрасту, черта характера - склонность к крайностям, что без сомнения подтверждало молодость цивилизации, представителем которой он был. От безудержного, пусть и подсознательного, самовосхваления он, моментально перестроившись на ходу, бросился в пучины сознательного, но не менее безудержного самобичевания.
    А тучи все больше сгущались над их головами. Молнии сверкали все чаще, и раскаты далекого грома порой уже заглушали невнятное бормотание Николая.
    Свену не давала покоя судьба его экипажа. Он, командир, во всем винил себя, мучительно искал ошибку, допущенную им, и не находил ее. Сейчас он ощущал себя маленьким беззащитным мальчиком, которого взрослый дядя то ли в шутку, то ли всерьез шлепнул по попке и который теперь со страхом и надеждой ожидает, что же за этим последует. И такая детская беззащитность была невыносима этому сильному и уверенному в себе человеку. И он со злостью теребил свою многострадальную бороду.
    Молния ударила в землю всего в двухстах метрах от базы. Николай со Свеном одновременно посмотрели в ту сторону. Их оглушил короткий треск близкого разряда. Свен поморщился, Николай шепотом ругнулся. И только Такэо никак не отреагировал на это. Его глаза рассеянно и слепо глядели вдаль. И он действительно не замечал ничего из происходящего вокруг. Расслабленная поза и спокойное лицо были полной противоположностью абсолютной внутренней собранности, сосредоточенности. Он знал, что сон об уходе айсиан, приснившийся ему несколько дней назад, был не просто сном. И сейчас, полностью погрузившись в себя, он пытался настроиться на Город - грубо говоря, на грани сознания и подсознания связаться с ним. Он уже вышел на эту грань, и ничто внешнее, напрямую не угрожающее жизни, не могло вывести его из этого состояния. Все это внешнее как бы скользило мимо, лишь слегка касаясь самого края сознания. А перед его внутренним взором проплывали непонятные картины, внезапно, как в калейдоскопе, складывающиеся из разрозненных цветных пятен и опять рассыпающиеся хаосом красок. Он знал, что в каждой из них есть четкий смысл, и упорно пытался постичь его.
    А все вокруг поглотила беспросветная серая мгла, прорезаемая вспышками молний и усиленная тяжелыми раскатами грома.
    Время текло, как вязкая жидкость. Час сменялся часом, а дождь все не начинался. И казалось, не будет конца этой предгрозовой мути.
    Вдруг цвет облаков стал голубым и невыносимо ярким. Мягкая водяная вата, плотно облепившая шар над Городом, заколыхалась, быстро расползаясь в стороны и открывая им источник невероятного голубого цвета. Прямо из вершины этого шара вырос, устремляясь в бесконечность, слепящий столб. Он был настолько ярок, что молнии, бесновавшиеся вокруг, теперь казались бледными желтоватыми штрихами.
    Они невольно зажмурились, но даже сквозь сомкнутые веки видели этот нестерпимый голубой свет. Все же это длилось несколько секунд, и столб погас.
    Свен с Николаем открыли глаза почти одновременно и увидели, как тучи, яростно клубясь, опять наползают на шар, спеша затянуть образовавшуюся в их сплошном мощном покрове голубую полянку чистого неба. Молнии вспыхивали одна за одной, и раскаты грома слились в сплошной, не умолкающий ни на мгновение, грохот. Резкий порыв ветра склонил до самой земли высокую траву, и им в лицо ударили первые крупные капли дождя.
    Оглохший от этого бесконечного грохота, Свен молча и слепо смотрел вперед, изредка поскрипывая судорожно сжатыми зубами.
    Николай же никак не реагировал на бушующие вокруг них стихии огня и воды. Он устал от самобичевания и не ощущал сейчас ничего, кроме пустоты внутри. Ему было глубоко плевать на эти сюрпризы погоды.
    И Такэо, хоть и по другой причине, но тоже оставался абсолютно безучастным ко всему, что творилось вокруг. По его спокойному лицу медленно бежали струйки дождевой воды и, сливаясь в одну, стекали с подбородка. Глаза он так и не открыл.
    А дождь все усиливался, переходя в ливень, в сплошной поток, низвергающийся с неба.
    За несколько секунд до той голубой вспышки в сознании Такэо возникли две маленькие желтоватые точки-спиральки, повисшие в бесконечной черной пустоте и на мгновение соединившиеся яркой голубой черточкой. Он понял загадочный для других смысл голубого столба, выросшего вслед за этим. И знал, что еще немного - и он поймет все, или почти все. Вот почему он не мог позволить себе роскоши расслабиться, хотя, казалось, весь звенел от внутреннего напряжения.
    Молния ударила прямо в эту маленькую группу людей. Но за невероятно краткий миг до того, как должна была испепелить их, вдруг застыла в воздухе неподвижным световым зигзагом.
    В наступившей внезапно тишине перед ошеломленными Свеном и Николаем и наконец-то открывшим глаза Такэо возникла спираль.
    Николай, видя спираль боковым зрением, никак не мог оторвать взгляд от роя капель, невесомо повисших перед ним, невероятным образом не сумевших долететь до лица. А все вокруг светилось нереально застывшим частоколом молний.
    Спираль начиналась прямо у них под ногами и круто уходила вперед. В двух местах ее пересекали, соприкасаясь витками, еще две спирали. Точки соприкосновения горели ярким рубиновым огнем. Но эти две спирали, в отличие от первой, шли из невообразимых глубин и сразу после рубиновых точек постепенно угасали, никуда не ведя. Первая же, наоборот, начиналась у них под ногами и, все больше и больше раскручивая витки, уходила в бесконечность. Бесконечность, находящуюся вне окружающего их пространства. Уходила в нее, не теряясь в ней.
    Это длилось не больше секунды, хотя о какой секунде может идти речь, когда время стоит.
    Все кончилось так же внезапно. Молния, направленная прямо в них, изогнувшись невозможным зигзагом, с оглушительным треском ударила в стороне. Капли, наконец долетев, вновь забарабанили по лицу Николая. И хотя все опять засверкало, загремело, загрохотало, но гроза уже шла на убыль. Сплошная стена воды превратилась в обыкновенный дождь. Молнии сверкали реже. Тучи уходили на запад. Оглушительный рев грома распался на отдельные глухие раскаты. И через несколько минут с неба падали уже лишь редкие крупные капли, последние капли уходящей грозы.
    - Что это было? - ошалело вертя мокрой всклокоченной головой, спросил Николай.
    - Пояснение, - коротко, улыбаясь одними глазами, ответил Такэо.
    - Пояснение чему?
    - Тому, что было, тому, что есть, тому, что будет, - загадочно и как-то по-цыгански ответил тот.
    - Послушай, Та, я не люблю чувствовать себя дураком.
    - Не обижайся, Ник, скоро тебе все объяснят лучше, чем это сделаю я. И, внимательно посмотрев на сосредоточенно молчащего Свена, добавил: - Ты, кажется, хочешь что-то сказать?
    - Мне... - Свен помолчал, к чему-то прислушиваясь. - Я, похоже, слышу голос Страуса.
    Николай уставился на командира.
    - Нет... - Свен усилием воли стряхнул с себя растерянность. - Это не голос Страуса, это Город.
    - Что? - Такэо, не отрываясь, смотрел на него.
    - "Орион" сейчас покинет Город.
    И через несколько секунд над Городом беззвучно всплыла громада "Ориона".
    ГЛАВА 13
    - Откуда ты это узнал? - тихо спросил Николай.
    - Честное слово. Ник, не знаю. - Голос Свена чуть заметно подрагивал от волнения. - Какое-то непонятное бормотание внутри головы, и вдруг четко и ясно: "Сейчас "Орион" покинет Город".
    - Дела-а-а... - многозначительно произнес Николай. - Да, кстати, почему молчит Страус?
    За их спинами с многочасовым опозданием открылась дверь базы.
    - Спасибо, что наконец-то вспомнил о нас. - Голос Николая был колюч и ехиден.
    - А я о вас и не забывал, - миролюбиво заявил Страус, но Свену показалось, что он обиделся.
    - Ладно, Ник, не приставай к Страусу, ты же прекрасно знаешь, что он ничего не мог сделать.
    - Да, пожалуй, - Николай поднял голову. "Орион" уже скрылся в последних облаках уходящей грозы, так и не включив стартовые двигатели. Если бы еще неделю назад они увидели многотонную громаду "Ориона", без единого звука уходящую ввысь, они бы не поверили своим глазам, но сейчас они настолько устали от неожиданностей, что восприняли это как нечто само собой разумеющееся. - Не обижайся, Страус, я сейчас немного не в себе, извиняющимся тоном произнес Николай.
    - Идите переоденьтесь, и я вас напою горячим чаем, на вас же сухой нитки нет. Хоть бы шлемы понадевали, когда гроза началась.
    И только теперь они сообразили, что действительно насквозь промокли. За ворот натекло столько воды, что в комбинезонах хлюпало, как в дырявых сапогах.
    - Но ты нам все-таки расскажи, чем ты занимался в Городе? - Николай, несмотря на извинение, никак не мог успокоиться.
    - Идите переоденьтесь, - последовал ответ.
    Едва они, сухие и розовые после горячего душа, появились в кают-компании, раздался торжественный голос Страуса:
    - Через два часа звездолет первого класса "Лебедь" под командованием Леонида Крамера будет в зоне прямой радиосвязи. Кончилось ваше одиночество, там человек двести только ученых, не считая экипаж. - Им показалось, что Страус хихикнул. Раньше за ним этого не замечалось. - Вам не кажется, что система Энифа становится весьма бойким местом? - добавил он. - Ну пейте свой чай и отправляйтесь в Город. После того, как я побывал у него в гостях, он сам сможет с вами разговаривать.
    За чаем никто не проронил ни слова. Каждый думал о предстоящем и, вероятно, последнем посещении Города. И каждый знал, что оно будет не похоже ни на одно из предыдущих.
    Они медленно приближались к стене верхнего яруса, раздвигая коленями стебли мокрой травы и стряхивая на землю мириады дождевых капель, каждая из которых, падая, на краткий миг вспыхивала маленьким ярким солнышком. Если бы не эта мокрая трава, ничто бы уже не напоминало о прошедшей недавно грозе.
    Часть стены привычно исчезла. Открыв вход и пройдя несколько шагов, они оказались в большом круглом зале. За исключением трех кресел, стоящих в центре, зал был пуст. Стены светились мягким голубовато-белым светом, но чем выше, тем темнее они становились, цвет как бы плавно смещался к фиолетовому краю спектра, и купол потолка, видимо уходя в ультрафиолет, был непроницаемо-черен.
    Как только они сели в кресла, раздался голос:
    - Здравствуйте, люди Земли. - Это говорил Город. Голос был настолько низок, глубок и насыщен, что казалось, будто все пространство вокруг наполнено им. - Вы пришли, чтобы узнать новое. Задавайте вопросы, теперь я, возможно, смогу ответить на них.
    - Куда исчезло население этой планеты? - первым нарушил молчание Николай.
    - Мне трудно объяснить. Вы можете не понять смысла ответа. В вашем языке нет соответствующих понятий. Они ушли в иную вселенную. Для вас они не существуют.
    - Они вернутся?
    - Нет. Это невозможно.
    - Что побудило их к этому решению? - подал голос Такэо.
    - Это было единственным необратимым для них действием. Они перешли тот рубеж, за которым возможность сделать все лишает это все смысла. И этот уход - единственное, что для них еще имело смысл.
    - В чем основное отличие последнего поколения айсиан от всех предыдущих? - Голос Такэо прозвучал глухо.
    - В том, что для них нет ничего невозможного. Они всемогущи.
    - А почему мы ни на одной из картин не видели детей? - спросил вдруг Свен.
    - Зачем бессмертным дети? - вопросом на вопрос ответил Город.
    - Так они были бессмертны? - Николай даже привстал от удивления.
    - Почему были? О бессмертных неправильно говорить в прошедшем времени. Они и остались бессмертными. Просто сменили место и способ существования.
    - Нет, стоп. Ведь абсолютного бессмертия не существует, - Николай сел на своего конька.
    - Существует, - успокоил его Город.
    - Но ведь невозможно стать физически неуязвимым?
    - Да, это сложно.
    - А значит, может возникнуть ситуация, какая-то авария, например, когда от так называемого "бессмертного" не останется ничего, даже атома.
    - Да. - Опять согласился Город. - Но на такой случай существует клеточный банк, а из клетки за короткое время можно...
    - Понял, - остановил его Николай. - Значит, можно и сейчас возродить...
    - Нет, - отрезал Город. - Если сейчас этот банк и есть, то не у меня.
    - Давайте вернемся немного назад, - предложил Такэо. - Они в принципе могли иметь детей?
    - Зачем бессмертным дети?
    - Это не ответ на вопрос. - Голос Такэо был по-прежнему спокоен. - Я не спрашиваю о необходимости, я спрашиваю о возможности.
    - Мне ясно, куда ты клонишь, - после непродолжительного молчания заявил Город. - Вы прекрасно знаете, ничто не дается даром. Природа не терпит ни пустоты, ни переполнения. Бессмертие особей, составляющих определенную популяцию, неизбежно влечет за собой запрет роста данной популяции, то есть запрет размножения. Ты намекаешь на то, что мои хозяева были не всемогущи, коль не могли иметь детей. Это неверно. Они могли все, в чем была необходимость. Необходимости в размножении не было.
    - Я не о том, - поморщился Такэо, - я имел в виду другое. Размножение размножением - это понятие количественное, физиологическое. А дети... Это будущее. У общества бессмертных нет его. Это тупик. Не я сказал: "Ничто не дается даром". Получив бессмертие для каждой личности, составляющей общество, они потеряли бессмертие для самого общества. И, по-моему, эта потеря оказалась невосполнимой.
    Город молчал.
    - А любовь у них была? - спросил вдруг Николай.
    - Для меня остается неясным моральный смысл этого понятия, а в физическом смысле - была.
    - Вот тебе и причина тех "нескромных вопросов", - улыбнулся Такэо, глядя на Свена.
    - Но главное не в этом, - опять заговорил Город. Он был явно в замешательстве и менял тему. - Мои ушедшие хозяева оставили вам в наследство свет знания.
    И в этот момент потолок вспыхнул тем же голубым светом, яркость которого заставила зажмуриться, а когда они открыли глаза, купол был опять непроницаемо черен, а прямо перед ними в маленьком кресле сидело существо, совершенно не похожее на айсиан. Оно было ростом не больше метра, одето в темно-синий комбинезон без швов, плотно облегающий тело. Открытой оставалась только голова, большая, круглая, вся опутанная фиолетовыми жилками, едва прикрытыми голубоватой кожей. На плоском лице красовалось небольшое круглое отверстие вместо носа и ниже шла тонкая прорезь безгубого рта. Но все это странным образом не производило отталкивающего впечатления, было как бы в тени огромных, умных и внимательных глаз.
    - Но ведь это же...
    - Да, я не айсианин, - перебило Николая существо. Прорезь его рта при этом слегка искривилась подобием улыбки. В глазах светилась ирония. Голос был высок и мелодичен. - И вы, кстати, на мой взгляд, тоже далеко не красавцы, - добавило оно, чуть помедлив, - но не в этом дело. Перейдем к более серьезным вещам. Вас интересует причина исчезновения цивилизации на Айси, не так ли?
    - Нас интересует не только это, - сказал Такэо.
    - Да, я понимаю, - существо опять улыбнулось, - и не называйте меня, пожалуйста, "существом". Мое имя Аэн. Как вы правильно поняли, я представитель цивилизации, мертвый корабль которой вы встретили несколько лет назад. Благодаря вам мы узнали, что он погиб. Теперь наша цивилизация тоже мертва.
    - Но как же...
    - Очень просто, Ник, простите, что я говорю так много, не давая вам опомниться, но мое время ограничено. На эту связь мы отдаем последнюю оставшуюся у нас энергию. Наш путь закончен.
    - Путь любой цивилизации имеет конец. - Опять раздался низкий глубокий голос Города.
    - Да. Если цивилизация не может или не хочет выйти на новый уровень.
    - Цивилизация на моей планете достигла вершины. Выше не было ничего.
    - Вы просто не хотели поднять голову. Выше всегда что-то есть. Только смотреть вверх надо значительно раньше конца. Такэо был прав, сказав, что ваш путь привел вас в тупик. Нас миновало бремя бессмертия, но поджидало другое. И мы тоже оказались в тупике.
    Город молчал. Молчали и люди. И Аэн заговорил опять.
    - Всегда тяжело признаваться в проигрыше, виноват в котором лишь ты один.
    - А в чем причина гибели вашей цивилизации? - тихо спросил Такэо.
    - Это сложно объяснить в двух словах. Законы развития всех цивилизаций едины. И на пути любой из них обязательно встречаются кризисные моменты энергетического, морального или духовного плана. Путь, который выбирает цивилизация, выходя из кризиса, и определяет ее жизнеспособность. Из любой такой ситуации есть множество выходов, но, как правило, только один из них действительно путь, все остальное - тропинки, ведущие в тупик.
    Наступило непродолжительное молчание.
    - Город сообщил нам, - опять заговорил Аэн, - что на Айси находятся представители молодой технической цивилизации. Спирали, которые вы видели, это образ развития трех наших цивилизаций. Рубиновый свет в точках соприкосновения - свет знания, о котором вам сказал Город. А я пришел для того, чтобы предупредить: будьте осторожны с этим светом, он не только освещает, но может и сжечь. А ошибки... Наши ошибки вряд ли помогут вам избежать своих. Чужим умом не проживешь, как при помощи чужого желудка не станешь сыт сам. На этом пути все зависит только от вас.
    Внезапно Аэн начал таять. Они еще видели его фигуру, но она стала теперь какой-то бесплотной, призрачной. Но голос звучал с прежней силой.
    - Мое время истекает...
    Изображение исчезло совсем, голос теперь слабел с каждой секундой.
    - Прощайте, Люди Земли. Идите вперед...
    И наступила тишина.
    Первым нарушил молчание Город.
    - Возможно, Аэн и прав, - прозвучал его мощный густой бас, - над этим стоит подумать. А сейчас вас вызывает командир "Лебедя".
    Противоположная стена превратилась в рубку управления, и перед ними в кресле первого пилота уже сидел Крамер с выпученными от удивления глазами.
    - Здравствуй, Леня, - мило улыбнулся Свен, - и закрой, пожалуйста, рот, воробышек залетит. Привыкай, здесь ты еще не то увидишь.
    Крамер наконец-то закрыл рот и натянуто улыбнулся.
    - Ну вы даете...
    - Это не мы, это Город, - поправил его Свен, - вы как раз во время, работки здесь хватит всем.
    - Кроме нас, - грустно улыбнулся Такэо, - у нас другая работа.
    ЭПИЛОГ
    "Орион", медленно раскручивая спираль, уходил все дальше и дальше от Айси.
    Уже неделю на планете работала постоянная база. Филиал Института Внеземных Цивилизаций. На подходе были еще два крейсера с мощным пополнением самых разных специалистов.
    А их работа была закончена.
    - Через неделю будем дома! - Николай блаженно потянулся, мыслями он был уже там.
    - Да-а-а... - Свен задумчиво почесал бороду.
    - Да, да! - И Николай рассмеялся. - Ходить тебе опять бритым.
    - Ну уж нет! - уверенно пробасил Свен. - На этот раз...
    - ... будет то же, что и в прошлый, - продолжил, от души хохоча, Николай.
    - Вот тебе, вот тебе, вот... - Свен с шутливой злостью тыкал фигой в Николая, а тот так заразительно хохотал, что улыбнулся даже Такэо.
    - А может, ты и прав, - вдруг грустно заявил Свен.
    - Ну уж нет! - тут же переключился Николай. - Мы всем экипажем обратимся к твоей дражайшей супруге с просьбой помиловать бороду.
    - Поддерживаю, - подал голос Страус.
    - Ну вот видишь, если Страус поддерживает, победа будет за нами.
    - Бесполезно, - махнул рукой Свен.
    Всем стало немножечко грустно.
    - Приготовиться к надпространственному переходу, - сказал Страус.
    Они молча смотрели на экраны кругового обзора, где яркой звездой горел Эниф. Айси уже не было видно.
    - В древности сказали бы: "Неисповедимы пути господни", - Такэо задумчиво помолчал. - И ведь это лишь один из возможных тупиков, о которых говорил Аэн. Став бессмертными, они не стали богами и перестали быть людьми. В стремлении к абсолюту они потеряли основные человеческие качества - любовь и любопытство. Мозг Города оказался в этом случае в лучшем положении. Он остался любопытен, а любовь ему была неведома изначально.
    - Странное совпадение, - тихо сказал Свен. - Ты говорил, что "Айси" по-японски - "печальная история"?
    - Да. - Такэо грустно улыбнулся. - Эта история действительно печальна.
    КОНЕЦ
Top.Mail.Ru