Скачать fb2
Хранитель талисмана

Хранитель талисмана


Долгова Елена Хранитель талисмана

    Елена Долгова
    Хранитель талисмана
    фантастический рассказ
    I.Проводник
    Луи Ренар наклонился пониже, всматриваясь в едва заметные - словно птица коснулась пером - следы на песке. Цепочка отпечатков, путь ящерицы-агамы, огибала бархан и обрывалась возле куста пустынной колючки. Хищник? На песке осталась лежать одинокая чешуйка, большая, с человеческий ноготь, она не могла принадлежать убитой ящерице. Верблюд за спиной человека вновь беспокойно переступил, бубенчик на шее животного печально шелестел, словно не отваживаясь на громкие, уверенные звуки.
    Джамал терпеливо ждал, пока упрямый француз поднимется с колен, привычным жестом стряхивая с белых брюк мелкие песчинки. Путь от высохшего русла Узбоя до Сумбара, путь на юго- восток, через зной центральной пустыни, с самого начала казался ему безумным предприятием. Однако, звонкая монета сделала свое дело - проводник молчал, делано равнодушно рассматривая косые дорожки, оставленные на песке ветром. --Что это? --Не знаю, таксыр . Может быть, варан. Большой голодный варан. --Ты опять шутишь? Варан прошел, не оставив следов? --Я не сказал, что он прошел здесь. Ветер дует везде. Проводник пожал плечами и опять отвернулся, скользя взглядом узких блестящих глаз вдоль изогнутой линии бархана. Ренар потрогал подержал на ладони мутную чешуйку - она явно не принадлежала варану -- и, поколебавшись, сунул ее в футляр для образцов, подвешенный к поясу. --Трогаем дальше. Верблюды легли на песок, принимая на спину привычный груз слабых и неуемных двуногих существ, колокольчик забормотал в такт размеренным шагам свою бесконечную жалобу. Ренар отвел утомленный взгляд от мутно-белого марева горизонта. Зной и песок уже отметили его лицо сухим, ранящим загаром. Песок, местами прорезанный чахлыми кустами колючки мягкоупруго осыпался под ногами животных. Шли без тропы. Француз подумал о фляге, но старательно прогнал искушение - выпитая вода на короткое время пропитывала потом рубашку, создавала иллюзию облегчения, и тут же бесследно испарялась. Перегретый воздух дрожал, похоже, собираясь породить очередную фата-моргану. Мираж пустыни, в отличие от реальности, появляется и исчезает безмолвно. Вчера это были всадники. Призрачные кони шли вереницей. В полной тишине мерно покачивался строй пик, бесшумно мотали головами низкорослые лошади, не звякали стремена. Всадник, скакавший впереди, взметнул султаном и повернул покрытую островерхим шлемом голову. На какой-то миг Луи показалось, что он вот-вот увидит лицо полководца, но воздух задрожал, обволакивая ломким маревом неподвижные черты. Ренар испытал разочарование, смешанное с облечением - ему уже чудились жесткие контуры обнаженного черепа. Коренастые всадники на низких, косматых конях, черной вереницей ушли куда-то в раскаленный зенит.
    Француз покачал головой и криво усмехнулся воспоминаниям - его рационализм отторгал странную притягательность пустынной иллюзии. Далеко на юге, за бесконечной грядой мягко обрисованных песчаных холмов лежала древняя дорога Субетея. Там, мимо отрогов южных гор, вдоль русла Сумбара и Атрека, ревели нещадно гонимые животные, унося от стрел и клинков кочевников драгоценное тело живого наместника бога на земле -- беглого хорезм-шаха. На драгоценный пол мечети полегли под мечами победителей последние защитники Самарканда и тридцатитысячный отряд нойонов Джеме и Субетея погнал коней на юг, к Балку, чтобы, хлынув лавиной с гор, взять цветущие города долин. Джеме вырезал или щадил жителей по своему усмотрению, пока не узнал, что султан Мухаммед бежал по краю черных песков в отдаленную провинцию Хамадан. Беглецы и погоня уходили на запад. Трижды тридцать три раза "наполнялся бокал горизонта до краев кровью алой зари", пока шах, потерявший страну, не увидел морской прибой Каспия. Там, на плоском блюде безлюдного острова, он умер, и о нем не плакал никто - ни избиваемый пришельцами народ, ни бросившие повелителя сановники, ни смуглые насурмленые жены, покинутые шахом в горных крепостях Мезендерана. Это было потом. А вначале...
    Ренар устроился поудобнее меж мохнатых горбов. Записи остались в марсельской квартире - они не нужны - каждое слово надежно врезано в память.
    ...Беглецы отчаянным рывком уходили на запад. Ревели навьюченные поклажей бактрианы, усталых сановников несли отощавшие за месяцы скитаний породистые скакуны. Нуйир ал-Мулька Зузани, садр хорезм-шаха, вез в тюках достояние обреченного повелителя - немного золота, уже не способного купить ни верности солдат, ни дней жизни. Золото ссыпали в кожаный мешок, опустив сверху лакированный ларец. Бархатное гнездо под крышкой ларца хранило Голубую Розу Долин - бесценный алмаз, которому не было ему равных под солнцем. Нуйир ал-Мулка Зузани не торопился умирать, как не хотели смерти прочие сановники свиты, воины, верблюды, ящерица на склоне бархана и сам шах Мухаммед. Уста Зузани скрепляло благоразумие, однако, в сердце его давно поселился страх, а где долго живет страх, там вьет гнездо предательство. За поясом садр припрятал свиток и красная ал-тамга, печать вождя победителей, скрепляла обещания хана, данные Нуйиру ал-Мульке взамен клятвы принести голову побежденного Мухаммеда...
    Ренар явственно представил себе утонченную, легкую вязь древней рукописи Ала ад-Дина Руххи. Неизвестно, сколько раз и чем наполнялся этот пресловутый небесный бокал, пока тайное не сделалось слишком явным. Во всяком случае, садр-предатель не дошел с отрядом бухарцев до Каспия и смерть хорезм-шаха наступила хоть и скоро, но от естественных причин - вмешалась обычная пневмония. Легенды нередко лгут, еще чаще - скрывают правду за прихотливыми извивами сказки. Рукопись не обманывала в самом главном - Голубая Роза Долин, алмаз-цветок, сердце легенды, действительно когда-то существовал. Ренар смахнул слипшиеся волосы со лба, поднял голову и уперся взглядом в непроницаемую спину Джамала. Cогнутый хребет и опущенные плечи проводника, казалось, излучали равнодушное недоверие.
    ...Погоня тоже шла на запад, степные кони дышали в затылок беглецам, а изменник не стоил погребения, однако безысходность уже пеплом лежала на повелителе. Опечалясь, он сказал: да будет так -- и последние верные солдаты хорезм-шаха, оттащили в пески и зарыли мертвое тело Зузани. Небесный бокал наполнялся еще многократно, и свита хорезм-шаха достигла, наконец, берегов Каспия. Уцелевшие в скачке тюки сняли с бактрианов, люди согласились приютить беглецов и золото пошло в уплату жителям Гургана. Лишь Розы Долин не досчитался шах - ларец оказался пуст. Мертвый садр-изменник нанес прощальный удар еще живому повелителю - Нуйир ал-Мулька унес с собой в песок тайну голубого алмаза, а мертвые хорошо хранят свои тайны...
    Ренар перестал бороться с искушением - снял с пояса флягу и сделал глоток. Теплая солоноватая влага смочила пересохшее небо, но почти не принесла облегчения. Манускрипт Руххи не обрывался на истории бегства хорезмшаха. Шах отправился в счастливые райские кущи, но это уже не имело для преследователей никакого значения -- тридцатитысячное войско кочевников, следуя по пятам за беглецами, вторглось в цветущие области южного побережья, наводя настоящий, а не эпический ужас. Жители Казвина так боялись жестокости осаждавших, что кончали с собою, не дожидаясь конца штурма, в Мераге оцепеневшие от страха люди сотнями безропотно позволяли резать себя. История неслась галопом на спинах на косматых лошадей и вершилась жалами пик. Голубая Роза Долин осталась где-то на обочине, и постепенно канула в словесный туман легенды. На сите логики, отделившей шелуху домыслов от золотой крупы фактов, осталось немного: Ала ад-Дин Руххи вскользь описывал место погребения Зузани как подножие скалы с тремя вершинами, растущей посреди песков. Рост камня следовало отнести к поэтическим преувеличениям, скорее, он мог разрушиться под воздействием ветра и песка, и Ренар выбросил из головы заманчивую идею -- до тех пор, пока не узнал у колодцев Узбоя, что Трехглавый Камень, не обозначенный ни на одной карте, и в самом деле существует... --Джамал! Проводник обернулся. Глаза-щелочки, казалось, улыбались, но нижняя часть лица оставалась каменно-спокойной. --Остановимся здесь. Верблюды неторопливо опустились на колени, Джамал, что-то неразборчиво бросив, принялся распаковывать тюки.
    Тьма поспешно упала на пески - как будто невидимая рука задернула плотный полог. Ренар, подбрасывая в костер мелкие сухие ветви сломанного саксаула, всматривался в глухую черноту. В отдалении - ночь скрадывала настоящее расстояние -- мерцала пара зеленых, светящихся точек. Точки двигались по кругу, временами исчезали, чтобы вспыхнуть в другом месте. Хищник? Пару раз французу показалось, что он слышит мягкие, осторожные шаги. Спящий Джамал в свете костра как никогда напоминал статую -- Ренар не стал будить проводника, осторожно достал пистолет и взвел курок. Сухой щелчок металла прозвучал неожиданно громко. Огоньки мигнули напоследок и исчезли. Джамал неожиданно потерял невозмутимость истукана, беспокойно перевернулся во сне, откинув руку, пробормотал что-то не незнакомом языке. Ренар замер, вслушиваясь, вглядываясь в насторожившуюся, потревоженную темноту, ночь дышала едва ощутимым ветром, шептала шелестом осыпающегося песка, острые, злые лучи крупных, чужих звезд кололи глаза. Холод ночи, вытеснив дневной зной, упрямо боролся с теплом костра. Ренар метнул в пламя кусок дерева - круг света немного расширился. В тот же миг что-то грузное, приземистое, но проворное, метнулось сквозь зыбкую границу света и тени в темноту, волоча за собою тяжелый хвост. Ренар прицелился, метя по вновь мелькнувшим светлячкам глаз. Сухой треск выстрела разорвал осторожную, бархатную тишину. Пронзительный визг царапнул слух, невидимое в темноте грузное тело шумно забилось, расшвыривая песок. Зашевелились беспокойно потревоженные верблюды. Ренар помедлил - идти в темноту не хотелось - невидимый пришелец, повозившись, утих. Джамал проснулся и сел, забавно вертя головой. --Стрелял, таксыр? --Да. Кто-то пришел из темноты. Проводник, против обыкновения, ничего не ответил, поднял над головой горящую ветвь, пятаясь еше расширить круг света. Казалось, костер и людей накрыл черный, непроницаемый колпак. Ночь молчала, стих даже шорох ветра. --Спи, таксыр. Это просто бродячий дух. Здесь старое, плохое место. Спи. Я покараулю. Ренар вытянул ноги, укрывшись кошмой. Рядом мирно дышал косматый бактриан. Сон пришел незаметно, тонкой, зыбкой вуалью отделив от иллюзии реальность. Ветер тихо шелестел, где-то снова осыпался песок, черный бархатный полог колебался, белесые звезды мигнули, превращаясь в серебряные бляшки, нашитые на черную ткань. Ткань извивалась складками, шевелилась, надуваясь балахоном. Балахон шевельнулся, черная фигура повернулась, открывая бледное, не тронутое загаром лицо. Ренар попытался рассмотреть незнакомца, но ему мешал взгляд, упершийся прямо в его, Ренара, глаза. Радужки неизвестного отливали янтарно-желтым, взгляд давил, в нем чувствовалось равнодушное терпение, присущее хищным птицам. Ренар собрался с силами и попытался шевельнуть губами, язык плохо слушался, собственный голос казался чужим. --Кто ты? Старик с желтыми глазами молчал. --Ты кто? Желтоглазый отвернулся и растворился в на миг ожившей темноте. Занавес немой черноты сомкнулся за ним, где-то вдалеке насмешливо прошелестели бубенчики.
    Ренар проснулся, когда белесое солнце уже поднялось над краем барханов. Джамал возился неподалеку, перекладывая тюки. Беспокойно переступали верблюды. Луи откинул кошму, встал и огляделся. К его немалому удивлению, следов ночного пришельца нигде не обнаружилось - песок с северной стороны все еще хранил следы верблюдов, людей, с юга был девственно чист - его украшали лишь аккуратные ребристые бороздки, сотавленные ветром. Ни трупа хвостатого гостя, ни крови. --Джамал! Ты видел что-нибудь? Прводник молча смотрел куда-то в сторону и Ренару впервые пришло в голову, что там, у колодцев Узбоя, он черезчур поспешно доверил свою жизнь этому молчаливому уроженцу востока. Ждамал повернулся, солнце осветило смуглое лицо - теперь оно казалось открытым, честным, но одновременно встревоженным. --Таксыр, нужно вернуться. Ренар подавил готовое сорваться проклятье. Бунт проводника никак не укладывался в его планы. --Почему нам нужно возвращаться? --Здесь плохое место, таксыр. Дух пустыни, голодный дух, он ищет кого-нибудь. Вернемся, таксыр. Пусть дух найдет другого и насытится - потом вернемся. Ренар ощутил слепое бешенство - он бессилен против местных суеверий -- это проигрыш по всем статьям. Если проклятый смуглый идол откажется вести маленькую экспедицию на юг, останется лишь тащиться по собственным следам к Узбою и искать там другого проводника. Отказ от тщательно взлелеянного плана казался немыслимым - Ренар усилием воли подавил ярость и окинул взглядом наглого туземца. Потрепаная одежда проводника обвисла, казалось, ее владелец съежился и уменьшился в размерах. Круглое лицо потеряло каменное спокойствие и почти выражало мольбу. Обжигающий гнев требовал выхода. Ренар подчеркнуто медленно вынул пистолет, взвел курок, поднял ствол и выразительно посмотрел на Джамала. --Если ты не идешь на юг - ты мне не нужен. Никчему зря тратить воду. Проводник в упор посмотел на Луи - в глазах стыла серая обреченность - и промолчал. Ренар прикинул - сможет ли выстрелить при надобности -- если противник кинется прямо на него, ничего другого не останется - и тут же мысленно выругался. Не стоило, пожалуй, начинать переговоры с угроз. Теперь, даже если Джамал подчинится, придется каждое мгновение ждать от него удара ножом или иной пакости. Проводник с видимым усилием проглотил комок в горле - дернулся кадык, обтянутый сухой кожей -- и молча кивнул, опустив сморщенные веки. Ренар слегка расслабился. --Я понимаю - дух пустыни. Извини, я погорячился. Не беспокойся, дойдем до Сумбара, и ты получишь двойную плату.
    ***
    Три следующих дня пути прошли относительно спокойно песок, местами прочерченный тонкими цепочками следов, больше не преподносил сюрпризов - ни странной чешуи, ни ночных гостей. Жара слегка спала, многозначительный мираж больше не показывался, раскаленный зенит оставался безжизненно-спокоен. Экспедиция стремительно уходила на юго-восток. Один раз попался колодец - хмурый, ставший совсем неразговорчивым Джамал спешно пополнил запасы воды. Ренар не притронулся к кожаным мешкам, предпочитая не расставаться с оружием -- проводник больше не бунтовал, он почти не разговаривал с французом, но даже слабый налет доброжелательности с его круглой физиономии как будто сдуло пустынным ветром. Первое время Ренар боялся "проснуться с перерезанным горлом", но Джамал, по-видимому, или примирился с поражением, или оставил расплату на потом. Луи забавляло стоическое терпение проводника, однако, на всякий случай он всегда устраивался по другую сторону костра. Джамал, сузив глаза, презрительно отворачивался. Закаты были лиловы, оранжевы и желты. Ночами пустыня дышала - Ренару казалось, он слышит беззвучный зов, порой, на самой грани сна и бодрствования, он силился понять его смысл и даже, кажется, различал слова, но проснувшись утром, не мог вспомнить ничего - пил и ел, привычно следил за Джамалом, собирался в дорогу, мучался от жары, беззвучно уходили часы и путь без тропы стлался под ноги верблюдов.
    Трехглавый камень показался на четвертый день.
    Ренар прикрыл слезящиеся от яркого солнца глаза, снова открыл их и задохнулся - сердце мелко колотилось о ребра. Скала, описанная Руххи, слегка возвышалась над верхушками соседних барханов, издали напоминая крошащийся зуб. Растрескавшийся местами камень лоснился странным жирным блеском. Скорее всего, это поработал ветер и носимый им песок, но на гребне скалы явственно выделялись три головы. Макушки истуканов покрывали остроконечные клобуки, черты лица почти стерлись- возможно, они их никогда и не было - лишь недобро выделялись могучие дуги бровей и грубые щели ртов время иссекло скалу -- казалось, камень лиц испещрили следы оспы. Два плоских абриса смотрели на север, один на северо- восток. Ренар слез на песок, покинутый седоком верблюд мягко поднялся, качнул лобастой, мохнатой головой и шумно вздохнул. Луи потрепал по шее животное, еще раз оглядел приметы и ощутил прилив бурного, яркого ликование - в этот момент он готов был обнять Джамала. --Станем лагерем. Пока проводник возился с костром, Ренар осмотрелся. Пески вокруг скалы скрепляла редкая пустынная растительность, похоже, здесь ей доставалось больше влаги, чем можно было предполагать. Он потратил полчаса, обойдя вокруг гигантского камня - подножие скалы уходило в почву ровно и чисто, камень сменялся песком так, будто его срезали ножом - в этом однообразном совершенстве было что-то неестественное. Для раскопок у подножия вдвоем скала была велика, слишком велика. С момента смерти Зузани пески огибали валун шестьсот лет - что он, Ренар, надеялся здесь найти? Если даже Голубая Роза действительно была случайно захоронена вместе с телом казненного садра, где она теперь? -- отыскать алмаз в пустыне труднее, чем пресловутую булавку в груде соломы. Беги-беги за призраком удачи... Раскаленная сковородка солнца огнем жгла лицо, камень раскалился и опалял ленивым жаром, отвесная стена твердой породы неприступно уходила вверх. Луи повернул обратно к лагерю - ствол саксаула жарко горел в костре, нехотя булькала вода в котелке, Джамал отошел за барханы - Ренар присвистнул, представив себе возвращение к Узбою ни с чем, в компании с обозленным как демон и унижением проводником. --Эй! Иди сюда, таксыр! Голос Джамала долетал невнятно, приглушенный преградой песчаного холма. Ренар поправил ножны на поясе, переложил пистолет в карман кителя, и не торопять, мягко, по-кошачьи ступая, пошел на зов. Проводник сидел на корточках, вороша песок рукой и беззащитно выставив сгорбленную спину, он обернулся с полоборота и протянул навстречу широкую, короткопалую, бурую от солнца руку - на раскрытой ладони невесомо лежала серая чешуйка. --Варан, Джамал? Проводник промолчал. --И что ты мне хотел сказать? Что опять хочешь сбежать? --Таксыр, ты видел варанов, которые не оставляют следа на песке? Ренар невидимо напрягся, сжимая в кармане рукоять пистолета - пристрелить проводника посреди песков глупо, позволить человеку, одержимому суеверием, убить себя - еще глупее - дьявольщина, что же с ним делать? --Это ветер, Джамал. Ты сам сказал, ветер дует везде. Отдай это мне... Ренар дружелюбно протянул безоружную левую руку. Проводник помедлил. --Дай сюда... Джамал сунул ему находку французу и, развернувшись, нехотя побрел в сторону лагеря.
    Остаток дня прошел мирно. Ренар еще раз обошел вокруг налитой жаром скалы - безуспешно, ничего нового. Что-то недоброе в этом месте, безусловно было: изломанные тени неловко распластались на песке, сиреневый закат подчеркнул словно срезанный ножом абрис камня. Чренели пустые глазницы каменных истуканов. Ренар прикинул - если забросить веревку с "кошкой", он сможет попасть наверх и осмотреть вершину гигантского валуна. Едва ли там можно найти останки Зузани, но беспокойное ожидание неизветсно чего побуждало к действию. Тревога, казалось, разливалась вместе с лиловым, пурпурным светом угасающего дня, обволакивала оцепенением, беззвучными волнами заполняла крошечную долину между барханами. Ренар ощутил спиной зуд ленивой, медленно и нехотя приближающейся опасности - на плечи легла невидимая тяжесть, по лопаткам словно мазнул холодно-злой изучающий взгляд, - и тут же равнодушно миновал слишком ничтожную цель. Человек замер, потом медленно, плавно обернулся, стараясь держаться непринужденно. Пусто. Никого. Изучающий то ли отвернулся, то ли просто ушел.
    Похолодало и стемнело как всегда внезапно. Ренар хмыкнул, осторожно ступая вернулся к костру. Потрескивали дрова, что-то шелестело в скалах. Джамал уютно устроился у огня, и, нахохлившись, и палочкой помешивал коричнево-мутное варево в котелке. Как ни странно, он улыбнулся почти дружелюбно. Его "таксыр" привычно опустился на песок по другую сторону костра - к дьяволу, подумал Ренар, я не настолько доверчив, чтобы подставлять свою драгоценную глотку ножу человека, похожего на подправленную копию бандита. Джамал добродушно помигал сморщенными веками и откинулся на расстеленый войлок, укрывшись другой кошмой - невинный и почти довольный вид устроившегося на отдых проводника на этот раз привел Ренара в ярость: он позавидовал спокойствию туземца. Джамал прекрасно знал, что до возвращения находится в полной безопасности, к сожалению, этого нельзя было сказать о его нанимателе.
    Ночь обвалилась неряшливой грудой черноты. Красноватые угли едва тлели на месте костра. Ренар сел, набросив на плечи войлок и прислонился спиной к еще не остывшей поверхности такого же черного, невидимого в ночи камня, прижался затылком к острым граням - боль на минуту отогнала сон. Где-то в стороне вязко прошуршал осыпающийся песок, и тут же все стихло. Глаза в ночи на этот раз не показывались, угли тлели все слабее, постепенно превращаясь и крошечные алые точки - мелкие огненные цветы распускались, цвели и медленно вяли, время от времени в сторону отлетала отстрая жалящая искра. Спать все же хотелось нестерпимо: веки уже налились свинцом, голова резко мотнулась, падая на грудь - засыпающий вздрогнул. Угли костра теперь отдалились и медленно уходили влево, описывая полукруг. "Я иду. Я встал во сне и бреду, cам не зная куда" -понял он с ужасом и отчаянно дернулся назад, попытавшись удержаться от следующего безвольного, покорного шага. Ноги, отказываясь повиноваться, неловко понесли его вперед. Там, впереди, затаившись в темноте, дышало что-то. Низкое, приземистое, массивное, оно терпеливо ждало, скрывая под грудой тяжелой плоти искорку недоброй жизни, холодную, нечеловеческую печаль и - голод. Ренар сделал еще один шаг, безуспешно попытавшись превратить его в короткий шажок. "А ведь я сейчас умру" - подумал он. Cущество в темноте чуть-чуть шевельнулось, впервые проявляя признаки нетерпения. Добыча брела вперед, спотыкаясь в непроглядной, вязкой черноте. "Мне нужно остановиться. Раз я не могу повернуться, я должен найти другой выход". Ренар не мог даже шевельнуть пальцами рук, не видел, что делается впереди, и при этом - знал, интуиция обострилась невероятно и заменяла отобранное темнотой зрение. Он вновь сделал шаг. Существо во тьме жадно вздохнуло, колыхнулось бесформенным телом, липкий хлыст языка на четверть свисал из пасти... "А-а-а!" -жертва дернулась назад, пытаясь укониться от нового шага, упав навзничь. Затылок вместо мягкого песка ударился о твердую скалу, отозвался привычной болью и Ренар, вздрогнул, ошеломленный. Он не шел - он продолжал сидеть, прислонившись всем телом к скале, голова кружилась от удара о камень, костер давно потух, вместо красноватых точек огненных цветов, по кругу двигались зеленые огни глаз. Рукоять пистолета легко скользнула в руку - грохот выстрелов под аккомпанимент площадной брани привычно разорвал, разметал и смял шорохи ночи. Нещадно поносимый демон пустыни, похоже, в смущении удалился -- невидимые лапы мягко и поспешно затрусили прочь. Ренар успел подумал, что следы шалуна наутро опять, наверняка, не обнаружатся. Искры глаз погасли так внезапно и быстро, что Луи не был уверен, не оказались ли они частью сна. Страх прошел совершенно, пустыня молчала - но в темноте и молчании больше не было ни угрозы, ни терпеливого ожидания, только сонное, вялое спокойствие, Ренар потянул на себя край кошмы, устроился поудобнее и мгновенно уснул, уже на грани сна ощутив запоздалую досаду: выстрелы как будто и не разбудили проводника - тот никак не отреагировал на пальбу и неистовую ругань хозяина.
    Причина интуитивной досады обнаружилась утром: среди истоптанного верблюдами песка нашелся лишь один небрежно брошеный тюк поклажи. Верблюды, большая часть воды, провизия и сам Джамал исчезли...
    --Сукин сын, богом проклятый подлец и мерзавец! Ренар отбросил в сторону развороченный тюк - удравший знаток пустыни великодушно оставил бывшему хозяину кайло, лопату с коротким черенком -- копай, сколько влезет, моток запасной веревки - с избытком хватит на хорошую петлю, и наполовину пустую кожаную двухлитровую флягу. В кармане лежал разряженный пистолет, патроны кончились ночью -- пошли на бесполезный расстрел песчаного призрака. Еще чуть в стороне нашелся раскрытый и полузатоптанный путевой дневник - Ренар представил себе проводника, на прощание "читающего" перевернутую вверх ногами тетрадь и зашелся лающим, истерическим хохотом. --А я сам великолепен! --Эн-эн-еэээ-н... Смех и крики отразились от скалы и высокого склона бархана, метнулись и затихли, придавленные зачарованной, липкой тишиной места. Ренар поддал ногою пустой, беззащитный мешок, тот отлетел и раздавленным животным распластался на песке. --Идиот, кретин! --И-инннн... Неудовлетворенный этим Ренар немедленно сделал еще одну глупость - погрозил кулаком тупо взирающим на эту сцену каменным головам. Ему показалось, что оскорбленные истуканы угрожающе насупились, хотя ни одна черта грубых каменных лиц не дрогнула. Ящерица-агама взбежала на холмик песка и замерла, равнодушно следя бусинками глаз за буйством одинокого человека. Ренар пнул напоследок моток веревки и тоже затих - солнце поднялось уже высоко, жара брала свое, горло пересохло -- он поднял флягу и отхлебнул немного, тщательно закрыл ее, поклявшись в душе, что не тронет пробку до самого вечера. Кусок тени у подножия скалы ежился и таял по мере того, как солнце двигалось к зениту, Человек сел, поджав ноги, скорчился, стараясь не подставлять себя яростному белесому свету и попытался сосредоточиться. Ближние поселения в пяти днях пути на бактрианах к югу - далеко, без воды, пищи и животных его, Ренара, шансы невелики. Пустынные колодцы без проводника не отыскать, остается скрвомны выбор невелик: можно ждать верной смерти или почти невероятного спасения на месте, можно попытаться уйти на юг -- с теми же шансами, нет, даже с меньшими, потому что без защиты лоскута тени солнце и жажда убьют его еще быстрее. Ренар помотал головой - в воображении сложилась непрошенная картина, не лишенная, однако, мрачной элегантности: вылизанный ветром и песком скелет, облеченный в обрывки европейской одежды, сидит, прислонившись спиной к легендарной скале, с тетрадью на коленях и трубкой в зубах.
    Диск светила лениво полз к зениту. Человек, прислонившийся спиной к скале, время от времени пересаживался чуть в сторону, стараясь не покидать убегающую вслед за ходом солнца тень. Ящерица-агама, давно сочла медлительное двуногое существо неопасным и отправилась по своим делам, оставляя коготками мелкую цепочку следов. Жара обволакивала человека, сушила кожу, тисками сдавливала виски, похищала влагу -- и жизнь. Когда солнци, едва начав клониться к закату, опустилось на небольшой шажок пониже зенита, Ренар первый раз нарушил данную себе клятву не трогать флягу - вода стала для него соблазном и наваждением. Фляга похудела, покорно отдав часть драгоценного запаса, но пить все равно хотелось нестерпимо. Жажда вытеснила ощущение невидимого недоброго пристувия - теперь Ренар готов был истерически хохотать над ночными кошмарами, если бы они не имели прямого отношения к бегству Джамала и, следовательно, к перспективе его же, Ренара, близкой смерти. Неподалеку чернели угли, оставшиеся от прогоревшего прошлой ночью костра...
    Костер? Костер, огонь. Нет огня без дыма. Дым - это костер. Дымом можно подать сигнал - его заметят люди, невидимая вдали вереница мохнатых верблюдов свернет в сторону и придет в подножию зачарованного камня... Ренар встал, отбросил в сторону кошму и принялся торопливо собирать топливо, проклиная себя за недогадливость - полдня пропало даром, солнце катится к закату, драгоценное время утекает как вода - нет, не думай о воде, приказал он себе - время течет как песок, медленными сухими струйками убегает сквозь судорожно стиснутые пальцы...
    Нож пригодился опять - рубить ветви саксаула. Собранные ветви, щепки, полешки, Ренар сложил на кошму, аккуратно завернул края и перевязал сверток веревкой, отрезанной от мотка, оставив свободным ее длинный конец. Остаток веревки долго и тщательно привязывал к рукояти кайла - выдолбив в твердом дереве кольцеподобные бороздки. Сейчас пригодился бы хороший крюк-кошка, но собираясь в дорогу, Ренар не ожидал, что ему придется штурмовать отвесную скалу в четыре человеческих роста. Угрюмое навершие скалы возвышалось над соседними браханами - там, и только там, дым костра будет заметен лучше всего... --Эй, вы, посторонитесь! Каменные головы, почудилось, чуть заметно дрогнули. Человек, раскачав, метнул самодельное снаряжение, острие инструмента лениво чиркнуло по камню близ вершины, кайло со звоном отлетело от валуна и глухо бухнуло в песок у подножия. Ренар с трудом подавил опять, как утром, подступавшую истерику, аккуратно, стараясь не усугублять положение, разобрал перепутавшуюся веревку, отступил на несколько шагов и, раскачав, вновь подбросил импровизированную кошку, метя чуть пониже левой "головы". На этот раз наконечник кайла прочно застрял между двумя камнями, напоминавшими бочонки. Ренар подергал свисавший конец веревку, попробовал удержаться на ней - сомнительная конструкция легко несла его вес. Он сунул за пазуху флягу с остатками драгоценной влаги, обвязал вокруг пояса свободный конец второй веревки, прикрепленной к свертку с дровами и подтянулся, перебирая руками и стараясь ставить ноги в едва заметные трещинки в каменной стене. Подъем не занял много времени. Ренар за веревку втянул наверх дрова огляделся. Монолит венчала почти идеально ровная площадка, ближе к центру которой возвышалось то, что снизу казалось чуть ли не изваянными в камне изображениями. При ближайшем рассмотрении в валунах оказалось очень мало человеческого грубый абрис хмурых лиц, жесткие щели ртов, острые рысьи глаза оказались порождением игры теней в трещинах избитого временем камня. Ренар дотронулся до неровной, раскаленной поверхности и поспешно убрал пальцы. Единственным, что намекало на обработку скалы человеческой рукой, как ни странно, была сама каменная твердь площадки под ногами - слишком ровная для слепой игры природы. Плоскую поверхность усеивала частая россыпь мелких камешков... Он вытряхнул тюк и поспешно сложил костер и подпалил самые тонкие веточки. Сухое дерево вспыхнуло жарким, но совершенно бездымным пламенем - так не годится. Человек вытащил изза пазухи флягу, встряхнул ее, на дне еще плескались остатки теплой воды. Ренару опрокинул драгоценное содержимое фляги на ворох тряпок, пытаясь убедить себя, что этого жалкого запаса ему все равно не хватило бы даже до утра - однако не мог избавиться от трепета пойманного за руку святотатца. Ветошь, поглотившая влагу, полетела в костер, жирный дым на короткое время плотным облаком окутал плоский уступ, каменные головы и взмыл к небу черным хвостом. Кашляющий и вытирающий глаза Ренар отполз в сторону и пристроился у ближней из каменных голов.
    Степень безумия затеянного предприятия стала понятна через несколько минут - костер прогорал слишком быстро. Плящущее пламя высушило ветошь, тряпки корчились в огне, жирный столб дыма медленно, но верно худел, грозя в скором времени превратиться в жалкую, робко извивающуюся струйку. По иронии судьбы бездымному огню суждено было гореть еще долго, быть может, не один час - но какая от этого польза Ренару? Белесый, выцветший диск солнца уже на две трети склонился к закату. Человек больше не кричал, не пытался ударить ногой бесполезно дотлевающие обломки дерева. Он сидел молча, прижавшись спиной к бесфоменному валуну, скрестив руки на груди, и вытянув ноги. Сторонний наблюдатель мог подумать, что этот человек что-то высматривает между гребнями барханов и блекло-голубым горячим небом, но открытые глаза Ренара не видели ничего...
    ***
    Утро еще застало его живым. Он не запомнил канувшую в бессмысленное ожидание ночь, не знал, приходил ли в темноте старый друг -- песчаный призрак на осторожных лапах. Быть может, это одинокое существо бродило внизу, у покинутого лагеря, вороша брошенные вещи и обнюхивая остывшие следы? Камни отбрасывали длинные утренние тени. Скальная площадка вершины оставалась все так же пуста, ее пятнал лишь неровный след от горевшего дотемна костра. Верный спутник --жажда тоже осталась, но казалось, что пить хочет кто-то другой, далекий и незнакомый, язык распух, высох и катался во рту шершавым куском дерева. Ренар попробовал встать - это ему не удалось, колени бессильно дрожали, что ж, в конце-концов, можно ползти на четвереньках.
    Он оперся ослабевшими руками о камни -- мелкий щебень тут же остро впился в ладони -- и потихоньку придвинулся ближе к краю обрыва. Броситься вниз? Cлишком низко, падение его не убьет, только покалечит и сделает агонию максимально непрятной. Ренар хрипло замеялся - под рукой хорошая, прочная веревка, но сил не хватит даже на то, чтобы соорудить петлю. Он лег возле пятна костровища, оперся на локти, бесмысленно пересыпая между пальцами серый, невесомый пепел. Очищенная от камешков поверхность скалы казалась еще более ровной, чем вчера. Ренар попытался вывести на слое пепла собственные инициалы - и не смог их вспомнить. Тогда он нарисовал пальцем несколько причудливо изломанных линий, потом придумал игру получше засмеялся и принялся сгребать пепел и пыль в маленькую кучку, пытаясь соорудить из нее подобие остроконечного кургана. Серый прах бессильно осыпался под пальцами. Сметенная в сторону зола обнажила длинную, ровную трещину в камне. Ренар бездумно дотронулся до нее, равнодушно отметив, что это не трещина - щель. Такие щели окуржают плиты мостовой или крышки каменных люков... Человек не удивился и не обрадовался, когда щель чуть дрогнула и стала немного пошире.
    II.Хранитель
    Я, хранитель талисмана, пишу эти строки в своей памяти и сердце. У меня нет чистого листа и каляма. Эсдергха , тот, кого я называю этим странным именем, мой единственный друг, молчит, на четверть высунув липкий язык. Как раз сейчас толстый ручной ящер распластал широкие лапы и чуть приподнял увенчанную гребнем голову: должно быть, почувствовал беззвучный поток моих мыслей. Я тоже молчу - молчание врачует душу.
    Я жду. Теперь, когда ждать осталось недолго, ожидание внезапно стало зримым - увесистое, как каменная плита, оно лежит на плечах моих привычной тяжестью. Что такое долг? - это огонь, не упругий звон клинка, не бешеная скачка лошадей, это тяжесть бесконечных дней, шелест осыпающегося песка, бесконечный стук капель под толщей скалы и - ожидание.
    Талисман лежит неподалеку: острые ломкие фиолетовые грани немного мерцают, освещая каменные стены и потолок красивыми, причудливыми сполохами. Пятна света падают на мой нелепый балахон - еще одна ненужная дань забытой традиции.
    Мой гость тоже лежит неподалеку. Сейчас он спит, и вода, которую я ему выпоил мелкими порциями, незаметно делает свое дело: скоро этот человек придет в себя и будет способен понять то, что ему скажут - настолько, насколько его раузм способен к такому пониманию.
    Правильно ли то, что я собираюсь сделать? О, таинственные сферы! Хотел бы я знать ответ на этот вопрос. Во всяком случае, у меня нет другого выбора, время уже истощает меня исподволь, воруя бесокнечность жизни, а этот человек не хуже многих других. Что-то в нем есть, как знать? -- быть может, мое решение происходит не только от желание уйти подальше от сонного звука капель, мертвого камня и надоедливого лилового мерцания. А пока - пока я жду.
    ***
    Ренар очнулся. Неподалеку, почти у самого уха, мерно капала вода. Он приподнялся на локтях, ощущая несовместимое -- влажный воздух подземелья, плотную упругость верблюжьего войлока, расстеленного на полу, подсвеченный лиловым полусумрак, тихое, осторожное шевеление в углу. --Кто здесь? Он не дождался ответа присмотрелся. В углу сидела толстая, добродушного вида метровая ящерица, свесив из пасти конец языка и полузакрыв глаза белесой пленкой третьего века. Ящер изредка мигал - без этого его легко можно было бы принять за литое в металле изваяние тупомордого дракона. Ренар, почти не веря глазам, протянул руку и попробовал дотронуться до выпуклого бронзового бока. Дракончик нехотя отодвинулся и вроде бы сердито, но как-то формально-лениво зашипел, разинув нежно-розовую пасть.
    Из сумрака, сгустившегося в соседнем углу, будничнонеторопливо выбрался человек, закутанный в пестрый балахон. Пегая, черно-седая короткая борода окаймляла лицо, побитое оспой. Старик сухо кивнул-поклонился, и, гордо выставив ястребиный нос, сделал трудно определимый жест, который Ренар решил счесть за приглашение. Пришлось пригнуться - неровный срез камня низко нависал над пустым проемом, излучающим сиреневое сияние - в соседней комнате, если так можно было назвать неправильной формы пещерку, обнаружилась тонкая подстилка на полу и низкий поставец в центре, на котором крепилось нечто, отдаленно напоминающее газовый фонарь. Хозяин убежища сел спиной к странному светильнику, превратившись в силуэт на фоне переливчатого света и предоставил гостю занять место напротив. Некоторое время они молчали, старик выжидательно разглядывает хорошо освещенного беспокойными сполохами пришельца. Неловкая пауза затягивалась, Ренар прикинул, какой язык будет понятен его хозяину и откашлялся: --Я обязан -- вы спасли мне жизнь... --Не трудитесь благодарить... - Ренар едва не вздрогнул, родной язык в устах экзотического незнакомца резал слух - быть может, виной было идеально правильное, но какое-то безжизненное произношение старика, или странность места и полусказочный облик собеседника потрясяюще не вязались с его деловитой речью европейского ученого. --И все же я благодарен вам. Как я попал сюда? Что это за место? --Внутренняя часть скалы. Если хотите - пещера. Тут есть вода. В некотором роде приствует... Мне трудно объяснить вам. Ренар вежливо кивнул, избегая настойчивости. --Позапрошлой ночью я видел в песках дракона. Это тот - ваш ручной бронзовый ящер? --Не вполне. Но то, что вы видели, имеет к нему отношение. Скажем так - наподобие связи между предметом и отражением в зеркале. Или, еще лучше - считайте, что это был мираж. Вы видели миражи в пустыне? --Да. Но... --Миражи порождает не только воздух. Есть миражи глaза вы видите их под жарким солнцем - это довольно любопытно, не правда ли? Сознайтесь, что видели... Бывают миражи слуха - в полном одиночестве вас вдруг окликают по имени. Страшноватое ощущение - невежи считают, что это знак верной смерти - такая глупость... А бывают, знаете ли, миражи духа. --Души? --Именно. Хотя, я бы скорее назвал это миражем мысли... Ваш разум соприкасается с тем, что породил чужой мозг и... Ренар почувствовал безотчетное отвращение - волосы чутьчуть шевельнулись на голове. Старик добродушно махнул рукой. --Вам неприятно? Пустое - не берите в голову. Как видите, у меня получился каламбур. Считайте, что это был только сон, может быть, чуть более яркий, чем те, к которым вы привыкли. Ренар помолчал, всматриваясь в лицо собеседника, но оно оставалось темным силуэтом на фоне проклятого "фонаря" - к тому же мерцание изрядно мешало расматриванию. --Вы не спросили кто я... --Для меня это неважно. Вы человек и нуждались в помощи. Вы не находите, что это достаточное основание для моего вмешательства? Ренар не нашелся, чем возразить этому разряженному как дервиш, моралисту. --Собственно, мне нечего скрывать. Луи Ренар. Был у Сумбара. Путешествую по делам Археологического Общества. Здесь оказался почти случайно - меня бросил по дороге мерзавец-проводник. У туземцев... Ренар чуть не прикусил язык - речистый собеседник сам выглядел как вылитый туземец. --...у местных жителей, как оказалось, с этим местом связаны определенные предрассудки. Старик удовлетворенно кивнул. --Называйте меня Хранителем. --Я приму это к сведению. А с виду, пока молчишь, ты вылитый дервиш - подумал Ренар. Древиш-Хранитель, между тем невозмутимо продолжал: --Я не удивлен вашей историей. Предрассудки порой гораздо более мудрая вещь, чем может показаться скептику... Ренар ощутил смутное беспокойство - вязкое предчувствие пока еще неясной угрозы. "Дервиш" не казался ему опасным. Широкий балахон старика мог скрывать оружие, но нож Ренара тоже никуда не делся - он с хладнокровием авантюриста прикинул возможности - шансы в схватке против, несомненно, более слабого противника, были весьма недурны. Темный силуэт хозяина чуть качнулся в успокаивающем дивжении. --...Вы, несмоненно, скептик, господин Ренар. Что ж, и в скептицизме есть свои достоинства. Я чувствую, как вы из условностей и вежливости воздерживаетесь от вопросов. Вы хотите знать, кто я, что я здесь делаю, что это за место? Ренар широко улыбнулся, и развел руками, пытаясь сохранить открытое выражение на лице. --Хранитель, ваша проницательность полна и несмоненна. Признаться, я просто сгораю от любопытства. --Ваше естественное любопытсво будет удовлетворено в полной мере. Итак, приступим. Вы знакомы с гипотезой множественности реальности?...
    ***
    ...Беглецы отчаянным рывком уходили на запад. Ревели навьюченные поклажей бактрианы, усталых сановников несли отощавшие за месяцы скитаний породистые скакуны. Нуйир ал-Мулка Зузани не торопился умирать, как не хотели смерти прочие сановники свиты, воины, верблюды, ящерица на склоне бархана и сам шах. За поясом садр припрятал свиток и красная ал-тамга, печать вождя победителей, скрепляла обещания хана, данные Нуйиру алМульке взамен клятвы принести голову Мухаммеда. ...Погоня тоже шла на запад, степные кони дышали в затылок беглецам, и безысходность уже пеплом лежала на повелителе побежденных. Изменник не поднял нож на господина - для прекращения странствий шаха хватило яда в бокале - ни вкуса, ни запаха... Шах умер быстро, хоть и не так быстро, как хотелосьбы ему самому. Ужас толкал людей в спину, последние верные солдаты владыки Хорезма, оттащили в сторону и кое-как забросали песком тело повелителя. Небесная чаша наполнилась вином зари всего один раз - нойоны победителей повернули на восток, неся повелителю весть о смерти знатного беглеца. Свита Мухаммеда рассеялась. Садр Зузани окончил свою жизнь лишь много лет спустя - корчась на скользком от жира и нечистот колу между двумя другими министрами, обвиненными в измене новому правителю. Перед смертью Зузани завидовал преданному им и давно мертвому шаху Мухаммеду...
    *** Ренар поморщился. --В некотором роде ваш рассказ впечатляет. Кровь, яд, простите, дерьмо, и немного морали. Откуда эта легенда? --Это не легенда. Простите меня в равной мере, но это реальность. Но как бы вам объяснить - иная реальность... --Реальность я знаю только одну. Эту. Здесь и сейчас. --Надеюсь, вы не утверждаете, что не познанное не существует? Мне бы не хотелось устраивать словесные баталии с философом, погрязшим в одной из самых бесплодных абстракций. Старик на секунду повернулся чеканным профилем, мерцание фонаря мешало рассмореть его глаза, похоже, они были не черными, а, скорее, светло-карими, почти желтыми, как у птицы. Ренар невольно засмеялся. --О нет. В философии я смыслю очень мало. Однако, признаюсь, мой великодушный спаситель, вас трудно понять и еще труднее поверить вам. --Отчего же... - Хранитель укоризненно покачал головой. - вы не станете отрицать, что события имеют известную связь. Одно следует из другого и... --До тех пор, пока не вмешается случайность. Допустим, подлец-проводник, который убегает с водой и верблюдами. --Именно. Однако, случайность предсказуема. Не каждый проводник обходится с нанимателем таким скверным образом, однако... Как бы сказать повежливее, если угрожать местным уроженцам и оcкорблять их почтенные, поросшие столетней пылью предрассудки, то вероятность попасть в беду резко возрастает. Что не так? Ренар устало махнул рукой, не находя сил для препирательств. --Допустим. А причем здесь жизнь и смерть давно покойного хорезм-шаха? --Есть события в истории, на первый взгляд незначительные, которые, обернись они по-другому, могли бы кое-что изменить. --Кто спорит! --Дело в ином - как правило они не могли обернуться подругому. Свершившаяся реальность была слишком... слишком вероятна. --И к чему вы клоните? Я устал. --Немного терпения. Ключевые события редко бывают совершенно непредсказуемыми. Редко, но бывают. Вы удивитесь - заурядное предательство в песках возле Сумбара оказалось из этого ряда событий. Гибель шаха и гибель садра были столь равновероятны и зависели от столь ничтожных обстоятельств, что нечто трудноописуемое, назовем это потоком истории, разделилось на два независимых русла и породило две разных реальности. В одной хорезмшах ушел к берегам Каспия, в дургой - скончался от яда в пустыне. Мелочь? --Честно говоря, мне все равно - какая разница, раньше или позже отправился к грудастым гуриям очередной битый тиран. Ренар тщетно пытался сосредоточиться, отгоняя внезапно подступившую головную боль. "Дервиш", кажется, не обратил никакого внимания на его демонстративную грубость. --Вы историк, Ренар? --Черт возми! Нет! Я же сказал - я археолог. --Тем не менее вы поймете меня без труда. Судите сами. Тридцатитысячное войско преследователей, обнаружив шаха мертвым, поворачивает обратно на восток, в Мезендеран. Штурм Казвина, гибель Мераги, выжженые за Каспием города - ничего этого, в той, изменившейся, реальности не было! --Не было? --Нет. --А что тогда было? --Это интересный вопрос. Было кое-что иное. --Ладно. Должно быть эти города несоколько сотен лет назад уцелели... Послушайте, позавчера я мечтал своими руками убить человека, который бросил меня умирать. Вчера я всерьез готовился к смерти. Сегодня я спасен, я жив! Но я смотрю - понимаете, смотрю и вижу! Могу потрогать руками! -- то, что по меркам здравого смысла не сущестует! Я съел слишком жирный кусок восточной легенды, я сыт по горло впечатлениями, у меня украли время, деньги и мечту, а до ближайщего жилья неделя пути. Вы понимаете - мне плевать! Плевать на старые вонючие города и, на людей, которые, кстати, давно стали прахом. --Это имеет для вас значение. Послушайте, вы не хотели бы по собственному желанию изменить историю?..
    ***
    Я, хранитель талисмана, сидел сижу спиной к своему мерцающему сокровищу и смотрю, как язвительная улыбка покидает жесткое, уверенное лицо долгожданного гостя. Сейчас, когда он больше не улыбается, видно, что этот человек предельно измучен и физически, и морально. Впрочем, люди подобного склада на удивление долго могут сохранять силы и усточивость ума - наверное, им помогает радикальное отсутствие утонченного воображения... Я делаю небрежную паузу и жду - сейчас он почувствует соль и сладость моих слов.
    Он молчит, я смотрю на него и тоже молчу -- жду. Вечность все так же упорно сочится по капле. В соседней комнате спит мой эсдергха, пусть спит. Старый, толстый, усталый дракончик видел и лучшие времена. Пока длится пауза, я рассматриваю моего редкостного, драгоценного "археолога". Наверняка мое собственное лицо для него лишь черный контур на фоне света - так что пристальный взгляд он не заметит, разве что почувствует кожей. Впрочем, авантюристы по этой части не щепетильны. Разумеется, он такой же археолог, какой историк, это я понял сразу. Человеческий материал великолепен. Колодец витальной силы, в меру потрепаная мораль и персональный демон, который пинками гонит на приключения. На поясе гостя ножны, в позе что-то напряженное - боится? Или просто осторожничает? Cкорее, конечно, второе. Он недоверчив, мой долгожданный гость, и, все же, я думаю, он не будет слишком упрямиться... Интересно, что бы ощутил я, окажись на его месте?
    Эх, сферы, сферы...
    ***
    "А ведь старикашка -- сумасшедший" Рациональное объяснение успокоило, хотя в глубине души Ренар почему-то верил "дервишу". --Хочу ли изменить историю? Конечно, хочу. Например, я не прочь сделать так, чтобы мой папаша не промотал в свое время семейное достояние. Можно? --В принципе - отчего бы нет? Правда, идея мелковата. А как насчет того, чтобы... внести другие изменения. Скажем, совершить некие благие дела глобального масштаба, заодно решив и вашу проблему. Я не стану соблазнять вас банальностями, я скажу только четыре слова: хотите ваш Голубой Алмаз? --Хочу. А откуда вы... Слова сорвались с языка сами. Ренар не сумел удержать их, лишь тупо изумился обычно не свойственной ему правдивости. --Считайте, что он ваш. --Чего вы хотите взамен? --Вашей помощи. --Какой? Учитывая все происшедшее с моим грузом и снаряжением, мои возможности, знаетет ли, очень скромны. --Я не стал бы просить у вас то, чего вы дать не в состоянии. Вы были со мной откровенны, я плачу вам тем же... Хранитель встал и обошел вокруг лилово мерцающего светильника, сел с противоположной стороны. Теперь его лицо было освещено отлично - Ренар присмотрелся внимательно и не смог заметить никаких признаков лжи: желтые глаза "дервиша" смотрели прямо, но без напряжения, лицевые мышцы расслаблены. --Так вот. Я плачу за откровенность откровенностью. Знаете, что это такое? Хранитель махнул рукой в сторону светильника. Ренар фыркнул: --Газовый фонарь. --Это машина для изменения вероятности событий. --Ага, разумеется -- бог из машины. --Не смейтесь. Для того, чтобы она работала как должно, ее пришлось установить здесь. Это редчайший случай, когда точно известна географическая точка, в которой разделилась на два широких русла река истории... Жутковатое место - видели каменные головы? -- игра природы, между прочим, никакого вмешательства человека. А теперь подойдите ближе - видите? --Что? --Она действует. Я здесь живу не один год - было много работы. А что? Вода имеется, в еде я не нужда... еду мне привозят надежные люди из местных уроженцев. Нравится? Cмотрите, какие огньки... --Я в этом ничего не понимаю. --И не надо! Хранитель склонился над машиной, несмотря на старческие морщины, исчертившие лицо, движения "дервиша" казались идеально вывереными и точными до совершенства. --Я расчитал все - все до мелочей, у меня было достаточно времени. Условия нашей частной сделки, "Голубую Розу Долин" дла вас, Ренар, я сейчас добавлю в проект. Потом мы запустим машину и реальнсть изменится, ах, как чудесно она изменится! --Да. Простенько и с вкусом. Что именно изменится? Мы-то в ней останемся? --Разумеется. Изменятся лишь некоторые ключевые события истории. Останутся в живых гении, убитые в детстве полуграмотными солдатами. Не родятся наиболее одиозные тираны. Исчезнут просто не произойдут - величайшие природные катастрофы. Это миллиарды спасенных, Ренар. Жизнь станет чище, красивее, совершеннее... Ренар скривился: --Послушайте, любезный друг Хранитель, не думаете ли вы своим газовым фонарем изменить природу людей? Конечно, я, в случае успеха получаю "Розу Долин" и ничего не теряю в случае провала, но вы, думается, заключили чертовски скверную сделку. Если не родится какой-нибудь из свихнувшихся тиранов, его место потихоньку займет сын соседа. Как говорится - был бы простор, а таланты у нас найдутся. Человек крепнет, закаляется и шлифуется в опасности. Сопротивление, борьба - его пробный камень. В затхлом пруду, дружище, живут лягушки и в изобилии водится тина - это обычная зловонная лужа. Ваш спасенный гениий в этаком холощеном мирке, пожалуй, сопьется от скуки или займется уличными грабежами. Заметьте, я и не думал придираться, и насчет катастроф молчу - их можете списать в расход, не жаль. --Вы, человек несовершенной реальности. Вы не правы по определению, Ренар, и по определению не в состоянии понять мою правоту. Впрочем, что за дело? Вы же получите свою награду, эта вещь прекрасна и, конечно же, стоит мелкой услуги помошника ученого... --Что я должен делать? --Немного вашей энергии, жизненной силы - у вас ее все равно безобразно большой избыток... --Я готов. --Положите руки сюда... Ренара поймал себя на том, что его увлекает и возбуждает чувство нереальности происходящего: cтарик в нелепом балахоне, с глазами охотничей птицы, осторожно-вежливо подталкивает его к поставцу, на котором то ярко полыхает, то скупо тлеет грубая стеклянная колба. --Я бы не хотел получить ожоги. --Не бойтесь, она холодная. --И точно... Удивительно. Вы сами выдумали эту штуку? Старик дернул плечом - Ренару почудилось, что старая птица, потягиваясь, заломила крыло - и промолчал. Поверхность "фонаря" на ощупь и вправду была холодной, к тому же гладкой и даже, как будто, немного липкой. "Дервиш-хранитель" отошел в сторону и уныло возился в углу. --Мне еще долго так стоять? Хранитель не ответил. Ренар выждал минуту - ничего не произошло. Где-то неполадеку все так же звонко и размеренно капала вода. Похоже, в соседней комнате нехотя ворохнулся ручной дракончик: роговые лапы сухо скребли камень. --Ну что ж, если ваш новый мир мог состояться, он наверняка уже состоялся. Ха! Кончаем это дело, давайте мой алмаз! Ренар обернулся к старику, вернее, безуспешно попытался это сделать: ладони словно прикипели к липкой, гладкой поверхности. Левая кисть все-таки немного подалась, правая же, казалось, намертво срослась с машиной Хранителя. --Эй, профессор! Подойдите ко мне. У вас тут непорядок. "Дервиш" нехотя обернулся. --Как раз напротив, дорогой Ренар. Полный порядок. Как вы себя чувствуете? --Я прилип. --Так и должно быть. Иначе у вас могло бы возникнуть желание покинуть меня раньше времени. --Вам что -- недостаточно моего слова? --Нет. Люди нетерпеливы, а опыт - он ведь может затянуться надолго... --Черт возьми! Освободите меня! --И не подумаю. Вы нужны мне для высших целей. Сейчас ваша жизненная энергия перетекает в Талисман. На это уйдет несколько дней. Не бойтесь, это не очень больно, уже через пару часов вас навсегда престанут волновать жизненные борения, впрочем, чисто плотски, без разума, вы прорживете еще с месяц. Потом моя машина начнет перестройку ключевых событий - все так, как я вам обещал. --Сукин сын! Отпусти меня. --Да об этом и речи быть не может. Интересы совершенного мира превыше вашей никчемной, бестолковой, агрессивной жизни, Ренар! --Благодетель мира - если этот мир так дорог тебе, почему ты спрятался от него в пустыне под камнем? Заело несовершенство? --Да, собственно, у меня и выбора-то не было. Я - Хранитель талисмана-стабилизатора, наблюдатель за историей, я не могу покинуть подотчетный мир, не подыскав себе штатного заместителя. Сами посудите, друг мой, кто пойдет на такую должность среди скуки, в глуши? --Я не собираюсь тебя замещать, ты, помесь осла и павиана. --Отлично! Чувствуется специфический стиль. У вас высококачественная жизненная сила. Возвращаясь к нашей беседе - вы меня не замещаете - Великие Сферы! Да мне и в голову не придет брать заместителем аборигена: лже-археолога, недоучку, мошенника, прожженного авантюриста и грабителя старых могил. Вы мне нужны исключительно как расходный материал, правда, первосортный. --Подлец! --Да как вам угодно. Имеется еще один вариант почетной отставки для меня: если подопечный мир устойчиво изменится в лучшую сторону. Конечно, ожидать исправления неисправимых было бы наивнейшим из времяпрепровождений, увы, этот пункт -- пустая формальность в служебном контракте. Так казалось. Однако, за тысячелетия я изобрел способ помочь миру измениться... --...! --Ага. Вот именно. Фигурально выражаясь -- марш в машину! Пущу-ка я вас на возжение оптимизирующего историю фиала, о мой сквернословящий друг. Никчемный хвастун Луи Ренар исчезнет, станет чистой и полезной энергией... Ваши беспокойные сородичи покорно угомонятся, всего сто-двести лет без особых эксцессов, и текущая реальность будет признана умиротворившейся... Бессрочный отпуск - замечательная вещь! Особенно, если его проводишь в одной из Высших Курортных Сфер... Н-да.
    Ренар понял, что может лишь бессильно шипеть от злости подобно пойманному за шкирку коту. Похоже, его смерть наступит при обстоятельствах, нелепых как неудачный анекдот. Он незаметно подергал руки. Правая онемела, кожа левой еще не потеряла чувствительности, по-видимому, к машине прилип лишь ее поверхностный слой. --Ты кто? Бог? Дьявол? Хранитель беззлобно фыркнул и странным, угловатым, нечеловеческим движением почесал висок возле уха. --Ну, вот еще... Я не нуждаюсь в этой гипотезе. Я чиновник на должности. Надзиратель за сумасшедшими, если хотите. К сожалению, вы действительно потенциально опасны. Хотя - мне вас жаль, за тысячелетия я сроднился с подопечными. --Значит, не будет ни трусов, ни героев, ни полководцев, ни предателей, ни Горящей Мераги, ни мстителя Джелаль-Ад-Дина, останутся не написанными труды историков, из поэм и сказок исчезнут драматические сюжеты. Вы хотите лишить человечество выбора? Отобрать его историю, борьбу и надежду, страх и гордость, веру и отчаяние, победы, поражения, взлеты и падения духа, хорошее и плохое, заменить цветное - серым? --На детальную проработку проекта в цвете и меня уйдет слишком много времени. --Подлец. --Молчать. Давайте примем за данность, что мне виднее. --Вы преступаете свои полномочия. --Вы мне надоели. --Вы хотите убить меня. --О нет, вы просто умрете в процессе использования. В концеконцов, старый, усталый, седой чиновник имеет право на отдых. --Богом и людьми проклятый бюрократ. Я имею право на последнее желание? "Дервиш" добродушно кивнул. --Тогда принесите мне медальон из моих вещей. Он мне дорог как память. Хочу видеть его под конец. --Это очень трогательно и классично. Аплодирую вам. Согласен.
    Хранитель, подобрав длинные полы балахона, прошаркал в соседнюю комнату. Ренар собрался с силами, закрыл глаза, как будто это могло уменьшить боль, и с силой - в сторону и на себя -- рванул левую руку. Казалось, он слышал, как затрещала кожа. Левая рука освободилась, окрасив теплым и алым ледяную поверхность машины. Ренар нашарил на поясе нож, вытащил его и вдавил лезвие между безнадежно онемевшей правой рукой и мерцающим боком "механического делателя истории". Разбуженная боль оказалась нестерпимой. --Эй, Ренар! Я не могу найти этот ваш медальон! Луи прикусил губу, сдерживая стон и ответил почти спокойно, лишь слегка гнусавя: -- Посмотрите между страниц тетради... В соседней пещерке раздался приглушенный шум. Похоже, раздраженный Хранитель в бешенстве разбрасывал вещи. --Его нет... Вы солгали мне! Ренар закрыл глаза и налег на рукоять ножа. Цветной высверк на минуту затмил зрение. Ладонь мгновенно стала мокрой, горячей и отделилась от Талисмана, оставив на нем большую часть кожи: так змея сбрасывает старую шкурку. Машина впервые издала некий звук: она разочарованно чмокнула и угасла, погрузив пещеру в непроницаемую черноту...
    ***
    Я, Хранитель Талисмана, с восторгом вспоминаю свой страх это чувство кажется мне новым и любопытным, в конце-концов, не каждому выпадает прожить без страха тысячелетия. При этом неизбежно теряешь что-то вроде острой приправы к хлебу жизни. Неведомый читатель, который, быть может, никогда не прочтет этих записей, не сочти меня старым маразматиком, склонным к садо-мазохизму. Зачем я оскорблял этого человека? Мне нужен был его гнев, отчаяние, все то, что пронизывает трепещущей энергией пространство вокруг смертного, зажигая невидимый непосвященному ореол. Вы можете спросить меня, неужели я действительно хотел - и мог - таким образом вмешаться в жизнь миллиардов людей? А как же! Мог, и хотел. Кто станет упрекать себя, когда, вскапывая землю под урожай, начисто срывает муравейник, и мелкие коричневые мураши бестолково мечутся, потеряв любимое гнездо? Вы станете осуждать меня за эгоистические мотивы? Вы, те, кто без цели и смысла выбрасывает свои скоротечные годы, какое право вы имеете требовать от меня, бессмертного, самоотречения? Я устал. Если жизнь бесконечна, проводить ее впустую особенно обидно...
    А тогда... Я стоял, ослепший, накрытый враждебной темнотой, неподалеку шипел мой рассерженный эсдергха, в соседней комнате что-то загремело, упало и разбилось, кажется, "гость" споткнулся о сломанный им Талисман. Он открыто, доверчиво и бесстрашно шел в темноте, грубо попирая древние камни убежища и что-то бормотал на своем варварском наречии. И тогда я понял, что боюсь его - физически боюсь, без защиты Талисмана, в темноте, он может ударить, избить, изувечить меня, бессмертного, высшего, мудрейшего - и сделает это по праву. Я боялся недолго, всего лишь минуту - этого хватило, чтобы коснуться клавиши на пульте, прикрепленном к запястью и открыть "гостю" подсвеченный солнцем пустыни прямоугольник выхода. Он выскочил наружу, не оглянувшись. В этот миг я проиграл.
    И все же моя миссия многому научила меня. Быть может, тому, что нельзя высокомерно пренебрегать краткоживущими - в чемто они лучше, чище и разумнее нас. B если я все же выберусь когданибудь из этого раскаленного захолустья, я не испугаюсь повторить свои слова перед лицом Высших Сфер...
    ***
    Ренар бежал, роняя слезы боли с ресниц и капли крови с изуродованных ладоней. За спиной гулко били настигающие его шаги. --Стой! Он прибавил ходу, глотая раскаленный воздух. --Стой, остановись! Ты не понял меня! Ренар споткнулся, будто его толкнули в спину, но тут же выпрямился и выровнял бег, оставляя на жадном до влаги песке цепочку алых капель. --Мы могли бы договорится! План можно изменить. Я оставлю тебе жизнь! Мир не станет однообразным... Беглец что есть мочи припустил за гряду барханов. Голос укоризненно увещевал: --Ты сам не знаешь, что бросаешь в грязь! Лучший мир, чудесный, играющий красками, совершенный... --Засунь свое совершенство себе в задницу! Голос возмущенно подавился. --Непочтительный грубиян. Ты оскорбляешь вечность. --Вечность сунь туда же. Голос сокрушенно помолчал, потом вздохнул - в спину Ренара повеяло неуместным для пустыни холодом -- добавил не без нарочито-эклектичной патетики: --Ну ладно, беги, неразумный червяк, пьяная гадюка, помет плешивого верблюда. Найдется, в конце-концов, и другой дурак.
    ...Уже убегая в мертвые пески, Ренар немыслимо вывернул кровоточащую руку и умудрился не оборачиваясь, прямо за спиной, изобразить абсолютно непристойный жест.
    ***
    Утро нового дня все же застало его живым. Удивленно шелестели верблюжьи бубенчики. Двое кочевников склонились над человеком в окровавленных остатках европейской одежды, который ничком уткнулся в подножье бархана. --Жив? Воля Аллаха. Ренар поднял голову, удивляясь яркому свету, лицам, голосам. Его подняли, поили водой, куда-то везли... Через три месяца он вернулся домой, в Марсель, так и не поверив до конца в реальность приключений у трехглавой скалы. Однако, была одна непрошенная мысль, которая до конца жизни отравляла его воспоминания, становясь особо назойливо в сезон, когда с севера задувает сухой, леденящий мистраль: черт возьми, а если где то там, далеко, за тонкими пленками неведомых сфер, идеальный мир все-таки существует?..
    Пермь, май 2000 года.
Top.Mail.Ru