Скачать fb2
Альбер из 'Капиталя'

Альбер из 'Капиталя'


Дюрас Маргерит Альбер из 'Капиталя'

    Маргерит Дюрас
    Альбер из "Капиталя"
    Этот текст должен был следовать сразу за дневниковыми записями "Боли", но я предпочла отделить его, чтобы дать смолкнуть шуму и грохоту войны.
    Тереза -- это я. Та, которая пытает доносчика, -- это я. Я отдаю вам эту женщину, которая пытает. Учитесь читать: это священный текст.
    Прошло два дня с появления первого джипа, со взятия немецкой комендатуры на площади Опера. Было воскресенье.
    В пять часов пополудни из бистро, расположенного по соседству с домом на Ришелье, который занимал отряд участников восстания, прибежал официант :
    -- Там у меня сидит тип, который работал на немецкую полицию. Он из Нуази. Я тоже из Нуази. Там все его знают. Вы еще можете взять его. Но надо поторопиться.
    Д. послал трех товарищей. Новость быстро распространилась.
    Все эти годы мы слышали о них, в первые дни Освобождения они мерещились нам повсюду. Этот, возможно, первый, про которого точно известно, что он доносчик. Во всяком случае, у нас есть время проверить это. И посмотреть, как выглядит доносчик. Все ждали с напряженным интересом. То, о чем мы знали, но с чем не сталкивались лицом к лицу при оккупации, уже интересовало нас больше, чем те потрясающие события, которыми мы жили эту неделю после Освобождения.
    Люди заполнили холл, бар, стояли у входа. Уже два дня они не сражались, им больше нечего было делать в отряде. Кроме как спать, есть и ссориться из--за оружия, машин, женщин. Некоторые с утра брали машину и отправлялись куда--нибудь подальше в надежде обнаружить врага и схватиться с ним. Они возвращались лишь ночью.
    И вот он появился в сопровождении трех наших товарищей.
    Его провели в "бар". Так называли комнату, что--то вроде гардеробной с прилавком, за которым во время восстания выдавали продукты. В течение часа ему пришлось стоять посреди бара. Д. изучал его бумаги. А люди смотрели на доносчика. Подходили к нему. Смотрели в упор. Оскорбляли: "Дерьмо. Подонок. Сволочь".
    Пятьдесят лет. Немного косит. Носит очки. Крахмальный воротничок, галстук. Жирный, низкорослый, небритый. Седые волосы. Беспрерывно улыбается, как будто все это лишь шутка.
    В его карманах нашли удостоверение личности, фотографию пожилой женщины, его жены, его собственную фотографию, восемьсот франков и блокнот с адресами, большей частью неполными, с именами, фамилиями и номерами телефонов. Д. обращает внимание на странную, часто повторяющуюся запись, смысл которой проясняется по мере чтения блокнота. Он показывает ее Терезе: АЛЬБЕР из КАПИТАЛЯ. Кое--где в начале блокнота эти слова записаны полностью. Затем -- только АЛЬБЕР или КАПИТАЛЬ. А в конце на каждой странице только КАП или АЛЬ.
    -- Что это значит -- Альбер из Капиталя? -- спрашивает Д.
    Доносчик смотрит на Д. Он делает вид, будто пытается вспомнить. Вид честного человека, который искренне хочет вспомнить, который добросовестно старается вспомнить, который искренне огорчен тем, что не может вспомнить.
    -- Альбер из... как вы сказали?
    -- Альбер из Капиталя.
    -- Альбер из Капиталя?
    -- Да, Альбер из Капиталя,-- говорит Д.
    Д. кладет блокнот на прилавок. Он приближается к доносчику.
    Он спокойно, в упор смотрит на него. Тереза берет блокнот, быстро перелистывает его. В последний раз Аль упоминается одиннадцатого августа. Сегодня -- двадцать седьмое. Она кладет блокнот и тоже в упор смотрит на доносчика. Товарищи молчат. Д. стоит перед доносчиком.
    -- Так ты не помнишь? -- спрашивает Д.
    Он подходит еще ближе к доносчику.
    Доносчик отступает. В его глазах смятение.
    -- Ах да! -- говорит доносчик, -- какой же я болван! Этот Альбер -официант в кафе "Капиталь", которое рядом с Восточным вокзалом... Я живу в Нуази--ле--Сек и, естественно, когда приезжаю, захожу иной раз выпить стаканчик в "Капиталь".
    Д. отходит к прилавку. Он посылает одного из парней в соседнее бистро за официантом. Парень возвращается. Официант уже ушел домой. Все бистро в курсе. Но официант ничего конкретного не рассказал.
    -- Как он выглядит, этот Альбер? -- спрашивает Д.
    -- Невысокий блондин. Очень симпатичный, -- покладисто, с улыбкой говорит доносчик.
    Д. поворачивается к товарищам, которые стоят у входа в бар.
    -- Берите "пежо" и немедленно отправляйтесь за ним,-- говорит Д.
    Доносчик смотрит на Д. Он уже не улыбается. Он ошеломлен, но быстро берет себя в руки.
    -- Нет, месье, это ошибка... Вы заблуждаетесь, месье...
    Сзади раздается:
    -- Сволочь. Дерьмо. Тебе недолго осталось смеяться. Сволочь. Можешь не беспокоиться, тебе крышка. Подонок.
    Д. продолжает обыск. Полупустая пачка "Голуаз", огрызок карандаша, новый карандаш со вставным грифелем. Ключ.
    Три человека уходят. Слышно, как отъезжает "пежо".
    -- Вы заблуждаетесь, месье...
    Д. все еще обыскивает его. Доносчик потеет. По--видимому, он решил говорить только с Д., наверно, потому, что Д. обращается с ним вежливо, не оскорбляет. Доносчик говорит правильным языком, даже изысканно. Видно, что он старается примазаться к Д. и отгородиться -- благодаря своим манерам -от остальных, он смутно надеется на его участие, возможно на некую классовую солидарность.
    -- Вы ошибаетесь относительно этого человека. Я вовсе не смеюсь, месье, поверьте, мне и в голову не приходит смеяться.
    В карманах у него больше ничего нет. Все, что там нашли, лежит на прилавке.
    -- Отведите его в комнату рядом с бухгалтерией, -- говорит Д. Двое подходят к доносчику. Доносчик с мольбой смотрит на Д.:
    -- Уверяю вас, месье, умоляю вас...
    Д. садится, берет блокнот и снова принимается читать его.
    -- Давай пошевеливайся, -- говорит один из парней, -- хватит валять дурака...
    Доносчик выходит в сопровождении двух ребят. В глубине бара кто--то насвистывает быструю радостную мелодию. Почти все покидают бар и собираются у входа -- дожидаться возвращения "пежо". Только Д. и Тереза остаются в баре.
    Время от времени вдали раздается автоматная очередь. Они уже научились определять по звуку место -- сейчас стреляют у Национальной библиотеки, на углу Итальянского бульвара. Товарищи говорят о доносчиках, об участи, ожидающей их. Когда слышится рокот приближающегося автомобиля, они замолкают и выходят на улицу. Нет, это еще не "пежо". Один из них -- все тот же -насвистывает все ту же быструю радостную мелодию.
    С Итальянского бульвара доносится приглушенный шум: неумолчный рокот машин, овации, песни, женские крики, мужские крики, -- все это перемешалось, слилось в один праздничный гул. Уже два дня и две ночи радость льется рекой.
    -- Главное, -- говорит Тереза, -- надо выяснить, действительно ли этот тип доносчик. Мы только потеряем время с этим Альбером из "Капиталя", а потом вылезут какие--нибудь старые хрычи в провонявших нафталином мантиях и оставят нас в дураках, потому что не смогут заставить его ни в чем признаться и отпустят. Или скажут, что он может быть полезен.
    Д. говорит, что мы должны быть терпеливы.
    Тереза говорит, что мы вовсе не должны быть терпеливы, что мы уже достаточно терпели.
    Д. говорит, что нельзя быть нетерпеливым, что теперь больше чем когда--либо мы должны быть терпеливыми.
    Д. говорит, что, начав с Альбера из "Капиталя", мы сможем вытянуть звено за звеном всю цепочку. Он говорит, что доносчик -- это мелочь, жалкий тип, которому платили поштучно, с головы. Что надо добраться до более крупных преступников, тех, которые, сидя в своих кабинетах, подписывали смертные приговоры сотням евреев и участников Сопротивления. За что получали по пятьдесят тысяч франков в месяц. Вот кого нужно взять, говорит Д.
    Тереза почти не слушает его. Она смотрит на часы.
    Неделю назад, тоже вечером, в столовую вошел командир другой группы -Роже и объявил, что они захватили семерых немцев. Он рассказал, как это произошло. Сообщил, что они устроили пленным постель из свежей соломы и угостили их пивом. Тереза встала из--за стола, обругав Роже. Она заявила, что, по ее мнению, всех пленных немцев надо убить. Роже рассмеялся. Все смеялись. Все были согласны с Роже: нельзя плохо обращаться с пленными немцами, это солдаты, которых взяли в плен в бою. Тереза вышла из столовой. Все смеялись, но с тех пор ее несколько сторонятся. Все, кроме Д.
    В первый раз после того вечера она осталась наедине с Д. На этот раз Д. ничем не занят. Он ждет возвращения "пежо". Он не сводит глаз с входной двери, он ждет Альбера из "Капиталя". Тереза сидит напротив него.
    -- Ты считаешь, я была не права в тот вечер? -- спрашивает Тереза.
    -- Когда?
    -- Насчет пленных немцев.
    -- Разумеется, ты была не права. Остальные тоже, им не следовало сердиться на тебя.
    Д. протягивает Терезе пачку сигарет:
    -- Возьми...
    Они закуривают.
    -- Ты хочешь допросить его? -- спрашивает Д.
    -- Как скажешь. Мне плевать, -- говорит Тереза.
    -- Разумеется, -- говорит Д.
    Машина. Товарищи никого не привезли. Появляется Д.
    -- Ну что?
    -- Конечно смылся -- еще две недели назад. Говорят, взял отпуск...
    -- Ах, черт!
    Д. идет в столовую, расположенную на первом этаже. Тереза следует за ним. Товарищи кончают обед. Ни Тереза, ни Д. еще не обедали.
    -- Надо заняться этим типом,-- говорит Д.
    Люди перестают есть и смотрят на Терезу и Д. Всем уже известно, что допрашивать доносчика будет Тереза. Ни у кого нет возражений.
    Тереза стоит позади Д., она немного бледна. У нее злое лицо, она одинока. После Освобождения это стало особенно заметно. С тех пор как она работает в Центре, ее ни разу не видели с кем--нибудь под руку. Во время восстания она не щадила себя, держалась приветливо, но сдержанно. Отстраненная, одинокая. Она ждет мужа, которого, возможно, расстреляли. Сегодня вечером это особенно заметно.
    Десять человек выходят из--за стола и направляются к Д. и Терезе. У всех десяти -- веские причины, чтобы заняться доносчиком, даже у тех, кто в тот вечер смеялся больше других. Д. выбирает двух, которые прошли через Монлюк, где им крепко досталось от тюремщиков. Ни у кого нет возражений. Никто не возражает, но никто не садится. Все ждут.
    -- Я перекушу, -- говорит Д., -- и сразу же присоединюсь к вам. Ты хорошо поняла, Тереза? Прежде всего -- адрес Альбера из "Капиталя" или тех, с кем он особенно часто встречался. Нужно выявить всю сеть.
    Тереза и двое из Монлюка, Альбер и Люсьен, выходят из столовой. Прочие машинально следуют за ними, никто не хочет остаться. Электричество есть лишь в дальней части здания, которая наверняка занята. Надо спуститься в бар за фонарем. Тереза спускается вместе с парнями из Монлюка. Остальные, сбившись в кучу, тоже спускаются, держась по--прежнему чуть позади. Взяв фонарь, они поднимаются по боковой лестнице, которая ведет в коридор за бухгалтерией. Это здесь. Один из парней, сидевших в Монлюке, отпирает дверь ключом, который ему дал Д. Тереза входит первая. Двое из Монлюка входят за ней и закрывают за собой дверь. Остальные остаются в коридоре. Они пока что не пытаются войти.
    Доносчик сидит на стуле около стола. Наверно, он сидел опустив голову на руки, когда услышал звук ключа в замке. Теперь он выпрямился. Он слегка поворачивается, чтобы разглядеть входящих людей. Ослепленный светом фонаря, щурит глаза. Люсьен ставит фонарь посреди стола, направив его прямо на доносчика.
    В комнате почти нет мебели -- только стол и два стула. Тереза берет второй стул и садится с другой стороны стола, за фонарем. Доносчик остается сидеть на свету. Позади него с обеих сторон стоят в полутьме парни из Монлюка.
    -- Раздевайся и поживее, -- говорит Альбер, -- у нас нет времени возиться с тобой, шкура.
    Альбер еще слишком молод, чтобы не тешиться ролью карателя, и немного "переигрывает".
    Доносчик встает. Выглядит он так, словно только что проснулся. Он снимает куртку. У него бледное лицо, и он так близорук, что, похоже, даже в очках почти ничего не видит. Он все делает очень медленно. Тереза находит, что Альбер не прав: вопреки его утверждению, у них сколько угодно времени.
    Он кладет куртку на стул. Товарищи ждут, застыв на своих местах. Они молчат, доносчик тоже молчит, Тереза тоже. За закрытой дверью -- шушуканье. Он тратит немало времени на то, чтобы положить куртку на стул, он тщательно складывает ее. Он тянет время, но подчиняется. Он не может иначе.
    Тереза спрашивает себя, зачем они заставляют его раздеваться, есть ли в этом смысл. Теперь, когда он здесь, все это дело представляется ей не таким уж важным. Она уже ничего не чувствует -- ни ненависти, ни нетерпения. Ничего. Ощущает только, как долго это тянется. Время замирает, пока он раздевается.
    Она не знает, почему не уходит. У нее мелькнула мысль уйти, но Тереза не уходит. Во всем этом какая--то неотвратимость. Нужно вернуться назад, в прошлое, чтобы понять, почему -- почему именно она, Тереза, будет допрашивать этого доносчика. Д. отдал ей его. Она взяла. Он в ее руках, этот человек, эта редкая дичь, но ей уже не нужна добыча. Ей хочется спать. Она говорит себе: "Я сплю". Он снимает брюки и укладывает их, все так же тщательно, на куртку. Кальсоны у него серые, мятые. "Надо же где--то находиться и что--то делать, -- говорит себе Тереза. -- Теперь я здесь, заперта в этой темной комнате вместе с двумя парнями из Монлюка, Альбером и Люсьеном, и этим доносчиком, выдававшим евреев и участников Сопротивления. Я в кино". Да, она в кино. А однажды летом в два часа дня она была на набережной Сены с мужчиной, который поцеловал ее и сказал, что любит. Она там была, она и сейчас это знает. Все на свете имеет свое название: то был день, когда она решила жить с этим человеком. А сегодня что за день? Что будет сегодня? Скоро она пойдет на улицу Реомюр в редакцию газеты, займется своим профессиональным делом. Люди думают, это что--то экстраординарное -допрашивать доносчика. Ничего подобного. Это случается с вами, как все остальное. И вот -- уже случилось. Это могло случиться с кем угодно.
    Облокотившись о стол, Тереза смотрит на доносчика. Он снимает туфли. Товарищи тоже смотрят. Старший -- Люсьен, ему двадцать пять лет. У него гараж в Левалуа. В группе его недолюбливают. Он хорошо воевал, но не прочь прихвастнуть. Болтун. Второй -- Альбер, восемнадцать лет, из приютских, типографский рабочий, один из самых храбрых бойцов. Он крадет оружие, любое, какое попадется под руку. Он украл у Д. револьвер. Альбер низкорослый, тощий. Парень, который недоедал, который начал работать слишком рано -четырнадцатилетним мальчишкой в сороковом году. Д. не сердится на него за кражу револьвера, он говорит, что это нормально, что оружие надо давать именно таким ребятам. Тереза смотрит на Альбера. Странный, в сущности, парень этот Альбер. Когда дело касалось немцев, он становился ужасен, он рассказывал далеко не обо всем, что проделывал с ними. На прошлой неделе на площади Пале--Руаяль он поджег бутылкой с горючей смесью немецкий танк. Бутылка разбилась о голову немца, и тот сгорел заживо. Носки у доносчика дырявые, большой палец с черным ногтем вылез наружу. По носкам видно, что он уже давно не был дома и много ходил. Должно быть, целыми днями ходил по улицам, преследуемый страхом, а потом зашел в знакомое бистро, это неизбежно, человек всегда возвращается в бистро, где его знают. А потом за ним пришли. Он попался.
    Они заставили его снять все, вплоть до носков, как, наверно, заставляли их самих в Монлюке. Это довольно глупо, думает Тереза, парни несколько глуповаты. Глуповаты, но они ничего не сказали в Монлюке, ни слова. Д. узнал об этом от других заключенных, вот почему он сегодня выбрал их. Уже десять дней, нет, больше, десять дней и десять ночей Тереза живет вместе с ними, выдает им вино, сигареты, бутылки с горючей смесью. Иногда в минуты усталости они беседовали -- о боях, о немецких танкистах, о своих семьях, о товарищах. Если они не возвращались к концу дня, их ждали, никто не ложился спать. Прошлый понедельник всю ночь ждали Альбера.
    Доносчик снимает носки, все еще снимает носки, прилипшие к его ногам. Так долго.
    -- Быстрей шевелись, -- говорит наконец Альбер.
    Тереза до сих пор не замечала, какой тонкий, резкий голос у Альбера. Она спрашивает себя, почему так ждала его в ту ночь. Во время боев все ждали всех, всех -- одинаково. Никто не позволял себе личных предпочтений. Теперь это опять начнется. Снова будут предпочитать одних людей другим.
    Он снимает галстук. Да, галстук. Не существует двух способов снимать галстук. Надо наклонить голову набок и тянуть, не развязывая узел. Доносчик снимает галстук так же, как все люди.
    Доносчик носит галстук. Он был у него еще три месяца назад. Еще час назад. Галстук. И сигареты. И к концу дня, часов в пять, он пил аперитив. Как все. И однако же между людьми существуют различия. Тереза смотрит на доносчика. Эти различия редко бывают так ошеломляюще очевидны, как сегодня вечером. Он ходил на улицу Соссэ, поднимался по лестнице, стучался в некую дверь, потом сообщал приметы и прочее: высокий, темноволосый, двадцать шесть лет, адрес и в какое время можно застать. ЕМУ ВРУЧАЛИ КОНВЕРТ. ОН ГОВОРИЛ СПАСИБО, МЕСЬЕ, ПОТОМ ШЕЛ ВЫПИТЬ АПЕРИТИВ В КАФЕ "КАПИТАЛЬ".
    Тереза говорит:
    -- Тебе сказано, поторопись.
    Доносчик поднимает голову. Чуть помедлив, он говорит тоненьким, нарочито детским голоском:
    -- Я стараюсь насколько могу, поверьте... Но зачем...
    Он не заканчивает фразы. Он входил в здание на улице Соссэ. Ему не приходилось ждать. Никогда. С изнанки воротник у него грязный. Он никогда не ждал, никогда. Или же ему предлагали сесть, как это принято среди друзей. Рубашка под белым воротником тоже грязная. Доносчик. Парни срывают с него кальсоны, он спотыкается и с глухим стуком, словно куль, падает на пол.
    Роже почти не разговаривает с ней с тех пор, как они поругались из--за пленных немцев. И другие тоже. Не только Роже.
    Вдали еще стреляют с крыш. Последние выстрелы. Кончено. Война уже ушла из Парижа. Все вокруг: улицы, закоулки, комнаты отелей -- заполонила радость. Везде молоденькие женщины вроде нее прогуливаются с американскими и английскими солдатами. Много и других одиноких печальниц, для которых это кончилось. Но не для нее, нет. Ни радость, ни сладкая печаль конца войны для нее невозможны. Ей предназначена другая роль -- быть здесь, в этой запертой комнате, наедине с доносчиком и двумя парнями из Монлюка.
    Теперь он голый. Первый раз в жизни она рядом с голым мужчиной не для того, чтобы заняться любовью. Он стоит прислонившись к стулу и опустив глаза. Он ждет. Есть и другие, которые согласились бы вести допрос, прежде всего вот эти двое, ее товарищи, но и другие тоже, она уверена, другие, которые столько ждали и ничего еще не получили и до сих пор ждут, которые разучились пользоваться свободой, потому что столько ждут.
    Теперь все его вещи на стуле. Он дрожит. Дрожит. Он боится. Боится нас. Мы тоже когда--то боялись. Он очень боится тех, которые когда--то боялись.
    Теперь он голый.
    -- Очки! -- говорит Альбер.
    Он снимает очки и кладет на свои вещи. Его старые высохшие яйца болтаются на уровне стола. Он жирный и розовый в свете фонаря. От него пахнет давно не мытым телом. Парни ждут.
    -- Три сотни франков за военнопленного, да?
    Доносчик стонет. Впервые.
    -- А сколько за еврея?
    -- Но я же сказал вам, вы ошибаетесь...
    -- Прежде всего мы хотим, -- говорит Тереза, -- чтобы ты сказал нам, где находится Альбер из "Капиталя", и затем -- какие у тебя были дела с ним, с кем еще вы встречались.
    Доносчик хнычет:
    -- Но я же сказал вам, что едва знаком с ним.
    Дверь комнаты распахивается. Молча входят остальные. Женщины становятся впереди. Мужчины сзади. Похоже, Тереза несколько смущена тем, что ее застигли в тот момент, когда она смотрит на этого голого старика. Однако она не может попросить их выйти: у нее нет на то оснований; они вполне могли бы быть на ее месте. Она сидит в полутьме, за фонарем. Видны лишь ее короткие черные волосы и половина белого лба.
    -- Приступайте, -- говорит Тереза. -- Прежде всего надо, чтобы он сказал, где найти этого Альбера из "Капиталя".
    Голос у нее неуверенный, слегка дрожащий.
    Кто--то из двоих наносит первый удар. Странный звук. Второй удар. Доносчик пытается уклониться. Он вопит:
    -- Ой! Ой! Вы мне делаете больно!
    В задних рядах кто--то смеется и говорит:
    -- Представь себе, для того и бьют...
    Его хорошо видно в свете фонаря. Парни бьют изо всех сил. Кулаками в грудь, не торопясь, изо всех сил. Пока они бьют, сзади молчат. Они перестают бить и снова смотрят на Терезу.
    -- Теперь ты лучше понимаешь?.. Это только начало, -- говорит Люсьен.
    Доносчик потирает грудь и тихо стонет.
    -- Еще ты должен нам сказать, каким образом проходил в гестапо.
    Она говорит прерывисто, но уже окрепшим голосом. Теперь начало положено, парни знают свое дело. Это всерьез, это по--настоящему: они пытают человека. Можно быть против, но нельзя уже сомневаться, или посмеиваться, или смущаться.
    -- Так как же?
    -- Ну... как все, -- говорит доносчик.
    Парни, напряженно ожидающие позади него, расслабляются.
    -- А--а...
    Доносчик хнычет:
    -- Вы... вы не знаете...
    Он растирает ладонями грудь. Он сказал "как все".
    Он сказал "как все", он думает, что они не знают. Он не сказал, что не ходил туда. Слышно, как сзади, в глубине комнаты перешептываются: "Он ходил туда. Он сказал, что ходил". В ГЕСТАПО. НА УЛИЦУ СОССЭ. На груди доносчика выступают большие фиолетовые пятна.
    -- Так ты говоришь -- как все? Все ходили в гестапо?
    Сзади:
    -- Сволочь! Сволочь! Сволочь!
    Ему страшно. Он выпрямляется, пытаясь определить, кто кричал.
    Народу много, он не может различить лиц. Наверно, ему тоже кажется, что он в кино. Он колеблется, потом решается:
    -- Надо было предъявить удостоверение личности, его оставляли внизу и потом, уходя, забирали.
    Сзади снова заводят:
    -- Дерьмо, сволочь, подонок.
    -- Я ходил туда по делам, связанным с черным рынком, я считал, что ничего плохого не делаю. Я всегда был истинным патриотом, как вы. Я продавал им жуликов. Теперь... я уже не знаю, может быть, я был не прав...
    Он говорит все тем же плаксивым, детским тоном. Кожа на его груди лопнула, течет кровь. Он как будто не замечает этого. Ему страшно.
    Когда он сказал о черном рынке, сзади опять зашумели:
    -- Сволочь, свинья, дерьмо.
    Появился Роже. Он где--то сзади, в толпе. Тереза узнала его голос. Он тоже сказал "сволочь".
    -- Продолжайте, -- говорит Тереза.
    Они бьют не как попало. Может быть, они не сумели бы допрашивать, но бить они умеют. Они бьют толково. Перестают, когда кажется, что он заговорит. Снова начинают как раз в тот момент, когда чувствуют, что он опять готов сопротивляться.
    -- Какого цвета было удостоверение личности, по которому ты проходил в гестапо?
    Оба парня улыбаются. Сзади тоже. Даже те, которые не знают насчет цвета, находят, что это хитроумный вопрос. Один его глаз поврежден, по лицу течет кровь. Он плачет. Из носа текут кровавые сопли. Он не переставая стонет: "Ай, ай, ох, ох". Он не отвечает. Он по--прежнему трет себя руками и размазывает по груди кровь. Он уставился своими остекленевшими близорукими глазами на фонарь, но не видит его. Все произошло очень быстро. Ничего уже нельзя остановить: умрет он или выкарабкается, теперь уже не зависит от Терезы. И это совершенно не важно. Потому что он больше не имеет ничего общего с другими людьми. И с каждой минутой различие увеличивается, закрепляется.
    -- Тебя спрашивают, какого цвета твое удостоверение личности.
    Альбер подходит к нему вплотную. Сзади, из полутьмы, раздается:
    -- Может быть, хватит бить...
    Голос женский. Парни останавливаются. Они оборачиваются и ищут глазами, кто это сказал. Тереза тоже обернулась.
    -- Хватит? -- спрашивает Люсьен.
    -- Доносчика? -- спрашивает Альбер.
    -- Это не основание, -- говорит женщина, голос звучит неуверенно.
    Парни снова начинают бить.
    -- В последний раз, -- говорит Тереза, -- тебя спрашивают, какого цвета удостоверение, которое ты показывал на улице Соссэ.
    Сзади:
    -- Опять начинается... Я ухожу...
    Еще одна женщина.
    -- Я тоже...
    Еще одна женщина. Тереза оборачивается:
    -- Никто не заставляет вас оставаться, если вам противно.
    Женщины что--то невнятно возражают, но не уходят.
    -- Хватит!
    На этот раз -- мужчина.
    Женщины перестают шептаться. Тереза по--прежнему едва видна, освещен только ее белый лоб, и иногда, когда она наклоняется, видны глаза.
    Теперь дело принимает другой оборот. Единый фронт товарищей раскололся. Вот--вот произойдет что--то необратимое. Новое. Одни за, другие против. Одни идут за ней и делаются все ближе. Другие становятся чужими. Ей некогда разбирать: женщины на стороне доносчика, доносчик с теми, кто не согласен с ней. Чем больше врагов и чужих, тем сильнее желание бить.
    -- Давайте еще, быстрее! Цвет!
    Парни опять начинают бить. Они бьют по местам, по которым уже били. Доносчик кричит. Когда они ударяют, его стоны переходят в какое--то непристойное урчание. Такое мерзкое, что хочется бить сильнее, чтобы оно прекратилось. Он пытается уклониться от ударов, но не успевает. Все достаются ему.
    -- Ну... обычного цвета, как у всех.
    -- Продолжайте.
    Удары все сильнее. И пускай. Парни неутомимы. Они бьют все более спокойно и умело. Чем больше они бьют, чем больше крови, тем яснее становится, что надо бить, что это правильно, что это справедливо. С каждым ударом перед Терезой всплывают образы.
    Они пронзают ее, околдовывают. У стены падает человек. Другой. Еще один. Этому нет конца, они падают и падают. На эти пятьсот франков он покупал себе всякие мелочи. Наверно, он даже не был антикоммунистом или антисемитом, даже коллаборационистом не был. Нет, он выдавал бездумно и безучастно, возможно без крайней необходимости, просто чтобы немного подзаработать, чтобы позволить себе маленькие холостяцкие удовольствия. Он продолжает врать. Он должен знать, но не хочет сказать. Если он признается, если перестанет отпираться, пропасть между ним и другими людьми немного сократится. Но он сопротивляется, пока хватает сил.
    -- Продолжайте.
    И они продолжают. Они действуют как хорошо налаженный механизм. Но откуда берется у людей эта способность избивать себе подобных, как могут они привыкнуть к этому и выполнять как работу, как свой долг?
    -- Умоляю вас! Умоляю! Я не подлец! -- кричит доносчик.
    Он боится умереть. Еще недостаточно боится. Он все еще врет. Он хочет жить. Даже вошь цепляется за жизнь. Тереза встает. Она встревожена, она боится, что, сколько ни бей, все будет мало. Что еще можно с ним сделать? Что бы такое придумать? Человек, упавший у стены, тоже ничего не сказал, но это совсем иное молчание, вся его жизнь свелась к этой секунде смертельного молчания у стены. За это молчание у стены -- заставить этого типа, этого доносчика заговорить здесь. Боже мой, неужели, сколько ни бей, всегда будет недостаточно ! А как много таких, которым наплевать, -- эти женщины, которые вышли из комнаты, и все те, что отсиживались в своих норах, а теперь иронизируют: "Не смешите нас вашим восстанием, вашей чисткой". Надо бить. В мире никогда не будет справедливости, если мы сами здесь и сейчас не осуществим правосудие. Судьи. Украшенные лепниной залы. Комедия, а не правосудие. Они пели "Интернационал", когда их везли по городу в тюремных фургонах, а буржуа смотрели из своих окон и говорили: "Это террористы". Надо бить. Раздавить. Разбить вдребезги ложь. Это подлое молчание. Вырвать из груди этого мерзавца правду. Истина, правосудие. Для чего? Убить его? Кому это нужно? Дело не в нем. Это не к нему относится. Мы должны узнать правду. Бить до тех пор, пока он не выблюет правду -- и свой стыд, свой страх, свою тайну, еще вчера делавшую его всемогущим, недоступным, неприкасаемым.
    В притихшей комнате отчетливо раздается каждый удар. Они бьют всех мерзавцев -- и ушедших с допроса женщин, и чистоплюев, укрывшихся за ставнями. Доносчик протяжно и жалобно кричит: "Ой, ой!"
    Пока его бьют, люди во тьме позади него молчат. Но когда слышится его протестующий голос, они осыпают его бранью -- сквозь зубы, сжав кулаки. Никаких фраз. Только взрыв ругательств при звуках этого голоса, свидетельствующего, что доносчик еще держится. Потому что от всей его способности сопротивляться у него остался лишь голос, чтобы врать. Он продолжает врать. У него еще хватает на это сил. Он еще в состоянии врать. Тереза смотрит на кулаки, которые обрушиваются на доносчика, слышит барабанную дробь ударов и впервые ощущает, что в человеческом теле имеются какие--то почти непрошибаемые толщи. Целые пласты глубинной, труднодосягаемой правды. Она помнит, что смутно почувствовала это, когда они с Д. так упорно допрашивали двух депортированных. Но тогда это ощущалось не так сильно. Теперь это изнурительный труд. Почти невыносимый. Они пробиваются вглубь. Удар за ударом. Надо держаться, держаться. Еще немного, и они достигнут цели, добудут из него крупинку этой твердой, как орешек, правды. Они бьют его в живот. Доносчик стонет и, скорчившись, хватается обеими руками за живот. Альбер бьет, подойдя вплотную, наносит удар в пах. Доносчик прикрывает обеими руками член и вопит. Все его лицо в крови. В нем не осталось ничего общего с другими людьми. Это не человек, а доносчик, выдававший людей. Его не интересовало, для чего это требовалось. Даже те, кто ему платил, не были его друзьями. Теперь он уже не похож ни на одно живое существо. Даже мертвый он не будет похож на мертвого человека. Его труп будет валяться под ногами в холле. Может быть, они зря теряют с ним время. Надо с этим кончать. Не стоит убивать его. Оставлять его в живых тоже не стоит. От него уже никакого проку. Абсолютно ни на что не годится.
    -- Хватит!
    Тереза встает и идет к доносчику, ее голос кажется слабым после глухой барабанной дроби ударов. Надо кончать с этим. Люди в глубине комнаты предоставляют ей действовать. Они доверяют ей, не дают никаких советов. "Сволочь, сволочь". От этой литании ругательств веет братским теплом. В глубине комнаты смолкают. Оба парня смотрят на Терезу, полные внимания. Все ждут.
    -- В последний раз, -- говорит Тереза. -- Мы хотим знать цвет твоего удостоверения. В последний раз.
    Доносчик смотрит на Терезу. Она стоит рядом с ним. Он невысок. Она, такая маленькая, худая, юная, почти одного с ним роста. Она сказала "в последний раз". Доносчик вдруг перестает стонать.
    -- Что вы хотите, чтобы я вам сказал?
    Она ничего не хочет. Она спокойна, она чувствует, как в ней поднимается холодная и могучая, как стихия, ярость, которая властно диктует ей необходимые слова. Она вершит правосудие -- правосудие, которого не было на французской земле сто пятьдесят лет.
    -- Мы хотим, чтобы ты сказал, какого цвета удостоверение, по которому тебя пропускали в гестапо.
    Он снова хнычет. От его тела исходит странный, противный и сладковатый запах -- смешанный запах крови и немытой жирной кожи.
    -- Я не знаю, не знаю, говорю вам, я не виноват...
    Опять сыплются ругательства:
    -- Сволочь, дерьмо, подонок.
    Тереза снова садится. Минутная пауза. И снова ругательства. Тереза молчит. В глубине комнаты в первый раз раздается:
    -- Надо кончать, придется его ликвидировать.
    Доносчик поднимает голову. Молчание. Доносчик боится. Он тоже молчит. Он открывает рот. Смотрит на них. Слабый детский стон вырывается из его груди.
    -- Если бы я хоть знал, чего вы от меня хотите...-- Доносчик старается говорить простодушным умоляющим тоном, но голос выдает, что он опять хитрит.
    Парни в поту. Они вытирают лбы своими окровавленными кулаками. Смотрят на Терезу.
    -- Продолжайте, -- говорит Тереза.
    Они поворачиваются к доносчику, выставив кулаки. Тереза встает и кричит:
    -- Не останавливайтесь. Он скажет.
    Лавина ударов. Это конец. В глубине комнаты -- молчание. Тереза кричит:
    -- Может быть, оно было красное, твое удостоверение?
    Он истекает кровью. Громко вопит.
    -- Красное? Скажи, красное?
    Он открывает один глаз. Умолкает. Он должен понять, что на этот раз в самом деле конец.
    -- Красное?
    Парни вытаскивают его из угла, в который он все время забивается, спасаясь от ударов. Они вытаскивают его и бросают обратно, как мяч.
    -- Красное?
    Он не отвечает. Похоже, он пытается обдумать ответ.
    -- Продолжайте, ребята, сильнее! Красное, быстро, красное?
    Они разбили ему нос, из ноздрей течет кровь. Доносчик кричит:
    -- Нет!..
    Парни смеются. Тереза тоже смеется.
    -- Желтое, как наши? Желтое?
    Он пытается забиться в угол. Каждый раз как парни вытаскивают его, он возвращается туда, с глухим стуком ударяясь спиной о стену.
    -- Желтое?
    Тереза встает.
    -- Нет... не... желтое...
    Парни продолжают бить. Он задыхается. Снова кричит. Его крики пресекаются ударами. Теперь удары обрушиваются на него в том же головокружительном, но равномерном ритме, что и вопросы. Он все еще не признается. Похоже, он ни о чем не думает. Его залитые кровью глаза широко открыты, он по--прежнему не отводит взгляда от фонаря.
    -- Если не желтое, то... какое же?
    Он все еще не признается. Однако он слышал вопрос, он смотрит на Терезу. Он перестает вопить. Он стоит скорчившись, прижав руки к животу. Он больше не пытается защищаться от ударов.
    -- Быстро, -- говорит Тереза, -- какого цвета? Быстро.
    Он снова начинает кричать. Но теперь более низким, глухим голосом. Дело идет к концу, только неизвестно к какому. Возможно, он больше ничего не скажет, но в любом случае дело идет к концу.
    -- Оно было, оно было... ну, давай ...
    Как с ребенком.
    Они перекидывают его друг другу, как мяч, они бьют его кулаками, ногами. Они обливаются потом.
    -- Хватит.
    Тереза, спокойная, собранная, идет к доносчику. Доносчик видит ее. Он пятится. Сейчас он даже не чувствует боли. Только ужас.
    -- Если ты скажешь, тебя оставят в покое, если нет, тебя теперь же прикончат. Продолжайте.
    Возможно, доносчик уже не понимает, чего от него хотят. Но он готов заговорить. Такое у нее впечатление. Надо напомнить ему, о чем идет речь. Он пробует поднять голову -- как утопающий, который пытается глотнуть воздуха. Он заговорит. Она уверена. Он дошел. Нет. Удары мешают ему говорить. Но если его не бить, он не заговорит. Не только Тереза, все товарищи напряженно ждут исхода -- словно при родах. Скоро все кончится. Так или иначе. Он продолжает молчать.
    Тереза кричит:
    -- Я скажу тебе, я скажу тебе, какого цвета твое удостоверение.
    Она помогает ему. У нее действительно такое чувство, что она должна ему помочь, что один он не сумеет довести дело до конца.
    Она повторяет:
    -- Я скажу тебе.
    Доносчик опять принимается вопить. Непрерывный жалобный вопль, похожий на вой сирены. Они не дают ему возможности заговорить. И вот вой обрывается.
    -- Зеленый... -- выкрикивает доносчик.
    Молчание. Парни перестают бить. Доносчик смотрит на фонарь. Он больше не стонет. Вид у него совершенно потерянный. Он валится на пол. Он смог сказать. Возможно, он спрашивает себя, как он мог сказать. Позади него молчание. Тереза садится. Кончено.
    -- Да, оно было зеленого цвета, -- говорит Тереза, словно подтверждая давным--давно известный факт. Кончено.
    Д. подходит к Терезе. Протягивает ей сигарету. Она закуривает. Доносчик оцепенело лежит в своем углу.
    -- Одевайся, -- говорит Тереза.
    Но он не двигается. Оба парня тоже курят. Д. протягивает сигарету доносчику. Он не замечает ее.
    -- У агентов немецкой тайной полиции были зеленые удостоверения, -говорит Тереза.
    Товарищи в глубине комнаты зашевелились. Некоторые выходят.
    -- А Альбер из "Капиталя"? -- спрашивает кто--то.
    Тереза смотрит на Д. Да, верно. Остается еще этот Альбер из "Капиталя".
    -- Ладно, там видно будет, -- говорит Д. -- Завтра.
    Похоже, его это больше не интересует. Он берет Терезу за руку, помогает ей подняться. Они выходят. Альбер и Люсьен занимаются доносчиком, заставляют его одеться.
    Бар залит светом. Другой мир. Электричество. Все ушедшие с допроса -пять женщин и двое мужчин -- здесь.
    -- Он признался, -- говорит им Тереза.
    Никто не отвечает. Тереза понимает: им наплевать, признался он или нет. Она садится и смотрит на них. Странно. Они здесь не меньше получаса. Что они делали в этом баре? Чего дожидались? Просто их потянуло к свету.
    -- Он признался, -- повторяет Тереза.
    Никто из них не смотрит на нее. Одна женщина встает и говорит небрежно, по--прежнему не глядя на нее:
    -- Ну и что? Какая разница, все это так гнусно...
    Д., сидевший рядом с Терезой, подходит к женщине:
    -- Оставь ее в покое, ясно?
    Роже и Д. с двух сторон обнимают Терезу. Женщины замолкают. Они уходят. Двое мужчин, бывших с ними, тоже уходят, что--то насвистывая.
    -- А ты пойдешь спать, -- говорит Д.
    -- Да.
    Тереза берет стакан вина. Отпивает глоток.
    Она чувствует на себе взгляд Д. Вино горчит. Она ставит стакан.
    -- Надо отпустить его, пусть уходит, -- говорит Тереза. -- Он в состоянии идти.
    Роже не уверен, что его надо отпустить.
    -- Чтобы мы его больше не видели, -- говорит Тереза.
    -- Они не захотят выпустить такую дичь, -- говорит Роже.
    -- Я им объясню, -- говорит Д.
    Тереза плачет.
Top.Mail.Ru