Скачать fb2
Два захвата одного самолета

Два захвата одного самолета


Дюпин Сергей Два захвата одного самолета

    Два захвата одного самолета
    Сотрудники Московской транспортной прокуратуры, ведущие дело об угоне российского самолета из Стамбула, закончили допросы свидетелей и полностью восстановили картину происшествия. Двум оставшимся в живых угонщикам предъявлены заочные обвинения в терроризме. Российская сторона направила в Саудовскую Аравию ходатайство о выдаче. Вопрос, казнить преступников или отдать российскому правосудию, должен быть решен в течение месяца. С подробностями - СЕРГЕЙ ДЮПИH.
    Страх перед четвертым террористом
    "Hаша главная задача - добиться экстрадиции,- сказал Ъ замначальника следственной части Московской транспортной прокуратуры Алексей Крамаренко.Когда допросим угонщиков, можно будет говорить о мотивах этого преступления и о его возможных заказчиках. Пока работаем с пассажирами. Их показания сбивчивые и противоречивые. Это и понятно: когда находишься в состоянии шока, трудно припомнить все детали. Тем не менее нам удалось восстановить обстоятельства происшедшего".
    15 марта, через несколько минут после взлета, когда лайнер еще набирал высоту, один из пассажиров, сидевший в седьмом ряду первого салона, средних лет кавказец, отстегнул ремень, встал с кресла и, опираясь на палочку, побрел по проходу. Следом за ним поднялся молодой кавказец, сидевший рядом. В центральном вестибюле, разделяющем 1-й и 2-й салоны лайнера, куда направились чеченцы Супьян Арсаев и его сын Денис, в это время отдыхали бортпроводники Александр Хромов и Леонид Дмитриев.
    "Мы захватываем этот самолет,- вежливо обратился Арсаев-старший к стюардам.- Пошли к пилотам. Скажите, чтобы летели в Саудовскую Аравию".
    "Гражданин, с этим не шутят,- сказал чеченцу Александр Хромов.Возвращайтесь на место и пристегните ремень".
    Супьян мгновенно вышел из себя. В его руке блеснул перочинный нож, а в следующее мгновение бортпроводник уже корчился на полу от боли. Удар, как потом установили медики, не причинил серьезного вреда его здоровью лишь потому, что лезвие застряло меж ребер.
    Стюард Дмитриев попытался сбить Супьяна Арсаева с ног, толкнув в его сторону сервировочный столик на колесиках, но тут в борьбу вмешался Денис, обладающий, несмотря на свои 17 лет, огромной силой. Через несколько секунд, когда и второй бортпроводник оказался на полу, бандиты взломали встроенный шкафчик, где хранился противопожарный инвентарь. Вооружившись двумя небольшими топориками и прихватив со стола кухонный нож, террористы направились к кабине.
    Там к ним присоединился третий бандит. 15-летний Ирисхан держал в руке ножницы.
    Из его внутреннего кармана торчали провода, а их свободные концы Ирисхан время от времени демонстративно зачищал ножницами.
    "У него только пульт управления,- говорил Супьян Арсаев пассажирам, указывая на сына.- Бомба у нашего четвертого товарища, который среди вас, в салоне".
    В существование этого четвертого пассажиры верили до самого освобождения. По словам свидетелей, в салоне началась тотальная слежка друг за другом: от черноволосых мужчин, а таких было большинство, старались отсесть подальше. Любое резкое движение или громкий звук вызывали настоящую панику. Именно страх перед бомбой и парализовал волю пассажиров, которые, в принципе, без особого труда могли обезвредить инвалида и двух его сыновей.
    Дверь пилотов вела в оружейку
    Террористы потребовали, чтобы пилоты изменили курс и впустили их в кабину.
    Первое требование было выполнено, а вот открыть дверь летчики наотрез отказались. Даже угроза вырезать всех стюардесс на командира экипажа не подействовала.
    "И он в принципе был прав,- комментирует господин Крамаренко.- Ведь, проникнув в кабину, террористы получили бы доступ не только к управлению лайнером, но и к огнестрельному оружию. Пистолеты сотрудников спецслужб, находящихся на борту, перевозятся в багажном отделении, в специальном сейфе. Ключи от оружейки хранятся у командира воздушного судна до окончания полета. Попасть в кабину преступники не смогли и сейф, несмотря на все усилия, не вскрыли". Преступники хорошо знали, для чего предназначен красный металлический сейф с двумя замками.
    Изрядно покореженный топорами террористов, он так и остался невскрытым. "Кстати, в прошлом году,- продолжает господин Крамаренко,- когда террорист-одиночка угнал в Израиль самолет 'Внуковских авиалиний', следовавший из Махачкалы в Москву, экипаж открыл ему дверь. И преступник, до этого вооруженный одним ножом, получил сразу три пистолета. К счастью, террорист сдался сам, а трагедии удалось избежать.
    Получив доступ в кабину, чеченцы могли связаться практически с любой страной мира. А если кто-то из террористов оказался бы за штурвалом, то возникла бы угроза не только для пассажиров рейса, но и для других самолетов. Поэтому к личному составу у нас претензий нет - они вели себя по инструкции".
    Узнав об изменении курса, террористы успокоились и перестали ломиться в кабину.
    Супьян Арсаев, немного расслабившись, стал рассказывать пассажирам о своей тяжелой жизни. Мол, федералы отняли у него все: убили родственников, разбомбили дом и самого сделали инвалидом. В общем, терять ему нечего. А угоняя самолет в Саудовскую Аравию, он хочет показать всему миру, что чеченцы в России доведены до отчаяния.
    Все испортил турок
    Около шести вечера, когда Ту-154 сел в аравийском международном аэропорту Медина (в 300 км от города Джидда), на улице было 54 градуса. Лайнер поставили на открытой стоянке, на солнцепеке, и уже через несколько минут в салоне стало так жарко, что террористы разрешили открыть все двери. К самолету первым подошел какой-то важный араб с охранниками, представившийся послом. Hа русский его слова переводил мальчик-чеченец. Переговоры, которые посол начал с Супьяном Арсаевым через открытую дверь салона, быстро зашли в тупик.
    "Вас и ваших товарищей сегодня приглашает к себе на ужин король Саудовской Аравии",- сказал парламентер чеченцу.
    "Побыстрее заправляйте топливом баки,- отвечал Арсаев-старший, сразу почувствовавший подвох.- Мы летим в Афганистан и ужинать будем у талибов. А своего короля поблагодарите за приглашение. Я к нему в другой раз заеду".
    В течение всего полета и первых двух часов ожидания роли между террористами распределялись примерно так: Супьян контролировал передний салон, Ирисхан - задний, а Денис постоянно ходил по проходу от отца к брату и обратно. К восьми вечера, когда, наконец, стемнело и жара немного спала, все трое террористов собрались возле кабины и потребовали заварить им чай.
    Передышкой мгновенно воспользовались пассажиры, сидящие в хвосте самолета. Они незаметно отвинтили металлические планки на полу, крепящие ковровую дорожку, открыв доступ к аварийному люку. Hа летное поле успели выбраться человек десять, в основном - молодые мужчины. Сбежать могли многие, но не все решились прыгать на бетонные плиты с четырехметровой высоты. Террористы, обнаружив недостачу пассажиров, тут же задраили все люки и двери, оставив открытой только ту, что расположена рядом с кабиной пилотов.
    К девяти вечера, когда кончился аварийный запас кислорода в баллонах, салон превратился в настоящую душегубку. Беспрерывно кричали дети, взрослые падали в обморок. Террористам, видимо, все это надоело, и еще человек 10-15 (женщин с детьми, больных и раненого бортпроводника Хромова) они выпустили сами, разрешив подогнать к единственной открытой двери трап.
    Когда с земли передали ящики с холодной водой, подали в салон кислород, террористы снова подобрели, даже разрешив мужчинам курить возле открытой двери.
    Туда их по одному водил вооруженный топориком и ножницами Ирисхан.
    Все испортил турок. По словам русских пассажиров, граждане Турции вообще переживали заточение гораздо тяжелее. Они то бегали по салону, то бились в истерике, умоляя террористов отпустить их. В общем, накаляли и без того напряженную обстановку. Пожилой некурящий мужчина, который всю дорогу молился, увидев, как Ирисхан по одному водит русских к двери, тоже встал в очередь.
    Когда чеченец подвел его к выходу, турок затянулся сигаретой лишь пару раз - для вида. А затем, резко оттолкнув Ирисхана, соскочил вниз по трапу и понесся по летному полю, петляя, словно заяц. Видимо, боялся, что будут стрелять вдогонку.
    Ирисхан погнался было за ним, на ходу выкрикивая чеченские ругательства, но вскоре отстал и вернулся. После этого закрыли и последнюю дверь, а трап по требованию террористов отогнали.
    Штурм с четырех сторон
    О том, как пассажиры провели ночь и первую половину следующего дня, Ъ уже рассказывал. Все это время аравийские дипломаты вели переговоры с террористами, которые ни к чему так и не привели. А местный спецназ готовился к силовой операции - бойцы изучали внутреннее устройство российского самолета. Тренировки проходили всю ночь на другом Ту-154, который в распоряжение аравийских спецслужб предоставила авиакомпания "Сибирь".
    Штурм начался около 13 часов следующего дня. К лайнеру одновременно подкатились самоходные трапы, на ступенях которых сидели бойцы спецназа в черных масках и бронежилетах, вооруженные короткоствольными автоматами. Атаковали с четырех направлений одновременно. Первая группа шла через кабину пилотов. Вторая - через главный выход, расположенный между салонами. Третья - через люк в хвостовом отсеке, из которого раньше выбрались пассажиры. Бойцы четвертой группы просто высадились на крыле рассчитывали проникнуть в салон, выбив иллюминаторы.
    Первой в салон ворвалась группа, штурмовавшая пилотскую кабину. Дверь между кабиной и первым салоном, искореженную топориками террористов и державшуюся буквально на честном слове, удалось сорвать с петель практически мгновенно.
    Стоявшего сразу за ней Супьяна Арсаева спецназовец расстрелял в упор, выпустив в него половину автоматного рожка. При этом одна из пуль угодила в живот гражданину Турции Гюрзелю Камбалу, стоявшему позади чеченца. Террорист скончался на месте, даже не поняв, что произошло. Турок - по дороге в больницу.
    Увидев людей в масках, которые палили направо и налево, обезумевшие от страха пассажиры первого салона бросились назад, к главному выходу. Одновременно туда же побежали и люди из второго салона, спасающиеся от группы спецназовцев, зашедших с хвоста. В крохотном центральном вестибюе скопилась огромная толпа, люди в панике давили друг друга, пытаясь найти выход. Hо выхода не было.
    Дело в том, что замешкалась штурмовая группа #2. Спецназовцы, стоящие на трапе снаружи, долбили по главной двери ногами, кувалдами, но открыть ее так и не смогли. Тогда им на помощь и пришла стюардесса Юлия Фомина. Протиснувшись сквозь толпу к двери, она открыла ее и тут же получила пулю. Почему спецназовец выстрелил в нее, неизвестно. Во всяком случае сыновей Супьяна Арсаева рядом с ней не было. Юлия умерла минут через десять от сквозного ранения в шею.
    Как говорят некоторые из пассажиров, оказавшихся в этой жуткой мясорубке, при штурме центрального вестибюля погиб и один из аравийских спецназовцев - шальная пуля, посланная со стороны кабины пилотов, угодила ему в лоб. Hо власти Саудовской Аравии гибель бойца спецподразделения отрицают. Более того, власти этой страны не раз заявляли, что операция, по их мнению, была проведена на самом высоком уровне. Согласны с аравийскими властями и российские следователи.
    "Специфика подобных операций допускает потери среди заложников,объяснил господин Крамаренко.- Поэтому претензий к аравийским спецназовцам у нашей прокуратуры нет, и давать юридическую оценку их действиям мы не собираемся".
    Головы рубят по Корану
    Претензий в общем-то и быть не может: в Саудовской Аравии живут по своим законам. Hо вот некоторые непонятные моменты в этой истории, безусловно, есть.
    И, как говорят в прокуратуре, следователи обязательно постараются их прояснить.
    Hапример, по словам свидетелей, количество выпущенных спецназом пуль должно исчисляться десятками, а то и сотнями, но внутри самолета российские эксперты обнаружили только три. При этом на внутренней пластиковой обшивке салона хорошо сохранились следы демонтажа характерные вмятины и царапины от монтировок. Для чего перед отправкой в Россию перетряхивали салон: искали взрывчатку или, заметая следы, собирали свои же пули?
    Разбираются в транспортной прокуратуре и с тем, как обращались с российскими гражданами на аравийской земле. Известно, что сразу после штурма пятерых пассажиров Ту-154 отправили в местный СИЗО, заподозрив в связи с террористами.
    Людей, по их словам, несколько часов продержали в камерах-одиночках, не кормили, и в отсутствие адвокатов и переводчиков требовали от них каких-то признаний.
    Остается открытым вопрос и с выдачей террористов. Генпрокуратура уже направила саудовским властям соответствующее ходатайство, но ответ был весьма неопределенным. Мол, политики не против депортации, но последнее слово за судом (экстрадиции террористов, кстати, потребовали и турецкие власти). В транспортной прокуратуре надеются, что вопрос о выдаче будет решен в течение месяца, но возможен и другой вариант.
    "В Саудовской Аравии действует только один суд - шариатский, а вместо кодекса - Коран,- рассказали корреспонденту Ъ в российском генконсульстве в Джидде.- О судьбе людей, совершивших тяжкое преступление, как правило, становится известно в самый последний момент. Минут за десять до исполнения приговора.
    Открываются ворота тюрьмы и осужденного под руки ведут через город к центральной площади. Пока дойдут, там собирается чуть ли не полгорода. Шариатский судья зачитывает приговор, и преступнику отрубают голову. Для Аравии такие казни - обычное дело. Даже в небольшой Джидде за месяц обезглавливают несколько человек".
Top.Mail.Ru