Скачать fb2
В ночь на двадцать второе

В ночь на двадцать второе


Демкин Сергей В ночь на двадцать второе

    Сергей Демкин
    В ночь на двадцать второе
   
    СТАЛИН ПРОСПАЛ НАЧАЛО ВОЙНЫ
    Первым, кто приоткрыл завесу, оказался Хрущев. По его версии, Сталина поднял с постели на его кунцевской даче звонок начальника Генштаба маршала Жукова. Причем вождь будто бы долго не мог поверить в случившееся, поскольку совсем не ожидал такого развития событий. В подтверждение этого обычно приводится ставшая уже хрестоматийной сценка из книги мемуаров Г. К. Жукова "Воспоминания и размышления": "Под утро 22 июня нарком С. К. Тимошенко, Н. Ф. Ватутин и я находились в кабинете наркома обороны... В 3 часа 30 минут начальник штаба Западного округа генерал В. Е. Климовских доложил о налете немецкой авиации на города Белоруссии. Минуты через три начальник штаба Киевского округа генерал М. А. Пуркаев доложил о налете авиации на города Украины. В 3 часа 40 минут позвонил командующий Прибалтийским округом генерал Ф. И. Кузнецов, который доложил о налете вражеской авиации на Каунас и другие города. Нарком приказал мне звонить И. В. Сталину. Звоню. К телефону никто не подходит. Звоню непрерывно. Наконец слышу сонный голос дежурного генерала управления охраны: - Кто говорит? - Начальник Генштаба Жуков. Прошу срочно соединить меня с товарищем Сталиным. - Что? Сейчас? - изумился начальник охраны.- Товарищ Сталин спит. - Будите немедленно: немцы бомбят наши города! Несколько мгновений длится молчание. Наконец в трубке глухо ответили: - Подождите. Минуты через три к аппарату подошел Сталин. Я доложил обстановку и просил разрешения начать ответные боевые действия. И. В. Сталин молчит. Слышу лишь его дыхание. - Вы меня поняли? Опять молчание. Наконец И. В. Сталин спросил: - Где нарком? - Говорит по ВЧ с Киевским округом. - Приезжайте с Тимошенко в Кремль. Скажите Поскребышеву, чтобы вызвал всех членов Политбюро. Выходит, "мудрый и прозорливый" вождь просто-напросто проспал величайшее событие в истории своей державы? Но не будем спешить с выводами. Ведь в тех же мемуарах Жуков рассказывает и о том, что в течение марта и апреля 1941 года в Генеральном штабе шла усиленная работа по уточнению плана прикрытия западных границ и мобилизационного плана на случай войны. Сталину было доложено, что наличных войск приграничных округов будет недостаточно для отражения удара вермахта. Необходимо срочно отмобилизовать несколько армий за счет внутренних округов и на всякий случай в начале мая передвинуть их в Прибалтику, Белоруссию и на Украину. Было решено сделать это под видом подвижных лагерных сборов. И Сталин, и военное руководство понимали, что война стоит у порога. Вопрос только в конкретной дате ее начала. "Я не могу сказать точно, правдиво ли был информирован И. В. Сталин, действительно ли сообщалось ему о дне начала войны,- пишет маршал Жуков.Важные данные подобного рода, которые И. В. Сталин, быть может, получал лично, он мне не сообщал. Правда, однажды он сказал мне: - Нам один человек передает очень важные сведения о намерениях гитлеровского правительства, но у нас есть некоторые сомнения. Возможно, речь шла о Р. Зорге, о котором я узнал после войны".
    НО РАЗВЕДКА ДОЛОЖИЛА ТОЧНО
    Да, Зорге - "Рамзай" неоднократно сообщал в Москву о предстоящем нападении Германии на СССР. Его первое сообщение о вероятной гитлеровской агрессии поступило 18 ноября 1940 года. В марте следующего года он прислал микропленку телеграммы Риббентропа германскому послу в Японии генералу Отту с уведомлением, что Германия начнет войну против СССР в середине июня 1941 года. А в последнем донесении резидента "Рамзая" от 13 июня 1941 года подчеркивалось: "Повторяю: девять армий в составе 150 дивизий начнут наступление на широком фронте на рассвете 22 июня". Такие же тревожные сведения шли в Москву по каналам разведки НКВД и из других источников. Так, в марте 1941 года из Берлина пришло сообщение о том, что решен вопрос о военном выступлении против СССР весной этого года с расчетом на то, что русские не смогут поджечь при отступлении еще зеленый хлеб и немцы воспользуются этим урожаем. Причем, по словам двух немецких генерал-фельдмаршалов, наступление намечено на 1 мая. После того, как Гитлер перенес эту дату, обер-лейтенант Шульце-Бойзен, по личной рекомендации Геринга зачисленный в штаб ВВС, доносил. что в Генеральном штабе авиации подготовка операции против СССР проводится самыми усиленными темпами. Все данные говорят о том, что выступление намечено на ближайшее время. В разговорах офицеров штаба часто называется 20 мая как дата начала войны. Другие полагают, что выступление намечено на июнь. В начале нюня Шульце-Бойзен сообщил, что все военные мероприятия Германии по подготовке вооруженного выступления против Советского Союза полностью закончены и удар можно ожидать в любое время. Не менее тревожная информация поступала и по дипломатическим каналам. В справке, подписанной заместителем наркома иностранных дел А. Я. Вышинским, среди прочих приводились и такие факты: "11 апреля. На приеме в болгарском посольстве сильно выпивший шеф западной прессы министерства пропаганды Карл Бемер громко заявил: "Не пройдет и двух месяцев, как наш дорогой Розенберг станет хозяином всей России, а Сталин будет мертв". Говорят, что Бемер арестован гестапо". "10 апреля. По дипломатическим каналам стало известно, что Гитлер встретился с югославским принцем Павлом и сообщил ему, что Германия пойдет войной против России в конце июня". А 5 мая германский посол в Москве Фридрих фон Шуленбург и советник посольства Густав Хильгер встретились в своей резиденции с послом СССР в Берлине В. Г. Деканозовым, приехавшим домой. Во время этой встречи Шуленбург рассказал Деканозову об аудиенции у Гитлера 28 апреля и сообщил ему точную дату нападения Германии на Советский Союз, предупредив, что они делают этот рискованный шаг по собственной инициативе. На что Деканозов ответил, что он не уполномочен выслушивать подобные заявления от германского посла и что только Молотов может выслушать его. По мере приближения рокового дня росло число сообщений из разных источников о готовящемся нападении Германии на СССР. Причем в ряде случаев называлась и конкретная дата - 22 июня. Об этом, в частности, предупреждали британский премьер Уинстон Черчилль и госсекретарь США Корделл Хэл, послы в Лондоне И. Майский и Вашингтоне К. Уманский, советский военный атташе в Виши генерал-майор Суслопаров и военно-морской атташе в Германии капитан 1 ранга Воронцов, не говоря уже о многочисленных донесениях разведчиков из разных стран.
    ВИНОВЕН СО СМЯГЧАЮЩИМИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМИ
    В исторической литературе обычно утверждается, что Сталин не верил всем этим сообщениям. Но относительно данных, поставлявшихся разведкой, нужно говорить не о вере или неверии, а об оценке их достоверности. Сталин действительно подходил к ним сверхосторожно. И для этого у него были веские причины. Первая из них- слишком многое было поставлено на карту. В своих мемуарах Жуков рассказывает о таком эпизоде: 13 июня нарком обороны С. К. Тимошенко позвонил Сталину и просил дать указание о приведении войск приграничных округов в боевую готовность. Сталин обещал подумать. На следующий день Тимошенко вместе с Жуковым были у него в Кремле и повторили свое предложение. И услышали в ответ: "Вы предлагаете провести в стране мобилизацию, поднять сейчас войска и двинуть их к границе? Это же война! Понимаете вы это оба или нет?" "Сопоставляя и анализируя все разговоры, которые велись И. В. Сталиным в моем присутствии в кругу близких ему людей, я пришел к твердому убеждению: все его помыслы и действия были пронизаны одним желанием - избежать войны - и уверенностью в том, что ему это удастся",- пишет Жуков. Второй причиной его чрезмерной осторожности была заинтересованность Запада, прежде всего Англии, в войне между Германией и Советским Союзом. Определенные круги видели в ней спасение от собственной катастрофы и поэтому всячески провоцировали обе стороны на вооруженный конфликт. Как подчеркивает в своих мемуарах "Разведка и Кремль" Павел Судоплатов: "Хотя полученные разведданные разоблачали намерение Гитлера напасть на Советский Союз, однако многие сообщения противоречили друг другу". И, наконец, третье: отношение самих руководителей разведки к тому, что они сообщали вождю. У них не хватало мужества и настойчивости, чтобы доказывать достоверность тех данных, которые с риском для жизни добывали их разведчики. Боясь вызвать гнев Сталина, они сами же ставили под сомнение то, о чем докладывали. Так, 20 марта 1941 года начальник разведывательного управления генерал Ф. И. Голиков представил доклад, содержавший сведения исключительной важности. В нем излагались варианты возможных направлений ударов вермахта при нападении на Советский Союз. Как потом выяснилось, они последовательно отражали разработку гитлеровским командованием плана "Барбаросса". Причем в этом документе указывалось, что начало военных действий следует ожидать между 15 мая и 15 июня, хотя позднее эта дата была отодвинута на неделю. Однако Голиков сам же опровергал то, о чем говорилось в документе: "Слухи и документы, говорящие о неизбежности весной этого года войны против СССР, необходимо рассматривать как дезинформацию, исходящую от английской и даже, может быть, германской разведки". О всесильном наркоме внутренних дел Лаврентии Берии следует сказать особо. Принято считать, что в угоду Сталину он всячески дезавуировал любые предупреждения о надвигающейся войне, откуда бы они ни поступали. В подтверждение этого, в частности, приводится его докладная записка кремлевскому правителю, в которой говорится: "21 июня 1941 года... Я вновь настаиваю на отзыве и наказании нашего посла в Берлине Деканозова, который попрежнему бомбардирует меня "дезой" о якобы готовящемся Гитлером нападении на СССР. Он сообщил, что это "нападение" начнется завтра. То же радировал и генерал В. И. Тупиков, военный атташе в Берлине. Этот тупой генерал утверждает, что три группы армий вермахта будут наступать на Москву, Ленинград и Киев, ссылаясь на свою берлинскую агентуру. Он нагло требует, чтобы мы снабдили этих врунов рацией..." Грехов у Берии и так хоть отбавляй, и не следует приписывать ему лишние, в коих он не повинен. Цитируемая докладная записка - типичная фальшивка, к тому же шитая белыми нитками. Начать с того, что Деканозов, недавний начальник его внешней разведки, не мог "бомбардировать" Берию "дезой", поскольку все свои телеграммы направлял Молотову в НКИД. Далее, Берия будто бы обрушивается на военного атташе в Берлине и его тамошнюю агентуру, именуя их "врунами". Те, кто писал фальшивку, не знали, что это были те самые люди, чьи донесения сам Берия, его заместитель Меркулов и начальник разведки НКВД П. М. Фитин регулярно докладывали Сталину. Последний раз это было 17 июня. Военный атташе не имел никакого отношения к этой агентурной сети и ни о какой рации просить не мог. И последнее. Докладная записка датирована 21 июня. Но даже если бы Берия на самом деле считал "дезой" предупреждения о нападении Германии 22 июня, он был слишком опытен и осторожен, чтобы не подождать всего сутки и не рисковать своим положением.
    О ЧЕМ НЕ ЗНАЛ МАРШАЛ ЖУКОВ
    Независимо друг от друга генерал Судоплатов и сын Берии пишут, что 21 июня министр внутренних дел с утра был в Кремле у Хозяина. Именно из-за чрезвычайной осторожности по отношению к Германии Сталин не мог вообще игнорировать водопад предупреждений, что 22-го начнется война. И в канун ее ждал, как говорится, затаив дыхание: будет или нет? Через 47 лет это подтвердил не кто иной, как ближайший соратник вождя, первый заместитель председателя Совнаркома и нарком иностранных дел Молотов. В беседе с писателем Иваном Стаднюком он поведал о державшихся в строжайшей тайне событиях последнего дня накануне войны. Внеся в его рассказ некоторые уточнения из других источников, можно восстановить их развитие. С раннего утра у Сталина собрались члены Политбюро. Угроза нападения Германии ни для кого не была секретом. Поэтому обсуждали политические и военные меры на случай агрессии, которая могла начаться в субботу ночью или в воскресенье. Чтобы прояснить ситуацию, Сталин поручил Молотову вызвать германского посла в Москве Шуленбурга и одновременно направить шифровку советскому послу в Берлине Деканозову. Ему предписывалось срочно запросить аудиенцию у министра иностранных дел Риббентропа и обсудить с ним общее состояние советско-германских отношений, упомянув слухи о возможности войны, и выразить надежду, что конфликта можно избежать путем переговоров. Судя по сохранившемуся донесению секретного сотрудника НКВД "Эрнста", обслуживавшего германское посольство, Шуленбург побывал в кремлевском кабинете Молотова в 9.30 утра, а не в 21.30 вечера, как обычно пишут документалисты. Указанному сексотом часу можно верить, поскольку им приводятся подтверждающие его детали, на которые не обратили внимание те, кто позднее "чистил" архивы. А именно: вернувшись, посол в то же утро отправил самолетом в Берлин свою собаку-боксера. "Вечером он подготовил всю аппаратуру к выводу из строя. Шифровальный материал подготовлен к сожжению после получения последней телеграммы из Берлина". Встреча Молотова с Шуленбургом не внесла ясности. В ответ на вопрос, что можно сделать для улучшения отношений с Германией, тот лишь обещал запросить Берлин. Не лучше обстояло дело и в германской столице. Дежурный по МИДу сообщил Деканозову, что Риббентропа нет на месте. Отсутствовал и государственный секретарь МИДа барон Вайцзеккер. После ряда настойчивых звонков около 12 часов дня Деканозову все же удалось поймать начальника политического отдела министерства Вермана, который поинтересовался, не может ли он быть полезным господину послу. Однако обсуждать с клерком какие-либо вопросы Деканозов был не уполномочен. После полудня Москва стала требовать от посла немедленно добиться аудиенции у Риббентропа или Вайцзеккера. Судя по всему, немцы сознательно уклонялись от встречи. И это не могло не тревожить собравшихся в Кремле членов Политбюро. Нестерпимо медленно тянулись часы неопределенности, устранить которую оказалось не по силам даже Сталину. Лишь вечером в 21 чаев Наркоминдел поступила телеграмма от советского посла в Лондоне Майского, посланная в 19 часов по среднеевропейскому времени. После расшифровки ее немедленно передали в Кремль. В ней Майский сообщал, что получил от посла Великобритании в Москве Криппса, находившегося в тот момент в Лондоне, предупреждение, что Германия якобы завтра, 22 июня, нападет на Советский Союз. О том, какую реакцию вызвало это сообщение у находившихся в кабинете Сталина, можно только гадать. Тем более что поздно вечером была наконец получена шифрограмма от Деканозова, которому удалось встретиться с государственным секретарем МИДа. Но тот не сказал ничего конкретного, лишь пообещав передать своему правительству содержание "устной ноты" советского посла. А теперь обратимся к мемуарам Жукова. Маршал пишет, что вечером 21 июня ему позвонил начальник штаба Киевского округа генерал Пуркаев. Он доложил, что к пограничникам явился перебежчик - немецкий фельдфебель, утверждавший, что немецкие войска выходят в исходные районы для наступления, которое начнется утром 22 июня. Известив об этом Сталина, Жуков вместе с наркомом Тимошенко и генералом Н. Ф. Ватутиным выехали в Кремль. "И. В. Сталин встретил нас один. Он был явно озабочен,- рассказывает Жуков. - А не подбросили ли немецкие генералы этого перебежчика, чтобы спровоцировать конфликт? - спросил он. - Нет,- ответил С. К. Тимошенко.- Считаем, что перебежчик говорит правду. Тем временем в кабинет Сталина вошли члены Политбюро. - Что будем делать? - спросил И. В. Сталин. Ответа не последовало. - Надо немедленно дать директиву войскам о приведении всех войск приграничных округов в полную боевую готовность- сказал нарком... Не теряя времени, мы с Н. Ф. Ватутиным вышли в другую комнату и быстро составили проект директивы наркома. Вернувшись в кабинет, попросили разрешения доложить. И. В. Сталин, прослушав проект директивы и сам еще раз его прочитав, внес некоторые поправки и передал наркому на подпись. ...С этой директивой Н. Ф. Ватутин немедленно выехал в Генеральный штаб, чтобы тотчас же передать ее в округа. Передача в округа была закончена в 00.30 минут 22 июня". В рассказе начальника Генштаба обращает на себя внимание один немаловажный момент. Как только он закончил доклад и Сталин решил поставить вопрос о том, что делать, в кабинет, как по команде, вошли члены Политбюро. Собрать их ночью в столь короткий срок было невозможно. Значит, все уже находились в соседней комнате и ждали сигнала Сталина, который не замедлил последовать. То есть еще раз подтверждается, что 21 июня Политбюро с утра вообще не расходилось. Ведь счет времени шел на часы и минуты. Так неужели же после всего, что произошло в тот вечер, Сталин и другие члены Политбюро уехали на дачи и улеглись спать? И вновь вернемся к той трагической ночи 22 июня. Описывая свой звонок в Кремль, в первом издании мемуаров Жуков не упоминает о реплике дежурного генерала о том, что Сталин спит. Это "уточнение" кто-то вписал в мемуары позже, мало заботясь о правдоподобии ситуации. Как, впрочем, и о передаче Сталиным через начальника Генштаба поручения Поскребышеву собрать членов Политбюро. У вождя была прямая линия к своему личному секретарю, обеспечивавшая постоянную круглосуточную связь без всяких посредников. Сталину достаточно было просто поднять трубку специального телефонного аппарата. Итак, члены Политбюро никуда не уходили после первого приезда в Кремль четыре часа назад. Это косвенно подтверждает и начальник Генштаба: "В 4 часа 30 минут утра все вызванные члены Политбюро были в сборе. Меня и наркома пригласили в кабинет". Дальше Жуков пишет: "И. В. Сталин был бледен и сидел за столом, держа в руках набитую табаком трубку. Он сказал: - Надо срочно позвонить в германское посольство. В посольстве ответили, что посол граф фон Шуленбург просит принять его для срочного сообщения. Принять посла было поручено В. М. Молотову... Через некоторое время в кабинет быстро вошел В. М. Молотов: - Германское правительство объявило нам войну. И. В. Сталин опустился на стул и глубоко задумался". На самом деле не Сталин дал указание позвонить в германское посольство, а Шуленбург еще раньше, между 2 и 3 часами ночи, просил принять его. Но Сталин, догадываясь, чем вызвана эта просьба, разрешил Молотову принять посла "только после того, как военные нам доложат, что вторжение началось". Здесь вождь действительно проявил прозорливость. Вручи германский посол наркому иностранных дел меморандум об объявлении войны, и тогда все было бы в соответствии с канонами международного права. А поскольку военные опередили его, Сталин с полным основанием заявил в своем выступлении 3 июля, что Германия напала на Советский Союз, "неожиданно и вероломно нарушив пакт о ненападении". И объяснить этим поражения Красной Армии в пограничных сражениях в первые дни войны. Что же касается описания памятной ночи на 22 июня, которое содержится в книге "Воспоминания и размышления", то "даже в мемуарах глубоко уважаемого Георгия Константиновича Жукова далеко не все соответствует исторической правде,- пишет Серго Берия.- Я никогда и ни в чем не ставил под сомнение честность и порядочность этого человека, но факт есть факт. Возможно, на первый взгляд, это покажется странным, но я убежден, что здесь нет вины прославленного маршала. Не таким был Георгий Константинович, чтобы лукавить. Все было гораздо сложней. Я убежден, что, напиши Жуков всю правду, которую он знал, его воспоминания не были бы опубликованы...".
    * * *
    ПОЧЕМУ НЕМЦЫ НЕ БОМБИЛИ ЛИПЕЦК
    Вот уже десятки лет минуло со дня окончания второй мировой войны, а мы не перестаем получать сведения о новых фактах и подробностях, повлиявших на ход великой битвы. Появляются новые документы, открываются секретные досье официальных служб и учреждений, публикуются воспоминания очевидцев. Мало кто знал, что в предвоенные годы в Советском Союзе была создана летная школа для немецких военных летчиков. Тайно, в обход Версальских соглашений, по которьиа после первой мировой войны немцам было запрещено иметь в своей стране военные заводы, аэродромы, танкодромы; таковые создавались на территории Советского Союза с 1922-го по 1940 год. Об этом стало известно лишь после разгрома фашистов. Тогда выяснилось, что в швейцарских банках оказались огромные суммы, переведенные еще в предвоенные годы Германией на счет России в уплату военно-промышленных долгов. К числу таких незаконных немецких служб в России относилась летная школа "Виф-Упаст". Она существовала в Липецке под названием Четвертой эскадальи авиационной части Красного Воздушного Флота. Здесь прошло обучение свыше 180 немецких летчиков. Они приезжали в Советский Союзе гражданскими документами как частные лица и фирменные специалисты. Немцы жили не только в общежитии в районе ипподрома, перестроенного под аэродром, но и в частных домах. Они научились говорить по-русски, запросто гуляли по городу в гражданскпй одежде, посещали рынок, ходили вечером на танцы, знакомились с русскими парнями и девушками и их родителями. Среди немецких летчиков выделялся своей выправкой молодцеватый и энергичный, славившийся своим умением в летном деле. Его звали Герман Геринг. Вот как описывает встречу в те годы с немецким летчиком Герой Советского Союза Виктор Анисимов в своей послевоенной книге "Они ковали победу": "После продолжительного "боя" я прижал самолет Германа к земле, и тот совершил вынужденную посадку". Признав факт поражения, немецкий летчик подарил своему победителю золотые часы. На обратной стороне крышки часов была дарственная надпись: "Лучшему летчику Германии от Вильгельма Второго". В Липецке Герман Геринг встречался с дочерью станционного смотрителя Надеждой Горячевой. Это была удивительно красивая и гордая девушка. Она жила на окраине города и искренне любила немецкого парня, встречалась только с ним. Конечно, сегодня, когда не осталось живых свидетелей отношений Надежды и Германа, мы не можем судить об их романе. Достаточно сказать, что Надя изучила по школьному учебнику немецкий язык. Находясь в краткосрочном отпуске на родине, Герман писал Наде трогательные письма, и она отвечала ему, не догадываясь, что ее письма тщательно просматриваются в местном отделе НКВД. Надежда писала Герману на немецком языке, "что ждет Геру и готова пронести в сердце любовь к нему через всю жизнь)". Судя по всему, Герман был серьезно влюблен в Надю и собирался забрать ее с собой в Германию. Кстати, к тому был живой пример. Весь город гулял на свадьбе немецкого летчика Карла рулингера, женившегося на учительнице из Воронежа Алле Писаревой. Однако зимой 1926 года Герман уехал в Германию, пообещав Наде вернуться за ней в Россию... С августа 1933 года местный отдел НКВД начал операцию по обнаружению агентов, завербованных немцами. Их оказалось свыше шестидесяти человек, связанных с немецкими летчиками. Многие девушки, за которыми ухаживали немцы, не были тронуты. Переписка между влюбленными Германом и Надей активно продолжалась, Герман продолжал писать девушке письма вппоть до начала войны. Девушка не теряла надежды на встречу с Германом, не зная, что к этому времени будущий рейхсканцлер гитлеровской Германии сочетается законным браком с Эмми, Это та самая Эмми, которая впоследствии передаст осужденному на Нюрнбергском процессе Герману Герингу с последним поцелуем смертельную ампулу с цианистым калием. В день объявления войны рано утром Надюша Горячева внезапно пропала. Можно только предполагать, как непросто сложилась ее жизнь за эти годы. Она появилась в Липецке уже после войны. Бывшая красавица предстала тридцативосьмилетней женщиной, психически ненормальной, лишенной рассудка и памяти. Такой запомнили ее пережившие войну жители Липецка. Неизвестно, как и где она прожила военные годы. По непроверенной версии советское командование якобы пыталось через нее выйти на переговоры с главарями фашистского Рейха. Думаю, что это маловероятно. Хотя, кто знает, что принесут нам новые документы, которые могут быть обнаружены в архивах. Бесспорным остается одно: лежавший на главном направлении наступления немцев город Липецк не подвергался бомбардировке. В то же время от города Воронежа, находящегося в считанных минутах полета от Липецка, не осталось камня на камне. Командующий воздушными силами Германии Герман Геринг пожалел любимую женщину.
Top.Mail.Ru