Скачать fb2
Стихи

Стихи


Дельвиг Антон Стихи

    Антон Антонович Дельвиг
    - Близость любовников ("Блеснет заря, и все в моем мечтаньи...") - Вдохновение - Жаворонок - Застольная песня - К мальчику - Любовь - Моя хижина - Н. М. Языкову - Не осенний частый дождичек... - Подражание Беранже - Поэт - Пушкину - Романс (Друзья, друзья!..) - Романс (Прекрасный день...) - Романс (Только узнал я тебя...) - Русская песня (Как за реченькой...) - Русская песня (Пела, пела пташечка...) - Русская песня (Соловей мой, соловей...) - С.Д. Пономаревой - Смерть, души успокоенье!.. - Сонет (Златых кудрей...) - Там, где Семеновский полк... - Тихая жизнь - Эпилог
    РОМАНС Прекрасный день, счастливый день:
    И солнце, и любовь! С нагих полей сбежала тень
    Светлеет сердце вновь. Проснитесь, рощи и поля;
    Пусть жизнью все кипит: Она моя, она моя!
    Мне сердце говорит.
    Что, вьешься, ласточка, к окну,
    Что, вольная, поешь? Иль ты щебечешь про весну
    И с ней любовь зовешь? Но не ко мне,- и без тебя
    В певце любовь горит: Она моя, она моя!
    Мне сердце говорит. Путешествие в Страну Поэзия. Лениздат, 1968.
    ВДОХНОВЕНИЕ Не часто к нам слетает вдохновенье, И краткий миг в душе оно горит; Но этот миг любимец муз ценит, Как мученик с землею разлученье.
    В друзьях обман, в любви разуверенье И яд во всем, чем 1000 сердце дорожит, Забыты им: восторженный пиит Уж прочитал свое предназначенье,
    И презренный, гонимый от людей, Блуждающий один под небесами, Он говорит с грядущими веками;
    Он ставит честь превыше всех честей, Он клевете мстит славою своей И делится бессмертием с богами. Мысль, вооруженная рифмами. изд.2е. Поэтическая антология по истории русского стиха. Составитель В.Е.Холшевников. Ленинград, Изд-во Ленинградского университета, 1967.
    ЛЮБОВЬ Что есть любовь? Несвязный сон. Сцепление очарований! И ты в объятиях мечтаний То издаешь унылый стон,
    То дремлешь в сладком упоенье, Кидаешь руки за мечтой И оставляешь сновиденье С больной, тяжелой головой. Чудное Мгновенье. Любовная лирика русских поэтов. Москва, "Художественная литература", 1988.
    * * * Там, где Семеновский полк, в пятой роте, в домике низком, Жил поэт Баратынский с Дельвигом, тоже поэтом. Тихо жили они, за квартиру платили не много, В лавочку были должны, дома обедали редко. Часто, когда покрывалось небо осеннею тучей, Шли они в дождик пешком, в панталонах трикотовых тонких, Руки спрятав в карман (перчаток они не имели!), Шли и твердили, шутя: "Какое в россиянах чувство!" 1819 Русские поэты. Антология в четырех томах. Москва, "Детская Литература", 1968.
    * * * Смерть, души успокоенье! Наяву или во сне С милой жизнью разлученье Объявить слетишь ко мне? Днем ли, ночью ли задуешь Бренный пламенник ты мой И в обмен его даруешь Мне твой светоч неземной? Утром вечного союза Ты со мной не заключай! По утрам со мною муза, С ней пишу я - не мешай! И к обеду не зову я: Что пугать друзей моих; Их люблю, как есть люблю я Иль как свой счастливый стих.
    Вечер тоже отдан мною Музам, Вакху и друзьям, Но ночною тишиною Съединиться можно нам: На одре один в молчанье О любви тоскую я, И в напрасном ожиданье Протекает ночь моя. 1830 или 1831 Русские поэты. Антология в четырех томах. Москва, "Детская Литература", 1968.
    ПОЭТ Долго на сердце хранит он глубокие чувства и мысли: Мнится, с нами, людьми, их он не хочет делить! Изредка - так ли, по воле ль небесной - вдруг запоет он, Боги! в песнях его - счастье, и жизнь, и любовь, Всё, как в вине вековом, початом для гостя родного, Чувства ласкают равно: цвет, благовонье и вкус. 1830 Русские поэты. Антология в четырех томах. Москва, "Детская Литература", 1968.
    ЭПИЛОГ Так певал без принужденья, Как на ветке соловей, Я живые впечатленья Полной юности моей. Счастлив другом, милой девы Всё искал душою я. И любви моей напевы Долго кликали тебя. 1828 Русские поэты. Антология в четырех томах. Москва, "Детская Литература", 1968.
    * * * Не осенний частый дождичек Брызжет, брызжет сквозь туман: Слезы горькие льет молодец На свой бархатный кафтан.
    "Полно, брат молодец! Ты ведь не девица: Пей, тоска пройдет; Пей, пей, тоска пройдет!"
    "Не тоска, друзья-товарищи, В грудь запала глубоко, Дни веселия, дни радости Отлетели далеко".
    "Полно, брат молодец! Ты ведь не девица: Пей, тоска пройдет; Пей, пей, тоска пройдет!"
    "И как русский любит родину, Так люблю я вспоминать Дни веселия, дни радости, Как пришлось мне горевать".
    "Полно, брат молодец! Ты ведь не девица: Пей, тоска пройдет; Пей, пей, тоска пройдет!" 1829 Русские поэты. Антология в четырех томах. Москва, "Детская Литература", 1968.
    РУССКАЯ ПЕСНЯ Как за р 1000 еченькой слободушка стоит, По слободке той дороженька бежит, Путь-дорожка широка, да не длинна, Разбегается в две стороны она:
    Как налево - на кладбище к мертвецам, А направо - к закавказским молодцам Грустно было провожать мне, молодой, Двух родимых и по той, и по другой:
    Обручальника по левой проводя, С плачем матерью землей покрыла я; А налетный друг уехал по другой, На прощанье мне кивнувши головой. 1828 Русские поэты. Антология в четырех томах. Москва, "Детская Литература", 1968.
    РУССКАЯ ПЕСНЯ Соловей мой, соловей, Голосистый соловей! Ты куда, куда летишь, Где всю ночку пропоешь? Кто-то бедная, как я, Ночь прослушает тебя, Не смыкаючи очей, Утопаючи в слезах? Ты лети, мой соловей, Хоть за тридевять земель, Хоть за синие моря, На чужие берега; Побывай во всех странах, В деревнях и в городах: Не найти тебе нигде Горемышнее меня. У меня ли у младой Дорог жемчуг на груди, У меня ли у младой Жар-колечко на руке, У меня ли у младой В сердце маленький дружок. В день осенний на груди Крупный жемчуг потускнел, В зимню ночку на руке Распаялося кольцо, А как нынешней весной Разлюбил меня милой. 1825 Русские поэты. Антология в четырех томах. Москва, "Детская Литература", 1968.
    РУССКАЯ ПЕСНЯ Пела, пела пташечка И затихла; Знало сердце радости И забыло.
    Что, певунья пташечка, Замолчала? Как ты, сердце, сведалось С черным горем?
    Ах! убили пташечку Злые вьюги; Погубили молодца Злые толки!
    Полететь бы пташечке К синю морю; Убежать бы молодцу В лес дремучий!
    На море валы шумят, А не вьюги, В лесе звери лютые, Да не люди! 1824 Русские поэты. Антология в четырех томах. Москва, "Детская Литература", 1968.
    РОМАНС Друзья, друзья! я Нестор между вами, По опыту веселый человек; Я пью давно; пил с вашими отцами В златые дни, в Екатеринин век
    И в нас душа кипела в ваши леты, Как вы, за честь мы проливали кровь, Вино, войну нам славили поэты, Нам сладко пел Мелецкий про любовь!
    Не кончен пир - а гости разошлися, Допировать один остался я. И что ж? ко мне вы, други, собралися, Весельчаков бывалых сыновья!
    Гляжу на вас: их лица с их улыбкой, И тот же спор про жизнь и про вино; И мнится мне, я полагал ошибкой, Что и любовь забыта мной давно. 1824 Русские поэты. Антология в четырех томах. Москва, "Детская Литература", 1968.
    РОМАНС Только узнал я тебя И трепетом сладким впервые Сердце забилось во мне.
    Сжала ты руку мою И жизнь и все радости жизни В жертву тебе я принес.
    Ты мне сказала "люблю" И чистая радость слетела В мрачную душу мою.
    Молча гляжу на тебя,Нет слова все муки, всё счастье Выразить страсти моей.
    Каждую светлую мысль, Высокое каждое чувство Ты зарождаешь в душе. 1823 Русские поэты. Антология в четырех томах. Москва, "Детская Литература", 1968.
    С. Д. П[0НОМАРЕВ]ОЙ (При посылке книги "Воспоминание об Испании", соч. Булгарина)
    В Испании Амур не чужестранец, Он там не гость, но родственник и свой, Под кастаньет с веселой красотой Поет романс и пляшет, как испанец.
    Его огнем в щеках блестит румянец, Пылает грудь, сверкает взор живой, Горят уста испанки молодой;
    И веет мирт, и дышит померанец.
    Но он и к нам, всесильный, не суров, И к северу мы зрим его вниманье: Не он ли дал очам твоим блистанье,
    Устам - коралл, жемчужный ряд зубов, И в кудри свил сей мягкий шелк власов, И всю тебя одел в очарованье! 1823 Русские поэты. Антология в четырех томах. Москва, "Детская Литература", 1968.
    Н. М. ЯЗЫКОВУ * Младой певец, дорогою прекрасной Тебе идти к парнасским высотам, Тебе венок (поверь моим словам) Плетет Амур с каменей сладкогласной.
    От ранних лет я пламень не напрасный Храню в душе, благодаря богам, Я им влеком к возвышенным певцам С какою-то любовию пристрастной.
    Я Пушкина младенцем полюбил, С ним разделял и грусть и наслажденье, И первый я его услышал пенье И за себя богов благословил, Певца Пиров я с музой подружил И славой их горжусь в вознагражденье.
    * См. Языков. 1822 Русские поэты. Антология в четырех томах. Москва, "Детская Литература", 1968.
    СОНЕТ Златых кудрей приятная небрежность, Небесных глаз мечтательный привет, Звук сладкий уст при слове даже нет Во мне родят любовь и безнадежность.
    На то ли мне послали боги нежность, Чтоб изнемог я в раннем цвете лет? Но я готов, я выпью чашу бед: Мне не страшна грядущего безбрежность!
    Не возвратить уже покоя вновь, Я позабыл свободной жизни сладость. Душа горит, но смолкла в сердце радость,
    Во мне кипит и холодеет кровь: Печаль ли ты, веселье ль ты, любовь? На смерть иль жизнь тебе я вверил младость? Русские поэты. Антология в четырех томах. Москва, "Детская Литература", 1968.
    ПОДРАЖАНИЕ БЕРАНЖЕ Однажды бог, восстав от сна, Курил сигару у окна И, чтоб заняться чем от скуки, Трубу взял в творческие руки; Глядит и видит вдалеке: Земля вертится в уголке. "Чтоб для нее я двинул ногу, Черт побери меня, ей-богу!"
    "О человеки всех цветов!Сказал, зевая, Саваоф.Мне самому смотреть забавно, Как вами управляю славно. Но бесит лишь меня одно: Я дал вам девок и вино, А вы, безмозглые пигмеи, Колотите друг друга в шеи И славите потом меня Под гром картечного огня. Я не люблю войны тревогу, Черт побери меня, ей-богу!
    Меж вами карлики-цари Себе воздвигли алтари, И думают они, буффоны, Что я надел на них короны И право дал душить людей. Я в том не виноват, ей-ей! Но я уйму их понемногу, Черт побери меня, ей-богу!
    Попы мне честь воздать хотят, Мне ладан под носом курят, Страшат вас светопреставленьем И ада грозного мученьем. Не слушайте вы их вранья, Отец всем добрым детям я; По смерти муки не страшитесь, Любите, пейте, веселитесь... Но с вами я заговорюсь... Прощайте! Гладкого боюсь! Коль в рай ему я дам дорогу, Черт побери меня, ей-богу!" 1821(?) Русские поэты. Антология в четырех томах. Москва, "Детская Литература", 1968.
    ЖАВОРОНОК Люблю я задумываться, Внимая свирели, Но слаще мне вслушиваться В воздушные трели Весеннего жаворонка!
    С какою он сладостию Зарю величает! Томлением, радостию Мне душу стесняет Больную, измученную!
    Весною раскованная Земля оживает. И, им очарованная, Сильнее пылает Любовью живительною.
    Как ловит растерзанная Душа его звуки! И, сладко утешенная, На миг забыв муки, На небо не жалуется! Между 1814 и 1817 Русские поэты. Антология в четырех томах. Москва, "Детская Литература", 1968.
    К МАЛЬЧИКУ Мальчик, солнце встретить должно С торжеством в конце пиров! Принеси же осторожно И скорей из погребов В кубках длинных и тяжелых, Как любила старина, Наших прадедов веселых Пережившего вина. Не забудь края златые Плющем, розами увить! Весело в года седые Чашей молодости пить, Весело хоть на мгновенье, Бахусом наполнив грудь, Обмануть воображенье И в былое заглянуть. Между 1814 и 1819 Русские поэты. Антология в четырех томах. Москва, "Детская Литература", 1968.
    ТИХАЯ ЖИЗНЬ Блажен, кто за рубеж наследственных полей Ногою не f1c шагнет, мечтой не унесется; Кто с доброй совестью и с милою своей Как весело заснет, так весело проснется;
    Кто молоко от стад, хлеб с нивы золотой И мягкую волну с своих овец сбирает, И для кого свой дуб в огне горит зимой, И сон прохладою в день летний навевает.
    Спокойно целый век проводит он в трудах, Полета быстрого часов не примечая, И смерть к нему придет с улыбкой на устах, Как лучших, новых дней пророчица благая.
    Так жизнь и Дельвигу тихонько провести. Умру - и скоро все забудут о поэте! Что нужды? Я блажен, я мог себе найти В безвестности покой и счастие в Лилете! Между 1814 и 1817 Русские поэты. Антология в четырех томах. Москва, "Детская Литература", 1968.
    ПУШКИНУ Кто, как лебедь цветущей Авзонии, Осененный и миртом и лаврами, Майской ночью при хоре порхающих, В сладких грезах отвился от матери,
    Тот в советах не мудрствует; на стены Побежденных знамена не вешает; Столб кормами судов неприятельских Он не красит пред храмом Ареевым;
    Флот, с несчетным богатством Америки, С тяжким золотом, купленным кровию, Не взмущает двукраты экватора Для него кораблями бегущими.
    Но с младенчества он обучается Воспевать красоты поднебесные, И ланиты его от приветствия Удивленной толпы горят пламенем.
    И Паллада туманное облако Рассевает от взоров,- и в юности Он уж видит священную истину И порок, исподлобья взирающий!
    Пушкин! Он и в лесах не укроется; Лира выдаст его громким пением, И от смертных восхитит бессмертного Аполлон на Олимп торжествующий. 1815(?) Русские поэты. Антология в четырех томах. Москва, "Детская Литература", 1968.
    ЗАСТОЛЬНАЯ ПЕСНЯ Es kann schon nicht immer so bleiben* (Посвящена Баратынскому и Коншину)
    Ничто не бессмертно, не прочно Под вечно изменной луной, И всё расцветает и вянет, Рождённое бедной землей.
    И прежде нас много веселых, Любило и пить и любить: Нехудо гулякам усопшим Веселья бокал посвятить.
    И после нас много веселых, Полюбят любовь и вино, И в честь нам напенят бокалы, Любившим и пившим давно.
    Теперь мы доверчиво, дружно И тесно за чашей сидим. О дружба, да вечно пылаем Огнем мы бессмертным твоим!
    * Так не может всегда продолжаться (нем.) 1822, Роченсальм, в Финляндии А.А.Дельвиг. В.К. Кюхельбекер. Москва: Правда, 1987
    МОЯ ХИЖИНА Когда я в хижине моей Согрет под стеганым халатом Не только графов и князей Султана не признаю братом! Гляжу с улыбкою в окно: Вот мой ручей, мои посевы, Из гроздий брызжет тут вино, Там птиц домашних полны хлевы, В воде глядится тучный вол, Подруг протяжно призывая,Все это в праздничный мой стол Жена украсит молодая.
    А вы, моих беспечных лет, Товарищи в весельи, в горе, Когда я просто был поэт И света не пускался в море Хоть на груди теперь иной Считает ордена от скуки, Усядьтесь без чинов со мной, К бокалам протяните руки, Старинны песни запоем, Украдем крылья у веселья, Поговорим о том, о сем, Красноречивые с похмелья!
    Признайтесь, что блажен поэт В своем родительском владенье! Хоть на ландкарте не найдет Под градусами в протяженье Там свой овин, здесь огород, В ряду с Афинами иль Спартой, Зато никто их не возьмет Счастливо выдернутой картой. 100 Стихотворений. 100 Русских Поэтов. Владимир Марков. Упражнение в отборе. Centifolia Russica. Antologia. Санкт-Петербург: Алетейя, 1997.
    Из Иоганна Вольфганга Гёте
    БЛИЗОСТЬ ЛЮБОВНИКОВ
    Блеснет заря, и все в моем мечтаньи Лишь ты одна, Лишь ты одна, когда поток в молчаньи Сребрит луна. Я зрю тебя, когда летит с дороги И пыль и прах, И с трепетом идет пришлец убогий В глухих лесах. Мне слышится твой голос несравненный И в шуме вод; Под вечер он к дубраве оживленной Меня зовет. Я близ тебя; как ни была б далеко, Ты все ж со мной. Взошла луна. Когда б в сей тьме глубокой Я был с тобой!
Top.Mail.Ru