Скачать fb2
Месть гуру

Месть гуру


Де Лорка Фрэнк Месть гуру

    Фрэнк де Лорка
    МЕСТЬ ГУРУ
    Однажды, звездной октябрьской ночью, Джесси Хаскер вдруг проснулась, охваченная каким-то необъяснимым беспокойством.
    Уверенно, как лунатик, девушка подошла к окну, отодвинула гардину и посмотрела на балкон виллы, находившейся рядом с домом ее отца. Она знала, что там много лет никто не жил, а совсем недавно въехал новый жилец.
    Говорили, что это молодой перс, но это все, что было о нем известно, точно никто о нем не знал, потому что въехал он почти тайком и жил очень замкнуто, как будто опасался преследования. Никто не посещал этого загадочного азиата, к нему не приходила почта, и сам он никогда не наносил визиты соседям, как было принято в этом престижном лондонском районе.
    Все необходимое для жизни ему покупал слуга. Хозяин был, похоже, родом с Тибета, не понимал обращенных к нему вопросов и с продавцами объяснялся всегда жестами. Но в эту ночь таинственный обитатель виллы номер семь без опаски показался милой белокурой девушке. Смуглый молодой человек стоял на балконе, скрестив руки на груди, и смотрел вниз с видом бесстрастным и отрешенным, как каменная статуя. Один из обрывков туч, летевших по небу, на мгновение заслонил луну, и в наступившей темноте казалось, что от неподвижной фигуры исходило какое-то сияние. Джесси Хаскер достала и поднесла к глазам свой театральный бинокль.
    Она увидела молодое серьезное лицо с большими выразительными глазами, которые горели фанатическим огнем. Эти глаза говорили о несгибаемой воле и властолюбии. На лбу незнакомца Джесси увидела кроваво-красный магический знак, живший, как ей показалось, своей собственной жизнью. Причудливое пятно кружилось, пока Джесси не почувствовала, что ее как бы окутывает со всех сторон красная мантия.
    В это время горящие глаза раскаленными стрелами вонзились в голову девушки. Этот взгляд как бы вынул ее собственное сознание и подчинил Джесси воле таинственного азиата. Она получила безмолвный приказ и подчинилась ему. Джесси неуверенно повернулась и медленно, как сомнамбула, вышла из родительского дома, так и - оставшись в прозрачной ночной рубашке. Она пересекла большой, хорошо ухоженный сад. Светлые, покрытые песком дорожки прорезали зелень, как сеть бледных вен. Мелкие камешки шуршали под босыми ступнями. Легкий ветерок трепал белокурые волосы Джесси. Ее глаза были неподвижны. Ничего не слыша и не замечая, Джесси толкнула калитку в поросшей мхом стене, разделяющей оба участка. Калитка отворилась бесшумно, словно ее совсем недавно смазали маслом. Мягко ступая босыми ногами, девушка поднялась по лестнице. Огромная жаба, сидевшая возле цветочной клумбы, совершенно не испугала ее.
    Слуга-тибетец приветствовал Джесси поклоном, но девушка смотрела сквозь него, как будто он был прозрачным. Она не замечала ни кривого кинжала у него за поясом, ни коварной ухмылки, зловеще исказившей его лицо.
    Джесси пересекла прихожую, осторожно прошла по китайскому ковру и, как робот, повернула влево, чтобы выйти на галерею.
    Войдя в комнату своего повелителя, девушка упала в кресло. Она сидела в нем, выпрямившись, безвольная, как марионетка, с напряженным вниманием ожидая новых приказов.
    В комнату бесшумно вошел чужеземец.
    - Меня зовут Мирзахан.
    Некоторое время он внимательно рассматривал гостью, как исследователь, изучающий объект под микроскопом.
    - Хотя я перс по национальности и имею персидский паспорт, но родом я из Пакистана, точнее, из той части Индии, которая после вывода британских войск приняла мусульманство. Моему отцу вследствие некоторых обстоятельств пришлось бежать в Персию. Об этом вам, конечно, рассказывал лорд Уинстон.
    - Мой отец часто рассказывает об Индии, но я не помню, чтобы он упоминал о вас или вашем отце, - ответила Джесси Хаскер с доверчивой улыбкой.
    - Вполне возможно, - сказал Мирзахан. - У него были все основания постараться вычеркнуть этот эпизод из своей памяти. Тогда я сам расскажу вам мрачную тайну, которая уже почти тридцать лет гнетет вашего жизнерадостного и всеми любимого отца.
    Мирзахан замолчал, собираясь с мыслями. Крылья его носа подрагивали от сильного душевного напряжения.
    - В то время ваш отец был командиром отряда гурков. Он получил задание со всей жестокостью подавить одно из многочисленных тогда восстаний. Местные жители сопротивлялись с необычайным упорством. Борьбу их возглавлял гуру - мой отец. Ему уже удалось нанести англичанам чувствительное поражение.
    Когда лорд Хаскер занял нашу деревню - она была центром сопротивления, он отдал ее гуркам на разграбление. Отец успел бы уйти в горы, но моя мать они поженились совсем недавно - была схвачена и опознана как жена руководителя восстания. Ее приволокли к полковнику Уинстону Хаскеру. Тот попытался этим шантажировать моего отца. Он велел передать сообщение, что моя мать будет отдана солдатам, если отец в течение двух дней не прекратит свою борьбу и не распустит по домам своих соратников. Кроме того, отец должен был покинуть родину и уйти в соседнюю Персию.
    Мой отец согласился на, все. У него не было выбора - ведь он хотел спасти свою жену. Он торжественно поклялся выполнить все условия вынужденного договора. Хаскер поверил ему.
    Был произведен обмен пленниками. Обе стороны соблюдали соглашение, пока мой отец не пересек границу с Персией.
    - Значит, все закончилось хорошо, - облегченно вздохнула Джесси.
    - Возсе нет, - быстро ответил перс, и в его голосе прозвучала ненависть.
    - Моя мать, а она была очень красивой женщиной, покончила с собой. Ваш отец, мисс Хаскер, тогда еще не был женат. И он не смог противостоять искушению. Это произошло накануне того дня, как мою мать отпустили на свободу. Никто не мог передать моему отцу сообщение об этом, он ничего не узнал, но это изнасилование имело свои последствия.
    - Тогда вы... - пролепетала в смятении Джесси Хаскер.
    - Ни слова больше! - прошипел Мирзахан. Его лицо стало маской ярости и отчаяния.
    Прошло не меньше минуты, пока он взял себя в руки.
    - Отец воспитал меня в духе ненависти к англичанам вообще и к лорду Хаскеру в особенности, - сказал наконец Мирзахан. - Я не общался со сверстниками. Вся моя жизнь была подготовкой к мести. Такой мести, которой мир еще не видел. Отец передал мне все оккультные тайны Востока, он обучил меня гипнозу, телепатии, медитации и телекинезу. В программу обучения он включил и современные науки. Таких, как я, в вашей стране называют универсалами. Конечно, мы достаточно богаты. Это было естественным следствием сверхъестественных способностей моего отца. Он умел лечить больных, изгонять демонов, избавлять от неприятностей. Отец объединил вокруг себя группу последователей и правил ими из своей каменной пещеры, как шахиншах. Скоро слава о нем докатилась до Тегерана. Но отец не стремился извлечь выгоду из своего положения. Он жил только ради мести, к которой последовательно готовил меня. Теперь это время пришло.
    - Что вы собираетесь делать? - спросила с ужасом Джесси.
    - Чтобы вы поняли, что ожидает вашего отца и всю вашу семью, я сейчас покажу вам, что я сделал с человеком, который преследовал нас по приказу полковника Хаскера. Этот человек хотел убить моего отца и меня, - сообщил перс с дьявольской ухмылкой. - Добрый лорд Хаскер не хотел, чтобы ему напоминали о совершенном преступлении. Он беспокоился о своем престиже. Агенты тайной службы, перебежчики и предатели из пограничных областей приносили ему сообщения, заставлявшие его постоянно быть начеку.
    Мирзахан кивнул.
    Пытаясь возразить, Джесси приподнялась. Все ее существо восставало, но у нее не было сил противостоять воле перса. Она была беспомощна в руках человека, поставившего целью заставить страдать лорда Хаскера и его семью сильнее, чем когда-нибудь страдал кто-либо из людей.
    Мирзахан повел свою пленницу в темную комнату. Он стоял рядом с молодой девушкой, вдыхая запах ее волос. Его радость удваивалась от предвкушения того, что он собирался показать девушке.
    Джесси молча ожидала. Самые мрачные предчувствия наполняли ее душу леденящим ужасом, но у нее не было сил бежать.
    Мирзахан нажал на потайную кнопку. Широкий зал осветился голубоватыми огнями, излучавшими таинственный неопределенный свет, достаточно яркий, чтобы можно было читать.
    Посреди комнаты зажужжал механизм ужасного фонтана. Медная трубка заканчивалась в человеческой голове, глаза которой печально глядели на посетителей. Лежащее рядом сердце непрерывно подкачивало в голову кровь. Эта кровь стекала из широко открытого рта и падала в зеленую чашу. Электрическая система обеспечивала поддержание жизни законсервированных органов.
    У подножия фонтана в пластиковой чаше, наполненной прозрачным раствором, находилось искусственное туловище. Обе части организма пульсировали.
    - Никаких чувств, только сознание, - сказал перс, указывая на череп. - Все функции мозга сохранены. Этот человек понимает, что с ним происходит. Его сознание сигнализирует ему о безнадежном положении, но посылает сигналы, чтобы заставить тело искать выход из него.
    Словно в ответ на его речь, глаза несчастного наполнились слезами, которые медленно потекли по щекам. Синеватого оттенка губы дрожали от немой муки, пока не поступила очередная порция крови. Тогда нижняя челюсть откинулась, обнажив язык и гортань.
    - В этом мире можно добиться всего, - с дьявольской усмешкой заговорил перс, - как хорошего, так и плохого.
    Джесси попыталась ответить, но была так оглушена ужасом, что не смогла вымолвить ни слова. Ее мутило, хотелось на что-нибудь опереться.
    Перс легко, как перышко, подхватил девушку на руки и понес в свою спальню. Ощущение близкого триумфа пьянило его. Сегодня лорд Хаскер начнет плачь за нее. Его дочь - лишь первая ступенька будущей мести. Мирзахан бросил беспомощную Джесси на широкую кровать под шелковым балдахином и связал ей руки и ноги. Он уже готов был наброситься на нее, когда она вдруг широко раскрыла глаза:
    - Но разве мы не...
    - Тогда я не договорил до конца, - перебил ее Мирзахан. - Изнасилование не прошло без последствий для моей матери, это правда. Но мой отец устранил это. Он не дал вырасти выродку. Он препарировал его точно так же, как и человека, пытавшегося убить нас. Возможно, вы еще увидите потомка добродетельного лорда Хаскера. Только феноменальное искусство моего отца позволило так удачно препарировать ребенка и сохранить его на удивление всему миру.
    - Вы дьявол, - беспомощно всхлипнула Джесси Хаскер.
    Мирзахан рассмеялся страшным смехом. Он не думал сейчас ни о чем, кроме мести, обдумывал путь к достижению полной власти и над самим лордом.
    Роджер Уайтмур и Джесси Хаскер познакомились в минувший бальный сезон. И Роджер старался, насколько позволяла его профессия, поддерживать с ней отношения.
    Он работал ведущим инженером в фирме, выполняющей работы за границей. Поэтому ему редко удавалось провести в Лондоне хоть несколько дней подряд. Но каждый раз прямо с аэродрома Роджер непременно заезжал к Джесси Хаскер, заранее отправляя ей телеграмму, чтобы, как он выражался, предостеречь.
    На этот раз Уайтмур прибыл без телеграммы. Он остановил свой белоснежный "Мерседес" у дома номер семь по Импрогейт-Кинсингтон, взял с заднего сиденья букет чайных роз и быстро направился через парк к дому.
    Роджеру Уайтмуру было тридцать пять лет. Это был высокий широкоплечий человек. В число его любимых занятий входили и такие экзотические, как прыжки с парашютом и плавание с аквалангом. Он представлял тот тип пользующихся успехом трезвых людей, которым любые препятствия кажутся лишь случайной помехой на пути вперед. Роджер мало доверял чувствам, во всем и всегда полагаясь на разум. Он был одним из немногих англичан, не веривших ни в привидения, ни в Лох-Несское чудовище, ни в другие необъяснимые вещи.
    Роджер Уайтмур вошел в салон, где лорд Уинстон Хаскер задумался над шахматной партией, а леди Сара раскладывала пасьянс. До обеда оставалось еще немного времени.
    - Как мило, что вы нас снова посетили, мой мальчик! - приветливо улыбнулся гостю лорд Хаскер, в то время как гость обратил к небу безмолвную молитву, чтобы старый вояка не завел одну из бесчисленных историй о тех временах, когда он служил в Индии.
    - А где же Джесси? - спросил Роджер. - Я был в Бахрейне и привез для нее очень красивую жемчужную цепочку.
    - О ком вы говорите? - осведомилась леди Сара. Она оторвалась от своих карт и улыбнулась. Инженер удивленно посмотрел на нее.
    - Кто такая Джесси, черт побери? - спросил лорд Хаскер и подмигнул. - Она хорошенькая?
    - Я говорю о вашей дочери.
    Роджер был поражен. Его недоуменный взгляд переходил от лица сэра Уинстона к лицу пожилой леди.
    Старый лорд, видимо, ничего не понял из его слов, а леди Сара игриво погрозила Роджеру пальцем и сказала:
    - Джентльмен не должен пить до восьми часов вечера.
    От неожиданности ноги у Роджера подкосились, я он упал на стул, хотя ему не предложили присесть.
    - Вы что, хотите мне сказать, что у вас нет дочери по имени Джесси, блондинки двадцати лет с голубыми глазами и маленькой родинкой за правым ухом?.. - Роджеру Уайтмуру все еще казалось, что все это лишь какая-то абсурдная шутка, разыгрываемая стариками.
    - Ты что-нибудь понимаешь, Сара? - неуверенно спросил лорд Хаскер и пригладил свои, усы, придающие ему сходство с моржом.
    - Конечно, - кивнула леди. - Либо он запутался в своих бесконечных любовных приключениях, либо постоянные изменения климата не пошли ему на пользу. Роджер, обещайте мне, что вы непременно обратитесь к врачу. А теперь садитесь поближе и расскажите о вашём последнем путешествии. Только, пожалуйста, не нужно больше таких шуток. В моем возрасте я не могу больше слышать ни о каких дочерях.
    "Или это мне снится, или я попал в сумасшедший дом", - думал Роджер, пока леди Сара звонила дворецкому, чтобы он принес гостю чай.
    Когда дворецкий вошел, Роджер порывисто встал и подошел к нему.
    - Джон! Вы знаете меня, знаете ваших хозяев. Знаете ли вы также и их дочь - Джесси Хаскер? Джон помедлил с ответом.
    - Это имя я слышу впервые, сэр, - наконец ответил дворецкий с достоинством. Он никогда не позволял себе шуток с гостями.
    В отчаянии Роджер провел рукой по своим коротко остриженным волосам. Его смуглое лицо побледнело.
    - Перестаньте наконец говорить ерунду, - вмешалась леди Хаскер. - Садитесь ко мне поближе и будьте хорошим мальчиком, Роджер.
    - Здесь помогут только доказательства, - в отчаянии простонал Уайтмур. Вы не хотите пройтись со мной?
    - Куда? Зачем? - осведомился лорд Уинстон Хаскер.
    - Мы должны сделать ему приятное, - решила леди Сара. - Иначе молодой человек может разволноваться еще сильнее.
    Инженер ринулся по лестнице на второй этаж, пробежал по коридору и распахнул дверь в комнату Джесси. Здесь все оставалось по-прежнему. Только ее шкаф был пуст, и ничего больше не напоминало о девушке. Все выглядело так, словно Джесси никогда и не существовала. Даже трофеи за ее многочисленные теннисные победы, которыми она так гордилась, не висели на стене.
    - Наша гостевая комната, - сказал спокойно лорд Хаскер. - Ну и что вы пытаетесь доказать?
    - Пусть Джон принесет семейный альбом, - опустошенно попросил Роджер. Там должны сохраняться снимки девушки.
    - Да перестаньте же наконец придумывать нам какую-то дочь! запротестовала леди Сара.
    Через десять минут дворецкий принес альбом и с совершенно невозмутимым лицом положил его перед инженером.
    Уайтмур перелистал его страницу за страницей. Нигде не было ни одного снимка Джесси.
    - Вот здесь, здесь и еще в нескольких местах фотографии недавно были заменены снимками пейзажей, - сказал Роджер. - Я могу точно сказать, что здесь было раньше. Здесь была Джесси в тринадцать лет верхом на своем первом пони. Там - Джесси с королевским пуделем.
    Роджер Уайтмур замер.
    - Собака! - воскликнул он. - Она всегда лежала перед дверью на кухню.
    - Да, она всегда там лежит, - пожала плечами леди Сара.
    - Но это собака Джесси!
    - Нет, это моя собака! - энергично запротестовала леди.
    Роджер Уайтмур был близок к тому, чтобы схватить ее за горло.
    - Пойдемте, - попросил он, с трудом овладевая собой. - Дайте мне еще один шанс.
    - Роджер, - холодно сказал лорд, - вы знаете, ради вас я готов на многое. Но вам не следует больше испытывать мое терпение.
    - Перестань, Уинстон! - с упреком сказала леди. - Ты же видишь, как это важно для него. - Она успокаивающе дотронулась до руки мужа.
    Между тем Роджер сбежал по лестнице вниз и отвязал собаку. Джойс радостно завилял хвостом, приветствуя его. Он был постоянным спутником Роджера и Джесси в их прогулках и признавал их обоих.
    Лорд Уинстон недоверчиво посмотрел на молодого инженера.
    - Вы что, вдвоем с собакой собираетесь доказать, что мое место в сумасшедшем доме? - насмешливо осведомился он. - Я был бы счастлив иметь дочь. Я люблю детей.
    Роджер ничем не мог объяснить это загадочное происшествие. Интуиция подсказывала ему, что произошло нечто совершенно невероятное. Дядя Роджера со стороны матери был главным инспектором Скотланд-Ярда и не раз поражал его воображение рассказами о таинственных случаях из своей практики.
    - Джесси и я часто играли с собакой, - объяснил Уайтмур, - один из нас прятался, а другой отыскивал его с помощью Джойса.
    - Интересно, - пробормотал лорд Хаскер без всякого энтузиазма. Он многозначительно посмотрел на жену и сунул руки в карманы куртки.
    - Слущай меня внимательно, - приказал Уайтмур пуделю. - Ищи хозяйку, Джойс. Ищи!
    Собака заскулила, затем сорвалась с места и принялась царапать входную дверь. Инженер торжествующе посмотрел на лорда и отпер дверь скулящей собаке. Джойс бросился в парк. Роджер Уайтмур побежал за ним.
    - Может быть, пес зарыл тут где-нибудь кости? - пошутил лорд, оставшись стоять у двери.
    Пудель уверенно пробежал по засыпанной песком дорожке и стал скрести лапой калитку, соединяющую этот участок с соседним. К нему подбежал запыхавшийся инженер. Помедлив мгновение, Роджер решительно нажал вниз щеколду, но калитка была заперта. Через буйно разросшуюся зелень Роджер увидел перса, который стоял на балконе и курил сигарету, вставленную в мундштук из слоновой кости. Перс рассматривал его пренебрежительно, словно надоедливое насекомое.
    - У вас есть ключ от калитки? - крикнул Уайтмур. Азиат молча покачал головой.
    - Вы знаете Джесси Хаскер? - в отчаянии спросил инженер.
    - Меня не интересуют мои соседи, - ответил Мирзахан спокойно, - но, насколько мне известно, лорд Хаскер не имел детей. Вы лучше спросите у него самого.
    Словно оглушенный, Роджер пошел прочь. Пудель остался у калитки, громко скуля и царапая ее когтями.
    - Пойдем, Джойс, - прошептал инженер, - нам них кто не верит.
    Но собака не успокаивалась. Уайтмур присел на корточки рядом с ней, чтобы пристегнуть поводок, и вдруг застыл на месте.
    В траве перед ним лежала тонкая золотая цепочка с пластинкой турецкой работы, в которую был вставлен драгоценный рубин. На маленькой пластинке были выгравированы слова: "Джесси. С любовью, Роджер".
    - Вот доказательство! - воскликнул Уайтмур взволнованно и бросился со своей находкой к лорду Хаскеру. Старик только насмешливо улыбнулся.
    - Но здесь не написано, что эта таинственная Джесси - моя дочь, - сказал он.
    Уайтмур бросил взгляд на свои часы.
    - Не будь сейчас обеденное время, можно было бы позвонить в городской магистрат. Хоть это вас убедило бы, не правда ли?
    - Только в том, что и британские службы могут ошибаться, - иронически парировал лорд Хаскер. Леди Сара громко рассмеялась. Было очевидно, что обоим старикам уже надоела эта странная игра.
    - Я понимаю, что здесь какая-то странная загадка, - сказал задумчиво Уайтмур. - И боюсь, что Джесси в опасности.
    - Но ведь ваш дядя - сотрудник Скотланд-Ярда. Вы можете подключить его к охоте за мифической Джесси, - шутливо предложил Уинстон Хаскер.
    - Он как раз принял руководство новым отделом, - согласился Роджер Уайтмур, - этот отдел называется ОБО - отдел борьбы с оккультизмом. Они расследуют преступления, выходящие за пределы обычного. Олин из его сотрудников - некий Джо Бюргер - недавно расследовал удивительный случай на острове Роно. Вы можете прочитать об этом в газетах, сэр.
    - Да, я читал об этом статью, - подтвердил лорд.
    - Можно, я от вас позвоню? - спросил Роджер Уайтмур устало. Он зашел в тупик.
    Мирзахан с растущим беспокойством наблюдал за действиями британской полиции, прибывшей по вызову Роджера Уайтмура. Работали три сотрудника Скотланд-Ярда и полицейский врач. Перс стоял за гардиной в своем кабинете и с ужасной улыбкой наблюдал за происходящим.
    Этот орешек был не по зубам обычному медику. Не так просто сломать гипнотические барьеры, которыми блокировано сознание лорда Хаскера, его жены и всех слуг. Мирзахан подверг их всех медленному, но надежному воздействию своей демонической воли. Они уже не могли думать, говорить и действовать как самостоятельно мыслящие люди. Их мысли могли двигаться только по безопасным для перса путям. И тут же переключались, когда дело касалось Джесси Хаскер или обстоятельств, сопровождавших ее загадочное исчезновение. Даже если бы им теперь предъявили свидетельство о рождении украденной девушки, это не смогло бы их убедить в существовании несчастной. Все воспоминания о Джесси были стерты. Не появись этот Роджер Уайтмур, никто бы и не заметил ее исчезновения.
    Но теперь Мирзахан увидел, что в его системе есть уязвимые места. Пора было принимать меры предосторожности. Мирзахан позвонил. Тибетец появился быстро и бесшумно, как джин из бутылки. Он молча поклонился и с собачьей преданностью посмотрел на своего хозяина, ожидая приказаний.
    - Мы исчезаем, - сказал Мирзахан, - ты знаешь, куда нужно идти. Возьмешь мои вещи и девушку. Я пока останусь здесь - посмотрю, чтобы все было в порядке, а потом последую за вами.
    Лицо слуги осталось совершенно бесстрастным. Перс отвернулся к окну.
    Особую активность в поисках проявлял высокий мужчина с рыжеватой шевелюрой и аккуратно подстриженными усами. Вдвоем с Роджером Уайтмуром они буквально обнюхивали дом. Потом они вышли в сад, Уайтмур показал место, где он нашел цепочку Джесси.
    Полицейский нагнулся и внимательно оглядел калитку и стену, разделяющую участки. Вдруг он поднял голову и внимательно посмотрел на соседний дом, словно почувствовав чужой взгляд.
    Перс начал с максимальной интенсивностью посылать телепатические сигналы. Но он проиграл дуэль. Этот полицейский оказался плохим медиумом, зато обладал железной волей и чутким инстинктом.
    "Против него нужно другое оружие", - со злобой подумал перс, когда Уайтмур и полицейский возвращались в дом. Через несколько секунд они появились в салоне, где собрались все, кроме врача и лорда Хаскера.
    Через некоторое время на мотоцикле приехал еще один полицейский. Он привез врачу ящик с какими-то ампулами.
    - Пусть теперь испытают возможности химии, - злобно веселился безмолвный наблюдатель. - Разве можно с помощью естественных наук преодолеть таинственные силы, которые управляют внутренним миром человека! Слава тому, кто умеет использовать эти силы! С их помощью он победит любого врага.
    Час проходил за часом, а расследование, казалось, стояло на месте; В доме лорда Хаскера давно горел свет, а перс все, еще находился на своем посту. Он обрадовался, что для полицейских готовят комнату для гостей. Это давало ему возможность что-то предпринять против людей, пытавшихся нарушить его планы отмщения.
    Улыбка играла на аскетическом лице перса, когда он поднимался на чердак виллы.
    Войдя туда, он тщательно запер за собой дверь. В дальнем углу чердака стоял сундук. Мирзахан открыл его и вытащил небольшой ящик. Голубоватый свет лампы едва освещал чердак. Воздух здесь был влажным и душным, как в могиле.
    На стропилах чердака вниз головами висели огромные летучие мыши-вампиры. Приход человека потревожил их. Крошечные глазки уставились на перса. Устрашающие мохнатые морды с острыми, как иглы, зубами поворачивались за ним, как локаторы. Слышался шорох крыльев.
    - Есть для вас работа, мои дорогие, - прошипел перс. Он отпер висевший на ящике небольшой навесной замок и, вытащив мощный передатчик, поставил его на стол, густо покрытый экскрементами этих отвратительных созданий.
    Чтобы защитить руки от укусов, Мирзахан надел кожаные перчатки. Присмотревшись, он взял в руки самого крупного вампира. Указательным пальцем правой руки он ощупывал череп животного, пока не нашел крохотный электрод, вшитый ему под кожу. С вампиром в руке Мирзахан подошел к люку на крыше. Небо было бархатно-синим, густо усыпанным яркими звездами. В доме лорда Хаскера уже царил ночной покой. Погода стояла теплая, и многие окна были открыты. Мирзахан точно знал, где спят гости. Его страшная посылка предназначалась им. Перс не собирался сдавать поле битвы. Он впервые встретил равного противника, и борьба начинала доставлять ему удовольствие.
    Мирзахан осторожно приоткрыл люк и отправил в путь посланца смерти. Бесшумно, как тень, огромный вампир скользнул в ночь.
    Мирзахан взял в руки включенный передатчик. Он направил мохнатого упыря в окно на первом этаже, за которым, ничего не подозревая, спал рыжеватый человек, гораздо успешнее противостоявший мысленным приказам перса, чем несчастный лорд.
    - Итак, нет никаких сомнений, - подвел итог расследованию инспектор Джо Бюргер, - Джесси Хаскер украдена. Покинуть дом добровольно у нее не было причин.
    Уильям С. Хэрроу, шеф-инспектор Скотланд-Ярда и руководитель вновь созданного отдела по борьбе с оккультизмом, согласно кивнул крупной головой, покрытой копной белых волос.
    - Вы думаете, речь идет о выкупе? - спросил Хэрроу.
    - Нет, - решительно ответил инспектор, - возможный мотив происшествия мог бы нам назвать только лорд Хаскер.
    - Эх, если бы док Брукс вернул и ему память! - вздохнул Эрл Бампер, сержант и ассистент Джо Бюргера. - Я ничего не смыслю в гипнозе, но должен ведь быть какой-то способ вывести их из этого состояния.
    - Доктор делает все, что может, - проговорил Джо.
    Он считал, что в этом замешан перс - слишком уж откровенно тот интересовался делами соседей. Но у них не было никаких оснований что-либо предпринимать против него. Ни один британский судья не дал бы ему даже ордер на обыск дома.
    - Я схожу с ума от мысли, что Джесси могла попасть в руки этого типа, простонал Уайтмур, - всем известно, на что способны эти азиаты. Они особенно охочи до блондинок.
    - Это верно, но держи себя в руках, мой мальчик, - предостерег его Уильям Хэрроу, - насколько я знаю, в наше время и от молодых англичан всего можно ожидать. И кроме того, мне кажется, что ты все упрощаешь.
    - Да, я слишком обеспокоен, чтобы рассуждать хладнокровно, - проговорил Роджер.
    - Мы все обеспокоены, - вмешался Бампер, - кроме родителей. Разве это не абсурд?
    В комнату вошел доктор Перси Брукс. Его худощавое лицо сияло, а глаза за толстыми стеклами очков в роговой оправе радостно блестели.
    - Скорее, лекарство подействовало! - воскликнул он.
    В комнату лорда они вошли все вместе. Возбужденный действием лекарства, Уинстон Хаскер беспокойно метался на своей кровати. На столе лежало письменное разрешение на лечение с помощью сыворотки, восстанавливающей сознание.
    - Вы можете задавать вопросы, - сказал доктор.
    Джо Бюргер придвинул стол поближе. Его ассистент раскрыл блокнот, готовый стенографировать.
    - У вас есть дочь, лорд Хаскер? - Инспектор сразу взял быка за рога.
    Пациент ничего не ответил. Он повернул голову и широко открытыми глазами посмотрел на инспектора. Лицо его мучительно исказилось. Губы задрожали, на лбу выступил пот.
    - Вашу дочь зовут Джесси? - Джо Бюргер изменил воцрос, чтобы не беспокоить лорда слишком сильно.
    - Да.
    - Где она теперь?
    - Я не знаю этого.
    - У вас есть враги, которые могут быть виновны в исчезновении дочери?
    - У меня есть смертельный враг, - подтвердил лорд Хаскер, скрипя зубами, еще со времен моей службы в Индии.
    Ничего не пытаясь приукрасить, лорд рассказал им все о своей давней ошибке. Потрясенные сотрудники полиции внимательно слушали. Только доктор почти не прислушивался к рассказу. Он сосредоточенно наблюдал за состоянием своего пациента. Хорошо зная силу воздействия этого наркотического лекарства, Перси Брукс готов был в любой момент оказать лорду необходимую помощь. В этот раз это новое американское изобретение - так называемая сыворотка правды воистину побило все рекорды.
    - Вы сказали, что этот гуру мертв, - инспектор Бюргер прервал рассказ, - у него был сын?
    - Да, я знаю это точно. Несколько раз видел этого перса - нашего соседа. Он действительно похож на ГУРУ, люди которого принесли нам в Индии столько неприятностей. Но, может быть, я ошибаюсь. Не забывайте, что со времен бегства гуру из Индии и его обещания рассчитаться со мной я живу в постоянном напряжении. Со временем это напряжение уменьшилось, но не исчезло. Я никому не мог доверить эту тайну. Жена не понимает меня, а с дочерью я просто не мог говорить на эту тему.
    - Я долго прожил в Индии и хорошо знаю, на что способны эти азиаты. Я видел факиров, которые оставались живыми после того, как их на три дня зарывали в землю. И это не было трюком - просто они уменьшали потребность организма в кислороде. Любого европейца в этой ситуации ожидала бы мучительная смерть. Но эти люди так же спокойно выходили из могил в означенный ими час, как мы с вами встаем с дивана после ночного сна. Их вера в господство духа над телом позволяет им творить чудеса. Я сам видел одного гуру, который пронзил себе живот тремя мечами. Это не было гипнозом - рентгеновские снимки показали, что поражены жизненно важные органы. Когда гуру извлек мечи из своего тела лицо его при этом оставалось невозмутимым, - не пролилось ни капли крови. А помните человека, который приезжал из Швейцарии? Во время представления в него стреляли из крупнокалиберного пистолета, а полученные раны оказались безвредны.
    - Я думаю, можно заканчивать, - сказал Бюргер, - он уже не говорит ничего, относящегося к делу.
    - Я сделаю ему успокаивающую инъекцию, - кивнул Брукс, - он уже достаточно намучился.
    - Но разве нельзя снять гипноз, под которым он находится? - спросил Хэрроу.
    - Для этого требуется длительное тяжелое лечение, - ответил Брукс, устало снимая очки.
    - Еще несколько дней назад я бы назвал сумасшедшим всякого, кто стал бы мне рассказывать о человеке, творящем свои дела где-то между мистикой и реальностью, - покачал своей массивной головой шеф-инспектор. - Я должен сказать, инспектор Бюргер, что вы нашли себе удивительное поле деятельности. Я рад, что взял на себя руководство этим отделом.
    Джо Бюргер не ответил. Он уже обдумывал следующий шаг.
    - Вы теперь займетесь этим персом? - спросил Уайтмур.
    - Это не так просто, как вы себе представляете, - возразил инспектор. Сначала мне нужно получить ордер на обыск.
    - Мы завтра утром получим этот ордер, - уточнил Бампер. - А пока, мистер Уайтмур, можете спокойно идти спать.
    - Прекрасный совет, - горько улыбнулся Роджер, - Сегодня я наверняка не смогу сомкнуть глаз. Я очень боюсь за Джесси и чувствую, что ей нужна помощь.
    - Мы все хотим освободить девушку как можно быстрее, - вмешался Хэрроу, но нам необходима осмотрительность. Ведь мы можем найти труп несчастной, если преступник потеряет самообладание. К сожалению, мой дорогой, история криминалистики знает много подобных случаев.
    - Вы босс, вам решать, - ответил Роджер.
    Он давно уже решил действовать самостоятельно и сейчас пытался не обнаруживать этого. По его мнению, эти сонные полицейские работали слишком медленно. Этот необычный случай требовал решительных действий, выходящих за рамки их привычной работы. Роджер решил довериться своему счастью и продолжить поиски в логове льва. Он дождался момента, когда на него перестали обращать внимание, и незаметно вышел в сад.
    Он двигался, стараясь держаться в стороне от светлых песчаных дорожек, по которым была уведена Джесси Хаскер. Сквозь ветви деревьев просвечивало великолепное белое здание, в котором жил таинственный перс. Ни в одном окне не горел свет. Вилла казалась покинутой. Но, несмотря на это, от дома исходила какая-то угроза, почти физически ощутимое предупреждение, которое заставило Роджеоа вздрогнуть.
    Он уже прошел около половины пути, когда услышал странный шорох, похожий на шорох крыльев. В этот момент где-то на колокольне ударили часы.
    Над головой затаившего дыхание Роджера пролетел треугольный силуэт. С какой-то зловещей уверенностью он двигался в направлении дома лорда Уинстона Хаскера. Собравшись с духом, Уайтмур продолжил свой путь. Скоро он добрался до калитки. Роджер даже не удивился, что на этот раз калитка легко открылась. Он вошел на соседний участок. В саду никого не было.
    Роджер остановился в тени, внимательно приглядываясь. Вдруг раздался ужасный вой, закончившийся душераздирающим визгом. Сердце Роджера бешено застучало. Он очертя голову бросился вперед.
    Когда Роджер Уайтмур коснулся ногой порога, дверь перед ним бесшумно открылась. Он вздрогнул, капли холодного пота выступили на лбу. Но уже через мгновение инженер понял, что перед ним лишь нехитрое электронное устройство, вмонтированное в контактный порожек. Он проскользнул в дверь и затаился в тени стоявшей в прихожей большой пальмы.
    Зеленоватый лунный свет пробивался между причудливыми листьями филодендрона. Темнота скрывала обстановку комнаты. Из глубины дома послышались шаги. Кто-то приближался к укрытию незваного гостя. Бежать было поздно, и Роджер приготовился встретить опасность как настоящий мужчина. Он напрягся и, уже не таясь, сделал три шага вперед. И тогда в темноте лестницы он разглядел знакомую фигуру.
    - Джесси! - бросился к ней Роджер.
    И вдруг голубоватое пламя охватило неподвижно стоявшую девушку. Казалось, горит плоть, бесстыдно обнажая кости. Вот уже в бликах голубого пламени появился голый череп. Со скрипом опустилась нижняя челюсть. Только язык по каким-то загадочным причинам избежал пока этого процесса мгновенного разложения. К ужасу остолбеневшего Роджера, этот язык шевелился. Раздался голос, идущий откуда-то из глубины скелета, просвечивающего сквозь шелк ночной рубашки.
    - Р-Р-О-ДЖ-ЕР! - услышал потрясенный инженер.
    Казалось, череп вдруг улыбнулся. Костлявые руки потянулись навстречу ночному гостю в жесте невыразимой тоски.
    - Джесси! - простонал Роджер Уайтмур. Он двинулся навстречу, раздираемый ужасом и сочувствием...
    Джо Бюргер, как всегда, спал с открытым окном. Для того, чтобы нормально выспаться, ему необходим был свежий прохладный воздух. Инспектор обладал завидной способностью: он мог мгновенно отключиться и стряхнуть с себя повседневные заботы, как пес, выходя из воды, стряхивает с себя воду.
    Уильям Хзрроу уехал спать домой, а доктор Перси Брукс дежурил у кровати своего пациента. Лицо больного было спокойным, как у человека, освободившегося от тяжелого груза. Сначала с ним была и леди Сара. Однако к полуночи ее окончательно сморило, и она ушла в свою спальню. После всех волнений этого дня леди Сара решила принять двойную порцию снотворного. В ночном шкафчике у кровати леди хранила арсенал пилюль, аккуратно пополняя его из находившейся поблизости аптеки.
    У леди Сары были лекарства от всех болезней и неприятностей. С помощью лекарств она могла взбодрить себя или, наоборот, стать спокойнее индийского носорога если ждала каких-нибудь неприятностей. Увлечение таблетками привело почтенную даму к серьезной болезни желудка, от которой она избавлялась при помощи целой серии других новейших лекарств, предписанных домашним врачом.
    Когда леди Сара шла к своей комнате, ей послышался какой-то странный шум в комнате инспектора. Но она не обратила на это внимания и проследовала дальше, занятая своими мыслями.
    Служба в тропиках научила инспектора Бюргера никогда не предпринимать необдуманных действий. Поэтому, проснувшись от легкого прикосновения к своей шее, он лишь слегка приоткрыл глаза, чтобы вначале оценить опасность, а потом бороться с ней.
    На правом плече он ощутил тяжесть какого-то мохнатого тела. По комнате распространился дьявольский запах мускуса. Когтистая лапа разодрала кожу на лбу инспектора. Одновременно он почувствовал, что острые, как иголки, зубы прокусывают его шею. Раздалось отвратительное чавканье.
    Джо Бюргер вскочил, пытаясь стряхнуть с себя загадочную тварь. Но мощные кожистые крылья, как плотный мешок, покрыли его голову и плечи, не давая ни видеть, ни Дышать, сковывая руки. Отчаянным рывком инспектор смог освободить правую руку. Сильно сжав пальцами мохнатый затылок существа, он попытался оторвать его от себя. Но острые зубы опьяненной кровью бестии вцепились в его горло мертвой хваткой. Кровосос весил не меньше двадцати фунтов.
    Джо почувствовал, что задыхается от недостатка воздуха и отвратительного запаха. Голова его закружилась, и он тяжело рухнул на пол.
    Почувствовав, что противник слабеет, вампир еще крепче вцепился в него. Бюргер чувствовал, как острые когти разрывают его кожу, слышал довольное хрюканье. Инспектор заметил, что слабеет от потери крови. Он громко закричал. Красная пелена поплыла перед его расширенными от ужаса глазами. Обхватившие лицо инспектора волосатые крылья по-прежнему мешали ему разглядеть нападавшего. Он чувствовал тупую влажную пасть на своей шее. Когти, которыми были увенчаны перепончатые крылья упыря, оставляли на теле полицейского глубокие царапины. Бюргер подумал, что на него напала гигантская летучая мышь. Инспектор с трудом повернулся набок. Он пытался преодолеть овладевшее им странное чувство умиротворяющего блаженства и стремление отдаться вечному сну. Джо понимал, что это чувство вызвано сильной потерей крови. Он застонал от отвращения, придавив своим весом мохнатое чудище, которое отчаянно задергало лапами, пытаясь его сбросить. При этом вампир ни на мгновение не прекращал с отвратительным причмокиванием сосать кровь, с громким утробным звуком глотая ее и время от времени отрыгивая. Казалось, сила его увеличивается по мере того, как инспектор слабеет.
    Бюргер снова ухватился свободной рукой за мех на затылке вампира, пытаясь оторвать голову животного от своей шеи. Он нащупал длинную, похожую на собачью, морду, рывком приподнял ее и схватился за крошечные глазки. Преодолевая отвращение, он с силой вдавил пальцы в податливую желеобразную массу. Усеянная острыми, как бритва, зубами пасть с каким-то глухим звуком раскрылась, и голова бестии отодвинулась в сторону.
    Инспектор воспользовался этой передышкой, чтобы освободиться от смертоносных объятий. Мгновенно вскочив на ноги, он схватился обеими руками за спинку стоявшего рядом стула и поднял его высоко над головой. И, собрав все силы, ударил копошившуюся у его ног тварь. Бюргер бил вновь и вновь, пока не раздробил череп с коварными глазами и перепачканной кровью пастью. После этого он поднял тревогу.
    Первым в комнату инспектора примчался доктор Брукс. Следом явилась леди Хаскер. Увидев, что творится в комнате, она издала тонкий вопль отвращения, прикрывая рот дряблой рукой, украшенной дорогими перстнями. И только сержант Бампер спал сном праведника.
    - Эта тварь чуть не прикончила меня, - тяжело дыша, проговорил инспектор. Он задумчиво рассматривал посланца смерти.
    Перси Брукс подошел поближе и стал внимательно изучать окровавленное мерзкое существо, как будто это был препарированный труп на анатомическом столе. Вдруг с возгласом изумления он наклонился и извлек из раздробленной головы маленькую металлическую капсулу.
    - Видимо, электрод, - предположил врач. - С его помощью кто-то управлял этой бестией на расстоянии. У того, кто это сделал, должен быть специальный передатчик.
    - На этот раз мы выиграли, но у такого человека в запасе должно быть еще много подобных фокусов, - сказал Бюргер. - Но сейчас мы не должны терять ни минуты.
    Инспектор спустился вниз и разбудил своего помощника.
    - Давайте дождемся утра, сэр! - заныл долговязый сержант. - Мне необходимо хоть несколько часов отдохнуть...
    - А мне нужен адрес судебного следователя, - безжалостно прервал его Бампер. - И позаботься об ордере на обыск виллы нашего экзотического соседа.
    Притронувшись к стоящей перед ним ужасной фигуре, Роджер Уайтмур вздрогнул. Его пальцы ощутили грубую ткань брюк, и запоздалая догадка поразила его - он пал жертвой чудовищного обмана.
    - А вы были бы отличным медиумом! - с издевательским смехом заговорил Мирзахан. Со скрещенными на груди руками он стоял перед инженером. - Вас легко можно ввести в глубокое гипнотическое состояние и внушить самые невероятные вещи.
    - Боже мой! - простонал инженер, потирая виски дрожащими руками.
    Голова его все еще кружилась, но усилием воли он заставил себя выпрямиться. Перс с ужасной улыбкой разглядывал незваного посетителя.
    - Раз уж попали сюда, вам придется остаться со мной, - наконец решил Мирзахан. - Я уже, к сожалению, разобрал палатки, но в Блумсбери вы увидите лучшие образцы моего творчества. Я там организовал на главной площади паноптикум. Посетители выходят дрожащими от страха.
    - Где Джесси? - прервал его встревоженный Уайтмур.
    - Терпение, мой юный друг, - ухмыльнулся перс. - Вы очень скоро встретитесь со своей суженой. Боюсь, однако, что она вам теперь не понравится.
    - Сатана! - прорычал Роджер и бросился на врага. Одним взглядом Мирзахан словно пригвоздил его к месту. Инженер бессильно опустил сжатые кулаки.
    - Вы будете нести мою сумку, - спокойно сказал перс и двинулся к выходу.
    Уайтмур тупо повиновался.
    Они пересекли сад, прошли через еще одну едва заметную среди розовых кустов калитку и сели в ожидавшее их такси.
    - В Блумсбери, пожалуйста. Площадь Челси, - сказал перс.
    Водитель кивнул и включил счетчик. Выбранный им маршрут был намного длиннее прямого пути и обещал порядочную выгоду. Мирзахан не возражал против этой уловки.
    Роджер Уайтмур молча сидел рядом со своим похитителем. Он был также беспомощен перед ним, как прежде Джесси Хаскер.
    Поглядывая через зеркало заднего вида на своих необычных клиентов, водитель каждый раз встречал демонический взгляд азиата. Не прошло и десяти минут, как он тоже попал под влияние искушенного гипнотизера.
    Прибыв на место, водитель медленно вышел и начал протирать ветровое стекло. Мирзахан подошел к Нему.
    - Вы навсегда забудете об этой поездке, - приказал перс. - Кто бы вас ни расспрашивал о ней, вы ни о чем не сможете вспомнить. Теперь отъезжайте.
    Шофер послушно сел в машину, и такси исчезло в ночи.
    Роджер Уайтмур безучастно стоял, держа в руке черный дипломат своего похитителя и ожидая новых приказов.
    - Нам сюда, друг мой, - издевательски проговорил Мирзахан и уверенно пошел вперед.
    На площади были установлены карусели, стрелковые тиры и американские горки. Но сейчас, когда яркие разноцветные огни не горели и не играла веселая музыка, все вокруг казалось серым и безжизненным.
    Они прошли между тягачами и грудой запчастей, обошли преграждавшие им путь лужи и оказались перед большой, опирающейся на две мачты палаткой. Над входом метровыми буквами было написано:
    Персидский паноптикум
    Широкие деревянные ступени вели внутрь. Пройдя мимо пустой кассы, они попали в смотровую кабину, едва освещенную единственной лампочкой, висящей на шнуре под потолком.
    Перед пиалой с чаем, скрестив ноги, сидел желтокожий тибетец, который с наслаждением вдыхал аромат догорающих окуривательных палочек, наполнявший палатку.
    Увидев входящих, азиат с кошачьей ловкостью вскочил на ноги и молча склонился перед своим господином. Он ничем не выдал своего удивления по поводу того, что Мирзахан пришел не один.
    - Мои приказы выполнены? - спросил Мирзахан.
    - Да, господин.
    - Пойдем посмотрим.
    Тибетец послушно подошел к какой-то витрине и отодвинул закрывавшее ее пестрое покрывало.
    Роджер Уайтмур никак не отреагировал, увидев обнаженную женскую фигуру, стоявшую на покрытой красным бархатом подставке.
    - Мы выставим ее как Джульетту, - сказал перс. - Позаботься о соответствующем костюме. А вот и Ромео.
    Мирзахан громко рассмеялся.
    Ветер медленно шевелил незакрепленные стенки палатки, причудливо искажая падающие на них тени трех человек.
    - Ложитесь и расслабьтесь, - сказал Мирзахан инженеру, забирая у него из рук свой дипломат. Он приглашающим жестом указал на стол. Роджер Уайтмур молча повиновался.
    Тибетец вопросительно посмотрел на своего господина.
    - Начинай, - кивнул тот.
    Тайбо - так звали тибетца - порылся в огромном ящике и вытащил оттуда баллон с жидкостью и моток проводов. После этого он раздел свою жертву. Тибетец работал быстро и умело.
    Вначале он со всех сторон опрыскал неподвижно лежащего Уайтмура. После этого кожа инженера покрылась толстым слоем какого-то вещества. Через минуту в руках Тайбо уже было тонкое сверло, острие которого с негромким скрежетом вошло в череп.
    Роджер Уайтмур лежал неподвижно, как изваяние. Погруженный в глубокий гипнотический сон, он стал нечувствителен к самым сильным внешним воздействиям.
    Через отверстие в черепе Тайбо ввел в мозг два тоненьких золотых проводка, искусно проложил их между густыми волосами несчастного инженера и протянул дальше вдоль всего тела, оставив концы свободными.
    - Когда наденем на него костюм, их не будет видно, - заверил слуга. Перс молча кивнул.
    - Я устал, - сказал он, - и хочу спать.
    - К завтрашнему утру все будет готово, - пообещал Тайбо, - я поработаю ночью.
    - Власти легко дали разрешение? - осведомился Мирзахан.
    - Нет, господин. Служащие были шокированы, но я сказал, что у нас все основано на электричестве и зеркальных эффектах. Я думаю, их рассказы сделают нам хорошую рекламу. Предварительная продажа билетов идет хорошо.
    - Скоро мы пополним коллекцию, - сказал перс. - В ней не хватает лорда Уинстона Хаскера и леди Сары. От инспектора я, похоже, уже избавился. А если ему повезло этой ночью, мы подыщем хорошее место в моем паноптикуме для него и его ассистента.
    Эрл Бампер спешил за ордером на обыск виллы. Сержант заметил ожидавшее перса такси, но не придал этому никакого значения. Его только что подняли с пастели, и он еще не совсем проснулся. Но когда обнаружилось, что на вилле никого нет и раздосадованный Джо Бюргер тщетно осматривал каждый уголок брошенного дома, Бампер вдруг вспомнил об этой машине. Они тут же связались с диспетчерской такси.
    - Мне некогда, - пробурчал старик Доусон, хозяин более чем тысячи таксомоторов. - Отвозили ли мои люди какого-то перса? Боже мой! Откуда мне знать? Я слишком занят, чтобы еще следить за моими ребятами. Мне ведь пришлось сегодня еще и работать со счетчиками. У некоего Снайдера счетчик каким-то образом нащелкал лишних двадцать восемь миль, которые он никак не может объяснить. Я ему угрожаю судом, а он клянется что ничего не помнит. Я ему кричу, что сам послал его ночью в Кенсингтон, а он непонимающе ест меня глазами и все отрицает. Вот таким ослам я должен доверять моих клиентов!
    - А где сейчас этот парень? - спросил Джо Бюргер - Здесь, в диспетчерской, - прозвучал раздраженный ответ.
    - Придержите его там. Я сейчас приеду.
    Джо Бюргер положил трубку и победно посмотрел на Эрла Бампера.
    - Нам кажется, удалось отыскать иголку в стогу сена! - воскликнул инспектор. - Док Брукс будет меня сопровождать. Вы, лорд Хаскер, и вы, леди Сара, останетесь под защитой сержанта Бампера.
    Бюргер и Брукс сели в старенький служебный "Хилман". За рулем сидел долговязый ирландец-полицейский.
    - Надеюсь, мы доберемся благополучно, - вздохнул доктор. - Вы так отчаянно гоните, что я предпочел бы на поворотах выходить из машины.
    Через несколько минут они входили в диспетчерскую.
    Рик Доусон сидел за столом без пиджака, его объемистый живот плотно облегали подтяжки, которые он то и дело оттягивал и отпускал со звонким щелчком.
    - Можете полюбоваться на этого разгильдяя, - протрубил Доусон, указывая на человека в кожаной кепке.
    - Я ни в чем не виноват, - тихо сказал водитель.
    - У вас, значит, образовался провал в памяти, - начал разговор инспектор.
    - Между часом и двумя ночи я проехал почти тридцать миль по Лондону и ничего не знаю об этом, - кивнул Уолт Снайдер. - Доусон доказал мне это со всей очевидностью.
    - Вы не виноваты, - заверил его инспектор. - Вашим пассажиром был страшный человек. Он загипнотизировал вас и заставил забыть обо всем.
    - Что я слышу? - буркнул Рик Доусон. - Гипноз? Жаль, что я ему не попался. Вот бы хоть на пару часов забыть эту конюшню!
    Незажженная сигара Доусона, как копье, была направлена в сторону Джо Бюргера.
    Инспектор не обратил внимания на реплику Доусона.
    Он снова заговорил с водителем:
    - Вы окажете нам огромную услугу, если позволите доктору ввести вам сыворотку правды. Она поможет взломать гипнотический барьер и выудить из вашего подсознания сведения об этой загадочной поездке.
    - А без этого никак нельзя обойтись? - проворчал Уолт Снайдер.
    Как и большинство людей, он побаивался врачей и старался избегать уколов. Но когда доктор Брукс растолковал ему смысл эксперимента, он все же согласился.
    В диспетчерской такси нашлась тихая комната, где доктору Бруксу можно было без помех поработать со своим пациентом. Снайдер с видимым беспокойством наблюдал, как доктор вскрывает ампулу и наполняет шприц прозрачной сывороткой. Подготовив шприц, доктор жгутом перевязал руку водителя выше локтя и протер ваткой со спиртом место укола. Снайдер вздрогнул, почувствовав прикосновение иглы к коже. Перси Брукс аккуратно ввел раствор в вену и одним движением вытащил иглу.
    Его пациент лежал на кушетке, закрыв глаза. От укола Снайдеру стало жарко. Сердце забилось чаще. Он заговорил прежде, чем услышал вопросы. Поток его слов трудно было остановить. Наконец Бюргеру удалось направить мысли пациента в нужное русло.
    - Блумсбери, площадь Челси, - повторил Джо Бюргер задумчиво. И в следующий миг он уже принял решение.
    - Позаботьтесь о Снайдере, док! Я еду искать перса. Теперь в его власти еще и Роджер Уайтмур. Мы не можем терять время. Этот человек способен на все. Человеческая жизнь для него - пустой звук.
    - Но вы должны хорошо понимать, - предупредил его доктор, укладывая инструменты, - что идете на ненужный риск. Почему бы не попросить подкрепления?
    - Это отнимет слишком много времени и привлечет лишнее внимание, отказался инспектор. - С этим типом я справлюсь и в одиночку. Его фокусы на меня не действуют. Слава Богу, я не подвержен действию гипноза.
    - Надеюсь, что вы не попадетесь на новый фокус перса, - серьезно сказал Перси Брукс. - В любом случае я знаю где вас искать, и смогу указать путь поисковой команде, если вы не вернетесь до утра
    Джо Бюргер молча кивнул. Ему тоже было немного не по себе при мысли о предстоящей схватке с персом. Впереди его ждали неизвестные опасности, а надеяться можно было только на самого себя.
    Инспектор решительно отбросил ненужные мысли и вышел из диспетчерской. Несмотря на поздний час, такси он нашел без труда.
    - Блумсбери, пожалуйста. Площадь Челси, - назвал он адрес водителю.
    Бюргер медленно брел по площади между ярко разрисованными шатрами. Над огромным колесом обозрения висела полная луна, освещавшая призрачное спокойствие опустевшей площади. На инспекторе была темная кожаная шляпа и голубой тренчкот. Губами он сжимал незажженную данхилловскую трубку. Вдруг Джо остановился перед натянутой на два столба палаткой.
    Мирзахан не слишком старательно маскировал свое предприятие. Название "Персидский паноптикум" навело бы на след даже самого бестолкового сыщика.
    В палатке горел свет. По ее полотну двигались неясные тени. Но ничего не было слышно. Только где-то неподалеку тоскливо выла собака и на расположенном по соседству ипподроме беспокойно фыркали лошади.
    Инспектор Бюргер решительно отодвинул полог и вошел в палатку. Он увидел в ней тибетца, который как раз заканчивал подготовку к выставке самого впечатляющего экспоната - любовной пары.
    Ромео и Джульетта уже стояли на пьедестале, одетые в усыпанную блестками одежду, весьма приближенно изображающую венецианскую моду шекспировских времен.
    Почувствовав сквозняк от движения полога, маленький худощавый человек быстро обернулся. В его кулаке сверкнул скальпель. Тайбо молнией бросился на инспектора, пытаясь вспороть ему живот. Реакция Бюргера была мгновенной. Рука тибетца с зажатым в ней оружием была заломлена за спину, и он со стоном выронил нож.
    - Вы арестованы за нападение на служащего ее величества королевы! - заявил инспектор.
    Он вытащил из кармана наручники и приковал Тайбо к мачте палатки.
    Лицо тибетца исказилось. Он тяжело дышал. Желтоватые зубы сверкали, как у волка, взлохмаченные черные волосы свисали на лоб.
    - Где Мирзахан? - спросил Джо Бюргер спокойно.
    Тайбо плюнул в него. Джо едва успел уклониться. Он сжал кулаки, но сумел овладеть собой. Не в его привычках было бить беспомощного, даже если преступник заслуживал взбучки.
    - Где перс? - повторил Бюргер. Тайбо стоял молча. Лицо его искажала гримаса ярости и отчаяния.
    - Я здесь, инспектор, - ответил мягкий голос. Джо Бюргер оглянулся и увидел перса, направившего на него пятнадцатизарядный бельгийский пистолет.
    - Ваше посещение несколько неожиданно, - вежливо сказал перс. - Вы второй раз меня перехитрили. Мой дорогой инспектор, мне не хотелось бы, чтобы это вошло в привычку.
    Ствол смотрел прямо в живот Джо Бюргера.
    - Обычно я пренебрегаю этим видом оружия, - усмехнулся Мирзахан. - Но на некоторых людей мои специальные методы не действуют. Они не доступны гипнотическому воздействию. Вы принадлежите к их числу. Поэтому простите, но я вынужден угрожать вам заурядным стрелковым оружием. Не сомневайтесь, я умею им пользоваться. И не считайте, что я побоюсь стрелять в полицейского. Я порвал все связи с обществом. У меня нет никаких смягчающих обстоятельств, да я их и не ищу.
    - Из-за истории, которая произошла почти тридцать лет назад? - покачал головой Бюргер.
    Он распределил вес своего тела равномерно на обе ноги, чтобы в подходящий момент ринуться вперед и обезоружить перса.
    Мирзахан, казалось, прочел его мысли.
    - Не пытайтесь это сделать, - предупредил он. - Вы называете это историей? Для моей семьи это было ужасным несчастьем. Оно определило всю нашу последующую жизнь. В восемь лет мне пришлось пережить смерть матери из-за этой, как вы ее называете, истории. Она ушла из жизни, потому что знала, что отец никогда ее не простит. Отравилась растительным ядом. Вы, инспектор, знаете, как мучительна эта смерть. Я был рядом - отчаявшийся, бессильный помочь. Я только кричал до вечера, пока не пришел мой отец.
    - Я понимаю ваши чувства, ненависть к лорду Хаскеру. Но это не снимает с вас вины. К тому же страдают и невиновные. Я говорю о дочери Хаскера и Роджере Уайтмуре.
    - Он уже исчез, - зловеще усмехнулся Мирзахан.
    Перс был на голову ниже Бюргера. На нем был серый костюм, белая рубашка и галстук, выдававший в нем выпускника Итонского колледжа.
    - Мне придется ликвидировать вас, инспектор, - хладнокровно заявил азиат. - Но перед этим я хотел бы продемонстрировать вам образцы своего искусства. Он осторожно приблизился и вытащил из кармана инспектора ключ от наручников, так и не позволив ему напасть на себя.
    Освобожденный Тайбо принялся извиняться перед господином за небрежность, но Мирзахан как будто не слышал его слов. На лбу тибетца выступил пот. Он хорошо знал своего повелителя. Ему было известно, что первый же промах каждого слуги Мирзахана становился последней ошибкой в его жизни.
    - Возьми оружие, Тайбо, - прошипел перс, - и присмотри за этим джентльменом. Я хочу показать ему паноптикум.
    Во взгляде Тайбо зажглась надежда. Он быстро схватил пистолет и остановился в двух шагах позади пленника, готовый выстрелить в любую секунду.
    Мирзахан шел рядом с Джо Бюргером не спеша, словно радушный хозяин, принимающий дорогого гостя. С гордым и радостным выражением лица он показывал свои экспонаты, изо дня в день щекотавшие нервы любителям острых ощущений.
    - Сейчас вы увидите ожившую историю британской криминалистики. - Мирзахан нажал кнопку.
    В осветившейся витрине начал двигаться Джек-Потрошитель. Он быстро подошел сзади к лондонской проститутке. Левой рукой обхватил шею несчастной, а правой выхватил из кармана свое смертоносное оружие. Сверкающий нож описал полукруг и вонзился в тело жертвы. Послышался хруст и гортанный крик жертвы, когда нож вонзился ей глубоко в тело и медленно пошел вверх. Кровь из зияющей раны хлынула на пол, медленно просачиваясь через маленькие отверстия в сцене.
    - Это мистер и миссис Эмерсон, - сказал Мирзахан, - мои первые сотрудники в Англии. Их брак был исключительно несчастливым. Мистер Эмерсон был под каблуком у Мэри, а она обращалась с ним просто варварски, хотя он был вполне бараном. Со временем у него появилась мечта с ней рассчитаться. Без меня он бы никогда этого не сделал. Так что он сейчас в некотором роде счастлив. Я настолько глубоко ввел эту сцену в его сознание, что сейчас он должен получать от нее удовольствие. Он узнает свою жену и убивает ее изо дня в день с неописуемым наслаждением. А больше ему ничего и знать не нужно - ведь я осуществил его тайные мечты. Какой еще смертный смог бы так увековечить свои грезы для потомков?
    Мирзахан издевательски ухмыльнулся.
    Джо Бюргер оцепенел. Перс любовался ужасом не верящего своим глазам зрителя.
    - В этом отделе представлены выдающиеся исторические личности, - продолжал Мирзахан. - Конечно, только те из них, кто оказался мне чем-то неприятен, Посмотрите, здесь Иосиф Сталин. Он застрелил свою первую жену, когда она упрекала его за жестокое усмирение украинских крестьян. Миллионы людей умерли от голода, когда ЦК ускоренными темпами проводил свою коллективизацию. Роль Сталина играет владелец отеля из Америки, который отказался сдать мне комнату; потому что его гостиница "только для белых". Британский профсоюзный деятель, тоже претендовавший на эту роль, умер у меня на операционном столе. К сожалению, он оказался слишком жирным, да еще и с недостаточностью кровообращения.
    - Прекратите наконец... - простонал Джо Бюргер.
    - Мы ведь только начали осмотр, - возразил Мирзахан. - Неужели вы настолько нелюбопытны, что не хотите узнать, какая роль предназначена вам?
    Мирзахан продолжил обход. Он брезгливо указал на солдата-гурка, расстреливающего индийскую женщину.
    - Мой прежний слуга, - сказал перс. - Он был слишком болтлив и неумен. А роль гурка ему вполне удается.
    Мирзахан оглянулся на Тайбо. Кожа слуги приобрела какой-то синеватый оттенок, рука, державшая пистолет, дрожала.
    - Дай мне оружие, - потребовал перс.
    Тайбо в ужасе отшатнулся.
    - Пощади, господин, - взмолился он.
    - Я всегда даю слугам шанс, - прошипел перс, - но только один. Ты свой упустил.
    Джо Бюргер придвинулся поближе, и это не укрылось от Мирзахана.
    - Нет, инспектор. Вам не придется быть "смеющимся третьим".
    Краем глаза инспектор заметил молниеносное движение правой руки Мирзахана, но ни защититься, ни уйти от удара не успел. Ребро ладони перса мелькнуло, как камень, вылетевший из пращи. Инспектор, теряя сознание, свалился на пол. Мирзахан отвернулся к своему слуге.
    - Я выстрелю! - взвыл охваченный ужасом тибетец. Он знал, что его ждет, и панически боялся стать очередным экспонатом чудовищной коллекции своего господина.
    - Провались в ад, персидский дьявол! - воскликнул Тайбо, нажимая на спусковой крючок. Выстрела не было.
    Мирзахан смеялся дьявольским смехом. Одним прыжком он достиг тибетца и ударом кулака вывел его из игры.
    - Роль для тебя уже готова, - ухмыльнулся перс, - я давно ищу подходящего Чингисхана.
    Взвалив на себя потерявшего сознание слугу, Мирзахан двинулся к операционному столу. При этом он случайно задел рычажок, приводящий в действие сцену "Ромео и Джульетта".
    Ромео, он-же Роджер Уайтмур, тотчас выпрямился, протягивая в тоске руки. Он упал на колени, а Джульетта ласково гладила его волосы и проливала настоящие слезы.
    - Я ведь его предупреждал, - рассказывал доктор Ьрукс, - во он сказал, что не может терять времени А теперь нам нельзя терять время, чтобы спасти его самого.
    - Не говорите так, - прервал его Эрл Бампер, - мы должны что-то предпринять. Так вы сказали, Блумсбери, площадь Челси? Едем туда.
    - У вас есть четкое задание, - покачал головой Брукс. - Вы должны защищать лорда Уинстона Хаскера.
    - Ну и что? Ведь положение сильно изменилось. Лорда с таким же успехом смогут защитить и обычные полицейские. Я сейчас заручусь разрешением шеф-инспектора Хэрроу.
    Сержант бросился к телефону. Перси Брукс, лорд Хаскер и леди Сара напряженно прислушивались к разговору.
    - Хорошо, сэр, - подтвердил Эрл Бампер, - встретимся перед палаткой этого негодяя. Я думаю, нам лучше выглядеть обычными посетителями. Он ведь видел нас только один раз, ночью, так что вряд ли сможет узнать.
    Сержант повесил трубку.
    - Я попрошу вас ждать моего возвращения здесь, сэр, - обратился он к Уинстону Хаскеру. - Пошли, док. Наша машина стоит у дома. Хэрроу тоже сейчас выезжает.
    Исчезновение непосредственного начальника очень огорчило Бампера. Поэтому он даже прихватил с собой служебный револьвер, хоть делал это крайне редко.
    - Боже мой! - воскликнула Сара Хаскер. - Вы спасете мою бедную девочку?
    Спокойный тон леди Хаскер удивительно не соответствовал трагическому смыслу ее слов. Полицейские сумели убедить леди, что у нее есть дочь, но все ее воспоминания по-прежнему были блокированы гипнотическим приказом перса.
    - Все будет сделано наилучшим образом, - пообещал Эрл Бампер, выходя из комнаты.
    Доктор следовал за ним, машинально прихватив свою черную сумку с инструментами.
    Назвав водителю нужный адрес, Эрл Бампер со вздохом опустился на сиденье. Время вынужденного безделья миновало. Наконец-то Хэрроу разрешил перейти к решительным действиям.
    Они оставили машину у края ярмарки. Из палаток и будок неслась оглушительная музыка, огромные толпы зевак беспорядочно сновали во всех направлениях, с любопытством разглядывая все, что предлагали им владельцы крошечных театров и ларьков.
    Но "Персидский паноптикум" бил все рекорды. Под стеклянным колпаком рядом с кассой стояла стройная египтянка. Между ее ягодицами был укреплен огромный драгоценный камень. Все посетители считали камень таким же фальшивым, как и саму египтянку. Тем не менее толпа с удовольствием наблюдала за тем, как прекрасная женщина сначала быстрым движением принимала какую-то непристойную позу, а потом с удивительной ловкостью изгибалась так, что голова ее оказывалась между ее собственными ногами. Автоматическими движениями робота египтянка возвращалась в исходную позицию, глубоко вздыхала и застывала, как мумия, в неподвижности. Только ее глаза искали перса, как бы ожидая его приказов.
    Задыхаясь и потея, Хэрроу протискивался сквозь толпу. Эрл Бампер и доктор следовали за ним. В конце концов им удалось протолкаться к кассе. Они взяли билеты и исчезли в пугающем полумраке паноптикума.
    - Вы здесь встретитесь с теневой стороной жизни, - вещал азиат. - Это важно для каждого отца и каждой матери. В третьем отделении вы увидите уродов, один взгляд на которых приведет вас в ужас. Мы впервые демонстрируем генетических уродов, которых сразу после рождения навсегда забирают у матерей. После этого зрелища вы еще больше будете радоваться здоровью ваших детей. Господа, ваши дамы могут пройти бесплатно. Молодежь в паноптикум не допускается.
    Хэрроу на ощупь нашел свободное место. Представление шло полным ходом. Джек-Потрошитель, он же Брайан Эмерсон, без устали взрезал живот своей лучшей половине. Гурк размахивал своим страшным ножом и бросал отрубленную голову к ногам неприятеля-японца. Его товарищ вновь и вновь расстреливал индийскую женщину. Иосиф Сталин тоже не жалел патронов. Русский анархист Махно каждые десять минут бросал пузатую бомбу в окно князя. С оглушительным взрывом бомба разрывала князя на куски. Рядом два эсэсовца старательно наносили татуировку на кожу узника. Бедняга уже стал похож на чересчур пестрые обои. Американский плантатор натравливал собак на загнанного в болото негра под дребезжащий аккомпанемент старческого голоса, монотонно читающего текст Билля о Правах.
    Эрл Бампер не мог отвести глаз от Ромео и Джульетты, в тоске тянувшихся друг к другу.
    - Это настоящий дьявол! - прошептал Хэрроу, тоже узнавший Джесси Хаскер и Роджера Уайтмура. Мы должны его арестовать, пока он не принес очередного несчастья.
    - Модели у меня искусственные, но они полностью соответствуют реальности, - проговорил перс, бесшумно следовавший за своими посетителями. - Каждый образец был проверен властями и допущен к показу.
    - У меня с собой врач! - крикнул шеф-инспектор. - Пусть он исследует эту пару.
    - А вы стойте на месте! - приказал Эрл Бампер и схватил азиата за руку.
    Мирзахан угрюмо уставился на него.
    - И не пытайтесь пробовать на мне свои фокусы. Я не антенна для таких шуток.
    - Пока еще ничего не доказано, сержант, - тихо сказал Хэрроу, помогая доктору открыть витрину.
    Мирзахан ждал, скрестив руки на груди. В его черных глазах сверкнула издевка.
    Доктор тщательно исследовал зрачки Ромео и Джульетты, касался их твердой и хрупкой, словно лакированной, кожи. Он даже пытался прослушать сердце с помощью стетоскопа. Наконец он пожал плечами и опять упаковал свои инструменты.
    - Необходимо изъять эти фигуры. Этими средствами я ничего определить не могу.
    Он подержал у Ромео перед губами зеркало, но стекло не замутилось. Брукс взял в руки прядь белых волос Джульетты.
    - Натуральные человеческие волосы, - подтвердил перс. - Я придаю большое значение таким деталям. Все должно выглядеть как в жизни.
    - Мы осмотримся здесь немного, - решил шеф-инспектор, - вы хотите видеть ордер?
    Мирзахан отрицательно покачал головой.
    - Я ничего не скрываю, - ухмыльнулся он.
    - А где ваш жилой вагончик? - допытывался Бампер,
    Перс внимательно посмотрел на него.
    - Идемте со мной, пожалуйста, - с раздражающей вежливостью сказал он и пошел вперед, явно ни о чем не беспокоясь.
    Они прошли мимо сцены "Дракула" - старик лежал на молодой графине и пил ее кровь. Его клыки впились в ее белую шею. А рядом оставшиеся в живых участника Курской битвы залечивали в импровизированном лазарете раны. Быстро и точно работал хирург. Три человека, руки и ноги которых были ампутированы, висели в пластиковых коробках под потолком. Одному из них санитар совал в рот сигарету.
    Безрукий вежливо его благодарил.
    - Это кошмар! - простонал Эрл Бампер.
    - Верх безвкусицы, - горько подтвердил Хэрроу.
    - Вы ошибаетесь, - нагло возразил перс. - Людям нужны новые впечатления. Все давно привыкли к иллюстрированным журналам и телевидению. Вспомните хотя бы репортажи о войне во Вьетнаме.
    - Вы лучше подумайте о том, как уберечь свою шкуру, - прорычал Хэрроу и ухмыльнулся - в первый раз с тех пор, как вошел в паноптикум.
    Они наконец вышли из длинной палатки. Хэрроу облегченно вздохнул. Обойдя палатку сзади, перс подошел к белому лакированному "Каравану".
    - Я не знаю, что вы рассчитываете здесь найти, но все равно заходите.
    Когда трое полицейских поднялись по невысокой лесенке, Эрл Бампер восхищенно присвистнул. "Караван" изнутри сиял ослепительной чистотой. Все оборудование было тщательно продумано. Видно было, что его обитатель предусмотрел все, чтобы жить с максимальным комфортом.
    - Могу я вам что-нибудь предложить? - спросил Мирзахан.
    Взгляд шеф-инспектора заставил его замолчать.
    Внезапно прозвучал глухой стон, заставивший всех вздрогнуть. Кто-то с силой стучал по дереву, словно воскресший труп в крышку гроба.
    - Что там такое, черт побери? - спросил в смятении Перси Брукс.
    - Похоже, кто-то заперт в ящике для инструментов под трейлером, - подумал вслух Эрл Бампер.
    Он молнией выскочил из прицепа. Шеф-инспектор и врач последовали за ним.
    - Лом сюда! - прорычал сержант, глядя на огромный навесной замок.
    Перси Брукс подал ему рычаг, который использовали рабочие при установке палатки. Одним движением сержант открыл ящик.
    Заглянув внутрь, он увидел своего инспектора. Во рту Джо Бюргера торчал кляп, руки и ноги его были скованы. Эрл Бампер осторожно освободил инспектора и помог ему встать на ноги.
    - Где этот тип? - прорычал Джо Бюргер. Сержант обернулся. Место, где только что стоял Мирзахан, было пусто. Перс исчез.
    Из громадной палатки вдруг вырвалось пламя. - Ромео и Джульетта! воскликнул Бюргер.
    Он бросился в палатку. За ним последовал сержант. В черном густом дыму пламя казалось тусклым. В центре палатки ярким факелом горел Джек-Потрошитель.
    Двигавшимся почти вслепую полицейским все-таки посчастливилось отыскать Ромео и Джульетту. Задыхаясь в удушливом дыму, они вынесли несчастную пару на воздух.
    Миссис Саттон ускорила шаг. Старая дама чувствовала, что ее кто-то преследует. Но когда она останавливалась, чтобы прислушаться, тихие шорохи за спиной мгновенно затихали. Миссис Саттон часто оглядывалась, но ничего подозрительного не видела.
    Полосы тумана, тянувшиеся по Риджент-стрит, закрывали слабый свет почти непрозрачной пеленой. Порой трудно было увидеть даже свои собственные руки.
    Миссис Саттон возвращалась от своих внуков, которых она водила на ярмарку в Блумсбери. Пока она отвела малышей домой и пустилась в обратный путь, уже начало смеркаться. И вот теперь ужасно испуганная старая дама, поминутно оглядываясь, семенила от автобусной остановки к своему старому дому в Сохо, где она сдавала комнаты.
    Комнаты сдавались только одиноким людям, готовым выполнять строгие правила хозяйки. Миссис Саттон не признавала поздних визитов. Она, как полковой фельдфебель, раздавала жильцам почту и шпионила за многочисленными гостями с выносливостью шестидесятилетней скучающей вдовы. Ее единственной радостью было вынюхивать маленькие тайны своих жильцов.
    Неусыпная бдительность этой вдовы железнодорожного кондуктора дважды принесла ей всеобщее признание. Один раз ей удалось разоблачить карманного вора, промышлявшего неподалеку. Во второй раз она вывела на чистую воду некоего учителя. Этот человек говорил, что проводит дополнительные занятия со своими учениками, а сам всякий раз злодейски прогуливал, уходя куда-то по своим делам. Этим он очень затруднял расследование миссис Саттон. Обескураженная таким коварством, она целый год не могла отойти от шока.
    С тех пор миссис Саттон еще тщательнее подбирала себе жильцов. Она заставляла их ответить на целый комплекс вопросов и требовала представления рекомендаций. Правда, это существенно снизило ее доходы. Но миссис Саттон скорее вообще отказалась бы от сдачи комнат, чем поступилась бы своими принципами.
    Поэтому сейчас ее маленький домик пустовал. И миссис Саттон с содроганием думала, что ей предстоит войти в совершенно пустое жилище с этим упорным преследователем за спиной. Она вспомнила о расположенной поблизости кофейне и повернула направо, но время было позднее и кофейня была уже закрыта. Почти во всех окнах погас свет. Металлический наконечник трости миссис Саттон все быстрее стучал по мостовой. Не выдержав охватившего ее ужаса, миссис Саттон пустилась бежать. Держа в одной руке черную сумку, а другой крепко прижимая шляпку к пышному парику, она, тяжело дыша, мчалась сквозь ночь. Мысленно она прокляла своего зятя, который остался сидеть у телевизора с очередной бутылкой пива, вместо того, чтобы проводить домой пожилую даму.
    Полуживая от страха и усталости, миссис Саттон добралась до своего дома. Она проскользнула через садовую калитку и, вставив заранее подготовленный ключ в замок, с облегчением вздохнула. Ей казалось, что опасность миновала.
    Внезапно она услышала шаги. Из тумана выросла темная фигура и приблизилась к бедной женщине, немая и угрожающая.
    Вдова пронзительно закричала. Ей уже несколько раз приходилось убеждаться, что ее громкие и резкие вопли безотказно действуют на ночных грабителей.
    - Мадам, вы забыли свой зонтик в автобусе, - сказал смуглый незнакомец.
    - Спасибо, - прохрипела миссис Саттон. Она увидела правильные черты лица, широкие черные брови и живые глаза, переполненные страданием.
    - Если я не ошибаюсь, вы сдаете комнаты? - спросил услужливый чужак. Он был похож на азиата.
    И поздний час, и отвратительная погода, и необычный вид незнакомца - все говорило вдове, что необходимо вызвать полицию. У нее уже вертелся на, языке резкий ответ, но в последний момент она нашла лучший выход и только осведомилась:
    - Ваши бумаги в порядке?
    - Естественно, мадам, - кивнул человек.
    - Ну, тогда приходите завтра.
    - Но мне уже сегодня нужна крыша над головой, - возразил он. - Впрочем, посмотрите мой паспорт. Меня зовут Али Чанда. А вот и мои въездные документы.
    У Мирзахана был большой запас разных бумаг. Поэтому в случае нужды он легко исчезал, используя подходящее прикрытие.
    - Пожалуйста, примите меня, - попросил перс и обезоруживающе улыбнулся. Я заплачу вам за четыре недели вперед. Я студент, у вас не будет хлопот со мной.
    Миссис Саттон в конце концов согласилась. На нее подействовал не столько любезный тон незнакомца, сколько страх, что отказ вынудит его к решительным действиям. Она проводила позднего гостя в свою комнату.
    - А что вы изучаете? - поинтересовалась миссис
    Саттон, все еще не снимая свое черное пальто.
    - Психологию. Меня интересуют пограничные области знаний, особенно парапсихология, - ответил перс.
    - А как вы относитесь к сеансам спиритизма, мистер Чанда? заинтересовалась вдова. Она много раз посещала такие сеансы, пытаясь вызвать из потустороннего мира дух своего дорогого Эдварда. Но характер Эдварда после его смерти совершенно испортился. Он то отказывался отвечать, то становился невыносимо грубым.
    - Часто люди неправильно понимают, что это такое, - сказал новый жилец с осторожной учтивостью профессионала, объясняющего дилетанту тонкости своей науки.
    - Вы не сможете когда-нибудь показать мне это? - застенчиво попросила миссис Саттон.
    - Охотно, - кивнул перс, - но сейчас я слишком устал, простите меня. Вот деньги за четыре недели. Если этого недостаточно, скажите, пожалуйста.
    - Ну, с этим можно не спешить, - запротестовала вдова, принимая оплату, в несколько раз превышавшую ее обычные расценки.
    Она уже окончательно убедилась, что имеет дело с молодым человеком из высшего общества, а не с одним из этих али, омаров и гасанов, в последние годы наводнивших Лондон и сделавших его небезопасным.
    - Спокойной ночи, сэр, - вздохнула миссис Саттон и исчезла.
    Мирзахан неторопливо разделся, оставшись в каком-то подобии фартука, и сел, скрестив ноги, на дешевый ковер. Он закрыл глаза и сконцентрировался. Потом перс начал выполнять упражнения дервишей, которые в последние десятилетия даже на Востоке были под строжайшим запретом и применялись только в тайных кружках.
    Его тело извивалось в такт неслышимой музыке, голова раскачивалась вперед и назад, длинные волосы спадали на грудь и на спину. Темп движений все возрастал. Голова начала быстро крутиться, так что длинные волосы перса образовали вокруг его головы сплошной черный диск. Белки глаз блестели, в углах губ появилась пена.
    Эти упражнения действовали сильнее, чем любой наркотик. У начинающих они часто вызывали безумие или эпилептические припадки, а иногда приводили к смерти.
    Перс забыл о только что пережитом болезненном поражении. К нему вернулась прежняя самоуверенность. Он опять приобретет власть над лордом Хаскером и его семьей, и никто не сможет помешать его мести.
    Мирзахан тихо засмеялся от радости, мысленно представив себе картину будущего триумфа. Он все еще был в экстазе.
    Наконец он лег на спину и вытянулся, часто и коротко дыша. Сейчас он находился в опасном состоянии души. Упражнения одурманили его. Он перенес такую нагрузку, которую обычный человек не выдержал бы.
    Через некоторое время Мирзахан поднялся. Он открыл окно. Каменные плиты улицы виднелись метрах в восьми внизу. Перс, не раздумывая, спрыгнул.
    Приземлился он ловко, как кошка, не ощутив даже жжения в ступнях босых ног, и волчьей рысью побежал по Риджент-стрит.
    Мирзахан уверенно находил в темноте дорогу, огибая места в Кенсингтоне, тде жили ненавистные ему люди.
    Перс скрипел зубами, вспоминая о лорде Уинстоне Хаскере - человеке, которого он поклялся предать ужасной смерти.
    На углу Слоун-стрит Мирзахан столкнулся с полицейским.
    - Простите, сэр, - пробурчал бобби, отброшенный к стене дома.
    Перс не ответил. Полицейский схватил его за руку. Он подумал, что перед ним наркоман. Неподвижный взгляд фанатических глаз на иссушенном смуглом лице, казалось, подтверждал его предположение.
    - Вам нехорошо, сэр? - спросил полицейский. Мирзахан с силой вырвался.
    - Пойдемте со мной, - сказал полицейский.
    Казалось, только теперь перс заметил его. Он весь напрягся. Полицейский схватился за дубинку.
    Перс даже не стал уклоняться от удара. Он позволил дубинке отскочить от своей головы, а потом со страшной силой вывернул руку полицейского, схватил его за горло и одним точным рывком сломал ему шею.
    В припадке бешеной ярости азиат схватил свою безжизненную жертву и забросил тело на балкон второго этажа соседнего дома. Бедняга так и остался висеть на перилах балкона с неестественно вывернутой головой.
    Мирзахан продолжил свой путь. Он бежал сквозь туман вдоль Эмпортгейт.
    Три пожарные машины примчались на ярмарку. Но в палатке было слишком много горючих веществ. Огонь вновь и вновь вспыхивал с ужасной силой, уничтожая паноптикум вместе с его несчастными обитателями.
    Некоторые из этих созданий, казалось, смеялись в каком-то сумасшедшем восторге.
    Когда пламя охватывало тонкие золотые проволочки, поддерживавшие призрачную жизнь этих препаратов, они на мгновение теряли свою подчиненность. Многочисленные зеваки отшатнулись в ужасе, когда одна из кукол, прервав свою судорожную пляску, вдруг вскрикнула совсем как человек. Так называемый волшебный череп вождя африканских пигмеев вдруг ломким голосом запел английскую народную песню.
    Трехмесячный зародыш в стеклянной банке с невероятной скоростью пробежал весь положенный ему путь развития до отвратительного хихикающего старого карлика с крохотным детским телом и огромной водянистой головой.
    Между столбами палатки бушевали два громадных мексиканских вампира, уже охваченные огнем.
    Все, что могли сделать пожарные, - это не дать огню перекинуться на другие сооружения ярмарки.
    Доктор Брукс пытался оказать первую помощь Ромео и Джульетте. Завывая сиреной и мигая синими огнями, автомобиль "скорой помощи" пробивался поближе к раненым.
    - Я еду с ними в больницу! - крикнул Хэрроу.
    - А мы позаботимся о лорде Хаскере, - ответил ему Бюргер. - Перс наверняка еще вернется.
    Шеф-инспектор молча кивнул. Джо Бюргер и сержант бросились к служебному автомобилю, который с включенным мотором ждал их на краю ярмарочной площади.
    - Ты пришел вовремя, Эрл, - благодарно улыбнулся инспектор.
    Он не спеша набил трубку и выпустил густое облако дыма. Служебный "Хиллмен" мчался по ночному Лондону в Кенсингтон.
    - Удастся ли врачам вернуть к жизни Джесси Хас-кер и Роберта Уайтмура? подавленно спросил сержант.
    - Я почти уверен в этом, - кивнул Бюргер. - Они недавно в таком состоянии. Многие фигуры находились в этом мерзком заведении Мирзахана уже несколько лет. Постоянное электрическое воздействие наверняка разрушило их мозговые клетки. Эти изменения неизлечимы, как у эпилептиков в конце их болезни. Даже если бы нам удалось спасти этих несчастных, они все равно были бы обречены прозябать в закрытых заведениях, ожидая своего печального конца.
    - Мирзахан - это дьявол в человеческом обличье, - скрипнул зубами Эрл Бампер. - Хуже всего, что в борьбе с ним наши обычные методы совершенно неэффективны.
    - Да, обычными полицейскими методами его не возьмешь, - подтвердил инспектор, не выпуская изо рта свою трубку. - Мы должны предугадать его следующие шаги. Попробуем поставить себя в его положение - положение человека, наполненного болезненной ненавистью, у которого только что вырвали из рук две жертвы и который вдруг оказался гораздо дальше от выполнения своих планов, чем был вначале.
    - Я бы наступал по всему фронту, - проговорил сержант.
    Инспектор задумчиво кивнул.
    - Я убежден, - сказал он, - что перс повторит нападение уже этой ночью. И считаю, что нам очень повезет, если к утру лорд Хаскер еще будет жив.
    Как бы в подтверждение этого мрачного пророчества, они услышали сообщение городского управления полиции - убит патрульный полицейский. Тело найдено на балконе, хотя все следы показывают, что преступление было совершено на земле. Осталось загадкой, как труп попал на второй этаж.
    - Веселенькая история, - сказал водитель. Его голос, дрожал.
    Улицы заволакивало туманом... По дороге навстречу плыли фары автомобилей. В тумане возникали деревья. Казалось, что они сделаны из ваты. Водителю было трудно придерживаться своей полосы.
    - Погода словно создана для темных делишек перса, - вздохнул Бампер.
    Он с нетерпением ожидал конца поездки. Полицейский за рулем делал все, что мог. Несмотря на это, дорога в девять миль заняла у них вдвое больше времени, чем обычно.
    Бюргер выскочил из машины и нажал на кнопку звонка. Дверь открыл дворецкий Джон.
    - Вашу шляпу, сэр, пожалуйста, - проговорил он, не меняя выражения лица. Господа находятся в библиотеке. Они готовы вас принять.
    Джон был худым человеком с бледным лицом, неопределенного возраста. Волосы его на макушке заметно поредели.
    Инспектор шел позади дворецкого, ориентируясь на белые перчатки, заметные даже в самых скудно освещенных местах коридора. В огромней доме с множеством комнат царила гробовая тишина.
    - Прошу вас, входите, сэр, - сказал Джон, сохраняя бесстрастное выражение лица.
    - Ну, что нового, инспектор? - спросил лорд Уинстон Хаскер, который сидел в кресле.
    Джо Бюргер кратко доложил ему о проведенном расследовании. Леди Хаскер и ее муж напряженно слушали.
    - Слава Богу, - вздохнул лорд, когда узнал, что его дочь спасена.
    И тут же его лицо опять омрачилось. Он постарался скрыть это от леди Сары и обеспокоенно спросил:
    - А Мирзахан на свободе?
    - К сожалению, - подтвердил Джо Бюргер. - Мы доставили вашу дочь в госпиталь под охраной полиции. Доктор Брукс ухаживает за Джесси и мистером Уайтмуром.
    - Но ваш визит не случаен, инспектор? - сохраняя самообладание, спросил лорд.
    - Водитель, мой ассистент и я позаботимся о том, чтобы в вашем доме все было спокойно,
    - Вы полагаете, что сможете обеспечить мою безопасность, инспектор? спросил лорд, стоя у бара, - Что вы будете пить? - добавил он и удивленно поднял брови, словно инспектор уже отклонил его предложение.
    Но в действительности причиной этому был Эрл Бампер, который появился в комнате вместе с водителем.
    Не давая своему ассистенту опомниться, Бюргер сразу же отослал его и водителя Коллинза запереть все окна и двери.
    - Состояние осады, - попытался пошутить Уинстон Хаскер, но никто даже не улыбнулся его шутке. Лорд быстро налил всем виски.
    - С тех пор, как шотландцы стали поставлять свое виски в металлических бочках, оно наполовину потеряло свою прелесть, не так ли?
    Лорд попытался изменить тему разговора, хотя он не мог освободиться от своей тревоги.
    Джо Бюргер молча кивнул. Ему было совершенно ясно, что все меры, которые он предпринял, неэффективны. У него уже было достаточно возможностей убедиться в сверхъестественных силах перса. Нечего было и думать о том, чтобы справиться с этим человеком обычными средствами. Инспектор не слишком удивился бы, если бы Мирзахан проник сейчас через стену и со своей обычной холодной улыбкой в присутствии полицейских приступил к очередной дьявольской мести.
    И еще одну загадку предстояло сейчас решить Джо Бюргеру. Полностью ли удалось снять гипнотическое влияние перса с обитателей этого дома? Поразмыслив, инспектор поручил одному из своих сотрудников наблюдать за супругами Хаскер, предупредив его, что нужно постоянно быть начеку.
    - А как же Джон, старый дворецкий?
    В этом случае Джо Бюргер надеялся на удачу и на то, что старый слуга едва ли окажется для перса подходящим объектом мести. К тому же он наверняка будет поблизости от комнаты хозяев, чтобы сразу выполнить любое пожелание лорда.
    Окна и двери кухни, где сидел дворецкий, выходили а парк. От вынужденного безделья Джон принялся рассматривать расположенные за парком гаражи. Неподалеку виднелись два теннисных корта с искусственным покрытием.
    Часы в прихожей медленно пробили полночь. Лорд Уинстон выпил сегодня больше, чем следовало. Похоже, его нервы окончательно сдали. Леди Хаскер тихо сидела в уголке дивана. Она занялась вязанием, стараясь отвлечься от загадочных событий прошедшего дня и от зловещей угрозы, нависшей над ее домом.
    Джо Бюргер сохранял самообладание, хотя не сомневался, что перс уже бродит где-то рядом. Проиграв первую схватку, он стал от этого еще опаснее. С последним ударом часов дверь в прихожую бесшумно отворилась. Словно связанные невидимой нитью, все головы одновременно повернулись к двери. Но это оказался всего лишь старый Джон. Дворецкий предложил всем легкие напитки. Он легко балансировал подносом, на котором виднелись сендвичи и королевский паштет.
    - Моя любимая закуска, - расплылся в улыбке лорд Хаскер.
    - Спасибо, добрый Джон, - улыбнулась и Сара Хаскер.
    Дворецкий обходил присутствующих.
    Джо Бампер и его коллега уже с аппетитом ужинали, когда Джон подошел к инспектору.
    - Я не могу сейчас есть, - решительно отказался тот.
    Но слуга продолжал настаивать. Казалось, дворецкому совершенно необходимо, чтобы все Попробовали только что приготовленную аппетитно пахнущую грибами закуску. Лорд Хаскер тоже принялся настаивать, чтобы инспектор отведал его любимое блюдо, и Джо пришлось сдаться. Из вежливости он чуть-чуть пригубил кушанье.
    Джон молча наблюдал за ним. Вдруг его лицо изменилось. Бледная кожа потемнела, нос как будто вытянулся, и из-под старческих черт проступила зловещая физиономия Мирзахана. Все сразу узнали перса. Однако никого, кроме инспектора Бюргера, это открытие ничуть не беспокоило. Все были одурманены подмешанным в еду сильнодействующим восточным средством.
    Дверь распахнулась, и комнату заполнили яркие праздничные маски. Впереди, кривляясь, танцевал паяц, удивительно похожий на дворецкого Джона. Подвыпившая девушка с огромной красной розой в волосах уселась на колени к Бамперу и присосалась к его губам.
    Паяц принялся дирижировать великолепно игравшим оркестром из четырех повешенных. На шее одного из музыкантов болталась обрезанная веревка. Впрочем, это нисколько не мешало его вдохновенной игре. Звуки скрипок заполнили все уголки старинного дома, за всю свою долгую историю не видевшего ничего более странного, чем этот бал мертвецов.
    Повешенные принялись было жаловаться леди Хаскер на свою судьбу, но их тут же отогнал самоубийца со страшным шрамом на синем лице. Он скромно и мужественно пригласил старую леди на танец.
    Коллинз самозабвенно кружил в танце индийскую баядерку. Красавицу несколько портила свежая рана, пересекавшая ее горло от одного уха до другого.
    В углу прихожей японский поэт сосредоточенно делал харакири.
    - Стой! - отчаянно закричал инспектор Бюргер. Вывалянная в смоле и перьях мулатка в танце вместе с подхватившим ее лордом Хаскером продвигалась к выходу из зала. На груди девушки был выжжен знак ку-клукс-клана, а спина была исполосована безжалостными ударами бича.
    Джо Бюргер попытался пробиться к лорду, но лавина тел преградила ему путь. Тела казались мягкими на ощупь и какими-то совершенно нереальными. Инспектор с отвращением подумал, что перс подбирал себе соратников на кладбище
    Тут его оттолкнул назад свирепого вида конголезец из секты леопарда. Плечи негра покрывала шкура хищника, давшего имя этой таинственной африканской секте. Два исполнителя танца дук-дук каруселью завертелись вокруг инспектора. Ритмично и угрожающе стучал костяшками шаман.
    В заключение веселья четыре человека в форме пожарных вынесли наружу леди Сару, четко печатая шаг по зеркальному паркету.
    - Вы должны признать свое поражение, инспектор, - прошептал где-то совсем рядом Мирзахан. - Может быть, я совершаю ошибку, оставляя вас в живых, но вы мне чем-то нравитесь. Вы были достойным противником. Будьте здоровы! Сегодняшняя ночь - ночь мести. Больше мы не встретимся. Ваших людей, охраняющих Джесси Хаскер, ждет еще более позорное поражение. Я заберу их всех и покину Англию. Время пришло. Клятва гуру будет выполнена.
    Перс слегка прикоснулся к виску Бюргера, и инспектор почувствовал, что не может шевельнуться. Бессильный что-либо сделать, он смотрел, как уходит Мирзахан - и его призрачная свита.
    Эрл Бампер и Коллинз, бледные и измученные, сидели на кушетке. Сержант безвольно покачивал головой.
    - Мам нужно в госпиталь, - с трудом проговорил
    Джо Бюргер.
    Он попытался встать, но тело не слушалось его. С огромным усилием он все же поднялся.
    - Джесси Хаскер в опасности! - настойчиво повторил инспектор.
    Устраиваясь поудобнее, Коллинз сполз на ковер, а Эрл Бампер разразился идиотским смехом.
    - Вы только посмотрите на перса! - завизжал он, показывая на инспектора. Как он мал и уродлив, а мы потратили на него столько сил.
    Настроение сержанта резко переменилось.
    - Я сейчас убью этого типа, - бушевал он.
    Схватив висевший на стене огромный нож гурка, Бампер бросился к инспектору, готовый разрубить его на куски.
    К счастью для Бюргера, под влиянием смертельной опасности его загадочная слабость, отступила. Мышцы начали наконец подчиняться отчаянным командам мозга. Инспектор сумел уклониться от смертельного удара. Эрл Бампер упал на стул, но опять вскочил и кинулся на противника с вытянутым вперед ножом, как будто желая пригвоздить его к стене. Инспектор отскочил в сторону. Ребро его ладони опустилось на незащищенный затылок сержанта. Бампер упал, как подкошенный. Нож вылетел из его обессиленной руки, проскользил по полу и остановился возле камина.
    Бюргер перетащил потерявшего сознание сержанта в кухню и привязал его посудным полотенцем к стулу. Подбежав к неподвижно лежавшему Коллинзу, он вытащил из его кармана ключи, от машины и бросился к древнему "Хиллмену".
    Перси Брукс ни на минуту не отходил от своих пациентов, лежавших теперь в отдельных палатах госпиталя святого Джеймса. Вместе с ним работала целая группа специалистов.
    Один из химиков пытался снять с тел слой лака. Он взял немного загадочного вещества, чтобы проанализировать его в своей лаборатории и подобрать нужный растворитель.
    - Ничего подобного я еще не видел, - рассказывал он. - Эта штука гораздо эффективнее веществ, которые применяли для бальзамирования древние египтяне. Если я смогу определить ее состав, можно будет отказаться от замораживания людей. Этот способ гораздо лучше и, вероятно, менее сложен.
    Перси Брукс, измерявший биотоки мозга пациентов, удовлетворенно кивнул.
    - Уже начали действовать лекарства, усиливающие кровообращение.
    После того как один из хирургов удалил из головы пациентов золотые проводки, их состояние сразу улучшилось.
    К удивлению врачей, первой очнулась Джесси Хаскер. Инженер все еще неподвижно лежал на подушках.
    Девушка удивленно огляделась вокруг и глубоко вздохнула.
    - У меня был ужасный сон, - сообщила она. Перси Брукс не стал разубеждать ее. Он уступил место у постели больной одной из медсестер и вышел. Больничный коридор был тих и прохладен. Нарушая правила, Перси закурил сигарету. Чувство радости переполняло его. Врачебное искусство оказалось сильнее магии и вырвало жертвы из рук перса.
    Дежуривший в коридоре полицейский с уважением приветствовал человека в белом халате. Перси с наслаждением выпустил дым через нос.
    - Не хотите ли чашечку кофе? - спросила одна из ночных сестер, катившая перед собой сервировочную тележку.
    - Охотно, - кивнул врач.
    Полицейский, как и любой истинный англичанин, тоже не отклонил это предложение.
    Глотая горячий напиток, Перси по-прежнему не отрывал глаз от белой лакированной двери, за которой лежала Джесси Хаскер.
    Внезапно полицейский пошатнулся и упал на пол. Фальшивая медсестра быстро втащила его в лифт и отправилась вниз, в больничный подвал.
    Эксперты, уже почти закончившие обследование Роджера Уайтмура, вдруг начали ссориться. Они так темпераментно обсуждали медицинские проблемы, что готовы были наброситься друг на друга с кулаками. Возбужденные ссорой, они не заметили, как прямо под окнами комнаты, где находилась дочь лорда Хаскера, остановился автомобиль.
    Мирзахан открыл створку окна. Спящая Джесси беспокойно зашевелилась под его сосредоточенным взглядом. Выполняя мысленный приказ перса, она поднялась и набросила халат. С уверенностью лунатика девушка влезла на подоконник и оттуда - на крышу автомобиля и молча села рядом с водителем - одноглазым монголом с изуродованным оспой лицом.
    - Вперед, - приказал торжествующий Мирзахан, усаживаясь сзади. Черный лимузин выехал с территории больницы и повернул на Джилфорд-стрит.
    Улицы города точно вымерли в этот час. Постовой скучающе посмотрел вслед проехавшему мимо него одинокому автомобилю. Шел легкий дождь. На высотном Знании вспыхивала неоновая реклама, заливая красным светом улицу с движущейся по ней машиной. Казалось, что машина с сидящими в ней пассажирами погружена в море крови.
    Все эти новости привели шеф-инспектора Хэрроу в состояние буйной ярости. Он вызвал всю команду в свой кабинет.
    Обычно Хэрроу любовался отсюда чудесным видом на парк святого Джеймса, открывающимся из его окна, но сейчас он глядел в окно невидящим взглядом. Скрестив руки на груди, он молча ждал, пока Джо Бюргер, Эрл Бампер и Перси Брукс займут места за столом. Потом резко обернулся.
    - Очевидно, вам мало того, что вы стали посмешищем с чисто британским высокомерием сказал он. - Вам обязательно надо было рассказать этим газетным крысам, что именно я руковожу отделом борьбы с оккультизмом и несу ответственность за все акции! Теперь, получив возможность красиво выглядеть за мой счет, вы чувствуете себя лучше?
    - Вы ошибаетесь, шеф, - возразил Бюргер. - Ни одни из нас ничего не сообщал прессе.
    - Это не самое главное, - продолжил Хэрроу, несколько смягчив тон. - Мы не можем отрицать, что потерпели ужасное поражение. Перс достиг своей цели. Лорд Хаскер, его супруга и дочь исчезли.
    - Мы сделали все возможное, - заверил его Бампер.
    - В интересующий нас отрезок времени постовой полицейский видел черный "Роллс-Ройс", двигавшийся в направлении станции Кинге-Кросс, - сообщил Джо Бюргер.
    - Это не так много, - фыркнул шеф-инспектор.
    - Машина довольно заметная, - вмешался в дебаты сержант, потирая все еще болевший затылок.
    - Мы выясним, кто еще видел ее, - добавил Бюргер. - В конце концов, им ведь нужно будет заправиться.
    - Нам помогло бы обращение о помощи к населению, - сказал Брукс, протирая очки.
    Словно в подтверждение его слов, в этот момент на экране монитора возник полицейский. Он доложил шеф-инспектору о сообщении с грифом "К срочному исполнению".
    - Тут некая миссис Саттон сообщает, что в ее доме прошлой ночью остановился перс, - сообщил Хэрроу. - Наши сотрудники провели там обыск и обнаружили персидский паспорт на имя Мирзахана. Они все изъяли, и скоро патрульная машина доставит вещи этого типа сюда.
    На лице Хэрроу появились лихорадочные красные пятна. Было заметно, что шеф-инспектора охватил охотничий азарт.
    - Возможно, дактилоскопическая служба обнаружит там отпечатки пальцев, сказал инспектор Бюргер. - От этого перса нам всего можно ожидать. У нас должны быть хоть какие-то признаки, чтобы идентифицировать его в случае необходимости.
    Через полчаса патрульный доставил вещи Мирзахана. Это был дешевый чемоданчик, полный какого-то хлама.
    - А что это за странный ключ? - спросил сержант Бампер.
    - Выглядит, как ключ от ворот города, - равнодушно отозвался Джо Бюргер.
    Вдруг он подскочил, как от удара током.
    - Лимузин поехал на север, а станция Кингс-Кросс лежит на Йоркской дороге, - возбужденно проговорил он. - Значит, следы ведут в Шотландию.
    - Вполне возможно, - согласился Бампер.
    Он все еще чувствовал себя плохо.
    Сержант связался с транспортным отделом Скотланд-Ярда, чтобы заказать служебный автомобиль, но в отделе ему объяснили, что заявку следует подавать за двадцать четыре часа до отъезда. Как будто это было возможно при их деятельности!
    Бюрократическая машина уступила напору Уильяма С. Хэрроу.
    - А вы не хотите поехать с нами, сэр? - осведомился Бюргер.
    - Я? - Шеф-инспектор широко открыл глаза. - Конечно, нет. Для меня эти времена прошли. Я уже отношу себя к тыловой службе, оставляя фронт более молодым. От всего сердца желаю вам успеха.
    - Спасибо, - засмеялся Бюргер.
    Выйдя из кабинета, они спустились лифтом на первый этаж и побежали к выходу. Завизжав покрышками, полицейские автомобили вылетели со двора Скотланд-Ярда.
    В шотландской деревне Арма Далле в Файнтрих-Хиллз царило всеобщее возбуждение. Замок Грае - старое разбойничье гнездо XVI века - наконец-то нашел нового хозяина, который даже уплатил аренду за год вперед. Еще несколько педель назад местные умельцы начали приводить в порядок эти руины - маклер хотел выкачать из своего клиента побольше денег. Затем появился авангард группа из пяти азиатов. Не обращая внимания на любопытных, они перенесли в замок огромное количество продуктов, словно готовились к длительной осаде.
    Местным зевакам удалось выяснить, что в замок приедет группа ученых. Здесь, в горной тиши, они собираются проводить исследования, выполняя задание ООН. Жители перестали удивляться.
    Резко выросли доходы местных торговцев. Теперь они постоянно получали заказы на такие экзотические продукты, как плоды манго, киви и рис. Причем рис требовался центнерами. Это непривычное разнообразие вызвало новую волну пересудов.
    Один из местных ветеранов войны предупреждал против засилия иностранцев, угрожающего прекрасной Шотландии. Он считал позором, что старый хозяин замка шотландский дворянин, давно уже выращивающий в Канаде скаковых лошадей, так легко отказался от родового гнезда.
    Однажды глухой ночью другой ветеран - Клайд Терон - увидел, как темный лимузин свернул на узкую дорогу, ведущую к замку. В эту ночь Терон, у которого разболелась культя ноги - верный признак плохой погоды, не спеша ковылял в сторону замка (злые языки утверждали, что он, как обычно, хотел немного побраконьерничать). Во всяком случае, именно он рассказывал наутро об индусе или пакистанце, выходившем из лимузина вместе с красивой девушкой.
    Как всякий опытный рассказчик, ветеран тут сделал паузу, чтобы еще сильнее разжечь любопытство своих слушателей. Он с такой силой затянулся, что из прогрызенного мундштука его видавшей виды трубки вырвался густой клуб дыма. Его правая рука поглаживала ручку пивной кружки.
    Глаза всех посетителей были теперь обращены к Терону, очень довольному, что он оказался в центре внимания.
    - Водитель - одноглазый монгол с черными, как смоль, усами, - продолжал Терон, - вел супружескую пару.
    - Деревенский жандарм, констебль Киллоуфит, прервал партию в покер. С картами в руках он подошел поближе и уселся верхом на стул.
    - Он их что, силой привез? - заинтересовался он.
    - Собственно, нет, - вынужден был признать Терон, - но что-то в его поведении мне не понравилось. Один раз он подтолкнул старую даму, которая недостаточно быстро шла за ним. А это была настоящая леди. И, судя по одежде, довольно богатая.
    - Он ее толкнул? - недоверчиво допытывался полицейский, покручивая свои великолепные усы.
    - Да, так он и сделал, - подтвердил инвалид. - Он потащил стариков через подъемный мост во внутренний двор, где громко лаяли собаки. Не пойму, зачем ученым ООН овчарки.
    - А откуда ты знаешь, что это были овчарки? - спросил констебль. - Ты ведь не можешь отличить канарейку от скворца.
    - В собаках-то я разбираюсь, - упрямо сказал Терон, - я работал собаководом в Индии. С помощью собак мы выслеживали повстанцев и охотились за ними.
    - Может быть, может быть... - задумчиво покачал головой Киллоуфит.
    - Ты должен посмотреть, все ли там в порядке, - вмешался хозяин - Сид Листон, разгуливавший по залу без пиджака.
    - На каком основании? - возразил жандарм. - Я не собираюсь портить свою репутацию ради того, чтобы дать вам повод для новых разговоров.
    - И все же не мешало бы тебе держать это дело под контролем, - пробурчал хозяин. - Скажи, что ты просто хочешь познакомиться с новыми обитателями Граса и убедиться, что они нормально устроились.
    - Хорошо, я это сделаю, - пообещал Киллоуфит.
    Почти все присутствующие столпились у окна, глядя, как констебль взгромоздился на свой служебный велосипед и нажал на педали, преодолевая крутой подъем.
    Проехав немного, Киллоуфит сошел с велосипеда, взвалил его на плечо и свернул на узкую тропинку, выводившую прямо к замку.
    Путь его лежал через осенний лес. Опавшие листья шуршали под грубыми ботинками жандарма. Дело шло к вечеру. До наступления темноты оставалось около часа.
    Киллоуфит мысленно проклинал себя за то, что согласился на это предложение. Нечего было и надеяться успеть к вечернему покеру.
    С громким пыхтением констебль взбирался по крутому склону. Его голова то появлялась, то снова скрывалась среди зарослей кустарника и буйно разросшейся травы. Наконец перед ним показались зубцы крепостной стены. Одновременно в воздухе почувствовался сильный запах дыма.
    Далеко внизу краснели черепицей домики деревни Арма Далле. Узкие извилистые улицы тянулись вдоль реки Индрик, которая несколькими милями восточнее впадала в озеро Лох-Ломонд.
    Киллоуфит, как это ни странно для полицейского, в душе был романтиком. Ему нравилось служить в этих местах, и при других обстоятельствах он бы непременно полюбовался открывающимся с холма видом. Но сейчас ему хотелось вернуться до наступления темноты. Поэтому он не воспользовался тропинкой, причудливым серпантином петляющей от подножия до самых ворот замка, а двинулся напрямик.
    Тяжело дыша, взмокший, с велосипедом на плече, он быстро преодолел последние восемьдесят ярдов, отделявших его от подъемного мостика. Здесь он привел в порядок форму, пригладил длинные волнистые волосы и надел фуражку.
    Выждав, пока окончательно успокоится дыхание, Киллоуфит уверенно взялся за железное кольцо, торчащее из пасти бронзового льва, и постучал им в ворота. Удары гулко разнеслись над пустым двором.
    Со скрипом отворилось одно из окон замка. Из него выглянуло смуглое лицо китайца.
    - Чем могу служить, мистер? - осведомился негромкий голос.
    - Я хотел бы представиться вашему хозяину, - улыбнулся полицейский.
    Ему приходилось тщательно подбирать слова, чтобы не выдать своего отвращения. С шотландскими крестьянами-козопасами он разговаривал совсем по-другому.
    - Мистер Ботсвана сейчас, к сожалению, занят. Он проводит важную конференцию. А вам очень необходимо с ним встретиться?
    - Да, это очень важно, - настаивал констебль. - Вы мне откроете?
    Киллоуфит отступил чуть назад и с интересом смотрел, как опускается подвесной мост. Наконец мостин опустился, открыв ворота. Оставив свой велосипед у рва с водой, окружающего стены замка, констебль вошел во двор. Привратник пригласил его в замок и молча пошел.
    Они вошли в рыцарский зал. Здесь за длинным столом сидели пять человек. Они увлеченно изучали какие-то бесконечные статистические сборники и даже не взглянули на нежданного посетителя.
    Только сам хозяин, мистер Ботсвана, вежливо поднялся. Глаза его горели.
    - Киллоуфит, - представился констебль. Перс тоже назвал свое имя, вернее, то имя, под которым он скрывался после бегства из Лондона.
    - Чем могу служить, инспектор? - спросил Мирзахан.
    - Я хотел лишь нанести визит вежливости, - смущенно улыбнулся Киллоуфит. Я в некотором роде шеф полиции Арма Далле.
    - Может быть, мои люди где-нибудь нашкодили? - равнодушно спросил перс.
    - Нет, что вы! - заверил его полицейский. - Но в деревне возникли кое-какие слухи, которые я хотел бы проверить.
    - Какие слухи? - Брови перса взметнулись вверх.
    - Речь идет о трех людях, которые вроде бы не совсем добровольно попали в замок, - произнес Киллоуфит.
    Констебль привык идти к цели прямым курсом. Дипломатия никогда не была его сильным местом.
    Громкий смех Мирзахана озадачил полицейского.
    - Что ж, в принципе вы правы, - проговорил он сквозь смех.
    - Что вы имеете в виду, сэр?
    - Мы занимаемся медицинскими проблемами, точнее, изучаем определенные особенности поведения шизофреников. Трое из них находятся здесь как объекты нашего исследования, - дружелюбно объяснил азиат.
    - Так они не в своем уме? - облегченно спросил констебль.
    - Да, это можно назвать и так.
    - Тогда я прошу прощения, сэр, - извинился Киллоуфит. - Но, знаете, здесь так мало людей... И такой редкий случай, что я подумал...
    - Ну что вы, констебль, все в порядке. А сейчас из" вините, но нам нужно работать..
    - Я провожу вас, - сказал китаец.
    Киллоуфит молодцевато попрощался, отлично выполнил поворот через левое плечо и покинул зал. Он еще и сам не знал, следует ему сейчас ощутить облегчение или, наоборот, раздражение. Во всем этом было нечто уязвляющее его самолюбие. Может быть, ему было бы легко столкнуться с похищением или каким-то другим преступлением.
    Через пять минут Киллоуфит был уже по другую сторону стен замка. Мост снова заскрипел, медленно поднимаясь. Констебль поднял свой велосипед и уже собрался было ехать, как вдруг заметил белый листок бумаги, вылетевший из дальнего от него окна замка.
    Листок порхал на ветру и наконец упал в траау совсем рядом с велосипедом. В окне смутно виднелось женское лицо, обрамленное белокурыми волосами.
    Послание оказалось кратким: "Спасите меня. Джесси Хаскер".
    Почерк был неровный, буквы прыгали. Так вполне мог писать душевнобольной. С другой стороны, Киллоуфит не обнаружил ни одной грамматической ошибки.
    Пожав плечами, полицейский сел на велосипед и уехал. Пусть начальство решает, могут ли шизофреники составлять письменное сообщение. Возможно, при этом заболевании развивается мания преследования. Тогда не удивительно, что больная попыталась поднять тревогу.
    Вскоре Киллоуфит был уже в деревенском трактире, где его с нетерпением ждали.
    К северу от Линца Джо Бюргер сменил водителя. К этому времени Бампер уже давно дремал на соседнем сиденье. Серый "Хиллмен" мчался все дальше, освещая фарами пустынное ночное шоссе.
    Никаких следов перса пока обнаружить не удалось. Инспектор начинал сомневаться в правильности своей версии. По пути в Шотландию онопрашивал людей в каждой гостинице, на каждой заправочной станции. Но повсюду наталкивался на недоумевающие взгляды. Наконец в Стоктоне-на-Тисе преследователи нашли первый след. Заправщик вспомнил о "Роллс-Ройсе", за рулем которого сидел одноглазый монгол. Правда, он не опознал перса по фотоснимку, зато описал внешность женщины, очень похожей на Джесси Хаскер. Больше свидетель, как ни старался, ничего не смог вспомнить. Впрочем, он не исключал, что в автомобиле с завешенными окнами мог быть еще кто-то, кроме девушки и водителя.
    Окрыленные надеждой, преследователи помчались на север.
    - Что мне не нравится в нашей работе, - рассуждал проснувшийся Эрл Бампер, - так это вечная рутинная работа, долгие часы, которые приходится проводить, разыскивая или преследуя преступника. Я всегда завидовал героям романов, которые попадают из одного приключения в другое.
    Бюргер в знак согласия пробурчал что-то неопределенное, продолжая дымить своим "Данхиллом". У него не было настроения продолжать беседу.
    Уже совсем стемнело, когда они добрались до Глазго.
    Здесь их остановил полицейский, на мотоцикле доставивший сообщение от Хэрроу из уже далекого Лондона.
    - Читай, - попросил своего помощника Бюргер, у которого от усталости резало в глазах.
    При первых же словах инспектор насторожился.
    - Мы достали его, - воскликнул он, когда Бампер умолк.
    - Али Ботсвана, - повторил сержант. - Почему вы уверены, что это наш перс?
    - Потому что все остальное совпадает! - Усталость Бюргера как рукой сняло. - Черный "Роллс-Ройс", пожилые супруги, девушка-блондинка... Этот деревенский констебль заслуживает ордена! Если бы он не оказался таким любопытным, мы бы еще долго рыскали по Шотландии.
    - А где находится эта дыра? - пробурчал сержант, доставая карту из ящика.
    Джо Бюргер растолкал водителя и заставил его сесть за руль. До цели оставалось проехать еще добрых сорок миль.
    В воскресенье около десяти утра полицейские остановились в Арма Далла, перед единственной гостиницей в деревеньке. Хозяин встретил их словами:
    - Ну, это уже целое нашествие! Вы тоже хотите в замок наверху? Или вы и есть те джентльмены из Глазго, которые приехали поддержать нашу полицию?
    - Вы не могли бы приготовить нам чай? - прервал его Бюргер.
    Хозяин угрюмо кивнул. Он не любил людей, которые не обращают внимания на его вопросы.
    - Где я могу найти констебля Киллоуфита? - осведомился инспектор, когда хозяин принес чай.
    - Я пошлю за ним.
    Хозяин что-то сказал сыну, и мальчик помчался с такой быстротой, словно от этого зависела его жизнь.
    - Что-то неладно с этим замком, - предупредила полицейских жена хозяина, Мэри. - Люди говорят, что видели там леди, которая когда-то убежала с проезжавшим мимо замка рыцарем. Суровый отец, тогдашний хозяин замка Эрл Грайс Четырнадцатый, за это ее утопил. С тех пор душа несчастной девушки не знает покоя.
    - Оставь эти сказки для туристов, - сердито пробурчал муж.
    - Если бы они еще здесь появлялись, - ядовито ответила Мэри. - Уже много лет сюда никто не приезжал, кроме этих ученых из ООН.
    - И от них чересчур много беспокойства, - заключил хозяин и без приглашения подсел за стол к гостям, допивавшим чай. - Что вы теперь будете делать? - допытывался он.
    - Я жду сообщений из Глазго, - ответил Бюргер. - Хочу уточнить, действительно ли в Шотландии находится исследовательская группа ООН.
    - По-моему, это фальшивые ученые. Эти азиаты просто хотят как-то оправдать свое присутствие здесь.
    Быстрым шагом вошел констебль Киллоуфйт. Он стал навытяжку перед инспектором Бюргером и по всей форме отрапортовал ему.
    Бампер скептически наблюдал за этой процедурой. Люди, которые через столько лет после войны держались, словно на плацу казармы, забавляли его.
    - Может быть, выпьете чаю? - предложил инспектор.
    - Охотно, - согласился Киллоуфйт.
    Он положил свою форменную фуражку на сгиб локтя и с идеально выпрямленной спиной присел на краешек стула.
    - Расскажите-ка нам все поподробнее, - попросил Джо Бюргер.
    Доклад Киллоуфита о приключениях в замке прозвучал как вырезка из вахтенного журнала в полицейском управлении.
    - Схожу побеспокоюсь о жилье, - поднялся из-за стола сержант. - Должен же кто-нибуть из нас проверить кровати.
    - Мои комнаты в полном порядке, - запротестовал хозяин.
    - Посмотрим, - хмыкнул Бампер и вместе с водителем вышел из комнаты.
    Между тем инспектор Бюргер продолжал беседу с констеблем.
    - Где записка, которую девушка выбросила из окна?
    - Я отправил ее вместе с докладом в полицейское управление в Глазго, отрапортовал Киллоуфит.
    Джо Бюргер не спеша встал и подошел к окну. На холме над кронами деревьев высилась зубчатая стена замка.
    - Похоже, что мы у цели, - негромко проговорил он. - Здесь перс в ловушке. Хотя и в Лондоне мы шли за ним по пятам, но он смог бежать. Мирзахан надеялся спрятаться в глуши, но это серьезная ошибка. В Лондоне спрятаться гораздо легче.
    - Вы его знаете? - с достоинством спросил Киллоуфит.
    - У меня даже есть розыскная фотография. Мы получили ее в паспортном отделе персидского посольства.
    Бюргер вытащил из портмоне фотокарточку и протянул ее констеблю.
    - Это Ботсвана, - уверенно подтвердил Киллоуфит.
    - Нет, это Мирзахан, - поправил его инспектор, - и как только Глазго даст нам "добро", мы двинемся в замок. Вы будете нас сопровождать, констебль?
    - Так точно, сэр! - слишком громко рявкнул Киллоуфит и проглотил слюну. Кончик его носа побледнел.
    - Больше света! - сердито потребовал перс.
    Одноглазый монгол передвинул поближе штатив осветителя. Он старался не смотреть на обнаженного человека, лежавшего на операционном столе.
    В руке Мирзахана сверкнул скальпель. Темные линии выступившей крови обозначили путь инструмента. Два китайца промокали кровь тампонами и крючками разводили края раны. Работа шла быстро.
    Легкие и сердце переместились в стеклянные сосуды. Циркуляция крови по трубкам заменила кровообращение человека.
    - Теперь нам нужно поторопиться, - прошипел Мирзахан. - Иначе мозг погибнет, и лорд Уинстон Хаскер так никогда и не узнает, какую кару я для него выбрал.
    Команда перса действовала дружно и согласованно. Пять человек работали так, словно каждый из них уже тысячу раз отрепетировал эти движения.
    Мирзахан взял в руки циркулярную пилу. Диск с бесчисленным количеством мелких зубьев с визгом завертелся. Тем временем помощники надели на бритую голову несчастного лорда металлическую пластину-ограничитель, не дававшую сделать слишком глубокий разрез и повредить мозг.
    Уинстон Хаскер лежал на скамье пыток с открытыми глазами и видел каждое движение рук перса. Когда визжащий диск вонзился в череп лорда, он молча закрыл глаза.
    В голове жертвы торчало множество игл - таким способом один из китайцев, специалист по акупунктуре, без применения наркоза, избавил лорда от боли. Мирзахану хотелось, чтобы лорд имел возможность наблюдать за всеми этапами разборки его организма.
    Отложив пилу, Мирзахан осторожно снял крышку черепа и бросил ее в приготовленный заранее таз. После этого он опять взялся за скальпель. На его лбу выступил пот. Сейчас он был взволнован почти так же, как и его несчастная жертва. Он не должен был ошибиться, иначе план мести остался бы неосуществленным.
    Каждый разрез был сделан точно. Вздохнув, перс осторожно извлек из черепа серый колышущийся мозг и положил его в пластиковую ванну, заполненную прозрачным раствором. Затем он вынул из орбит глазные яблоки и положил их в фарфоровые чашки. Оставшееся на столе тело было ему уже не нужно.
    Теперь предстояло соединить заново все только что отрезанные органы.
    Мирзахан работал шесть часов подряд, не давая себе ни минуты передышки. Наконец он испытующе взглянул на свое произведение, и сатанинская улыбка заиграла на его губах.
    Словно дерево из земли, из серого вещества мозга выходили и ветвились многочисленные полипы. Они через тончайшие капилляры из пластика непрерывно подкачивали в мозг прозрачную жидкость, обеспечивая его питанием.
    Глазные яблоки, словно ягоды, висевшие на нитках нервов, представляли ужасное зрелище. Они умоляюще смотрели на присутствующих, посылая сигналы тревоги в измученный мозг, который безуспешно пытался найти путь к спасению. Он полностью осознавал свое ужасное положение и сохранял все воспоминания человека, которого звали Уинстоном Хаскером.
    - Ну, мой неподвижный друг, как ты себя чувствуешь? - издевательски ухмыльнулся перс. - Я знаю, что ты не можешь ответить, но чувствовать ты способен. Сейчас тебя переполняет страх и горькое отчаяние. Я сделал с тобой то, что хотел! Я низвел тебя на уровень растения. От венца творения ты опустился к противоположному полюсу. Вот это я называю достойной местью. Самое главное, что ты все понимаешь, хотя и не способен говорить. И желание жить по-прежнему сохраняется в твоем искусственном мозгу. Посмотри на мой скальпель! Вот я подношу его к твоим лишенным век глазам, и они вздрагивают.
    Мирзахан несколько раз с удовольствием повторил этот жестокий опыт.
    - Если я слегка прикручу вот этот винт, ты будешь получать меньше кислорода, и у тебя начнется одышка, как у астматика. Я могу каждый день придумывать для тебя новые пытки. Возможностей здесь бесчисленное множество, и я не упущу ни одной из них, сэр Уинстон Хаскер!
    Перс стащил со своих рук окровавленные резиновые перчатки и бросил их в таз с теплой водой, подставленный одним из его помощников.
    - Завтра очередь леди Сары, - сказал Мирзахан. - А девчонку я оставлю напоследок. Все идет хорошо. Я думаю, мой отец был бы доволен. Я выдерну с корнем это родовое дерево, не приносившее чести британскому дворянству!
    - Уберите здесь все и подготовьтесь к завтрашней операции, - приказал он и направился к выходу. У самой двери Мирзахан оглянулся и еще раз посмотрел на свое произведение.
    - Да, работа удалась на славу! - с дьявольским хохотом сказал он. Конечно, эти каменные своды - неподходящее жилище для благородного лорда. Но я найду ему достойную оправу. Жаль, что сгорел паноптикум. Он должен был находиться там. И кто знает, может, я еще сделаю новую палатку.
    Выйдя, наконец, из подземной камеры, Мирзахан поднялся по каменным ступеням в свою спальню, где его ожидала загипнотизированная Джесси Хаскер.
    Джо Бюргер готовился к последней битве со страшным персом. В сопровождении Эрла Бампера и констебля Киллоуфита он направился к замку. В кармане инспектора лежали ордера на обыск и арест, спешно высланные из Глазго. Все трое были безоружны, если не считать трости, на которую опирался жандарм.
    Киллоуфит, знавший здесь каждую тропинку, двигался впереди. За ним шел Бюргер. Замыкавший шествие Бампер был нагружен стальными кошками, карабинами и веревкой. По плану инспектора, вторжение в замок через стену должно было обеспечить внезапность.
    - Мы должны были дождаться подкрепления, - ворчал сержант. - Зачем эта авантюра? Перс вооружен, и с ним пять человек, которых он может заставить умереть за себя.
    - Промедление смерти подобно, - возразил Бюргер. - Я уверен, что вырвать у Мирзахана его несчастные жертвы можно только неожиданным нападением. Зря, что ли, я изучал старинные планы этой крепости!
    - И, кроме того, наступает ночь, - заныл Бампер. - Здесь, в лесу, вообще ничего не увидишь.
    Сержант пыхтел, восхождение давалось ему трудно.
    Джек Киллоуфит, второй раз за последние дни преодолевавший путь, воздерживался от комментариев. Он слишком почитал своих знаменитых коллег из Скотланд-Ярда.
    В воздухе пахло влажным мхом и грибами. Легкий ветерок шелестел в кронах буков, дубов и почти столетних елей смешанного леса. Земля почти на дюйм была покрыта ковром опавших иголок, по которому бесшумно двигались люди. Глухо прокричал сыч. Киллоуфит, услышав этот тревожный крик, украдкой перекрестился.
    Они вспотели, хотя было уже достаточно прохладно. Тропинка под ногами была уже еле видна. Обрывки туч, проплывавшие, над их головами, почти полностью скрывали бледный серп луны.
    Примерно через час они подошли к въезду в крепость. Бюргер приказал всем остановиться.
    - Давайте завалим дорогу, - предложил он. - Если перс вздумает бежать, это хоть немного задержит его.
    - Я чувствую себя, как украинский партизан, - выругался Бампер. - Подобная полицейская акция не описана ни в одной книге по тактике.
    - Необычные обстоятельства требуют необычных действий, - возразил Бюргер, берясь за работу.
    Строительного материала вокруг было в избытке, В старом лесу лежало множество поваленных бурей деревьев. Некоторые из них, сильно наклонившиеся, но пока не успевшие еще упасть, нависали над дорогой. Большие камни укрепили баррикаду, создавшую непреодолимое препятствие для любого автомобиля.
    Когда полицейские снова двинулись в путь, уже стемнело. Теперь они ориентировались по следам колес, глубоко отпечатавшихся на извилистой песчаной дороге, ведущей к замку. Казалось, немая угроза исходит от его башен, укреплений, стен и рвов.
    Оставаясь невидимым среди густо растущих на краю леса деревьев, Бюргер вытащил из своей маленькой сумки бинокль и направил его на замок Грае. Заметив огонек сигареты стоящего в каменной нише часового, он мысленно поздравил себя с решением отказаться от служебного автомобиля.
    Темная громада каменных блоков молча и угрожающе стояла перед ними в скудном свете с трудом пробивающейся сквозь облака луны. Ни один звук не доносился до ушей напряженно прислушивавшихся полицейских. Джо Бюргер повел свой отряд к тыльной стороне крепости.
    Если план, который разыскал для него в церковном архиве здешний пастор, был правильным, оттуда должен был начинаться подземный ход, ведущий под стеной на женскую половину замка. Служил ли этот ход для тайной отправки гонцов или был нужен для спасения женщин и детей - сейчас оставалось только гадать.
    Но Бюргер напрасно мучился, отыскивая вход в колючих зарослях ежевики и бузины. Мирзахан и здесь сумел опередить его. Проход в стене был закрыт толстой железной решеткой.
    Разочарованный инспектор вернулся обратно. Он взял у Бампера стальную кошку и привязал ее к концу веревки. После второго броска кошка надежно застряла в глубокой расщелине между камнями на вершине крепостной стены. Бюргер начал подъем.
    Забравшись на половину высоты стены и взглянув вниз на каменные блоки высотой с человеческий рост, Джо пожалел, что строители замка не соорудили еще один водяной ров, но по эту сторону стены. Он чувствовал бы себя в большей безопасности, если бы сейчас внизу плескалась вода. Царапая подошвы ботинок о камни, Бюргер продолжал свой опасный путь. Его руки горели, но он все больше приближался к вершине стены.
    Наконец инспектор бесшумно перекатился на плоскую площадку верха стены. Судя по остаткам деревянных балок, здесь раньше была какая-то крыша. Инспектор сел в тень стены, внимательно глядя по сторонам, а подъем начал Бампер. На стену сержант вылез еле живой. Последним поднялся Джек Киллоуфит.
    Они прокрались к средней башне, в которой была установлена древняя пушка. Ее мощный ствол грозно смотрел на дорогу, ожидая неприятеля. Сложенная у башни пирамида каменных ядер красноречиво свидетельствовала о возрасте этого мощного когда-то орудия.
    Отсюда начался спуск. Они ползли по мощным деревянным брусьям, оставшимся от стоявшей здесь когда-то лестницы. Каждый раз, когда дерево скрипело от неосторожного движения, все трое останавливались и, затаив дыхание, вслушивались в темноту.
    Киллоуфиту доставалось больше всех. На его лбу застыли крупные капли пота. Совсем недавно он подал прошение об отставке, однако его отклонили. Пришлось отложить уход из полиции еще лет на десять.
    Наконец закончился и опасный спуск. Бюргеру и его спутникам удалось почти невозможное. Во дворе замка никого не было, и они спокойно проскользнули к зданию. И здесь оказалось, что инспектор действительно не зря изучал старинный план замка.
    Определенные трудности возникли только с дверью, ведущей в здание крепости. Она не была заперта, но оказалась очень тяжелой и была закрыта на большой засов, который ужасно заскрежетал, когда сержант отодвигал его.
    Трое полицейских замерли, настороженно озираясь. Вблизи здания крепости оказалось, что постройка была сложена из больших грубо обработанных камней. Раствор, уложенный в более поздние времена, проступал светлыми пятнами на темном фоне стены. Кое-где стена была увита плющом, и в этих местах казалось, что у стены кто-то стоит.
    Бюргер чувствовал, что нервы его напряжены до предела. Он решил попробовать еще раз и осторожно нажал на засов. На этот раз тяжелая рейка пошла почти беззвучно. Инспектор осторожно приоткрыл дверь и заглянул в темный узкий коридор. Все трое напряженно вслушивались в монотонный звук чьих-то голосов, шедший, казалось, из глубины могилы.
    - Что это? - внезапно охрипшим голосом спросил констебль.
    - Молитва "Отче наш", - тихо ответил инспектор.
    Они двинулись на звук. За вторым поворотом коридор освещал дрожащий свет факела, подвешенного к стене. А через несколько шагов шедший впереди Бампер увидел сидящего спиной к ним часового. Охранник следил за леди Сарой. Несчастная женщина в грязной разорванной одежде лежала на соломенной подстилке. От нее к стене тянулась ржавая цепь. У двери стояла миска с какой-то отвратительно пахнущей кашей. Рядом с пленницей прямо в соломе лежал заплесневелый хлеб.
    Все внимание Бюргера было сейчас сосредоточено на охраннике. Это был приземистый смуглокожий человек в светлой рубашке, под которой бугрились мощные мышцы. Его тупой затылок был покрыт фурункулами.
    Инспектор бесшумно снял ботинки. Он молил небеса, чтобы Сара Хаскер оказалась под гипнозом и не обнаружила его.
    В свое время Джо служил в бригаде рейнджеров и отлично владел умением бесшумно подкрадываться и снимать часовых. Правда, никогда еще в подобных операциях у него не было столь ненадежных союзников, как эта прикованная на цепь старая дама.
    Инспектор распластался на полу и медленно пополз, извиваясь, по холодному камню. Дюйм за дюймом он приближался к сонному охраннику. При этом он старался, чтобы широкая спина часового прикрывала его от глаз старой леди.
    Эти пять ярдов стоили ему двадцати минут тяжелой работы, а его спутникам огромного нервного напряжения. Охранник дремал, не сомневаясь в надежности цепи, которой была прикована пленница. Однако время от времени он вздрагивал, пробуждаясь, и беспокойно шевелился. А вдруг ему захочется встать, размяться? Тогда он наверняка заметит подкрадывающегося противника.
    Охранник был вооружен дробовиком, который держал на коленях. Бюргер внимательно следил за каждым его движением. Наконец он подобрался достаточно близко и поджал под себя ноги, готовясь к решающему броску. Рывок был внезапным и точным. Сильные пальцы инспектора сжали горло часового. Противник не успел издать ни звука. Его ноги судорожно заскребли пол. Бюргер мертвой хваткой сжимал горло китайца, пока тот не потерял сознание. Мокрыми от пота руками Бампер достал шнур, чтобы связать поверженного врага.
    Как ни странно, леди Сара держалась отлично. Она сразу узнала Бюргера, и слезы полились из ее глаз. Инспектор нашел у охранника ключ и освободил от оков старую женщину.
    - Вы сможете двигаться? - спросил он.
    - Хоть до самого края света! - всхлипнула леди Сара.
    Но через мгновение на ее лицо надвинулась тень.
    - Я не уйду без моей дочери, - решительно заявила она.
    Инспектор удивился. На этот раз ее слова о дочери прозвучали искренне.
    - Сейчас я помню все, - объяснила леди Сара. - Этот негодяй освободил меня от гипноза, но лишь для того, чтобы усилить мои муки.
    - Где ваш муж? - спросил Бюргер. Леди Сара закрыла руками смертельно побледневшее лицо.
    - Этот дьявол водил меня к нему, - произнесла она бесцветным голосом. - Я не смогла бы вынести это еще раз. Я буду помнить Уинстона, каким он был до того, как этот персидский сатана появился в нашей жизни! И Джесси не нужно ничего знать. Она больше никогда не увидит своего отца.
    - Он убил его?
    - Гораздо хуже. Вы сами увидите, что с ним стало.
    Его превратили в омерзительный живой препарат, в котором не осталось ничего человеческого.
    - А где же Джесси? - быстро сменил тему Бюргер. Он видел, что женщина уже на грани истерики.
    - Я покажу вам дорогу, - сказала старая леди. - Я примерно знаю, где ее держат. Это чудовище сделало все, чтобы измучить и унизить меня. Что я ему только сделала?
    - Это все потом, - прервал ее инспектор. - Мы только начали наше дело, и до освобождения пока далеко.
    - Это точно, - заметил Бампер, поглядывая на связанного китайца, который лежал на каменном полу. Сержант подобрал валявшийся на полу дробовик.
    - Плевал я на служебную инструкцию, - пробурчал сержант, - но безоружным не сделаю дальше ни шагу.
    - Ты не нарушишь свой долг, - заверил его Джо Бюргер. - Сейчас у нас есть все основания применять оружие. Никто не может потребовать от нас самоубийства.
    - Я так и думал, - вздохнул Киллоуфит и извлек из внутреннего кармана своего мундира служебный пистолет.
    - Я имею право носить при себе оружие, хотя инструкция и разрешает это только в строго определенных случаях, - пояснил констебль, как бы оправдываясь перед инспектором.
    - Ну вот и отлично. Вперед! - произнес тот с напускной бодростью, хотя чувствовал себя не в своей тарелке.
    Бюргер слишком хорошо знал, что противник не остановится ни перед чем.
    Инспектор вошел в узкий темный проход, ведущий к комнате Мирзахана...
    Мирзахана разбудил какой-то неясный звук в коридоре. Казалось, кто-то постукивает чайной ложечкой о край стакана. Мирзахан быстро встал и приоткрыл дверь. То, что он увидел, было удивительно.
    Оба его телохранителя лежали на полу оглушенные, и как раз в этот момент их связывали два человека. Мирзахан узнал их без труда. Это были те самые полицейские, которые причинили ему в Лондоне столько хлопот.
    Перс не медлил ни минуты. Он запер дверь и подошел к кровати своей пленницы. Джесси Хаскер проснулась и смотрела на него непонимающим взглядом.
    - Сейчас ты выйдешь в коридор через эту дверь, - приказал Мирзахан. - Ты будешь идти, не останавливаясь и не отвечая на вопросы. Ты поняла меня?
    - Да, я понимаю, - ответила девушка. У нее было совершенно отрешенное выражение лица и какой-то пустой взгляд.
    Она встала и вышла из комнаты.
    - Джесси! - крикнула леди Хаскер, протягивая руки к дочери.
    Но девушка словно не слышала. Она шла дальше по коридору, глядя прямо перед собой.
    - Джесси под гипнозом. Задержите ее! - скомандовал Бюргер.
    Сержант Бампер и констебль бросились выполнять приказание. Они побежали вниз по коридору, не зная, что действуют в соответствии с планом перса.
    Бюргер осторожно приблизился к двери комнаты, из которой вышла девушка. Он не сомневался, что Мирзахан находится здесь, и хотел остановить его прежде, чем произойдет новое несчастье.
    Внезапный шум за спиной заставил инспектора обернуться. С потолка коридора между ним и полицейскими упала стальная решетка. Она надежно отделила Бюргера от его помощников.
    В ту секунду Джесси Хаскер остановилась в коридоре в ожидании новых указаний своего повелителя.
    Сатанинский смех, раздавшийся рядом, вывел Бюргера из оцепенения. Он бросился вперед. Но, когда он ворвался внутрь, Мирзахан уже покидал спальню через искусно замаскированную потайную дверь. Бюргер бросился за ним по крутым скользким ступеням каменной лестницы. Внизу оказался подвал с сырыми и холодными стенами. В одной из ниш стоял прикованный к стене скелет в рыцарских латах. Его пустые глазницы темнели в полумраке.
    - Сдавайтесь, инспектор, - прорычал Мирзахан, - вы никогда меня не остановите.
    Джо Бюргер не стал тратить силы на ответ. Все его внимание было направлено на то, чтобы не упустить перса. Найти выход из этого темного лабиринта было бы нелегко. Казалось, вся гора под крепостью изъедена катакомбами. Перс выбрал подходящее место для своих темных дел. В этой крысиной норе могли бы исчезнуть бесследно тысячи людей.
    Джо Бюргер двигался вперед, ориентируясь только на звук шагов Мирзахана. Похоже было, что, кроме них двоих, в подземелье никого нет. Обе стороны потеряли свои вспомогательные отряды. Каждый из них мог теперь надеяться лишь на собственные силы.
    Воздух в подземелье был теплый и вязкий от влаги. Пахло гумусом и грибами. Отдельные камеры были разделены деревянными дверями, видимо, для того, чтобы лучше сохранялся искусственный климат подземелья.
    Взявшись за ручку очередной двери, инспектор Бюргер вздрогнул, несмотря на все свое самообладание. Дверной ручкой служила человеческая рука, на которой виднелся знакомый инспектору перстень. Это была рука несчастного лорда Хаскера.
    На стенах подземелья были развешаны старинные алебарды и пики. В одной из камер хранились средневековые инструменты пыток. На гароте - инспанском орудии для удушения - Бюргер разглядел свежие следы крови.
    Потолок коридора становился выше. Впереди инспектор различал уже слабый свет. Коридор выходил на поверхность, подземное преследование заканчивалось.
    Инспектор проходил очередную подземную камеру, когда увидел у стены живой куст, растущий в огромной кадке для пальмы. На одной из веток Джо, к своему ужасу, разглядел глаза лорда, которые в бессловесной тоске уставились на него. Ужасное зрелище на мгновение парализовало его. Так вот какую дьявольскую месть придумал злобный перс для своего врага! Он в полном смысле низвел лорда Хаскера на уровень растения. И при этом сохранил ему сознание, чтобы многократно увеличить и продлить его муки. Это напоминало древний миф о Тантале. Человек был обречен на вечные муки, страшнее которых трудно себе что-либо вообразить.
    С грохотом упала железная решетка. Видимо, замок был напичкан устройствами, позволявшими ставить ворвавшимся врагам все новые преграды.
    - А теперь, инспектор, вам конец. Мирзахан повернулся к пойманному в ловушку инспектору. Он понял, что Бюргер не вооружен.
    - На этот раз вам придется остаться здесь навсегда, - ухмыльнулся перс. Как только я поверну этот рычаг, ваша камера будет залита водой. А я тем временем исчезну.
    Он ухватился за железные прутья решетки. На лице Мирзахана появилась зловещая улыбка фанатика, торжествующего победу.
    - Вы пытались спасти от меня лорда Хаскера, - издевался перс. - Теперь вы не сможете помочь даже себе.
    Быстрым движением Мирзахан повернул рычаг.
    - Прощайте, инспектор! Вы были сильным противником. - Перс ухмыльнулся и не торопясь удалился.
    Из широких отверстий в потолке хлынула вода. Бюргер лихорадочно искал выход. Он уже промок до нитки. Инспектор повернулся к тому, что было Хаскером. Глаза лорда отчаянно моргали, моля о помощи. Казалось, в этих жалких расчлененных остатках человека по-прежнему живет воля к жизни.
    Вода поднималась все выше. Она уже доходила до колен инспектору. Он попытался сломать решетку, но она была сделана надежно. Вода, вскипая водоворотами, быстро заполнила подземную камеру.
    Бледные ветви живого куста были хорошо видны в прозрачном потоке. Глаза смотрели в отчаянии, покачиваясь на ветке над самой поверхностью воды. Крошечные пузырьки воздуха выходили из залитого водой куста. Напряженно работающие легкие искусственного организма уже не могли дать достаточно воздуха, сердце бешено колотилось, отчаянно пытаясь продлить жизнь. Мозг, казалось, начал кипеть. Серая масса разлагалась, растворяясь в воде. Глаза все еще сигнализировали расчлененному телу об опасности, но с каждой секундой они становились все неподвижнее и безучастнее. В них уже можно было прочитать предчувствие близкого конца.
    Бюргер в ужасе отвернулся. Ему пришлось взобраться на решетку, чтобы держать голову над водой, которая поднималась теперь еще быстрее. Воды в скрытом под землей резервуаре было достаточно, чтобы залить весь лабиринт. В коридоре по ту сторону решетки Уровень воды поднимался тоже очень быстро.
    Кроме монотонного журчания воды, ни один звук не достигал ушей инспектора. В его голове мелькнула мысль, что так же должен чувствовать себя шахтер, заваленный в шахте. Бюргером овладела паника. Его громкий крик о помощи был поглощен шумом воды.
    Инспектор теперь был вынужден подняться на самый верх решетки. Между поверхностью воды и потолком было совсем немного места. До неизбежного конца оставалось лишь несколько секунд.
    Эрла Бампера только присутствие дам удерживало от сильных выражений. Они попались в ловушку, и сержант лихорадочно искал выход из создавшегося положения. Но здесь не было ни одного окна, через которое можно было бы вылезти, а решетка не поддавалась никаким усилиям.
    Спасительная идея осенила констебля Киллоуфита. Он вытащил свой служебный револьвер. Железную решетку удерживал замок. Можно было попытаться сбить его выстрелами.
    Эрл Бампер принял это предложение. Киллоуфит поднес ствол к самому замку и выстрелил. Удар едва не выбил оружие у него из рук.
    - Держите большее расстояние, - посоветовал сержант Бампер.
    Киллоуфит кивнул. Он выстрелил еще трижды. Эхо гулко отдавалось в комнате. Замок хоть и не разлетелся, но был погнут и сильно поврежден.
    Побагровев от напряжения, сержант попытался поднять решетку. Она даже не сдвинулась с места. Киллоуфит в сердцах ударил по замку, потом тоже ухватился за поперечину. Оба полицейских одновременно дернули вверх. Решетка немного подалась. На помощь пришли обе женщины. Вместе им удалось вытащить решетку из паза и приподнять ее сантиметров на двадцать над землей.
    - Здесь сможет пролезть только мисс Хаскер, - простонал Бампер.
    - Попробуй протиснуться, Джесси, - вздохнула леди Хаскер. Она чувствовала, что силы ее на исходе.
    Девушка послушалась. Несколько раз она цеплялась за решетку, но быстро освобождалась, оставляя на прутьях клочья своей рубашки. Через минуту Джесси была на свободе.
    Полицейские стояли, прижавшись спинами к решетке и изо всех сил сжимая поперечную перекладину. Они с трудом удерживали решетку до тех пор, пока девушка не выбралась наружу.
    - Рычаг в спальне! - крикнул Бампер.
    Джесси исчезла, а через минуту включился подъемный механизм. Решетка с грохотом поднялась, освобождая дорогу.
    - Ну, вот мы и выбрались, - сказала леди Хаскер, кинувшись к дочери.
    - А где же инспектор? - спросил Эрл Бампер, внимательно оглядывая комнату, в которой стояла широкая французская кровать. Ему удалось обнаружить почти незаметную дверцу в стене.
    - Пошли, констебль, - приказал сержант, по-прежнему державший в руках дробовик.
    Киллоуфит неохотно последовал за ним.
    Они скатились вниз по винтовой лестнице и бросились бежать по бесконечному коридору, который то спускался, то поднимался, описывая замысловатые повороты и дуги глубоко в чреве горы, на вершине которой высился замок.
    Через триста ярдов коридор влился в туннель, идущий наискось вниз и залитый водой, почти доходящей до потолка.
    - Едва ли инспектор может здесь быть, - сказал Киллоуфит, радуясь возможности вернуться на поверхность земли.
    - Оставаться здесь! - прогремел сержант.
    Он сложил ладони рупором и крикнул. Он кричал снова и снова, напрасно ожидая ответа. С потолка на них падали крупные капли воды.
    Внезапно до них донесся едва слышный голос инспектора:
    - Эрл! На помощь, я тону. Я здесь заперт. Поторопись, Эрл!
    Сержант тотчас бросился в холодную воду.
    - Это ведь бессмысленно, - запротестовал Киллоуфит, не трогаясь с места, но Бампер исчез в темноте.
    Сержант на ощупь пробирался по коридору. Он спешил, вода доходила уже до подбородка. Не останавливаясь, он отодвинул в сторону скелет, плывший по течению прямо на него. С мужеством отчаяния Эрл пробирался вперед. Крики Бюргера указывали ему путь и заставляли двигаться еще быстрее.
    - Держись, Джо, я уже близко! - подбадривал сержант.
    Бампер несколько раз споткнулся, с головой погружаясь в ледяную воду. Наконец он достиг решетки.
    Отсюда путь назад был для него тоже отрезан.
    - Я тебе этого никогда не забуду! - сказал Бюргер, когда сержант добрался до входа в подземную камеру.
    Эрл Бампер изо всех сил потряс решетку. Она была такой же мощной, как и та, которую им удалось поднять в замке. Сержант понял, что он пришел слишком поздно.
    - Тебе нужно нырнуть, - сказал инспектор, - может быть, удастся справиться с замком.
    Бампер повис на решетке и молча покачал головой. Вода уже заливала ему подбородок. Теперь им обоим приходилось наклонять голову, чтобы рот оставался над водой. Они жадно хватали воздух. Запасы воды были бесконечными, как будто система соединялась с океаном.
    Сержант прощался с жизнью. Сейчас он почти завидовал Киллоуфиту, который повел себя как трус, но остался в живых. Внезапно монотонный шум льющейся воды прекратился. Из труб вылились последние капли.
    - Неужели повезло? - радостно спросил Эрл Бампер.
    Он не мог даже повернуть голову, чтобы посмотреть на инспектора.
    - Это Киллоуфит, - ответил Бюргер. - В спальне перса он видел такой же рычаг и сообразил повернуть его. Но мы так совсем замерзнем. В такой ледяной воде долго не выдержать.
    Как бы в ответ на слова инспектора, неподалеку от них образовалась большая воронка. Уровень воды начал быстро понижаться. Не ожидавший этого Бампер был захвачен этим мощным водоворотом. Его несколько раз с силой ударило о каменные стены коридора и затянуло в широкую стальную трубу.
    Паника охватила беспомощного Эрла. Ему не хватало воздуха. В который раз за сегодняшний день он попрощался с жизнью. Но неожиданно его путь в неизвестность окончился. Сержанта буквально катапультировало из скальной стены в том месте, где труба выходила наружу. Он пролетел по воздуху и с громким всплеском погрузился в воду пруда у Подножия крепости. До берега было недалеко, и Бампер стремительно поплыл к нему, пробиваясь через густые заросли камыша. Он был рад такой счастливой развязке.
    Через десять минут мокрый до нитки сержант стоял перед открытыми воротами замка. Откуда-то издалека до него доносился голос Бюргера, которому подавленно отвечал Киллоуфит. И тут он увидел перса.
    Мирзахан успел освободить двух своих помощников и отбить Джесси. Они спешили к "Роллс-Ройсу", в котором приехали сюда из Лондона. Перс намотал на левую руку длинные светлые волосы Джесси. Правой рукой он прижимал к ее виску револьвер.
    В окне замка появились Киллоуфит и Бюргер. Инспектор держал в руках захваченный дробовик.
    - Не делайте глупостей, Бюргер, иначе Джесси Хаскер умрет на месте, предупредил Мирзахан.
    Он передал девушку и револьвер одному из своих слуг - одноглазому монголу.
    - Как видите, инспектор, я опять хозяин положения! - торжествовал он.
    Но на этот раз он ошибался. Слуги предали своего жестокого господина. Не дожидаясь его, они вскочили в автомобиль, и "Роллс-Ройс" с азиатами и девушкой рванулся вперед. Стремительно проскочив по подъемному мосту, автомобиль помчался вниз в долину.
    Никто из пассажиров не обратил внимания на отчаянно махавшего руками сержанта. Наоборот, сидевший за рулем монгол еще увеличил скорость. На мгновение перед Бампером мелькнуло отчаянное лицо Джесси Хаскер.
    Бампер бросился за "Роллс-Ройсом". Он знал, что должно произойти.
    Земля содрогнулась от мощного взрыва, когда автомобиль беглецов напоролся на завал. Столб огня взметнулся над кронами деревьев.
    Сержант побежал напрямик по лесу. Он еще надеялся на чудо. Огонь и запах гари указывали ему путь. Задыхаясь, Эрл добрался наконец до места катастрофы. Огромный автомобиль лежал на боку. Его колеса все еще продолжали вращаться. Обшивка салона горела, густо дымя. Мертвый водитель повис на рулевом колесе. Монгол стоял на коленях на лесной тропинке. При ударе он как снаряд вылетел из машины и врезался в густой колючий кустарник на обочине. Его голова превратилась в сплошную кровавую маску.
    Джесси Хаскер оставалась на заднем сиденье. Ее заклинило в горящем автомобиле.
    Эрл попытался оторвать заднюю дверь, но тут же понял, что ему это не по силам. Тогда он разбил заднее стекло. Плачущая, с измазанным лицом и в разорванной ночной рубашке Джесси Хаскер выбралась на свободу и тут же в изнеможении села к ногам долговязого сержанта.
    - Все хорошо, хорошо, - утешал ее Эрл Бампер. - Завтра вы опять будете в Лондоне.
    Они начали медленно подниматься к замку, который темной угрожающей громадой нависал над долиной.
    - А Мирзахан?.. - спросила девушка.
    - Не беспокойтесь, Джо Бюргер арестует его, - заверил ее сержант. - Вам уже нечего опасаться.
    Мирзахан в бессильной ярости заскрипел зубами, видя, как его предатели-слуги уносятся прочь на тяжелом "Роллс-Ройсе".
    - Держите его на мушке! - приказал Бюргер и протянул констеблю дробовик. Я должен его связать.
    Инспектор побежал вниз. Мирзахан все еще стоял посреди вымощенного булыжником двора крепости. Казалось, он готов сдаваться.
    - Вы победили, инспектор, - пробурчал азиат.
    - Хорошо, что вы это поняли, - кивнул Бюргер и осторожно подошел ближе.
    Перс проиграл, но тем опаснее он был.
    - Вы что, хотите меня арестовать и запереть в одну из ваших паршивых британских тюрем? - мрачно спросил Мирзахан. - И думаете, я на это соглашусь?
    - Никто на это не соглашается, - резко ответил инспектор, - но это единственное подходящее место для мерзавцев, которые занимаются такими делами, как вы.
    - Я только мстил, - мягко возразил перс, - это завещал мне мой отец. У меня не было выбора. Он принуждал меня к этому даже из потустороннего мира.
    - Вам с вашими удивительными способностями, - перебил его Бюргер, - было бы несложно уклониться от Выполнения этих требований, но вы этого не захотели.
    - Зачем нам спорить? - добродушно улыбнулся перс. - Ведь все закончилось.
    Он сел посреди двора, скрестив ноги, менее чем в трех шагах от застывшего Бюргера. Руки его лежали на коленях ладонями кверху. Казалось, Мирзахан больше ничего не видит и не слышит вокруг себя.
    - Прекратите! - громко приказал Джо Бюргер и хотел подойти ближе, чтобы связать ему руки.
    Инспектор отшатнулся - от персидского мага исходил жар, как от хорошо натопленной печки, причем температура продолжала увеличиваться, неудержимо стремясь к рубежу, за которым должен начаться распад материи.
    Вокруг фигуры перса возникло удивительно яркое сияние. Страшный жар исходил от Мирзахана, образуя как бы магический круг, не дававший возможности подойти к нему. Но на этот раз Мирзахан использовал свои сверхъестественные возможности не для мести, а чтобы избежать земного правосудия.
    Леди Сара и констебль подошли к Бюргеру и с ужасом наблюдали за саморазрушением перса. Казалось странным, что он до сих пор не расплавился или не сгорел, как звезда.
    Лицо Мирзахана начало удивительным образом меняться. Сквозь хорошо знакомые черты начало проступать высохшее аскетическое лицо пожилого мужчины, на лбу которого горел красный магический знак. Черные блестящие волосы превратились в серые, длинные, расчесанные пряди. Вся одежда, как старая тряпка, упала с тела медитирующего. На нем теперь оставался только прочный фартук.
    - Это гуру, - прошептала леди Сара, - он выглядел именно так.
    Глаза Киллоуфита чуть не вылезли из орбит.
    - А что такое гуру? - спросил он.
    - Это индийский святой, проповедник, мастер медитации, - ответил Бюргер, хотя он не был уверен, что констебль поймет его.
    Худая фигура, сидящая посреди двора шотландского замка, рассыпалась и исчезла. Камни, которыми в этом месте был вымощен двор, заметно сплавились. От них поднимался пар.
    Мирзахан, или тот, кто выдавал себя за Мирзахава, исчез из этого мира без сожаления и криков боли. Он сжег себя без огня. Теперь только едва различимые следы человеческой фигуры указывали место, где сидел гуру.
    - Ни один человек в нашей деревне не поверит мне, - вздохнул Киллоуфит.
    - Вы еще не скоро попадете в таверну, - серьезно ответил ему инспектор. Вам придется остаться здесь, а я доставлю вниз леди Сару и пришлю сюда следователя.
    В этот момент над лесом взметнулся столб огня. Бюргер знал, что это значит, но не сказал об этом леди. Он помог ей надеть пальто, и они начали спускаться в Арма Далле.
    Прийдя в деревню, инспектор сразу направился к телефону. Начальник отдела по борьбе с оккультизмом имел полное право первым узнать о событиях в крепости Грае.
    Через несколько дней в Лондоне все участники этих событий собрались, чтобы подвести итоги. Роджер Уайтмур считал себя единственным человеком, кто вышел из ужасных приключений с добычей - он женился на Джесси Хаскер. Джо Бюргер и Эрл Бампер получили знаки отличия. Награды им вручал лично Уильям С. Хэрроу.
    Молодая пара жила на вилле номер семь по Импрогейт в Кинсингтоне. Незаселенными в доме оставались только комнаты, окна которых смотрели на соседнюю виллу.
    Пудель Джойс занял почетное место в семье. Он находился под личной опекой леди Сары Хаскер.
Top.Mail.Ru