Скачать fb2
Теперь еще и слоны

Теперь еще и слоны


Де Камп Лион Спрэг & Прэтт Флетчер Теперь еще и слоны

    Спрэг Де Камп, Флетчер Прэтт
    Теперь еще и слоны...
    Худой лысеющий человек в твидовом костюме чуть не опрокинул стакан, когда неверным, но тщательным движением пытался поставить его на стол - и, уж можете не сомневаться, в данном случае осторожность в обращении со стаканом была вполне оправдана.
    - Вспомни о собаках, - заявил он. - Правда, дорогая, практически не существует предела тому, чего можно добиться при помощи селекционного скрещивания.
    - Замечу, что там, откуда я родом, мы иногда думаем и о других вещах, - проговорила рыжеволосая красотка и сопроводила старинную шутку, какие обычно печатали в "Нью-Йоркере", таким движением бедер, что хоть сейчас отправляй на страницы "Плейбоя".
    Мистер Визервокс поднял нос от второго мартини.
    - Вы их знаете, мистер Коэн? - спросил он.
    Мистер Коэн, бармен, повернулся к нему и вытер мокрое пятно, оставшееся на стойке бара.
    - Это профессор Тотт, чрезвычайно образованный джентльмен, должен вам сказать. Имени дамы не припомню, хотя, кажется, он называл ее Элли или что-то вроде того. Хотите, я вас с ними познакомлю?
    - Конечно. Я читал когда-то про селекционное скрещивание, только мало что понял. Может быть, профессор сумеет мне объяснить.
    Мистер Коэн с важным видом подвел гостя к столику в дальнем конце бара.
    - Рад с вами познакомиться, профессор Тотт, - произнес он. - Моя фамилия - Визервокс.
    - Что вы, сэр, это я счастлив знакомству с вами, совершенно счастлив. Миссис Джоунас, позвольте представить вам моего зрелого друга, именуемого Визервокс. Зрелого в том смысле, что он старился, вызревая в прекрасных напитках, подаваемых в баре "Гэвеген", где мы сейчас находимся, а сами напитки в это время вызревали в деревянных бочках, ха-ха - старение третьей ступени. Садитесь, мистер Визервокс. Я мечтаю привлечь ваше внимание к великолепным свойствам алкоголя, среди которых фантазия не самое последнее.
    - Хм, вы совершенно правы, - согласился Визервокс, лицо которого приобрело точно такое же выражение, что и у чучела совы, украшавшего стенку над стойкой. - Я вот что хотел спросить...
    - Сэр, прошу извинить мне мой педантизм, уместный разве что в аудитории. Фантазия - это обмен ролями. В состоянии святой трезвости я ухаживаю за миссис Джоунас; я соблазняю ее предаться алкогольным забавам. После третьего коктейля мы меняемся ролями, и она начинает обольщать меня - в точном соответствии с известным биологическим законом, утверждающим, что спиртное способствует разжиганию желания в женщине, но снижает потенцию мужчины. Вам понятно? Обмен ролями!
    Стоящий за стойкой бара мистер Коэн, казалось, услышал часть выступления профессора и заявил:
    - Рогаликов нет. Но могу предложить крендельки с солью. - Он пошарил под стойкой в поисках вазочки. - Кончились. А я только сегодня утром открыл новую коробку. Теперь понятно, куда уходит вся прибыль "Гэвегена". В прежние времена - бесплатный ленч, а теперь вот крендельки.
    - Я вот о чем хотел вас спросить...
    Профессор поднялся на ноги и поклонился, это упражнение привело к тому, что он довольно неожиданно снова плюхнулся на стул.
    - Ах, загадка Вселенной и музыка сфер, так сказал бы Просперо! Кто охотник? Кто спасается бегством? Нечестивцы. Сохранить философию можно только соблюдая платоново среднее, только находясь на острие ножа - между преследованием и бегством, грехом и добродетелью. Мистер Коэн, еще коктейль - всем, включая моего зрелого друга.
    - Позвольте мне угостить вас, - возразил Визервокс. - Я хотел спросить о селекционном скрещивании.
    Профессор встряхнулся, два раза мигнул, откинулся на спинку стула и положил руку на стол.
    - Вас интересует научное объяснение? Отлично, но у меня имеются свидетели, которые подтвердят, что вы сами напросились. - Вот видите, что вы наделали? - заговорила миссис Джоунас. - Теперь вашими стараниями он не замолчит до тех пор, пока его не сморит сон.
    - Мне вот что интересно... - начал Визервокс, но счастливо улыбающийся Тотт перебил его:
    - Я изложу вам теорию в наикратчайшем виде, без каких бы то ни было технических подробностей, - пообещал он. - Давайте предположим, что из шестнадцати мышей вы выбрали двух самых крупных и скрестили между собой. Их потомство, в свою очередь, будет спарено с самыми крупными особями из другой группы. И так далее. Через некоторое время при наличии достаточного количества экспериментального материала и создании благоприятных условий размножения вы без проблем получите мышь размером со льва.
    - Фу! - возмутилась миссис Джоунас. - Ты явно перебрал! Твое воображение начинает рисовать чересчур мерзкие картины.
    - Понятно, - проговорил Визервокс, - я читал в одной книжке об огромных крысах, которые поедали лошадей, а осы были размером с собаку.
    - Я знаю произведение, о котором идет речь, - сказал Тотт, потягивая коктейль. - "Пища богов" Герберта Уэллса. Боюсь, однако, что описываемый им метод не имеет никакого отношения к генетике, а следовательно, абсолютно лишен научной ценности.
    - Неужели можно получить такие поразительные существа при помощи селекционного скрещивания? - спросил Визервокс.
    - Конечно. Можно вывести мух размером с тигра. Нужно всего лишь...
    Миссис Джоунас подняла руку.
    - Альвин, какая кошмарная идея! Надеюсь, тебе не придет в голову применить ее на практике.
    - Нет ни малейшего повода для беспокойства, дорогая моя. Закон квадрата куба надежно защищает нас от возможных неприятностей.
    - Как? - удивился Визервокс.
    - Закон квадрата куба. Если вы удваиваете размеры, вы увеличиваете в четыре раза площадь и в восемь раз массу. В результате... ну, в практическом, а не научном смысле, у мухи размером с тигра будут слишком худые ноги и слишком маленькие крылья, которые не смогут выдерживать ее вес.
    - Альвин, это же так непрактично! - заявила миссис Джоунас. - Как насекомое станет двигаться?
    Профессор изобразил очередной изысканный поклон, который получился у него еще менее удачно, чем первый, поскольку он пытался проделать его не вставая.
    - Мадам, цель подобного эксперимента не имеет никакого отношения к практическому использованию результата - он может быть предпринят исключительно для демонстрации возможностей науки. Муха размером с тигра будет представлять собой желеобразную массу, которую придется кормить с ложечки. - Он поднял руку вверх. - Вряд ли найдется причина, которая побудит кого-либо произвести на свет такое чудовище; а поскольку природа не имеет возможности создавать насекомых большого размера, она откажет в существовании и этим гигантам. Впрочем, должен с тобой согласиться, у меня подобная идея тоже вызывает отвращение. Мне гораздо больше нравится альтернативный проект - слоны не больше мух или ласточек.
    Визервокс подозвал мистера Коэна.
    - Отличный коктейль. Повторите, пожалуйста... А разве закон квадрата куба в этом случае не доставит вам неприятностей?
    - Никоим образом, сэр. Когда речь идет об уменьшении размера, он работает на нас. Масса делится на восемь, однако мышцы не меняют пропорций и справляются с достаточно большим весом. Так что ноги и крылья крошечного слоника не только смогут поддерживать его, но и сделают резвым, точно колибри. Представьте себе малюсенького африканского слона во время плиш...
    - Альвин, - перебила его миссис Джоунас, - ты напился. Иначе ты бы знал, как правильно произнести слово "плейстоцен", и не стал бы рассуждать о слонах с крыльями.
    - Вовсе нет, дорогая. Я совершенно уверен в том, что такая особь сможет летать при помощи увеличенных ушей, совсем как Дамбо из мультфильма.
    Миссис Джоунас фыркнула.
    - И тем не менее мне бы не понравился слоник размером с муху. Он будет слишком маленьким, чтобы держать его вместо домашнего любимца, и непременно станет забираться во все укромные уголки. Давай сделаем его размером с котенка, вот таким. - Она выставила два указательных пальца. Дюймов пять.
    - Отлично, дорогая, - согласился профессор. - Как только получу субсидию в Фонде Карнеги, сразу займусь воплощением этого проекта в жизнь.
    - Да, - вмешался Визервокс, - но чем вы станете кормить таких крошек? И сможете ли приучить их вести себя прилично в доме?
    - Уж если мужчину можно приучить вести себя прилично, то со слонами проблем не возникнет, - проговорила миссис Джоунас. - А кормить их будем овсом и сеном. Гораздо чище, чем держать повсюду банки с кормом для собак.
    Профессор потер подбородок.
    - Хм-м-м, - задумчиво протянул он. - Скорость поглощения пищи будет отличаться, учитывая размеры желудка... который, в свою очередь, зависит от величины... не уверен в результатах, но, боюсь, нам следует поискать более концентрированную и менее традиционную пищу. Полагаю, придется кормить нашего Elephas micros... предлагаю назвать его именно так... кормить его кусковым сахаром. Нет, не Elephas micros, а Elephas microtatus, что означает "самый маленький, крошечный слоник".
    Мистер Коэн, который, облокотившись о прилавок, с интересом прислушивался к разговору, вдруг заявил:
    - Мистер Консидин, представитель одной торговой компании, говорил мне, что самая концентрированная пища - это хорошее хлебное виски.
    - Вот! - Профессор радостно хлопнул ладонью по столу. - Не Elephas microtatus, а Elephas frumenti, Слон Хлебного Виски, так мы его наречем, исходя из того, чем он станет питаться. Мы создадим таких слоников, которые будут жить на виски - высоко энергетичном продукте.
    - Э, нет, не пойдет, - запротестовала миссис Джоунас. - Никто не захочет иметь домашнее животное, пристрастившееся к алкоголю. В особенности, если в доме есть дети.
    - Послушайте, - вмешался Визервокс, - коль вы и в самом деле хотите получить столь необычное животное, почему бы не держать его в таком месте, где не бывает детей, а виски хоть залейся: например, в барах.
    - Какое мудрое предложение, - похвалил его профессор Тотт. - Кстати, о виски, мистер Коэн: по-моему, нам пора повторить. Мы держим лошадей в конюшнях, кошек - в домах, канареек - в клетках. Почему бы не создать особое животное для баров? Кстати, мистер Коэн, чучело совы за вашей стойкой порядком поистрепалось.
    - Они будут, как сороки, - мечтательно произнесла миссис Джоунас. Будут собирать совиные перья, крендельки и подставки для стаканов, чтобы вить гнезда в каком-нибудь темном уголке под потолком. А ночью выйдут...
    Когда мистер Коэн поставил перед ними очередную порцию выпивки, профессор ласково посмотрел на спутницу и сказал:
    - Дорогая, либо обсуждение будущего Elephas frumenti, либо сама spiritus frumenti ударила тебе в голову. Когда на тебя находит поэтическое настроение...
    Рыжеволосая красотка откинулась на спинку стула и уставилась в потолок.
    - У меня вовсе не поэтическое настроение. Вон та штука на самом верху колонны - гнездо одного из твоих слоников.
    - Какая штука? - не понял Тотт.
    - Та штука на самом верху, где совсем темно.
    - Я ничего не вижу, - заявил мистер Коэн. - И готов заявить: у нас солидный бар, даже крыс нет.
    - Они никогда не будут по-настоящему ручными, - проговорила миссис Джоунас, не отрывая глаз от потолка, - и если посчитают, что их плохо кормят, станут сами добывать себе пропитание, когда бармен отвернется.
    - А ведь и вправду: забавная штука, - вдруг сказал Тотт, отодвинул стул и попытался на него взобраться.
    - Не делай этого, Альвин, - попробовала остановить его миссис Джоунас. - Ты свернешь себе шею... Если хорошенько подумать, они будут кормить детенышей...
    - Тогда встань рядом, чтобы я мог ухватиться за твое плечо.
    - Эй! - вскричал вдруг мистер Визервокс. - Кто осушил мой стакан?
    Миссис Джоунас опустила глаза.
    - А разве не вы сами?
    - Даже не притронулся. Мистер Коэн только что его поставил, правда?
    - Точно. Но это было несколько минут назад, может быть, вы...
    - Я не мог. Я совершенно, абсолютно точно не пил... эй, друзья, посмотрите на стол!
    - Если бы я взял другие очки... - заявил Тотт, с опасностью для жизни раскачиваясь на стуле и вглядываясь в темноту.
    - Посмотрите на стол! - махнув рукой, повторил Визервокс.
    Его стакан, в котором совсем недавно была выпивка, оказался пустым. В стакане Тотта еще что-то плескалось, а бокал миссис Джоунас лежал на боку, из него вылилось содержимое объемом с наперсток и лужицей растеклось по столу.
    Когда миссис Джоунас и Тотт проследили за пальцем Визервокса, то заметили, что от этой лужицы крошечные, мокрые следы ведут к противоположному краю стола, а дальше неожиданно обрываются. Круглые, каждый след размером с десятицентовик, будто оставленные...
Top.Mail.Ru