Скачать fb2
Нереал

Нереал


Дэйзи Аарон Нереал

    Аарон Дэйзи
    Нереал
    "Believe in unbelievable" Не ходите, дети, "Матрицу" смотреть... Эпиграф - (с) Deathwisher
    Вступление:
    "Фильм "Матрица", поставленный по сценарию братьев Вашовски, заслуженно назвали культовым и шокирующим. Неудержимое наступление компьютерной среды, виртуальной реальности на реальность физическую и объективную в последние годы и даже месяцы приобрело столь стремительные темпы, что люди все чаще стали задумываться, как им придется жить в непосредственном взаимодействии с электронным миром. Человек настолько стремительно преображает среду обитания, что уже сам не успевает приспосабливаться к меняющимся условиям. Все новые компьютерные изыски входят в нашу жизнь, все больше и больше задач мы перекладываем на "плечи" компьютеров. И уже расходятся огромными тиражами летучие фразы комедийного стиля, описывающие наше самое ближайшее будущее в ироничном, но очень тревожном ключе. Например, гипотетическая фраза компьютера, управляющего всем домашним хозяйством: "Приложение Дверь выполнило недопустимую операцию и будет закрыто". И попробуйте потом открыть эту неправильно закрывшуюся дверь! Действия компьютерного охранника совершенно непредсказуемы.
    "Матрица", по которой весь наш мир - компьютерная фантазия, прокатившись по экранам планеты, реализовалась в своем непосредственном виде. Вы этого не заметили? И правильно: человек, живущий в Матрице, и не должен замечать саму Матрицу. Но шутки в сторону. Мы - по фильму - знакомы с одним ярким её проявлением, которое невозможно не заметить. Это Агенты. Люди (или не люди?) в строгих деловых костюмах и темных очках, скрывающих глаза. Вездесущие и всемогущие. Обладающие феноменальными способностями. "Программы-полицейские", знающие все скрытые ходы и возможности главной программы и умеющие ими пользоваться. Но ведь это всего лишь фантазия сценаристов! - скажете вы. Ведь наш мир - не компьютер, и никогда им не станет, как бы ни захотели поверить в это люди, увидевшие фильм и сжившиеся с его героями. Что же, может быть, вы и правы. И тем не менее в виртуальной реальности, в Интернете, уже давно появились сотни Нео, Морфеев, Троиц. Кто сказал, что они остались лишь в виртуальности?
    Вот что рассказал киевлянин Сергей Полгородник: "То ли я псих, то ли... В общем, произошло все на станции "Позняки" в Киеве. Прошел я сквозь автоматы, иду по платформе, где-то посередине останавливаюсь, там народу меньше, и замечаю человека ростом 187-190, в черном плаще, в темных очках (в метро!) и с мобилой в руке. Я оглядел его - интересный прикид все-таки. Стою, жду поезда. Вдруг слышу - звук такой странный, как пиликнуло что-то. Оглядываюсь - этого, в плаще, нету. Мне стало интересно, отошел я чуть от края платформы, огляделся: ни с одной стороны его нет. А станция вся просматривается. Не мог же он просто так, да еще за 1-2 секунды, со станции убежать?! Но прикол даже не в этом. Я остолбенел, когда подошел поезд. Останавливается прямо дверьми ко мне, и там...стоит он! Я был в шоке. Еле очнулся, влез в закрывающиеся двери. Он стоял возле двери, когда я впихивался. Я впихнулся, повернулся лицом к двери - он за ними! Да еще и подмигнул! Не знаю, что это было...матрица, агенты или нет...но после этого со мной стали весьма странные вещи происходить. Про внезапную пропажу и появление предметов я уже и не заикаюсь".
    Шок - это, конечно, по-нашему, но не настолько же! И тем не менее приходится признать, что все это - реальность. Самой настоящей реальностью стали вчерашние фантазии - что же будет завтра? А завтра реализуются фантазии сегодняшние... Будущее уже написано - вы можете прочесть его хроники в фантастических повестях и романах, посмотреть в кинотеатрах и на видео. Галактические войны, инопланетные захватчики и друзья, "Планета Ка-пэкс" и станция "Вавилон-5", "Звездные войны" и "Планета обезьян" - все это уже придумано, растиражировано и пришествие фантазий в реальность не заставит себя ждать. Вам страшно? Мне тоже. Давайте фантазировать осторожнее!
    И все же красной нитью сквозь все - любые литературные сочинения проходит вера в "хэппи-энд", в победу добрых сил над злом, в торжество справедливости. Пусть этот робкий огонек лишь чуть мерцает сегодня, но погаснуть ему не суждено: мы всегда будем надеяться на лучшее и верить в светлое будущее. Верить.
    И по вере воздастся!"
    Статья из журнала "Оракул". Март 2003 г.
    Глава 1. "Столица" или "Вечный драйв".
    Год 2000.
    Вот уже третьи сутки я лежала пластом, уныло пялясь в серую стенку. Есть не хотелось, я только изредка потягивала "Сэвен-ап" из большой пластиковой бутылки, лежавшей тут же, рядом со мной. Автореверс в плеере срабатывал безотказно, и мне не приходилось даже утруждать себя нажатием кнопок. Третьи сутки в плеере однообразно грохотало что-то вроде "Linkin Park", сменить кассету мне тоже было лень. На серой стене можно разглядеть мелкие царапины, грязные пятна и разводы. По сути, это не стенка даже, а так, перегородка. Я зевнула и повернулась на другой бок. За окнами темно, даже черно. Спать не хотелось, я и так уже третьи сутки сплю по 12 часов в день. Конечно, а чем еще можно занять себя в поезде?
    Поезд стремительно мчался на запад, минуя крупные города и изветшавшие, полу заброшенные деревушки. "Тында-Москва". Мне предстояло провести два месяца в столице - бродить по музеям, театрам, картинным галереям; посмотреть несколько фильмов в лучших кинотеатрах страны. Но меня это, честно говоря, не особо радовало. Незнакомые города всегда действуют на меня удручающе... Взять хоть Улан-Удэ, для примера. Первые три месяца учебы показались мне адской мукой, хотя поступить в ВСГТУ не составило для меня особой проблемы. Просто новый город для меня как новый мир - никогда не знаешь, что ждет тебя завтра. Незнакомые улицы, словно текстуры в трехмерной компьютерной игре; ни одного знакомого лица, непонятные фразы, ничего не говорящие названия проспектов и парков. Чувствую себя попавшей на новый уровень виртуальной реальности - всё вокруг работает само по себе, каждый индивид живет тоже сам по себе. До меня никому нет дела. Всё вокруг я вижу впервые. И идя по улице, точно знаю - никто не окликнет меня по имени, не поздоровается и не спросит, как мои дела? Враждебная атмосфера, чувство никому ненужности. А еще эти груды бетона и стали! Или вот еще вспоминаю Новосибирск, где я тщетно пыталась поступить в НГУ... За две недели непомерных умственных нагрузок, незнакомого окружения, моя "крыша" едва не съехала. Раздражало меня всё... Вечный, как гул техногенного прибоя, шум машин под окнами. Запах бензина; почти физически ощущаемый привкус металла, смолянистые испарения раскаленного, как сковорода, асфальта. Пик лета. Центр города... Душный, сухой воздух, словно сотню раз фильтрованный, как на космическом корабле. А солнце - этот расплывчатый плазменный шарик - оно садится не за зеленую, поросшую лесом гору (как я привыкла) - а за безликую железобетонную коробку. Кроваво-багряный отблеск заката отразит стекло и пластик, а не стремительный поток горной реки. Последние лучи исчезнут неувиденными в пелене серого смога - а кому вообще всё это надо? И я наблюдала из окна своего "скворечника", как люди спешат по домам, когда на город опускаются мутно-синие сумерки. Ночь не принесет покоя, напротив - лишь выпустит из своего чрева уродливые тайны, скрывающиеся днем по подвалам и тесным переулкам. Выйти ночью в город - самый верный способ совершить самоубийство... Городские пейзажи того времени оставили болезненные царапины на моем перегруженном мозге. Даже сейчас, лежа на второй полке в уютном купе, плавно покачиваясь в такт поезду, я явственно вспоминаю привкус пыли на губах и запах бетона, стали; запах раскаленных на солнце машин. Этот почти осязаемый образ техногенного прогресса, который навсегда застрял в моем разуме... Но, наверняка, это только мое частное мнение, как человека, привыкшего к жизни непосредственно на лоне природы, в одном из красивейших уголков Забайкалья. И это мое мнение, которое я держу при себе, оно всегда противоречит мнению большинства моих знакомых. Большие города для них это что-то вроде рая на земле. "Свобода", "деньги", "тачки", "бары" это ключевые фразы из их доводов в пользу урбанизации. Забавно... Только вот где у них душа? Гонять на крутой тачке по лабиринтам улиц они, конечно, предпочтут прогулке по лесу ранним утром. Выпивать всю ночь в душном баре они находят более интересным, чем ночь у костра с гитарой и хорошими друзьями. Пьянящий аромат рощи, омытой летним ливнем, для них ничто - ведь "экстази" и иная "дурь" вдохновляет куда лучше.
    Я снова перевернулась на другой бок. Через два дня я буду в Москве. Я невольно улыбнулась, вспомнив, как вытянулись от зависти лица одногруппников, при известии, что я проведу летние каникулы в столице. Моя улыбка стала еще шире, когда я представила на своем месте, скажем, Маринку. У неё б "крышу" сорвало от счастья! Мне тотчас явственно представилось, как Маринка "пищит" от радости, читая письмо родителей, которые отправляют её в Москву к тете.
    Десятью днями раньше:
    -...представь, какая наглость! - Маринка сидела у меня на кухне. Мы пили кофе, и вот уже битый час я выслушивала её россказни.
    - ...а потом он мне еще и говорит... - увлеченно продолжала она, не глядя на мой унылый вид. Но не успела она выложить, кто и что там говорит, как в дверь позвонили.
    "Макс, наверное. А может быть, Айс?" - гадала я по дороге в прихожую.
    - Вам письмо. Заказное. Вот, распишитесь, - в дверях стояла почтальон. Расписавшись, я взяла корреспонденцию, поблагодарила женщину и вновь заспешила на кухню.
    Марина уже заскучала - она сидела, обхватив чашку своими изящными, наманикюренными пальчиками и смотрела в одну точку. Но мои предположения оказались неверными - она и думать забыла о "том нахале", а вот мое письмо заинтересовало её не на шутку.
    - Любимый пишет? - глаза Марины засверкали любопытством.
    - что ты, - отмахнулась я, - это от родителей. Ты и сама знаешь - нету у меня любимого... - добавила я, торопливо и не очень аккуратно раздирая конверт.
    "С чего бы это - заказное? Уж не случилось ли чего?" - примерно такого рода мысли толпились в моей голове.
    Я пробежала глазами первые строчки. У родителей все нормально... Так-так: "...тётя в гости зовет". Интересно, которая из трёх? Читаем дальше: "Ну, мы и подумали - ты ведь будешь рада съездить на летние каникулы в Москву..." Вот так номер, блин! "Деньги мы переведем тебе через Western Union. Бери билет в купе...". Сама не заметив, я скорчила кислую мину.
    - Случилось что-то? - Маринка даже подалась чуть вперед, видимо, предчувствуя сенсацию, или что-нибудь в этом роде.
    Что и говорить - настроение мое испортилось. А я то мечтала провести лето в палатке на берегу Байкала, прихватив с собой только плеер и горсть батареек. Ни дать ни взять - "Последний герой"! А тут такой облом...
    - Что пишут то? - не унималась подружка.
    - Фигня. Сидеть мне всё лето в задрипанной столице! - злобно буркнула я.
    - Это тут что ли? - Маринке стало жаль меня. Улан-Удэ город явно не курортный...
    - Хуже. В Москву засылают... - пожаловалась я и уж вовсе упала духом.
    - Ты что?!! - Маринка аж подскочила, - с ума сошла? Да это же просто... - у неё не хватало слов, и подружка усиленно жестикулировала, восполняя их недостаток.
    По её поведению я догадалась, что мне сказочно повезло. На моем лице тотчас показалась ехидная улыбка, которую принято называть саркастической. Но подруга тотчас истолковала мое поведение по-своему:
    - А-аааа... - протянула Маринка, и в глазах её зажегся хитрый огонек, - ты, видимо, Айса любишь, потому не хочешь уезжать? Знаю-знаю, - и она шутливо погрозила мне пальцем, как нашкодившему ребенку.
    - Да ты чё?! - я аж обалдела от неожиданности, уж чего-чего, а такого поворота событий я не ожидала.
    - Я же сама видела, как ты в кинотеатре на него пялилась! Весь фильм почти...
    - А, - мне стало смешно. Я даже покачала головой, настолько простым было объяснение причины моего тогдашнего интереса к Айсу.
    Действительно, пару недель назад мы всей группой подались в кинотеатр, "Матрицу" смотреть. А так как сей шедевр кинематографа я видела четыре раза (2 из них в кинотеатрах) то в пятый раз я просто заскучала. Я ведь помню буквально каждое слово и движение главных героев. Забавно, но Айс тогда смотрел фильм впервые и смотрел так напряженно и внимательно, что наверняка не заметил бы и начала третьей мировой... Он бы сам не пошел на премьеру, но его уговорил Макс, сказав, что фильмец как раз по его части. И вот, Айс сидел, неотрывно следя за происходящими на экране событиями. Да так внимательно, словно от этого зависела его собственная жизнь. Мне же куда забавней было следить за самим Айсом, тем более я занимала соседнее место. Конечно, фильм захватывающий, даже шокирующий, но такого эффекта я, честно говоря, не ожидала - на высокоинтеллектуальном лице моего соседа отразился неподдельный ужас. Хотя ничего ужасного не показывали Морфей знакомил Нео с особенностями строения и функционирования Матрицы. Надо сказать, к концу фильма Айс еле удерживался на месте. И вид у него, стоит заметить, был весьма жалкий, какой-то затравленный. К счастью, кроме меня этого никто не просек...
    - Эй, - Маринка дернула меня за рукав, выводя из задумчивости, - ну не дуйся, пожалуйста. Я, правда, думала, что он тебе нравится... - по-своему поняла она мое оцепенение.
    - Ну, я пошла, - подружка спешно собралась и быстро исчезла, видимо, не решаясь больше испытывать мое терпение.
    Итак, по порядку. Кто же такой этот загадочный Айс?
    Вообще то его зовут Антохой. В ВСГТУ он звезда первой величины, наш светлый гений. Да-да - гений, не много не мало. Отличается он тем, что учась на третьем курсе на программиста уже "заткнул за пояс" всех преподов. Он знает как свои пять пальцев Си, Си ++, Паскаль, Ассемблер, Delphi и еще кучу менее популярных языков программирования, которые нам, учащимся на первом курсе, и в кошмарных снах не снились. Кличка его - "Айс" - происходит от названия известного отладчика Soft Ice, который Антоха юзает всегда и везде без зазрения совести. О нем ходят истории и легенды по всему университету. Самая популярная из них - это о том, что он, якобы, на дипломный проект предоставит готовую операционную систему, которой "Виндовс" и в подметки не годится! И в этом, надо сказать, никто не сомневался. Сам Айс скромно отмалчивался или давал очень сдержанные комментарии по этому поводу. В нашей группе даже есть один чудак, который умудрился как то выпросить у Айса автограф и теперь ходит, всем показывает. Кроме своей гениальности Айс знаменит феноменальной точностью, пунктуальностью и полным равнодушием к "дури" и алкогольным напиткам. И, не смотря на эти "недостатки" он любим и уважаем всеми курсами "программеров". Айс, добрая душа, никогда не считает за труд накатать программку всем и каждому желающему совершенно бесплатно. А ведь по нашему разумению - это адский труд! Учителя тоже ценят Айса, гордость ВУЗа, и с удовольствием прощают ему некоторые слабости всенощное сидение в Интернете из компьютерного класса ВСГТУ и вслед за этим мирный сон во время лекций .
    Вот и весь портрет. Сюда еще можно добавить вечно взлохмаченную густую шевелюру, добрый взгляд карих глаз и скромную улыбку. Хорошенький он или нет? Скорее, да. Но, как ни странно, последнее время на все поползновения женского пола Айс либо не реагирует вовсе, либо вежливо отказывает во внимании. Что бы ни говорили, но я то знаю, в чем дело. Меня даже иногда разбирает гордость - никто не знает, а я знаю! Дело в том, что Айс чертовски занят. Он ВСЕГДА что-то пишет. Что именно - не понятно. Шифровано. Как-то хитро кодировано. Начал он это "что-то" писать дней десять назад и вот всё долбит клавиатуру. Вроде как спешит, что ли... Везде со своим ноутбуком. И на подоконнике в коридоре стучит по "клаве", и присев на корточки во время перерыва, и во время лекций. Я видела, как он на остановке сидел и тоже всё набирал что-то. Везде! Я наблюдала за ним он и в столовой одной рукой ест, другой печатает. В Интернете не появляется. Не до сети стало. Подозрительно всё это как-то. Когда я спросила насчет этого его проекта, то он ответил довольно пространно:
    - Еще рано. Придет время - узнаешь. Программное обеспечение это...
    Ну, и на том спасибо. Остальным он и вовсе ничего не говорит, даже злиться начинает. Да еще я часто вижу в его глазах мучительную тоску, граничащую с отчаянием. Что-то удручает, "парит" нашего гения. И я бы непременно узнала, а может, и помогла ему, если бы не эта окаянная поездка. Ведь Антоха бывал откровенен только со мной и Максом из моей группы; мы считаемся его лучшими друзьями. Но, увы и ах, мне придется всё же ехать в Москву...
    ***
    Едва выбравшись из душного вагона, я начала пробиваться сквозь толпу встречающих в сторону вокзала. Сделать это оказалось не так то просто: мне пришлось приложить все усилия, чтобы пробиться против течения с наименьшими потерями. Сумочку с 300 баксами я прижимала к груди, как самый драгоценный груз и при этом еще озиралась по сторонам, крутя головой, как сова. Меня шатало, словно я еще находилась в поезде, после пяти суток почти полной неподвижности на меня навалилась феноменальная слабость. Чтобы унять сердцебиение я прислонилась к какому-то столбу.
    - Аня! - услышала я через некоторое время.
    Женский голос, заглушаемый шумом толпы, но все-таки услышанный мной довольно отчетливо. Не меня ли это зовут? Тетя ведь обещала меня встретить... Открыв глаза, я увидела, что ко мне приближается высокая женщина с модной стрижкой. Она возвышалась над толпой на целую голову и, ловко лавируя между людьми, явно двигалась в мою сторону. Я помахала рукой - типа, узнала её. На самом деле не узнала. Вот уже десять лет не виделись... Когда она подошла ближе, я увидела молодую симпатичную даму в деловом, песочного цвета, костюме. Как она изменилась-то!
    - Тёть Катя! - я бросилась ей на шею, приветствуя восторженными объятиями. Хотя сделать это было довольно сложно - тетушка моя роста немалого: что то около метр девяносто.
    Спустя несколько минут мы уже ехали на её собственном джипике "Prado" домой. Давненько я не ездила с таким шиком да еще на переднем сиденье! Из навороченной магнитолы "Pioneer" звучала приятная, в меру попсовая музычка. Надо сказать, тётушка вела тачку лихо - не сбавляя скорости, она умудрялась перестраиваться с полосы на полосу, да еще и болтать по сотовому со своим мужем. У меня даже дух захватило с непривычки...
    - Да, Анютку встретила, - доложила она, - приготовь что ни будь поприличней, через пол часа будем дома.
    Я тем временем глазела в тонированное окно - всё вокруг казалось золотисто-красноватым, как на закате. Еще никогда я не попадала в такой густой поток машин. Сплошная стальная река! Видимо, скоро час-пик. Вокруг возвышались новенькие дома: 16-20-этажки. Улицы пестрели всевозможными витринами магазинов, народ валил толпой. Шум всюду стоял невообразимый. Всё гудит, шевелится... Моя несчастная голова тотчас пошла кругом. Вздохнув, я уставилась на тетушку. Волосы цвета спелой вишни, недавно покрашенные и тщательно уложенные, неброский, со вкусом наведенный макияж. Все скромненько, но стильно. Единственным солидным украшением была плоская, широкая цепь вокруг шеи с оригинальными треугольными звеньями.
    - Классная у вас цепь, теть Катя. Платина? - попыталась угадать я, судя по необычному, голубовато-серебристому оттенку.
    Она улыбнулась:
    - Сплав титана, платина и..., - она назвала уж вовсе незнакомое словцо, эксклюзив из Италии.
    "М-да, - подумалось мне, - я тут со своими 300$ вообще отдыхаю".
    После поезда меня мутило, и я решила открыть окошко. Но стоило мне осуществить свой план, как я тотчас о нем и пожалела - мне в лицо ударила такая волна шума и выхлопных газов, что я закашлялась и поспешила вновь отгородиться стеклом от внешней атмосферы.
    Что ж, мои первые впечатления от столицы нельзя назвать потрясными, но все же не так жутко, как мне думалось.
    - А дядя Коля чем занимается? - начала я "знакомство" с родственниками.
    - Устроился в фирму, специализирующуюся на евроремонте. Одна из самых солидных в Москве...
    - А-аа, - протянула я, - это, типа, круто. А вы?
    - Называй меня на ты, - улыбнулась тетя, - мне ведь только 30 лет. Не такая уж и старушка... Ну, в общем-то, сейчас в отпуске, а так в тур.агенстве переводчиком работаю. А ты, как мне сестра говорила, учишься на программиста? Одобряю, это грамотный выбор, - она крутанула руль, обогнала какой-то "Мерс" и перестроилась на крайнюю полосу.
    Не знаю уж, что конкретно рассказывала моя мама, но я решила описать свою учебу сама:
    - Да, первый курс в ВСГТУ закончила. Почти на все пятерки. Преподы прочат мне славную карьеру, даже в один ряд с Айсом ставить пытаются. Не знаю уж, что они во мне находят, - я пожала плечами.
    - С Айсом? - заинтересовалась тетя необычным именем.
    - Ну, это его погоняло сетевое, - поясняла я, - а так его Антохой зовут. Наш гений, - и я пустилась рассказывать о его достижениях и способностях, совсем не задумываясь, интересно это ей или нет. "Становлюсь как Маринка, - недовольно отметила я и замолчала.
    - Продолжай, ты так интересно рассказываешь, - она была вполне искренна, - я уж привыкла, тут даже поговорить не с кем, да и некогда - так, перекинусь парой слов с подругами и все. А ты так складно говоришь, даже послушать приятно. Мы тут почти что говорить разучились, - улыбнулась тетя Катя и на её щеках появились симпатичные ямочки.
    И тут я пустилась в дальнейшие подробности личности Айса, мимоходом упомянула и Макса. Наконец, притомившись, я замолчала. Весь рассказ тетя слушала внимательно, даже смеялась над моими приколами.
    - Что-то ты скромно так, - она переключила магнитолу на радиоволну, - мало про себя упоминаешь. Раз тебя ставят в один ряд с таким умным парнем, это что-то значит.
    А что я могла сказать о себе? Лично сама я не замечала ничего особенного. Тест IQ (к которому я отношусь довольно скептически) показывает что-то вроде 170 из 200 возможных. Ну и что? Я считаю, что интеллект невозможно правильно вычислить. Это так же глупо, как пытаться измерять, скажем, красоту в каких то единицах. Всё это я тотчас прямодушно выложила тетушке.
    - Да ты у нас просто сокровище! Умная, красивая, скромная. В маму пошла, это однозначно, - мы свернули на одну из боковых улиц, потом еще и еще раз.
    От бесконечного мельтешения вокруг, моя голова окончательно закружилась. О том, чтобы запомнить дорогу не может быть и речи. Мне уж стало казаться, что этот мегаполис бесконечен, но, к счастью, мы, в конце концов, добрались до дому и вышли из машины. Дом этот оказался типовой двадцатиэтажкой. Таких вокруг были десятки... Фиг знает, как они тут ориентируются!
    Вечером:
    -...Аня? - тетя тронула меня за рукав, отвлекая от чтения.
    Я сидела за письменным столом в просторной, специально выделенной для меня, спальне и читала увлекательный детектив. Тетя Катя отвлекла меня как раз в тот момент, когда у главного героя коварный злодей выбил из руки пистолет.
    - А? - немного растерянно отозвалась я, близоруко щурясь на неё от яркого света настольной лампы.
    - Телевизор посмотреть не хочешь? "Новости" показывают, - добавила она, еще не зная, что телевизор ("ящик" то есть) мною не слишком любим.
    - Ага, - но я все-таки решила взглянуть, что там показывают такое. Раз в месяц это было бы не вредно.
    Не выпуская из рук книжку, я направилась за тетушкой в зал, к "ящику". Диктор с вытянутым, ничего не выражающим лицом, скучно читал по бумажке. Мне тотчас захотелось зевать.
    - Внешний долг Российской Федерации вырос за этот год на 35 миллионов долларов. Но, несмотря на это, особого повышения инфляции, скорее всего, опасаться не следует...
    "Антон увернулся от вражеского удара и молниеносно выхватил нож... - читала я детектив, в то время как родственники с замиранием сердца следили за происходящим на плоском экране. Мне же было куда интереснее узнать, настучит ли бравый опер Антон по вражеской морде, или нет? Я с увлечением прочитала еще несколько страниц, изобилующих приключениями ментов, ввязавшихся в коварный заговор мафии.
    Когда "Новости" на ОРТ закончились, дядя переключил телек на какой-то неизвестный мне канал. Веселая молодая блондинка с микрофоном оживленно щебетала:
    - Это наш прямой репортаж. Итак, мы решили спросить мнение по этому поводу у нескольких молодых людей, которых мы сегодня встретим.
    На экране появилось веснушчатое лицо девушки в красной бандане. Она начала резво, не задумываясь, излагать свою точку зрения.
    - Я считаю, что это просто класс! Наконец-то будет, где оттянуться!
    Через некоторое время я узнала, что обсуждается вопрос о рекультивации какого-то мало популярного парка под постройку нескольких ночных баров и навороченных ресторанов по соседству. Мнение спросили уже у трех девчонок и двух парней. Все они бурно радовались и сыпали сленгом направо и налево, выражая свое одобрение. Мне уже стало противно лицезреть этих недалеких дуралеев (надо же такое придумать - в столице и так почти нет зелени, так они еще и надумали парк вырубить ради удовольствия каких-то малолеток! Куда только мэр смотрит?!). Наверняка ни у кого в голове не шевельнется заступиться за этот уголок живой природы. Я уж хотела уйти к себе в комнату, чтобы не видеть, как будет вынесен приговор парку, но внезапно камера поймала в объектив еще одного опрашиваемого парень лет 20-22 сидел на скамеечке и, не спеша, пил пиво. Все вокруг куда-то торопились, движение стояло весьма оживленное. А он сидит себе преспокойно, будто отдыхает. Мне это показалось необычным - я за этот день еще не видела, чтобы люди отдыхали. Все вокруг мчались и работали, словно заводные.
    Выражение лица у парня было отрешенное, словно тот "ушел в себя". Но, в отличие от окружающих, довольно человечное и одушевленное. Он будто и не видел даже суеты вокруг, а смотрел себе в одну точку, сквозь толпу. Репортер подошел ближе и задал вопрос, уже успевший набить мне оскомину:
    - Что вы думаете о рекультивации парка такого-то?
    Выхваченное крупным планом лицо молодого человека показалось мне чуть бледноватым, а направленный в камеру взгляд серо-зеленых глаз - бездонным. Потребовалось несколько секунд, чтобы тот "въехал" в суть дела. Потом его лицо озарила странная усмешка - она была далеко непохожа на восторженные, от уха до уха, улыбки предыдущих опрошенных. Затем произошло неожиданное - парень ответил медленно, словно тщательно собирая фразу из кусочков:
    - А, по-моему, всё это дерьмо собачье!
    Сказано это было со смаком, от души. И тотчас появилась реклама, видимо, чтобы замять неловкость, возникшую в прямом эфире. Но, тем не менее, этот странный парень глубоко задел что-то в моем подсознании. Его искренний, хотя и грубоватый, ответ был самым подходящим. Этот человек явно стоял выше слюнявой, бьющейся в эйфории от мысли о барах, толпы малолеток. И тут я поняла причину своей симпатии - он чем-то похож на Айса. Нет, внешне, конечно, сходства никакого. Но все таки чем-то необъяснимо похож. Выражение его глаз, одухотворенный взгляд и лицо, озаренное интеллектом. Неторопливые, точные движения, спокойный голос. Странно, но этот сюжет запал мне в душу.
    Через пару часов я, тетя Катя и дядя Коля сидели в кухне, сверкающей шиком после евроремонта, и пили крепкий чай с конфетами. И я решила узнать, что думают они о постройке злополучных баров на месте парка. Дядя ответил не сразу, сначала он хорошенько подумал. Пока он думал, отвечала тетя Катя:
    - По мне так все равно - парк или бары. У меня нет времени не только ходить по таким местам, но даже и задумываться о них. За день я очень устаю, так что мне остается только посмотреть телевизор, послушать музыку и спать. Ну, по выходным я иной раз с подругами в сауну хожу или тренажерный зал...
    Видя, что она высказалась, взял слово и дядя Коля:
    - А я считаю, что тот парень прав. Эта их затея действительно - дерьмо собачье, иначе и не выразишься! И так всё застроили, что только можно было, так еще и хотят остатков зелени лишить. Негде даже душой отдохнуть. Ты, Аня, молодец - обратила внимание на этот вопрос. Сразу видно, в тебе еще не поселилось равнодушие. У нас же в столице, всем всё равно - "моя хата с краю, ничего не знаю". Хотя, людей, конечно, можно понять - вкалывают всю неделю как проклятущие, так что становится уже ни до чего. Знаешь, Анютка, как всё тут происходит? Ты видишь на улице толпы людей, но ты видишь еще и саму улицу, и небо над головой. А мы все настолько загружены проблемами, что не задумываемся ни о чем, не видим ничего. Лишь бы не опоздать на работу, угодить начальству, успеть забежать в магазин по дороге домой, купить что то, где подешевле. Всё тут работает как механизм - по тому же циклу, день за днем. Ни у кого нет времени, чтобы оглядеться, как следует, задуматься о чем-то. Вот так мы тут и живем...
    В тот же вечер я сидела на подоконнике шестнадцатого этажа и, глядя в ночь, все думала - как же так? Я, наконец, начала понимать, что к чему. Вот та причина, почему мне не нравится город - он обезличивает. Никому ни до кого и ни до чего нет дела. Попав в город, ты становишься его частью, как болтик в механизме. Как кирпич в стене. И работаешь, работаешь день за днем - вращаешься, как белка в колесе, в будто заранее предначертанном круговороте. Устав за день как черт, приходишь домой, а там одна "отрада" - телевизор. И видишь то, что тебе показывают - и на работе и дома. Можно, правда, пройтись по барам, казино; "зависнуть" в сауне, навести красоту в крутом салоне, "покачаться" в тренажерном зале. Но от цивилизации, в худшем смысле этого слова, некуда уйти хотя бы на часок-другой. Здесь некуда податься, чтобы отдохнуть морально, негде коснуться первозданной чистоты и набраться силы природы. Интересно, а думают ли эти люди о смысле жизни? Я уже достаточно видела, чтобы понять - смысл жизни здесь выжить. А если повезет, то еще и разбогатеть. Время - вот, что здесь самое ценное. А его всегда не хватает. Словно кто-то коварный ограничил сутки 24-мя часами, чтобы людям было некогда особо отдыхать, а уж тем более - задумываться о чем-то, оторванном от реальности. Реальности, от которой никуда не денешься...
    На следующий день:
    ...водоворот большого города захватил и понес меня. Каким бы необычным это ни казалось, но меня заинтересовала столица. Путешествие на автобусе по Садовому кольцу, дельфинарий, бесчисленные памятники, старинные архитектурные сооружения - всё это для меня так ново и оригинально, что я невольно погрузилась в самую пучину ярких впечатлений. Под вечер, усталая, но довольная, я сидела с тетей в уличной кафешке а-ля "Макдоналдс", пила кофе с чизбургером и все еще продолжала с неуемным любопытством глазеть по сторонам. Моя голова гудела шумом этого дня, в ней мелькали тысячи лиц, сотни необычных, впервые увиденных предметов; перекликались незнакомые названия, и где-то на заднем фоне надоедливо и четко звучал голос гида. Мне все еще казалось, что я еду в комфортном, мягко скользящем по Садовому кольцу, автобусе. То и дело в воспоминание вклинивались пестрые, броские витрины магазинов. Этот мир был для меня нов и необычен. Впервые в жизни я ощутила, что вся эта суета мне приятна. Удивление этой перемене хотя и скользнуло где-то по самой кромке сознания, но не успело оформиться в чувство. Хотя и правда, разве не странно все это? Я, вечно ярый противник урбанизации, сижу в "Макдоналдсе" и жадно разглядываю шикарные иномарки, чуть слышно проносящиеся неподалеку. Но в этот момент я об этом не подумала. Меня словно загипнотизировали...
    Ближе к вечеру к моим родственникам пришли гости - Света с Мишей, представились они.
    - Очень приятно! - вежливо "расшаркалась" я, поражаясь необычному облику посетителей.
    На вид обоим можно дать лет по восемнадцать-девятнадцать, не больше. Одеты как хиппи, или еще какие "нефоры". Я глазела на них, даже не стараясь скрыть своего удивления - парень, представившийся Мишей, был одет в живописно изодранные джинсы и широченную черную футболку с изображением группы "Король и Шут", тоже разорванную в нескольких местах, видимо для полноты картины. При этом он носил длинные волосы и серьгу в ухе. Его подружка выглядела и того забористей - её ладное тело обтягивал ярко-красный, блестящий как рояль, костюм из кожзаменителя. Густые волнистые волосы, выкрашенные в тон костюма, торчали во все стороны, словно грива у льва. В каждом ухе красовалось по пять круглых сережек разного диаметра и кромке того одна в брови. Моя челюсть начала отвисать сама собой...
    - Мы "байк" у подъезда поставили, ничего? - поинтересовался Миша, тщательно вытирая ноги о коврик у двери.
    - Ничего, - кивнула тетя, широким жестом приглашая войти, - двор у нас охраняется бдительно.
    Я молча наблюдала со стороны за странной парочкой, которая явно была с моими родственниками "на короткой ноге". Сама я старалась не высовываться, чтобы ненароком не попасть впросак.
    - Аня, пойдем с нами, пиво пить будем! - позвала тетя.
    Это меня вконец добило. Такие степенные и деловые тетя с дядей моментально преобразились в веселых подростков. Итак, я направилась за ними, не заставляя просить себя дважды. Уж что-что, а пиво пить я умею! Да и какой ж я студент, если не пью пивко?
    - ...да, а в "Матрикс-клубе" чемпионат недавно был! - увлеченно рассказывал Миша, даже временами забывая отхлебывать из бутылки, - Токсик как всегда всех уделал. Это в "Квейк-3"... А в "Контер" Дарк первое место занял.
    Я, до этого молча потягивающая пенный напиток, теперь во все глаза глядела на Мишу. Разговор шел на темы далеко мне не чуждые. Кто, как не я, порывал пол университета в "Контер" по сетке? И, опять же, кто взял второе место в "Тринити-клубе", самом крутом компьютерном зале Улан-Удэ? Ага, опять я!
    - Эх, - я сама не заметила, как заговорила, - жаль, там меня не было!
    Все тотчас с удивлением обернулись. До этого я молчала, как рыба.
    - Ого, - засмеялась Света, - так она и разговаривать умеет?
    - О, - воззрился на меня Миша, - ты что, тоже "геймер"?
    - А как же! - с вызовом ответила я. Пиво уже начинало действовать.
    Далее мы с Мишей, (уже переделанным мной в Миху) увлеченно беседовали на тему компьютерных игр, а потом и музыки. Во время разговора заодно выяснилось, что он учится на факультете с заумным названием "Защита информации и связи, электронных и банковских переводов". А еще, как я узнала - Света ему вовсе не девушка, а двоюродная сестра и с моими родственниками они знакомы еще со школы. Моя тетя, оказывается, преподавала там музыку, а дядя был охранником. Уж каким чудом они так сдружились для меня так и осталось тайной, но эти двое мне тоже понравились.
    - А ты откуда появилась? - заинтересовался моей персоной Миха.
    - Из Улан-Удэ. Ну, учусь я там. Приехала вот на каникулы, - кратко пояснила я.
    - Класс! - просиял Миха, - хоть будет с кем потусоваться. А то я со Светкой совсем заскучали тут. Ты, ей богу, как свежий воздух в этом подвале. Знаешь, с тобой поговорить очень приятно.
    "Странно, - отметила я, - почему это всем нравится со мной разговаривать? Никогда не знала, что я такой замечательный собеседник..."
    Тут подошла и Светлана. Меня начала поражать грация, с которой перемещалась девушка. Она словно состояла из ртути.... Пронзительный взгляд серых, как сталь глаз, идеально сложенная фигура. Девушка накачена, но не чрезмерно. С такими параметрами она вполне могла бы сняться в неплохом фантастическом боевике.
    - Тебе, наверное, скучно дома сидеть? - сочувствующе спросила она, и, не дожидаясь ответа, добавила, - пошли завтра со мной по магазинам? В моем любимом бутике новое поступление одежды. Можно неплохой прикид купить.
    Я уже по привычке хотела отказаться (терпеть не могу блуждать по магазинам!), но что-то меня удержало. Впервые в жизни мысль о походе в шикарный бутик не вызвала у меня приступа головной боли. Странно, мне даже показалось интересным пройтись по городу с этой необычной девчонкой. Мне тотчас представились огромные, от пола до потолка, сияющие чистым стеклом, витрины. Снаружи стекла зеркальные, внутри мраморный пол, роскошь и шик. Ну и пусть, что цены слишком высоки для моего кармана. Мне просто жутко захотелось на все это взглянуть!
    - Да-да, - со смехом прервал мои измышления Миха, - и этот костюмчик она тоже там купила. Отвалила сто баксов ни за что. Да еще думает, что она в нем на Тринити похожа. А ведь ничего подобного! Смотрится, на самом деле, как ТХ недобитая!
    Светлана моментально отвесила ему шутливый подзатыльник. Было заметно, что она давно привыкла к подколкам братца.
    - Болтай себе, - улыбнулась она, - сам то хорош: твой прикид давно вышел из моды, панки нынче не в почете!
    - КиШ'а не трогай! - с напускной обидой Миха потряс изображением группы у неё перед носом, - КиШ - это святое!
    - Ну, все, молодежь, - дядя Коля положил руки на плечи подростков, перестаньте, а то подеретесь!
    Мне было забавно наблюдать за ними со стороны. Давненько я так не веселилась!
    Лежа поздним вечером в постели, я анализировала прошедшие сутки. Масса полученных впечатлений не давала мне спокойно заснуть. С одной стороны, день этот был самым увлекательным днем в моей жизни. За все годы разумной жизни я не видела столько, сколько я увидела сегодня. Все было ново, интересно, впечатляюще! Но было и еще что-то... Что именно, я пока не знала. Но какое то странное чувство засело в моем подсознании, не желая показаться. Оно хоть слабо, но все же грызло. Будто я предала кого-то. Или сделала что-то нечестное. Хотя ничего плохого на самом деле я не совершила. Но, так или иначе - мне вдруг стало совершенно не до сна. От напряжения у меня даже голова заболела. А может, это просто в комнате чересчур душно? Осторожно, стараясь не шуметь, я подошла к окну, отодвинула тяжелые портьеры и распахнула форточку. Но желаемого облегчения так и не наступило. Этот своеобразный воздух, не такой, как в сельской местности. Я называю его "техногенным". Мой чуткий нюх мгновенно уловил остатки вечернего смога, пыль... Что ни говори, а этот душный поток не идет ни в какое сравнение со свежим ветром, дующим летним вечером с Байкала... Стоп, опять мелькнула какая-то мысль! Та самая, назойливая... Но я все же не успела её уловить.
    Хочешь не хочешь опять пришлось улечься в постель. Завтра мне предстоит тяжелый день. "Некогда думать о всяких глупостях, - уговаривала я сама себя, подумаешь, ''парит'' что-то. Сегодня столько всего навидалась, что не мудрено...". Примерно с такими мыслями мне всё же удалось уснуть в четвертом часу ночи.
    День третий:
    - Подъем! - я проснулась оттого, что меня довольно бесцеремонно трясла моя тётя.
    Первые секунд тридцать я не могла ''въехать'' что к чему - в комнате царил почти полный мрак. Но потом стало доходить - я ведь сама задернула шторы перед сном.
    - Давай, вставай, - улыбалась тётя Катя, - или ты собираешься до вечера спать? Уже пол двенадцатого!
    - Ого! - я моментально подскочила и, потянувшись, принялась заправлять постель. Только теперь я вспомнила, что обещала Светлане пойти с ней по магазинам.
    Как выяснилось, она уже ждала меня на кухне, где они с т.Катей пили кофе, обсуждали какой то вчерашний фильм.
    В двенадцать мы вышли из дома.
    -... короче так: покупаем вот это, а еще это и вон то. И хватит, пожалуй, решила, в конце концов, Света, когда покупки уже с трудом умещались у неё в руках.
    Было пол седьмого вечера, и я буквально валилась с ног от усталости. Моя голова просто раскалывалась, ноги подгибались, а глаза слезились от массы увиденных ярких и интересных вещей. В руках я держала две тяжеленные сумки со всякой всячиной, хотя так и не могла вспомнить - что именно я покупала? Впервые в жизни я допустила то, что называется: "деньги на ветер". Уж и сама не знаю, как я умудрилась потратить 150 долларов и только сейчас начала осознавать, что накупила кучу совершенно ненужных вещей, без которых я бы вполне могла обойтись. От нашедшего на меня просветления голова заболела еще сильнее...
    - Ну как, прикольно ведь? - Света крутилась перед зеркалом, одевая то один, то другой наряд. Одежды она накупила вообще немеряно. Я обычно столько за год покупаю...
    Через пару часов, когда весь этот кошмар закончился, я оказалась у Светки в гостях. Первым делом мы закрылись в спальне и рассматривали, примеряли свои покупки. Настроение моей новой подруги все повышалось, а моё, столь же пропорционально - портилось. В итоге я не выдержала и пошла бродить по квартире. Как я обнаружила, Миха что-то готовил на кухне, это было заметно по треску масла на сковороде и характерному запаху подгоревшей картошки.
    - Уф, напугала как! - он буквально подпрыгнул, обнаружив меня за своей спиной, и как только ты так тихо подкралась?
    - Подкралась? - рассмеялась я, показывая на оглушительно трещащую сковородку.
    - Ну, - развел руками парень, - вот готовлю поесть. Светкины родители сегодня поздно вернутся... Есть-то хочешь? - спросил он, вытирая руки о прикольный передник с изображениями всяких "покемонов".
    - О, - я обрадовалась его предложению, - умираю просто от голода! Целый день на ногах, по всем магазинам меня Света таскала. А поесть ни разу так и не удалось...
    - Да, она это любит, - угрюмо проворчал Миха, - раньше она и меня умудрялась с собой брать. Но я больше недели не выдержал. Это просто кошмар какой-то, рассуждая таким образом, он быстро извлек из холодильника несколько салатов, бутерброды и батон с кефиром.
    - Ловко! - удивилась я, - это же столько денег надо?
    - О, и не говори! - Миха заметно оживился, - хорошо, что её мать предприниматель. Содержит два аптечных киоска и небольшой магазинчик, а то бы туго пришлось. Вообще-то, - он понизил голос так, что его едва было слышно от надрывно трещащей сковороды, - я все это не одобряю. Вот, если бы она сама зарабатывала, тогда другое дело. Света, конечно, хорошая девчонка, но эта её мания тратить деньги направо и налево меня просто выводит.
    - Во-во! - я моментально приняла его точку зрения, вспомнив про свои 150 баксов, - представляешь, я сегодня половину своих наличных денег потратила! Ужас просто...
    - Сочувствую, - развел руками парень, - ну да ладно, давай перекусим лучше. Мой совет - больше не соглашайся с ней по магазинам ходить. Ссылайся на головную боль, плохое настроение...
    Вечерело.
    - Ну ладно, мне уже домой пора, - мы как раз допили коктейль и я, взглянув на часы, решила, что пора и честь знать.
    - Как, уже?! - страшно удивилась Света, - самое интересное только началось! Еще всего-то пол десятого вечера. Через пол часа тут рядом диско-бар открывается. Моё любимое местечко - и не дорого и культурно! Пойдемте, а? - она испытующе посмотрела сначала на меня, потом на братца.
    - Ну не люблю я по барам! - только отмахнулся тот, - ладно если бы "байкерская" тусовка, а то - дискач!
    - Зануда, - презрительно произнесла Света, - ну и сиди дома. Так что, Аня, пойдем в бар, а?
    Я начала лихорадочно соображать, на что бы такое сослаться, лишь бы туда не идти. В итоге я выпалила первое, пришедшее на ум:
    - Нет, наверное, там уже родственники волнуются... - и тотчас поняла несостоятельность своего предположения. Перед моим носом сам собой возник розовый мобильник Светы.
    - Звони родичам, скажи, утром придешь...
    Мне тут и вовсе поплохело - ну, куда я с больной головой, плохим настроением и без денег? "На халяву" я как-то не привыкла, да и никуда не хотелось. Итак, я смотрела по сторонам, ища выход из столь затруднительного положения. К счастью, спас меня Миха.
    - О! - начал он, привлекая наше внимание, - я вспомнил! Сегодня у нас туса с рокерами в клубе. Я Аньку с собой беру!
    - Ну нет, - Света явно была против, - она со мной пойдет!
    - А ты у неё спроси! - задорно засмеялся Миха и кинул в сеструху передником.
    - Да, и правда, я лучше с Мишей... Ни разу не видела рокерской тусы. Дискотеки мне и в Улан-Удэ надоели до чертиков, - нагло соврала я.
    - Ну, как хотите, - девушка притворно "надулась", сложив руки на груди, - а я в бар пойду...
    В лифте ситуация прояснилась. Оказалось, историю с рокерами Миха нарочно придумал, чтобы меня вызволить из Светиного плена.
    - Я же вижу, замучила она тебя, - заботливо пояснил он, - вот и решил схитрить. Давай, я тебя лучше домой отвезу.
    - Давай! - обрадовалась я.
    Наконец то удастся отдохнуть, этот безумный день выжал из меня все силы. Сейчас бы спать завалиться, а больше мне ничего не надо.
    К счастью, "байк" Миха водил просто мастерски. Не прошло и пяти минут, как я уже стояла перед порядком взволновавшимися тетей с дядей. Но, не успела тётя даже начать ругаться, как я буквально свалилась на пуфик в прихожке, обложившись по кругу сумками. Миха, естественно, поспешил ретироваться, дабы не получить по шее от моих родственников.
    - Ага, - тетушка сменила гнев на милость, видя, как я вымоталась, - сразу ясно, не городская ты. Ну ладно, давай помогу, - и она начала перетаскивать покупки в мою спальню.
    А за ужином меня ждала и вовсе сногсшибательная новость:
    - Аня, тут такое дело... - начала тётя, но внезапно замолчала. Пауза получалась какая-то неловкая.
    Тогда слово взял д.Коля:
    - В общем, сегодня мне на работе путевку дали по дикому блату - на месяц в Париж!
    - Так это круто, - не ''въехала'' я, - а в чем проблема?
    Они переглянулись, явно не ожидая от меня такого недалекого подхода:
    - Так ведь путевка на двоих...
    Начало доходить. Я вообще-то даже и не расстроилась... Тем лучше, хоть домой свалю; а то тут у меня окончательно крыша съедет. Но всё равно как-то обидно. Три дня побыла, ничего толком не видела, кучу денег потратила на всякие глупости - и домой ехать! Тем более моей дотошной натуре так и хотелось привыкнуть к городу. Не быть же всю жизнь такой запуганной.
    - А знаешь что? - внезапно т.Катя оживилась, - оставайся тут! Ты же молодая, тебе потусоваться охота, сами знаем. Мы тебе ключи оставим, денег побольше и сотовый. Дядя сделает тебе доверенность на тачку, я тебе ноутбук принесу с работы. С Михой и Светкой не соскучишься. Можешь тут вечеринки устраивать...
    - ... в стиле "Американский пирог"! - закончил за неё мысль дядя и засмеялся.
    Физиономия у меня вытянулась моментально. Такая провинциалка как я, и представить себе не могла такое - я одна в столице, квартира со всеми удобствами, "джипик" нехилый, сотовый, ноутбук... И даже ''бабла'' оставят! Вот это дело...
    - А через месяц мы приедем, и ты весь август будешь с нами. Надоедим тебе еще до чертиков!
    Я так и застыла с отвисшей челюстью. Даже и представить не могла, что такое бывает!
    - Ну что, согласна? - они внимательно на меня уставились, ожидая, что же я решу?
    Решила я, конечно, положительно.
    - Хорошо, остаюсь! Когда еще мне подвернется возможность пожить одной в свое удовольствие? А то только и вижу - город, учеба, учеба...и так целый год! А летом - деревня, родители, огород, комары с кулак... жуть! - разоткровенничалась я.
    - Вот и хорошо, - родственники переглянулись, - так и сделаем. Улетаем мы на следующей неделе, а пока заготовим тебе всё необходимое, чтобы ты жила припеваючи.
    Глава 2. Чокнутые гении, виртуальные злодеи и прочая нечисть.
    Тетя с дядей долго прощались со мной в прихожей, обнимали, пожимали руку; потом вручили ключи от квартиры, машины. Рассказали, где взять и сколько денег можно потратить, где какие документы, на случай чего. Потом похватали сумки, вышли в подъезд, и я услышала звук заработавшего лифта. Я еще долго наблюдала, как они вышли из подъезда, сели в вызванное такси, а потом и окончательно скрылись из виду за поворотом.
    Вот, я и осталась одна. Квартира сразу представилась мне в другом виде. Теперь тут можно похозяйничать. Например, кушать где попало и что попало, забираться на диван с ногами, включать музыкальный центр на всю катушку и еще много чего интересного. Вечером можно погонять на тачке (хорошо, что я в УПК училась на водителя!), можно играть на ноутбуке. Можно, конечно, и не играть, а напротив - заниматься чем-нибудь полезным. А жить в городе не так уж и скучно, когда всё есть! Как мне ни стыдно было перед собой, но все же пришлось признаться - кое в чем я стала понимать своих бывших одноклассников. В смысле почему это их так тянуло в город. В нашей деревне и заняться-то особо нечем. Но не могла же я так запросто взять да и изменить своим принципам! Конечно, нет. Город мне не нравится, это факт. Но сами возможности... Да и хоть какое-то разнообразие. Если не с чем сравнивать, то трудно ценить то, что имеешь.
    За неделю, надо сказать, я притерпелась к городской суете, непомерным толпам, вечному шуму и множеству других более мелких раздражающих факторов. Подлинно, человек спроектирован так, что со временем ко всему привыкает. Вот и я привыкла. Кое-что мне даже начало нравиться. Ну, например половину следующего дня я развлекалась тем, что заказывала по Интернету пиццу с доставкой на дом, и кучу прочих съестных вещей. Благо, что в финансах меня не слишком ограничили. Когда же я окончательно объелась, глаза мои устали от дисплея, а модем почти перегрелся, то решила слегка развеяться - и чуть не довела соседей до нервного срыва. Всё, что я для этого сделала - включила музыкальный центр на полную громкость. Но через пол часа, решив не наглеть, убавила звук - в конце концов, не многие наделены такими крепкими ушами, как я. Сто ватт "Металлики" это почти фатально! В таком веселье прошел час. Потом и мои уши устали. Стоило мне окончательно убавить звук, я услышала, как звонит сотовый на тумбочке. Интересно, кто бы это мог быть? Мне вспомнился эпизод из знаменитого мультика про Масяню: "Алло, это кто? Директор? Да пошел ты в ж... директор! Не до тебя сейчас..." Но, к счастью, это оказался никакой не директор, а всего лишь, уже успевший стать моим хорошим знакомым, Миха.
    - Привет Анька! - жизнерадостно начал он, да так громко, что я чуть не выронила ''трубу'', - завтра у нас в "геймклубе" будет чемпионат по "Старкрафту". Хочешь пойти?
    Я задумалась. Вообще то стратегии мне не по нутру - вот стрелялки, это да!
    - Ну, не знаю даже... - нерешительно протянула я.
    - Да пойдем, будет круто! - уговаривал меня Миха, - я тоже там буду участвовать. Сказать по секрету - планирую взять место эдак первое или второе.
    - Эх, - вздохнула я, - вообще то, если честно, я терпеть не могу стратегии. Ты уж извиняй. Слишком муторно это для меня. Экшен люблю! Да и из дома вылезать никуда не хочется...
    - Ну ладно, - мой собеседник уже понял, что с меня толку не будет и смирился с этим, - но смотри: если надумаешь, то подходи к забегаловке "Пятое измерение". Там чемпионат и будет. Ты меня легко сможешь найти.
    - Угу, - согласилась я и, попрощавшись, положила сотовый снова на тумбочку. То, что его можно носить с собой, для меня было пока в диковину.
    ... холодно. Во мраке едва угадываются изломанные очертания каких-то руин. Небо затянуто сплошным покровом тяжелых туч. Как странно! Под ногами скрипит мокрый песок, мелкие осколки бетона. Тут и там приходится перепрыгивать широкие трещины в асфальте, обходить ржавые, покореженные остовы машин. Все вокруг покрыл толстый слой пыли. Как черный траурный бархат... Больше всего это похоже на город после бомбежки или сильного землетрясения с пожаром. Нигде не светится ни одного огонька, всё мертво и заброшенно. В мою душу медленно вползал холодный, мучительный страх перед неизвестностью. Где я? Что всё это значит? Вокруг меня нет ничего живого. Мертвая тишина, даже ветер не дует. Грязно-серый, почти черный мир вокруг меня застыл в немом молчании. Безмолвие давило на барабанные перепонки, превращаясь в звенящий на высокой частоте, звук. Единственным отчетливым шумом, который я слышала, было мое дыхание. Воздух разреженный, как высоко в горах. Дышать трудно... Я сошла с разбитой дороги в сторону. За соседними руинами открылся еще более унылый вид - земля перерыта, словно бульдозером на стройке. Почва, без единого намека на растительность, вздыбилась хаосом беспорядочно наваленных куч. Местами из них торчали ржавые трубы, обрывки проводов, еще какой-то металлический хлам. И вся эта зловещая панорама простиралась вокруг в сером полумраке, насколько хватало взора. Нигде ничего, кроме техногенных останков. Стало жутко - в мозгу мелькнула какая-то далекая ассоциация-воспоминание. Словно из другой жизни... Я побежала вперед. Покореженная дорога, вздыбившаяся обломками асфальта, прегражденная тут и там ржавым металлом, вела в гору. Разрушенный до основания город мертвых оставался позади, а вокруг - ледяная пустыня. Задыхаясь от спешки, я достигла вершины пригорка... Я хотела увидеть! ...
    Проснулась я в холодном поту от того, что сердце дико билось о грудную клетку и мне болезненно не хватало воздуха. В любом кошмаре есть грань, за которую нельзя заглянуть. Во сне всегда есть предел страшного, достигнув которого, просыпаешься. Есть что-то такое, чего НЕЛЬЗЯ видеть. Это потемки подсознания, которыми оно пугает тебя, пока разум спит. Мне часто снятся странные и непонятные сны, но ужасы - довольно редко. Хотя и особо страшным мой сон не назовешь, а остался какой-то неприятный, гнетущий душу осадок. Словно уже видела это где-то...
    Стряхнув с себя остатки неприятного сновидения, я поняла, что уснула с пультом в руке, окончательно заскучав перед телевизором. Сейчас было семь часов вечера, на экране мелькали последние новости ОРТ. Ну, как обычно - леса горят там-то, неудавшийся теракт в самолете, охота на хакера в Улан-Удэ... Что?! Хакер? В Улан-Удэ? Вот так трюк! Сон с меня тотчас как рукой сняло. Жаль, начало совсем пропустила.
    - Сотрудникам МВД так и не удалось задержать опасного сетевого взломщика. По данным спецслужб, на его счету несколько дерзких атак на популярные европейские сайты; десяток опасных вирусов, среди которых и тот, что на шесть часов парализовал сеть в Центральном банке Улан-Удэ. По неуточненным данным преступник скрылся из города и теперь точное его местонахождение неизвестно. А теперь переходим к другим событиям этого часа... - ведущая перевернула листок и затараторила что-то о неудавшемся теракте.
    "Вот, блин, - огорчилась я своей нерасторопности, - теперь так и не узнаю, что там у нас за хакер такой объявился!" Как ни крути, а всё же приятно виртуальный преступник оказался проворней ментов. Если речь идет о мафии, то я за правосудие, а если о хакерах - то за интеллект.
    Через 7 дней:
    За неделю я умудрилась навести такой беспорядок в квартире, что глядя на него бросало в дрожь. Как и любой начинающий (да и не начинающий) программист я жутко не любила убираться. Но, видимо, всё же придется.
    Первым делом я собрала во всех комнатах пустые пакеты от чипсов, обертки шоколадок, и банки из-под коктейля. Потом, после долгих поисков я все же нашла пылесос в кладовке и приступила к основной фазе уборки. За час я умудрилась и пропылесосить и полы помыть. Я здорово вымоталась, но мои мучения не оказались напрасными - мне самой было приятно взглянуть на преобразившуюся квартиру. На радостях я включила музыку погромче и, мурлыча себе под нос, усердно драила электроплиту на кухне. Но и на этом не остановилась - если уж что начну, то доведу до блеска. Когда уборка была окончена, квартира выглядела словно музей. Нигде ни пылинки, всё сверкает. Я, с чувством огромного удовлетворения, упала на диван. Приятно отдохнуть, когда как следует поработаешь!
    Но тут я заметила, то, что видимо никто не замечал уже пол года, не меньше. А именно - посуда в "стенке" покрылась толстым слоем пыли. Я устала, но проклятое упорство не дало бы мне спокойно отдыхать, глядя на такое упущение. Я осторожно открыла дверцы "стенки" с красивыми стеклами, украшенными резным рисунком. Стеклянные полки буквально заросли пушистой серой пылью. Первым делом я вытерла верхнюю полку, звонкие хрустальные вазы и тонкий кофейный сервиз, расположившиеся на ней. На средней полке были расставлены изящные тарелки и фужеры, явно не российского производства. Я действовала как можно осторожней, чтобы, не дай бог, не разбить чего. Когда и с этой полкой было покончено, осталась только одна - нижняя. Её не было видно снаружи, потому что полка расположилась ниже стекла и была закрыта деревянной рамой дверцы. Тут тётя составила всю старую и неприглядную посуду из разных неполных сервизов...
    Я принялась всё аккуратно вытаскивать и составлять на пол. Позади всего этого глиняного и керамического многообразия стояла старинная шкатулка. Деревянная, резная. Я протянула руку, чтобы извлечь мешающий предмет и поразилась - шкатулка оказалась тяжеленной! Как тут не вспомнить сказку про Конька-Горбунка? "Сундучок-то мал хоть на вид, но и дьявола задавит..." Да-да, я знаю, некрасиво заглядывать в чужие вещи, но что уж такого секретного могло быть в старой шкатулке, которую хранили даже не под замком? Любопытство так и защекотало мне все внутренности. Я медленно приподняла крышку и замерла с открытым ртом - на красной бархатной обивке лежал...пистолет! Вот так трюк... Я осмотрелась по сторонам, словно опасаясь, что кто-то внезапно появится за моей спиной. С трудом сглотнув, я взяла пушку. Всё равно родственники не будут проводить дактилоскопию, а стрелять я и не собиралась. Просто я ни разу в жизни не держала в руках настоящее огнестрельное оружие, и мне было страсть как интересно. Тяжелая штука! А отдачей меня наверняка унесло бы в тыл . Не знала я только одного - что это за пушка? Хотя это и не важно. Я хотела уж положить пистолет на место, от греха подальше, но тут в дело вмешалось моё второе ''Я'': "Да ладно тебе, возьми пушку ''погонять''! Всё равно никто не узнает. Это же круто!". Я так и застыла посреди зала, держа "ствол" в руке. Ну, и что же мне с этим делать? Как ребенок, в самом деле! Блин, но и расставаться с находкой жутко не хотелось. Ладно, поступлю так - всё равно по городу вечером жутко шариться, буду брать пушку с собой. А к приезду родственников положу обратно. Вот чертяка, сама себя обманула - и совесть спокойна и пистолет в руках.
    На следующий день скука преследовала меня с самого утра. Мне словно чего-то не хватало. В общем, позавтракав, я решила погулять. А погода стояла необыкновенная - солнце, на небе ни облачка; и не жарко и не холодно. С утра смога нет, дует свежий ветерок. "Вот это жизнь! - моя душа оживилась, наполнившись непонятно откуда появившейся радостью. Казалось бы, обычный день, каких в году не одна сотня. Ан нет, мне было просто необыкновенно весело. Вдруг захотелось увидеть своих сокурсников, даже назойливую Маринку. Зайти бы сейчас в Тринити-клуб, сыграть тур-другой в "Контер". Ага, вместе с хорошим настроением во мне проснулся заядлый компьютерный игрок. Здорово! Я подумала - а что, если мне сейчас в "Пятое измерение" податься? Миха довольно подробно объяснил, где эта забегаловка находится. Вот классно, покажу там всем, кто есть кто. Типа "погнали наши городских". Я едва не потирала руки от предвкушения компьютерного поединка. Напрягши память, я вспомнила, как добраться до этого клуба через метро. Благо, что станция рядом.
    ... да, описывать мои баталии не имеет особого смысла. Москва это всё же столица, и игроки тут покруче наших, Улан-Удэнских. В общем пришлось мне довольствоваться третьим местом в "Квэйк-3" и четвертым в "Контер". Но соперники меня всё-таки "заценили".
    - Довольно круто для новенькой. Девушки у нас вообще редко бывают. Что-то тебя раньше тут не было видно? - заметил коротко стриженый администратор, под сетевым погонялом "Блэйд".
    - Я не местная, - сдержанно пояснила я, - пару недель тут.
    - И откуда вы, молодая красивая? - не унимался он.
    - Из Улан-Удэ.
    - Это где?! - опешил он, - в Монголии?
    Его тупость переходила все границы моего терпения. А тут еще из угла подал голос какой-то парнишка в джинсовой рубахе:
    - А, знаю. Такая дыра, - унылым голосом начал он (ни дать не взять - Бивис, сошедший с экрана!) - У меня там сестра двоюродная. Ближе к центру живет... Был я у неё в гостях как-то... Прикольная история. Ну, слушайте... - половина присутствующих моментально собралась вокруг свежеиспеченного балагура.
    Мне же слушать его было некогда, да и желания особого не возникало. Я до того была раздосадована поражением, что спешила ретироваться. Выйдя на тротуар, принялась подводить итоги - потрачено четыре часа, 140 рублей и куча нервных клеток, которые, как известно не восстанавливаются. Ну и ладно, зато буду знать - недружелюбная тут публика, да и цены зверские. Теперь мне бы как ни будь домой добраться. Я принялась напряженно соображать, в какую мне сторону? За четыре часа виртуальных баталий моя голова начала болеть и напрочь отказывалась думать. Во дела... И куда же мне теперь идти-то? Дороги я, конечно, не знаю. Помню только, дорогу переходила два раза через подземный переход, а вот где конкретно? А еще эти толпы народа... Разностороннее движение вокруг меня здорово мешало сосредоточиться. Сейчас бы посидеть на свежем воздухе, проветриться. Оглядевшись, я не заметила ни одной скамейки.
    Внезапно в мое замешательство проникла звонкая трель. Я даже вздрогнула от неожиданности... Но тотчас меня осенило - это сотовый у меня в кармане. Девайс снова требовательно застрекотал. Я поспешно извлекла его из кармана. Надо сказать, у меня есть странное чутье на телефонные звонки. Оно сродни шестому чувству... Когда грохочет мой старомодный телефон с дисковым номеронабирателем и тяжеленной трубкой я практически безошибочно угадываю, звонят мне родители, близкие друзья или просто кто-то ошибся номером. Но сотовый телефон был для меня нов и чужд, так что теперь это мое "чувство" только в растерянности пожимало плечами, давая понять, что на такие новомодные цифровые штучки оно не распространяется.
    Итак, прошло еще секунд десять, пока я донесла трубку до уха. И мне почему то показалось, что я "торможу", как сотый Пентиум. Или это всё вокруг меня на несколько секунд ускорилось, как при быстрой перемотке видео? Но, как бы то ни было, мне стало не совсем хорошо. То ли это жгучее полуденное солнышко перегрело мне макушку, то ли... А вот об этом я старалась не думать!
    - Да? - отозвалась я, когда теплый пластик коснулся моего уха.
    - Здравствуй, Энни. Я буду краток, потому что за мной следят. Да и за тобой тоже. Иди прямо, в противоположную сторону от перекрестка... что дальше узнаешь, - послышались короткие гудки.
    Сначала я с диким непониманием уставилась на сотовый, а потом, в ужасе и удивлении, осмотрелась по сторонам. Я бы с удовольствием подумала, что звонивший просто ошибся номером, тем более его голос был мне совершенно не знаком. Но ошибки быть не могло - меня назвали моей сетевой кличкой, которую знают не многие, и перекресток действительно имел место быть. Голова пошла кругом. Мой мозг напряг все нейроны, силясь дать ответ на несколько основных вопросов: "Кто звонил?", "Кто следит?", "Что всё это значит?". Но, как бы то ни было, надо разобраться. Не очень приятно думать, что у тебя вот-вот съедет крыша.
    Я шла поспешно, осматриваясь по сторонам. "Кто за мной следит?" - всё вертелось в голове. Вот идет толстый мужик в мятом бежевом костюме. Может это он? Весь раскраснелся, вспотел. Его мучает одышка, и мужику явно нет дела до моей жалкой личности. Значит, не он. Девушка в ядовито-зеленом топике? Нет, конечно. Она не сводит глаз со своего бой-френда. Это взаимно. В мою сторону вообще никто не глядел. Все обычные люди, все заняты своими личными проблемами. Я шла быстро, ловко лавируя в потоке людей. Позади остались: веселая компания девочек подростков, три суровых бабуси с котомками, лохматый парень-панк... Да мало ли еще какого сброда!
    Впереди же меня всё это время маячила высокая блондинка с неестественно светлыми волосами и белоснежном костюме. Я пыталась перегнать и её - но всё тщетно. Я ускоряла шаг - и она тоже. Хотя даже ни разу не оглянулась. Тогда я припустилась едва не галопом - длинные ноги девицы отмеряли метры куда быстрее моих. "Следуй за белым кроликом..." - вылезла нелепая фраза в мутном водовороте моих мыслей. Я не помнила, что это за фраза, где я её слышала. Но что-то мне во всем этом мучительно не нравилось. Слишком уж всё нереально, события изменяются быстро и непоследовательно, как во сне. А из-за головной боли я никак не могла проследить логическую связь во всем происходившем. Куда я иду?.. Неизвестно, сколько бы еще я играла с этой белой дамой в догонялки, если бы меня не остановил оклик:
    - Энни! - звали меня откуда-то слева.
    Я мгновенно остановилась как вкопанная, отчего панк, шедший сзади врезался мне в спину.
    - Дура... - злобно протянул он, и, обойдя меня справа, исчез впереди, слившись с основным потоком.
    Блондинка тоже исчезла - даже несмотря на её высокий рост я не могла рассмотреть её среди пёстрой толпы. Я чувствовала себя окончательно сбитой с толку. Мимо меня шли люди... Некоторые удивленно оглядывались на меня -девчонку, непонятно зачем вставшую в самом центре движения.
    - Энни! - снова услышала я зовущий меня голос.
    Резко развернувшись (да так резко, что на мгновение всё окружающее размазалось в моих глазах на цветные горизонтальные линии; так бывает обычно, если слишком резко развернуть видеокамеру), я увидела всего в нескольких шагах от себя белую скамейку под двумя развесистыми деревьями. На ней кто-то сидел. Когда мой взгляд окончательно сфокусировался, этот "кто-то" оказался молодым человеком лет этак 21-23. Неуклюжей походкой, стараясь ни с кем не столкнуться, я направилась к нему.
    Не сводя глаз с его лица, я пыталась вспомнить - виделись ли мы раньше? Процесс идентификации в моем подсознании лихорадочно перебирал сотни лиц, но так и не мог дать ответа - кто находится передо мной? К этому времени я подошла к сидевшему вплотную. Всё-таки я где-то видела его раньше. Хотя какая, собственно, разница?.. Я так устала после беготни по жаре, в черной одежде, что теперь не удивилась бы и увидев самого Билла Гейтса. Итак, я безмолвно рухнула на скамейку рядом с парнем, с удовольствием замечая, как в тени моя несчастная голова начинает помаленьку остывать.
    - Сегодня повышенная солнечная активность, - словно прочел мои мысли он, и добавил, - по крайней мере, так считается.
    Последнее слово он как-то особенно выделил голосом.
    - И вы меня звали, чтобы об этом сообщить?! - взвилась я.
    - Не совсем. Давай по порядку. Тебя я знаю, а вот меня зовут Лекс.
    - Лекс? - удивилась я, - это Алексей, что ли?
    - Да, мое имя Алексей, но зовут, - он снова выделил слово, - и сам я себя идентифицирую под именем Лекс. Ну, как ты, например - Энни.
    Эта тирада повергла меня в подлинное уныние. Послал же господь мне какого-то свихнувшегося сетевика! Видала я таких... Иные даже на имя не откликались. Только на ник.
    - А что разницы то? - мне вдруг захотелось поскорее свалить, - в сети мы Лекс и Энни. В жизни Алексей и Анна. А суть то одна!
    - Сечешь! - улыбнулся Лекс, глядя на меня, как на несмышленого ребенка, - но кое-что ты всё-таки упустила - Алексей и Анна мы по чьей-то воле, а Энни и Лекс - по своей. Мы ведь сами придумываем себе ник?
    Первоначальное желание свалить начало потихоньку трансформироваться в любопытство. Куда же всё-таки клонит этот странный тип? Я никак не могла проследить ход его мыслей. Видимо, мои умственные потуги выразились на лице.
    - Прости, я тебя запутал. Не с этого надо было начинать, - Лекс поворошил свою густую шевелюру, - да еще и напугал, небось, с этим сотовым...
    - Во-во, - я обрадовалась представившейся возможности высказаться, - и как вы только на меня вышли? Как-то подозрительно это всё...
    - Я расскажу. Только, пожалуйста, выслушай меня терпеливо, без лишних эмоций. Итак, знаю я тебя давно. Года два...
    При этих словах я так красноречиво уставилась на Лекса, что он отвел глаза.
    - Я следил за тобой в сети. По чатам, отслеживал сообщения с твоего электронного пейджера "ICQ", электронную почту...
    С каждой последующей фразой я себя чувствовала так, будто с меня снимают одежду. Вот черт, да меня морально отымели!
    - Чтоб тебя! Это подло, гадко... - я готова была наброситься на нового знакомого с кулаками, - треклятые хакеры! Читать мою личную переписку. Да это просто... - словарный запас мой иссяк, а на глаза от обиды едва не навернулись слёзы.
    - Ну-ну, - Лекс сочувственно взял меня за руку, но я злобно вывернулась и сложила руки на груди продолжая дуться, - не читал я твои письма! Я отслеживал не всё подряд, а по некоторым фразам. Ну, по принципу ФАПСИИ... Ну, пожалуйста, дослушай до конца! Итак, в сети. Потом я узнал, что ты едешь в Москву. Да-да, об этом судачили в "ICQ" твои знакомые, их сообщения я тоже перехватывал.
    - Ну ладно, - я махнула рукой, - а как ты узнал, где я нахожусь, когда позвонил?
    - А вот теперь, - он взглядом призвал меня к вниманию, - самая суть. Я вычислил тебя с помощью жучка в твоем сотовом.
    - Чего?! - я обалдела, - это когда ты успел жучка туда запихать?
    - А это не я, - спокойно пояснил Лекс, - это правительство. Никто нигде и никогда не скажет тебе, что через сотовый можно следить за передвижениями каждого индивида у кого он есть. Ловко, да? Мне оставалось только соорудить хитроумную вещицу, перехватывающую этот сигнал. Вот, - он достал из кармана приборчик чуть больше электронной записной книжки. На экране, насколько я понимала, светился ярко зелеными линиями очень мелкий план улицы, на которой мы сидели. И синяя точка. Кого она означает, я пока еще не знала.
    Лекс набрал что-то на клавиатуре приборчика. Мой сотовый запиликал. Мне не оставалось ничего иного, как ответить на звонок. В трубке что-то тихо шелестело. А на экране Лексовского девайса рядом с синей точкой появилась красная.
    - Синяя метка - это я, - начал объяснять Лекс, - а красная это ты. Но, принципиально, это может быть кто угодно. Например, я введу на клавиатуре номер сотового совершенно случайно, и узнаю, где находится этот человек. Если, конечно, он захватил трубку с собой. После того, как на звонок ответят, еще минут 15-20 (в зависимости от модели телефона) жучок будет слать сигнал, с помощью которого можно отследить передвижения требуемого субъекта.
    - Мать честная! - я с силой сжала виски, - прямо научная фантастика!
    - Да. И это далеко не единственный пример. Для слежения в этом мире используют не только скрытые камеры. В ход идет абсолютно всё. Кредитные карты, паспорта, ИНН, даже деньги! Всё, на чем есть номер, код и подобное - есть средство отслеживания. Кстати, даже твой комп шлет в сеть кое-какой сигнал. Он, так сказать, "стучит" про тебя куда надо. Создатели из "Intel" постарались... Людей легко отследить буквально везде - по билетам, квитанциям об оплате, регистрациям в гостинице. А уж если был раз судим - то и из под земли достанут. Конечно, большинство из перечисленных мной способов обоснованны и легальны, но бывают и перегибы, как я показал только что.
    - Во блин! А зачем это нужно?
    - Контроль... - вздохнул Лекс, - только попробуй отклониться от "нужного" пути. И ты под колпаком...
    - Да уж... Ненавижу контроль! Меня бесит сама мысль, что кто-то пытается манипулировать моими действиями, моей жизнью!..
    Словно в ответ на мои слова в серо-зеленых глазах собеседника мелькнул странный огонек. Будто я сказала то, чего от меня и ожидали услышать.
    - Отлично! - Лекс дружески похлопал меня по плечу, - я не ошибся. Это ты!
    И мне оставалось только в который раз удивленно уставиться на этого странного типа. Я чувствовала, что надо бы что-то сказать. Но только что-нибудь обычное, житейское. Иначе от всего этого у меня съедет крыша.
    - Ну, хорошо. Раз мы так мило поболтали, господин Лекс, то почему бы нам ни выпить по пол-литра пива? За знакомство...
    - О'кей, за мой счет, - улыбнулся Лекс, отбрасывая со лба каштановую прядь, но только у меня дома. Идёт?
    Честно говоря, будь это сказано чуть иным тоном, я бы подумала, что подразумевается нечто не совсем приличное. Но, глядя в такие большие искренние глаза, я не могла считать Лекса негодяем, пытающимся соблазнить несчастную девушку.
    - Ага... - как-то странно отозвалась я. Мой тон вполне можно было бы назвать "зачарованным".
    - Да ты не волнуйся, тут не далеко... - начал он, но внезапно осекся казалось, увидел нечто пугающее на противоположной стороне улицы.
    Сердце моё тревожно встрепенулось, а шестое чувство, которое обычно угадывает телефонные звонки, подсказывало, что сейчас надо будет утекать. То же самое было видно по сосредоточенному лицу Лекса и по тому, как напряглись его мускулы под белой футболкой. Но, как я ни старалась, не могла рассмотреть того, что так встревожило моего нового знакомого. Ни "ментов", ни иных представителей власти я не замечала. Ну, разве что черненькая иномарка с чересчур тщательно, в жгуче-черный цвет тонированными стеклами. Она вся сияла в преломляющихся о блестящий корпус лучах солнца. Словно только что из автомойки. Сама не знаю, почему именно эта "тачка" привлекла мое внимание, но мне казалось, что Лекс тоже смотрит туда. Только он, в отличие от меня, что-то ЗНАЕТ. Как во сне, я заметила, что шум вокруг стих, будто кто-то убавил окружающие звуки до минимума. И, как при замедленной съемке, у черной машины начало опускаться стекло на передней дверце. Медленно, даже чересчур. Теперь "затормозил" весь окружающий мир... А мое сердце, напротив, билось в пару раз быстрее, чем надо.
    И тут внезапно:
    - Бежим! - коротко приказал Лекс и стремительно метнулся в сторону, - Не оглядывайся, - добавил он, когда я поравнялась с ним.
    Мне казалось, что я схожу с ума: искривления времени, жучок в сотовом, а теперь еще и бешеная гонка по узким переулкам между "хрущевками". Бежали мы долго, так что я начала задыхаться. Видя, что я отстаю, Лекс схватил меня за руку и затащил в ближайший подъезд. Там было сыро, темно и к тому же воняло плесенью и прокисшей кошачьей едой, тухнувшей в консервных банках, которыми сердобольные жители уставили почти весь пол. От такого "букета" у меня заслезились глаза, но нехватка кислорода резала в груди, так что хочешь не хочешь, приходилось вдыхать всё это великолепие.
    Мы стояли в углу, прямо за дверью, вжавшись в холодную, вздувшуюся известкой, стену. Сквозь гулкие, отдающиеся в ушах удары сердца я расслышала, как снаружи тихо прошуршала шинами какая-то "тачка". Лекс напрягся. Мимо. Проехали мимо...
    - На чердак! - тихо скомандовал он, и мы поспешно бросились вверх по лестнице, стараясь топать как можно тише.
    Я старалась не думать особо - что происходит? Но одно я уяснила для себя точно - на Лекса охотятся. А теперь, может быть, и на меня тоже... На чердаке было душно, но тихо и спокойно. Пахло почему-то нафталином... Этот запах защекотал мне ноздри и теперь я прилагала все усилия, чтобы не чихнуть. Солнечные лучи, с пляшущими в них пылинками, пробивались в узкие отверстия, которые и окнами-то не назовешь. На чердаке царил таинственный полумрак. Лекс знал, зачем мы здесь - он мог наблюдать за двором, при этом оставаясь незамеченным. Что он, собственно и делал, пристроившись рядом с одним из "окошек", больше напоминающим отдушину. Я же уселась на кучу щебня и кирпичных обломков, чтобы окончательно придти в себя. Тихо. Только воркуют где-то голуби... И тут, в этой тишине внезапно раздалось громкое, электронное верещанье. От неожиданности сердце мое едва не выпрыгнуло из груди.
    - Не бери трубку! - приказал Лекс, - нас пытаются засечь!
    И только после его указания я сообразила, что это звонит мой сотовый. Он пропиликал еще несколько раз и стих. Вновь воцарилось тяготящее молчание. Минуты шли чертовски медленно и от нервного напряжения спина начала покрываться липким потом. Мне казалось, что сидеть мы тут будем еще долго, например, до вечера... Но, к счастью, мои опасения не оправдались.
    Лекс оторвался от "отдушины", с облегчением вытер лоб и плюхнулся прямо на пыльный щебень.
    - Свалили... - коротко пояснил он.
    Через полчаса я оказалась в маленькой однокомнатной квартире Лекса. К этому времени я уже успела придти в себя и теперь с любопытством осматривалась по сторонам - вроде бы ничего особенного: новые обои, светлый линолеум, везде чистенько, порядок. А я совсем по другому представляла себе логово великого хакера. Но самое удивительное - в зале, единственной жилой комнате, почти ничего не было. Маленький бежевый диван, два кресла, дорогая картина на противоположной стене, пустой журнальный столик и, самое странное - здоровенный ламповый телевизор на массивной тумбочке в углу. Любопытство меня так и раздирало - а где же у него компьютер? И прочие хакерские "прибамбасы"... Сам Лекс умчался в магазин за закуской, а я бродила по его "хате". Первый испуг от погони уже окончательно прошел, так что теперь я чувствовала себя относительно безопасно, только коленки дрожали от накатившейся вдруг слабости.
    В прихожей на полочке красовался темно-зеленый телефон - эдакий древний, с "крутилкой" - ну, прямо точь-в-точь как мой домашний. Меня это тоже удивило дорогая мебель, хороший ремонт и ни к селу, ни к городу старинный телефон, не смотря на то, что у Лекса есть свой сотовый. В общем, я чувствовала себя странно - как Алиса в зазеркалье: вокруг явно творились странные вещи, которые я не могла объяснить. Если я себя и раньше ощущала не совсем хорошо в городе, то теперь мне было и вовсе не по себе. Словно происходило что-то из ряда вон выходящее - и что к чему знали все, кроме меня. А конкретно в этот момент мне казалось, что я сплю и вот-вот должна проснуться...
    К счастью, Лекс вернулся быстро. Через некоторое время мы сидели в зале и пили ледяное, только что из холодильника, пиво в банках. "Tuborg" - мое любимое.
    - Итак, - отпив немного, заговорил Лекс, - на чем мы остановились?
    - Вообще-то мне было бы любопытно узнать, что за трахнутые идиоты, извиняюсь за выражение, за нами гонялись? - меня до сих пор злила перепугавшая история с бегами.
    - Если скажу - не поверишь, - серьезно ответил он, глядя мне в глаза.
    И я поняла, что дело, действительно, не простое.
    - Видишь ли, я не могу рассказать тебе всё сразу, потому что в лучшем случае ты просто назовешь меня чокнутым и уйдешь, а в худшем - еще и вызовешь санитаров из ближайшей психушки. Но в любом случае ты уйдешь, не поверив ни единому моему слову. Так что всему свое время...
    "Всему своё время"? Странно, но точно то же говорил мне недавно и еще кто-то. Кто-то, сильно напоминающий Лекса. Не внешне, а... Айс! - вдруг озарило меня, да с таким эффектом, будто обухом по башке стукнули. Он тоже последнее время вел себя странно. Не выходил в сеть, что-то все время писал, от всех скрывался. Он тоже словно боялся кого-то... И я догадалась, вернее осознала, что есть здесь какая-то связь. И не только связь, даже больше - тут скрыта опасная, страшная тайна. И её знают как минимум двое - Лекс и Айс. "Заговор правительства?" мелькнула у меня тупая до безобразия мысль. Но это было единственным, что я могла себе безбоязненно вообразить.
    - Энни, - вывел меня из раздумья новый знакомый, - прежде чем я тебе всё расскажу, мне надо быть уверенным, что ты морально готова это узнать, - его тон был странно просящим, словно от меня зависела его жизнь. А в серо-зеленых глазах застыло напряженно-встревоженное выражение, прямо как у Айса перед моим отъездом.
    - Я задам тебе несколько вопросов, постарайся на них ответить честно и как можно полнее. Первый вопрос: как ты себя чувствуешь в городе?
    Я ответила искренне, рассказав обо всех странностях, включая "подвешенное" состояние, отсутствие точных мыслей и планов в голове, и даже о замедлении-ускорении времени, которое я ощутила сегодня. С каждой моей фразой Лексу становилось всё легче, будто с его плеч сняли тяжелую ношу. Теперь он вольготно устроился в шикарном кресле напротив меня, откинулся на мягкую спинку и внимательно меня слушал, сцепив пальцы в "замок". Как-то странно, будто нечто подобное я уже видела. Только было это не со мной...а...в каком-то фильме, что ли.
    - Ты веришь в судьбу? - был следующий вопрос.
    - Нет, ответила я, - я же говорила - мне противна сама мысль, что кто-то пытается мной манипулировать. Или, другими словами - я ненавижу тотальный контроль.
    - И, наверняка, с тобой часто бывает такое - ты просто воспринимаешь всё, как есть, словно чувствуешь, что ты спишь, всё время спишь, и происходит это во сне. И ты терпишь, зная, что когда-нибудь проснешься, и всё окажется на самом деле не так...
    - Точно! - я похолодела. Что-то было в его вопросах не так, мучительно не так...
    - А еще бывает - ты смотришь на этот мир со стороны и понимаешь - с ним что-то не в порядке? Только ты не знаешь, что именно...
    - Да, - я была поражения, - бывает. А как ты дога... - я хотела сказать "догадался", но не договорила.
    "Щелк!" - тут в моем мозгу словно щелкнули рубильником, и на темные уголки моей памяти пролился свет. Я вспомнила этот диалог! Вспомнила, откуда это...
    - Лекс! - я даже чуть привстала от негодования, - ты мне задаешь такие же вопросы, как Морфей Нео при первой встрече! Что это значит?! А?!
    - Да-да, - он чему-то улыбнулся, - а ты мне отвечаешь точно так же, как Нео Морфею. А что значит это?.. Ты ведь отвечала честно?
    Да, я отвечала честно. Зато теперь я чувствовала, будто схожу с ума. И, как положено сумасшедшей, я рассмеялась.
    - А когда ты мне предложишь цветные пилюли и укажешь на выход из Матрицы?
    - Не сегодня, - Лекс ответил так серьезно, что меня начало грызть сомнение кто же из нас сумасшедший - я или он?
    Я внимательно вгляделась в своего собеседника: непередаваемый след высокого интеллекта; выражение лица, свойственное только очень умным людям, как я уже подметила, мысленно сравнив его с Айсом. Ровные, правильные черты лица, волосы средней длины, аккуратно уложенные в прическу. Лекс гладко побрит, стильно одет и его ладная фигура позволяла сделать вывод, что он часто бывает в тренажерных залах или, может быть, занимается бодибилдингом.
    Да уж, Лекс мог быть кем угодно, но не сумасшедшим. Тогда что...я?! Но, вроде бы, и у меня с головой все нормально...было, по крайней мере, до сегодняшнего дня. Больше всего меня "добивали" эти искажения времени - ускорения и замедления. Об этом то я его и спросила. А что мне еще оставалось делать?
    - Энни, это, скорее всего, перебои сигнала. Сегодня, как я говорил, очень сильная солнечная активность. Но не исключен и другой вариант - по которому ты и есть человек, который мне нужен. И я действительно искренне на это надеюсь... Надеюсь на то, что ты не такая, как все.
    - Избранная? - горько усмехнулась я, - но мы же не в Матрице. К счастью или к сожалению, уж и не знаю... Этот распроклятый мир так же реален, как, к примеру, этот стол, - для наглядности я хлопнула по письменному столику. Гулкий деревянный звук раскатился по полупустой комнате.
    - А это еще как сказать! - Лекс оживился, - хочешь верь, хочешь нет, но я точно знаю, ЧТО с этим миром не так и ПОЧЕМУ. Но это я покажу и расскажу тебе завтра. А ты вот всего не знаешь, а еще изволишь шутить - не "избранная", типа! Зато ты ПЕРВАЯ, кого я нашел. А это уже немало. И, чувствуется мне, ты не простая, как я сказал - не такая как все.
    Я слушала его тираду, широко распахнув глаза - я стояла на краю открытия какой-то важной тайны. Раз ни он, ни я не чокнутые, то, значит, все остальные того...
    - Ладно, - Лекс взял со стола свое пиво, - думаю, на сегодня хватит. Теперь можно и расслабиться...
    Я была точно такого же мнения и поэтому тоже приложилась к своей банке. Но, к сожалению, всё это время я держала её в руках, и пиво стало теплым. Лекс догадался об этом по моей недовольной гримасе.
    - Я кажется сказал, что на сегодня хватит? Ну да ладно, придется отступиться от своего решения. Хочешь фокус? - в его глазах сверкнул озорной огонек.
    - Давай, пожалуй, если в фокусе не участвует ведро холодной воды на голову или что-то в этом роде, - засмеялась я.
    - Дай-ка твое пиво, - он протянул руку через столик.
    Я дала ему банку, гадая, что же будет дальше? Лекс плотно обхватил её двумя руками и принял очень сосредоточенный вид. По всей логике моё пиво должно сейчас стать совсем горячим... А может фокус состоит в том, что оно и вовсе исчезнет? Через две-три минуты Лекс с хитрой улыбкой подал банку мне. При этом вид у него был такой, будто он заранее предвкушал мою реакцию. Прежде чем взять пиво, меня охватила идиотская мысль - "а что, если оно превратилось в водку? Вот это действительно был бы фокус так фокус!"
    Но стоило мне коснуться банки, как я вновь стала верить в свое сумасшествие пиво стало холодным. Мало того - ледяным! Будто только что из морозилки...
    - А...? - испуганно протянула я, едва не бросив с перепуга банку. Других слов у меня просто не было.
    Казалось, у моих ног разверзлась пропасть и сделай я неосторожное движение полечу вниз, в самый ад. В Безумие. Это действительно страшно: ощущать себя на острой грани между здравым смыслом и сумасшествием, шагнув в которое уже никогда не вернешься обратно. Но, уж коль всё так странно, может лучше принять всё как есть, чтобы окончательно не запутаться? Казалось бы - просто. Но я не могла так запросто смириться со всеми странностями. Моя пытливая натура хотела знать - что же это за чертовщина со мной делается?
    - Лекс, как ты это сделал? Пиво холодное, как с мороза...
    - Легко, - он снова стал серьезным, - если ты как следует посмотришь вокруг, а потом заглянешь в себя и не побоишься сделать правильный вывод, то поймешь, что нет, на фиг, никакого пива!
    - А... - кивнула я, - типа, как в Матрице...нет никакой ложки...Да... Лихое начало нашего знакомства. Ладно, пьем за Матрицу, и я пойду домой, пока крыша еще держится...
    Оказавшись дома, я почувствовала некоторое облегчение. Вроде бы всё вокруг то же самое, всё в порядке. Ничего странного или необычного. Может и правда, это всего лишь долбанная солнечная активность? Голова перегрелась...и все такое? Но я не могла уже точно решить для себя, что же это такое было. Тем более после выпитого пива мне здорово похорошело. В общем, я решила не портить вечер натужными мыслями обо всём странном и необычном, и, раз уж мне весело, поддержать это дело. Итак, осушив стакан джин-тоника я немного попялилась в "ящик" и хотела уже идти спать, как вдруг неожиданно вспомнила, где же я видела Лекса раньше...
    ... - Что вы думаете о рекультивации парка такого-то?
    Выхваченное крупным планом лицо молодого человека показалось мне чуть бледноватым, а направленный в камеру взгляд серо-зеленых глаз - бездонным. Потребовалось несколько секунд, чтобы тот "въехал" в суть дела. Потом его лицо озарила странная усмешка - она была далеко непохожа на восторженные, от уха до уха, улыбки предыдущих опрошенных. Затем произошло неожиданное - парень ответил медленно, словно тщательно собирая фразу из кусочков:
    - А, по-моему, всё это дерьмо собачье! ...
    ...Вот-вот! В прямом репортаже о несчастном парке я и увидела этого самого странного парня впервые. Мне стало смешно. Каких только приколов в жизни не бывает! А я еще не хотела в Москву ехать... Примерно с такими мыслями я удалилась в свою спальню, мурлыча под нос нестройным голосом что-то вроде "Мое сердце остановилось, мое сердце замерло!.." Ик!... Кажется, это Сплин в оригинале поет?
    Вообще-то, чтобы вы ничего такого не подумали, в отличие от одногруппников пью я редко, в основном по праздникам и знаменательным датам. Причем всегда знаю меру. Со мной ни разу не бывало похмелья или еще чего, связанного с "перебором" спиртного. А еще, опять таки в отличие от вышеупомянутых одногруппников я веду себя очень культурно, говорят - умею держать себя в руках. И меня никогда не тянет на подвиги. Хотя иные на моем месте явно бы поддались соблазну погонять на крутом джипе по ночному городу или хотя бы пострелять по котам из настоящего боевого пистолета. Который, к слову сказать, в это время лежал у меня под подушкой...
    В кармане заверещал сотовый... "Хрена вам!" - я и не думала отвечать на звонок, памятуя о недавних событиях, связанных с телефоном, черной машиной и увлекательным маршем броском по Московским подворотням. Одним словом - мне совсем не хотелось, чтобы меня выследили какие-нибудь ФАПСИшники и, вытащив из теплой постельки, посадили в "обезьянник". Откуда мне знать, может я связалась со знаменитым хакером в лице Лекса? Да, а все-таки где у него компьютер стоит? больше ничего подумать я не успела, потому что стоило принять горизонтальное положение, как крепкий сон охватил меня.
    ...Я иду по улицам Нью-Йорка. Шум стального потока машин оглушает, тяжелый запах бензина и толпы людей заползает в ноздри и щекочет глотку. Все машины одинаковые, черные, без номеров. Я чего-то боюсь... Смотрю в небо - оно мутно-серое от смога, серое, как мертвый пепел. Небоскребы, высокие, как Вавилонская башня, упираются в грязные небеса, верхних этажей не видно из-за клубящихся, мчащихся с дикой скоростью туч. Солнце с трудом пробивает лучами эту пелену. Но и лучи эти жесткие, жгуче-колючие, словно свет пропитался ядовитыми испарениями всей окружающей химии и кислоты, пробиваясь через грязную, как техногенная помойка, атмосферу. Жарко, душно. В черном костюме я потею, узкий воротник жмет шею. Зеркальные окна небоскребов, некогда сверкающие, теперь покрыты пылью, скупые лучи не отражаются в них, а, упершись в стекло, будто умирают, исчезают насовсем. А вокруг люди... Все люди идут мимо меня в одном направлении. И одеты одинаково - в длинные, грязно-белые балахоны до пят. Несоразмерно длинные рукава у каждого завязаны за спиной, как у психа. И лицо каждого из них наполовину скрывает такая же грязная повязка, которой завязаны глаза. А-ля Леди Правосудие. Некоторые натыкаются на меня, но обходят, и продолжают свой путь неизвестно куда со странным, маниакальным упорством. Как бесконечная толпа смертников, идущих на расстрел. Я среди них чужая, лишний бит в потоке информации.
    Очень странно - я не вижу ни птиц, ни деревьев. Вообще ничего живого... Но тут вдруг все замелькало, закружилось в водовороте, словно меня "перемотали" вместе с видеолентой далеко вперед - практически в конец этого жуткого "фильма"... Я тут уже была однажды:
    ... холодно. Во мраке едва угадываются изломанные очертания каких-то руин. Небо затянуто сплошным покровом тяжелых туч. Как странно! Под ногами скрипит мокрый песок, мелкие осколки бетона. Тут и там приходится перепрыгивать широкие трещины в асфальте, обходить ржавые, покореженные остовы машин. Все вокруг покрыл толстый слой пыли. Как черный траурный бархат... Больше всего это похоже на город после бомбежки или сильного землетрясения с пожаром. Нигде не светится ни одного огонька, всё мертво и заброшенно. В мою душу медленно вползал холодный, мучительный страх перед неизвестностью. Где я? Что всё это значит? Вокруг меня нет ничего живого. Мертвая тишина, даже ветер не дует. Грязно-серый, почти черный мир вокруг застыл в немом молчании. Безмолвие давило на барабанные перепонки, превращаясь в звенящий на высокой частоте, звук. Единственным отчетливым шумом, который я слышала, было мое дыхание. Воздух разреженный, как высоко в горах. Дышать трудно... Я сошла с разбитой дороги в сторону. За соседними руинами открылся еще более унылый вид - земля перерыта, словно бульдозером на стройке. Почва, без единого намека на растительность, вздыбилась хаосом беспорядочно наваленных куч. Местами из них торчали ржавые трубы, обрывки проводов, еще какой-то металлический хлам. И вся эта зловещая панорама простиралась вокруг в сером полумраке, насколько хватало взора. Нигде ничего, кроме техногенных останков. Стало жутко - в мозгу мелькнула какая-то далекая ассоциация-воспоминание. Словно из другой жизни... Я побежала вперед. Покореженная дорога, вздыбившаяся обломками асфальта, прегражденная тут и там ржавым металлом, вела в гору. Разрушенный до основания город мертвых оставался позади, а вокруг - ледяная пустыня.
    Вдруг я услышала противно дребезжащий звук. Через некоторое время звук повторился...и я проснулась! Лежу в своей кровати, темно вокруг, хоть глаз выколи. Еще не совсем очнувшись ото сна, я по инерции продолжала бояться. Чтобы хоть немного унять противно холодящий душу страх, я засунула руку под подушку и извлекла пистолет. С облегчением закрыла глаза и вымученно улыбнулась. Слава Богу, я в безопасности. Чего только не приснится! Голова моя болела от смешения разных спиртных напитков, во рту бяка. И вдруг снова - громкий дребезжащий звук. Такой же, как во сне. Только теперь наяву... В полной темноте звук этот казался особенно громким и зловещим. Часы на тумбочке зеленым циферблатом светили 2:35 ночи. Явно кто-то звонит в дверь. И кого могло принести в такое время! С неохотой (я не хотела себе признаться, что на самом деле - это страх), я выбралась из-под покрывала и, пошатываясь, отправилась открывать. Я нарочно не спросила "Кто там?", как того требовало время суток. Да и нафига лишние приличия, если у тебя в руке заряженный пистолет?
    - Айс! - мои глаза округлились, когда я узнала в высокой фигуре стоящей на пороге, своего старого знакомого, - как?... - только и могла пролепетать я.
    Не ожидая от меня особого приглашения, Айс буквально ввалился в прихожую и без сил тяжело рухнул на пуфик. Только теперь я разобрала, что с парнишкой что-то неладно - Антоха дышал так тяжело, будто бежал через пол города. Мало того - волосы его торчали во все стороны, на лице грязь и недельная щетина, да и вообще весь он был грязен, как бомж из подворотни! Так обычно выглядят шахтеры после смены, по моему мнению. Явно, с ним случилось что-то ужасное - иначе откуда ему появиться в Москве среди ночи да еще в таком виде? Мое плохое самочувствие как рукой сняло. У нас будет еще полно времени, чтобы разобраться, как и что. А сейчас другу нужна моя помощь. К тому же он начал постепенно приходить в себя. Айс поднял на меня глаза красные, воспаленные глаза и сказал только одно слово:
    - Успел... - он тяжело вздохнул и попытался расслабиться.
    Сказано это было с таким выражением, словно в это короткое слово он вложил смысл: "чудом удалось избежать смерти".
    - Айс, что случилось? - я старалась говорить как можно мягче и уверенней, олицетворяя эталон надежности и дружелюбия. Кажется, именно этого друг ожидал от меня? В дополнение своих слов я осторожно положила руку ему на плечо.
    Он внимательно на меня посмотрел - непривычно огромными от волнения карими глазами. Такие глаза обычно рисуют японцы в своих мультиках "аниме". Сходство с одним из таких персонажей дополняла взъерошенная шевелюра и бледноватый вид. Айс смотрел на меня не мигая, так, словно пытался рассмотреть что-то в моем лице. Смотрел не отрываясь, так, словно пытался найти "десять отличий". Он будто опасался, что перед ним не я, а мой клон! Или может, он думал, что меня завербовали инопланетяне? В общем, по его глазам было видно, что его раздирают мучительные сомнения - заговорить со мной или без слов броситься прочь, так же стремительно исчезнув, как и появился. Через минуту он решился:
    - На меня охотятся! - это было сказано так, что слова больно задели свежую царапину в моем подсознании и меня дернуло, как током. "Что это за идиотский мир такой, где всех преследуют?" И мир стал таким за какие-то последние сутки!
    - Всё будет о'кей, - пыталась успокоить его я, - со мной, в этой квартире, ты в безопасности. Буду защищать до последней капли крови. Честно! - казалось мои слова его впечатлили. По крайней мере Айс перестал то и дело вздрагивать и испуганно озираться.
    Чтобы его окончательно успокоить я показала "ствол", который всё это время держала за спиной.
    - У меня пушка. Пусть только кто сунется, череп снесу! - я угрожающе щелкнула предохранителем, - так кто все-таки за тобой гнался?
    Казалось, вид оружия воодушевил Айса. Облегчение сразу отразилось на его лице - даже щеки порозовели.
    - Ох, Энни, ты бы знала, - мое ухо тотчас уловило нестыковочку: раньше он называл меня по имени, а не сетевым "погонялом", - меня "менты" пасли по всей Улановке. А потом полдороги...эти...агенты!
    "Агенты? Это значит ФАПСИИ. Дело серьезное..." - подумалось мне.
    - Короче так, Айс. Выглядишь ты очень неважно, так что быстро в ванну. Помоешься, расслабишься, потом в постель. Разговорчики оставим на утро...
    Хочешь не хочешь, мне пришлось изобразить командирский тон. Парень был в таком состоянии, что явно нуждался в ком-то надежном, смелом и уверенном. В роли этого человека выступать буду я. А что, если больше некому?
    Он снова тяжело вздохнул, поморщился и, расстегнув куртку, извлек из-за пазухи свой ноутбук. Осторожно подал его мне и принялся разуваться. Я отнесла компьютер в комнату и поставила рядом со своим, то есть теткиным. Меня снова начало преследовать тошнотворное чувство сюрреалистичности происходящего. Айс в Москве... Его всю дорогу "пасут"... Стоп! Тут в круговороте мутных мыслей появилась одна, яркая, как вспышка стробоскопа.
    - Айс? - я едва не сбила его с ног, - так это ты тот хакер, про которого по телику говорили?
    - Господь с тобой, Энни, - казалось, он вот-вот заплачет, такой жалкий у него стал вид, - меня же нагло подставили! Не знаю, кто это сделал, как и зачем, но мне кажется, это всё для того, чтобы устранить меня на законных основаниях. Сама уж знаешь (подружка твоя на юриста учится), как всё это грамотно у них делается - напишут в своем протоколе: оказал, типа, вооруженное сопротивление ФСБ. И они имеют право применить против меня оружие! К тому же, как я могу быть "тем самым" хакером, если я последние месяцы вообще не был в сети. Ты и сама видела...
    С каждым его словом мои глаза открывались всё шире. В голове царил подлинный сумбур, словно мозги перемешали миксером. Теперь я и при всем желании не могла понять - что к чему? И как только так могло получиться...
    - Айс, давай в ванну! - скомандовала я, чтобы самой окончательно не рехнуться, - Помоешься, тебе легче станет. А я пока на стол накрою, ты ведь голодный, небось?
    Я сидела и глупо пялилась в тарелку с горячим борщом, ожидая, когда же Айс вернется из ванной? Безудержный вихрь мыслей в голове все набирал обороты, да так лихо, что и сама голова от них закружилась. Мои мысли представляли собой спутанный клубок ниток - наружу торчат десятки концов, но за какой ни цепляйся никак не распутаешь! К счастью, Айс не заставил себя долго ждать - вскоре в дверях возникла его долговязая фигура. Оделся мой друг в махровый дядин халат темно-синего цвета, а на ноги нацепил нелепые тапочки в виде плюшевых собак. Все это благолепие венчала его лохматая прическа - мокрые волосы торчали ежиком. Ну, прямо в лучших традициях группы "Продиджи". Было бы и вовсе весело, если бы он хотя бы улыбнулся. Но Айса явно что-то тяготило, и лицо товарища было бледным, как полотно. Казалось еще немного, и он рухнет в голодный обморок.
    - Энни, - голос у Айса оказался непривычно тихим, - ты умеешь повязки накладывать?
    - Могу. А что произошло? - я повела его в зал и, включив все пять ламп хрустальной люстры, приготовилась выслушать.
    Айс удобно расположился на диване и осторожно спустил халат с плеча. Я тотчас увидела зияющую красным рану с неровными краями. Мне стало нехорошо... Вот черт, не хватало еще самой "отрубиться".
    - Пуля прошла навылет, - пояснил он, видя мой испуг, - но, вроде не сильно задело; так, царапина. Это вчера было, в меня стреляли...
    - Кто? - не дала ему договорить я. У меня едва глаза на лоб не полезли от такого поворота дел.
    - Агенты, мать их..! Насилу оторвался...
    Стараясь особо не задумываться, я поспешно достала из домашней аптечки бинт, вату и принялась перевязывать несчастного Айса, заодно припоминая уроки ОБЖ в школе.
    - Как же ты меня нашел? - всё еще было для меня неразрешимой загадкой.
    - По "ICQ" твоей тети. Она указала там свой адрес и телефон.
    - Так что ж ты не позвонил? - укорила его я, - перепугал ведь меня до смерти!
    - Нельзя мне звонить, понимаешь? - глаза друга стали уж вовсе огромными.
    - Засекут? - с некоторой насмешкой в голосе поинтересовалась я. "А мой свежеиспеченный знакомый Лекс не один такой - со странностями" - подумалось мне.
    В следующий миг мне показалось, что Айс не на шутку перепугался. По крайней мере, вид у него стал такой, будто он увидел прямо перед собой ядовитую змеюку.
    - А... ты откуда знаешь? - так и есть, волнуется. Даже голос дрогнул.
    - Догадалась. У меня интуиция - о-го-го! - отшутилась я.
    В четыре часа ночи мне совсем не хотелось описывать свое сегодняшнее знакомство с "психом", обладающим паранормальными способностями.
    - Может, расскажешь, что всё-таки с тобой происходило? - я решила немного разрядить обстановку, внутренне чувствуя, что Айс все еще напрягается.
    Оторвала еще один порядочный шмат ваты и продолжила перевязку несчастного товарища.
    - В общем, так, - Айс поморщился, видимо я ненароком сделала ему больно, мне пришлось добираться от Улан-Удэ электричками и тайком в грузовых вагонах. Но сначала я три дня отсиживался по подвалам в Улановке.
    Я покачала головой - подобного кошмара я и представить себе не могла. Чего только не пришлось пережить бедолаге! Сырые, вонючие подвалы, бесконечные пересадки, изматывающее ожидание, грузовые вагоны, а еще преследование, перестрелка! Ужасно... Мне было очень жаль друга.
    - Надеюсь, - тяжело вздохнул Айс, - я тут буду в безопасности. Не доезжая сотню километров до Москвы, мне удалось запутать следы.
    - Бедняжка! - я осторожно обняла Айса, стараясь не задеть больное плечо (по которому, кстати, пол часа назад при встрече похлопала).
    - Фигня, Энни, прорвемся! - как можно оптимистичнее отозвался он и тоже меня дружески обнял, - главное - я ПО (программное обеспечение - прим.ред.) дописал! - не без гордости добавил он, - полагаю из-за него и вышла заваруха. Они как-то пронюхали, и им явно не понравился мой замысел.
    Слово "они" Айс произнес так, будто говорил об инопланетянах или иной какой нечисти.
    - Но самое грустное, что я остался без одежды. Последние пять часов мне пришлось ехать стоя в вагоне, в котором везли стекловату. Сам чуть не сдох, и одежду теперь носить невозможно...
    - О! - только и могла выговорить я, представляя себе мучения бедного Айса.
    - И денег у меня ни гроша!.. - с искренним отчаянием в голосе добавил он.
    - А вот насчет бабла - спокуха! - утешила его я, - у меня денег тут "куры не клюют". Завтречка справим тебе новую одежку! Главное чтобы ты сам как следует отдохнул, оклемался после всего такого. Так что будь спок - ты в надежных руках, дружище! - я нарочно позволила себе некоторую фривольность в разговоре, потому что знала - Айсу сейчас нужен сильный и уверенный друг, а не всхлипывающая и трясущаяся от страха, будто осиновый лист, подружка.
    Глава 3. Пророчество или безумие?
    "Ох, Господи, и почему я не сдохла вчера?" - гласила первая возникшая в моей голове мысль, когда я проснулась утром...ближе этак к обеду. В комнате душно, жарко. Муха гудит... "Но, кажется, еще не поздно сдохнуть сегодня?!" - я приоткрыла один глаз. Далось мне это с трудом. Э-хе-хе, всё таки пиво с джин-тоником и рядом нельзя ставить, не то что вместе употреблять. А ведь мне говорили...!
    "О! У меня же Айс в гостях... Где он, кстати?.." - эта мысль побудила меня действовать: я кое-как выбралась из-под простыни и, доковыляв до стула принялась натягивать халат. Тут меня настиг телефонный звонок. А где же телефон? Вот беда-то. Покружив по спальне, я вывалилась в прихожую. Ага, вон он, родимый, на тумбочке. Аж покраснел весь...хе-хе...он вообще-то и был красный ;-)
    - Стой!!! - этот истошный вопль заставил меня окаменеть с протянутой к телефону рукой, - не трогай его!
    - Господи, Айс, ну ты напугал меня. Зачем же так орать? Да что тебе от меня надо? - добавила я, пытаясь избавиться от повисшего на моей руке друга.
    - Не бери трубку, пожалуйста!... - взмолился он.
    Тем временем сотовый продолжал злобно и требовательно вопить.
    - А! - отмахнулась я от Айса и бегом бросилась в зал, к стоящему за шторой обычному, кнопочному аппарату.
    - Да? - наконец отозвалась я.
    - Энни? - это был Лекс, - у тебя всё в порядке?
    - Да, - недовольно ответила я, - только башка болит с похмелья. Да еще сотовый тут достал! С обычного телефона разговариваю, - мысли путались, и речь моя представляла собой невероятную мешанину отрывочных сведений.
    - Слушай, Энни, нам сегодня обязательно нужно встретиться. Чем скорее ты всё узнаешь, тем лучше. И безопаснее для тебя... - голос Лекса звучал бодро, и он явно даже не представлял себе моих нынешних мучений.
    - Ох, - простонала я, - мне плохо-то как! Да еще у меня тут Айс...
    - Чего там у тебя??? - обалдело спросил Лекс, но так и не успел получить ответа на вопрос, так как в это время сей Айс выдернул штекер из телефонной розетки.
    - Да ты что, озверел совсем? - я уж вовсе расстроилась.
    Ничего себе утречко начинается! Все такие сердитые, резкие...
    - Энни! - вид у друга был жалкий прежалкий, - ты прости, но безопасность дороже. Ты это кому про меня сказала?
    - Это Лекс. Есть у меня тут один знакомый. Такой же псих, как ты, - я все еще продолжала дуться, - ну вас всех... достали... Пошли лучше поедим.
    После завтрака мне существенно полегчало. Голова прояснилась, и теперь надо было подумать над тем, что делать с Айсом, который в это время уныло повесил нос над тарелкой с яичницей. Кажется, он даже не замечал, как аппетитно пахнет приготовленное мной блюдо.
    - Слушай, друг - ты не грусти, а? Что ни будь придумаем. За тобой ведь, похоже, больше не охотятся. Если б ты действительно так был нужен спецслужбам, они бы тебя уже достали. Разве не логично?
    Но, как я ни старалась, моя речь не воодушевила бедолагу Айса.
    - Знаешь, Энни, я тебе, пожалуй, вот что скажу - куда бы я ни убежал, меня всё равно достанут. Дело времени... Пока я здесь до меня доберутся.
    Слово "здесь" он сказал так, что мне стало ясно - Айс имеет в виду явно не эту квартиру, и даже не город, а...
    - Это не "спецслужбы", Энни. Это агенты. Я не знаю, как тебе объяснить. Даже говорить страшно - а вдруг ты в психушку меня потом сдашь?
    Я слушала его внимательно, сложив руки на груди. Ага! Вот опять это странное чувство... То же самое мне вчера говорил Лекс, а потом начал про Матрицу "втирать"... Что же все таки происходит? Не спроста это всё, ох и не спроста! Стоило мне вчера вспомнить Айса - и вот те на - он уже здесь! И еще мне кажется, хоть он и не знает Лекса, но они как-то взаимосвязаны. Оба боятся преследователей, говорят непонятные вещи, и считают, что я не в состоянии понять их. Надо что-то с этим делать!
    - Айс, - я внимательно смотрела на друга, - расскажи мне, чего ты боишься? Клянусь, от меня никто ничего не узнает. Даже если мне твой рассказ покажется несусветным или даже безумным, я не обмолвлюсь ни словом.
    Он глубоко задумался. Было видно, что Айс внутренне борется с самим собой. Наконец он все-таки решился и заговорил:
    - В общем, такая история - может, я и правда чокнутый, но вокруг происходят странные вещи. Неужели ты этого не замечаешь?
    Ага, это я-то не замечаю! Об этом-то я ему всё и высказала:
    - Замечаю. Только никак не пойму - что к чему? Почему нельзя, например, по сотовому говорить? - я решила устроить "следственный эксперимент".
    Как он на это прореагирует? И он прореагировал, только не сразу. Сначала подумал как следует. Мне тем временем эта атмосфера недоверия начала надоедать.
    - Видишь ли Энни, может, тебе это покажется абсурдом... Одним словом, по сотовому нас смогут быстро выследить.
    - Кто? - продолжала гнуть свою линию я. Вид у Айса стал вовсе жалким, - И что ты так все время волнуешься? Отвечай по порядку.
    И тут случилось то, чего я меньше всего ожидала - товарища "прорвало":
    - Господи, Энни, это же всё Матрица, разве ты не видишь?! Нас "пасут", потому что боятся... Боятся, что мы освободимся. Вырвемся отсюда, из этой...дыры. Я уже сделал полдела, но боюсь не успеть, - он встал передо мной во весь рост, так что мне поневоле пришлось смотреть на Айса снизу вверх. С каждым его словом мои глаза становились все шире, я не могла поверить в услышанное! Господи, это что, массовый психоз? Матрица...агенты! Ужас какой...
    Столкнувшись взглядом с другом, я поневоле вздрогнула - ни разу не видела его таким. Волосы растрепаны, лицо осунулось так, что скулы торчат. Под огромными карими глазами залегли темные круги. В общем, Айс больше смахивал на "гота" или среднестатистического сатаниста, чем на нормального и даже гениального программера, коим когда-то был. Меня охватила внезапная острая жалось к другу. Что же случилось? Неужели у Айса и впрямь проблемы с психикой? Сердце моё болезненно сжалось. Нужно срочно что-то предпринять! Сделать нечто такое, что вернет друга в нормальное состояние. Но, только вот, что делать? ...Нужно познакомить его с Лексом... - эта мысль скользнула в мозгу и быстро растаяла. А вдруг это будет неверным шагом, вдруг эта встреча его окончательно доконает? Они со своими чокнутыми идеями, чего доброго, объединятся...и что мне потом делать? Присоединиться к ним, изучить восточные единоборства, покрасить волосы в черный цвет - и я буду Тринити? Или наоборот - противопоставиться им, "прикинуться" как следует - и я буду агентом Смитом? Всё это звучит смешно, но мне было не до смеха. Реальность - вот она, передо мной. Человек, который был идеалом для целого университета, которого уважали за трезвый, аналитический ум все преподаватели - теперь он стоит передо мной и его разум представляет собой смесь фантастических ужасов, маниакальных идей...
    Чтобы немного прояснить ход своих мыслей я крепко сжала виски и потрясла головой. Так, вроде, получше.
    - Ладно, Айс. Я тебе верю...
    - Ты врешь, - весьма невежливо прервал меня он, - не надо мена жалеть. Энни, ты сейчас ведешь себя по принципу: "с сумасшедшим безопаснее согласиться".
    Это оказалось последней каплей, расплескавшей чашу моего терпения.
    - Айс! Ты достал меня, - я вцепилась в дядин халат, и трясла товарища, как грушу, - если ты дальше будешь вести себя как запуганный "тормоз", клянусь, ей богу, я тебе башку разобью!!! А если будешь еще "парить" меня своими "агентами", то я сама тебя пристрелю! ДОСТАЛ!!! - от злости у меня едва волосы не встали дыбом.
    Я задыхалась, руки мои тряслись... Наверняка мои вопли слышали даже соседи. Но это была моя последняя попытка разбудить в Айсе остатки здравого смысла. Если он, конечно, остался... Я и сама не заметила, как на глаза навернулись слёзы. Еще с минуту я находилась в каком-то ступоре, продолжая держать Айса за ворот темно синего махрового халата, да так цепко, что костяшки пальцев у меня побелели. "Ему же больно, - как-то отрешенно напомнило сознание об огнестрельной ране в Айсовом плече. Пальцы мои медленно разжались, и я опустилась на табурет. Взгляд недвижимо застыл на мельхиоровой вилке с тремя зубцами, крошках хлеба... Слезы туманили взор, всё расплывалось. Я и не заметила, как Айс медленно опустился возле меня на колено и обнял.
    - Слышишь, Энн... Прости, а? Я вел себя как последний придурок... Клянусь, я не буду больше тебя доводить.
    Тут я больше не смогла сдерживать слезы.
    - Айс... Ты меня вовсе не доводишь... - говорить было трудно, горло сжимали рыдания, - я... волнуюсь за тебя! С тобой что-то происходит... Я боялась тебе сказать об этом прямо..., - всё еще всхлипывая, я всё же старалась говорить доходчиво, - понимаешь? Ты мне не безразличен. ...ох, что я говорю такое... я переживаю за тебя ужасно потому... потому..., - я боялась это сказать, но признание вылетело само собой от избытка нахлынувших чувств, - Айс, я тебя люблю... кажется...
    Перепугавшись собственной внезапной исповеди, жутко смутившись, я поспешила ретироваться в свою спальню. Вот тут то я дала волю чувствам! Рыдания душили меня, было трудно дышать. Перед мысленным взором пролетали обрывки воспоминаний - Айс отвечает у доски, сплошь испещренной адскими формулами из раздела высшей математики и вся группа следит за ним, затаив дыхание, едва скрывая восторг - до того легко, изящно и вместе с тем снайперски-точно построен его ответ. Невозможно передать словами всю притягательность этого человека. Красота и изящество внешности и души; интеллект, перед которым я всегда преклонялась, так тесно сплелись в его личности, что, кажется, одно невозможно отделить от другого. Разум, это еще не все - Айс умеет тонко чувствовать, воспринимать мир и других людей. А вот и другое воспоминание: он сидит у фонтана со своим ноутбуком и не замечает меня, наблюдавшую за ним из-за дерева неподалеку. Тогда Айс был особенно хорош - луч заходящего солнца, насыщенный летним теплом, запутался в его каштановых волосах золотыми нитями, густая челка отбрасывала тень на красивое лицо, а сам Айс был далеко - его разум блуждал по извилистым переулкам шестнадцатеричного кода. Я помню, тогда дул легкий ветерок - он бережно играл в моих волосах, ласкал кожу. Я прислонилась к теплой, шершавой коре дерева и наблюдала за Айсом, стараясь оставаться незамеченной. Потом он на минуту задумался, оторвавшись от экрана, и устремил взор вдаль, туда, где садилось солнце. На его лице была тревога. Это я тогда поняла точно. Беспокойные алые блики заходящего солнца только подчеркнули это чувство. Широко открытыми глазами Айс смотрел на закат, казалось, забыв, где он находится, что делает... В его глазах был страх. Что происходит? Еще тогда я почувствовала, как гложущая тревога болезненно затрепетала где-то внутри. Да, тогда я еще не осознавала всю полноту нового чувства. Я не знала, что можно волноваться и тревожиться о ком-то больше, чем о себе. Никогда раньше я не знала, что такое любовь. Оказалось, она не похожа ни на преподносимое в мыльных операх слюняво-слезливое чувство, ни на "сопли в сахаре" из популярных мелодрам. Оказывается, это чувство жжет, как огонь. Любовь похожа на стихию... Я поняла, что смету все преграды на пути к НЕМУ. Я уничтожу всё и всех, кто попытается причинить вред Айсу. Любовь как прочнейший металл. Сила воли влюбленного человека не знает границ и предела. И в тот вечер я поняла, что без страха и сожаления переступлю грань жизни и смерти, если это потребуется, чтобы спасти любимого человека. Любовь не вызвала во мне розовые романтические мечты с букетами роз и витанием на седьмых небесах. Это чувство породило во мне неистощимый источник энергии, жизненной силы и жажды жить. И всё это я осознала в ТОТ вечер. Это был последний день перед моим отъездом в Москву...
    Я не давала себе отчета, сколько времени прошло. Кажется, я лежу в комнате пол часа? А может больше...? Воспоминания охватили меня с такой силой, что я словно пережила все эти события заново. Я тяжело вздохнула и попыталась встать с кровати. Где-то в соседней комнате я слышала его шаги, потом тихое попискивание включившегося ноутбука... Нужно всё объяснить Айсу, а то он еще чего доброго примет меня за истеричку. Я попыталась приподняться на локте, но внезапно меня окатила волна дикого, ничем не обоснованного ужаса. А через несколько секунд я почувствовала, что не могу дышать. Что-то словно стальным обручем сдавило грудь, и эта петля затягивалась все туже - я не могла ни вдохнуть, ни выдохнуть. Перед глазами повисла красная пелена, в ушах зашумел яростным гулом морской прибой. Последнее, что я ощутила в этот момент - как обжигающая волна пульсирующей крови ударила мозг. А потом - полная темнота и адская боль, которая, казалось, взломала мой череп изнутри.
    .......................
    .......................
    .......................
    Темно. Я не чувствую абсолютно ничего. Не знаю, открыты мои глаза или нет. Я их просто не ощущаю, не могу отдать приказ своему телу. Не шевельнуть ни рукой ни ногой. Их нет. Исчезли все тактильные ощущения... Абсолютная тишина. Не чувствую биения сердца. Не дышу. Тела, кажется, нет вообще. Не ощущаю ни тепла ни холода. Движение? И движения нет. Полное ничто. Может, я умерла? Я всегда представляла себе смерть именно так - живой разум в абсолютной пустоте. Вакуум. Черная дыра. Сколько времени прошло? Или здесь нет времени в обычном значении этого слова?
    ..........................
    .........................
    .........................
    Что это? Мне не показалось. Я ощущаю тепло! Оно поднимается от ступней вверх, тело словно "проявляется". Обжигающая волна докатилась до пояса, выше. И сердце забилось! Я чувствую руки, ноги, могу шевельнуть пальцами. В вернувшиеся на старое место легкие ворвался мощный поток воздуха. В глаза ударил яркий свет. О Боже! Наверное, так чувствует себя только что родившийся ребенок, впервые увидевший мир...
    Я лежала, недоверчиво прислушиваясь к своим ощущениям. Вроде бы всё вернулось на свои места. Чувствую легкий сквозняк на босых ногах, прикосновение ткани к коже. Слышу тиканье часов, шум проехавшей под окном машины. Тяжесть собственного тела на кровати. Привкус железа во рту. Только вот какая-то странная острая боль в правой ступне. Честно говоря, открыть глаза было страшно. Но не лежать же так вечно!
    И я открыла глаза. Прямо передо мной появилось до смерти перепуганное лицо Айса. От неожиданности он даже отшатнулся.
    - Что... со мной было? - кое-как проговорила я.
    В горле было сухо, как в пустыне, слова вырывались с хрипом, и речь давалась как-то болезненно. А больше всего мне не нравился мерзкий привкус металла во рту и боль в ноге.
    Меня поразило, с каким облегчением вздохнул Айс. Он ничего не ответил, только в изнеможении сел на кровать рядом со мной. Его колотила нервная дрожь. Своими ледяными ладонями он взял меня за руку, и было видно, что он едва не плачет. Мне же становилось лучше с каждой минутой, и я хотела знать, что это такое тут происходит?
    Я села и тут же заметила, что именно причиняет мне боль. В своде моей стопы красовалась маленькая, но очень глубокая кровоточащая ранка. Словно шилом проткнули.
    - Айс, что случилось? - я снова повторила недавний вопрос.
    Кажется, Айсу тоже стало немного лучше. По крайней мере, с лица сошла мертвенная бледность, да и дрожь унялась.
    - Хорошо, я расскажу всё честно. Мне кажется, теперь ты поверишь, - странно, но интонация Айса была уже не такой, как недавно - в его голосе опять звучало спокойствие и уверенность.
    Если закрыть глаза, можно даже вообразить, будто ничего и не происходило, я никуда не уехала, и мы сейчас находимся в моей квартире в Улан-Удэ и беседуем, как обычно, на отвлеченные философские темы.
    - В общем, после того как мы в кухне...поговорили, я никак не мог успокоиться. Хотел пойти, тебя утешить. Ты так плакала... Но потом подумал, что ты хочешь побыть одна, я и так тебя достал своими выкидонами. Итак, я пошел в другую комнату, где стоял мой ноутбук. Включил его, значит, хотел изменить графическую оболочку своего программного обеспечения. Слышу - шаги в коридоре, походка такая жесткая. Тут во мне какой-то инстинкт сработал и я - шмыг! - под кровать. Из-под кровати вид мне открывался весьма ограниченный - эдакая полоса сантиметров тридцать от пола. Шаги ближе. Я как увидел - обалдел. Черные брюки, блестящие черные ботинки. Я от страха одеревенел, мозги не работают. Агент ведь! А он стал посреди комнаты, не движется. Мне с испугу стало казаться, что он услышит, как мое сердце бьется об пол...
    - Слышь, Айс, - меня смутило только одно, несмотря на всю фантастичность его рассказа, - а откуда агент тут взялся?
    - Сейчас, - он сделал нетерпеливый жест рукой, - я всё по порядку расскажу. Итак, лежу я под кроватью, чуть дыша. Потом слышу - металлический щелчок и...меня оглушили несколько выстрелов. От запаха пороха я едва не чихнул. Может, я бы и чихнул, но меня тут "убила" внезапная догадка. Ведь агент сам по себе программа охраны Матрицы! Как ты понимаешь, он не имеет тела. Значит, агент должен был воспользоваться кем-то. А кто был в квартире еще, кроме меня? Ты, конечно! Я был чертовски напуган, потому что знал - агенты очень хитрые. Он мог легко меня найти. А я безоружен! Хотя какая разница - даже если бы я добрался до твоего "ствола", то не смог бы пустить его в ход. Не могу же я стрелять в тебя! Как видишь, я оказался практически в безвыходной ситуации. И сейчас ты бы пришла в себя и нашла мой расстрелянный труп в комнате, если б меня в тот момент не осенила гениальная мысль. Я решил пустить в ход нейтрализатор. Сейчас, я всё объясню... Незадолго до твоего отъезда я с друзьями-химиками и двумя медиками посидели несколько вечеров и придумали, как сделать адскую смесь. По нашей задумке это вещество, попадая в организм должно начать действовать практически моментально. Кратковременно поражая нервную систему, оно вызовет что-то наподобие комы. Но! Эта штука весьма неустойчива в организме и через минуту её структура полностью распадается на отдельные молекулы. Итак, я, как полагается порядочному параноику, везде таскал с собой этот нейтролизатор в шприце, - Айс улыбнулся, видя, какое шокированное выражение приняло мое лицо, - Как ты понимаешь, теперь был как раз тот случай, когда надо было пустить его в ход. Я, стараясь не шуметь, достал шприц из кармана и замер в нерешительности - как же незаметно добраться до агента? Но он сам мне помог - подошел к кровати, хотел было нагнуться и заглянуть, как я - р-рраз! - и воткнул шприц ему в ногу. Практически через пять секунд он был "готов". Сначала, правда, устроил напоследок беспорядочную стрельбу. Потом рухнул на пол и замер. Знаешь, агент-то был образцовый - ну прямо Смит! Я из-под кровати выбрался, хотел подойти к нему, и тут вдруг такой яркий голубой свет, как электрический разряд его охватил. Свечение было настолько мощным, что мне пришлось прикрыть глаза рукой. Когда все кончилось - на полу передо мной лежала ты. Я быстро кинулся к тебе, прислушался - а дыхания нет, и сердце не бьется. Перепугался ужасно, стал искусственное дыхание делать, массаж сердца, как полагается. И все думал - неужели наша отрава оказалась слишком сильной? Я бы не простил себе, если бы с тобой что-нибудь случилось! Честное слово, я бы сам застрелился, или вон, в окно бы выпрыгнул...
    - Айс, - я чуть не заплакала, - как же так? Это я чуть тебя не замочила, выходит? Ох, кошмар-то какой!
    - Ничего, - он обнял меня и взял за руку, - уже все прошло, успокойся.
    Внимая его совету, я попыталась успокоиться. Несколько раз глубоко вздохнула, и мне это помогло. Теперь, когда все ужасы прошли, и опасность миновала, мой пытливый разум хотел понять всё. Например, как этот нейтрализатор действует? Что он меня поверг в кому это ладно, но как с этим связано изгнание агента? Об этом я и спросила.
    - Видишь ли, - Айс оживился, видя, что я ему верю и не считаю за психа, - тут всё продумано. Когда ты "отключилась", практически в буквальном смысле слова, к тебе перестал поступать сигнал из Матрицы. Помнишь, как в фильме - стоило замочить агента, как вместо него появлялся труп обыкновенного человека. Со смертью носителя прекращался обмен информацией. Ведь Агент - программа! Ему нужно поддерживать постоянную связь с "операционкой" т.е. Матрицей, чтобы знать, что делать. Следовательно, когда тело, в котором он находится, умирает и сигнал перестает проходить, агент ищет нового носителя. Вот он и смылся, видя, что больше не управляет твоим телом. Такие дела.
    Я слушала очень внимательно и действительно, начала верить Айсу. Теперь он говорил как обычно, и выглядел всё тем же гениальным программистом, а не загнанным параноиком. Но, тем не менее, услышанное было столь невероятным, что мой разум отказывался во всё это верить. Кстати, только сейчас я заметила, что нахожусь в комнате, которую выделила Айсу. И, почти в тот же момент увидела, ВО ЧТО стрелял агент в моем обличье - на столе уныло лежал разбитый вдребезги ноутбук.
    - О! - я подскочила как ужаленная и подбежала к столу, - Айс, мне так жалко...
    Мне и правда было жаль - глядя на обломки дорогого Айсу компьютера, я едва не расплакалась. Серебристый корпус потрескался, в нем несколько больших пробоин, сквозь которые видны проводки-внутренности; кнопки разбросаны во все стороны. Экран тоже прострелен и покрылся разноцветными разводами растекшихся жидких кристаллов. Этот вид вызвал во мне столь острую жалость, будто ноутбук был живым существом.
    - Не надо так расстраиваться, - Айс подошел сзади и обнял меня за плечи, - я могу прожить и без него. Кстати, - по его тону я догадалась, что Айс улыбается, - а хард-диск то уцелел!
    - Да ну? - я была поражена, ведь сам компьютер-то - разбит в кашу.
    - Ну, - эдак скромно начал Айс, - просто я подумал: а мало ли что может случиться. И подстраховался - засунул хард-диск в герметичную титановую коробочку. Только проводки наружу вывел. Так что все данные были защищены и от ударов и даже от затопления.
    - Да ну? - не поверила я, памятуя о том, какой редким и довольно дорогим металлом является титан.
    - Правда! - подтвердил он, - я эту штуковину раздобыл у хорошего знакомого с факультета ядерной физики. Он на последнем курсе, со всяким навороченным барахлом работает в научно-исследовательской лаборатории, вот и помог.
    Итак, мне оставалось только поверить во все происшествия последнего часа. Поверить в невероятное. А что еще я могла предпринять?
    - Да, Айс, а ведь все как-то странно, - я удивилась, что невольно уже в который раз называю его не по имени, а ником. - Кое-чего я так и не поняла. Ведь "Матрица" - это всего лишь фильм. Как могло оказаться так, что вчерашняя фантастика оказалась сегодняшней реальностью?
    - Знаешь, есть такая вещь, как пророчество. В былые времена, странствующие пророки ходили из города в город, предупреждая людей о грядущих катастрофах. Их обычно не слушали и, иногда, даже побивали камнями. Но сейчас-то другие времена, иные технологии! Зачем изнурять себя бесконечными странствиями, когда пророчество можно показать на весь мир? При этом все останутся довольными, посмотрев классный фильм. И лишь единицы из миллионов поймут, что это не просто очередное буйство фантазии автора, а целенаправленное предупреждение. Пророчество! Причем, дойдет оно строго по назначению - предупреждены будут те, кто в опасности. Те, кто и раньше замечал, что мир - не совсем то, чем он кажется. А все остальные лишь посмотрят шедевр, повосторгаются спецеффектами и навороченным сюжетом. То есть интересно проведут время, что само по себе неплохо. Ты ведь знаешь, что лучший способ спрятать что-то - это положить на видное место. Ведь мы привыкли, что фантастика - это вымысел. Поэтому никому и в голову не придет серьезно отнестись к фильму. Оригинально, да?
    - Весьма... - подтвердила я.
    - Кстати, Энн... - Айс кашлянул и нерешительно взял меня за руку, слегка сжал пальцы, - я ведь тоже тебя люблю.
    ...и именно это показалось мне самым невероятным из всего, произошедшего сегодня.
    Кажется, я покраснела до корней волос. Такой поворот событий я раньше видела только во сне. А тут всё происходит наяву! Кажется, меня не настолько удивила вся эта возня вокруг Матрицы, сколько его неожиданное признание. Неужели гений может влюбиться? А я то думала, что его сознание сплошь напичкано двоичным кодом, и больше ни о чем и ни о ком он не думает.
    - Это правда, Энни, - Айс смотрел мне в глаза, согревая своим бесподобным взглядом карих глаз, - когда я увидел тебя впервые, то сразу понял, что ты не такая, как остальные девчонки. Ты особенная... Веришь?
    - Ага, - зачарованно подтвердила я, не имея сил свести взора с его лица.
    Любимый человек впервые был так близко от меня, и мне больше не нужно было рассматривать его тайком, стараясь остаться незамеченной.
    Не знаю, как долго мы смотрели друг другу в глаза, всё еще не веря, что это происходит с нами. Я просто потеряла счет времени... И тут, как в одной из моих смелых фантазий, Айс крепко меня обнял. Наши губы оказались так близко, что у меня от волнения закружилась голова. Мы были так близко, что могли ощущать дыхание друг друга. Но, едва наши губы соприкоснулись, тишину разорвал оглушительный звонок. Опять сотовый!
    Айс вздрогнул, выпуская меня из объятий.
    - Не спрашивай, по ком звонит сотовый, ибо он звонит по тебе, - мрачно усмехнулась я.
    Меня здорово разозлил этот непрошенный звонок. Если бы не он, мы бы сейчас... Ну да ладно, что уж там говорить, надо действовать!
    Телефон продолжал надрывно верещать. Но продолжалось это недолго. Я подошла к открытому окну, и, высунув руку с сотовым подальше на улицу, разжала ладонь. Сотовый сверкнул красной кляксой в воздухе и, быстро вращаясь полетел вниз, продолжая пиликать. Но буквально через секунду дни его жалкого существования были сочтены - с чуть слышным звуком он шмякнулся об асфальт и замолк навеки. Даже с высоты шестнадцатого этажа мое прекрасное зрение позволяло видеть, как разлетелись мелкие красные осколки.
    - Бай-бай! - подытожила я свою деструктивную деятельность.
    Взглянув на Айса, я окончательно убедилась, что убиение сотового доставило ему удовольствия не меньше, чем мне. А то и больше...
    - Кстати, раз за мной действительно шпионят через сотовый, то теперь будет похоже, что я выбросилась с окна! - эта внезапная мысль меня так развеселила, что улыбка на лице расплылась от уха до уха. ("Мася-яяя-ня!" прим.ред.)
    - Угу, просто супер, - подтвердил Айс. Впервые за долгие месяцы он улыбался.
    Да-да, Айс улыбался весело и бесшабашно. Обычно он выглядел так, когда мы собирались втроем - Айс, Макс, я - и травили анекдоты за баночкой пива.
    Кажется, всё было прекрасно - теплый летний день, за окном ярко светит солнце, на небе ни облачка. Рядом любимый человек, от которого не надо больше скрывать свои чувства. Но, как известно, всё хорошее очень быстро заканчивается. И наша теперешняя ситуация была не из тех, когда можно под руку гулять по Арбату, глядя друг другу в глаза, и не замечая больше ничего вокруг. А напротив, ситуация наша была пренеприятнейшей с точки зрения безопасности. К тому же у нас не было абсолютно никакого плана на будущее. Вот, мы знаем кучу неслыханных фактов, и что нам с ними делать? Выбежать на улицу и орать на всех перекрестках "Люди, спасайтесь, the Matrix has you!"? Едва ли поможет. Пожалуй, с нашими знаниями лучше помалкивать. Даже на улицу высовываться страшно... Хотя... Кажется, меня-то ни разу не просекли? И меня видели с Лексом только очень издалека... Ух ты, здорово! Если немного накраситься и сменить имидж, то меня точно никто не узнает!
    - Кстати, - смущаясь начал Айс, - я про это... Как мне с одежкой-то быть?
    Да, он очень кстати напомнил мне про свою погибшую одежду. После последней поездки в вагоне со стекловатой его джинсы и рубашка, естественно, оказались в полной непригодности. Сам же герой сидел на кровати в махровом халате моего дядюшки. А теперь, когда Айс побывал под кроватью и собрал на себя всю пыль и паутину, то, пожалуй, и халат можно с той же уверенностью назвать негодным к дальнейшему использованию. В общем, хочешь, не хочешь, а мне придется прогуляться до магазина и купить Айсу приличную одежду. Об этом то я ему и сообщила, заодно заверив, что меня ни разу не "засекли" и вроде бы, никогда "хвоста" за мной не было.
    - Хорошо, - он оживился, - тогда покупай что хочешь, на твой вкус. Только знаешь, я светлую одежду не ношу.
    - Аналогично! - согласилась я.
    Итак, теперь мне оставалось продумать то, как бы сменить внешность. Немного повертевшись перед зеркалом в своей комнате, я решила одеть купленный недавно костюм. Это был тот самый костюм, вернее даже не костюм, а, скорее комбинезон, на который я ахнула кучу денег в день нашего со Светкой рейда по магазинам. Стоит заметить, костюм был неплох. Хотя влезла в него я с трудом... А когда влезла, то ахнула - из зеркала на меня смотрела "фигуристая" девица затянутая в черную кожу, с лихо заломленным на бок "ирокезом" (пока я натягивала эту жутко неудобную одежку, моя аккуратно уложенная гелем прическа здорово сменила форму). "Неплохо, неплохо, - я поворачивалась и так и эдак, но так и не нашла никаких изъянов в своем внешнем виде. Нарядившись столь дерзко, я опасалась лишь одного - как бы не свариться живьем во всем этом великолепии. На улице достаточно тепло, хотя солнце уже и спряталось за плотные облака. До понравившегося мне магазинчика пешком топать очень долго... "Что? Пешком? - внезапно осенило меня, - мне же машину родственники оставили!" - от удовольствия я зажмурила глаза, как кошка, увидевшая сало.
    Так-так, вроде все безупречно. Только вот моя лохматая копна темно-русых волос не очень-то смотрится. Ну да ладно. Быстро уложив волосы гелем, я бодро направилась к выходу.
    Увидев меня в столь шокирующем наряде, да еще и в бутсах на высокой платформе, Айс обалдел.
    - Ничего себе, - присвистнул он, - это надо же...
    - Ладно, - улыбнулась ему я, - "пушку" держи, герой! - вслед за словами последовала "пушка", которая приземлилась на кровать рядом с Айсом, всколыхнув одеяло, - через час вернусь. Можешь пока обед приготовить. Идет?
    - Идет! Борщ будешь?...
    - Всё, что угодно, буду... - отозвалась я уже с лестничной площадки.
    Я вошла в лифт, дверцы сомкнулись. Кабинка быстро понесла меня вниз, а я беззаботно улыбнулась, подбрасывая на ладони серебристые ключи от "Prado".
    Через минуту я уже выходила из подъезда, ловя на себе прожигающие взгляды многоуважаемых старушек, сидевших на лавочках, как почетный караул. Видимо, бабушки вышли подышать воздухом после обеда да посплетничать. Но ТАКОЕ увидеть никто из них явно не ожидал! К счастью, меня они не знают, а то я стала бы самым свежим поводом для обсуждения, и через пол часа весь дом узнал бы, что Энни нарядилась, как "садо-мазо", и разгуливает по улице в таком виде. Но, кажется, мое личное знакомство с добропорядочными пенсионерками и не обязательно. Я и так повергла их в шок своим появлением. Честно говоря, всё это меня забавляло. Еще никогда в жизни я никого так не шокировала, напротив - всегда вела себя воспитанно и культурно. Во что же превратилась недавняя интеллигентка!
    Я забралась в джип, с комфортом устроившись за рулем. Какое наслаждение сидеть в новой, дорогой "тачке"! Салон автомобиля достоин восхищения безупречный дизайн, светлая отделка; продумано все до мелочей. А магнитола! Просто слов нет... Трехдисковый "Pioneer" поистине потряс меня! Раньше я ездила только на такси с грязными сиденьями, сердитыми "водилами" и занюханными китайскими магнитолками. Да-да, пришло-таки мое время насладиться истинными благами цивилизации! Пребывая в некотором экстазе, я перебирала кипу тетиных дисков, ища что-нибудь на свой вкус. И нашла-таки! Группа "Muse"... Не самое крутое, что могло бы быть, но тоже кое-что. Боже мой! Кажется, только теперь пришло время восхищаться! Лучшей стереосистемы я еще в жизни не встречала! Глубокий, мягкий бас и кристально-чистые высокие частоты. И даже "средние" приятно ласкают слух... Я открыла люк на крыше, прибавила звук и попыталась тронуться с места. Что, я сказала "попыталась"? Нет, я тронулась с места! Мягко, плавно... Вот это машина! Движок тихо урчит, джип несется, будто и не касаясь асфальта колесами. Ни тряски, ни грохота... Машина слушается руля безукоризненно, я почти не прилагаю усилий, словно она сама угадывает мои желания. Да это просто сказка какая-то! Я всем телом чувствую, какая мощь заключена у неё под капотом. Не то что наша фамильная "шестерка", которая все только чихает да кашляет, а как на кочку налетит, так и вовсе глохнет и слепнет! Прошло пятнадцать минут подлинной эйфории, пока я достигла желанного магазина.
    Подобрать одежду для Айса не составило особого труда. Выбрав все черное, стильное я расплатилась и собралась было уже уходить, как увидела сквозь стекло витрины ту самую иномарку. Она ехала очень медленно. Нет, она ехала довольно быстро! Просто пространство опять загустело вокруг, все в нем застыли, как мухи в янтаре. Я уже знала это чувство. Когда время внезапно становится густым, тягучим, как мёд... А звук совсем пропадает. С удивлением осмотревшись по сторонам, я заметила, что люди на самом деле продолжают шевелиться только так медленно, как при покадровой развертке. Реалити-слайдшоу... Вентилятор в углу вращается со скоростью секундной стрелки, а на его лопасти словно наматывается полупрозрачный поток воздуха. Я вижу, как пластмассовый пропеллер режет воздух, вижу, как распространяется волна. Но на меня не дует.
    Я и думать забыла про иномарку с возможными преследователями. Все вокруг было слишком необычным, захватывающим, безумным! Какой-то мужчина застрял в стеклянных дверях, держась за ручку. Он шагнул, но все никак не донесет ногу до пола. А вот совсем близко летит муха... Её крылья ритмично поднимаются и опускаются. Медленно, как опахало какого-нибудь раджи. А за ней тянется длинный спиральный след потревоженного воздуха. Я неспеша протянула руку, словно собиралась взять что-то, неподвижно висящее. Медленно сжала пальцы и - рр-раз! муха у меня в кулаке! И в этот момент все вернулось на круги своя - послышался шум многолюдного магазина, вентилятор обдал меня волной прохладного воздуха, а муха в моем кулаке забилась в истерике. Иномарка уже уехала. И, кажется, меня не засекли. Однозначно, сегодня мой день!
    Осталось только купить темные очки для пущей маскировки. Купила и себе, и Айсу. Я помню, какие очки у него были в Улан-Удэ, они ему здорово шли. Одногруппники даже подшучивали над ним: "Эй, Айс! Слетай за пивом, а?" На что он всегда одинаково отзывался - "А почему я?", хотя давно знал этот прикол. И они неизменно отвечали: "Так ты же у нас избранный!". Потом следовал заразительный смех, и веселая компания начинала распитие слабенького, холодного пива.
    А вот и зеркало! Классно я смотрюсь в этом костюме да еще в очках. Меня ничуть не волновала броскость моего "прикида". Скорее наоборот - никто меня никогда не видел в таком одеянии, да и едва ли кто мог предположить, что я так облачусь.
    Оказавшись на улице, я быстро осмотрелась по сторонам. Чисто. Ну что ж, это хорошо. Мягко нажав на газ, я влилась в основной поток, и продолжила наслаждаться ездой по городу. Окно открыто настежь, ветер растрепал прическу, а сама я тем временем, не скрывая удовольствия, в голос подвывала солисту "Muse"...
    - Наконец-то! - дверь мне открыл уже начавший волноваться Айс, - я уж думал, с тобой что-то случилось...
    - О, Айс! - я протянула ему сверток с только что купленной одеждой, - я видела, как агенты на тачке катаются!
    По тому, как округлились его глаза, я догадалась, что он не совсем понял, о чем это я. А если точнее - совсем не понял. Тогда я пересказала Айсу всю историю, не скрыв даже небывалую историю с "заморозкой" времени-пространства. Наконец, поняв, что меня не засекли, любимый вздохнул с облегчением.
    - Кстати, тебе тут звонили, - вспомнил он, - я включил автоответчик и записал. Можешь прослушать. Тебя какой-то молодой человек искал...
    Что это? Неужто я слышу ревнивые нотки в голосе Айса? Ничего себе! А он куда более темпераментный, чем мне казалось раньше...
    - ...я буду краток. Приходи сегодня в пять вечера ко мне. Срочно нужно ввести тебя в курс дела. Не вздумай отвечать на сотовый, вокруг тебя и так нечисто.
    Вот что поведал мне автоответчик голосом Лекса. Да уж, не совсем ясно... Например, что значит "нечисто"? Вроде бы за мной нет слежки. Может, он имеет в виду Айса? Я ведь утром ему рассказала, что я теперь не одна. Странно всё это как-то. Но, в то же время Лекс это еще один человек, который что-то знает о Матрице. А я то вчера его на смех подняла!
    - Это кто еще? - недовольно спросил любимый, небрежно махнув рукой в сторону телефона.
    - Это Лекс... Ну, как бы тебе объяснить..?
    - Лекс?! - Айс внезапно будто вспомнил о чем-то, - он утром звонил, я еще помешал тебе говорить. Да?
    - Во-во, - подтвердила я.
    - А потом ты еще сказала, что он такой же псих, как я... - продолжал непонятно куда клонить тот, - скажи, Энни, только честно - он тоже знает?
    - Угу, - отозвалась я; мне сразу стало понятно, что именно подразумевается под словом ''знает''.
    Мой возлюбленный заметно оживился. И куда вся ревность девалась! Кажется, теперь Лекс занимал его даже больше, чем я. Он мерил зал быстрыми шагами, оказываясь то в одном, то в другом углу комнаты. У меня даже голова начала кружиться...
    - Энни, нам надо с ним встретиться! Вдвоем мы мало что сделаем...
    - Нет уж, дорогой, - я моментально запротестовала, - сегодня я одна к нему съезжу. Думаешь, мы давно знакомы? Лично я его вчера впервые увидела; сама еще не поняла, что да как. А вдруг, это западня? Что, если он за "них"? Мне то опасаться нечего, а вот насчет тебя - не уверена. Пока что тебе лучше всего было бы сидеть дома и не высовываться, - прочитав столь длинную "лекцию" я даже немного запыхалась от волнения.
    Как я и рассчитывала, мои слова возымели действие - Айс немного поостыл и задумался.
    - Да, пожалуй, ты права, - согласился он, - лучше пока посижу, свое программное обеспечение до блеска доведу. Твой то ноутбук живой? - он хитро прищурился, явно намекая, что хочет воспользоваться теткиным компьютером.
    - Ага, - подтвердила я, направляясь в кухню, - он в моей спальне на столе, можешь взять. А лично мне сейчас бы хотелось поесть...
    ....................
    После обеда Айс засел за теткин ноутбук, предварительно внедрив в него свой хард-диск, и теперь он что-то ожесточенно правил в коде своей программы. Я тихонько наблюдала за ним из-за угла. Любимый меня не замечал; прямо как в старые добрые времена. В творческом порыве он временами даже грыз карандаш, а когда мысль пропадала - застывал, возведя глаза к потолку, словно ища на белоснежной плоскости сбежавшую идею. В общем, парнем полностью овладело вдохновение творца...
    Мне же предстояло куда более прозаичное занятие - вымыть посуду и прибрать на столе. Если я разведу тараканов, то тетя меня по головке не погладит! Громко зашелестела тугая струя воды, во все стороны взметнулась пена. Вскоре вся посуда сияла, как брильянт. Я задержалась на последнем высоком стакане из тонкого стекла. Он был такой чистый, что даже скрипел, а самого стекла и вовсе не разглядеть, если бы не ореол мелких капелек воды. Что-то привлекло мое внимание. Знаете, так бывает иногда - делаешь себе какое-нибудь повседневное дело, такое привычное, что дошло до автоматизма и вдруг - раз! - что-то вырывает вас из тумана мыслей, которыми занята голова, пока руки моют, оттирают, ополаскивают... И смотришь с удивлением на простой предмет, как будто впервые увидев. Я еще сама не знала, что буду делать, пока набирала в этот стакан горячей воды. Сначала вода была мутной, как туман, из-за мельчайших пузырьков воздуха. Они поспешно застремились вверх, вырывались наружу, издавая слабенький запах хлорки. Вода постепенно становилась прозрачной, как кристалл; начиная со дна и заканчивая тонкой кромкой стекла. Как будто стакан пустой. Я взяла его в левую руку, потом в правую. Закрыла глаза. А что, если на самом деле этого стакана нет? Я ведь могу сделать с ним всё, что захочу! Как Лекс вчера с моим пивом... Горячая вода согревала мою мокрую ладонь в то время, как я тщетно пыталась заставить её остыть. "Вода холодная, - говорила себе я, - холодная, как из холодильника, как лед... Нет, не то. Воды-то нет... и стакана нет. Я сделаю с ним все, что угодно". Раз нет воды, то на её месте я могу создать для себя такую же несуществующую воду, только холодную! Не знаю, сколько я так стояла, напрягая всю силу мысли, но мне и впрямь стало казаться, что он остывает! Холодеет... Моя несуществующая вода заменяла несуществующую воду из-под крана! Или нет? Может, кажется? Я снова изо всех сил напряглась. В голове становилось пусто, остался лишь темный вакуум... В этом кромешном мраке моего разума пульсировал единственный маленький шарик-мысль - "Воды нет. Стакана нет. Нет ничего! Я могу всё...". Погрузившись полностью в это оцепенение я не чувствовала уже ничего. Словно меня подвесили на неощутимых нитях в сплошном вакууме. Точка-мысль становилась все ярче, ближе, частота пульсации усилилась "Нет...ничего...я...могу...ВСЁ!". Чувств нет, только стакан в руке холодеет, да и рука не моя... Кажется, она отстоит от меня на несколько световых лет. Даже не могу точно сказать, рука ли это, но я чувствую холод, который создаю сама! Внезапно раздался странный хруст и, что-то сломавшись, застучало в мое подсознание. Мне стало страшно... Только с большим усилием я смогла вернуть наместо все мысли, вернуться в нормальное пространство. В глаза клинком ударил солнечный свет, будто я вышла из темной пещеры в самый полдень; после кромешного мрака подсознания все вокруг светилось голубавото-неоновым светом. Я разжала ладонь, мокрую от воды и крови - в ней все еще были несколько острых осколков. Войдя в транс, я и не заметила, как раздавила стакан! В ослепительном свете моя рука была белой, как снег, с голубоватой сеточкой сосудов, а извилистые ручейки крови - черными. Постепенно зрение стало возвращаться, рассудок - тоже. Я засуетилась по кухне, не зная, что делать сначала - то ли обработать рану, то ли собрать осколки стакана, которые разлетелись на удивление далеко. Кровь лилась не сильно, даже, кажется начала свертываться. Вытерев остатки о фартук, я поспешно собрала осколки, чтобы Айс чего-нибудь не заподозрил. Но мне все равно что-то мучительно не нравилось. Только вот что именно - непонятно. Когда на полу не осталось ни одного кусочка стекла, я устало опустилась на стул. Мои руки дрожали, а взгляд нелепо уперся в желтый паркет; почти новый, чистенький он лучился теплом дерева... Тут я подскочила как ужаленная. Вода! Стакан разбился, а куда делась вода? Одежда на мне сухая, пол тоже! Я опустилась на корточки, осторожно заглядывая во все углы, словно вода была хитрым живым существом и теперь затаилась где-то, чтобы неожиданно окатить меня с головы до ног. Но воды я не нашла - под тумбой кухонного гарнитура лежал кусок льда цилиндрической формы. Я взяла его в руки. Выходит, стакан лопнул, не выдержав давления замерзшей жидкости! Ужас какой-то... Неужели это всё по-настоящему - не во сне? Но лед был настоящим - он медленно таял в ладонях, а его не до конца замерзшая верхушка ощетинилась острыми, резными льдинками... Долго еще я всматривалась в эту небывальщину, сидя прямо на полу с полуоткрытым от удивления ртом.
    ...часы показывали пол пятого. Неужели я "отсутствовала" почти 45 минут?! Все произошедшее, казалось, заняло минут пять-десять, не больше. Но теперь-то я была уверена, что с моей головой всё в порядке. На куске льда я заметила следы своей крови, так что всё без обмана... Его я засунула в морозилку, как вещественную улику, а сама, еще не до конца придя в себя, на негнущихся ногах отправилась в спальню, подготовиться к встрече с Лексом. Уж после этого я просто не могла к нему не пойти! Пора узнать ВСЁ...
    Глава 4. Вход и выход.
    Быстрее всего (и безопаснее), на мой взгляд, добраться до Лекса на метро... В "подземке" прохладно и это оказалось очень кстати - в своем экстравагантном костюме я просто погибала от уличной духоты. Дойдя до автоматов, я вспомнила, что у меня нет жетончика. И деньги забыла на полочке! Что делать? Все люди как люди - бросали пластиковые кружочки в ненасытное чрево автомата и поспешно проходили. Все суетились, торопились кто куда. Одна я стою, как тополь на Плющихе в своем сияющем кожзаменителем костюме. Некоторые на меня с интересом посматривали, особенно те, кто помоложе. Но мне было не до них. Как же решить проблему? Домой идти далеко, попрошайничать стыдно...
    "А что, если проскочить "зайцем"?" - осенило меня. Хотя, с другой стороны, страшно - вдруг сердитая автоматика сработает и я окончательно опозорюсь...? В тот самый момент, когда мои мучительные колебания достигли апогея, я снова почувствовала это. Странный гул, а потом тишина. Оно опять работает! Замедление... Действительно - все вокруг замерли, как коллекция восковых фигур. В самых неимоверных позах. Один гражданин видимо намеревался чихнуть - его сморщенная физиономия невольно вызвала у меня смех. Смех, который зазвучал в моем бесшумном пространстве раскатисто и гулко, как в пещере. Меня это не смутило. Я уже знала что делать - быстро обойдя бросившую монетку в автомат женщину, я оказалась по ту сторону турникета. И снова всё заработало. Меня даже посетила странная мысль - уж не я ли управляю этим процессом? Но задумываться было особо некогда, и я заспешила к платформе. К счастью, ждать долго не пришлось, и вскоре я оказалась в вагоне электрички. Присев на свободное место, я наконец-то расслабилась. Мне тотчас же жутко захотелось спать, усталость накатилась неимоверная. Будто я весь день грузила вагоны... Силы уходили непонятно куда, как после долгого забега. Едва хватало силы воли, чтобы не закрыть глаза. Последний раз я так уставала, когда мы с родителями разгружали "КАМАЗ" дров для нашей печки... Голову тянуло книзу, и я изо всех сил старалась сохранять сидячее положение. Сидящий напротив парень как-то ехидно посматривал в мою сторону. Наверное, я смахиваю на обкуренную неформалку. Ну и ладно. А у него серьга в носу... Кому какое дело? Но этот взгляд полупрозрачных глаз мне не нравился... Какой-то колючий, недобрый. Я отвернулась и несколько минут пялилась в окно. В полумраке мелькала стена, присмотревшись можно разглядеть какие-то кабели, ответвления во мраке. Тоже малоприятное зрелище... Когда моя шея окончательно затекла я опять обратила свой взор внутрь вагона. И обомлела. Ехидный парень сменился на... как вы думаете, кого? Вот именно -напротив меня сидел мужчина неопределенного возраста в строгом черном костюме и темных очках. Агент! И я смотрела на него через свои темные очки. Нелепо и противоестественно. Два странных типа, которых слепит солнце даже в глубоком подземелье метрополитена.
    Сначала я обомлела, не зная, что же мне теперь предпринять. Но время шло, а "агент" ничего не предпринимал. Кажется, он даже смотрел не на меня, а куда-то вправо, в сторону дверей. Да и вообще, с чего это я взяла, что он агент? Мало ли какой деловой дядька едет. Но то, что он упорно не снимал очки, не взирая на неяркую освещенность вагона, казалось мне странным. Конечно, мужик не похож на агента Смита из "Матрицы", да и это было бы уж чересчур. Но было в нем что-то странное. Я продолжала его исподволь рассматривать, тем более, что через зеркальные стекла нельзя определить, куда именно я смотрю. Черный костюм с иголочки, в вырезе пиджака сияет белизной рубашка, строгий галстук завязан тщательно, как на манекене в супермаркете - как-то он смотрится неестественно, по сравнению с остальными пассажирами. Но вдруг этот незнакомец обернулся и начал пристально меня изучать. Что и говорить, от страха мое сердце забилось не в такт, и даже прошиб холодный пот. Тонкие губы "агента" чуть дрогнули в усмешке. Я тоже не видела его глаз, но он явно смотрел на меня в упор. Все остальные занимались своими делами - кто с отсутствующим видом читал газету, кто нетерпеливо переминался с ноги на ногу, поглядывая на часы. Иные даже умудрялись сидя подремывать. Никто не смотрел в мою сторону. Стало страшно... Кажется, я осталась один на один с этим черным человеком. От волнения я даже не могла сглотнуть; на мгновение почудилось, что гулкие удары моего сердца заглушают гул электровоза и стук колес за окном. Нужно что-то предпринять. Срочно. По моим расчетам ехать еще минут пять. Как же убедиться, что это простой бизнесмен, а не страж Матрицы? Как отделаться от возможного преследователя? Чуть поерзав на месте, я решилась на отчаянный поступок. Если это агент, то он понимает, что я его боюсь. А если я боюсь, значит, в свою очередь знаю, кто он такой. Итак, я решила прикинуться неосведомленной простушкой. А вдруг поможет?
    - Скажите пожалуйста, сколько время? - неожиданно даже для себя выпалила я, чуть подавшись вперед. При этом меня окатило жаром с ног до головы... Секунды тянулись долго-долго. Мужчина в костюме медленно поднял руку, эдаким отточенным движением робота... Я уже была готова на всё, когда он неожиданно четко, холодно ответил:
    - Шестнадцать сорок пять, - и снова принял прежнее положение, скучающе уставившись на дверь, словно ожидая, что в движущийся вагон кто-то вот-вот ворвется.
    Через несколько минут, испытывая огромное облегчение, я встала и на трясущихся ногах направилась к двери. Она с шипением отъехала в сторону и я уже занесла ногу на перрон, но на мгновение оглянулась. Вот так штука - моего "агента" нигде не было! Едва не вслух благодаря судьбу, я поспешно направилась к выходу из метро, попутно вытирая выступивший на лбу пот. Бегом выскочив из "подземки" я запыхалась и остановилась, чтобы перевести дух. Неудобные бутсы на высокой платформе начинали натирать мозоли, в костюме было жарко, а стоячий воротничок душил. Испытывая жуткий дискомфорт, я осмотрелась по сторонам. Мне очень хотелось присесть и подправить начавший растекаться макияж. К счастью невдалеке я заметила скамейку... Устроившись на краешке я сняла очки и, развернув их зеркальной стороной к себе, принялась изучать свое лицо. Я и не заметила, как ко мне что-то быстро приближается... Этим "чем-то" оказался парень, который поравнявшись со мной плюхнулся на противоположный край скамейки так резко, что меня едва не подбросило. Ничего себе! Я повернулась, чтобы рассмотреть наглеца. О, какой сюрприз! Это тот самый тип, который сидел напротив меня до того, как там оказался "агент". Но теперь ехидной улыбки на его лице не было. Длинные светлые волосы парня растрепаны, лицо бледное, с голубизной. Кажется, ему плохо... Схватившись обеими руками за живот, он согнулся пополам и бормотал что-то нечленораздельное.
    - Опять... - расслышала я, - ...уф, сколько можно? Я скоро сдохну...
    Потом он ухватился за голову, запустив пальцы в свои длинные лохмы.
    - Башка, ох, моя башка... - стенал он.
    "Наркоман, что ли?" - подумалось мне. Я уж собралась уходить, но что-то помешало. А вдруг человеку нужна помощь? Уж больно жалкий у него вид...
    - Слышь, ты, - я перешла на молодежный сленг, чтобы он меня правильно понял, - тебя что, колбасит?
    Парень отреагировал не сразу, секунд тридцать он молча глядел себе под ноги. Потом заговорил:
    - Плохо мне... опять он! Ты видела...?
    - Чего? - не поняла я.
    - Ты напротив меня сидела, - парень говорил чуть хрипловато, выдавливая слова с видимым усилием, - там был мужик в черном... Что он делал потом?
    Я вздрогнула. Неужели за этим пацаном слежка? По его виду можно догадаться, что он чертовски напуган. Куда больше, чем несколько минут назад я.
    Неужели... В голове метнулась уж вовсе несусветная мысль. И я решила идти ва-банк: если этот тип "наш", то поймет, а если нет, то окончательно убедится для себя в том, что я обкуренная неформалка.
    - Если ты это про агента, то он ничего не делал. Просто пялился на меня, потом я спросила у него, сколько время, а ещё потом он слинял...да так быстро, что я не заметила, куда подевался. Кажется, ему до тебя не было никакого дела.
    Мои слова оказали на незнакомца небывалый эффект - он уставился на меня круглыми от ужаса глазами, побледнел словно полотно и...его стошнило в стоящую рядом урну. Я отвернулась. Да, нехорошо получается. Правда, я не виновата, что он какой-то нервный. Через пару минут послышался его слабый голос:
    - Прости... А ты что, тоже...знаешь? - последние слова были произнесены каким-то зловещим шепотом.
    - Знаю что? - равнодушно отозвалась я, - что нельзя отвечать на мобильник? Что за нами повсюду следят? Что всё это, - я сделала пространный жест руками, всего лишь Матрица? Это, да?
    - Да... - последовал унылый ответ. Я повернулась лицом к парню. Утершись рукавом, он зажевал сразу полпачки "Стиморола". Кажется, ему становилось лучше.
    - А ты что такой нервный? - решила поинтересоваться я, - это за тобой тот тип охотится, да?
    - Нет, - вздохнул тот, - ты что, не поняла: агент был во мне... То есть, это был я.
    - Чего?! - теперь уже поплохело мне, - я готова была услышать что угодно, но только не это. Выходит, рано радовалась, слежка всё же за мной. Но, как ни удивительно, страха не было. Что-то подсказывало мне, что опасность миновала.
    Теперь я вовсе не удивлялась, что сижу на одной скамейке с еще одним психом из той же серии, что и я. Напротив, мне было довольно комфортно, что я не одна такая.
    - Сначала ты мне показалась просто очередной разодетой дурой...извини уж. Потом я почувствовал это ... Ты должна знать, если когда-нибудь бывала агентом. Последнее, что я подумал - ты в опасности! А потом...пустота. Я очнулся на перроне, вокруг начинали собираться люди, хотели оказать первую помощь, кто-то уже звонил в "Скорую". Я был и без того перепуган, а еще это чувство после отключки... Как будто всю кровь высосали. Ну, ты видела, как мне было плохо. Итак, я побежал со всех ног, меня мутило и шатало. Я искал тебя, чтобы удостовериться, что всё в порядке. Ведь агент приходил за тобой!
    - Забавненько, - я глубоко вздохнула, - так где же я "засветилась"?
    Парень оживился:
    - Скорее всего они точно не знают, "наша" ты или нет. Кстати, очень хорошая мысль была спросить его про время. Раз тебе не было страшно, следовательно, ты ничего не знаешь... - рассуждал он как бы сам с собой.
    - Слушай, может познакомимся? - мне начало надоедать перемывание костей агентов, захотелось сменить тему на более приятную.
    - Токсик, - парень встал и неуклюже раскланялся.
    Он оказался довольно высоким, но худощавым. На вид можно дать лет 17-18, не больше. Светло-серая футболка с непонятной изогнутой эмблемой-иероглифом сидела на нем не лучше, чем на вешалке. На руках несколько странных фенечек, небольшая круглая серьга в носу. Растрепанные до плеч, светлые волосы дополняли картину. Видимо, к тому же он не любил бриться, так как на острых скулах и подбородке красовалась чуть заметная щетина. Светло-голубые глаза его также внимательно изучали меня, как мои - его.
    - А я Энни, - называться "ником" уже стало для меня привычным делом. Да и "Токсик" - вряд ли его настоящее имя. Стоп, где-то я уже это имя слышала... А?
    - Ух ты, - не удержалась я, вспомнив, - так это ты по "Квейку" первое место занял?
    - Я, - он только махнул рукой, - впрочем, как обычно...
    - Круто... - только отозвалась я.
    К этому времени стало холодать. На небе столпились серые тучи; они клубились, толкались, и, казалось, вот-вот из них хлынут потоки дождя.
    - А ты сейчас свободна? - Токсик уже окончательно ожил и нетерпеливо топтался у скамейки, ожидая моего ответа.
    - Да... То есть нет! - спохватилась я, глянув на часы.
    Десять минут шестого! Меня же ждет Лекс. Я принялась озираться, пытаясь вспомнить, куда идти. Вспомнила! Сейчас мне метров триста по прямой, потом налево и еще раз налево между "хрущевками".
    - Видишь ли, я как раз ехала к одному...знакомому. Он тут недалеко живет. Да вот опаздываю, должна была приехать в пять, а уже шестой час.
    - Ну, ничего, - Токсик был полон оптимизма, - давай я тебя провожу.
    - Давай!
    Мы шли, болтая, как старые знакомые. Токсик оказался добродушным, веселым малым, моё первое впечатление было обманчивым, собственно также как и его начальное мнение обо мне. К тому же парень обладал незаурядным чувством юмора, и всю дорогу развлекал меня смешными анекдотами.
    Как и обещал, он проводил меня до самой двери Лексовской квартиры. Я несколько раз нажала на звонок, внутри раздалась раскатистая трель. Токсик не спешил уходить - он словно решил передать меня из рук в руки, для пущей безопасности. Через некоторое время дверь открылась, и на пороге возник Лекс:
    - Токсик! - возмущенно начал он, воззрившись на моего нового знакомого, - ты что так долго? И где ты все это время водишь Энни?
    - Что - я?! - сделав обиженный вид, возмутился тот, - у меня смягчающие обстоятельства! Кстати, ты бы хоть зайти пригласил, что ли...
    - О, прости, Энни, - Лекс обратился ко мне, - давайте, заходите скорее.
    - А вы что, знакомы? - еще не окончательно пришла в себя я от столь неожиданного поворота событий. Да у них тут целая мафия! Все друг-друга знают... Ну надо же - такое совпадение!
    - Ага, - ответил Токсик, пропуская меня вперед, - он, типа, мой шеф.
    Лекс улыбнулся:
    - Ты его не слушай, он тебе такого наговорит...
    - Да, это я могу! - Токсик поспешно разулся и заспешил на кухню.
    Мы же с Лексом прошли в зал. Устроившись как и в прошлый раз на диване, я наконец-то расслабилась. Тут было не жарко, но и не холодно - на стенке слева белел какой-то импортный кондиционер. Кажется, в прошлый раз его тут не было? Я продолжала с любопытством осматриваться, в то время как к нам присоединился Токсик. Он плюхнулся рядом со мной на диван и с удовольствием потянулся. Да и вообще, стоит заметить - он вел себя донельзя естественно: как обычный, ничем не примечательный тинэйджер. Глядя на него, ни за что не догадаешься, что он знает на самом деле.
    - Давай, рассказывай, - потребовал Лекс тоном сердитого старшего брата.
    - Я не причем! - притворно-жалобным тоном отвечал Токсик, - это всё она, - он указал на меня.
    - Токс, хорош дурачиться! - видимо, веселый нрав друга его уже порядком достал.
    - Фу, не называй меня так, - поежился он, - какое гадкое сокращение! Ну ладно, сейчас расскажу, - став серьезным, Токсик принялся излагать всё с самого начала.
    Местами я встревала в повествование и добавляла подробности от себя. В общем, Токсик рассказал начало истории, до того места, где он стал агентом и ничего не видел и не слышал. Дальше излагала я, рассказав всё подробно, до самой моей встречи с Токсиком. Потом мы вместе описали сцену нашего знакомства, ну и так далее.
    Кажется, Лекс слушал заинтересованно, и даже взволнованно. Особенно, когда я начала рассказывать, как я "пообщалась" с агентом.
    - Потрясающе! - заметил он, когда мы до конца высказались, - вот это да! Вам просто повезло. Вы, двое, еще совсем "зеленые", а как вас агенты любят. Кстати, Токсик, как тебе впервые в шкуре агента? - зная, что беда миновала, Лекс улыбнулся, и у него на щеках появились симпатичные ямочки.
    - Не впервые, - угрюмо проворчал тот, - со мной это уже второй раз. Просто я не рассказывал...
    - ...кстати! - вмешалась в разговор я, вспомнив свой опыт со стаканом, Лекс, знаешь, что я сегодня натворила?... - и я пустилась описывать происшествие с заморозкой, - ...потом очнулась, смотрю, рука порезана, стакан лопнул. Вот, я взглянула на ладонь и обмерла. Что за черт? Ранки как небывало!
    Видимо парни заметили мой обескураженный вид (кажется, я даже побледнела от испуга).
    - Э... - Токсик тоже удивленно глянул на мою ладонь, которую я еще продолжала тщательно осматривать, словно ожидая, что порез вернется на место, - как будто ничего нет, а?
    Один Лекс казался невозмутимым.
    - Шеф, а ты что думаешь по этому поводу? Как будто чудо, или как еще это назвать? - Токсику явно не сиделось на месте, он вел себя как ищейка, напавшая на след.
    - Ни разу такого не видел, - задумчиво начал Лекс, - но, думаю, это очень быстрая регенерация. Если Энни смогла провернуть такой сложный опыт с заморозкой, то в ответ на него её разум уже частично освободился... - видя мое непонимание, он принялся объяснять, - все мы "полусвободные" - я имею в виду тех, кто понял сущность нашего мира. А если ты осознала, что можешь сделать практически все, что угодно, то и твой разум претерпел некоторые изменения. Если ты можешь заморозить воду, зная, что её нет, то ты можешь и залечить рану, осознавая, что её на самом деле не существует.
    - Ничего ты загнул! - Токсик подскочил, и принялся расхаживать по полупустому залу из угла в угол, - а почему я такого не могу сделать? Тот раз на мотоцикле грохнулся, так месяц лежал в больнице! Никакая "полусвобода" не спасла...
    - Токсик, - Лекс вздохнул, - все мы разные. Разве забыл? Ведь мозг каждого человека строго индивидуален! У каждого свои способности...
    - Как это? - удивилась я, - прямо как в фильме "Люди-Х"?
    - Ну, не совсем, - Токсик снова присел на диван и принялся мне толковать, вот, например, почему меня "Токсик" называют? Потому, что меня никакая отрава не берет. Честное слово! А еще я пью и не пьянею. Вот это, пожалуй, плохо. Представь, как обидно - пьешь, пьешь, и ни в одном глазу?! Есть у меня и еще одно интересное свойство - когда я играю в "Квейк" по сети, то на меня что-то находит, и я могу предугадывать, откуда появится противник, и с каким оружием. Потому-то я и чемпион Москвы по "Квейку"! - и Токсик довольно заулыбался.
    - А я, - продолжил за него Лекс, - как уже ты видела, остужал твое пиво. Еще могу видеть через тонкие преграды. Помнишь, мы убегали? Так вот, я через тонированное стекло рассмотрел в машине трех агентов. Несколько раз получалось прыгать с четвертого этажа с замедлением, но такое на меня находит только в экстренных случаях. А у себя ты что-нибудь интересное уже заметила?
    Я задумалась. Вообще-то я уже много чего интересного заметила. Если не сказать - противоестественного. Ну, например...
    - Например... - начала я, - как уже рассказала, заморозила стакан воды. Правда, мне это стоило неимоверных усилий. Еще со мной случается замедление пространства, но я им пока не могу управлять. И вот эта - регенерация, как сказал Лекс.
    - Ну, ты прямо талант! - улыбнулся Токсик, - тренируйся чаще, будешь как Нео! - с этими словами он опять подскочил и скрылся в кухне.
    - Кстати, - воспользовавшись отсутствием "напарника", поспешно обратился ко мне Лекс, - про кого ты утром говорила по телефону. Айс, кажется?
    Я задумалась. Сказать или нет? Кажется, Лекс человек надежный. Но за последние дни я насмотрелась такого, что невольно сомневалась во всех, разве что, кроме себя. Ну ладно, скажу! Но всё...
    - Айс - это мой...э...парень! - подобрала подходящее слово я, - он ко мне из Улан-Удэ приехал.
    - А зачем? - подозрительно поинтересовался Лекс. Кажется, он тоже не привык доверять кому попало.
    - Говорю же - он мой парень! Соскучился, вот и приехал, - натужно соврала я, пряча взгляд.
    Вообще-то врать я не привыкла, и теперь, наверное, по мне это видно. Да и не слишком удачная отговорка - тащиться в такую даль только потому, что соскучился. К счастью, моего знакомого ответ удовлетворил, по крайней мере, он не задавал больше "затруднительных" вопросов. К тому же в это время вернулся Токсик - он весело пританцовывал, приложившись к бутылке с холодной минералкой. Кажется, Токсик вообще никогда не останавливается? По крайней мере, сколько его вижу, он все движется и движется... Мобильный такой, как шарик ртути. Напившись, он передал бутылку Лексу, а сам заговорил:
    - Знаешь, Энни, сегодняшний день ты запомнишь на всю жизнь...
    - Да уже запомнила, - недовольно оборвала его я, припомнив агента. Но Токсик, кажется, ничуть не огорчился моим тоном и продолжил:
    - Нет, это еще цветочки! Мы с Лексом тебе такое покажем... - и он так хитро подмигнул, что мне стало не по себе.
    Интересно, что они задумали? Кажется, после всего произошедшего за последнее время, меня уже ничем не изумишь.
    - Пойдемте, - Лекс встал и сделал жест в сторону прихожей, - в самом деле, чего "резину тянуть"? Я же тебя звал, чтобы многое рассказать и показать, обратился ко мне он.
    Не зная, чего можно ожидать, я поплелась за парнями. Мы вышли в прихожую, и свернули в сторону кухни. Странно, но мои "проводники" остановились перед ничем не примечательной дверью кладовой. Мне стало немного смешно.
    - Я угадаю! У вас телепортер в чулане, да?
    - Не угадала, - обернулся Токсик, - там кое-что покруче телепортера.
    Лекс открыл дверцу, и перед нами обнажилась внутренность абсолютно пустой кладовой. Но не успела я ничего сообразить, как Токсик извлек из кармана маленький пульт, как от мп3 плеера, и, нажав кнопку, направил инфракрасный лучик, казалось, вникуда. И тут произошло то, чего я ожидала меньше всего, а если точнее - вовсе не ожидала: аккуратно выбеленная стенка напротив вдруг дрогнула и с тихим шорохом поехала в сторону. Моя "крыша" тоже едва не поехала... Перед нами открылся проход в большую, ярко освещенную комнату. Лекс невозмутимо направился туда, Токсик следом за ним - эдакой развязной "рэпперской" походкой. Кажется, никто не заметил, что я все еще не могла придти в себя от удивления. Наверное, для них это привычно - раз! - стенку в сторону, и пошли дальше.
    Я осторожно последовала вслед за ними, гадая, - каким же хитроумным приспособлением всё это приводится в движение? Но не успела я построить даже пару приличных предположений, как оказалась в настолько необыкновенной комнате, что и думать забыла про злосчастную стену. Тут было на что посмотреть! Во-первых, комната была сплошь выстелена чем-то наподобие фольги. Стены, потолок и пол сплошь покрывало блестящее покрытие. Окон нет, зато ярко светят встроенные в потолок светильники. Такое окружение вполне реально было бы увидеть в квартире какого-нибудь свихнувшегося дизайнера, но тут... Это не просто комната! Никакого намека на мебель, зато в центре возвышается сооружение, которое могло бы потягаться с самым навороченным оборудованием, которое я когда-либо видела в фантастических фильмах. А именно - три лабораторных стола, наподобие тех, которые я видала, зайдя как-то в ВУЗ к подруге, учащейся на медицинском факультете. Эдакие здоровые металлические столы... На них красовалось такое... Например, три серебристых ноутбука, всевозможные стальные коробочки разнообразной формы и еще куча других непонятных приспособлений, живо помигивающих цветными огоньками. Все это густо опутано толстыми и тонкими проводами разных цветов, которые разбегались во все стороны, как нити паутины. Справа от всего этого великолепия находится странное кожаное кресло, похожее на стоматологическое. Только вместо бормашины над ним возвышается что-то наподобие сушилки для волос. Вы наверняка видели такие в парикмахерской - это такой большой пластмассовый колпак, сидя под которым принято листать модные журналы, пока сохнет прическа. Практически все провода вели к этой штуковине. Весь этот интерьер имел несколько жутковатый вид, мне даже стало не по себе.
    - Что это за электрический стул? - поинтересовалась я у Лекса, который в это время, стоя у ноутбука, что-то набирал.
    Токсик же проверял, все ли провода подключены, и насколько правильно функционирует "агрегат" в целом. Он то и ответил вместо Лекса:
    - Это не электрический стул, - парень с довольным видом устроился в кресле и похлопал по кожаной обшивке, - мы называем это - "Врата".
    - Ух ты, - меня разобрало любопытство, - и куда можно попасть с помощью этой штуки?
    Лекс на мгновение оторвал взгляд от монитора и взглянул на меня.
    - Итак, Энни, самый ответственный момент! Мы находимся в комнате, полностью изолированной от внешнего мира. О её существовании знаем я, Токсик и ты теперь. Всё что видишь, - он обвел широким жестом помещение, - это наша лаборатория. А это, - Лекс указал на кресло, столь привлекающее мое внимание, приспособление...для перехода в реальный мир!
    Мне стало казаться, что я просто сплю и вижу дурной сон. Это что, я могу выйти из Матрицы прямо сейчас? Но у меня нет стопроцентных доказательств, что сама Матрица вообще существует!
    - Лекс... - начала я, - а что мы делать будем? - мне почему-то стало страшновато.
    - Если не хочешь, то ничего делать мы не будем. К чему принуждение? А вообще-то я хотел доказать тебе, что мир, в котором мы находимся - иллюзия, немного покруче виртуальной реальности.
    Пришло время решать. По всему видно, что если я соглашусь, мне придется занять место на кресле, где сейчас отдыхает Токсик. А что потом? Что я увижу, узнаю?! Это необратимый процесс. А что, если то, что я узнаю, мне не понравится? Вдруг оно будет слишком ужасным...настоящим?! И что мне потом делать с этим знанием? Бурный водоворот мыслей закружил меня так, что в глазах едва не потемнело. Нужно решиться! Всё что я увидела, услышала, почувствовала за последнее время не подлежит логическому осмыслению. Но это нужно понять. Страшно - а вдруг это конец моей беззаботной жизни? Что, если потом каждый день станет для меня борьбой за выживание? Мои знания еще обернутся против меня.
    - Ну так что? - видя мои колебания, Лекс решил меня немного "подтолкнуть".
    Мне стало жарко, словно окатили кипятком. И что теперь? Пришло время выбора красную пилюлю или синюю? Секундное колебание и...
    - Да, - ответила я, глядя в глаза Лекса, - я доверяю тебе. И хочу знать...что там?
    Может, я еще пожалею об этом, но выбор дается лишь раз. Надеюсь, я не ошиблась, иначе - обратного хода нет.
    Токсик встал, и я с опаской заняла его место. Я полулежала в кресле, чувствуя тепло кожи через тонкий, обтягивающий меня материал. От волнения по телу пробежала мелкая нервная дрожь. Пальцы сами собой вцепились в подлокотники. Лекс поправил несколько приборов, переключил что-то и мое ложе стало принимать положение ближе к сидячему.
    - Токсик, - тон Лекса стал похожим на тот, которым говорят хирурги во время операции, - подготовь Энни...
    - О'кей! - даже в столь серьезной ситуации Токсик продолжал вести себя легко и беззаботно, словно ведущий какого-нибудь шоу, - ты главное не бойся, процедура пройдет быстро и безболезненно. Зато узнаешь, что там...
    Он подошел ко мне и снял с крепления "колпак". Тот поблескивал металлом и чем-то напоминал виртуальный шлем из фантастических фильмов. К нему вела куча переплетенных проводов, и у меня создалось впечатление, что это - главная часть всего приспособления. Страх стал постепенно проходить, уступив место любопытству.
    - Металлические предметы есть? - поинтересовался он. Я молча вытащила из внутреннего кармана ключи от джипа и передала ему.
    - На сердце не жалуешься? - продолжил "опрос" он. Я отрицательно покачала головой.
    - Тогда вперед и с музыкой! Пристегиваем ремни, приятного путешествия, - он водрузил мне на голову шлем, и его веселое лицо озарила добродушная улыбка.
    Лекс же напротив, был очень серьезен - он полностью сосредоточился над ноутбуками. Я сидела, ожидая, - что будет дальше? Моих висков касались две холодные металлические пластины, и это было единственная часть конструкции, которая плотно контактировала с моим телом.
    - Ты расслабься, - шепотом посоветовал стоящий неподалеку Токсик.
    Я тотчас последовала его совету. Кресло довольно комфортное и вроде бы нет ничего страшного... Минуты шли, Лекс продолжал колдовать над техникой.
    - Внимание! - внезапно он поднял руку в предупреждающем жесте, - включаю...
    Но ничего особенного я не заметила. А вот через пару минут начало действовать - сначала я почувствовала легкое покалывание в руках и ногах. Оно поднималось выше, пока не охватило все тело. Пластины на моих висках были холодными, и слегка жали. Потом что-то стало со зрением - я смотрела будто сквозь легкую, колеблющуюся дымку. Слух тоже изменился - Токсик, кажется, мне что-то говорил, но я не могла разобрать слов из-за гулкого, многократно повторяющегося эхо. Как в пещере... К многократно отраженному голосу примешивалось странный "электронный" шум. Да и сознание слегка затуманилось... Думать становилось все труднее, мысли едва появляясь, разбегались во все стороны так, что я не могла сосредоточиться ни на чем. Дышала я с каким-то скрипом, а когда моргала, слышался явственный шорох. Пространство слегка покачивалось, вместе со мной, с креслом, и даже со всей комнатой... Я уже не слышала голос Токсика, мой разум наполнил звук, похожий на гул высоковольтных проводов, явственно слышалось потрескивание мощного электрического разряда. Я перестала ощущать пространство не могла даже пошевелиться. Внезапно измерение вытянулось в бесконечный тоннель, состоящий из ярких разноцветных полос, и меня с бешеной скорость понесло куда-то назад. Кажется, рассыпаюсь на атомы, как при достижении скорости света. Сливаясь с ослепительным потоком, я уже не чувствовала своего тела. Остался только разум...среди бесконечного яркого света. А потом...темнота. Я не знаю, сколько прошло времени, потом чувства вернулись. Но какие чувства!
    Мне холодно. Кажется, лежу в холодной воде. Но пошевелиться не могу, тело не слушается. Глаза открыть не получается. Темно, как ночью. Я дышу. Воздух тоже холодный, отдает металлом. Почему-то каждая моя попытка шевельнуться отдается болью, похожей на боль в мышцах после сильной физической нагрузки. Все-таки, где это я? Веки словно слиплись, как я ни стараюсь, не могу открыть глаза. Чувствую - на лице у меня что-то есть. Оно мешает, жмет... Мысли роятся в голове, как пчелы. Но мысли странные - никак не могу вспомнить, как я сюда попала, да и вообще - где я? Слышу только, как кровь пульсирует, отдаваясь в ушах мерными, немного болезненными ударами, будто я высоко в горах. Через несколько минут мне удалось пошевелить пальцами на правой руке. Какой-то скользкий студень! Я пытаюсь ощупать пространство вокруг себя, но мои пальцы все время натыкаются на какие-то тонкие нити, рвут их. Как больно! Будто бы, прошла целая вечность, пока я приноровилась двигать руками. Но неловкие движения ограничены жуткой болью, что-то тихо похрустывает, рвутся ниточки-нервы. Поднимаю руку вверх, и ладонь натыкается на преграду, мягкую, скользкую. Кажется оно живое! Я протянула левую руку к лицу, чтобы узнать, что мне так мешает. Страшно, противоестественно... Негнущимися пальцами я нащупала нечто жесткое, ребристое. Оно частично закрывает мое лицо, как маска искусственного дыхания. И правда - через это я дышу! В ужасе опустив руку чуть ниже я нащупала...шланг! По нему с шипением бежит воздушный поток и врывается в легкие через трубку, упершуюся едва не в гланды. Я даже могу сжать её зубами... Ужас! Где я? Что я тут делаю, что происходит?! Хотелось кричать, дергаться. Изо всех сил я рванулась вперед и в открывшиеся глаза стала затекать густая жидкость. Справа приближался тусклый свет - он завис прямо надо мной, а потом так же внезапно погас. Но нескольких мгновений мне хватило, чтобы увидеть вокруг себя мутно-желтую жидкость и пульсирующие, красные нити...
    - НЕЕ-ЕЕ-Т!!!
    Я вспомнила, что это такое! И тотчас полетела в бездну...
    .....................
    .....................
    .....................
    ...перед моим внутренним взором с ошеломляющей скоростью проносились кадры из моей жизни - с самого раннего детства и до сегодняшних дней. Воспоминания складывались из ярких кусочков мозаики, стыкуясь между собой как пазлы. Пустой разум заполнялся чувствами, мыслями, ощущениями... Последнее, что я вспомнила, был сегодняшний день. Вспомнив все, я открыла глаза. Я всё еще находилась в кресле, только теперь лежала, а надо мной склонились взволнованные Лекс и Токсик. Перед глазами всё еще плыло, меня тошнило.
    - Энни, - взял меня за руку Лекс, - как ты нас перепугала! Мы с Токсиком столько раз этой штукой пользовались, но с нами не происходило ничего ужасного... У тебя вдруг такое начало твориться в организме. В общем, мы едва тебя не потеряли... - и он виновато отвернулся.
    Даже всегда оживленный Токсик сейчас стоял не двигаясь, потупив взгляд. Неловкое молчание начало затягиваться и я заговорила:
    - Да? А вы видели то, что только что увидела я?! - звук собственного голоса казался непривычным, как-то болезненно отдавался в барабанных перепонках.
    - Нет, - Токсик казался обескураженным, - были только смутные ощущения... холод и какая то жидкость, кажется...
    На душе у меня стало кислотно. Но обвинить в произошедшем было некого. Ведь сама согласилась на эксперимент. Но видит бог, соглашаясь, я не ожидала такого эффекта. В голове у меня пусто, и до сих пор что-то звенит. Практически никаких чувств. Только легкая досада и недоумение. Что делать дальше? Продолжать смотреть этот дурацкий фильм, который показывают вопреки моей воле?...
    Я встала с кресла и, не говоря ни слова, пошла прочь. Голова кружилась, перед глазами плыло, но на ногах я держалась достаточно твердо. Никто не пытался меня остановить, и я свободно вышла из квартиры в подъезд. Сыро и прохладно, за окном что-то монотонно шумит. Раз ступенька, два... Звук моих шагов гулко разнеся по пустому помещению. Грязная, заплеванная лестница. Серый бетон сплошь покрыт пятнами, кругом окурки. Давно не беленые стены в трещинах, желтых потеках, испещрены нецензурными словами и жалким творчеством доморощенных граффитчиков. В мутное, пыльное оконце бьет дождь. В душе поднималась и нарастала волна негодования. Проклятый мир! Если это лишь декорация, то почему нельзя было сделать её чуть краше? Бегом я спустилась вниз, распахнула двери настежь и тотчас оказалась под каскадом дождевых брызг. С небес низвергался сильный, грохочущий ливень. И я увидела город... Пустой, вмиг обезлюдевший и посеревший. Все звуки стихли, отдавшись во власть небесного водопада. И я вмиг промокла ручейки влаги стекали с волос за шиворот, по спине, рукам и ногам. В лицо ударил поток свежего ветра. Я протянула руку вперед - по ладони застучали упругие нити дождя. Для меня не осталось никого и ничего - только я и ненастье. Я подняла голову к серому небу, подставляя лицо холодному ливню. Мне было хорошо. Эта вода уносила прочь все тяжелые, страшные мысли последних дней. Она словно очищала мой перегруженный, раскаленный мозг от ненужных, гнетущих сведений. Всю грязь и накипь смыло чистой водой. И я поняла. Поняла, наконец, в чем суть моего неприятия городской жизни. Обитая на лоне природы, среди красоты живописных, не тронутых цивилизацией мест, я не замечала этого. Мой заповедный край вековых сосен и елей, кристально-чистого, звенящего тишиной воздуха - до него еще не дотянулись метастазы урбанизации. Моя душа всегда открыта для красоты и необычайной грации природы. Я люблю свой лесной уголок, маленький поселок на берегу реки. Суровый Сибирский край, жестокие морозы и долгожданное тепло короткого лета. И что я вижу здесь? Грозные груды бетона, стекла и металла. Загазованный воздух, отравленная атмосфера. Вечная суется, тошнотворная размеренность потока. Потока городской жизни... День за днем я пробиваю себе дорогу в будущее, раня душу в клочья о холодную стену людского безразличия. Я кричу - никто не слышит крик одинокой души. Мои слова и мысли мешаются с грязным воздухом. Мне трудно дышать, не на чем остановить взор, я просто задыхаюсь в этой электронной трясине. Вокруг лишь бездушный цифровой прогресс, наступающий семимильными шагами. Мертвая зона. И вот, две стихии столкнулись. Живое и искусственное. Разительный контраст затронул что-то в моем подсознании, я начала ощущать нереальность всего происходящего. Но признаться в этом было страшно. Было... А теперь все ясно. Мои кошмары стали явью... Это мой персональный ад, я назову его, пожалуй, НЕРЕАЛ.
    Я медленно поплелась в сторону ближайшей остановки. Мне уже было на всё глубоко наплевать. Хотелось безумно смеяться, воздев руки к небу и орать во все горло: "The Matrix has me!!!". И что же теперь делать? Я совсем одна среди этого хаоса. Единственный человек, кто видел, что такое Матрица. Но...
    Не успела я додумать, как меня с неистовой силой охватила совсем другая мысль. Она словно извне постучалась в мой разум. Айс! Я явственно почувствовала, что с ним что-то не в порядке. Что-то случилось. Необъяснимая тревога охватила меня. Черт с ним, с виртуальным миром! Айсу нужна моя помощь! Не знаю откуда, но я знала, что ему сейчас плохо. Внезапно я услышала шум мотора и увидела, как разрывая дождевую завесу, ко мне мчится мотоцикл. За рулем был Лекс. Бледный и взъерошенный, он кивком указал мне на свободное сиденье. Я, не долго думая, устроилась позади него.
    - С твоим Айсом что-то стряслось. Не знаю как, но он связался с моим разумом, - Лекс обернулся и я увидела, как по его взволнованному лицу бегут ручейки воды, - зря ты меня обманула. Он ведь не просто твой парень...
    Я промолчала. Зачем оправдываться? Зато у меня к нему был один небольшой разговор.
    - Я хочу уйти!
    - Куда?
    - Уйти отсюда, черт возьми! Вылезти из долбанной Матрицы!
    - Нельзя! У тебя очень сильная, чувствительная нервная система, но даже ты не смогла самостоятельно отключиться, - ответил Лекс, перекрикивая гул мотора и шум дождя, - возможности моей техники сильно ограничены. Я крутой электронщик, но видит бог, - до гениального программиста мне далеко. Любому компьютерному "железу" нужно хорошее программное обеспечение...
    Кажется, Лекс говорил еще что-то, но я уже не слышала. "Программное обеспечение"! Меня как громом поразило. Значит, Айс каким-то образом смог его написать. Теперь мне всё стало ясно - и небывалый интерес к его личности агентов, и постоянное волнение, спешка. В мучительной тревоге я не могла спокойно усидеть на месте. Лекс гнал как сумасшедший, дождь больно хлестал по лицу, на скользкой дороге нас местами заносило. А мне казалось, что время ползет еле-еле...
    Через несколько долгих минут показался мой дом. Дождь к этому времени стал стихать, зато подул сильный ветер. Я первая соскочила с мотоцикла и метнулась в сторону подъезда. Лекс едва поспевал за мной... Ожесточенно стуча по кнопке вызова лифта, я едва удерживалась на месте. Но бежать по лестнице на шестнадцатый этаж было бы нелепо, так что нам все же пришлось дождаться неторопливо движущуюся кабинку. Мы ворвались в лифт, и дверцы уже почти сомкнулись, когда сквозь оставшуюся узкую щель я успела заметить вошедшего в подъезд человека. ...показалось?
    Подъем вверх был небывало медленным, временами даже казалось, что лифт не движется вовсе, а застрял где-то между этажами. Но вот, наконец, мы уже стоим перед дверью моей квартиры. Я едва сдерживала дрожь, нервно шаря по карманам в поисках ключей.
    - Вот, - Лекс протянул мне серебристо поблескивающую связку, - ты так быстро ушла, даже ключи у меня оставила...
    ...дверь распахнулась, и меня обдало сильным сквозняком.
    - Айс! - позвала я с замирающим сердцем.
    Голос глухо затих где-то в дальней комнате. Нет ответа.
    - Айс, где ты?! - продолжала звать я, даже не замечая, что вся дрожу. То ли от холода, то ли от страха. Волнение больно сжало грудь, мешая дышать.
    Тогда я бросилась осматривать все комнаты. Айса не было нигде! Я, в полной растерянности и недоумении остановилась посреди зала. Жестокий сквозняк трепал мои мокрые волосы. А Лекс, как ни в чем не бывало, стоял у открытого окна.
    - Иди сюда! - позвал меня он, - смотри, - когда я подошла, Лекс указал на что-то незаметное для меня на подоконнике.
    - Видишь?
    Хотя я смотрела во все глаза, но так и не могла заметить ничего предосудительного.
    - На подоконнике след, - пояснил Лекс, волнуясь не меньше, чем я.
    Действительно, на подоконнике был след. Чуть заметный отпечаток протектора ботинка. У меня закружилась голова. Худших моментов в жизни я еще не испытывала. В голове была сплошная каша... Куда девался Айс? Что вообще происходит? Кажется, что все это просто дурной сон; это не со мной!
    Видя, что от меня нет толку, Лекс отправился исследовать квартиру один, а я в изнеможении опустилась на диван. Сил почти не оставалось. Мокрая, холодная одежда прилипла к телу, и меня морозило. Вода с волос все еще продолжала стекать за шиворот. Но я уже не могла даже заставить себя встать и закрыть окно, переодеться в сухую одежду...
    Через некоторое время Лекс появился с обломками Айсовского ноутбука. Вид у него был вопрошающий. Я только нашла в себе силы махнуть рукой. Мол, это к делу не относится. Он снова скрылся в дверном проеме, но вскоре вернулся опять. Теперь он нес компьютер моей тёти. Разобранный! Но следов "насилия" не было. Следовало полагать, Айс поспешно вытащил из него свой хард-диск и с ним скрылся... Но ведь я закрывала входную дверь на ключ! А у Айса ключа не было. Следовательно, закрыть за собой дверь он не мог. Мысли так быстро зашевелились в голове, что меня из холода бросило в жар.
    - Сдается мне, что твой парень в окно сиганул, - подытожил Лекс, сам наполовину высунувшись на улицу.
    Говорил он это таким тоном, будто для него это в порядке вещей и он чуть ли не каждый день прыгает с шестнадцатого этажа!
    ...Еще могу видеть через тонкие преграды. Помнишь, мы убегали? Так вот, я через тонированное стекло рассмотрел в машине трех агентов. Несколько раз получалось прыгать с четвертого этажа с замедлением, но такое на меня находит только в экстренных случаях... - словно в тумане проплыли у меня в голове слова Лекса, которые я слышала всего-то пару часов назад. Не может быть! Четвертый этаж еще ладно, но чтобы с шестнадцатого...! Хм, да. Хотя чего удивительного Матрица на то и Матрица. И, сдается мне, Айс многое знал об этом задолго до меня.
    На этом мои мысли резко изменили ход. Выходит, Айс поспешно от кого-то убегал. С "кем-то" понятно. Агенты... А вот зачем он хард с собой взял? Насколько я понимаю, Айс ценил свое "программное обеспечение" больше жизни. Но ведь он не может точно знать, чем закончится его побег! А если... Об этом "а если" я старалась не думать. И все же - агенты это пострашнее "ментов" и "ФСБэшников" вместе взятых. И Айс вовсе не Нео и даже не суперагент. Он программист, хотя и гениальный, но к "боевым действиям" совсем не приспособленный. Итак? А что, собственно, "итак"? Я потеряла нить логических рассуждений, к тому же мои размышления совсем невежливо были прерваны Лексом:
    - Зря ты мне ничего не рассказываешь. Что у вас тут за заваруха с ноутбуками? Айс занимается секретными разработками?
    Терять уже было особо нечего, и я выложила всё начистоту.
    - Айс написал "программное обеспечение". Как раз то, что нужно, чтобы твой агрегат работал, как следует. Понимаешь, Лекс? И "программное обеспечение" это хранится в единственном экземпляре на хард-диске Айса. Представь, что будет, если его поймают?! - я едва не задохнулась, выпалив всё это почти на одном дыхании.
    Кажется, Лекс давно разучился чему-либо удивляться. Мое сообщение его совсем не изумило, только на лице отразилось сдержанное негодование на мою подозрительность и нерасторопность. Мне и самой было несладко - и почему я не рассказал всё раньше? Ведь Лекс во всем был со мной откровенен...
    - Постой! - кажется, его осенило, - наверное, он и не стал брать с собой столь ценные данные. Ну-ка я подумаю... Конечно! - ни с того ни с сего он высунулся в окно насколько было возможно.
    Лекс шарил рукой под металлическим подоконником, крепившимся за окном. Я не знала, что он задумал. Подоконник ничего особенного собой не представлял тонкая оцинкованная железяка. Слегка погнут, местами заляпан краской... Но не успела я построить ни одного стоящего предположения, как Лекс "вернулся" в комнату. В руках он держал... хард-диск! Тот самый, в титановой коробочке...
    - А... - я потеряла дар речи.
    - Говорю же, - торопливо принялся пояснять Лекс, - твой парень каким-то образом со мной взаимосвязан. Думаешь, я такой гений, что сразу догадался? Ничего подобного, просто пару лет назад мне тоже пришлось утекать и я прилепил на лейкопластырь под подоконник...правда, компакт-диск. Агенты тогда не нашли ни меня, ни диск. Айс специально сделал так же. Он знал, что я вспомню, - на лице Лекса отразилось нечто вроде уважения.
    Хоть мне теперь и стало легче, но не намного. Где же сам Айс? Может, как раз сейчас... Я не хотела об этом думать. Но, тем не менее, стало жутко. Я отвернулась и закрыла глаза, пытаясь расслабиться. Хоть на мгновение бы забыть обо всем, дать мозгу разгрузку. Но стоило мне прекратить думать, как перед моим внутренним взором явственно всплыло бледное лицо Айса. Сосредоточенный взгляд, ветер треплет каштановые волосы. Он говорит что-то... мне. Я закрыла глаза, пытаясь войти в транс, как тогда, со стаканом. Кажется, получается... Стало казаться, будто меня подхватил черный водоворот, и воронка чернильного мрака закручивается вокруг все туже. С трудом выдохнув, я различила чуть слышные слова: "...через полкилометра, возле парка...". Мне вполне хватило услышанного.
    - Парк есть поблизости?
    Без лишних вопросов Лекс ответил:
    - Недалеко. Метров пятьсот по дороге, где мы ехали. Можешь взять мой "байк", - он протянул мне ключ, и я уже готова была сломя голову броситься прочь, но Лекс меня снова удержал.
    - Есть у тебя оружие?
    - ...Айсу отдала...
    - Держи, - он расстегнул "кожанку", и, вынув из наплечной кобуры "пушку", отдал мне, сопроводив следующими словами: - Это "Беретта". Калибр не большой, но при метком попадании... Стрелять то умеешь? - усомнился он, внимательно меня разглядывая.
    - А то! - оскорбилась я, - все первые места в тирах мои!
    Лекс тихо вздохнул. Видимо, что-то было не так. Но промолчал. Внезапно он меня крепко обнял и сказал чуть слышно:
    - Энни... Ты такая молодая, красивая..., - Лекс вздохнул, - храни тебя Бог, если он где-то есть, - добавил он еще тише и разжал крепкие объятия.
    Спускаясь на лифте вниз, я чувствовала себя ошарашено и опустошенно. Словно душа утекла куда-то сквозь дыры в моем сознании. Не было ни страха перед неизвестностью, вообще - ничего. Сейчас я просто машина. Машина, которая будет сметать все на своем пути к Айсу. Я должна его спасти! Не имеет значения, что для этого мне придется сделать. Постепенно возвращалась способность мыслить логически, беспристрастно.
    Молодой парнишка, ехавший в лифте, посматривал на меня как-то затравленно. Ясное дело, выгляжу я сейчас как маньячка какая-нибудь. Мокрые волосы спутаны и свисают сосульками на плечи, губы посинели от холода. Тушь потекла черными дорожками, придавая лицу выражение, как у бедолаги Пьеро. Может, еще что-то? И точно - из-за пояса у меня торчала рукоять "Беретты". Я криво усмехнулась и поправила курточку. Всё равно заметно - костюм-то в обтяжку. Ну и ладно. Я этого типа не знаю, он меня тоже... Хотя... От внезапно посетившей мысли меня разобрала дрожь. Мой взгляд прилип к сменяющимся цифрам этажей на табло. 7 этаж... Пацан отвернулся. Сердце мое билось так, что окатило жаром с головы до ног. Дурное предчувствие. Атмосфера накалялась. Не выдержав, я резко остановила лифт. Шестой этаж... Успею? И я со всех ног бросилась вниз по лестнице. Уже выбегая из подъезда, услышала, как открылись створки лифта, остановившегося на втором этаже... Я метнулась к мотоциклу, и на мое счастье, мотор заработал исправно с первой же попытки. Уже набирая скорость, я успела заметить, как из подъезда вышел кто-то черный... А через несколько мгновений пуля в дребезги разнесла зеркало справа. Несколько осколков впились в руку пониже плеча; раны тотчас отозвались острой болью. Сжав зубы, я гнала мотоцикл, как только могла. Еще одна пуля разъяренной пчелой прожужжала над ухом, но, к счастью, дорога поворачивала, и преследователь скрылся из вида. Через минуту я и думать забыла о ранах, в голове пульсировала только одна мучительная мысль: "Только бы успеть...". Дорога поворачивала еще несколько раз, и я уже начала думать о том, что не туда еду. Но вот, к счастью невдалеке появился парк. Яркое пятно омытой дождем зелени метрах в ста.... Но внезапно мое внимание переключилось на шестиэтажное здание совсем недалеко слева. Вообще-то внимание привлекло не само здание, а большая толпа народа, непонятно зачем сгрудившаяся у фасада. Рядом два милицейских автомобиля с мигалками, "мент" разговаривающий по рации. Вид у всех был очень оживленный и взволнованный... Я сбавила скорость и остановилась неподалеку, так, чтобы слышать, о чем говорят.
    - Совсем человек свихнулся!...
    - Да просто жить надоело... знаю я, много сейчас таких психов...
    - Что за придурок? Вы его знаете...? - доносились до меня отдельные обрывки высказываний.
    Народу прибывало. Те, кто стоял давно объясняли подошедшим что да как. Слышно было плохо, а ближе подъехать я не решалась, еще памятуя о недавней стычке с агентом. Но, что примечательно, все смотрели вверх, и показывали куда-то в сторону крыши. Я тоже подняла голову и...обомлела! На краю, у самого карниза стоял...Айс, собственной персоной! Теперь мое сердце забилось так, что мне стало трудно дышать.
    - Вызовите подкрепление! Преступник на крыше. Он вооружен...
    Нужно что-то делать. Сейчас по просьбе милиции прибудет подкрепление. И я даже знаю, какое. Пока я соображала, "мент" не теряя даром времени, кинулся в подъезд, расстегивая на ходу кобуру. Мой взгляд забегал. Я видела одновременно, что Айс перемещается по крыше вбок, как народ зашевелился и... Тут мне пришлось скрываться бегством - я успела отъехать в проход между домами так, чтобы меня не заметило прибывшее "подкрепление". Да-да, я успела увидеть вдалеке как раз ту черную иномарку, на которой агенты "катаются". Что же мне теперь делать? Я подняла голову вверх. Отсюда мне было очень хорошо видно Айса, а вот спереди дома остальным - почти не видно. К тому же в проезде, где я укрылась, больше никого не было. Итак, я ничем не могу помочь. А "мент" по моим расчетам должен быть уже где-то на чердаке... Тут послышался скрип тормозов. Вот и агенты... Я снова в волнении посмотрела наверх. Айс тоже меня видел, даже головой кивнул. Что он будет делать? Всё вокруг мне казалось форменным безумием. Справа Айс на крыше, слева пятиэтажка... Между ними проезд. Метров 7, не меньше. Внезапно я поняла, что он будет делать. Поняла так, будто сама сейчас намеревалась прыгнуть с одного здания на другое, преодолев семиметровый провал. "С первого раза еще никто не прыгал..." - вспомнилось мне высказывание из фильма, словно из прошлой жизни. Не может быть! Но, тем не менее Айс решил прыгать! Через несколько секунд он молнией пролетел над моей головой, словно мелькнула огромная черная птица. И с шумом приземлился на крышу пятиэтажки. Гениально... я бы лучше не смогла придумать. Сейчас я не задумывалась о том, как все это нереально - читать чьи-то мысли, прыгать на 7 метров без подготовки, словно перелетать с крыши на крышу... Послышались крики - толпа ошалела. Потом выстрел... Я резко рванула с места. Айс бежал по крыше пятиэтажки, а я ехала параллельно ему по дороге. Дом длинный, а рядом трехэтажный магазин. Айс снова с легкостью перелетел с крыши на крышу. Как в фантастическом боевике. Хотя, что это я? Мы и находимся внутри огромной съемочной площадки. Только теперь действия развиваются по нашему сценарию, а не по их. Резко свернув, я подъехала ко входу. Уже знала, что Айс спрыгнет на козырек между вторым и первым этажом, а потом ко мне. Действительно... Даже не успев сообразить, как так могло получиться, я уже ехала прочь вместе с Айсом. Мотоцикл нес нас легко и быстро. План сработал - когда Айс прыгнул агенты еще не выбежали на крышу, и не видели что и как. А "мент" обалдев от неожиданности долго будет втолковывать, как парень сиганул на соседнее здание.
    Заметая следы, я сильно петляла, так, чтобы оказаться подальше от этого места. Мы осторожно ехали дворами, небольшими проулками, стараясь уехать как можно дальше извилистым путем. Прошло пол часа, не меньше и мы оказались в маленьком, глухом дворике. Тут было так тихо и спокойно, что казалось - все жильцы напрочь вымерли. Присутствие жизни доказывало только белье, местами вывешенное за окнами на просушку. Я решила остановиться, отдышаться. Трудно сказать, какие чувства я сейчас испытывала. И радость от того, что рядом со мной Айс, живой и невредимый, и страх - что будет дальше? - и надежда на счастливый исход. Не успела я еще пережить всю гамму ощущуний, как оказалась в объятиях любимого. Он прижал меня так крепко, что дыхание на мгновенье оборвалось.
    - Айс... - прошептала я, прижимаясь щекой к его теплой груди.
    - Люблю тебя, - тихо произнес он, гладя мои волосы.
    Через мгновение наши губы соединились в жарком поцелуе. Меня окатило горячей волной, и все тело пронзило новое, необычное ощущение. Чувство, будто у меня теперь есть то, от чего жизнь обретает смысл. И совсем не важно - будет ли она долгой или счастливой, или же оборвется за соседним поворотом. Я была готова ко всему. От столь сильного чувства голова у меня закружилась, и если бы Айс не держал меня так крепко, я бы без сил опустилась прямо на землю.
    - Любимый, - шептала я, а из глаз катились слезы.
    Как не справедливо! Жизнь может оборваться на самом интересном месте. Как некстати вся эта Матрица, агенты. Хотя, если б не это роковое стечение обстоятельств, мы могли и не узнать никогда о своих чувствах.
    Так мы и стояли, обнявшись: высокий парень в черном плаще и тихо всхлипывающая девушка в вызывающем прикиде из кожзаменителя. Рядом валялся мотоцикл, поблескивая хромированным боком в лучах показавшегося из-за туч солнца. Не знаю, сколько времени прошло, пока мысли о реальности (точнее нереальности) стали потихоньку возвращаться.
    - Айс... что нам делать теперь? Нас ведь поймают...
    - Не поймают! - уверенно ответил он и, чуть отстранившись, внимательно посмотрел в мои глаза, - мы уйдем. Совсем... - добавил он и от этих слов мороз прошел у меня по спине. Я прекрасно понимала, о чем он говорит.
    - Теперь можно. Портал открылся, - Айс поднял мотоцикл, - садись сзади, я поведу. Если будет погоня - отстреливайся. У тебя должно лучше получиться...
    И мы снова понеслись вперед, к неизвестности. Я не знала, что будет дальше, да и знать не желала. Единственной моей миссией сейчас было - смотреть во все стороны, чтобы вовремя заметить возможных преследователей. Ехали мы объездными путями к дому Лекса. Лишь бы там не ждала нас засада. Но мои опасения не оправдались - достигли места мы без происшествий. Казалось, агенты нарочно дали нам передохнуть, потому что так интереснее.
    Я позвонила в дверь. Открыли почти сразу - на пороге стоял Токсик. Выглядел он как обычно, только теперь волосы его были еще больше взъерошены и глаза возбужденно блестели. Казалось, он сгорает от нетерпения сообщить жутко важную новость. И действительно:
    - Энни! Лекс ушел, - оживленно и громко заговорил он, как только мы зашли внутрь, и дверь за нами захлопнулась, - представляешь: подключился к "порталу" и исчез! Заработало! - кажется, он с трудом сдерживается, чтобы не кинуться в пляс по квартире.
    - Теперь наша очередь, - заговорил Айс, - ты умеешь пользоваться "порталом"?
    - Могу, - запросто кивнул Токсик, словно мы просили его сопроводить нас на воскресном уикенде.
    Он не задавал лишних вопросов, и сразу направился в "кладовку". Я следом. Замыкал процессию Айс. Мы снова оказались в сверкающей комнате с жутким агрегатом, который Лекс называл "Врата". И вот, эти врата открылись. Мы нашли ключ!
    - Сначала Айс! - заговорил Токсик, суетясь возле ноутбуков, всё время что то переключая.
    - Почему это? - сам Айс не разделял его точку зрения.
    - Лекс сказал. Еще он сказал, что надо спешить! - назидательно заявил Токсик, выполняя последние приготовления.
    Айс молча уселся в кресле, сам одел "виртуальный шлем", словно делал это не раз. Почти все уже было готово к "выходу", но тут...
    Раздался оглушительный грохот - дверь вылетела, сорвавшись с петель. В дверном проеме стояли агенты. Несколько черных фигур. Не успела я опомниться, как они выхватили оружие. Все стволы были направлены в сторону Токсика. Я тоже выхватила пистолет, но, увы - поздно! Раздались выстрелы, и Токсик упал. Дикая смесь душевной боли и ненависти толкнула было меня вперед, но я остановилась. Товарищу уже не помочь, да и мы в ловушке. Единственный вход/выход перекрыт смертоносными программами-полицейскими. "Врата" без оператора бесполезны. "Неужели конец?" - билось в голове. И теперь, растеряв остатки надежды спастись самой, я решила до конца защищать Айса. И вот снова мое пространство закрутилось, завертелось да и замерло на стоп-кадре. Медленно-медленно я нажала курок. Пуля, со свистом и скрипом тащила за собой полупрозрачный хвост. Он струился во все стороны, как круги по воде. Я отчетливо видела, как пуля ударила одного из них в грудь. Очень медленно его отбросило в сторону. Один повержен. Их еще трое! Стреляю опять - отдачи почти нет, как будто пистолет пневматический. Они зашевелились! Быстро, слишком быстро... Совершенные агенты полностью не подчинялись законам Матрицы, а я -только на половину. Мои пули пролетели мимо, и теперь стреляли они. От первых двух пуль я уклонилась, шагнув назад и чуть в сторону. Я пыталась прикрыть своим телом Айса. Боковым зрением я видела, что он пришел в себя от неожиданности и тоже достал пистолет. Айс стрелял. Странно, но его пули летели быстрее, чем мои. Еще один агент, отлетев, ударился об косяк и сполз на пол. Но тут что-то пошло не так - теперь агенты шевелились чересчур быстро - я видела только их размытые очертания. Стрелять было бесполезно. И тут меня настигла боль. Мою плоть разорвали две, а может даже три пули. Наверное, я кричала... Лежу на полу и вижу только ярко освещенный потолок. Розовая дымка боли начала заволакивать мое сознание. "Вот и всё... - подумалось мне. Мысль пришла словно со стороны. Кажется, вот-вот все полетит в небытие... Больно. Каждый вдох давался мне с трудом. Даже приподняться я не могла. Айс... - всё, о чем я еще могла волноваться - это он. И я заплакала. Как ужасно закончилась наша история. Теперь мы лежали рядом на окровавленном полу. Я еще могла пошевелить рукой, и из последних сил шарила по полу, скользя в крови, пытаясь нащупать что-либо. Голова уже не ворочалась. Айс рядом, я слышу его слабое дыхание. Плевать на агентов - что они будут делать дальше. Я найду его и умру спокойно. Уже совсем слабея, я нащупала пальцы Айса. Кругом мокро, скользко - все в нашей крови. Я сжала его руку, и он мне слабо ответил. Сердце встрепенулось, почти в последний раз. "Я люблю тебя. Всегда буду любить... - прошептала я. Хотя нет просто подумала. Мои губы уже не шевелились. И "услышала", почувствовала его безмолвный ответ. Последний болезненный вздох... Сознание туманится, уже скоро... Последнее, что я увидела - было лицо агента, склонившегося надо мной. И, я готова поспорить, - на его каменном лице полуприкрытом темными очками скользнула жестокая ухмылка... В руке его что-то блеснуло...
    Мрак. Конец.
    ....................
    ....................
    ....................
    Эпилог
    "Ох, Господи, и почему я не сдохла вчера?" - гласила первая возникшая в моей голове мысль, когда я проснулась утром...ближе этак к обеду. В комнате душно, жарко. Муха гудит... "Но, кажется, еще не поздно сдохнуть сегодня?!" - я приоткрыла один глаз. Далось мне это с трудом. Э-хе-хе, всё таки пиво с джин-тоником и рядом нельзя ставить, не то что вместе употреблять. А ведь мне говорили...!
    "О! У меня же Антоха в гостях... Где он, кстати?.." - эта мысль побудила меня действовать: я кое-как выбралась из-под простыни и, доковыляв до стула принялась натягивать халат. С Антоном я столкнулась в прихожей - вид у любимого был столь же несчастный, как и у меня.
    - Ну мы вчера и нажрались! - он держался за голову, - Анальгинчика нет?
    После "Анальгинчика" ему заметно полегчало. Буквально через пол часа мы сидели в кухне за столом и уплетали омлет за обе щеки.
    - И дернул же меня черт пригласить Миху со Светкой. Да еще и Кольку с Ленкой из соседнего подъезда! - запоздало жалела я.
    - Зато тусовка была что надо! В стиле "Американский пирог"! - оценил Антоха, запивая завтрак молоком.
    После завтрака мы разделились - Антохе я поручила убраться в квартире, а сама стала готовить обед. Суп с куриными окорочками - само то после вчерашнего. Ничего жирного все равно не захочется. Открыв морозилку, я едва успела уклониться от вывалившегося оттуда куска льда.
    - Ну и ну, - удивилась я, нагнувшись, - кого это вчера черт дернул воду в стакане замораживать?
    - Это что, - из зала голос Антохи доносился довольно приглушенно, - тут вообще какой-то псих по подоконнику в ботинках топтался! Ты не помнишь...?
    - Ну мы вчера и нажрались! - в один голос констатировали мы и рассмеялись.
    - Надо будет у Светки с Михой спросить, может они что-то помнят? - у меня самой в голове был какой-то туман - что было вчера на нашей знаменитой тусовке я припоминала с очень большим трудом. Мысли как будто не мои. Да и позавчера... не помню. Ну и ладно. Все живы, имущество цело и то хорошо. Наверняка, то что было вчера на самом деле лучше и не помнить .
    В зале за шторой зазвонил телефон. Обыкновенный, кнопочный. А где же мой сотовый? Что-то не слышно его веселых трелей. Ну, мне от родственников попадет, если я его потеряла!
    - Алло! - недовольно отозвалась я, взяв трубку. Шум стоял страшный, что-то скрипело и шуршало, словно звонили с другого конца света.
    - Энни! - кое-как расслышала я незнакомый мужской голос.
    - Вы не туда попали, - уныло ответила я и хотела положить трубку, но что-то меня удержало. "Энни..." - скользнуло воспоминание как из прошлой жизни. И сразу растаяло. Мне стало неприятно...
    - Нет. Энни - это ты! Просто ты ничего не помнишь! - в голосе незнакомца сквозило отчаяние, - это же я - Лекс! Выход есть!
    - Говорю же, вы не туда попали! - теперь мне уже стало страшно. Как будто я где то это видела/слышала? Будто давний, забытый кошмар...?
    - Я найду тебя. Ты вспомнишь! Не забывай - "The Matrix has you". И это... передай от меня привет Антохе!
    В ужасе я бросила трубку. Кто это был? Что ему надо от меня? От Антона? И при чем здесь "Матрица"???
    - Звонят всякие... - пожав плечами, объяснила я подошедшему Антону. Мне до сих пор было немного не по себе. Как будто меня преследовал оживший персонаж какого-то страшного сна.
    - Да забудь ты... - посоветовал Антон, обнимая меня, - пошли лучше по Арбату погуляем, а?
    - Давай! - улыбнулась я.
    ........................
    ........................
    Дни шли. Все здорово, вот только в городе мне почему-то не очень нравится. Чувство какое-то странное... Да еще все время кажется, что я что-то забыла. Мне все труднее вспомнить, что было на прошлой неделе? Какой-то провал в памяти. Антон говорит, что тоже не помнит. Надо будет на досуге в этом разобраться. Существует же гипноз и прочие штуки? Глядишь, поможет. Хотя не знаю, может мне чего-то лучше и не вспоминать, а?
    The end To be continued (may be) ;-)
    "Клава" - название клавиатуры компьютера на жаргоне программистов.
    Компьютерная сетевая игра. По ней часто проводятся всевозможные чемпионаты, как в пределах компьютерных клубов, так и на международном и даже всемирном уровне.
    Также сетевая компьютерная игра, только играют в неё командами. Остальное см. ссылку 1.
    Игрок (англ.)
    ТХ - женщина-киборг, совершенная машина-убийца из фильма "Терминатор-3"
    Устройство для осуществления связи с сетью Интернет
    Известная западная рок-группа
    "Геймклуб" - от английского Game club - компьютерный клуб.
    Starcraft - компьютерная игра, стратегия.
    Экшен (action) - в переводе с английского означает "движение". Этим словом называют также жанр трехмерных игр.
    Дактилоскопия - экспертиза отпечатков пальцев.
    Device - (англ.) устройство, прибор.
    Nick (или nick-name) (англ.) - обычно означает "сетевая кличка". Псевдоним человека, которым он называет себя в сети.
    Intel - известная фирма, производитель процессоров для компьютеров.
Top.Mail.Ru