Скачать fb2
Чудеса встречаются

Чудеса встречаются

Аннотация

    Джейку поручено ответственное задание: помочь молодой женщине, типичной городской жительнице, освоиться на ранчо. Задача — научить ее обращаться с коровами и лошадьми — непроста, но куда сложнее управиться со своенравным и упрямым ковбоем, которого она наняла…


Жанна Аллан Чудеса встречаются

Глава 1

    Майкле. Просто Майкле. В своей накрахмаленной рубашке и котелке он всегда выглядел как-то неуместно, и Джейк поначалу решил, что его приставили следить за ним. При этом Майкле не походил ни на одного из знакомых Джейку болтунов-проповедников, пугающих людей проклятием и карой небесной. Майкле был немногословен, но проницательный взгляд его синих глаз говорил о том, что он немало повидал на своем веку. Казалось, этот взгляд проникает в самые потаенные уголки человеческой души и ведет счет грехам.
    А у Джейка их было немало. Однако размышления о грехах не мешали ему наслаждаться видом длинноногой блондинки, скользящей походкой проплывающей мимо него. Длинноногие женщины в коротеньких шортах не могли бы оставить равнодушным даже святого. Она была стройная, но не худая, и все положенные женщине выпуклости были на местах. Джейк никогда не тяготел к грудастым матронам, которых предпочитал его братец Лютер. Он пожалел, что не видит глаз блондинки, скрытых солнцезащитными очками, которые нынче носят все поголовно. Посмотрев на ее лицо, затем на ребенка, которого женщина несла на руках, Джейк понял, что она чем-то очень озабочена.
    По словам Майклса, это его десятое задание. Десятое и последнее. После этого Джейк сможет предстать перед Святыми Вратами. Он ужасно устал от бедствий, войн, смертей, человеческой глупости и алчности. Вот уже больше ста лет Джейк наблюдает за людьми и с удивлением понял, что никто не учится на ошибках других. Иногда он так уставал, что ему было уже все равно, определят его в рай или в ад. Он просто хотел, чтобы все, наконец, закончилось. Не будет ни горя, ни злости, ни отчаяния, ни забот, ни сожалений. Он хочет перестать, наконец, существовать, как и должно было случиться с самого начала.
    Однажды он попытался объяснить Майклсу свои чувства, но тот, как всегда, исчез, не попрощавшись. Джейк ненавидел эту его манеру. Майкле появлялся и исчезал как настоящее привидение. Хотя, наверное, Джейк ведет себя точно так же. Если это его десятое дело, значит, ему засчитали все девять предыдущих. Хорошо, хотя воспоминания о людях и делах стерлись из его памяти.
    А вот воспоминания о его настоящей, земной жизни никуда, не деваются. Если, конечно, такие люди, как он, имеют право на воспоминания.
    Смешно, как много он теперь знает и как многого не знает. Он знает, что его подстрелили в 1886 — м во время вооруженного нападения на банк. Но он не знает, почему черти сразу же не утащили его в ад и не поджарили на большой сковороде. Майкле никогда не отвечал на его вопросы. Он просто посылал Джейка на землю помогать людям. Таким, как эта молодая женщина, например. Джейк выпрямился и сдвинул шляпу на затылок.
    Ветер, прилетевший с высоких равнин Колорадо, просто издевался над ее недавно причесанными волосами. Гвен поморгала, чтобы песок осыпался с ресниц, а потом стала рассеянно наблюдать за тем, как ветер носит по улице какую-то смятую бумажку. Пыль покрывала ее лицо толстым слоем, парусиновые туфли были грязными. Чудесную картинку она, наверное, являет собой. Жаль, никто не предупредил ее заранее, что она попадет в страну ветра, пыли и кузнечиков. И запахов. Будучи исключительно городским жителем, Гвен не сразу определила их происхождение, но потом поняла, что живописный сельский пейзаж включает в себя не только коров, но и их лепешки, повсюду лежащие на земле. Нет, Гвен не была глупой. Просто в последнее время на нее столько навалилось, что она никак не могла сообразить, как ей жить дальше.
    Она наклонила голову от ветра и пробормотала:
    — Безумие — имя твое, Гвен Эштон! Крисси хихикнула и крепче обняла ее за шею.
    Гвен посмотрела на племянницу с притворным негодованием:
    — Такая взрослая девочка должна идти своими ножками. Тебе скоро четыре годика, а я несу тебя на руках, как младенца.
    — Я устала, — сердито ответила Крисси.
    — Какая жалость. Я думала, мы съедим с тобой по порции мороженого. Но раз ты так устала, что не можешь даже идти, то наверняка не сможешь и есть.
    Малышка тут же заерзала у нее на руках.
    — Я хочу идти сама, опусти меня. — Очутившись на земле, Крисси подняла голову и со счастливой улыбкой посмотрела на свою тетю. — Клубничное?
    Гвен нарочито содрогнулась.
    — Клубничное? Фу.
    — Добрый день, мэм.
    Вначале Гвен и не сообразила, что этот низкий, протяжный голос обращен к ней. Она никого не знала в городе Тринидад, штат Колорадо, кроме Пруденс. Гвен напомнила себе, что больше не живет в Денвере. Может, здесь принято здороваться на улице с незнакомыми людьми? Не ответить было бы грубо, поэтому, растянув губы в любезной улыбке, Гвен обернулась к мужчине, стоящему в тени навеса. Он был очень высоким, и ее глаза оказались на уровне его могучей груди и широченных плеч.
    Рядом на земле лежали седло и вещевой мешок. Улыбка замерла на губах Гвен.
    Этот человек словно сошел со стенда «Их разыскивает полиция». Великан был небрит, квадратный подбородок словно высечен из гранита. На его губах играла улыбка — так, наверное, улыбается сам дьявол, — но серые глаза под тяжелыми веками оставались непроницаемыми.
    Мужчина снял потрепанную широкополую фетровую шляпу. Угольно-черные волосы незнакомца были давно не стрижены и слегка примяты.
    — Разрешите представиться, мэм. Джейкоб Стоунер. Зовите меня просто Джейк. Полагаю, вам требуется ковбой.
    Гвен непроизвольно одной рукой покрепче прижала к себе кошелек, другой схватила за руку Крисси.
    — С чего вы взяли? Джейк передернул плечами.
    — Слухами земля полнится. Это не ответ.
    — Вам Пруденс сказала, что я ищу нового работника на ранчо?
    — Пруденс? — В глазах незнакомца вспыхнуло и погасло удивление. — Мэм, работа на вас и вашего мужа не имеет ничего общего с расчетливостью .
    — У меня нет мужа. — Гвен прикусила язык, но было уже поздно.
    Теперь осталось только рассказать этому беглому преступнику, что они с Крисси живут у черта на куличках, а до ближайших соседей не один десяток километров; что управляющий болен, а единственный работник сбежал от нее прошлой ночью; что замок в двери давно сломан, а единственное оружие в доме — старое охотничье ружье, из которого она все равно не сможет выстрелить, потому что не знает, как это делается. Ее единственная надежда — местный шериф, которому она обещала позвонить в случае опасности. Интересно, появление подозрительного незнакомца устрашающего вида можно считать опасностью?
    — Ты делаешь мне больно, — прохныкала Крисси, пытаясь высвободить ручку.
    Гвен не успела и глазом моргнуть, как мужчина присел перед малышкой на корточки.
    — Привет, партнер.
    — Я Крисси, — ответила девочка, — а не партнер.
    — А я Джейк. Рад знакомству, Крисси. — Джейк протянул малышке руку.
    Гвен окаменела от страха, однако успела сообразить, что у беглых преступников вряд ли бывает седло и вещевой мешок.
    При виде того, как маленькая ладошка девочки тонет в большой, загорелой руке незнакомца, на Гвен накатили воспоминания. Перед ее мысленным взором возник Дэн, с восхищением рассматривающий крохотные ручки и ножки своей новорожденной дочери.
    — Крисси, — Гвен с трудом проглотила ком в горле, — мы должны идти.
    — А он пойдет с нами есть мороженое?
    — Я как раз собирался угостить тебя самой большой порцией ванильного мороженого, какая только найдется в этом кафе.
    — Хочу ванильное! — Крисси немедленно забыла, что совсем недавно отдавала предпочтение клубничному.
    Мужчина взял девочку за руку и поднял с земли седло и мешок.
    — Одну минутку, мистер Стоунер.
    Что-то в голосе Гвен заставило его вновь опустить свои вещи на тротуар и посмотреть ей в лицо.
    — Мистером Стоунером звали моего отца. А поскольку я буду у вас работать, зовите меня просто Джейк.
    Гвен проигнорировала ленивую, самоуверенную улыбку, заигравшую на губах верзилы.
    — Вы не будете работать у меня, мистер Стоунер. Я не нанимаю неизвестных людей. Мужчина укоризненно покачал головой.
    — Какой же я неизвестный? Я представился, и вы теперь знаете, что мое имя — Джейк Стоунер.
    — Мистер Стоунер, — снова начала Гвен, — Пруденс Оуэн, адвокат и поверенная мистера Берта, сама подберет мне работника.
    —  — Не думаю, мэм. Если бы это было так, зачем бы вам понадобился я?
    — А кто сказал, что вы мне нужны? — Терпению Гвен пришел конец.
    — Я знаю, что нужен. Именно поэтому я здесь и собираюсь работать у вас на ранчо ковбоем.
    Может быть, этот человек, узнав, что она никогда раньше не жила на ранчо, решил, что она еще и полная идиотка? О работе на ранчо она не знала ни-че-го и даже меньше. С каждым днем это становилось все яснее. А может, здесь так принято и все владельцы ранчо именно так, случайно, нанимают работников? Гвен тряхнула головой.
    — О, Господи, почему я не в Канзасе?
    — Вы приехали из Канзаса?
    — Из Денвера.
    Гвен сделала глубокий вдох, ведь она раньше уже нанимала на работу незнакомцев.
    — А почему вы ушли от предыдущего хозяина?
    — Вы имеете в виду людей, которым я помогал до этого? Я ушел потому, что они во мне больше не нуждались Наверняка его уволили. И рекомендательных писем у него явно нет.
    Гвен внимательно посмотрела на мужчину. К сожалению, ни в его внешности, ни в одежде ей не удалось найти ничего такого, что опровергло бы ее первое впечатление о нем как об очень опасном типе. Его вылинявшая рубашка до этого была, очевидно, черной, а бледно-розовый платок на шее — красным. Потрескавшийся коричневый кожаный пояс удерживал на талии видавшие виды голубые джинсы. Ботинки со стоптанными каблуками вряд ли знали, что такое обувной крем и щетка.
    Мужчина терпеливо дожидался окончания осмотра, но Гвен почему-то была уверена, что он не сомневается в ее положительном решении. Его самонадеянность взбесила Гвен.
    — Мне очень жаль, что вы остались без работы, мистер Стоунер, но боюсь, что не смогу вас нанять. Мне требуются хоть какие-нибудь рекомендации и гарантия, что человек отличает коровью голову от хвоста. Всего доброго, мистер Стоунер.
    Гвен никогда не видела, чтобы человеческое тело, за миг до этого расслабленно прислонившееся к стене, с такой стремительностью подобралось и одним рывком превратилось в непреодолимую преграду посреди пыльной дороги.
    Мужчина вытянул вперед руки ладонями вверх. Ткнув на рубец, пересекающий одну из них, он прорычал:
    — След от веревки. Мне было двенадцать, и я должен был поймать и усмирить молодого бычка, у которого были свои планы. Но я уже тогда был достаточно упрям, чтобы справиться с ним.
    — Удалось? — не удержавшись, спросила Гвен.
    — А то! Это… — он показал шрам на тыльной стороне другой ладони, — я заработал, когда пытался убедить одну техасскую корову, которая решила оставить меня и уйти с молодым быком.
    Эти большие и сильные руки произвели на Гвен магическое впечатление. Она представила их сжимающими рукоятку кольта или натягивающими поводья норовистой лошади. Или ласкающими обнаженную женскую грудь… Последнее видение Гвен немедленно прогнала прочь.
    — Если вы думаете, что перечень ваших боевых шрамов может заменить письменную рекомендацию, то ошибаетесь. Напротив, они еще раз убедили меня в том, что вы не обладаете нужной квалификацией для работы на ранчо.
    — Со всем моим уважением вынужден не согласиться с вами, мэм. У меня большой опыт. А опыт, как известно, лучший учитель.
    У этого типа на все был готовый ответ. Если она не поостережется, то не успеет оглянуться, как наймет этого бандита на работу. На самом деле она отчаянно нуждалась в ком-нибудь, кто разбирался бы в лошадях и коровах.
    Решение пришло неожиданно. Пруденс!
    — Как я уже говорила вам, мистер Стоунер, моими делами занимается мисс Оуэн. Мы прямо сейчас отправимся в ее офис, и она проверит вашу личность и вашу квалификацию. Но не считайте, что я непременно найму вас, — поспешно добавила Гвен.
    Он бросил на нее недоуменный взгляд.
    — Вы наймете меня.
    Пруденс не выказала удивления, увидев на пороге офиса Гвен в сопровождении рослого ковбоя.
    — У вас есть какое-нибудь удостоверение личности? — спросила Пруденс после того, как Гвен объяснила ей ситуацию.
    Поколебавшись, мужчина извлек из заднего кармана джинсов бумажник и протянул его адвокату.
    Пруденс достала из бумажника пластиковую карточку. Это оказалось водительское удостоверение. Просканировав его, Пруденс удовлетворенно кивнула.
    — С ним все в порядке, — сказала она, протягивая бумажник и удостоверение Гвен.
    Гвен молча прочитала: Джейкоб Карл Стоунер. Рост шесть футов и три дюйма. Волосы черные. Глаза серые. Возраст… Гвен мысленно подсчитала, сколько ему лет. Тридцать один. Это удивило ее. Было нечто в его глазах, что заставляло Гвен думать, что он старше. Вложив документ в бумажник, Гвен протянула его Джейку.
    Пруденс задала Джейку несколько профессиональных вопросов и осталась довольна его ответами. Поблагодарив, она попросила мужчину подождать в приемной.
    — Что ж, Гвен, — произнесла она, как только дверь за ним закрылась. — Считай, что работника ты себе нашла. Откуда он взялся?
    — Поджидал меня на улице в полной уверенности, что я найму его. Наверное, до него дошел слух, который ты распустила.
    Пруденс нахмурилась.
    — Честно говоря, я была так занята, что никому ничего не успела сказать о тебе. — Ее брови сошлись на переносице, и она покачала головой. — Я прожила здесь большую часть своей жизни, но не перестаю удивляться, с какой скоростью распространяются слухи.
    — Ты действительно думаешь, что мне стоит нанять его? Он не кажется тебе несколько… опасным?
    Пруденс рассмеялась.
    — С этим парнем все о'кей. Знаешь, я даже жалею, что у меня нет ранчо и мне не нужен ковбой. — Затем, уже серьезно, добавила:
    — Похоже, дело свое он знает. И ты должна радоваться, что так быстро решила свою проблему. Дай ему пару недель испытательного срока, а потом примешь окончательное решение. Если он тебе не подойдет, я найду кого-нибудь другого.
    Закрыв дверь офиса, Гвен надвинула на глаза темные очки.
    — Все в порядке, мистер Стоунер. Я нанимаю вас с испытательным сроком в один месяц. Если ваша работа меня устроит, мы обсудим условия долговременного соглашения.
    — Я останусь у вас до тех пор, пока буду вам нужен.
    Обычные слова приобрели в его устах какой-то скрытый, более глубокий смысл. Будто он знал что-то, чего не знала она, Гвен.
    — Что вы имеете в виду, мистер?
    — Мэм, я человек, который сегодня здесь, завтра там. Перекэтиполе, одним словом. Когда вы перестанете нуждаться в моих услугах, я уйду.
    — Я не заинтересована в найме, как вы сказали, перекатиполя, — резко сказала Гвен. — Один работник уже сбежал от меня. Откуда мне знать, не поступите ли вы точно так же?
    Джейк посмотрел ей прямо в глаза. Его взгляд был чистым и открытым.
    — Я останусь до тех пор, пока буду нужен вам. Я всегда так поступаю.
    — Хорошо, — медленно произнесла она. — Когда вы можете приступить? — Хорошо бы сейчас, взмолилась про себя Гвен.
    — Как только мы скрепим наш договор рукопожатием, мэм, — произнес Джейк, протягивая руку.
    Гвен медленно протянула руку. Ее словно током ударило, стоило загрубевшей мужской ладони прикоснуться к ней.
    — Я только заберу свои пожитки, — сказал Джейк, затем тихо рассмеялся и вышел из приемной.
    Провожая взглядом его широкоплечую фигуру, Гвен увидела нечто, от чего ее сердце чуть не выскочило из груди. Она попросила секретаршу Пруденс присмотреть за Крисси, пока они с Джейком будут решать свои проблемы с адвокатом. Сейчас малышка безмятежно спала на полу, тесно прижавшись к огромной желтой собаке.
    Собака открыла глаза и посмотрела прямо на Гвен. Один глаз пса был голубым, а другой — коричневым. Гвен замерла, боясь не то что пошевелиться — вздохнуть. Крисси по привычке держала во рту большой палец, голова ее уютно покоилась на седле ковбоя. Гвен взмолилась, чтобы племянница ненароком не разозлила собаку, и шепотом спросила:
    — Чья это собака?
    — Моя. — Дородный мужчина прервал свой разговор с секретаршей и обернулся. — Мэк не обидит ее. Он любит детей. Моя жена сбежала с моими сыновьями в Калифорнию и отказалась брать с собой Мэка. Я не могу держать его у себя, поэтому должен сдать в приют для животных. А это ужасно, поверьте.
    — А какой он породы? — Гвен внимательно посмотрела на собаку.
    Мужчина пожал плечами.
    — Он — помесь. Мэк будет очень хорошим сторожем для вашей малышки.
    Гвен приблизилась к спящей Крисси. Пес поднял голову и внимательно посмотрел на Гвен.
    — Отойди, Мэк, — попросила Гвен. — Я должна разбудить Крисси. Будь хорошей собачкой.
    Пес выскользнул из-под руки девочки, встал на лапы и легонько толкнул ее носом. Крисси открыла глаза и захихикала.
    — Посмотри, Гвен. Он полюбил меня. Этот дядя сказал, что мы можем забрать Мэка к нам домой.
    — Ему сделаны все прививки. У меня с собой все его медали и кубки, а в машине — полный мешок собачьего корма. — В глазах мужчины появилась надежда. — Я боюсь, что Мэк не выживет в приюте или его усыпят.
    Безумие какое-то! Направляясь в город, Гвен и представить не могла, что вернется на ранчо с ковбоем и собакой в придачу.
    — Мэк — мой новый лучший друг. — Крисси обняла огромного пса за шею.
    Гвен недоверчиво рассматривала собаку. Похоже, пес действительно полюбил ее племянницу и станет для нее хорошим охранником и сторожем.
    Мэк вскочил на заднее сиденье рядом с Крисси и приготовился к путешествию. Перед этим он в два укуса съел предложенный ему рожок с мороженым и жадно следил за Крисси, пока та доедала свой. К большому облегчению Гвен, он не стал отбирать его у маленькой девочки, зато потом с чистой совестью облизал ее своим огромным розовым языком. Восторгу Крисси не было предела. Всем своим маленьким сердечком она уже привязалась к огромной собаке.
    — Детям на ранчо бывает одиноко. — Джейк Стоунер снова безошибочно прочел мысли Гвен. — Этот пес станет малышке хорошим другом и охранником. Вы не ошиблись, взяв его с собой, мэм.
    — Если эта псина что-нибудь натворит, я сама отвезу ее в собачий приют. — Гвен заметила выражение скепсиса на лице Джейка. — Непременно отвезу. И не называйте меня мэм.
    Джейк рассмеялся.
    — Вы уже сами привязались к собаке, и знаете это. А что касается мэм, то я не имею чести знать ваше имя. Вы не представились.
    — Гвен Эштон.
    — Эштон? Ваша семья давно владеет здешними землями?
    — Нет. Я неожиданно для себя унаследовала ранчо от одного моего клиента.
    — А-а-а…
    Гвен не понравилась многозначительность, с которой было произнесено это «А-а-а»…
    — Никакого «А-а-а…» не было и нет! Меня не волнует, какие слухи дошли до вас, но Берт и я были просто друзьями. И ничего более.
    — Я ничего не знаю ни о каком Берте. Почему бы вам самой не рассказать мне?
    Она ничего не обязана объяснять наемному работнику…
    — Я — дипломированный бухгалтер. Работала в одной фирме в Денвере и познакомилась с Бертом, когда он обратился к нам по вопросу налогообложения.
    Как объяснить этому незнакомцу, каким извилистым путем забросила ее судьба в эти края? Как рассказать, что предприимчивый и удачливый во всем, что касалось разведения и продажи скота, Берт Уинтроп полностью терялся, как только вставал вопрос о бумажной волоките? Гвен ужаснулась, когда узнала, сколько нечистоплотных сборщиков налогов нагрело руки на нем.
    — Он оставил вам свое ранчо, потому что вы научили его, как обмануть государство и не платить налоги?
    — Он оставил мне свое ранчо, потому что понял, что я полюбила здешние места так же сильно, как любил он. Я любила слушать рассказы Берта о его предках, которые были в числе первых поселенцев. Поколения его семьи рождались, жили и умирали на этой земле. Берг рассказывал, что его предки участвовали в Гражданской войне… Вы интересуетесь историей, мистер Стоунер?
    — От случая к случаю.
    — Никогда не думала, что история одной семьи может быть столь захватывающей. Представляете, один из предков Берта издавал журнал. Эти старые журналы оказались безумно интересными и, кроме того, представляют собой историческую ценность. Ни за что с ними не расстанусь! Я предложила Гордону сделать копии, но он не проявил интереса. Во всяком случае, к журналам.
    — А кто такой Гордон? Бывший муж?
    — Я никогда не была замужем. Гордон Пиз — племянник Берта. Он уверен, что я хитрая интриганка и вынудила его дядю оставить ранчо мне, манипулируя больным стариком. За последние годы он не провел рядом с Бертом и десяти минут, иначе знал бы, что кем-кем, а выжившим из ума стариком Берт никогда не был.
    — А каким он был?
    — Думаю, одиноким.
    — А вы были добры к нему…
    — Все наоборот! — негодующе воскликнула Гвен. — Это Берт обогатил мою жизнь.
    — Вы хотите сказать, что старик оставил вам ранчо за то, что вы выслушивали его воспоминания? — Джейк даже не скрывал своего скепсиса.
    — Он оставил мне ранчо потому, что видел, как я его полюбила. Берт поздно женился, но его любимая Сара вскоре умерла. Он мог бы жениться снова, но не захотел. Поэтому так случилось, что вся его семья — это Гордон. Гордон переехал в Колорадо пять лет назад и немного пожил у Берта. Но за это время Берт успел понять, что Гордон ненавидит ранчо и все, что с ним связано, что после его смерти он немедленно его продаст, а деньги пустит по ветру.
    — А вы не планируете продать ранчо?
    — Никогда! Всю свою жизнь я мечтала о доме. Большом доме с белым забором. Мой отец был летчиком, и мама предпочитала держать вещи в коробках, не распаковывая их, чтобы не пришлось упаковывать вновь. Такая жизнь «на коробках» устраивала и маму, и моего брата Дэна, но только не меня. Я хотела оседлости. Мама говорит, что во мне победили гены бабушки Эштон. Оба моих деда были легкими на подъем. В поисках мест, где трава зеленее, они бесконечно переезжали. Бабушка Эштон ненавидела эту кочевую жизнь. Она любила показывать мне фотографии и рассказывать о чудесном доме в Миссури, где прошло ее детство.
    — С белым забором?
    — Это образ, мистер Стоунер, — раздраженно ответила Гвен. — Я говорила о корнях. О месте, которому принадлежит человек.
    — Было время, когда я мечтал о чем-то очень похожем. Даже построил дом. Кстати, неподалеку отсюда…
    Гвен свернула на подъездную дорогу к дому и припарковала машину. Затем повернулась посмотреть, почему Джейк Стоунер прервал себя на полуслове. Он в полном изумлении взирал на дом Берта. Ее дом.
    — Я знаю, дом выглядит немного странным, — поспешила объяснить Гвен, — но я очень люблю его. Он был построен в конце XIX века, и каждое последующее поколение что-нибудь пристраивало. Так что этот дом имеет свою историю и свой характер.
    Джейк тем временем выбрался из машины и молча стоял, глядя на дом. Щурясь от солнца, он медленным взглядом обводил постройки. Наконец его глаза остановились на домике, где жили работники.
    — Будь я трижды проклят, — прошептал он в недоумении. Он еще раз оглянулся вокруг, бросил взгляд на горы и долины вдалеке и… разразился хохотом.

Глава 2

    Но он никогда не предполагал наличия у Майклса чувства юмора. Зачем он послал его в дом, который Джейк сам построил больше ста лет назад? Он попытался представить, как бы отреагировала Гвен, скажи он ей, что это он построил каменную часть большого дома и маленький домик для работников, в котором теперь живет. Джейк хорошо помнил, как тщательно обтесывал камни, стараясь придать им квадратную форму, как учил его отец. Бревна для веранды он собственноручно притащил с гор, и это была нелегкая работа.
    Закинув руки за голову, Джейк невидящим взглядом уставился в потолок. Ему было шестнадцать, когда Чарли Гуднайт нанял его на работу. Это было сразу после окончания Гражданской войны. Чарли был уже немолод, но еще достаточно крепок, чтобы выполнять мужскую работу. Они вместе перегоняли коров из Техаса, ночуя у костра под звездным небом, но Чарли никогда не лез ему в душу. Иначе Джейку пришлось бы рассказать, как он убежал из дому, чтобы не убить своего отчима Фрэнка, когда тот в очередной раз полез в драку. Мать закрывала глаза на все проступки отчима, но Джейк не держал на нее зла — она была слабой женщиной и боялась остаться одна.
    Большой дом он построил точь-в-точь таким, какой его отец построил когда-то на берегу Гваделупе. Стоило Джейку закрыть глаза, как он явственно видел реку, несущую свои воды вдоль крутых, заросших кипарисами берегов, склоны, поросшие мягким зеленым мхом. Зеленым, как подушка на любимом мамином кресле-качалке.
    Как глаза у его хозяйки. У Гвен.
    Джейк негромко рассмеялся. Он вспомнил ужас в ее глазах, когда бывший хозяин Мэка сказал, что собаку могут усыпить. Джейк знал, что в эту минуту несчастный пес обрел новую хозяйку. Гвен Эштон, хотя и пыталась выглядеть жесткой, была очень мягкой и ранимой.
    Джейк подумал о старом Берте, потом о малышке Крисси — откуда она взялась, если Гвен никогда не была замужем? Однако в нынешнее время отсутствие мужа вовсе не означает, что женщина не знает мужской ласки и ни с кем не делит постель. Вот он, например, хотя и не женился из-за Мэриан, женской лаской обделен никогда не был. Еще как не был! В свое время, конечно.
    Он снова стал размышлять о том, зачем все-таки Майкле отправил его именно сюда. И вдруг заподозрил подвох. Он девять раз беспрекословно выполнял приказы Майклса, и это его последнее, десятое задание. И никакие, самые зеленые глаза на свете не изменят его решимости обрести, наконец, обещанные ему мир и вечный покой. Он честно зарабатывал это право в течение последних ста лет.
    Гвен стояла на веранде Большого дома и оглядывала свои владения. Благослови Бог Берта Уинтропа, подарившего ей этот дом и историю своего рода. Гвен обхватила себя за плечи. Теперь это ее дом. Место, где будет расти Крисси, где они пустят свои корни. Ничто и никогда не заставит Гвен покинуть это место.
    Гвен прислушивалась к звукам Большого дома. Вот миссис Кент, Дорис, загромыхала кастрюлями на кухне. Сорокашестилетняя вдова была самым уравновешенным и доброжелательным человеком на свете, а уж готовила… Восхитительно! Крисси обожала и Дорис, и ее стряпню. Так же, как и Гвен. Естественно, Дорис немедленно приняла Мэка в семью и поставила на довольствие.
    Внизу, у дороги, паслись лошади, чуть дальше располагались пастбища для коров. Пусть Гвен пока еще ничего не знает ни о лошадях, ни о коровах, она научится, обязательно научится. Но, как и в любом другом бизнесе, главное — нанять квалифицированных работников.
    Таких, как Джейк Стоунер.
    Она увидела быстро приближающийся к дому пикап. Джейк. Надо уходить, иначе он решит, что она наблюдает за ним. А это совсем не так. Она почти забыла, что еще несколько часов назад он уехал проверять изгородь вдоль всего ранчо. У нее есть о чем думать и беспокоиться помимо ковбоя, так неожиданно возникшего вчера в ее жизни.
    Накануне за ужином он сообщил ей о своих планах на сегодня. Утром Дорис обнаружила вымытые тарелку и чашку в сушилке возле раковины. Что же, первый рабочий день Джейка Стоунера начался рано.
    Гвен сощурилась от яркого солнца. В машине сидели два человека. Джейк кого-то везет. Кого? Этот человек едет к ней? Или к Джейку? Друг? Подруга? А может, жена? Сердце Гвен болезненно сжалось от такого предположения. Джейк практически ничего не рассказал о себе, а Гвен не решилась расспрашивать.
    Ей нет дела до его личной жизни! Ее волнует только его квалификация. Но в любом случае он должен был сначала спросить у нее, можно ли ему привезти сюда кого-то.
    Вот в чем ее ошибка — она слишком вежлива, ее приказы звучат как просьбы. Но теперь она даст понять Джейку Стоунеру, кто на ранчо хозяин, а кто — наемный работник.
    Однако Гвен не могла отделаться от мысли, что эта ситуация только позабавит его.
    С другой стороны, за него поручился управляющий Лоуренс. Хотя они и не встречались лично, управляющему хватило телефонного разговора, чтобы оценить знания Джейка в области разведения скота. В течение многих лет Лоуренс был правой рукой Берта во всех делах, поэтому Гвен полностью полагалась на его мнение.
    Пикап тем временем проехал между высоких каменных столбов и свернул к дому. От Гвен не укрылось, какое впечатление произвел дом на Джейка. Ей тоже нравилось это необычное строение: к основной каменной части были сделаны две пристройки: одна — деревянная, в сельском стиле, а другая — кирпичная, слегка помпезная, в викторианском. Этот странный дом удивительно вписывался в окружающий ландшафт.
    Джейк вылез из машины. Он побрился и выглядел более опрятным, но при этом не менее опасным. Гвен снова невольно сравнила его с ковбоями из вестернов. Джейк обернулся к машине и стал что-то говорить своему пассажиру.
    Гвен молча изучала его профиль. Она попыталась представить женщину, с нежностью гладящую этот тяжелый подбородок, высокие скулы… Придет же такая чушь в голову!
    — Кое-кто приехал повидать вас, — произнес Джейк.
    Из машины с трудом выбрался морщинистый старик и уставился на Гвен пронзительными черными глазами.
    — Ты и есть та самая пигалица, которой Берт оставил свое хозяйство?
    — Да. Меня зовут Гвен Эштон. Старик захихикал.
    — Хорошую же свинью подложил он своему племянничку — взял и оставил наследство сладкой маленькой девочке. И поделом Гордону. Нечего было делить шкуру неубитого медведя.
    Гвен уже надоело оправдываться и объяснять мотивы такого решения Берта.
    — Я не была его любовницей, и Берт не был моим «сладким папиком», — резко бросила она.
    — А кто об этом говорит? Берт был очень рад, что нашел кого-то, кто полюбил это место так же сильно, как и он. Он собирался все оставить Лоуренсу, но потом сказал, что тот умрет вслед за ним. — Старик сплюнул на землю. — Откуда только он узнал? Я слышал, что Лоуренс сейчас лежит в больнице в Денвере и проклятая болячка сжирает его кишки.
    — Лоуренс, вернее, мистер Хингл, лечится и обязательно поправится. Я уверена, что все будет хорошо. — Гвен не лгала, она просто хотела верить, что чудеса случаются.
    — Девочка, он не выйдет из больницы. — Старик снова сплюнул на землю. — Я слышал, тебе нужна помощь, и вот я здесь. Меня зовут Том. Где я буду спать?
    Гвен открыла рот. Мужчина был стар, как Мафусаил. Взгляд Гвен метнулся к Джейку. Он ответил ей безмятежным, невинным взглядом, давая понять, что Том — не его проблема.
    — Спасибо, Том. Но, как видите, я уже наняла мистера Стоунера. Я еще раз благодарю вас…
    — Я слышал, Род Хит сделал ноги. — Огромная шишка на щеке старика двигалась в такт его словам. — Не вздумай взять его обратно, когда он, нагулявшись, приползет к тебе. Слышишь, девочка?
    Гвен проигнорировала сдавленный смешок, раздавшийся со стороны пикапа. Она представляла, как развеселится Джейк, если она наймет этого дедулю ему в помощь. Но она, конечно же, не станет нанимать человека столь преклонного возраста. На ранчо просто нет такой работы, которая была бы ему по силам.
    — Я очень благодарна вам, но в настоящее время мне не нужен еще один работник. Мистер Стоунер отвезет вас обратно. — Гвен понимала, что звучит это не очень вежливо, поэтому добавила:
    — Не хотите ли выпить стакан холодного чая перед отъездом?
    — Девочка, ты умеешь считать?
    — Да, я дипломированный бухгалтер.
    — Тогда умеешь, — хмыкнул старик. — У тебя было два работника, так? Теперь только один, так? Это значит, что тебе нужен второй.
    — Вы рассуждаете очень логично, но сейчас на ранчо не так много работы, чтобы мне требовался еще один работник вместо Рода.
    — Что? В августе на ранчо не так много работы? — запыхтел Том. — Да она ни черта не смыслит в нашем деле, парень! — Негодующий возглас был адресован Джейку, который насмешливо улыбался. Ситуация его явно забавляла.
    Гвен хотела испепелить его взглядом.
    — Спасибо за то, что предложили свои услуги, мистер… Том. Если мне потребуется еще один работник, я буду иметь вас в виду. Старик посмотрел на нее с возмущением.
    — Ты такая же, как и этот ничтожный мальчишка, мой сын. Уверена, что я уже ни на что не годен, кроме как сидеть в кресле и ждать смерти, да? Но я пока живой, поняла? — Он демонстративно сплюнул и презрительно посмотрел на Гвен. — Может, мне и не угнаться за этим парнем, — он кивнул на Джейка, — но работник я получше этого за… прости, девочка… Рода. Я думаю, не подать ли мне на тебя в суд за дискриминацию по возрастному признаку?
    Господи, этот стоящий одной ногой в могиле старик угрожает ей судом! Ведь всем понятно, что ему никогда не выиграть это дело. Том смотрел на нее горделивым, вызывающим взглядом, но в глубине его глаз притаились обида и смирение. Сердце Гвен не выдержало.
    — Ладно, — услышала она свой голос. — Я вас нанимаю, Том. — И тут же, испугавшись, что старик догадается, что она берет его на работу из жалости, добавила:
    — Мне не хочется с вами судиться, но помните, здесь не благотворительная организация. Я нанимаю вас на тех же условиях, что и Джейка. Месяц испытательного срока. — Она попросит Джейка подыскать старику работу по силам.
    Старик приосанился и лихим жестом надвинул на остатки седых волос коричневую ковбойскую шляпу, наверное свою ровесницу.
    — Мэм, вы не пожалеете. Вы только что наняли отличного работника. — Затем, хитро прищурившись, добавил:
    — Моя фамилия — Смит.
    Гвен оставалось молиться, чтобы со стариком ничего не случилось до истечения этого месяца.
    — Том, могу я вас спросить?
    — Спросить-то ты можешь, девочка, — осторожно ответил хитрый дед, — но вот отвечу ли я?
    — Сколько лет вашему сыну?
    — Этому олуху? — Том сплюнул на переднее колесо пикапа. — Недавно стукнуло шестьдесят два. Не трогай, — сказал он Джейку, когда тот начал доставать его вещи из машины. — Я сам понесу, только скажи куда.
    — Занимай любую спальню, кроме моей. — Джейк указал на маленький каменный дом.
    Гвен следила за стариком, пока тот не скрылся в доме, затем резко обернулась к Джейку.
    — Я ничего не желаю слышать о том, что я зря наняла его. Просто прошу найти или придумать ему занятие по силам. Я здесь хозяйка, и это мое решение! — твердо сказала Гвен.
    — Кто спорит?
    — Вот именно. И прошу вас не забывать об этом.
    — Мэм, нормальный мужчина не в состоянии забыть ничего, что имеет к вам отношение. — Джейк сделал еще один шаг и оказался вплотную к Гвен. Рукой в перчатке он нежно провел по ее щеке. — Том был прав насчет вас.
    — Да. Я ничего не смыслю в ведении хозяйства. — И в том, как вести себя с такими опасными типами, подумала Гвен.
    Джейк покачал головой, на его губах появилась легкая усмешка.
    — Я не об этом. Я о «сладкой маленькой девочке». При виде тебя у мужчин переворачиваются внутренности. — Джейк прижал ее спиной к каменной стойке перил и пальцем приподнял голову за подбородок. Его взгляд был прикован к ее губам.
    — Я не хочу, чтобы ты… вы меня целовали.
    — Конечно, мэм. — Он усмехнулся, обнажив ряд ровных белых зубов.
    — Вы мой работник, — сдавленно произнесла Гвен.
    Улыбка стала шире.
    — Если вы имеете в виду мою работу ковбоя, то да.
    — Я не смешиваю бизнес и удовольствие. От его низкого, гортанного смеха по телу Гвен прокатилась дрожь. Но не страха, а чувственного желания.
    — Правильно. Поэтому мой поцелуй будет только наслаждением. И никакого бизнеса.
    Гвен никогда не целовалась с подобными субъектами. Она не должна позволять ему целовать ее.
    — Вы все еще намерены поцеловать меня?
    — О да, мэм!
    Если он ее поцелует, она его уволит. А может, следует самой поцеловать его? Утолить это чувственное любопытство и… уволить. Но он ей нужен. Она не сможет управиться с ранчо без него. Том не в счет. Значит, она не может его уволить, поэтому не должна целовать.
    Она рассуждала слишком долго. Темноволосая голова уже склонилась к ней. Гвен ожидала жесткого, сокрушительного поцелуя, демонстрирующего мужское превосходство, и не была готова к тому, что его рот мягко накроет ее губы. Джейк стал нежно покусывать сначала верхнюю губу, затем нижнюю, будто пробуя их на вкус.
    Мягкое, но настойчивое нажатие его губ подсказало Гвен, что он просит ее приоткрыть рот и впустить его язык. Она подчинилась, мимоходом подумав, что ни один школьный учитель не умеет целоваться так, как этот ковбой. Или беглый преступник.
    Гвен легонько погладила его по щеке. Хотя Джейк и побрился, ее пальцы ощутили пробившуюся щетину. Ее руки скользнули ниже — по шее, по широким плечам. Еще минуту, пообещала Гвен сама себе, и она прекратит это безобразие.
    Вжатая в нагретую солнцем каменную стойку его мощным телом, Гвен чувствовала, как ее собственное тело словно приклеилось к его твердым, как камень, бедрам, к пряжке пояса, широкой груди. Шершавые от работы руки нежно погладили ее лицо, шею, соскользнули на плечи.
    Почувствовав, как Джейк расстегивает верхнюю пуговицу ее рубашки, Гвен очнулась и резко отпрянула. О чем она только думает?
    Длинный загорелый палец легонько потер ее напрягшийся сосок, откровенно проступивший сквозь ткань рубашки.
    — Именно этого я и ожидал.
    — Чего — этого? — Гвен резким движением отбросила его руку в сторону. — Что я окажусь легкодоступной?
    — Чувствительной. Старый Том был прав. Раздвинув губы в улыбке, Джейк окинул медленным взглядом всю ее фигуру с ног до головы. Вскипев от ярости, Гвен выкрикнула:
    — Я не была любовницей Берта! — Она сжала кулаки и забарабанила по широкой спине Джейка, который с невозмутимым видом стал спускаться по лестнице. — Я не манипулировала им с помощью секса. Я не спала с Бертом и не собираюсь спать с вами!
    — А при чем здесь Берт? Я говорил о Томе.
    — Том?! — взвизгнула Гвен. — Вы думаете, я сплю с Томом? — И снова замахнулась. Джейк без труда отбил и эту атаку.
    — Да что с вами? Я назвал вас «чувствительной», потому что вы пожалели Тома, как накануне пожалели Мэка.
    Гвен замерла с рукой, занесенной для очередного удара.
    — Так вы говорили о том, что я наняла Тома?
    — Конечно. А вы о чем подумали? — Хитрый прищур его глаз усилил ее смущение.
    — Ни о чем, забудьте. И… отойдите от меня. — Гвен стала старательно расправлять рубашку и приглаживать растрепавшиеся волосы. — Это неожиданно свалившееся наследство сделало меня немного нервной. Гордон, племянник Берта, вылил на меня столько грязи.
    — Том сказал, что он — никчемный человечишка. Никто не станет обращать внимание на его злобные нападки.
    — Кстати, о Томе. — Не в силах поднять на Джейка глаза, Гвен остановила взгляд на его загорелой шее в вырезе расстегнутой рубашки. — Я понимаю, он очень стар, но…
    — Лапуля, Том собирается работать по-настоящему.
    Гвен решила проигнорировать «лапулю». Протяжная речь Джейка говорила о том, что он выходец с Юга, а она уже успела заметить, что здесь все обращаются друг к другу не иначе как «лапуля», «дорогуша», а иногда и «сладкая моя».
    — Я рада, что у вас нет возражений против того, что я наняла Тома. Уверена, что вы подберете ему работу, соответствующую его физическим возможностям.
    — Том знает о коровах и лошадях больше всех в этих краях.
    — Том?
    — Том — ветеринар. Его сын и внук — тоже ветеринары. Они отстранили его от дел, руководствуясь самыми добрыми намерениями. Решили, что ему пора на заслуженный отдых. Когда я проезжал, Том голосовал на дороге. Он хотел уехать куда глаза глядят. Я остановился, мы разговорились и… Одним словом, я привез его сюда.
    — Вы должны были сказать мне, кто он на самом деле.
    — Какая разница? — Джейк пожал плечами. — Вы бы все равно его наняли. Если вы хотите научиться вести хозяйство…
    — Хочу.
    — ..то лучше Тома о домашнем скоте вам никто не расскажет. Научиться управлять ранчо — задача не из легких. Надо много узнать о коровах, лошадях, земле. На это потребуется время. Когда я уйду, Том останется с вами. Я ведь перекатиполе, помните? Просто прохожий.
    — Джейк, это не мое дело, но… Такой мужчина, как вы, может добиться любой цели. Почему бы вам не осесть на одном месте и…
    — Да, мэм, это не ваше дело, — наконец сказал он. — Кроме того, я не в силах объяснить, почему не могу сделать это. Осесть, обзавестись женой, детьми, хозяйством… Это не для меня. Я должен буду уйти, когда сделаю для вас все, что смогу.
    — А кто будет решать, что больше вы ничего сделать не можете? Что больше не нужны мне? Вы?
    — Нет.
    — Понятно…
    — Вряд ли. Это понятно только мне. — Джейк водрузил шляпу на голову. — Один совет, маленькая леди-босс. Не бросайтесь словами, если не уверены, что сможете сдержать их.
    — Звучит как угроза, — произнесла Гвен. — К чему вы это сказали? Я готова выслушать любой ваш совет по поводу ранчо, а вот как мне себя вести, буду решать только я.
    Холодные серые глаза не отпускали ее взгляд.
    — И все-таки прислушайтесь к моему совету, мэм. Не вам решать, будете вы спать со мной или нет. Если я захочу заняться с вами любовью, я займусь. — Его чувственные губы растянулись в ленивой усмешке. — И поверь, лапуля, ты будешь молить, чтобы я не покидал твою постель. — С этими словами Джейк развернулся и неторопливой походкой направился к пикапу, подхватив с земли перчатку.
    Гвен опомнилась только тогда, когда Джейк открыл дверцу машины.
    — Вы уволены, мистер Стоунер! — выкрикнула она.
    Джейк обернулся.
    — Ты не можешь меня уволить, лапуля. — Двигатель взревел, и машина резко взяла с места..
    — Не смейте называть меня «лапулей»!
    — Я была права. — Гвен резко обернулась и увидела, что в дверях кухни стоит Дорис. — Я еще вчера за обедом почувствовала, что в воздухе пахнет не только жареной говядиной.
    — Мне показалось, что пахло еще тушеной морковью, — парировала Гвен.
    Экономка расхохоталась. Вытерев руки о фартук, она вышла на веранду и облокотилась на перила.
    — Мне кажется, Крисси не единственная, кто воспылал пылкой любовью к красивому ковбою.
    — Почему-то мне кажется, что вы подглядывали, Дорис. Значит, вы в курсе, что Джейк поцеловал меня и что это была полностью его инициатива. Но больше это не повторится, я не позволю.
    — Не думаю, что здесь что-то зависит от вас. Если этот ковбой захочет вас поцеловать, он поцелует.
    — Мне безразлично, чего хочет он. Я не хочу, чтобы он меня целовал! — Гвен не заметила, что срывается на крик.
    — Почему?
    — Потому что он герой не моего романа.
    — Он герой любого романа, герой ночных грез любой нормальной женщины с теплой кровью, а не с водой в венах. Неужели вы никогда не представляли себя в постели с каким-нибудь сильным, мускулистым, безумно сексуальным парнем, вроде Джейка?
    — Я не забиваю голову подобной чепухой. Я думаю о том, как сделать жизнь Крисси и мою стабильной и счастливой на этом месте.
    Дорис стала легонько массировать шею и плечи Гвен.
    — Расслабьтесь, Гвен. Вам пришлось много пережить за этот год. Сначала ваш брат и его жена погибли в автомобильной катастрофе и вы взяли на себя заботу о Крисси. Потом умер Берт и оставил вам наследство. Вы бросили работу, город и переехали сюда. Не успели войти в курс дела, как Лоуренс заболел, а бездельник Род сбежал. Я же вижу, что вы ночи напролет читаете книжки, чтобы разобраться, что к чему с этими коровами и лошадьми, разбираете бумаги Берта для Пруденс, пытаетесь создать настоящий дом для Крисси. Но это не вся жизнь, Гвен. Доставьте себе удовольствие. Джейк сказал, что скоро уедет, так что не теряйте времени даром.
    — Дорис Кент! Вы предлагаете мне завести любовную интрижку?
    — Он — одинокий мужчина. Вы — одинокая женщина. Сложите один и один. Вы же дипломированный бухгалтер, Гвен.
    — Вы тоже одинокая женщина, Дорис. Вот и спите с ним.
    — С превеликим удовольствием. Только он не смотрит на меня так, как на вас.
    Гвен совершенно не интересовало, как смотрит на нее Джейк Стоунер.
    — И как же он на меня смотрит? — Гвен не могла поверить, что эти слова сорвались с ее губ.
    — Как Мэк смотрел на говяжью кость, когда , я готовила обед. Как будто он смертельно голоден.

Глава 3

    В двадцатом столетии научно-технический прогресс сделал такой большой рывок! Почему же никто не удосужился избавить человечество от храпа? В машине Гвен есть кнопка, с помощью которой одновременно закрываются все двери; окна закрываются и открываются тоже с помощью всего одной кнопки, расположенной на руле. В следующий раз надо будет не забыть об этом, сказал себе Джейк. Странно, он никогда не помнил события и людей, ради которых бывал прислан сюда, но приобретенные знания и опыт не забывались. Он прекрасно водит пикап, купленный Бертом лет тридцать назад. Он знает, что такое телевизор, хотя в прошлый раз изображение было черно-белое, а сейчас — цветное. И не было бесконечной красочной рекламы всяких женских принадлежностей на случаи, о которых с мужчинами в его время не принято было откровенничать. Джейк даже не представлял, с чем может столкнуться в следующий раз.
    Впрочем, Майкле обещал, что этот раз будет последним.
    Майкле. Черт бы побрал этого человека, или кто он там есть! Надо же было вернуть его, Джейка, в его собственный дом, где теперь хозяйничает зеленоглазая Гвен. Послать такое испытание мужчине, который не был с женщиной уже целых сто лет. Нет, на этот раз Майкле явно переборщил.
    Джейк построил этот дом, чтобы жить в нем с Мэриан после свадьбы. Но накануне свадьбы пришло то письмо от матери, и они с Мэриан страшно поссорились. Мэриан кричала, что он не обязан заботиться о брате и должен выбрать между ней и Лютером. Но, посмотрев в его глаза, умолкла, поняв, что Джейк уже принял решение. Он удивился, как быстро Мэриан изменила свою точку зрения после того, как он привез младшего брата. Теперь она стала настаивать, чтобы Джейк как можно лучше заботился о Лютере.
    Джейк гордился тем, что вел себя скромно по отношению к Мэриан, решив дождаться, пока они поженятся, и только потом насладиться ее роскошным телом. Но все обернулось совсем не так. Так что судьба — или кто там? — задолжала ему женскую ласку. И вдруг Джейка потрясла одна догадка. А может, Майкле не такой уж и плохой парень? Может, он специально дал Джейку это задание, чтобы тот в последний раз мог заняться любовью с женщиной?
    И если это его последняя возможность любить женщину, слава Богу, что ею оказалась Гвен. Джейк вспомнил, как меняется зеленый оттенок ее глаз от настроения. Как могло случиться, что рядом с такой красавицей нет мужчины?
    В следующий раз он не ограничится поцелуем, продолжал размышлять Джейк. И пусть последний раз он занимался любовью с женщиной сто лет назад, он не забыл, как это делается.
    Джейк дождался, пока Дорис увела Крисси с кухни, чтобы умыть после еды, затем отодвинул тарелку, откинулся на стуле и спросил:
    — Вы ездите верхом?
    Несмотря на настоятельную рекомендацию Дорис не упускать свой шанс, Гвен не собиралась ложиться с Джейком Стоунером в постель. Ей бы следовало уволить его, но, к сожалению, он был ей нужен. Пусть Том и бывший ветеринар, на ранчо много тяжелой физической работы, которую может выполнять только такой сильный мужчина, как Джейк. Гвен нужны его мускулы, его сила. И ни-че-го более. Она должна дать Джейку это ясно понять. Он просто ее наемный работник.
    Но за обеденным столом вести подобный разговор как-то неуместно. Дорис и Том оживленно беседовали за едой при активном участии Крисси, а Гвен жалела, что с самого начала не настояла, чтобы Том и Джейк ели в кухне. Хотя Дорис наверняка была бы недовольна таким распоряжением, потому что в доме Берта работники всегда ели за одним столом с хозяином.
    Джейк терпеливо ждал ее ответа.
    — Я ездила несколько раз, — ответила Гвен, — когда приезжала навестить Берта.
    — На какой лошади?
    — На Сюзи. Берт назвал ее в честь Сьюзен Магоффин. Он вообще всех лошадей называл именами героев или исторических мест. — Лицо Гвен осветила теплая улыбка.
    — Какая из них Сюзи?
    — Светло-коричневая. Берт иногда называл ее Олешка, потому что ее масть немного непривычного цвета, как у оленя…
    — Значит, ездить верхом вы не умеете, — раздраженно констатировал Джейк. — Если бы умели, Берт не посадил бы вас на эту старую клячу.
    — Никакая она не старая кляча!
    — Старая и почти совсем глухая. Выстрели из пушки у самой ее морды, она и ухом не поведет. — Джейк вздохнул. — Ладно, я что-нибудь придумаю. Завтра после завтрака будьте у конюшни.
    — У меня на утро совсем другие планы! Я хотела закончить разбирать бумаги Берта.
    — Потом закончите. У конюшни после завтрака.
    — Это звучит как приказ, мистер Стоунер, — сухо произнесла Гвен.
    — Правильно. И я не приму никаких отговорок.
    — Послушайте, мистер Стоунер. Я не хочу…
    — У конюшен после завтрака. Завтра утром. — Джейк отодвинул стул и встал. — Если будешь хорошей девочкой и станешь делать то, что я говорю, так и быть, позволю тебе до конца дня изображать важного босса. — С этими словами он вышел из комнаты.
    Сдавленный смешок разорвал повисшую тишину. Гвен резко повернулась к Тому, прикрывшему рот салфеткой.
    — Вам кажется это смешным? Подождите, пока он не начал управлять и вашей жизнью тоже.
    — Мало я встречал парней, похожих на него. Кремень! — В голосе Тома звучало восхищение.
    — Задира и наглец. Нахальный, самоуверенный и высокомерный субъект с взбесившимися гормонами.
    Том хмыкнул.
    — Последнее особенно важно для работы на ранчо. Девочка, ты думаешь не о коровах и лошадях, а о его поцелуях.
    Гвен вскочила на ноги.
    — Да что же это такое? Неужели все видели этот чертов поцелуй? Я говорила вовсе не об этом, я вообще о нем забыла! — И пулей выскочила из столовой.
    Гвен медленно шла по направлению к конюшням. Ей очень хотелось проехаться верхом. Но поедет она без Джейка. Она прикажет ему оседлать Сюзи и заняться чем-нибудь другим, правда, она еще не придумала чем. Все равно, она поставит его на место.
    Привязанная к забору гнедая лошадь с белым пятном на лбу внимательно следила за приближением Гвен. Сюзи щипала траву на другом конце пастбища.
    Рядом с гнедой, прислонившись спиной к забору, стоял Джейк Стоунер.
    — На ранчо не принято так долго спать. Становится жарко.
    — Вы специально стараетесь быть неприятным, мистер Стоунер? Или это ваше естественное состояние?
    — Зови меня Джейком, лапуля.
    — Я назову вас безработным, если вы не прекратите называть меня «лапулей». Мое имя — Гвен. Гвен!
    — Тогда я буду называть тебя «моя сладкая». Твои волосы медового цвета, а мед, как известно, сладкий. Кто-нибудь из твоих мужчин говорил тебе об этом?
    — Я пепельная блондинка, мистер Стоунер. Но никому не приходит в голову называть меня «золой». А теперь приведите Сюзи, чтобы я могла поехать наконец.
    — Этому мерину восемь лет. — Джейк кивнул на гнедого. — Он очень спокойный. Берт знал, как тренировать лошадей. Все доставшиеся вам лошади в хорошем состоянии и хорошо выдрессированы. Я думаю, вы подружитесь с Вегасом.
    — Я не поеду на Вегасе, я поеду на Сюзи, — решительно произнесла Гвен.
    — Сюзи не обидится, если по делам вы будете ездить на Вегасе, а на ней — время от времени кататься.
    — Я поеду на Сюзи.
    Джейк по-прежнему стоял, прислонившись спиной к изгороди. Он пожал плечами и скрестил руки на груди. J — Как скажете, босс.
    — Отлично. Я жду. — Гвен даже ногой притопнула.
    — Чего? Если собираетесь ехать — в добрый час.
    — Мне нужно ее седло.
    — Вон оно. — Джейк небрежно кивнул через плечо.
    Гвен сосчитала про себя до десяти.
    — Я хочу, чтобы вы привели Сюзи и оседлали ее для меня.
    — Не-а.
    — Что значит «не-а»? Вы должны выполнять мои приказы.
    — А ты уверена, лапуля, что имеешь право отдавать приказы?
    — Послушайте меня внимательно, мистер Стоунер. Это — мое ранчо, моя земля, мои лошади и мои седла. Они — моя собственность. Вы — мой наемный работник. Когда я приказываю оседлать лошадь, то вправе рассчитывать на то, что она будет оседлана.
    — Индейцы говорят, что земля не может никому принадлежать, и я с ними согласен. Кроме того, я не уверен, что человек может владеть и лошадьми тоже. Если лошадь верит вам и захочет вас слушаться, она станет это делать, если нет, то никто ее не заставит, — Тогда, мистер Стоунер, я уволю непослушную лошадь точно так же, как увольняю вас.
    — Опять двадцать пять! Лапуля, когда же ты поймешь своей очаровательной головкой, что не можешь меня уволить?
    — Прекратите, наконец, называть меня этой отвратительной «лапулей»! Конечно же, я могу уволить вас.
    — А ты прекрати называть меня мистером Стоунером и хорошенько усвой, что не можешь меня уволить, потому что я тебе нужен. Иначе бы меня здесь не было. И как только ты прекратишь вести себя как избалованная маленькая девочка, мы наконец сдвинемся с мертвой точки. Урок первый — лошади.
    — Я не боюсь лошадей.
    — Разве я сказал, что ты боишься? Просто большинство хозяев ранчо рождаются уже в седле, а ты не отличишь коня от мерина, а корову — от телки. Я ни за что не поверю, что тебе не было страшно, когда ты снялась с насиженного места, бросила хорошую работу и перебралась сюда с маленькой девочкой. Доведись мне прийти в костюме в роскошный офис, сесть за компьютер и попытаться разобраться в вопросах налогообложения, я бы умер со страха. Но я точно знаю, что стал бы учиться. Точно так же и тебе надо многому научиться. — Джейк на минуту замолчал, потом добавил:
    — Но если ты намерена и дальше упрямиться и лелеять свое невежество, скажи мне сейчас. Я не хочу тратить время и силы на слабаков.
    Гвен ухватилась за перекладину изгороди.
    — Почему вы не хотите сказать, что на самом деле думаете? Что думают обо мне все вокруг? Что я круглая идиотка, потому что оставила высокооплачиваемую работу в просторном офисе, с кондиционером, в центре города, ради призрачной фантазии, годной разве что для Голливуда? Что скорее Сюзи станцует на Бродвее, чем я преуспею в ведении дел на ранчо? Вы думаете, что я просто безответственная дамочка, в поисках приключений накупившая ради забавы дурацкой ковбойской одежды и притащившая ребенка в никуда?
    Носком «дурацкого» ковбойского сапога Гвен пнула ком грязи.
    — Да, вы правы, — согласилась она, хотя Джейк не произнес ни слова. — Поступок мой рискованный, тем более для женщины с ребенком на руках. Но я не глупая и не ленивая, я хочу и буду учиться. У Крисси должно быть то, чего никогда не было у меня, — нормальное детство и дом.
    — С белым забором, — иронично добавил Джейк. — Для этого не надо было бросать работу и кидаться в неизвестность.
    Гвен знала, что вовсе не обязана что-либо объяснять ему, и тем не менее заговорила:
    — Я всегда была первой по математике. Все, что касалось цифр, давалось мне без труда.
    Пойти учиться на бухгалтера было вполне закономерно для меня. Налоги были, есть и будут, а значит, у меня всегда будет работа. Мне было не в тягость целыми днями просиживать у компьютера. Но когда появилась Крисси, все изменилось. В периоды квартальных и годовых отчетов я работала с семи утра до десяти-одиннадцати часов вечера. При таком графике я не смогла бы ее воспитывать. Я поняла, что должна уволиться, но не представляла, чем заняться и как жить дальше. А потом умер Берт, оставив мне это ранчо. Здесь, как бы трудно мне ни пришлось, мы с Крисси всегда вместе, а это очень важно для меня. И для нее. — Гвен сжала деревянную перекладину. — Я не отступлюсь. Я здесь навсегда. Я не сбегу в Денвер с поджатым хвостом.
    — Сбежишь. Устанешь от грязи и пыли, от тяжелой работы от зари до темна, от одиночества. Затоскуешь по ресторанам, супермаркетам и театрам. Тебе надоест играть в ковбоя, и ты вернешься в город, которому принадлежишь.
    Гвен покачала головой.
    — Я принадлежу этому месту. А поскольку вы так не думаете, значит, это вы ему не принадлежите. Прошу вас собрать свои вещи, мистер Стоунер, и уехать с ранчо.
    — Лапуля, ну сколько можно повторять? — Джейк опять перешел на развязный тон, который Гвен успела возненавидеть. — Ты зациклилась на этой мысли, как корова, учуявшая воду после восьмичасового перегона. Я уже сказал, что уеду, когда настанет время.
    — Приятель, у тебя проблемы со слухом?
    Мисс Эштон велела тебе убираться. Скатертью дорога.
    Гвен резко обернулась.
    — Гордон, я не слышала, как ты подъехал. Дородный шатен лет тридцати, неприятно ухмыляясь, ткнул пальцем в Джейка.
    — Что это за хмырь? Где Род?
    — Род сбежал. И это не хмырь, а мой новый работник Джейк. — Затем, обращаясь к Джейку, представила:
    — А это Гордон Пиз, племянник Берта.
    — Джейк Стоунер, — произнес Джейк. Ни один из мужчин не подал другому руки. Гордон засунул руки в карманы брюк.
    — Получилось так, что я услышал часть вашего разговора, Гвен. Я сразу понял, что дядюшка Берт впал в маразм перед смертью, раз оставил это ранчо тебе.
    — Если бы ты затруднил себя и навещал его хоть изредка, ты бы понял, что у Берта было много болячек, но голова его была в полном порядке, — заметила Гвен.
    — Да, ты права. Навещай я его почаще, не видать бы тебе ранчо как своих ушей.
    — Что тебе нужно, Гордон? — не выдержала Гвен.
    — Что и всегда. То, что принадлежит мне, а ты нагло присвоила. Через год-два ты все равно разоришься, так что продай лучше ранчо сейчас. Я дам тебе хорошие деньги, на которые ты с девчонкой прилично устроишься в Денвере. Дядюшка хвастался, что ты хороший бухгалтер, значит, без труда найдешь работу. Пойдем в дом и подпишем документы прямо сейчас.
    — Ты прекрасно знаешь, что ранчо не может быть продано, пока завещание не будет утверждено. Даже если бы я решила продать его тебе, то не смогла бы. Кроме того, я не хочу и не стану этого делать. — Гвен растянула губы в дежурной улыбке. — Спасибо, что навестил меня, Гордон. А сейчас я вынуждена попрощаться с тобой, у меня много работы.
    Глаза молодого человека сузились, в них полыхнула неприкрытая ненависть.
    — Думаешь, что победила, мисс Эштон? Как бы не так! Это ранчо принадлежит мне по праву. — Крутанувшись на каблуках, Гордон направился к своей машине.
    Гвен пошла вслед за ним, чтобы удостовериться, что он уехал. Джейк следовал по пятам за ней. Завернув за угол, Гвен увидела Крисси, играющую на ступенях веранды с Мэком. Девочка робко помахала Гордону. Гвен не услышала, что тот ответил, но увидела, как улыбка сползла с лица малышки. Мэк зарычал, шерсть на его холке вздыбилась, пасть ощерилась в оскале. От страха сердце Гвен сбилось с ритма, а сама она бегом бросилась к дому. Краем глаза она заметила, как ее обогнал Джейк. Гордон со всех ног бежал к своему темно-зеленому пикапу, а по пятам за ним несся Мэк.
    Когда Гордон схватился за дверцу, Гвен поняла, что беда миновала, и замедлила бег. Но негодяй успел изо всех сил пнуть пса ногой в грудь так, что тот отлетел на несколько метров, заскулив от боли. К нему, громко крича, бросилась Крисси. Ноги отказались повиноваться Гвен, и она, уже шагом, пошла к племяннице.
    В это время машина Гордона с диким ревом резко подала назад, а потом рванула вперед прямо на Крисси, которая, громко рыдая, крепко прижимала к себе собаку. Гвен не сомневалась, что вот сейчас Гордон увидит девочку и свернет в сторону, но… Гвен закричала изо всех сил, когда увидела выражение ужаса на лице девочки и неумолимо приближающуюся к ней машину. Метнувшийся прямо под колеса Джейк выхватил малышку, оттолкнул Мэка и отскочил в сторону за миг до того, как прямо по этому месту, громко сигналя, пронеслась машина. Засмеявшись, Гордон сделал неприличный жест в сторону Гвен, развернулся, подняв облако пыли, и вылетел за ворота.
    На непослушных ногах Гвен доползла до ступенек и рухнула.
    — Он плохой. Он сделал больно Мэку.
    — Детка, с тобой все в порядке? — Гвен схватила племянницу и крепко прижала к себе. Девочка вывернулась из объятий.
    — Я пойду к Мэку. Ему плохо.
    — С Мэком все в порядке. — Джейк сел на ступеньку рядом с Гвен.
    Пес подошел и лег у их ног. Крисси сползла на землю и поцеловала его в нос.
    — Мне не нравится этот человек.
    — Мне тоже, партнер, мне тоже, — серьезно ответил Джейк.
    Гвен обняла колени, чтобы унять дрожь, сотрясавшую все ее тело.
    — Он не собирался сворачивать или останавливаться. Наверное, он не видел Крисси и не слышал моего крика. Если бы не вы, Джейк… — Гвен впилась ногтями в колени. Меньше года назад Дэн и Моника погибли в автокатастрофе всего в квартале от квартиры Гвен. Синие вспышки мигалок, крики полиции и врачей, запах горелой резины — все это всплыло в ее памяти.
    Крисси вскарабкалась ей на колени и, заглядывая в лицо, спросила:
    — Тебе плохо?
    Обняв ребенка, Гвен отогнала страшные воспоминания. Она должна быть сильной и смотреть в будущее, должна вырастить и воспитать Крисси.
    Положив подбородок на шелковистую макушку, Гвен уверенно сказала:
    — Он хотел их задавить.
    — Господи, о чем только думал Берт, оставляя тебе ранчо? — в сердцах спросил Джейк. — Ты теряешь присутствие духа от любой ерунды. Если ты думаешь, что я тебя пожалею и позволю отлынивать сегодня от работы, ты ошибаешься.
    Гвен медленно подняла голову и недоверчиво посмотрела Джейку в лицо.
    — Вы на самом деле такой жестокий и грубый или притворяетесь?
    — Давай решим так, лапуля. Если ты хочешь сохранить ранчо, слушайся меня, если разориться и сбежать, то его. — В холодном взгляде Джейка читался вызов.
    Гвен медленно спустила Крисси на землю и встала. Слава Боту, нот вновь стали послушными. Посмотрев Джейку прямо в глаза, она произнесла, четко выговаривая слова:
    — Мистер Стоунер, давайте проясним ситуацию. Да, мои кости превратились в желе, когда я увидела, как Гордон направил автомобиль прямо на Крисси, и я на миг потеряла самообладание. Но я не трусиха и не боюсь жизненных трудностей. Я собираюсь остаться и учиться. Отныне наш с Крисси дом здесь, черт вас побери!
    — Плохое слово! Она сказала плохое слово!
    — Знаешь, что я придумал, партнер? Давай за каждое плохое слово я буду целовать Гвен. Посмотришь, как быстро она отучится ругаться. Ну, как?
    — Да! — Малышка захлопала в ладоши. — Поцелуй ее, Джейк!
    Гвен уставилась на нахала.
    — Только попробуйте, — прошипела она.
    — Отлично, лапуля. У тебя есть шесть секунд, чтобы принять решение. Или ты быстренько несешь свою чудесную попку на конюшню, или я не только поцелую тебя…
    На полпути к конюшне Гвен обернулась.
    — Беги-беги, — рассмеялся он, следуя за ней по пятам. — Ты не представляешь, какое я получаю удовольствие, наблюдая сзади, как покачивается…
    Гвен возмущенно фыркнула и пошла еще быстрее. Сзади доносились болтовня и смех Крисси, которую Джейк нес на плечах. Гвен не могла представить, что будет делать ребенок, пока они с Джейком будут скакать по просторам.
    Какие просторы?! Гвен со стоном опустилась на деревянную скамейку на веранде дома. Интересно, сколько раз за то время, пока Джейк издевался над ней, она подняла тяжелое седло, положила его на лошадь и закрепила по всем правилам, а затем сняла? Зато Крисси просмотрела великолепное шоу и насмеялась досыта, сидя на деревянной изгороди бок о бок с Джейком.
    Джейк опустился рядом на скамейку, коснувшись Гвен плечом и бедром. Гвен отодвинулась на самый край.
    — Я с вами не разговариваю, — выпалила она.
    — Это уже прогресс. По крайней мере, ты не грозишься меня уволить.
    — Не заноситесь. Вы спасли Крисси от неминуемой… Господи, даже выговорить страшно! Короче говоря, после сегодняшнего происшествия я многим обязана вам. Я не поблагодарила вас сразу, но благодарю сейчас. Я бы не успела добежать вовремя.
    — Кстати, о сегодняшнем утре. Я должен извиниться перед тобой.
    — Должны. Вы знали, что я хочу поехать верхом, но заставили меня заниматься черт знает чем. Берт никогда не заставлял меня делать всю эту ерунду. Он приказывал оседлать для меня Сюзи, и мы скакали по…
    — Ты не скакала, — возразил Джейк. — Ты сидела на Сюзи, как на скамейке, а она возила тебя, как мешок с зерном. Знаешь, почему Берт не сажал тебя на других лошадей? Не хотел их обижать. Сюзи же самая покладистая и необидчивая. Она очень любила Берта и доверяла ему. Раз он приказал везти, она и везла, а что это — Гвен или мешок, — ей было безразлично.
    — Ну, спасибо, — с сарказмом поблагодарила Гвен.
    — Пока не за что. Пройдет еще много времени, прежде чем ты научишься понимать свою лошадь. Почему она прядает ушами, почему машет хвостом, почему пугается.
    — Благодарю за содержательную лекцию по зоологии. Я вышла на веранду, чтобы отдохнуть в одиночестве, но, поскольку это стало невозможно, разрешите откланяться.
    — Не разрешаю. Ты уйдешь, когда я скажу все, что собирался.
    Гвен отодвинулась на самый край скамейки, а Джейк в это время встал. Как и следовало ожидать, Гвен шлепнулась на пол, а скамейка — сверху на нее.
    — Как ты там, лапуля? — спросил Джейк, снимая с нее скамейку.
    Гвен с трудом поборола желание высказать этому невыносимому мужлану все, что она о нем думает. Вскочив на ноги, она выхватила у него скамейку и выставила ее перед собой, как щит, всеми четырьмя ножками вперед.
    — Прочь с дороги! Ты нарочно сделал это! И прекрати смеяться. — Гвен пнула его ножками скамейки в грудь.
    Джейк легко увернулся и расхохотался.
    — Ну и характерец у тебя, лапуля.
    В ответ на ненавистную «лапулю» Гвен пнула его скамейкой еще раз, направив удар пониже.
    — О-о! — взревел Джейк. Видно, удар попал в цель. — Отдай мне эту чертову скамейку, пока ты себя не убила!
    Он дернул скамейку за ножки, но Гвен вцепилась в нее еще крепче.
    — Не смей мне приказывать!
    — Какая же ты упрямая! — Джейк потянул скамейку еще сильнее. — Неудивительно, что ты не замужем.
    — Оставь свои дурацкие комментарии при себе. — Не осознавая, что делает, Гвен выпустила скамейку из рук.
    Джейк не ожидал этого. Невольно сделав шаг назад, он оступился и, пересчитав ступеньки, рухнул на землю. Сверху, прямо ему на голову, упала скамейка.
    Торжество на лице Гвен сменилось испугом, потому что из-под скамейки не доносилось ни звука.
    — С тобой все в порядке? — (В ответ ни звука.) — Джейк? Джейк, прекрати свои игры и сейчас же ответь мне!
    Тишина.
    Сердце Гвен ушло в пятки, ноги отказывались повиноваться. Она с трудом сползла со ступенек и склонилась над поверженным неприятелем. Тяжелая деревянная скамья лежала прямо на голове Джейка. Наверняка он без сознания. Оттащив скамейку, Гвен опустилась рядом с ним на колени.
    — Джейк, ты слышишь меня? Отвечай, черт тебя побери! — Она наклонилась к самому его лицу, чтобы послушать, дышит ли он.
    Словно стальные наручники, длинные загорелые мужские пальцы сжали ее запястья.
    — Что ты хотела мне сказать, лапуля? Что ты сумасшедшая? — В голосе Джейка слышалась мягкая угроза. — Или что нарочно сводишь меня с ума? — Отпустив ее руки, он взял в ладони лицо Гвен и приблизил вплотную к своему лицу. — Но я знаю способ, как объяснить тебе, что к чему, получше, чем разговоры.

Глава 4

    — Если ты собираешься меня поцеловать, то это не самая лучшая идея. — На всякий случай Гвен поставила локти на его твердую, как скала, грудь, чтобы увеличить дистанцию между их телами.
    — Ты права. — Очень нежным жестом Джейк убрал с ее лица прядь волос.
    — Ты работаешь на меня, поэтому не должен целовать.
    — Не должен, — тихо рассмеялся Джейк, — но поцелую. — Он пальцем очертил контур ее пухлых губ.
    — Я твой босс. — Гвен подумала, что ему наверняка тяжело и неудобно, когда она вот так лежит сверху. — А если я прикажу тебе не целовать меня?
    — Я буду очень разочарован. — Теперь большие пальцы нежно поглаживали ее скулы, щеки и подбородок. — Вы действительно намерены приказать мне не целовать вас, босс?
    Несмотря на сгустившиеся сумерки, Гвен разглядела его белозубую улыбку.
    — С моей стороны было бы глупо хотеть твоих поцелуев. Ведь я тебя совсем не знаю. Не знаю даже, женат ты или нет.
    — Нет. — Большая рука Джейка скользнула ей на спину и стала легко поглаживать. — И никогда не был.
    Рука по позвоночнику спускалась все ниже и ниже, пока уютно не устроилась на ягодицах. По телу Гвен прокатилась жаркая волна.
    — Я тоже. — Зачем она это сказала? Ведь Джейк ни о чем не спрашивал.
    — Я знаю. — Он стал играть прядью ее выбившихся из хвостика волос. — Поэтому я и хотел извиниться. Пока ты укладывала моего партнера в кроватку, я помогал Дорис убрать на кухне, и она рассказала о твоем брате и его жене. Дорис сказала, что ты держала брата за руку, когда он умирал в искореженной машине. Теперь я понимаю, насколько испугала тебя сегодняшняя выходка Гордона.
    Гвен крепко сцепила зубы, чтобы не расплакаться.
    — Должно быть, это Берт рассказал Дорис.
    Он слишком много болтал.
    — Дорис сказала, что переживает за тебя. — Было видно, что Джейк колеблется. — Я тоже потерял брата, но я хотя бы не видел его смерти.
    — Мне жаль. Вижу, эта потеря до сих пор причиняет тебе боль.
    Джейк развел в стороны локти Гвен, и ее голова удобно устроилась на его широкой груди.
    — Это было давно. — Его большая ладонь продолжала поглаживать ее спину. — Извини за мою грубость этим утром. Если бы я был женщиной, я бы тоже расплакался.
    — Слезы вовсе не признак слабости, — глухо пробормотала Гвен ему в рубашку.
    — Сила бывает разной. Я знал женщин, которые по силе духа не уступали самому храброму мужчине.
    Сердце Гвен кольнула ревность.
    — Не моя вина, что я маленького роста и тощая.
    Джейк хмыкнул.
    — Поверь, не найдется мужчины, который посчитал бы такую великолепную фигурку тощей.
    Парадоксально, но от этого прямолинейного, грубоватого комплимента Гвен захотелось свернуться у Джейка на груди и замурлыкать, как кошка.
    — Я должна встать.
    — Угу. — Две большие ладони легли на ее ягодицы и стиснули их. — Должна.
    — Ты не должен делать это с моей… гм…
    — Попкой? — услужливо подсказал Джейк. Гвен прыснула.
    — Ну и манеры у вас. А уж язык!..
    — Старое техасское слово. Могу лишь добавить, что твоя попка очень мягкая и аппетитная.
    — Ее мягкость свидетельствует о том, что я пока еще новичок в верховой езде. Стоит мне побольше поездить, и она станет жесткой, как старая мозоль.
    Гвен никогда не думала, что Джейк умеет так смеяться — громко, от всей души.
    — Лапуля, если бы я хоть на минуту заподозрил, что твоя чудесная попка может превратиться в мозоль, я бы не пустил тебя в конюшню.
    На задворках сознания мелькнула было мысль напомнить Джейку, что здесь она принимает решения, но быстро угасла. Все завтра — споры, ссоры, выяснение отношений. Сейчас у нее ни на что нет сил — так бы и лежала, распластанная на широкой мужской груди.
    — Я прямо чувствую, как в этой маленькой головке копошатся разные мысли, — протянул Джейк, ероша ее волосы.
    — Я думаю о нас, о тебе и обо мне. Мы не любим друг друга. — Гвен подняла голову и посмотрела Джейку в глаза. — Я считаю тебя несносным и неотесанным, а ты считаешь меня слабой и никчемной.
    Джейк взял ее руку в свою и стиснул пальцы.
    — Я не считаю тебя ни слабой, ни никчемной. Ты взяла на воспитание племянницу, ты стремишься дать ей дом и семью, сделать жизнь малышки счастливой. — Джейк развернул ее ладошку и нежно поцеловал. — Мужчина, который завоюет твое сердце, будет счастливейшим из смертных. Жаль, что я не смогу с ним познакомиться.
    — Пожалуй, мне лучше встать, пока нас кто-нибудь не увидел. — Мысль о том, что кто-то может их застать в столь двусмысленной позе, впервые пришла в голову Гвен. Скатившись с большого, теплого тела Джейка, Гвен встала на ноги. — Извини, что из-за меня ты упал с веранды.
    — Падение — ерунда. А вот что мне причиняет настоящую боль, так это то, что ты оставила меня без поцелуя, леди-босс.
    — Ты и сам мог меня поцеловать, — выпалила Гвен и прикусила язык. Джейк засмеялся.
    — В следующий раз я именно так и поступлю, леди-босс. Я буду целовать тебя до тех пор, пока ты не станешь податливым пластилином в моих руках и не начнешь молить о большем.
    Его самонадеянные слова развеяли все чары.
    — Следующего раза не будет. — Развернувшись, Гвен стала подниматься по ступеням. — Ты ведь перекатиполе, не забыл? — бросила она через плечо.
    — Поверь, я не уйду, пока не поцелую тебя, как говорил. Обещаю. — И вдруг крикнул во весь голос:
    — Ты слышишь меня, Гвен?! Обещаю!
    Гвен открыла дверь, примеряясь громко ею хлопнуть. В этот момент открылась дверь гостиной и раздался голос Тома:
    — Что случилось?
    — Ничего. Просто змея. Но она уже уползла в траву. Это змей. Это была большая змея мужского пола.
    Гвен стала подниматься по лестнице, когда услышала, как Том говорит Дорис:
    — Все в порядке. Джейк снова поцеловал Гвен. Думаю, ей понравилось. Поверь моему опыту, Дорис, этот парень умеет обращаться с женщинами. Но с нашей крошкой он не оберется проблем.
    Первым желанием Гвен было ворваться в гостиную, затопать ногами и закричать, что Джейк Стоунер больше здесь не работает, что никакая она не крошка, что этот негодяй так ее и не поцеловал, а она этого вовсе и не хотела… Но она поборола в себе это желание, зашла в спальню и плотно притворила дверь.
    Прислонившись пылающим лбом к холодному латунному столбику кровати, Гвен попыталась привести свои чувства в порядок. Как такое могло произойти? Валяться на земле в обнимку с Джейком Стоунером! Да она терпеть его не может. Заносчивый, самонадеянный, нахальный субъект! Перекатиполе! Совсем не такой мужчина ей нужен, если когда-нибудь она решится завести семью.
    Джейк вертелся в кровати с боку на бок и проклинал свою порядочность. В своем воображении он видел, как срывает с Гвен рубашку и джинсы. Ее кожа нежна, как шелк. Он гладит ее круглую, мягкую попку… Далась она ему! Нет, в следующий раз он даст волю своим желаниям, иначе так и умереть недолго.
    Порядочность. Странное слово в лексиконе такого преступника, как он.
    Он всегда был нормальным мужчиной с теплой кровью. В свое время он был готов уговаривать Мэриан отдаться ему до свадьбы, но вдруг Джейк с удивлением понял, что никогда не жаждал Мэриан так, как он жаждет Гвен. Теперь он окончательно понял то, о чем всегда подспудно подозревал, — он не любил Мэриан, чувствовал, что за ее красотой скрывалась мелкая, расчетливая натура.
    Тело Джейка напряглось, когда он вспомнил, как Гвен лежала на нем. И никакая она не худая. Все женские выпуклости у нее в положенных местах. По пышности форм она хоть и уступает его бывшей невесте, но волнует его намного больше. В его представлении именно Гвен — воплощение настоящей женщины. Женщины, на которой он хотел бы жениться и от которой хотел бы иметь детей. Каждый ребенок, рожденный Гвен, будет желанным и любимым. Здоровым и веселым.
    Когда-то Джейк мечтал, что у них с Мэриан будут дети. Он был бы хорошим отцом, как когда-то его Па. Он мог бы многому научить своих детей, не прибегая к хлысту или розгам, как это делал его отчим.
    Джейк никогда не рассказывал Мэриан, как отчим безжалостно избивал его хлыстом, как потом к нему тайком пробиралась мать и говорила, что ему лучше уехать. Он понимал, что его Ма была слишком слабой, чтобы защитить его, но так и не смог простить ее. Перед тем как покинуть дом, он пообещал, что, если когда-нибудь понадобится ей, он приедет. Джейк до последнего надеялся, что она решится оставить своего мужа и уехать с ним. Но спустя годы она лишь попросила Джейка позаботиться о брате Лютере.
    Мэриан убеждала его, что он должен проигнорировать просьбу матери, ничего не предпринимать, а потом сообщить ей, что не нашел брата. Все равно она жила за тридевять земель, в Техасе, и никогда не узнала бы правду. «Но мы-то будем знать», — ответил тогда Джейк своей невесте. Он не мог отказать матери, особенно после данного однажды обещания.
    Вот теперь он пообещал Гвен, что не уедет, пока не поцелует ее снова…
    Ведь он мог поцеловать Гвен сегодня, а может, и не только поцеловать. Но что-то подсказало ему, что сделать это сегодня было бы ошибкой. Сначала извиниться за нанесенную обиду и тут же поцеловать? Джейк усмехнулся, вспомнив разочарование на ее милом личике, когда он все-таки не поцеловал ее.
    Нет, надо было все же ее поцеловать. В следующий раз он не станет колебаться.
    Чертов Майкле! Зачем он послал Джейка именно сюда? Вечером, когда Гвен благодарила его за спасение Крисси, он чуть было не сказал ей, что особой опасности не было. Он осознал это только спустя какое-то время после происшествия. Если бы Майкле послал его на землю, чтобы спасти маленькую Крисси, Джейка здесь бы уже не было. Его десятая миссия считалась бы выполненной, и он обрел бы обещанный покой, положенный давно умершему человеку.
    Кроватка Крисси была пуста. Через открытые окна Гвен слышала, как малышка болтает на кухне с Дорис.
    Уверенная, что Дорис ни на минуту не спустит глаз с девочки, Гвен приняла душ и оделась. Распустив по плечам влажные после душа волосы, она стала спускаться по лестнице на кухню, откуда доносились восхитительные запахи и несмолкающий щебет Крисси. Гвен не могла разобрать слов, но на сердце у нее потеплело. Неожиданно хрипловатый мужской смех, перекрыл детский голосок и улыбка сползла с ее лица. Она уже хорошо знала этот смех. Джейк.
    У двери кухни Гвен заколебалась. Она рассчитывала, что Джейк уже позавтракал и отправился на работу. Гвен надеялась не увидеть его по крайней мере до ленча. Да, он спас Крисси и она будет ему благодарна до конца жизни, но это не дает ему права обращаться с ней как со своей игрушкой.
    Она распахнула двери кухни.
    — Доброе утро.
    — Мы с Джейком завтракаем, — прозвенел голосок Крисси.
    Джейк бросил на Гвен многозначительный взгляд поверх детской головки.
    — Хорошо спала?
    — А с чего бы мне плохо спать? — воинственно поинтересовалась Гвен. Улыбка Джейка изменилась. Из приветливой и дружелюбной она стала по-мужски самоуверенной. Улыбка, призванная напомнить, что он — мужчина, а она — женщина.
    Кровь бросилась ей в лицо, и она еле удержалась, чтобы не прижать к щекам ладони. Просто на кухне слишком жарко, успокоила она себя, Дорис затеяла печь ореховые булочки. Гвен схватила горячую булочку и откусила большой кусок.
    — Ммм… как аппетитно! — Под немигающим взглядом Джейка она слизнула с нижней губы кусочек карамели. — Просто потрясающе.
    — А парады бывают потрясающими, а, Джейк?
    Вернее, партнер.
    — Бывают, партнер, — протянул Джейк. — Потрясающим бывает множество вещей.
    — Мы с Джейком идем на парад, — выпалила Крисси. — Ты тоже пойдешь с нами.
    — Парад?
    — На этой неделе в Роки-Форде проходит ежегодная ярмарка. Дорис сказала нам с Томом об этом сегодня утром. Это самая известная ярмарка в Колорадо начиная с 1878 года. Сегодня там большое шествие и аттракционы. Дорис сказала, что они с Бертом никогда не пропускали ярмарку. — Джейк бросил на Гвен выразительный взгляд. — И как нам быть?
    — Лично я не пойду ни на какую ярмарку.
    — Обязательно пойдешь, — без тени сомнения ответил Джейк. — И ты, и я, и Дорис, и партнер — мы пойдем все вместе. Дорис уже собирается.
    — А кто останется присматривать за хозяйством?
    — Том. Он сказал, что слишком стар для подобных мероприятий. Крисси, беги наверх и собирайся на парад, — скомандовал он.
    — Она не… — Джейк стремительным жестом заткнул ей рот булочкой. Выплюнув ее, Гвен прошипела:
    — Что ты себе позволяешь?
    Джейк закрыл кухонную дверь и с невозмутимым видом обернулся к Гвен.
    — Не надо, чтобы Крисси слышала наш спор.
    — Я с тобой не спорю. Будет так, как я сказала.
    Джейк сел, развалившись на стуле и вытянув длинные ноги.
    — т Отлично, — протянул он с мягкой угрозой в голосе. — А теперь, лапуля, объясни мне настоящую причину, почему ты хочешь испортить ребенку праздник.
    — Я ничего не собираюсь портить. Я уверена, что ей не понравится это шоу.
    — Наверняка. Ведь большинство детей терпеть не могут лошадей, клоунов, воздушные шары, карусель, сладкую вату, — с сарказмом ответил Джейк.
    — Я хочу сказать тебе, Джейк Стоунер…
    — ..что ты зла на меня.
    — Именно. Прежде чем что-то обещать Крисси, ты должен был поговорить со мной.
    — Не-е-ет. Ты злишься не из-за Крисси, а из-за того, что я вчера не поцеловал тебя.
    — Еще чего! Что ты о себе возомнил? Джейк пожал плечами и усмехнулся.
    — Поверь, лапуля, я тоже ужасно жалею об этом. Но это не повод, чтобы лишать Крисси праздника. Если ты покончила со своей булочкой и кофе, не вижу причин, почему бы мне не поцеловать тебя сейчас.
    — Я буду возражать.
    — Не будешь. — Он улыбнулся чувственной улыбкой. — Я уверен в этом.
    — Мистер Стоунер, давайте проясним ситуацию. Не знаю, что вы о себе возомнили, но…
    — Я тебе не мистер Стоунер. Я парень, который собирается на ярмарку с тремя классными девчонками. Если не хочешь появиться перед местным обществом с глазурью на лице, то лучше рысью беги в свою комнату и приведи себя в порядок.
    Мимо пронесся клоун на мотороллере.
    Крисси заверещала от восторга:
    — Смотри! Смотри! Еще один!
    Гвен не удержалась от улыбки. В розовой футболке, в бирюзовых, в цветочек, шортах, оранжевых носках и белых туфлях, да еще в поношенной черной шляпе Джейка на голове Крисси сама походила на клоуна. Что значит ребенок оделся самостоятельно!
    — Спасибо, — тихо сказала Гвен Джейку.
    Он выглянул из-под ноги Крисси, сидевшей у него на плечах.
    — За что?
    — За то, что настоял на поездке. — Гвен с любовью посмотрела на малышку, личико которой горело от возбуждения и восторга. — Ты оказался прав. Было бы несправедливо лишить ребенка такого удовольствия. Мне стыдно за свое эгоистичное поведение. Спасибо тебе. Уголки его губ дрогнули в улыбке.
    — Крисси и я очень хотели увидеть шествие. Я знал, что Дорис договорилась встретиться с друзьями, и не рискнул взять на себя полную ответственность за малышку. Ведь я совсем ничего не знаю о маленьких девочках. Ой!
    Крисси изо всех сил вцепилась в его густые волосы и, онемев от восторга, следила, как к ним приближается рыжий клоун на ходулях. Он о чем-то спросил у Джейка, тот со смехом ответил, и клоун склонился над Крисси, протягивая девочке руку. Малышка бросила на Джейка вопросительный взгляд. Тот кивнул, и Крисси осторожно протянула руку клоуну. С преувеличенной радостью на разрисованном лице клоун долго тряс протянутую ручку, потом попрощался и заковылял дальше по улице. Гвен не могла понять, чему радуется больше — яркому, шумному представлению или восторженному личику племянницы.

Глава 5

    Знакомый гнусавый голос застал Гвен врасплох.
    — Привет, Гордон. Ты тоже решил посмотреть шествие?
    — Мне не нравится плохой человек. — Крисси спряталась за Джейка, обхватив обеими руками его ногу.
    Джейк слегка нагнулся и потрепал малышку по голове.
    Гордон насмешливо наблюдал за ними, потом нарочито медленно перевел взгляд на Гвен.
    — Я думал, ты отделалась от этой гориллы. Что случилось? Дядюшка Берт откинул копыта и малышка Гвен затосковала в одиночестве? — Гордон окинул оценивающим взглядом Джейка. — А он ничего, но если тебе понадобился настоящий мужчина, могла бы позвать меня.
    Испугавшись, что Джейк ринется на обидчика, Гвен торопливо произнесла:
    — Очень любезно с твоей стороны предложить мне свои услуги по работе на ранчо, которое ты хочешь у меня отобрать.
    — Мы с тобой плохо начали, крошка. Может, я поторопился со своими обвинениями и мы сможем поладить? Я знаю, от какой компенсации ты придешь в восторг. — На лице Гордона заиграла отвратительная самодовольная ухмылка.
    — Он плохой, плохой, плохой… — не унималась Крисси.
    Распахнув глаза в наивном недоумении, Гвен сказала:
    — А Берт мне говорил, что ты за все деньги мира не станешь возиться в коровьем навозе. Наверное, он не так тебя понял?
    — Когда я предлагал свою помощь, я не имел в виду работу на ранчо.
    Гвен изобразила на лице изумление.
    — А что тогда? Ты хотел помочь мне с документами?
    — Берт говорил, что в бумажных делах ты сама большой специалист. Интересно, ты на самом деле такая идиотка или прикидываешься?
    — Плохой человек сказал плохое слово! — возвестила Крисси.
    — Ты не можешь заткнуть рот этому отродью?
    Джейк молча подхватил Крисси на руки, прижал к себе и что-то зашептал на ухо. Девочка посмотрела на Гордона и засмеялась, Джейк тоже безмятежно улыбнулся.
    Глядя на них, Гвен нахмурилась. Что забавного нашла эта парочка в словах Гордона? Ей очень не хотелось затевать шумную ссору, на которую Гордон напрашивался. И тут Гвен пришла в голову гениальная идея. Она вспомнила одного из своих преподавателей, чьи занудные и длинные объяснения по любому вопросу заставляли студентов и коллег прятаться по углам, лишь бы не попадаться тому на глаза.
    — Я не могу заставить ребенка замолчать. Психологи настаивают на том, что дети должны самовыражаться.
    От доктора Спока Гвен перешла к вреду табакокурения и табакожевания, затем посетовала на сложности при заполнении декларации о доходах, затем затронула проблему роста цен на бензин… На бензине Гордон сломался.
    — Уже уходишь? Извини, Гордон, я знаю, что иногда увлекаюсь, говоря о ценах и налогах. Ничего не поделаешь, издержки профессии. Была рада встрече! — крикнула Гвен быстро удаляющейся спине.
    Джейк рассмеялся. Гвен резко обернулась и в упор посмотрела на него.
    — Не понимаю, чему ты смеешься! Гордон оскорбил тебя не меньше, чем меня. Он унизил тебя! Я была уверена, что ты тут же, посреди улицы, бросишься в драку, а ты даже бровью не повел. — Гвен никогда не одобряла насилия, но Гордон, по-видимому, пробуждал в ней все самое худшее.
    — Лапуля, настоящему мужчине вовсе не обязательно махать кулаками каждый раз, когда какой-нибудь хлыщ откроет рот.
    В другой раз Гвен, может, и согласилась бы, но сейчас адреналин бушевал в ее крови, требуя выхода. Джейк не должен был молча наблюдать, как Гордон оскорбляет ее.
    — Я всегда думала, что настоящие мужчины считают своим долгом защищать честь женщины.
    — А теперь послушай меня, леди-босс. Когда тебе действительно потребуется моя помощь, я буду рядом.
    — Тогда почему ты не… — гневно начала Гвен, но тут смысл его слов дошел до нее. — Ты хочешь сказать, что не стал вмешиваться, поскольку был уверен, что я справлюсь сама? Спасибо за доверие.
    — Не стоит благодарности. — Джейк рассмеялся. — Ты раздражена, потому что голодна. Пойдемте съедим по хот-догу.
    — Мы должны поесть легкой, здоровой пищи, полезной для здоровья.
    — Хочу хот-дог! — заявила Крисси.
    — Расслабься, тетушка Гвен. Конца света не наступит, если один день ты повеселишься, побездельничаешь и съешь пару хот-догов. — Гвен почувствовала, что на этот раз Джейк говорит без всякого подвоха и насмешки, и капитулировала.
    — Так и быть.. Идем есть хот-доги. Но не обессудь, если к концу трапезы ты весь будешь в горчице и кетчупе.
    — Мы будем не только есть хот-доги, мы будем развлекаться и смеяться. Ну-ка, тетушка Гвен, повторяй за мной: «Мы на ярмарке! Мы будем смеяться и веселиться!..» Давай, Гвен, повторяй. Мы не сдвинемся с этого места, пока ты не повторишь.
    — Глупость какая. Ничего я не стану повторять.
    Джейк застонал.
    — Ох-ох-ох! Какой же я голодный. А ты, партнер?
    — И я, — простонал «партнер»и захихикал.
    — Вы двое просто невыносимы!
    — А ну-ка покажи свои ручки, партнер. Ты разве не хочешь крепко обнять тетушку в ее красивой белой блузке? Гвен, а ты не хочешь, чтобы эта славная мордашка в остатках розовой ваты прижалась к твоему плечу?
    Гвен в ужасе попятилась.
    — Я забыла. Какие слова я должна повторить?
    Смеющиеся глаза Джейка потеплели и на миг удержали ее взгляд.
    — Что мы на ярмарке и от души повеселимся.
    — Ну хорошо, повеселимся, — буркнула она и тут же увидела, что Джейк подхватил Крисси и та тянется к ней перепачканными руками. — Мы… Мы на ярмарке и будем веселиться… И хот-доги есть будем. Что еще?
    Джейк наклонился и быстро поцеловал ее в губы.
    — За что? — поинтересовалась она. — Наверное, ты действительно очень любишь хот-доги.
    — Наверное. А может, я просто хотел тебя поблагодарить за Крисси. Или захотел поцеловать без всякого повода…
    Джейк чувствовал, как все сильнее привязывается к Гвен и маленькой Крисси. За чем бы Майкле ни послал его сюда, пусть это случится поскорее. Нет, он, конечно, не влюблен в Гвен. Любовь — это что-то из глупых женских романов или сериалов. Но ему нравится, как она выглядит, нравится ее независимость, нравится, что интересы Крисси она ставит превыше всего. Как она не похожа на его Ма.
    Черт! Неужели женские чары превратили его мозг в желе? Гвен такая же, как и другие, просто времена изменились. Живи Гвен сто лет назад, она повела бы себя так же, как и его Ма. Тогда женщина не могла прожить без поддержки и защиты мужчины.
    Джейк поискал глазами объект своих размышлений. Гвен весело смеялась каким-то словам Крисси, стирая с ее личика горчицу. Губы Гвен тоже были испачканы горчицей. Джейку безумно захотелось слизнуть горчицу с ее губ, и она наверняка показалась бы ему сладчайшим из нектаров. Он должен прекратить думать о губах Гвен. Или ее груди. Или попке.
    Как же он хочет Гвен! Хочет видеть, хочет целовать каждый дюйм ее обнаженного тела.
    Хочет видеть ее улыбку, исполненную любви и счастья.
    Джейка охватил гнев. С какой стати ему лезут в голову мысли о любви? Он же не романтичный, прыщавый юнец, не знающий жизни. От женщин ему нужно только одно — секс! Улыбка должна быть кокетливой и призывной, слова — пустыми и ни к чему не обязывающими. Женщины не умеют держать слово. Когда умер Па, Ма обещала, что все будет хорошо, а Мэриан обещала любить его и стать его женой…
    Он больше не верит женским обещаниям.
    Сейчас он верит только Майклсу. Тот обещал, что после этого задания Джейк сможет вернуться и обрести долгожданный покой.
    От Гвен ему не нужны никакие обещания, и ей он ничего не станет обещать.
    Заинтересованный женский взгляд скользнул по их троице и задержался на Джейке. Смех застрял у Гвен в горле. Эта женщина смотрела на Джейка точно так же, как девяносто процентов женских особей, попадавшихся им на пути. Было очевидно, что их привлекает мужественная красота ее работника. Они жадно провожали взглядом его высокую фигуру с длинными ногами и узкими бедрами, туго обтянутыми вылинявшими джинсами. Глупо было бы отрицать очевидное — Джейк Стоунер очень привлекательный и сексуальный мужчина. Неизвестно, осознавал ли он сам свою притягательность, но любая женщина от десяти до девяноста немедленно оказывалась втянутой в орбиту его ауры.
    Кроме Гвен, конечно. Она чувствовала лишь изумление и жалость ко всем этим дурочкам. Кому они нужны, эти красавцы? Разве самодовольный павлин может сделать женщину счастливой? Нет. Единственное чувство, которое Гвен испытывала к Джейку Стоунеру, была благодарность. За спасенную жизнь Крисси, за удовольствие, которое получила сегодня малышка, за урок, который он преподал самой Гвен.
    Она поняла, что в своем стремлении вырастить племянницу здоровой и счастливой она часто забывала, что девочке всего четыре года, что в обращении с ней нужны непосредственность и радость. Моника и Дэн, родители Крисси, были слишком непосредственны и непредсказуемы в своих поступках, в том числе что касалось их маленькой дочери. Они любили ее, но на свой лад. Заводя ребенка, они были уверены, что приобретают игрушку. Пока Крисси не стала жить с Гвен, у нее не было представления о режиме.
    Кроме того, рядом с Крисси не было мужчины: отца, дяди или дедушки. Когда в их жизнь вошел Джейк, она быстро поняла, что красивое лицо освещается улыбкой, когда он склоняется над ней, что на широких плечах хорошо ехать, когда длинные ноги быстро пробираются сквозь толпу.
    Дети и животные чувствуют человека инстинктивно. Крисси и Мэк с самого начала поверили Джейку и невзлюбили Гордона.
    — Ты хотела сегодня покататься верхом.
    Про-о-ошу!
    Гвен очнулась от своих мыслей и увидела, что они стоят в очереди на чертово колесо.
    — Я не поеду, — прошипела Гвен, сердито глядя на Джейка.

Глава 6

    — Знаешь, у каждого человека есть свои страхи, которые он не может преодолеть, — сказала Гвен Джейку, немного поостыв. — Чего, например, боишься ты?
    — Я очень боялся кнутов, — подумав, произнес Джейк, — особенно когда мой отчим бывал пьян.
    — Что?
    — Знаешь, когда я был мальчишкой, даже бешеная скачка ночью, в грозу, чтобы собрать обезумевшее от страха стадо, пугала меня меньше, чем кнут моего отчима.
    В мире Гвен никто и никогда не бил детей кнутом.
    Выражение лица Джейка приняло обычное, слегка насмешливое выражение.
    — И чего только мужчина не скажет, чтобы получить вожделенный поцелуй.
    — Этот номер не пройдет, Джейк Стоунер. Не хочешь говорить — не говори, только не ври. — Что-то темное в глазах Джейка подсказало Гвен, что он только что приоткрыл маленькую дверцу в своей душе, но тут же захлопнул ее. Но то, что она успела увидеть, заставило Гвен вздрогнуть.
    Как никогда вовремя, раздался возглас Крисси:
    — Смотрите! — Она уже бежала к загону, где резвились маленькие козлята.
    Джейк успел схватить девочку за руку.
    — Эй, партнер, потише. Ты же не хочешь напугать малышей? — И не спеша повел Крисси к загону.
    Гвен издали наблюдала за ними. Вот Джейк опустился на колено и, обняв одной рукой Крисси за талию, удерживал ее возле себя. Другой рукой он ласково поглаживал козленка и что-то говорил. Гвен не слышала слов, но увидела, как Крисси сначала несмело, потом увереннее протянула ручку и тоже погладила малыша. К ним подошел еще один козленок, потом потянулись остальные. Джейк поднялся с колена и взял Крисси на руки, оба смеялись. Один из козлят встал на задние ножки, а передними забарабанил по ноге Джейка. Восторженный визг Крисси перекрыл ярмарочный шум и гам.
    — Он танцует!
    Когда они вернулись к Гвен, девочка никак не могла успокоиться.
    — А теперь идем к кроликам. — Крисси нетерпеливо подергала Гвен за руку. — Джейк обещал.
    Они посмотрели кроликов, цыплят, утят, ягнят и даже лам. Когда они добрались до телят, стало очевидно, что Крисси очень устала.
    — Думаю, нам пора домой, — заметила Гвен.
    — Нет! Хочу еще, — воспротивилась Крисси.
    Джейк поймал взгляд Гвен и покачал головой.
    — У нее энергии побольше, чем у меня. Надо просто немного передохнуть. Я знаю чудесное местечко.
    Джейк лежал, растянувшись на одеяле и закинув руки за голову. У него под боком, мерно дыша и посапывая, крепко спала Крисси. Какой чудесный ребенок! Как она тянется к нему, как смотрит… По всему видно, ей не хватает отца. Всем детям нужен отец. Джейк понимал это как никто другой.
    Когда-то он хотел сыновей, чтобы они продолжили его род, его дело. Губы Джейка скривились в горькой усмешке. Никто не знает, как и когда разрушаются мечты.
    Посмотрев на спящую девочку, Джейк заметил, что Гвен плохо вытерла ей рот и у малышки остались горчичные усы. Джейк никогда не думал о дочерях, но теперь понял, что любил бы их не меньше, если не больше. Он качал бы их на коленях и всячески оберегал, пока они росли, а они бы заботились о нем в старости.
    Впрочем, старость ему не грозит. Ему всегда будет тридцать один — столько, сколько было в тот миг, когда оборвалась его земная жизнь.
    Джейк скрестил ноги и надвинул шляпу на лицо. Он знал, что пройдет не меньше часа, прежде чем Гвен вернется из исторического музея, который уже давно хотела посетить, но никак не могла выбрать время…
    Джейка разбудил легкий толчок в бок. По старой привычке он не пошевелился, сделав вид, что спит. Рядом с собой сквозь полуприкрытые веки он увидел ботинки и голубые джинсы, но шляпа не давала рассмотреть их обладателя. Неожиданно на его рот легла рука. Спросонок Джейк никак не мог понять, где он, почему спит средь бела дня. Рука машинально скользнула к бедру, но оружия не было. Кто-то снова легко толкнул его в бок. Тело Джейка среагировало быстрее, чем голова. Резким броском он опрокинул незнакомца и подмял его под себя.
    — Сейчас же слезь с меня, идиот. Знакомый голос привел его в чувство. Придавленная его весом, под ним отчаянно барахталась Гвен. Положение их тел Джейк нашел очень даже приятным. Гвен, судя по выражению ее лица, была другого мнения. Он нехотя отпустил свою жертву.
    — Извини. Это я спросонок.
    Если бы не сильное желание показать Джейку свою находку, Гвен уволила бы этого нахала в ту же минуту. Интересно, в который раз возникло у нее это желание?
    Гвен чувствовала его взгляд, способный прожечь дыру в ее джинсах где-то пониже спины.
    — Прекрати пялиться на мой зад! — прошипела она.
    Боже, неужели эти слова сорвались с ее губ? Вот уж, действительно, с кем поведешься…
    Джейк хохотнул.
    — Лапуля, ты очаровательна. Ты сердишься? Я уже попросил прощения за то, что накинулся на тебя. Больше это не повторится, если только ты сама не попросишь.
    — Прекрати разговаривать со мной этим мерзким тоном самодовольного самца! Пойдем скорее в музей. — И Гвен широкими шагами направилась к зданию. Там, схватив Джейка за руку, Гвен утащила его в противоположный конец большого зала и указала на стенд, где под стеклом лежала пожелтевшая газетная вырезка. — Почему ты мне не сказал, что у тебя такой известный предок? — Склонившись над витриной, Гвен прочитала заголовок: «Бандит убит при ограблении банка». — Сначала я решила, что это твой прапрапрадед, но потом поняла, что у этого человека не было детей. Кем он тебе приходится?
    Джейк в оцепенении смотрел на газету 1886 года.
    — Никем, — резко ответил он.
    — Не может быть, Джейк. Тебя зовут так же, как и его, — Джейк Стоунер. Он как две капли воды похож на тебя. Как странно… Ему и лет столько же, сколько тебе сейчас. Джейк, я не поверю, чтобы ты ничего о нем не слышал.
    — А чем он, собственно говоря, так тебя заинтересовал?
    — Джейк, не будь тупицей. — Гвен прямо-таки пританцовывала от нетерпения. — Этот человек, этот грабитель, наверняка твой предок. Вы похожи с ним, как две капли воды. — Гвен склонилась над заметкой. — В статье говорится, что тот Джейк Стоунер собирался жениться на некоей Мэриан Олсон, но они расторгли помолвку, когда он стал грабителем. — Зеленые глаза Гвен горели от возбуждения. — Я думаю, он стал преступником от отчаяния, потому что эта Мэриан его отвергла. А ты как думаешь?
    — Почем я знаю? — вопросом на вопрос ответил Джейк. Его голос был ровным, лишенным каких-либо эмоций.
    Его равнодушие выводило Гвен из себя.
    — Джейк, как ты можешь быть таким спокойным! Пусть не дед, но тот Джейкоб Стоунер наверняка был каким-нибудь твоим пра-прапрадядей. И ты молчал, что в твоей родословной есть такая романтическая линия!
    — В чем здесь романтика? Иметь предком бандита?
    — Этот человек не был бандитом. На самом деле он был очень уважаемым человеком. Сначала он работал на Чарлза Гуднайта. Основанная Чарлзом компания существует до сих пор…
    — Я слышал о ней.
    — Джейкоб был ковбоем и занимался перегонкой скота. Смотри, ты даже занимаешься тем же, чем и твой предок. Смешно, правда? — Гвен тараторила все быстрее, эмоции захлестывали ее.
    — Я думаю, слово «смешно» здесь неуместно, — попытался остудить ее пыл Джейк.
    — Наверное, ковбойство у вас в генах. Чем занимался твой отец?
    — Он был каменщиком.
    — А-а, — разочарованно протянула Гвен. — А дед?
    — Каменщиком. Все мужчины в моем роду были каменщиками с того дня, как приехали в Америку из Германии. Тогда их фамилия была Steiner — Штайнер, что означает «камнерез, каменщик». Спустя годы кто-то из предков переделал ее на американский манер. — Джейк усмехнулся, видя ее растерянность и разочарование. — Ну и… Что романтического ты усматриваешь в истории моей семьи?
    — А твой брат? — Гвен не хотелось отказываться от своей версии. Джейк заколебался.
    — Его работа была связана с банками. Гвен заметила его колебание и выругала себя за черствость — ведь знала же, как ему больно вспоминать покойного брата. Повисла неловкая пауза, и Гвен поспешила вернуться к статье:
    — Тот Джейкоб Стоунер был уважаемым человеком в городе, и перед ним открывалось большое будущее. Поработав ковбоем, он стал сначала шерифом, потом — начальником федеральной полиции, потом — техасским рейнджером. В статье написано, что он был из Техаса. Как ты.
    — Я никогда не говорил, что я из Техаса.
    — Прямо не говорил, но я поняла это из некоторых твоих высказываний. — Гвен покосилась на Джейка. — А откуда ты на самом деле?
    — Из разных мест, — коротко ответил он, пресекая дальнейшие расспросы. Затем, нахмурившись, склонился над статьей.
    Гвен решила, будто ему неприятно было узнать, что в его роду были преступники, и решила утешить.
    — Я думаю, что во всем виновата та женщина. Это она толкнула Джейкоба на преступление.
    — Такое могло случиться только со слабым мужчиной.
    — Предательство кого-то, кого ты любил, очень меняет человека. Я так думаю, — добавила она, натолкнувшись на скептический взгляд серых глаз. — Вот тебя, например, женщина могла бы толкнуть на безумства?
    — Попробуй — и узнаешь, — протянул он насмешливо, но глаза оставались серьезными и внимательными.
    — Нет, — выдохнула Гвен и торопливо склонилась над статьей. Что с ней? Что таилось в глазах Джейка, когда он ответил ей? — Странно, что никто из твоей семьи не рассказывал тебе об этом предке. Ведь этот человек не был плохим…
    — Этого человека убили во время вооруженного налета на банк.
    — У него наверняка были какие-то смягчающие обстоятельства.
    — Ты опять о той женщине?
    — Репортер пишет здесь, что она была удивительной красавицей. Погоди, сейчас найду. Ага, вот. «Когда мисс Олсон говорила о том отчаянии, в которое ее повергло расставание с Джейкобом, ее алые губы дрожали, а из прекрасных голубых глаз струились слезы, сверкавшие, как драгоценные камни. Перед вашим покорным слугой сидела самая прекрасная женщина Запада, и давно зачерствевшее сердце старого писаки дрогнуло…» Ой, меня сейчас стошнит от этой патоки.
    — Давай уйдем.
    — Нет, я хочу дочитать до конца, только пропущу описание «розовых, как лепестки розы, щек», «алебастровой кожи», «ореола каштановых кудрей»., . Бррр… Дальше… «При упоминании жениха, который покинул ее ради того, чтобы встать на преступный путь, прекрасная Мэриан разражалась потоком слез…» Фу, не могу больше. Думаю, бедный Джейкоб был готов сбежать от нее куда угодно. — Гвен фыркнула от отвращения. — До чего же эгоистичная особа! По-моему, мисс «розовые щечки и голубые глазки» огорчила не столько смерть Джейкоба Стоунера, сколько факт, что он ее бросил.
    — Босс, вы непоследовательны. Минуту назад вы утверждали, что парень решился на ограбление из-за того, что она его бросила, — насмешливо заметил Джейк.
    Гвен ничуть не растерялась, у нее наготове была очередная романтическая версия.
    — В те времена, когда мужчина делал девушке предложение, той надо было поломаться, то есть «помурыжить» претендента. Видимо, Джейкоб этого не знал. Он сделал предложение, а глупая кукла отказала.
    — Допустим, заметь, только допустим, что ты права. Но почему он решил стать преступником? Почему просто не вернулся на свое ранчо и не выбросил ее из головы?
    — Но это же проще простого. Месть! Он же стал не просто преступником, он стал грабить банки. Понял? Отец Мэриан Олсон был банкиром.
    — Но, судя по этой статье, ограбленный банк не принадлежал ее отцу.
    — Конечно, нет. Джейкоб все еще любил эту… Ой! И он не мог причинить ей боль.
    Джейк посмотрел на Гвен с восторженным изумлением.
    — Это самая большая чушь, которую мне приходилось слышать. Не хочешь продать сюжетец Голливуду?
    — Ты проанализируй факты. — От нетерпения и возбуждения Гвен снова стала пританцовывать. — У этого человека не было ничего, он кирпичик за кирпичиком выстраивал свою жизнь. Все люди, с которыми разговаривал репортер, очень уважительно говорили о нем. Ему даже предлагали занять какой-то высокий политический пост. Он купил землю. Сам, своими руками построил дом, завел скот… Он все время к чему-то стремился. А Мэриан Олсон очень стремилась стать миссис Джейкоб Стоунер.
    — Что-то я не читал такого в этой заметке.
    — Это написано между строк. В каждом ее слоне сквозят злоба и раздражение против Джейкоба. Мало того что сбежал от нее, он еще и умер героем. Героем, пренебрегшим ее прелестями.
    — Лапуля, твое воображение завело тебя слишком далеко. С чего ты взяла, что этот Стоунер погиб как герой?
    — Ты до конца прочитал заметку?
    — Да. Если отбросить всю романтическую чепуху, то его застрелили при вооруженном ограблении банка. Все предельно просто.
    — Нет, не просто. Он уже ограбил банк и имел все шансы благополучно скрыться, но вернулся, чтобы спасти маленького мальчика, выбежавшего на середину улицы. Вокруг стрельба, обезумевшие лошади, и посреди всего этого малыш. Джейкоб соскочил с лошади, схватил мальчика и отнес в безопасное место. В это время один из лавочников выстрелил Джейкобу в спину. Он даже не успел выхватить пистолет.
    — И слава Богу, что его застрелил тот лавочник. Иначе болтаться бы ему на веревке с высунутым языком.
    — Ты хочешь сказать, что его бы повесили?
    — В те дни с этим было просто…
    — Нет, его бы не повесили, я уверена. Прав был священник, чьего сына спас Джейкоб. Может, он и совершил преступление, но сердце у него было доброе.
    — И все, что ему было нужно, — это любовь хорошей женщины, — саркастически добавил Джейк.
    — Можешь смеяться сколько тебе угодно. Мне кажется, он был не только самым красивым, самым мужественным, самым сексуальным ковбоем во всем Колорадо, он был хорошим и честолюбивым человеком, перед которым открывалось большое будущее. Мисс «глупые голубые глазки» упустила свой шанс.
    — Ты считаешь Джейкоба Стоунера красивым и сексуальным? — вкрадчиво спросил Джейк. Гвен в ужасе прикрыла рот ладошкой.
    Дом погрузился в темноту. Через открытое окно доносился запах приближающегося дождя. Громко цокая когтями по деревянному полу, в комнату Гвен пришел Мэк и улегся на прикроватном коврике.
    — Что, зверь, тоже не спится? — Гвен протянула руку и потрепала пса по холке.
    Мэк встал, подошел к открытому окну, положил передние лапы на подоконник и стал смотреть в темноту.
    — Какие мысли бродят в твоей голове, пес? О том, что будет дождь? Ты боишься грозы? — Гвен вспомнила, как совсем недавно слышала завывания койота. — А может, ты учуял маленькую очаровательную койотиху, поющую свои призывные любовные песни? Но с чего ты взял, что она поет их для тебя?
    Мэк вернулся на коврик и укоризненно, как показалось Гвен, посмотрел на нее.
    — Ты обиделся из-за койотихи? Из-за того, что я предположила, будто она призывает кого-то другого, а не тебя? В таком случае скажу тебе откровенно: ты такой же самонадеянный… как бы это сказать в собачьем варианте?… кобель, как и некто, спящий сейчас в домике для работников.
    Мэк тихонько заскулил.
    Гвен продолжала рассказывать ему о своих обидах:
    — Он вышел из музея, ступая как петух, самими небесами ниспосланный глупым курам…
    Мэк подбежал к кровати и тихонько гавкнул.
    — Мэк, я же выпускала тебя на улицу перед тем, как лечь. Ты не можешь снова хотеть на улицу.
    Пес снова гавкнул, на этот раз настойчивее.
    — И упрямый ты такой же, как он. — Гвен отбросила легкое покрывало. — Ладно-ладно, я выпущу тебя, но ты поторопись. — Не надев ни халата, ни тапочек, Гвен спустилась вместе с собакой вниз и открыла дверь. — Мэк, быстро решай свои проблемы — и в дом. Слышишь?
    Пес стрелой вылетел на улицу. В свете фонарей мелькнула его спина с вздыбившейся шерстью и голова с прижатыми ушами.
    — Мэк, быстро назад! — прошипела Гвен в темноту. Какой же глупой надо быть, чтобы отпустить собаку сейчас, когда она только что сама говорила ему о койотах? Хоть бы с Мэком ничего не случилось!
    Гвен вернулась в дом, чтобы накинуть на себя какую-нибудь одежду. Достав из шкафа пару старых сапог и не менее старый, вытянутый свитер Берта, она быстро оделась и обулась. Выйдя на веранду, Гвен еще раз познал;! Мэка и решительно направилась в ту сторону, куда он убежал. Вряд ли койот решит напасть на такую громадную собаку, как Мэк, успокаивала себя Гвен, все больше удаляясь от дома. Здесь она стала звать Мэка уже во весь голос.
    Небо разорвала яркая вспышка молнии. Дождь мог пролиться в любую секунду. Следовало бы проучить непослушного пса и оставить его мокнуть под дождем. Обзывая его всеми нехорошими словами, какие знала, при каждом шаге выскальзывая из огромных сапог, Гвен удалялась от дома все дальше.
    Вдруг со стороны выгона для лошадей до нее донесся человеческий крик. Что могут Том или Джейк делать там в такой час? Раздался лай Мэка, затем лошадиное ржание. Гвен решила, что работники загоняют лошадей в конюшню. Она где-то читала, что лошади боятся огня. Наверное, они боятся и вспышек молнии. Решив, что мужчинам может потребоваться помощь, Гвен решительно направилась к конюшням, ориентируясь на лай Мэка.
    На полпути к конюшням небеса разверзлись, и на Гвен обрушился поток ледяной воды. Шум дождя приглушал собачий лай, но Гвен показалось, что Мэк стал лаять еще неистовее и злее. Внезапно взревел мотор автомобиля, и ночную темень прорезал яркий свет фар, ослепив Гвен.
    — Джейк, это ты?! — закричала она, прикрывая глаза рукой.
    Ответом ей стал резкий скрежет шин. Кто бы он ни был, этот человек очень спешил. Водитель прибавил газу, двигатель взревел, и машина, обдав Гвен комьями грязи, пронеслась мимо нее всего в нескольких дюймах. Она не могла пошевелиться и оцепенело смотрела вслед удаляющимся красным огням, пока они не скрылись из виду.
    Гвен слышала, как ржут и бьют копытами лошади, но лай прекратился.
    — Мэк! Мэк, ко мне! — закричала Гвен что есть силы. Прислушалась — только шум дождя и ржание. — Мэк, где ты? — Она пошла в ту сторону, где стояла машина. — Мэк! — Он наверняка бросился вслед за машиной. Гвен сложила ладони рупором и еще несколько раз позвала собаку. Она точно знала, что не сможет уйти домой, не найдя Мэка. А вдруг с ним случилась беда?
    За спиной, совсем близко, раздался пронзительный свист. Сердце Гвен чуть не выскочило из груди от испуга. Она резко обернулась, оступилась… и рухнула в придорожную канаву лицом в грязь.
    — С тобой все в порядке? Она узнала этот голос, но не повернула головы.
    — Это ты свистел?
    — Я звал Мэка. Я услышал, как ты выкрикивала его имя… Ты собираешься провести здесь всю ночь?
    — Да.
    — Если ты еще не заметила, идет дождь.
    — А какая мне разница? Я купаюсь в персональном плавательном бассейне. И ничего, что водичка грязновата и холодновата. Спасибо, что ты подкрался и напугал меня своим разбойничьим свистом.
    — Ты из-за этого шлепнулась в грязь?
    — Шлепнулась? Вы ошибаетесь, мистер. Я специально вышла из дома в грозу, чтобы поплавать в грязной канаве. Не хочешь присоединиться?
    — Нет, спасибо. Я не очень люблю змей.

Глава 7

    Не переставая визжать, Гвен сделала попытку подняться. Встав на ноги, она обнаружила, что один сапог «нахлебался» воды по самую щиколотку. Гвен попыталась стащить его, чтобы вылить воду, но потеряла равновесие. Она отчаянно замахала руками, стараясь удержаться на ногах и снова не шлепнуться в грязь. Джейк сидел на корточках возле канавы и невозмутимо наблюдал за ее манипуляциями. Наконец в нем, видимо, проснулась совесть, и он протянул руку, чтобы поддержать Гвен, но тут Мэк с разбегу ткнул его головой в спину, и вот уже Джейк барахтался в злополучной канаве.
    В другой раз Гвен позлорадствовала бы, но, падая, Джейк невольно подмял ее под себя. Слава Богу, что на этот раз она упала спиной, а не лицом вниз.
    Джейк стремительно поднялся и протянул ей руку.
    — А теперь объясни мне, ради Бога, с чего это тебе вздумалось гулять ночью в грозу?
    — Я решила сделать себе грязевую маску на лицо. Очень полезно, не знал? — Проигнорировав протянутую руку Джейка, Гвен поднялась и выбралась на дорогу.
    — Я думаю, у тебя были более серьезные причины для этой прогулки.
    — Я плачу тебе не за то, чтобы ты думал. — Сорвавшиеся злые слова напомнили ей о ночном происшествии, и Гвен схватила Джейка за руку. — Ты видел его?
    — Кого? Мэка? Так он же рядом.
    — Нет. Я не знаю, кто это был. Какая-то машина ослепила меня светом фар. Видимо. Мэк спугнул этого человека. Машина на предельной скорости унеслась прочь, а Мэк с лаем преследовал ее. Потом полил дождь, и тут ты подкрался и свистнул. Джейк, лошади! — Гвен резко развернулась и, хлюпая мокрыми сапогами, побежала к выгону. — А вдруг он причинил вред лошадям? Скорее, Джейк, скорее!
    — Я сам проверю. Ты иди домой, прими горячую ванну и переоденься в сухое. — Джейк легко перепрыгнул через злосчастную канаву и побежал было дальше, но услышал всплеск. — Черт тебя побери, Гвен! Делай, как я сказал! Иди домой! — Схватив за руку, он выдернул ее из грязи.
    — Это мои лошади…
    Окрик Джейка не дал ей развить эту мысль.
    — Осторожнее, здесь колючая проволока!
    — Ой! Ты не мог сказать раньше?!
    — Надо было идти домой.
    — Я не могу, даже если бы захотела. Я зацепилась за проволоку. Мне кажется, она разорвана.
    — Она не разорвана, — задумчиво произнес Джейк, — она разрезана в двух местах.
    Гвен изворачивалась и так, и эдак, но никак не могла отцепиться. Джейк не делал ни малейшей попытки помочь ей. В конце концов она сдалась.
    — Не будешь ли так любезен помочь мне?
    — Нет. Постой пока на приколе, я проверю лошадей, вернусь за тобой и отведу домой.
    Мэк, вперед!
    — Не смей уходить и оставлять меня здесь! — крикнула она в удаляющуюся спину. Мужчина и собака скрылись в темноте.
    Из темноты до Гвен донеслись тяжелые шаги. Они приближались. Хрустнула ветка. От страха Гвен окаменела.
    — Мэк?
    В этот момент сквозь тучи выглянула луна, и Гвен увидела силуэт лошади. Пофыркивая, она шла прямо на нее.
    Мозг Гвен лихорадочно заработал. Вдруг лошадь в темноте не увидит ее? А вдруг она напорется на колючую проволоку и поранится? Если позвать Джейка, животное может испугаться. Любое действие могло причинить вред и лошади, и ей самой.
    Шею Гвен обдало горячее дыхание, теплые губы защекотали кожу, послышалось тихое ржание.
    — Это ты, Вегас? Привет, — вполголоса приветствовала она коня. — С тобой все в порядке? А с другими? Плохой человек не причинил вам вреда?
    — С лошадьми все в порядке, — раздался за спиной голос Джейка. — Все на месте. Видимо, вы с Мэком спугнули злоумышленника. Кроме разрезанной проволоки, никакого ущерба. Я переведу лошадей на другой выгон, а ты поезжай на Вегасе домой.
    — Не поеду.
    — Тебе нужна горячая ванна.
    — Ты мне надоел со своими приказами. Убирайся… — Гвен задохнулась от испуга, когда Мэк ткнулся ей в голое бедро холодным носом. — И забери с собой эту глупую собаку и эту глупую лошадь.
    — Как скажете, босс. — Джейк развернулся, свистнул, и вся троица растворилась в темноте.
    Гвен недоверчиво смотрела им вслед. Джейк Стоунер действительно уходил, оставив ее висеть на колючей проволоке! Гвен яростно задергалась, пытаясь высвободиться, не обращая внимания на то, что проволока колет и царапает тело. Ей было холодно, мокро, грязно, страшно и обидно. Чертов свитер! Он оказался таким крепким, что никак не хотел рваться. Вдруг в отдалении залаял койот. Гвен утроила свои усилия. А если койот голоден и сейчас нападет на нее?
    Под ногами что-то зашуршало. Гвен окаменела. Змея. Джейк что-то говорил про змей. Хотя ни одна уважающая себя змея не должна была выползать из норы в такую погоду. Лежала бы себе в тепле, уютно свернувшись колечком, и не вылезала на дождь. Тут Гвен осознала, что дождь прекратился.
    — Если ты надеешься увидеть радугу, вряд ли тебе это удастся в темноте.
    От неожиданности Гвен чуть не выпрыгнула из сапог. Размышляя о змеях, она забыла о главной из них — о Джейке Стоунере.
    — Мне нравится находиться на улице после дождя. Все вокруг словно умыто самой матушкой-природой. — Гвен не ожидала от себя такой поэтичности, особенно с учетом ее плачевного положения. Теперь она и за миллион долларов не попросит у Джейка помощи.
    — Ты хочешь остаться наедине с природой?
    Мне уйти?
    — Нет, — выпалила Гвен, тут же забыв о данном себе обещании. — Я уже насладилась всем, чем можно.
    — Тогда пойдем домой. — Джейк отошел на несколько шагов.
    — Черт тебя побери! Немедленно вернись и отцепи меня от этой колючки!
    Джейк вернулся, не скрывая самодовольной усмешки.
    — У тебя раньше случались такие происшествия? — обеспокоенно спросила его Гвен.
    — На своем веку я повидал немало конокрадов и угонщиков скота. — Джейк стоял рядом, но ничего не делал, чтобы отцепить ее. — Но я никогда не встречал такой упрямой маленькой женщины. — И ехидно добавил:
    — И такой мокрой и грязной.
    На последнюю реплику ей нечего было возразить, а что касается первой…
    — Интересно, почему стоит только женщине иметь свое мнение и не быть глупой, покорной курицей, как мужчина обвиняет ее в упрямстве?
    — А почему женщины поступают точно так же в отношении мужчин? Хотя вы, Гвен Эштон, не похожи ни на одну из женщин, которых я знал.
    — Почему я чувствую подвох в этом комплименте? — (В ответ Джейк только рассмеялся.) — Ты отцепишь меня наконец или так и будешь пялиться?
    — Я бы предпочел второе.
    — Что ж, если ты уже вдоволь насладился видом моей перепачканной физиономии, отцепляй.
    — Я смотрю не на лицо. — Джейк выдержал паузу. — Интересно ты оделась для ночной прогулки.
    Из-за всех этих происшествий Гвен начисто забыла, во что она одета. Мужская футболка огромного размера, едва прикрывающая голые бедра, свитер и сапоги.
    — Я уже лежала в постели. Полагаю, ты спишь полностью одетым, включая ботинки и шляпу.
    — Я сплю голым, если тебе это интересно. Слава Богу, темнота скрыла, как густо покраснела Гвен.
    Джейк двинулся в ее сторону, распутывая проволоку, в которую Гвен умудрилась завернуться, как в кокон.
    — Ума не приложу, как ты могла так запутаться.
    Джейк запустил руки под свитер Гвен, пытаясь отцепить колючую проволоку от футболки. Его большие теплые ладони согревали ее лаже через мокрый трикотаж. Гвен прикрыла глаза и представила, как эти руки ласкают ее обнаженную кожу.
    — Все, я отцепил тебя, ты свободна. Для паники нет причин.
    — А я и не паникую.
    — Ты охрипла. Черт побери! Я должен был заставить тебя вернуться домой сразу же, как только нашел в той канаве. — Джейк отогнул проволоку. — Все. Футболку я отцепил, а свитер придется оставить здесь. Завтра я его заберу. — Джейк заботливо помог ей вытащить руки из рукавов, затем свистнул, и из темноты неслышно выступил Вегас.
    Джейк легко поднял Гвен и усадил ее на Вегаса. Затем сам вскочил на лошадь, усевшись позади Гвен.
    — Как скоро босс меня уволит после такого оскорбления? — Рывком прижав Гвен спиной к споен горячен обнаженной груди, Джейк направил лошадь к дому.
    — С каких пор тебя это заботит? Ведь ты пребываешь в твердой уверенности, что я не могу тебя уволить, разве не так? — Адреналин в крови Гвен наконец пришел в норму, и она почувствовала, насколько промокла и замерзла. Она с трудом удерживалась от желания обвиться вокруг Джейка, чтобы он согрел ее всю, как грел сейчас спину теплом своего большого тела. — Почему ты так уверен, что всегда поступаешь правильно?
    — Не всегда. Жизнь меня хорошо проучила, хотя раньше именно так я и считал. — Одной рукой Джейк направлял лошадь, а другой крепко прижимал Гвен к себе. — Я пытаюсь представить, что с нами было бы, живи мы сто лет назад.
    — Тогда в нашей округе было бы два Джейка Стоунера, похожих, как близнецы-братья, — ты и твой предок-грабитель. Может, вы бы стали соперниками в борьбе за сердце несравненной мисс «голубые глазки». — Гвен все больше и больше ненавидела эту женщину, хотя и жившую сто лет назад. — А затем, скооперировавшись на почве безответной любви, стали бы грабить почтовые кареты.
    — Джейкоб Стоунер никогда не грабил почтовые кареты, — возмутился Джейк, сжав своими бедрами ее бедра.
    От соприкосновения ее обнаженной кожи с мокрой, грубой джинсовой тканью Гвен испытала ни с чем не сравнимое чувственное удовольствие. Она изо всех сил вцепилась пальцами в гриву Вегаса.
    — Откуда ты знаешь?
    — Наверное, прочитал в газете. А почему ты решила, что я стал бы таким же, как и он?
    — Из-за твоего высокомерия. Ты все время командуешь мной.
    — А как насчет гипотезы о «разбитом сердце»?
    Гвен обернулась и пристально посмотрела Джейку в глаза.
    — Не знаю, как он, но ты никогда не подпустишь женщину настолько близко, чтобы она могла разбить твое сердце.
    — Я думал, мы говорим о том Джейкобе Стоунере.
    Темнота не позволяла Гвен рассмотреть выражение лица Джейка.
    — Я не думаю, что между вами большая разница. Я никогда особо не задумывалась о реинкарнации, но в вашем случае я почти не сомневаюсь, что внешность и дух Джейкоба Стоунера переселились в его пра-пра-пра… не знаю уж, кем ты ему приходишься.
    — А кем ты видишь себя в те годы? Мэриан? — В его голосе прозвучал неприкрытый сарказм.
    — Нет. — Гвен покачала головой. — Я бы никогда не позволила тебе… вернее, ему уйти.
    В ту же секунду она почувствовала, что Вегас встал. Джейк прислонил голову Гвен к своему плечу и стал гладить ее щеку.
    — Если бы я была на месте Мэриан, я бы постаралась удержать Джейкоба.
    — А почему ты думаешь, что Мэриан не пыталась этого сделать? — Взяв Гвен за подбородок, Джейк настойчиво пытался повернуть ее лицо к себе.
    — Потому что она не любила тебя. Я хотела сказать: его.
    — В статье написали, что она плакала. — Пальцы Джейка гладили ее влажные, спутанные волосы.
    — Крокодиловы слезы. Она просто хотела привлечь внимание к своим голубым глазам.
    — Джеикоб Стоунер был идиотом, — пробормотал Джейк. — Он должен был найти женщину с зелеными глазами. И губами, ждущими его поцелуев.
    Последние слова он произнес, касаясь губами ее губ. Затем чуть отпрянул, заглянул в затуманенные страстью зеленые глаза и накрыл ее рот своими губами. Гвен забыла обо всем — о мокрой футболке, о сапогах, полных воды, о грязном лице и обвисших волосах. Мир вокруг перестал существовать. Подсознательно она ожидала нежного, мягкого поцелуя, которым он однажды уже одарил ее, и была ошеломлена неожиданной страстностью и напором. Джейк целовал ее с голодной, неприкрытой страстью, как будто это был последний поцелуй в его жизни.
    Большие ладони Джейка накрыли ее груди, согревая и лаская одновременно. Гвен почувствовала, как напряглись ее соски. Джейк сначала сжал их, затем отпустил и стал нежно потирать подушечками больших пальцев.
    — Когда я ехал сюда, то не ожидал встретить тебя.
    — Я тоже не ожидала встречи с тобой, ковбой. — От испытываемого наслаждения по телу Гвен прошла волна дрожи. Нетерпеливый Вегас стал перебирать ногами и даже тихонько фыркать. Это привело Гвен в чувство. — Я замерзла. Лучше пойду домой. — Но как же ей не хотелось покидать его объятия!
    — Да, тебе лучше уйти. — Он медленно убрал руки с ее груди. — Это был долгий день.
    Вегас остановился у крыльца. Легко спрыгнув с лошади, Джейк помог спуститься Гвен.
    — Это был долгий день, — повторил он, — но хороший.
    — Да. — (Руки Джейка лежали на ее талии.) — Спасибо, что настоял, чтобы мы с Крисси пошли на праздник. Она была счастлива.
    — Мне тоже понравилось. Можно тебя спросить?
    Вспомнив свое знакомство с Томом, Гвен ответила:
    — Спросить-то ты можешь, но вот отвечу ли я?
    Джейк мягко рассмеялся и чмокнул ее в кончик носа.
    Бросив мокрое полотенце на спинку стула, Джейк лег в кровать. Никто и ничто, даже динамитная шашка с подожженным фитилем, не заставит его покинуть эту постель до самого утра. Ничто и никто. Губы Джейка искривила усмешка. Зачем он лжет самому себе? Ничто — может быть, а вот никто… Стоит его зеленоглазому боссу свистнуть или махнуть рукой, он помчится на этот зов быстрее, чем Вегас на его собственный свист.
    Джейк вспомнил, как отозвалась Гвен на его поцелуй, его ласку. Как кололи его пальцы напрягшиеся соски, как удобно легли ее полные груди в его ладони. Он никогда не видел на женщине наряда сексуальнее, чем грязная мокрая мужская футболка, облепившая изгибы маленького, но такого женственного тела.
    Он заворочался в постели, гоня прочь эротические видения. Наконец его мысли вернулись к газетной статье. По правде говоря, заметка потрясла его — не каждому человеку выпадает сомнительная честь прочитать собственный некролог, да еще столетней давности.
    Гвен не обратила внимания на два момента в статье, которые для Джейка были очень важны. Во-первых, ни разу не был упомянут Лютер. Было сказано только, что четверым бандитам удалось сбежать. Значит, Лютер жив, точнее, остался жив тогда. Интересно, сколько он еще прожил, если не бросил это занятие? Сколько раз Джейк пытался объяснить младшему брату, что жизнь грабителей коротка, что рано или поздно их или убивают, или ловят, судят и все равно убивают. Но Лютер был в том возрасте, когда кажется, что ты непобедим и будешь жить вечно.
    В тот роковой день в Джейка попало шесть пуль. Он вспомнил, каким негодованием пылали зеленые глаза Гвен, когда она назвала его смерть самым что ни на есть настоящим убийством! Но она не права, как не прав был он, пытаясь таким образом заставить брата бросить свое неблаговидное ремесло. Вместо того чтобы вести с ним бесконечные разговоры, надо было связать его, привязать к седлу и увезти подальше от дружков.
    Главарь банды часто и жарко спорил с Джейком, упирая на благородство их целей. Именно на эти робингудовские идеалы и клюнул Лютер. Так и ездил Джейк вслед за бандой, надеясь защитить брата и наставить его на путь истинный.
    Ограбление банка было четвертым делом, в котором участвовал Джейк…
    Внезапно Джейк нахмурился. Сегодня он допустил непростительную оплошность, выскочив без футболки на улицу, когда услышал, как Гвен зовет Мэка. Она могла поинтересоваться, что это за шесть шрамов, очень похожих на следы от пуль. Судя по шрамам, владелец похоронного бюро особенно не церемонился с телом опасного преступника Джейка Стоунера и вырезал все шесть пуль на сувениры.
    Гвен. Снова Гвен. Все его мысли так или иначе возвращаются к Гвен…
    Интересно, о чем думал Майкле, когда посылал его сюда? Он что, совсем не имеет представления о мужских потребностях и желаниях? А может, это еще одно испытание, задуманное там, в небесной канцелярии? Ведь Майкле всегда уходил от ответа, когда Джейк спрашивал его, почему его не отправили сразу в ад. Знал ли Майкле ответ на этот вопрос или нет, теперь уже не важно. Сегодня Джейк сам узнал его. Из той самой газетной статьи. Священник сказал, что он и его жена будут молиться о спасении души Джейка и благодарить его за сына.
    Видимо, Самый Главный там, наверху, услышал их молитвы и внял им. Он дал Джейку возможность искупить свои грехи, вернее, десять возможностей помочь людям. В этом состоит его искупление.
    Но этой ночью Джейк испытал один из самых ужасных моментов в своей жизни. Услышав крики Гвен, он заколебался. Если настал тот самый момент, когда он должен помочь Гвен, то его миссия на земле завершена. Как только он выполнит ее, Майкле призовет его назад. Он спасет Гвен, чтобы потерять навсегда. И на мгновение, пусть только одно мгновение, но в голову Джейка закралась малодушная мысль — не выходить, притвориться, что не слышит ее криков. Гвен справится одна, а он… он побудет рядом с ней еще немного.
    Джейк пожалел, что не помнит, как все происходило в прошлые разы. Он точно знал, что от его вмешательства зависела жизнь людей, но вот подробности в памяти не сохранились. А если так, он не мог рисковать жизнью Гвен.
    Гвен назвала Джейкоба Стоунера героем. Он был не героем, просто человеком, который сделал то, что считал нужным.
    Он не герой, он просто мужчина. Мужчина, отчаянно жаждущий любви женщины. Но не любой женщины. Гвен.
    Гвен уже забыла, когда в последний раз просыпалась с улыбкой на лице. Но ведь никогда раньше она не засыпала с мыслями о поцелуях Джейка Стоунера. Приказав ей идти в дом и принять горячую ванну, он добавил еще кое-что, не предназначенное для ее ушей, но Гвен расслышала.
    — Иди-иди, — пробормотал Джейк, — пока я не утащил тебя в свою постель и не согрел сам.
    Гвен с удивлением поняла, что не стала бы противиться, если бы он так и поступил. Она закрыла глаза и представила, что бы делал с ней Джейк. Ее воображение нарисовало множество сцен, которые человечество проигрывает вот уже миллион лет.
    Резкий телефонный звонок вторгся в ее сознание. Не переставая улыбаться, Гвен протянула руку к тумбочке и сняла трубку.
    — Доброе утро, — пропела она.
    После небольшой паузы она услышала осторожный голос Пруденс:
    — Гвен?
    — Да, это Гвен, и сегодня чудесный день.
    Как поживаешь, Пруденс?
    — Гвен, у тебя все в порядке?
    — Все просто супер! А что?
    — Ты какая-то странная…
    — У нас тут были проблемы ночью…
    — Проблемы? — Пруденс тяжело вздохнула. — Этого я и боялась. А Джейк Стоунер случайно не имеет отношения к этим проблемам?
    Гвен представила Джейка, отцепляющего ее от колючей проволоки.
    — Можно и так сказать.
    — Черт! Надо было лучше его проверить — кто он, откуда. Извини, Гвен. Это моя вина.
    Улыбка сползла с лица Гвен. Ей вдруг стало холодно, и она натянула на плечи одеяло.
    — Что ты хочешь этим сказать? Что ты узнала о Джейке?

Глава 8

    — Что ты нашла? — От мрачного предчувствия по спине Гвен пробежал холодок. После долгой паузы Пруденс сказала:
    — С ранчо не все так однозначно, как мне хотелось бы.
    Гвен сжала край простыни.
    — Что это значит?
    — Земля, на которой стоит ранчо, была куплена в 1881 году неким Джейкобом Стоунером.
    — Это ранчо принадлежало Джейкобу Стоунеру? — переспросила Гвен в изумлении.
    — И когда он умер… Джейкоб Стоунер завещал землю и дом своему младшему брату Лютеру.
    — У Джейкоба был брат?
    — Да. Лютер со своей маленькой дочерью погиб в какой-то дорожной аварии. Я нашла копию свидетельства о смерти. Затем сразу следует запись о том, что в 1921 году Гордон Уинтроп оставил ранчо своим сыновьям.
    — А Гордон, Гордон Пиз может претендовать на ранчо?
    — Подожди, дело не в Гордоне. Нет никаких записей о том, как ранчо перешло от Стоунеров к Уинтропам. Существует несколько законных способов, по которым ранчо могло перейти к семье Уинтропов. Но если это было сделано незаконно, а у Лютера остались наследники, то ранчо принадлежит им и судебное разбирательство будет в их пользу. Любой из потомков Стоунеров может претендовать на землю и ранчо.
    — То есть по закону ранчо никогда не принадлежало семье Берта? Оно принадлежит потомкам Джейкоба Стоунера?
    — Я уверена, что оно принадлежит семье Уинтропов, но нет никаких доказательств, — со вздохом произнесла Пруденс. — Потомки Стоунера могут заявить, что Уинтропы присвоили землю незаконно, и подать заявление в суд.
    — Говоря о Стоунерах, ты имеешь в виду Джейка, да?
    — Я расспросила многих людей, но никто никогда не видел его раньше и не слышал о нем. Может, это случайное совпадение и тебе не о чем беспокоиться.
    Гвен вспомнила фотографию из старой газеты.
    — Это не совпадение, — задумчиво произнесла она. — Я должна подумать, Пруденс. Поговорим позже. — Гвен повесила трубку.
    Так вот в чем дело! Джейк Стоунер задумал присвоить ранчо. Выгнать ее и Крисси из обретенного дома. Но зачем тогда он нанялся к ней на работу? Зачем целовал ее? Чего он хотел добиться таким образом? Гвен ничего не знала об истории ранчо…
    И вдруг ее осенило. Джейк ищет недостающие бумаги. И Гвен он целовал с далеко идущей целью — вскружить ей голову, забраться в ее постель, а значит, и в дом. Видимо, он решил, что бумаги спрятаны где-то в доме. Сблизившись с Гвен, он мог бы беспрепятственно находиться в доме и рыскать по нему.
    Гвен спустилась к завтраку, решив сделать вид, что ни о чем не догадывается.
    — С добрым утром, лентяйка, — протянул Джейк с улыбкой. — Мы с Томом встали с петухами. Я отремонтировал заграждение, а Том еще раз проверил лошадей. Сказал, что все в порядке.
    Тома она спросит потом сама.
    — Где Том?
    — На улице, с Крисси. Они учат Мэка выполнять новые команды.
    — А… — Гвен налила кофе в кружку. Ну что ж, это хорошая возможность раз и навсегда прояснить ситуацию.
    Джейк тоже наполнил свою кружку.
    — Как только ты позавтракаешь, мы поедем верхом. Нужно проверить остальные заграждения и скот. Может быть, стоит перевести коров и телят на другое пастбище, подальше от главной дороги?
    — Зачем? — Гвен положила в тарелку овсяные хлопья и залила молоком.
    — На случай, если ночной гость решит вернуться с новыми идеями.
    — Какой ему смысл резать загородку у коров?
    — Разный. — Джейк пожал плечами. — Чтобы они разбежались, создав нам кучу проблем, или чтобы украсть их…
    — Кража скота в наши дни? — Гвен вытащила тост из тостера, взяла нож, масло, джем и села за стол напротив Джейка. Неужели он считает ее такой легковерной дурочкой? — Сомневаюсь.
    — А ты считаешь, что в двадцатом веке преступность не существует?
    — Никогда не думала, что преступления такого рода случаются в наши дни. Что, тебя навестили призраки прошлого, Джейк?
    — Джейкоб Стоунер никогда не воровал ни скота, ни лошадей.
    — Кстати, о Джейкобе. Как звали его брата?
    — Лютер.
    — Лютер, — протянула Гвен. — А откуда ты знаешь?
    Джейк бросил на нее быстрый взгляд, затем стал мешать кофе в кружке.
    — Прочел в газетной статье в музее, — наконец ответил он.
    — Нет. В статье не было сказано ни слова о том, что у Джейкоба Стоунера был брат, тем более не упоминалось его имя. — Джейк открыл рот, но Гвен перебила:
    — Нет. Я читала эту статью много раз. Я практически выучила ее наизусть.
    Джейк отхлебнул кофе, в упор глядя на Гвен поверх кружки.
    — А может, его звали и не Лютер. Это имя просто первым пришло мне в голову.
    — Случайно вырвалось, да? Но Лютер — не самое распространенное имя на свете.
    — В то время оно было достаточно распространенным.
    — Что ты еще выяснил в своих изысканиях?
    — Изысканиях?
    — Я должна была заподозрить неладное еще тогда, когда ты поразил меня знанием истории здешних мест. Слишком много для человека, которого здесь никто никогда не видел и не слышал о нем.
    Джейк поставил кружку на стол.
    — Хватит ходить вокруг да около. Что происходит?
    — То же самое я хочу спросить у тебя. Что происходит? — Поскольку Джейк молчал, Гвен разозлилась. — Только не надо ничего выдумывать. Я точно знаю, зачем ты здесь.
    — Знаешь?
    — Сегодня утром мне позвонила Пруденс и все рассказала. Твой секрет раскрыт, мистер Стоунер. У тебя есть час, чтобы собрать вещи и убраться отсюда. Через час я позвоню шерифу.
    — Если весь этот сыр-бор из-за вчерашнего поцелуя, то я прошу прощения…
    — Дело не в поцелуе, и ты знаешь это. Глубокая морщина перерезала лоб Джейка.
    — Пруденс ведь твой адвокат, да? Откуда она может знать, зачем я здесь?
    — Прекрати, Джейк. Хватит этих игр в кошки-мышки, — резко оборвала его Гвен. — Я могла бы простить тебе многое, но только не ложь. Если бы ты пришел ко мне и сказал правду, мы бы вместе что-нибудь придумали. Но теперь я буду драться с тобой. Берт оставил это ранчо мне. Мне, понимаешь?! Он не оставил его Гордону, потому что знал, что тот его продаст, а деньги промотает. Не оставил Лоуренсу Хинглу, потому что он умирает; Дорис — потому что она не уверена, что останется здесь навсегда.
    Гвен резко оттолкнула от себя тарелку.
    — Берт оставил мне больше, чем просто землю, дом, коров и лошадей. Он оставил мне свою историю, свои корни. Наследие Уинтропов. Мне все равно, если твой родственник-грабитель жил здесь когда-то. Джейкоб Стоунер был убит при ограблении банка. Значит, он был лишен всего имущества и прав. Берт рассказывал, что Гордон Уинтроп боролся за эту землю. Он много работал, чтобы оставить достойное наследство своим сыновьям и сыновьям сыновей. А Берт оставил все это мне…
    — Гордон Уинтроп? Ты никогда не говорила мне, что фамилия Берта — Уинтроп. Значит, он — наследник Гордона?
    — Внук.
    — Разрази меня гром'. — воскликнул Джейк. — Значит, Гордон своими грязными лапами заграбастал-таки эту землю.
    Гвен немедленно ощетинилась.
    — Не знаю, что тебе известно о Гордоне Уинтропе, но Берт говорил мне, что его дед был достойным и уважаемым гражданином.
    — Да, он доподлинно знал, как въехать в рай на чужом горбу. Когда Уинтроп появился в этих краях, вся земля уже была разобрана. Ты думаешь, он уехал? Стоило ему положить глаз на какой-нибудь участок, а хозяин не хотел его продавать, как у того сгорал амбар или разбегалось все стадо. Он очень хотел заполучить мою землю, точнее, землю Джейкоба Стоунера — из-за воды.
    — Ты сказал «мою». Не думай, что я не заметила этой оговорки. На что ты намекаешь? Ты считаешь себя наследником этой земли? Ты знаешь множество подробностей из жизни Джейкоба Стоунера, знаешь о его брате Лютере, знаешь, как тот погиб…
    — Тише, тише, лапуля. Что ты знаешь о Лютере? Как он погиб?
    — Какая разница? Сейчас важно…
    — Расскажи все, что ты знаешь о Лютере. Повелительные и непреклонные интонации в голосе Джейка заставили Гвен замолчать и пристально посмотреть на него. Никаких сомнений: этот Джейк Стоунер со своим суровым лицом, каменными скулами и стальными глазами — прямой потомок бандита Джейкоба Стоунера. Но почему Джейк так взволнован? Гвен видела, как напряжены его плечи, как сведены скулы. Почему эта история столетней давности так сильно его трогает, пусть даже речь идет о его предках? Внезапно Гвен осенило.
    — Этот Лютер был твоим прапрапрадедом? Джейк посмотрел на нее как на сумасшедшую.
    — Как тебе могла прийти в голову подобная чушь?
    — Ты слишком близко к сердцу принимаешь его историю. Что ты хочешь знать? Где и как он и его маленькая дочь погибли? Где бумаги? Где…
    Джейк безмолвно, как рыба, открывал и закрывал рот. Когда он заговорил, голос его срывался.
    — У Лютера была дочь?
    — Конечно, у него была семья. Иначе откуда бы тебе взяться? В дорожном происшествии погибли он и его дочь, но наверняка у него были дети. — Неожиданно ей в голову пришла еще одна мысль. — А может, был третий брат?
    — У Лютера были жена и дочь, — тихо, с каким-то благоговением произнес Джейк. — Черт! Черт! Черт! — Он даже головой потряс. — Лютер женился-таки на Мэриан.
    — Я так и знала, что эта история для тебя не новость. Ты все знаешь… — Гвен поперхнулась кофе. — Что? Он был женат на мисс «голубые глазки»? Ты ее потомок?
    — Нет, не совсем… — Джейк резко замолчал. — Черт меня побери! — Джейк бросил на нее какой-то странный взгляд. — Знаешь, лапуля, ты в чем-то права. Я имею некоторое отношение к Мэриан Олсон. Я был…
    — Ну, говори же! — Гвен напряглась в ожидании развязки, но Джейк внезапно расхохотался. — Что смешного?
    — Я. И Мэриан. Вся эта история. — Джейк выплевывал эти слова между приступами хохота, который показался Гвен немного истеричным.
    Не зная, как остановить Джейка, Гвен громко постучала по столу ложкой. Наконец приступ странного веселья закончился, и Гвен снова заговорила:
    — Я рада, что ты нашел все это таким забавным и славно повеселился, а теперь выслушай меня. Во-первых, прекрати называть меня «лапулей». Люди, которые лгут мне и пытаются лишить меня моего ранчо, должны называть меня мисс Эштон, ясно?
    — Ну-ка, лапуля, прокрути пленку назад, я что-то не понял. Ты обвиняешь меня в том, что я хочу лишить тебя ранчо?
    — Хватит игр, Джейк. Больше этот номер у тебя не пройдет.
    — Знаешь, лапуля, если здесь кто и играет, так это ты. Вчера вечером я обнимал и целовал совсем другую женщину. Где она? Что наболтала тебе эта глупая курица Пруденс?
    — Она сказала мне, зачем ты здесь.
    — Может, и мне расскажешь? А то мне казалось, что я здесь, чтобы помочь тебе.
    Его насмешливый протяжный голос лишил Гвен остатков самообладания. Этот негодяй вел свою игру с момента их якобы случайной встречи на улице Тринидада. Она поверила ему, а он ее бессовестно предал.
    — Мне наплевать на эти проклятые бумаги. Гордон Уинтроп приобрел это ранчо законным путем, и никто не переубедит меня в обратном. Ты не получишь ни одной моей коровы, ни одного дюйма земли, ни одной травинки…
    — Я?!
    Каков артист! Его искреннее недоумение могло обмануть кого угодно, но только не Гвен.
    — Я не знаю, какие документы тебе удалось отыскать в моем доме, но запомни — это мой дом, мое ранчо и никому из семейки Стоунеров…
    Через открытое окно кухни до них донесся звонкий смех Крисси, играющей с Мэком, который заливался счастливым лаем. Девочка и собака свернули за угол, где в огороде Дорис занималась прополкой.
    Джейк поднялся, подошел к кофеварке и налил себе кофе. Стоя спиной к Гвен, он глухо спросил:
    — Ты считаешь, что я здесь, чтобы отобрать у тебя ранчо?
    — Неважно. Тебе все равно это не удастся.
    — Такого поворота я не ожидал, — задумчиво произнес он.
    — А надо было бы. Что, я оказалась не такой доверчивой дурочкой, как ты предполагал?
    Джейк обернулся к ней и, облокотившись спиной на буфет, стал с задумчивым видом потягивать свой кофе.
    — Ты не дурочка, — рассеянно заметил он, глядя куда-то мимо нее.
    Его отсутствующий вид и бесстрастный тон сказали Гвен, что все кончено. Этот лжец, мошенник и лицемер утратил к ней всякий интерес. Господи, а ведь она поверила его поцелуям. Как она могла так ошибиться? Ей так нравилось, когда Джейк целовал ее. Нравился он сам. Нравилось думать, что и она нравится ему.
    А он, целуя ее, прикидывал, как лучше и быстрее отнять у нее ранчо. Негодяй. Она больше не поверит ни единому его слову.
    — Теперь, когда мне стал известен твой грязный секрет, я не хочу тебя больше видеть. Я не намерена кормить и поить предателя, поэтому прошу вас, мистер Стоунер, убраться отсюда. Дальнейшее наше общение будет происходить через адвокатов.
    — Этим утром я собирался проверить остальное заграждение. Как бы наш ночной гость не повредил его еще в каком-нибудь месте. Поговорим о наших делах позже. — Джейк пошел к двери, сняв на ходу свою ковбойскую шляпу с крючка.
    Гранада легкой рысью подбежал на свист Джейка. Он легонько дунул в большие ноздри коня, который тихо заржал в ответ и, как показалось Джейку, улыбнулся. Он будет скучать по Гранаде, когда уедет.
    Уедет не потому, что маленькая леди-босс приказала ему убираться, а потому что его призовет Майкле…
    Интересно, что у них было с Бертом? Джейк стал представлять Гвен в своей постели с первого мгновения, как только увидел ее. Берт, похоже, был не таким, но кто знает, если вспомнить его дедушку.
    Гордон Уинтроп всегда страстно желал заполучить Мэриан, но, пока она была девушкой Джейка, он не рисковал протягивать к ней свои лапы. Губы Джейка скривились в горькой усмешке. Он был занят борьбой с подонками типа Уинтропа и не замечал, что происходило у него под носом. В какой-то момент Лютер дал себя уговорить оставить свое ремесло и приехал вместе с Джейком на ранчо. Джейк поздно заметил, как улыбается Мэриан Лютеру; ему, Джейку, она никогда так не улыбалась. К тому времени, как он разобрался, что происходит в его доме, Лютер со своей ангельской внешностью и дьявольским шармом уже уложил Мэриан в свою постель, а затем ушел назад к своим дружкам-бандитам, ни разу не оглянувшись ни на любовницу, ни на брата. За утешением Мэриан пришла к Джейку.
    Как поздно иногда приходит прозрение! Джейку понадобилось сто лет, чтобы понять, что чувство, которое он испытывал к Мэриан, не было любовью.
    Джейк набросил попону на спину Гранады и повернулся, чтобы взять седло, висящее на ограде. Уголком глаза он заметил какое-то движение. На его лице появилась улыбка, когда на пороге дома он увидел Гвен, зовущую Крисси.
    Ушей Джейка достиг смех Гвен, похожий на хрустальный перезвон. Джейк подумал, что Гвен не нужны никакие ухищрения, чтобы быть женщиной, — ни шелк, ни французские духи. Она была бесконечно женственна в своей любви к ребенку, в своей сострадательности к людям и животным, в своей обидчивости и храбрости, с которой она противостояла жизненным невзгодам.
    Интересно, а какая она в постели? Но развить эту мысль Джейку не удалось, поскольку он увидел, что Гвен неожиданно замерла и словно окаменела.
    — Остановись, Крисси. Не шевелись. Представь, что ты статуя. Что бы я ни делала, не шевелись. Это такая игра. На тропинке лежит змея. — Гвен говорила ровным голосом, чтобы не напугать девочку и не спровоцировать змею, но была бледна как мел.
    Джейк проследил за полным ужаса взглядом Гвен. На тропинке лежала огромная гремучая змея. Внезапно стихли все звуки дня, раздавалось только тихое шипение. Составив ружье, Джейк стремительно бросился к дому.
    — Гвен, — захныкала Крисси, — я не люблю змей. — Девочка сделала шаг навстречу Гвен, тем самым приблизившись к змее.
    — Мэк! — коротко бросил Джейк. — Держи Крисси. — Он не был уверен, что пес поймет такую странную команду, но умница Мэк подбежал к девочке сзади и схватил ее за рубашку зубами. — Отлично, партнер. Стой смирно, и все будет в порядке, — обратился он к испуганной Крисси. — С тобой Мэк.
    Времени на раздумья не было. Крисси не сможет долго стоять неподвижно. Джейк посмотрел на Гвен, и его сердце чуть не выскочило из груди. Гвен медленно шла навстречу племяннице. Змея изготовилась к броску.
    — Гвен, стой! — Гвен сделала еще шаг, лицо ее было белее полотна. Джейк понял ее замысел, поэтому сказал то единственное, что могло ее сейчас остановить. — Остановись, Гвен. Если ты испугаешь змею, она накинется на Крисси. — Гвен замерла. Джейк хотел ей сказать, чтобы она медленно отступила назад, но заметил подозрительное движение в траве позади Гвен. — Не двигайся, не смей двигаться, что бы я ни сделал.
    Тишину разорвали два выстрела. Опустив ружье, Джейк бросился к тропинке. Ему хватило короткого взгляда, чтобы удостовериться, что обе змеи мертвы.
    Гвен с бескровным лицом стояла абсолютно неподвижно. Джейк хотел броситься к ней, но решил прежде проверить Крисси. Став перед девочкой на колени, он заглянул ей в лицо и одновременно потрепал по голове Мэка.
    — Молодец, Мэк. Хорошая собака.
    — Я люблю Мэка, — сказала Крисси, теребя пса за уши. Тот смотрел на нее преданным взглядом.
    Только теперь, когда опасность миновала, Джейк ощутил, что по его спине струится ледяной пот, а руки дрожат.
    — Тебя я тоже люблю, Джейк, — добавила малышка. — И Мэк любит. — Крисси протянула ручки, Джейк подхватил ее, и малышка крепко обняла его за шею. — Только я боюсь шума.
    Джейк крепко прижал девочку к груди.
    — Я тоже, партнер. Я не хотел шуметь, но эти змеи могли обидеть тебя или Гвен. — Он ощутил такой прилив нереализованной отцовской любви, что на минуту прикрыл глаза, чтобы не заплакать.
    — Ты сказал: «Змеи». Разве она была не одна? — раздался дрожащий голос Гвен.
    С Крисси на руках Джейк обернулся к Гвен. Зеленые глаза были огромны, в них все еще жил страх. Джейк с трудом поборол желание обнять Гвен и прижать ее к себе вместе с Крисси.
    — Их было две. Змеи вообще чаще путешествуют парами.
    — Я хочу посмотреть на них, — требовательно произнесла Крисси, уже полностью оправившись от страха.
    — А я нет. — Гвен содрогнулась от отвращения. — Давайте войдем в дом и присядем.
    — Сейчас, я только покажу партнеру змей, — сказал Джейк. — Она должна понять, какой опасности избежала. — Взяв девочку за руку, Джейк подвел ее к гремучим змеям. — Посмотри на узор на их спинках. Это очень опасные змеи. Никогда не бери их в руки, даже не приближайся. Вообще не прикасайся ни к одной змее, пока Гвен или кто-то из взрослых не скажет тебе, что она не ядовита. Поняла?
    Вздыбив шерсть на загривке, к змеям подошел Мэк. Припав на передние лапы, он громко залаял.
    — Мэк не любит змей, — сказала Крисси. — Змеи плохие.
    — Змеи не плохие, просто у них своя жизнь. Эта парочка, видно, решила, что вы с Гвен представляете для них опасность, и приготовилась напасть на вас. Я был вынужден застрелить их. Если вдруг ты встретишь змею, замри, а потом медленно-медленно отступай назад. Все ясно, партнер?
    — Ясно, партнер.
    Почувствовав, что Мэк все еще полон решимости проверить, мертвы ли змеи, Джейк попросил Крисси увести его за ошейник подальше.
    — Пойдите с Мэком на кухню и расскажите Дорис, какие вы храбрые ребята — и Мэк, и ты. Пусть она угостит тебя теми восхитительными печеньями, которые, я видел, она поставила в печь, а Мэку даст сахарную косточку. — Джейк хотел, чтобы и девочка, и собака ушли и перестали отвлекать его от Гвен.
    — Хорошо, Джейк.
    — И ты будешь внимательно смотреть себе под ноги, да, партнер?
    В ответ Крисси энергично закивала головой. Пока девочка шла к дому, она не отрывала взгляда от земли. Джейк усмехнулся — через пять минут она забудет об этих его наставлениях.
    — Я не хотел пугать ее, но, если вы собираетесь здесь жить, она должна научиться быть внимательной и аккуратной со змеями. А теперь, — Джейк скрестил руки на груди и вперил в Гвен сердитый взгляд, — расскажи мне, лапуля, что, черт подери, ты намеревалась сделать? И не ври! Я разгадал твой маневр. Ты решила, что змея бросится в первую очередь на движущуюся мишень и оставит без внимания неподвижную, да? И ты решила пожертвовать собой. Идиотка!
    — Я не идиотка. Если кому-то из нас суждено было быть укушенным, то это должна была быть я. Крисси такая маленькая… — Голос Гвен дрогнул, и она поспешно закусила нижнюю губу, чтобы не дать рыданиям прорваться наружу.
    — Это был самый глупый, самый идиотский поступок. Ты была даже босиком! Ты хоть представляешь, что было бы, если бы яд гремучей змеи попал в вену?
    — У тебя больше не было бы проблем, да?
    — О чем, черт тебя побери, ты говоришь?!
    — О том, что ты взял ружье Берта и убил тех змей.
    — Да, я убил их. — Даже если он проживет еще сто жизней, он все равно не поймет этих женщин. — Хорошенькое дельце! Я, конечно, не ожидал, что ты упадешь в мои объятия со словами благодарности, — насмешливо протянул Джейк, хотя, по правде, именно этого он и ожидал. Могла хотя бы посмотреть на него, как на героя, спасшего ее и Крисси от неминуемой мучительной смерти.
    — Благодарности? Ты надеялся, что я поблагодарю тебя за это? — спросила Гвен звенящим голосом. — Это ты совершил самый идиотский поступок! Ты хотел убить нас и завладеть ранчо!

Глава 9

    — Ты мог убить нас! Эти змеи были от нас всего в нескольких метрах. А если бы ты промахнулся? Неужели ты надеялся убедить всех, что это была случайность?
    — Я никогда не промахиваюсь, — холодно произнес Джейк, еле сдерживая ярость.
    — Никто не застрахован от промаха, даже такой самоуверенный субъект, как ты.
    — Я — не промахиваюсь. Гвен посмотрела на него так же, как перед этим на мертвых гремучих змей.
    — Это ружье Берта?
    — Да.
    — А почему оно оказалось у тебя? Зачем тебе ружье? Это тебе не Дикий Запад.
    — Я хотел проверить скот. — Джейк говорил с ней подчеркнуто спокойно и терпеливо. — Если с какой-нибудь коровой случилась беда и ей невозможно помочь, лучше прекратить страдания, пристрелив ее.
    — А почему ты сказал, что никогда не промахиваешься? — Она бросила на него долгий взгляд из-под ресниц.
    — Многолетняя практика.
    — Да? А может, гены твоего родственничка-гангстера?
    Джейк снисходительно улыбнулся.
    — Что ж, я всегда готов спасти красивую женщину от опасности.
    Глаза Гвен сузились. Ей не понравился его ответ, а еще больше — комплимент. Ей не надо, чтобы он ее спасал. Хотя…
    Внезапная мысль пронзила Джейка — он только что спас Гвен. Это было как удар кулаком в солнечное сплетение. Проклятие, он сделал это! Значит, его миссия окончена, и он должен исчезнуть. Боль, которую он испытал при этом открытии, ошеломила его. И дело даже не в том, что он будет скучать по Гвен — она сотрется из его памяти, как стерлись другие. Джейк искал объяснение своему сожалению и не находил.
    Он так и не узнал, какова Гвен в постели. И уже не узнает. Наверняка все дело в этом. У него нет других поводов для сожаления.
    — Что с тобой? — спросила Гвен.
    — Ничего. А почему ты спросила?
    — У тебя странное лицо.
    Она бы наверняка влепила ему пощечину, выскажи он вслух свои мысли.
    — А какое, по-твоему, должно быть выражение лица у человека, которого ты обвинила в попытке убийства женщины и ребенка? — Не дожидаясь ответа на свой вопрос, он развернулся на каблуках и направился к загону для скота. — Я скоро уеду.
    — Почему?
    Этот неожиданный вопрос застал его врасплох. Джейк резко обернулся и столкнулся с Гвен, шедшей за ним по пятам.
    — Ты же сама увольняла меня по несколько раз на дню с момента моего приезда.
    — Но ты никогда не принимал мои слова всерьез. Почему сейчас? — Гвен подошла к нему вплотную. — Из-за того, что я обвинила тебя в попытке избавиться от нас?
    Джейк невесело рассмеялся.
    — Как ты думаешь, если бы я жила сто лет назад, я бы смогла уберечь Джейкоба от гибели?
    Нет, у женщин логика отсутствует напрочь. У Гвен мысли скачут, как блохи.
    — Вряд ли. Джейкоб сделал то, что считал должным, — ответил Джейк, хотя вопрос Гвен заставил его задуматься. Может, повстречай он ее тогда, вся его жизнь сложилась бы по-другому. — Могла бы ты поставить его перед выбором: ты или поступок, который он считал благородным?
    — Благородным?
    В вопросе Гвен было столько презрения, как будто она бросила ком грязи ему в лицо. И все равно ему нестерпимо хотелось прижаться губами к этому рту, произносящему такие жестокие вещи.
    — Ты не веришь в благородство?
    — Что благородного было в том, что он сбежал?
    — Он не сбегал.
    — Откуда ты можешь знать? — Неожиданно Гвен сделала шаг вперед и схватила его за рубашку. — Еще в музее ты слыхом не слыхивал о Джейкобе Стоунере, помнишь? Ты с удивленным видом читал статью, помнишь? Ты мерзкий, лживый ублюдок!
    Джейк попытался отодрать ее руки от своей рубашки.
    — Отпусти.
    — А если не отпущу? Ты застрелишь меня? Эта женщина могла ввести в искушение даже святого. А Джейк Стоунер отнюдь не был святым. Обхватив ладонями голову Гвен, он резко притянул девушку к себе и впился в ее губы грубым, карающим поцелуем. Сперва Гвен словно оцепенела — не сопротивлялась, но и не отвечала на поцелуй. Но через несколько секунд с тихим стоном обвила руками его шею, вжалась в его тело и приоткрыла губы, впуская его язык. Джейк испытал шок, сменившийся ликованием. Его тело содрогалось от неистового желания обладать ею. Она сдалась, она была его. Он переместил ладони на ее ягодицы и стал поглаживать их, чувствуя тепло даже через плотную ткань джинсов. Гвен прижалась к нему теснее, их поцелуй стал еще глубже, еще интимнее. Ему не хватит вечности, чтобы насладиться этой женщиной.
    Гвен слегка отвернула голову и уткнулась лицом ему в грудь.
    — Мне не хватает воздуха, — пробормотала она.
    Джейк потерся носом о ее макушку и улыбнулся. Он может подождать, главное — он выиграл этот приз. Она сама придет к нему, когда будет готова.
    Вдруг Джейк похолодел. Именно времени у него и нет. Чертов Майкле! Он не может забрать Джейка сейчас!
    Если бы только Джейк знал, как это происходит. Он ускачет на Гранаде к дальним пастбищам, а домой лошадь вернется одна? Вечером , ляжет в кровать, а наутро она окажется пустой? Интересно, если рядом будет находиться Гвен, Майкле все равно заберет его? Ему надо было спросить Майклса.
    — Я уверена, ты давно уже все понял, но все же я скажу. Да, ты привлекаешь меня физически, мне нравятся твои объятия и поцелуи. Несколько раз я была близка к тому, чтобы начать срывать с тебя одежду, но больше это не повторится. — Гвен не поднимала головы, упершись взглядом в его грудь. — Знаешь, почему?
    — Почему? — Интересно, что ей нравится: когда с нее срывают одежду или раздевают медленно? — Так почему?
    — Потому что это было бы эгоистично и несправедливо по отношению к тебе.
    — Лапуля, не тушуйся. Я не буду в претензии. Можешь начинать хоть сейчас. Я ничего не потребую в благодарность за услуги.
    — Потребуешь. Я знаю, чего ты хочешь.
    — И чего же?
    — Ранчо, — устало ответила Гвен. — Но ты его не получишь. Я не позову тебя в мою спальню, чтобы ты получил возможность рыскать по дому и искать проклятые бумаги, подтверждающие твое право на это ранчо.
    — Я здесь не для того, чтобы отобрать у тебя ранчо, — процедил Джейк сквозь стиснутые зубы. В ответ на его слова Гвен одарила его презрительным взглядом.
    — Я мало что понимаю в ведении хозяйства, но я не круглая дура. Ты появился из ниоткуда. Ты врал, что никогда не слышал о Джейкобе Стоунере, но знаешь о нем и его семье все. Ты говорил, что тебе нужна работа, а сам оказался единственным человеком, способным оспорить мое право на ранчо…
    — Единственным? А как же Гордон?
    — Гордон — просто досадное недоразумение. У него нет шансов.
    Джейк слушал ее слова и не слышал. Он представлял, как раздевает ее, целует… Немалым усилием воли он заставил себя очнуться от грез. Последние слова Гвен объяснили ему все — он понял, зачем Майкле прислал его сюда, в чем состоит его помощь Гвен. И дело вовсе не в змеях. Он здесь для того, чтобы подарить Гвен ее мечту: дом, белый забор, корни для Крисси. Он — единственный человек, который может дать ей это, обеспечить ее безоговорочное право на владение ранчо. Но как он может сделать это?
    «Женись на ней».
    Слова прозвучали настолько близко и отчетливо, что Джейк невольно оглянулся. Рядом были только Гвен и Гранада, который, чувствуя напряжение в воздухе, прядал ушами и смотрел на людей со смесью любопытства и тревоги.
    — Итак, — требовательно спросила Гвен, — ты намерен сказать мне правду или нет?
    Джейк растянул губы в ленивой улыбке и погасил пламя своего желания. На время. Настанет момент, и эти мечущие гром и молнии зеленые глаза вспыхнут совсем иным пламенем. Надо будет поблагодарить Майклса при встрече, мелькнула мысль. Джейк окинул Гвен неспешным, оценивающим взглядом. Да, прощальный подарок хоть куда! Эти формы, эти глаза, эти губы обещали ему рай на земле. Теперь Джейк может не спешить: Гвен стоит того, чтобы подождать.
    — Джейк, я задала тебе вопрос и требую ответа. Ему очень нравилось, как вспыхивают румянцем ее щеки, когда она злится. Он не даст ей заснуть в их брачную ночь. Он еще помнит, какие струны женского тела надо затронуть, чтобы доставить женщине удовольствие. Джейк выпрямился, расправил плечи и снял шляпу.
    — Мисс Эштон, — произнес он отчетливо, — прошу вас стать моей женой.
    — Вы что?!
    Гвен испугалась, что глаза Пруденс выскочат из орбит и шлепнутся на стол.
    — Этим утром мы с Джейком поженимся. — Гвен сделала пируэт и присела в реверансе. — Как тебе мое платье? В этом платье Сара Уинтроп выходила за Берта. Мы с Дорис нашли его на чердаке.
    — Я могу переговорить с тобой наедине, Гвен? Вы извините меня, мистер Стоунер?
    — Конечно, мэм, — протянул Джейк и поднялся.
    — Нет. — Гвен схватила Джейка за руку. — Не стоит терять время. Нет ничего такого, чего бы мы не могли обсудить в его присутствии. Пруденс, я в своем уме. Мы с Джейком решили пожениться. Как только мы выйдем из твоего офиса, мы отправимся получать брачную лицензию, а затем — в мэрию. — Гвен села на стул и потянула Джейка за рукав. Он сел на соседний стул.
    — Ну что ж! Раз Гвен не захотела наедине объяснить мне причины своего помешательства, не обессудьте. Я буду говорить прямо. — Глаза Пруденс сузились, голос звучал холодно. — Я не знаю, зачем вы здесь, но, если вы пришли просить меня быть свидетелем на вашей свадьбе, увольте. Я не бросаю своих клиентов под колеса скорого поезда.
    — Том и Дорис будут нашими свидетелями. Они вместе с Крисси ждут в приемной. — Гвен заколебалась. — Я бы хотела, чтобы и ты присутствовала, но, если откажешься, я не обижусь.
    — Но я не понимаю, к чему такая спешка? А ваши родители? А дедушка и бабушка Крисси со стороны матери?
    — Я звонила им всем вчера весь вечер, — ответила Гвен. — Мои родители в Европе, ты же знаешь. Они пожелали мне счастья. — Гвен не стала рассказывать, что родители сказали ей примерно то же самое, что и Пруденс.
    Крисси. Именно из-за нее Гвен согласилась на это сумасшедшее предложение Джейка. Вначале она, конечно же, отказала. Вернее, восприняла его слова как неудачную шутку. Ему потребовалось два, дня, чтобы убедить ее в практичности своего предложения.
    У нее было несколько весомых и убедительных причин, чтобы согласиться на предложение Джейка. Сохранить ранчо. Осуществить свою мечту. Выполнить последнюю волю Берта. И, прежде всего, дать Крисси дом и счастливое детство.
    Их брак будет фиктивным. Она выходит замуж за Джейка, чтобы сохранить ранчо. Вопрос о постели они не поднимали. Гвен нахмурилась. А почему, собственно говоря?
    — Я не обижаюсь на вас за ваши сомнения, мисс Оуэн, — мягко произнес Джейк. — Но поверьте, Гвен поступает правильно.
    — То, что она выходит за вас замуж, не может быть правильным поступком, — отрезала Пруденс. — Подумай, Гвен. Этот человек возник из ниоткуда, он претендует на твое ранчо, а ты выходишь за него замуж. Ты не боишься, что однажды утром тебя найдут в постели мертвой? Это будет быстрее и эффективнее, чем судиться с тобой.
    — Именно поэтому мы здесь, — спокойно произнес Джейк. — Мы хотим, чтобы вы подготовили, а мы подписали несколько бумаг, прежде чем мы пойдем в мэрию.
    — Каких бумаг?
    — Я хочу составить завещание в пользу Гвен.
    — А Гвен, значит, должна будет сделать то же самое в вашу пользу?
    — Нет.
    — Не понимаю, — медленно произнесла Пруденс.
    — Мне неважно, в чью пользу будет завещание Гвен, — терпеливо объяснил Джейк. — В документе должно быть указано, что я ни на что не претендую.
    — Пруденс, — вмешалась Гвен, — это не Джейк женится на мне из-за ранчо, это я выхожу за него замуж из-за ранчо. Он отказывается от своих притязаний или притязаний своей семьи на эту землю.
    — Мы должны будем составить еще один документ, — сказал Джейк. — В нем должно быть сказано, что я вступаю в этот брак «с пустыми руками»и, в случае расторжения брачных уз, должен уйти ни с чем. Прошу вас как адвоката сформулировать это и оформить так, чтобы не к чему было подкопаться. Я не хочу, чтобы потом кто-нибудь беспокоил Гвен.
    — Потом?
    — Если со мной что-нибудь случится, — спокойно пояснил Джейк.
    — Чтобы составить такие документы, мне потребуется время. Думаю, что сразу после регистрации вы можете зайти ко мне и подписать их. Гвен, не уезжай на ранчо, не подписав этих бумаг, слышишь? Полагаю, что вашими планами медовый месяц не предусмотрен. Гвен почувствовала, что краснеет.
    — Может быть, позже, — пробормотала она. Почему они не обсудили с Джейком заранее этот, да и другие щекотливые моменты? Было бы хорошо узнать, что он думает и что чувствует по этому поводу. Гвен вспомнила его поцелуи, его большое, словно литое, тело, к которому ей так нравилось прижиматься, и покраснела еще сильнее.
    — Мы пойдем в кафе, выпьем кофе и через час вернемся. Вы успеете подготовить документы? — Пруденс кивнула, и Джейк продолжил:
    — В мэрию мы пойдем только после того, как подпишем все бумаги. Итак, мы вернемся через час.
    Один час. Всего через час она выйдет замуж за мужчину, который появился в ее жизни, чтобы отобрать ранчо. Внутри Гвен нарастала паника. Джейк протянул ей руку. Не раздумывая, она вложила в его раскрытую ладонь свою ладошку и сразу почувствовала, как ее тело наполняют тепло и умиротворение.
    — Ради Крисси, — тихо проговорил Джейк.
    — Ради Крисси, — эхом откликнулась Гвен и встала.
    Внезапно, по необъяснимой причине, ей захотелось смеяться, петь, танцевать. Пусть этот брак — для Крисси, но брачная ночь — для нее, Гвен. Ее обдало жаром. Гвен Эштон, ты спятила, окончательно и бесповоротно спятила. Ты выходишь замуж за незнакомого мужчину.
    Джейк открыл двери офиса. Навстречу ему бросилась Крисси, и он подхватил ее на руки. Гвен улыбнулась, глядя на них, затем улыбнулась всем сидящим в приемной. Ведь все невесты должны улыбаться в день свадьбы.
    — Жалеешь? — Джейк смотрел на нее поверх бокала с вином.
    — Нет. Да. Не знаю. — Гвен взяла кусок свадебного торта, который завершил прекрасный свадебный ужин, приготовленный Дорис. Том, Дорис и Крисси поужинали раньше и ушли спать. — Спасибо за цветы, Джейк. — Он удивил ее, преподнеся огромный букет подсолнухов, перед тем как они отправились в город.
    — У каждой невесты должны быть цветы. Наверное, купленные в магазине выглядели бы роскошнее…
    — Я люблю подсолнухи.
    — Я знаю. — Джейк улыбнулся. — Видел, как ты с ними разговариваешь.
    — Они так подошли к моему платью. — Гвен очень понравилось платье Сары в стиле сороковых годов с линией выреза в форме сердца.
    Откинувшись на спинку стула, Джейк внимательно и серьезно слушал ее.
    — Мне оно очень понравилось. Спасибо, что надела. Я ведь никогда не видел тебя в платье. — Его губы скривились в насмешливой улыбке. — Когда я дарил тебе подсолнухи, то был уверен, что они подойдут к джинсам. Гвен поперхнулась вином.
    — Ты действительно думал, что я надену джинсы на свою свадьбу?
    — Лапуля, я не был уверен, поженимся ли мы вообще, — протянул Джейк.
    Гвен опустила голову и стала чертить ногтем замысловатый узор на белой камчатой скатерти.
    — Я же пообещала.
    — Женщины много чего обещают.
    — Она сильно обидела тебя?
    — Кто?
    — Женщина, сделавшая тебя таким циничным.
    — Нет, — медленно ответил Джейк. — Она не обидела меня. Она предала меня, тайком став любовницей моего брата. Но это не причинило мне боли.
    — Ты любил ее?
    — Я собирался жениться на ней.
    — А твой брат знал об этом? — На его утвердительный кивок Гвен сказала:
    — Не представляю, чтобы мой брат мог причинить мне такую боль.
    — Я уже сказал тебе — эта не причинило мне боли. — Джейк пожал плечами. — Она притягивала мужчин, как магнит. А мой брат был очень красивым, дерзким, веселым парнем. Его улыбка и легкомысленная болтовня вскружили голову не одной девушке. Он коллекционировал их, как Крисси коллекционирует камешки. Мне просто не надо было знакомить их.
    — Но как ты мог не познакомить невесту со своим братом? — Гвен заколебалась. — Ты сказал, она спала с ним. Откуда ты узнал?
    — Она сама сказала мне.
    — Но ты во всем обвиняешь ее, а ведь для танго нужны двое. Твой брат попросту украл у тебя невесту. Прежде всего это он предал тебя.
    — Я не держу на него зла.
    — Ты говорил, что твой брат умер, — задумчиво произнесла Гвен. — Ты не думал о том, чтобы простить ее и вернуться?
    — Нет.
    — А может, все-таки стоит попробовать? Может, история с твоим братом была коротким помрачением ее рассудка?
    — Она умерла, — ровно произнес Джейк.
    Гвен испытала острое желание обнять Джейка и утешить его. Желание было смешным и нелепым, поскольку она никогда еще не встречала мужчину более самоуверенного и не нуждающегося в утешении, чем Джейк Стоунер.
    — Прости. Представляю, как это ужасно для тебя.
    — Не стоит превращать это в трагическую историю любви, — холодно ответил Джейк. — Я не любил ее, а она не любила меня.
    — Но вы должны были любить друг друга! Вы же собирались пожениться!
    Джейк отпил вино и пристально посмотрел в глаза Гвен.
    — Мы с тобой женаты, и что?
    И что? Гвен хотелось, чтобы именно он ответил на этот вопрос. Она решительно поднялась.
    — Думаю, мне следует пойти проверить, как там Крисси. — Гвен вышла, не дожидаясь ответа Джейка.
    Она направилась в комнату племянницы, отлично зная, что та наверняка спит, иначе давно бы уже была внизу. Взглянув на безмятежно спящую Крисси, Гвен зашла в ванную, умылась и почистила зубы.
    Вернуться в гостиную? Она застыла в нерешительности. Джейк ничего не сказал о том, как и где он собирается провести первую брачную ночь. Обычно жених и невеста проводят эту ночь вместе, как и множество последующих ночей, но ведь у них с Джейком ненастоящий брак. Гвен зашла в свою спальню, закрыла дверь и прислонилась к ней спиной.
    В доме было три больших спальни и столько же ванных комнат. Гвен спала в комнате Сары Уинтроп. У Дорис была своя комната на первом этаже. Крисси спала в комнате, которую Берт называл «запасной спальней». Джейку осталась комната самого Берта.
    Если он, конечно, захочет жить в Большом доме.
    Стоя у двери, Гвен попыталась увидеть свою комнату глазами Джейка. Одна стена была полностью увешена фотографиями ее родителей, брата и ее самой. На старую латунную кровать было наброшено зеленое стеганое одеяло, сшитое кем-то из предков Гвен еще в начале века.
    Еще одну стену Гвен называла «генеалогической». Из старомодных серебряных рамок на нее смотрели родители, бабушки и дедушки, прабабушки и прадедушки. Рядом с их портретами Гвен повесила фотографии членов семьи Берта. Подбирая фотографии для своей «галереи», Гвен была разочарована тем, что ни одна из фотографий в альбомах Берта не была подписана и датирована. Но она постаралась распределить их по эпохам в зависимости от нарядов. Сару Гвен знала. И не только по фотографиям, развешенным по всему дому, но и из разговоров с Бертом. Гвен перевела взгляд на фотографию другой женщины, которая, по ее предположению, была матерью Берта. У нее было доброе, располагающее лицо.
    Взгляд Гвен упал на фотографию третьей женщины, которую она определила как бабушку Берта. Может быть, фотография была старая и не очень качественная, но Гвен виделось что-то крайне неприятное в лице этой молодой женщины. На этой фотографии ей было не больше двадцати пяти, она была очень красива, по ее плечам рассыпаны густые темные кудри. Но взгляд женщины был тяжелым и жадным, а губы недовольно поджаты. Гвен несколько раз порывалась снять фотографию, но потом оставляла, считая это предательством по отношению к Берту.
    Сейчас Гвен казалось, что женщина насмехается над ней. Уж ее-то спальню муж наверняка посещал так часто, как она желала. Она могла прикидываться застенчивой, серьезной, благовоспитанной — любой, но всегда получала, что хотела.
    У Гвен перехватило дыхание. А чего хочет она, Гвен? Она хочет, чтобы Джейк Стоунер оказался в ее постели. Она хочет почувствовать прикосновение его рук к своему обнаженному телу, его губы на своих губах. Она хочет, чтобы он занялся с ней любовью.
    Заниматься любовью. Какое глупое словосочетание! Что такое любовь? Гвен любит вид из окна своей спальни. Любит подсолнухи. Любит Крисси. Любит…
    Она любит Джейка Стоунера!
    Наконец-то она набралась мужества и призналась себе в этом. Да, он высокий, красивый, стройный и широкоплечий, он возбуждает ее. Но было еще множество мелочей: его улыбка — одна для Крисси, другая для Дорис и совершенно особенная — для нее; его терпение — с Крисси, с лошадьми, с ней, Гвен; ощущение надежности и безопасности, когда он рядом.
    Пусть он колючий, самоуверенный, насмешливый. Пусть считает, что все на свете знает лучше, чем она. Пусть спорит с ней, но она не может не признать, что Джейк всегда почему-то оказывается прав. И спорит он вовсе не из духа противоречия, а ради того, чтобы всем было лучше.
    Она не имеет представления, что он испытывает к ней. Она не знает, хочет ли он, чтобы их брак стал настоящим, или нет. Гвен боялась спросить. А вдруг он ответит: «Не хочу»?
    А вдруг он ответит: «Хочу»?
    Гвен сняла туфли и расстегнула платье. Джейк не придет. Он считает, что они поженились слишком поспешно, руководствуясь практической выгодой. Она сняла нижнюю юбку и повесила на одну вешалку с платьем, затем сняла чулки. Он сам сказал, что женится на ней, чтобы помочь ей сохранить ранчо.
    Гвен задумалась. А что Джейк рассчитывает получить от их брака? Что, если Джейк этой ночью решит остаться в домике для рабочих вместе с Томом? Эти скачущие мысли сводили ее с ума.
    Решительно ступая босыми ногами, Гвен подошла к своей кровати, откинула одеяло и включила бра. Лучше она почитает один из старых журналов Берта, успокоится…
    А потом спустится вниз и соблазнит своего мужа.

Глава 10

    Гвен не спустилась вниз после того, как проведала Крисси, что не очень удивило Джейка. Он криво усмехнулся. Он успел узнать эту маленькую женщину и понял, что она — чистое золото. Много лет именно такие женщины были среди первых поселенцев — не побоявшиеся приехать в эти дикие места, построить дома, растить детей. У таких, как Гвен, крепкая основа и правильные принципы.
    На небе появилась первая звезда. Джейк чуть не завыл на эту маленькую светящуюся точку. У него совсем не осталось времени, Майкле может прийти за ним в любой момент. Единственное, на что надеялся Джейк, так это на мужское понимание Майклса.
    Женщины всегда долго готовятся к брачной ночи. Приводят себя в порядок, надевают что-нибудь соблазнительное. Но Гвен не нужны эти уловки. Сегодня за обедом Джейк не мог отвести от нее взгляд — в свете ламп ее волосы отливали золотом, платье подчеркивало все изгибы женственной фигурки. Джейк еле сдержался, чтобы не вскочить, не обогнуть стол, не склониться к Гвен и не прижаться губами к невероятно соблазнительной ложбинке на груди, которую открывало весьма целомудренное платье. Когда Гвен поймала его взгляд, она вспыхнула и сама не заметила, как задышала часто-часто. От этих воспоминаний у Джейка пересохло во рту, а низ живота налился тяжестью.
    Он взмолился, чтобы Дорис поскорее закончила уборку. Но там, наверху, он не станет спешить. Уж одну-то ночь Майкле разрешит ему провести с Гвен.
    От непреходящего желания у Джейка сводило все мышцы. Сегодня ночью он насладится женщиной в последний раз, чтобы потом помнить об этом вечность. Если сможет. Ведь он не помнит ни одну из своих земных «командировок». Неужели и с Гвен случится то же самое?
    Джейка охватила почти нестерпимая тоска, и он не мог понять ее причины. Ведь он так долго ждал этого, он должен радоваться. Он выполнил свою миссию, помог Гвен сохранить ранчо. Может, уже завтра его душа обретет долгожданный покой. Может, уже завтра за ним придет Майкле и переведет его через границу, разделяющую жизнь и смерть. За этой границей не будет боли, предательства, сожалений и ошибок. Мир и вечный покой.
    — Джейк! Ты не представляешь, что я нашла!
    Взволнованный голос Гвен ворвался в его сознание. Джейк резко обернулся. Она стояла в дверном проеме и казалась обнаженной. Облегающее одеяние бледно-зеленого цвета в подсветке электрических ламп создавало эффект абсолютной наготы. Джейка пронзило такое острое желание, что он с трудом сдержал стон.
    Больше всего на свете ему хотелось подхватить ее на руки, пулей взлететь наверх, бросить на кровать…
    — Что… — Джейк закашлялся, прочищая горло. — Что ты нашла?
    — Пойдем со мной. — Гвен схватила его за руку и потащила к лестнице. — Это в моей спальне.
    Он никогда не был наверху, но решил, что осмотрит дом завтра. Если все еще будет здесь.
    Гвен стремительно ворвалась в одну из комнат и втащила туда Джейка.
    — Смотри!
    Портрет в рамке на противоположной стене приковал его взгляд.
    — Будь я проклят, — тихо пробормотал он.
    — Забудь про эти фотографии и посмотри, что я обнаружила.
    Не слыша слов Гвен, Джейк подошел к портрету и спросил:
    — Почему здесь этот портрет?
    — Это бабушка Берта и жена Гордона Уинтропа. Почему ты так смотришь на нее? Только не говори, что считаешь ее красивой.
    — А разве она не красива?
    — У нее слишком близко посажены глаза, а поджатые губы говорят об эгоистичности и избалованности…
    Внезапно Гвен замолчала, и Джейк обернулся к ней.
    — Значит, ты знаешь, — ровным, безжизненным голосом произнесла она. Свет в ее глазах погас. — Я должна была догадаться.
    Не понимая, о чем она говорит, потому что его мысли были заняты совсем другим, Джейк протянул:
    — Да, лапуля, лучшего наряда для первой брачной ночи и придумать нельзя.
    — Спасибо. Спокойной ночи.
    Джейк нахмурился и сделал шаг по направлению к ней. Что-то во взгляде Гвен подсказывало ему, что он сделал непоправимую ошибку, но в чем? И все-таки он надеялся на благоприятный исход.
    — Ты сказала, что хочешь мне что-то показать.
    — Теперь это неважно. Тем более ты уже знаешь. Знал с самого начала.
    — Гвен, я не понимаю, о чем ты говоришь.
    — О Мэриан. Я говорю о Мэриан. Гвен с такой откровенной неприязнью произносила имя Мэриан, что Джейк улыбнулся. Но улыбка тут же сошла с его лица. Гвен была сердита, очень сердита, и с этим надо было что-то делать.
    — Гвен Стоунер, — тихо позвал он. — Знаешь, мне нравится, как это звучит.
    — Не уходи от темы.
    — Я и не ухожу. Весь вечер мои мысли заняты одной-единственной женщиной, и это отнюдь не Мэриан.
    — Не просто Мэриан, а Мэриан Уинтроп. А перед тем, как стать миссис Гордон Уинтроп, она была миссис Лютер Стоунер. Впрочем, ты знаешь это и без меня.
    Наконец-то до Джейка дошла причина ярости Гвен.
    — Ты считаешь, что я знал об этом?
    — Ты достаточно быстро узнал ее на портрете.
    Джейк не нашелся, что ответить. Вернее, как ответить, чтобы она поверила.
    — Ты хотела мне что-то показать.
    — Я передумала.
    — Если ты сделаешь еще шаг назад, то упадешь на кровать и решишь мою самую большую проблему.
    — Какую еще проблему?
    — Как затащить тебя в постель.
    — Неужели ты считаешь, что таким образом заставишь меня забыть о том, что сделал?
    Джейк вздохнул и усилием воли притушил огонь желания, снедавший его. Конечно, он мог бы повалить ее на кровать, и через пять минут она забыла бы обо всем на свете. Мог бы, но не станет. Он знал, что Гвен не простит ему этого. Да и он сам не простит себе. Когда они займутся любовью, это будет их обоюдное желание. Терпение и еще раз терпение, приказал себе Джейк.
    — Может, я смогу ответить на твой вопрос, если ты поточнее объяснишь мне, в чем все-таки ты меня обвиняешь?
    — Мэриан. — Гвен схватила с полки толстую тетрадь и бросила на кровать. — Здесь все написано.
    Джек наклонился и взял тетрадь. На титульном листе стояла дата: «1918 — 1923 гг.». Джейк повертел увесистый том в руках.
    — Мэриан вела дневник? — Джейк помнил:
    Мэриан считала, что чтение и письмо портят женскую внешность.
    — Не Мэриан, а ее невестка Эйприл, мать Берта. Прочти там, где закладка.
    Джейк послушно открыл тетрадь на заложенной странице. Красивым почерком была выведена дата: «12 мая 1921 года». Джейк начал читать вслух:
    «Этим утром мы похоронили Папашу Уинтропа. Внешние приличия требуют от меня скорби, но внутри я ликую. Его больше нет! Не представляю, как у такого злого, мерзкого человека мог родиться такой добрый и нежный сын, как мой дорогой муж Джеймс. Я поклялась себе, что Джеймс никогда не узнает, какой грязной скотиной был его отец, как он грубо домогался меня с первого дня жизни в этом доме».
    Да, Уинтроп ничуть не изменился, подумал Джейк.
    «Мэриан хоть и играет на публике роль безутешной вдовы, ничуть не жалеет о его смерти. Я знаю, как долго она оплакивала своего первого мужа, Лютера, чье имя Папаша У, запретил даже упоминать. Но Мэриан очень часто вспоминает о нем, я знаю».
    — Читай дальше, — раздался голос Гвен. — Сейчас начинается самое интересное.
    «Однажды я спросила Мэриан, почему она вышла замуж за Папашу У. Я ожидала, что она рассердится, но Мэриан рассказала мне интересную историю. Она сказала, что этого не произошло бы, если бы был жив брат Лютера. Она бы обязательно вышла замуж за него, но, поскольку Джейкоба Стоунера подстрелили во время вооруженного нападения на банк, ей пришлось выйти за Папашу У. Кто-то же должен был заботиться о ней и о ранчо. Если бы с моим дорогим Джеймсом что-нибудь случилось (не дай Бог!), я бы скорее предпочла стать школьной учительницей или уйти в монастырь, чем связать себя с таким негодяем, каким был Папаша У. Ни одно ранчо на свете не стоит такой жертвы, хотя Мэриан придерживается другого мнения».
    Джейк захлопнул тетрадь.
    — Согласен с девчонкой. Ни одно ранчо не стоит того, чтобы связать свою жизнь со старым козлом Гордоном.
    — Тогда какая же разница между мной и Мэриан? При этом ты в течение недели настойчиво убеждал меня выйти за тебя.
    Джейк открыл рот, но от возмущения не сразу нашелся, что сказать.
    — Сравнивать тебя и Мэриан — это все равно, что… Я хотел сказать, что Мэриан была мыльным пузырем. С тобой же мужчина смело может идти в огонь и в воду. Ты — настоящая. Гвен, неужели ты все еще считаешь, что я женился на тебе, чтобы наложить лапу на ранчо?
    — А что я должна думать? Я была уверена, что мое право на ранчо висит на волоске, и ты убедил меня принять твою помощь, твою, можно сказать, благородную жертву. На самом деле ты и твои родственнички знали, что это у вас нет прав на него, а мое право неоспоримо. Мэриан унаследовала ранчо после смерти Лютера, а потом его унаследовал Джеймс, ее сын и отец Берта. Оказывается, что мое право на наследование ранчо абсолютно законное. Ты знал это, поэтому и женился на мне. Ты еще хуже, чем Гордон Пиз, хуже, чем гремучая змея. Ты очень больно ужалил меня, Джейк Гремучка, но я выживу. Завтра утром я начну процедуру аннулирования нашего брака. — С этими словами Гвен отвернулась.
    Если бы она бросила ему в лицо комок грязи, Джейк разозлился бы меньше.
    — Не смей сравнивать меня с Гордоном Пизом, — свистящим от ярости голосом произнес он. Гвен резко обернулась, лицо ее пылало от ярости.
    — Да, ты прав. Я должна была сравнить тебя с Гордоном Уинтропом. Он тоже женился из-за ранчо.
    Нет, она таки умудрилась разозлить его еще больше.
    — Если бы я был Гордоном Уинтропом, — процедил он сквозь зубы, — ты бы давно уже лежала на спине с задранным подолом и раздвинутыми ногами. И вопрос об аннулировании брака отпал бы сам по себе.
    Кровь отлила от лица Гвен, оно стало белее мела.
    — Ты мне угрожаешь?
    — Лапуля, — протянул он, — когда мы наконец займемся любовью, ты будешь хотеть этого так же, как и я.
    — Никогда я этого не захочу!
    Джейк нарочито пристальным взглядом уставился на ложбинку, которую бесстыдно открывал ее наряд. Гвен не заметила, как ее дыхание тут же участилось, но почувствовала, как соски, помимо ее желания, твердеют и острыми пиками выступают под зеленым шелком. Насладившись зрелищем, Джейк перевел взгляд на ее пылающее лицо.
    — Лгунья.
    — Это ты лжец. Притворялся, что тебя не интересует ранчо!
    Несмотря на бушующую в нем ярость, Джейк залюбовался Гвен.
    — Да, я не говорил тебе всей правды, но я никогда не лгал тебе, — произнес он ровным голосом. — Да, я узнал Мэриан на портрете. Я видел этот портрет раньше. Тогда ее звали Мэриан Олсон. И я не знал, за кого она вышла замуж.
    — А почему в музее ты притворился, что никогда не слышал этого имени? Джейк заколебался.
    — Мой отчим всегда говорил, что Джейкоб Стоунер был плохим человеком. — Голос Джейка дрогнул. — Впрочем, это неважно. Поверь мне: я здесь не для того, чтобы лишить тебя ранчо. Я говорил тебе с самого начала: я здесь, чтобы помочь тебе. А как только это случится, я исчезну.
    — Мне не нужна твоя помощь. Можешь исчезать хоть сию минуту.
    Даже в этот момент тело Гвен оставалось соблазнительным в своей женственности. Джейк усмехнулся — Майклсу придется подождать. Джейк уже понял, что его миссия заключалась не только в ранчо, он должен сделать что-то еще, а это значит, что у него есть время. Интересно, что же уготовил ему Майкле?
    — Я не могу исчезнуть сейчас, — сказал он Гвен. — Не тебе решать, когда я должен уехать. — И прежде чем Гвен взорвалась от негодования, добавил:
    — И не мне.
    — Тогда кому?
    — Кто знает? — Джейк улыбнулся. — Знаешь, лапуля, ты — единственная женщина, которая остается сексуальной, даже когда открывает и закрывает рот, как рыба.
    Судя по тому, что Гвен не отреагировала на его замечание, она о чем-то размышляла. Интересно, что она задумала на этот раз.
    — Неужели ты все это затеял ради того, чтобы переспать со мной? Ты поэтому женился на мне?
    — Прежде всего, я женился на тебе, чтобы никто не смог оспорить твое право на ранчо. — Гвен хотела что-то сказать, но Джейк остановил ее взмахом руки. — И прежде чем ты снова начнешь нападать на меня, скажу тебе в последний раз. Я не знал, что после смерти Лютера Мэриан вышла замуж за Гордона. Что же касается моего желания оказаться с тобой в постели, то оно не имеет ничего общего ни с ранчо, ни с женитьбой. Мы просто мужчина и женщина, которые хотят друг друга.
    — Я не хочу тебя, — быстро произнесла Гвен. Но, увидев насмешливо приподнятую бровь, созналась:
    — Ну ладно, хочу. Только это ничего не значит. Точно так же я хочу огромную свиную отбивную с кэрри, но, поскольку точно знаю, что после нее мне станет плохо, я не буду ее есть.
    — Значит, я — свиная отбивная, которая обязательно нанесет вред твоему здоровью? Чем же я так плох?
    Гвен посмотрела ему в глаза.
    — Ведь ты не останешься здесь навсегда, да? Ты всегда говорил, что скоро уйдешь.
    — Да.
    — Но ты хочешь заняться со мной любовью, — не спросила, а утвердительно произнесла Гвен.
    — Да. И ты тоже хочешь этого. Взгляды серых и зеленых глаз схлестнулись в молчаливом поединке.
    — Если этой ночью я буду твоей, ты останешься?
    Господи, он бы отдал руку на отсечение, лишь бы иметь возможность честно сказать: «Да». Джейк очень хотел остаться, посвятив свою жизнь Гвен. Глупое желание, ненужная слабость. Он не может снова отдать себя во власть женщины, позволить ей причинить ему боль. Все это уже было в его прошлой жизни. Но Гвен ждала ответа.
    — Нет, я не останусь, даже если сегодняшнюю, завтрашнюю и еще сотню ночей мы проведем вместе. Не знаю, когда и как, но однажды я исчезну.
    Гвен побледнела, но не отвела взгляда.
    — А если я скажу, что полюбила тебя?
    — Нет. — Джейк отпрянул, будто его ударили бичом, но продолжал смотреть ей прямо в глаза. — Я никогда не просил тебя о любви.
    — Ты рассчитывал, что я лягу с тобой в постель без любви?
    — Почему нет? Женщины испокон века так поступают.
    — Понятно. — Гвен зябко поежилась и плотнее запахнула пеньюар. — Ты был честен со мной. Ты меня предупредил с самого начала, что не останешься надолго. Ты все время куда-то бежишь, лишь бы не привязаться и не полюбить. Да? Ты боишься полюбить?
    — Нет. Хотя может быть. Любовь превращает мужчину в дурака, в тряпку. Я все это уже проходил.
    Занавески на окне затрепетали от легкого ночного ветерка. До Джейка донесся запах Гвен — манящий, соблазнительный, ни на что не похожий. Бесконечно долгий взгляд зеленых глаз, казалось, пытается проникнуть в самые потаенные уголки его души. Затем очень медленно она развязала поясок пеньюара, повела плечами, и зеленый шелк лужицей растекся у ее босых ног. Переступив через него, она подошла вплотную к Джейку и положила руки ему на грудь.
    — Пойдем в постель, Джейк.
    — Что ты задумала, Гвен?
    — Ничего. Просто хочу, чтобы ты занялся со мной любовью. — Она чуть толкнула его, и он сделал шаг назад. Еще толчок — еще шаг. Его спина уперлась в дверь спальни.
    — Это не будет любовью, — хрипло произнес Джейк.
    — Не знаю, не уверена. Впрочем, сейчас это неважно. Слишком много людей, которых ты любил, предало тебя. Но я не предам, Джейк. Не сделаю тебе больно, поверь мне. — Гвен подняла руки и стала развязывать его черный галстук. — Этот старомодный наряд сидит на тебе как влитой. И очень тебе идет. Будто шился специально для тебя.
    Еще бы! Ведь это его собственный костюм. Видимо, когда Лютер поселился в его доме, он отнес все вещи брата на чердак. Джейк поймал руку Гвен, которая уже начала расстегивать его жилет. Он больше не должен дотрагиваться до нее, иначе он не выдержит. Он очень сильно, до боли хотел ее. Но сначала он должен подумать, понять, какую игру она затеяла, чтобы не причинить ей вреда.
    — Гвен, не сейчас. Пожалуйста.
    — Ты самый красивый и сексуальный жених, какого я когда-либо видела. — Она лукаво улыбнулась. — Эй, мистер! Я ваша на эту ночь, ведь вы выиграли меня в карты, помните? — Глядя ему в глаза своими бездонными зелеными глазищами, Гвен отступила на шаг, затем медленно спустила с плеча сначала одну тоненькую бретельку, затем другую и повела плечами. Зеленый шелк соскользнул с плеч, на мгновение задержался на высокой, упругой груди с призывно торчащими сосками и бесшумно опустился на пол еще одной зеленой лужицей.
    По телу Джейка прошла крупная дрожь. Его тело, его мозг — все было напряжено до предела. Он не может, не должен делать это. Стоит ему вкусить ее ласк, прикоснуться к ее коже, приникнуть губами к ее губам, войти медленно и глубоко в ее плоть, и тогда он не сможет расстаться с ней, умрет от ожидания неминуемой разлуки. А разлука неминуема. Нет, он не может так обидеть Гвен. И правду рассказать он тоже не может. Гвен вытащила его рубашку из брюк и взялась за пряжку пояса.
    Если он тотчас не уйдет… Джейк нащупал за спиной дверную ручку.
    — Я буду спать в домике для рабочих. — Толкнув дверь, он выскочил из спальни и бегом сбежал вниз по лестнице.
    Гвен осторожно прикрыла дверь спальни, хотя только Бог знает, как ей хотелось хлопнуть ею изо всех сил. Но больше всего ей хотелось прихлопнуть этой дверью голову Джейка Стоунера. Стоило ему увидеть ее тощее, бледное тело, как он тут же сбежал. Отшвырнув ногой злосчастную ночную рубашку, Гвен подошла к шифоньеру и выхватила спортивные штаны и джемпер. Даже надев их, она не согрелась, поэтому взяла с кровати стеганое одеяло и завернулась в него. Выключив свет, Гвен подошла к окну.
    Джейк стоял посреди двора, засунув руки в карманы и уныло опустив плечи.
    Женщина, предавшая Джейка, словно заморозила его. Гвен надеялась растопить лед в его сердце, продемонстрировав всю свою любовь в постели. Ей почему-то казалось, что Джейк лжет, говоря, что не любит ее. Гвен видела его взгляд и могла поклясться, что это не так. Или она принимает желаемое за действительное?
    Что, по существу, она знает о Джейке Стоунере, своем муже? Самое главное. Как он относится к Крисси, к Мэку, к Дорис, к Тому, к лошадям. Она знает, что он благородный человек. Пусть ей неизвестно его прошлое, это не так уж и важно. Она знает, что его предали те, кого он любил и кому верил. Может, в один прекрасный день он расскажет ей эту историю. Если нет, она не будет настаивать. Все, чего она хотела, это его любви.
    Со своего наблюдательного пункта Гвен увидела, что Джейк направился к дому для работников. Если бы она знала, каких усилий ему стоило не оглянуться и не посмотреть на ее окно! Он был уверен, что она наблюдает за ним, он чувствовал это. Нет, Джейк не сомневался в правильности своего решения. Он не мог заняться с ней любовью, зная, что уже завтра он может исчезнуть. Нет, Майкле не может быть таким жестоким, он, без сомнения, даст Джейку возможность хотя бы попрощаться.
    Гвен стало холодно, и она плотнее укуталась в одеяло. Всю жизнь она страдала из-за того, что приходилось переезжать с места на место. И теперь, когда она обрела дом, угораздило же ее влюбиться в перекатиполе. Нет, кочевая жизнь больше не для нее и тем более не для Крисси. Если ей не удастся убедить Джейка жить с ними, что ж…
    Она проживет и без него. То, что он сбежал этой ночью из ее спальни, даже к лучшему. Ее взгляд остановился на портрете Мэриан — красавица из далекого прошлого насмехалась над ней.
    — От тебя бы он не сбежал, да? — грустно спросила Гвен. — Но ты бы не сделала его счастливым. Он сильный человек, и ему нужна рядом сильная женщина. А я сильная. Он останется, я знаю. И, мы будем счастливы, слышишь?
    Но пока это была только мечта, облаченная в слова.
    Несколько часов спустя Гвен, одетая, лежала на кровати и смотрела в потолок. Она не надеялась, что Джейк передумает и вернется в супружескую постель. Гвен боялась, что, стоит ей закрыть глаза, она уснет, а когда утром откроет их, то узнает, что Джейк исчез.
    В дверь спальни негромко поскребся Мэк и деликатно тявкнул. Гвен поднялась и открыла дверь.
    — Что, пришел меня утешить? Пес тявкнул чуть громче. Гвен вздохнула.
    — А потерпеть не можешь? Неужели всем большим собакам надо и ночью гулять?
    Ночь была тиха и безветренна. Гвен спустилась вниз и открыла дверь. Мэк шел рядом с ней, громко цокая когтями по деревянному полу. Гвен, по-прежнему кутаясь в одеяло, села на ступеньку веранды. Собака стояла рядом с ней, как часовой, повернув настороженную морду в сторону дороги.
    — Давай, Мэк, пойдем в дом.
    Вдруг Мэк тихо, но угрожающе зарычал. Занятая своими думами, Гвен не сразу увидела, что шерсть на его спине встала дыбом. А когда увидела, было уже поздно. Она вскочила, чтобы схватить пса за ошейник, но он уже несся через двор к дороге. Сбросив одеяло, Гвен вбежала в дом, сунула ноги в сапоги Берта и сдернула со стены старое ружье. Кто бы там ни был, он не знает, что ружье не заряжено. Выскочив из дома, Гвен пробежала через двор, затем мимо домика для рабочих, успев стукнуть несколько раз в дверь, и помчалась к дороге.
    Примерно через милю она увидела очертания автомобиля, стоящего на обочине. Где-то впереди Мэк разразился яростным лаем, видимо, он увидел незваного гостя. В ответ на его лай мужской голос стал выкрикивать ругательства. Гвен узнала этот голос. Ее глаза уже привыкли к темноте, и она увидела, что Мэк готов напасть на негодяя. Вдруг в лунном свете холодно блеснул металл — Гвен увидела, что мужчина наставил на собаку ружье.
    — Стоять, Мэк! — закричала Гвен что есть силы. — Стоять!
    Услышав голос хозяйки, Мэк заколебался, но продолжал неистово лаять. Позади Гвен кто-то закричал, но она не обратила на это внимания. Отбросив ружье, она пыталась ухватить пса за ошейник.
    — Убирайся, Гордон. Я не смогу долго его удерживать. Но если ты не уйдешь, я вызову шерифа.
    Мужчина некоторое время оставался неподвижным, затем развернулся с явным намерением уйти. В этот момент Мэк вырвался и бросился вдогонку. Гордон резко обернулся, вскинул ружье и прицелился. Гвен закричала, бросилась к собаке, намереваясь прикрыть ее собой. Как в замедленной съемке, Гвен услышала выстрел, разорвавший тишину ночи, увидела, как взвился дымок над дулом, и в тот же миг упала на Мэка, придавленная сверху тяжестью чьего-то тела.
    Гордон ругнулся и бросился бежать. Собрав остатки сил, Гвен крикнула, чтобы он вернулся, но негодяй припустил еще быстрее. Хлопнула дверца машины, завелся двигатель, и машина исчезла во мраке.
    Луна спряталась за тучи, и наступила кромешная тьма. Гвен прислушалась, но ничего не услышала. Выбравшись из-под тяжелого тела, она позвала:
    — Мэк? Джейк? Том? Дорис? Кто здесь?
    В ответ — тишина.
    Встав на колени, Гвен стала шарить руками вокруг. Сначала она наткнулась на Мэка. Ощупав неподвижное тело собаки, она не нашла следов крови и немного успокоилась. Хотя пес оставался неподвижным, но сердце его билось ровно. Нащупав на его голове шишку, Гвен решила, что при падении Мэк ударился и потерял сознание. Она поможет ему сразу, как только найдет Джейка.
    Гвен не сомневалась, что именно он спас их, придавив к земле своим телом в момент выстрела, эхо которого все еще звучало в ее ушах. Она осторожно отползла в сторону, ощупывая землю вокруг. Наконец ее рука коснулась мужского ботинка.
    — Джейк? Нет ответа.
    Оцепенев от страха, Гвен тем не менее стала ощупывать его неподвижное тело.
    — Джейк, очнись. Джейк, поговори со мной. Слышишь?
    На его груди пальцы Гвен почувствовали что-то теплое и липкое. В этот миг из-за туч выглянула луна, и Гвен вскрикнула: по ее пальцам стекала алая кровь.
    — Нет, Джейк, нет. Не умирай. Не смей умирать, слышишь?
    Рывком стащив с себя свитер, Гвен свернула его и приложила к груди Джейка. Она должна позвать кого-нибудь на помощь, самой ей не справиться. Но она не может оставить здесь Джейка одного. Очень осторожно она положила на свитер сначала одну его руку, затем — другую. Ее глаза застилали слезы, но она не позволила себе разрыдаться: сейчас не время.
    Еще раз убедившись, что свитер держится на груди Джейка, Гвен с трудом поднялась на ноги. Один сапог где-то потерялся, но она не стала тратить время на его поиски. В ночной тиши послышался цокот копыт. Лошади! Посмотрев в сторону пастбища, Гвен увидела, что лошади сгрудились посередине и нервно поводят головами. Берт говорил ей, что запах крови пугает лошадей. Но ей необходима лошадь, чтобы быстрее добраться до дома. Взобравшись на изгородь, Гвен попыталась свистнуть, как это делает Джейк, подзывая лошадь, но из ее рта вырвалось только глухое шипение.
    — Вегас, Сюзи, пожалуйста, идите сюда! Помогите мне, — взмолилась Гвен в отчаянии.
    Внезапно от сгрудившегося табуна отделилась одна тень и направилась к ней, нервно пофыркивая. Сердце Гвен ушло в пятки, когда она узнала Гранаду, огромного коня, с которым умел управляться только Джейк. Еще Берт говорил ей, что Гранада молод, норовист и необъезжен. Он никогда не позволял Гвен даже приближаться к нему.
    Гвен пролезла между двумя рядами колючей проволоки.
    — Спасибо, что пришел, Гранада. Ты должен мне помочь. — Гвен еле сдерживала рвущиеся наружу рыдания. Конь слишком большой для нее, но она должна попробовать на него взобраться. Обняв Гранаду за шею и поглаживая по гриве, она подвела его к камню. К ее удивлению, конь с готовностью выполнял все ее команды. Взобравшись на камень, Гвен вскарабкалась на спину коня, который изо всех сил старался помочь ей. Если она сможет удержаться на нем без седла…
    Она удержится. Она должна удержаться. Ради Джейка.
    Он не умрет. Он не может умереть.

Глава 11

    — Спасибо. Как ты узнала, что я здесь?
    — Мне позвонила Дорис. — Женщина села на стул рядом с Гвен. — Она просила передать тебе, что Крисси еще спит и что Том осмотрел Мэка. Бедный пес немного слабоват, но с ним все в порядке.
    — Представляешь, он все понял. Он лег рядом с Джейком, положил голову ему на грудь, прямо на рану, чтобы остановить кровотечение. Ведь я должна была пойти за помощью…
    — Я знаю, Гвен. Дорис мне все рассказала. Ты поступила правильно. Ты спасла Джейку жизнь.
    — Да? А почему никто не выходит и не говорит, что с ним? Я жду уже целую вечность. — Голос Гвен сорвался на крик. Какой-то мужчина в приемном покое укоризненно посмотрел на нее. Гвен взяла себя в руки — истерика не поможет Джейку.
    — Может, привезти тебе какую-нибудь одежду? — спросила Пруденс. — Расческу, помаду?
    — Зачем? Разве этим поможешь Джейку?
    — Я просто подумала, что ты почувствуешь себя лучше в своей одежде, чем в старом плаще Берта. Зачем ты надела его? Тебе холодно?
    Гвен плотнее завернулась в желтую прорезиненную ткань.
    — У меня под ним ничего нет. Я сняла свитер, чтобы… — Гвен запнулась. — После того как вызвала «скорую помощь», я схватила и надела первое, что попалось под руку. Я должна была разбудить Тома и быстрее вернуться к Джейку.
    Пруденс осторожно вытащила из дрожащей руки Гвен стаканчик с кофе и поставила его на стол. Взяв руки Гвен в свои, Пруденс спросила:
    — Не хочешь рассказать мне, что случилось?
    — Это был Гордон. Я узнала его голос. Однажды кто-то уже перерезал колючую проволоку, которой обнесены загоны для скота, но я и подумать не могла, что это он. — Гвен всхлипнула. — Когда шериф вернулся, то сказал, что Гордон настолько испугался, что потерял выдержку… А Джейк потерял все. Господи, сколько крови! Этот негодяй убил его!
    — Не думала, что Гордон может оказаться по-настоящему опасен.
    — И я не думала.
    — Давай поговорим о чем-нибудь другом, — мягко предложила Пруденс. — Или помолчим, если хочешь.
    — Помолчим. Я слишком переживаю, чтобы разговаривать. Или думать. — Гвен натянула плащ на колени. — Гордон был пьян, когда шериф пришел за ним. Наверное, он был уже пьян, когда стрелял. Кто знает? Джейк загородил нас собой. Он всегда считает, что знает лучше, как нужно поступить. Подстрелить должны были меня, потому что это я выпустила Мэка, а этого не надо было делать, а когда пошла за ним, не надо было будить Джейка, но я это сделала… — Гвен не замечала, что говорит все быстрее и быстрее. Наконец ей не хватило дыхания, и она смолкла. Стиснув руки, она пыталась унять дрожь при воспоминании о крови Джейка, струящейся по ее пальцам. Ни мыло, ни горячая вода не помогли ей избавиться от этого ощущения.
    — Миссис Стоунер? — Рядом с ней стоял мужчина в зеленом хирургическом халате. — Я только что из операционной. Вашего мужа перевезли в реанимацию.
    — Что это значит? С ним все в порядке? Спасибо, доктор, спасибо! Тот нахмурился.
    — Операция была тяжелой. Все решат несколько следующих часов.
    — Что это значит? — Гвен задрожала и стала нервно кутаться в плащ.
    — По правде говоря, миссис Стоунер… — Доктор секунду заколебался. — Мы, безусловно, кое-чему научились в плане помощи телу, но дух человеческий по-прежнему остается великой тайной. Теперь все зависит от вашего мужа — насколько велико его желание жить. Я знаю случаи, когда выживали больные, находившиеся в намного худшем состоянии, чем он. Шрамы на теле вашего мужа говорят о том, что он достаточно крепок и немало перенес на своем веку. Мы делаем все, что в наших силах, вам остается только молиться.
    — Я могу его увидеть?
    — Пока нет. Как только будет можно, вас позовут. — Уже в дверном проеме доктор обернулся:
    — Молитесь, миссис Стоунер. Доктора делают, что могут, но в вашем случае лучше надеяться на чудо.
    Джейк слышал музыку. Невероятной чистоты звуки были настолько красивы, что Джейк открыл глаза, чтобы посмотреть на музыканта. Он увидел, что стоит у входа в узкий тоннель, в конце которого сияет свет. Этот свет манил его, и Джейк неуверенно сделал первый шаг. Он почувствовал, что под ногами нет пола, но не испугался: он точно знал, что не упадет. По его телу разливались покой и умиротворенность, боль из груди постепенно уходила. При этом что-то все-таки беспокоило его, что-то там, позади, но свет впереди притягивал его неодолимо.
    В конце тоннеля, в ореоле неземного сияния, стоял человек. Подойдя ближе, Джейк узнал Майклса. Но этот Майкле был мало похож на того, с которым привык общаться Джейк. Не было ни котелка, ни галстука. Этот Майкле был одет в длинную белую одежду.
    — Что происходит? Где я?
    — Твоя миссия на земле окончена. Поздравляю, Джейкоб. Ты заслужил право находиться здесь. — Майкле усмехнулся; — Как вы, люди, говорите — ты заслужил свои крылья.
    Покой и глубокое удовлетворение снизошли на Джейка. Но вдруг он услышал слабый, едва различимый голос, зовущий его по имени. Нахмурившись, он оглянулся по сторонам в поисках зовущего. Его окружал плотный белый туман, но вместо влаги и холода он испытывал всепроникающее тепло. Кроме него и Майклса, в этом тоннеле больше никого не было. И снова Джейка встревожило это странное, ноющее чувство, нарушающее обретенный покой. Голос снова позвал его — на этот раз тише и глуше.
    — Ты слышал?
    — Слышал что? — удивленно спросил Майкле. Джейк никогда не видел Майклса таким. Суровый, бескомпромиссный судья превратился в мудрого ангела, излучающего свет и покой. Джейк почувствовал, как рядом с ним его покидают все земные тревоги и огорчения. Наконец-то его душа обретает покой и мир.
    — Я ничего не слышу. — Силуэт Майклса качнулся и растворился в тумане. Внезапно Джейк почувствовал прикосновение, лицо Майклса выступило из тумана совсем рядом. — Пойдем. Тебя ждут.
    — Да-да, пойдем. — Джейк двинулся за Майкл-сом, но внезапно остановился. — Я слышу ее голос. Это Гвен. Где она?
    — Ее время еще не пришло, Джейкоб. Ты сделал то, что должен был сделать. Родители Крисси ушли раньше отведенного им времени. Ты был послан, чтобы малышка не осталась одна. Ты спас Гвен, и это было твоим последним заданием.
    — А если Гордон Пиз снова попытается ее убить? Он будет добиваться этого ранчо всеми правдами и не правдами. Без меня он обязательно убьет ее.
    — Она в безопасности. Она узнала Гордона по голосу и сказала об этом шерифу. Они уже арестовали Гордона.
    — Он сознался?
    Глаза Майклса лукаво блеснули.
    — Да. Его адвокат пытался протестовать, но Гордону был дан шанс заглянуть в свою черную душу и осознать, к чему привели его зависть и алчность. Он купил ружье, чтобы пристрелить собаку, но, когда Гвен узнала его и окликнула по имени, он запаниковал. Убив человека, Гордон испытал настоящий шок. Он признал, что на какой-то миг просто обезумел и решил, что, убив Гвен, скроет следы преступления и получит дядино наследство.
    — Гордон убил человека? На лице Майклса появилось сочувствующее выражение.
    — Он убил тебя, Джейкоб.
    — Меня? То есть на самом деле я мертв? — обескураженно прошептал Джейк.
    — Как ты и хотел. Тебе больше не надо находиться среди людей, где царят зло, ложь, жестокость.
    — Нет, среди людей есть много хороших. Это и Гвен, и Крисси…
    Джейк не увидел, но почувствовал, как от взмаха крыльев его обдало теплым и, как ни странно, сухим воздухом.
    — Два человека и все человечество! Что могут противопоставить они миру, где царят зло и насилие? У человечества нет надежды…
    — Я не согласен с тобой. Надежда есть всегда.
    Майкле посмотрел на Джейка, в его взгляде сквозило лукавство.
    — Ты действительно веришь в то, что говоришь? Ты пытался спасти Лютера, а он смеялся над тобой. Ты спас ребенка, но сам был подстрелен там, у банка. Ты женился на Гвен, чтобы помочь ей, а она обвинила тебя в том, что ты обманул ее, желая завладеть ранчо. Сколько еще раз ты должен обжечься?
    — А что, за это разве наказывают?
    — Наказывают? Джейк, — Майкле развел руками, — большинство людей вряд ли сочли бы пребывание здесь наказанием. Здесь, наверху, царят гармония, любовь и красота.
    Внезапно туман рассеялся. Джейк увидел, что стоит на краю поля, усыпанного голубыми и красными цветами. Посреди поля стояли, взявшись за руки, его родители. Рядом с ними стоял Лютер. Вдруг Джейк услышал серебристый смех. Он поднял голову и увидел, как над его головой на маленьком облачке проплыла рыжеволосая девочка, похожая на маленькую фею. За ее спиной виднелись два маленьких беленьких крылышка. Джейк вспомнил Крисси. Лютер печально улыбнулся брату.
    — Привет, брат. Удивлен, встретив меня здесь? После того как ты погиб, спасая того мальчика, я вдруг осознал, в какого негодяя превратился. Это изменило всю мою жизнь. Спасибо, брат.
    Джейка окликнула Ма. Она все повторяла и повторяла его имя, по ее лицу струились легкие слезы. Отец обнял Ма за плечи и крепко прижал к себе, бросив на сына многозначительный взгляд. Джейк догадался: отец дает ему понять, что мать сделала все, что смогла, она хотела как лучше и не виновата в своей слабости. Па взглядом призывал его забыть обиды и простить мать. Джейк посмотрел на нее, затем неуверенно улыбнулся. Мать тоже улыбнулась ему сквозь слезы робкой улыбкой. Джейк вдруг осознал, что мама всегда любила его, как могла, как умела. Вид своей счастливой семьи наполнил Джейка теплом и счастьем, — Твоя семья долго ждала тебя, Джейкоб. Здесь все, кого ты любишь и кто любит тебя.
    Далекий, едва различимый голос вновь позвал его по имени. Нет, здесь не все, кого он любит.
    — Я должен вернуться.
    — Вернуться? Зачем, Джейкоб? Ты много потрудился, чтобы заработать право находиться здесь. И ты заслужил эту награду. Что ждет тебя среди людей — глупость, насилие, войны, зависть, загрязненная атмосфера? Если ты вернешься на ранчо, тебе придется работать не покладая рук. А ведь еще есть болезни, наводнения, засухи, снежные бури, землетрясения, налоги, продажные политики и никакой гарантии счастья.
    — Я буду не один, а вместе мы все преодолеем. С кем я должен здесь поговорить, чтобы вернуться?
    Майкле улыбнулся.
    — С собой, Джейкоб. Это твой выбор, поэтому решать тебе, и только тебе. Если ты хочешь вернуться… — Майкле развел руки. — Иди.
    — Как долго я могу пробыть на земле?
    — Всю оставшуюся жизнь, а это значит… — Майкле не договорил, его крылья затрепетали. — Этого я не могу тебе сказать. Могу только пожелать то, что мы желаем каждому ребенку, появившемуся на свет, — жизни и любви.
    Джейк развернулся и быстро пошел назад. Уже у самого входа в тоннель он оглянулся и помахал рукой. Отец, мама и Лютер махали ему в ответ, постепенно растворяясь в тумане. На одно мгновение Джейк заколебался, но далекий голос Гвен позвал его снова. У входа в тоннель его поджидал Майкле.
    — Как вижу, ты не удивлен, — сказал Джейк. — Ты ведь знал, что я захочу вернуться?
    — Знал, Джейк.
    Силуэт Майклса терял свои очертания и медленно бледнел. Не человек, не ангел, а просто сияющее облачко, в переливах которого был и белый, и золотистый, и все оттенки, существующие на земле и на небе. Из центра многоцветного, переливающегося облака раздался тихий смех.
    — Знаешь, Джейк, я видел Гвен в твоей реанимационной палате…
    Джейк не успел ответить, потому что снова услышал ее голос. Она звала его, просила вернуться, говорила, что он нужен ей. Джейк медленно вошел в тоннель, затем пошел быстрее, затем побежал, все быстрее и быстрее…
    Гвен неподвижно сидела на стуле возле кровати Джейка в палате реанимации. После операции прошло уже несколько часов, показавшихся Гвен вечностью. Заходили и выходили врачи и медсестры. В их глазах она видела сочувствие и ответ на вопрос, который боялась задать вслух. Пруденс принесла еду, заботливо приготовленную Дорис и привезенную Томом. Пруденс принесла также туфли и чистую одежду, но Гвен, которой казалось, что стоит ей отлучиться на несколько минут, как Джейк умрет, не захотела переодеваться.
    Одной рукой она крепко сжимала руку Джейка, в другой держала картинку, нарисованную Крисси, — они втроем на чертовом колесе.
    В первое мгновение, когда врачи разрешили ей увидеть Джейка, Гвен разрыдалась. Спустя несколько часов слез больше не осталось. Джейк лежал на кровати бледный, неподвижный, опутанный проводами. Многочисленные приборы бесшумно высвечивали какие-то цифры, линии, иногда попискивали, но она больше не следила за ними. Машина могла не знать, но Гвен знала, чувствовала, что Джейк умирает. Но он не может покинуть ее вот так, даже не узнав, как она его любит. Она непременно должна сказать ему об этом.
    — Я — твоя жена, Джейк, понимаешь? Я — твоя жена. Ты нужен мне. Ты нужен Крисси. Мы любим тебя, Джейк. Не покидай нас. Не покидай меня, Джейк. Мне не важно твое прошлое, твои секреты. Я люблю тебя такого, как ты есть, нынешнего. Не смей умирать, слышишь, ковбой?! Черт тебя побери, я приказываю тебе не умирать, Джейк Стоунер! Джейк, ты должен жить. Джейк, умоляю тебя, вернись. Я так люблю тебя. Ты должен жить. Жить!
    Гвен почувствовала какое-то движение в совершенно неподвижном воздухе. Она все поняла. Боль и отчаяние пронзили ее. Ей не надо было смотреть на потухшие дисплеи приборов, она и так знала, что Джейк умер. Он оставил ее, оставил одну. Она позовет врачей, но только через минуту. Ей нужно проститься с ним, проститься навсегда. Одинокая слеза скатилась по ее щеке.
    — Я любила тебя, Джейк. Я очень сильно тебя любила. Прости, что не сказала тебе этого раньше. Надеюсь, ты слышишь меня. Я любила тебя, Джейк Стоунер. Прощай.
    Рядом с кроватью Гвен заметила врача в зеленой хирургической одежде. Она не слышала, как он вошел. На табличке, прикрепленной к нагрудному карману, Гвен прочитала его имя — «Майкле». Этого врача она еще не видела. Она с мольбой вглядывалась в него, мечтая услышать, что и она, и все эти приборы ошиблись, и понимала, что все кончено.
    Доктор улыбнулся и кивком указал на рисунок.
    — Настоящая художница.
    Глаза доктора светились добротой. Намеренно или случайно он напомнил ей, что у нее осталась Крисси.
    — Это был счастливый день.
    — Это заметно. — Доктор Майкле протянул руку и взял рисунок.
    — Она любила его. Он очень хорошо к ней относился. И к животным тоже. Он был храбрым. Он спас мне жизнь. Не потому, что я его жена и он любил меня, просто он такой человек. Был. Настоящий мужчина.
    — Я уверен, что Джейк любит тебя.
    — Да. Думаю, что любит. Вернее, любил. Хотя сам, наверное, и не осознавал этого. — Гвен всхлипнула. — Звучит глупо, да? Но это правда. Не знаю ее имени, но она была дурой. О таком мужчине, как Джейк, женщина может только мечтать. Она бросила его и проиграла.
    — Ты не проиграешь, потому что будешь рядом с ним всегда.
    — Да, всегда. Хотя, если бы вы знали, сколько раз в день я увольняла и прогоняла его… Слава Богу, что он не уходил. Ведь на самом деле я никогда не хотела, чтобы он ушел. — Гвен печально улыбнулась. — Просто у него был невыносимый характер, и ему нравилось доводить меня до белого каления.
    — Никто из нас не совершенен.
    — Точно. Джейк Стоунер явно не был совершенством, но я любила его. Он был самоуверенным и все время командовал мной. Считал, что лучше всех знает, как надо поступать. — Гвен понимала, что должна встать и уйти, чтобы доктор мог сделать все, что полагается в таких случаях, но не могла. Еще минуту, еще немножко побыть рядом с Джейком, хотя тому уже все равно. Гвен откашлялась. — Он спас мне жизнь.
    — Я знаю. Теперь все ваши мечты сбылись: ранчо — ваше, у вас с Крисси есть дом, о котором вы мечтали.
    — У меня никогда не было дома, — зачем-то стала она рассказывать доктору Майклсу. — Мы всегда куда-то переезжали, и я очень страдала из-за этого в детстве. Я не хотела такой судьбы для Крисси, но теперь все уже неважно. Если ты о чем-то мечтаешь, это не значит, что ты обязательно достигнешь своей мечты. — Гвен прикрыла глаза. — Из Джейка получился бы прекрасный отец.
    — Ты его очень любишь.
    — Да. — Ее палец рисовал ломаные линии на больничной простыне рядом с неподвижной рукой Джейка. — Но я не успела сказать ему об этом, представляете? Как вы думаете, может, он слышит меня? Знаете, сегодня должна была быть наша брачная ночь.
    — Я уверен, что он тебя слышит. — Доктор Майкле отступил от кровати. — Кроме того, я уверен, что с Джейкобом все будет в порядке.
    — Что вы сказали? — Голос Гвен дрогнул. Наверное, она ослышалась. Ведь Джейк умер.
    Она почувствовала, когда его душа покинула эту больничную палату, в то мгновение она ощутила холод и пустоту. — Вы сказали, что с ним… с ним будет все в порядке?
    Доктор усмехнулся.
    — Он наверняка будет снова тобой командовать, считая, что лучше всех знает, что и как нужно делать. И высокомерным он тоже останется. Но мне почему-то кажется, что ты справишься с этим.
    Чувство острого облегчения волной прокатилось по телу Гвен. Она не могла ни пошевелиться, ни произнести хоть слово, даже думать или плакать не могла. Джейк жив? Наверное, она не правильно поняла слова доктора и нужно переспросить.
    Доктора Майклса в палате не было.
    Гвен поморгала. Может, она задремала и все это ей приснилось? Может, никакого доктора и не было? Просто ей так хотелось, чтобы Джейк был жив, что она вообразила и доктора, и весь разговор с ним, и его последние обнадеживающие слова. Медленно, с замирающим сердцем Гвен повернулась к датчикам и, не удержавшись, вскрикнула, увидев мелькание зигзагообразных линий.
    Смерть Джейка была просто ночным кошмаром. Не было никакого доктора Майклса с добрым взглядом, который, не притрагиваясь к Джейку и не глядя на все эти датчики, сказал ей, что Джейк жив и с ним все будет хорошо. Но Гвен смутно помнила, как странный доктор подошел к кровати и провел руками над телом Джейка от головы до пят.
    Гвен набралась, храбрости и посмотрела в лицо Джейка. Она могла поклясться, что оно стало не таким бледным, более того, она ощутила его дыхание.
    Не в силах справиться с нахлынувшими чувствами, Гвен в изнеможении склонила голову, прижалась щекой к загорелой руке Джейка и заплакала. Затем осторожно повернула голову и прижалась к его — о, чудо! — теплой ладони губами.
    — Чертов Джейк Стоунер, ты напугал меня до смерти! Не смей умирать! Борись! Я хочу, чтобы ты жил.
    — Как прикажете, леди-босс. Гвен вскинула голову. На нее с улыбкой смотрел Джейк.
    — Я люблю тебя, — прошептала она и снова заплакала.
    Тыльной стороной ладони Джейк смахнул слезинку с ее щеки.
    — Если ты меня действительно любишь, то устроишь для меня ночные скачки в том виде, в котором ты делала это сегодня ночью.
    — В свитере?
    — Без него. — Он смахнул еще одну слезинку. — Я очнулся на мгновение и увидел потрясающую картину — ты с обнаженной грудью верхом на Гранаде.
    Гвен вспыхнула, а Джейк рассмеялся.
    — Джейк, — решительно произнесла Гвен. — Если ты решишь уехать, я не стану тебя задерживать. Но знай, что мы с Крисси поедем с тобой.
    Джейк, казалось, не слушал Гвен, внимательно изучая ее плащ.
    — Вам никуда не придется ехать, — сказал он. — Послушай, у тебя есть что-нибудь под ним?
    — Нет. Да. Спортивные штаны. Джейк, я хочу сказать, что мне все равно, куда мы поедем и как часто будем переезжать. Я была не права, когда говорила, что ранчо — это единственное место, где мы с Крисси можем пустить корни. Здание — еще не дом, а ей нужен дом. Раньше я не понимала свою мать, которая говорила мне, что любое место, где мы живем вместе и счастливы, — это и есть дом. Теперь я понимаю. Дом — это не четыре стены и крыша, это — семья. И любовь. Я люблю тебя, Джейк Стоунер. Если ты поедешь на Тимбукту или на Северный полюс, я поеду с тобой. Мой дом там, где ты. — Ее звонкий голос эхом разнесся по больничной палате. — Джейк, черт тебя побери! Ты слышал хоть что-нибудь из того, о чем я говорила?
    — Да, мэм. Я ждал, пока ты закончишь свою маленькую речь, чтобы сказать, что я решил остаться. Мужчина не должен уходить из дома, где он любим. Тем более такой красивой женщиной. Тем более когда сам бесконечно любит эту женщину.
    Из глаз Гвен снова хлынули слезы.
    — Джейк… — только и смогла произнести она.
    Джейк одарил ее медленной, сексуальной улыбкой, заставившей сердце Гвен ускорить свой ритм.
    — Теперь я хочу задать тебе пару вопросов. — (Гвен приготовилась к серьезному разговору.) — Ты не знаешь, дверь заперта?
    — Зачем… — Тут Гвен уловила лукавый блеск в его глазах. — Джейк Стоунер, ты привязан к уйме приборов. Стоит тебе только подумать об этом, а ты, как я вижу, именно это и делаешь, как все доктора и медсестры ворвутся сюда, увидев на мониторах, как зашкаливают твои показатели.
    — Ладно, лапуля, — протянул он в своей привычной манере, которая ее больше не раздражала. — Тогда ты сама позови кого-нибудь, пусть они меня отвяжут, и мы поедем домой. Между прочим, это моя брачная ночь.
    — Твоя брачная ночь была вчера. Мало того, что ты отказался «выполнить свой супружеский долг», так тебя еще и подстрелили. — Но ласковый жест, которым она отбросила с его лба прядь, показал, что это шутка. — Ты сказал, у тебя пара вопросов. Итак, какой же второй?
    — Какой высоты ты хочешь белый забор?
    — Чертов Джейк, ты на самом деле упомянул «белый забор» или я ослышалась?
    — Эй, лапуля, мой партнер не любит, когда ты ругаешься. Я предупреждал тебя, каким будет наказание?
    Гвен оказалась права насчет того, как скоро прибегут врачи и медсестры, увидев на мониторах взбесившиеся линии жизненных показателей Джейка.
Top.Mail.Ru