Скачать fb2
Повелительница грез

Повелительница грез

Аннотация

    Шонтэль, убежденная, что Луис Анхель Мартинес помолвлен с другой, а она сама нужна ему только как любовница, порвала с ним отношения. Прошло два года, Луис так и не женился. По стечению обстоятельств он оказался единственным человеком, который мог бы вызволить ее брата из опасной переделки, но при одном условии… в обмен на ночь с Шонтэль. Чем станет для них эта ночь — ночью правды, любви или мести?


Эмма Дарси Повелительница грез

Глава 1

    Он просто сиял.
    Две молодые женщины, стоящие рядом с ним, — судя по произношению и одежде туристки из Штатов — устремили на него красноречивые, манящие взоры. Луис помрачнел. Холодное презрение сверкнуло в его глазах, лишая их всяческой надежды на знакомство.
    Он презирал иностранок, разъезжающих по миру в поисках сексуальных приключений, и это презрение перерастало в лютую ненависть, когда он замечал, что становится объектом их пристального внимания.
    Может быть, из-за смуглого цвета кожи, густых черных волос он и походил на жиголо, но никогда в жизни Луис не согласился бы играть эту роль. Жизнь отвела ему другую.
    Лифт остановился. Луис злобно посмотрел вслед двум блондинкам, вышедшим на своем этаже. Разве можно было их сравнить с Шонтэль! Ее шелковистые, блестящие волосы… Планы этих клуш наверняка сводились к тому, чтобы подцепить местного красавца и всласть с ним погулять.
    — Только не я, леди, — пробормотал он им вслед, прежде чем двери захлопнулись и лифт поехал вверх. В одном его мать была права лучше связать судьбу с женщиной, у которой та же раса, культура, то же окружение.
    И конечно, она должна понравиться властной, привыкшей командовать Эльвире Розе Мартинес, которая не потерпит рядом с собой чужаков.
    Единственное, чего она не учла, так это ту маленькую заварушку в Боливии. В результате он не мог присутствовать на запланированной матерью помолвке.
    Непредвиденные обстоятельства!
    Лучшего оправдания не сыщешь.
    При мысли об этом к Луису вернулось хорошее настроение. Лифт остановился, и, войдя в свой номер, Луис не мог сдержать улыбку. Ведь любому понятно, почему он остался здесь. Было практически невозможно покинуть Ла-Пас, не нарвавшись на неприятности.
    После того как днем раньше фермеры прошли по улицам с маршем протеста, обстановка еще оставалась накаленной: состав правительства менялся, аэропорты закрыты, объявлен комендантский час, войска заняли город.
    Луис весьма комфортабельно устроился в отеле «Плаза», и у него не было ни малейшего желания становиться участником происходящих событий. Боливия есть Боливия, страна, где смена правительства происходит по пять раз на дню. Скоро политическая ситуация войдет в колею, и жизнь потечет своим чередом.
    Он открыл дверь своего номера, захлопнул ее, оставив за порогом все эти малоинтересные проблемы, и направился к мини-бару, решив, что вполне еще может пропустить стаканчик-другой Разумеется, вторая помолвка неизбежна, хотя он считал, что сам может устроить свою личную жизнь. Незначительная передышка это всего лишь отсрочка смертного приговора. Ему было тридцать шесть лет — время жениться, обзавестись семьей… И подходящее время для матери вплотную заняться делами сына. Она, несомненно, будет расстроена его отсутствием, но это ни в коем случае не помешает ей публично объявить о его намерении породниться с семьей Гальярдо.
    Клаудию Гальярдо она выбрала для него вскоре после смерти его брата. Луис поднял ее на смех — школьница! «Но эта школьница прекрасно тебе подходит. Учитывая твой социальный статус, из нее получится отличная жена». Так говорила мать, настаивая на своем. «Я сам выберу себе жену», — отвечал он, даже не помышляя об этом. Шонтэль, эта зеленоглазая ведьма, растоптавшая его чувства… Он никого больше не желал знать.
    Луис достал лед, лимон и бутылку «Кайпирины», надеясь хоть ненадолго забыть Шонтэль Райт. Из-за нее… после нее… ему требовалась не просто подходящая жена. Чувства вот чего не хватало ему!
    Но может быть, чувствовать он уже не мог? Так в чем же дело, ведь супружеское ложе ждет! Глупо томиться в ожидании и томить других ради мифической страсти, исчезнувшей навсегда. Клаудия готова стать хорошей женой и подарить ему наследников. Свои обязательства перед ней он выполнит сполна и, уж конечно, будет любить своих детей.
    Неважно, что придется смириться с уготованной ему судьбой. Даже если бы он наконец забыл о своем бунтарстве и стал таким же ответственным, как его брат Эдуарде, Луис не хотел, чтобы мать руководила его жизнью. Он был рад, да, ужасно рад, что не смог вернуться в Буэнос-Айрес и поучаствовать в ее маленькой вечеринке, каким бы опрометчивым ни казался его поступок.
    Клаудия наверняка будет покорно ждать.
    Она всегда была покорной.
    Луис поморщился. Иногда ему казалось, что это придает ему уверенности в себе. Самоуважения. Делает его королем в своем маленьком королевстве. По крайней мере он знал, где находился бы сейчас с Клаудией.
    Он бросил в стакан дольки лимона, добавил сахара, немного льда и налил «Кайпирину». И сладкий, и кислый — как жизнь, подумал он. Он сидел, помешивая напиток, когда зазвонил телефон. Луис взял трубку, гадая, не весточка ли это от матери, нашедшей для него возможность без риска покинуть город.
    — Луис Мартинес, — сказал он беспечным тоном.
    — Луис, это Алан Райт. Пожалуйста, не вешай трубку. Кучу времени потратил на то, чтобы разыскать тебя. Мне очень нужна твоя помощь.
    Если бы не просьба, Луис наверняка бросил бы трубку. Луис не желал ни видеть, ни слышать человека, сестра которого так пренебрежительно обошлась с ним. Уязвленная гордость вскипела в нем.
    — Какая помощь? — холодно спросил он, злясь на себя за то, что не решился сразу отшить прежнего друга.
    — Луис, у меня здесь, в Ла-Пасе, группа туристов. Вчера мы должны были улететь в Буэнос-Айрес, но один Бог знает, когда вновь откроется аэропорт. Они жутко боятся, паникуют. Мне необходим автобус, чтобы увезти их отсюда. Я сам сяду за руль. Ты не мог бы устроить это?..
    Автобус…
    Это пробуждало старые воспоминания:
    Алан, совсем еще молодой, едет на видавшем виды автобусе по джунглям Амазонии к приискам, куда Луиса отправили подальше от проблем в Аргентине. Алан работал там шесть месяцев и, будучи неплохим механиком, пытался придать автобусу нормальный вид, чтобы открыть собственный туристический бизнес.
    Австралиец, обожающий Южную Америку, — ничто не могло заставить Алана Райта бросить задуманное и вернуться домой. Начать он решил с кемпинговых поездок. Затем постепенно скопил довольно большой капитал и стал расширяться. Луис восхищался инициативой и решимостью Алана, его неунывающим характером, а потому с радостью помогал ему во всем. Девять лет они дружили. Если бы только Алан не познакомил его с сестрой…
    — Шонтэль с тобой?
    Этот вопрос сорвался с его губ случайно, сразу придав разговору враждебный оттенок. Алан не ответил. Напряжение нарастало.
    — С тобой? — настойчиво повторил Луис. Ему было наплевать, что подумает Алан. Ведь он мог отнять у Алана последнюю надежду, безжалостно швырнув трубку.
    — Черт побери, Луис! Я заплачу за автобус! Почему бы тебе не заключить со мной сделку? — взорвался Алан.
    Она была с ним.
    Нечто большее, чем просто гордость, вспыхнуло в Луисе Анхеле Мартинесе. Каждую клеточку его тела как будто пронзило электрическим разрядом. В крови заиграл адреналин. Возникло желание… страстное желание. Это было не просто вожделение. Он испытывал мучительное удовольствие при мысли, что на этот раз ей не удастся уйти, он добьется своего.
    — Где ты? — спросил он.
    — В отеле «Европа», — последовал быстрый, полный надежды ответ. — К счастью, это рядом с твоей гостиницей.
    — И правда, какое счастье! — усмехнулся Луис, и от усмешки этой бросило бы в дрожь каждого, увидевшего ее. — Сколько человек в группе, Алан?
    — Тридцать два, включая меня.
    — Я достану тебе вполне приличный автобус…
    — Прекрасно! — Вздох облегчения.
    — Завтра утром он будет у гостиницы.
    — Я знал, что, кроме тебя, не на кого надеяться!
    — При одном условии… Тишина. Вновь настороженность.
    — Каком условии? — Беспокойство. На чувства Алана ему было наплевать. С того момента, как он сошелся с его сестрой, дружба их дала трещину. Теперь волею судьбы Луис Анхель Мартинес стал для них лишь туроператором. Человеком, который мог открыть нужную дверь. А мог и закрыть.
    — Шонтэль должна прийти ко мне в номер, чтобы обсудить условия нашей сделки, — ответил он мягко, но требовательно. — И чем скорее, тем лучше для всех.
    — Ты шутишь? — вспыхнул Алан. — Введен комендантский час! По улицам разъезжают танки, и повсюду солдаты, стреляющие без предупреждения. Это безумие, Луис!
    Значит, он поедет отсюда на автобусе, подумал Луис. Между тем мятежные фермеры перекрыли все дороги из Ла-Паса. Алан явно рисковал, намереваясь увезти людей, — он наверняка надеялся, что помогут уговоры и деньги. Последние слова Алана совершенно не тронули Луиса.
    — Можешь проводить ее, если желаешь. Расстояние невелико, и я сомневаюсь, что доблестная гвардия успеет исполнить свой долг, возразил он.
    — Я не могу оставить группу. Шонтэль тоже. Она нужна здесь для ухода за…
    — В отеле «Плаза» есть черный ход, ведущий к улице Шестнадцатого июля. Я поставлю там человека, который впустит ее. Скажем… ровно через полчаса.
    Луис бросил трубку. Он вновь улыбался, — побалтывая тающие кубики льда в своем стакане. Беря на себя ответственность за других людей, никогда не знаешь, к чему это приведет, что, впрочем, дает свободу выбора. Он женится на Клаудии Гальярдо, ибо он достойный сын своей матери. Но Шонтэль была сестрой Алана Райта, и поэтому сегодняшнюю ночь она проведет в его номере. С ним.
    И он непременно насладится этой сделкой, сорвав одежду с нее, и не только…

Глава 2

    — Чего он хотел? — спросила она. Судя по всему, Луис вовсе не намеревался доставать для них что-либо, в том числе и автобус. Разумеется, он мог сделать это. Семья Мартинес была очень влиятельной. Без них не обошлось ни сельское хозяйство, ни рудники, ни нефтяные вышки, ни транспорт… ко всему приложили руку.
    — Забудь об этом! — Алан нервно провел рукой по волосам. — Я что-нибудь придумаю.
    Но придумать было нечего. Они уже использовали все возможности. Глядя, как взрослый мужчина мечется по комнате, словно охваченный клаустрофобией, она вдруг подумала, что все происходящее похоже на дурной сон. Получить номера в пятизвездочном отеле «Европа», а попасть в тюрьму! Да, именно тюрьму он теперь напоминал, так считала вся группа. Ситуация могла выйти из-под контроля, дай они оба волю своим истинным чувствам и опасениям. А держать себя в руках в создавшихся условиях было задачей не из легких.
    Алан не любил сообщать туристам плохие новости, особенно когда не было хороших. Как правило, он сохранял хладнокровие, спокойно и трезво оценивая любую ситуацию, какой бы кризис ни произошел, а поскольку это была Южная Америка, время от времени они случались. Изворотливость была главной чертой, помогавшей Алану успешно заниматься туризмом. Этот бизнес часто заставлял его менять планы, а посему он постоянно держал в рукаве пару козырных карт. Однако на сей раз рукав оказался пуст.
    Впрочем, Алан Райт не из тех, кто отступает перед обстоятельствами. Выход всегда можно найти, чего бы это ни стоило.
    Луис Анхель Мартинес был таким же, вспомнила Шонтэль.
    Они были друзьями, родственные души. Им случалось долго не видеться, но разлука не могла изменить их отношения. Так продолжалось девять лет…
    И во всем виновата она, Шонтэль.
    Она разрушила их дружбу. Глупо, по-дурацки. Алан предупреждал, что с Луисом у нее ничего не выйдет. Не могло выйти. Но она не желала ничего знать, и слушать не хотела… пока Эльвира Роза Мартинес не просветила ее.
    Гордость Шонтэль была уязвлена. Ей и в голову не пришло, что ее разрыв с Луисом как-то повлияет на их дружбу с братом.
    Алан не желал говорить Шонтэль о возникших из-за нее проблемах. Она услышала о неприятностях от Вики, его жены, сообщившей коллегам по работе, что с Мартинесами они больше не сотрудничают. Контракт об экскурсиях на ранчо, заключенный с младшим братом Луиса, Латрисио, был расторгнут. Когда Шонтэль попыталась объяснить Вики, что произошло, то услышала в ответ: «Шонтэль, ты правда полагала, что Луис Мартинес будет и дальше работать с нами? Ведь вы с Аланом не только брат и сестра, вы и внешне похожи друг на друга».
    Что правда, то правда. Алан хоть и был на десять лет старше, но внешнее сходство поражало: овал лица, широкие брови, выступающие скулы, прямой нос, четко очерченный подбородок. Губы Алана были несколько тоньше, чем у нее, а глаза зеленые, но с коричневатым оттенком. Его светлые волосы с годами потемнели. Алан был живым напоминанием о своей сестре, а Луис Анхель в этом не нуждался.
    Шонтэль знала, что у брата неприятности из-за нее. В тот момент ей казалось, что это не имеет значения. Она ошиблась. Теперь было очевидно, что значение это имело решающее.
    — Вы говорили обо мне, — произнесла она без тени сомнения.
    Брат с горечью взглянул на нее.
    — Он спрашивал о тебе, — с деланым безразличием ответил Алан.
    — Нет, не только. Ты что-то скрываешь. — Она нахмурилась, припоминая услышанные обрывки разговора. Он закончился внезапно, после того как Алан сказал что-то о риске, связанном с нарушением комендантского часа, особенно если речь идет об одинокой женщине. — Чего он хотел, Алан? Скажи мне…
    — Прошу тебя, забудь об этом! — раздраженно крикнул он.
    — Я хочу знать. Я имею право знать, — не уступала она. — Не забывай, мы оба отвечаем за группу.
    Он заставил себя остановиться, но ярость буквально рвалась из него. Глаза блестели неистовой злобой.
    — Я никогда не позволю своей младшей сестре пресмыкаться перед Луисом Мартинесом! — процедил он.
    Снова гордость.
    Было вполне очевидно, что Луис превратил сделку с автобусом в нечто личное. Очень личное. И опять это ее вина.
    Шонтэль глубоко вдохнула, пытаясь успокоиться. Она должна обо всем договориться. Сорвать сделку — это несправедливо по отношению к Алану. Кроме того, группа ожидала от них обоих решительных действий. Думать было нечего.
    — Я не ребенок, — напомнила она. — Мне двадцать шесть лет, и я сама могу позаботиться о себе.
    Алан закатил глаза.
    — Разумеется, можешь! Как и два года назад, когда сообщила мне, что уходишь от Луиса.
    — И ушла. Но сейчас нам нужна его помощь, — настаивала она все с той же горячностью. В этом деле и впрямь было много личного.
    — Ты не хотела возвращаться в Южную Америку. Тебя бы здесь сейчас не было, не заболей Вики в самый последний момент. И в Буэнос-Айресе ты места себе не находила.
    Щеки у нее запылали от негодования.
    — Я поехала как твой помощник. Это моя работа. — Она резко встала из-за стола. Решение принято. — Я пойду и поговорю с ним.
    — Нет, не пойдешь!
    — Луис Мартинес был твоей последней надеждой, Алан. Два года назад он наверняка дал бы тебе этот автобус! Все дело во мне! Я должна договориться с ним.
    Алан пытался возражать.
    Шонтэль не уступала.
    Ничто не могло остановить ее: ни комендантский час, ни опасность, казавшаяся ей довольно-таки призрачной, учитывая, что отель «Плаза» был буквально за углом, ни беспокойство брата. Слишком долго она жила с ощущением вины и стыда. Два года ее терзали воспоминания, которые она не могла похоронить, вычеркнуть из памяти. Луис Мартинес желал встречи с глазу на глаз. Так пусть эта встреча состоится. Пускай.
    Может быть, она договорится. Хотя бы об автобусе. Она обязана сделать это. Ради Алана.

Глава 3

    Нет, она не забыла его. И вряд ли забудет. Луис Анхель… Его имя всегда было для нее нежным дурманом. Темный ангел, подумала она. Дрожь пронизала ее. Ей недоставало силы воли, чтобы поднять руку и постучать в дверь.
    Она стояла, пытаясь совладать с собой. Инициатором встречи был он. Вероятно, он хотел доказать ей, что это она была проигравшей, а не он.
    Каким-то образом она должна пройти через все это, даже если придется унижаться, неважно. Помни об автобусе, твердила она себе неистово. Ты должна его достать.
    Если Луис ожидал увидеть женщину, одетую в вечернее платье, то он ошибался. Темно-красная футболка с логотипом «Амигос туре» и брюки цвета хаки с множеством карманов ясно давали понять: визит будет деловой.
    Дверь открылась.
    Это был он, из крови и плоти, перед ней. Его густые, зачесанные назад волнистые волосы оставляли открытыми скульптурные черты лица. Лицо его, казалось, излучало энергию. Глубоко посаженные глаза притягивали к себе.
    Шонтэль словно приросла к полу, не в силах ни дышать, ни говорить, ни о чем-либо думать. У нее стучало в висках. Во всем теле она ощутила внутреннюю дрожь. Руки нервно сжались, ногти впились в ладони. Сердце билось с такой силой, что его удары протяжным эхом отдавались в ушах.
    Она хотела его. Она все еще хотела его.
    — С возвращением в мою часть света.
    Его голос вернул ее к реальности, заставив вспомнить, ради чего она пришла. Она любила этот голос, низкий, обволакивающий. Но сейчас в нем ощущалось безразличие и не было тепла. Вежливая улыбка. Эти чувственные губы, некогда соблазнявшие ее с такой страстью, теперь изогнулись в сардонической усмешке. Темное пламя глаз обжигало яростью, не оставлявшей никакой надежды.
    Он шагнул в сторону, давая ей войти и осмотреть его владения. Игривая усмешка была на его лице. В какой-то момент роскошный номер отеля «Плаза» показался Шонтэль островком дикой амазонской сельвы — она почувствовала первобытный страх. Всюду жаждущие крови летучие мыши-вампиры, большие черные тарантулы, готовые наброситься на свою добычу…
    — Ты боишься?
    Тон был насмешливым. Луис смотрел на нее с презрением. Именно это помогло ей.
    — Нет. А должна? — с вызовом спросила она, проходя в гостиную. Он закрыл за ней дверь. Зловеще щелкнул замок.
    — Латиноамериканцы — народ горячий. Особенно отвергнутые любовники, — напомнил он все так же насмешливо.
    — Много воды утекло с тех пор, Луис, — ответила она непринужденно и направилась к огромному окну гостиной.
    Потрясающий вид ночного Ла-Паса не слишком волновал ее. Она пыталась сохранять дистанцию между собой и мужчиной, который явно решил поговорить о прошлом. А это к добру не приведет.
    — Должна сказать, ты такой же энергичный, — заметила она, заставив себя улыбнуться. — Похоже, жизнь благосклонна к тебе.
    — Могло быть и лучше, — ответил он, мрачно наслаждаясь каждым ее движением, что усугубляло опасения Шонтэль.
    — Я думала, ты уже женат, — добавила она, пытаясь возвести барьер добродетели между ними.
    Из-под белой рубашки, явно не без умысла застегнутой лишь наполовину, виднелась его широкая, смуглая грудь. Закатанные до локтей рукава подчеркивали силу обнаженных рук. Сама мысль о том, что жена могла знать его лучше, чем она, была ей ненавистна.
    — Нет. Я не женат. Не довелось.
    Эти равнодушные слова, казалось, пронзили ее сердце. Неужели она совершила ошибку? Ею овладело смятение. Она резко отвернулась к окну, чтобы скрыть вызванное словами Луиса замешательство и делая вид, будто пейзаж за окном приводит ее в гораздо большее волнение.
    Разумеется, он лгал. Он был помолвлен с дочерью Гальярдо и до, и уже после их встречи два года назад. Он вынужден был лгать. А она, Шонтэль, верила, будто она единственная женщина, что-либо значившая для него, в то время как существовали еще две, предъявлявшие на Луиса свои права.
    А между тем с Эльвирой Розой Мартинес не считаться было нельзя. Скрывать же помолвку с этой прелестной и высоконравственной крошкой Клаудией Гальярдо было непорядочно со стороны Луиса.
    Его молчание лишь подтверждало то, какое именно место она, Шонтэль, занимала в его жизни. Подходящий объект для мимолетной интрижки на стороне.
    — Я полагаю, ты тоже не замужем, раз путешествуешь вместе с братом, — заметил он, подходя ближе.
    — Я здесь по делу, Луис, — ответила она, подчеркивая каждое слово и стараясь сохранять невозмутимость. Вряд ли он ей поверил. Он что-то замышляет, но что?
    — Может, оставила дома любовника, способного удовлетворить все твои прихоти? — Его голос жалил словно оса.
    — У меня нет любовника в данный момент, вызывающе ответила она.
    — Тогда ради кого ты согласилась на эту поездку?
    Это был удар ниже пояса. Желание развернуться и ужалить его в ответ переполнило ее, заставив покрепче стиснуть зубы и с еще большим вниманием вглядеться в пейзаж за окном.
    — Похоже на волшебную страну, не правда ли? — произнесла она, стараясь не показывать своих чувств.
    Что правда, то правда. Ла-Пас был расположен в одном из самых высоких мест над уровнем моря, иногда казалось, что построен он в лунном кратере. Вид из окна открывался ошеломляющий. Огни большого города, причудливо изгибаясь, поднимались ввысь и, казалось, висели в небе. Не верилось, что где-то там, внизу, живут люди.
    — И чтобы покинуть ее, тебе нужен волшебник, — усмехнулся Луис. Теперь он стоял уже у нее за спиной.
    — Нам нужен автобус, — быстро ответила она, делая вид, будто не замечает его близости.
    — Комендантский час будет действовать до шести утра.
    Ее сердце замерло. Что он имел в виду? Им что, придется договариваться всю ночь?
    — Мне не нравится, когда ты заплетаешь волосы, — заметил он, усугубляя ее опасения.
    Она ощутила его прикосновение в тот момент, когда он убрал косу с ее спины. Она чувствовала, что именно он намерен сделать, но не могла поверить в это. Неужели он до сих пор хочет ее?!
    Может, и нет. Тогда что это? Жестокая игра в кошки-мышки?
    Она хотела взглянуть ему в лицо, но боялась. А что, если он только и ждет подходящего момента, чтобы растоптать ее чувства? Гордость подсказывала ей, что она должна сохранять внешнее спокойствие. Слышит ли он, как безумно колотится ее сердце? Спокойно, спокойно, спокойно, твердила она себе.
    Но оставаться спокойной было уже нельзя. Легким, едва ощутимым движением он распустил ее волосы.
    — Чего ты хочешь, Луис? — выдохнула она.
    — Того же, чего и всегда.
    Она с трудом взяла себя в руки, подавив желание вновь отдаться ему, и прислушалась к слабому голосу затуманенного разума, что еще взывал к ней, предрекая опасность. Он лишь играл ею, использовал свою власть над ней, чтобы она поддалась искушению. И все же она должна была знать наверняка. Она повернулась к нему.
    — О чем ты говоришь?! — крикнула она. Он так и не отпустил прядь ее волос, поигрывая ею и не отрывая от нее взгляда.
    — Я говорю о том, что следует использовать отпущенное нам время, Шонтэль. Ночное время. Тебе нужен автобус. А мне нужна ты. Мне хочется еще раз насладиться тобой. Ее словно окатили ледяной водой. Насладиться ею!.. Ну да, плата за автобус.
    — Все элементарно, не правда ли? — продолжал он. — Нужно лишь дать то, в чем ты отказала два года назад, получив от меня все, что хотела.
    — Это ложь! — запротестовала она с дрожью в голосе, видя, что надежды ее рушатся на глазах. — Ничего я не получила!
    Глаза его загорелись зловещим огнем.
    — Латиноамериканский любовник — разве не этого ты хотела? Он ухмыльнулся.
    — Так не дай мне разочаровать тебя сегодняшней ночью. У нас еще полно времени. Обещаю тебе, ты переживешь много нового.
    Нового, горячего, безжалостного…
    Ужаснее всего было то, что Шонтэль не могла избавиться от нараставшего возбуждения. Та истинная плотская радость, то наслаждение, что она получала в минуты их близости, были не сравнимы ни с чем на свете. Никто не мог вызвать в ней подобные чувства за последние два года. Одна мысль о том, чтобы вновь прикоснуться к нему, почувствовать его…
    Но он обращался с ней как со шлюхой, предлагая заняться сексом в обмен на автобус. А секс — это не любовь. Лишь ее жалкое подобие. Это отвратительно! Она не могла унять сердцебиение, а он продолжал накручивать на ладонь густую прядь ее волос, все ближе притягивая Шонтэль к себе. Другую руку он положил ей на грудь и стал нежно поглаживать, с удовлетворением ощущая, как с каждой секундой все больше твердеют ее соски.
    — Прекрати! — прошептала она, ненавидя себя за то, что не может устоять перед ним. Беспощадная усмешка.
    — Ты и правда хочешь этого?
    Он, словно дьявол, искушал ее. Правда заключалась в том, что ей совсем не хотелось его останавливать. Ей хотелось, чтобы это длилось целую вечность. Но Шонтэль знала, что вечности не будет. Будет одна ночь. Последняя ночь.
    Первобытные звериные инстинкты проснулись в ней. Он говорил, что не женат.
    Он, снедаемый уязвленным самолюбием, по-прежнему хотел ее и пробуждал в ней ответное желание, но…
    — Я не привыкла заниматься любовью за плату, — произнесла она.
    — Хорошо, когда можешь выбирать, — ласково шепнул он. — Но сейчас не те обстоятельства.
    — Ладно, но давай сразу договоримся, Луис… С бьющимся сердцем Шонтэль сунула руку под его рубашку и, проведя ею по его груди, легонько ущипнула. Его дыхание участилось, и это было музыкой для ее ушей. Она тоже могла властвовать над ним. В голосе ее был и вызов, и флирт… Глаза дразнили его, сводя с ума.
    — ..Я останусь с тобой сегодня ночью, позволю тебе… — она взглянула на его губы, — полакомиться мной… и получу автобус? Это и есть условие нашей сделки?
    — Да, — подтвердил он.
    — Тогда позаботься обо всем прямо сейчас, Луис. Я хочу услышать, как ты позвонишь и распорядишься, чтобы пассажирский автобус был у дверей отеля «Европа» завтра утром, как только перестанет действовать комендантский час. Потом я позвоню Алану, скажу, что со мной все в порядке, и останусь с тобой до утра.
    Луис стиснул зубы — этот ее деловой настрой вызвал в нем глухое раздражение. Но карты сданы, правила игры объявлены, и менять их поздно. Шонтэль почувствовала себя триумфатором. Предусмотрительность прежде всего.
    На губах ее заиграла приятная улыбка.
    — «Ночь необузданной страсти»— звучит неплохо, Луис. Надеюсь, ты горяч, как и прежде. — Однако чувство опасности уже зародилось в ней. От мрачной, холодной улыбки, что на мгновение появилась на лице Луиса, Шонтэль бросило в дрожь. Похоже, и для себя он решил устроить ночь, полную удовольствий.
    Он взял ее руку и медленно отвел в сторону.
    — Очень скоро ты ощутишь это на себе, ответил он, проведя рукой по ее шее. Если бы не одежда, он был бы похож на дикого зверя. — И уверяю, ты не пожалеешь, — сказал он, и, прежде чем она успела что-то ответить, их губы слились в долгом поцелуе.
    Шонтэль даже не пыталась сопротивляться. Страсть, охватившая ее, желание ласкать его, слиться с ним воедино были непреодолимы. Его чувственные губы касались ее, и Шонтэль затрепетала от удовольствия. Могут ли возродиться между ними те чувства, что некогда обуревали обоих, или горькая обида единственное, что им осталось? Она обхватила рукой его шею и крепче прижалась к нему: поцелуи обещали еще большее наслаждение. Коснувшись рукой его горячей твердой плоти, она почувствовала, что готова отдаться ему. Поэтому, когда он вдруг отстранил ее, сделав это довольно грубо, она испытала шок.
    — Должно быть, ты изголодалась по мужчине, а, Шонтэль? — усмехнулся он. — Но это лишь закуска для возбуждения аппетита. Теперь я выполню свою часть сделки. Не расстраивайся, впереди длинная ночь.
    Луис направился к телефону. Он отлично владел собой. Оставленная Шонтэль никак не могла прийти в себя. Дрожь била ее, живот свело судорогой, мысли беспорядочно кружились в голове.
    Она любила его… и ненавидела. Она страстно желала его… и ей хотелось вырвать жестокое сердце из его груди. Будет ли это ночь безумной любви или всесокрушающей ненависти? Она не знала… Не могла решить…
    Он снял трубку, набрал номер и назвал свое имя с присущей ему легкой надменностью. Луис Анхель Мартинес… Она никогда никого так не любила. Но его отношение к ней…
    Чего она добьется, оставшись здесь?
    Автобус, напомнила она себе.
    Но автобус не был ответом на вопросы.
    Она должна воспользоваться этой ночью. Ей нечего терять. Одна ночь… всего одна ночь… если только она не сумеет превратить ее в нечто большее.

Глава 4

    Во время разговора он повернулся к ней спиной. Говорил он с Рамоном Флоресом, человеком, который мог обеспечить любой наземный транспорт в Ла-Пасе. Здесь было принято говорить на кечуа — древнем наречии инков. В сложившейся ситуации Луис воспользовался им, зная, что недурно владеющая испанским Шонтэль не поймет ни слова.
    Лучше ей не знать, решил он. Ведь она так уверена в своей способности получить то, чего хочет. Но еще до того, как закончится эта ночь, она поймет, кто здесь хозяин, а затем он подарит ей прощальный поцелуй, такой же жестокий и безжалостный, каким она одарила его два года назад.
    — Автобус — не проблема, Луис, — сообщил Рамон. — Единственное, что… Луис насторожился.
    — Продолжай.
    — Просить кого-то из моих водителей — пустая трата времени. Могут арестовать на первом же перекрестке. Если солдаты увидят местного за рулем автобуса… Они не пропустят. Слишком подозрительно.
    Луис нахмурился. Об этом он не подумал. Если сейчас он не достанет… Должен достать. Выглядеть слабым и беспомощным в глазах Шонтэль Райт он не собирался. Должен быть выход.
    — Знаешь, а твой друг-австралиец вполне мог бы сам попробовать. Он все-таки иностранец, — предложил Рамон. — Раз уж он решил пойти на риск и вырваться отсюда вместе со своими туристами, так пусть подъедет и заберет автобус.
    Доводы, приведенные Рамоном, были разумными, но уговор с Шонтэль выглядел иначе. И он должен был придерживаться обещанного. Однако суть сделки не менялась. Алан получит то, чего просит.
    — Кто-нибудь в автопарке сможет дать ему автобус? — спросил Луис.
    — Комендантский час действует до шести. В шесть тридцать у ворот будет ждать человек.
    — Спасибо, Рамон.
    — Твой друг неосмотрителен, Луис.
    — Он сам волен выбирать.
    — Автобус принадлежит нам. Может аукнуться, сам знаешь.
    — Не беспокойся, вся ответственность на мне. Ты лишь выполняешь мои указания.
    — Как скажешь.
    Поглощенный размышлениями, Луис медленно повесил трубку. Вся эта затея изначально была глупа и сулила лишь неприятности. В отеле группа Алана была в абсолютной безопасности. Ну почему недельку-другую не пожить вдали от дома? Лучше пересидеть в роскошной тюрьме, чем рисковать жизнью.
    Еще большей глупостью, уже с его стороны, было подвергать опасности репутацию семьи Мартинес, позволяя впутывать себя в историю, которая вполне могла приобрести политическую окраску.
    Чего ради?
    Ради женщины, использовавшей его… Которая гроша ломаного не стоит. Безумное желание сладостной мести овладело им. Оно было превыше всего. Ему следовало прогнать ее прямо сейчас, оставив в ее душе горечь полного поражения. Этого будет вполне достаточно, и сейчас он сделает это.
    Он повернулся к ней.
    Она стояла перед ним на фоне звездной ночи за окном, и длинные волосы казались частью лунного света, падавшего на них; ее золотистая кожа мерцала в полумраке; глаза были словно два изумруда. Губы ее приоткрылись в ожидании очередного поцелуя.
    Взгляд его скользнул по изящной шее и остановился на кроваво-красной футболке. У нее нет сердца. Не может быть. Он не верил, что в этой прекрасной груди есть сердце, любящее его.
    Луис сам не понимал, как он мог одновременно так страстно желать и ненавидеть эту женщину.
    — Будет завтра автобус? — спросила она, и голос ее дрогнул.
    Опасения закрались в его душу. Затея и впрямь была опасной. Но сейчас это не имело значения. В свое время она получила удовольствие. Теперь была его очередь. Он мог отослать ее к брату ни с чем, прямо сейчас. Но разве можно это назвать истинным наслаждением? Он должен был физически насладиться ею.
    — Да, — ответил он. — Автобус ты получишь.
    Теперь дело было за ней. Сам того не сознавая, он затаил дыхание, ожидая, что она скажет.
    — Если ты женат, то это довольно подлая игра, и я не хочу участвовать в ней, — сказала она, глядя в пол.
    Луис стиснул зубы. В том, что он не женат, виновата она. Но он скорее бы вырвал себе язык, чем признался ей в этом.
    — Будь я женат, я бы тебя и на пушечный выстрел не подпустил, — отрезал он сухо.
    Она с иронией взглянула на него. Видимо, решила плыть по течению, и неважно, куда именно все это может завести. Это слегка обескуражило его.
    — Когда автобус будет у нашей гостиницы? спросила она. — Алан хочет заранее подготовить группу.
    Гостиница! Он чуть не сказал, что ее братцу самому придется забрать вожделенный автобус из автопарка. Однако чувство гордости остановило его. Если он не выиграет эту партию сейчас, то навсегда останется побежденным. Он не вынесет этого. Никогда в жизни он не даст Шонтэль Райт повода вновь посмеяться над ним.
    Наверно, это безумие — рисковать собственной шкурой и честью семьи, использовав имя Мартинесов во избежание неприятностей. Неважно. Он скорее достанет этот проклятый автобус сам, чем позволит ей ускользнуть от него. Этой ночью она будет принадлежать ему.
    — К семи утра, — быстро ответил он. — Если только его не остановят военные. Но если это случится, я не смогу помочь.
    Вздох облегчения сорвался с ее губ.
    — Отлично! Позвоню Алану.
    Готово!
    Сладкий триумф с легким привкусом горечи. Просила она у него, несомненно, больше, чем заслуживала. Но заплатит она сполна. И тогда он освободится от нее. Избавится от той власти, что она имела над ним. Он станет окончательно свободным.

Глава 5

    Еще одна ночь…
    Неизвестно, улыбнется ли ей удача. Или ночь эта станет последней для них обоих, или… Вдруг она даст ей надежду на нечто большее? Большее, чем казалось возможным сейчас.
    Он желал ее. Возможно, даже сильнее, чем она его. Она это видела, и именно это обнадеживало ее. Кроме того, по его словам, он не был женат. Помолвка с Клаудией Гальярдо мало что значила для него. Эльвира Роза Мартинес, возможно, не так уж хорошо знала своего сына, как ей казалось.
    — Телефон свободен. Можешь звонить, сухо напомнил ей Луис.
    Выглядел он довольно уверенно.
    Но он хотел ее.
    Усмешка тронула уголки ее рта.
    — Звонок не из простых.
    Он взглянул на нее с иронией.
    — А ты полагаешь, что мне было очень просто, как последнему идиоту, отдавать распоряжения о каком-то автобусе, в то время как в стране введено чрезвычайное положение?
    Он был прав.
    Однако справедливости ради стоило отметить, что и сама ситуация была непростой.
    Луис не сдвинулся с места, чтобы дать ей поговорить с Аланом тет-а-тет. Вместо этого он присел на край письменного стола, дабы слышать каждое слово их разговора. Ей ничего не оставалось, кроме как стоять рядом с ним, что усилило в ней ощущение его власти.
    Набирая номер, она повернулась к нему спиной. Она не хотела, чтобы он наблюдал за ее лицом, пока Алан будет выслушивать ее неуклюжие объяснения. Хватит и того, что Луис услышит каждое слово их разговора.
    — Откуда ты звонишь? — обеспокоенно спросил Алан, как только услышал ее голос.
    — Я с Луисом в его номере. Он достанет автобус, Алан.
    — Чего он хочет от тебя?
    — Ничего особенного. Все идет хорошо. Собери всех в холле к семи часам утра.
    — Хорошо, значит? — В его тоне послышалось подозрение. — Что он сказал тебе?
    — Алан, он распорядился насчет автобуса. Его подадут к отелю, но он не сможет помочь, если автобус задержат солдаты.
    В трубке послышался тяжелый вздох. Еще она услышала, как Луис поднялся с места и встал у нее за спиной.
    — Что ж, прекрасно! Большего нам и не надо, — подытожил Алан. — Полагаю, на этом твоя миссия завершена. Дай мне пять минут. Я приду за тобой.
    Руки Луиса обхватили ее талию, сводя с ума своим нежным прикосновением. Все ее тело напряглось, ощутив его. Ее сердце забилось быстрее, когда он начал расстегивать на ней ремень.
    — Шонтэль?
    Она с трудом переключила свое внимание обратно на Алана.
    — Что… нет. Нет, мы еще не закончили, выдохнула она.
    — Только начали, — пробормотал Луис мрачно. Эти слова заставили ее трепетать еще сильнее. Ослабив пряжку, он расстегнул ремень и занялся молнией.
    — Что у вас там происходит? — Голос Алана звучал тревожно.
    Она судорожно пыталась сообразить, что ответить. А ответить она была обязана. Немедленно.
    — Я проведу эту ночь с Луисом, Алан, — невнятно пробормотала она. Ее брюки и трусики упали на пол.
    — Что?!! — вскрикнул Алан.
    Шок его был понятен, но не шел ни в какое сравнение с тем, что испытывала Шонтэль, которую так стремительно раздевали. Это было подобно взрыву. Луис мог делать с ней все, что хотел. Все произошло слишком неожиданно, слишком быстро. Желание бросить трубку, падающая на пол одежда, возгласы Алана… Все перемешалось в ее голове.
    — Я немедленно иду за тобой.
    — Нет! — Она повернулась к Луису, желая хоть на секунду остановить его. — Нет! — повторила она уже скорее для Луиса, нежели для Алана.
    Но безоглядная и дикая страсть уже завладела им. Игнорируя ее протест, он посадил ее, уже полунагую, на стол, поднял ее ногу и стал развязывать шнурки на ботинке. Шонтэль уже не контролировала себя и понятия не имела, что ей сейчас делать. Она чувствовала его мускулистые бедра, его сильное тело. Но не стоит ли ей прервать все это? Если она вырвется и…
    — Алан, нашу общую проблему я решила, оборвала она брата. — Остальное — мое личное дело. Понимаешь? Личное!
    Ботинок и носок оказались на полу. Теперь другая нога.
    — Ты сошла с ума? Луис снова использует тебя! — бушевал Алан.
    Не было времени объясняться с Аланом. Впрочем, ожидать от него понимания и не приходилось. Наблюдая за искусными и неумолимыми действиями Луиса, одновременно и возбуждавшими, и приводящими в ужас, она вдруг ощутила, как оба эти чувства слились воедино.
    — Ну и пусть! — крикнула она.
    — Он что, потребовал тебя в качестве оплаты за автобус? — настороженно спросил Алан.
    Она должна была взять себя в руки, невзирая на то, что с нее срывали одежду. Она сделала глубокий вдох, собравшись с силами для последних, решающих слов.
    — Алан, будь добр, собери мои вещи. Я вернусь утром, когда отменят комендантский час.
    — Шонтэль! Неужели ты… Луис взял у нее трубку.
    — Не вмешивайся, Алан! — сказал он властным и спокойным голосом. — Мы с твоей сестрой должны о многом поговорить, и это очень, очень личное.
    Аргументов не нашлось. Луис просто не стал их слушать, бросив трубку. Попутно он сорвал с девушки футболку и отбросил в сторону. Шонтэль не успела опустить руки, когда он обнял ее и быстрым, легким движением расстегнул лифчик. Одно мгновение, и она лишилась последней части своего туалета.
    Нагая, ошеломленная стремительностью происшедшего, она не испытала от этого ни малейшей радости. На лице Луиса читалась лишь гордыня. Твердокаменная, неприступная. Лицо карающего ангела.
    Он не дал ей времени что-либо сказать или спросить. Рывком снял ее со стола и отнес в спальню, где швырнул на кровать.
    — Вот твое место, — сказал он ей грубо и властно. — Вот где ты должна быть. — Он наклонился к ней с жуткой усмешкой на лице. — Ведь это и есть твое призвание.
    Уничтожающие слова и уничтожающий взгляд. Он будто хотел разорвать ее на куски. Шонтэль поняла, что он неистово желал отомстить за причиненную боль, за то, что она бросила его. Она была лишь формой оплаты, и даже хуже. Дешевкой. Любовник-латинос показал свою суть. Но что там, за этой броней гордости?
    Шонтэль легла поудобнее. В ее движениях и взгляде был вызов, волосы прикрывали грудь.
    — Ты все так же хорошо владеешь искусством обольщения, Луис, — произнесла она с обворожительной улыбкой, откинув волосы назад и нежно лаская свой сосок. — Какая жалость, что свою обходительность ты утратил. — Она окинула его пристальным взглядом и добавила:
    — Предпочитаешь давать волю инстинктам.
    Ответом был надтреснутый смешок.
    — Решил, что тебе не помешает немного грубости, — ответил он, скидывая с себя рубашку. — Не хочу, чтобы ты скучала, как в прошлый раз.
    — Я никогда не скучала рядом с тобой, — возразила она абсолютно искренне. — Я думала, что и для тебя наши отношения были чем-то особенным. Горький смешок.
    — Поэтому ты решила уйти.
    — Слишком все было серьезно, Луис, — ответила Шонтэль негромко, вспоминая, какой наивной была. — Я боялась, что чувства захлестнут нас.
    — О чем ты говоришь? — глумливо ухмыльнулся он, снимая носки. Казалось, даже его тело отвергало все ее доводы.
    — О твоей подлинной жизни в Буэнос-Айресе, — сказала Шонтэль, надеясь найти в нем хоть малейший проблеск признания его собственной вины, которую он если и чувствовал, то очень тщательно скрывал.
    Реакции не последовало. Сняв носки, он выпрямился.
    — Ясно, — кивнул он, — наша идиллия на Амазонке окончилась. У меня была работа в Буэнос-Айресе, и тебе недоставало внимания. Обещаю, сегодня ты им обделена не будешь, Шонтэль.
    Он принялся расстегивать брюки.
    — Почему?! — крикнула она с отчаянием, понимая, что ее рассматривают лишь как объект для секса. Возможно, так оно и было всегда. Гнев переполнил ее. — Другие твои женщины не столь пикантны, Луис?! Хочешь остроты ощущений?
    Она уязвила его сильнее, чем предполагала. На мгновение он сжал губы, и в глазах вспыхнул злой огонек.
    — Считаешь себя особенной, Шонтэль? — Тон его оставался таким же насмешливым, пока он неторопливо скидывал с себя вещи и наконец предстал перед ней обнаженный, агрессивный, сильный, на губах его появилась мстительная улыбка. — И ты права. Ты особое возбуждающее блюдо в моем меню.
    Которое утром выплюнут, подумала она. Все карты в этой игре были темной масти одни лишь трефы и пики. Но даже теперь она не теряла надежды. Особенно теперь.
    — Ты здорово рискуешь, не так ли? — бросила она ему, — Люди быстро привыкают к лакомствам. А вот отвыкнуть довольно трудно.
    Он рассмеялся, и хотя смех этот был безрадостным, лицо его на долю секунды преобразилось, став лицом того самого Луиса, которого она знала. Ее пульс участился. Желание отдаться переполнило ее, когда он, опустившись на кровать, склонился над ней, отводя волосы с ее груди. Глаза его горели огнем дикой страсти.
    — К такому редкому лакомству привыкнуть нетрудно, — пробормотал он, касаясь ее губ. — Но я претендую лишь на то, что могу получить.
    «Редкому лакомству». Эти слова еще звучали в сознании Шонтэль, когда губы Луиса соединились с ее губами в долгом, жадном поцелуе, утоляя голод, длившийся два пустых, мучительных года. Останься он а с ним, возможно, все было бы по-другому. Глупая гордость… Если бы она ему объяснила все, ведь и он мог откровенно рассказать ей о помолвке. Между ними не стояла бы ложь.
    Она провела рукой по его волосам, наслаждаясь тем, что вновь чувствует их. Ощущение того, что он принадлежал ей, переполнило ее. Этот мужчина принадлежал ей. Он должен принадлежать ей. Он был единственным. И его чувства к ней были такими же. Обоюдное, страстное желание.
    Внезапно он схватил ее за руки и прижал их к подушке, а затем нагнулся над ней, как будто говоря: «Это моя ночь, Шонтэль». Она заглянула ему в глаза. «И я диктую правила».
    Он ласкал ее губы, как будто подтверждая эти мысли долгим, страстным поцелуем, провел губами по шее, на мгновение застыл, услышав бешеный стук ее сердца, скользнул ниже, к теплой груди, лаская ртом затвердевшие соски. Стоны срывались с губ Шонтэль. Она уже не думала ни о чем, лишь бы он не остановился. Его пальцы касались ее, опускаясь все ниже, и в конце концов оказались там, где она желала его всего сильнее.
    Луис был великолепен. Она чувствовала, как его язык скользит по ее влажной коже, как он овладевает ею и каждый ее нерв напрягается от ожидания. Она хотела этого. Желала все больше и больше. Мускулы ее трепетали. Страсть вырывалась из ее груди протяжным, жарким дыханием. Он сводил ее с ума. Она хотела, чтобы он вошел в нее. Хотела оказаться на вершине наслаждения.
    — Луис, прошу тебя… — простонала она.
    Отреагировал он быстро, не дав ей понять, что, собственно, произошло. Он схватил ее и перевернул лицом вниз. Затем раздвинул ей ноги, поддерживая их коленями, и обхватил ее за талию левой рукой. Он вошел в нее грубо, с силой и очень глубоко, заставляя почувствовать каждый дюйм своей плоти. Она не была против. Та необузданность, с которой они предались любви, лишь подарила ей массу новых, непередаваемых ощущений.
    Луис Анхель… свет, тьма… все перемешалось. Он принадлежал ей, и все остальное утратило смысл. И когда он вновь принялся ласкать ее, доводя до экстаза, она с радостью отдалась ему, с такой же страстью, что и вначале.
    Но… он не давал ей свободы движений, лишая возможности проявить хотя бы малейшую инициативу. Сейчас он выбирал, где именно и когда он попробует ее. Отчаяние овладело ею. Это была не любовь, и даже не страсть. Она — просто блюдо на столе гурмана. И он наслаждался ею так, как наслаждаются редким деликатесом, возможно единственным в своем роде. Ему плевать, что чувствует она. Главное для него — не упустить ничего. Успеть насладиться всем и почувствовать себя ее повелителем. Он — ее властелин. Она поняла: у нее нет будущего с Луисом Анхелем Мартинесом.
    Ничего.
    И когда ледяной комок отчаяния подступил к горлу, она оттолкнула его и скатилась с кровати. За спиной она услышала испанскую брань и в следующее мгновение захлопнула за собой дверь ванной, заперев ее на щеколду.
    Какой же дурой она была! Но в одном она теперь уверена: ни за что она больше не позволит Луису Анхелю Мартинесу использовать ее как дешевую игрушку.

Глава 6

    Она не кричала, не жаловалась и не протестовала. Он не мог причинить ей физическую боль. На каждый его шаг тело ее отвечало с радостью, ни разу не препятствуя, а покорно отдаваясь, позволяя ему воплотить в жизнь каждое желание, что он так долго вынашивал, мечтая о ней. Нет, он не причинил ей вреда.
    Тогда почему она сбежала?
    Разумеется, он не давал ей проявлять инициативу. Он больше не позволит использовать себя. Это он дал ей понять с самого начала. Возможно, она не верила, что он устоит перед ее чарами. Вероятно, тут и кроется причина: не он попал в ее сети, а она в его.
    Он покачал головой, отвергая мысль, что план его провалился. Пусть себе дуется в ванной. Пусть злится, если думает, что это поможет ей. Скоро она поймет, что уступок с его стороны не будет. От нее же он получил все, что хотел, и насладился каждым мгновением их близости. Большего ему и не требовалось.
    Он мрачно улыбнулся, спуская ноги с кровати.
    Она умоляла его.
    И он дал ей все, чего она так хотела.
    Сполна. И он надеялся, что день этот она запомнит на всю жизнь. Луис Мартинес не тот, с кем можно шутить.
    Часы на тумбочке показывали одиннадцать сорок семь. Еще даже не полночь. Видимо, это и означало в понимании Шонтэль подарить ему целую ночь. Очередное доказательство того, какую силу имеют все ее обещания. Как это похоже на нее.
    Он накинул на себя халат и направился в гостиную. Проходя мимо ванной, он услышал шум воды. Пытается смыть меня, подумал он, мысленно усмехнувшись. И если в этом мире существует справедливость, ее постигнет та же неудача, которая преследовала его последние два года, когда он пытался смыть с себя ее.
    В гостиной горел свет. Вещи Шонтэль были раскиданы по полу. Луис посмотрел на них с мрачной улыбкой и подошел к мини-бару с твердым намерением что-нибудь выпить. Никуда она не уйдет неодетой. Рано или поздно все равно выйдет из ванной, и момент этот будет очень интересным.
    На этот раз он положил в стакан чуть больше сахара, чем обычно. Месть должна быть сладкой, но у нее оказался другой вкус. Она лишь усиливала горечь и сознание того, что любовь безнадежно утрачена.
    Он взял стакан и подошел с ним к окну, шядя на огни Ла-Паса — волшебные огни волшебной страны. Волшебной как и сама Шонтэль, страстно подумал Луис. Злая волшебница в облике феи, обладающая властью уничтожить тебя.
    Завтра утром он будет там, внизу. Будет пробираться по тихим улочкам, рискуя жизнью лишь для того, чтобы попасть в автобусный парк. Риск возрастет, когда он окажется за рулем. И впрямь глупая сделка… и все ради того, чтобы еще раз увидеть Шонтэль, почувствовать себя победителем.
    Ужасно глупо… выигрывать нечего. Любви в ее сердце для него не осталось. Только секс. Секс, который, как он некогда полагал, нес в себе нечто большее… нечто особенное, что сводило его с ума. Какой смысл мстить, если не уходит эта ужасная тоска? Он пожал плечами и ухмыльнулся самому себе.
    Неважно, если завтра на улицах Ла-Паса его убьют.
    Какая разница!

Глава 7

    Может, Луису надоело ее ждать и он отправился спать?
    Она молила Бога, чтобы это было именно так. Шонтэль просидела в ванной целый час, приходя в себя и собираясь с мыслями, а также судорожно пытаясь смыть прикосновения его рук, тела, вымыла голову, высушила волосы, чтобы ничто не напоминало о нем.
    Прикрывая наготу большим полотенцем и набравшись мужества, Шонтэль вышла из ванной и, быстро пройдя по коридорчику мимо спальни, оказалась в гостиной. Там горел свет, и найти одежду не составило труда.
    Надевать второй раз те же самые вещи, что накануне сорвал Луис, было отвратительно, однако в данных обстоятельствах выбора не было.
    Носки, брюки, футболка… Она торопливо подняла все, отбросила полотенце и стала одеваться. Всего несколько мгновений спустя именно столько времени у нее ушло на то, чтобы полностью одеться, — Шонтэль уже сидела на полу и обувалась. Затем, почувствовав, что самообладание постепенно возвращается, встала и поискала глазами кресло поближе к окну, в котором могла бы провести остаток ночи. Поиски успехом не увенчались. Взгляд ее упал на открытые двери в спальню. Страх вновь сковал ей душу, заставляя трепетать каждый нерв, держа в напряжении каждый мускул. Луис стоял в дверях и смотрел на нее. Ей хотелось чтобы он исчез, перестал причинять ей боль, беспощадно уничтожать все то хорошее, что некогда было между ними.
    Он бесшумно вошел за ней и смотрел, как она одевалась. Она знала, чувствовала это. Очередное унижение. Ей стало немного легче оттого, что он уже не был обнажен — наготу прикрыл белый купальный халат, такой чистый и свежий, резко оттеняющий смуглое, дьявольски красивое лицо. Его молчание усилило ее опасения.
    Волосы у нее были растрепаны, а глаза уже не сверкали, лишь усмешка, казалось, пряталась там, в глубине — как будто он высмеивал ее, себя, весь мир.
    — Насколько я понимаю, в постель ты не вернешься, — предположил он — Я выполнила свою часть сделки, Луис, — ответила она.
    Он пожал плечами.
    — У меня пропал аппетит.
    — Отлично, — произнесла она, — у меня тоже. Он небрежно указал ей на выход.
    — Можешь уйти хоть сейчас.
    Шонтэль почувствовала неистовую ярость.
    — Ну да, разумеется! И ты забудешь о сделке, как только я окажусь за порогом!
    — Твое дальнейшее пребывание здесь абсолютно неуместно, — ответил он тоном умирающего от скуки человека. — Если ты боишься идти через улицу, позвони брату. Полагаю, он в боевой готовности и с радостью проводит тебя в гостиницу.
    — Нет! — отрезала она. Ненависть у нее в груди пылала с той же силой, с которой раньше пылала любовь. — Я останусь здесь до истечения комендантского часа, как и обещала. После того как ты обошелся со мною как с проституткой, я не позволю тебе забыть о своих обязательствах.
    Ради автобуса она была готова на все. На его скулах заиграли желваки.
    — Я дал тебе слово.
    — Вот утром и увидим, чего оно стоит. — Ее глаза сверкнули. — А теперь, так как мы оба пришли к выводу, что ни ты, ни я не получаем больше удовольствия от общения, предлагаю тебе вернуться к себе в постель, а я скоротаю остаток ночи здесь.
    — Благодарю, — кивнул Луис. — Приятных снов на новом месте.
    Он вернулся в спальню. Шонтэль охватило отчаяние — он решил не тратить на нее попусту время. Несколько секунд она колебалась, не пойти ли ей за ним следом, не устроить ли скандал по поводу этой сомнительной сделки… Но зачем?
    Он ничего не станет слушать.
    Именно это и было основным камнем преткновения.
    Он ничего не станет слушать.
    Даже оставаясь до утра, она не могла иметь твердые гарантии, что Луис сдержит слово. Но это неважно; по крайней мере, она сделала все, что было в ее силах. И даже если вся эта история ни к чему не приведет, ее совесть будет чиста.
    Шонтэль подошла к телефону, сняла трубку и сделала заказ в службе времени, чтобы ее разбудили в пять сорок пять утра. Звонок разбудит и Луиса. Оно и к лучшему: он увидит, что Шонтэль выполнила свои обязательства, пробыв у него всю ночь.
    Она погасила свет во всех комнатах. Тусклого света, что падал с улицы через окно, ей более чем достаточно. Она сдвинула два кресла, села в одно и положила ноги на другое. Надеясь, что усталость поможет ей заснуть, она закрыла глаза и молила Бога, чтобы он послал ей сон.
    Но слезы текли, как кровь из открывшейся раны в ее сердце. Тихие слезы. Одинокие слезы. Слезы, которые нужно было выплакать сегодня, ибо завтра она вновь должна быть сильной. Она плакала долго, но сон сморил ее, на короткое время подарив душе покой.
    — Шонтэль…
    Звук собственного имени заставил ее проснуться. Глаза слипались. Она сонно посмотрела вверх.
    Луис стоял над нею.
    Голова гудела. Зачем он разбудил ее? Она уловила легкий запах мужского одеколона и вдруг поняла, что он уже побрился и одет. Это означало, что она проспала и он крайне удивлен, видя ее здесь. Шонтэль встрепенулась, оттолкнула ногой кресло.
    — Сколько сейчас времени? — Она запаниковала при мысли, что Алан ждет и беспокоится.
    — Достаточно, — ответил он довольно бесцеремонно. — Чуть меньше половины шестого. Я заказал завтрак. Подумал, что тебе не помешает немного подкрепиться перед тем, как все начнется.
    — Завтрак? Для меня? — произнесла она неуверенно.
    — Для нас обоих.
    Стук в дверь оповестил их, что завтрак прибыл. Луис направился к двери. Шонтэль посмотрела ему вслед — он был в форме военно-морских сил. К чему этот маскарад? Что он замышляет?
    Она пошла в ванную, чтобы ополоснуть лицо и привести себя в порядок, посмотрела в зеркало — выглядит ужасно: белки воспалены, под глазами — синяки. Волосы растрепаны, но все это не имеет значения. Немного расправив помятую одежду и морально подготовив себя к тому, чтобы увидеть Луиса Анхеля в последний раз, Шонтэль поспешно вышла из ванной, размышляя о том, что же он задумал.
    Стол в гостиной был накрыт, и Луис уже завтракал. Он взглянул на нее, когда она вошла; казалось, он видит ее насквозь.
    — Я налил тебе кофе.
    — Спасибо. — Это слово вырвалось машинально. Она старалась не думать об их недавней близости, но воспоминания мучили ее, не давая сосредоточиться.
    Он указал на кресло напротив, видя, что за стол она садиться не спешит.
    — Только давай без церемоний, Шонтэль. Не говори мне, что не хочешь есть.
    — Я не голодна. — Это была правда. — Я попросила разбудить меня в пять сорок пять. Не думала, что ты встанешь так рано.
    — Я уйду из отеля, как только отменят комендантский час, — ответил он.
    Шонтэль насторожилась: что-то не так. Почему он хочет уйти, а как же автобус?
    — Зачем? — спросила она. — Ведь на улицах может начаться стрельба. Он пожал плечами.
    — Это мое дело.
    Она наблюдала, как он хрустит своим круассаном. Ему наплевать, что будет с ней и Аланом.
    — Что, если автобус не подъедет к семи часам? Где тебя искать?
    Он поднял на нее глаза, усмехнулся.
    — Трудно сказать.
    — Меня такой ответ не устраивает, Луис, сказала она жестко, подчеркивая каждое слово.
    Его губы скривились в иронической усмешке.
    — Другого не будет, Шонтэль. Бери, что дают, или уходи.
    Вот этого она стерпеть не могла. Уже не было сил сдерживаться.
    — Я никогда не использовала тебя так, как ты использовал меня этой ночью! Я не знаю, почему ты считаешь, что имеешь право так обращаться со мной! Но на этот раз я не уйду, потому что не верю тебе!
    Это отбило ему аппетит. Он перестал есть и устремил на нее свирепый взгляд.
    Крик, вырвавшийся из груди Шонтэль, чуть не сорвал ей голосовые связки, но потребность высказаться была слишком велика.
    — Куда бы ты ни пошел, выйдя из этого отеля, я пойду за тобой! И буду идти до тех пор, пока автобус не окажется у дверей нашей гостиницы! Я…
    — Когда это я лгал тебе?
    — Не пытайся доказать обратное! — Она просто взорвалась от возмущения. Старые раны в душе снова кровоточили. — Тебе было весьма кстати забыть о Клаудии Гальярдо на некоторое время, пока с тобой была я.
    — Я не женат на ней.
    — Помолвлен, со слов твоей матери. Твоей матери, о которой ты с такой нежностью рассказывал мне, когда мы жили в Буэнос-Айресе. Твоей матери, предельно четко разъяснившей мне истинное положение вещей.
    — Когда это было? — выдохнул он.
    — За день до того, как я оставила тебя. И после того, как ты, отклонив приглашение своей матери, решил держать меня подальше от родственников.
    Он вскочил в ярости. Но она не испугалась. Это ее оскорбили и унизили, и он за все ответит.
    — Ты скрыла это от меня! — прорычал он.
    — Ты тоже немало от меня скрывал, — возразила она.
    — Ты купилась на россказни моей матери, даже не поговорив со мной! Ты довольствовалась ее версией, даже не дав мне шанса!
    Секунду он смотрел на нее с негодованием.
    — Ни любви! — воскликнул он. — Ни доверия! И ради тебя я рискую жизнью!!
    Она застыла, пораженная этими словами, не понимая, о чем идет речь.
    — Жизнью? — неуверенно повторила она. Он закусил губу и не ответил. Гордость не позволила. Но это была уже не высокомерная гордыня, а мужское достоинство.
    — Возвращайся в гостиницу, — сказал он не терпящим возражений тоном. — Жди меня там вместе с братом. Если я не появлюсь, это не значит, что я не старался.
    — Ты? Ты поведешь автобус? Но он уже повернулся к ней спиной и шел к двери. Ее вопросы повисли в воздухе.
    — Луис! — окликнула Шонтэль. А что, если они больше не встретятся? Мысль об этом вызвала в ней невыносимую тоску. Слишком многое между ними осталось невыясненным. Чересчур многое.
    Луис открыл дверь, шагнул в коридор и исчез. Шонтэль пыталась собраться с мыслями. Все перемешалось. Она не знала, во что верить. И что ей делать, если с автобусом ничего не выйдет?
    Возвращайся в гостиницу. Жди меня там вместе с братом.
    Эти слова привели ее в чувство. Здесь ей больше делать нечего. Луис ушел. Глава 8
    Алан сидел в холле отеля «Европа» в тревожном ожидании. Время от времени он поглядывал в сторону стойки регистрации, где отмечалась его группа. Стоило Шонтэль переступить порог, как он сразу очутился подле нее.
    — Ты в порядке? — спросил он, внимательно разглядывая сестру.
    — Да, все прекрасно, — ответила она и направилась к лифтам, давая понять, что не собирается ничего объяснять. — Мои вещи в номере?
    — Конечно. Я подумал, что ты захочешь переодеться.
    — Непременно. Дай мне ключ.
    — Вот он.
    — Спасибо. Я быстро.
    — Шонтэль…
    — Луис отправился за автобусом, — отрезала она, не желая отвечать на какие-либо вопросы.
    — Сам Луис? — В голосе было крайнее изумление.
    — Он сказал, что, если автобуса не будет к семи часам, это не его вина. Все уже готовы?
    Алан кивнул, находясь под впечатлением от услышанного.
    — Те, кто еще не оплатил счет, завтракают в столовой, — ответил он. — Советую и тебе подкрепиться, Шонтэль. У нас впереди трудный день.
    Она нажала кнопку лифта. Ей повезло, двери открылись сразу.
    — Ты позаботился о еде в дорогу? — спросила она, входя в кабину.
    — Да, конечно! Я все устроил, Шонтэль…
    — Скоро спущусь, — произнесла она, нажимая на кнопку.
    Двери закрылись, оставляя за собой хмурое лицо Алана.
    Шонтэль глубоко вздохнула. Насчет автобуса она предупредила. Ни слова об остальном. А что, если… Возможно, у Луиса есть свои причины думать о ней плохо… если его мать солгала и… если Клаудия Гальярдо была в сговоре с Эльвирой Розой Мартинес… Выяснить, где правда, а где ложь, было трудно.
    В одном Луис, несомненно, был прав. Расскажи она ему тогда о своем разговоре с его матерью, сегодня все было бы по-другому. В этом была только ее вина, и она это признавала. Однако никакие обстоятельства, возможно заставившие его думать о ней плохо, не могли оправдать то, как он обошелся с ней этой ночью. Это было непростительно.
    Сейчас ей ясно одно: у них нет будущего. Надо забыть обо всем, что было между ними. Она сомневалась, что сможет это сделать, но смириться с тем, что все кончено, она в силах.
    Луис приедет на автобусе. При мысли об этом пульс ее вновь участился. Неважно. Луис будет здесь всего несколько минут, договорится с Аланом и исчезнет. Трагедии в этом нет. Всего несколько минут. Если он вообще появится.
    Лифт остановился и двери открылись в тот момент, когда она прокручивала в голове весь этот сценарий. Она опять вспомнила о том, что в это самое время Луис, по его собственным словам, рискует жизнью, чтобы добыть им автобус. Так ли это? Действительно ли улицы настолько опасны? Вряд ли Алан пошел бы на риск, будь все и вправду так серьезно. Разумеется, он знал, что при выезде из Ла-Паса им придется столкнуться с некоторыми трудностями, однако они не пугали его. Что до Луиса, то уж он, член всеми уважаемой семьи Мартинес, был в состоянии справиться с любыми неприятностями.
    Он рискует ради нее жизнью… Непостижимо. Зачем мужчине, не чувствующему к ней ничего, кроме презрения, ставить на кон свою жизнь лишь потому, что ей вдруг понадобился автобус? Ведь ему достаточно пошевелить пальцем, и все будет исполнено. Все это было непонятно.
    Шонтэль достала чистые вещи, переоделась, сразу почувствовав себя лучше и бодрее. Красную футболку с надписью «Амигос туре» сменила темно-зеленая с аналогичной надписью. Наспех расчесав волосы, она приготовилась встретить новый день, каким бы тяжелым он ни был.
    Проверив, не забыла ли она чего-либо в номере, Шонтэль спустилась в фойе и, оставив вещи на попечение Алана, направилась в столовую. Завтрак — вот что теперь ей было необходимо. Может, вечером у нее будет настроение подумать о будущем, но сейчас у нее нет времени. Большинство туристов уже позавтракали. Шонтэль поспешила к буфету. Не то чтобы ей очень хотелось есть, но она чувствовала себя как выжатый лимон и нуждалась в энергии.
    Заказав фруктовый сок, пару круассанов, немного холодного мяса и сыра, она поискала взглядом свободный столик.
    Без десяти семь она вернулась в фойе, чтобы помочь Алану ответить на вопросы встревоженных людей и настроить их на долгую поездку. От Ла-Паса до Санта-Круса примерно десять часов… если повезет. Там была возможность взять билеты на рейс до Буэнос-Айреса, а оттуда улететь домой, в Австралию.
    Обстановка накалялась. Кто-то был подвержен приступам морской болезни, не подозревая, что это не единственная неприятность, которая может произойти с ними до тех пор, пока они не выбрались отсюда. Кто-то нервничал, опасаясь происходящего за пределами отеля.
    Австралийцы не привыкли к военному положению. Большинство из них видели солдат только на парадах, а танки — лишь в качестве музейных экспонатов. Некоторые вслух ругали себя, обещая никогда больше не покидать родного дома. Глядя со стороны на этих людей, Австралию можно было смело назвать Страной счастливчиков, по крайней мере в данном случае.
    Минуты шли. Напряжение росло. Многие перепроверяли свой багаж. Велев всем оставаться на месте, Алан направился к выходу, чтобы посмотреть, нет ли автобуса, который должен был подъехать к черному ходу. Шонтэль осталась с группой, постоянно улыбалась, что немного разряжало обстановку. Шли минуты, и волнение в ней росло. Если автобуса не будет, значит ли это, что с Луисом что-то произошло?
    Несмотря на боль, что он причинил ей прошлой ночью, она вовсе не хотела, чтобы с ним что-то случилось. И тем более не желала ему смерти. А вдруг он действительно рисковал жизнью? Будет ли она виновницей? Нет. Это был его выбор. И инициатором сделки был он.
    В памяти всплыл случай с братом Луиса, Эдуарде. Луис рассказывал, что Эдуарде стал жертвой политических волнений в Аргентине. Полиция схватила его ночью на улице, видимо приняв за одного из молодых манифестантов. Эдуарде бесследно исчез, пополнив списки без вести пропавших, с тех пор о нем никто ничего не слышал.
    В Буэнос-Айресе она сама стала свидетельницей марша протеста женщин, называющих себя «Матери мая» и требующих вернуть им бесследно пропавших детей. Для них не имело значения, сколько лет прошло со времени исчезновения. Каждую неделю они приходили к дому правительства, неся фотографии своих сыновей, ибо никто до сих пор так и не дал им ответа. Ходили слухи, что многих исчезнувших попросту грузили в вертолеты и сбрасывали в море.
    Шонтэль вздрогнула — слава Богу, у Боливии нет выходов к морю. Она бы сошла с ума от одной мысли, что Луис мог оказаться в таком вертолете. И даже если бы Луис попал в тюрьму. У Эльвиры Розы Мартинес достаточно власти, чтобы вызволить его оттуда. Вероятно, Эдуарде просто не успел сообщить им, кто он такой.
    Ну вот, опять! А если и Луис не успеет?! Или просто какой-нибудь проклятый снайпер…
    Алан вбежал в холл:
    — Он здесь!
    Ноги Шонтэль стали ватными.
    — Берите вещи и выходите, — скомандовал Алан. — Помните, женщины садятся первыми, мужчины загружают вещи в багажный отсек. Торопитесь. Чем быстрее мы отсюда уедем, тем лучше.
    Все пришло в движение. По толпе пробежал гул, и люди устремились к выходу, схватив сумки и чемоданы. Процессию замыкала Шонтэль, следя, чтобы никто из группы ничего не оставил в холле. Она видела паркующийся автобус и Луиса, сидящего за рулем.
    С сердца словно камень свалился: теперь Луис мог спокойно вернуться в «Плазу» и быть там в полной безопасности. Автобус остановился. Багажный отсек был открыт. Дверь отворилась, и Луис спрыгнул с подножки. Сейчас он уйдет, подумала Шонтэль. И она никогда больше не увидит его.
    Слезы навернулись ей на глаза. После прошедшей ночи это казалось полнейшим абсурдом. Этого не должно было быть. Она хотела выйти наружу, подойти к нему, и ускорила шаг, чуть ли не погоняя идущих впереди людей.
    Луис стоял рядом с автобусом. Он увидел ее в самом конце толпы, и на какое-то мгновение глаза их встретились. Казалось, все вокруг неожиданно исчезло, остались только они двое, соединенные невидимыми узами, которые были крепче любой реальности. Сердце у Шонтэль екнуло. Затем он перевел взгляд на Алана.
    Мысли путались в голове. Что означал этот взгляд Луиса? Между ними выросла стена. Все кончено. Иначе и быть не могло.
    С трудом она заставила себя думать о деле. В ее обязанности входило посадить женщин в автобус, пока Алан руководил погрузкой багажа. Убедившись, что женщины отлично справляются сами, она посмотрела на Луиса и Алана, которые стояли поодаль и о чем-то говорили. Было видно, что разговор идет напряженный.
    Она подошла к ним и вмешалась в беседу.
    — Спасибо за автобус, Луис, — произнесла она с искренней благодарностью. Алан хмуро посмотрел на нее:
    — Он говорит, что не отдаст его нам.
    — Что? — Она непонимающе взглянула на Луиса, потом снова на Алана. — О чем ты говоришь?
    — Он не отдаст нам автобус, а сам его поведет, — пояснил Алан.
    — В Санта-Крус? — спросила она недоверчиво.
    — В ад и обратно, если потребуется, — мрачно ответил Луис.
    — Но почему?! — воскликнула она.
    Он все так же мрачно усмехнулся, и глаза его будто бы почернели.
    — Потому что ты будешь в нем, Шонтэль. Мы еще не закончили наши дела.
    Она хотела возразить, что между ними-то как раз все предельно ясно, но не посмела. Она чувствовала, как невидимые цепи его железной воли вновь сковывают ее. Это сумасшествие. Ничем хорошим не кончится, их раны еще не зарубцевались. Что-то изменилось в Луисе, исчезло былое безразличие. Он и слушать ничего не хотел.
    — Луис… — запротестовал было Алан.
    — Автобус мой, — жестко отрезал Луис. — Если не согласен на мои условия, можешь прямо сейчас объявить своим людям, что поездка отменяется.
    Багаж загрузили. Все уже заняли свои места.
    — Черт бы тебя побрал, парень! Оставь мою сестру в покое!
    Луис не сводил глаз с Шонтэль. Взгляд был полон твердой решимости. Она должна выбирать: или остаться в Ла-Пасе, или ехать с ним в Санта-Крус. Итак, выбор сделан — она едет с ним и группой. Шонтэль чувствовала инстинктивно, что он не отпустит ее, пока не выяснит все до конца. Дело, конечно, не в сексе, уверила себя Шонтэль. Да и вряд ли у них еще появится такая возможность. Когда в автобусе сидят тридцать человек, какой может быть секс. Так пусть же он «закончит» то, что не успел, но сделает это в более безопасной обстановке, решила она.
    — Лучше ехать вместе с Луисом, чем не ехать вовсе, Алан. Вся группа уже в автобусе, заметила Шонтэль. — Пойду проверю, все ли на месте.
    — Но у меня это лучше получится, — возразил Алан, когда Шонтэль отошла.
    — Учитывая то, что происходит на улицах города… Тебе придется успокаивать своих туристов, — последовал мрачный ответ. — Это не поездка на пикник. За руль сядешь, когда мы выберемся из Ла-Паса.
    — Чтобы дать тебе лишнюю возможность помучить мою сестру?
    Уже обогнув автобус, Шонтэль остановилась, всей душой желая, чтобы Алан наконец заткнулся.
    — Вот что я скажу тебе, приятель: зря ты так, — продолжал Алан. — Она до сих пор толком еще не оправилась.
    — Как и я, приятель, — холодно ответил Луис. — Как и я.
    Шонтэль нахмурилась. Неужели это правда?
    — О чем ты говоришь, парень? Ведь ты никогда не женился бы на ней. Я говорил ей это с самого начала, но она ведь и слышать ничего не желала.
    — Так, значит, и ты, Алан? — Голос Луиса был ледяным. — Не знал, что ты тоже внес свою лепту.
    — Какого черта? Что ты хочешь этим сказать?
    — Я хочу сказать, чтобы ты не лез в мои дела! По крайней мере во время этой поездки. Ты ни черта не знаешь о том, что я думаю или собираюсь сделать.
    Не знаю этого и я, подумала Шонтэль, садясь в автобус. Сосредоточившись, она проверила, все ли туристы здесь. Луис и Алан присоединились к ним, пора ехать.
    Луис вновь сел за руль, а Алан, заняв место экскурсовода и включив микрофон, представил группе нового водителя и вкратце изложил план предстоящей поездки.
    Шонтэль заняла единственное пустующее место, прямо за спиной водителя.
    Автобус тронулся.
    Алана она не слушала.
    Ей казалось, что она едет не с группой, а только с Луисом, мысли о нем удручали ее. Чего Луис хотел от нее? К чему все это вело? И чем все это кончится?

Глава 9

    Шонтэль заметила, что Луис намеренно избегал главных улиц, предпочитая боковые, г он опасался возможной встречи с солдатами, которые могли их задержать.
    Алан то и дело напоминал людям, чтобы те сидели спокойно, не делая лишних движений, могущих вызвать подозрение. Волноваться не о чем. Туристы не имеют ни малейшего отношения к внутренним политическим распрям. Шонтэль надеялась, что дела обстояли именно так.
    Они ехали по, как казалось, пустой дороге, когда, неожиданно вынырнув из боковой улочки, прямо перед ними появился танк. Не вдави Луис педаль тормоза, столкновение было бы неизбежным. Автобус остановился, танк тоже. Пугающе медленно повернулась орудийная башня, направив в их сторону длинный ствол пушки.
    Женщины завизжали, мужчины растерялись.
    — Сохраняйте спокойствие и сидите тихо! рявкнул в микрофон Алан.
    Все умолкли, но, казалось, воздух в автобусе был пропитан страхом. Ствол не двигался. Не двигался и танк. Шонтэль неожиданно увидела, что ствол направлен прямо на Луиса. Ее как будто током ударило и пронзила мысль: «Водитель! Он похож на местного!»
    Она поднялась со своего сиденья и обняла Луиса за шею, нагнувшись к его плечу так, чтобы были видны ее ослепительно светлые волосы. Кем бы ни были люди в танке, увидев рядом с водителем женщину явно не латиноамериканку, они, возможно, не начнут стрелять.
    — Шонтэль… — запротестовал было Алан.
    — Луис смуглый, Алан. Его примут за боливийца. Выйди из автобуса. Скажи, что мы туристы и среди нас есть больные.
    — Ну конечно! Луис, открой дверь. Алан помахал в сторону танка, давая понять, что выходит. Луис нажал на рычаг, и дверь открылась.
    — Не отходи от автобуса, Алан, — посоветовал Луис спокойным, недрогнувшим голосом. — И не делай резких движений.
    Алан стоял возле автобуса и на испанском языке объяснял ситуацию сидевшим в танке, которые за все это время не проронили ни слова в ответ. Алан говорил долго, через слово повторяя, что они австралийцы, и упирая на законы и традиции международных отношений.
    Наконец пушка медленно поползла в сторону, и танк двинулся с места, освобождая им дорогу. Автобус облегченно вздохнул. Алан вернулся на место под всеобщие аплодисменты. Только сейчас Шонтэль поняла, что все еще обнимает Луиса. Она выпрямилась и хотела уже сесть на свое место, но он схватил ее за руку и несильно сжал. В это мгновение Шонтэль будто бы ощутила легкое покалывание, а в следующую секунду все пропало. Луис закрыл двери и завел мотор — как будто ничего и не было. Не было ни взгляда, ни звука, лишь это быстрое движение.
    — Быстро соображаешь, — сказал Алан, похлопав ее по плечу. У него была улыбка во весь рот, как будто он только что сорвал банк.
    Она кивнула и вернулась на свое место.
    Алан сказал в микрофон что-то ободряющее, но Шонтэль не слушала его. Она смотрела на руку, к которой притронулся Луис, потирая то место другой рукой, как будто желая стереть его прикосновение. Она никак не могла прийти в себя. Он словно поставил на ней печать собственника: на мыслях, на душе, на теле, — и эта печать была несмываема.
    Его прикосновение эхом отозвалось в ней. Как такое могло произойти после сегодняшней ночи? И тот взгляд перед отелем. Один лишь взгляд — и она растаяла. Непреодолимое влечение, подумала она с горечью.
    Но в одном она не сомневалась: она не позволит ему так с ней обращаться. Им нужно доверять друг другу, уважать — тогда их отношения изменятся в лучшую сторону. И пусть вся правда будет сказана, до последнего слова.
    Она вспомнила слова Луиса: «Ни черта ты не знаешь, что я чувствую и что собираюсь сделать».
    Одного он уже точно не сделает, подумала Шонтэль: ему не удастся соблазнить ее. В своем решении она была тверда. И непоколебима.
    Шонтэль усмехнулась про себя. Незаконченные дела Луиса вовсе не означали секса. Скорее всего, речь шла о выяснении отношений. Видимо, хотел разложить все по полочкам. И не исключено, что именно это поможет ей кое-что выяснить.
    Сейчас они находились на вершине холма, на дороге, ведущей в сторону аэропорта, который сегодня, однако, их целью не являлся. Они должны были миновать его, чтобы выехать из Ла-Паса и попасть в Санта-Крус. Было ясно: территория рядом с аэропортом охраняется особо. Алан ожидал здесь неприятностей, как ни в каком в другом месте.
    Похоже, он предвидел их, подумала Шонтэль, заметив, как группы солдат с подозрением провожали их взглядами, но не предпринимали никаких действий. Военные в джипах, стоявших вдоль обочины, их не остановили. Это было похоже на чудо, но они миновали аэропорт без малейших препятствий.
    Напряжение стало спадать, когда автобус оставил город позади. Многие шутили, рассказывали анекдоты. Чтобы разрядить обстановку, Алан рассказал несколько смешных случаев из своей предыдущей практики. Казалось, опасность и впрямь миновала. Автобус направлялся к своей цели, не встречая на пути никаких преград.
    Все забыли о восстании фермеров.
    Забыла и Шонтэль. Все ее внимание было приковано к сидящему впереди нее мужчине. Она увидела то, что заметил Луис, лишь когда он произнес:
    — Алан, посмотри вперед! Впереди вдоль дороги сновало много людей.
    — Они вырыли траншею, — произнес Луис, не объясняя причину своего предположения.
    У Шонтэль упало сердце. Столкновение на большой скорости — это куда ни шло. Но провалиться в траншею?..
    — Дави на газ, Луис, — мгновенно отреагировал Алан. — Мы должны перепрыгнуть ее.
    — Ни слова о том, каких она может быть размеров, — последовало быстрое предупреждение.
    — Если не хочешь рисковать автобусом…
    — Готовь людей, — мрачно скомандовал Луис.
    — Так, внимание! Быстро все встали и сняли багаж с верхних полок на пол либо под передние сиденья, — крикнул Алан, хлопнув в ладоши, объясняя тем самым, что действовать надо быстро. — Фермеры перекрыли дорогу и вырыли траншею. Наш водитель намерен перескочить ее на большой скорости. Скорее, скорее… Нам не нужны здесь проломленные черепа от летающих сумок.
    Требования Алана были выполнены неукоснительно, хотя повышенная скорость была помощником не из лучших. Бугор свежевырытой земли приближался, с каждой секундой увеличиваясь в размерах. Это могло означать лишь одно: траншея вырыта основательная. Шонтэль в ужасе смотрела вперед, надеясь, что это не так. Затея была опасной и окончиться могла трагически.
    — Всем сесть, всем сидеть! Как можно сильнее вожмитесь в кресла, чтобы смягчить удар, когда мы приземлимся на другой стороне траншеи…
    Если, подумала Шонтэль.
    — Это особенно важно, если у вас больная спина, — продолжал Алан.
    Воцарилась полная тишина. Все затаили дыхание и ждали. Шонтэль смотрела на Луиса. Почему он рисковал? Что с ним? Он встал почти во весь рост, уперся в спинку водительского кресла. Мог он что-то увидеть? Теперь неважно. Остановиться уже нельзя. Но не переоценил ли он себя, решившись на этот трюк? Если да, то первым разобьется именно он… Затем Алан, затем я, неожиданно поняла она. Все может кончиться прямо здесь, мгновенно, и она даже не успеет понять…
    На этом мысли ее прервались.
    Автобус оторвался от поверхности дороги и очутился в воздухе, плавно рассекая его. Шонтэль в страхе выглянула в окно. Яма… Какая большая! Но автобус продолжал лететь над этой пустотой. Они не падали в нее! Когда передние колеса автобуса стукнулись о дорогу, она вдруг испугалась: а что, если задние колеса заденут край траншеи и соскользнут вниз…
    Автобус с грохотом приземлился на другой стороне траншеи, приземлился, чуть не съехав с дороги на обочину, с повисшим над ямой задним левым колесом. С бешеным усилием Луис вывернул руль в нужную сторону, автобус несколько раз сильно вильнул, а затем устремился вперед, оставив позади проклятую яму.
    К счастью, здесь не оказалось растущих у обочины кустарников и деревьев. Ручной багаж разлетелся в разные стороны. Раздались охи и ахи, но ни единого истеричного крика. Шонтэль почувствовала, как сильно они все хотели, чтобы Луис спас их от этого кошмара. Сколько времени все это длилось, она понятия не имела. Теперь все позади, но пассажиры были в шоке и никак не могли поверить, что спасены.
    — Что-то с задним левым, Алан, — сказал Луис. Алан вскочил:
    — Пойду проверю. Дверь открылась.
    — Я пойду с тобой, — сказал Луис. Алан взглянул на него, не скрывая восторга.
    — Здорово водишь, приятель!
    — Всегда к вашим услугам, — сухо ответил Луис.
    — Шонтэль, ты остаешься за главную, — велел Алан.
    — Я все сделаю. — Она поднялась. Луис пристально посмотрел ей в глаза, еле заметно кивнул, затем встал и, не проронив ни слова, вышел следом за Аланом.
    Я должна была что-нибудь сказать ему, растерявшись, подумала она. Хотя бы поблагодарить его. Но момент был упущен.
    Она взяла микрофон и обратилась к группе:
    — Все целы?
    Люди пришли в движение. Кое у кого были легкие ушибы, но в общем все вроде обошлось — порезов и переломов не наблюдалось.
    — И сколько еще приключений нас ждет? осведомился главный заводила группы.
    — Не знаю, — откровенно ответила Шонтэль.
    — С ума можно сойти! Алану следовало предупредить нас…
    — Погоди, Рон, — вмешался другой. — Алан предупреждал нас, что могут быть неприятности. Ведь это ты требовал, чтобы он вытащил нас из Ла-Паса, и пригрозил, что порасскажешь дома гадостей о его фирме, если он не сделает этого. Уже не помнишь?
    — Ага! — отозвался третий. — Заткнись, Рон! Сам просил и нас уверял, что так будет лучше. Благодари Бога, что все кости целы. У нас претензий нет.
    — Такое приключение! — воскликнула одна из пожилых дам. — Будет о чем рассказать внукам!
    — Жаль, я видеокамеру не захватил, — весело подхватил кто-то еще.
    Ну вот и прекрасно, подумала Шонтэль со вздохом облегчения.
    — Ну что ж, если все целы и чувствуют себя нормально, то, пожалуй, следует собрать вещи с пола, пока Луис и Алан меняют колесо.
    — Как они, справятся? — спросил кто-то.
    — Алан высококвалифицированный механик, — уверенно ответила она. — Уверяю вас, эту проблему он решит.
    Все приободрились и начали собирать раскиданные вещи. Тем временем снаружи кипела работа, раздавалось мерное постукивание, ремонт шел своим чередом.
    Вряд ли Луис и Алан будут выяснять отношения во время ремонта, полагала Шонтэль. Она надеялась, что страсти утихли хотя бы на время, ибо в драке ни тот, ни другой никогда в долгу не оставались.
    Одна из женщин предложила достать термосы и выпить по чашке горячего кофе, но Шонтэль сказала, что не стоит расслабляться. Разъяренные фермеры не так уж далеко, да и ремонт мог закончиться в любой момент. Ведь в дороге они всего час, а им предстояло еще девять часов пути до Санта-Круса.
    Наконец постукивание стихло. Все с любопытством стали вытягивать шеи и вставать, когда Луис и Алан вновь появились «на борту». Все, кроме Шонтэль. Она внимательно вглядывалась в лица обоих мужчин, будто пыталась что-то в них прочесть. Алан была в явно приподнятом настроении. Похоже, опасность забавляла ее брата. Луис был не так весел и куда более собран, однако та энергия, что исходила от него, вновь заставила ее вздрогнуть.
    Алан взял у нее микрофон и тихо спросил:
    — Ты как, в порядке?
    Она кивнула, пересаживаясь на свое место.
    Луис вернулся за руль и нажал кнопку на приборной панели. Входная дверь плавно задвинулась.
    — Ладно, друзья, сейчас мы снова покатимся, — весело сообщил Алан. — Мы будем в пути ближайшие два часа, затем остановка… он улыбнулся, — чтобы малость освежиться. Дайте мне знать, если у кого-то эти проблемы возникнут раньше. Поведу сейчас я, потому что Луису необходимо немного передохнуть.
    Шонтэль нахмурилась. Может, Луис повредил себе что-нибудь? Нет, не похоже, судя по его движениям.
    — Давайте-ка сейчас поаплодируем парню. Только благодаря ему все мы остались невредимы.
    Пассажиры с энтузиазмом поддержали Алана. Луис повернул голову в сторону аплодирующей публики, несколько раз кивнул, улыбаясь уголком рта. Алан положил микрофон и занял место водителя. Двое мужчин перебросились парой слов, после чего автобус тронулся с места. Он больше не вилял, а ехал по прямой, как будто заранее прочерченной для него линии. Похоже, проблема с задним колесом была улажена окончательно.
    Шонтэль указала Луису на место Алана, но он, как бы не заметив, предпочел пустующее кресло рядом с ней. Каждый нерв Шонтэль напрягся до предела. Руки у нее дрожали. Она прижалась к окну, боясь, что он прикоснется к ней. Это просто смешно, успокаивала она себя. В автобусе полно народу, а рядом, за рулем, сидит ее брат. С ней ничего не случится.
    — С тобой все в порядке? — холодно спросила она.
    — Да, — ответил он.
    — Тогда почему за рулем не ты?
    — Хочу поговорить с тобой. Сердце Шонтэль екнуло.
    — Алан в курсе?
    — Разумеется.
    Два часа, размышляла она, глядя в затылок брату. Он собирался подслушивать? Нет, он слишком занят своим делом, чтобы отвлекаться. Кроме того, гудение двигателя, должно быть, порядком закладывало ему уши. Что до остальных пассажиров, то высокие спинки кресел полностью заслоняли их от любопытных взоров. Для беседы с глазу на глаз место было идеальным.
    Собрав в кулак всю свою силу воли, Шонтэль заставила себя медленно повернуть голову и встретить этот взгляд — взгляд человека, причинившего ей столько страданий.
    — Зачем?
    От его взгляда по спине ее пробежали мурашки.
    — Расскажи мне о твоем разговоре с моей матерью.
    «С моей матерью» он произнес с досадой. Шонтэль отвернулась, вновь глядя перед собой.
    — Зачем ворошить прошлое? К чему? — горько вздохнула она. — Какое значение это имеет теперь?
    — Имеет, если я не знаю чего-то, что должен знать, — настаивал он.
    Она покачала головой. Та боль, то унижение, которые она испытала… Она не желала вспоминать об этом.
    — Два года назад ты обманул меня, — ответила она.
    — Нет, ты ошибаешься, — возразил Луис. Шонтэль прикрыла глаза. Она не вынесет, если сказанное им — правда. Она просто этого не вынесет.
    — Говори же, Шонтэль, — приказал он ей. — Расскажи все. Опиши каждую деталь твоего разговора с ней.
    И снова при упоминании о матери она уловила в его голосе досаду.
    Правда, подумала она. Как бы ни было больно, ее надо знать. Она вспомнила тот злосчастный день, когда сеньора Мартинес резко изменила ее жизнь. Она помнила все до мелочей.

Глава 10

    — Ты сказала, что это произошло за день до того, как ты оставила меня, — напомнил Луис.
    — Да, но на самом деле все началось гораздо раньше, — задумчиво произнесла она, вспоминая недели, проведенные вместе с Луисом в его квартире в Баррио Реколета. Это был один из самых фешенебельных районов Буэнос-Айреса, где проживали почти все городские богачи и знаменитости. Луис не прятал Шонтэль от своей семьи, что, в общем-то, было бы довольно сложно: дом его родителей был недалеко.
    — А до этого моя мать с тобой общалась? продолжал выспрашивать Луис.
    — Нет, но ведь ты и не хотел знакомить меня с ней. Ты также не хотел, чтобы я познакомилась с кем-нибудь из твоих друзей. — Она повернулась к нему:
    — Почему, Луис?
    Он посмотрел ей в глаза:
    — Я не хотел делить тебя еще с кем-то.
    — И собирался оставить все как есть? Он пожал плечами.
    — Честно говоря, я об этом не задумывался.
    — Ты стыдился меня? Он нахмурился.
    — С чего ты взяла?
    — Может быть, я как-то не так себя вела. В его глазах появилась злость.
    — Это слова моей матери?
    — Если бы я не жила за твой счет, ее слова не имели бы для меня никакого значения. — Девушка отвернулась и стала смотреть в окно, вспоминая, как долго тянулись дни — Луис засиживался на работе допоздна, а ей было так одиноко. Разумеется, она не сидела дома все дни напролет, конечно, нет. Всегда было чем заняться. Можно было пойти на знаменитое кладбище Реколета, побродить по старинным площадям, наслаждаясь удивительной архитектурой, послушать уличных музыкантов. Можно было ходить по музеям и выставкам… Недаром Буэнос-Айрес называли Парижем Американского континента.
    Скучать ей не приходилось. Вовсе нет. Но ей было ужасно одиноко. Чужая страна. Чужая культура. И все-таки она не чувствовала себя иностранкой — чужеземкой — до того дня, как лицом к лицу столкнулась с Эльвирой Розой Мартинес. И Клаудией Гальярдо.
    — Знаешь, неприятнее всего была ее симпатия, которую она якобы испытывала ко мне, заметила Шонтэль сухо. — Как она была огорчена, что я даже не догадываюсь о твоем истинном отношении ко мне. Это ужасно, что ее сын ввел меня в заблуждение, не объяснив своих намерений.
    — И что же это за намерения, по представлениям моей матери?
    — Тебя вполне устраивало, что я твоя любовница, но о женитьбе на мне ты даже и не думал, — ответила Шонтэль с горечью. — Мне дали понять, что женщин вроде меня используют лишь для приятного времяпрепровождения, а женятся на порядочных, добродетельных девушках.
    — И ты поверила, что я могу опуститься до подобной низости по отношению к женщине, не говоря уж о сестре моего друга? — возмутился Луис.
    Она резко развернулась и вызывающе посмотрела ему в лицо.
    — Этой ночью ты использовал меня как шлюху. Может, ты и это будешь отрицать?
    — У тебя был выбор, — ответил он без малейшего сожаления или стыда. — Ты сама выбрала эту роль. Ту роль, которую заставила сыграть меня два года назад.
    — Я никогда не использовала тебя! — не выдержала она. — Просто…
    — Просто слова моей матери значат для тебя больше, чем все, что было между нами, — закончил он за нее, все больше приходя в ярость.
    — Не только слова, Луис. Я встретила твою невесту, Клаудию Гальярдо.
    — А-ха, любопытно… — Глаза Луиса вспыхнули. — А Клаудия сказала тебе, что я ее жених?
    — «Помолвлены»— вот какое слово она использовала.
    — Кто «она»? Клаудия?
    Шонтэль запнулась. Она не могла точно вспомнить, говорила ли Клаудия, что она помолвлена с Луисом. Но она все время повторяла: «Когда я выйду замуж за Луиса…»
    — «Когда я выйду замуж за Луиса…» Она говорила мне об этом после ланча и делилась своими планами о вашем совместном будущем, — вспомнила Шонтэль, стараясь ничего не упустить из виду. — Это твоя мать сказала, что вы помолвлены, прежде чем Клаудия успела открыть рот.
    — Какого еще ланча?
    — В вашем доме, на Альвеар-авеню. Луис заскрипел зубами. Он с трудом сдерживался.
    — Как до этого дошло? — допрашивал он. Чувствовалось, что внутри у него все кипит.
    — Твоя мать пришла утром, — быстро продолжила Шонтэль, — примерно в половине десятого. Она представилась, а затем пригласила на обед. — Шонтэль почувствовала, что ее тошнит, и отвернулась. Она не хотела замечать сострадания в его взгляде. — Чтобы чуть больше узнать о частной жизни своего сына, безучастно пояснила она.
    Все было безнадежно… безнадежно… Зря они копаются в прошлом. Она попыталась сконцентрироваться на настоящем. Алан сидел за рулем. Ехали они по Андскому плоскогорью. Погода не подвела, подумала она. Отличный солнечный день, лучше не придумаешь.
    Такой же день был, когда Эльвира Роза Мартинес появилась в ее жизни.
    Алан рассказывал ей, что семья Луиса очень влиятельна и богата. Однако все то время, что Шонтэль провела вместе с Луисом, она не отдавала себе отчета в том, о каком огромном богатстве и влиянии идет речь. Луис не выставлял его напоказ.
    Катер, нанятый им для их путешествия вниз по Амазонке, нельзя было назвать шикарным. Что до их квартиры, то она, разумеется, была просторной и удобной, но отнюдь не роскошной. И только когда Шонтэль открыла дверь женщине, назвавшей себя матерью Луиса Анхеля, она воочию увидела воплощение этого богатства.
    Черные с проседью волосы, искусно уложенные в лучшей парикмахерской. Темно-красный с изящной черной отделкой костюм в классическом стиле, скорее всего, от одного из итальянских кутюрье, возможно «Черутти». Туфли и сумочка черного цвета с темно-красным кантиком в тон костюму.
    Будучи как-то в Рио-де-Жанейро, Шонтэль посетила ювелирный салон знаменитого мастера Стерна, и сейчас она сразу узнала его геометрической формы украшения: шестигранный рубин, красовавшийся на шее у гостьи, и серьги с рубинами поменьше в оправе из червонного золота стоили маленького состояния. Перстни на руках по цене им не уступали.
    Шонтэль в своем незатейливом платьице и домашних сандалетах на секунду почувствовала себя оборванкой. Так или иначе, пришлось встретить Эльвиру Розу Мартинес в том, в чем была. Она решила, что не так уж это и страшно — Луис, во всяком случае, никогда не критиковал ее внешний вид. Впрочем, он предпочитал видеть ее обнаженной.
    А потом они сели в машину Эльвиры и проехали расстояние, которое проще было пройти пешком. Видимо, в мире Эльвиры Розы Мартинес не принято ходить по улицам. Они подъехали к парадному входу, оставив позади извилистую аллею и массивные металлические ворота.
    Это был не просто дом — дворец. Невозможно было объяснить Луису, человеку, который вырос здесь, какое впечатление произвел на нее этот дом. На всем был отпечаток богатства. Великолепная мебель из Испании, Франции и Италии в каждой комнате. Огромный зал для приемов весь в зеркалах напоминал Версаль. И она, видя свое отражение в зеркалах, чувствовала себя неприкаянной, жалкой.
    Разумеется, Эльвира Роза Мартинес была слишком деликатна, чтобы делать какие-то замечания, но этого и не требовалось — все и так было ясно. Показывая семейные реликвии и портреты именитых предков, упоминая о подвигах и заслугах Мартинесов перед Аргентиной, мать Луиса ясно дала понять, что брак с иностранкой для ее сына неприемлем.
    Луис сидел неподвижно, но чувствовалось, как он весь напрягся.
    — И какие же выводы ты сделала о моей настоящей жизни?
    Шонтэль сделала вид, будто не заметила вызова в его тоне.
    — Догадайся сам, Луис.
    — Экскурсия по этому мавзолею произвела на тебя сильное впечатление. Все мои предки, чьи портреты ты видела… накопившие богатства при помощи разбоя, эксплуатации… Уверен, мать не упустила подробностей.
    Его отзыв о предках удивил Шонтэль.
    — Благодаря им ты сейчас сказочно богат. Разве это не главное?
    — Они заплатили за свое богатство куда более высокую цену. А Клаудия присутствовала на этом уроке семейной истории?
    — Нет.
    Шонтэль глубоко вздохнула, вспоминая давно забытые подробности. Клаудия была представлена ей чуть позже: копна черных вьющихся волос, матовая, оливкового цвета кожа, черные бархатистые глаза. На ней было изысканное шелковое платье сочных осенних тонов, на шее — ожерелье, в ушах — серьги, и все из золота, прекрасной работы.
    — Клаудия появилась около двенадцати, пояснила Шонтэль, предвосхищая очередной вопрос Луиса.
    — И ты была представлена ей как моя любовница?
    Кровь прилила к ее щекам.
    — Твоя мать с присущей ей тактичностью объяснила Клаудии, что я сестра твоего друга Алана и на некоторое время остановилась в Буэнос-Айресе.
    — Тактично! — злобно усмехнулся Луис. — Но это было скорее в твою пользу. Разве кто-то пытался убрать тебя из моей жизни?
    Может, и нет. Даже если и так, разве у Клаудии не было причин избавиться от Шонтэль, спавшей с Луисом? Вернувшись из Европы, она узнала, что суженый развлекается с другой женщиной. Хотя планы насчет Луиса, в которые она посвятила Шонтэль во время обеда, звучали вполне правдоподобно. Сидя за столом, Шонтэль совсем потеряла аппетит. Ей уже не хотелось ни есть, ни разговаривать с ними, ни оставаться с Луисом. Единственное, чего она хотела, — поскорее взять билет и улететь домой, в Австралию.
    Она вспомнила роскошный обеденный стол и стоящую в центре его серебряную вазу в форме раскидистого дуба, под которым отдыхали три оленя. Прекрасные свежие розы завершали этот пейзаж. Эффект был ошеломляющий, а запах роз предательский и коварный. Красные розы — символ любви. Шонтэль с тех пор возненавидела их.
    — На левой руке у Клаудии было обручальное кольцо? — спросил Луис.
    — Нет, но она говорила об обручальном кольце, которое себе присмотрела. Большой, овальной формы бриллиант желтого цвета в обрамлении небольших белых бриллиантов.
    Луис пробормотал что-то на испанском, но, что именно, Шонтэль не поняла.
    — И после всего этого, — процедил он наконец, — ты все равно вернулась в нашу квартиру тем вечером.
    — Я не могла поверить в услышанное и увиденное. Не могла поверить в то, что ты так меня использовал. Хотела переубедить тебя, чтобы ты не женился на Клаудии.
    — Так почему ты ничего не сказала? Потому что было бы ужасно, если бы все оказалось правдой. Потому что она все еще желала его. Потому что она, скорее всего, ни на что не решилась бы… если б не телефонный звонок.
    — Тем вечером тебе позвонила твоя мать. К нам домой. Она обещала мне, что позвонит около девяти, и она позвонила, не так ли, Луис?
    — Да.
    — Чтобы пригласить нас с тобой на обед в воскресенье?
    — Чушь.
    — Луис, я слышала, как ты отказал ей. Ты был раздосадован самой возможностью такого поворота событий.
    — Она просила пойти с Клаудией на вечеринку. Это не имело никакого отношения к тебе. Ни малейшего! — Он издал нервный смешок. — Так я, во всяком случае, полагал в то время. Я не думал, что она доберется до тебя. Думал, ты в безопасности. В безопасности! Матерь Божья!
    Последние фразы Луиса привели Шонтэль в замешательство. Так значит, он боялся своей матери? Какую же власть она имела над ним?
    — То есть вы с моей матерью запланировали этот ее звонок для проверки моих чувств к тебе? — произнес Луис дрожащим от ярости голосом.
    Она вспомнила тоскливое чувство, охватившее ее, когда Луис произнес слово «нет» в телефонную трубку.
    — Я думала, что это просто разговор двух женщин, что она пытается помочь мне.
    — И когда я отказал ей, ты решила, что я хочу, чтобы ты продолжала оставаться моей тайной возлюбленной, так?
    — Так, — подтвердила она.
    — И пламя твоей любви ко мне погасло той же ночью.
    Она не смогла отказать себе в желании провести с ним еще одну, последнюю, ночь, но отдаться Луису с былой страстью оказалось невозможно. Лицо Клаудии Гальярдо стояло у Шонтэль перед глазами.
    — Я подумала, что ты… использовал меня, тихо сказала она.
    — И решила отплатить мне тем же.
    — Да.
    — Значит, или замужество, или ничего? Он не имел права так говорить. Ее любовь была бескорыстной, она ничего не требовала взамен.
    — Мы не заходили так далеко, Луис, — сердито напомнила она.
    — Нет. Вот почему я не спешил знакомить тебя с матерью, у которой на мой счет были совсем другие планы.
    — И ты о них прекрасно знал, — настаивала Шонтэль. — Они были слишком очевидны. Он не мог сдержать возмущения.
    — Тот звонок! Умышленный, чтобы поссорить нас! Если бы ты поговорила со мной… но нет, ты решила иначе. Решила, что я должен жениться на Клаудии и у нас с тобой ничего не получится.
    — Решила, что ты женишься на Клаудии и у меня ничего не получится. Я себя имела в виду, а не нас, — поправила она его.
    — Клаудия Гальярдо никогда не получит свой желтый бриллиант! Во всяком случае, не от меня! Никогда! — отрезал он, закипая от ярости. — Теперь я понимаю, что она лишь марионетка в руках моей матери. Но я не поддамся их уловкам.
    Он замолчал. Молчала и Шонтэль. Таким она видела его впервые. Говорят, власть развращает. Она никогда раньше не сталкивалась с этим. Луис обвинял Шонтэль, что она не доверяет ему, но как можно было верить людям его круга, если даже мать плела заговор у него за спиной!
    Алан прав. Их отношения с самого начала были обречены. В жизни любовь побеждает не всегда. Слишком много на пути преград.

Глава 11

    Тогда он был охвачен яростью. А теперь ничего не вернуть. Шонтэль — Шонтэль, которая подарила ему любовь, счастье, радость, теперь навсегда потеряна. Не было смысла винить ее в чем-либо. Она лишь стала жертвой обстоятельств. Обстоятельств, о которых и не догадывалась. Но он-то все знал и пытался ее оградить.
    Дурак! — выругался он, ненавидя самого себя. Он думал, что победил ее, а получилось, что потерял. Он чувствовал, что она как бы стеной отгородилась от него. Ведь он причинил ей столько боли.
    Он оскорбил Алана, который вообще ни при чем. В то время как действительные виновники их разрыва втайне уже праздновали победу. Не произойди в Ла-Пасе очередной переворот, он наверняка подарил бы Клаудии Гальярдо желтый бриллиант сегодня, а его мать принимала бы поздравления.
    Удивительно, как судьба порой играет нами, подумал Луис. Не понадобясь Алану автобус, планы моей матери осуществились бы. Я позволил бы ей взять дело в свои руки, а потом оплакивал бы свою единственную любовь. Ему не было оправдания, и Луис не пытался искать его.
    Теперь все, о чем Шонтэль говорила этой ночью, предстало перед ним в совершенно ином свете. И не будь его обида такой горькой и жгучей, он наверняка расспросил бы ее обо всем более подробно.
    Он смотрел на нее и силился понять, что творилось у нее в душе. Она так и не оправилась от старых ран.
    Но те, кто причинил эту боль, заплатят сполна.
    Эта красивая, лицемерная тихоня Клаудия с лживым сердцем… пусть забудет о свадьбе. Стерва! Не тронув Шонтэль и пальцем, она мучила ее, исподволь источая яд, сладко улыбаясь. Она ни черта не знала о любви. А о Шонтэль тем более.
    Сердце у него бешено колотилось.
    Забудь об этом, твердил он себе, не бери в голову. Есть вещи поважнее, о которых стоит подумать. Например, о матери…
    Если бы не смерть Эдуарде… Луис видел, как она изменилась после его гибели. Даже смерть их отца пятью годами раньше не повлияла на нее так сильно. Скорее всего, из-за неизвестности. Даже тела нет, чтобы предать земле. И спросить не у кого.
    Тогда и появилась на свет та женщина, которой теперь была его мать. Ее главной целью в жизни стал контроль. Контроль над всем и вся.
    И чем больше богатства и власти она получала, тем ближе была к задуманной цели.
    Любовь к кому-то стала бы проявлением слабости, поэтому лучше не любить. Лучше держать то, что имеешь, в ежовых рукавицах и никогда не рисковать. Не допускать даже возможности риска. Возвести стену и следить, чтобы никто не смог ее преодолеть.
    Возможно, она назвала бы это иначе, но все было именно так.
    Луис сражался с ней годами, но безуспешно. Наследство, оставленное ему Эдуарде, было на его шее как ярмо. Возражения не принимались. В какой-то степени он понимал ее, пытался найти оправдание ее страху. Но оправдать то, как она обошлась с Шонтэль, с корнем вырвав ее из его жизни, не задумываясь, какую боль она причиняет им обоим… Это уж слишком. Он обязан остановить ее, она никогда больше не посмеет вмешиваться в его жизнь. Перестать с ней общаться — это не выход. Надо заставить ее понять, как далеко она зашла. Чтобы у нее не было выбора. Но как ей это втолковать?
    Он знал, как. Знал, чего хотел и как этого добиться, но кожей чувствовал: Шонтэль не пойдет на это. После всего происшедшего она наверняка с трудом терпит его рядом с собой.
    Ему не хотелось отказываться от задуманного. Это будет акт справедливости. Никаких тайн, никаких интриг. Он будет действовать в открытую. И матери придется признать свое поражение.
    Но один он не справится, ему требовалась поддержка Шонтэль. Согласится ли она выслушать его? Поймет ли, что это будет ответом на унижения, которые она претерпела? Скорее всего, она не захочет больше иметь дел ни с ним, ни с его семьей. Но попробовать стоило. Еще как стоило. И тогда, кто знает… Возможно, она вновь увидит перед собой человека, которого можно любить?

Глава 12

    — У вас максимум двадцать минут, — предупредил Алан. — Далеко не отходите. Мы с Шонтэль приготовим кофе с пирожками и прохладительные напитки.
    Туристы с довольным видом высыпали из автобуса в поисках ближайших кустов. Что до Шонтэль, то она с радостью воспользовалась передышкой, чтобы прийти в себя, и стала помогать Алану. Однако Луис решил предложить свою помощь. Она старалась не смотреть на него, зная, что это ее лишь ранит, но ощущала на себе его взгляд.
    В конце концов он-таки понял, что его присутствие ей радости не приносит. Достав мобильный телефон, он вышел из автобуса, видимо не желая говорить при свидетелях. Шонтэль твердила себе, что ее это не волнует, жизнь Луиса большего имела к ней никакого отношения.
    — Ты в порядке? — спросил Алан.
    — Да, — коротко ответила она.
    — Я ошибался насчет Луиса. Прости, что втянул тебя во все это. Мне казалось, я знаю, что делаю.
    — Не беспокойся об этом, Алан. Мы все ошибались. Во многом.
    — Значит, все уладили?
    — Да.
    — И что?
    — Ничего. Все по-прежнему.
    Алан нахмурился. Ответ ему был явно не по душе. Однако люди стали возвращаться, и его внимание, как и внимание Шонтэль, целиком переключилось на них.
    Следующей остановкой была Кочабамба, а затем им предстоял долгий марш-бросок по низине в Санта-Крус, куда они надеялись добраться засветло. Алан забронировал номера в отеле на одну ночь и билеты на утренний самолет в Буэнос-Айрес. Если повезет и не будет непредвиденных задержек, они успеют на самолет в Австралию, билеты на который также были забронированы. И пока все шло нормально, что в Южной Америке случалось довольно редко. Теперь бы только не выбиться из графика.
    Внезапный дождь мог размыть дороги и задержать их в пути на долгие часы. Рейс мог быть отменен или перенесен на другое время без каких-либо объяснений или извинений. Стрельба, неожиданно начавшаяся в Рио, вынудила их сделать в дороге большой крюк. А затем беспорядки в Ла-Пасе. Все надеялись, что неприятности позади, но кто знает?..
    Зато они повидали столько чудес и невероятных мест: сам Ла-Пас с его Лунной долиной, памятники древних инков в Куско, мрачная и жуткая атмосфера города-призрака в Мачу-Пикчу, неповторимый вид водопадов Игуасу, прекраснейший Рио со знаменитой статуей Спасителя, Буэнос-Айрес… с небезызвестной семьей Мартинес.
    Шонтэль пыталась отогнать неприятные мысли.
    Несмотря на то что на их долю выпало немало опасностей, сказать, что тур не удался, было нельзя. Эту поездку они запомнят надолго, подумала Шонтэль, когда люди стали возвращаться в салон. Она решила занять место экскурсовода, но Алан остановил ее:
    — Я сам этим займусь. Луис сказал, что до Кочабамбы поведет автобус он. Легче будет сохранить свежую голову, если почаще будем меняться местами.
    Значит, все кончено.
    К этому неизбежному выводу Шонтэль пришла, когда автобус тронулся. Она сидела одна, пытаясь отвлечься, но постоянно ловила себя на том, что смотрит в затылок Луису и будто старается прочесть его мысли.
    Ни сердца… ни доверия… ни любви…
    Слова эти, сказанные Луисом нынче утром, гулким эхом отдавались в глубинах ее сознания. И это оказалось пусть горькой, но правдой. Ее любви не хватило на то, чтобы дать ему шанс. Она поверила его матери, а не Луису, человеку, которого знала и любила. Он прав. Где же было ее сердце? Разбито, думала она. Растоптано. Истекает кровью. И ни одно лекарство не вылечит.
    В Кочабамбе они отправились на обед в местную гостиницу. Луис сразу отошел ото всех, держа у уха мобильник. Видимо, какие-то дела, решила Шонтэль. Основательно подкрепившись, все вернулись в автобус.
    Следующим пунктом остановки была Вилла-Тунари, весьма живописное место. Шонтэль вновь предложила Алану свои услуги экскурсовода, но получила отказ:
    — Нужно дать людям передохнуть после ланча. Поговорим с ними позже, когда поднаберутся сил.
    Это означало вновь сидеть рядом с Луисом. Предвидя долгое напряженное молчание, она была удивлена, когда он вдруг заговорил:
    — Сможешь ли ты простить меня за мое поведение этой ночью, Шонтэль?
    Она взглянула на него, пораженная даже не вопросом, а тем, как он говорил, его голосом — низким, напряженным, трепетным. В глазах его не было насмешки. Лицо абсолютно серьезное. Кровь застучала в ее висках. Не ошиблась ли она, думая, что все кончено?
    — Мы оба вели себя глупо, Луис, — тихо сказала она. — Я тоже сожалею, что причинила тебе столько боли.
    Его губы тронула печальная улыбка.
    — Недостаточно сказать «прости», не так ли? Она кивнула.
    — Слишком много всего произошло.
    — Да, — согласился он.
    Мы оба виноваты, подумала Шонтэль.
    — Сегодня вечером в нашем доме состоится большой прием, — начал он. — В списке приглашенных самые известные люди Аргентины. Будет там и семья Гальярдо. В полном составе. Я буду счастлив, если ты пойдешь со мной на этот прием, Шонтэль.
    Она была потрясена. Не может быть! Но он не шутил.
    — Зачем? — выдохнула она. Он усмехнулся.
    — Это позволит мне хоть как-то загладить мою вину перед тобой.
    — Что это изменит?!
    — Два года назад я придавал этому меньше значения, чем должен был, — тихо сказал он. — Это была неосознанная, но серьезная ошибка с моей стороны. И я должен исправить ее хотя бы сейчас. Я почту за честь представить тебя гостям в присутствии моей матери и всей Аргентины.
    Шонтэль горько усмехнулась.
    — Слишком поздно, Луис.
    — Нет, ты ошибаешься. Никогда не поздно защитить собственное достоинство, восстановить поруганную честь. Сегодня вечером я сделаю это, если ты позволишь.
    — Луис, моя жизнь далека от этих людей, и так будет всегда. Он нахмурился.
    — Они лгали тебе, лгали обо мне, чтобы ты почувствовала себя никем! Ты можешь все забыть и простить?
    — Все в прошлом, Луис.
    — Нет. — Его глаза загорелись яростью. — Прошлое не умирает. Оно живет в нас. Всегда. Мне нужно… Прошу тебя. Умоляю. Помоги мне восстановить справедливость.
    Она опустила глаза, ощущая его внутреннюю силу, которая пронизывала ее, сближая их и разрушая невидимый барьер, не ставший еще непреодолимым. К чему все это? Ведь прошлого все равно не вернуть. Разве что и впрямь восстановить справедливость…
    Такой шанс было жаль упустить. Лучшей возможности расквитаться за обиду и унижения нельзя было и представить. Появиться на приеме в сопровождении Луиса на глазах у Эльвиры Розы Мартинес и Клаудии Гальярдо! Ведь одним своим появлением она навсегда разрушит все их грандиозные планы на самом пике их мнимого триумфа.
    Но это означало также, что она проведет с Луисом куда больше времени. Он будет касаться ее, пробуждать воспоминания, делать вид, будто между ними нет разногласий и они снова вместе. Это будет спектакль для большой аудитории. Она просто не сможет. Кроме того, как он собирается оказаться на этом празднестве?
    — Ты, видно, забыл, что мы в самом центре Боливии. Нам повезет, если мы доберемся до Санта-Круса к вечеру.
    — Мой самолет будет ждать нас там и переправит прямо в Буэнос-Айрес.
    Она не смогла скрыть изумления.
    — Ты уже все устроил?
    — Для себя, разумеется. И теперь, надеюсь, ты не откажешь мне в своем обществе.
    Звонки с мобильного, вспомнила она. Интересно, когда он это задумал: еще в Караколло или уже по пути в Кочабамбу?
    — Шонтэль, я обязан это сделать для тебя, сказал он ласково. — Ты должна помочь мне.
    Он заглянул ей в глаза, и она прочла в них горячую мольбу.
    — Почему ты так решил?
    — Они солгали тебе. Ты позволила им солгать. Но они и другим будут рассказывать всякие байки обо мне. Это надо пресечь. Если ты поможешь мне разоблачить их грязную игру в присутствии многих свидетелей, мы покончим с этим раз и навсегда.
    — Ты отомстишь им, как и мне прошлой ночью? — напомнила она.
    — Нет, то было несправедливо. Это была месть мужчины, у которого украли его любовь. Мне всегда будет за это стыдно. Но что постыдного в акте правосудия, Шонтэль? Наоборот, стыдно устраниться, не совершив его.
    В одном он был прав: нельзя позволить Эльвире Розе Мартинес и Клаудии Гальярдо остаться безнаказанными. Правосудие — слово это скорее связано с преступлением. И преступление было совершено — преднамеренное убийство любви.
    Не так уж это и страшно, подумала она. Всего одна, последняя, ночь. Ради них обоих. Восстановить поруганную честь. Вопрос в другом: как все это скажется на ней?
    — Мне даже нечего надеть, Луис. Они будут смотреть на меня сверху вниз и считать тебя безумцем, приведшим на прием оборванку.
    — Об этом я тоже позаботился. Одежда уже в моей квартире. Там все самое лучшее. — На его губах появилась недобрая улыбка, от которой Шонтэль стало не по себе. — Одета ты будешь по высшему разряду.
    Могущество, напомнила себе Шонтэль. Могущество денег, привыкнуть к которому она так и не смогла. Луису стоит только пошевелить пальцем, и его приказание будет исполнено. Или позвонить. Но есть вещи, которые купить нельзя. Любовь, например. И преданность. И счастье.
    — А надо ли, Луис? — спросила она. — Даже если мы будем в Санта-Крусе к семи, до Буэнос-Айреса лететь три часа. Добавь час разницы во времени плюс еще один час на то, чтобы привести себя в порядок и одеться. Сомневаюсь, что мы успеем туда к полуночи.
    — Да, надо, — жестко отрезал он. — И я полагаю, что как раз к двенадцати мы будем там. Все гости уже в сборе, но никто еще не думает уходить. Считается невежливым покидать подобные приемы раньше трех часов утра. — И вновь эта недобрая улыбка. — Мы прибудем как раз вовремя.
    Он лелеял мысль об этом. Шонтэль ловила себя на том, что делает то же самое. А почему бы и нет?
    — Хочешь к полуночи превратить Золушку в принцессу? — усмехнулась она.
    — Ты никогда не была Золушкой, — грозно ответил он ей. — И никогда больше не говори так. Ты… — Он запнулся, сжал губы, опустил голову. — Нельзя ненавидеть собственную мать, но я ненавижу многое из того, что она натворила.
    Он умолк, но отразившаяся на его лице мука была красноречивее слов. Она подумала о своей матери, которая всегда была рядом в трудную минуту, во всем помогала ей, не требуя ничего взамен. Луису, хоть он и богат, было гораздо труднее, а теперь на нем еще лежит ответственность, доставшаяся в наследство от старшего брата.
    Она вспомнила, что он рассказывал ей в моменты откровенности. Он никогда открыто не критиковал мать за судьбу, которую она уготовила ему после смерти Эдуарде, но очень часто у нее возникало ощущение, что ему надоело играть ту роль, которую ему навязывали. Однажды он сказал, что завидует Алану, который сам выбирает свой жизненный путь.
    — Я должен разорвать эти цепи, — тихо произнес он, беря ее за руку. — Будь моим партнером сегодня ночью, Шонтэль. Я позабочусь, чтобы ты успела на свой самолет. Но сегодняшний вечер… в последний раз вместе… во имя справедливости.
    — Да, — сказала она, сжав его руку. Это был не просто физический контакт, прикосновение. Между ними возникло нечто большее — как будто его энергия проникла в нее, заполнив каждую клетку ее тела. Она ощущала теплоту его ладони и понимала, что не в силах поступить иначе.
    Шонтэль забыла обо всем на свете. Все остальное не имело значения. Если бы он всегда так держал ее за руку, она бы никогда не ушла от него.

Глава 13

    — Ты уверен? — переспросила Шонтэль, глядя на роскошные, одно лучше другого, платья. Она была потрясена количеством нарядов, заполнивших спальню Луиса. Спальню, с которой было связано столько воспоминаний. Кроме того, сам факт, что она выбирает платье для визита в дом Мартинесов, приводил ее в ужас. Она опасалась, что будет плохо выглядеть.
    — Сегодня ты должна выделяться, а не быть частью серой толпы, — напомнил Луис. Значит, черное отпадает.
    — Золотое очень элегантное, — заметила она.
    — Надень красное. — Ни тени сомнений и колебаний.
    — Но, Луис, оно едва прикрывает спину, запротестовала она. Платье было великолепным, но чрезмерно вызывающим. Разрез от самого пояса, а подчеркивающий грудь корсаж держался лишь на двух тоненьких серебристых бретельках.
    — Твоя спина изумительна.
    От этих ласковых слов она поежилась. Сердце забилось чаще. Она знала, что еще может пробудить в нем желание. Прошедшая ночь доказала это. Даже когда он ненавидел ее, как женщина она сводила его с ума. Но сегодня она с ним не для этого. Похоже, Луис забыл.
    — Это не означает, что я должна его надеть, ответила она, не отрывая глаз от платья и не выдавая того замешательства, в которое ее привели слова Луиса.
    В ее голове проносились безумные мысли. Этот совместный план действий неуклонно толкал их на интимную близость. Они будут касаться друг друга, танцевать… Что, если все кончится постелью? Неужели они вновь займутся любовью? Попросит ли он ее остаться или выполнит свое обещание — отвезет в аэропорт завтра утром, сдаст на руки Алану целой и невредимой?
    — Распусти волосы, Шонтэль, — попросил он тихо, но твердо.
    — Я подумала, что лучше сделать прическу, попыталась возразить она.
    — Нет. Распусти их. И надень красное платье. — Она слышала его учащенное дыхание. — Я выйду, чтобы ты могла переодеться. Ванная в твоем распоряжении.
    Было слышно, как он входит в соседнюю спальню. Итак, он оставил ее, ни словом, ни делом не проявив стремления к близости. Но оно было, и Шонтэль ощущала это. Да, ощущала. Всего одна ночь, во имя справедливости. Рассчитывала ли она на большее? Было ли возможным это большее?
    Господи! Не желала ли она этого прошлой ночью? Она определенно сходила с ума. Придерживайся первоначального плана! Времени в обрез! — приказала она себе. И все же, принимая душ и накладывая макияж перед зеркалом, она думала об их с Луисом «заговоре» и о том, как далеко все может зайти. С того момента, когда он пожал ей руку в автобусе, он ни разу не прикоснулся к ней и ничего ей не сказал. Ни словом, ни жестом он не намекнул ей, что собирается провести эту ночь в одной постели с Шонтэль.
    Незавершенные дела. Так Луис объяснил все Алану, когда они с Шонтэль попросили высадить их в аэропорту Санта-Круса. Алан лишь спросил ее:
    — Это твой выбор, Шонтэль?
    И когда она ответила «да», он перестал задавать вопросы. Туристам было сказано, что, достав для них автобус, Луис оказал компании «Амигос туре» большую услугу и теперь попросил помочь ему вовремя попасть на неотложное деловое совещание. Алан добавил, что Шонтэль полетит с Луисом в Буэнос-Айрес на его личном самолете и позаботится, чтобы с завтрашним вылетом домой не возникло непредвиденных осложнений.
    Все отнеслись к сказанному с пониманием.
    В аэропорту обстановка была деловой. У автобуса их встретил человек из компании Мартинесов, чтобы проводить к самолету. Он передал Луису кожаный кейс, по-видимому, с какими-то важными документами, потом загрузил их багаж. Туристы дружно пожелали им приятного полета и счастливого приземления, Алан махнул на прощание рукой, и они расстались.
    Со взлетом проблем и задержек не возникло. Когда самолет набрал высоту, им подали ужин, после которого Луис предложил ей немного вздремнуть, а сам направился в другую часть самолета, вероятно, поработать над документами.
    Собственно, большую часть полета Шонтэль проспала. Сказался трудный и напряженный день, а грядущая ночь отнюдь не обещала спокойного сна.
    Луис разбудил ее, когда самолет шел на посадку, пробудив также на время задремавшие чувства ароматом своего одеколона после бритья.
    Возможно, он брился в самолете, чтобы не занимать ванную у себя дома. Об этом она подумала лишь теперь; но тогда, еще пребывая в полусне, она протянула руку, чтобы провести ладонью по его щеке, спохватившись в тот момент, когда кончики ее пальцев успели уже коснуться его свежевыбритой кожи. Она убрала руку, сделав вид, будто дотронулась до него случайно, но было поздно, и чувства нахлынули на нее с былой силой. Ей не следовало давать им волю. Это было глупо.
    Поездка от аэропорта до дома прошла в абсолютной тишине. Машина принадлежала компании. Салон серебристого «мерседеса» мог вызвать лишь восхищение. Сила денег беспрестанно заявляла о себе с того самого момента, как она согласилась на предложение Луиса отомстить.
    В последний раз вместе…
    В последний!
    Она обязана свыкнуться с этой мыслью.
    Эта ночь станет последней. И никаких шансов на продолжение.
    Она подвела глаза, прошлась пуховкой по щекам и обрисовала карандашом контур губ. Помаду она взяла ярко-красную, идеально подходившую к выбранному Луисом платью.
    Ей вдруг подумалось, что сегодня ее примут за распутницу по крайней мере два человека. Меч, карающий ложь, подумала она. Столь же беспощадный, как клевета, опорочившая Луиса в ее глазах. Клевета, уничтожившая все, что было дорого им обоим.
    Меч правосудия…
    Довольная тем, как она поработала над своим лицом, Шонтэль распустила волнистое облако светлых волос. Уже не было времени мыть и сушить их, но после мытья накануне они были еще абсолютно чистыми и выглядели прекрасно. Луис всегда любил распущенные волосы. Впрочем, она надеялась, что со стороны это не выглядит слепой покорностью.
    Собрав косметику, Шонтэль вернулась в спальню. Луиса еще не было. Она поспешно стала одеваться. Красное платье выглядело весьма эффектно. А серебряный узор в виде экзотических растений на алом фоне придавал ему особую прелесть.
    Платье подчеркивало каждый изгиб ее тела, расширяясь книзу, чтобы можно было свободно двигаться. Превосходным дополнением к ярко выраженной сексуальности наряда были идеально подобранные серебряные цепочки и ожерелья, придающие ему еще больший шик и оттеняющие природную красоту его обладательницы. Завершали же его серебристые туфли на высоких каблуках и изящная дамская сумочка того же цвета.
    Шонтэль не могла оторваться от зеркала, поражаясь тому, как быстро и без особых усилий может преобразиться женщина. Впрочем, ничего удивительного — у райских птиц и перья из шелка. Даже она узнавала себя с трудом. Это придало ей еще больше уверенности в себе.
    Она положила в сумку губную помаду и немного денег на непредвиденные расходы.
    Стрелки часов показывали одиннадцать сорок три. Час, когда по плану Луиса они должны появиться на приеме, неумолимо приближался. Наверно, он уже готов.
    Луис ждал ее в гостиной со стаканом в руке, одетый в вечерний костюм. Черная бабочка четко вырисовывалась на фоне ослепительно белой рубашки. Он был так красив! Она не смогла сдержать восхищенного вздоха.
    Идеал мужчины, думала она, высокий смуглый красавец. Галантный кавалер и необузданный любовник-дикарь. Это был мужчина ее жизни, и она не должна потерять его. Но как вернуть былое счастье? Как?
    — И солнце, и луна, и звезды…
    Еле слышный шепот Луиса, казалось, дошел до самого сердца. Этот взгляд, полный неподдельного восхищения, напомнил ей о былой нежности. И она вновь почувствовала прилив надежды. Но вот на его губах появилась ироническая усмешка, и он стал прежним.
    — Ты заткнешь их всех за пояс. Так и должно быть. Впрочем, я был бы рад представить тебя гостям в каком угодно одеянии. Скорее всего, ты не веришь мне, но это так.
    — И я сделаю все, чтобы не разочаровать тебя, Луис, — ответила она, заметив, какое произвела на него впечатление. Он вряд ли отреагировал бы так, если бы собирался этой ночью прекратить их отношения. Первое впечатление, должно быть, очень важно для него, если он хотел ввести ее в свой круг. От того, как примут ее, зависело многое. Шонтэль чувствовала это, и она обязана была выдержать испытание. Луис нахмурился:
    — Если тебе неудобно… — Он виновато и немного растерянно пожал плечами. — Мне не следовало давить на тебя, ты можешь выбрать что-нибудь другое.
    — Нет-нет. Красный цвет мне идет, — поспешила она заверить его.
    Озабоченность с его лица как рукой сняло.
    — Отлично! Оно смотрится на тебе просто идеально! Сегодня мне все будут завидовать.
    И, оставив стакан на столе, он направился к выходу. На губах его играла дьявольская усмешка.
    — Вперед, Золушка! Скоро наш выход!
    Она последовала за ним, и у нее вырвался нервный смешок. Эльвиру Розу Мартинес нельзя было назвать злой мачехой, да и Клаудия Гальярдо не тянула на роль гадкой сводной сестры, но Шонтэль от души надеялась, что обе дамы испытают сильнейшее в их жизни потрясение, когда осознают, кто именно стал принцессой бала.
    «Мерседес» ожидал их у выхода. Шофер открыл дверь, усадив Шонтэль на заднее сиденье. Луис сел рядом. Теперь они были вместе, ожидая заключительного акта.
    Еще каких-нибудь пять минут, и актеры выйдут на сцену, думала Шонтэль, представляя себе лица гостей, когда она войдет в зал с Луисом Анхелем Мартинесом, наследником «престола», от которого, несомненно, ожидали ухаживаний за богатой наследницей дома Гальярдо. Вдруг она забеспокоилась.
    — А как же семья Гальярдо? Ведь это может ухудшить ваши отношения?
    — На это мне наплевать, Шонтэль. Чему быть, того не миновать, — спокойно ответил он.
    Что это, безрассудство?
    Несколько мгновений она всматривалась в лицо Луиса, но в ночном мраке выражения его рассмотреть не смогла. Он сидел, откинувшись на спинку сиденья, и, казалось, расслабился, но она чувствовала силу, исходящую от него. И ничто не могло его остановить.
    — Ничего не бойся, Шонтэль, — произнес он, и у него в голосе послышалась нежность. — В любом случае сегодня всем станет ясно, что именно я хозяин своей жизни.
    — Все это так странно для меня. Твои взаимоотношения с семьей… твое положение в обществе… Эта сторона твоей жизни всегда оставалась для меня тайной.
    — Я хотел, чтобы ты знала меня просто как человека.
    — Не думаю, что стоило скрывать от меня реальное положение вещей.
    — Ты права, — согласился он, — и именно ты помогла мне понять это. И я действительно глубоко благодарен тебе. Человек не может жить двойной жизнью. Он должен быть честным с самим собой.
    Шонтэль вдруг осознала, что для Луиса важна была не справедливость — дело совсем в другом: он стремился к свободе. Она впервые поняла, как он был несчастен на протяжении многих лет. И то, что у него попытались отнять ее, Шонтэль, стало последней каплей, переполнившей чашу его терпения.
    Любил ли он ее по-настоящему? А может быть, он, используя ее, решил бросить вызов обществу, в котором родился и вырос, избавиться от гнетущего чувства зависимости?
    Она не знала, какие у него были планы. Просто она до сих пор любила его. Шонтэль погладила его руку:
    — Я с тобой, Луис. Что бы там ни было, я на твоей стороне.
    И прежде чем она успела убрать руку, он крепко ее сжал. И в следующее мгновение она почувствовала, как его энергия передается ей.
    — Обещаешь? — спросил он, и даже в темноте было видно, как глаза его заблестели.
    — Да, — прошептала она.
    — Значит, сегодня мне светят и солнце, и луна одновременно, — сказал он и беззаботно рассмеялся. Затем поднес ее руку к губам и поцеловал. — Спасибо тебе. Я не должен был брать с тебя обещание. Ты вольна выбирать сама.
    «Вольна выбирать»… Сердце у нее замерло. Как будто блеснул лучик надежды. Он не хотел давить на нее. Их партнерство добровольное, у них общая цель. Но потом между ними все будет кончено. Он ясно дал это понять.
    Машина притормозила и свернула к воротам.
    Приехали!
    Величественное здание в романском стиле с массивными колоннами и портиком светилось в глубине сада. Музыка лилась из раскрытых окон второго этажа. Праздник был в самом разгаре.
    «Мерседес» подвез их к портику у входа как будто это был вход в храм. Храм, подумала Шонтэль, храм, где собраны сокровища Эльвиры Розы Мартинес, все, чем она дорожила. Так что же дороже: сын или наследство? Выбор был только за ней.
    Луис помог Шонтэль выйти из машины.
    Красный цвет… цвет опасности.
    Но отступать было поздно.
    Она дала слово.
    Луис подал ей руку, и она оперлась на нее.
    — Готова? — спросил он, и в глазах его заискрились огоньки радостного возбуждения.
    — Да, — ответила она. Ей хотелось оказаться лицом к лицу с людьми, которые вместе с ними будут участвовать в заключительном акте представления.
    Так, рука об руку, они стали подниматься по ступеням.
    В глубине дома часы пробили полночь.

Глава 14

    — Мне удалось выбраться из Ла-Паса, — пояснил Луис.
    — Ваша мать будет очень… — Слуга будто задыхался, выдавливая из себя каждое слово, и с ужасом смотрел на Шонтэль.
    — Позволь представить тебе мою спутницу. Мисс Шонтэль Райт. Шонтэль, это…
    — Карлос, — кивнула Шонтэль. — А ведь мы знакомы, не так ли? — Она улыбнулась лакею. Цвет его лица стал землистым. — Впрочем, возможно, вы забыли. Вы сервировали стол во время обеда два года назад.
    — О да, конечно, мисс Райт, — ответил он, едва шевеля губами, и тут же добавил:
    — С вашего позволения я пойду доложу о вашем возвращении.
    Но Луис знаком остановил слугу:
    — Пожалуй, не стоит, Карлос. Пусть это будет сюрпризом.
    — Но, сеньор…
    Непреклонный взгляд Луиса оборвал его на полуслове.
    — Возвращайся к своим обязанностям, Карлос, Надеюсь, я выразился достаточно ясно?
    — Да, сеньор.
    Лакей поклонился. Они поднимались по парадной лестнице, ведущей на второй этаж, к галерее, предшествующей бальной зале, с развешенными по стенам портретами в позолоченных рамах и бесценными предметами искусства, так восхитившими Шонтэль два года назад.
    И вот они наверху, не встретив больше никого из прислуги. Музыка стала громче, оркестр исполнял танго.
    — Помнишь наше танго? — пробормотал Луис. Она посмотрела на него, и воспоминания вихрем пронеслись перед ней: возбуждающие, чувственные движения, которым он учил ее дома, заставляя двигаться в такт музыке. Каждый раз кончалось тем, что, раздразнив друг друга, они занимались любовью.
    Он пожирал ее глазами, и она понимала, что он думает о том же.
    — Это было чудесно, — тихо ответила Шонтэль, чувствуя, как сильно колотится ее сердце.
    — Поэзия и огонь… это танец души, верно? Она кивнула, не совсем понимая, что он имеет в виду.
    Ей в мелодиях танго всегда слышались душевная боль, одиночество. Может, Луис чувствовал то же, что и она?
    — Потанцуем сегодня?
    Последнее танго? Ее ноги задрожали. Зачем испытывать судьбу, если у них нет будущего?
    — Если ты считаешь, что это уместно…
    — Я считаю, что это уместно, как никогда. Шонтэль вскользь подумала: веселятся ли сегодня черти в аду? Луис, казалось, был готов на все, чтобы сжечь честолюбивые замыслы своей матери. Я его факел, подумала Шонтэль и решила, что, кроме пепла, вряд ли что-нибудь останется.
    В шутку он называл свой дом мавзолеем. Она вспомнила об этом, когда они оказались в галерее. Сокровища почивших предков Луиса сегодня не очень волновали ее. Беспокоили скорее живые — гости, неторопливо прогуливающиеся по галерее, которые любовались всем этим добром либо отдыхали от шумного многолюдья бальной залы.
    Неожиданное появление Луиса с не известной никому женщиной было замечено моментально. Голоса умолкли, и все взоры устремились на них. Шонтэль кожей почувствовала, как все ошеломлены ее появлением. Послышался шепот. Шонтэль не разбирала слов, но могла догадаться.
    Кто она? Что все это значит? Внезапно кто-то быстро направился к ним. Шонтэль узнала младшего брата Луиса, Патрисио. Он был взбудоражен, явно не веря своим глазам.
    — Господи! Вот так сюрприз, Луис! — пробормотал он, стараясь преградить им путь.
    Ростом он был пониже Луиса, но нисколько не уступал ему в крепком телосложении, а потому был серьезным противником. Из-за тонких усиков на красивом лице он был похож на плейбоя, но Шонтэль знала, что Патрисио серьезный бизнесмен. Когда выпадало свободное время, он с удовольствием ездил на ранчо в пригороде Буэнос-Айреса, занимаясь верховой ездой и нередко демонстрируя туристам Алана свое искусство наездника. Алан говорил, что это единственное развлечение, которое позволяет себе брат Луиса.
    — Уйди, Патрисио. Не мешай, — велел Луис, не повышая голоса.
    — Мы думали, ты в Ла-Пасе, — последовал растерянный ответ.
    — Лучше посторонись, — предупредил его Луис. — Кстати, поздоровайся с Шонтэль. Если ты не забыл, это сестра Алана.
    — Шонтэль? — Лицо у Патрисио вытянулось, глаза расширились. — Простите, я не узнал вас. И я… — Он перевел взгляд на Луиса. — Я не совсем понимаю…
    — Ты и не должен, — отрезал Луис.
    — Да ведь ты сам сказал, что все члены семьи Райт — нежелательные персоны, — не унимался Патрисио.
    — Да, но не они оказались виновниками происшедшего. Я поступил несправедливо и обязан исправить ошибку.
    — Всему есть время и место, Луис, — настаивал Патрисио. — И момент сейчас совсем неподходящий.
    — А я иного мнения. Лучшего момента не сыскать.
    — Ты выжил из ума? Семья Гальярдо здесь, в полном сборе! Не можешь же ты появиться с другой женщиной на глазах у Клаудии!
    — Могу, братец. Еще как могу.
    Луис произнес это с такой злобой, что Патрисио невольно отпрянул. Затем он перевел на Шонтэль отчаянный, беспомощный взгляд.
    — Поймите, Шонтэль, я не имею ничего против вас. Но ситуация слишком деликатна. Дело в том, что моя мать намерена объявить…
    — Не объявит, — прервал его Луис. — Когда я звонил ей из Ла-Паса, то просил не делать этого. Я говорил ей, что выбор за мной.
    Патрисио покачал головой.
    — Луис, улетая в Ла-Пас, ты не был против. Когда смолкнет оркестр…
    — Она объявила бы о помолвке даже в мое отсутствие, — подытожил Луис. Выглядел он угрожающе. Отстранив Патрисио, Луис взял Шонтэль под руку и направился к зале таким быстрым шагом, что она еле успевала за ним.
    Патрисио не отставал от них, умоляя Луиса одуматься.
    — Это ведь все равно что публично сделать себе харакири.
    — Она не оставила мне выбора.
    — Позволь, я позабочусь о Шонтэль. Пусть сейчас все идет своим чередом, а потом мы…
    — Нет. — Он прижал руку Шонтэль еще крепче, так, чтобы это бросалось в глаза. Единственный выход — избавиться наконец от этой опеки.
    — Луис, о чем речь? — спросила Шонтэль, недоумевая. — Ты говорил, что будет большой прием, но по какому случаю?
    — По случаю его помолвки с Клаудией Гальярдо, — ответил Патрисио.
    — Что?! — вскрикнула она в ужасе.
    — Нет! — Луис покачал головой. — Никакой помолвки не будет. Я не допущу этого.
    Все было так неожиданно. Шонтэль не могла поверить своим ушам.
    — Но ты знал… О Боже! Ты привел меня сюда, зная об… И прошлой ночью… Он остановился, посмотрел ей в глаза.
    — Я никогда не делал Клаудии предложение, Шонтэль.
    — Но ты дал им повод думать, будто это вполне вероятно, — встрял Патрисио, подходя ближе.
    — Они сделали поспешные выводы и сегодняшний урок запомнят надолго, — прорычал Луис, глядя на брата. — Я не собираюсь быть преемником Эдуарде. А ты уж сам решай, что тебе больше подходит.
    Патрисио отступил назад. Слова Луиса явно привели его в замешательство.
    — Я вовсе не это имел в виду, Луис.
    — Тогда не мешай мне.
    — Луис, так нельзя! Ты ничего мне не объяснил! — воскликнула Шонтэль, высвобождая руку и борясь с ненавистным ей ощущением, что она лишь орудие мести.
    — А Клаудия? А моя мать? Им можно? бросил он ей с такой яростью, что она застыла в нерешительности. — Ты обещала, что будешь рядом. — Он приблизился к ней вплотную, и она почувствовала его дыхание. — Значит, я не могу на тебя рассчитывать?
    Его глаза умоляли ее. Она была частью плана — так было задумано. Но он умолчал о помолвке. Он говорил, что между ним и Клаудией ничего не было.
    — Ты повторяешь собственные ошибки, скрывая от меня такие вещи, Луис, — произнесла она.
    — Мы должны добиться справедливости, настаивал он.
    Разве? Мысль о том, что он ласкал Клаудию, целовал ее…
    — Ты занимался с ней любовью? — спросила она, вспомнив, что он делал с ней прошлой ночью.
    — Господи Иисусе! — воскликнул Патрисио. — Да какое право она имеет…
    — Молчи! Права нет у тебя! — рявкнул Луис. Он посмотрел на Шонтэль, надежда еще не оставила его. — Я никогда и не помышлял об этом. Между мной и Клаудией Гальярдо никогда не было близких отношений.
    — Тогда почему же все зашло так далеко? растерялась Шонтэль, не зная, что и думать.
    — Мне было все равно, на ком жениться.
    Клаудия, преследовала меня, а мать поощряла ее. А ты бросила меня, поверив им.
    Выходит, что виновата она? Чего он добивается: справедливости или мести?
    — Луис, оркестр умолк, — вмешался Патрисио.
    — Шонтэль, ты не со мной? — спросил он, казалось заглядывая ей в душу.
    Потрясение было слишком сильным, какая-то ужасная путаница. Шонтэль отказывалась что-либо понимать. В конце концов, если для него так важно — раз уж она здесь с ним использовать ее, чтобы стать свободным, почему не помочь ему? По крайней мере свою вину загладит.
    — Я с тобой, — прошептала она.
    Он глубоко, прерывисто вздохнул и вновь предложил ей руку. Они направились в бальную залу, за их спинами не стихало шушуканье. Все предвещало скандал. Распутница, подумала Шонтэль и действительно почувствовала себя очень легкомысленной особой.
    Когда они завернули за угол, в маленький коридорчик перед бальной залой, их снова нагнал Патрисио и, поравнявшись с Шонтэль, зашагал слева от нее. Втроем они привлекли еще больше внимания. Жужжание среди гостей нарастало.
    — Лучше отойди, Патрисио, — посоветовал Луис.
    — Нет.
    — Это касается лишь меня.
    — Я понятия не имею, что ты затеял, но если ты не хочешь быть преемником Эдуарде, то я тем более. И мать не заставит меня. Так что я с тобой.
    — Это мое личное дело, Патрисио.
    — Полагаю, лучше выступить единым фронтом.
    — Поздновато, учитывая, как ты пытался остановить меня.
    — Главное — не остановиться теперь.
    И все трое двинулись дальше. Полные решимости Патрисио и Луис, а между ними Шонтэль, чувствующая приближение Армагеддона, крушение эры господства тиранов. И она, одетая как принцесса, была оружием в этой битве. Нет, символом, карающим мечом справедливости.
    Эта мысль вызвала у нее улыбку. Она действительно очень легкомысленная. «Не плачь обо мне, Аргентина», — вспомнила она слова из песни, входя в бальную залу. Вся аристократия собралась здесь. Мужчины во фраках, женщины, увешанные драгоценностями. Они наблюдали за ней. Она держалась прямо — Золушка на балу в сопровождении принцев Мартинес.
    Тут она услышала до боли знакомый голос. Голос одной из самых богатых и влиятельных женщин Аргентины.
    — Друзья мои, спасибо, что пришли. Я рада видеть вас здесь сегодня вечером, на торжестве, посвященном важнейшему для моей семьи событию. К сожалению, из-за беспорядков в Ла-Пасе мой сын Луис не смог сегодня быть с нами, но…
    — Нет, мама! Луис здесь! — выкрикнул Патрисио.
    В эту секунду он уподобился Моисею, коснувшемуся посохом моря. Море людей расступилось, давая им дорогу к помосту, где, подобно всемогущему фараону, стояла Эльвира Роза Мартинес, распоряжаясь своим миром.
    Она была великолепна: голубой — королевский — наряд с золотыми узорами, золотые серьги и браслеты на запястьях. Но победная улыбка, сиявшая на ее лице, погасла, стоило ей понять, кто именно предстал перед ней.
    Луис был не один.
    И сопровождал его не только младший брат.
    Луис, чудом выбравшийся из Боливии, чтобы вовремя поспеть на помолвку с женщиной, которую выбрала для него любящая мать, был не один. С ним была другая женщина, которая недвусмысленно держала его под руку.
    Шонтэль понятия не имела, узнала ли ее Эльвира, но одно она почувствовала безошибочно — все взгляды были устремлены на них. Это была акция неповиновения — они бросили вызов этим очень важным персонам и не собирались отступать.

Глава 15

    Звуки их шагов разлетались по комнате еле слышным эхом. Шонтэль подумала, что для Луиса и Патрисио это шаги в неизвестность. Ведь они рискуют всем. А как же деньги? Наследство? Ей, выросшей вдали от той роскоши, что с рождения окружала их, было трудно судить о всех «за» и «против».
    Эльвира смотрела, как они приближаются, выражение ее лица изменилось.
    Открытая, явная непокорность. Сможет ли она остановить их? Понимает ли, что это бесполезно?
    Нервы Шонтэль были на пределе, когда их глаза встретились и Эльвира вдруг узнала ее. Да, подумала Шонтэль. Да, смотри на меня, на свою былую жертву, и почувствуй, что все возвращается на круги своя.
    Сеньора Мартинес медленно повернула голову и посмотрела на группу людей справа от помоста. Это была Клаудия Гальярдо в окружении всей своей семьи. Она была в платье девственно-белого цвета — настоящая невеста, а под маской — хитрый, расчетливый и жадный ум. Клаудия смотрела и не верила своим глазам, не замечая Эльвиру, которая явно подавала ей какие-то знаки.
    Боясь, что толпа заметит ее растерянность, Эльвира вновь заговорила в микрофон, стараясь привлечь внимание гостей к себе:
    — Что ж, это просто потрясающая новость! Моего сына не смогла остановить даже боливийская революция. Если позволите, я уделю ему несколько минут.
    Она дала знак оркестру продолжать игру, положила микрофон, спустилась с левой стороны помоста, явно избегая семьи Гальярдо, и направилась навстречу Луису, дабы переговорить с ним наедине и не позволить ему выставить ее в дурном свете.
    Однако у Луиса были намерения иного рода.
    Поэтому, не говоря ни слова, он взял курс прямо на семью Гальярдо, увлекая за собой Шонтэль и Патрисио, который просто шел в ногу с ними. Они молча двигались на врага, готовые обратить его в бегство. Напряжение росло.
    Мужчины из семьи Гальярдо были старше Луиса и Патрисио. Много старше. Действительно ли они считали Луиса милым зайчиком, который попал в их капкан?
    Ну да, как же, подумала Шонтэль, вдруг почувствовав ярость. Она смотрела в темные, расширенные от изумления глаза «невесты», подорвавшей ее веру в любовь Луиса, растоптавшей ее, и лишь злоба обжигала ее нутро.
    Ну что, Клаудия, нравится тебе наблюдать, как рушатся твои планы? Нравится смотреть на женщину, которой ты лгала?
    Ответ не заставил себя долго ждать. Внезапно Клаудия поняла, кто перед ней. Шонтэль и Луис вместе… И злость, неистовая, черная злость появилась у нее в глазах. Злость сменило высокомерие — не в правилах Клаудии Гальярдо смиряться с поражением.
    — Я смотрю, ты вновь увлекся своим заморским чудом, Луис, — едко заметила она, атаковав первой, стоило им только поравняться с ней.
    Шонтэль напряглась. Было трудно держать себя в руках в подобной ситуации. Сегодня она была хозяйкой положения, заняв свое законное место рядом с Луисом. Ответ его был холодным и спокойным:
    — Если хочешь, сама можешь объяснить своим родственникам причину моего поступка, Клаудия. И сделай милость, перестань выпускать коготки. Сегодня они тебя не спасут.
    — Объясни это мне! — потребовал пожилой мужчина, стоявший рядом с Клаудией. — Ты публично позоришь мою семью! Это непростительно, Луис!
    — Эстебан, твоя дочь и моя мать пытались разрушить самое ценное в моей жизни. Так что не говори мне о прощении. Справедливость для меня важнее.
    На секунду сердце Шонтэль подпрыгнуло от радости: он назвал их любовь самым ценным в своей жизни!
    — Какая справедливость?! — взорвался старик. — Патрисио, что все это значит? Он опозорил меня!
    — Не впутывай брата, Эстебан, — предупредил его Луис. — Это ночь истины, а в истине нет позора.
    — У нас был уговор! — протестовал Эстебан.
    — Основанный на обмане, — возразил Луис.
    — И ты можешь доказать это?
    — Спроси у своей дочери, — повторил Луис, а затем ледяным тоном добавил:
    — Если действительно не знаешь о тех лживых ухищрениях, на которые она пошла, чтобы выйти за меня.
    — Что это значит?! — вспыхнул глава семьи.
    — Это значит, что свой мусор каждый выметает сам, Эстебан. Ты в своем доме, а я — в своем.
    И, слегка поклонившись старику, Луис направил свою процессию в противоположную сторону, к матери, ждавшей их.
    — Оборванка, — прошипела Клаудия, исходя яростью.
    — Попридержи язык, девочка, и иди за мной, — строго прервал ее Эстебан. — Еще не хватало, чтобы ты позорила меня на людях.
    Луис Анхель Мартинес не был покладистым зайчиком. Он человек, с которым приходится считаться, с гордостью подумала Шонтэль. А еще она подумала, что два года назад ей следовало дать ему шанс. Наверняка он уже тогда нашел бы способ укротить свою мать.
    Шонтэль едва сдерживала слезы. Какой же дурой она была! Теперь, глядя на эту женщину, мать Луиса, мановение руки которой подобно смерчу, Шонтэль понимала, что в одиночку ни за что не справилась бы. Такое под силу лишь героям. Каким и был сын Эльвиры.
    Не отходи от меня…
    Может, и ему придавало сил ее присутствие?
    Она подавила предательские слезы. Люди смотрят на нее. Эльвира Роза Мартинес смотрит на нее. Та, делая вид, будто ничего не происходит, подошла к ближайшей от нее группе людей и, как ни в чем не бывало, заговорила с ними.
    — Сестра одного очень преуспевающего владельца турагентства, старого друга моего сына, — услышала Шонтэль. — Видимо, они встретились в Ла-Пасе и вместе выбрались оттуда. Один Господь знает, как…
    И хотя на лице Эльвиры была видна некая растерянность, она вовсе не намеревалась сдаваться. Она извинилась и пошла навстречу своим сыновьям с видом королевы, не терпящей бунтарей.
    Шонтэль собрала всю свою силу воли.
    Разумеется, Эльвира, зная ранимость Шонтэль, попробует ужалить ее, найти ее слабое место. Луис надеялся, что Шонтэль не подведет и сыграет свою роль. Это был зал заседаний в суде, а гости невольно стали судьями. Шонтэль докажет, что она тоже может сражаться.
    — Ты что, не мог предупредить меня? — в ярости выпалила Эльвира.
    — Два года назад ты тоже не предупредила меня, мама, — возразил Луис.
    — Я сделала это ради тебя, — не уступала она.
    — Ради моего блага ты хотела женить меня на расчетливой и лживой стерве? Отойди, мама.
    — Нет. Я не дам тебе разрушить то, что так долго создавала.
    — Свое будущее я определяю сам. Принимай меня таким, какой я есть.
    Осознав услышанное, мать перевела повелительный взгляд на младшего сына:
    — Патрисио…
    — Нет, — последовала мгновенная и жесткая реакция. Затем уже более тихо и мягко Патрисио добавил:
    — Извини, мама, но я не хочу, чтобы мне на плечи взвалили чужую ношу. Я вполне доволен своей жизнью.
    Недовольно и упрямо она посмотрела на Шонтэль.
    — Эта женщина… Как может она… Она ведь не нашего круга.
    — Не нашего круга? Что именно ты называешь нашим кругом? Ты о тюрьме, которую возвела для меня после смерти Эдуарде?
    Она вздрогнула.
    — Да как ты смеешь…
    — Как ты смеешь вмешиваться в мою жизнь, лишая меня права выбора? — Голос его гремел.
    Эльвира презрительно вздернула подбородок.
    — Она ведь даже не аргентинка. Оборванка…
    — Я люблю эту женщину, мама. Люблю? И вновь сердце Шонтэль замерло. Он правда сказал это? А если да, то…
    — Полагаю, ты подзабыла, каково это — любить, — продолжал он, и с каждым словом в его голосе звучало все больше страсти. — То огромное счастье, что испытываешь, когда любишь. Это прекрасное, неземное чувство. Попытайся вспомнить, что чувствовала к моему отцу. А еще больше — к Эдуарде.
    — Прекрати! — Лицо ее побагровело.
    — Просто попробуй! Прошу тебя! Ведь я тоже твой сын! Как и Патрисио!
    — Именно поэтому я и сделала то, что сделала! Я хотела защитить тебя! — полуоправдывалась она.
    — Мы мужчины и защиты твоей не просим.
    — Эдуарде не умер бы…
    — Но он умер. А я буду жить своей жизнью. С тобой или без тебя. Решать тебе.
    — Луис! Не можешь же ты…
    — Еще как могу! Шонтэль!
    При звуке своего имени она будто очнулась, настолько потряс ее весь этот разговор. Она подняла глаза, не веря в то, что услышала, и гадая, сказал ли он правду или просто посчитал, что это произведет больший эффект.
    — Твоя очередь, — сказал он, и она не сразу поняла смысл этих слов.
    Хотел ли он, чтобы она сказала что-то его матери? Нет, он лучше всех понимал, что сейчас это не вполне уместно.
    — Патрисио… — обратился он к брату. — Думаю, мне понадобится сцена.
    — А мы постоим и послушаем тебя. Не так ли, мама?
    Шонтэль не успела заметить реакцию Эльвиры. Держа ее под руку, Луис обошел мать и двинулся к ступеням помоста.
    — Что ты намерен сделать? — взволнованно прошептала она.
    Разумеется, планы матери уже сорваны. Хотел ли Луис сделать какое-нибудь публичное заявление, чтобы замять скандал?
    Он наклонился к ней и тихо сказал:
    — Шонтэль, ты вправе решать за себя. — Голос его был тихим и ровным. — Но достаточно ли я сделал? — добавил он, спрашивая уже скорее себя, чем ее.
    Не все сказанное им было ей понятно.
    — Ты сделал все просто прекрасно, — заверила она.
    — Нет. Прошлой ночью я унизил тебя. И знаю, ты никогда не забудешь этого. Но сейчас у тебя есть шанс расквитаться со мной. Ты можешь поступить со мной так же, при всех.
    — Луис… — Он пугал ее. — Я не хочу… это ведь… низко!
    — Тогда прими мой подарок, сделанный от самого сердца.
    — Какой подарок?
    — Увидишь. И надеюсь… поймешь.
    Они уже стояли на сцене. Ужасно взволнованная Шонтэль с трудом отвечала на улыбку Луиса Анхеля. Он подошел к микрофону и, дав знак оркестру, чтобы тот смолк, взял Шонтэль за руку. Музыка стихла.
    Внезапно наступившая тишина, словно боевой клич, наэлектризовала толпу. Все взгляды устремились на сцену, недавно считавшуюся почетным местом Эльвиры Розы Мартинес, — теперь там стояли ее сын Луис Анхель и женщина в красном.
    По толпе пробежал легкий гул восхищения. Семья Гальярдо еще не успела покинуть зал. Эльвира стояла рядом с Патрисио с выражением невозмутимости на лице. Все ждали, затаив дыхание. Когда Луис взял микрофон, можно было услышать, как на пол падает булавка.
    Шонтэль безуспешно пыталась заставить себя успокоиться. Она считала, что правосудие свершилось. Все, что Луис делал теперь, его личная инициатива, и она понятия не имела, что у него на уме.
    Только сказанные им слова, что он любит ее, только они помогали ей. Она надеялась, что это правда. Но его упоминание о прошлой ночи, о той пародии на любовь…
    Он сжал ее руку, она почувствовала тепло его ладони и немного успокоилась, потом взглянула на него. Казалось, он только и ждал этого. Когда глаза их встретились, он улыбнулся ей. И в улыбке этой было столько любви и преданности, что она не могла не ответить тем же. С этого момента между ними не было больше темноты. Она исчезла.
    Он повернулся к гостям и начал:
    — Леди и джентльмены…

Глава 16

    Она услышала, как Луис делает глубокий вдох, чтобы продолжить свою речь, и вновь напряглась. Что он затеял? Ее раздражало пристальное внимание публики. Господи! Только бы он ограничился небольшим приветствием, мысленно взывала она.
    Его низкий голос, как рокот грома, раздался над собравшимися:
    — Для меня большая честь представить вам эту отважную женщину. Мисс Шонтэль Райт.
    Все внимание публики он концентрировал на ней. Зачем?
    — Ее брат, Алан, мой старый и добрый друг, продолжал Луис. — Мы работали вместе на рудниках в Бразилии. С тех пор прошло много лет, и он сумел создать очень успешный и процветающий бизнес в области туризма, используя Буэнос-Айрес в качестве опорного пункта и тем самым принося нашей стране немалые деньги.
    В толпе раздался гул одобрения, и Шонтэль немного расслабилась. По крайней мере Луис объяснил, кто она такая.
    — Этой ночью Шонтэль не побоялась нарушить комендантский час в Ла-Пасе, чтобы достать автобус для группы туристов и помочь им уехать из города.
    И снова сочувственный гул, полный симпатии. Однако она встревожилась. Он ведь не станет посвящать их в подробности, правда? Она внимательно взглянула на него, надеясь, что здравый смысл не оставит Луиса.
    Он улыбался так, будто счастливее его не было никого на свете.
    — Сегодня, — продолжил Луис, — эта потрясающая женщина спасла меня от неминуемой гибели, когда на меня было направлено дуло армейского танка. Экипаж танка забыл обо мне при виде ее прекрасных волос.
    Шутливая манера, в которой он вел это драматичное повествование, не осталась без внимания, разряжая обстановку. Послышались смешки, что немудрено, ибо сцена эта в описании Луиса и впрямь выглядела довольно комично.
    Улыбка не сходила с его лица.
    — Хотя, по правде говоря, и я в долгу не остался. Но было это уже немного позже, когда мы на автобусе прыгали через вырытую фермерами траншею. Тряска была не из слабых, однако мы справились.
    На этот раз зал разразился радостным смехом и громкой овацией. Шонтэль вдруг обнаружила, что улыбается, довольная, как ловко Луису удалось превратить кошмар в сказку со счастливым концом. В то же время сказанное им объясняло их совместное появление.
    — Должен признаться, нам очень хотелось выжить и оказаться сегодня здесь, с вами.
    Он остановился. Гости внимательно ждали продолжения. Мертвая тишина.
    — Два года назад по причинам личного характера Шонтэль решила, что не может связать со мной свою жизнь.
    О Господи! Не может быть! Неужели он решил публично опозорить Клаудию и собственную мать?!
    — Сегодня днем, когда обе наши жизни подвергались опасности, мы поняли, что прежние проблемы — ничто.
    Как он мог говорить такое? Ведь сегодня они воздали по заслугам именно за то, что случилось тогда. Так что же теперь?
    Пытаясь остановить, она дернула его за руку, но он только сильнее сжал ей пальцы и еще шире улыбнулся. Шонтэль уже ничего не понимала. Он повернулся к ней, и она подумала: смуглый ангел! Она вспомнила его слова, произнесенные сегодня утром.
    Ради тебя я рискую жизнью, Нет! — захотелось крикнуть ей, но она не в состоянии была произнести ни слова. А потом заговорил он:
    — В вашем присутствии я объявляю, что люблю эту женщину и буду любить всегда.
    Хаос. Именно это определение лучше всего подходило к тому состоянию, в которое ввергли ее эти слова. На глазах у Шонтэль выступили слезы.
    — Шонтэль! — В его голосе слышался трепет. — Выйдешь ли ты за меня замуж?
    Все встало на свои места. Все или ничего.
    Он делал ей предложение… как искупление за прошлую ночь… возможно, как искупление за то, что он скрывал их любовь от посторонних глаз.
    Она не была для него оборванкой. Он чествовал ее как свою королеву в высшем обществе Аргентины. Теперь он предлагал ей свое имя в присутствии всех этих людей… если она хотела. А если нет… если она публично откажет ему… он готов принести в жертву свою гордость, удовольствовавшись тем, что заплатил самую высокую цену, какую только мог.
    Но было ли это выражением искренних чувств или лишь попыткой выровнять чашу весов?
    Он ждал ответа. Все его ждали. Но ответ был не из простых. С другой стороны… она просто не могла подвергнуть Луиса публичному унижению. Так что выбора у нее нет. Нужно говорить.
    — Я… — В горле у нее пересохло, глаза блестели от слез. Она кивнула Луису, не в силах ответить сразу. — Да, согласна. — Ответ прозвучал неуверенно и запоздало, поэтому она быстро добавила:
    — Я согласна выйти за тебя замуж, Луис.
    Слова эти усилил микрофон, и они разнеслись по залу эхом. А потом — взрыв аплодисментов. Первые хлопки раздались с той стороны, где стояли Патрисио и Эльвира. Невозможно было рассмотреть, кто именно начал хлопать, но уже несколько секунд спустя зал потонул в шуме ликования.
    Луис обнял ее за плечи, прижимая к себе. Шонтэль подавила слезы. Их сменила благодарная улыбка.
    — Спасибо! Большое спасибо! — Голос Луиса звучал взволнованно.
    Все как в волшебной сказке… Принц и Золушка нашли друг друга.
    Она вновь почувствовала головокружение. Колени у нее дрожали, и вряд ли она устояла бы на ногах, если бы Луис не поддерживал ее.
    — В надежде, — снова начал он, когда затянувшиеся аплодисменты наконец стихли, — в тайной надежде… что Шонтэль согласится связать со мной свою жизнь… — В голосе его было столько тепла. Если он и вправду говорит серьезно… но ведь он дал ей обещание завтра утром отвезти ее в аэропорт. — ..когда мы остановились на дороге в Вилла-Тунари сегодня днем, я позвонил в Санта-Крус. Как вы знаете, Боливия славится лучшими в мире изумрудами, а Санта-Крус знаменит своими ювелирами. Я хотел подарить Шонтэль кольцо с изумрудом под цвет ее глаз.
    Он продумал все заранее… уже много часов назад. С того момента, как она согласилась сопровождать его на этот прием? Шонтэль не знала, что и думать. Он выглядел таким… таким деловым, когда они ехали сюда.
    — Поэтому я распорядился доставить кольцо прямо в аэропорт… Кейс!
    — А пока Шонтэль спала во время полета в Буэнос-Айрес, я выбрал то самое, что теперь вручаю ей в знак своей любви, и преданности, и моей веры в наше совместное будущее.
    Луис переложил микрофон в правую руку. В беспомощном изумлении Шонтэль смотрела, как он вынимает кольцо из кармана пиджака и надевает его на безымянный палец ее левой руки, — кольцо с огромным сверкающим изумрудом. И выглядело оно… потрясающе. Она все еще смотрела на него — будущее драгоценным камнем сияло на ее руке, — когда Луис снова взял микрофон.
    — Думаю, сюрприз удался на славу, — сказал он весело, и все снова невольно рассмеялись. Сюрприз — не то слово, подумала Шонтэль.
    — Поскольку большинство из вас в первый раз видят мисс Райт, — продолжал Луис, — довожу до вашего сведения, что Шонтэль прекрасно говорит по-испански, знает о нашей стране больше, чем многие из нас, и великолепно танцует аргентинское танго. Полагаю, она не откажется продемонстрировать его вместе со мной.
    Он дал знак музыкантам, чтобы те заняли свои места на сцене, потом обратился к гостям, которым, очевидно, нравился его игривый настрой:
    — Я прошу всех вас составить нам компанию и присоединиться к танцу в честь этого памятного события.
    Значит, танго, подумала Шонтэль.
    Луис повернулся к ней, его лицо светилось радостью предвкушения, глаза искрились. Он поднес к губам ее руку с кольцом, галантно поцеловал, затем обнял за талию и помог спуститься со сцены.
    Они были в центре внимания, гости замерли в ожидании. Вправду ли Шонтэль так великолепно танцует танго, как уверял влюбленный в нее Луис? Они стояли друг против друга. Сердце Шонтэль бешено колотилось. Теперь главное — не ударить лицом в грязь.
    Почувствовав его руки на своих плечах, она вдруг обрела уверенность. В классическом исполнении он должен вести, а она должна быть ведомой, но сейчас они могли импровизировать, и она решила воспользоваться этим.
    Зазвучала мелодия пятидесятых годов.
    — Не забудь, это платье немного стесняет движения, — напомнила она.
    Он рассмеялся, глаза опять заблестели.
    — Не беспокойся, я мастер своего дела.
    Кровь Шонтэль возбужденно играла в жилах. Луис Анхель Мартинес слишком много на себя брал. Пора ей было выйти из тени и заявить о своих правах.
    — Готова? — спросил, он подмигивая ей.
    — Смотри, сам приготовься получше, — ответила Шонтэль с лукавой улыбкой.
    Он усмехнулся и сделал первый шаг. Некоторое время Шонтэль лишь следовала его движениям, предоставляя ему вести ее, но стоило Луису почувствовать лидерство, как она перехватила инициативу в свои руки, начав импровизировать, заставляя его следовать своим прихотям.
    Он зарычал на нее, в его глазах появилось желание, когда он, прижав ее бедро к себе, склонился над ней, обхватив ее талию так, что рука его оказалась под ее грудью.
    — Снова хочешь взять меня, Луис? — спросила Шонтэль, когда их лица сблизились в танце.
    — Отдать. Отдать все, что имею, — ответил он.
    Он и правда хотел ее!
    Все еще!
    А может, и не переставал?
    Возбуждение обжигало ее.
    Она отдалась танцу, подчеркивая его чувственную красоту искусными, коварными движениями своего прекрасного тела.
    Нет смысла отрицать — она желает его. Многие вопросы остались без ответов, но, если эта ночь могла направить их жизни в новое русло, Шонтэль не упустит этого шанса.
    Драматичная мелодия все больше увлекала их, и Шонтэль боялась, что растает от этого жаркого ритма.
    Они тяжело дышали, когда музыка кончилась, и он замер, наклонившись над нею.
    Но это еще не конец, подумала Шонтэль. Достаточно было посмотреть в глаза Луису. И надежды, казавшиеся недавно такими наивными, вновь возродились в ней.

Глава 17

    Этот вопрос не давал Луису покоя, когда он смотрел, как Шонтэль танцует с Патрисио вальс, не танго. Ни за что он не позволил бы другому мужчине танцевать с ней танго. Вальс другое дело. Вот только… Он жаждал держать ее в своих объятиях — только в своих, — хотя знал, что так положено: знак поддержки со стороны семьи, знак одобрения его выбора.
    Его план срабатывал… до сих пор. Шонтэль прекрасно справлялась с доверенной ей ролью, но что она чувствовала… что думала… он не смел и предположить что-либо до того, как прием окончится. Слова, сказанные ею во время танго, тревожили его. «Снова хочешь взять меня, Луис?» Смел ли он надеяться на прощение за предыдущую ночь в Ла-Пасе?
    Здесь он сделал все что мог, подытожил Луис. Но теперь он сгорал от нетерпения. Он должен знать: была ли она лишь его партнершей, готовой помочь ему стать свободным, или она все-таки поверила в его любовь? Если последнее, то была надежда.
    Стрелки часов приближались к трем, можно уходить.
    — Торопишься, Луис? — подмигнул один из приятелей.
    — И это можно понять, не так ли? — подметил другой. — Такая женщина сведет с ума любого. Она обворожительна, Луис.
    — Да, бесспорно, — согласился он, скрывая свое волнение под дружеской улыбкой.
    Он подозвал одного из слуг и велел сообщить шоферу, чтобы тот был наготове.
    Правда, вечеринка была в самом разгаре, и не исключено, что большинство гостей пробудут здесь до самого рассвета, но Луис не сомневался, что все с пониманием отнесутся к их раннему уходу. Все знали, что за плечами у них трудный день, кроме того, они и так уже сумели завоевать расположение публики.
    Семья Гальярдо тактично удалилась еще час назад. Эстебан, несомненно, был человеком неглупым, решив конфликта между семьями не затевать, по крайней мере открыто. Сохранить репутацию важнее всего. Не говоря уже о деловых связях. Луис и это просчитал.
    Шонтэль больше не боялась быть изгнанной или униженной аргентинским обществом. Наоборот, все смотрели на нее с восхищением. В итоге достигнуто немало, удовлетворенно подумал Луис.
    Лучшей реакции публики на его решение и пожелать было нельзя. Не то чтобы это было очень важно, но, несомненно, служило поддержкой. Если только все это имело смысл… Она так долго размышляла над ответом на сделанное им предложение… Она обещала поддержку и сдержала слово.
    Правда, он чувствовал нечто большее, чем просто поддержку, в пылких движениях ее танца. Может, это досада? Если сейчас она и сердилась на него, внешне на это не было и намека. Она была сама любезность; ее улыбки, смех — все это давало основания надеяться на искренность ее чувств. А может, она просто хорошо играет свою роль, делая то, чего, как она думает, от нее ждет он?
    Не исключено, что причиной тому была лишь ее гордость и она считала, что у них нет будущего, но Луис надеялся, что это не так.
    Вальс кончился.
    Луис оставил своих друзей и направился навстречу Патрисио и Шонтэль, чтобы принять ее из рук брата. Богиня, подумал он, глядя на нее. Красное шелковое платье подчеркивало ее женственность. Светлые волосы переливались, искрились. Все в ней манило его… тело и душа. В нем проснулся первобытный инстинкт: я должен победить…
    Эта мысль обожгла его. Он протянул руку Шонтэль. Без малейшего колебания она взяла его под руку, подарив Патрисио обворожительную улыбку. Луис почувствовал, как у него судорожно свело желудок.
    — Спасибо, Патрисио, — поблагодарила Шонтэль.
    — Мы уходим, — сообщил Луис. Он не желал ее делить ни с одним мужчиной, даже с братом. — Спасибо за поддержку, Патрисио, — поблагодарил он, искренне радуясь его помощи.
    Патрисио с пониманием подмигнул.
    — В следующий раз, когда решите войти в клетку со львами, предупредите заранее. Хотя должен признать, справились вы неплохо. — Он отвесил Шонтэль галантный поклон. — Прости мне мои сомнения, Шонтэль. Я искренне рад, что ты станешь членом семьи. Моему брату повезло.
    — Спасибо, ты так мил, — ответила она, усиливая волнение Луиса, — в словах ее не было уверенности.
    Патрисио серьезно взглянул на Луиса:
    — Не вздумай уходить, не поговорив с матерью. Хлопать начала именно она. Это удивило Луиса.
    — Я думал, это был ты.
    — Я лишь последовал ее примеру.
    — Спасала свою репутацию, — предположил Луис с иронией.
    Патрисио покачал головой.
    — Она публично поддержала тебя. Это может означать куда больше, чем кажется.
    — Посмотрим. — Луис пожал плечами. — Спокойной ночи, Патрисио.
    — Спокойной ночи.
    Луис кивнул приятелям, затем вместе с Шонтэль направился к выходу из залы, мысленно отметая все возражения матери. Зачем идти на риск, ведь она может сказать Шонтэль какую-нибудь гадость. Не сейчас. Момент слишком ответственный.
    — Суд вынес приговор, — сухо заметила Шонтэль.
    Его сердце замерло. Она все еще играла свою роль?
    — Я надеюсь, ты довольна, что совершила акт справедливости? — спросил он, глядя ей прямо в глаза.
    Она бросила на него ироничный взгляд.
    — Будь ты похитрее, подарил бы мне желтый бриллиант.
    Хитрость… да, пожалуй, в этом она могла его обвинить. Да, это была чистой воды авантюра. Но даже теперь он не знал, каков же результат.
    — А изумруд тебе понравился? — спросил он. Она улыбнулась, любуясь перстнем на своей руке.
    — Экстравагантный поступок, Луис, — произнесла она, задумчиво глядя на изумруд. — И тебе все поверили.
    Она не поверила ему.
    На мгновение он растерялся. Что еще он мог сделать, чтобы вернуть ее доверие? Неужели весь его план с самого начала был обречен? Боже! Он не мог позволить ей уйти! Он судорожно сосчитал количество часов, оставшихся до того, как он должен будет отвезти ее в аэропорт. Тринадцать. А там еще два часа в аэропорту до вылета. Он обязан заставить время работать на него.
    — Я сказал то, что думал, Шонтэль, — возразил Луис. — Я решил, что это единственный путь доказать, что я — хозяин своего слова. Просто в данных обстоятельствах я подумал, что доказывать это нужно не словом, а делом.
    Тут Шонтэль остановилась. Правой рукой она вцепилась в его локоть и отшатнулась. Путь в галерею им преградила мать Луиса.
    Он с трудом сдерживал себя. Если бы она не вмешалась в их жизнь два года назад…
    — Луис, Шонтэль, вы уже уходите?
    — Надеюсь, хоть в этом ты нам мешать не станешь? — резко сказал он.
    В ее глазах была боль, лицо напряжено, но она старалась не показывать виду, что страдает. Нерешительно мать тронула его за руку. Такой он видел ее впервые. Но два украденных ею года…
    — Прости, я была не права, — призналась она и умоляюще посмотрела на Шонтэль, не найдя во взгляде Луиса ни капли сострадания. — Шонтэль, прошу тебя, не отнимай у меня сына.
    — Я никогда не поступила бы так, сеньора Мартинес. И теперь не поступлю, — искренне ответила Шонтэль.
    Нет, она просто уйдет от меня, как тогда, с горечью подумал Луис.
    — Вы заставили меня раскаяться. Такое смирение немного удивило его. Она говорит искренне или это очередная уловка? Мать и впрямь постарела, от ее высокомерия не осталось и следа.
    — Надеюсь, когда-нибудь вы оба сможете простить меня… со временем, — сказала она дрожащим, взволнованным голосом, но чувствовалось, что надежда эта в ней слабеет с каждой секундой.
    — Патрисио сказал нам, что именно вы начали хлопать, когда я приняла предложение Луиса, — сказала Шонтэль с теплотой в голосе.
    Это волнует ее, удивился Луис.
    — Должна же я была хоть чем-то поддержать вас, — тихо ответила Эльвира. — Я не знала… не могла представить себе, что мой сын любит тебя так сильно. — Она подняла на него полные мольбы глаза. — Прошу тебя, сынок, поверь мне. Я желаю счастья вам обоим.
    Как бы там ни было, слова матери тронули Луиса. Возможно, они смогут прийти к взаимопониманию. Если, конечно, она признает, что он не игрушка, а самостоятельный человек.
    — Спасибо, — пробормотала Шонтэль. Любезна до конца, подумал Луис, борясь с сомнениями.
    — Мы поговорим в другой раз, — пообещал он. — А сейчас я прошу нас извинить.
    Эльвира Роза Мартинес покорно отступила, освобождая им путь.
    — Позови Патрисио, Луис, — прошептала Шонтэль. Он внимательно посмотрел на нее. И в глазах у нее он увидел доброту. Безграничную доброту. — Сейчас, пока мы не ушли.
    Прошу тебя.
    Луис оглянулся. Патрисио наблюдал за ними. Едва заметным жестом Луис указал ему на мать. Этого было достаточно. Брат кивнул и быстрыми шагами направился к матери.
    — Готово, — сказал Луис, с улыбкой повернувшись к Шонтэль.
    Она ответила такой же улыбкой и напомнила:
    — Она твоя мать, — А ты? Моя невеста? Загадочная улыбка. Луис затаил дыхание.
    — Пойдем отсюда, Луис. Но она не сказала «нет»!
    — Я распорядился насчет машины. Должно быть, она уже ждет.
    — Ты все предусмотрел, — заметила она. Он рассмеялся, взял ее под руку, и они вышли из дома. Он ощутил прилив сил. Праздник удался. Шонтэль желала остаться с ним наедине. И у него есть тринадцать часов, чтобы завоевать ее.

Глава 18

    Затаив дыхание, он наблюдал за ней, пытаясь понять, испытывает ли она те же чувства, что и он. Она задумчиво смотрела на удаляющийся с каждой секундой дом. Луиса тревожило, что Шонтэль, возможно, считает богатство и положение семьи Мартинес барьером между ними. Луис взял ее за руку, чтобы привлечь к себе внимание.
    Она повернулась, глядя на него все так же задумчиво. Луис погладил ее руки, ему хотелось узнать, о чем она думает.
    — В нашей семье никогда не случалось трагедий, Луис. Прости, я не знала, не представляла, насколько все далеко зашло. — Она сжала его руку. — Я рада, что увидела истинное положение вещей. Меня все случившееся заставило понять, как зачастую обманчива видимость.
    Он испытал облегчение. Громадное облегчение.
    — О чем ты? — живо спросил он.
    Она пожала плечами.
    — Я полагала, ничто не в силах изменить той неприязни, которую испытывала ко мне твоя мать. Но когда мы прощались… ни капли снобизма. Она говорила искренне.
    — Власть делает людей высокомерными, Шонтэль, — сказал он. Она кивнула.
    — Да, теперь я это понимаю. — Она помолчала. — Как ты думаешь, Гальярдо нанесут ответный удар?
    — Сомневаюсь. В любом случае бизнесу нашей семьи они навредить не смогут, это довольно сложно. Конечно, некоторые сделки будут сорваны, но ничего страшного.
    Довольная таким ответом, она склонила голову и посмотрела на сверкающий даже в сумраке изумруд.
    И опять в Луисе проснулась неуверенность. Не совершил ли он ошибку? А вдруг она сейчас снимет кольцо?
    — Я думала… предыдущая ночь была последней; что между нами все кончено, — тихо произнесла она, все еще разглядывая перстень и, видимо, не осознавая до конца его предназначение.
    Ему ужасно хотелось повернуть время вспять, и все было бы по-другому. Может быть, она еще в Ла-Пасе рассказала бы всю правду, дай он ей тогда возможность. Но он был ослеплен яростью и не соображал, что делал. Так почему она должна верить ему?
    Он пытался подобрать слова, но в голове не было ни одной мысли, абсолютная пустота. Желание обнять ее с каждой минутой становилось все сильнее. Словами не объяснить. Он должен показать ей, что изменился с той ночи, стал другим.
    — Скажи лучше вот что, — продолжила она, прерывая ход его бессвязных мыслей, — сегодняшний прием… — Она запнулась. Еле заметная печальная улыбка тронула уголки ее рта. — Ведь мы многого этим добились, не так ли?
    — Да! — выдохнул он, тяжело дыша. — Господи! Взгляни на меня!
    Ее глаза расширились. В них затаились и вопрос, и надежда.
    — Прошлой ночью я ненавидел тебя. Ненавидел за любовь, которую потерял и по которой тосковал два проклятых года. Сегодня я понял, что мы оба сберегли ее. Что она еще жива. И я все сделаю, чтобы вернуть ее. Ты слышишь? Все!
    Машина остановилась.
    Больше он ждать не мог. Шонтэль смотрела на него как завороженная. Он вышел из машины и, обогнув ее, открыл дверцу перед Шонтэль, прежде чем это успел сделать шофер. Луис фактически оттолкнул его в сторону. Дав ей выйти, он взял ее на руки и понес к дому. Она моя, моя…
    — Скажи «да», — услышал он сам себя. И почувствовал ее дыхание, когда она обняла его за шею.
    — А сегодня ты позволишь мне трогать тебя? — спросила она с улыбкой.
    — О да! — выпалил он. — Трогай меня. Трогай, где только захочешь.
    — Можно делать что угодно? Она поддразнивала его.
    — Да, да, — повторил он. — Погоди-ка, я достану ключи.
    Так хотелось, чтобы дверь сама распахнулась перед ними. Шонтэль засмеялась, прижавшись к его груди. И это к лучшему, не так ли?
    Он вставил ключ в замок, и пару секунд спустя весь мир остался позади, за дверью.
    — Опусти меня, Луис.
    — Сейчас, — ответил он и направился в сторону спальни.
    — Не на кровать, — приказала она, уже куда более строго.
    — Нет? — Ему-то это место казалось самым подходящим.
    — Поставь меня на пол. Живо! — скомандовала она.
    Ему ужасно не хотелось, но он подчинился.
    — Не хочу, чтобы ты порвал мое платье, пояснила она.
    — Я подарю тебе новое.
    — Нет, это особенное. Включи свет, Луис.
    — Свет, — повторил Луис, мысленно отмечая, что «особенное» звучит неплохо. Он включил свет.
    Она смотрела на него с лукавой улыбкой.
    — Теперь моя очередь раздевать тебя, — шепнула она. — И не вздумай мешать мне.
    Он почувствовал себя счастливым. Все было хорошо. Как и должно было быть между ними. Он свободен. Наконец-то!
    — Да, — сказал он, зная, что и она чувствует то же. Ту же свободу, что и он. И ничто больше не стояло у них на пути. — Знаешь, давай по очереди! Мой галстук — твое ожерелье, мой пиджак — твое платье. — Он хитро ей подмигнул. — Будет быстрее.
    Она усмехнулась и принялась за его галстук. Шаловливая улыбка играла на ее лице.
    — А мы никуда не торопимся, Луис. Я хочу насладиться каждым мгновением.
    — Ты все еще любишь меня.
    Это звучало не как вопрос, а как утверждение. Он был не в силах спросить ее об этом. Во всяком случае, не теперь, когда она касалась его, смотря ему в глаза.
    Она прищурилась.
    — Похоже, я от тебя без ума, к лучшему или нет, не знаю. Ты можешь сорвать с меня одежду, Луис. Но если ты полагаешь, что я верну тебе это кольцо…
    — Просто скажи это, Шонтэль, — прервал ее Луис.
    Она сняла с него галстук, встав на цыпочки, обхватила его шею руками и прошептала:
    — Я люблю тебя, Луис Анхель Мартинес. И никогда никого не любила, кроме тебя.
    Она говорила это, прикасаясь своими губами к его, и страсть захлестнула Луиса. Они начали неистово целоваться. Последние сомнения исчезли.
    Он был так красив, неотразимо красив. Ощущать его, чувствовать его запах… Не это ли вершина блаженства? — думала Шонтэль.
    Ее мужчина… ее муж. Во всех смыслах. И когда они направились к кровати, они делали это вместе, по обоюдному согласию, чего ей так недоставало предыдущей ночью. Любить и быть любимой. Любить, ласкать, ощущать его тело, но в то же время знать, как глубоки его чувства. Знать, что это не только влечение плоти, но и сердца.
    Как долго она была лишена всего этого. А теперь чувства, казалось похороненные, преданные забвению, возродились.
    И когда он овладел ею, это было как давно забытое волшебство. Она видела над собой его лицо, его глаза, смотревшие на нее с обожанием, слышала, как он произносит ее имя, а затем покрывает ее тело страстными поцелуями, и она повторяла про себя лишь одно слово: ангел… ангел… ангел.
    Это было божественно, и легко, и прекрасно, как и жизнь, которую им предстояло прожить вместе. Обхватив его ногами, она прижалась к Луису, наслаждаясь тем, что принадлежит ему, что они одно целое.
    — Спасибо, — шепнул он ей, — спасибо, что ты есть и что ты любишь меня.
    — Я не жила, а лишь существовала без тебя, Луис, — прошептала она в ответ.
    — А я без тебя. — Он приподнялся на локте, чтобы получше всмотреться в ее лицо. Его глаза светились нежностью. — Где ты хотела бы жить? Если хочешь, я поеду с тобой в Австралию…
    — Нет! Твоя жизнь здесь, Луис. И я рада буду остаться здесь, с тобой. — Кроме того, ведь она пообещала Эльвире, что не заберет у нее сына. Она не могла нанести ей такой удар после трагедии с Эдуарде Шонтэль ни за что не пошла бы на такой шаг.
    — А как же твоя семья? — мягко напомнил ей Луис.
    Секунду она колебалась, зная, что будет тосковать по родным. Австралия не так уж близко. С другой стороны, на самолете это лишь однодневное путешествие.
    — Мы будем навещать их, разве не так? спросила она с надеждой. Он улыбнулся:
    — Так часто, как тебе только вздумается, любовь моя. И уж конечно, я полечу в Австралию, чтобы встретиться с твоими родителями и обсудить с ними наши планы на будущее.
    — Ладно, стратег, — съехидничала она. — Каковы же твои ближайшие намерения?
    — Для начала сдержу данное Алану обещание — отвезу тебя в аэропорт и посажу на ваш самолет.
    Слово он держал, и был прав, но у них оставалось так мало времени…
    — Думаю, что смогу прилететь на следующей неделе.
    Облегчение и благодарность с примесью разочарования.
    — Это даст тебе время подготовить своих близких, — пояснил он и затем добавил:
    — А мне своих.
    — Твоя мать свое согласие уже дала, — напомнила она ему. Он кивнул.
    — Просто хочу подготовить почву к нашему возвращению.
    Она заулыбалась.
    — Так, значит, ты полетишь в Австралию, чтобы соблазнить меня?
    — Одну неделю без тебя я попробую выдержать. Но надеюсь, это будет наша единственная разлука, обещай мне.
    Последовал долгий поцелуй.
    — Обещаю, — прошептала она с грустью, прижимаясь к нему. Она готова повторять это снова и снова.
    Стоит ли говорить о том, как Луис и Шонтэль провели оставшиеся часы? Это ясно и без слов. И утром в аэропорту Алан все понял. Достаточно было взглянуть на них.
    Шонтэль и Луис стояли поодаль, как двое влюбленных, которым предстоит расстаться, хотя и ненадолго. Обещание Луиса не вызывало сомнений, как и изумрудно-бриллиантовый перстень, сверкавший на ее руке.
    — Через неделю, — повторил Луис, перед тем как отпустить ее.
    — Я встречу тебя в сиднейском аэропорту, пообещала Шонтэль.
    — Буду звонить каждый день, — поклялся он.
    — Да, да.
    Ей уже надо было идти. Еще один быстрый поцелуй, и она устремилась за остальными пассажирами. Она вернется, вернется к нему, вернется в Аргентину. Навсегда.

Глава 19

    Словами нельзя было передать те чувства, что испытывал Луис. Они скреплены узами брака и на земле, и на небе. Три долгих месяца он ждал этого дня, опасаясь, что что-то сорвется, хотя и знал, что это невозможно. Теперь он мог наконец вздохнуть с облегчением. Он и Шонтэль обвенчались.
    Вне себя от счастья, он повернулся к ней и отвел фату с ее лица. Ее прекрасные зеленые глаза блестели от слез, так же как и в тот день, когда он сделал ей предложение, но в слезах этих не было ничего, кроме радости. А еще любви. Любви и бескрайнего, ослепляющего счастья.
    — Теперь вы можете поцеловать невесту. Он обнял ее. Ты мое сердце, подумал он и поцеловал ее, чувствуя себя на седьмом небе. Муж и жена — одно целое. И они будут любить и лелеять друг друга до конца своих дней.
    — Я люблю тебя, Шонтэль, — сказал он, оторвавшись от ее губ.
    — Я люблю тебя, Луис Анхель Мартинес, ответила она, и это имя прозвучало для нее как волшебное заклинание.
    — Ну что ж, сеньора Мартинес, — прошептал он ей на ухо. — Готова ли ты предстать перед миром в качестве моей жены?
    — Хоть сейчас, — ответила она, глядя ему прямо в глаза.
    Эти слова были музыкой для него. Шонтэль с ним, принадлежит ему, и этим все сказано. Впереди счастье, любовь, преданность. Они всегда будут честны друг с другом, этот урок не прошел для них даром. Больно было вспоминать о нем сейчас. В этот день боли не было, и Луис надеялся, что она осталась в прошлом.
    Это было начало их совместной жизни.
    Ведя ее под руку от алтаря, он ощутил прилив любви и гордости. Патрисио и Алан шли следом за ним, а жена Алана, Вики, и кузина Луиса, Мария, несли шлейф Шонтэль.
    Его мать бросала розы к ее ногам, выглядела она, как и прежде, величаво. Луису до сих пор трудно было простить ей те два года, что она украла у них. Ты видишь? — мысленно говорил Луис, обращаясь к матери. — Это правильно. Это хорошо. Вот так и должно все быть между мужчиной и женщиной.
    Теперь она улыбалась, смирившись с его выбором, и чувство страха, что таилось в его душе, сменилось ощущением покоя. Он знал, что между ними еще имелись разногласия, однако война была выиграна. Эльвира Роза Мартинес вынуждена признать, что есть сила, не подвластная ей. Богатство и влияние не могли купить любовь. Он надеялся, что мать усвоила эту простую истину.
    Но сейчас все это неважно.
    Они женаты. И ничего здесь уже не изменишь.
    И если на их пути возникнут трудности, они вместе решат их. Если они разойдутся во мнениях, то вместе придут к взаимному согласию. Ничто не могло заставить их вновь расстаться.
    Он посмотрел на ее родителей, привставших со своих мест. Их благословение на этот брак было дано сразу. Шонтэль любила его, и он мысленно поклялся им, что не только не отнимет у них любовь дочери, но и сам станет для них сыном.
    Зазвучал орган, наполнив церковь величавыми звуками. Луис прижал руку жены к себе, и они двинулись вперед по проходу, навстречу жизни, по которой им отныне суждено идти вместе.
    Это прекрасно, думал Луис, глядя, как Шонтэль улыбалась гостям. Она была ослепительна, и все были в восторге от нее, как и он сам.
    Рядом с ней не было места тьме.
    Она была его и солнцем, и луной.
    Шонтэль — его жена.
    Он победил.
    Они женаты.
    Луис Анхель улыбнулся.
Top.Mail.Ru