Скачать fb2
Планета моков

Планета моков


Дарлтон Кларк Планета моков

    Кларк Дарлтон
    ПЛАНЕТА МОКОВ
    Пер. с нем В. Полуэктова
    Многие тысячи лет человечество одержимо этой идеей. Она породила людских богов, демонов, веру в судьбу - границы, что отделяют нации друг от друга. Вот она: мы, люди, единственные разумные в космосе. Мы одни во Вселенной.
    Одни ли...?
    Если лишь одно солнце из миллиона имеет планеты и если лишь одна из миллиона этих планет занимает благоприятную орбиту вокруг своей звезды, такую же, как Земля, тогда только в нашей Галактике есть миллион планет, на которых может развиться жизнь, как мы ее представляем.
    А во Вселенной миллион галактик - может быть, даже миллиарды.
    Идея, что человек одинок во Вселенной - нелепая, даже глупая, самая дикая из всех, что когда-либо порождал людской мозг.
    Сколько из нас думают так даже сегодня?..
    Брал вытянул все шесть конечностей и открыл глаза.
    Когда снаружи над горизонтом поднялось солнце и его жаркие лучи упали на иссушенный континент, в подземном городе автоматически зажглись искусственные светильники, и сделалось светло, как днем. Брал поморгал, привыкая к яркому свету, и подумал о том, какая погода там, наверху.
    Он снова потянулся и соскользнул с постели. В маленьком помещении было тепло, и главное - оно принадлежало ему одному. Это было его царство - пока он представлял в распоряжение города свои силы, возможности и способности. Потом он отправится в Город Стариков, там придется делить комнату с другими.
    Он вымылся в крохотной ванной и основательно почистил грудной панцирь. Антенны стоило почистить, но для этого будет время в конце недели, а пока и прием и передача были безупречными.
    Брал подошел к стене и нажал кнопку. Тотчас же открылся люк, и на чистом подносе появился завтрак - плоская миска со сладковатой питательной кашей. Он сел и с удовольствием поел. Потом посмотрел на часы. Пора. Он поставил пустую миску в люк - стена чуть завибрировала - закрыл крышку, и заработал транспортер.
    Брал вздохнул, сунул несколько книг и пишущих палочек в сумку, зажал ее под мышкой и вышел в коридор: Дверь автоматически закрылась, подчиняясь часам в Сенате, теперь до двух часов пополудни он не сможет вернуться в свою комнату.
    Через несколько шагов Брал встретил Гору. Его антенны возбужденно дрожали - он, как всегда, боялся опоздать в Университет.
    - Вы уже слышали?- донеслись до Брала мысли собеседника.- Экспедиция стартует завтра утром. Они не отложат старт?
    - На сборы и подготовку было достаточно времени,- ответил Брал, приноравливаясь к быстрым шагам друга.- Почему что-то должно пойти не так?
    Гора поздоровался с коллегами, которые вышли" из бокового хода, и пропустил их вперед. Казалось, он не заметил вопроса Брала.
    - У нас мало опыта s таких вещах; кроме того, я не могу представить, чего ради мы должны покидать наш мир. Разве нам мало места?
    Брал усмехнулся. Он наперед знал все аргументы против космических путешествий.
    - Конечно, нам хватает места, дорогой Гора, но можете ли вы точно сказать, как долго мы продержимся? Если мы не уничтожим драгов, они когда-нибудь вытеснят нас. А против такого выхода восстает все наше мировоззрение. Мы должны попытаться жить вместе, найти какую-то возможность уклониться от взаимоистребления. Если честно - я в это не верю.
    - Ага!- с триумфом воскликнул Гора, его антенны возбужденно вибрировали.- Вы сами не верите, что драги смогут нас вытеснить. Разве мы не разумные существа?
    - Но ведь они такие огромные!- ответил Брал и кивнул своему ученику в ответ на уважительное приветствие.- Они же чудовища. Они компенсируют нехватку разума избытком массы своего тела.
    - И все-таки,- возразил Гора,- мы их превосходим. Мы, с нашей техникой и нашими вымыслами, можем дать им сто очков вперед.
    - Но при этом вы забываете,- серьезно ответил Брал,- что именно вымыслы представляют для нас наибольшую опасность. Созданные нами фантомы больше не исчезают. Вы, так же, как и я, хорошо знаете, что создавать вымыслы разрешается только при крайней опасности.
    - Может быть, драги - не такое уж большое зло?
    Брал хотел ответить, но они уже пришли. Вправо ответвлялся широкий коридор - Университет! Как и все жилища и производственные помещения моков, он тоже был под землей. Гигантские ноги драгов давили любые, даже самые прочные здания. Драги не обращали на это внимания, у них ведь не было разума. А если бы был? Раздумывая над этим, Брал снова и снова радовался, что они не были разумными.
    Гора попрощался кивком головы и исчез за дверью. Брал зашел в свой класс. Он разрешил ученикам сесть и сразу же начал урок. Время было дорого, и нельзя было терять ни минуты.
    Он убедился, что антенны учеников направлены на него и никто не дремлет, начал напряженно думать, а потом направил свои антенны на учеников.
    - На последнем занятии мы говорили об астрономическом положении нашей родной планеты и писали об этом работу. Должен признать, что меня сильно разочаровали плохие отметки, хотя всем известно,, что математика отнюдь не ведущий предмет в нашем Университете. Именно Ъоэтому я считаю, что необходимо заняться повторением. Пегор, определите понятие "метр".
    Молодой мок поднялся со своего места, осмотрелся, ожидая помощи, и попытался отклонить свои антенны немного в сторону. Но Брал тщательно следил за тем, чтобы другие ученики не подсказывали, чтобы все антенны были направлены на преподавателя.
    - Если мы возьмем одну двухсотмиллионную квадранта Мокара, то получим длину, которую называем "метром".
    - Верно, Пегор. Сколько километров содержит в себе квадрант, и что такое квадрант Мокара?
    Пегор напрасно нервничал. Он знал предмет.
    - Квадрант - это четвертая часть меридиана. Он имеет в длину около двухсот тысяч километров.
    - Верно, мой юный друг. А какова же тогда длина экватора нашей планеты?
    - Неполные восемьсот тысяч километров.
    Брал удовлетворенно кивнул, и Пегор сел.
    - Диаметр Мокара, Халброс?
    Встал другой мок.
    - Приблизительно двести двадцать три тысячи километров.
    - Хорошо,- снова передал Брал и сделал знак ученику, который сидел в последнем" ряду, подняв вверх одну из антенн.Арса, почему вы невнимательны? Что вы услышали интересного там, наверху?- Брал погрозил ему.- Вы же знаете, что должны целиком сосредоточиться на уроке.
    Арса виновато поднялся и направил обе антенны на учителя.
    - Извините, Брал. Мой отец...
    - Вы знаете своего отца?- Брал так удивился, что подскочил на месте и уставился на ученика во все глаза.- Вы знаете, кто ваш отец? Разве вы выросли не в государственном инкубаторе?
    Арса смутился.
    - Конечно, я не знаю своего отца лично. Но я знаю, что он - один из тех, кто завтра отправится на Раану.
    Раана! Четвертая планета! Но Брал не намеревался отвлекаться от темы, чтобы выслушать мнение ученика о космическом перелете.
    - Мы живем на третьей планете,- возразил он с легким упреком.- О космической экспедиции мы поговорим потом, когда корабль вернется,- он немного помолчал.- Конечно, нам уже сегодня можно рассмотреть некоторые данные в рамках нашей учебной программы,- он не мог противостоять искушению.- На каком расстоянии находится Раана?
    - Сейчас, при наиболее благоприятном расположении - всего в миллиарде двухстах миллионах километрах,- Арса выпалил ответ и уже без колебаний продолжил.- Диаметр Рааны составляет сто двадцать тысяч километров, а окружность по экватору триста двадцать тысяч километров. Расстояние до Регуса - четыре целых семь десятых миллиарда километров.
    - Хорошо, Арса. Вы великолепно знаете материал. Итак, нам известно, что Раана вполовину меньше Мокара, нашей родной планеты. Условия жизни на ней не так хороши, как у нас, но ученые думают, что там можно обойтись без сложного вспомогательного оборудования. Еще один вопрос, Арса: как долго экспедиция пробудет в пути?
    - Космический корабль развивает скорость двести миллионов километров в час, так что можно рассчитать, что продолжительность полета в одном направлении будет более шестидесяти часов.
    Брал снова удовлетворенно кивнул, но, взглянув на часы, понял, что посвятил слишком много времени теме, не относящейся к уроку. Поэтому он деловито задал классу следующий вопрос.
    - Рексос, существуют два определения метра. Какие?
    Рексос поднялся, антенны его раскачивались. Он надеялся получить хоть какую-то помощь от своих товарищей, и это ему удалось. Его ответ звучал уверенно:
    - Грамм воды в виде куба имеет длину ребра в один сантиметр, тысячекратное ее количество имеет длину ребра в десять сантиметров, следовательно, тысяча литров имеет длину ребра в один метр. Это метод Джорделя...
    Так и шло время.
    Стартовая установка поднималась в ясное небо Мокара на двести метров. Такой же длины была ракета из серебристого металла; острый нос ее устремлялся в бесконечную синеву, а вокруг кормы толпились моки.
    Граница космодрома была безнадежно блокирована. Там стояли тяжелые орудия, готовые отразить возможное нападение драгов. Однако наибольшую опасность представляли вымыслы, созданные самими моками: один раз материализованные, они продолжали разгуливать по поверхности Мокара. Против них не было оружия, и только особенно сильные телепаты могли их отгонять. Но уничтожить их было невозможно.
    Научный руководитель экспедиции - он участвовал еще в первом полете к спутнику Мокара - обеспокоенно посмотрел за пределы поля.
    - Мы должны спешить. Вверху, в лесах, видели драгов. Они следили за нашими приготовлениями. Два из них убиты. Теперь они постараются уничтожить нас. Я серьезно опасаюсь нападения.
    Некоторые из сенаторов посмотрели в сторону ближайшего входа в подземный город. Туда драги еще никогда не проникали. Не могли они и раскопать города.
    - Мы будем в безопасности только после старта,- продолжал Артос.- Мы не имеем права рисковать нашим бесценным кораблем.
    Астроном Гесто кивнул, соглашаясь.
    - Чем скорее, тем лучше,- подумал он, выставив антенны, чтобы каждый мог понять его. Врач и навигатор Ксо были уже в ракете. Теперь была очередь Артоса. Он еще раз помахал рукой стартовой команде и провожающим и поплыл вверх, к острому носу металлического гиганта.
    В это время на краю поля грохнуло орудие.
    Гесто вздрогнул и обернулся.
    Чудовищные фигуры, закрыв горизонт, с невообразимой скоростью приближались к орудийным установкам. Каждым шагом они покрывали двадцать-тридцать метров, пятиметровые ноги давили все, что попадалось на пути. Деревья поменьше были сломаны и растоптаны.
    Несмотря на ураганный огонь орудийной батареи, ужасные гиганты ринулись через позиции и помчались прямиком на корабль. Лишь немногих срезал град снарядов, и теперь они бились в агонии с такой силой, что земля тряслась и вздрагивали опоры стартовой установки.
    Сенаторы и пресса давно отступили в безопасное место, никому не хочется иметь дело с сорокаметровыми гигантами. Лифты быстро доставили их в глубину, туда чудовища проникнуть не могли.
    Гесто в нерешительности потерял несколько драгоценных секунд. Лифт, что унес Артоса к носу ракеты, еще не вернулся, но Гесто больше не мог ждать. Корабль был в безопасности, гиганты ничего не могли поделать с его стальной обшивкой. Он, Гесто, подвергался чудовищной опасности. Теперь канониры прекратили обстрел - они боялись попасть в корабль.
    Молодой астроном все еще колебался. Может, попытаться добежать до входа в город? Или же...
    У него осталась только одна возможность отвлечь драгов от корабля.
    Вымысел!
    Гесто повернулся к гигантам. Со своими полутора метрами роста он казался перед ними карликом, но у него была сила, которой не было у врагов.
    Драги были метрах в пятистах. Еще десять секунд, и станет слишком поздно.
    Он сконцентрировался и проник в мозг врага, чья жуткая морда казалась порождением кошмара. Буйно растущая борода окаймляла ужасное лицо, а в лапах чудовища был зажат деревянный кол. Чудовище оглушительно ревело.
    Гесто не мог слышать этого рева, но из сообщений научных экспедиций он знал, что драги издают пастью разные звуки, потому что не владеют телепатией. Эти звуки, были записаны специальными приборами и переведены в оптический диапазон.
    Мысли и воспоминания драга тоже были ужасны. Гесто легко сформировал из них ментальную картину - четвероногого монстра с острыми когтями и зубами, похожими на кинжалы.
    Новое усилие, несравнимо большее, чем первое - и воздух между Гесто и драгом замерцал. Из ничего медленно возникло нечто - животное, жуткий зверь с коричневым мехом и густой гривой на плечах. Он обнажил зубы, яростно хлестнул лохматым хвостом... и устремился на пораженного драга, который так и не понял, откуда вдруг появилось это нечто, которого тут не было.
    Это чудовище было материальным воплощением воспоминаний драга. Мок выловил самое страшное, что было в его мозгу, создал вымысел и материализовал его между собой и противником.
    Прежде чем озадаченный драг понял, что произошло, он рухнул наземь под тушей двадцатиметрового животного и был разорван в клочья.
    Два других драга, увидев, что произошло, тотчас же изменили направление своего бега и пробежали вдалеке от ракеты прямо на орудия, где им устроили соответствующий прием. Однако четвертый драг словно ничего не заметил. Размахивая колом, он побежал дальше, к драгоценной ракете, которую, по всей вероятности, счел причиной всего этого колдовства.
    Гесто забыл о себе и думал только о ракете. Конечно, драг не мог уничтожить ее, но повреждения могли оказаться фатальными, а это означало бы отсрочку старта на недели, если не на месяцы.
    Не раздумывая, он побежал навстречу колоссу. У него больше не было времени концентрироваться, чтобы создать новый вымысел. Нога чудовища опустилась и оборвала его жизнь, глубоко втоптав тело в мягкую почву. Он так и не увидел, что его жертва была напрасна: созданное им кошмарное животное закончило свою работу и осмотрелось в поисках новой жертвы. Драг был опрокинут на землю и умер под ударами страшных лап прежде, чем осознал опасность.
    Корабль был спасен, но Гесто погиб.
    Артос видел все на экране. Когда драг растоптал Гесто, его охватила всепоглощающая ярость, и он хотел было открыть огонь из орудий корабля, но опоздал - с драгом было покончено. Опасность пока миновала.
    Вымысел Гесто мощными прыжками помчался за убегающими драгами. Орудия ударили по чудовищной твари, но сверкающие молнии пролетали сквозь нее, не причиняя видимого вреда. Потом и животное и драги исчезли, в лесу, среди гигантских четырехсотметровых деревьев.
    Артос дрожащими пальцами включил аппаратуру связи, связался с исследовательским центром города. Когда экран засветился, на нем появилось озабоченное лицо руководителя Космической Академии. Основание его антенн окружал серебристый обруч, такой же был и на Артосе; без этого чуда техники нельзя было слышать звуковые волны. К сожалению, радиоволны можно было использовать только так, хотя были уже удачные попытки так усилить естественные телепатические волны, чтобы можно было принимать и передавать их по радио. Конечно, звуковые волны были известны только теоретически, никто на самом деле не слышал их. Моки просто "думали в микрофон", прибор превращал мозговые волны в звук, тот передавался радиоволнами на нужное расстояние, а в приемнике снова превращался в мысли. Это чудо совершал серебряный обруч.
    - Гесто мертв,- сообщил Артос.- Ракета не повреждена и готова к старту. Нам не хватает астронома. У вас есть замена? Без астронома я не могу стартовать.
    Руководитель Академии, похоже, ожидал худшего.
    - Итак, все закончилось благополучно?
    - Да, благодаря Гесто. Он в последнюю секунду создал вымысла и прикончил двух драгов. К сожалению, он растоптан.
    - Еще один кошмар,- в голосе академика слышались страх и сожаление.- Но ничего не поделаешь... Хорошо, я позабочусь о замене. В Университете есть хороший астроном. Вам сообщат о решении.
    - Спасибо,- ответил Артос.- Направьте мне самого способного мока!
    Руководитель Академии кивнул и отключился.
    Еще мгновение Артос смотрел на потухший экран, потом направил антенны в угол рубки, где на своем ложе в расстройстве сидел врач-навигатор Ксо.
    - Все в порядке,- успокаивающе просигналил Артос.- У нас будет замена, и мы стартуем еще сегодня.
    - Гесто мертв?
    - Да, один из драгов растоптал его.
    - Ужас. Я хорошо знал Гесто. Он был моим другом.
    - С каких это пор у вас появилось время для подобных чувств? Государство - наше благо, и Гесто пожертвовал ради него своей жизнью. Он только выполнил свой долг. Я уже сказал, что у нас будет замена.
    Ксо смущенно кивнул. Его хрупкие антенны слегка вибрировали.
    - Кого нам пришлют?
    - Какое это имеет значение? Главное, это будет хороший астроном, большего нам не нужно.
    Ксо не ответил. Он скатал антенны, показывая, что хочет остаться наедине со своими мыслями. Артос уважил его желание и принял на себя командование. Он тщательно проверил системы корабля, пока не убедился, что все в порядке.
    А в городе искали замену для Гесто, чье тело было втоптано в землю рядом с ракетой. Его могилой стал след более полуметра глубиной, шести метров длиной и почти двух шириной.
    Брал почувствовал сверлящий вызов у себя в мозгу, когда начал послеобеденный урок.
    Он приказал-ученикам вести себя тихо и направил приемные антенны в сторону передатчика приказов. Точно, директор Университета хотел что-то сообщить ему.
    - Брал, оставьте свой класс и явитесь в Космическую Академию. Сенат решил, что вы должны занять место астронома Гесто, который пал жертвой несчастного случая. Вы примете участие в экспедиции на Раану.
    Бралу показалось, что на него обрушился стометровый свод, нависающий над городом. Несколько секунд он. стоял неподвижно, потом ответил:
    - Повинуюсь, Рагюф. Спасибо.
    Ученики, похоже, заметили что-то необычное. Так как антенны Брала были направлены почти в противоположном направлении, его было невозможно подслушать, но они имели право удовлетворить свое любопытство. Он снова повернулся к ним.
    - Арса, вам будет приятно узнать, что я вместе с вашим отцом лечу на Раану. Теперь вы мне скажете, кто ваш отец?
    Юный ученик медленно поднялся. По его лицу пробежала тень.
    - Я ничего не знаю точно. Один из участников - вот и все.
    - Надеюсь, это не астроном Гесто?
    - Я не знаю. Почему?
    - Потому что Гесто больше нет в живых, и я лечу вместо него. Немедленно вам пришлют нового учителя. Будьте здоровы, мои юные ученики. Когда вернусь, я расскажу вам о Раане. Наш курс не будет больше основываться на голой теории.
    Он не стал возвращаться в свою комнату. От директора Университета он направился прямо в Космическую Академию, а оттуда, получив необходимые инструкции, прошел в лифт и поднялся на поверхность планеты. У него не было личных вещей, а если бы и были, он едва ли смог бы взять их с собой.
    Два солдата охраны сопровождали его. Похоже, это было им не по душе. Они охотнее заботились бы о безопасности подземного города.
    Лифт остановился. Все было спокойно, только гигантские туши убитых драгов заслоняли вид на лес, который мог таить опасность. Гиганты были ужасны. Теперь, когда они были мертвы и лежали, вытянувшись на земле, они были всего лишь метров восьми высотой, но по-прежнему сорока метров в длину. Кровь буквально ручьями текла вдоль кюветов вспомогательного шоссе - грязный, бурлящий поток.
    Солдаты остановились около входа в лифт. Они держали излучатели наизготовку, наблюдая за астрономом, а тот, бросив последний взгляд на чудовищ, быстрыми шагами направился к устремленной в небо ракете; Подъемник был наготове. Брал поспешно вошел в него и нажал кнопку.
    Лифт поднимался быстро: и земля и мертвые драги проваливались куда-то в глубину. Солдат не было видно - может быть, они уже вернулись в город.
    Брал вдохнул свежий воздух. Моки редко выходили наружу, большую часть своей жизни проводя в подземных городах, связанных друг с другом длинными туннелями. Целая сеть подземных дорог пронизывала Мокар на глубине от ста до двухсот метров. Такая жизнь - без солнца, без свежего воздуха - и породила желание покинуть этот мир, найти другой, где бы не было драгов. Мир без драгов означал жизнь на поверхности, на свободе.
    Так сложилось, что моки стали подземными жителями и очень плохо знали поверхность своего мира. И все же они создали двигатель, который мог преодолеть притяжение планеты.
    Подъемник остановился. Только двадцать метров двухсотметровой ракеты занимали рубка и каюты. Все остальное было заполнено двигателями, запасами топлива и генераторами. Брал мало понимал в работе этих машин, хотя специалисты Университета объяснили ему их устройство. Он давно и страстно хотел участвовать в такой экспедиции, и вот его желание исполнилосьценой гибели Гесто.
    Люк открылся. В проеме стоял Артос.
    - Это вы, Брал? Мы вас ждем! В его мыслях сквозило разочарование, которое Брал сразу почувствовал. Он понял недоверие Артоса: тот, конечно, ожидал специалиста получше.
    - Сенат назначил меня,- ответил он.- Я попробую заменить Гесто.
    Артос склонил антенны, потом снова направил их на Брала.
    - Я рад выбору Сената,- заверил он.- Ксо тоже будет рад встретиться с вами. Идемте, Брал. Мы должны стартовать прежде, чем драги вернутся.
    Тяжелый люк глухо захлопнулся за астрономом, и ему показалось, что он навсегда расстается со своей планетой.
    Если честно признаться, прощание далось ему нелегко. Перед ним простиралась неизвестность - глубокая пустота космоса и чужой мир.
    Он не принимал никакого участия в стартовых операциях. Артос приказал ему лечь на амортизирующее ложе и коротко сообщил:
    - Чтобы преодолеть притяжение Мокара, мы должны развить скорость двести двадцать два километра в секунду. При постоянном ускорении мы наберем нужную скорость - двадцать миллионов километров в час.
    - А мы выдержим это?- удивился Брал.
    - Вполне. Это не так плохо, как мы думали поначалу.
    Брал успокоился, лег так, чтобы видеть носовой экран, и стал ждать.
    Артос кивнул Ксо. Навигатор устроился на втором противоперегрузочном ложе и положил все четыре руки на рычаги управления. Он тоже был готов.
    Артос больше не колебался. Он нажал на стартовую кнопку, включая автоматы. Горючее пошло в камеру нагрева, потом устремилось в камеру сгорания и там взорвалось.
    Ракета вздрогнула. Потом Бралу показалось, что его придавили невидимой тяжелой пятой - пятой драга - и сейчас раздавят. Он попытался вдохнуть воздух и не смог. В глазах потемнело, и он потерял сознание.
    Было уже очень поздно.
    Брал очнулся от яркого света. Нагнувшись, над ним стоял Артос с инъектором в руках. Его озабоченный взгляд говорил, что он уже записал Брала в свои пациенты.
    - Ну, мы пришли в себя?- спросил он тихо, чтобы не усиливать головную боль Брала.- Вы проспали весь старт. Хотите взглянуть на Мокар?
    Астроном кивнул и выпрямился. Еще бы он не хотел. Ему больше не нужно было никаких доказательств. Родная планета висела на переднем экране.
    Так он себе ее и представлял - серо-зеленый шар среди черного неба, а вокруг - звезды. Хорошо были видны континенты, зеркала морей, о которых он знал лишь, что они существуют. Теперь он, наконец, увидел все собственными глазами. Может быть, они теперь смогут изготовить карты, ведь до сих-пор ни один мок не знал, как на самом деле выглядит поверхность Мокара.
    На другом экране, защищенном фильтром, сиял Регус. Корабль повернулся к нему кормой.
    - Сколько времени мы в пути?- спросил Брал.
    - Много часов. Мы только что миновали луну, а она находится в семи миллионах километров от Мокара.
    - Я знаю,- кивнул Брал и улыбнулся. В конце концов, астрономия была его специальностью.- Раана уже видна? Я охотно посмотрел бы на нее. На Мокаре сильно мешает атмосфера.
    Артос улыбнулся, кивнул и показал на один из компактных приборов, находившихся почти в самом конце рубки. На нем виднелось множество штурвальчиков и рычажков, но самой заметной была труба телескопа, которая пронизывала потолок.
    - Это ваш инструмент, Брал. Новейший телескоп. Вы можете управлять им отсюда и чувствовать себя, словно в открытом пространстве. Вы легко найдете Раану. Я уже посмотрел на нее. Чудесный вид.
    Брал встал и, пошатываясь, направился к телескопу. С облегчением опустившись в кресло, он приник к окуляру.
    Раана была большой светлой звездой точно в центре черного поля. Она красновато светилась, и на ней, похоже, были континенты. Ясно виднелись оба полюса; первая экспедиция на местную луну сообщила о них.
    Брал обратился к Артосу и Ксо:
    - Я счастлив, что отправился с вами. Один этот взгляд в телескоп окупает все усилия.
    - И смерть Гесто тоже?- горько спросил Ксо.
    Брал на мгновение смутился, потом мотнул головой так, что антенны задрожали.
    - Его гибель - не моя вина,- ответил он.- Хотя я здесь оказался благодаря ей, но не несу за нее никакой ответственности.
    - Успокойтесь,- вмешался Артос и с упреком посмотрел на Ксо.- У нашего друга очень чувствительная душа, а Гесто был его другом. Он очень страдает от этого чувства.
    - Чувства?- удивился Брал.
    - Да, эмоционального восприятия, с которым разум ничего не может поделать. Ксо верит в духовную связь между моками. Какая чушь, а ведь он крупный ученый!
    Брал ничего не ответил. Он снова смотрел в бесконечность и старался думать и чувствовать так же, как Ксо. Он знал, что иметь и проявлять чувства было недостойно мока. Из-за постоянной угрозы драгов жизнь была жестокой и жуткой - а зачастую и короткой. Появляешься в мир в инкубаторе, заканчиваешь государственную школу и развиваешь свои задатки в училище или в Университете. Никто не знал своих родителей, да и они никогда не видели своих детей. Для сентиментальности в этом мире не было ни места, ни времени.
    Брал вздохнул. Он отвел глаза от окуляра и быстро глянул на Ксо, потом встретился с холодными, изучающими глазами Артоса.
    - Ну?- спросил руководитель экспедиции.- О чем вы думаете?
    Брал направил антенны так, чтобы его могли услышать.
    - Думаю? Я думаю о том, является ли признаком чувств то, что я счастлив, увидев Мокар со стороны. И сентиментальность ли то, что меня радует вид Рааны в телескоп? Если это как-то связано с чувствами... ну тогда я, наверное, кажусь вам предателем, Артос.
    Ксо вежливо скатал свой антенны, чтобы не слышать беседы, но Артос, казалось, ничего не заметил.
    - Нет,- ответил он.- Это не те чувства, которые я осуждаю. Ваш долг - радоваться астрономическим открытиям. Я очень счастлив, что вас направили вместо Гесто. Мы сделаем все, что задумали. Мы и Ксо.
    Брал снова вернулся к своей работе.
    Артос стал ему очень симпатичен.
    На Земле уже давно минул конец двадцатого столетия по космическому времяисчислению. Существовало объединенное мировое правительство, общий космический флот, а также колонии на Марсе, Венере и на планетах некоторых ближайших звезд.
    Человека, которому человечество было обязано своим развитием, звали Перри Родан.
    Он вместе с Реджинальдом Буллем и доктором Маноли совершил первый полет на Луну и наткнулся там на потерпевших крушение арконоидов. Эта гуманоидная раса владела огромной звездной областью на расстоянии тридцати четырех тысяч световых лет от Земли. Арконидские ученые Тора и Крест получили задание разыскать легендарную планету, скрывавшую тайну вечной жизни. Поиски в пространстве и времени привели их к Солнечной системе - и на Луне их путешествие закончилось. Поврежденный двигатель отремонтировать своими силами оказалось невозможно.
    Перри Родан сумел доставить обоих членов экипажа на Землю, и с их помощью он достиг мощи, позволившей ему взять под контроль судьбу человечества. Он объединил нации и создал мировое правительство.
    Он прекратил войны. Все деньги стекались в единый бюджет, предназначенный для постройки космического флота. Научное и техническое развитие планеты Земля испытало фантастический взлет.
    В Террании, столице "Третьей Власти", как Родан называл свою организацию, в эти дни царила лихорадочная деятельность. Один из космических патрулей вернулся с сенсационным сообщением, что на планете, находящейся всего в пятидесяти двух световых годах, существует гуманоидная раса. Командир патрульного корабля, молодой лейтенант Юлиан Тиффлор, следуя предписанию, не стал совершать посадку и тотчас же вернулся на Землю, чтобы сообщить об этом Перри Родану.
    В одном из административных зданий Террании началось совещание.
    Лейтенанту Тиффлору было тридцать с небольшим лет, он был строен и высок, смугл, с карими глазами. В мундире он выглядел весьма импозантно и, похоже, знал об этом. Его лицо выражало довольство и гордость - горд он был главным образом тем, что Перри Родана заинтересовало его открытие.
    Сам Родан стоял возле распахнутого окна, из которого открывалась великолепная панорама Террании.
    Фантастическая архитектура этого новейшего метрополиса в центре пустыни Гоби убеждала в том, что находишься на другой планете, среди иной цивилизации - и все же город был создан людьми. Конечно, при посредстве арконидских строительных роботов.
    Перри Родану было около сорока лет, и внешне он несколько походил на молодого лейтенанта. Однако в его серых глазах читались властность и необъятные знания, которые он получил от Креста с помощью гипнообучения. Темно-рыжие, почти каштановые волосы были гладко причесаны. В худом лице почти не угадывалась свойственная его натуре чудовищная энергия, а скромный мундир, в который он был затянут, ничего не говорил о власти, которую олицетворял этот человек. Непосвященный никогда бы не смог предположить, что Перри Родан - ключевая фигура в Солнечной системе.
    Полной противоположностью ему был Реджинальд Булль, лучший друг и доверенное лицо Родана. Приземистый, коренастый, он казался неловким и медлительным, однако впечатление это было весьма обманчиво. Его круглое, широкое лицо излучало добродушие и миролюбие - и это тоже была всего лишь видимость, никто, кроме Родана не обладал таким жестким характером, как Реджинальд Булль, которого обычно называли просто Булли.
    Немного позади стояли два высоких, стройных человека, напряженность которых тотчас же бросалась в глаза. Это были мужчина и женщина. Их белые волосы и красноватые глаза придавали им сходство с альбиносами. Крест и Тора, единственные арконоиды, живущие на Земле. Они потерпели кораблекрушение на Луне, но остались живы и невредимы. Теперь они состояли при Перри Родане и помогали в укреплении земной мощи. Они наотрез отказались возвращаться на родину. Аркон переживал кризис, вызванный реорганизацией собственной Империи.
    Родан подал знак. Все заняли места. Пристальный изучающий взгляд Родана был устремлен на Тиффлора. Он произнес только одно слово:
    - Ну? Молодой лейтенант спокойно встретил взгляд своего начальника.
    - Мы обнаружили гуманоидов, сэр. На третьей планете Беты Овна. Расстояние до звезды пятьдесят два световых года, она похожа на Солнце. Планета казалась необитаемой, но обзорный экран выдал изображение существ, передвигающихся вертикально и обладающих явным сходством с людьми. Цивилизация каменного века. Согласно инструкциям, мы не могли совершить посадку, поэтому сразу же вернулись на Землю.
    Родан медленно кивнул.
    - Итак, каменный век... заря цивилизации. Можно предположить, что это примитивная раса. Однажды она разовьется... может быть, мы должны ей в этом помочь,- он вопросительно посмотрел на Креста.- Что вы об этом думаете, Крест? Ваш опыт противоречит этому?
    Арконоид положил на стол руки с тонкими пальцами. По его лицу было видно, что он глубоко задумался.
    - Вовсе нет. Конечно, нецелесообразно ставить примитивные существа перед свершившимися фактами. Они в большинстве своем так опутаны суевериями, связанными 'с природой, что технику считают воплощением дьявола, а прогресс - дьявольскими уловками. Я рекомендовал бы проявить крайнюю осторожность.
    Каждый знал, на что он намекает. Люди и арконоиды были не одиноки во Вселенной. Были и другие - они мыслили и чувствовали совершенно по-другому. Во всех других существах они видели только потенциальных рабов.
    - Может быть, нам стоит основать постоянную станцию на Бете Овна-3?
    Предложение высказал Юлиан Тиффлор. Родан посмотрел на него.
    - А как насчет четвертой планеты? Она пригодна для этого?
    - Бета Овна-4?- Тиффлор на мгновение задумался.- Если я не ошибаюсь, она похожа на Марс. Пригодная для дыхания атмосфера. Я должен заглянуть в бортовой журнал...
    - Это потом. Итак, вы убеждены, что мы сможем основать постоянную станцию на Бете Овна-4?
    - Абсолютно, сэр.
    Секунду спустя Родан принял решение.
    - Я тоже хотел бы познакомиться с этой системой, лейтенант Тиффлор. Готовьте "Газель-1" для полета к Бете Овна. Мы стартуем завтра.
    Тут впервые вмешался Булли. Он беспокойно поерзал на стуле, некоторое время помолчал, потом, наконец, взорвался:
    - А теперь тише, Перри! Ничего не случилось! Я же иду с... Родан поднял брови.
    - Я, собственно, намеревался оставить тебя своим заместителем...
    - Полковник Фрайт годится для этого много лучше, чем я!
    Родан улыбнулся.
    - Ты так думаешь? Ну, хорошо, ты можешь отправиться со мной. Нам, несомненно, предстоит всего лишь небольшой прогулочный полет, так как "Газель" проделает только несколько незначительных прыжков. Крест тоже составит тебе компанию. Тиффлор - командир корабля. Из Корпуса Мутантов я предлагаю Джона Маршалла. Он телепат и может пригодиться в общении с туземцами. И еще...
    - Гукки!- сказал Булли.
    Родан не смог скрыть удивления.
    - Гукки? Почему именно мыше-бобер?
    - Потому что на "Газели" мало места. Гукки невелик и объединяет в себе три парапсихологических свойства: он телепат, телепортер и телекинетик.
    - Весомый аргумент,- признал Родан.- Я думаю, мы должны спросить Гукки, согласен ли он.
    Прежде чем Булль смог ответить, произошло нечто странное. Воздух в центре помещения замерцал. Казалось, кто-то внезапно включил мощный источник тепла, и нагревавшийся воздух стал заметно подниматься вверх, к потолку. Потом на этом месте материализовалась фигура, которая сначала как бы находилась за стеклянной стеной, но через секунду проявилась четче, а еще через мгновение уже стояла в помещении во плоти.
    Или сидела.
    Гукки выглядел не человеком, скорее, животным. Роскошным гибридом гигантской мыши и бобра, примерно метрового роста, покрытым рыжевато-коричневым мехом. Большие уши стояли вертикально и, казалось, постоянно прислушивались.
    Блестящие карие глаза смотрели преданно и дружелюбно. Острая мордочка заканчивалась зубом-клыком, который Гукки, улыбаясь, постоянно обнажал. Широкий хвост бобра служил опорой, когда тот сидел на задних лапах.
    Родан подобрал Гукки на планете умирающего солнца, где жила раса естественных телекинетиков. Как полноправный член Корпуса Мутантов, Гукки снискал дружескую склонность хозяина Третьей Власти.
    Он устремил своп преданные глаза на Булли.
    - Спасибо за приглашение, Булли. Конечно, я согласен отправиться с вами. В конце концов, я не...
    - Ты подслушивал?- строго прервал его Родан.- Фи! Ты же знаешь, что я запретил тебе во время конференции...
    - Это была чистая случайность,- извинился Гукки и спрятал свой зуб, чтобы показать, насколько серьезно он говорил.Мои мысли бродили вокруг и оказались в этом помещении. Я услышал только, как Булли упомянул мое имя. И все.
    - Гм,- произнес Родан и с упреком посмотрел на него. Дрогнувшие уголки губ показывали, что, конечно, он воспринимает сказанное не слишком сурово.- Так как Булли замолвил за тебя словечко, я не хочу отклонять его предложение. Я надеюсь, что впредь ты не забудешь о том, что отправляешься вместе с нами только благодаря ему.
    - Я не забуду,- радостно пообещал мыше-бобер.- Я подвешу его минут на пять под потолком, если он начнет меня раздражать.
    Он намекал на постоянные споры между друзьями, столь непохожими друг на друга, которые всегда заканчивались поражением Булли, потому что он был совершенно беззащитен перед телекинетическими способностями мыше-бобра.
    Прежде чем Булли успел что-либо ответить, Родан перехватил инициативу.
    - Лейтенант Тиффлор, ожидайте нас завтра на космодроме в десять часов по местному времени. Мы стартуем без дальнейших разговоров. Вы сменили экипаж?
    - Все готово к старту, сэр.
    Родан кивнул ему.
    - Хорошо, Тифф,- он использовал неслужебное сокращение в знак того, что совещание закончено.-А теперь подробнее расскажите нам, что вы видели во время облета Беты Овна-3...
    В противоположность другим кораблям, "Газель" имела форму диска. В центре она достигала примерно восемнадцати метров в высоту и ровно тридцати метров в диаметре. Итак, это был весьма небольшой корабль, но его двигатель имел малый объем, так что для экипажа и пассажиров оставалось достаточно места. Арконидский реактор снабжал энергией не только двигатель, но и климатизатор, систему регенерации воздуха и бортовое вооружение.
    Гиперпривод обеспечивал прыжок через пятое измерение. За одну секунду он позволял преодолеть около трех световых лет. После ориентации и расчета курса навигационным мозгом, примерно через полчаса, можно было совершать новый прыжок.
    Когда зеленовато-голубой шар Земли исчез в черной глубине бесконечности, Родан, Булли и Крест покинули наблюдательный купол. Он напоминал уплощенныи горб, верх и стенки которого состояли из прозрачного материала. Во время полета отсюда открывался великолепный обзор. Экраны показывали пространство, находящееся под "Газелью", которое отсюда не было видно. Луна осталась позади, и корабль с безумным ускорением, вплотную приближаясь к скорости света, устремился за пределы Солнечной системы.
    Потом последовал первый прыжок. Короткая команда, потом на долю секунды все вокруг перестало существовать, потому что никто не мог сохранить сознание во время прыжка. В течение этого короткого промежутка времени корабль и люди находились в пятом измерении, в котором пространство и время существовали как абстрактные понятия, не имевшие реального значения. Никто не мог представить себе, сколько времени прошло на самом деле, но таймер "Газели" не зафиксировал и секунды, миновавшей в нормальном измерении. И корабль за это время преодолел три световых года.
    Вместе с ним материализовалась и Вселенная.
    Созвездия имели несколько иные очертания и заметно сдвинулись, но изменились они не сильно. Трех световых лет было слишком мало, чтобы вызвать большие перемены. Маленькая желтоватая звездочка позади привлекла внимание Булли.
    - Это наше Солнце. Так оно выглядит с расстояния трех световых лет.
    Родан не смотрел назад. Его взгляд был устремлен вперед, где точно на перекрестьи купола находилась маленькая светящаяся точка.
    - Бета Овна,- спокойно сказал он.- До нее еще сорок девять световых лет.
    Восемнадцатый прыжок был длиной всего лишь около двух световых лет.
    Когда они материализовались, ни одно созвездие нельзя было узнать, отчасти потому, что они сильно сместились, но в основном из-за того, что появилось много звезд, которые с Земли нельзя увидеть невооруженным глазом.
    В направлении полета сияло ярко-желтое солнце.
    - Бета Овна,- тихо сказал Родан. Он видел уже много солнц, но большинство из них заливало своим светом лишь безжизненные планеты. Приступ сентиментальности продолжался лишь секунду, потом он нажал на кнопку интеркома, связывавшего купол наблюдения с централью управления. На экране появилось лицо Тиффа.- Проверьте ваши расчеты относительно находящейся перед нами системы и сообщите все данные. Подход с отрицательным ускорением. Предварительная цель: четвертая планета.
    Тиффлор кивнул и исчез.
    Крест провел рукой по густым белым волосам.
    - Собственно, вы уже знаете, Перри, что собираетесь решить великую задачу? То, что делают старые арконоиды, когда открывают населенный мир и решают присоединить его к своей Империи?
    - Я боюсь, что вы неправильно меня поняли,- сухо ответил Родан.- Никто из нас не думает присоединять эту цивилизацию каменного века к нашей Империи. Меня интересует один единственный вопрос, ответ на который важен для нас: являются ли обитатели третьей планеты ее подлинными аборигенами, или они - потомки космических странников, потерпевших здесь кораблекрушение?
    Булли, до сих пор безучастно лежавший на койке, внезапно поднялся.
    - С какой стати эта мысль пришла тебе на ум?- спросил он. Его рыжие волосы встопорщились, так что голова стала похожей на щетку.- Не хочешь же ты сказать, что мы тоже являемся потомками потерпевших кораблекрушение космических путешественников...
    - А ведь есть основания для подобной гипотезы, не так ли?- улыбнулся Родан в ответ, не сводя взгляда с Беты Овна.Конечно, вполне возможно, что мы представляем собой исключение - и Дарвин прав. Позитронная картотека на Арконе, может быть, когда-нибудь даст ответ...
    Булли бросил взгляд на Креста. Арконоид молча следил за беседой. Его задумчивый взгляд был устремлен в бесконечность космоса; Никто не мог сказать, какая пропасть была более бездонной - его глаза или Вселенная.
    - О чем вы думаете, Крест? - Булли отвлек его от раздумий.- Разве природа не в состоянии создать два одинаковых вида? Закон естественного отбора просто делает человека единственным носителем разума.
    Крест посмотрел на него.
    - Это возможно - но так же возможно, что на другой планете законы природы будут иными, и человек исчезнет, если другая раса будет сильнее. Может быть, здесь именно такое и происходит.
    Булли покачал головой.
    - Но мы же знаем, что Тифф обнаружил гуманоидов. Этим доказано, что...
    - Этим ничего не доказано -только то, что человек здесь существует. Но мы также слышали, что он находится на уровне каменного века. Может быть, его противник на третьей планете слишком силен, чтобы терпеть его дальнейшее развитие. Посмотрим.
    Булли недовольно кивнул.
    - Да, посмотрим.
    Прозвучал короткий сигнал, и экран вспыхнул снова. Тиффлор, держа в руке листок бумаги, прочитал:
    - Диаметр Беты Овна-3 сорок тысяч километров. Расстояние до четвертой планеты двадцать два миллиона. Данные обеих планет показывают их поразительное сходство с Марсом и Землей; звезда эта такой же величины, как и земное Солнце. Поэтому на четвертой планете примерно такие же условия, как на Марсе, а на третьей - как на Земле.
    - Странный случай,- ответил Родан.- Дайте мне более точные данные... или подождите, я сам приду к вам. Я сам хочу совершить посадочный маневр. Спасибо, Тифф,- он отключил связь. Затем медленно повернулся к Кресту и Булли.- Мне кажется, мы нашли двойника нашей Солнечной системы. Меня удивит, если развитие здесь протекало иначе, чем у нас. Если бы мы прибыли на две тысячи лет позже, они, может быть, сами бы нас встретили.
    Булли уставился на него, но ничего не сказал.
    Крест незаметно улыбнулся.
    На четвертой планете, которую они назвали просто Бета-4, не было заметно никаких признаков разума. Вдоль экватора находился пояс равнинных пустынь, в которых не было заметно даже примитивной растительности. Между экватором и полюсами протянулись цепи невысоких гор, окруженных зелеными долинами. Рек было мало, и почти не было больших озер и морей. Вся планета состояла из одного континента.
    Они совершили посадку в северном полушарии, в широкой долине, окруженной холмами. Узкая река снабжала влагой примитивные растения. Редкие кривые деревья свидетельствовали о том, что развитие здесь шло естественным путем.
    Внешние датчики сообщили, что температура снаружи была около нуля по Цельсию. Атмосфера была бедновата кислородом, но человек на короткое время мог выдержать ее. Если же понадобится надолго задержаться снаружи, придется взять теплую одежду и дыхательные маски. Бортовой врач, доктор Хаггард, во всяком случае, не выразил никаких опасений, когда Родан решил выйти на поверхность неизвестной планеты.
    - Бета-4 кажется необитаемой,- сказал Родан, надевая утепленный зимний комбинезон.- Несмотря на это, нужно принять необходимые предосторожности.
    - Тифф, вы останетесь в централи и будете постоянно находиться на связи со мной. Вооружимся инструментами, приборами и излучателями. Булли и доктор Хаггард будут сопровождать меня. Крест и Маршалл возьмут глайдер.
    - А я?- жалобно пропищал кто-то.
    Родан повернулся к мыше-бобру, сидевшему; опершись на хвост.
    Взглянув в его умоляющие глаза, он почти смягчился, но потом решительно покачал головой.
    - Нет, ты останешься здесь, Гукки. Я хочу, чтобы ты постоянно поддерживал с нами телепатический контакт, так же, как и Джон Маршалл. В случае внезапной опасности ты единственный сможешь прийти нам на помощь. Ты же видишь, что успех нашей экспедиции зависит только от тебя и твоих способностей.
    Гукки удивленно покачал головой.
    - Смешно,- произнес он своим чистым голосом,:- что я всегда бываю нужен только на корабле. Если бы я был вместе с вами, я мог бы больше помочь вам.
    - Никто не знает опасностей, которые, возможно, поджидают нас здесь,- сказал Родан в ответ.- Ты остаешься здесь, Гукки. Я чувствую себя спокойнее, когда ты находишься у меня в резерве.
    Мыше-бобер был вынужден признать, что Родан прав. Он даже чувствовал себя польщенным. Бросив триумфальный взгляд на Булли, он вразвалочку прошел по централи и одним прыжком оказался в кресле установки связи. Он удобно устроился в уголке.
    - Тогда идите - я буду внимателен! - пропищал он и закрыл глаза, словно готовясь заснуть.
    - Какая наглость,- проворчал Булли и влез в свой комбинезон.- Мы будем мерзнуть на ветру, а этот здесь - дрыхнуть. Если существует справедливость...
    Хаггард застегнул меховой комбинезон.
    - Все же нужно признать, что с помощью телепортации он в любое время может последовать за нами, если вдруг забеспокоится,- вступился он за мыше-бобра.- Я готов. Мы возьмем с собой оружие, мистер Родан?
    - Только небольшие импульсные излучатели.
    Когда холодный, но необычайно свежий и приятный воздух проник в шлюз, они забыли о его предостережении. Бета-4 была необитаемой, девственной планетой. Что же здесь могло произойти? Разве с ними уже не случались всевозможные приключения?
    Родан первым спрыгнул на скудную траву. Сила тяжести здесь была намного ниже, она составляла всего одну треть земной, поэтому их меховые комбинезоны не сковывали движений. "Летающая тарелка" покоилась на выпущенных телескопических опорах, глубоко погрузившихся в почву. Почти в двадцати метрах над ними сверкал купол наблюдения. За иллюминатором централи они увидели лицо Тиффа. Тот кивнул им.
    Долина была примерно два километра в ширину и пять или шесть километров длиной. Одной стороной она упиралась в плоскогорье, а другой выходила на равнину, которая тянулась до самого горизонта. Справа и слева поднимались пологие склоны холмов, поросшие деревьями и кустарником. Вершины холмов вздымались на высоту двухсот метров над чашей долины.
    - Живописная местность,- произнес Родан, нагибаясь, чтобы рассмотреть траву.- Природа кажется такой же, как у нас.
    - И все же она никак не связана с развитием Земли, находящейся отсюда на расстоянии свыше пятидесяти световых лет,задумчиво проговорил Хаггард.- Меня удивит, если здесь не окажется живых существ, по крайней мере, в виде насекомых.
    Родан не принял участия в дискуссии. Он вспомнил, как был заброшен на Марс, где имелись подобные условия жизни. Там тоже не было найдено никакой фауны. Так почему же она должна быть здесь? Он посмотрел вверх, на сине-зеленое небо; которое было темнее, чем на Земле.
    Бета Овна здесь была меньше Солнца, видимого с Земли.
    Собственно, с точки зрения астрономии, только одно отличало Бету-4 от Марса: у Беты-4 не было ни одной луны. Они брались до берега реки. На песчаном берегу они ненадолго задержались. Хаггард взял пробу воды в захваченную с собой бутылочку. Потом, в лаборатории, он изучит ее. Может быть, в ней есть микробы.
    Родан нагнулся и поднял плоский камешек. Чистая вода была прозрачна, как стекло. Она перекатывала тонкий песок. Но как Родан ни напрягал свой взгляд, он не обнаружил ни малейших признаков того, что под камнями прячутся рыбы или моллюски. Чистая вода была стерильной и безжизненной,- по крайней мере, казалась такой. Подробное изучение было еще впереди.
    Когда Родан выпрямился снова, он отметил почти неестественное молчание обоих спутников, которые до сих пор болтали почти непрерывно. Он обернулся и хотел о чем-то спросить Булли, но осекся. Он уставился на широко раскрытый рот Булли. Взгляд его друга был направлен вверх, в чистое небо, словно он увидел там привидение. Его рыжие волосы встали дыбом, выдавая страшное возбуждение. В широко раскрытых глазах застыло глубокое недоверие.
    Взгляд Родана мгновенно переместился на доктора Хаггарда. Врач являл собой зеркальное отражение Булли. Он тоже смотрел вверх, на небо, беспомощно, с широко раскрытыми глазами.
    В некотором смятении Родан проследил за взглядами своих товарищей.
    То, что он увидел, на самом деле было поразительно.
    Примерно в пятидесяти метрах над дном долины парил продолговатый предмет, отливающий металлическим блеском и медленно скользящий по направлению к горам. Длиной он был около метра и едва ли сантиметров двадцать пять в диаметре. Нос его был закруглен, как у пули. Из кормы вырывались бело-голубые струйки огня, словно из корабельных дюз.
    Реакция Родана была точно такой же, как у остальных.
    Только гудение крошечной наручной рации вывело его из оцепенения. Вызывал Тифф.
    - Виден чужой объект, сэр. Он пролетел над "Газелью" в сторону гор. Теперь он должен быть над вами.
    - Да,- коротко ответил Родан.- Что это может быть?
    - Понятия не имею. Дистанционно управляемый снаряд?..
    Родан смотрел, как загадочный предмет слегка повернул налево и заскользил дальше. Теперь он плыл на высоте всего тридцати метров, и Родан не мог отделаться от ощущения, что за ним наблюдают глаза неизвестных существ, сидящих где-то в централи и глядящих на изображение, передаваемое дистанционно управляемым телепередатчиком.
    Потому что этот предмет едва ли мог быть чем-то другим.
    Булли начал проявлять признаки жизни. Он простонал:
    - Великое небо - что это?..
    - Граната из прошлого,- сказал Хаггард, словно пробудившись ото сна.- Сейчас она взорвется.
    - Едва ли,- тихо ответил Родан, словно боялся, что их могут подслушать.- Я уверен, что это дистанционно управляемый телепередатчик.
    - И кто же управляет им?- спросил Булли с необычной робостью.
    Ему никто не ответил.
    Родан бросил взгляд на наручный приборчик, выполнявший множество различных функций. Указатель одного из датчиков дрожал.
    - Эта штука излучает слабую радиацию,- пробормотал он.Но судя по показаниям датчика, она совершенно безвредна. Странно, очень странно,- он внезапно сделал несколько шагов в сторону и снова посмотрел на прибор.
    - Что странно?- спросил доктор Хаггард.
    - Что излучение здесь, на этом месте, возникло только теперь. Мне кажется, оно прицельное. Направлено на нас.
    Хаггард заметно побледнел.
    - Вы хотите сказать, что нас обстреливают?
    Родан кивнул, ничуть не обеспокоившись.
    - Именно так я и думаю. Но мощность излучения очень невелика. Или они не хотят причинить нам вреда, или...
    - Или?
    - Или они недооценивают нашу сопротивляемость.
    Шевелюра Булли постепенно принимала нормальный вид. Он все еще смотрел на удаляющийся цилиндр, но снял руку с приклада импульсного излучателя.
    - Может быть, стоит дать ответный выстрел по этой штуке?
    Лицо Родана было очень серьезно.
    - Вы с ума сошли? Что мы знаем о том, кто там находится? В любом случае, наша теория о том, что Бета-4 необитаема, висит на волоске. У меня такое чувство, что этот мир - ловушка. Вопрос только в том, когда она захлопнется.
    Булли ничего не ответил, но его щетина снова начала медленно вставать дыбом.
    И еще одна мысль сопровождает человечество на его пути: Хомо Сапиенс считают мерой всех вещей себя, а не Вселенную.
    На самом же деле где-то во Вселенной должна быть разумная жизнь, обладающая идентичными представлениями по отношению к себе. Человеческое воображение не в состоянии породить чтолибо совершенно ему чуждое, не имеющее аналогов на Земле. И еще менее оно способно представить иные законы природы, о которых на Земле не имеют никакого представления.
    Если в глубине космоса существуют другие разумные негуманойды, они, конечно, допускают ту же ошибку.
    Уже месяц Артос, Брал и Ксо находились на Раане. Из готовых пластиковых частей была возведена первая станция, полукруглое сооружение с климатизатором, кладовыми, лабораториями и помещениями для отдыха и работы.
    Купол был пяти метров высотой и тридцати в диаметре. Космический корабль находился на расстоянии сорока километров от купола, в огромном ущелье, вдававшемся в горы на глубину трехсот метров.
    Уже во время первого исследовательского полета подтвердилось предположение ученых Мокара: Раана была девственным, почти стерильным миром, который мог стать прекрасной новой родиной для моков. Здесь не было драгов, постоянно угрожавших жизни. Здесь, на Раане, моки снова могли бы жить на поверхности планеты, потому что врагов здесь не было.
    Брал очень любил уходить в исследовательские полеты, но еще больше ему нравилось, если во время полетов на двадцатиметровом глайдере его сопровождали Артос 'или Ксо. Этот глайдер был точным подобием большой ракеты, и функционировал он так же. Двигатель его обеспечивал почти свободное парение, что позволяло тщательно наблюдать за местностью. Впереди находился излучатель, который хотя и был слишком слаб против драгов, однако без труда мог парализовать более мелкого противника.
    Разреженная атмосфера давала возможность проводить более точные наблюдения. Отсюда ему удалось обнаружить неизвестные ранее звезды и зарегистрировать их. Ксо был геологом и естествоиспытателем, а Артос занимался физическими исследованиями. Предшествующее обучение в Университете дало космическим путешественникам отличную подготовку.
    При помощи большого передатчика корабля "Мокар-1" на планету-мать были переданы первые 'результаты наблюдений, и там уже подготавливались еще две экспедиции. Оба родных брата "Мокара-1" ожидались в ближайшие две недели.
    Горы Рааны были гораздо ниже, чем каменные колоссы Мокара, но горы высотой до четырех тысяч метров не были редкостью. Некоторые ущелья достигали глубины от двухсот до пятисот метров, что затрудняло составление точной карты Рааны.
    Дальнейшие исследовательские полеты показали, что исследовав ние гор и ущелий без снаряжения невозможно.
    Прошло две недели, не принесших никаких сенсационных открытий. Раана, несомненно, была необитаема. Обширные равнины покрывала трава высотой до шести метров - отличное сырье для приготовления питательной кашки. В долинах, где почва была особенно влажной, росли гигантские деревья, достигавшие ста метров высоты. Огромные озера и моря, скорее океаны, принимали в себя широкие потоки воды, текущие с севера.
    Посадка двух других кораблей с Мокара означала приятную перемену в рутинном быту исследователей. Вечером этого дня они не работали. Они сидели вместе в кубрике станции, находящейся на вершине плоской, не слишком высокой горы. Вновь прибывшие рассказывали новости с родины.
    - Все города принимали участие в финансировании космического проекта,- сообщил Бреда, командир "Мокара-2".- Когда стало известно, что Раана необитаема, воцарилось всеобщее согласие. Открытие мира без драгов осчастливило afcex без исключения.
    - Скоро последует сплочение всех маток,- пророчески произнес Гор, коллега Ксо.- Все споры забыты.
    - Я же всегда утверждал,- вмешался Брал,- что космические путешествия сгладят различия между всеми народами мира еще больше, чем угроза драгов.
    Артос одобрительно кивнул, но ничего не сказал. Он был слишком занят новостями с Мокара. Он хотел утолить свое любопытство.
    - Принято решение о постройке девяти кораблей, каждый из которых должен быть высотой в пятьсот метров,- это замечание сделал Марк. Как командир "Мокара-3", он был великолепно информирован.
    Брал заинтересованно подался вперед.
    - Такие большие? Зачем?
    - Исследовательские корабли,- таинственно ответил Марк.Если все пойдет -хорошо, будет выстроен целый флот. Население Мокара должно переселиться на Раану.
    - Все население Мокара - на Раану? - теперь Брал удивился. Мысль о том, чтобы полностью переселить население целой планеты, казалась невероятной.-Это едва ли технически выполнимо.
    - А почему, собственно, нет? - спросил Марк, которому идея явно понравилась.- Нам осталось только или уничтожить всех драгов нашего мира, или попробовать переселиться. Но даже если нам удастся покончить с чудовищами, все еще останутся жуткие мысленные образования, которые мы не сможем одолеть. Здесь, на Раане, нет никаких мысленных образований, и нужно под угрозой смерти запретить их создавать.
    - Для этого нет никакого повода,- вмешался Артос.- Раана необитаема и свободна от всех опасностей. Новый закон кажется мне излишним.
    - Законы не бывают излишними,- напомнил Марк.- Я знаю случай, когда один мок материализовал свои мысли и мечты просто от скуки. Согласен, что вреда от этого по большей части нет, но подобного тоже нельзя допускать. Раана должна быть населена только моками.
    Бреда, командир "Мокара-2", слегка нагнулся вперед и посмотрел на Артоса черными жемчужинками глаз.
    - Как я слышал от Ксо, вы уже совершили множество исследовательских экспедиций. Нашли какие-нибудь признаки животной жизни? Или нет?
    - Да, Бреда. В реках и озерах. Ракообразные и рыбы некоторых видов. Рыбы достигают полметра в длину, а ракообразные только десять сантиметров. На суше есть растительность, вы уже сами видели при посадке. Но никаких животных, это я вам гарантирую.
    - Отлично. Сенату нужен подробный доклад в ближайшие две недели. Завтра мы начнем исследовательские работы и создадим еще две станции.
    - Космические корабли?..-начал Брал, но Марк уже понял его. - Только "Мокар-2" будет укрыт в ущелье на случай возможной бури. "Мокар-3" в указанный срок вернется на Мокар с первыми результатами.
    Брал удовлетворенно кивнул.
    - Мне будет позволено заняться своей обычной работой? спросил он.- Я хочу лично сообщить своим ученикам о наших научных открытиях. Как вы знаете, я преподаю в Университете астрономию и мокарографию.
    - Я думаю, вам разрешат,- коротко ответил Марк. Обмен мыслями стал всеобщим, и было уже поздно, когда, наконец, снова воцарилась тишина. В последние три дня глай
    деры постоянно находились в полете. На них всегда отправлялись по двое участников экспедиции, получивших задание картографировать всю поверхность Рааны. Нелегкое задание, принимая во внимание гигантскую площадь, требующую занесения на карты. Мощные сели срывались с высоких гор и катились по обширным равнинам и пустыням, обрушивались на широкие лесные пояса и заканчивали свой путь в огромных озерах и морях. Отсюда вода текла под землей, давая растениям на поверхности необходимую влагу.
    Брал и Ксо, подружившись, ежедневно проводили долгие часы в тесной кабинке глайдера. Ксо сидел за пультом управления и отвечал за согласованность курса с пилотами других глайдеров; Брал делал снимки автоматической фотокамерой и наблюдал за местностью, проплывающей под маленьким кораблем. Хотя он с самого начала знал, насколько бессмысленно это занятие, он не прекращал поиски признаков животной жизни.
    Они пересекли бесконечную пустыню, которая тянулась во все стороны до самого горизонта. Они скользили на высоте примерно двухсот метров над пустынным ландшафтом, состоявшим только из желтоватого песка и голых дюн. Не было видно никаких следов растительности, не говоря уже о других формах жизни.
    - Здесь довольно уныло,- произнес Ксо и скорректировал курс, который теперь должен был вести к границе дневной и ночной зон.- В горах больше разнообразия.
    - Мне больше нравятся реки и моря, Ксо. Если на планетевообще где-нибудь существует животная жизнь, то только поблизости от воды.
    - Кроме ракообразных и рыбы мы ничего не нашли, Брал. Раана, к нашему счастью, необитаема.
    Астроном несколько минут сидел молча, потом внезапно спросил:
    - А как насчет вас, Ксо? Вы чувствовали в своей молодости желание отправиться на поиски приключений? Я имею в виду, не казалась ли вам невыносимой мысль постоянно жить под землей? Разве вы не тосковали по поверхности, по мирному существованию под солнцем, под открытым небом?
    Врач медленно кивнул и посмотрел вниз, на мертвую пустыню.
    - Я был еще ребенком и только что пошел в школу, когда однажды мне удалось выбраться на поверхность через вентиляционную шахту. Я хотел увидеть солнце, о котором так много слышал. Мне повезло, что шахта шла до самого верха, хотя и была закрыта частой решеткой, через которую я не мог пролезть. Я увидел ясное голубое небо, и в нем висел пылающий огненный шар, слепивший глаза. 'Я чувствовал тепло, исходящее от него, и начал понимать, что мы потеряли в наших подземных городах. Всю жизнь там, внизу, подумал я тогда, я не Выдержу, потеряю рассудок. Я захотел бежать, потому что решил, что не смогу жить без солнца. И тут я впервые увидел драга.
    Ксо сделал короткую паузу. Воспоминания, казалось, захлестнули его. Брал терпеливо ждал. Он великолепно понимал Ксо, потому что испытал те же чувства, в первый раз увидев драга. Этот монстр возвышался на сорок метров, его гигантские ступни давили все, что оказывалось на его пути, а огромные лапы безжалостно схватили ничего не подозревавшего мока и оторвали его руки и ноги от живого тела, словно драг находил в этом какое-то удовольствие.
    - Он приближался к шахте, словно хотел растоптать ее. Я видел только невообразимо толстые и высокие ноги, а над ними гору плоти и болтающиеся руки. Но высоко вверху, у самого солнца - как мне показалось - виднелось его лицо. Оно висело посреди неба и глядело вниз, на меня. В ужасных глазах сверкала жажда убийства и тут мне в голову в первый раз пришла мысль, что драги, может быть, едят нас, когда поймают.
    Брала передернуло. Он знал, что этому предположению нет достоверных доказательств, однако уже не раз находили жалкие остатки моков - руки и ноги. Куда же девалось все тело?
    - Его нога опустилась на решетку, и кругом настала тьма,продолжил Ксо, не сводя взгляда с пустыни.
    - Парализованный страхом, я выпустил поручень, за который держался, и свалился в шахту. К счастью, я отделался незначительными царапинами на грудном панцире и несколькими вывихами рук и ног.
    - Шахты всегда около ста метров длиной,- покачал головой Брал.- Вам дьявольски повезло.
    - Я падал примерно две секунды, слегка касаясь стен,- ответил Ксо и слегка улыбнулся.
    - Да, да, эта глупая гравитация,- кивнул астроном.- Она всюду подстерегает нас. Иногда я просто не понимаю, как эти загадочные драги могут выносить ее и при этом еще ходить прямо.
    - Здесь им было бы легче,- Ксо показал вниз, где местность постепенно изменялась. Появились первые пятна зелени, свидетельствующие о близости воды.
    Брал внимательно наблюдал за своим другом. Ему в голову внезапно пришла мысль, которая больше не казалась абсурдной. Если сделать выбор между Артосом и Ксо, он мог бы пасть только на врача.
    - У вас есть дети? Ксо удивленно поднял взгляд. - Да, ко
    нечно. Несколько лет назад я посещал матку и принимал участие в оплодотворении. Почему вы спрашиваете об этом?
    - Сначала ответьте мне на другой вопрос,- попросил Брал.Если у вас есть сын, вы с ним знакомы?
    Ксо долго не мог скрыть смущения.
    - Вы знаете, Брал, что задаете мне очень интимный вопрос - близко знакомиться с подрастающим поколением запрещено, всю заботу о нем взяло на себя государство,- он слегка поколебался.- Вы мой друг и не будете спрашивать без достаточных оснований. Да, я знаю своего сына. Это чистая случайность.
    - И его зовут Арса, не так ли? Ксо удивленно и беспомощ
    но кивнул.
    - Это тайна, о которой никто не должен знать. Меня сошлют в трудовой лагерь, если об этом станет известно. Откуда вы узнали?
    Брал успокаивающе улыбнулся. Его антенны дружески вибрировали.
    - Арса - один из моих учеников, и у него только одно желание: стать хорошим врачом и космонавтом. Видите ли, я просто сделал некоторые логические умозаключения после того, как он сказал мне, что его отец - один из тех, кто летит на Раану. Однако, верьте мне, это останется нашей тайной. Никто ни о чем не узнает.
    - Спасибо, Брал. Вы меня очень напугали - но вы одновременно очень меня обрадовали. Дружеские чувства почти неизвестны нашему народу, потому что его жизнь подчинена целесообразности в идеальном государстве и потому, что в течение нашей жизни под поверхностью у нас нет естественных врагов. Мы управляем даже погодой и существуем в условиях автоматического совершенства. Мы не знаем нужды. Но мы не знаем и настоящих друзей.
    - У вас опасные мысли, друг,- предупредил его астроном.Это мятеж.
    - Да, даже свободное мышление считается у нас преступлением. Если бы на Мокаре не было драгов, жизнь, может быть, стала бы совсем невыносимой, потому что остатки чувств были бы направлены на взаимную связь. Драги - последняя опасность для нас, но, одновременно, последние врата к окончательному совершенству нашего духа.
    - Совершенству?
    - Совершенствованию, если хотите.
    - Наше существование безопасно.
    - Оно направлено по проложенному пути и полно смертельной скуки. Оно стерильно, бесплодно и достигло высшей точки.
    - Это плохо? Ксо не ответил. Он, широко открыв глаза,
    уставился вперед, в направлении полета, направив антенны на Брала. Астроном проследил за взглядом пилота и вздрогнул.
    Там, посреди пустыни, стояла одинокая могучая гора в доб рых четыреста метров высотой, со сплющенной вершиной, кото рая озадачила Брала. Он окончательно растерялся, когда взглянул на блестящую поверхность склона. Она была не блед но-зеленой, как у других гор, на которых растения находили достаточно влаги, а отливала ярким холодным блеском, словно полированная.
    Как металл! Диаметр горы составлял более полукилометра.
    Она имела округлую форму. Но в следующую секунду Бралу стало совершенно
    ясно, что это была не гора. Естественное образование не могло иметь такие правильные очертания. Тонкие опоры, на которых покоилась гора, служили последним доказательством тому,, что Ксо понял уже давно.
    Там, впереди, в пустыне, находилось огромное сооружение, созданное разумными существами, которые, должно быть, были больше моков.
    Разочарование было следующим чувством, сменившим испуг и удивление. Итак, Раана все же была населена, и весьма вероятно, что гигантами. Странно только, что потребовалось столько времени, чтобы это обнаружить.
    - Вы должны подняться выше, Ксо, если не хотите налететь на эту штуку впереди. Вы не считаете, что более благоразумно будет показаться им?
    Врач не сводил взгляда с загадочного сооружения.
    - Почему бы нам этого не сделать? Тогда мы, наконец, узнаем, с кем имеем дело. Его создатели разумны и цивилизованы. Они не нападут на нас без всякого повода. Мы приближаемся.
    Брал, затаив дыхание, смотрел, как эта штука становится все больше и четче.
    Тем временем глайдер продолжал свой подъем. Теперь он завис в четырех километрах над металлической горой и медленно двигался на восток, в направлении далекой горной цепи, подобно огромной волне закрывавшей горизонт.
    - Включите поисковый экран и искатель,- тихо приказал Ксо.- Здесь, наверху, мы в относительной безопасности. Даже если они нас обнаружат, мы уйдем вверх и прочь, прежде чем они успеют что-нибудь предпринять. Но мы должны увидеть друг друга, прежде чем вернемся на базу.
    - Далеко ли мы от нее находимся?
    - Примерно в шести тысячах километров - приличное расстояние.
    Экран засветился, и поверхность Рааны оказалась перед самыми глазами обоих моков. Были видны мельчайшие подробности.
    Они на самом деле находились над круглым образованием правильной формы. Металл серебристо блестел, но на плоской поверхности на равном расстоянии друг от друга шли темные точки. Примерно на половине высоты пологий косой склон прерывался. По экватору образования шло вздутие. Под ним склон неестественно вдавался внутрь, и диаметр сооружения к основанию становился все меньше и меньше.
    Опоры, на которых стояло сооружение, отсюда, сверху, не были видны.
    - Я думаю,- с некоторым благоговением, поколебавшись, произнес Ксо,- они, если захотят, могут спрятать всю пост ройку под почвой. Только так можно объяснить, что мы обна ружили его только сегодня.
    - Под почвой? -. удивился Брал.- Почему они должны пря таться в глубине, если поверхность Рааны безопасна? Здесь нет ничего, что могло бы угрожать им. Скорее, я думаю, что... Ксо! Вы только посмотрите! Там, внизу, возле края вздутия! Итак, они...
    Существо было примерно двадцати метров высотой, и все его тело было покрыто темным мехом. Оно двигалось на задних ногах, но, как казалось, довольно неуклюже. При каждом шаге оно продвигалось вперед не больше чем на пять метров. Оста навливаясь, оно опускалось на заднюю часть, опираясь на громадный плоский хвост и сохраняя таким образом равнове сие.
    - О Священная Матка! - произнес Ксо с некоторым облегче .нием.- Они гиганты, но это, к счастью, не драги.
    - Почему они должны быть драгами? Те живут только на Мо каре и не в состоянии достичь Рааны. Как вы думаете, мы сможем установить с ними контакт?
    - С тем, внизу? - с сомнением произнес Ксо.- Гм, не луч ше ли нам сначала сообщить об этом другим членам экипажей? У нас нет полномочий действовать по собственному усмотре нию. Мы вернемся назад, на базу. Камера автоматически сде лает снимки, а также зарегистрирует координаты. Так что ес ли они снова исчезнут под землей, мы все-таки сможем найти их.
    Брал несколько секунд рассматривал странного жителя ка завшейся необитаемой планеты Раана, затем ощутил приступ разочарования и отвел взгляд от экрана.
    Горы приближались. Ксо передвинул рычаг, и глайдер набрал
    скорость. Со скоростью десять тысяч километров в час он возвращался к исходному пункту их сегодняшней экспедиции, чтобы сообщить об откры тии на Раане разумной расы.
    Там их ждало новое разочарование. Глайдер второй эспеди
    ции с Гором и Рагесом также совершил посадку. Еще прежде, чем Ксо посадил машину, Брал принял телепатическое сообщение Гора. Они прибыли как раз вовремя, чтобы принять участие в главной части совещания.
    Все семь моков собрались под куполом первой станции. Гор стоял немного в -стороне, возбужденно водя антеннами. Он тщательно следил за тем, чтобы каждый стоял на платформе и чтобы все могли воспринять то, что он хочет сообщить.
    104
    Когда вошли Ксо и Брал, он сделал паузу, но по выражению лиц обоих моков увидел, что они уже знают, о чем идет речь. Конечно, ему показалось, что кроме разочарования он увидел в их глазах такое же удивление или даже страх.
    - Мы, конечно, тотчас же поняли, что с нашим маленьким глайдером, не больше двадцати метров, мы ничего не можем поделать против гигантского корабля неизвестных. Я уже упоминал, что он был сто метров в длину. Он лежал на холмистом берегу одного из потоков, совершив посадку в горизонтальном положении. Два драга бесцельно бродили возле него...
    - Драги? Это был семикратный глухой вскрик безмерного
    удивления. Гор серьезно кивнул. - Драги. Правда, наделен
    ные разумом, а не дикие, примитивные чудовища нашего собственного мира. Принадлежит ли им этот стометровый корабль? Может быть, Раана не является их родным миром, и они пришли из глубин космоса, случайно наткнувшись на Раану? Мы не знаем.
    - Разумные существа из космоса - и они непохожи на*нас?Марк произнес это с заметным недоверием, не в силах унять беспокойство. Биолог Рагес с "Мокара-2" объяснил ему:
    - Никто не может утверждать, что другие разумные существа обязательно должны пойти по тому же пути развития, что и мы. Почему нельзя представить себе разумных драгов?
    - Но,- вмешался Бреда,- разве их размеры не препятствуют этому? При многотонном весе и огромном росте мозг их относительно невелик. Я просто не могу поверить, что драги могут обладать разумом.
    - Но мы ведь обнаружили доказательство,- продолжил Гор, по-видимому, решив закончить свое сообщение.
    - Мы не отважились приблизиться, но они, должно быть, увидели нас, потому что один из драгов повернулся в нашу сторону и уставился на глайдер. Казалось, что он может достать нас с неба голыми руками, но я быстро поднялся выше и улетел оттуда.
    Если у них есть корабль, то есть и соответствующее оружие - а при их размерах, с некоторой долей фантазии, неплохо можно представить себе, каково его действие.
    Артос не мог сдержать дрожь своих антенн.
    - Мы немедленно должны отправить сообщение на Мокар. Какой смысл теперь в постройке корабля для поселенцев, если Раана уже населена драгами, чудовищами...
    - Эти драги разумны,- вмешался Гор.- Они не имеют ничего общего с гигантами Мокара. Кроме того, я твердо убежден, что они лишь временно находятся на Раане. Они пришли из космоса и снова вернутся туда.
    Теперь Брал больше не мог выдержать. Он покачал антеннами, показывая, что у него тоже есть важное для всех сообщение. Артос кивнул ему.
    - Да, Брал? Вы тоже нашли драгов?
    - Мы нашли гигантское сооружение примерно в шести тысячах километрах отсюда. Оно имеет шестьсот метров в диаметре и около четырехсот метров высотой. Но его создали не драги, а обитатели Равны - гигантские, покрытые мехом животные, передвигающиеся довольно медленно. Рост их составляет половину роста драгов.
    Он сделал паузу и тут же подвергся залпу из дюжины вопросов. Он отмахнулся.
    - Ксо уже зарядил снимки в размножитель. Как только они у вас будут, мы продолжим свое сообщение. С изобразительным материалом на руках вам будет легче нам поверить. Во всяком случае, снимки эти доказывают, что кроме нас на Раане обитают две разумные расы - и как мне представляется, под ее поверхностью. Иначе мы намного раньше обнаружили бы признаки цивилизации.
    - Взаимодействуют ли эти расы друг с другом? - спросил Марк, командир "Мокара-3".- Но если, конечно, теория Гора верна и путешествующие в космосе драги совершили посадку только сегодня, они, может быть, еще не обнаружили туземцев Рааны. А теперь, мне кажется, мы должны что-то предпринять. Возможность контакта с сорокаметровыми драгами кажется мне здесь столь же бессмысленной, как и дома, на Мокаре. Даже если удастся наладить взаимопонимание, какие интересы могут объединять нас с этими гигантами? Бреда и Артос, я обращаюсь к вам. На случай встречи с чужим разумом у нас есть запечатанный приказ Совета Объединенных Маток. Теперь пришло время вскрыть конверт.
    Оба других командира поднялись.
    - Идемте на "Мокар-3",- предложил Бреда.- Там нам не помешают и никто не сможет подслушать нас, если приказ должен сохраняться в тайне.
    - Они этого не сделают, но мне нужно отдать несколько приказов. Брал, вы тем временем, подготовьте подробное сообщение. Я захвачу его с собой при возвращении на Мокар.
    Шестеро моков беспомощно посмотрели на своих командиров и вынуждены были согласиться.
    Что могли решить матки на тот случай, если придется встретиться с другими разумными существами?
    Несколькими часами позже Ксо и Брал отправились в путь.
    Лицо астронома выражало недовольство. - Итак, они при лю
    бых обстоятельствах хотят провести в жизнь свой план,- сказал он.- Раана должна стать новой родиной моков независимо от того, есть ли тут другие разумные существа или нет. Мы должны изгнать разумных драгов - словно это так просто!
    - Мы должны попытаться, приказ есть приказ,- ответил Ксо, хотя он вовсе, не был охвачен воодушевлением.-Тайный приказ предусматривает все возможности, даже разумных драгов. Для меня загадка, что нам делать с туземцами Рааны. Они все же умеют строить такие громадные, уходящие под землю сооружения. Они будут отнюдь не в восторге, когда узнают о нашем намерении прочно, обосноваться на Раане.
    - В восторге или нет - у нас не осталось выбора. При этом я постепенно начинаю спрашивать себя, не лучше ли нам остаться на Мокаре, сохраняя привычный, устоявшийся образ жизни, чем здесь, где мы будем иметь дело с разумным противником.
    - Кто говорит, что это противник? - запротестовал Ксо.Они станут им тогда, когда нападут на нас,- он заколебался.Впрочем, нам будет полезно иметь, сильного противника.
    Брал вздохнул.
    - Да, ваши взгляды на жизнь мне известны. К сожалению, между теорией и практикой существует громадная пропасть.
    Они развили максимальную скорость и через полчаса снова оказались над стальной горой. На сей раз странное, поросшее мехом чудовище не прохаживалось возле нее. Все было тихо, и Ксо решил облететь дальние горы, чтобы поискать там драгов.
    Между двумя горными цепями, замыкавшими необозримую травянистую степь, среди которой извивалась широкая река, они обнаружили драгов.
    Их было трое. Брал тотчас же увидел, что эти драги сильно
    отличаются от драгов Мокара. В то время, как гиганты Мокара почти не знали одежды и в лучшем случае носили набедренные повязки, эти великаны с головы до ног были закутаны в густой мех - но это был не их естественный мех, а обработанные шкуры животных. И высокие сапоги также были неизвестны драгам Мокара. К поясам гигантов были подвешены странные предметы. Один из них Брал ясно разглядел; это было оружие, отдаленно похожее на энергетические пушки на борту больших кораблей. Оно было столь же огромно и, несомненно, столь же эффективно.
    Ксо, читавший его мысли, вздрогнул.
    - Может быть, теперь вы сможете представить себе, Брал, как опасны для нас разумные драги. Если они носят с собой такие огромные пушки, то в сознание не укладывается, какое оружие может быть -у них на корабле.
    Брал кивнул.
    - Что же мы можем предпринять против них с нашими бортовыми пушками?
    - Глайдер вдвое меньше драга. Бортовые орудия всего лишь два метра длиной, а ручное оружие драгов - целых шесть метров. Подобные размеры свидетельствуют о его мощи. Я не питаю особых иллюзий, но все же стоит рискнуть. Важно, чтобы они вообще заметили, что Раана населена и, следовательно, готова защищаться против их вторжения. Я пролечу низко над ними, но достаточно высоко, чтобы избежать случайных лучевых выстрелов. Вы возьмете оружие. Поставьте его на непрерывный огонь.
    Брал, испытывая внутреннее сопротивление, выполнил приказ. Конечно, он с детства не испытывал к драгам ничего, кроме ненависти. Гиганты были смертельными врагами моков. Но здесь, на одном из чужих миров, они могли представлять что-то иное.
    Согласно представлениям Брала, между двумя путешествующими в космосе разумными расами всегда должны быть дружеские отношения.
    Один из драгов внезапно посмотрел вверх и увидел их. Он, казалось, был удивлен. Брал нацелил визир пушки точно в гигантское лицо с открытым ртом и нажал на спуск.
    Непрерывный огонь! Мощные энергетические импульсы со ско
    ростью шести миллионов километров в секунду устремились в драга. Но гигант не
    повалился на землю, превратившись в трясущийся от боли ком плоти, а продолжал смотреть вверх, словно не замечая энергетического луча.
    Потом и другие посмотрели вверх. Один из них положил руку на оружие на поясе и сжал его. Счастье, подумал Брал^ что у него только две руки.
    Ксо смотрел на них.
    - Никакого действия? Так я и предполагал. Здесь могут помочь только большие орудия космических кораблей. Почему мы не взяли с собой пулевые ружья? Ими можно вести прицельный огонь.
    - Драг, кажется, начинает реагировать на наш залп.
    - Мы убираемся прочь. Не испытываю никакого желания погибать смертью героя. За горами мы будем в безопасности.
    Брал прекратил огонь. По его спине пробежал холодок, ког
    да он посмотрел на кормовой экран. Три драга все еще стояли на берегу потока и смот
    рели им вслед. Один из них снова равнодушно сунул пушку
    за пояс. Пушку, внезапно подумал он, из которой, без сом
    нения, можно обстреливать и корабль. Вверху, в горах, Ксо и Брал соверши
    ли посадку на плоской вершине, с которой просматривалась вся степь до самой стальной горы.
    Радиус поверхности Рааны допускал, чтобы при ясной погоде видимость достигала четырехсот километров. А погода здесь всегда была хорошей. Горизонт не застилало ни облачка.
    Стальная гора располагалась менее чем в ста километрах.
    Немного справа, где-то за горами, должны были находиться три драга, которые теперь знали, что они не одни на Раане, не говоря уже о покрытых мехом существах, живущих в стальной горе.
    Или между ними была какая-то связь?.. На экране дальнего
    обзора стальная гора приблизилась до нескольких сот метров. Была видна каждая ее деталь.
    - Огромное строение,- с уважением произнес Ксо.- Почему нам в голову не пришла идея создать на поверхности города, способные в нужное мгновение опуститься под землю?
    В случае опасности включается механизм автоматического спуска. Таким образом, мы могли бы жить под солнцем и все же быть в безопасности.
    Брал неотрывно смотрел на фантастическое сооружение.
    - Это, действительно, жилище или это крепость?- произнес он сам для себя.- Не может ли это быть чем-то другим?
    - Я знаю, что вы имеете в виду,- подтвердил Ксо предположение своего друга.- Но для этого нам не хватает решающих доказательств. Кроме того... да, доказательство! Вот оно идет, Брал!..
    Справа появились три драга. Они вышли из степи между горами и двадцатиметровыми шагами направились в пустыню - к странной металлической горе. Итак, они знали о ней и не боялись ее.
    - Но мы же видели существо, покрытое мехом, аборигена планеты, Ксо!
    - Кто это утверждает? Может бить, они все связаны друг с другом и прибыли на этой штуке из космоса. Перед нами не жилище, а космический корабль!
    Брал удивленно покачал головой.
    - Постройка чересчур большая и тяжелая, чтобы преодолеть тяготение. Ни один энергетический двигатель не способен оторвать от почвы такую чудовищную тяжесть.
    Ксо слабо усмехнулся.
    - Драги огромны, в двадцать раз больше нас. Если это их корабль, тогда он в три раза выше "Мокара". Так что у них сравнительно небольшой корабль, даже если мы считаем его очень большим. Все относительно, Брал. Мы не должны все рассматривать только с нашей точки зрения и все вещи мерить нашими мерками. Нам предстоит многому научиться, друг мой.
    Астроном .ничего не ответил. Он неотрывно смотрел на экран, не спуская взгляда с трех шагающих по пустыне и при этом общавшихся точно так же, как и драги Мокара. По крайней мере, они шевелили губами, глядя друг на друга. Должно быть, они общались с помощью звуков. Итак, они не были телепатами.
    Потом произошло нечто, уничтожившее последние сомнения. С противоположной стороны к металлической горе медленно приблизился летящий предмет длиной около ста метров и узкий, как торпеда. Верхняя его часть была прозрачной и позволила увидеть двух драгов-пилотов. Корабль опустился ниже, облетел металлическую гору и совершил посадку.
    Ксо вздрогнул.
    - Там - существо, покрытое мехом! Оно приветствует обоих драгов! Итак, они связаны друг с другом!
    - Откуда оно взялось? Я не видел, чтобы оно выходило из большого корабля,- прищурившись, ответил Брал.
    - Ага, корабль! Вот именно, металлическая гора - корабль, теперь мы знаем это наверняка. Драги прибыли из космоса. Но может быть, они - сородичи монстров нашего мира?
    - Я не могу согласиться с вашей гипотезой. Посмотрите направо, три пешехода ускорили шаги. Они преодолевают за один шаг метров пятьдесят и даже больше. Буквально перелетают с места на место. Сила тяжести здесь для них слишком мала.
    Группа вошла в тень экваториального вздутия-выступа. Там было пять драгов и странное животное, сидевшее вертикально, опираясь на хвост, и, казалось, имевшее значительный авторитет.
    - Итак, Раана все же необитаема,- констатировал Ксо.- Мы всего лишь встретили случайных пришельцев, совершивших здесь посадку. Надеюсь, они не намереваются обосноваться здесь или возвести станцию. Раана принадлежит только нам! Раана должна стать нашей новой родиной!
    Брал медленно кивнул.
    - Я всегда мечтал о том, что наш народ однажды встретит другие разумные существа, которые придут из глубин Вселенной. Но и представить себе не мог, что они могут оказаться драгами. Иначе бы мои мечты мгновенно развеялись. Мы должны вернуться на станцию и сообщить остальным о наших наблюдениях.
    Ксо положил руки на рычаги управления. Легкая вибрация пронизала корпус глайдера, когда он оторвался от твердой почвы.
    - Я согласен с вами. И если нам не удастся изгнать с Рааны пришлых чудовищ, мы можем оставить все надежды найти для себя новую родину. Мы будем вынуждены продолжать жить на Мокаре в своих проклятых норах, подвергаясь вечной угрозе со стороны драгов, которые когда-нибудь станут достаточно разумны, чтобы раскопать наши города и всех нас уничтожить.
    Брал ничего не ответил. Они сидели в централи "Газели".
    Тиффлор убрал остатки обеда и включил освещение. Снаружи, на Бете-4, уже стемнело. Настоящих сумерек здесь почти не было. Маленькое солнце быстро заходило, и температура воздуха столь же быстро понижалась. Вскоре она стала много ниже нуля.
    Но в кубрике было тепло 'и светло.
    - Итак, на этой планете есть разумные существа,- подытожил Перри Родан. Взгляд его выжидательно переместился с Маршалла на Гукки, который, как обычно, сидел на койке, прислонившись спиной к стене.- Мы знаем, что у них есть дистанционно управляемые телекамеры, потому что летающий предмет метровой длины уклонился от нас - доказательство того, что нас видели. Крест и Маршалл тоже наблюдали полет подобного же телеглаза, но Маршалл не смог уловить никаких мозговых импульсов. Еще одно доказательство того, что это дистанционно управляемая летающая телекамера. Гукки тоже не смог принять никаких мыслей. Так что существа, которые стоят за всем этим, должны или очень далеко находиться, или они хорошо экранированы - может быть, толстым слоем коры планеты.
    - Вы имеете в виду,- произнес Крест,- что они могут быть туземцами, обитателями этой планеты?
    - А разве вы во время вашего - полета смогли обнаружить хотя бы малейшие признаки того, что планета населена?
    Арконоид покачал головой.
    - Ничего такого, что подтверждало бы ваше предположение. Отсюда стоит сделать вывод, что в данной системе имеются две обитаемые планеты. Странно, очень странно.
    - Почему странно? На Бете-3, по наблюдениям Тиффа, существуют лишь гуманоиды на уровне каменного века. Бета-4 более старый мир. Что может быть естественнее существования здесь более развитой цивилизации? Мы должны попытаться установить с ними связь.
    - Как? Родан улыбнулся в ответ на вопрос Креста. - Легче
    установить контакт с разумными существами, чем убедить примитивные племена в наших мирных намерениях. Теперь они знают, где совершил посадку наш корабль. Если я не ошибаюсь, завтра утром у нас будут посетители - пусть даже лишь в форме летающего телеглаза. Мы можем побеседовать с ними и по телесвязи.
    - Гм,- с сомнением хмыкнул Булли. Родан посмотрел на не
    го. - У тебя есть идея получше? - Нет! - Булли покачал
    головой. Гукки на своей кровати сдавленно хихикнул про
    себя. Он только что успел сообщить Родану, что Булли не может предложить ничего взамен.
    Родан вздохнул.
    - Вот так, ничего не поделаешь, поэтому ты завтра вместе с доктором Хаггардом отправишься в облет Беты-4.
    Глайдер способен преодолеть за день почти двадцать тысяч километров. Мы должны знать, есть ли где-нибудь на планете города и индустриальные центры. Держитесь на небольшой высоте. И, кроме того, сохраняйте постоянную связь с "Газелью". Слой Хевисайда здесь достаточно силен, чтобы отражать короткие волны.
    Булли поднялся и кивнул Хаггарду.
    - Завтра у нас будет напряженный день. Никто из вас не будет против, если я отправлюсь спать?
    Никто не был против, потому что никто не намеревался бодрствовать всю ночь.
    Утро было ясным и свежим; два человека поднялись в застекленную кабину глайдера. Даже включенный обогреватель не смог прогнать холод из насквозь промерзшего помещения. К счастью, влага на ветровом стекле быстро испарилась.
    Булли взял на себя обязанности пилота. Он достаточно хорошо знал устройство глайдера, чтобы уверенно управлять им. Встроенный генератор при полете непрерывно создавал' контргравитационное поле, которое нейтрализовало гравитацию любой планеты и заменяло отсутствующие несущие плоскости.
    Этот принцип был выгоден тем, что глайдер можно было также использовать на планетах, лишенных атмосферы, двигатель базировался на обычном арконидском реакторе с неистощимым источником энергии.
    Небо на востоке окрасилось в бледно-розовый цвет, когда они стартовали после последнего радиоподтверждения. Они быстро набрали высоту и с нарастающей скоростью устремились к пламенеющему горизонту.
    А потом перед ними взошло солнце. Они были почти ослепле
    ны представшим их глазам потрясающим зрелищем. В разреженной атмосфере краски были не столь интенсивными, но они гармонично сливались друг с другом, что на Земле можно было увидеть крайне редко. Солнечные лучи словно золотые стрелы устремились вверх, в лиловую тьму Вселенной. Еще видимые звезды внезапно погасли, словно незримая рука просто стерла их.
    Фрэнк Хаггард вздохнул.
    - Разве не прекрасно это зрелище, рожденное самой природой? Оно заставляет забыть о прелести родной планеты.
    - Несомненно,- ответил Булли, корректируя курс.- Хотя мне сильно не хватает здесь зеленых холмов Земли, огромных лугов, лесов и морей. Но вы правы, доктор. Бета-4 имеет свое очарование. Особенно, очарование неизвестного.
    Мы здесь для того, чтобы раскрыть тайну, которую скрывает этот мир, представляющийся безжизненным. Мы прибыли сюда, чтобы изучить людей каменного века на Бете-3, а обнаружили на Бете-4 признаки высокой цивилизации. Как странно иногда судьба играет с нами.
    - Посмотрим, действительно ли это игра или из .нее получится нечто серьезное, док. Видите озеро там, впереди? Если здесь существует жизнь, нужно предположить, что там для нее более благоприятные условия, чем в пустыне. Может быть, вы видите там город, порт - или хотя бы корабль? Да ничего вы не видите, так же, как и я. Там просто находится одинокое озеро, затерянное в степи, словно здесь еще не ступала ничья нога.
    Хаггард задумчиво посмотрел на проносящуюся под ними поверхность воды.
    - Похоже на то, что жители Беты-4, по всей видимости, живут не на поверхности планеты, иначе мы должны были бы обнаружить признаки цивилизации. Тот, кто способен создать дистанционно управляемые телекамеры, строит дома и живет в них, а не в горных пещерах. Обратное нелогично и невероятно. Иногда мне кажется, что мы стали жертвами оптического обмана.
    - Я сам ясно видел продолговатый предмет,- энергично возразил Булли.- Если это был оптический обман, я съем свою тетку Амалию с кожей и волосами. Вы не знаете тетку Амалию, док, иначе поняли, бы, насколько ясно я видел этот летающий цилиндр.
    - Я тоже был там, когда вы его видели,- ответил Хаггард.У нас есть три свидетеля, так что оптический обман исключается. Но никто из нас не может себе .представить, как выглядят разумные существа, пославшие к нам своего летающего шпиона. Точные движения цилиндра доказывали, что он управляем, однако его небольшие размеры наводят на мысль, что управление было дистанционным.
    Тем временем они пересекли озеро, низко пролетели над плоской возвышенностью и снова скользнули в пустыню. Скорость увеличилась.
    - Для дистанционного управления необходима соответствующая аппаратура, которую нельзя изготовить, живя под землей,задумчиво произнес Булли.- В качестве, укрытия лучше всего подходят горы, даже если это всего лишь невысокие холмы. Там есть боковые долины и небольшие ущелья. Итак, обратим наше внимание на горы и забудем пока про долины.
    Глайдер мчался над мертвым ландшафтом со скоростью в четыре раза превышающей число Маха. Детали пейзажа сливались в бесформенные пятна, но люди немедленно заметили бы признаки искусственных сооружений. Однако ничего подобного не показывалось. Пустыни сменялись зелеными полосами, среди которых поблескивали узкие ленточки рек, потом снова шли холмы с узкими долинами, а за ними опять пустыня.
    Прошел час. Солнце с невероятной быстротой поднималось в стеклянно-голубом небе, пронизанном странными фиолетовыми стежками. Они летели ему навстречу. Под ними снова была пустыня. На горизонте показался силуэт горной цепи.
    Булли уменьшил скорость, сам не зная, почему. Может быть, из-за гор, которые быстро приближались. Во всяком случае, потом он всегда утверждал, что его предупредил безошибочный инстинкт. Как бы там ни было, поступил он правильно, потому что в нескольких километрах перед горами Хаггард внезапно вздрогнул и возбужденно указал наискосок вперед, в широкую впадину, отделяющую пустыню от гор.
    - Там!.. Вы видите, Булли? Булли видел. Он был бы слеп
    цом, если бы тотчас же не увидел высокий металлический цилиндр, длиной около десяти метров, стоявший посреди пустыни наискосок от курса глайдера. Но он не просто стоял. Алое пламя било из его кормы, сметая песок вокруг. А потом медленно, словно колеблясь, крохотная ракета поднялась на устойчивой колонне огня и со все возрастающей скоростью устремилась вверх, ^ ясное небо.
    - Я схожу с ума! - прошептал Булли.- Я свихнулся или вижу сон! Древняя ракета на жидком топливе!
    - Я бы. не сказал,- пробормотал Хаггард, смотря на быстро исчезающий объект.- Для этого, как мне кажется, ее скорость слишком велика. Но в таком случае, там не. останется места для пилота, если принять во внимание пространство, занимаемое двигателями и запасами топлива. Или она тоже управляется дистанционно?
    - Вы думаете, это нечто большее, чем крупная телеракета?
    - Я ничего не думаю, но я знаю, что она ни в коем случае не должна покинуть планету. Она слишком мала. Может быть, это метеорологический зонд?
    Булли посмотрел вниз, в пустыню. Скорость глайдера сильно упала. Они спустились ниже.
    Четко просматривалось круглое пятно расплавленного песка, а рядом другое, доказывающее, что отсюда стартовала не одна ракета.
    А потом Булли обнаружил три металлических купола. Лучи
    солнца отражались от гладкой поверхности сооружений несомненно искусственного происхождения, которые находились посреди пустыни и выглядели внешне безжизненными. Глайдер пролетел на высоте около десяти метров над ними.
    - Что это? - спросил Булли. Он не знал, как отнестись к своему открытию.- Похоже на вентиляционное устройство.
    Вершины куполов располагались примерно в двадцати пяти сантиметрах над почвой, сами же купола были полтора метра в диаметре. Они составляли треугольник, стороны которого равнялись примерно двадцати метрам.
    Пока Булли делал круг, случилось нечто неожиданное. Мгновенно, без всякого предупреждения, вверх поднялись два металлических цилиндра, которых они до сих пор не заметили. Они с невероятным ускорением устремились в небо, описали дугу и понеслись к ближним горам. Через секунду они исчезли.
    - За ними! - крикнул Хаггард и нагнулся вперед, чтобы не потерять блестящие точки из виду. Булли покачал головой и опустил глайдер еще ниже. Тот совершил мягкую посадку в нескольких метрах от ближайшего металлического купола.
    - Почему? Эти штуки управляются дистанционно, и они, несомненно, отсюда. Если наши неизвестные где-то прячутся, то именно здесь. Возьмите свой излучатель, док. Хотя я надеюсь на всех людей доброй воли, но кто сказал, что мы встретим здесь людей?..
    Колпак кабины откинулся. Булли Перешагнул через край и в следующее мгновение уже стоял на выступе, дававшем ему достаточную опору. В метре под ним находилась песчаная почва пустыни.
    Три купола коварно блестели под лучами солнца. А на поверхности пустыни не было никакого укрытия. Метровые цилиндры, вероятно, лежали зарытые в песок в тени куполов, иначе их давно можно было бы заметить.
    Прежде чем спрыгнуть на землю, Булли убедился в том, что больше наверняка не будет никаких неожиданностей. Хаггард тотчас же последовал за ним.
    Возле куполов не наблюдалось никакого движения, и невозможно было угадать, что могло скрываться в песке под ними. Может быть, они были только верхней частью огромного укрепления, скрытого под пустыней. Может быть, сейчас, в эту секунду, их создатели сидели у приборов и наблюдали на своих экранах за каждым движением высадившихся чужаков, готовые в любое мгновение направить на поверхность оружие и уничтожить незваных гостей.
    Волосы Булли встали дыбом, когда он подумал о такси-возможности. Рука его нащупала рукоятку излучателя, болтавшегося на поясе. Может быть, легкомысленно приближаться к неизвестному предмету, не приняв мер предосторожности. Но потом он единым махом отмел все сомнения.
    - Посмотрим,- прошептал он и направился к ближайшему куполу.
    Хаггард не торопясь последовал за ним. Он внезапно начал
    обследовать песок в поисках следов, но не заметил ничего, кроме странного веера канавок, которые, казалось, без всякого плана тянулись от купола к куполу. Никаких следов ног не было видно. Даже к месту старта ракет вели только эти странные канавки. Если в ракете имелся экипаж, он, должно быть, уничтожил свои следы. Но зачем?
    - Нас, наверное, ждали,- убежденно сказал он.- Они знали, что мы придем.
    Булли ничего не ответил. Он подошел к первому куполу и теперь нагнулся, чтобы поближе его рассмотреть. Только теперь он увидел, что его поверхность была не однородна, а составлена из множества мелких деталей, которые были пригнаны друг к другу почти без всяких швов. Тщательная ювелирная работа, казавшаяся бессмысленной. Такие маленькие купола можно было изготовить одной отливкой.
    Уверенность Булли в себе возросла, так как ничего не произошло. Он перешел к следующему куполу и осмотрел и его. Тот ничем не отличался от первого. Третий выглядел так же, но прореагировал по-другому.
    Булли приблизился к нему с противоречивыми мыслями и чувствами. В первую очередь его интересовало, как выглядят неизвестные разумные существа, которые живут на этой планете, оставаясь невидимыми. Климат и небольшая сила тяжести должны породить аборигенов высокого роста, худых, с широкой грудной клеткой, если они вообще были гуманоидами. Фантазия Булли не остановилась в границах возможного, точнее сказать, превзошла их. Чужаки строили ракеты, так что у них имелись руки - но, конечно, каждая с шестью пальцами, так было бы интереснее. Ноги... ну, если они живут под землей, может, они лопатообразные, с острыми когтями.
    Он улыбнулся, представив себе порождение своей фантазии, и нагнулся, чтобы поближе рассмотреть третий купол.
    - Бумм! Прозвучал резкий, полный паники крик Хагтарда:
    Осторожнее! Позади вас!.. Булли подскочил, развернулся
    вокруг своей оси и привычным движением выхватил из-за пояса излучатель. Но потом он зас
    тыл в полной неподвижности, глядя на странное существо, стоявшее между куполами в нескольких шагах от него, появившееся из ничего и способное в любое мгновение исчезнуть таким же образом.
    - Нет! - потрясение сказал он и отступил на шаг назад. В
    десяти метрах перед ним стоял высокий худой человек с выпуклой грудной клеткой. Длинные руки свисали вниз, и на каждой было по шесть пальцев. Ноги напоминали лапы крота, острые когти предназначались исключительно для того, чтобы рыть почву.
    - Нет! - повторил Булли.- Невозможно! Хаггард тоже держал
    излучатель наизготовку. Ствол его был направлен на чужака, который без всякого страха стоял и смотрел на них. Взгляд Хаггарда скользнул по Булли, но потом снова вернулся к странному существу.
    - Что невозможно? Булли застонал, зажмурил глаза, потом
    снова открыл их. Видение осталось. Итак, это не сон.
    - Я представил себе жителя Беты-4 именно таким - точно таким! Как я мог угадать?
    Тем временем Хаггард медленно направился к существу, которое, казалось, было безоружным.
    - Мы друзья,- медленно произнес он на интергалактическом языке, языке общения арконидской Звездной Империи.- Вы понимаете меня?
    Никакой реакции. Волосы Булли улеглись. За первым смуще
    нием последовало любопытство ученого. Как он мог представить себе внешность аборигенов прежде, чем увидел их?
    Это, должно быть, было нечто вроде телепатической связи. Они передали ему мысленно свой внешний вид, да, именно так! Тогда у них нет никаких дурных намерений.
    Он снова убрал излучатель за пояс, вытянул обе руки и шагнул к чужаку. Он отбросил все мысли, кроме одной:
    "Вы - телепаты, не так ли? К сожалению, мы - нет, но мы поймем друг друга. Кивните головой, если понимаете".
    Чужак не пошевелился. Булли разочарованно пожал плечами.
    - Он не телепат,- сказал он Хаггарду.- Что нам теперь делать? Решения принимать не пришлось. Чужак двинулся с мес
    та - к ним. Он поднял руки словно для удара, но в них по-прежнему не было оружия. Булли и Хаггард отступили немного назад, однако они видели, что странное существо не стремится ни к какому взаимопониманию, иначе оно вело бы себя по-другому. Логические связи в его мышлении, похоже, были слабо развиты, что вступало в противоречие с постройкой куполов и дистанционно управляемых ракет.
    Булли снова прибег в качестве защиты к импульсному излучателю, весьма действенному и опасному оружию. Пучок энергии разлагал любое вещество на атомы.
    - Стой! - твердо сказал он и направил пистолет на чужака, который ничем не выказал, что принял предупреждение к сведению. Напротив. Его вытянутые руки попытались схватить Булли.
    Оба землянина действовали независимо друг от друга, но, однако же, удивительно слаженно.
    Пылающие пучки энергетических лучей пронизали воздух и скрестились там, где стоял чужак. Они прошли сквозь него, словно его вообще не было.
    Но он был! Булли ясно видел отпечатки когтистых ног в рыхлом песке. И все же смертоносные лучи не причинили ему вреда. Он, игнорируя их, перешагнул через энергетические пучки и двинулся к Булли.
    Это было уже слишком.
    - Прочь, Хаггард! Это дьявольщина или колдовство! Прочь отсюда!
    Он повернулся и побежал к глайдеру, не беспокоясь о Хаггарде, который промедлил несколько секунд, чтобы еще раз обстрелять чужака. Не получив никакого результата, он тоже бросился бежать.
    Едва они закрыли кабину, как бетянин уже оказался рядом. Ноги его едва касались почвы - каким легконогим он вдруг оказался! Булли в тот момент не удивился бы, если бы монстр вдруг взлетел.
    Сильные руки Булли ударили по клавишам и рванули рычаги управления, высвобождая энергию.
    С почти невыносимым ускорением глайдер рванулся вверх, в ясное небо, оставив позади себя три купола и монстра, грозящего им вслед шестипалым кулаком.
    Когда глайдер описал кривую и начал полет над пустыней, Булли облегченно вздохнул.
    - Это чучело ни в коем случае не может быть настоящим,сказал он Хаггарду, который включил передатчик и стал вызывать "Газель".- Подобное совершенно невозможно.
    - Что невозможно?
    - Та тварь - бетянин, был точно таким, как я его себе представил. И через секунду он появился! Совпадение в каждой детали!
    Хаггард кивнул. Прозвучали позывные Родана.
    - Конечно, это не случайность, Булли. Глупо только, что вы не представили себе кого-нибудь посимпатичнее, тогда наша первая встреча с бетянами была бы более приятной.
    Булли угрюмо уставился перед собой, а Хаггард доложил обо всем Родану.
    - У меня есть для тебя неожиданность, Булли,- сказал Перри Родан, когда они совершили посадку возле "Газели" и еще раз обсудили все подробности.- Десятиметровая ракета действительно покинула поле притяжения Беты-4 и взяла курс на третью планету. Я боюсь, Тифф ошибся. Во всяком случае, я никак не могу себе представить, что люди каменного века могут строить космические корабли и путешествовать с планеты на планету.
    - Но в ракете было слишком мало места; чтобы вместить хотя бы одного-единственного бетянина.
    Родан улыбнулся.
    - Во-первых, мы не знаем, какой у нее двигатель, и не знаем, сколько места он занимает; во-вторых, я сомневаюсь, что те, с кем мы имеем дело, выглядят именно так, как это порождение фантазии Булли.
    - А как?
    - Не знаю. Но мы скоро узнаем. Мы полетим на третью планету.
    - Теперь, когда мы, наконец, что-то нашли здесь, разве это нам поможет?
    Булли не скрывал своего разочарования. Разумно ли покидать Бету-4 после того, как состоялся первый контакт - после того, как он прошел так странно? Теперь известно, где находятся купола, и можно начать там исследования. Так он и сказал Родану. Но тот покачал головой.
    - Нет, эта планета необитаема, Булли. Мы встретили только экспедицию, которая является здесь такой же посторонней, как и наша.
    Купола - ну, мы, конечно, осмотрим их, прежде чем стартовать. Но ты увидишь, что купола не что иное, как выступающая из песка верхняя часть подземной станции, которая, может быть, служит для исследовательских целей. Мы стартуем еще сегодня.
    Решение Родана вполне удовлетворило Булли. По крайней мере, их с Хаггардом открытие не было бесполезным. Потом он вспомнил бетянина.
    - А что насчет этой твари... этого парня, которого мы встретили возле куполов? Он напал на нас.
    - Да, с голыми руками,- кивнул Родан и внезапно посмотрел на Креста.- Даже если нам не удастся уничтожить его с помощью нашего оружия, он едва ли сможет повредить обшивку "Газели". Впрочем, он представляется мне всего лишь мысленной проекцией.
    - Проекция, оставляющая следы в песке? - заметил Булли с недоверчивой усмешкой.- Я специально обратил на это внимание. Нет, перед нами был не атмосферный мираж, вроде фата-морганы, а нечто материальное, обладающее весом.
    - Увидим,- завершил дискуссию Родан и приказал Тиффлору готовиться к близкому старту. Глайдер снова был убран в грузовой трюм, и они съели свой последний обед на Бете-4.
    Потом диск поднялся и преодолел три тысячи километров ме нее чем за двадцать минут. Он совершил посадку в пятистах метрах от трех крошечных куполов.
    Булли имел несколько разочарованный вид, когда после тща тельного осмотра из купола наблюдения он не обнаружил свое го бетянина.
    - Исчез,- с сожалением сказал он.- Он возник из пыли. К счастью, он не забрал с собой эти три купола.
    И в самом деле. Не изменившиеся, серебристо поблескиваю щие в лучах заходящего солнца, три металлических купола стояли в пустыне, словно чего-то ожидая. Родану казалось, что от них исходит осязаемая угроза, которую он не мог чет ко определить.
    В большой рубке управления состоялось совещание. Крест,
    многоопытный арконоид, медленно покачал головой. - Мы
    должны отложить исследования до завтра. Скоро стем неет. Придется включить прожектор, что привлечет к себе не нужное внимание чужаков. Вымыслы... В Империи арконоидов нет ни одной расы, которая способна материализовать свои мысли. Для этого требуется невероятно сильный потенциал ра зума, который вряд ли имеется на этой планете. Его нет так же и на третьей планете системы. Существа, порождающие вы мыслы, должны создать цивилизацию, которую мы едва ли можем себе представить. По крайней мере, они в силах создать неч то большее, чем микроракеты и дистанционно управляемые те лекамеры. Смотрите, Родан, я исхожу из двух возможностей: или Булли ошибся, или существующие законы логики неверны.
    - Я не ошибся! - тотчас вмешался Булли.- Док Хаггард мой свидетель.
    Родан попытался примирить их, но его усилия были тщетны из-за отсутствия доказательств в пользу той или иной вер сии.
    Наконец вмешался телепат Джон Маршалл.
    - Булли говорит правду, и он убежден в том, что он говорит. Я предлагаю подождать до завтра. Потом мы обследуем купола и установим, кто их построил и для чего они служат. Может быть, тогда мы встретим настоящих жителей Беты-4.
    - Или Беты-3,- завершил Крест дебаты. Решили отправиться
    на отдых пораньше. Первую вахту в централи принял Тиффлор, в полночь его сменил Гукки, а его - Ро
    дан. Ночь прошла спокойно. На следующее утро снова взошло
    сияющее солнце и осветило все те же приземистые купола. Никакого движения; никого не вид
    но. Родан позволил Тиффлору взять тяжелое лучевое ружье и
    вместе с ним покинул "Газель". Булли остался в централи. Он внимательно следил через экран за каждым движением друзей, держа правую руку на кнопке бортового орудия. Маршалл и Гукки пытались засечь импул-ьсы чужих мыслей, но их старания были безуспешны.
    Перед первым куполом Родан остановился. Он внимательно осмотрел блестящую поверхность с тонкой состыковкои. Между его бровей образовалась глубокая складка. Он покачал головой и сделал знак Тиффлору.
    - Разрезать - я не знаю другого способа попасть к ним, если они не откроют нам добровольно.
    Он решил при любых обстоятельствах установить контакт со странными обитателями куполов.
    Купола, он не сомневался, были только верхней частью находящегося глубоко под поверхностью жилого сооружения. Возможно,, они служили не только в качестве обсерватории, но и являлись входами и выходами. Это объясняло внезапное появление крошечных ракет, используемых для слежения.
    Тиффлор взял излучатель, направил его на край купола и положил большой палец на спусковой крючок. Когда он уже хотел нажать на спуск, Родан неожиданно остановил его.
    - Подождите, Тифф! - Родан нагнулся и погрузил пальцы в песок. К его большому удивлению, они не встретили никакого сопротивления.
    Купол заканчивался в сантиметре под поверхностью.
    - Мы увидели все, что нужно. Их нет под почвой. По моему мнению, мы снова столкнулись с дистанционно управляемыми объектами. Но почему они все еще здесь?
    Тиффлор забросил излучатель на плечо. На лице его появилось выражение удивления.
    - Ничего не понимаю. Не может же цивилизация целой расы базироваться на одних лишь миниатюрных кораблях.
    Родан промолчал в ответ. Доктор Хаггард на корабле что-то кричал ему. Родан не мог его слышать, но жесты были достаточно красноречивы.
    - Назад, к "Газели"!- крикнул он Тиффлору, бросив последний взгляд на металлические сооружения, стоявшие на песке.- Там что-то происходит!
    В люке возле Креста появился Булли.
    - Торопитесь. К нам - гости. По меньшей мере десять этих странных типов идут в нашу сторону с холмов. Но на сей раз у них есть оружие.
    Родан подождал, пока все не поднимутся в корабль, потом последним забрался в "Газель", закрыл за собой люк и поспешил в централь, где были включены все экраны, позволявшие наблюдать за всем происходящим вокруг корабля.
    К ним с невероятной скоростью приближались десять двухметровых существ. Они размахивали тяжелыми острыми кольями. Хотя они открывали и закрывали рты, из динамиков внешней связи не доносилось ни звука.
    Родан снова нахмурился.
    - Странно,- пробормотал он.- Откуда они взяли здесь колья? Таких больших деревьев на Бете-4 нет. И почему не слышно криков? Гукки, а как насчет мысленных импульсов?
    Мыше-бобер покачал головой.
    - Ничего! Они не думают! Во всяком случае, я не могу ни чего воспринять.
    Родан кивнул.
    - Итак, спроецированные вымыслы. Нас хотят напугать. Раз так, мы должны показать им, на что способны наши импульсные излучатели.
    Булли понимающе усмехнулся.
    - Да ни на что они не способны,- предрек он.- Энергети ческий луч просто пройдет сквозь них.
    - А как насчет облака пыли, которое они -поднимают при ходьбе? - спросил Родан.- Простая проекция не может оказать никакого влияния на естественную материю. То, что к нам приближается,- материально! А любая материя разлагается на шими излучателями. Тифф, воспользуйтесь пушкой. На полную мощность! Огонь!
    Родан никогда бы не стал стрелять с такой поспешностью по живым существам, но он был убежден, что имеет дело с ро ботами необычного вида. Он хотел нагнать страху не на них, а на их хозяев. Гипотезу о проецируемых вымыслах он пока что отбросил. И возможность того, что подобное образование может быть материальным, казалась ему почти смешной, если допустить ее хотя бы на мгновение.
    Луч энергии вырвался из пушки, помчался к этой невообра зимой компании и прошел через нее, словно десяти существ на самом деле не существовало.
    Итак, это были не роботы!
    - Прекратить огонь! - приказал Родан.- Булли, кажется, был прав. Похоже, они и вправду призраки. Но как объяснить облако пыли, поднятое ими?
    - Проекция,- предположил Хаггард.- Когда я проецирую фильм на экран, то из-под копыт бегущей лошади там тоже поднимается облако пыли.
    Родан кивнул. Конечно, так оно и есть. Перед ними - за пись. Он повернулся к присутствующим.
    - Гукки, прыгни наружу и посмотри на этих парней. Если они настоящие, сейчас же возвращайся назад, не подвергай себя лишней опасности. Телекинез едва ли может повлиять на проек
    ции. Мыше-бобер не счел нужным подтвердить получение при
    каза. Он сконцентрировался. Воздух вокруг него внезапно замерцал а потом Гукки исчез.
    Родан внимательно смотрел на экран. Фигуры находились в сотне метров от корабля и снизили скорость, когда мыше-бобер появился между ними и "Газелью". Потом они, размахивая дубинами, ринулись на него.
    Гукки бесстрашно замер. Родан видел, что он довольно улыбается, словно неожиданное приключение доставляет ему удовольствие.
    Один из аборигенов споткнулся, потерял равновесие. Затем повис в воздухе. Но только на мгновение. Потом он камнем рухнул в песок пустыни, однако тут же поднялся, казалось, совершенно не пострадав при падении, и с удвоенной скоростью помчался к Гукки.
    Мыше-бобер не стал рисковать. Прежде, чем чужак успел настигнуть его, он дематериализовался и снова оказался в централи "Газели".
    - Прекрасное порождение фантазии! - возмущенна фыркнул он.- Парни абсолютно подлинные - и чертовски обаятельные. Как Булли смог выдумать их - полная загадка.
    - Я вообще постепенно перестаю что-либо понимать,- Булли не поддался на подначку.- Я только представил себе этого парня, и он уже оказался передо мной. Поэтому мы вынуждены были признать, что это мысленная проекция. Потом было доказано, что она материальна. Но против говорит тот факт, что луч излучателя проходит сквозь нее, не причиняя вреда. Великое небо, что же это на самом деле?
    Родан ничего не ответил. Он посмотрел на Креста. Арконоид пожал плечами, пригладил свои длинные белые волосы и слабо махнул рукой в сторону экрана.
    - Пока что мне ясно, что перед нами феномен. Установлено, что они материальны, иначе Гукки не смог бы телекинетически повлиять на них. Затем, установлено, что они не материальны, иначе наш импульсный излучатель оказал бы на них действие. Вы видите, господа, что найти разумное объяснение черезвычайно сложно. Я сформулировал бы так: они материальны, но частично находятся в другом измерении.
    - Тогда они должны быть невидимы! - вмешался доктор Хаггард.
    Крест улыбнулся, но не согласился с ним. Затем он снова обратился к экрану. Тем временем десять бетян достигли "Газели" и начали колотить своим примитивным оружием по обшивке корабля. Удары глухо отдавались в помещении.
    - Они измолотят нас своими дубинами в этой консервной банке! - возмущенно сказал Булли, в голосе которого проскальзывало заметное беспокойство.- Почему бы нам просто не отвалить? Они же не умеют летать.
    - Не разрешив эту загадку? - спросил Родан, и в тоне его подозрительно проскальзывал упрек.- Если мы не знаем, как устроены эти зомби, тогда мне хотелось бы узнать, как нам избавиться от них. Может быть, это продвинет нас на шаг дальше.
    - Избавиться? Но как? Излучатель их не берет, ранить их тоже нельзя - это Гукки уже доказал. Как же это?
    Родан бросил на Булли короткий взгляд и сказал Тиффлору:
    - Подключите к арконидскому реактору и антигравитацион ному полю аппарат гиперрадиосвязи, Тифф. Потом мы попытаем ся так усилить поле тяготения, что это скажется не только на наших трех измерениях, но и на пятом. Я буду удивлен, если это не окажет неожиданного эффекта на этих странных зомби.
    Пока Тиффлор выполнял приказ, другие забросали Родана вопросами. Он, улыбаясь, покачал головой и произнес:
    - Как я могу что-то объяснить, если мне самому не все еще ясно? Это только предположение, не больше. Мы установи ли, что это не проекция, но они так же и не материальны по-настоящему. Итак, промежуточное состояние: ставшая мате риальной проекция. Она находится не только в нашем измере нии; если мы хотим, чтобы она исчезла, мы должны повлиять и на другие измерения. Именно это мы и сделаем, если исполь зуем аппарат с работающим в пятимерном пространстве гипер радиопередатчиком. Ну, посмотрим, подтвердится ли моя тео рия на практике.
    Тиффлор вернулся в централь и доложил, что необходимая настройка аппаратуры завершена. На лице его было написано сомнение. Крест помалкивал, а доктор Хаггард был полон на дежды. Булли сохранял нейтралитет, если это можно было так назвать. Гукки выжидательно оскалился, обнажив свой зуб.
    Родан бросил последний взгляд на экран внешнего обзора.
    Странные фигуры все еще танцевали вокруг корабля, тщетно пытаясь пробить себе вход внутрь. Их колья без всякой поль зы колотили по обшивке из арконидской стали.
    - Сейчас увидим,- подытожил Родан надежды и сомнения. Узнаем ли мы больше - еще вопрос.
    Он кивнул Тиффлору. Молодой лейтенант кивнул в ответ и встал за пульт. Он нажал на несколько кнопок и передвинул пару рычажков. Раздалось низкое гудение, и по корпусу "Га зели" пробежала волна вибрации. Тиффлор повернул небольшой штурвал вправо; гудение усилилось. Теперь снова рычажки...
    Родан и остальные, словно зачарованные, уставились на эк ран. Там все еще были видны десять зомби, о которых Родан мог с уверенностью утверждать только то, что они не являют ся зомби в истинном значении этого слова. Откровенно гово ря, он считал, что Булли мог бы проявить лучший вкус - если уж он был ответственен за появление привидений. А потом, в течение одной секун
    ды, вся их команда исчезла. Пространство вокруг "Газели"
    было абсолютно пусто, но следы когтей на песке остались. И вот этого ни Родан, ни его спут
    ники не смогли понять, это не имело никакого объяснения и противоречило всякой логике.
    Булли вздохнул. - Если мне предоставится еще один шанс, я
    придумаю для Беты обитателей покрасивее. Если бы я только знал, кто сыграл со мной эту шутку...
    Родан все еще смотрел на следы в песке пустыни.
    - Может быть, мы найдем разгадку только на Бете-3,- задумчиво сказал он самому себе.- Бета-4 кажется мне необитаемой несмотря на все, что только что произошло. Не знаю, почему, но я считаю, что это возможно.
    - Интуиция! - улыбнулся Крест и указал на ближайший экран.- У меня такое же чувство. И все же я предлагаю повременить со стартом к Бете-3. Два или три дня, пока мы не будем уверены, что мы здесь одни.
    - Мы здесь не одни! - возразил Родан.- Но встретили мы не местных жителей, а таких же пришельцев, как мы сами. Явились ли они с ближайшей планеты - неясно. Только ситуация на Бете-3 даст нам ответ. Хорошо, задержимся еще на несколько дней. Мы осмотрим ближайшие горы.
    - Почему? - спросил Булли.
    - Потому что две маленькие торпеды, которые мы видели, совершили посадку где-то там. Тифф со своим пеленгатором быстро обнаружит их.
    Потом Родан распределил вахты на следующие дни. Около по
    лудня доктор Хаггард и Булли отправились к находящемуся всего в двух километрах низкому склону горы. Через
    час прибудет Родан с глайдером, чтобы увеличить радиус действия поисковой экспедиции. Что они должны искать, по-настоящему никто не понимал.
    На влажной каменистой почве появилась первая растительность. Тут и там росли мох и маленькие, корявые кусты со странной формы. листьями. Мясистые наросты служили хранилищами влаги.
    Проход, ведущий в узкую долину, привлек их внимание. Долина, скорее, ущелье, должно быть, была не шире десяти метров. Довольно крутые склоны поднимались метров на двадцать и снова переходили в холмистую равнину.
    - Похоже на миниатюрный каньон,- произнес Булли, указывая на крошечный ручеек, стекающий с горы и исчезающий в поде на краю пустыни.- Жалко драгоценной влаги. При хорошем орошении здесь был бы рай.
    - Осмотрим долину,- предложил Хаггард и нагнулся, чтобы рассмотреть мох.- Почти как на Марсе. Эти планеты имеют много общего.
    - Кроме, разве что, призраков из пятого измерения,- энергично возразил Булли, с интересом глядя, как врач осторожно поднял мох и уложил его в сумку.- Надеюсь, он на что-нибудь вам пригодится.
    Хаггард кивнул, потом внезапно выпрямился. Он, прислушиваясь, слегка наклонил голову и посмотрел в сторону долины. Склон холма загораживал ему вид.
    - Разве вы не слышали? - полушепотом спросил он. Булли
    удивленно покачал головой. - Нет. А вы? Хаггард ответил
    не сразу. Он продолжал прислушиваться, пока не понял, что не ошибся.
    - Да. Это гудение... оно кажется мне знакомым. Разве вы его не слышите? Это же двигатель! Конечно... теперь оно стало громче...
    Теперь менее чувствительные уши Булли тоже услышали его. Далеко перед ними, в ущелье, работал ракетный двигатель. Первоначальное гудение переросло в громкий гул, потом в гром, который нельзя было не заметить.
    Как по команде, оба мужчины рысью побежали в долину. Почва была каменистой и усеянной обломками скал. Постоянно спотыкаясь, они неслись вниз. Адский грохот приблизился и стал громче.
    В ушах мужчин гремело, и казалось, что барабанные перепонки вот-вот лопнут. Последний поворот - и они, замерев, уставились на чудо.
    Это были две ракеты, находившиеся от них в сотне метров, извергая из кормовой части фонтаны пламени. Во все стороны летели раскаленные газы, опаляя растительность и камень. Острые носы ракет, дрожа, устремились в чистое небо.
    - Подождите! - крикнул Хаггард, не сознавая, что усилия его бессмысленны.- Подождите же! Почему вы убегаете от нас? Мы друзья... или вы не понимаете? Мы ваши друзья!..
    Булли положил свою руку на руку медика.
    - Бесполезно, Хаггард. Они не хотят контакта с нами, и мы должны быть рады, что они не посадили нам на шею пару дюжин чудовищ. Вы видите только ракеты - они примерно десятиметровой длины. Невелики же они, однако. Может быть, в экипаже только один человек, или ракеты дистанционно управляемы смотря по обстоятельствам. Скоро я вообще разучусь что-либо понимать.
    Хаггард в отчаянии смотрел на обе движущиеся точки, уменьшавшиеся все больше и больше. Губы его безмолвно двигались. Его разочарование было слишком сильно. Только несколько шагов, несколько секунд отделяли его от пришельцев, а теперь последние шансы исчезали там, вверху, в зелено-голубом небе.
    Булли пошел дальше, к выжженным круглым пятнам, где только что стояли ракеты. Может быть, он найдет какие-нибудь доказательства.
    Доказательства чего? Хаггард медленно следовал за ним. Он
    взял себя в руки и при помощи маленького радиопередатчика сообщил о происшедшем на "Газель". Там давно уже запеленговали обе ракеты и при помощи приборов следили за ними. Курс обоих снарядов недвусмысленно показывал, что они наращивали скорость, чтобы преодолеть тяготение. Их целью, несомненно, была третья планета системы, если только это был не сознательный обманный маневр.
    Булли беспомощно стоял рядом с местом старта. Ничто здесь не могло рассказать о пассажирах ракет. Они намеренно не оставили следов.
    Хаггард подошел к нему. Когда он заговорил, голос его слегка дрожал.
    - Ничего, вообще ничего! Даже если в экипаже всего один человек, ракета слишком мала, чтобы преодолеть расстояние между звездами. У них нет портативных арконидских реакторов. Ракета всего десять метров в длину, а человеку необходимо, по меньшей мере, пять метров. Остальных пяти метров-явно недостаточно для того, чтобы доставить этот снаряд к границам атмосферы.
    - И все же, как утверждает Тифф, они улетели на Бету-3.
    Булли оставил эту проблему. Он продолжил поиски хоть ка
    кихнибудь следов, но не нашел на скудной полоске песка ничего, кроме нескольких канавок. Наконец он со вздохом выпрямился.
    - Родан прав - мы должны взглянуть на дело с иной точки зрения. Может быть, они действительно на Бете-3.
    Хаггард взял пробу сгоревшей почвы и сунул ее в сумку, где лежал мох.
    - Если там мы тоже встретимся с загадками, тогда Тиффу лучше было бы вообще никогда не открывать эту систему. Цивилизация каменного века - ха! Он ошибся.
    Булли, как зачарованный, уставился на пятно, находящееся в четырех или пяти метрах перед ними. Ему показалось, что там чтото шевелится.
    - Не говорите только, что Бета-4 стерильна - ни насекомых, ни каких-либо других высших животных.
    - Конечно! Здесь есть рыбы и крошечные ракообразные, живущие в реках. Насекомых я здесь нигде не видел, но, правда, у меня было слишком мало времени, чтобы провести подробные исследования в поисках...- он внезапно с интересом посмотрел на Булли.- Почему вы спросили об этом?
    - Там, внизу, на камне... Мне кажется, я что-то видел. Ящерицу - или что-то вроде.
    Хаггард приблизился к указанному камню и поднял его. Ящерицы, как он знал, охотно прятались под камнями. Если Булли действительно видел ее, очень может быть...
    Он чуть было не выронил камень - так велико было его удивление, когда он увидел маленькое животное, искавшее убежища под обломком скалы. Он одним движением перевернул камень и отбросил его в сторону. Потом нагнулся, чтобы получше рассмотреть свою добычу. Булли подошел к нему и с удивлением стал разглядывать создание сантиметров семи величиной, явно испуганное, но не убегающее.
    Во многих отношениях оно было похоже на муравья. Крошечные усики возбужденно раскачивались взад и вперед и, казалось, были направлены на обоих людей. Шесть ног были слегка вытянуты, словно существо готово было удариться в бега. Хитиновый панцирь, с виду довольно прочный, был темно-коричневого цвета. Черные, блестящие, как бусинки, круглые глаза были полны страха, но одновременно в них словно бы читалось любопытство.
    - Муравей? - спросил Булли. Он, казалось, был разочарован.- Или даже скорпион.
    - Пусть его размеры вас не смущают,- посоветовал Хаггард и протянул руку к насекомому.- Сначала я подумал, что это саранча, но теперь я определил бы его как муравья. Почему мы их раньше не встречали?
    - Мы еще не были в горах - а они живут только здесь, где есть вода и зелень.
    Хаггард внимательно осмотрелся.
    - Найдем ли мы здесь других? Одного экземпляра недостаточно. Может быть, их образ жизни такой же, как и на Земле?
    - Вы имеете в виду муравейники?
    - Совершенно верно. Конечно, не исключено, что они сооружают свои жилища под землей. Потом это нужно будет исследовать.
    - Родан поступит по-другому, услышав о муравьях с Беты-4,- напомнил ему Булли.- Хватит этого и будьте довольны, что нашли хотя бы одного. Надеюсь, они не кусаются.
    Хаггард полез в сумку и достал оттуда пару рукавиц. Он быстро натянул их.
    - Вы видите, я все предусмотрел. Теперь со мной ничего не случится. Пожалуйста, подержите пакет для образцов...
    Булли взял прозрачный пластиковый пакет, открыл его и с нетерпением стал ждать, пока Хаггард поймает свою добычу.
    Это оказалось проще, чем он рассчитывал. Насекомое не делало никаких попыток к бегству. Хотя оно слегка вздрогнуло, когда пальцы врача коснулись его, но вело себя спокойно. Хаггард осторожно поднял его, осмотрел, потом положил в пакет, который подал ему Булли. Он предусмотрительно положил туда немного мха и разложил его на дне. Пленник должен чувствовать себя там удобно.
    - Так,- сказал он и поднялся.- Это мы сделали. Итак, здесь все же есть по-настоящему развитая жизнь. Почему же мы не нашли никаких ее признаков? Если существуют муравьи, должны существовать и другие насекомые. Они всегда существуют во множестве форм и вариаций.
    - Подождем, что скажет на это Родан. Может быть, он даст еще один день, чтобы мы смогли спокойно поохотиться на бабочек.
    Хаггард хотел ответить, но'гудение маленького приемника прервало его. Вызывал Родан, который находился в пути вместе с глайдером.
    - Где вы прячетесь? - спросил он, когда Хаггард отозвался.- Я не могу вас найти.
    - В маленьком ущелье - пеленгуйте нас. Мы сделали интересное открытие на месте стартовавших ракет.
    - Что вы нашли? - спросил Родан, и секунду спустя глайдер появился над плоскими холмами. Хаггард подождал, пока он сядет рядом с ними и из него выйдет Родан.
    - Да, мы кое-что нашли,- он поднял прозрачный пакет, в котором спокойно сидел темный муравей и смотрел на них черными глазками.- Вот!
    Родан был явно удивлен.
    - Вот это да! - удивленно произнес он.- Бета-4 не так уж необитаема, как мы думали раньше. Через несколько миллионов лет здесь тоже появятся разумные существа - если сюда до этого не придут другие и не заселят планету. Что вы хотите с ним сделать, док?
    - В любом случае, взять с собой,- ответил Хаггард, довольно улыбаясь.
    Однако получилось по-другому. . Хотя они обыскивали горы
    и на протяжении четырех часов сдвинули с места каждый камень, они больше не нашли ни одного муравья.
    Казалось, он был один на всю планету. Разочарованные и
    усталые, они, наконец, вернулись на глайдере к "Газели", и Хаггард, сидя в тесной кабине, был глубоко озабочен тем, чтобы с его подопечным ничего не случилось. Он осторожно поддерживал пакет на весу, чтобы не раздавить его.
    Ночью и на следующий день не произошло ничего, достойного упоминания. Другие экспедиции не нашли следов ни загадочных туземцев Беты-4, ни других муравьев. Они вообще не нашли ничего, хотя Булли и Джон Маршалл однажды облетели всю планету.
    Тем временем Родан решил более тщательно обследовать купола. Но и тут их ждало жестокое разочарование. Так как довольно трудно было подогнать легкий кран, помог Гукки. Ему не трудно было, используя телекинез, поднять купол вверх для изучения, а потом опустить его на место плоской стороной вниз.
    Нижняя сторона была совершенно гладкой - за исключением сетки крошечных швов - и плоской. Родан постучал по ней. Судя по звуку, она была не особенно толстой. Он не стал отрезать дно купола излучателем, а начал работать молотком и зубилом.
    Час спустя он поднял довольно легкую металлическую пластину. Затем с удивлением уставился внутрь купола. Тот был пуст.
    Родан ожидал увидеть сложную аппаратуру для дистанционного управления или наблюдения, огромное количество электронных приборов или технически совершенную автоматику. Но вместо этого перед ним оказалось пустое пространство,'разделенное на отдельные отсеки тонкими жестяными пластинками. Каждый отсек был так же пуст и непонятно для чего предназначен.
    Крест, наблюдавший за ним, покачал головой.
    - Что это? Для чего могут служить эти купола? Ведь не для одного лишь украшения пустыни?
    Родан пожал плечами и сказал:
    - Представления не имею. Мы возьмем его с собой. Может быть, ученые на Земле смогут в них разобраться. Я не могу.
    Гукки перенес купола в открытый люк помещения, в котором еще оставалось свободное место. Там их закрепили магнитными держателями. Этим все и закончилось. Родан не стал исследовать два других купола - ошибка, сделавшая его богатую приключениями жизнь беднее на одну подлинную сенсацию.
    Увы, он об этом не знал. Тем временем доктор Хаггард ре
    шил заняться тайнами единственного пойманного им экземляра насекомого. Он ни в коем случае не хотел убивать муравья, потому что у него не имелось второго экземпляра, и тот представлял из себя большую редкость. Насекомое сидело на полу стеклянной клетки и равнодушно грызло лист кустарника. Хаггард видел, что оно делало это очень методично, откусывая кусочки от листа острыми челюстями, разжевывало их, а потом глотало эту кашку. Он деликатно подождал, пока муравей утолит голод, потом дал попить, затем достал его из клетки, чтобы посадить на лабораторный стол.
    Насекомое вело себя спокойно и уже не проявляло никакого страха. Оно выжидающе глядело на Хаггарда почти разумным взглядом.
    Врач почувствовал странные мурашки на спине, заглянув в маленькие черные глазки, так странно походившие на глаза земной ящерицы. В них мерцало что-то очень похожее на понимание и разум, ему почти казалось, что муравей хочет задать ему какой-то вопрос.
    Но это полнейшая чушь! Хаггард пошевелился. Теперь ника
    ких сантиментов, только точная наука. Такое маленькое животное не может обладать разумом, даже если насекомым не отказывать в некоторой доле разумности - называемой также инстинктом.
    Он достал из ящика пинцет и лупу. Пинцет он пока отложил в сторону. Он медленно поднес к глазам сильно увеличивающую лупу и посмотрел вниз. Теперь муравей значительно увеличился, превратившись в подлинного гиганта. Видна была каждая деталь. Можно было различить все черточки панциря, суставы ног, тонкие пальцы на руках - да, действительно! Хаггард не поверил своим глазам: у насекомого были настоящие руки!
    Это были маленькие, изящные ручки. У Джоан были такие руки, тогда, в Дарвине, в Австралии. Когда же это было? Да, пятнадцать лет назад. Она была медицинской сестрой в лазарете и отвечала ему взаимностью - пока не заболела и не умерла.
    Хаггард отмел мрачные мысли, но не смог подавить страстного желания, чтобы Джоан осталась жива. Он вытер лоб и снова вернулся к работе.
    Муравей все еще смотрел на него, изучающе и вопросительно. Затем он пошевелился и перевел взгляд.
    Хаггард внезапно почувствовал, что позади него кто-то
    стоит. Но прежде чем он успел обернуться, ясный, хорошо
    знакомый, полный нежности женский голос сказал:
    - Фрэнк! Ты что будешь - кофе или чай? Он вздрогнул и,
    смертельно побледнев, уставился на знакомое лицо Джоан, потом у него потемнело в глазах. Лишившись соз
    нания, он упал на стул и соскользнул на пол. Там и обна
    ружил его Джон Маршалл, минутой позже вошедший в лабораторию, потому что уловил панические мысли врача, перепугавшие его. Он вместе с Булли пятнадцать минут назад возвратился на глайдере и отчитался перед Роданом. Потом он воспринял импульсы тревожных мыслей Хаггарда.
    Он бросил на врача быстрый взгляд, прежде чем до его сознания дошло, что видят глаза.
    Возле Хаггарда стояла девушка в халате медсестры. На лице ее были смущение и страх, смешанные с полным непониманием и растерянностью.
    - Где я? - спросила она по-английски.- Что с Фрэнком?
    Маршалл, сам австралиец, узнал родной акцент, но был
    слишком поражен, чтобы обратить внимание на такие мелочи. Как эта девушка попала сюда? И что произошло с Хагтардом?
    - Кто вы? - прошептал он и нагнулся над врачом. Хаггард дышал медленно и глубоко. Он не был ранен. Маршалл снова выпрямился.- Кто вы и как вы сюда попали?
    Девушка беспомощно пожала плечами.
    - Я не знаю... я в самом деле не знаю. Я словно заснула и только что проснулась. Но я не знаю, где я и почему Фрэнк так испугался, когда увидел меня.
    Маршалл знал, что возлюбленная Хаггарда умерла пятнадцать лет назад. У него перед глазами все поплыло. Затем он сумел взять себя в руки. Он начал понимать вероятную связь: если он верно вычислил.
    Его мысленный импульс наткнулся на барьер. Мысли девушки нельзя было прочитать, словно что-то их экранировало. Но, несомненно, девушка мыслила.
    - Скоро все прояснится,- сказал он, чтобы, выиграть время.- А теперь идемте со мной... мисс Джоан. Я хочу познакомить вас с остальными.
    - А Фрэнк?
    - С ним ничего не случилось, и он скоро снова придет в себя. Небольшой приступ слабости, вот и все.
    Она покачала головой.'
    - Этого с ним никогда не случалось,- она посмотрела в лицо Хаггарда и внезапно сильно побледнела. Ее расширившиеся глаза вопросительно взглянули на Маршалла.- Боже мой... как он выглядит! Он болен?
    - Почему?
    - Он кажется... таким постаревшим. Вчера... Она потрясе
    ние замолкла. Маршалл понял. Ее воспоминания, должно быть, были пятнадцатилетней давности - а теперь они внезапно снова ожили.
    Но это же было чистое безумие! Он сошел с ума. Однако де
    вушка стояла перед ним во плоти. Действительно ли во пло
    ти? Хаггард пошевелился и открыл глаза. И сразу увидел
    девушку. Из его груди вырвался стон. - Джоан?.. Я внезап
    но сошел с ума? Маршалл, помогите же мне, пожалуйста! Я вижу призрак. Маршалл поколебался. .Что
    ему сказать? Правду? - Успокойтесь, Фрэнк,- прошептал
    он.- Вы же видели бетянина Булли. Здесь тоже нечто подобное. Вы думали о своей возлюбленной, прежде чем лишиться сознания?
    Хаггард поднялся. Взгляд его оторвался от Джоан и скользнул по столу.
    - Муравей! - он искал свой объект изучения.- Он исчез! Где он? Он же не мог далеко...
    - Мы его найдем,- успокоил его Маршалл.- А если нет найдем другого.
    - Он ускользнул от меня! - слегка оживившись, прошептал Хаггард. Потом он, казалось, снова вспомнил о причине своего обморока. Он медленно повернулся, посмотрел девушке в лицо и сказал: - Чай или кофе, Джоан? Я предпочитаю кофе. Идем, я познакомлю тебя со своими друзьями.
    Хотя происшедшее и превосходило всякое понимание Маршалла, он молча присоединился к ним. Он осторожно изучил мысли Хаггарда и увидел, что врач тоже начал догадываться об истинном положении вещей. Он, конечно, сильно упрекал себя за то, что думал о погибшей невесте. Но с другой стороны, нельзя игнорировать тот факт, что неизвестный творец вымыслов создал не воинственного монстра, а милую девушку - совершенно новая и, казалось бы, радостная перспектива.
    Булли стоял возле Родана и Креста. Он доложил о безрезультатном полете и согласился с Роданом, который предложил немедленно стартовать. Бета-4 оказалась необитаемой, на этот счет не осталось сомнений!
    - Я тоже думаю, что здесь мы больше ничего не найдем,сказал Крест в то мгновение, когда из "Газели" позади него кто-то спрыгнул на песок. Булли обернулся. Может быть, это Тифф, сегодня была его очередь готовить ужин.
    То, что он увидел, повергло его в полную прострацию. Воздух с резким свистом вырвался из его легких, а глаза раскрылись так широко, что Хаггард, который теперь выпрыгнул из люка, встревоженно взмахнул рукой.
    - Пожалуйста, не пугайтесь! - предупреждающе воскликнул он, прежде чем Родан и Крест успели увидеть невероятное.Это всего лишь новая игрушка нашего неизвестного друга, Булли. Вы, кстати, сильно смахиваете на человека, повстречавшего призрак.
    - Девушка,- прохрипел Булли, все еще не обретя дыхания.Откуда этот фокусник знает, как выглядят земные девушки?
    Маршалл тоже подошел к ним.
    - Достаточно того, что это знает Хаггард,- коротко объяснил он.
    Джоан Кастингс - или то, что выглядело как Джоан Кастингс, смутилась - верный признак необычайной одаренности неизвестного, который мог имитировать все нюансы чувств. Она, словно в поисках поддержки, повернулась к Хаггарду, который успокаивающе кивнул ей.
    - Что же теперь? - растерянно выдохнула она.- Кто эти люди? - она внимательно осмотрелась, потом взглянула на странный ландшафт.-Где мы? Как я сюда попала?
    .Булли наконец закрыл рот и без сил опустился на песок.
    - Я рехнусь, если мы как можно быстрее не исчезнем отсюда,- произнес он.- Или произойдет что-нибудь ужасное. Вы только представьте себе - я бы с любовью думал о своей тете Амалии, и наш деятель замечает это...! Если тетя Амалия появится здесь, всем нам будет не до смеха!
    Родан прищурил глаза и шагнул к девушке. Он протянул ей руку, которую она, поколебавшись, взяла.
    - Приветствую вас,- сказал Родан и почувствовал биение пульса под тонкой кожей женской руки.- Мы сейчас все вам объясним - насколько это возможно. Хаггард, где и когда это произошло?
    - В моей лаборатории. Я допустил ошибку, глубоко задумавшись о прошедших временах. Неизвестные, должно быть, использовали эту возможность собрать всю информацию обо мне и о Джоан.
    - Что вы делали в лаборатории?
    - Я исследовал пойманного муравья. Я сожалею, но он от меня сбежал. Но я запер лабораторию. Он не мог никуда скрыться. Потом я найду его.
    Родан посмотрел на девушку. Джоан, совершенно беспомощная, дрожащая от страха, стояла возле Хаггарда. Она, казалось, ждала объяснений - и боялась их. Крест откашлялся, словно хотел что-то сказать, но промолчал.
    Булли все еще сидел на песке и, вытаращив глаза, смотрел на красавицу. Похоже, он изо всех сил пытался осмыслить происходящее, но безрезультатно.
    - Теперь ясно, что не все они покинули Бету-4,- медленно произнес Родан.- Материализация произошла после старта обеих ракет. Мисс Джоан, пройдемте в корабль. Я хочу поговорить с вами. И... вам понадобится вся ваша храбрость, вы обещаете мне?
    Она молча кивнула. Булли не оставалось ничего другого, как только, вздохнув, подняться, если он не хотел провести наступающую ночь один в пустыне.
    С чувством все возрастающей неуверенности он последовал за остальными.
    После полудня "Мокар-3" был готов к старту. Другие два
    корабля стояли внизу, в горах, примерно в сорока километрах. Капитан Марк распрощался с остальными и заверил их, что Совет Объединенных Маток получит исчерпывающий доклад о положении на Раане. План дальнейших действий был утвержден командирами кораблей.
    Гор и Рагес из экипажа Бреды находились у глайдеров, которые лежали в углублениях. Сам Бреда стоял возле Марка и Артоса, а Бреда и Ксо сидели перед пультом управления в одном из куполов и проверяли герметичность.
    - Если пришельцы-драги обнаружат вас, без колебаний следуйте за нами,- произнес Марк.- Спокойно материализуйте несколько вымыслов, чтобы напугать их. Может быть, после этого они покинут систему. С дюжиной-другой монстров мы справимся позднее.
    -Желаю вам удачного полета,-сказал Артос 'и протянул руку коллегам,- Счастливого пути на Мокар.
    - И я желаю вам того же,- произнес Бреда. Марк еще раз
    кивнул им, прежде чем вскарабкаться по узкому трапу у входа. Он помахал им сверху и исчез. Секундой позже изнутри ракеты донеслось гудение.
    Именно в это мгновение из купола выбежал Брал. Антенны
    его вибрировали, когда он передавал: - Из пустыни сюда
    приближается стометровый летающий предмет - это, должно быть, одна из тех машин, что мы видели раньше. Она летит прямо к нам.
    Артос бросил последний взгляд на готовую к старту ракету, повернулся и побежал к находящемуся в укрытии глайдеру. На бегу он приказал:
    - Немедленно в глайдеры! Если чужой корабль совершит здесь посадку, нужно отходить в горы. Мы должны покинуть станцию.
    Бреда последовал за Артосом. Его глайдер был готов к старту. Артос забрался в тесную кабинку. Через несколько секунд за яим последовал Брал.
    На горизонте появился корабль драгов. Он быстро приближался. К счастью, из дюз большой ракеты уже вырвалось первое пламя, а потом "Мокар-3" медленно поднялся вверх, набрал скорость и исчез в чистом зеленовато-голубом безоблачном небе.
    Чужая ракета не сделала никакой попытки преследовать его. Она пролетела низко над тремя куполами станции и спланировала еще ниже.
    Артос нервно спросил:
    - Где Ксо? Куда он делся? Брал ничего не ответил. Он зачарованно смотрел на чужую ракету, за которой тянулся длинный шлейф и которая готовилась совершить посадку возле куполов.
    Артос больше не колебался. Одновременно с глайдером Бреды его машина устремилась в небо, сделала горизонтальный поворот и помчалась к далеким горам. Несколько минут спустя оба бота совершили посадку в ущелье, возле двух готовых к старту ракет.
    Когда все пятеро собрались вместе, их занимал только один вопрос:
    Куда делся Ксо? Ксо подождал, пока Брал покинет купол, потом запер вход изнутри. Он включил приборы наружного наблюдения, чтобы видеть происходящее вокруг купола. С некоторой вероятностью он мог прогнозировать, что должно произойти. Но если все скроются в горах, то ничего не выиграют. Напротив. Чужаки обнаружат покинутые купола и будут раздумывать. А именно этого они не должны делать - по крайней мере, не больше, чем необходимо.
    Все произошло согласно расчетам. "'Мокар-3" стартовал, оба глайдера находились в безопасности, а ракета драгов совершила посадку.
    Теперь естествоиспытатель Ксо имел возможность оценить разумность драгов - и он принял решение сделать все без страха и паники. Эти гиганты были сорок метров высотой, но в противоположность гигантам Мокара носили шитую одежду, производя впечатление цивилизованных существ. Они ни в коем случае не являлись варварами, но едва ли были менее опасны.
    Они выбрались из своего относительно небольшого корабля и огромными шагами направились к трем куполам, чтобы осмотреть их. Губы их шевелились, они разговаривали друг с другом итак, они и в самом деле не были телепатами. Конечно, ни слова нельзя было понять.
    Ксо знал, что он находится в большой опасности. Если двум драгам придет в голову поближе познакомиться с куполами или даже разрушить их, они его найдут. Этого нельзя было допускать ни при каких обстоятельствах.
    Невозможно было последовательно прочесть мысли двух гигантов, но в их мозгу формировались телепатические картины того, о чем они думали. Они не содержали никакого смысла и казались искаженными, но он автоматически подавал их в центр проекций, который записывал все на подсознательном уровне. На Мокаре не было ученого, которому удалось бы объяснить с научной точки зрения необычные способности моков. Все нервные узлы, находящиеся в этой области мозга, автоматически выполняли свои функции. Усиленные импульсы представлений драгов улавливались и передавались, центр проекций сортировал и формировал их. Возникал вымысел.
    Ксо сам испугался, когда позади драга материализовался монстр. Но страх сменился дикой радостью, когда он увидел реакцию обоих чужаков. Итак, судя по всему, им подобные явления не были известны.
    Один из них выхватил из-за пояса оружие и направил его на монстра. Он что-то крикнул ему, но это, конечно, было совершенно бессмысленно, потому что образование не понимало речи драгов. А потом оба чужака выстрелили. Конечно, безо всякого успеха.
    Наконец, гиганты бросились к своему боту, забрались в кабину и устремились в небо. Они взяли курс на запад и через несколько секунд исчезли.
    Ксо вздохнул. Первый бой был выигран. Но решающим всегда бывал не первый бой, а последний.
    Прошло несколько минут, и он связался с Артосом. Командир показал себя далеко не с лучшей стороны, но успокоился, узнав об успехе, которого достиг врач.
    - Великолепно! - похвалил он.- Итак, опасность потери станции пока устранена. Мы возвращаемся.
    - Нет, только не это! - испуганно запротестовал Ксо.- Вы серьезно думаете, что драги так легко откажутся от своих целей? Через несколько часов они снова будут здесь. Заберите меня, это все, о чем я вас прошу. Мы оставим для защиты станции десять вымыслов. Драги должны увидеть, как их встречают.
    - Через десять минут я буду у вас,- пообещал Артос и сдержал слово. Не слишком сложно было загрузить из куполов в глайдер важнейшие предметы обстановки. Два других купола еще пустовали. Потом оба мока сняли копии с уже имеющегося вымысла и вернулись в убежище. На вершине горы они устроили наблюдательный пост.
    Наступил вечер, небо начало темнеть. Моки испугались до смерти, когда сбылись их тайные опасения. Металлическая гора и в самом деле оказалась космическим кораблем чужаков.
    Он совершил посадку неподалеку от куполов. Скоро совсем стемнеет, и едва ли стоит рассчитывать на то, что решающие события произойдут именно сегодня. Десять вымыслов находились вдали от опорного пункта, и было неясно, вернутся ли они туда вообще. Однажды созданные, они выходили из-под контроля моков в любой форме.
    Нападение последовало во второй половине дня, когда драги были заняты изучением куполов. Они вериулись.в свой гигантский корабль и стали защищаться от монстров. Но примерно через час произошло нечто невероятное, лишившее моков последней надежды.
    Вымыслы внезапно исчезли, словно их никогда и не было. У чужаков, должно быть, имелось средство, чтобы дематериализовать их.
    Артос весь затрясся, когда Ксо сообщил ему об этом. На Бреду, казалось, услышанное тоже произвело впечатление, но он - со свойственным ему оптимизмом, сделал позитивные выводы из негативных посылок.
    - Они в состоянии заставить исчезнуть вымыслы, обезвредить их!.. Какие открываются возможности для Мокара! Если бы они нам помогли, было бы нетрудно вновь сделать Мокар пригодным для жизни. Мы должны признать: наибольшая опасность для нас исходит не от драгов, а от извлеченных из их фантазий чудовищ, созданных нами же самими. Но как нам установить связь с чужаками? Они пришли из неведомых глубин пространства, и мы не знаем их намерений. Может быть, они злобны и воинственны и хотят приспособить Раану и Мокар для себя тогда мы пропали. Мы телепаты - но их мысленные импульсы слишком сильны. Если мы сконцентрируемся на них, мы погибнем.
    - А для чего им нужна Раана? - спросил Брал.- Планета слишком велика для них. И Мокар слишком велик.
    - Может быть, Мокар только для нас слишком велик,- вмешался Артос, неосознанно указав ошибку, жертвой которой они все пали, так и не поняв этого.- Во всяком случае, последуем совету Марка и немедленно стартуем. Мы уже выполнили здесь наше задание.
    - Должны ли мы отказаться от наших великих планов и продолжать влачить жалкое существование на Мокаре? - спросил Ксо.- Здесь, на Раане, я в первый раз почувствовал, что значит жить. Я не хочу сдаваться без борьбы.
    - Что ты задумал? - Ксо выпрямился.
    - Я хочу попытаться установить контакт с чужаками.
    Артос покачал антеннами.
    - Я запрещаю тебе, Ксо! Мы вернемся обратно на Мокар и подождем, как будут развиваться события. Может быть, чужаки удовлетворятся изучением Рааны и снова вернутся к себе на родину. Тогда мы сможем снова прилететь сюда и все начать сначала.
    Ксо ничего не ответил. Он молча уставился на огромные ракеты. "Мокар-1" и "Мокар-2" готовы к немедленному старту. Он скатал антенны, показывая этим, что выходит из разговора.
    Только никто не знал, о чем он думал. Это произошло несколько часов спустя. Солнце стояло высоко в небе, распространяя приятное тепло. Брал находился на наблюдательном посту и внимательно следил за тем, чтобы никто не приблизился к долине незамеченным. Артос и Бреда находились в ракетах. Оба глайдера давно уже были погружены в трюмы. Не должно было остаться никаких следов, если придется срочно стартовать.
    У Ксо не было никаких занятий, поэтому он забрался на гору, чтобы составить компанию своему другу Бралу. Внизу, возле покинутой станции, все еще стоял гигантский корабль чужаков. Огромные фигуры двигались взад и вперед, но не приближались.
    - Ты недоволен? - осведомился наконец Брал, бросая быстрый взгляд на мрачное лицо друга.- Почему?
    - Потому что мы упустили великолепную возможность,- ответил Ксо.- Я испытываю страх перед подземными городами Мокара, которые ограничивают наши возможности в передвижении, даже если они и гарантируют нам безопасность. Мне свобода и опасность дороже, чем прозябание в безопасности. Можешь ты это понять. Брал?
    - Да, я понимаю. Но у меня есть долг перед государством. У тебя, впрочем, тоже.
    - Разве это не мой долг, что-то сделать для нашего народа? Нам всем нужна Раана - новая родина, или Мокар, но без драгов и вымыслов. Пришельцы могут нам помочь!
    - Они никогда не согласятся на то, чтобы мы уничтожили драгов - при известных обстоятельствах мы способны сделать это и без их помощи. Но вымыслы!..
    - Ты думаешь, чужаки выдадут нам свою тайну?
    - Может быть. Я должен попытаться.
    - Ты?..
    Ксо горячо кивнул.
    - Да. И ты мне в этом поможешь,- он сделал паузу и внимательно посмотрел в направлении куполов и пришельцев. Две огромные фигуры гигантскими шагами направлялись к ним. Целью их, должно быть, были горы. Если они сохранят такой темп, то появятся здесь минут через двадцать.- Сюда идут двое из них, Брал. Итак, мы должны стартовать как условлено, чтобы не попасть им в руки. Но я не полечу с вами.
    Антенны Брала испуганно задрожали.
    - Ты хочешь остаться здесь? Как ты себе это представляешь?
    - Очень просто. Мы подождем еще десять минут, а потом поспешим к остальным. Наш сигнал тревоги поступит не слишком рано, но и не слишком поздно. Десяти минут достаточно, чтобы обе ракеты стартовали. Ты сообщишь Артосу, что мне кое-что нужно сделать в машинном отделении, и скажешь, чтобы он не ждал. Никто не должен узнать, что я остаюсь, пока для этого не наступит время.
    - Но я не могу...
    - Можешь, Брал! Ради Мокара и нашей свободы! Моя жизнь ничто по сравнению с процветанием моков! Разве ты не понимаешь?
    Брал посмотрел наружу, в пустыню. Оба драга неумолимо приближались. Один из них был несколько ниже другого, но все равно возвышался, почти достигая небесного свода, ростом почти в пятую часть большой ракеты.
    Наконец Брал медленно кивнул головой.
    - Может быть, ты поступаешь правильно - не мне судить. Может быть, ты должен остаться именно таким, каким я тебя знаю. Нужно ли мне передать привет от тебя Арсе, твоему сыну? Должен ли он узнать, что ты сделал для него и его потомков?
    - Передай ему привет,- согласился Ксо и встал.- Мы должны идти, иначе будет слишком поздно. Здоровья тебе и удачи, мой единственный друг. Может быть, мы еще увидимся.
    Брал оторвал взгляд от двух гигантов, находящихся теперь не более чем в десяти километрах.
    - Боюсь, Ксо, мы больше никогда не увидимся - но может быть, ты добьешься успеха. До свидания. И удачи тебе!
    Они подали друг другу руки и посмотрели в глаза долгим взглядом.
    Потом они как можно быстрее спустились по длинному склону в долину и побежали к ракетам. Уже издали они начали сигнализировать об опасности.
    Они достигли ракет, двигатели которых уже работали. "Мокар-2" загерметизировал люк и ждал, пока прогреются камеры сгорания. Люк "Мокара-1" был открыт. Брал бросил последний взгляд на Ксо и секунду помедлил, а потом вскарабкался по узкой лесенке к спасительному люку.
    Ксо посмотрел ему вслед, махнул в последний раз, а потом шмыгнул под большую каменную глыбу, лежавшую у подножия горы. Он нашел глубокую пещеру и забрался в нее, укрывшись от опаляющего жара стартующих ракет.
    Медленно шли минуты. Гудение двигателей стало громче, но старта пока не было. Не заметил ли Артос чего-нибудь? Удачно ли Брал сыграл свою роль?
    Вопрос за вопросом и ни одного ответа. Ксо отвлек другой звук. С противоположной стороны донесся звук шагов драгов. Шаги стали громче и быстрее. Одновременно усилился шум двигателей, превратившись в рев и грохот. А потом обе ракеты оторвались от почвы и устремились вверх, в спасительное небо.
    Ксо остался, разрываемый страхом и решимостью.
    Они обнаружили и подобрали его, как он и рассчитывал. Может быть, они сочли его животным, безвредным, лишенным разума существом. Но они же видели обе стартовавшие ракеты и должны же были понять связь между ними и им!
    Ну, если дело и обстояло так, они этого не показали. Они сунули его в огромный сосуд из толстого, гибкого стекла, бросили в его тюрьму несколько деревьев, а потом пошли прочь, унося его с собой.
    В двадцати метрах под собой Ксо увидел проплывающую поверхность. Стометровый глайдер уже ждал их, но прошло еще несколько часов, прежде чем они взлетели. Троим драгам едва хватало места в кабине, в которой мог бы легко разместиться целый город моков. Во время полета Ксо увидел немного, но потом его снова подняли и внесли в большой корабль. Его довольно бесцеремонно бросили в большое прямоугольное помещение из прозрачного материала и больше не обращали на него внимания.
    Тюрьма имела по периметру восемь на шесть метров и гладкие, десятиметровой высоты стены. К счастью, дроги не забыли прихватить с собой несколько деревьев и кустов, листья которых были съедобными. Так что он не умрет от голода и жажды.
    Стеклянный ящик стоял на ровной поверхности, висевшей примерно на высоте двадцати метров над полом. Само помещение, бесконечно большое и высокое, было освещено гигантским искусственным солнцем, которое одновременно излучало ощутимое тепло.
    Никто не заботился о нем. Снаружи, должно быть, давно уже настала ночь. Ксо попытался заснуть, но возбуждение не оставляло его. Однако он задремал и снова проснулся лишь тогда, когда его сон прервали гулкие, громовые шаги драга.
    Прожевав листья, он приготовил порцию питательной кашки и проглотил ее. Вошедший драг был уже знаком ему и не мешал. Ксо знал, что ему не угрожает никакая непосредственная опасность, но постепенно он начал сомневаться в том, что его смертельно опасная миссия увенчается успехом.
    Перед ним поставили миску с чистой водой. Хотя Ксо уже не чувствовал жажды, но, чтобы доказать драгу свою разумность, попил. Потом он увидел огромную руку, приближающуюся к нему, замер, рука осторожно взяла его и вынула из ящика. Его мягко опустили на гладкую, безграничную поверхность.
    Ксо вел себя спокойно и терпеливо. Огромные бесфасеточные глаза драга пристально смотрели на него. Они повисли над ним, как огромные озера и, казалось, светились изнутри. Под ними были бесформенные рот и нос, отделенный ото рта наростом плоти. Точно так же выглядели и драги Мокара. Действительно, обе расы казались родственными друг другу. Но как оказалось, что одна из них была примитивной, а другая, напротив, явно разумной?
    Ксо приступил к выполнению своей миссии. Он сконцентрировал все свои силы и попытался установить с драгом телепатический контакт. Он протянул антенны навстречу ему и настроил свое сознание на самые дружелюбные и мирные вещи. Может быть, гигант не понимает его, но должен же он что-нибудь почувствовать, если только контакт вообще возможен.
    А потом драг взял два блестящих металлических предмета, положил один из них на стол, а другой поднес к глазам.
    Ксо испугался, увидев увеличенный до гигантских размеров зрачок. Может быть, это было оптическое увеличение, о котором моки не имели никакого понятия? Он собрал все свое мужество и ответил на взгляд. Но не произошло ничего, что могло хотя бы намекнуть на наличие взаимопонимания. Может, чужак пытался загипнотизировать его?
    Оставалась одна-единственная возможность. Ксо интенсифицировал прием для центра материализации. Если не удается наладить прямой контакт, может быть, это удастся сделать при помощи посредника. Так просто было возбудить у драга вызывающие страх фантазии, почему же тогда не использовать мирные и приятные воспоминания? Этим он, Ксо, докажет свои добрые намерения.
    Его мозг воспринял мысли драга, механически переработал их, рассортировал впечатления и порывы, упорядочил их - и создал вымысел.
    Позади драга возник другой - но это был драг-женщина. А потом произошло чудовищное, необъяснимое, неожиданное.
    Вместо того, чтобы обрадоваться подарку Ксо, драг испугался почти до смерти и потерял сознание. Ксо использовал момент всеобщего замешательства, подбежал к краю прямоугольной площадки и попытался отыскать путь к бегству. К счастью, в пяти метрах под ним была другая площадка, на которую он просто спрыгнул.
    Тонкие колонны по краям второй площадки вели вниз. Ксо быстро обхватил одну из колонн ногами, соскользнул вниз и исчез под огромной металлической конструкцией. Пространство между полом и потолком было около метра. Здесь было темно и безопасно. Собственно, это убежище немного напоминало подземные города моков на Мокаре.
    Артос проявил удивительное самообладание, когда Брал сообщил ему, что Ксо остался. Астроном рассказал правду, когда "Мокар-1" вышел из стратосферы Рааны и со все возрастающим ускорением мчался в пространстве.
    - Он хочет установить с ними контакт? Глупец! Никакое взаимопонимание невозможно, это мы знаем. Драги не увидят никакой связи между Ксо и станцией, не говоря уж о ракетах. Они его... они его просто раздавят, когда обнаружат.
    - Но ведь они же обладают разумом,- вмешался Брал, чтобы защитить своего друга.- Их нельзя сравнивать с нашими чудовищами.
    - И все-таки это бессмысленно,- продолжал настаивать Артос на своей точке зрения.- Все, чего он может достигнуть это удержать их на Раане, пока они не завершат свою экспедицию и не вернутся туда, откуда прилетели. Я не хочу, чтобы они высадились на Мокаре.
    - Эту возможность мы не должны сбрасывать со счетов, Артос. И я приветствую это. Не забывайте, что чужаки знают, как дематериализовать вымыслы. Если они откроют нам эту тайну, все наши проблемы будут решены.
    - У них нет никаких причин помогать нам. Брал ничего не ответил. Он был занят расчетом и коррекцией курса. Отсутствие Ксо хотя и не вызывало осложнений, но теперь его обязанности должны были выполнять оба оставшихся члена экипажа. В двадцати километрах от них летел "Мокар-2". Далеко впереди голубовато светился Мокар.
    На протяжении двух следующих дней он стал быстро увеличиваться. Потом обе ракеты миновали луну и совершили посадку на подготовленном поле между подземными городами Объединенных Маток.
    Несколько драгов вышли на край гигантского леса и наблюдали за спуском обоих кораблей. Разница во внешности между ними и чужаками, совершившими посадку на Раане, была очевидной. Едва прикрытые шкурами диких животных, они опирались на тяжелые дубины. Грубо сплетенные тесемки соединяли обрывки шкур. Примитивные каменные топоры болтались у них сбоку, либо они сжимали их в мощных кулаках - топоры, изготовленные из отшлифованных каменных блоков.
    Батареи на краю поля дали несколько залпов. Разрывные снаряды пролетели рядом со столпившимися дикарями и прогнали их назад, в лес.
    Подошли тягачи и уволокли обе ракеты в подземное убежище. Над ними сомкнулся маскирующий бетонный потолок, единственный признак того, что на этой планете существует развитая цивилизация.
    Ни один из моков не знал, как выглядит обратное полушарие их планеты, но перед подрастающими поколениями стояла еще и эта крупная задача.
    На следующий день Брал вернулся в Университет, а командиры космической экспедиции принялись осмысливать и обрабатывать результаты полета, чтобы доложить свои выводы Сенату города, который потом передаст их Совету Объединенных Маток.
    Он нашел свой класстаким же, как и прежде. Первый его взгляд упал на ученика Арсу, в черных.глазах которого сверкало воодушевление от того, что экспедиция удалась. Он увидел направленные вперед антенны, жадно ожидающие сообщений астронома, которые он им обещал.
    Антенны Брала все еще были скатаны, потому что он не хотел, чтобы ученики знали, о чем он думает. И он никак не мог собраться, он думал теперь о Ксо, оставшемся на Раане. Каково ему пришлось - был ли смысл в его жертве? Жив ли он еще?
    А здесь, перед ним, был его сын, с которым он поддерживал предосудительную связь. Брал внезапно понял, насколько нуждаются в пересмотре старые законы моков, если их раса не хочет застыть на месте в своем развитии от полной атрофии чувств. Конечно, атрофия - гарант стабильности, но нельзя забывать, что она также означает застой. И ни в коем случае не прогресс.
    Образ жизни и само существование моков строились на чисто научной точности и естественных потребностях. Целью было сохранение жизни. Это достигалось всеми средствами. Город был семьей, семья - городом.
    Брал внезапно стал понимать своего утраченного друга. Разве Ксо был не прав, когда называл невыносимой жизнь на Мокаре - или точнее, под поверхностью Мокара? Но действительно ли причина примитивности их бытия заключалась в том, что они жили под землей? Разве форма государства и жизни изменится, если они вернутся к жизни на поверхности?
    Было ли это лишь следствием внешних обстоятельств? Может быть, ситуация в значительной степени объяснялась сложившимися отношениями? Брал покачал головой, раскатал антенны и посмотрел на учеников, не задерживая взгляда ни на ком, и на Арсе тоже.
    - Наша экспедиция вернулась, мои юные друзья, и она вернулась не без результатов. Планета Раана - великолепный свободный мир, на котором будущие поколения моков найдут новую родину. Но исследования не завершены, и нельзя предугадать, как в дальнейшем будут развиваться события. Как вы все уже знаете, мы встретились на Раане с представителями путешествующей в космосе расы, к сожалению, родственной ужасным драгам. Может быть, мы отягощены наследием прошлого и представляем себе, что все гигантские существа должны быть так же ужасны. Во всяком случае, нам не удалось установить контакт с чужаками. Однако я хочу сообщить еще кое-что.
    Вы знаете обстоятельства, при которых меня пригласили принять участие в этой экспедиции...
    Урок проходил незаметно, ученики почти не дыша слушали захватывающий рассказ. Когда Брал рассказал о великой жертве врача Ксо, их глаза загорелись гордостью, но в глазах Арсы кроме гордости было еще что-то. Бралу показалось, что он читает в них робкий вопрос, но он не был в этом уверен.
    Знал ли Арса, что Ксо был его отцом? С той же вероятностью им мог "бы быть Артос, Марк или Бреда.
    Брал еще немного поколебался, потом решил нарушить закон своего народа и выполнить завещание друга. Последнее желание Ксо должно быть выполнено.
    Арса скрыл удивление, увидев жест Брала. Он подошел к учителю и вежливо поклонился.
    - Я хочу сообщить тебе кое-что важное, Арса. Приходи сегодня вечером в мою комнату - ты ведь знаешь, где живут учителя.
    - Но... это запрещено.... - Твое прилежание весьма похвально, Арса. В интересах государства я хочу дать тебе несколько полезных советов. Помочь тебе, если хочешь.
    Сам не сознавая, Брал начал интимный разговор. Арса, казалось, ничего не заметил. Он не мог скрыть удивления.
    - Вы недовольны моими успехами?
    - Итак, сегодня вечером,- нетерпеливо повторил Брал. Некоторые ученики уже обратили на них внимание.- Я жду тебя.
    Не заботясь больше об Арсе, он вышел из класса, чтобы подготовиться к следующему уроку.
    День прошел довольно спокойно, хотя Бралу достаточно часто приходилось отвечать на вопросы любопытствующих учеников и учителей. Все хотели узнать из первых рук, что произошло, на Раане и действительно ли там были драги, как это следовало из официального сообщения. Брал утолил их любопытство как смог и по окончании последнего урока, наконец, вернулся в свою комнату, чтобы отдохнуть.
    Он достал из окошка транспортера миску с питательной кашкой, довольно неохотно проглотил еду и поставил пустую миску обратно. Нажатием кнопки он привел транспортер в движение, и тот унес миску.
    Что же, собственно, в его жизни было не так? Разве ему
    чего-нибудь не хватало? Разве город не заботился о нем, как положено? Разве вообще могла существовать другая форма государства? Свобода?.. Что это за странное понятие? Куда могла бы завести свобода моков, если бы они ей обладали? Если бы каждый мог делать, что хотел? Разве это не привело бы к хаосу?
    Если, например, он, Брал, больше не захочет быть учителем? Государство дало ему образование и взамен потребовало служить ему.
    Правильно ли было, если бы он просто этого не пожелал? Неужели именно это и составляло то, что Ксо называл свободной жизнью?
    Или, может быть, он имел в виду что-то другое?.. Поверхность, солнце! Несомненно, они входили в понятие свободы, о которой фантазировал Ксо. Возможность дышать воздухом поверхности, нефильтруемым, без химических добавок. Не жить постоянно за глухими стенами, видеть чистое небо - тоже можно назвать свободой.
    Только ли это? Не имел ли в виду Ксо собственно сущность государства, когда говорил о пожизненной тюрьме для моков? Не являлись ли так любезные сердцу Брала порядок и спокойствие тем, что Ксо называл несвободой и принуждением? Астроном покачал головой и тщательно проследил за тем, чтобы антенны его не разворачивались. Хотя он и не представлял себе, что с ним может случиться, если кто-нибудь прочитает его бунтарские мысли, однако был уверен, что это будет малоприятно. С такими поступали столь же беспощадно, как с драгами, и к ним моки не знали никакой пощады. Тот, кто восставал против существующего порядка, умирал для общества. Его метили дурно пахнущей жидкостью, запах которой никогда не выветривался, и выгоняли на поверхность. Ни один город больше не принимал его, никто не мог ему помочь, не подвергая себя опасности. Враг одного города автоматически становился врагом других - таков был порядок вещей. Драги, в конце концов, ловили несчастного - и при полной свободе предавали его безжалостной смерти.
    Итак, свобода для мока означала смерть?.. Брал услышал робкий стук в дверь, испуганно вздрогнул и вспомнил об условленной встрече. Пришел Арса. Ученик, выпрямив антенны, вошел в помещение и хотел поздороваться с Бралом, но астроном сделал нечто очень странное - нечто, что происходило очень редко и было не слишком приятно. Он вытянул антенны и обнял ими гибкие антенны Арсы. Такая интимная связь означала, что никто, кроме них двоих, не мог принять их мыслей.
    - Здравствуй, Арса. Очень важно, чтобы никто, кроме нас, не знал об этой встрече. Если кто-то узнает - я давал тебе личную консультацию по астрономии. Ты меня понял, Арса?
    Ученик смущенно кивнул. Они осторожно сели, не расплетая антенн.
    - Ты однажды сказал мне, что знаешь своего отца и тебе известно также, что он один из тех моков, кто работает над проблемой космических перелетов.
    - Он принимал участие в экспедиции на Раану! - с гордостью подтвердил юный мок.
    - Да, он был там,- кивнул Брал, не зная, с чего начать.Я не хочу проникать в твои мысли, и ты можешь оставить все свои тайны при себе, но я должен тебе кое-что сказать. Я должен передать тебе привет от твоего отца. Он был моим другом.
    Арса чуть было не подпрыгнул, но сцепленные антенны помешали ему.
    - Вы знаете моего отца?
    - Я знал его,- подчеркнуто уточнил Брал.- Твой отец Ксо, герой нашего народа. Он сам сказал мне, что ты его сын. Он любит тебя.
    - Он любит меня? - в импульсах мыслей Арсы появились удивление и радость.- Но он же меня едва знает. Только однажды...
    - Ты его сын, и этого для него достаточно. Может быть, у него есть еще сыновья, но он любит тебя. У всех нас есть дети, это наш долг. Мы принадлежим городу, и точно так же наши дети принадлежат государству. О, твой отец прав...
    - Он прав?.. Бралу показалось, что он, может быть, зашел слишком далеко. Должен ли он отравлять мальчика своими мыслями - мыслями, которые возбудил в нем и которым следовал отец этого мальчика?
    - Он прав в том, что любит тебя,- продолжил Брал.- Его желание заключается в том, чтобы ты продолжил его работу. Ты должен стать астронавтом. И я помогу тебе, потому что моя дружба с твоим отцом должна найти продолжение в тебе.
    - Я... ваш друг?
    - Почему бы нет? Разве возраст играет роль? У твоего отца было много идей, Арса. Он был убежден, что ты его поймешь. И еще ты поймешь, почему он поступил именно так, а не иначе. Я объясню тебе все, но никто не должен узнать, кем был в действительности твой отец и какое завещание он передал тебе через меня. Ты достаточно взрослый, чтобы узнать. Однако ответь мне на один вопрос, Арса: ты счастлив в своей, всей нашей жизни?
    - Счастлив? Я живу, как живут все остальные. Почему я должен быть счастлив, почему я должен быть несчастлив?
    - Но твой отец хотел, чтобы мы все знали, что мы счастливы. Он видит две возможности для моков: или они перебьют всех драгов и вернутся на поверхность, или переселятся на Раану, где станут жить свободно и беззаботно.
    - А чужаки...
    - Он попытается установить с ними контакт. Мы, возможно, еще узнаем, добился ли он успеха. Если чужаки явятся в наш мир и помогут нам уничтожить вымыслы, над которыми мы больше не властны - может быть, тогда и с драгами будет покончено.
    Глаза Арсы округлились и расширились, словно пытаясь заглянуть далеко, в будущее.
    - Расскажите мне о моем отце,-попросил он.
    Чужаки совершли посадку три дня спустя. Словно ведомые безошибочным инстинктом, они выбрали место космодрома. Гигантский корабль несколько раз пролетел над опущенными лифтами и расположенными под землей ангарами. Потом он исчез, чтобы примерно через час появиться снова. Он опустился на самой опушке леса и неподвижно застыл там, словно гора из блестящего металла.
    Подвижной перископ моков был, осторожно поднят вверх, телекамеры направлены на летящее чудовище, принадлежавшее пришельцам, и по электронным цепям изображение передано глубоко вниз, в подземный город, где его можно было увидеть на экранах.
    Между городами была налажена связь. Корабль чужаков находился точно в центре семи подземных поселений, и его можно было наблюдать со всех сторон одновременно. Но, к сожалению, посадка не обошлась без потерь со стороны моков.
    Восьмой город находился точно под стальной горой, телескопические опоры которой вонзились глубоко в почву. В некоторых местах массивные переборки над жилыми зонами были разрушены, а они большей частью находились на глубине двадцати метров под поверхностью. Здания рухнули, раздавив по меньшей мере двести моков и уничтожив вентиляционные шахты. Большее число жителей пострадавшего поселения смогло эвакуироваться в более глубокие районы города, другим удалось выбраться на поверхность.
    Они спрятались от дождя в желоб. Тем временем, к их общему удивлению, драги попрятались в лесах. Они, должно быть, сочли чужой корабль новым чудом техники моков, может быть, даже каким-то необычным вызовом. Затем, размахивая дубинками и бросая копья, они выбежали из чащи леса на освещенное место, напрасно пытаясь пробудить чудовище к жизни. При этом они раздавили убегавших моков, просто не заметив их.
    Жители не пострадавших городов наблюдали за ужасной катастрофой. Теперь они не осмеливались воспользоваться своим правом на самозащиту, потому что никто не мог предугадать, какова будет реакция чужаков. Многие закрывали глаза, увидев, как несколько драгов нагнулись, чтобы подобрать убитых или раненых моков, которых они бросили в подвешенные к поясам сумки..
    Чудовищам давно уже не представлялось такой возможности. Казалось, что они почти забыли о чужом корабле.
    Восемь космических путешественников были приглашены Сенатом в центр наблюдения в качестве экспертов. Брал - к счастью или несчастью - остался в своем городе. Отсюда, находясь всего лишь в десяти километрах от совершившего посадку гиганта, у него была возможность тщательно рассмотреть каждую подробность. Полный ужаса, он смотрел, как драги, казалось, забыв о своих первоначальных намерениях, с пылающими от жадности дикими глазами, бросились на беззащитных моков. Их огромные сумки быстро наполнялись.
    Страшное предположение о плотоядности драгов подтвердилось самым ужасным образом. Еще никогда голое предположение не подтверждалось так быстро ужасной реальностью.
    И чужаки наблюдали за этим с полным безразличием. Брал внезапно почувствовал неудержимую ненависть ко всему чужому. Почему пришельцы должны быть иными, чем эти дикие великаны из лесов? Разве они не вели себя подобным же образом, когда тысячи лет отделяли их от цивилизации? Нет, между моками и драгами не могло быть никакого взаимопонимания. Ксо напрасно пожертвовал жизнью.
    Ход его мыслей прервался, потому что он увидел то, чего так долго ожидал. Часть блестящей обшивки на борту стальной горы сдвинулась в сторону. За ней было видно темное помещение, в котором двигались тени огромных фигур.
    А потом, в свет солнца Регус, наружу, вышел один из чужаков. В руке он сжимал блестящее лучевое оружие, ствол которого, должно быть, составлял все шесть метров в длину. Бесстрашно, делая знаки драгам другой рукой, он начал спускаться по ступенькам лестницы, которая связывала люк с почвой.
    Драги прервали свое занятие и перенесли все свое внимание на чужаков. Их руки с оружием внезапно опустились, словно они сообразили, кто стоит перед ними.
    И в самом деле, сходство было поразительным. Два драга смотрели в глаза друг другу. Они различались только одеждой и вооружением, но в остальном так походили друг на друга, что можно было забыть, что их разделяют просторы космоса.
    Все же Брал увидел, что чужак спас жизнь нескольким мокам, которые смогли быстро укрыться в безопасном месте.
    Возле обычного экрана на маленьком оптико-акустическом экранчике появились странные знаки - волнообразные линии, быстро бегущие от одного края экранчика к другому, словно модулируясь при этом и пересекаясь вертикальными полосами. Это была речь чужих и местных драгов. Итак, они уже беседовали друг с другом.
    Но, казалось, первый контакт все-таки будет Чреват затруднениями.
    Один из драгов поднял дубину и помчался к пришельцам. Тем временем в открытом люке показался другой драг, который мгновенно направил оружие на нападающего. Яркая вспышка - и драг, яростно молотя в воздухе кулаками, осел на землю. Судя по всему, он не был ранен, просто потерял сознание.
    Другие испуганно отпрянули назад. Теперь здесь остались только три чужака, которые вышли из корабля и остановились перед стадом диких драгов. Но после того, как упавший снова поднялся, дикари больше не стали нападать.
    Между тем первые из счастливо ускользнувших моков добрались до аварийного входа в город. Задыхающиеся, смертельно уставшие, они скользнули туда и оказались в заботливых руках санитаров. Машина отвезла их в ближайший госпиталь, где ими тотчас же занялись врачи.
    Но со все возрастающим отчаянием политики и ученые, находящиеся на наблюдательном посту, смотрели вверх, на то, как пришельцы и драги заключали дружеский союз.
    Во второй половине следующего дня заместитель Брала в Университете сообщил сб отсутствии ученика по имени Арса.
    Никто не мог вспомнить, видел он его сегодня при пробуждении в общем зале или нет. Немедленно начавшиеся поиски оказались безрезультатными. Не было обнаружено никаких его следов.
    Об этом доложили Бралу, который едва смог скрыть испуг. Oн устало сидел перед экранами в централи наблюдения и видел, как подтверждаются самые худшие его предположения о том что любая попытка установить контакт с чужаками может привести к глобальной катастрофе. Драгам удалось опередить моков в их устремлениях. Еще вчера вечером был зажжен гигантский лагерный костер, чтобы собрать дикарей. Мерцающие отблески играли на блестящей обшивке чужого корабля. Три космонавта, пришедшие, к дикарям, направились с ними на охоту и вернулись с двумя убитыми животными с густым мехом, ели с ними, пили пенящееся пиво, изготовленное из злаков. До поздней ночи праздновалась встреча между двумя родственными расами.
    Потом костер прогорел и драги, шатаясь, удалились в лес, чтобы вернуться на следующее утро. Один из чужаков поднялся в корабль, а двое других сели в стометровый глайдер и улетели.
    Дружеская встреча чужаков и драгов убила все надежды моков, которые на своей родной планете столкнулись с двумя сверхмощными вражескими расами, не говоря уж о бессмертных и неуязвимых вымыслах, которые уже тысячелетия бродили по поверхности Мокара.
    Брал попытался представить, куда мог исчезнуть Арса. Обвинения в собственный адрес в том, что он оказался причиной вероятной гибели юного мока, запоздали. Никто не мог больше помочь Арсе, так же, как никто больше не мог помочь Ксо.
    Ведь Арса был сыном Ксо...
    Но Арса все еще был жив. Когда он узнал о высадке чужаков
    и об ужасных убийствах, совершенных ими - может быть, и непреднамеренно - он решил выполнить завещание своего отца.
    Когда все еще спали и он был уверен, что никто его не заметит, он тихо встал и выскользнул из зала. Наибольшая трудность была в том, чтобы открыть дверь, запертую на замок с реле времени, но неожиданно ему удалось быстро сделать это. В городе все словно вымерло, и он пошел вперед.
    Бессмысленно было полагаться на неожиданную удачу. Охрана у официальных выходов не пропустит его.
    Арса во время обучения узнал об устройстве системы вентиляции. Никого не встретив, он добрался до общественного здания, без колебаний забрался в ближайшую подходящую шахту, из которой струился свежий, прохладный ночной воздух. Только первый метр был выложен гладкими металлическими пластинами, потом пошел естественный камень - а он был, гораздо лучшей опорой для тонких пальцев Арсы. Он вынужден был подниматься почти отвесно, но это оказалось легче, чем он себе представлял.
    Он не знал, сколько длился подъем, но потом его голова, наконец, наткнулась на ожидаемое препятствие - частую металлическую решетку.
    Довольная улыбка скользнула по его лицу, когда он увидел далекие звезды, о которых часто слышал и которые знал только по фильмам и снимкам. Так вот какими были они, звезды?..
    Он недолго находился во власти очарования; вытащив напильник, он начал пилить перекрестье решетки. Это был хороший, острый инструмент, но прошло еще два часа, прежде чем он наконец смог выбраться из шахты и тяжело упал на землю возле выпиленного отверстия.
    Здесь, снаружи, царила приятная прохлада, совсем не похожая на душный воздух подземного города. Небо было не вполне ясным, и время от времени сверху падали пятисантиметровые капли воды, разбиваясь на тысячи крошечных капелек. Выход из шахты, как обычно, находился в центре возвышения, так что Арсе здесь, наверху, нечего было бояться. Но до чужого корабля было еще далеко, почти восемь километров. Если и дальше будет идти дождь, дорогу ему преградит широкое и, наверное, достаточно глубокое озеро.
    Но у него есть великий замысел, и он его исполнит, даже если придется пожертвовать жизнью. Завещание отца должно быть выполнено, или он погиб напрасно.
    Теперь из-за облаков вышла луна и призрачным светом озарила пустынный ландшафт. Повсюду в прорытых долинках ручьями текла вода, собираясь в бурлящий поток, отыскивая путь вниз, в долину, которая скоро превратится в малое море. Если он сделает небольшой крюк, то сможет обойти равнину и добраться до опушки леса, где стоит корабль чужаков, по гребню пологой возвышенности.
    По берегу бурлящего ручья он пробрался сквозь густую чащу кустарника и оказался на каменистом плато, где вода больше не доставляла ему беспокойства. Он храбро сражался с непрерывно усиливающимся ветром, леденящие порывы которого били ему в лицо. Он облегченно вздохнул, когда кустарник слева стал гуще и защитил его от надвигающегося шторма. Ему не единожды приходилось перепрыгивать через ручьи или цепляться за протопленные камни, чтобы его не смыло. Но потом, наконец, местность поднялась и стала суше.
    Прошло часа два, потребовавших от Арсы напряжения всех сил. Но когда цель была уже перед его глазами, ему захотелось снова оказаться в городе.
    Чего ему вообще надо? Только теперь он начал задумываться над тем, как воспримут его противозаконную выходку учитель и, в особенности, Сенат. Что скажет Брал? Конечно, он поймет мотивы его поступков, но одобрит ли он его методы? Ходили слухи о том, что Сенаты городов планировали официальные контакты с пришельцами, но никто по-настоящему не знал, каким образом они будут осуществляться.
    Может быть, своим смелым решением он опередил их. Но с другой стороны, если бы усилия его отца увенчались успехом, тот давно сумел бы сообщить об этом. Итак, его держат в плену, и он, Арса, должен его освободить.
    Первое дерево свидетельствовало о близости леса. Это было гигантское растение, казалось, достигавшее низких облаков. Диаметр стволов подобных деревьев часто достигал двадцати метров, но кора была шероховатой, испещренной разрывами, так что в случае нападения можно будет найти убежище на дереве или даже в нем.
    Дождь перестал, буря, казалось, тоже стихла. Все чаще из-за туч мелькала луна, бросая бледный свет на призрачный ландшафт. Возвышаясь над лесными деревьями, до самого темного горизонта, тянулась тень чужого корабля. Справа все еще тлел лагерный костер драгов. Изредка двигалась какая-нибудь темная фигура. Драги спали вокруг своего костра.
    Возле корабля все было спокойно. Высоко над землей виднелся круглый, ярко освещенный люк. Под ним, неся вахту, сидел один из чужаков. Для Арсы было совершенно невозможно попасть туда. Какой смысл 'это имеет теперь, среди ночи?
    Он проскользнул дальше, к тлеющему лагерному костру. Тепло было приятно, и он почувствовал, как озноб оставляет его тело. Может быть, было бы неплохо ненадолго задержаться здесь. Драги спали. Согревшись и обсохнув, он посмотрел на мир совсем поиному.
    На востоке уже начало светать, когда Арса принял решение. Он должен попасть на корабль чужаков, если хочет что-нибудь узнать о судьбе своего пропавшего отца. Может быть, для подъема можно использовать могучие металлические трубы, на которых покоился гигантский корпус корабля и которые при посадке разрушили половину города моков.
    Он удалился от костра, вблизи которого провел ночь рядом с драгами. Лежащие на земле гиганты казались горами плоти, скудно прикрытыми шкурами местных четвероногих и ворочающимися во сне. Их превосходящее воображение, но примитивное оружие лежало или стояло рядом с ними без всякого присмотра. Дубины и копья, а также несколько луков, стрелы к которым были длиной в двадцать метров. С ними они довольно успешно охотились на четвероногих хищников, но против вымыслов они были бессильны. От них спасало только поспешное бегство.
    Руки Арсы нащупали что-то, бывшее не влажной землей или камнями. Оно было податливым, но твердым. И двигалось под ними. Богатая фантазия подсказала ему, что '-это такое, и он раскатал антенны, ища завязки сумки.
    - Кто здесь? - просигналил он. Ответ пришел неожиданно быстро. - Мок! Корабль разрушил наш город. Мы бежали, но драги поймали нас. Спаси нас! Иначе мы пропали!
    - Спокойнее, друзья. Сколько вас?
    - Около двадцати. Другие вчера вечером... Импульсы мыслей прекратились, но Арса понял, что ему хотели сообщить. Драги поедали моков, теперь в этом не было никакого сомнения. Но чужаки были цивилизованы, и техника их далеко обогнала технику моков. И если они когда-либо узнают, что драги убивают разумных существ, чтобы пожрать их, между ними больше не будет никакой дружбы.
    - Подождите, я открою сумку. На это понадобится всего несколько минут. Ведите себя тихо. Сумка прикреплена к поясу одного из драгов. Если он что-нибудь заметит...
    Он не стал продолжать и занялся узлом, которым была завязана сумка. Узел был примитивен, но прочен. Кроме того, Арсе мешала веревка в его руку толщиной.
    Чтобы удобнее было работать, он снова скатал антенны. К сожалению, он больше не мог слышать мыслей несчастных моков, что поначалу сильно расстроило его.
    Наконец он распустил последнюю петлю. Осторожно приподнял тяжелую материю. Появился узкий проход. Навстречу ему высунулась голова первого мока.
    - Вы свободны,- просигналил Арса, с некоторой озабоченностью глядя на светлеющее небо.- Поспешите, направляйтесь в ближайший город. Драги скоро проснутся и заметят ваше бегство.
    - Как ваше имя? - спросил кто-то и почти нежно коснулся антеннами Арсы.- Каждый должен узнать, кто был настолько храбр, что пробрался в лагерь чудовищ.
    - Я Арса,- ответил Арса и поспешил прочь, не ожидая благодарности освобожденных, избежавших ужасной участи. Он знал, что теперь они найдут дорогу в безопасное место. Но у него оставался его великий замысел, и если он умрет, исполняя его, жертва все же будет не совсем напрасной. Он спас от верной гибели двадцать моков.
    Поверхность могучей опоры была неровной, как он и надеялся. Его пальцы нашли, за что уцепиться. Не было необходимости использовать маленькие недоразвитые присоски, оставшиеся на пальцах, как рудимент давно исчезнувших поколений. Кроме того, наклон опоры облегчал подъем.
    У выпуклого кольцевого выступа он сделал передышку. Теперь почва находилась в сорока метрах под ним, но примерно в двадцати метрах над ним опора заканчивалась, уходя в обшивку корабля. Там, по обеим сторонам металлической горы, шла широкая закраина.
    Он осторожно выставил антенны и попытался принять далекие, слабые импульсы. Но все было тихо. Может быть, его бегство еще не заметили.
    Он стал взбираться дальше, достиг выступа метровой ширины и пополз вдоль него. Даже при помощи присосок здесь невозможно было найти опору.
    Итак, дальше. Недалеко от освещенного иллюминатора закраина внезапно кончилась. Невероятно огромная лестница из трех ступеней спускалась вниз. Там, где находился Арса, она упиралась в закрытую дверь метров двадцать шириной и около сорока высотой. - Вход. Если он хочет попасть внутрь корабля а он должен это сделать, если собирается найти Ксо - дверь представляла собой единственный шанс. Днем ее должны открыть. В благоприятныймомент можно пробраться через порог.
    Но перед ним стояла еще одна большая проблема. Корабль был чудовищно огромен - более четырехсот метров в высоту и шестьсот в поперечнике. Сколько же в нем помещений? Не будет ли он раздавлен ногами равнодушных чужаков, если не проявит достаточной осторожности?
    Или разумней показаться им? Он решил действовать по обстоятельствам. Сначала ему надо найти здесь, снаружи, хорошее убежище, где его не обнаружат и откуда он может наблюдать за всем. Возле закрытого люка он обнаружил выступ, достаточно большой, чтобы спрятаться за ним и не быть видимым снизу. Конечно, если кто-нибудь из чужаков, стоя прямо под лестницей, глянет вверх...
    Он снова скатал антенны и забрался в щель. Здесь было очень неудобно лежать неподвижно, но у него не оставалось выбора. По крайней мере, на первое время он был в безопасности, и это компенсировало все неудобства.
    Сначала проснулись драги на поляне. Они лениво поднялись, снова развели костер и приготовили остатки добытого вчера мяса. Из ближайшей реки они принесли воду в глиняном сосуде. А потом...
    Арса почувствовал, как внезапно сердце его замерло. Один из драгов осторожно открыл сумку и сунул гигантскую лапу внутрь. Через секунду он снова вытащил ее. В безжалостных пальцах был зажат мок, вращающий антеннами и посылающий отчаянные сигналы о помощи. Арса принял их, но ничего не мог поделать. Вероятно, он сумел .бы создать вымысел, но это разрушит все его планы.
    Отчаянные сигналы внезапно смолкли, когда драг оторвал моку голову. Он положил вздрагивающее тело перед собой на камень рядом с пылающим костром.
    Потом он снова сунул руку в сумку. Арса скатал антенны и закрыл глаза. Его поколение, с непоколебимой уверенностью внезапно осознал он, преодолеет опасения стариков. Ясно вырисовывалась единственная возможность обеспечить будущее моков: необходимо использовать все технические средства, чтобы уничтожить драгов.
    Чужаки могут сделать все остальное, уничтожив уже существующие вымыслы. Затем Мокар, наконец, станет мирной планетой.
    Чужаки?.. Нужно объяснить им, что драги плотоядные. А плотоядные должны вызывать отвращение у всех разумных рас. Чужаки автоматически возненавидят драгов и будут помогать мокам.
    С этими утешительными мыслями Арса приготовился к длительному ожиданию.
    К вечеру Брал освободился и вернулся в свою комнату. Сегодня не было никаких уроков, но по видеоэкрану Совет связался с ним и другими космонавтами, так что он сразу же узнал обо всем происшедшем.
    Уже в первой половине дня два чужака покинули корабль и пошли к ожидающим их драгам, сидящим вокруг костра и, по-видимому, готовым продолжить начавшийся вчера праздник. При помощи камеры дальнего наблюдения трудно было в подробностях разглядеть, что происходит у костра, но одно было несомненно: между чужаками и драгами уже не было вражды.
    Это оказалось тяжелым ударом для моков, но впереди их ожидало кое-что похуже.
    Солнце снова начало опускаться, когда двадцать моков у входа одной из шахт попросили убежища. Они, согласно их объяснениям, пришли из полуразрушенного кораблем чужаков города. Их предводителя тотчас же доставили в Сенат, где он доложил обо всем. Когда Брал услышал, как Арса освободил их, его сердце наполнилось гордостью и радостью. Хотя Сенат расценил бегство ученика иначе, он был вынужден признать, что часть вины юного мока уже искуплена.
    А потом пришло чудовищное разочарование.
    - Я довольно поздно покинул разрушенный район города,рассказывал глубоко потрясенный мок.- Драги уже заключили мир с чужаками и разожгли костер. Я видел множество раздавленных моков, но не мог им помочь, хотя некоторые из них были еще живы. Я пытался добраться до степи с высокой травой, но мне не повезло. Когда я полз по каменистому плато, меня обнаружил один из драгов. Его гигантская рука опустилась с неба и схватила меня. Я пытался укусить его, но он сунул меня в сумку, где уже лежало больше трех дюжин мертвых, раненых и здоровых моков. Драг собрал богатую добычу.
    Спустя примерно час, когда уже стемнело, драг достал из сумки более дюжины моков - большинство из них были уже мертвы - и снова закрыл ее. Мы могли только догадываться, что произойдет. Но отчаянные сигналы о помощи сказали нам, что случилось. Драг убил пленных и жарил их на костре.
    Потрясенный мок прервал рассказ. Брал, лежа в постели, уставился на экран. Члены Совета не шевелились. Они неподвижно ждали, пока мок преодолеет свою вполне понятную слабость и продолжит.
    - Наконец, сигналы о помощи смолкли. Мы попытались прогрызть сумку своими острыми зубами, но материя была слишком прочной и грубой. Нам это не удалось. Наступила ночь - а потом пришел Арса и освободил нас.
    Один из сенаторов нагнулся вперед.
    - Где остался Арса? Почему он не вернулся с вами?
    - Мы этого не знаем. Он не принял нашей благодарности. Он вел себя так, словно у него было какое-то задание, и быстро удалился. Мы только увидели, что он исчез в направлении чужого корабля.
    Брал закрыл глаза. Теперь он понял, что задумал Арса. Дело его отца - он должен его. закончить. Но, может быть, он хотел освободить его, если тот все еще был жив. Однако, никто не мог понять намерений Арсы, кроме Брала.
    Он заснул, не в силах побороть усталость, но потом, под вечер, его разбудил сигнал тревоги. Все восемь космических путешественников, принимавших участие в полете на Раану, вызывались в Сенат.
    Брал не знал, что произошло. Он окатил себя холодной водой и покинул комнату. Пешком он добрался до административного здания, в котором под сильной охраной находилась матка, посвятившая всю свою жизнь производству потомства. Она не заботилась о политике, только о своих детях.
    В огромном зале его уже ждали сенаторы. Он был последним прибывшим. Коротко извинившись, он поздоровался с сенатором и маткой, присоединился к остальным и выяснил, что никто не знает, зачем их вызвали.
    Председательствующий сенатор включил связь с примыкающими городами. Руки его дрожали, когда он это делал. Антенны возбужденно раскачивались, выдавая его нервозность. Потом, наконец, он повернулся к присутствующим и просигналил:
    - Начнем наше новое заседание. Подготовьтесь к двум неожиданностям. Первая, должен вас заверить, из приятных. Регол, приведите возвратившегося.
    Все взгляды были направлены на дверь, к которой только что подошел Регол. Она открылась, на мгновение пространство оставалось пустым и темным, но потом кто-то вошел, хромая, с оторванным щупальцем. Одна антенна тоже была повреждена и вяло свисала вниз. Это был Ксо.
    Собравшиеся закачались. Начали обмениваться сигналами, и на несколько секунд воцарился настоящий хаос, особенно среди космонавтов. Артос протиснулся вперед и схватил Ксо за руку, но тот не обратил на него никакого внимания. Артос, несколько опечалившись, снова отступил назад, к остальным.
    Сенат попросил тишины. Все сели. Регол провел Ксо на возвышение и усадил его на подготовленный стул. Он не обращал внимания на любопытствующие взгляды собравшихся.
    Председательствующий сенатор направил антенны на моков.
    - Да, Ксо вернулся. Он преодолел расстояние между Равной и Мокаром в корабле чужаков и уже описал нам его техническое устройство. Теперь установлено, что чужаки во всех областях технологии превосходят нас. Совершенно бессмысленно пытаться напасть на них. Даже вымыслы, как мы уже знаем, они могут обезвреживать. Дальше, установлено, что они завязали с драгами дружеский контакт, хотя обе расы разделены целыми эпохами развития цивилизации. Но еще существовала слабая надежда, что они, по крайней мере, сохранят нейтралитет. К сожалению, теперь она окончательно рухнула. Ксо принес нам чудовищное сообщение. Оно уничтожило все наши надежды на мирное будущее и, возможно, означает конец нашей цивилизации.
    Сенатор сел и требовательно посмотрел на Ксо. Врач кивнул и перевел взгляд с телекамер на выжидающие глаза своих коллег, с которыми он провел радостные, полные надежд часы на Раане. Особенно долго его взгляд задержался на Брале, но мысли его не искали контакта.
    Потом пришел импульс, слабый, едва понятный. Одна из антенн Ксо не работала. Брал с большим трудом смог понять своего друга.
    - Чужаки взяли меня в плен, но обращались со мной неплохо, так что в первое мгновение у меня появилась надежда воплотить в жизнь свои намерения. Но их поведение не было поведением равноправных партнеров при первом контакте между двумя разумными расами. Они заперли меня и при помощи одного из странных приборов пытались взять меня под свой контроль. Я называю это гипнозом. Когда я взглянул в чудовищно увеличенный глаз драгоподобного чудовища, я создал вымысел и с его помощью спасся бегством. Как ни странно, драг, которого я создал, отличался от других. Его появление вызвало некоторое замешательство. Мне удалось бежать. Я забрался под одно из сооружений из чистой стали и оставался там, пока корабль не стартовал.
    Ксо устало замолчал и снова посмотрел на Брала. В его взгляде было что-то похожее на вопрос, который он не отваживался задать. Но потом, через несколько секунд, он продолжил свой рассказ.
    - Ночью я выбрался из своего убежища и обследовал корабль. Я узнал не слишком много, но этого достаточно. Теперь я точно знал время старта и посадки, и нетрудно было рассчитать скорость полета корабля чужаков. Не считая ускорения и торможения, я могу утверждать, что они преодолели расстояние между Равной и Мокаром со скоростью света.
    По рядам моков прошло движение. Три командира космических кораблей переглянулись, в их глазах читалось удивление. Некоторые из техников недоверчиво покачали головами, но правдивость рассказа Ксо не вызывала сомнений. Врач никогда не стал бы утверждать ничего подобного, если бы счел это невероятным или даже недостоверным.
    - Несмотря на свое'бегство,-продолжил Ксо,-я еще не отказался от надежды установить контакт с чужаками, но мое положение казалось мне не слишком благоприятным для этого. Может быть потом, думал я, когда они совершат посадку на Мокаре и воочию увидят, насколько примитивны драги. В таком случае нужно будет объяснить чужакам, какой будущий партнер для них лучше подходит. Итак, я спрятался поблизости от входного шлюза и стал наблюдать.
    Мы совершили посадку, и шлюз открылся. Я мог наблюдать все. Драги не заставили себя долго ждать.
    Они приблизились, сначала с враждебными намерениями, но быстро отказались от них, когда увидели себе подобных. Тогда произошло то, чего я опасался: чужаки и драги заключили дружеское соглашение.
    Насколько мне известно, между ними нет настоящего взаимопонимания, и они обмениваются лишь примитивными жестами. Сами чужаки, несмотря на то, что они так обогнали нас в развитии, не телепаты. К сожалению, животное, покрытое мехом, в половину роста чужаков, которое они привезли с собой, должно быть, владеет телепатией, а также еще некоторыми удивительными способностями, которые я мог наблюдать. Во всяком случае, они быстро объединились и устроили праздник у лагерного костра драгов.
    И здесь случилось то, что уничтожило все наши надежды.
    Драги воспользовались возможностью изловить моков, бежавших с места катастрофы, вызванной посадкой гигантского,корабля. В течение их праздника сотня наших сородичей была убита и поджарена на костре.
    Артос не смог сдержаться. Дрожащими антеннами он просигналил:
    - Мы знаем, Ксо. Этим окончательно доказано, что драги плотоядны. Сенат уже сделал выводы и подготавливает законопроект, разрешающий уничтожение драгов. В будущем ни один мок не останется неотомщенным. Мы бросим против гигантов наши отряды и уничтожим их самым мощным нашим оружием. Это защита, всего лишь чистая самозащита. И пришельцы должны понять это, Ксо! Они помогут нам смести с поверхности планеты драгов и вымыслы.
    Ксо незамедлительно покачал головой. Когда Артос перестал излучать свои мысли, он продолжил:
    - Подобные надежды, Артос, питал и я, надеясь воплотить их в жизнь. Но потом случилось ужасное. Чужаки сидели на земле у костра и ели вместе с драгами. Я хорошо мог их видеть, потому что перебрался через порог открытого люка, и когда металлический пол задрожал под ногами одного из преследующих меня чужаков и у меня не осталось никакого другого выхода, я просто упал вниз. Я пролетел метров сто, но слой мха смягчил удар. Уже стемнело, так что я решил сообщить о себе. Под защитой опустившейся ночи я приблизился к гигантскому костру и вскарабкался на одно из вывороченных бурей деревьев, ствол которого наклонился так косо, что я нашел прекрасное убежище почти над самыми головами чужаков, и драгов.
    Итак, отсюда я мог без помех наблюдать за всем происходящим. Драги предложили чужакам кусок жареного мяса убитого животного. Чужаки взяли мясо и съели его. Они вместе с драгами ели тело убитого живого существа! А потом, на десерт, им поднесли поджаренных ранее моков. Чужаки чуть поколебались, но потом каждый из них взял предложенную пищу - и проглотил ее. Чужаки, представлявшиеся нам такими цивилизованными, не хуже и не лучше драгов.
    Ксо умолк. Он закрыл лицо руками, чтобы не видеть широко открытых от ужаса глаз моков, надежды которых он был вынужден так жестоко разрушить. В зал постепенно вернулось спокойствие. Сенат быстро провел обсуждение, а затем председатель просигналил:
    - Ксо закончил свой рассказ. В его истинности и достоверности нельзя сомневаться. Бессмысленность контакта с чужаками доказана. Они не стесняются подражать обычаям своих диких родственников. Я довожу до вашего сведения, что матки уже единогласно одобрили упомянутый здесь Артосом проект закона. Отныне между драгами и моками начинается война. До полного уничтожения!
    Отношение к высадившимся чужакам такое же, как и к драгам. Пока они находятся на нашей планете, они считаются нашими смертельными врагами. Любая попытка установить с ними контакт будет рассматриваться как государственное преступление и караться смертью.
    Уже этим утром мы созовем военный совет и обсудим следующие шаги. Теперь я должен просить вас вернуться в свои жилища. Заседание окончено.
    Другие начали покидать зал. Брал задержался. Он подошел к возвышению и положил свою руку на руку Ксо. Врач поднял голову и встретился с взглядом Брала, в котором читалась скрытая просьба. Один из сенаторов подозрительно посмотрел на них.
    Брал сплел свои антенны со здоровой антенной Ксо, чтобы никто не слышал, что он передает.
    - Я должен поговорить с тобой. Это важно. Ксо кивнул и встал. Один из сенаторов подошел к Бралу. - Что вы хотите от Ксо? - Он мой друг. Мы вместе были на Раане. Я только поздоровался с ним.
    - Ксо истощен и будет отправлен в госпиталь. Если вы хотите, можете получить разрешение посетить его.
    - Спасибо,- ответил Брал и бросил Ксо ободряющий взгляд. Задумавшись, полный сомнений, он вернулся в свою комнату.
    Утром он хотел посетить Ксо и рассказать ему о бегстве Арсы, если тот еще не слышал о нем.
    Облетая третью планету, Родан увидел, что на ней нет никакой по-настоящему разумной жизни. Три континента омывались большими морями, на которых не было видно ни одного корабля. Необозримые первобытные леса, пересекаемые редкими полянами, горными цепями и высокогорными плато, 'скрывали от любопытных глаз космических путешественников свою флору и фауну. Широкие реки пересекали дебри, но на их берегах тоже не было никаких признаков человеческих поселений.
    Лейтенант Тиффлор настроил пеленгационный прибор.
    - Слабое радиоактивное излучение прямо под нами, шеф. Оно может остаться от совершивших здесь посадку ракет.
    - Хорошо,- сказал Родан и кивнул Булли.- Тогда мы сядем здесь. Там, на краю леса, хорошее место.
    "Газель" медленно опустилась ниже, выпустила телескопические опоры и, наконец, мягко опустилась. Опоры почти на метр погрузились в мягкую почву. Все экраны в централи были включены, но снаружи не было заметно ничего подозрительного.
    Родан довольно долго ждал, прежде чем сделать знак Булли.
    - Посмотрим на Бету-3, мой старый друг. Где-то в лесах должны жить те, кто посещал Бету-4. Проклятье, я снова ничего не понимаю. Почему мы не обнаружили признаков цивилизации? На этой планете нет ни одного города, ни одного космопорта. Мы заметили пару животных, и это все. Тиффу показалось, что один раз он видел дым; вероятно, это был оптический обман. И все же вчера или даже сегодня здесь совершили посадку три ракеты, преодолев межпланетное пространство. Честно говоря, я не нахожу никакого объяснения этому загадочному феномену.
    - Подождем,- утешил его Булли и решительно сунул за пояс парализатор.- Я с удовольствием снова подышу свежим воздухом.
    - Минутку! - прервал его доктор Хаггард, не сводивший взгляда с экрана.- Вот они!
    Родан и Булли обернулись. На некоторое время они забыли о своем намерении выйти на поверхность планеты, потому что на экране появилось кое-что интересное.
    Люди!
    - Ну? - гордо спросил Тифф.- Что я говорил? Никто не ответил. Каждый своими собственными глазами видел, насколько правильны были наблюдения лейтенанта, когда он в первый раз в одиночку посетил Бету Овна. Теперь эти люди стояли внизу, на краю леса: одетые в шкуры мужчины, полуголые, широкогрудые. В руках они сжимали тяжелые деревянные дубинки, длинные копья, туго натянутые луки. Они молча и выжидающе смотрели на совершивший посадку корабль. В их поведении было нечто вызывающее. Во всяком случае, путешественников удивило почти полное отсутствие страха.
    А потом они взмахнули дубинками и побежали к "Газели".
    - Они нападают! - усмехнувшись, воскликнул Булли.- Они хотят убить нас своими дубинками. Ты не находишь, Перри, что такое поведение довольно странно для расы, способной на космические путешествия?
    Родан ничего не ответил. Глаза его сузились, и задумчивая складка пересекла лоб. Булли не требовалось проявлять особой проницательности, чтобы заметить здесь определенное несоответствие. Дикари, которые бежали сюда, по уровню развития ни в коем случае не могли быть теми, кого земляне встретили на Бете-4.
    Нападение внезапно прервалось. Внешние микрофоны передали возбужденные крики и бормотание, которыми обменивались люди каменного века. Некоторые просто отбросили оружие, нагнулись и начали собирать что-то, что, должно быть, было для них очень ценно. Они поднимали это, осматривали со всех сторон, а потом укладывали в небольшие сумки, подвешенные у них на поясе.
    Родан сделал знак Тиффлору.
    - Дайте увеличение. Я хочу знать, что они собирают. Док
    Хаггард издал удивленный возглас, когда изображение стало больше и четче. Теперь он ясно видел то, что ползало на земле, отчаянно пытаясь скрыться. Но дикарям удалось поймать много таких медлительных насекомых и упрятать их в сумки.
    - Муравьи! - разочарованно прошептал он.- Они охотятся за муравьями.
    Родан облегченно вздохнул.
    - Во всяком случае, они, должно быть, очень ценят этих муравьев, потому что иначе они не прервали бы свое нападение на нас. Булли, последуешь за мной через двадцать секунд. Сначала я один выйду из корабля. Посмотрим, как они отреагируют.
    Люк открылся. Родан вышел наружу и сделал несколько глубоких вдохов. Потом он спустился по короткой лестнице и спрыгнул на почву Беты-3.
    Дикари прекратили свое занятие. Некоторые нагнулись за брошенным оружием. Муравьи, казалось, были сразу же забыты.
    Родан держал в одной руке парализатор, а другой делал дружеские жесты, адресуя их пораженным первобытным людям. Секунд на десять воцарилась полная тишина, потом снова раздалось возбужденное бормотание. Они говорили друг с другом, некоторые из них угрожающе размахивали дубинами, а один побежал прямо к Родану, который спокойно ожидал его.
    Булли, только, что появившийся вверху, в люке, не обладал подобным терпением или снисхождением. Он поднял оружие, а потом попавший под прицел парализатора дикарь, потрясавший дубиной, без сознания рухнул наземь.
    Другие дикари испуганно отпрянули назад. Хаггард спустил
    ся на почву Беты-3 следом за Булли. Трое мужчин бесстрастно смотрели в глаза дикарям, которые теперь выжидали, стоя неподвижно. Булли краешком глаза увидел, что повсюду ползают муравьи почти в палец длиной, пытавшиеся спастись бегством. Они появлялись из трещин и разрывов у подножия телескопической опоры. Вероятно, "Газель" опустилась прямо на один из их подземных муравейников.
    Родан нагнулся и откатил лишившегося чувств дикаря в сторону. Короткий электрический импульс из пистолета снова лривел его в себя. Когда считавшийся мертвым сородич, шатаясь, поднялся, зрители радостно взвыли. Они замахали оружием, потом отбросили его прочь. С протянутыми вперед ладонями они пошли к Родану и двум его друзьям.
    - Все же они обладают разумом,- прокомментировал Булли и облегченно добавил.- Надеюсь, они не будут награждать нас братскими поцелуями... мне это будет не слишком приятно. Тетя Амалия всегда хотела...
    Они так и не узнали, чего всегда хотела тетя Амалия, потому что предводитель дикарей уже стоял возле Родана; он снова поднял пустые ладони в доказательство своих добрых намерений.
    - Гукки! - крикнул Родан мыше-бобру, который сидел наверху, в люке, и телепатически прощупывал их мысли.- О чем он думает?
    - Он совершенно готов! - пропищал Гукки, прибегнув к обороту, который подцепил от Булли.- Он думал, что в корабле кто-то другой.
    Родан не спускал глаз с дикаря.
    - Кто-то другой? Кто?
    - Не знаю, он больше об этом не думает. У этих парней не особенно много мозгов, и они редко ими пользуются. Но им вполне этого достаточно. Он хочет заключить с нами мир.
    - Так и будет,- кивнул Родан и тоже поднял руки. Торжественным жестом он положил их на тыльные стороны ладоней дикаря. Другие снова торжествующе закричали.
    Дальнейшее было удивительно просто. Гукки выступил в качестве переводчика, так что узнать желания примитивных жителей оказалось нетрудно. Хаггард и Булли пошли вместе с ними на охоту, убили двух покрытых мехом животных и к наступлению, темноты вернулись назад. Тем временем разожгли большой костер, дичь была разделана и поджарена на огне.
    С того момента все пошло гладко. Булли уселся на ствол дерева возле Родана и повел себя так, словно сам был дикарем. Он руками рвал полусырое мясо и с наслаждением глотал его.
    - Я чувствую себя воистину великолепно,- произнес он, жуя и вытирая рот рукавом.- Счастливые были времена, когда наши предки еще жили в пещерах и промышляли охотой. Никакой заботы о деньгах, никакой атомной бомбы...
    Родан, по-видимому, не разделял безмятежной радости.
    - Все идет прекрасно и замечательно,-заметил он,-но я постоянно спрашиваю себя, правильно ли мы ведем себя здесь? Или ты думаешь, что эти необузданные варвары построили те три ракеты и летали в них на четвертую планету?
    Булли прикусил губу.
    - Ракеты! Я почти забыл о них,- он бросил испытующий взгляд на фыркающих, пирующих дикарей, на прислоненные к деревьям копья и дубинки, потом медленно покачал головой.Нет, не они. Но, может быть, другие?
    - Другие? Кто же? Мы обследовали всю планету, но не нашли никаких следов цивилизации. Эти люди каменного века - единственные высокоразвитые живые существа на Бете-3, в этом нет никаких сомнений. Они не строили никаких ракет. Остается одинединственный вывод: хотя три космических корабля и прилетели сюда, но сразу же снова стартовали. Ими управляли разумные существа, родившиеся на другой планете, так же, как мы.
    Теперь мы можем похоронить все тайные надежды. Тифф был прав. В этой системе разум находится у самого начала своего развития. Мы не должны вмешиваться. Им никто не должен помогать - по крайней мере, не мы.
    - Итак, старт? - разочарованно спросил Булли. Родан кивнул.
    - Да, завтра или послезавтра. Вероятно, в памяти этих парней мы останемся как некие боги, но это поможет им только в будущем. Хаггард, что вы скажете?
    Врач, казалось, очнулся ото сна. Секунду он вопросительно смотрел на Родана, потом поспешно кивнул.
    - Да, конечно, вы правы, шеф. Дикари! Но должна же быть связь между третьей и четвертой планетами!
    - Связь? Что вы под этим подразумеваете? Хаггард показал
    на первобытных людей, один из которых снова полез в сумку и вытащил оттуда муравья с палец длиной, который отчаянно защищался. Дикарь ловким движением оторвал ему голову, положил вздрагивающее тело на плоский камень, на котором уже лежала дюжина других муравьев. Потом он ногой задвинул примитивную жаровню подальше в костер.
    - Вы видите этих насекомых? Точно так же выглядело то существо, которое я нашел на Бете-4. К сожалению, оно ускользнуло от меня и, должно быть, еще прячется где-то на корабле. Во всяком случае, это такие же муравьи. Я не могу себе представить, что на двух планетах независимо друг от друга возникли идентичные виды насекомых.
    Булли пристально посмотрел на быстро приобретающих коричневый оттенок насекомых. Руки его сжались в кулаки. Немного побледнев, он нагнулся к Джону Маршаллу, сидевшему напротив него среди дикарей и безмолвно слушавшему их. Он улавливал каждую мысль, которую рождало их сознание.
    - Джон! Что вы думаете об этих отвратительных насекомых? Может быть, их предложат нам на десерт?
    Телепат, кисло улыбнувшись, кивнул.
    - Конечно. Они представляют из себя особый деликатес, и мы смертельно оскорбим туземцев, если откажемся от них. Ну вот, уже готово. Приятного аппетита, Булли...
    Дикарь рядом с Булли нагнулся к камню, привычным жестом вытолкнул" его из костра, взял расщепленную палку и потыкал в коричневое тельце одного из муравьев, чтобы проверить, готов ли он. Потом он'кивнул, издал серию непонятных звуков и протянул шедевр своего кулинарного искусства Родану, которому не оставалось ничего другого, как только взять поджаренное насекомое. Булли, Маршалл и Хаггард тоже получили свою долю и держали кушанье между пальцами.
    Дикари жадно ринулись к поджаренным насекомым, суя их в рот и размалывая зубами. С видимым замешательством четыре землянина последовали их примеру. Негры в Африке употребля ют в пищу жареную саранчу, почему же на Бете-3, в системе Беты Овна, более чем в пятидесяти световых годах от Земли, не употребить в пишу гигантских-муравьев?
    Булли было почти дурно, когда он сунул в рот ломоть дли ной в палец и раскусил его. Но потом он вынужден'был приз нать, что вкус был совсем недурен. Он храбро прожевал "де ликатес" и проглотил его. На вторую порцию он, конечно,, не решился.
    Потом подали что-то вроде пива - слабый алкогольный на питок. Он завершил праздник, устроенный в честь спустивших ся с неба богов. Обе стороны обменялись рукопожатиями и не понятными друг для друга словами и распрощались.
    В то время, как некоторые дикари исчезали в ближайшем лесу, а другие улеглись возле костра, Родан и его люди вер нулись на корабль. Уже совсем стемнело, но Родан не находил покоя.
    Он долго лежал, не в силах заснуть, думая о том, как это могло случиться, что муравьи в десять сантиметров длиной обитали и на Бете-4, и на Бете-3.
    Но так и не нашел ответа на свой вопрос.
    Второй день их пребывания на планете не принес ничего нового. Дикари и сегодня показали себя с лучшей стороны. Родан позволил одному из них пройти внутрь "Газели", пока Крест и Маршалл на маленьком глайдере совершали исследовательский полет.
    Ночью прошел небольшой дождь, но солнце уже высушило почву. Маленькие лужицы исчезли. Люк был открыт, потому что каждый из участников экспедиции хотел насладиться свежим воздухом дружелюбного мира, в котором разрушительные войны, казалось, еще не сеяли смерть. Люди каменного века, как бы примитивны они ни были - единственные разумные обитатели Беты-3.
    Во второй половине дня вернулись Крест и Маршалл. Они не сообщили ничего сенсационного. Один раз они видели стадо четвероногих животных, но не стали совершать посадку. Потом, в другом полушарии, стали свидетелями того, как человек двадцать охотились на существо, похожее на тигра и, наконец, убили его. Но они не обнаружили ни признаков городов, ни каких-либо других сооружений.
    Вечером того же дня Родан собрал своих людей. Люк был закрыт, а снаружи, в лесу, тлел костер дикарей.
    - Мы стартуем утром,- начал Родан, кивнув Тиффлору.- Цель нашей экспедиции достигнута. Мы хотели установить, на какой ступени развития находятся туземцы Беты-3 - теперь мы это знаем. Может быть, позже мы позаботимся о них, а теперь нам надо решить более важные проблемы. У Беты-3 есть время. Это мирная планета, и хотя другая путешествующая в космосе раса тоже обнаружила ее, однако ее, по-видимому, нечего опасаться. Во всяком случае, она показала себя совершенно безобидной. Да, так будет лучше.
    Хаггард поднял руку.
    - Нет никаких возражений, если я утром соберу еще несколько проб растений и насекомых? . - Ни в коем случае, док. Вы свободны в своих действиях. Но на этот раз получше заприте животных, иначе они отложат яйца по всей "Газели".
    - Будет сделано,- довольно улыбнулся врач. Родан посмот
    рел ему вслед, когда тот покидал корабль, потом, когда они остались одни, он повернулся к Кресту.
    - Так, теперь ответьте мне, Крест. Будет лучше, если другие об этом не узнают. Вы уверены, что Маршалл ничего не видел и не заметил?
    - Совершенно уверен. Он был слишком занят управлением глайдером, а я работал с пеленгационным экраном. Он не мог этого видеть. Это было на нашем континенте, неподалеку от берега моря, в пустыне, не более чем в двухстах километрах отсюда. Мы медленно,пересекали огромное плато, на котором почти не было растительности. Около двадцати туземцев, почти голых, охотились на животное, похожее на тигра. Они были вооружены стрелами и копьями. Тигр был полностью окружен и вступил в бой.
    - Это был тигр, Крест? Никаких отличий?
    - Разве что небольшие: длинные, изогнутые клыки, грива и пушистый хвост - но в остальном настоящий тигр, если его можно так назвать. Во всяком случае, животное спокойно стояло и ждало, что произойдет. Все произошло довольно быстро, поэтому я не хотел, чтобы Маршалл что-нибудь заметил. Я счел за лучшее не отвлекать его, когда увидел это.
    - Да, и что дальше?
    - Дикари сначала выпустили стрелы, потом бросили копья. Примерно половина их метательного оружия была хорошо нацелена и попала в цель.
    - Попала?
    - Да, попала - и как будто не попадала. Копья и стрелы прошли сквозь тело животного, словно его не существовало вообще. Совершенно так же, как на Бете-4, наши энергетические лучи без вреда прошли сквозь тела порождений фантазии Булли.
    Между бровями Родана залегла глубокая складка.
    - Вы хотите сказать, что это было такое же образование?
    - Вот именно, Перри. Дикари должны знать о его природе, потому что едва они увидели, что тигр неуязвим, как молниеносно исчезли среди скал в поисках убежища. Они явно понимают, что ничего не могут поделать с призраком. К их счастью, он от казался от ответного нападения и потрусил прочь. Держу па ри, что для поддержания жизни пища ему не нужна.
    - А объяснение. Крест? Арконоид пожал плечами. - Никако
    го, Перри. Абсолютно никакого. Пальцы Родана барабанили
    по столешнице. - Никакого объяснения существованию приз
    рака - это пара докс! Но оставим это. Намного интереснее то, что мы обнару жили уже три признака, общих для Беты-4 и Беты-3. Обе пла неты посетили неизвестные космические странники, на обеих планетах есть муравьи длиной с палец и на обеих планетах обитают призраки, состоящие из ничего и не терпящие ущерба, даже если сквозь их тела проходят -дубины или копья. Их мо жет уничтожить только пятимерное поле. Разве может подобное оказаться случайностью?
    - Не имеете ли вы в виду, что...
    - Я вообще ничего не имею в виду, Крест. Я только начи наю себя спрашивать, нашли ли мы все, что здесь можно было найти? Вернемся ли мы когда-нибудь на Землю?
    Арконоид посмотрел в потолок.
    - В этом,- серьезно ответил он,-" я должен положиться на вас, Перри. Твердо установлено, что никаких призраков не существует. Если здесь появились те же пятимерные образова ния, тогда должны быть и те, кто их создал. Другого разума эта система не знает - есть все основания так полагать.
    Итак, остается только один ответ: пришельцы из космоса. Они создали вымыслы, потом снова исчезли. Почему - уже дру гой вопрос, на который смогут ответить только они сами. Ес ли мы их найдем.
    Родан медленно кивнул.
    - Вы правы, Крест. Лишь на мгновение я попытался убедить себя, что кроме примитивных людей здесь есть другие сущест ва, способные создавать вымыслы. Но кто это может быть? Пу шистые животные, которых мы убили вчера в лесу? Маловероят но. Или эти муравьи? Конечно, можно предположить, что насе комые могут обладать высокоразвитым инстинктом или даже ра зумом, но подобная гипотеза была бы слишком абсурдной. Нет, Крест, завтра утром мы стартуем, как и намеревались. А при следующем нашем посещении мы, может быть, обнаружим лучшие доказательства - или чужаки появятся сами. Я желаю вам доб рой ночи. Крест.
    - Доброй ночи, Перри. До завтра.
    Док Хаггард бесцельно бродил в ближайших окрестностях корабля, собирая экспонаты. На его плече на ремнях висели две коробки и сумка. Одну коробку он наполнил камнями, другую мхом, травой и другими растениями. Теперь не хватало только насекомых.
    На Бете-3 встречалось очень мало их разновидностей. Он
    нашел жука величиной в два сантиметра, которого поймал без труда, потому что тот не умел летать. Потом маленькую бабочку. Под телескопической опорой "Газели" он обнаружил почти дюжину мертвых муравьев. Два были еще живы, но страдали от ужасных ран. Он решил забрать их в лабораторию и избавить от мук.
    Хаггард, помимо прочего, очень любил животных. Уже соб
    равшись подняться на корабль, он встретил Булли и его закадычного друга Гукки. Мыше-бобер сидел возле лестницы, опираясь на свой широкий хвост, и грелся на солнышке. Булли стоял рядом и гладил его мех.
    - Ну, хорошая добыча? - лениво спросил он, указывая на сумку Хаггарда.- Может быть, вам недостаточно вчерашнего праздника, поэтому вы захотели захватить с собой парочку муравьев?
    - Это в научных целях,- пробурчал Хаггард в ответ и дружески похлопал Гукки по плечу.- Посмотрим, как они тикают.
    - Тикают? - Булли раскрыл глаза, словно проснувшись. Потом снова погрузился в состояние полусна.- Ну и лексикон у этих медиков! Ужасно!
    Гукки, дружески улыбнувшись, обнажил свой зуб. Солнце было ему приятнее, чем спор. Хаггард кивнул ему и исчез в корабле. Он прошел мимо Родана.
    - Ну, док, нашли что-нибудь? Мы стартуем через два часа.
    - Уже? - Хаггард, казалось, задумался, потом сказал.- Хорошо, я останусь в корабле. Мне нужно сделать кое-что еще.
    Он вошел в свою маленькую лабораторию, поставил обе коробки в угол и положил сумку на стол. На мгновение он подумал о Джоан, которой предоставили маленькую каютку, из которой она не должна была выходить. Родан в ее отношении проявлял черезвычайную осторожность. Пока никто не мог объяснить, кем или чем была восставшая из мертвых Джоан, он не хотел рисковать.
    Хаггард с пользой провел оставшееся время. Сначала он разложил камни по определенным ящикам, которые пометил соответствующим образом. Потом настала очередь растений.
    Когда по интеркому сообщили о старте и начался обратный отсчет, он занялся содержимым сумки. Он осторожно вытащил жука, убил его быстродействующим ядом и положил в консервант. Бабочку он тоже убил.
    "Икс" минус десять минут. Предстоящий старт мало беспоко
    ил Хаггарда. Ускорения он не почувствует, а до прыжка, во время разгона до скорости света, пройдет добрый час.
    "Икс" минус одна минута. Пять тщательно разложенных мерт
    вых муравьев находились на столе. Два других все еще были живы, но члены их были большей частью сломаны или вообще отсутствовали, грудные панцири сильно помяты. Оставлять их в живых - ненужная жес токость.
    Два коротких укола - и с мучениями насекомых было покон чено.
    В ту же секунду "Газель" оторвалась от почвы и умчалась в голубое небо Беты-3, мира, казавшегося таким таинствен ным, однако, находящегося в самом начале развития разума. За тысячи, а может быть, десятки тысяч лет люди каменного века изобретут колесо и научатся строить города. Тогда и зародится цивилизация, появится техника и начнется настоя щая жизнь. А потом придут войны, и с теперешним миром будет покончено.
    Хаггард тщательно уложил семерых мертвых муравьев в со суды с прозрачной жидкостью.
    Семь муравьев... Хаггард не знал, что их было восемь. И
    восьмой все еще был жив!
    Эпилог
    Корабль стартовал прежде, чем моки успели провести запланированное нападение на драгов и чужаков. Если бы они не промедлили, поскольку все матки одобрили решение начать военные действия через два дня, в событиях, может быть, произошел бы большой поворот.
    Но теперь было уже слишком поздно - и никто ничего не узнал. Никто даже не подозревал о трагическом недоразумении.
    Брал вместе с другими космическими путешественниками был извещен, что первоначальный проект переселения на Раану заморожен. Чтобы избежать дальнейших потерь со стороны, нужно всеми средствами бороться с чудовищами и, если возможно, полностью уничтожить их. Технические средства для этого имелись. А затем можно возвести на поверхности стартовые установки для кораблей переселенцев, если только не помешают вымыслы.
    В то время, как задумавшийся, мучимый сомнениями Брал возвращался в свою комнату, чтобы подготовиться к докладу в Университете, на поверхность над городом поднимали первые батареи орудий и устанавливали их.
    Долгий мир на Мокаре закончился. Теперь начиналась тотальная кровавая война, девиз которой был девизом всех войн во Вселенной; мир должен быть восстановлен!
    Казалось, это был порядок, лишенный всякого смысла, и все же Брал не нашел никакого разумного решения.
    Арса просидел в своем убежище больше двадцати четырех ча
    сов. Он напрасно искал Ксо, хотя доказательства того, что
    тот побывал на гигантском корабле, он нашел. Оказалось нетрудно обнаружить место его пленения. Когда дверь на несколько минут открылась, он проскользнул в огромный зал и забрался под металлическую конструкцию, ту же самую, под которой прятался Ксо.
    Ночью он с трудом взобрался на гладкую стену, пока не оказался под самым светящимся потолком. Там отыскалось убежище, из которого было видно все помещение.
    Довольно долго ничего не происходило. Арса не знал, что
    ему предпринять. Что скажут чужаки, когда его обнаружат? Он пробрался на корабль без разрешения, не убьют ли они его за это?
    Счастье, что он даже не подозревал о том, что тем временем подтвердились самые худшие опасения Ксо. Он даже не знал, что моки отказались от попыток установить контакт с чужаками, ибо бессмысленно посылать свой народ на бойню.
    Арса по-прежнему оставался идеалистом, надеявшимся на лучшее - до того мгновения, когда в помещение вошел громадный чужак и бросил на пол две металлические коробки, а на стол - мешок.
    Он с удивлением наблюдал, как гигант вынул из первой коробки камни, рассортировал их, внимательно осмотрел, а потом тщательно упаковал. Во второй коробке находились небольшие деревья и кусты. Они тоже были рассортированы и убраны в ящики.
    Из мешка драг достал сорокасантиметрового панцирного ползуна, которого ученые моков считали своим предком. Он был безобиден и миролюбив, не причинял никому никакого вреда и питался древесными листьями.
    Но разумный драг убил панцирного ползуна и бросил его в сосуд с прозрачной жидкостью. Труп медленно опустился на дно и остался неподвижно лежать там.
    Застыв от ужаса, Арса наблюдал за этим жутким зрелищем. Какую цель преследовал чужак, убивая безобидное животное, которое ничего ему не сделало?
    Потом он стал свидетелем жестокого убийства цветочного летуна, который тоже находился в сумке и был извлечен оттуда безжалостной рукой драга. Арса в ужасе зажмурил глаза, чтобы не видеть, как чужак вонзает блестящее копье в тело несчастного существа и прикалывает его к деревянной стенке, а потом выводит на ней непонятные надписи.
    Примерно в то же время Арса уловил слабые импульсы мыслей другого мока. Откуда он здесь взялся, Арса сначала не понял, но потом все стало ясно.
    Чужак снова полез в мешок и достал оттуда, один за другим, пять трупов ужасно искалеченных моков. С почти научной тщатель ностью он разложил их рядом на гигантском столе и стал рассматривать через круглое стекло. Потом появились два мо ка, которые были еще живы.
    С огромным трудом Арса смог уловить их мысли, потому что их антенны не были направлены в его сторону.
    - Я думаю, это конец... Они плотоядные, как и все ос тальные драги.
    - Я видел, как они ели наших товарищей.
    - Никто не сможет нам помочь...
    - Только бы смерть была быстрой... Арса забрался на са
    мый край металлического выступа, чтобы получше все видеть. Он должен быть совершенно уверен. Если чужак убьет обоих моков, бессмысленно выполнять завещание отца. Если чужаки действительно плотоядные...
    Оба мока умерли - а потом по телу гигантского корабля прошла вибрация. Пол под ногами Арсы задрожал, вибрация возникла и исчезла.
    Не обратив внимания на старт корабля, чужак закончил свою работу. Потом он бросил семь убитых моков в семь раз личных сосудов,'так же подписал их, а потом убрал со стола всю утварь.
    Арса снова заполз в дальний угол своего убежища и без сил закрыл глаза. Первоначальный план рухнул. Намерение ис пугать или даже убить чужаков вымыслами тоже больше не привлекло его.
    Но если у него, Арсы, будет время, ему представится бо лее удобная возможность отомстить за смерть своих сородичей и своего отца.
    Чужаки возвращались на свою родину - они везли с собой живого мока. Когда они совершат посадку, он сможет незаметно покинуть корабль. Потом он будет создавать вымыслы, дюжины, сотни, тысячи - пока хватит сил. Планета чужаков, как бы велика она ни была, будет кишеть ими. Они будут нападать на драгов и убивать их, а драги смогут дематериализовать лишь малое их количество.
    И смерть Ксо будет отомщена. Счастливый тем, что может
    сослужить последнюю службу своему храброму, измученному народу, Арса, наконец, заснул. Не
    заметно для него корабль чужаков скользнул в пятое измерение и совершил прыжок в три световых года. Когда он материализовался снова, в нем кое-что изменилось.
    По чистой случайности обход корабля после первого прыжка делал Родан. Но, вероятно, у него возникло подсознательное желание устроить эту проверку.
    Когда он открыл дверь каюты Джоан Кастингс, он уже знал, что ему ждать, и не удивился, найдя каюту пустой.
    Он уставился на измятую постель, в которой все еще был виден отпечаток человеческого тела. Он быстро вош(л и положил руку на простыню.
    Она была еще теплой. Позади него раздался какой-то звук.
    Доктор Хаггард заглядывал в дверь, в глазах его застыл вопрос.
    - Где... она? Родан выпрямился. Лицо его было очень серь
    езным. - Осталась в пятом измерении, док. Она не была ре
    альным человеком в истинном смысле. Прыжок через гиперпространство - и ее не стало. Вы должны понять.
    - Я во второй раз потерял Джоан,- начал док, но Родан покачал головой, прервав его.
    - Нет, это не так, док. Вы только однажды потеряли Джоан, пятнадцать лет назад. Не позволяйте себя обманывать искусственными отражениями. Во всяком случае, мы теперь наверняка знаем: на борту "Газели" не может задержаться вымысел, даже тот, которого мы до сих пор не заметили.
    - И кто же,- спросил незаметно подошедший Крест,- создал этот вымысел, Перри? Кто?
    - Я не знаю, Крест. Если кто-то вообще может знать, так только вы. История арконоидов насчитывает более десяти тысяч лет галактической цивилизации. Когда-то, где-то, вы. Крест, могли наткнуться на расу, которая может материализовать мысленные образы. Может быть, позитронный мозг Аркона знает ответ.
    Крест покачал головой.
    - Материализация мыслей - это нечто чудовищное, Родан, о таком невероятном достижении я должен был знать, если бы оно когда-либо произошло. Такое чудо может совершить только разум, о котором мы не имеем никакого представления. Может быть, они похожи на нас, может быть - нет. Во всяком случае, благодаря своим способностям они должны были создать мир, перед которым Империя Арконоидов - ничто. Я думаю, мы должны радоваться, что не встретились с этими существами.
    Родан медленно обернулся и посмотрел в красноватые глаза Креста, похожие на глаза альбиноса.
    - Может быть, вы правы. Крест - а может быть, и нет. Вспомните только о маленьких и весьма примитивных ракетах, которые мы видели на Бете-4.
    - Нас сознательно ввели в заблуждение, не так ли? - спокойно ответил Крест.
    Донесшийся из бортового динамика голос Тиффлора прервал мысли Родана. . - Готовьтесь ко второму прыжку через десять секунд.
    Крест положил правую руку на плечо Родана. Когда он заговорил, тон его был непривычно мягким.
    - Мы должны подождать. Ничего нельзя добиться силой - и, может быть, очень хорошо, что наши могучие цивилизации еще долго не будут готовы встретиться с такой прогрессивной ра сой. Когда-нибудь в далеком будущем - я могу себе это представить - такая встреча произойдет. Может быть, мы еще доживем до нее.
    Доктор Фрэнк Хаггард все еще не отрываясь смотрел на пус тую постель, когда "Газель" покинула все нормальные измере ния и снова скользнула в незнающее времени гиперпространс тво.
    На Мокаре смерть снимала богатый урожай. Повсюду были ус
    тановлены тяжелые орудия, обстреливающие каждого драга, попадавшего в зону поражения. Разрывные снаряды наносили гигантам ужасные раны, а. те оказывались совершенно беззащитны перед происходящим. Они не видели противника. Однажды они обнаружили оДно орудие и бросились на него, но оно, словно по волшебству, бесследно исчезло под землей.
    Пораженный колосс с грохотом рухнул и испустил дух. Никто не помог ему, потому что остальных чудовищ охватила паника, и каждое из них пыталось спастись само. Но они попадали из одной ловушки в другую.
    Древний закон моков больше не действовал. Настоящие хозяева планеты пробудились от сна, длившегося тысячелетия, и занялись завоеванием жизненного пространства.
    Драги умирали, так и не поняв, кто их противник. Глубоко
    внизу, в городе. Брал вошел в класс и поздоровался с учениками. Присутствовали все, пустовало лишь одно место.
    Не было Арсы. Вчера вечером Брал был у Ксо и сообщил ему
    о бегстве Арсы. Врач только задумчиво, кивнул и, казалось, совсем не удивился.
    - Я ожидал этого, Брал. Он - мой сын и должен был действовать именно так. Он не мог знать, что я вернулся и что Сенат отменил закон. Но остается еще одна слабая надежда.
    - Какая? - спросил Брал.
    - Может быть, Арса попадет в город чужаков и спрячется там. А потом вместе с ними вернется на родную планету.
    - Чего он этим достигнет? Ничего, Ксо. Ни для нас, ни для себя.
    Голос Ксо внезапно стал жестким:
    - Он может отомстить за каждого несчастного мока, съеденного чужаками.
    Как изменился Ксо, подумал Брал, начиная урок. В нем не осталось ничего от прежнего идеализма и душевного беспокойства, ничего от стремления к свободе и надежды заключить мир между моками и чужаками. Только жажда борьбы и мести! Потому что только так, утверждал Ксо, можно достигнуть свободы.
    Чужаки сами разрушили все упования. Неохотно, без внут
    реннего подъема, он приступил К беседе. Глубоко в его ду
    ше зародилось сомнение. Не случилось ли ошибки - какой-нибудь ужасной, непредставимой ошибки. Ошибки, которая окажет решающее влияние на будущее моков.
    Сегодня, завтра - или через тысячу лет...
    Последний прыжок. Родан проснулся и почувствовал легкую
    боль в затылке. Он, несколько стесняясь своей слабости, плеснул в лицо ледяной водой и вышел из каюты.
    Все остальные уже собрались в централи, чтобы наблюдать за посадкой на Землю.
    Экспедиция завершилась, но не принесла с собой ничего но
    вого. Струящая голубовато-зеленый свет родная планета в
    углу экрана быстро увеличивалась и скоро заполнила все поле зрения. Защитные щиты выскользнули из пазов, и экраны погасли. Началось ожидание.
    "Газель" пошла на посадку. Космодром Террании являл собой
    обычную картину активной деятельности. Корабли и самолеты взлетали и садились. Грузовики скользили над бетонным покрытием, пассажирские машины высаживали и забирали пассажиров, а грузовые транспорты прибывали из города и направлялись туда.
    Посадка "Газели" прошла почти назамеченной. Родан послед
    ним покинул корабль и забрался в подъехавший турбомобиль, где уже находились остальные участники экспедиции.
    - Да, все прошло великолепно,- с удовольствием произнес Тиффлор и посмотрел вверх, на открытый люк, через который поднимутся техники, чтобы обследовать своими приборамц тело летающего диска.- Мне очень жаль, что открытия оказались такими незначительными.
    - Во всяком случае, мы нашли людей,- улыбнулся Родан,- а это всегда важно. Десять тысяч лет назад на Земле все выглядело абсолютно так же, как сегодня на Бете Овна-3.
    Машина тронулась с места. Со все возрастающей скоростью она заскользила над ровным покрытием, направляясь к городу.
    Наутро они забудут о Бете Овна. Через час инженер Мартене
    из отдела электроники забрался в "Газель" и приступил к проверочным работам. Это не доставило ему никаких трудностей, потому что электронное оснащение корабля функционировало безупречно.
    В централь вошел Бираш, техник-специалист по климатическим установкам.
    Несколько минут они потрепались, потом продолжили работу.
    Когда два часа спустя они покинули "Газель" и беззаботно спрыгнули на бетонное покрытие космодрома. Мартене почувствовал, что он на что-то наступил.
    Он поднял ногу и ему показалось, что он видит раздавленного скорпиона в палец длиной, какие во множестве водились в близлежащей пустыне.
    - Мерзость! - с отвращением пробормотал он.- Теперь они добрались даже сюда. Может быть, он хотел улететь к звездам?
    Бираш весело рассмеялся. Мысль, что насекомое может зайцем проскользнуть на корабль, показалась ему очень забавной.
    - Тебе хорошо смеяться! - накинулся на него Мартене.- А эта пакость могла меня ужалить. Скорпионы опасны, с ними надо проявлять осторожность...
    - Ужалить? - удивился чех и слегка нагнулся к бесформенной массе, чтобы получше рассмотреть ее.- Чем ужалить? Я не вижу никакого жала.
    Мартене даже не взглянул на него.
    - Ну и что? Тогда, значит, это был скорпион, лишенный жала - я теперь ничему уже не удивляюсь.
    Он перекинул через плечо сумку с инструментами и направился к ближайшему ангару.
    Бираш не спеша последовал за ним. Горизонт внизу порозо
    вел, и скоро совсем стемнеет. Примет ли Рита его предложение? - Он давно уже забыл о мерзком насекомом, раздавленном Мартенсом.
    Были более важные дела...
Top.Mail.Ru