Скачать fb2
Ковбои Техаса

Ковбои Техаса


Аллан Данн Ковбои Техаса

Глава I

    Назойливый северо-восточный ветер дул с гор, покрытых темно-серыми облаками, несущими дождь для прерии, но не для городка Доги, спрятавшегося в долине. На долю Доги перепадала только колючая серая пыль, которую ветер вздымал с прерии, покрывая городок тонким слоем «алкали», мягким, как мука. Эта пыль облаками мчалась по главной улице города, забираясь всюду, где не было плотно закупорено, раздражая горло и глаза обитателей, словно стремясь сравнять Доги с серым, однообразным фоком пустыни.
    Доги — маленький городок, в центре скотопромышленной местности, откуда продукты ферм отправляются в восточные штаты. В городе есть банк, мелочные лавки, две гостиницы, четыре биллиардных, гараж, почтовая контора, пять ресторанов, из которых два китайских, две прачечные — обе китайские, несколько жилых домов и девять учреждений, где продают фруктовые воды. Прибавьте к этому несколько мексиканских и индейских хижин, разбросанных в прерии по другую сторону железной дороги, и вы получите -ясное представление о Доги с его единственной улицей, покрытой пылью по щиколотку в течение трехсот тридцати трех дней в году. Остальные тридцать два дня улица представляет собою или дно грязного, бурного потока, или непролазное болото.
    Три года спустя после запрещения в Штатах спиртных напитков Доги мало изменился. По-прежнему, несмотря на то, что через город часто проезжали автомобили, коновязи были почти у каждого дома. Правда, трактиры продавали теперь фруктовые воды. Исчезли игорные столы, «крап», рулетка, стаканы для смешивания напитков и деревянные палочки для сбрасывания пивной пены. Доги ложится спать теперь рано, и жители его больше уже не пробуждаются от ночной стрельбы перепившихся ковбоев. Доги стоит на пути к благонравию.
    Через облака серой пыли ехал человек на черной лошади, напудренной серой «алкали», потной и грязной, с серой гривой и хвостом, но ступающей легко и свободно несущей седока. Человек был одет так, как вообще одевались в той местности. Его можно было принять за ковбоя, фермера или шерифа, спрятавшего свою звезду. Сапоги с высокими каблуками были тоже покрыты пылью. Серый налет лежал на его плечах, шляпе, седле, на металлических частях его патронташа и на черно-синих рукоятках двух револьверов, прикрепленных с обеих сторон у пояса. Та же пыль припудрила его лицо, синеватое от проступившей бороды, его резко очерченный нос, и только серые глаза его были свободны от нее.
    Он сидел в седле прямо и уверенно, слегка приподняв поводья левой рукой, как ездят в Техасе, спокойный и готовый ко всякой неожиданности, точно слитый со своей лошадью и в то же время ее полновластный хозяин. Он равнодушно смотрел по сторонам, и по выражению его глаз нельзя было сказать, знаком ли он с окрестностями или проезжает здесь впервые.
    Случайные посетители трактиров меланхолично поглядывали на него из-за стаканов с фруктовой водой, лениво переговариваясь.
    — Недурна лошадка.
    — И ездок недурен. Лицо незнакомо.
    — Носит два револьвера. Теперь это нечасто встречаешь.
    — Не удивлюсь, если это только для украшения.
    — Чего он забрел сюда, в Доги? Не шериф ли?
    — А что, ты ожидаешь шерифа? Можно, однако, с уверенностью сказать, что это не новый пастор. Хотя, кто их знает…
    — Н-да, я слыхал, что собираются построить церковь. Собирали даже деньги по подписке. Фью! Посмотри-ка на эту шляпу! Это Салли Декстер.
    — Ты побеги и достань ее ей, сынок. Назови ее Салли, когда возвратишь ей шляпу, и увидишь, какой получишь прием!
    Другой смутился:
    — Но ведь это же ее имя?
    — Насколько я знаю, ковбои зовут ее мисс Декстер. А они довольно фамильярны. Посмотри, как эта шляпа крутится! И незнакомец погнался за ней. Прямо на тротуар. Ну и лошадь, и ездок шикарный! Н-да!
    Столпившись у дверей обыватели следили за бесплатным представлением. Шляпа, широкополая панама с зеленым шарфом, была сорвана с головы молодой женщины резким порывом ветра, когда она выходила из магазина с руками, полными пакетов. Ветер растрепал ее волосы, и шляпа унесла с собою несколько шпилек. Пряди шелковистых, блестящих рыжих волос разметались по воздуху, закрывая ее лицо, в то время как шляпа летела по улице, крутясь в горячем воздухе и пыли, и шлепнулась прямо в морду черной лошади, отскочив потом на панель, где продолжала весело подскакивать, поддуваемая ветром.
    Черная лошадь бросилась в сторону — прыжок, который чуть не опрокинул ее на деревянные мостки. Испуганная и рассерженная, она встала на дыбы, так что казалось еще минута — и она свалится на спину. Потом, фыркнув, снова стала на ноги, прижав уши, расширив ноздри и испуганно вращая покрасневшими глазами. Но всадник не шелохнулся в седле. Его колени сжались, а тело его отвечало каждому движению животного, которое, по-видимому, было больше оскорблено, чем испугано.
    Нагнувшись, он похлопал выгнутую шею лошади, сказав ей несколько ласковых слов. Монета, положенная между ним и седлом, не шевельнулась бы во время всего этого представления. Слушаясь поводьев хозяина, лошадь взобралась на тротуар, танцуя на шатких деревянных мостках. Догнав прыгающую шляпу, всадник, нагнувшись к земле, одним движением поднял ее и вернулся на дорогу.
    Маленький мальчик смотрел на него, раскрыв рот. Всадник поманил его.
    — Эй, сынок! Отнеси эту шляпу даме, которая ее потеряла. Видишь эту рыжеволосую леди?
    Продолжая с восхищением глядеть на незнакомца, мальчик прошепелявил сквозь выпавшие зубы:
    — Да, мистер, конечно, вижу. Это мисс Салли Декстер. Отнести ей шляпу?
    — Ты слышал? — Он кивнул мальчику и, улыбнувшись так, что засохшая пыль треснула на его лице, отдал шляпу и поскакал вдоль улицы. Публика, собравшаяся у входа в трактир, перенесла теперь свое внимание на мисс Салли Декстер.
    Она стояла, наблюдая за исчезающим всадником, подняв голову, видимо, рассерженная. Мальчик принес ей шляпу, получил в награду другую улыбку и, что было более приятно, полдоллара.
    — Спасибо, Бад, — сказала Салли Декстер. — Помоги мне уложить эти пакеты на Панчо.
    — Он сказал отдать ее вам, — зашепелявил Бад, поддерживая пакеты, пока девушка прикрепляла их к своему седлу. — Должно быть, он страшно торопился.
    Салли Декстер снова улыбнулась, понимая, что Бад берет всадника на черной лошади под свою защиту. Как мог он игнорировать Салли Декстер! Другие мужчины были бы рады случаю заговорить с ней. Она знала это и потому сердилась. Быть может, он ее хорошенько не разглядел?
    — Да, мисс Декстер. Должно быть, он сильно торопился. Отнеси, говорит, эту шляпу рыжеволосой леди.
    — Да, наверно, торопился.
    Взглянув вдоль улицы, она увидела, что незнакомец слез с лошади, привязав ее к коновязи. Подобрав уздечку, она вступила в стремя, легко прыгнула в седло, тронула Панчо серебряной шпорой и помчалась в клубах пыли мимо черной лошади, бросив в сторону незнакомца взгляд как раз в тот момент, когда он входил в мелочную лавку.
    «Манеры у него грубые, — подумала она. — Недурно было бы его проучить».
    Незнакомец вошел в лавку, не обращая внимания на взгляды покупателей, приказчиков и просто любопытных. Самый разнообразный товар наполнял полки и грудами был свален в углах. Трудно было бы придумать какую-либо принадлежность фермы, сарая, хлева, конторы, кухни или гостиной, которой бы не было здесь. Два ковбоя сидели на прилавке, вылизывая содержимое жестянок со сливами. Одежда, провизия, седла, сбруя и сельскохозяйственные инструменты, ружья, сети, скобяные товары, веревки, шляпы и бутылки с фруктовой водой представляли странное для непривычного глаза смешение.
    Незнакомцу был нужен непромокаемый плащ. С трудом удалось найти подходящий ему по росту. Но он был удовлетворен.
    — Мне он, собственно, нужен, чтобы скрыться от пыли, — сказал он. — У кого лучший постоялый двор в городе?
    — Лошадь или авто? — спросил содержатель лавки.
    — Лошадь. Мне нужно проехать на ферму Джима Марсдена.
    Его собеседник посмотрел на него с любопытством.
    — Миль одиннадцать будет. Спросите у Галея. Ваша лошадь зашиблась на тротуаре?
    — Быть может, она и растянула себе что-либо. Я возьму ее на привязи. Она уже и так пробежала миль тридцать с утра.
    — Гм… А вы весите не меньше пяти пудов… Хорошая лошадь! Стоит о ней позаботиться. Марсден ожидает вас, сударь?
    Незнакомец заметил, что какая-то неуловимая натянутость появилась в воздухе, едва он указал цель своей поездки. Он чувствовал, что каждый из присутствовавших подался немного вперед, чтобы лучше услышать его ответ, и по тону спрашивавшего он догадался, что за вопросом его скрывается более чем простое любопытство.
    — Меня зовут Горман, — сказал он коротко. — Старый друг Джима Марсдена. Что-нибудь не так?
    Содержатель лавки отвел глаза:
    — С фермы Марсдена никого не было уже три-четыре дня. Однако был слух, что Марсдена подстрелили. Но за доктором он не посылал.
    Серые глаза Гормана проницательно прищурились. Глядя прямо в лицо своего собеседника, он не упустил, однако, из вида двух евших сливы ковбоев, которые внезапно вышли из лавки быстро и бесшумно.
    — Подстрелен в плечо через легкое. Вот все, что я знаю. — Сказав это, лавочник сжал рот и стал похож на черепаху, прячущую голову под броню.
    Горман надел плащ и вышел на улицу. Заметив вывеску «Парикмахер», он нерешительно провел рукой по небритому подбородку. С минуту он выбирал между тремя желаниями — бритьем, едой и наймом лошадей. День был жарок, и китайские рестораны не возбуждали особенного аппетита. Весть о том, что его друг ранен, побудила забыть о бритье и взять с собой в дорогу пищу, хотя здоровье друга его не особенно встревожило. Он даже усмехнулся, вспомнив замечание лавочника, что Джим не послал за доктором. Не таков был Джим, чтобы волноваться из-за раны в плечо.
    В то утро Горман проехал тридцать миль, сорок — накануне, тридцать пять — перед тем, и так уже четыре дня, покрыв всего двести тридцать миль в ответ на короткое письмо от Джима. Он писал:
    «Друг Джордж, у меня предвидятся кое-какие неприятности, и, по-видимому, я один с ними не справлюсь. Если у тебя есть свободное время, отправляйся ко мне — ферма Марсдена, одиннадцать миль к западу от Доги. К тому же не мешало бы тебе сделать визит, который ты обещал шесть лет назад. Как ты думаешь? Всегда твой Джим Марсден. Р. S. На твоем месте я бы не уклонялся от встреч, однако и не особенно трубил бы о том, что едешь ко мне».
    Они были закадычными друзьями с тех пор, как впервые попали вместе на ферму, Горман шестнадцати лет, а Марсден — несколькими месяцами старше. Их дружба продолжалась без перерыва лет десять. Война, мир, удовольствия, затруднения, голод, жажда, карты, поединки, богатство и бедность они разделяли вместе. Когда двое мужчин пройдут через такие испытания, нет на свете другой дружбы, которая была бы крепче. Дружба мужчин свободна от вечной борьбы за господство, и только женщина может разрушить ее. Но в стране, где громадные стада гуляют по прериям, женщин немного. У Гормана было собственное представление о девушке, которая могла бы увлечь его, но он никогда не встречал такую, которая бы отвечала его идеалу, большинство же ему не отвечали. Марсден по натуре был более романтичен. Недели и месяцы, проведенные в одиночестве на ферме, делали его легкой добычей чуть ли не первой хорошенькой женщины, которые встречались в городе. Его увлечения были, однако, коротки. Женщина еще не встала между друзьями.
    Только когда Марсден получил в наследство ферму, а Горман, не имевший денег, упрямо отказался разделить богатство друга, они расстались. С тех пор они даже не переписывались, но слухи проходили и через прерию, и оба знали о жизни друг друга. Мужская дружба вполне застрахована от влияния разлуки. Она никогда не ржавеет. И призыв Джима вновь восстановил их дружбу, чистую и острую, как лезвие кинжала, только что вынутого из ножен.
    Его совершенно не интересовало, какие неприятности были у Джима, хотя он смутно предполагал, что тут замешана женщина. По-видимому, была перестрелка, и перспектива схватки занимала Гормана. Намек на осторожность в письме друга подтверждался поведением жителей Доги. Марсден был человеком, легко создающим себе друзей и врагов, и Горман без труда догадался, что городок знал о неприятностях Марсдена и, по-видимому, разделился в своих симпатиях. А насколько неприятности эти были серьезны, Горман понял потому, что друг его сознался в своей неспособности справиться с ними одному.
    Два ковбоя, евших сливы в лавке, могли быть возможными врагами. Ясно было, что его имя и цель поездки произвели на них впечатление. В натуре Гормана было двигаться осторожно и стрелять быстро, если к этому принуждал случай.
    Пока он стоял, отыскивая вывеску Галея, Салли Декстер снова проехала мимо него. На этот раз взгляд ее встретился с глазами Гормана. Легкая складка легла между ее бровями. На мгновение лицо ее вспыхнуло, она нерешительно придержала свою лошадь, потом круто повернула ее и карьером помчалась вдоль улицы. Горман следил за ней, слегка приподняв брови.
    «Обидчивая, — заметил он про себя. — Ей бы хотелось, чтобы я соскочил со своего Негра, снял шляпу, низко поклонился и сказал: сударыня, вот ваша шляпа, извиняюсь, что не поймал ее раньше… Чепуха! Обидчивая и испорченная девчонка. Наверное, у нее богатый папаша и теперь она высматривает покорного муженька. А пока что чувствует себя полной хозяйкой города. Однако должен признаться, что она прехорошенькая и ездит прекрасно. Уехала в мою сторону, но вряд ли я ее обгоню».
    Потерянный случай, видимо, мало беспокоил Гормана, и, увидав вывеску Галея, он вошел туда и заказал повозку.
    — Я верну ее обратно сегодня ночью или завтра утром, — сказал он.
    — А как далеко вы едете?
    — Одиннадцать миль. К Джиму Марсдену.
    Горман заметил, что веки Галея дрогнули.
    — Желал бы услужить вам, приятель, но не могу ничего сделать до завтрашнего утра. У меня нет ни одной свободной лошади.
    Горман отвернулся. Ясно было, что Галей лгал. Очевидно, в деле Марсдена он был против него. На другом постоялом дворе удалось достать повозку и пару низкорослых, прытких коней. Решив, что владелец их нейтрален, он попробовал его расспросить.
    — Я слышал, что Джим Марсден был ранен. Слыхали что-нибудь об этом? Он мой старый друг, зовут меня Горман.
    Его собеседник кивнул головой:
    — Слыхал о вас от Марсдена. Он говорил, что ожидает приятеля. Я знаю только, что пуля прошла сквозь окно после наступления темноты и попала Джиму в плечо. — Тут он понизил голос. — А если бы пули были помечены, как метят коров, я думаю, вы нашли бы отметку «Д» на той, которая попала в Джима.
    Горман вернулся в лавку за сыром, сухарями, ананасовыми консервами, сардинами и бутылкой соды. На этот раз он ясно почувствовал царящую в лавке враждебную ему атмосферу. При входе его наступило молчание. Он закупил свою провизию и расплатился.
    — Соды нет, — сказал лавочник. — Достанете ее рядом, у Кено.
    Выходя из лавки, Горман заметил, что двое людей, по костюму ковбои, оба вооруженные и оба ясно показывающие, что, кроме фруктовой воды, они нашли кое-что покрепче, последовали за ним.
    Трактир Кено сохранил свой внешний вид, изменив лишь содержимое своих бутылок.
    Подойдя к прилавку, Горман потребовал бутылку лимонада. Оба ковбоя тоже подошли, продолжая начатый разговор. Еще несколько человек вошли в трактир, остановившись у стены или присев к столам, словно ожидая каких-то событий, пока Горман спокойно посасывал лимонад через соломинку. Ковбои говорили между собой, но ясно было, что их диалог предназначался для толпы. Горман, решив про себя, что будет драка, заказал вторую бутылку и стал медленно тянуть лимонад.
    — Итак, этот детина, разряженный в пух -и прах, едет себе по улице на дрессированном коне. Откуда ни возьмись ветер — и срывает с дамы шляпу.
    — Этакая прехорошенькая панама с зеленой лентой. И девица недурна тоже!
    — Не мешай, Курчавый! Кто рассказывает?
    — Ну ладно, ораторствуй, но я скажу всему свету, что это была прехорошенькая девица и шикарная шляпа.
    — И вот мистер жокей отправляется вслед за указанной шляпой, грациозно склоняется со своего коня, словно в цирке, куда вход стоит двадцать пять центов. Придерживаясь за луку, он подымает шляпу и отдает ее рябому мальчишке, чтобы тот отнес ее даме, и уезжает, не дождавшись ее благодарности, оскорбив таким образом весь женский пол в целом и мисс Декстер в частности.
    — Этакое невежество!
    — Но иные говорят, что этот жокей совсем не был одет жокеем.
    — Нет? Как же был он одет?
    — Э-э… он был одет в один из тех плащей, в которых мужчина так похож на женщину, вроде вот этого парня. Приятель, — обратился он насмешливо к Горману, задетый, очевидно, его молчанием и равнодушием, — что бы вы сказали о невеже подобного рода?
    Говоривший качнулся вперед. Горман посмотрел на него спокойно. Если это была западня, она была хорошо задумана, особенно после того, как он купил плащ. Добраться до пояса с револьверами было невозможно. Первое же его движение было бы встречено дюжиной выстрелов. Перед ним были враги Марсдена, а потому и его.
    — Так что же вы скажете, приятель, относительно этого? — Ковбой оперся одной рукой на прилавок, держа другую у револьвера.
    — Я скажу, что поступил бы точно так же, — отвечал Горман. — Хорошее правило — не увлекаться слишком при первом знакомстве.
    Слова эти, сказанные намеренно подчеркнуто, вызвали смех в толпе. Тот, к кому они были обращены, тупо посмотрел на Гормана, смутно почувствовал оскорбление и, покраснев, придвинулся к нему.
    — Ты поступил бы точно так же? А что ты за птица такая?
    Горман не пошевелился. В толпе ожидали, что он проглотит и эту насмешку. Спокойно повернув голову к трактирщику, он сказал:
    — Спроси у него, как меня зовут.
    Небрежность, с которой эти слова были сказаны, обманула ковбоя. Он отвернулся от Гормана не более чем на долю секунды. В это мгновение руки Гормана сделали движение слишком быстрое для глаз присутствующих: бутылка из-под лимонада ударила ковбоя в нижнюю челюсть. Пока он падал, оглушенный ударом, Горман вытащил его револьвер из кобуры и, направив на толпу, отступил к двери. Продолжая держать оружие в правой руке, он расстегнул свой плащ, бросил револьвер на прилавок, и почти в то же мгновение в руках его оказалась пара собственных револьверов, пули которых могли бы остановить медведя.
    Усмехнувшись беспомощной и ошеломленной толпе зрителей, он открыл двери и вышел на улицу.

Глава II

    Каковы бы ни были опасности, угрожавшие Марсдену, эта стычка в трактире была ясным признаком того, что Горман попал в самую гущу событий. Марсден, предательски подстреленный в темноте из-за угла, и он сам, чуть было не попавший в ловушку, подстроенную ковбоями, — все это не было случайным совпадением, в этом Горман был уверен вполне и в душе с удовольствием признался, что впереди предстоит, по-видимому, немало подобных стычек, до которых он еще в былое время был большой охотник. Не раз вдвоем с Марсденом они из чистой любви к приключениям и опасностям вызывали ссоры и свалки, в которых побеждал тот, кто скорее спускал курок, чьи нервы были крепче, кто знал слабости человеческой натуры и умел ими пользоваться.
    Не раз случалось, что оба друга оказывали услуги закону, справляясь с преступниками прежде, чем тяжелый правительственный аппарат приходил в движение. Горману предлагали место шерифа, но политика и интриги связали бы его свободу, и он отклонял предложения.
    И теперь, откликнувшись на зов своего друга, он чутьем угадал, что ему придется иметь дело с людьми преступного типа, не брезгающими никакими средствами для достижения своих целей.
    Заказанная им повозка была уже готова, и Горман, привязав к ней своего Негра, утомленного длинным переездом, захватил с собой кусок льда, уложив его в солому на дно повозки, решив, что в такую жаркую погоду, когда земля, казалось, дышала зноем, а небо было словно громадный рефлектор, отражавший его, — холодный компресс принесет пользу и облегчение раненому другу. К своим покупкам он добавил еще ящик сигар, корзинку устриц, свежих фруктов и несколько номеров журналов. Его последней покупкой были пачки патронов для револьверов.
    Он уже собирался выехать из города, как внезапно из-за угла снова появилась девушка. Ее лошадь была вся в мыле. Проехав мимо Гормана, девушка остановилась около трактира Кено и заговорила с двумя ковбоями, развалившимися у порога. Горман окинул всю группу внимательным и острым взглядом.
    Ковбои поклонились девушке, преувеличенно вежливо смахнув с голов свои сомбреро и при этом подмигнув друг другу. Отдав какое-то распоряжение, девушка поехала по дороге в прерии, а оба ковбоя принялись взнуздывать своих лошадей. Горман узнал их сразу — того, которого он опрокинул бутылкой, и его товарища. Но не это привлекло его внимание. На крупе каждой лошади была отметка — круг и радом с ним буква «Д».
    Тронув лошадей поводьями, Горман медленно поехал из города, обдумывая на досуге все происшедшее. Хозяин повозки сказал, что если бы пули были отмечены, как коровы, то на той, что попала в плечо Марсдена был бы знак — «Д». Что ковбои в трактире Кено могли бы совершить покушение — в этом Горман ни минуты не сомневался. В то же время манера, с которой девушка говорила с ними, показывала, что они были у нее на службе. «Д» — начальная буква фамилии Декстер. Быть может, отец девушки и есть тот враг, в борьбе с которым Марсден был ранен?
    «Держу пари десять против одного, что красотка в этом так или иначе замешана, — решил Горман. — Марсден в нее влюбился, отец по той или иной причине воспротивился, Джим обиделся, и завязалась история. Но если старик Декстер подстрелил Марсдена в темноте через окно, то эта семейка — порядочные негодяи, и чем скорее Джим избавится от всей этой красоты, тем лучше будет для него. Хотя она и в самом деле прехорошенькая… Интересно, за что она на меня так обозлилась? Уж не потому ли, что услыхала, что я еду к Джиму? И почему те два парня, любители слив в лавке, исчезли так неожиданно? И эта девица… Сама ли она против Марсдена или только помогает отцу? Тьфу ты, тут можно совсем запутаться… Лучше подожду, пока не приеду на место и не узнаю всего толком».
    Но едва он отъехал полмили от города, как ковбои его обогнали, промчавшись мимо в клубах пыли и обратив на Гормана внимания не больше, чем на придорожный кактус. Горман прихлестнул лошадей, и те веселее побежали по ровной дороге. Негр послушно бежал рядом, освобожденный от поводьев и седла.
    Было три часа, тени от деревьев на обочине уже начинали удлиняться, но жара по-прежнему стояла невыносимая. Горячим воздухом трудно было дышать. Пена проступала под кожаной сбруей лошадей. Проехав миль пять, Горман заметил, что местность начала меняться. Сухую «алкали» сменили кустики кактуса, дикие груши и пушистые стебельки «кошачьих лапок». Холмы по сторонам дороги стали более крутыми. Впереди, в долине, показались постройки фермы Марсдена. Справа, далеко на самом горизонте, на фоне светлого неба, смутно намечалась зубчатая цепь гор. Слева, насколько хватал глаз, тянулась прерия. Сзади оставался Доги, а за ним — вечно покрытая облаками верхушка горы, названная благодаря своей форме Гробовой Крышкой.
    Верхом Горман мог читать бегущую под ногами лошади дорогу, словно раскрытую книгу. С повозки это было труднее. Однако он скоро заметил, что от дороги в прерию сворачивали следы колес и лошадиных копыт. Обогнавшие его ковбои тоже свернули здесь. Очевидно, ферма Круг «Д» лежала неподалеку, и Декстеры были ближайшими соседями Марсдена.
    — Дело осложняется, — пробормотал Горман, придерживая лошадей и закуривая трубку. Дорога стала подниматься вверх, в узкую лощину между двумя холмами. Скоро по обеим сторонам поднялись крутые отвесы каменистых утесов, образовавших ущелье саженей пятьдесят длиною. Справа от дороги в неглубокой выемке лежало озеро, куда падал с горы журчащий ручей. Лошади остановились и жадно зафыркали, почуяв воду. Но зеленоватый цвет воды показался Горману подозрительным, и, натянув поводья, он решил сойти на землю и исследовать озеро.
    Тррахх!.. Пуля пробила крышку повозки, пролетела сквозь шляпу Гормана, ударилась в железную обивку и у пала на подножку, где Горман наступил на нее сапогом. Другая пуля попала в кусок льда. Лошади испуганно дернулись, рванулись, и повозка запрыгала по камням. Горман сердито выругался, отпустил вожжи, и повозка помчалась, подскакивая и грозя в любую минуту перевернуться.

Глава III

    «Очевидно, испугались, что я их узнаю, если промахнутся снова», — подумал он, подбирая вожжи и переводя испуганных лошадей на ровную рысь. Нападение из-за угла возмутило его. Если бы Негр был оседлан, Горман вряд ли отказал бы себе в удовольствии вернуться к ущелью и завязать перестрелку с напавшими на него. Оглянувшись на утесы, ярко освещенные солнцем, он уже не мог различить ущелья, но ему показалось, что клубочки пыли внезапно появились на горизонте и растаяли в воздухе. Кто бы ни были его враги — они скрылись.
    Была уже половина пятого, когда Горман подъехал к сараям и загонам фермы Марсдена.
    На всем лежала печать благоустройства и зажиточности. Деревья окружали дом, кусты акаций тянулись вдоль изгороди, маленький ручеек весело журчал через двор. Ферма казалась прохладным и тенистым оазисом в этой раскаленной пустыне. Чутьем скотовода Горман знал, что позади фермы лежат широкие пастбища. Да, Джим Марсден знал свое дело. Рука опытного хозяина была видна повсюду. Загоны и заборы в полной исправности, постройки заново выкрашены, дворы чисты и трава подстрижена. И половина всего этого могла бы принадлежать ему, Горману, если б он только захотел. Его отказ тогда вызвал первую ссору между друзьями.
    Горман был прирожденный бродяга, а Марсден всегда вздыхал о домашнем очаге и семейном уюте. Расчетливый и хладнокровный, но в то же время сентиментальный и увлекающийся — странные сочетания уживались в Джиме Марсдене.
    Было еще слишком рано, ковбои не вернулись с пастбища. Кто-то кричал с загона, выгоняя непослушную лошадь. Китаец-повар вышел из кухни, бросил сбежавшимся цыплятам остатки пищи, прищурился на Гормана и нараспев крикнул:
    — Хо-ла!
    На этот крик откуда-то появился ковбой и направился к Горману, ступая кривыми ногами и придерживая болтавшийся у пояса револьвер. Красное, обветренное лицо его под широким сомбреро выражало явное подозрение. Другой ковбой вышел из загона и сел на забор, держа руки у бедер.
    — Горман, — сказал коротко приезжий, и слово это произвело нужное впечатление. Подозрение исчезло с лиц ковбоев, словно снятая маска. Сидящий на заборе слез и взял лошадей под уздцы. Китаец-повар, очевидно, тоже удовлетворенный, вернулся в кухню.
    — Хозяин говорил, что ожидает вас со дня на день, — сказал кривоногий. — Он будет рад узнать, что вы приехали. Невесело лежать, словно лягушка, привязанная за ногу. Конечно, каждый из нас с удовольствием расквитался бы за него, но он думает, что дело это касается его лично. Понятно, ему виднее, сам не ребенок. Однако думается, что ваш приезд как раз вовремя… Меня зовут Лоу, я здесь управляющий. А это — Джаксон. Он присмотрит за лошадьми.
    — Прекрасно. У меня тут кое-что для Джима — лед, фрукты, устрицы.
    — Я скажу китайцу, это у него не пропадет.
    — Как Джим?
    — Разбита кость в плече. Хочет лечиться сам, но, по-моему, будут осложнения.
    Лоу ушел на кухню к китайцу. Горман повернулся к Джаксону. Молодой ковбой с целой копной светлых волос, чисто выбритый, с искрой юмора в голубых глазах ему понравился.
    — Кому это пришло в голову бросить камушек через вашу покрышку, — заметил он, усмехаясь.
    — И даже два камушка. Один прошел через покрышку, а другой попал в лед. — Горман показал своему собеседнику поднятую им со ступеньки расплющенную пулю. Джаксон внимательно ее осмотрел и тихонько присвистнул.
    — Подобный камушек угодил и в меня, — заметил он, показывая шрам на правом ухе. — Стреляли в ущелье Филина? Вы их видели?
    Горман похлопал по своим револьверам и сказал:
    — Протирать не нужно.
    Джаксон снова усмехнулся. Этот разговор, по-видимому, ему нравился.
    — У меня вышло недоразумение с двумя парнями в трактире Кено. Они были не из самых вежливых, но достать револьверы не успели. По крайней мере тогда, в трактире. Может быть, позже они и пустили их в дело. Один был на сером коне, другой — на рыжем. Лошади отмечены — Круг «Д».
    Джаксон нахмурился и кивнул головой.
    — Того, кто был на сером, зовут Курчавый, а другого — Курносый Сим. Однако я бы не стал… — Он запнулся, небрежно опустил пулю в карман и подмигнул Горману на подходивших Лоу и китайца-повара. Горман решил про себя, что Джаксон из тех, на кого можно положиться. Напоив Негра и поставив его в загон, Горман спросил, как ему пройти к Джиму.
    — Лучше всего, если вы сами о себе доложите, — сказал Лоу.
    — А кто с ним?
    — Никого, кроме Кармен.
    Горман вопросительно посмотрел на говорившего, и в глазах его заметил блеснувший насмешливый огонек. Лоу ему определенно не нравился. Кто такая эта Кармен? Какая-нибудь хитрая мексиканка, воспользовавшаяся болезнью Джима, чтобы устроиться в его доме?
    Подозрения его, однако, рассеялись, едва он открыл дверь в комнату больного и увидел Кармен, которая лет двадцать назад, быть может, и соответствовала своему имени, а теперь расплылась и сонно кивала головой, обмахивая веером своего пациента. Проснувшись, она с недоумением уставилась на Гормана, который отпустил ее кивком головы.
    — Ты, Кармен, «vamos» (исчезни), понимаешь. — сказал он.
    Повелительный тон произвел свое действие, и Кармен, не говоря ни слова, выплыла из комнаты. Горман подошел к кровати, на которой лежал его больной друг.
    Длинное, худое тело Джима Марсдена едва намечалось под одеялом, угловатое, сложенное из костей и мускулов. Одна рука и плечо были грубо забинтованы. Давно не бритое лицо было зеленовато-желтого цвета, боль и слабость быстро согнали с него здоровый загар и румянец. Он казался тенью того человека, которого Горман знал раньше. Жалость к Джиму поднялась в душе Гормана, и он дал себе слово жестоко расправиться с тем негодяем, который так подло напал на его друга. Он нагнулся над кроватью, и Марсден открыл глаза. Голова его беспокойно заерзала на подушке, но в широких зрачках был бессмысленный, горячечный блеск.
    — Мне это совсем не нравится, Лоу… Совсем не так, как я приказывал… Перестань раздуваться, словно пузырь… И сходи с потолка…
    — Бредит, — пробормотал Горман. — И этот упрямый дурак еще не хотел послать за доктором… Нужно осмотреть его руку… Не бойся, Джим, я осторожно…
    Больной сразу поддался влиянию его уверенного и спокойного голоса. Горман с осторожностью и даже нежностью, как женщину, поднял Марсдена, поправил его подушки и разбинтовал раненое плечо. Ткань вздулась вокруг маленькой ранки, но воспаления, по-видимому, не было. На спине, где пуля вышла, рана тоже выглядела вполне нормально. На столе у кровати он заметил жестянку с мазью. Это было снадобье из трав и корней, ароматное и целительное, рецепт которого Марсден узнал от индейцев. По-видимому, целебные свойства этой мази выполнили работу слишком скоро, и в зажившей ране, где-то внутри, осталось нагноение.
    — Кусочек кости, должно быть, остался в теле, а рана зажила снаружи. Похоже, что внутри гной. Надо бы его вытянуть… Примочка из «джепи» как раз то, что нужно…
    Он пощупал пульс больного. Как все ковбои, Горман знал медицину практически, и вряд ли доктор из Доги принес бы большую пользу его другу. Горман решил положиться на свои силы и позвать доктора лишь в том случае, если положение больного ухудшится.
    — Хорошо, что я захватил с собой лед, — пробормотал он, направляясь к окну.
    Воздух в комнате был сперт и удушлив. Открывая окно, он заметил в верхнем стекле трещину, сделанную пулей. Комната, по-видимому, была одновременно конторой и спальней Марсдена. Старомодный письменный стол стоял у окна, и на нем в беспорядке были раскиданы счетоводные книги. В углу стоял металлический сейф, небольшой, но прочный. Ясно было, что покушение на Марсдена произошло в тот момент, когда он сидел у стола за книгами. Горман нагнулся, стараясь представить себе линию полета пули, и увидел через окно небольшой холм со скамейкой, откуда, по всей вероятности, и последовал выстрел. Густые кусты растения, известного под именем «испанского штыка», скрыли бы человека, даже если бы покушение произошло днем.
    — Какой подлый выстрел, — заметил про себя Горман и, позвав Кармен, приказал ей приготовить ледяной компресс, а сам отправился искать траву «джепи», чтобы сделать из нее примочку. Вернувшись к больному, он нашел в комнате Лоу.
    — Бывает и хуже, — сказал Горман. — Стреляли в него ночью, когда он сидел за столом, не так ли?
    — Да. Пуля вышла начисто и ударилась в стену, вон там, где штукатурка отпала. Хозяин сам вытащил ее на следующее утро. Калибр тридцать три.
    — Никто из вас не ответил на выстрел?
    — Постреляли немного те, кто был поблизости. Другие уже улеглись или играли в карты. Мы прежде всего занялись хозяином и сразу не сообразили, откуда стреляли. Пока добрались до скамейки на холме, тот уже скрылся. Ночь была темная, хоть глаза выколи. Наутро нашли следы лошади, да они скоро потерялись в камнях. У хозяина было немало врагов. Рабочие, которых он рассчитал, ковбои. К тому же год назад он помог захватить пару железнодорожных бандитов. Те теперь в тюрьме, но у них, наверно, были друзья…
    — Были у него неприятности с фермой Круг «Д»? — спросил Горман.
    — Бывали…
    — А Джаксону где прострелили ухо?
    — Это из-за водопоя.
    — В чем дело?
    Лоу ясно выразил свое неудовольствие по поводу этого допроса.
    — Слушайте, — сказал Горман, — Джим сделал меня хозяином фермы на время, пока он не станет на ноги. Понимаете? Вы оставайтесь управляющим, как и прежде, но я буду на месте Джима, потому что он слег, а мы — старые друзья. Ну, расскажите же мне об этом водопое.
    — Это небольшой пруд, как раз на границе фермы Марсдена и Круга «Д». По карте он принадлежит Марсдену, но скот с другой фермы всегда им пользовался. По-видимому, между прежними владельцами ферм был своего рода договор, по которому водопой был общим. Вода там прекрасная, пруд не высыхает и в самую жаркую погоду. Все шло хорошо до тех пор, пока хозяин не поругался с мисс Декстер. Она, видите ли, хозяйка Круга «Д», управляет фермой с тех пор, как ее отец умер, и, нужно сказать, управляет прекрасно. Поссорились они с хозяином, и ни с того ни с сего он вдруг приказывает поставить новый забор поперек. Водопой оказался огороженным. Пока шли дожди, все было хорошо. Но пришла засуха, и речонка, что протекает по долине через обе фермы, пересохла… Джонс, один из наших ковбоев, донес как-то утром, что проволока в загородке перерезана и скот с фермы Круга «Д» в пруде. Джонс прогнал скот и исправил изгородь. Потом вдруг коровы с Круга «Д» стали дохнуть. Одни говорят — засуха, другие — ядовитая трава. Кто их знает…
    — А в Круге «Д» есть еще вода, кроме той речонки, что в долине?
    — Да. Колодцы у хлевов. Ну, понятно, что падеж скота отношения не улучшил. Проволоку снова порезали. Кто-то из ковбоев Круга «Д» распустил слух в Доги, что мы хотим переморить весь скот на их ферме. Понятно, общественное мнение на стороне девушки. Хозяин обозлился еще больше. Поставил людей караулить водопой. Джаксону прострелили ухо. А он ранил своего противника в руку. Потом хозяина ранили. С тех пор как будто тише стало. К тому же опять пошли дожди.
    — Так… Ну, я пойду пройдусь. Нужно собрать травы для примочек.
    Очевидно, Лоу не поверил этому объяснению и подозрительно следил за Горманом, пока тот не скрылся из виду.
    Таким образом, дело начинало понемногу проясняться. Между Марсденом и рыжеволосой девушкой произошла ссора. В том, что у красавицы был вспыльчивый и резкий характер, Горман не сомневался. Марсден, хотя вообще и был мягок с женщинами, мог вспылить из-за пустяка. С другой стороны, Горман не мог представить, чтобы девушка, подобная мисс Декстер, могла организовать такое низкое покушение.
    Обдумывая все услышанное, Горман поднялся на холм, отыскивая типичные, длинные листья травы «джепи». Дойдя до скамейки, он остановился и внимательно осмотрел все вокруг. До фермы было шагов двести — триста, и освещенное окно в спальне Марсдена было прекрасной мишенью. На земле, около скамейки, были следы людей, и дерн был сорван на обрыве, возвышавшемся над скамейкой сажени на две. Очевидно, стрелявший спустился оттуда. Горман поднял патрон, лежавший на земле, и отметил про себя, что калибр его был тридцать три. Он также подобрал окурки четырех папирос и две обгорелые спички. Очевидно, прикуривали одну папиросу от другой. На спичках были видны буквы — «Эль-Па…». Горман перебрал в памяти папиросных фабрикантов, известных ему, заводские марки которых обыкновенно печатались на спичках, но не мог вспомнить ни одного, имя которого начиналось бы с этих букв.
    Кинув еще один взгляд на окрестности, уже темневшие в наступающих сумерках, Горман собирался вернуться к больному, как вдруг заметил на дороге всадника, направлявшегося к ферме Марсдена быстрым галопом. Горман сбежал с холма в тот момент, когда всадник придержал лошадь перед Лоу, который вышел навстречу. Лицо Лоу выражало удивление; всадник оказался мисс Декстер. Она не обратила внимания на Гормана и заговорила, обращаясь к Лоу:
    — Как здоровье Джима Марсдена? Я только сегодня услыхала, что он был ранен. Не могу ли я быть чем-либо полезна? Доктор у него, кажется, еще не был?
    — Это очень любезно с вашей стороны, мисс Декстер, — ответил Лоу. — Кармен говорила, что он сейчас спит. Она все время с ним.
    Девушка подняла голову. Глаза ее сверкнули:
    — Кто эта Кармен?
    Лоу замялся:
    — Как вам сказать… Она живет здесь уже довольно давно… Она… Я полагаю, хозяин назвал бы ее своей экономкой.
    Девушка подобрала вожжи и потрепала по шее свою лошадь. Слова Лоу, по-видимому, изменили ее намерения:
    — Если за ним так хорошо смотрят, то, конечно, мои услуги излишни… Но вы не ответили на мой вопрос: как его здоровье?
    Лоу указал на Гормана:
    — Горман видел его последним.
    Салли Декстер повернулась в седле и окинула Гормана с головы до ног пренебрежительным взглядом.
    — Ну, — сказала она, — как же здоровье вашего хозяина, господин с двумя револьверами?
    — Меня зовут Горман, мисс. И Джим Марсден мой друг.
    — Вы носите два револьвера. У нас это признак профессионального телохранителя. Я полагаю, что мистер Марсден нанял вас.
    Внезапно она пришпорила лошадь и умчалась галопом.
    Горман посмотрел ей в след.
    «Обидчивая, — подумал он, — порох да и только! Но как бы то ни было, вы сами сказали мне то, что я хотел знать, сударыня».

Глава IV

    — Ли, — сказал он, — мне нужно сварить крепкое лекарство. Быстро поставим хозяина на ноги. Понимаешь? Я сварю траву, и он ее выпьет, все равно как чай. Потом сделаю ему примочку, чтобы вытянуть из раны жар. Достань-ка мне кастрюльку.
    — Я сам понимай медицину. Мой дядя в Шанхай славный доктор. Делает крепкую медицину. Первый сорт доктор, ол райт. Тебе нужно варить медицину — ты забирай всю кухню! Моя зажжет много свечей перед богом, чтобы хозяин скорей выздоровел.
    Ли Вунг открыл дверь в соседнюю комнатку, где, наполняя все помещение крепким ароматом, горели свечи перед деревянным божком.
    — Ты славный парень, Ли, — сказал Горман, заваривая траву в кастрюльке. Ли Вунг усмехнулся, польщенный.
    — Хозяин — хороший белый человек. Ты — его друг, ты, значит, ол райт тоже. Слушай, я тебе скажу что-нибудь. Знаешь Лоу? — Китаец таинственно понизил голос.
    — Управляющего?
    Ли кивнул головой.
    — Этот Лоу совсем плохой, — сказал он выразительным шепотом.
    — Почему?
    Но Ли решил, что сказал довольно, и стал нем, как устрица. Горман знал, что выспрашивать бесполезно. Полагаться на мнение повара было бы рискованно, хотя Горман должен был признаться себе в том, что без всякой особенной причины Лоу и на него не произвел хорошего впечатления.
    Приготовив лекарство, он вернулся к больному. Кармен по-прежнему сидела у изголовья. Джим Марсден беспокойно метался на кровати с холодными компрессами на голове и кистях рук.
    — Лихорадка, — пробормотала Кармен. — Он очень болен. — Она перекрестилась и покачала головой.
    Горман снял повязку. Тело больного горело. Приложив примочки, Горман снова перевязал его и, опустив его голову на подушку, заставил выпить принесенную настойку. Марсден повиновался, продолжая все время бормотать в бреду.
    — …Хорошо, хорошо, Салли, я верю вам… Загородка поставлена, и пусть стоит. Салли, дорогая, я вас не виню… Вы можете думать все что хотите, но я бы хотел, чтобы вы были мужчиной. Хотя бы на одну минутку, чтобы я мог поспорить с вами, как с равным… А то ведь вы крутите мной вокруг пальца, Салли. Вы измучили меня своими глазами… Разве вы никогда их не закрываете, Салли? Никогда, ни на минутку? Салли Декстер с фермы Круг «Д»… Круг «Д»… Это не круг, а кольцо… Золотое обручальное кольцо…
    Горман держал больного, пытавшегося подняться. Холодные компрессы быстро высыхали на горячем теле. Но лекарство должно было подействовать, если бы только больной хоть немного успокоился. Горман нашел в походной аптечке таблетки морфия, и скоро, к великому удивлению Кармен, Марсден впал в забытье.
    Между тем наступал вечер, и Ли Вунг ударом в треугольник возвестил, что ужин готов. Ковбои собрались к столу, и Горман, оставив больного на попечение Кармен, присоединился к ним.
    Ковбои на ферме Марсдена были веселый и добродушный народ. Их было человек двадцать, и самому старшему было не более сорока лет. Горман окинул их опытным взглядом и невольно сказал себе, что Лоу стоит ниже многих из них, и еще раз удивился тому, что Марсден выбрал его управляющим. Лоу между тем представил его ковбоям, и Горман пожал руку каждому. Сидя за ужином, он прислушивался к обрывкам разговоров, к шуткам и замечаниям о ферме и работе, к намекам на прошлые ссоры и на возможность будущих столкновений. Джаксон сильно выделялся; он был лучшим наездником на ферме, и ему поручалось объезжать молодых лошадей. Товарищи им гордились. Зависть была чужда этим простым, добродушным людям. Трудно было представить, чтобы кто-либо из них покушался на жизнь своего хозяина, о котором все отзывались хорошо. Но Горман внимательно следил, не достанет ли кто-нибудь спички, подобные тем, которые он нашел на холме у скамейки.
    — Ребята, — заявил он в конце ужина, — я уверен, что вы и ковбои с фермы Круг «Д» жили дружно до этого печального случая. Я знаю, как все это началось — ссора из-за водопоя, потом падеж скота, потом перестрелка, в которой Джаксону отхватили кусочек уха. Теперь обе фермы в смертельной вражде. Пока Джим не станет на ноги, я буду хозяином на ферме. Джим приказал отгородить пруд. Почему? Это его личное дело, но я намерен следить за тем, чтобы загородка стояла на месте. Полагаю, все вы со мной согласны. Если нам придется перекинуться свинцом — прекрасно. Цельтесь верно, стреляйте быстро, в честной схватке нет ничего дурного… Но, — тут он ударил кулаком по столу так, что тарелки, еще не убранные китайцем, запрыгали, — я доберусь до того негодяя, который ночью из-за угла выстрелил в Джима, не имея достаточно мужества выйти на открытый поединок и рискнуть своим телом остановить чужую пулю. Если Джим умрет… — на минуту голос Гормана дрогнул от волнения, но сейчас же он овладел собой. — Джим и не собирается умирать, — продолжал он спокойно, — но я доберусь до того мерзавца, который подстрелил его, и до того трусливого шакала, который подстроил это покушение. Вы со мной, ребята?
    Все поднялись, как один человек. Послышались одобрительные возгласы:
    — Правильно!.. Мы с вами!..
    Еще долго продолжались разговоры на эту тему. Горман выслушал подробный отчет о схватке у водопоя и о других стычках, происходивших всюду, где встречались ковбои враждующих ферм. В самом Доги было несколько стычек, вызванных Курчавым и Курносым Симом, когда те были уверены, что сила окажется на их стороне. О том, кто ранил Марсдена, никто ничего сказать не мог.
    — Видите ли, — заметил Джаксон, — ковбои с Круга «Д» — все настоящие парни. И ни один из них не мог подстрелить человека таким гнусным способом, как это сделали с хозяином. Единственно, кого можно было бы подозревать, это Курчавого и Курносого Сима. Но у них есть свидетели, что они были в Доги в ту ночь, когда хозяина ранили.
    — А давно ли эти двое работают у мисс Декстер?
    — Да недель шесть. Говорят, что раньше они имели свою ферму милях в двадцати отсюда, да прогорели. Ходит слух, что они занимались контрабандой. Во всяком случае мисс Декстер наняла обоих, когда те явились к ней на ферму просить работы. Может быть, у нее не хватало людей, может быть, она взяла их потому, что они отчаянные ребята, а она была зла на хозяина из-за водопоя. Как бы то ни было, но оба они разъезжали у водопоя все время, пока стояла засуха.
    — Один из них и подстрелил вас, Джаксон?
    — Нет, сударь. Я сцепился с ковбоем по имени Грегор, который раньше был моим другом. Мы переругивались некоторое время, потом он выстрелил — уж очень я его задел. Потом я ранил его в руку. Мы и теперь смотрим друг на друга косо, когда встречаемся, но он — честный парень, этот Грегор, и к тому же хороший стрелок, — добавил Джаксон с усмешкой, касаясь своего раненого уха.
    Началась игра в покер, и Горман вышел из помещения.
    — Зайду проведать Джима, — сказал он уходя. — Ребята, распоряжается по-прежнему Лоу, если я не прикажу чего-либо специально. Джаксон, приготовьтесь выехать со мной утром, сразу же после завтрака. Мы поедем к водопою.
    Больной крепко спал, капли пота выступили на его лице. Горман отпустил старую мексиканку, закурил сигару, вышел наружу и запер тяжелые ставни. Трудно было сказать, что еще могло случиться. Его приезд, казалось, явился толчком для новых осложнений.
    Слова Джаксона о том, что в ночь покушения Курчавый и Курносый Сим были в городе, несколько сбили с толку Гормана, хотя он и был осторожен в своих заключениях, особенно после того, как его предположения о ссоре Джима с отцом девушки оказались фантазией. Приезд девушки его тоже несколько смутил. Горман вообще держался того мнения, что при расследованиях нужно более опираться на факты, чем на теории, и факты эти, иногда самые незначительные, могли послужить основанием для правильной оценки событий.
    Убедившись, что больной спит спокойно, Горман вышел во двор и навестил своего Негра. Ночь была теплая и безлунная, но при свете звезд можно было различать силуэты построек и столбы забора. Один из этих столбов показался Горману толще других, и, пока он смотрел туда, почесывая шею лошади, столб раздвоился, и темная тень приблизилась к нему. Это был Лоу.
    — Я думал, куда бы вас поместить на ночь, — сказал он. — Если вы хотите быть с хозяином, то можно поставить в комнату походную кровать. Есть кушетка в конторе, а то можно устроиться и на сеновале с парой одеял.
    — Прекрасно, у меня одеяла с собой. Я посижу еще с Джимом, а потом лягу во дворе. Не люблю спать в комнатах.
    — Хорошо вы поговорили сегодня с ребятами. Все они горят желанием расквитаться за раненого хозяина. Однако найти виноватого будет не так легко, разве что мы перестреляем всех ковбоев с фермы Круг «Д».
    — Или узнаем, не было ли в округе кого-либо, имевшего ссору с Джимом раньше и воспользовавшегося случаем на водопое, чтобы взвалить вину на других.
    — И то возможно… Какие-либо приказания на завтра?
    — Я беру с собой Джаксона в объезд. В остальном все по-старому.
    — Хозяину лучше?
    — Увидим утром. Спокойной ночи.
    В тоне Лоу была подчеркнутая вежливость. Присутствие Гормана на ферме ему определенно не нравилось. Горман кивнул ему и вернулся в дом за одеялами. Выходя обратно, он зашел в гостиную и огляделся.
    Обстановка комнаты была смешанной, вполне отвечая потребностям своего холостого хозяина. Несколько хороших индейских ковров лежало на полу и между ними — две-три шкуры медведя и кугуара. Стены были украшены литографиями, изображавшими охотничьи сцены. На большом столе посреди комнаты были разбросаны журналы и газеты. Стулья и кресла самого разнообразного фасона стояли в углах и около стола. У одной из стен помещалось механическое пианино, рядом стоял граммофон. Над камином на стене висела коллекция оружия — ружья, револьверы, патронташи и кинжалы.
    Горман их осмотрел. Все были тщательно вычищены, на стволах не было и следов ржавчины, однако легкий налет пыли показывал, что оружие давно было без употребления. Думая о завтрашней поездке к водопою и возможной перестрелке, Горман снял со стены одно из ружей — автоматический карабин Винчестера. Открыв затвор, он с удивлением увидел, что в стволе был патрон, магазин тоже был полон. Калибр ружья был тридцать три.
    Пройдя затем в комнату больного, Горман просидел с ним до полуночи и, почувствовав усталость, позвал Кармен. Марсден спал спокойно, но Горман решил на всякий случай все же послать за доктором в Доги, сознавая, что его время будет занято, и опасаясь оставлять больного на попечение Кармен и Ли Вунга.
    Выбрав на дворе место, присмотренное еще с вечера, Горман завернулся в одеяло, с наслаждением вдыхая свежий ночной воздух, насыщенный запахом прерий, и почти сразу уснул.
    Легкий свет разливался на востоке, когда он проснулся, бессознательно чувствуя какую-то опасность. Привычный ко всякого рода неожиданностям, он машинально продвинул одну руку к револьверу, а другой взялся за край одеяла, готовый вскочить в любую минуту. На холме, позади него, недалеко от того места, откуда был сделан выстрел в Марсдена, кто-то, скрываясь в кустах «испанского штыка», наблюдал за ним. Был ли это человек или животное, Горман не знал, но инстинкт говорил ему, что там скрывался враг, — тот же инстинкт, который предупреждает лисицу задолго до того, как она почует запах гончих.
    Легкий шорох наверху показал Горману, что пробуждение его было замечено. Несколько сучков чуть слышно треснули. Потом, выше с холма, скатился камень. Кто бы ни был этот враг, он отступал. Горман прождал несколько секунд и крадучись поднялся на холм. При слабом свете зарождающегося рассвета он нашел место, где опиралось о землю колено неизвестного, ожидавшего, без сомнения, наступления рассвета, чтобы одним выстрелом прикончить Гормана, так же, как и Марсдена.
    Инстинкт, бодрствующий в Гормане даже тогда, когда тело его спало, спас его вовремя, потому что теперь уже было довольно светло для того, чтобы стрелять почти наверняка. Оглядев местность, Горман, однако, не нашел никаких следов, которые помогли бы ему узнать личность негодяя, трусливо скрывавшегося в кустах. Но, спускаясь с холма, он увидел на земле коробку из-под спичек с буквами, которые еще раньше привлекли его внимание. Теперь он прочел имя, часть которого была напечатана на обгорелых спичках; «Эль-Пало Верде. Курите Эль-Пало Верде. Лучшие сигары за дешевую цену». Адрес на коробке указан не был. Но как ни ничтожно было это указание, Горман тщательно спрятал коробку.
    Больного он нашел в гораздо лучшем состоянии. Примочки подействовали, и, хотя опухоль сохранилась, цвет кожи стал более нормальным. Лицо его было усталым и сонным. Горман принес ему легкий завтрак, и Марсден наконец узнал своего друга.
    — Ты здесь, старина? — сказал он тихо. — Ну, значит, все обойдется хорошо.
    Поев немного и снова выпив настойки «джепи», Марсден пробормотал:
    — Сонлив я, как медвежонок… Ну, после поговорим. — И сейчас же уснул.
    Горман оставил около него дремавшую Кармен и, отыскав Лоу, распорядился отослать в город нанятую им вчера повозку. Джаксон был уже готов и поджидал Гормана на дворе. Оседлав Негра, Горман вернулся в дом и вышел оттуда с карабином Винчестера в руках. Лоу, стоявший неподалеку, посмотрел на него с любопытством.
    — Что, готовитесь к стрельбе на дальнее расстояние? — спросил он.
    — Как знать. Это ружье Джима?
    — Да. Но он обыкновенно берет с собой калибр сорок четыре.
    — Прекрасно, значит, он не будет в претензии, что я взял тридцать третий.
    Джаксон с недоумением прислушивался к этому диалогу, удивляясь, почему лицо Лоу внезапно покраснело.
    «Этих двух не запряжешь в пару, — решил он про себя. — Лоу не любит Гормана. Почему? Непонятно. Но мне Горман нравится, пусть себе носит два револьвера, если хочет. Они оба могут нам пригодиться».
    Солнце едва взошло, а жара уже была столь же нестерпимой, как и накануне после полудня. Туман поднимался с травы — так быстро солнечные лучи высушивали ночную росу. Все кругом тонуло в полупрозрачной дымке, придававшей предметам фантастические очертания, создававшей миражи и яркие радуги. Невидимые полчища цикад наполняли воздух безостановочным стрекотанием. Горман и Джаксон ехали мерным галопом, копыта лошадей взбивали пыль, мягкую, как мука. Объехав границу фермы Марсдена, они приблизились к узкой котловине, где протекала река. Деревья там росли гуще, но листва их опала от жары. Сама речонка тоже пересохла.
    — Опять засуха, — заметил Горман.
    — Опять. Тяжело будет скотине. Жарче, чем раньше. Две-три недели такой жары, и в аду покажется прохладно.
    Выбрав дерево, сохранившее немного листвы, всадники придержали лошадей и закурили. Горман достал коробку из-под спичек, найденную им ночью:
    — Когда-нибудь курили эти сигары?
    Джаксон засмеялся:
    — Конечно, курил. Хозяин справлял именины как-то недавно, и в числе угощений было десять ящиков сигар «Эль-Пало Верде». Тысяча штук. Выставил нам и говорит: «Не ждите приглашения». Мы и не ждали! Сигары разобрали, а ящики оставили себе на пуговицы. С сигарами был пакет спичек. Теперь, наверное, уже все разошлись.
    Горман прищурился.
    — Почему Джим остановился именно на сигарах «Эль-Пало»?
    — Должно быть, потому, что они самые популярные. В Доги ими бойко торгуют. И спички дают бесплатно к каждому ящику.
    Горман недовольно пожал плечами. Улика, на которую он рассчитывал, оказалась негодной: сотни людей курили сигары «Эль-Пало Верде».
    Скоро они подъехали к водоему.
    — Просто удивительно, как этот пруд не пересохнет, — заметил Джаксон. — Очевидно, его питает сильный источник. Держу пари, что скот с фермы Круг «Д» толпится около изгороди, если она еще существует.
    У Джаксона с собой были все принадлежности для починки изгороди: гвозди, молоток и моток проволоки. Водоем был саженей десять длиной, полный свежей, чистой воды, в которой по колено стояли коровы, переставшие пить при приближении всадников.
    — Так и есть, — сказал Джаксон, — забор сломан. Коровы большей частью с Круга «Д», но есть и наши.
    Горман заметил углубления в земле, где раньше были вбиты колья забора, перенесенные теперь так, что водоем оказался отгороженным. Но проволока была перерезана.
    — Едем, — сказал он Джаксону. — Вы отрежьте им дорогу, а я погоню их обратно в поле. Потом поправим забор и приготовим соответствующую встречу тем, кто попробует опять резать проволоку.
    Через несколько минут скот был разделен на две группы, и коровы, принадлежавшие Кругу «Д», были с гиканьем перепроважены через границу. Пыль, поднятая ими, была еще в воздухе, когда Джаксон, бывший на холме, крикнул что-то и галопом подскакал к Горману.
    — Надо готовиться к встрече, — сказал он спокойно, хотя в глазах его было возбуждение. — Два ковбоя с Круга «Д» мчатся сюда во весь опор. Черт возьми! За ними еще двое. Будет весело!
    Горман посмотрел на него одобрительно.
    — Сидите смирно, пока я не начну, — сказал он. — Двое против каждого из нас — это уже интересно! Пусть подъедут.

Глава V

    Как и предполагал Горман, подъехавшие ковбои оказались Курчавым и Курносым Симом. По-видимому, спокойствие врагов показалось им подозрительным, потому что Курчавый раза два оглянулся назад, словно боясь, что подкрепление не подоспеет вовремя. Разговор вел Сим, подбодряя себя ругательствами.
    — Это вы отогнали коров от водопоя? — спросил он.
    — Нет, — сказал Горман. — Им стыдно стало пользоваться чужим водопоем, вот они и разошлись.
    — Да, но они вернутся!
    Горман зевнул и прикрыл рукой рот. Потом опустил руку к бедру.
    — Проволоку нужно бы исправить, — заметил он добродушно, словно они мирно беседовали об общей работе.
    Снова Курчавый беспокойно оглянулся. Двое ковбоев все еще возились со стадом. Сим почему-то обозлился.
    — Попробуйте только поправить проволоку, — сказал он, побагровев, — и поверьте, что ни один из вас больше не возьмет молотка в руки!
    — Я и не собирался ее поправлять, — проговорил Горман примирительным тоном, — слишком тяжело работать в такую жару.
    Сим усмехнулся. Джаксон с удивлением взглянул на Гормана, но в глазах того было что-то, заставившее молодого ковбоя приготовиться ко всякого рода неожиданностям.
    — Жарко, а? — закричал Сим. — Еще бы не жарко! Однако не так жарко, как в том месте, куда вы попадете, если только тронете эту проволоку! Ничего, Курчавый, — добавил он, обращаясь к своему товарищу, — я говорил тебе, что эти ковбои с фермы Марсдена просто-напросто хвастуны. Крикни там, чтобы гнали сюда стадо.
    Но Курчавый не двинулся. Рот его открылся, а руки внезапно поднялись над головой. Он испуганно смотрел на Гормана, в руках которого неожиданно появилась пара револьверов, направленных прямо ему в живот.
    — Руки вверх, вы оба! — крикнул Горман совсем другим голосом. — Быстро! Секунда — и вы на том свете. Джаксон, отберите их револьверы. Разрядите и отдайте им обратно. Теперь слезайте с коней, джентльмены. Осторожно, а то еще свалитесь. Джаксон, дайте Курчавому проволоку, а мистеру Симу — молоток и гвозди. Я сказал, что для меня сегодня слишком жарко работать, но для вас эта гимнастика будет полезна. Ну, пошевеливайтесь!
    Захваченные врасплох ковбои повиновались неохотно, двигаясь медленно и поглядывая на своих товарищей, оставшихся со стадом, которые, очевидно, видели, что дело неладно, и, въехав на холм, смотрели в сторону водоема, прикрыв глаза от солнца.
    — Джаксон, смотрите, чтобы джентльмены работали исправно, — сказал Горман, вынимая из чехла винчестер.
    Не сходя с лошади, он сделал два выстрела, и два клубочка пыли поднялись у самых ног лошадей ковбоев, как предостережение и доказательство меткости стрелка. Круто повернув лошадей, ковбои помчались в разные стороны, очевидно, пытаясь охватить водоем с двух сторон. Горман покачал головой.
    — Экие дурни, я ведь предупредил их, а теперь придется ранить их лошадей, которые виноваты лишь в том, что на них сидят такие упрямые ослы… Следите, чтобы гвозди были забиты правильно, Джаксон.
    Выражение лиц обоих невольных плотников было комичным. Джаксон сурово на них покрикивал, словно десятник на ленивых рабочих.
    Согнувшись, держа винтовку под мышкой, Горман взбежал на ближайший холм и лег в траву. Измерив расстояние, он прицелился. В это время один из всадников круто повернулся к водоему и помчался вдоль забора, крича что-то своему товарищу. В ту же минуту Горман увидел третьего всадника, тоже направляющегося к водоему.
    — Еще один! Славная лошадка! Э, да это девушка!
    Он тихонько присвистнул и, спустившись с холма, пошел к водоему, держа винтовку под мышкой. Сим и Курчавый работали в поте лица, понукаемые Джаксоном, который не давал им времени даже обтереть лицо. Работа была наполовину закончена.
    Оба ковбоя появились из-за холма одновременно с девушкой. Сим и Курчавый продолжали свою работу, в то время как Салли Декстер круто осадила свою лошадь, присевшую на задние ноги.
    С высоты седла девушка взглянула сперва на стоявшего перед ней Гормана глазами, буквально метавшими молнии. Но ее первые слова были обращены к своим людям, которые бросили на землю инструменты и уставились на нее с виноватым видом. Два других ковбоя подъехали ближе и остановились, держа руки наготове у револьверов. Горман отставил винтовку и приподнял шляпу. Девушка не обратила на это внимания.
    — Вы что здесь делаете?! — крикнула она.
    Курчавый глупо усмехнулся. Сим попробовал отшутиться.
    — Чистим себе ногти, — сказал он.
    Девушка вспылила и взмахнула хлыстом. Сим отпрянул назад, бормоча ругательства.
    — Они поправляют изгородь, где проволока была перерезана, мисс Декстер. И ставят колья туда, куда полагается, — сказал Горман.
    Салли Декстер тронула шпорой свою лошадь, и та прыгнула вперед, почти коснувшись Гормана, который даже не тронулся с места. Лошадь захрапела, кусая поводья.
    — Куда полагается?! — крикнула девушка, стараясь сдержать свой гнев. Ее лицо, покрасневшее от волнения, было прекрасно. — Бросайте колья! Вы, трусы! — Она обернулась к Симу и Курчавому. — Сломайте изгородь! Обрежьте проволоку! — Оба ковбоя переглянулись, покосившись на револьвер в руках Джаксона.
    Горман положил обе руки на револьверы, и ковбои позади мисс Декстер, чувствуя, что перевес на стороне Гормана, быстроту и меткость которого они сумели оценить по заслугам, сидели неподвижно. Девушка оглядела всех:
    — У кого есть ножницы для проволоки?
    Все молчали. Заметив рукоятку ножниц, торчавшую из кармана Сима, она обратилась к нему:
    — Дай мне ножницы, Сим, я сама это сделаю.
    — Если вы это сделаете, мисс Декстер, — сказал Горман спокойно, — мне придется заставить этих молодцов чинить изгородь снова. Только напрасная потеря времени.
    Девушка поняла, что спорить бесполезно.
    — Жаль, что я не мужчина, — сказала она, словно подчеркивая, что пол мешает ей действовать, как бы она хотела. Но ответ Гормана окончательно вывел ее из себя.
    — Мне тоже жаль, — сказал тот.
    Их глаза встретились, и ни один из них не опускал их первым. Зрачки девушки сузились, и темные ресницы дрожали от возбуждения. Перегнувшись с седла, она сказала так тихо, что никто, кроме Гормана, ее не слышал:
    — Я ненавижу вас, Горман, — проговорила она. — Видит Бог, как я вас ненавижу!
    Разумеется, по глазам Гормана она поняла, что будь она мужчиной, его действия были бы иными, и только то, что она — женщина, спасает ее от должного наказания. Ее слова он встретил сдержанной усмешкой. Она чувствовала, что пускает в ход женское оружие, бесполезное и смешное в этом споре, и что оружие это вызывает в нем насмешку. Задыхаясь от бешенства, она попыталась еще раз овладеть положением, хозяином которого был этот невозмутимый человек.
    — Вы… Вы наемный убийца! — выкрикнула она. — Право на этот водопой принадлежало нашей ферме еще до того, как отец купил ее. Вы — вор и убийца! Более тридцати моих коров сдохли от яда благодаря вам!
    — От яда?
    — Да, от яда. Мышьяк был подсыпан в каменную соль. Животные слизали его и умерли от жажды в страшных мучениях. По-вашему, это не убийство?
    — Видите ли, сударыня, — сказал Горман. — Я только вчера приехал, и меня приветствовала вот эта достойная пара, занятая сейчас поправкой изгороди. Вы не можете винить меня в том, что ваш скот был отравлен. Я также убежден, что Джим Марсден не способен на подобную гнусность. Поверьте, мне искренне жаль ни в чем не повинную скотину. Марсден меня не нанимал, но я во всем его замещаю. К сожалению, он все еще не пришел в себя, и я не имею ни малейшего понятия о том, почему он распорядился огородить водоем. Насколько я понимаю, все шло хорошо до тех пор, пока вы не поссорились…
    — Поссорились? Я никогда не унижу себя настолько, чтобы ссориться с человеком, нет, с такой пародией на человека, как Джим Марсден…
    — Погодите! — голос Гормана прозвучал резко, и в глазах появилось выражение, заставившее Салли Декстер оборвать свою фразу. — Постойте, сударыня! Вы говорите о человеке, который был моим другом еще тогда, когда вы были ребенком. Повторяю, мне жаль, что вы не мужчина, а то я заставил бы вас доказать ваши слова или жестоко расплатиться за них.
    — Я могу доказать их!
    — Я предпочту узнать раньше все подробности от Джима, — сказал Горман сухо, — и не потому, что он мой друг, а потому, что он честный человек, с какой бы стороны вы его ни повернули. В одном я твердо уверен: Джим не из тех, кто начал бы ссору с женщиной, и не из тех, кто бы лишил воды скотину, издыхающую от жажды. С другой стороны, он никогда не поступится своим правом.
    — Круг «Д» имеет все права на водоем! — воскликнула девушка.
    — Это ваше мнение, сударыня. Кому принадлежат права по закону — разберет суд. А пока что мы знаем, что скот был отравлен, что проволока в изгороди перерезана, что были стычки, не говоря уже о том, что Джима подстрелили из-за угла.
    — Ваш Джаксон подстрелил Грегора в темноте! — воскликнула девушка. — Выстрелил первым и ранил его в руку.
    Джаксон и ковбой, названный Грегором, переглянулись. До сих пор они молчаливо прислушивались к разговору девушки с Горманом, не принимая в нем участия, но вполне готовые присоединиться к беседе словом или делом.
    — Право, не знаю, кто выстрелил первым, — сказал Джаксон, — мы оба были возбуждены и нервничали. Однако, думается, что если б я ранил Грегора в правую руку, вряд ли он мог бы прострелить мне потом ухо. По всей вероятности, мы выстрелили вместе.
    — Правильно, — заметил Грегор.
    Салли Декстер сердито посмотрела на него. Потом снова обратилась к Горману:
    — Вы обвиняете меня в покушении на Джима Марсдена?
    — Нет, сударыня, я вас ни в чем не обвиняю. Я спросил вас, не знаете ли вы, кто это сделал, и вы, к моему полному удовлетворению, сказали, что не знаете. Я также не обвиняю кого-либо из ваших людей. Есть, правда, у вас двое — вот эта пара, любезно помогающая мне чинить изгородь, — которые способны на такую подлость. Выстрелить в человека, будучи уверенным в собственной безопасности, — как раз в их характере. Но, насколько я знаю, они случайно на вашей ферме и к тому же они доказали свою непричастность к покушению. Но не в этом дело. Вернемся к вопросу о водопое. Положим, мы установим перемирие. Пусть ваша скотина пользуется водой до тех пор, пока суд не установит точно, кому принадлежит водоем. Затем мы будем считать, что ни вы, ни ваши ковбои не причастны к покушению на Джима. А вы поверьте нашему слову в том, что мы не виновны в отравлении вашего скота. Что вы об этом думаете? Заключим перемирие. Враждебные действия прекратим и постараемся совместно выяснить — кто стрелял в Джима и кто отравил скот.
    Она посмотрела на Гормана нерешительно, потом сказала:
    — А кто мне поручится за то, что Джим Марсден сдержит ваше обещание?
    — Не обижайтесь, мисс Декстер, но вы, очевидно, мало знаете людей. Если я даю слово — Джим сдержит его, как и я.
    Девушка тряхнула головой. Но недоверчивое выражение исчезло с ее лица. Потом она наклонилась в седле и протянула руку. Горман снял перчатку и пожал ее.
    — Я согласна, мистер Горман, — сказала она. — Но я полагаюсь на ваше слово, а не на Джима Марсдена. К нему у меня нет ни капли доверия, как я уже сказала.
    Горман промолчал, решив, что можно утешить ее, оставив за ней последнее слово.
    — Ладно, Джаксон! — крикнул он, направляясь к Негру. — Отпусти своих рабочих и возьми у них инструменты.
    Курчавый и Сим перезарядили свои револьверы. Горман не обращал на них внимания, но Салли Декстер повернула к ним свою лошадь и крикнула:
    — Вы рассчитаны, оба!
    — Рассчитаны? — переспросил Сим. — Без предупреждения?
    Девушка рассмеялась:
    — Ковбоя рассчитывают тогда, когда он не может справиться с работой. Вы сами себя рассчитали час назад.
    — Ну, это мы еще посмотрим.
    — Еще одно слово, — сказала девушка, — и я заставлю вас обоих вернуться на ферму пешком за вашими вещами.
    Сим схватился за револьвер, но Курчавый остановил его руку. Горман в это время подтягивал подпругу седла, а Джаксон дружелюбно разговаривал с ковбоями Круга «Д».
    — Пешком? — переспросил Сим. — Это кто же заставит меня идти пешком? Не вы ли, рыжая красотка?
    Прежде чем Горман успел проучить нахала, девушка выхватила свой кольт из чехла и направила его на Сима.
    — Да, я, — сказала она холодно. — Слезайте с лошадей, оба.
    Курчавый повиновался первым. Сим с минуту смотрел на девушку с перекошенным от злобы лицом.
    — Вы мне заплатите за это, — пробормотал он.
    Девушка не обратила внимания на его угрозу.
    — Грегор, возьмите лошадей, — сказала она и, кивнув Горману, пришпорила лошадь и помчалась обратно.
    Грегор подобрал поводья лошадей.
    — Ты — трус и хвастун, — сказал он Симу. — Давать тебе советы — только время тратить, но… я все же рискну: ты свои угрозы брось! И ты, и Курчавый — вовсе не ковбои, и плохо вам придется, если вы только тронете мисс Декстер. Понятно?
    Сказав это, он отъехал, уводя лошадей. Сим плюнул ему вслед, пробормотав ругательство. Джаксон посмотрел на Гормана, потом указал глазами на изгородь.
    — Я как раз об этом подумал, — заметил Горман. — Эй, приятели, а ведь вы еще не все кончили.
    Сим снова схватился за револьвер, но прежде чем он успел до него дотронуться, Горман прострелил ему шляпу, задев прядь лохматых волос.
    — Какого черта вам еще нужно?! — закричал Сим.
    — Вы не окончили починку изгороди, — мягко сказал Горман, улыбаясь и вертя в руке револьвер. — Нужно еще обнести проволокой обе стороны водоема.
    — Вы не можете заставить нас работать, — проворчал Сим.
    — Правда, но я собирался проучить вас за невежливое отношение к мисс Декстер. Если вы почините забор, то мы будем квиты.
    Сим злобно посмотрел на него:
    — Ты что о себе думаешь? Что ты за птица такая? Думаешь, что если у тебя два револьвера, так ты и герой? Не испугаешь меня своими револьверами! Стреляй, если смеешь! Мы не обязаны работать на тебя, и, если ты меня убьешь, то сам покачаешься за это на дереве, приятель! К черту твою изгородь! Стреляй, чего же ты?
    Горман не мог скрыть чувства молчаливого восхищения, когда Сим спокойно повернулся и пошел прочь. Когда тот отошел шагов на двадцать, Горман развернул лассо и бросил. Петля опустилась на плечи Сима. Негр, слушаясь хозяина. резко повернулся, и Сим, сбитый с ног, оказался на земле. Барахтаясь и ругаясь, он тащился по грязи не в силах освободиться от мертвой петли. Негр вошел в воду, и Сим, захлебываясь, скатился с берега в водоем, выкупался и вылез, бессильно упав на землю.
    — Что, охладился? Как теперь насчет изгороди? Исправишь? Ну вот и прекрасно! Отдайте ему молоток и гвозди, Джаксон!
    Не говоря ни слова, Сим и Курчавый принялись за работу, и скоро изгородь была совершенно исправлена. Потом они отдали инструменты и ушли по направлению к ферме Круг «Д».
    — Далеко это? — спросил Горман Джаксона.
    — Миль семь-восемь. Мисс Салли Декстер — огонь-девица. Выхватила револьвер скорее меня. Красавица и вспыльчивая. Парень, которого она наметит себе в мужья, должен быть тоже не промах, иначе она скрутит его по рукам и ногам, как теленка.
    — Я думаю, — заметил Горман. — Интересно, как чувствует себя Джим? Едем, Джаксон, пора.

Глава VI

    — Джонс и Лоу — на ножах, — заметил Джаксон. — В тот день, когда Джонс донес, что проволока у водоема была перерезана, Лоу напал на него, почему он не починил изгородь. Джонс говорит — а чем мне чинить ее, зубами, что ли? У меня, говорит, не было ни молотка, ни гвоздей. Лоу в тот день был с похмелья, накануне кутил в Доги, оттого, должно быть, и придрался.
    Горман подумал, что на месте Джима не держал бы Лоу и одного дня. Но, быть может, Джим имеет какие-либо основания доверять Лоу? Горман решил выждать.
    Он нашел своего друга в гораздо лучшем состоянии. Лихорадка почти прошла, появились аппетит и желание говорить. Горман отправил Кармен отдыхать и решил провести с другом остаток дня. Прежде всего он накормил его, потом осмотрел рану. Кожа вокруг нее приняла багровый оттенок. Посмотрев в зеркало, поданное Горманом, Марсден покачал головой и сказал:
    — Похоже, как будто внутри что-то готово лопнуть. Твои примочки хорошо помогли.
    — Дня через два будешь на ногах, — заметил Горман.
    — Чувствую себя слабым. Но рана, видимо, заживет, благодаря тебе, старый дружище… А что, я много бредил?
    Бледное лицо Марсдена покраснело, когда Горман утвердительно кивнул головой:
    — Ты нес разную чепуху, потом говорил о девушке и о кольце, обручальном кольце.
    — Упоминал я ее имя?
    — А ты за многими ухаживал с тех пор, как поселился здесь?
    — Право, не упомню… Ты ведь знаешь, я люблю дамское общество… Но, между нами говоря, я решил жениться. Нехорошо человеку жить одному, разве что он такой закоренелый холостяк, как ты. Я мечтаю о женщине, которая встретила бы меня дома по возвращении с работы, распевала бы по всем комнатам, возилась бы в кухне, одним словом, как говорится в книжках, скрашивала бы жизнь. Потом — детишки…
    — Тэк-с… Ты всегда был романтичен.
    — А то как же? Ну, натурально, я ухаживал за многими, чтобы найти ту, которая пришлась бы мне по сердцу. Самую наилучшую. Может быть, я и не стою этого, но вполне естественно узнать девушку со всех сторон, прежде чем связаться с ней на всю жизнь.
    — А как ее узнаешь, если не поухаживаешь? Не так ли?
    — Конечно. А они, со своей стороны, охотно пойдут навстречу, потому что у тебя и ферма своя, да и в банке приличная сумма деньжонок. Каждая из них, едва встретив тебя, уже мечтает о том, как она будет распевать в твоем доме, распоряжаться твоими деньгами и управлять тобой и твоей фермой по своему женскому усмотрению. Ну, скажи откровенно, сколько у тебя их было?
    — Как тебе сказать… Ну… Была Люси Биггер — у ее отца магазин в городе. Потом — Минни Галей, Элизабет Пеннок, Гейл Уайт…
    — Постой, постой… Ты, что же, обручен с кем-либо из них?
    — Не так, чтобы окончательно… Конечно, сплетни ходят. Все они прекрасные девушки, однако не думаю, чтобы я с ними поладил.
    — Та-ак… Вижу, что у тебя все же больше соображения, чем у годовалого теленка: ты по крайней мере знаешь, что нужно выбраться из веревки, прежде чем петля затянется. Ну, а как относительно мисс Салли Декстер? По-видимому, до ссоры вы были большими друзьями. Я не желаю ничего выпытывать, Джим, мне только нужно установить, как обстоит дело. Скажу тебе откровенно, я видел ее всего три раза, а сегодня утром мы заключили перемирие и согласились относительно водопоя. Ее скот был отравлен мышьяком, а ты знаешь, что делается с несчастной скотиной от этого яда? Все нутро перегорает от жажды. Я сказал ей, что ты не такого сорта человек, чтобы мучить бессловесную тварь. Так что мы решили оставить вопрос открытым до тех пор, пока суд не решит, кто прав.
    Минуты две Марсден лежал неподвижно, закрыв глаза.
    — Ты хорошо сделал, дружище, — сказал он наконец. — Я согласен с тобой, поскольку дело касается скота — только отъявленный негодяй способен на такую низость. А мисс Салли — да, нет на свете другой женщины, подобной ей! Гордая, храбрая, честная — а наружность — ну, да ты ее сам видел. Она может быть прекрасным другом, опасным врагом и, думается мне, великолепной женой. Я думал, что между нами все наладится… Я однажды уже сделал ей предложение…
    — Что же она? Отказала?
    — Хуже, чем отказала… Она говорит: «Джим Марсден, — так и сказала, — я надеялась, что вы сделаете мне предложение, я хотела, чтобы вы его мне сделали, чтобы сказать вам в лицо то, что я о вас думаю. Не то, что вы ухаживаете за каждой девушкой… Есть и другое, что я о вас знаю, и вы должны понять, что ни одна порядочная девушка не пожелает вашего общества. Если бы мой отец был жив, он бы проучил вас, Джим Марсден, за то, что вы смеете говорить мне о вашей любви. Об этом предмете говорить вам так же пристало, как свинье рассуждать о чистоте. У меня нет брата, и я не желаю обращаться к родным. Я женщина, и я, мстя вам, пускаю в ход женское оружие. Мой ответ на ваше предложение: нет. Нет, если б даже мне нужно было выбирать между вами и смертью!..» Да… И скажу тебе, дружище, это ее женское оружие ранило меня глубоко! «Убирайтесь, — говорит она, — и не смейте впредь переступать границы между моей фермой и вашей. Занимайтесь своими делами и оставьте меня в покое…» Потом повернулась и уехала, не дав мне и слова сказать… Понимаешь, я обалдел… Да и что такого дурного было в том, что я ухаживал за другими девушками?.. Я не обманул ни одну из них, никому ничего не обещал… А кроме этого, я не сделал ничего такого, что могло бы оттолкнуть такую девушку, как Салли Декстер… Обидеть ее признанием в своей любви?.. Я был оскорблен, унижен, и чем больше я думал о ее словах, тем больше злость во мне закипала… Потом я приказал огородить водопой, и — каша заварилась… Теперь я уже успокоился… Это хорошо, что ты заключил перемирие. Унизительно для мужчины ссориться с женщиной. К тому же нам нужно объясниться. Почему она на меня рассердилась? Кто отравил ее скот? Кто меня ранил? Во всем этом видна чья-то злая рука. Вот почему я послал за тобой, старина. Один я не справлюсь, и, слушай, — он поднялся на локте, — если я не помирюсь с Салли Декстер, то и выздоравливать не хочу… Может быть, тебе это непонятно, но для меня она — все, понимаешь, все!
    — Может быть, этого я и не понимаю, Джим. Но я твердо знаю одно: если в моих силах это уладить — я улажу, вот тебе мое слово!
    — Я знаю…
    Друзья пожали друг другу руки. Они знали, что могут положиться на свою дружбу.
    — Знаешь, она замечательная девушка, — сказал Марсден.
    — Лучших я не встречал, Джим.
    — Правда?
    — Ей-богу
    Чтобы скрыть свое волнение, Марсден попросил папиросу, и некоторое время оба курили молча.
    — Давно у тебя служит Лоу? — спросил Горман.
    — Года два.
    — Дельный работник?
    — Бывают лучше, но есть и хуже. Раньше он работал на ферме Круг «Д».
    — А!
    — Он ушел с фермы, когда старый Декстер умер. Говорил, что не хочет служить больше. Ну, я и взял его тогда, нуждаясь в управляющем. А что, он тебе не нравится?
    — Не особенно. Однако Ли Вунг его еще больше недолюбливает.
    — Это с чего?
    Горман ему рассказал.
    — Странно, — сказал Джим. — Ли Вунг тоже работал раньше на ферме Круг «Д».
    — Ушел по той же причине, что и Лоу?
    — Да, — Марсден усмехнулся. — Говорит, что женщины все время возятся около кухни и суют всюду свой нос. Ты, говорит, сам это увидишь!
    — У тебя, по-видимому, симпатия ко всему, что с фермы Круг «Д», — сухо заметил Горман. — Мисс Декстер действительно производит впечатление строгой хозяйки. Между прочим, Лоу говорил мне, что тебя подстрелили пулей калибра тридцать три.
    — Да, у меня и пуля есть. Хочешь посмотреть?
    — Нет. Тридцать три — весьма распространенный калибр. Я заметил у тебя в гостиной карабин Винчестера тоже тридцать третьего. Висел на стене заряженный…
    — Заряженный? Никогда в жизни я не повешу заряженного ружья на стену. Помнишь тот случай с женой фермера? Последний раз я охотился с этим ружьем месяца два назад и прекрасно помню, что разрядил магазин.
    — Возможно, что я ошибся, — сказал Горман небрежно, желая успокоить больного. Потом продолжал: — Лоу говорил мне, что у тебя есть враги, Джим. Рассчитанные рабочие, железнодорожные воры. Он мает, что кто-либо из них стрелял в тебя.
    — Трудно сказать. Не думаю, чтобы рабочие. Вот железнодорожные воры — это другое дело. Тут как-то подобралась настоящая разбойничья шайка. Сперва устроили две-три кражи, ограбили банк, остановили почтовую карету. Нам это в конце концов надоело. Шериф наш — парень трусливый и вялый. Так что, когда до нас дошел слух, что разбойники обокрали поезд, мы собрались человек двадцать, выследили всю шайку и поймали двоих. Остальным удалось удрать и скрыться. Пойманных посадили в тюрьму, а остальные, наверное, и сейчас скрываются в окрестностях. Ждут, пока о них забудут. Кто-нибудь из них действительно мог меня подстрелить, потому что я руководил погоней. Жаль, что тебя с нами не было.
    Горман переменил тему разговора и рассказал Марсдену о том, что случилось утром у водопоя и как Сим с Курчавым чинили изгородь. Скоро больной утомился и задремал. Горман сидел около него, куря и глядя в окно на небо, подергивавшееся румянцем заката, и вспоминал различные эпизоды прошлых лет, из которых была соткана их дружба с Марсденом. И теперь, в первый раз за все эти годы, их дружба была в опасности. Горман хорошо знал Джима и сознавал, что любовь его к Салли Декстер — не мимолетное увлечение, а сильное чувство, могущее затмить их дружбу. И он, Горман, дал слово помочь этой любви завершиться прочным союзом…
    Пока он сидел так, раздумывая, в комнату бесшумно вошел Ли Вунг, лицо которого, обычно такое бесстрастное, было искажено волнением, а косые глаза беспокойно бегали.
    — Ты ходи скорей, — проговорил он шепотом, кинув взгляд на спящего хозяина. — Лоу — он совсем разошелся. Думай — он убивай Джаксона. Потом сел на лошадь и скакал как черт!

Глава VII

    — Драка? — спросил он.
    — Да, — сказал один из ковбоев. — Лоу вернулся из города сильно подвыпивши. Мы в конторе играли в карты. Хозяин это всегда позволял, а тут вдруг Лоу напал на нас и говорит, чтобы мы уходили, он, дескать, хочет побыть один. Мы решили кончить сперва игру. Тут Лоу давай рассказывать, что он слышал в Доги. Говорит, что весь город знает о том, как вы с Джаксоном устроили засаду утром у водопоя, и все называют вас трусами. Джаксон был тут же. Он давай заступаться. Мы все в конторе были без револьверов, кроме Лоу. Как Джаксон назвал его лгуном, Лоу схватился за револьвер, да я выбил его у него из рук. Тогда Лоу бросился на Джаксона с кулаками; мы видим, что тут просто драка и что Джаксон сам его вызывает. Мы решили не мешать, хотя такая драка и не по правилам, потому что Лоу на полпуда тяжелее Джаксона. Если бы дело было на ринге, по пять минут на каждый раунд, то, быть может, Джаксон и устоял бы. Он нанес два-три удара, от которых Лоу закачался, и расквасил ему нос в плюшку. Но в подобной свалке все шансы были на стороне Лоу. Он загнал Джаксона в угол комнаты и бил его по чему попало. Джаксон, однако, отвечал на каждый удар. Если бы мы вмешались и оттащили Лоу, Джаксон никогда бы нам не простил. Потом они схватились вплотную, Лоу изловчился и двинул Джаксона в затылок. Тот закачался, а он выправил Джаксона левой рукой под подбородок, а потом со всего маху заехал ему правой в челюсть. Джаксон покатился и стукнулся головой об пол, словно обухом по полену. От этого двойного удара он потерял сознание. Я боюсь, не было бы у него сотрясения мозга.
    Горман отвернул веки Джаксону и заметил, что бояться нечего.
    — Есть у тебя нашатырь? — спросил он Вунга.
    Нашатырь был принесен, и скоро Джаксон пришел немного в себя. Его отнесли в общее помещение.
    — Экая досада, — сказал другой ковбой. — Жаль, что Джаксон схватился врукопашную. Если б у него был револьвер, лежать бы теперь Лоу на его месте.
    Оказалось, что после драки Лоу собрал свои пожитки, оседлал лошадь и уехал, очевидно, распрощавшись с фермой Марсдена навсегда. Горман отчасти был рад этому. Вмешиваться в ссору было поздно: молодой ковбой выступил в защиту их обоих и проиграл. Горман пожалел, что его не было в конторе, когда вернулся Лоу, и что ему не пришлось схватиться с управляющим на револьверах или на кулаках. Очевидно, Лоу считал, что его служба кончилась после того, как он определенно стал на сторону Курчавого и Сима в стычке у водопоя.
    К Горману подошел Ли Вунг:
    — Ужин готов. Мой — стучи в гонг?
    — Конечно. Как Джаксон?
    Ли Вунг нагнулся и сказал конфиденциально:
    — Мой работал с Лоу, работал на ферме Круг «Д». Нехороший человек. Совсем нехороший. Пьет. Крадет. Строит куры мисс Салли, а она смотрит на него, словно на землю или забор. Понимаешь? Один день я подслушал. Мисс Салли говорит ему: не валяй дурака. Он, Лоу, хочет поцеловать ее руку. Она не дает. Тогда он схватил ее, хочет поцеловать ее в лицо. Ого! — Ли Вунг восторженно взмахнул руками. — Как она его побила! Потом ушла. Лоу скрипел зубами, говорит, я тебе отомщу. На другой день он ушел.
    За ужином Горман размышлял. Ему казалось, что он начинает видеть просвет в окружавшей его мгле. Кровь в нем закипала, как всегда, когда действие приближалось к развязке. Ему хотелось отправиться в Доги, разыскать Лоу и выпытать у него всю правду. С другой стороны, он не хотел оставлять Джима одного. Не придя ни к какому заключению, он зашел проведать Джаксона. Ковбой лежал лицом к стене, отказываясь от пищи, вздрагивая от волнения. Горман понял, что больше всего задето самолюбие молодого человека и потому лучше было оставить его в покос. То же сделали и другие — инстинкт подсказал им нужную чуткость.
    Горман поднялся на холм, где была скамейка, набил трубку и сел, поглядывая на блестящие крупные звезды. Слабый ветер доносил до него аромат прерии. Где-то завыл шакал, другой ему ответил, и вой оборвался. Постройки фермы смутно вырисовывались во мраке, только окно комнаты Джима было освещено, да из кухни сквозь неплотно прикрытую дверь падал во двор луч света.
    Горман думал. Он старался быть по возможности беспристрастным, но все группировалось вокруг Лоу. В ночь покушения на Джима Лоу появился позже других в комнате своего хозяина и, по словам других, был возбужден и дышал тяжело, словно бежал откуда-то. Потом — заряженный карабин тридцать третьего калибра, по-видимому, повешенный на стенку впопыхах. Далее — его явное недовольство, которое он тщетно пытался скрыть. Оказывается, по словам Ли Вунга, что и он, и Марсден — оба были влюблены в Салли Декстер. Мог один отверженный поклонник стрелять в другого? По-видимому, кто-то распускал сплетни про Марсдена и доносил на него девушке. Не был ли и это Лоу?
    Внезапно Горману ясно припомнилась его вторая встреча с Салли Декстер. Он вспомнил колебания Лоу, когда девушка спросила его, кто такая Кармен. «Я полагаю, хозяин назвал бы ее своей экономкой». В этой фразе скрывался намек, рассчитанный на то, чтобы девушка представила себе Кармен отнюдь не толстой, старой мексиканкой. Горман сам впал в подобную ошибку, услышав о Кармен в первый раз. Да, Лоу нельзя было терять из виду. Нужно будет отправиться в Доги завтра же утром.
    Он продолжал курить. Образы, вызванные в его воображении, понемногу расплывались… Вместо них вырисовывался облик молодой девушки с рыжими волосами, горящими на солнце. Он снова видел ее рассерженные глаза, чувствовал пожатие ее маленькой руки. Ничего подобного раньше с ним не случалось. Никогда мысли о женщине не приходили ему в голову. А теперь он не мог отогнать ее образ, и все время какой-то голос, казалось, шептал ему на ухо: «Ты никогда не встречал подобной женщины, Горман, никогда. Она — для тебя. Джим тоже любит ее, но — она его оттолкнула. Она сказала, что ненавидит тебя, Горман. Когда женщина так говорит, она нередко думает совсем другое. Это значит, что ты смутил ее, так же, как и она тебя. Ты задел ее сердце, как и она — твое. И к тому же она — красавица. Представь ее в доме — в твоем доме… Ее губы — с твоими!»
    Горман вздрогнул. Мгновенно рука его скользнула к бедру, и когда какая-то темная фигура отделилась от кустов, револьвер Гормана был уже на взводе.
    — Сеньор! Друг! Не стреляй!
    Две руки поднялись в воздух по сторонам громадного сомбреро. Из-под него блестели глаза. Горман различил лицо, усы. Подошедший был мексиканцем.
    — Вы сеньор Горман? Буэно! У меня для вас письмо. Нужно отдать вам в руки. Просят ответ.
    Горман взял письмо, которое мексиканец достал из своего сомбреро. На узком конверте не было адреса. Бумага была толстая, плотная. Почерк — женский. Он стал читать при свете спички:
    «Уважаемый господин Горман.
    Не можете ли Вы встретить меня завтра утром у ручья Сладкой Воды? Я постараюсь быть там в десять часов, но могу и опоздать. Это свидание для меня крайне важно, и я уверена, что Вы не будете считать время потерянным. Не можете ли ответить с посланным? Пожалуйста, не говорите никому ничего до тех пор, пока мы не объяснимся. Поэтому я и посылаю Мигуэля вместо одного из своих ковбоев.
    Салли Декстер».
    При свете нескольких спичек Горман прочел письмо два раза. Сердце его забилось. Сама форма письма была ему приятна. Салли назначила ему свидание, тайное свидание, значит, она не ненавидит его. Но не будет ли это изменой другу? Напротив, как друг Джима, который сказал, что не может жить без девушки, Горман должен повидать ее.
    — Скажи пославшей тебя: «хорошо», — сказал он.

Глава VIII

    — Ну, теперь ты скоро поправишься, — сказал он. — Примочки «джепи» сделали свое дело. Можно залечивать снаружи.
    — Да ты настоящий доктор, Горман… Фу, какое облегчение! А то я чувствовал себя, словно раздутый пузырь!
    В общих словах Горман рассказал ему о бегстве Лоу, но умолчал о полученной им записке. Мисс Декстер просила его хранить тайну. Однако впервые в жизни Горман чувствовал себя неловко перед Джимом.
    Дождавшись, пока больной задремал, Горман взял одеяла и отправился к подножию холма, где и проспал до рассвета. Утром он взял на себя обязанности управляющего, распорядился насчет дневной работы и сообщил ковбоям приятную новость о здоровье хозяина. Потом навестил Джаксона, который все еще находился в удрученном состоянии.
    — Ребята рассказали мне, что ты постоял за себя, — сказал Горман, и искренность его тона сразу подбодрила молодого ковбоя. — Но в другой раз будь осторожнее, не схватывайся с человеком тяжелее тебя. Все же нос ты ему здорово расквасил.
    — Я убью его, — проворчал Джаксон. — Он первый полез за револьвером. В следующий раз и я буду вооружен, и посмотрим, кто скорее спустит курок.
    Горман одобрительно кивнул головой.
    — Сделай мне одолжение и не торопись слишком, — сказал он. — Мне думается, что Лоу может ответить на несколько интересных вопросов. А как труп он и некрасив, и бесполезен. Когда настанет время его захватить — твоя очередь в первую голову, в этом даю тебе слово.
    Потом, переменив разговор, он спросил:
    — А что, много шакалов убили на ферме за последнее время?
    Джаксон посмотрел на него с удивлением, потом сказал:
    — Шакалов? В этом году ни одного, насколько я помню.
    — Гм… Не знаешь ли, кто хранит яд, не Лоу?
    Джаксон начал понимать.
    — Нет. Яд для шакалов всегда был у хозяина, только за последнее время и у него на руках ничего не было. Я знаю это потому, что нам как-то понадобился мышьяк для чистки шкуры, но на ферме не оказалось ни крошки.
    — Я нашел вот это в столе, в конторе, — сказал Горман, показывая Джаксону пустую коробку, на дне которой были следы беловатого порошка. На крышке рядом с названием единственного в Доги аптекарского магазина была надпись: «Мышьяк. Осторожно. Яд».
    — Магазин должен вести точную запись покупателей мышьяка, — продолжал Горман. — Если Лоу купил ад, то наверняка сказал, что это для шакалов, и аптекарь, зная, что он управляющий на ферме Марсдена, не имел никаких оснований ему не поверить. Мне бы хотелось узнать, какого числа яд был куплен и кто расписался в его получении. Если Лоу — то что он с ним сделает? В этой коробке довольно мышьяка, чтобы отравить целое стадо. Я рассчитываю проехать в Доги сегодня вечером. Поедешь со мной?
    — Конечно. Только на этот раз захвачу револьвер.
    — Правильно. И я не забуду свои. А пока что пойдем завтракать.
    Ковбои встретили их дружескими приветствиями, как будто вчера ничего особенного не случилось. Поев, Джаксон развеселился. Разговор перешел на драку, и по замечаниям товарищей Джаксон понял, что они считают его поведение правильным и что стыдиться своего поражения ему нечего.
    Часов около семи утра Горман оседлал одну из лошадей Марсдена, решив сохранить силы своего Негра для поездки в Доги, и направился к ручью Сладкой Воды. Справившись у ковбоев, он узнал, что ручей этот находится милях в двенадцати от фермы Марсдена и милях в четырех от Круга «Д». Очевидно, мисс Декстер считала необходимым соблюсти строгую тайну.
    По дороге Горман обдумывал записку девушки и признался себе, что, хотя и не понимает цели свидания, но, несмотря на свое хладнокровие, волнуется при мысли о новой встрече с ней. В десять часов он уже подъезжал к зарослям камышей, скрывавших ручей. Девушки еще не было, и Горман, плохо зная местность, не мог поехать ей навстречу. Но в записке было сказано, что она может опоздать. Напоив лошадь, Горман спокойно прождал до одиннадцати. Дальше ждать не было смысла. Достав записку, он снова прочел ее. Не было ли здесь западни? Казалось невозможным, чтобы такая девушка, как Салли Декстер, заставила его приехать сюда из простого дурачества. Для чего нужно было ей, чтобы он все утро отсутствовал на ферме? Или, быть может, она по-женски захотела ему отомстить за тот случай со шляпой, в их первую встречу?
    Нахмурившись, Горман порвал записку и бросил ее по ветру. Потом подобрал поводья и направился к дому. Лошадь, отдохнувшая и поевшая сочной травы у ручья, бежала бодро, и скоро он был уже в трех милях от фермы. Внезапно вдали на дороге показались клубы пыли, и Горман различил всадника, несущегося навстречу ему во весь опор, ведя на поводу свободную лошадь. Это были Джаксон и Негр.
    — Что случилось? — спросил Горман.
    — Скорее меняйте лошадь! Один из наших видел, как вы поехали в эту сторону, и я поспешил вам навстречу, как только услыхал новость.
    — Какую новость?
    — Почтовая карета была ограблена у моста, что около Известкового утеса. Один курьер убит, другой ранен. Пассажиры ограблены, ящик с золотом для Синабарских рудников украден. Разбойники разобрали мост из-за поворота, так что кучер ничего не заметил, и лошади мчались во весь опор. Пять бандитов выскочили из кустов и крикнули: «Руки вверх!» Кузнец Ганк только полез за револьвером, как получил в грудь три пули. Убит на месте. Его сосед ранен в ногу. Потом они перерезали постромки и удрали с добычей. Карета кое-как вернулась в Доги, и сейчас весь город на ногах. Шериф и человек двадцать пустились в погоню, да кого они поймают? Город возбужден, готовятся расправиться с бандитами судом Линча. Джонс только что вернулся из Доги, говорит, что толпа верхом и в автомобилях собирается разгромить нашу ферму.
    — Нашу ферму?
    — Бандиты были замаскированы, и метки на их лошадях были замазаны грязью. Но их предводитель был верхом на черной лошади, держал в руках два револьвера и был одет точь-в-точь, как вы. Понимаете? Кучера и пассажиры описали бандита, а услужливые сплетники разнесли по всему городу, что вы были их предводителем. Лоу, Курчавый, Сим и Кено старались больше других. Толпа легко поддается слухам. Вы попали в драку, едва приехали в Доги, носите два револьвера. Трактирщик Кено выставил бесплатно угощение, толпа перепилась и сейчас требует линчевания. Если только они вас поймают — никакие убеждения не помогут.
    — Где находится Известковый утес?
    — Милях в десяти отсюда на юго-востоке.
    — А я был милях в двенадцати в противоположную сторону. У ручья Сладкой Воды. Но я не могу доказать этого, Джаксон. У меня нет алиби.
    Значит, записка оказалась западней, средством отвлечь его с фермы на несколько часов, в течение которых кто-то замаскировался под него и ограбил почту. Горман знал, кто сделал это.
    — Кому какое дело, можете вы доказать, где вы были или нет?! — воскликнул Джаксон. — Они загнали вас в угол, и никакие доказательства не помогут. Толпа перепилась и повесит вас на первом же телеграфном столбе. Нужно бежать.
    Горман колебался.
    — Не сможете же вы справиться с целой толпой, — увещевал его Джаксон. — А наши ковбои задержат их, пока вы не скроетесь. Потом, когда найдут настоящих бандитов, я вас извещу.
    — Ты прав, — сказал Горман, — нужно найти настоящих бандитов. Пока они не найдены, за мою голову назначат награду. Но я их найду. Хочешь мне помочь?
    Джаксон посмотрел на него с удивлением. Горман был совершенно спокоен. Говорил он так, словно дело шло о поимке заблудившейся коровы. Только губы его сжались, и глаза словно потемнели. Он не думал ни о толпе, ни о шерифе, а собирался сам поймать бандитов. Молодой ковбой был восхищен.
    — Я с вами, — сказал он. — Хотите еще людей? Наши ребята пойдут с удовольствием.
    — Нет. Много народу — только испортит дело. Пыль, пальба, шум, а толку мало. Я вижу, ты захватил с собой второй револьвер и винчестер с патронами. У тебя хорошо работают мозги, Джаксон.
    Тот даже покраснел, польщенный этой похвалой.
    — Пусть лучше на ферме не знают, где я. Ребята скажут, что не видали меня с утра. Толпа скоро разойдется. А мы подъедем к мосту, где случилось нападение и посмотрим, не осталось ли каких-нибудь следов, если только шериф со своей ватагой их не затоптал. Я пересяду на Негра, а мою лошадь пустим по дороге. Она найдет ферму, и это будет знаком для наших ковбоев, что ты со мной встретился.
    Горман сел на Негра, а лошадь без седока направились по дороге к ферме. Оба всадника крупной рысью направились к Известковому утесу. Мысль Гормана усиленно работала. Ясно, что его приезд разрушил планы шайки, во главе которой были Лоу, Курчавый и Сим. По-видимому, это были остатки той банды, которая ограбила поезд. Отдельные события начинали складываться в ясную картину. Лоу стрелял в Марсдена отчасти из мести за двух пойманных товарищей, отчасти оттого, что сам был влюблен в Салли Декстер и ее богатую ферму. Он же, очевидно, наговорил девушке разных небылиц про Джима я убедил ее в том, что Кармен живет у Марсдена не только как экономка. Эти сплетни могли рассердить девушку, подобную Салли Декстер, а тот факт, что Кармен ухаживала за больным, окончательно убедил ее в справедливости слов Лоу. Но если она оттолкнула Джима из-за Кармен, значит, она ревновала его. А если ревновала, значит, любила… Что же делать ему, Горману? Очевидно, приложить все силы к тому, чтобы помирить поссорившихся.
    А Лоу? Это он, без сомнения, подсыпал мышьяк скоту Круга «Д», чтобы усилить вражду между двумя фермами. Посеяв ненависть вокруг себя, Лоу терпеливо ожидал результатов, но приезд Гормана, верного друга, опытного ковбоя, храброго и энергичного, разрушил планы Лоу. Гормана нужно было убрать с дороги. Тут пришла мысль о том, чтобы ограбить почту и взвалить вину на Гормана. Черные лошади были достаточно обычны, но цвет лошади, взятый вместе с двумя револьверами и сходной одеждой, уже серьезные улики. Лоу рассчитал верно.
    Горман пожалел, что Джима не было с ним, как в доброе, старое время. Но и Джаксон был хорошим помощником. К тому же Марсден уже поймал двух бандитов из той шайки, и теперь очередь была за Горманом поймать остальных.

Глава IX

    — Мы начнем поиски там, где произошло нападение, — сказал Горман. — Не забывай, что золото было в ящике. Бандиты были на лошадях. Чтобы не возиться с ящиком, они должны были его разбить и поделить золото. Поэтому будем искать следы разбитого ящика. Поездка наша не будет, похожа на пикник, Джаксон, — добавил он.
    — Я и не рассчитывал на пикник. У меня свои счеты с Лоу.
    Они проезжали теперь по земле, принадлежавшей ферме Круг «Д». С горы были ясно видны постройки и ограды. Спустившись в долину, всадники задержали лошадей, внезапно настороживших уши. Издалека доносился глухой стук копыт. Горман соскочил с Негра и взобрался на ближайшее дерево. Вдали мчалась группа всадников.
    — Это ковбои с Круга «Д», — сказал он. — Джаксон, у тебя с ними вражды нет. Поезжай вперед и узнай, в чем дело.
    Джаксон выехал на дорогу и заулюлюкал. Кавалькада повернулась на ходу, как птица во время полета, и помчалась ему навстречу. Впереди других был Грегор. Последовал короткий разговор, после чего Джаксон круто повернул лошадь и карьером вернулся к Горману, который, сев верхом, выехал ему навстречу. Ясно было, что ковбои с Круга «Д» не были врагами, иначе Джаксон не выдал бы местопребывания Гормана.
    — Они ищут Салли Декстер! — закричал Джаксон, осаживая лошадь. — Она уехала рано утром, сказав старой негритянке, что вернется к десяти часам. То же она сказала и Грегору. Настало время обеда, а ее нет. Негритянка нашла в комнате мисс Салли записку и принесла ее Грегору. Говорит, что записку привез мексиканец вчера вечером. Письмо подписано вами.
    Джаксон испытующе посмотрел на Гормана, но лицо того было словно выточено из камня. Потом молодой человек продолжал:
    — В записке было сказано, что вы просите ее встретиться и поговорить относительно недоразумения с водопоем. Место встречи назначалось в ущелье филина.
    — В ущелье Филина?
    — Да, там же, где вам прострелили шляпу, когда вы ехали на ферму из города.
    — Это проделка Курчавого и Сима! Едем.
    Горман пришпорил Негра, не привыкшего к такому обращению, и подъехал к группе всадников, которые смотрели на него с недоверием, близким к подозрению.
    — Ребята, я не посылал мисс Салли никакой записки, — сказал Горман, приступая прямо к делу. — Я сам получил записку, подписанную ею, в которой она назначила мне встречу у ручья Сладкой Воды. Принес ее мне мексиканец вчера вечером.
    — Эта записка у вас с собой? — спросил Грегор.
    — Нет, я порвал ее.
    С минуту оба смотрели друг на друга.
    — Записку для мисс Салли тоже принес мексиканец, бродяга по имени Пабло Мартинес. С ним я поговорю попозже и выведаю правду или долларом, или револьвером. Вот эта записка.
    Горман прочел ее. Почерк столь же мало походил на его, сколь почерк другой записки, по всей вероятности, на почерк мисс Салли. Какая-либо знакомая Лоу или Курчавого, видавшая лучшие дни, написала ее. Да и сам Лоу мог бы написать обе записки, так как ни мисс Декстер, ни Горман не знали почерков друг друга. Достав из кармана карандаш, Горман быстро написал на обороте письма его содержание.
    «Уважаемая мисс Декстер.
    Я бы желал переговорить с Вами относительно недоразумения с водопоем. Я уверен, что все может быть улажено, но необходимо, чтобы мы встретились по возможности скорее. Я буду ждать Вас в ущелье Филина в десять часов завтра утром. Надеюсь, что Вы меня встретите, остаюсь Ваш
    Джордж Горман.»
    — Вот это мой почерк, ребята, — сказал он. — Вы сами видите разницу.
    Ковбои склонились над письмом. Горман понял, что их недоверие вполне естественно и что, убедившись в его невиновности, они могут быть ему полезны в его поисках. Прежде всего нужно было найти Лоу. В глазах Гормана Лоу был человеком с извращенным чувством, которое лучше всего могло бы быть вылечено свинцовой пулей. Теперь, когда он думал о Салли Декстер, находившейся во власти этого негодяя, холодная ненависть уступала место бешеной злобе.
    — Вы были в ущелье Филина? — спросил он.
    — Прежде всего. Она была там. Мы видели ее следы на земле, где она сошла с лошади и ходила, ожидая. Никаких следов борьбы. Очевидно, бандиты накинули на нее лассо и связали.
    Каждый из всадников представил себе мысленно девушку, брошенную на землю, волочащуюся на веревке в пыли, и каждый в душе решил отплатить за нее.
    — В котором часу была ограблена почтовая карета? Кто-нибудь знает? — спросил Горман.
    — Она была на мосту часов около восьми утра, — заметил один из ковбоев. — Бандиты могли проехать оттуда к ущелью Филина прямо через поля.
    — А может быть, они разделились: одни занялись золотом, а другие увезли девушку.
    — Прежде всего нам нужно побывать у моста, — решил Горман, — и время терять нельзя.
    Лошади Гормана и Джаксона были свежее других, но вся кавалькада помчалась крупным галопом через поля, взобралась на хребет утесов, окружавших долину, где протекала река, через которую был перекинут мост, заменивший старый брод у Известкового утеса.
    Подъехав к мосту, всадники разделились в поисках следов. Горман скоро нашел взломанный ящик из-под золота, замок которого был сбит револьверными выстрелами. Земля кругом сохранила отпечатки лошадиных копыт и сапог. Здесь, очевидно, произошел дележ добычи. Дальше были найдены еще следы, показывавшие, что бандиты отправились к югу.
    — Если даже шериф и нашел эти следы, — заметил Джаксон, — то он не последует за бандитами, потому что игра слишком опасна. Шериф не любит рисковать.
    Ковбои дали передохнуть лошадям, закурив папиросы и трубки. К югу от них поднималась зубчатая цепь гор. В чистом воздухе она казалась совсем близкой. Длинные тени падали от нее на равнину. Следы бандитов ясно указывали, что они направились в горы к проходу, который лежал между двумя хребтами, известными под именем Топоров.
    — За этими горами начинается пустыня, — сказал Джаксон. — Насколько я знаю, там только в одном месте есть вода, это в ущелье Казита, которое уже лет пятьдесят как пользуется дурной славой — настоящий притон контрабандистов и разбойников. Я как-то попал туда, отыскивая украденную лошадь, — опасное место. Туда бандиты и направились. Только с ними ли мисс Декстер?
    — С ними, — сказал Горман.
    Он был в этом уверен, иначе и быть не могло. Это было дело рук Лоу, Лоу, которого оттолкнула девушка. Лоу — бандит, прикинувшийся мирным ковбоем, Лоу — пытавшийся застрелить своего соперника, Лоу — отравивший скот. Похищение девушки было его последним делом. Горману казалось, что он видит девушку, увлекаемую в мрачное ущелье бандитами, и что в глазах ее он читает просьбу о помощи и надежду, что эта помощь придет от него, от человека, которого она, по ее же словам, ненавидела…
    — Мисс Декстер либо увезена в ущелье, либо вернулась благополучно домой. Кто хочет, пусть возвращается на ферму, а я еду в ущелье Казита.
    Сказав это, Горман направился по следам бандитов, и все как один последовали за ним. Солнце садилось, и тени стлались по прерии. Только вершины Топоров горели багровым румянцем. Сумерки сгущались быстро. Фигуры всадников едва намечались в голубовато-синей мгле. Кусты кактуса, камни и деревья казались мутными, расплывчатыми пятнами. Только звезды отчетливо горели в высоте, мигая, как свечки, колеблемые ветром. Следы бандитов не были видны. Но и без них было ясно, что путь их лежал прямо к единственному водоему в пустыне, к глубокому пруду на дне ущелья Казита.

Глава Х

    Вход в ущелье, находившийся на западном склоне, было трудно найти даже днем. Проезжая близко от отвесной стены гор, всадники зорко следили, не покажется ли где-либо трещина, означавшая вход. Горман, ехавший впереди, остановился перед трещиной, похожей на бойницу крепостной стены. Сойдя с лошади, он зажег спичку и при свете ее увидел на песке следы копыт. Здесь остановились бандиты.
    По словам Джаксона, узкий проход, едва достаточный для одного человека, тянулся на несколько десятков шагов. Стены его были так круты, что, казалось, сходились в высоте, и только одинокая звездочка, видная снизу, показывала, что трещина эта рассекала весь утес. Далее проход внезапно расширялся и образовывал долину, усеянную обломками камней, обточенных ветром и водой, придавшими им причудливые формы: одни были словно гигантские монументы, другие походили на пирамиды или развалины замков.
    — Если они еще там, то мы их закупорим, — сказал Джаксон, — другого выхода из котловины нет.
    — Ты думаешь подождать, пока они сами не выйдут? — спросил Горман.
    — Ну, ждать придется долго. Один человек в этом проходе может выдержать осаду месяц. А я уверен, что у бандитов есть с собой достаточно пищи. Лоу — не дурак. Наверное, он распорядился поставить часового. И если бы даже нам удалось пробраться внутрь котловины — они перестреляли бы нас, скрываясь за камнями. Если вы мне не верите — давайте проберемся вдоль прохода, и вы сами увидите.
    — Идем, — сказал Горман.
    С револьверами в руках они поползли по узкому коридору, почти касаясь стен локтями. Продвинувшись шагов на двадцать, они увидели на камнях отблеск костра. Они достигли поворота, и на этом повороте, где проход был несколько шире, бандитами был поставлен часовой.
    Они продолжали ползти осторожно, едва продвигаясь. На фоне костра ясно вырисовывалась фигура человека с винтовкой.
    Горман прижался к земле и пополз вперед. Добравшись до камня, почти загораживающего проход, он осторожно поднялся и заглянул в щель между камнем и стеной прохода.
    Человек, сидевший у костра, чутко прислушиваясь, словно чуя что-то подозрительное, был Курчавый. По-видимому, обязанности часового ему не особенно нравились, он нервничал и смотрел по сторонам, пугаясь красноватых теней, перебегающих по камням от пламени. Подойти к нему ближе было невозможно. Стрелять Горман не решался, боясь поднять тревогу. Позади Курчавого проход кончался, и в открытой котловине были видны костры и тени людей и лошадей. Горман вернулся обратно.
    — Бандиты выбрали превосходное место, — сказал он Джаксону, когда они выбрались из прохода. — Они приняли меры предосторожности, но нам нужно подумать, как пробраться внутрь.
    — Лоу не станет трогать мисс Салли, — заметил Грегор. — Ему нужно жениться на ней, чтобы завладеть ее фермой.
    — Я уверен, что она скорее повесится, чем выйдет за него, — сказал Горман. — Во всяком случае я бы хотел избавить ее от ночлега с этой бандой висельников. Нам нужно проникнуть в котловину во что бы то ни стало.
    — Не будучи ни птицей, ни горным козлом, я, право, не представляю, как вы это думаете сделать. Говорят, что можно спуститься в котловину с другой стороны, против прохода. Но как вы взберетесь наверх, вот в чем вопрос?
    — Можно попробовать. Я рискну.
    — Я с вами, — сказал Джаксон.
    — Молодчина!
    — Вы оба сломаете себе шеи. Как вы взберетесь на эти утесы?
    — Мне кажется, немного позади нас я видел откос, который не казался таким уж неприступным, — сказал Горман.
    — А нам что делать?
    — Закрыть выход из прохода. Дайте вам час времени. Если к тому сроку вы не услышите выстрелов внутри котловины — то делайте, что хотите, значит, нам крышка. Лучше сними сапоги, Джаксон. Тебе понадобятся и пальцы, и ногти для этой прогулки.
    С окровавленными пальцами рук и сорванной кожей на ногах Горман и Джаксон добрались до вершины утесов, двигаясь осторожно в направлении к ущелью Казита. В темноте оно было видно благодаря отблеску костров на камнях. Добравшись до него, они поползли по неровным верхушкам утесов, окружающих котловину, отыскивая место для спуска, о котором говорил Грегор. На дне котловины при свете костров они различали фантастические очертания камней, блеск воды в неподвижном пруду, фигуры людей неподалеку. До них доносилось ржание лошадей, обрывки разговоров и пьяных песен. Вся ватага была, очевидно, в изобилии снабжена вином, и это обстоятельство делало положение девушки еще более опасным.
    — Не забудьте же, если мы увидим Лоу — я стреляю первым, — сказал Джаксон.
    — Лоу побил тебя в ручной схватке, старина, но он же ранил моего друга и украл его возлюбленную. Я сведу с ним счеты при первом случае. Здесь — не Доги, и твой промах может стоить нам жизни.
    Они добрались теперь до стены, как раз напротив входа в котловину. Горман нашел одну дорогу вниз, Джаксон — другую.
    — Выбирай любую, Джаксон, — сказал Горман, — но слушай — если хоть один камень вырвется у тебя из-под ног — все пропало. Я хочу захватить их врасплох. Кто знает, что они могут сделать с мисс Декстер, если увидят опасность быть взятыми. Если ты спустишься раньше меня — сиди смирно, пока я не спущусь. Будь осторожен. Рассчитай так, чтобы встретить меня вон у того камня, что вправо от пруда. И смотри, не зацепись винтовкой за что-либо…
    — Ладно, — заметил Джаксон, слегка обиженный таким обилием советов.
    Потом он лег и стал спускаться. Упершись ногой в выступавший камень, он исчез за краем утеса. Горман нашел желоб, проточенный в горе водою, и съехал вниз на спине. Горман решил, что прошло минут сорок, как они покинули всадников у подножия скалы. Осторожно пробуя ногой каждый выступ, он продолжал спускаться, раза два чуть не сорвавшись и не увлекши за собой потока мелких камней.
    Добравшись до дна котловины, он побежал, согнувшись, прячась за камнями, пока не добрался до скалы справа от пруда, которую они с Джаксоном выбрали для встречи. Скрывшись за ней, Горман увидел весь лагерь бандитов как на ладони. Группа около костра пела грязные песни пьяными голосами. Внезапно из темноты вышел Лоу и приказал им прекратить пение.
    — Ты что же, боишься оскорбить свою даму? — спросил Сим, икая. — Оч-чень жаль, Лоу… Оч-чень жаль… Пусть привыкает… А знаешь, Лоу, ты что же ее от нас прячешь? Пусть выйдет к нам… Не так ли, ребята?
    Сим повернулся спиной к Лоу и обратился за поддержкой к своим товарищам. Лоу в бешенстве выхватил револьвер и выстрелил. Сим вскинул руками и, простреленный насквозь между лопатками, свалился навзничь. Остальные бандиты вскочили. Лоу направил на них револьвер…
    В эту минуту Горман выстрелил. Но прежде чем он нажал собачку, другой выстрел раздался у входа в котловину: Курчавый подал сигнал.
    Рука Гормана дрогнула, и пуля его, вместо того чтобы раз и навсегда покончить все счеты с Лоу, только сбила его шляпу. В ту же минуту к нему подбежал Джаксон, и Горман вместе с ним вышел из своей засады.
    — Руки вверх! — крикнул он. — Вы окружены!
    У входа в котловину слышалась ожесточенная пальба. Однако проникнуть сквозь узкий проход было, очевидно, нелегко.
    Бандиты столпились, прячась друг за друга в темноте. Из задних рядов прозвучало два выстрела. Пуля разорвала рукав рубашки Гормана и обожгла его тело. Бандиты бросились врассыпную, прячась за камни, падая на землю. Лоу разбросал ногами костер. В темноте гремели выстрелы, щелкали пули, ударяясь о камни. Горман был уверен, что ранил Лоу, но рана не была достаточно серьезна, чтобы обезвредить его, и Горман бросился за ним следом, стреляя на ходу. Два бандита свалились перед ним, потом еще один. Но Горман берег заряды. Быть может, не придется перезарядить. Лоу скрылся где-то, Джаксон тоже пропал. Весь план провалился из-за того, что Лоу выстрелил в Сима, а ковбои с Грегором во главе приняли этот выстрел за сигнал к атаке.
    Но где была девушка?
    Стрельба у входа с каждой минутой становилась оживленнее. Горман насчитал восемь бандитов, не считая Лоу. Еще двое было у входа в котловину. Трое были убиты. Лоу — ранен, Сим — тоже убит. Джаксон, вероятно, отправил на тот свет одного или двух…
    Горман вжался в выемку ближайшего утеса и перезарядил револьверы. Выстрелы на минуту смолкли, потом раздались с новой силой уже ближе. Ковбои с Грегором ворвались в котловину.
    Внезапно темнота рассеялась, посветлела, словно вино, разбавленное водой. Полная луна поднялась над восточным склоном гор, и ее лучи разогнали темноту, загоняя ее в тени утесов и играя серебристым светом на поверхности камней. Горман на мгновение оказался в ее лучах, заблестевших на металлических частях его оружия. С отвесной стены котловины, тонувшей в тени, до него донеслось едва слышное восклицание, и смутный силуэт головы показался за одним из камней… Блеснул ствол ружья… Одновременно грянули два выстрела и сверкнули два огня…
    Горман выиграл на долю секунды. Его пуля угодила между глаз головы, выглянувшей из-за камня. Наверху послышался шорох падающих камней, и человеческое тело грузно свалилось к ногам Гормана, дрогнуло конвульсивно и замерло. Мертвое, искаженное лицо Лоу смотрело прямо на луну, а пуля, выпущенная последним конвульсивным движением пальца, расплющилась об утес над головой Гормана.
    Несколько бандитов в панике пробежали мимо Гормана, преследуемые ковбоями. Один из бегущих поднял руки вверх, сдаваясь, другой бросился в воду и, настигнутый пулей, повис на берегу, наполовину в пруде. Еще чья-то темная фигура прокралась мимо Гормана. Он окликнул ее, но вместо ответа фигура упала за камень и выстрелила. Горман укрылся за утес, выждал, пока силуэт бандита не обозначился яснее, и выстрелил. Что-то зашевелилось за камнем, слабо застонало и стихло.
    Схватка кончилась. Ковбои собрались и при свете луны стали считать потери. Из бандитов было убито пять человек, четверо сильно ранены и двое легко. Курчавый, подавший первый сигнал, сдался, не пытаясь сопротивляться.
    Горман огляделся. В одной из стен котловины, на высоте саженей двух была небольшая пещера. Он вскарабкался туда и нашел то, что ожидал: связанная по рукам и ногам, с платком во рту на полу сидела Салли Декстер.
    Он поднял ее, развязал и поставил на ноги. Она оперлась о него, онемевшая от неудобной позы, и он снес ее вниз на руках. Она посмотрела на него снизу вверх и тряхнула головой, так что ее волосы, казавшиеся золотыми при свете луны, рассыпались по плечам.
    — Я знала, что вы придете первым, — прошептала она, — и я звала вас все это время. Звала и молилась. И вы пришли.
    Ее лицо тянулось к нему, словно предлагая в награду поцелуй горячих губ.
    — Понятно, я пришел, — сказал Горман спокойно. — Джим Марсден не мог, так что я пришел за него.
    — Джим Марсден… Вы только о нем и думаете?
    — Больше, чем о ком-либо другом. Я бы спустился в ад, чтобы вернуть Джиму любимую девушку… И я уверен, что он сделал бы то же и для меня…
    — Для вас? — глаза девушки смотрели на него вопросительно. — Разве вы… вы любите кого-нибудь?
    На минуту Горман зажмурил глаза. Он переживал самую страшную борьбу — борьбу с самим собой.
    — Конечно, люблю… — сказал он тихо. — Люблю женщину, на которой женат…
    — Вы — женаты?..
    Он выдержал ее взгляд и утвердительно кивнул.
    — Пойдемте, — сказала она тихо. — Отвезите меня к… к Джиму…
    Неделю спустя Горман снова ехал через Доги на своем Негре. Ветер крутил пыль по улицам, как и прежде, но ничья шляпа не прыгала по панелям и не выходила из лавки рыжеволосая девушка. И, выехав из города в прерию, он остановился и жадно вдохнул свежий воздух.
    — Да, Негр, — обратился он к своей лошади, — и ты, и я, мы оба повенчаны — повенчаны с этим простором прерии, с ее свободой… И поэтому я не думаю, старина, чтобы мы с тобой когда-либо сюда вернулись. Ни в Доги, ни к Джиму, ни в Круг «Д»…
    И Негр, словно понимая своего хозяина, перешел в ровный галоп, унося Гормана в прерию, где человек может мечтать о женщине, но редко находит ее…
Top.Mail.Ru