Скачать fb2
Бизнес - класс

Бизнес - класс


Данилюк Семен Бизнес - класс

    Семен Данилюк (Вс. Данилов)
    Бизнес - класс
    (роман)
    Несколько слов об авторе:
    Всеволод Данилов - кандидат юридических наук. Был
    оперуполномоченным, следователем, начальником
    следственного отдела МВД. Несколько лет работал в службе
    безопасности одного из крупнейших российских
    коммерческих банков. Автор нескольких романов.
    Несколько слов о книге:
    "Бизнес-класс" - жестко и крепко написанный
    производственный роман с элементами боевика. Нефть,
    крупные финансовый структуры, ОПГ. Москва-Сибирь. Здесь
    есть все, и главное - знание предмета.
    Оглавление
    1. Тайланд. Пляжный романчик
    2. Москва. Возвращение на круги своя
    3.Томильск. Лицезрение патриарха
    4. Москва- Женева. Женевский межсобойчик
    5. Томильск. Время принятия решения
    6. Москва. Страдания по "Руссойлу"
    7. Москва. Братание президентов
    8. Томильск. Большая стирка
    9. Томильск. "Железка" любой ценой
    10. Москва. Утонченные люди
    11. Томильск. Арест как способ возрождения российской экономики
    12. Москва. От перемены мест слагаемых сумма изрядно меняется
    13. Кипр. Кипрский сюрприз
    14. Томильск. Прощание с патриархом
    15. Томильск. Большое "нефтяное" побоище
    Тайланд. Пляжный романчик.
    Тайский пляж - это нечто, решительно отличающееся от всех прочих пляжей мира. Прочие могут быть - и бывают - куда комфортабельней. Особенно если запустить на тридцатиградусную жару официантов в смокингах, как это практикуется в пятизвездочной сети "Шератон". Можно подтянуть прямо к морю извивающиеся по территории отеля бассейны, как сделано на Бали. И все-таки это будут совсем другие пляжи.
    Потому что только здесь ступивший на океанский берег не передвигается в поисках прохлады за ускользающей тенью. Тень сама ищет клиента.
    Длиннющая песчаная коса порезана на невидимые лоскуты, поделенные между отдельными обслуживающими бригадами. Конкуренция меж группами оглушительная. Даже ночью члены бригад остаются ночевать на тонкоструйном песке, охраняя от соседей по бизнесу самое ценное свое достояние - сложенные в стопку зонты и металлические стержни. И едва по утру потянутся из отелей первые туристы, оживают и "пляжные" тайцы. Они мечутся по асфальту, заманивая отдыхающих на свой лоскуток. Заманив, терпеливо семенят позади, пока клиент не подберет себе местечко поудобней, что в сущности есть не что иное как выпендреж. Поскольку все эти "местечки" абсолютно одинаковы и отличаются единственно удаленностью от моря. Когда же отдыхающий соизволит наконец опустить свою исполненную самосознания плоть в шезлонг, перед ним тут же устанавливается дощатый столик, а в песок втыкается острие, к которому сноровисто приторачивается широкий пестрый зонт. С этого мгновения вы можете забыть об угрозе обгореть. Потому что в течение всего дня обслуга, бдительно поглядывая на солнце, непрестанно переставляет зонты так, чтобы спрятать доверившегося им "мистера" от палящего солнца.
    По мере заполнения отдыхающими пляж все больше начинает напоминать восточный базар. Вдоль тенистых рядов бродят с корзинами наперевес нескончаемые продавцы экзотических сувениров, тканей, разносчики газет. На свободных "пятачках" ракладывают клиентов коренастые массажистки. Гортанные выкрики, примешиваясь к шуму прибоя, создают непрерывный убаюкивающий гул.
    - Просто тащусь от Тайланда. Где еще можно прочувствовать себя властелином вселенной? - вице-президент московского банка "Авангард" (сноска: Здесь и далее возможное совпадение с названиями реально существующих коммерческих организаций носит случайный характер) крутоголовый Николай Ознобихин, потянувшись красным, будто разваренным телом, лениво скосился на ноги, подле которых примостилась с инструментом для педикюра тайка, хмуро ткнул пальцем в плохо прокрашенный мизинец. Брезгливо принюхался. - Вот напасть! Опять немчуре обед из ресторана потащили. И как им не заподло шницеля на тридцатиградусной жаре!
    Теперь и дремавший рядом Сергей Коломнин почуял пахнувший вдоль рядов запах горячего мяса и чуть приподнял курчавую голову. Точно! Двумя рядами ниже расположилась небольшая немецкая колония.
    Немцев на отдыхе в таком изобилии он встречал в двух местах: в турецкой Анталии и здесь, в Поттайе. Но это, доложу вам, были разные немцы.
    В Анталии, в сонных отелях "Кемер-виста", в сопровождении своих раскормленных, бройлерных жен, они вели неспешный, растительный образ жизни, лениво возбуждаясь по вечерам после двух-трех бокалов холодного пива.
    В Тайланд немцы приезжали без жен. И, надо сказать, другими людьми. В первый же вечер брали напрокат две вещи: мотоцикл и тайку. Так что обычное зрелище на улицах Поттайи - несущийся вдоль магазинов бородач, придавивший тучным телом крохотную мотоциклетку, и прильнувшая к нему сзади масенькая таечка (иногда - по вкусу - тайчонок, - отрываться так отрываться!).
    Тайцев называют проституирующей нацией. Но тогда с одной поправкой. Проститутки других стран смотрят на клиента как на ходячий кошелек, отпираемый с помощью гениталий. В отличие от них, женщина Тайланда, будучи взята напрокат, столь искренне привязывается к "короткому" своему господину, что заботится о нем с преданностью, давно забытой эмансипированными женами-европейками.
    Вот, пожалуйста: в нижних рядах поднялся шум - тайка, вскрывающая судки, гортанно воевала с ресторанной прислугой. Возможно, и впрямь недовольная качеством принесенной пищи, а скорее - демонстрирующая перед повелителем готовность защищать его интересы.
    Сам же "подзащитный", рыхлые бока которого выдавливались из шезлонга, наблюдал за происходящим со снисходительностью, из-под которой проступала нежность к маленькой заступнице.
    - Красиво оттягиваются империалисты, - позавидовал Ознобихин. - Я в прошлом году, когда один прилетал, тоже пару таечек выписал. Как же обволакивают! А тут разве расслабишься? Вмиг жене стуканут.
    И он с тоской скосился на соседние шезлонги, в которых разметилось несколько разморенных женщин, вяло торговавшихся с продавцом цветными платками, - и Коломнин, и Ознобихин отдыхали на Тайланде в составе банковской группы. И это причиняло любвеобильному вице-президенту видимые неудобства.
    Занятый своими мыслями Коломнин лишь слабо улыбнулся.
    Вот уж третьи сутки находились они в Поттайе. А начальник управления экономической безопасности (сноска: "Далее сокрашенно - УЭБ) банка "Авангард" сорокадвухлетний Сергей Коломнин, в прошлой, добанковской жизни полковник милиции, никак не мог стряхнуть с себя воспоминания о последних служебных неурядицах в связи с кредитом, выданным крупнейшему заемщику - Генеральной нефтяной компании города Москвы (сноска: "Сокращенно - ГНК"). Не нравилась ему вся эта возня вокруг вип-клиента. Не нравилась. И все тут!
    ГНК эта была феноменом чисто российским, возникшим в одночасье как бы из ниоткуда. Еще три года назад ее попросту не существовало. Зато по Москве бушевала жестокая бензиновая война. Со всеми атрибутами военных действий, вплоть до отстрелов конкурентов. Естественное желание мэра Москвы подмять под себя мощнейший финансовый ресурс не находило практического применения, пока его не познакомили с бывшим заместителем министра топлива и энергетики Леонардом Гиляловым, одним из влиятельнейших в нефтяном мире людей. Гилялов и предложил создать так называемую вертикально интегрированную компанию, способную стать монополистом на московском топливном рынке. В качестве взноса в уставный капитал правительство Москвы внесло контрольный пакет акций Московского нефтеперерабатывающего завода (сноска - сокращенно - НПЗ). Остальное предстояло решить группе менеджеров во главе с Гиляловым. Впрочем это "остальное" и было самым сложным: добиться подчинения от привыкших к бесконтрольности руководителей завода, замкнуть на себя оптовую продажу бензина, вытеснив мелких перекупщиков, а в перспективе - овладеть и розничной торговлей, то есть бензозаправками.
    Гилялов оказался человеком слова: планы эти начали понемногу реализовываться. Причем, вопреки ожиданиям, - без громких криминальных разборок. Если не считать таковыми несколько таинственных, пришедшихся очень кстати смертей. Как-то незаметно удалось "развести" строптивое заводское начальство и очистить сбыт от присосавшихся "диллеров". Теперь, спустя три года после создания, ГНК прочно встала на ноги, замкнув на себя все денежные потоки. Удалось договориться и о систематических поставках нефти на завод. Но здесь образовался замкнутый круг: устаревшее, к тому же обветшавшее заводское оборудование не справлялось с увеличением объемов, а без увеличения объемов монополизировать рынок было невозможно. При этом даже самая незначительная реконструкция требовала - по скромным прикидкам - порядка пятидесяти миллионов долларов. Деньги на это мэр Москвы, хоть и покровительствовавший своему детищу, выдать категорически отказался, предложив взять кредит в коммерческом банке.
    Когда вымирают динозавры, гигантами назначают мамонтов. После краха в девяносто восьмом году банковских монстров крупнейшим из числа оставшихся неожиданно оказался банк "Авангард". К нему и обратилась ГНК с просьбой о заеме. Тогда же Коломнин, отвечающий в банке за возврат кредитов, впервые близко познакомился с компанией. И прежде всего - с первым ее вице-президентом Вячеславом Вячеславовичем Четвериком. Именно этот человек, спрятанный за сутулой спиной бывшего замминистра, определял, как выяснилось, стратегический курс, позволивший ГНК стать крупным нефтяным игроком не только на московском, но и на российском небосклоне.
    В общении Четверик оказался человеком чрезвычайно обаятельным. Смуглое, подвижное лицо Слав Славыча излучало неизменную ровную доброжелательность и удивительную открытость. При первом же знакомстве он как-то естественно перешел на ты и темпераментно, увлекаясь, принялся посвящать Коломнина в планы дальнейшего развития компании, то и дело подбегая к бесчисленным графикам и схемам, развешанным по стенам. Планов оказалось громадье, и выглядели бы они чистой фантастикой, если бы не бешеная вера самого Слав Славыча. Причем Четверик не просто повествовал, а втягивал собеседника в обсуждение, добиваясь от него сомнений, возражений, на которые тут же искал контраргументы: каждого нового знакомого он использовал как полигон для подгонки собственных идей. И одновременно стремился обратить в своего единомышленника. Во всяком случае Коломнин очень быстро ощутил себя погруженным в этот шлейф обаяния и уверенности в результате.
    Так что на кредитном комитете Коломнин поддержал вице-президента Ознобихина, ратовавшего за выдачу пятидесяти миллионов долларов. Но поставил жесткие условия: деньги выдавать не сразу, а отдельными траншами. И при условии, что ГНК переведет в банк все счета и представит поручительство нефтеперерабатывающего завода, - единственно надежное обеспечение, покрывавшее банковские риски.
    Присутствовавший на комитете Четверик условия эти принял безоговорочно.
    Но с тех пор прошли дни, недели, теперь - и месяцы, банк выдавал миллион за миллионом, а предоставление поручительства завода под всякими предлогами оттягивалось. Похоже, добившись своего, хитрец Четверик решил придержать поручительство под дополнительные кредиты из других банков. А значит, по мнению Коломнина, оказался элементарным кидалой. О чем взъярившийся шеф банковской безопасности и собрался ему сообщить - глаза в глаза. Но не сообщил. Потому что застать Четверика на месте отныне стало невозможным. Попытался Коломнин воздействовать на руководителей ГНК через главного их лоббиста - Ознобихина. Тот только отмахнулся: отдадут, никуда не денутся.
    Вообще интересное сложилось распределение ролей между вице-президентом банка по работе с корпоративными клиентами Ознобихиным и начальником управления экономической безопасности Коломниным. Первый привлекал на обслуживание клиентуру, отчаянно лоббируя выдачу им рискованных кредитов, а второй, постоянно этому противившийся, становился крайним при возникновении проблем с возвратом. - Имей в виду, Коля, - пробурчал Коломнин. - Если к нашему возвращению твой дружок Четверик не представит наконец поручительство, насмерть встану, но больше ни одного доллара не получат, пока не вернут предыдущие.
    - Господи! Спаси меня и помилуй от такого товарища! - простонал Ознобихин. - Кто о чем! Опомнись, Серега! Ты за десять тысяч километров от Москвы. И чем у тебя башка забита? О бабах надо думать, дорогой. О бабах!
    - И все равно! Понадобится, к президенту пойду, - понимая, что разговор и в самом деле затеян некстати, но не умея прерваться на полуслове, добил Коломнин. Он приподнялся, выискивая продавцов пива и креветок, - пора было обедать.
    - Ну, и получишь еще раз по сусалам! - теперь уже "завелся" Ознобихин. Пойми своей упрямой бычьей башкой - нельзя к вип-клиенту подходить с обычными мерками. Тут стратегический полет! Перспективу "прорюхать" важно. На одних оборотах сколько заработаем!
    - Да ни шиша! Обороты на наших счетах до сих пор нулевые.
    - Так будут! Не все сразу, - не смутился Ознобихин. - Главное, повторяю, перспектива. Они уже сегодня половину московского нефтяного рынка окучивают, а скоро весь покроют. И потом не забывай, чья компания. За ними Лужков. Там инвестиционная программа на пятьсот миллионов корячится! Заметил, как поморщился Коломнин.
    - Да, да. Я сам подпись мэра видел. Стратегическая дружба с Москвой, она, знаешь, больших денег стоит. Ну, откажем мы им сейчас в очередном транше. И что дальше? Пойдут и перекредитуются в другом банке. А где мы останемся? И обороты, и инвестиции, - все разом потеряем.
    Коломнин почувствовал шевеление поблизости: пристроившийся рядышком молоденький юрист филиала "На Маросейке" Павел Маковей давно уже посапывал носом, ища случая вмешаться. И - решился.
    - А я с Сергей Викторовичем согласен. Нельзя позволять клиенту, каким бы он раскрутым ни был, себя шантажировать. Пообещал поручительство - будь добр, отдай, - от осознания собственной дерзости на щеках его сквозь пленку загара проступили аккуратные розовые кружки.
    - Ты тут еще откуда взялся! - возмутился Ознобихин. - Каждый шкет будет в разговоры старших вмешиваться. Вот дам щелбана!
    И на полном серьезе потянулся кулаком к соседнему шезлонгу, так что длиннющий и угловатый, будто складной школьный метр, Маковей едва успел выпорхнуть. Со всеми, кто занимал должность ниже начальника отдела, вице-президент Ознобихин был строг и бескомпромисен.
    А Коломнин едва сдержал улыбку. К двадцатипятилетнему Маковею он относился с особой симпатией. В отличие от прочих юристов, ограничивавшихся составлением стандартных договоров, Павел активно трудился по возврату кредитов и даже наработал собственную технологию взыскания задолженности с помощью судебных приставов. И по возвращении из Тайланда Коломнин планировал забрать смышленого парнишку в свое подразделение. Спасшийся от Ознобихинской лапы Маковей обхватил своей худой и цепкой, словно садовая тяпка, ладонью валявшийся на песке волейбольный мяч и потянул к воде двадцатидвухлетнюю кредитницу из филиала "Марьинский" Катеньку Целик, за которой на глазах у группы настойчиво ухаживал. Впрочем, безуспешно: занозистая Катенька до неприличия откровенно изгалялась над неказистым ухажером и оставалось поражаться долготерпению трогательно влюбленного Маковея.
    - Ништяк! - Ознобихин повел плотоядным глазом по пышной Катенькиной фигуре. Примирительно подтолкнул локтем приятеля. - Вечерком отвезу тебя на эротический массаж. То-то завеселеешь! А пока предлагаю рвануть на водных мотоциклах!
    - И то! - Коломнин, сам осознающий неуместность квелого состояния в таком экзотическом месте, как Тайланд, решительно выбросился из шезлонга и тут же заметил на себе несколько брошенных искоса женских взглядов.
    Коломнин относился к тому редкому типу мужчин, что с возрастом обретают особую притягательность, будто покрытая патиной бронза. В свои сорок два года был он по-прежнему подтянут, жесткие курчавые волосы намертво вцепились в голову и не уступили залысинам ни сантиметра. В мягко ироничном, с упрямо сведенными губами лице его женщинам виделась некая невысказанная печаль - знак способности глубоко переживать. И хотя служебных романов за ним замечено не было, снисходительная молва и это относила ему в плюс: мужчина, умеющий скрывать отношения, - мечта любой женщины. В то, что этих романов попросту не существовало, никто не верил. Главной уликой здесь виделась расщелина меж пенящимися передними зубами, - несомненный признак повышенной сексуальности.
    "Вот тут-то они и лопухаются", - тоскливо позлорадствовал Коломнин. Как любит пошутить его зам Лавренцов, мужской член - это тот же самый кран. Если не работает, то ржавеет или хиреет. Стало быть, безнадежно захирел. Поскольку отношения с супругой за последние годы зашли в такой полный аут, что даже воспоминание о ней перетряхивало Коломнина, будто при звуке ножа, скребущего по сковородке. В этом году исполнялось двадцать лет их браку. И из них, быть может, два-три можно было бы назвать счастливыми. Да и то скорее такими они кажутся на фоне последнего, совсем уж паскудного десятилетия. Друзей и сослуживцев домой он давно не приглашал. Тот же Лавренцов, любитель задать тонкий, нетрадиционный вопрос, побывав у них в доме, брякнул: "За что ж вы так друг друга-то изводите? Гляди, инфаркт, он промеж вас бродит". А в самом деле, за что? Свою вину перед женой Коломнин осознавал доподлинно. Вина его была серьезна и неизгладима: не любил он ее. И понял это еще до брака. Но тут узналось о беременности. Взыграло чувство долга. Решил, что притерпится. Не притерпелось. Потому что и гордая Галина, поднесшая себя вихрастому оперу ОБХСС как высший подарок судьбы, быстро почувствовала, что женились на ней из жалости. И, уязвленная, не простила. В ней словно жили две женщины. Первая мечтательная, порывистая. Вторая - нервическая, вспыльчивая, беспричинно раздражительная. К сожалению, с возрастом первой становилось все меньше, второй все больше. И это стало необратимым. Одно случайное слово, неловкий жест, упавшая с вешалки шляпа, - все становилось искрой, воспламенявшей Галину Геннадьевну лютой, необъяснимой с позиций формальной логики неприязнью к супругу. Да и сам он не мог, как прежде, сдерживаться и часами отмалчиваться среди потока упреков. Вот так и просуществовали они эти двадцать лет, отнимая их друг у друга. Зачем? Тоже хороший вопрос. Дети выросли. Сыну-студенту двадцать первый. Да и дочь, перейдя в восьмой класс, все чаще поглядывает на родителей с эдаким насмешливым недоумением. В последние пару лет они с женой, кажется, и вовсе перестали спать в одной постели. Возможно, за эти годы у нее были любовники. Хотя бы чтоб отомстить. Такой уж характер! А вот за мужа она не тревожилась. Легко отпускала в бесконечные поездки. И даже, как теперь, - в отпуск. Потому что изучила его лучше, чем сам он себя. И знала это его основное качество, ставшее проклятием, - постоянство. Не получались у него, как у других, легкие, дабы потешить плоть, скользящие связи. Сидело что-то внутри и - не пущало.
    - Да брось переживать, Серега, прорвемся! - Ознобихин с размаху шлепнул его по плечу, и Коломнин, встряхнувшись, обнаружил себя застывшим у воды. Причину остолбенелости его Николай понял по-своему, решив, что тот продолжает переживать последнюю стычку. - Я тебе мудрое слово скажу, а ты послушай. То, что ты за банк болеешь, про то все знают. Но при этом нужно сохранять как бы чуть-чуть люфт. Понимаешь?
    - Нет.
    - Вот в этом твоя проблема. Потому что банк и бизнес вообще - это все-таки не совсем жизнь. Это чуть-чуть игра. Вроде как в футбол гоняем: пыхтим, толкаемся, чтоб победить. Ноги друг другу в азарте отрываем. А потом дзинь матч закончился. Обнялись и пошли вместе пивка попить. Без обид. А ты сам сердце рвешь и других мордуешь. Можно ведь нормалек существовать: поляны для всех хватит. А можно и - лоб в лоб, - Ознобихин жестом приказал одному из тайцев подогнать к нему мотоцикл. - Ну, что, сгоняем на пари?
    - Запросто, - Коломнин в свою очередь привычно оседлал соседний транспорт.
    - И я! И я! - послышалось сзади.
    Прыгая меж шезлонгов, к ним поспешала Катенька Целик.
    - Возьмите меня! - закричала она в нетерпении.
    - Катюш, так мы вроде в мяч собирались! - оттопыренная нижняя губа Маковея привычно задрожала от очередной обиды.
    - Отстань с глупостями! - отреагировала Катенька, подбегая к мотоциклам.
    - Ладно, запрыгивай, коза, - Ознобихин предвкушающе подвинулся.
    - Нет! Я с Сергей Викторовичем, - не дожидаясь согласия, впрыгнула на заднее сидение и, решительно обхватив за талию, прижалась, - что там тайка?
    - Тогда держись, - Коломнин первым крутнул ручку, так что мотоцикл едва не встал на дыбы и - рванул с места на глубину. Паралельным курсом разгонялся Ознобихин.
    Оторвавшись от берега, Коломнин резким движением на полной скорости рванул руль влево. Взвизгнула изготовившаяся свалиться в воду Катенька. Но мотоцикл вместо того, чтоб перевернуться, развернулся на девяносто градусов и послушно застыл на месте.
    - Пошли! - закричал Коломнин и с новой силой крутнул ручку, разгоняя мотоцикл вдоль побережья.
    - Боюсь! Сереженька, боюсь! - как бы в упоении вырвалось у Катеньки.
    В упоение это он не поверил. Стремясь вырваться из опостылевшего филиала, Целик уже дважды просила Коломнина взять ее к себе. Но дважды получила отказ. Похоже, бойкая Катенька решилась заслужить перевод иным способом. Во всяком случае включения в тургруппу она добилась, узнав, что едет начальник УЭБ.
    Облепленный брызгами, Коломнин несся по водной глади, зажмурившись от нарастающего наслаждения. Упоение скоростью выметало из него колющие воспоминания о московских неурядицах.
    Вскрик сзади, на этот раз неподдельный, заставил открыть глаза. Из-за его спины рука Кати показывала вперед. Метрах в двухстах, лоб в лоб, несся Ознобихин. Поначалу Коломнин собрался, как и положено, отвернуть. Но в улыбочке Ознобихина почудилось ему нечто особое, как бы продолжающее последнюю фразу. Был в ней вызов - "лоб в лоб". И не принять его Коломнин не мог. А потому, крепче вцепившись в руль, он выравнял курс и еще прибавил газу. В свою очередь и Ознобихин, дотоле игравшийся, сузил глаза и поерзал на сидении, устраиваясь понадежней.
    Машины понеслись друг на друга с удвоенной скоростью.
    Сто. Пятьдесят! Сорок метров!! Напряженные, устремленные друг на друга фигуры.
    - Пора! - Катенька неуверенно потрепала Коломнина по спине. - Пора же! Это вы что, так шутите?!
    И, что-то окончательно определив, безнадежно пробормотала:
    - Господи! Да вы же психи... Не-ет!
    Привстав, Катенька дотянулась до руля и с силой дернула его влево, так что мотоцикл развернуло боком. Налетевший в следующую секунду Ознобихин опрокинул его носом, а сам, хоть и с трудом, выровнял собственную машину. Победно вскинув кулак, сделал круг почета вблизи поверженных, барахтающихся противников и, полный торжества, устремился к берегу.
    Коломнин вскарабкался вновь на мотоцикл, неохотно втянул барахтающуюся Катеньку.
    - Ну, вы оба... - сквозь зубы приготовилась она высказать наболевшее. Но что-то остановило ее. И после паузы совсем другим, обволакивающим голосом закончила. - Мальчишки! Какие же вы еще мальчишки.
    Желание кататься разом пропало, и, раздосадованный поражением, Коломнин направился к берегу. Там, вокруг машины Ознобихина, столпилось с десяток набежавших откуда-то тайцев.
    - Ты представляешь, какие гниды, - обрадовался его появлению Ознобихин. Требуют с меня пятьсот долларов. Поломку, видишь ли, обнаружили. Так для того и техника, чтоб ломаться.
    В самом деле на носу его мотоцикла была заметна небольшая вмятина, в которую и тыкали энергично пальцами возбужденные тайцы. Они подбежали и к мотоциклу Коломнина, но, как ни странно, на нем ничего не обнаружили.
    - Чего делать-то будем? Может, пополам заплатим? Все-таки оба начудили.
    - Как только, так сразу, - Коломнин присел подле вмятины, провел по ней пальцем. - Всем крохоборам полной мерой заплатим. Ты как будто английским свободно владеешь. Так вот переведи этим аборигенам, что из уважения к их стране мы готовы заплатить огромадные деньжищи - один доллар. Даже два. В фонд развития Тайланда. Пусть на них флот построят... Чего смотришь? Переводи.
    Едва обалдевший Ознобихин закончил английскую фразу, над пляжем взметнулся вопль негодования и даже - невиданное дело - тайцы принялись хватать Коломнина за руки.
    - А ну брысь! - потребовал тот. - А то вообще не получите. Ишь шкуродеры! Вмятине этой две недели. Переведи!
    По вскинутым чрезмерно интенсивно рукам, по несколько искусственной экспрессии Коломнин окончательно определил, что с диагнозом не ошибся, а потому раздвинул два пальца, дважды тряхнул и веско произнес:
    - Короче, базар заканчиваю. Либо "ту", либо - аут и к... - скосился на внимающую Катеньку. - Этого можешь не переводить.
    И, не теряя слов попусту, сделал шаг в сторону шезлонга. Но тут же был окружен заново. Среди непонятных фраз, что выкрикивали тайцы, он разобрал на этот раз словечко "полиц".
    - Грозят полицию вызвать, - пролепетал подбежавший Маковей, обескураженно поглядев на утирающего пот Ознобихина.
    - А давай! - внезапно обрадовался Коломнин. - Чего в самом деле воду толочь. Вызывай! Я сам ай эм рашен полисмен! Давай вызывай! Вон туда, к моему шезлонгу. А вас всех, гадов, в камеру за мошенничество пересажаем. Хочу полицию!
    И, решительно освободив себе дорогу, отправился прочь.
    Перехватил его метров через пять Ознобихин.
    - Ты чего, опешил? Нам еще только в полицию залететь не хватало. Лучше отдать деньги.
    - Так я всегда. По доллару с брата. Да не журись, Коля! Ты думаешь, им нужен скандал? Это они так бизнес делают. Дай десять минут, сами утихнут.
    В самом деле толпа вокруг задержавшегося Маковея заметно поредела. А оставшиеся хоть и жестикулировали энергично, но без прежней уверенности, то и дело оглядываясь на странного русского.
    Через короткое время вернувшийся Пашенька с торжеством сообщил, что "уронил" тайцев до пятидесяти долларов, так что инцидент можно считать исчерпанным.
    - Молодец! Смышленый мальчик, - облегченно одобрил Ознобихин, залезая в карман шорт.
    - Сэр! С вас двадцать пять, - ткнул он в дремлющего Коломнина.
    - Я же сказал: два за все. А то и этого не дам, - не раскрывая глаз, отчеканил тот.
    - Теперь я за банковскую безопасность окончательно спокоен, - Ознобихин передал Маковею собственный полтинник. - Вот так и на кредитном комитете с тобой спорить - себе дороже.
    Тем же вечером, шуганув Маковея и "сбросив с хвоста" заново прилипшую к Коломнину Катеньку, Ознобихин повез товарища на сеанс, о котором еще в самолете вспоминал с придыханием, - тайского эротического массажа.
    В жужжащем бесчисленными вентиляторами вестибюльчике навстречу вошедшим поспешил одетый в белую рубаху таец. Лицо его при виде гостей наполнилось таким благоговением, что Коломнин на всякий случай оглянулся, не спутал ли. Но нет! С бесконечными поклонами и ужимками посетители были препровождены в плетеные кресла, расположенные почему-то перед плотным занавесом. На столике, на расстоянии протянутой руки, стояли приготовленные напитки в причудливых, в форме змеи кувшинах. Убедившись, что гостям удобно, менеджер сально заулыбался и нажал на пульт - занавес двинулся в сторону, открыв звуконепроницаемое стекло, за которым внезапно обнаружились рассевшиеся по скамеечкам полуобнаженные "массажистки" - человек двадцать. Движение занавеса поймало их в минуту расслабленности: группка в углу лениво переругивалась; одна из сидящих, откровенно позевывая, чесала себе ступни. Но уже в следующую секунду, прежде чем стекло полностью открылось, все они приняли соблазнительные позы и зазывно замахали ручками.
    - Как тебе это пиршество? - впившийся в экран Ознобихин подтолкнул локтем несколько опешившего приятеля. - Так бы всех сразу...Эй, абориген! Мне во-он ту бойкую канареечку!
    Менеджер сделал знак. Выбранная девушка, поклонившись в знак благодарности, ушла в глубину. Поднялся и Ознобихин.
    - Через час встретимся. Если очень утешит, можешь дать лично девочке десять долларов. Но только, чтоб постаралась.
    И, поощрительно хохотнув, удалился. Менеджер продолжал терпеливо ждать выбора второго гостя. А Коломнину, сказать по чести, сделалось отчего-то неуютно. Будто не он выбирал барышню для развлечений, а его оценивали расположившиеся за стеклом двадцать пар девичьих глаз.
    Понимая, что пауза неприлично затягивается, он ткнул в сторону девушки в запахнутом халатике, единственной, не искавшей внимания клиента.
    Выбор был сделан. К креслу тотчас подошла одетая в кимоно служительница и с поклоном предложила следовать за ней. Нельзя сказать, что комнатка, куда препроводили клиента, была чрезмерно меблирована. Скорее мебели не было вовсе, если не считать за таковую вешалку, массажный, укрытый простынкой стол и ванную с душем. Все это по какой-то странной ассоциации неприятно напомнило Коломнину кабинет райполиклиники, где два года назад ему делали колоскопию. Вошедшую следом избранницу сопровождала еще одна тайка, выжидательно остановившаяся перед гостем.
    - Мистер! Спик инглиш?
    - Да нет. Русский я, - растерялся Коломнин и, обидевшись на собственное смущение, выпалил. - По-русски! По-русски тренироваться пора.
    - О! Рашен мэн. Дринк? - намекающе подсказала массажистка.
    - Дринк? Да. Йес. Водки. Стакан.
    - О! Рашен водка, - официантка вышла и тут же вернулась с подносом, на котором стояли два бокала, - будто из-за двери вытащила. Дождавшись, когда Коломнин подаст ей деньги, она выдавилась задом, оставив "новобрачных" вдвоем, - все с той же сальной улыбочкой на губах.
    - Да! Вот такие дела, - пробормотал Коломнин, с тоской наблюдая, как массажистка открыла воду в ванной и, не переставая улыбаться, шагнула к клиенту. Скользящим движением плеч сбросила с себя халатик и оказалась худенькой, узкобедрой, словно четырнадцатилетняя девочка. С личиком, привычно сведенным в гримасу желания, потянулась к нему и принялась ловко освобождать от одежды.
    - Полагаешь, пора? - пролепетал Коломнин. Он проследил взглядом за сползшими вниз шортами. Не на что там было смотреть. - Ну, не суетись, басурманка. Давай хоть дрынкнем сначала.
    С усилием освободившись от обволакивающих ручек, Коломнин шагнул к столику и решительно оглоушил бокал. После чего, выдохнув, повернулся к ошеломленной массажистке и решительно махнул рукой:
    - Ладно, чему быть, того не миновать. Делай свое подлое дело.
    И послушно проследовал в наполнившуюся ванну. Мытье, составлявшее первую часть ритуала, показалось даже приятно. Во всяком случае ласковые прикосновения губки и девичьих пальчиков вызвали умиротворение.
    Потом, уложив распаренного клиента на массажный стол, девушка принялась обмываться сама. Делала она это сноровисто, сосредоточенная на чем-то своем. И только время от времени, поймав на себе мужской взгляд, спохватывалась, прикрывала страстно глаза и принималась тереть губкой промежность, делая при этом вращательные движения бедрами и томно постанывая.
    Коломнин лежал на массажном столике и уныло вызывал в памяти какие-то возбуждающие ассоциации. Но почему-то больше ощущал себя больным, лежащим на операционном столе в ожидании умывающегося хирурга.
    Потому, когда девушка вылезла наконец из ванны и, перебирая худенькими ножками, направилась к нему, Коломнин закрыл глаза и глубоко, обреченно вздохнул.
    Впрочем, все оказалось не так и сумрачно. Быстрыми и неожиданно сильными пальцами она пропальпировала его сначала со спины, а затем, перевернув, принялась за грудь, так что Коломнин начал ощущать некое подобие истомы. Вслед за тем массажистка решительным движением сама запрыгнула на мужское тело и принялась тереться об него маленькими грудками. При этом прикосновение к жестким волосам оказалось ей заметно приятно, и она увеличила амплитуду движения, медленно сползая к животу и усиленно вращая ловким задиком.
    Губы ее коснулись ложбинки пупка, язычок проник внутрь. Она чуть застонала и скользнула еще ниже. Теперь язык ее задвигался вдоль гениталий. Стоны сделались громче. Возбуждение ее все усиливалось и казалось неподдельным. Она даже замотала головой, будто теряя контроль над собой. Скованность Коломнина начала разрушаться. Нарастающее ответное желание заполняло его. И тут случайно заметил, что в то самое время, как тело девушки содрогалось от неконтролируемых конвульсий, правая ручка с механической неспешностью освобождала от целлофана приготовленный презерватив.
    Разом вернулась опустошенность. Коломнин скосился вниз, вдоль своего тела. Увы! Жизни там не было и больше не намечалось.
    Выдохнув, он освободился от массажистки и решительно спустил ноги вниз.
    - Все! Сэнкью.
    - Мистер! Мистер, проблем? - всполошилась перепуганная девушка. И природа ее испуга была понятна, - массажистка, не сумевшая ублажить клиента, расписывается в собственной профнепригодности.
    - Гут! Зер гут! Все о, кэй! Мерси, - произнося все это, Коломнин суетливо натянул на себя шорты, перебросил через плечо маечку.
    Лицо девочки, несмотря на привычку скрывать чувства, было полно изумления.
    - Молодец, умеешь, - он всунул в потную ладошку подвернувшуюся двадцатку. Поколебавшись, хватил второй фужер водки. - Извини, старушка. Май проблем. Как это? Ай хев проблем потеншен. И, старательно отводя глаза, сделал на прощание разухабистый жест рукой.
    На первом этаже, куда Коломнин спустился, на диване, напротив открытого экрана, оживленно переговаривались несколько иностранцев. Среди прочих массажисток он заметил и свою "подружку", успевшую вернуться на место, простоев в работе быть не должно.
    Мимо сновали разносившие напитки официантки. И ему казалось, что они косились на него с брезгливым сочувствием. Как на тяжело и постыдно больного.
    Лишь через полчаса вывалился разморенный Ознобихин.
    - Ну-с! С крещением! - приобнял он приятеля. - Умеют папуаски. Ты-то как? - Так, ничего вроде, - невнятно пробормотал Коломнин. Врал он скверно. Но и признаваться в несостоятельности было стыдно.
    - И ты прав! По большому счету совсем не то, что прежде. У двери им пришлось посторониться, пропуская большую группу немцев. Ознобихин проводил их глазами.
    - А что поделать? Конвейер. Если б ты знал, как здесь работали клиента еще пять лет назад. И сравни, что делается теперь. Пропала подлинность. Истинная страсть, нежность. Какая-то, знаешь, механичность появилась. Все лучшее проклятая немчура опоганила, - вздохнул он так, как вздыхаем мы при воспоминании об утраченных чистоте и невинности. - Но если ты думаешь, что экзотическая программа Николая Ознобихина закончена, то ты не ценишь своего друга. Сейчас такое покажу, - закачаешься!
    При мысли, что придется пережить что-то подобное, Коломнин и в самом деле едва не закачался. Но, единожды решившись пройти по экзотическому кругу, приготовился терпеть дальше.
    Скоро Ознобихин, проворно ориентирующийся среди улочек ночной Поттайи, шмыгнул в переулок и по винтовой лестнице принялся карабкаться наверх, навстречу аляпистому панно с нарисованной обнаженной тайкой.
    Заведение оказалось "крутым" вариантом стриптиз-шоу.
    В небольшом затемненном помещении вокруг помоста за столиками угадывались редкие группки посетителей, а в центре ярко освещенного, гулкого, словно барабан, круга, изогнувшись назад и присев на собственные пятки, что-то демонстрировала обнаженная стриптизерша.
    Они протиснулись за свободный столик, с которого особенно хорошо была видна суть представления. Коломнин, приготовившийся присесть, разглядел эту суть и, непроизвольно перетряхнувшись, перебрался на стул, стоящий к помосту спиной. Постаравшись впрочем, чтоб это не выглядело демонстративным.
    Девушка курила влагалищем. Судя по разбросанным вокруг бутылкам и яйцам, шла демонстрация нетрадиционных возможностей женских гениталий.
    - Погоди! Она еще жопой сигару выкурит! - азартно поообещал Ознобихин, подняв вверх два пальца и оглядываясь вокруг в поисках официанта.
    И тут из темноты зала поднялась еще одна рука и приветливо помахала.
    Ознобихин всмотрелся. - Не может быть! Где бы встретиться! Я всегда говорил: земной шар тесен, как коммуналка, - пробормотал он, поднимаясь. Из-за дальнего столика навстречу шагнула какая-то женщина.
    До Коломнина донеслись звуки поцелуев, глуховатый женский голос, перебиваемый Ознобихинскими вскриками, беззаботный, оскольчатый смех. После короткого обмена репликами оба направились к их столику.
    Привлеченный этим ее необычным смехом, Коломнин вглядывался в выступающую из темноты женщину лет тридцати, возвышающуюся на полголовы над приземистым Ознобихиным. Взмокшие соломенные волосы под воздействием бесчисленных вентиляторов, казалось, клубились вокруг слегка вытянутого, покрытого тонкой пленкой загара лица. Правая, окольцованная браслетом рука придерживала норовящий взлететь ситцевый сарафанчик. Черты лица ее не были идеально вычерченными. Но сама неправильность эта, наряду с порывистостью жестов, и составляли ее несомненное очарование. Во всяком случае для Коломнина. То ли этот смех так подействовал, то ли театральное, какое-то мистическое возникновение из темноты, - но он не мог заставить себя отвести от нее взгляд.
    - Еще один, - констатировал Ознобихин, отодвигая для гостьи стул с видом на подиум. - Прошу знакомиться. Моя старая и добрая ...
    - Что значит старая? Слова-то выбирай. Лариса, - она протянула ладошку, весело созерцая очевидную растерянность нового знакомого.
    - Коломнин...То есть Сергей Викторович. В смысле - Сережа.
    - Страшный человек, - счел нужным дополнить информацию Ознобихин. - Ты не гляди, что он тут перед тобой заикается. В банке от него другие заиками становятся.
    - Да будет тебе врать-то, - теряясь под ее любопытным взглядом, буркнул Коломнин. И, как бы не желая мешать нечаянной встрече, развернулся к помосту, где к тому времени появилась вторая стриптизерша. Теперь, улегшись на ковер впритирку, обе как бы играли в своеобразный волейбол: передавали друг другу влагалищами куриные яйца. Одна выдавливала их из себя, вторая - тут же всасывала.
    Рядом сумбурно переговаривались, перебивая в нетерпении один другого и бесконечно упоминая общих, неизвестных Коломнину знакомых. Из коротких реплик он уловил, что Лариса отдыхает здесь в составе группы откуда-то из Сибири, где, очевидно, и проживает.
    Коломнину нестерпимо захотелось еще раз увидеть ее оживленный профиль. Особенно - завораживающие своей странностью голубые глаза. Вроде бы лучащиеся радостью и в то же время как бы отгороженные от мира. Будто бы какая-то часть ее организма веселилась, а другая, где-то в глубине, за этим весельем иронически подсматривала. Надеясь, что о нем забыли, он потихонечку, воровато скосился. И - поймал встречный, откровенно подначивающий взгляд. Поймал и отчего-то смутился. Хотел было вновь отвернуться. Но увидел, что Ознобихин как раз отвлекся, захваченный происходящим на помосте. С легкой досадой заметила это и гостья.
    - Скажите, а почему вы пересели спиной? - вдруг спросила она.
    - Да так... лицом к вентилятору, - кое-как нашелся Коломнин.
    Ее смех подчеркнул нелепость ответа.
    - Знаете, мне тоже не нравится. Заманили на экзотику, а как-то...
    - Унизительно это.
    - Да, пожалуй, - она будто удивилась неожиданно точному определению. - И уйти неудобно.
    - Так давайте вместе, - брякнул он. И, теряясь от собственной дерзости, поспешно добавил. - Я без задней мысли.
    - Вот это-то и жаль, - у нее было какое-то угнетающее свойство подчеркивать его неловкость. - Имейте в виду: ничто так не обижает женщину, как ухаживание без задней мысли.
    И сама же рассмеялась. А Коломнин нахмурился. Он не обиделся, нет. С того момента, как эта женщина возникла из темноты, он разом признал ее власть над собой. Просто с каждой новой, вырубаемой из себя фразой ощущал он собственную безнадежную мешковатость.
    - Скажем прямо, не Цицерон с языка слетел, - подтвердил Ознобихин, который, оказывается, хоть и краем уха, но прислушивался к несвязному их диалогу. - Но хочу заметить, Лара, что Сергей Викторович относится к той редчайшей категории, кто, неясно выражая, все-таки ясно мыслит. Уникальный мастер комбинации. Так что - не спеши с выводами.
    - Хорошо, не буду. Тем более есть время. Сергей Викторович только что предложил похитить меня отсюда.
    - Я?! - Коломнин смешался.
    - И я его предложение приняла.
    - То есть мы уходим? - Ознобихин с сожалением оторвал взгляд от помоста.
    - Мы(!) уходим, - поднявшаяся Лариса придержала его за плечи. - А ты, Коленька, оставайся. Не лишай себя райского наслаждения.
    - Но - после стольких лет...Не можем же вот так - разбежаться. И потом твоя группа? - он кивнул в сторону темного угла.
    - Черт с ними. Надоели. А с тобой еще увидимся. Тем более ты теперь будешь знать, где я обитаю. Надеюсь, Сергей проводит меня до отеля?
    Коломнин, в горле которого разом пересохло, посмотрел на Ознобихина.
    В вальяжном поощрительном жесте Николая перемешались обескураженность и досада.
    Через узенький глухой переулок они вышли на одну из центральных улиц, уставленную бесчисленными барными стойками, возле которых на табуреточках сидели в ожидании клиентов проститутки. Коломнин, стремившийся хоть как-то стряхнуть с себя некстати навалившуюся неловкость, помахал им рукой. И радушные тайки, пересмеиваясь, призывно замахали в ответ.
    - С ними у вас получается бодрее, - отреагировала Лариса.
    - Да. С ними я само остроумие, - что ни скажи, смеются, - совсем уж некстати брякнул Коломнин.
    Странно глянув, она чуть покачала головой. Коломнин же окончательно потух. Если поначалу на легкие ее реплики он пытался выдавить из себя какие-то небрежные, к месту ответы, то теперь, окончательно удрученный навалившейся непреодолимой стеснительностью, молил судьбу лишь об одном: чтоб мука эта быстрее кончилась.
    Примолкла и оживленная поначалу Лариса. Изредка она улыбалась встречным мужчинам, и те, взбадриваясь орлами, принимались с подчеркнутым пренебрежением вглядываться в угрюмого ее спутника.
    В давящем, безысходном молчании добрались они до отеля с неоновыми буквами на крыше - "Холидей". Здесь Лариса остановилась.
    - Ну что ж, похоже, ваши муки кончились, - она протянула руку. - Благодарю за доставленное удовольствие. Давно не приходилось гулять с таким занимательным рассказчиком. Скажите, вас прежде не упрекали в болтливости?
    Пунцовый Коломнин лишь мотнул головой.
    Лариса хмыкнула:
    - Кстати, вы в самом деле редкий мужчина. За все время ни разу не скосились ни на одну из встречных женщин.
    - Правда? Вообще-то я их не заметил, - удрученно признался Коломнин.
    - Ну что за прелесть? В кои веки сделал женщине роскошный комплимент и даже не понял этого!
    - Зато вы, гляжу, никого не пропускаете, - она как раз оценила глазами прошмыгнувшего узкобедрого юношу, и Коломнина словно кольнуло изнутри. Приехали отвлечься от семейных проблем?
    - По счастью, не с вами, - глаза Ларисы разом заледенели. Резко повернувшись, шагнула к отелю.
    Округлые, будто кегли, ножки ее, простучали по брусчатке прощальный марш. Швейцар услужливо распахнул дверь.
    И незадачливый, ненавидящий себя ухажер остался в одиночестве среди бушующей вокруг толпы.
    - Да и черт с ней! Одному спокойней, - сообщил он подвернувшейся аккуратной старушке с карликовым пуделем на поводке. - Как думаешь, буржуинка? - Йес, йес, сэр, - подхватив собачку, старушка метнулась в сторону.
    Коломнин брел по залитой светом, наполненной гулом прибоя набережной, под пальмами, укутанными в рассыпчатые гирлянды, мимо полыхающих магазинчиков с бижутерией и фруктовых лотков с разноцветными, упакованными, будто елочные шары, плодами. Шел, натыкаясь на праздничных людей, то и дело встряхивая в отчаянии головой. Память упорно возвращала его к разговору с Ларисой, услужливо оживляя произнесенные им квелые, некстати фразы или, напротив, непроизнесенные напрашивавшиеся ударные реплики, которые, быть может, заставили бы Ларису взглянуть на него хоть с каким-то интересом. Тут в мозгу его расцвело последнее, что выпалил он при прощании. Верх бестактности: упрекнуть в жизнерадостности женщину, что всю дорогу пыталась вести разговор за себя и за того увальня, что навязался ей в попутчики. И в чем обвинил? Что к тридцати годам не разучилась улыбаться? Так то не заржавеет. Во всяком случае знакомство с подобным Коломниным жизнерадостности явно не добавит.
    Он запунцовел и, застонав, ткнулся лбом в ближайший столб. Озадаченно поднял голову: фонарные лампочки нависли над ним, словно гроздья переспелых слив.
    - Вам плохо, Сергей Викторович? - произнесли рядом. Катенька Целик заботливо заглянула в его лицо. Сзади вырисовывалась физиономия Маковея, выражавшая смесь озабоченности и досады: неожиданная встреча могла испортить его планы на вечер, - как и вся банковская группа, он знал о домагательствах энергичной Катеньки и - молча мучился.
    Похоже, опасения его оказались не напрасны. Катя, не колеблясь, цепко подхватила Коломнина под локоть, прижалась томно:
    - Я вас весь вечер разыскивала. Хотела в ресторан пригласить. Но теперь уж не отпущу.
    - Да. Теперь не отпустим, - безнадежно напомнил о себе Павел.
    Нынешнее состояние его было Коломнину понятно как никогда. Потому он решительно освободился от девичьей опеки, с силой, несмотря на легкое сопротивление, вложил ее руку во взмокшую Пашенькину ладонь:
    - Сегодня без меня развлекитесь, ребята. Перебродил я, кажется, свое веселье.
    И, решительным жестом перебив возмущенную Катенькину реплику, повернул к крупнейшему курортному отелю "Палас ройяль", в котором и разместились отдыхающие из банка "Авангард".
    - Да, Павел, - он задержался. - Хочу тебя по возвращении к себе в управление забрать. Пора расти над собой. Как? Не возражаешь?
    - Так... как скажете, - Маковей и Катенька одновременно запунцовели: он от счастья, она - от негодования.
    В огромном, отполированном, будто каток, холле было, как всегда, многолюдно и суетливо. Прислуга таскала к автобусу составленные чемоданы отъезжающих. В креслах, перед телевизорами, дремали в ожидании размещения вновь прилетевшие. Меж ними с напитками сновали официанты. Из глубины, со стороны кегельбана, доносились звуки катящихся шаров. А прямо по центру зала, подле сказочной избушки, вокруг которой, как обычно, возились дети, вертелась кокетливо вставленная в кадку пышная, неведомо как завезенная сюда елка, - шли рождественские праздники. До российского Нового года оставалась неделя.
    Коломнин собирался подняться на этаж, где разместили их тургруппу. Но, поняв, что уснуть не сможет, решительно повернул к номеру Ознобихина: предусмотрительный Николай по приезде быстренько доплатил и снял люкс в дальнем крыле с таким расчетом, чтобы отгородиться от бдительной опеки банковских сплетниц. На первый стук никто не ответил, и Коломнин постучал вторично, требовательно. Им вдруг овладело нетерпеливое, мазохистское желание рассказать Ознобихину о случившемся, выставив самого себя на нещадное осмеяние. Желание столь сильное, что он даже в нетерпении прихлопнул по двери ногой.
    Наконец, в глубине послышался шорох. С той стороны двери выжидательно задышали.
    - Да я это, я! - облегченно выпалил Коломнин.
    Номер раскрылся, и в щель просунулся бдительный Колин носик:
    - Предупредил бы! Я уж решил, что наше бабье выследило.
    Укутанный в японский, расшитый драконами, халат Ознобихин посторонился, пропуская внезапного гостя.
    - А я тут пару таечек надыбал. Не удержался, - похвастался он, приоткрыв дверь в дальнюю комнату, где на широкой кровати поверх одеяла оживленно лопотали меж собой две полураздетые девчушки. - Может, присоединишься?
    - С меня хватит. Выпить есть?
    Ознобихин взглянул пристальней, неспешно открыл наполненный бутылками бар, выбрал джин:
    - И как погуляли? Как тебе Лариса?
    - Так, хохотушка, - вопреки собственному намерению брякнул Коломнин. Легко живет.
    Рука наливавшего спиртное Ознобихина дрогнула, пролив несколько капель на столик, и сам он не удержался от изумленного движения головой:
    - Даже так?
    Поставил на журнальный столик два бокала, всмотрелся повнимательней в набычившегося в отупении товарища:
    - М-да, сильна баба. Это надо - как удар держит. Мужику позавидовать. А тебе по должности положено повнимательней быть.
    - То есть?
    - То-то что "то есть". Больно мы скоры в суждениях, - Коля неспешно глотнул джину, посмоковал, выдернул из блюда с фруктами крошечную виноградинку и отправил следом. - У этой хохотушки два года назад на пороге квартиры; можно сказать, на ее глазах, киллер расстрелял мужа. Любимого, между прочим. Я его знал. Тот еще был мужик. Сильный, громкий. Она за ним как за сейфовской дверью горя не знала. В нефтяном бизнесе крутился. Хороший мой приятель, кстати. Одно время вместе кучковались. Даже общее дело планировали. Только я в банк отдался, а его месяца через два замочили: вроде как в криминал окунулся и чего-то там не поделили. Остались дочь пяти лет да трехкомнатная квартира. И денег - тю-тю. Как не было. Через месяц после его смерти нажралась люминалу. Едва откачали. Свекр из Сибири приехал. И обеих: и невестку, и внучку, - к себе забрал. Вот так при нем и выхаживалась - из неживых в едва живые. Это только теперь уломали съездить развеяться. А ты говоришь...
    - Я говорю, что я мудак! - с чувством сообщил Коломнин.
    - Кто бы спорил! Хотя мужик ей точно нужен. Аж сочится баба.
    - А ты что ж?
    - Мне не даст и под пистолетом.
    - Потому что друг мужа?
    - И это тоже. Словом, без шансов. А вот ты, думал, сумеешь растопить.
    Из спальни послышалось напоминающее скрежетание.
    - В общем, если хочешь, подожди. Я их с полчасика пошпокаю да выставлю. Еще поболтаем.
    Последней фразы Коломнин не расслышал, как не обратил внимания на то, что исчез Ознобихин. Услышанное ошеломило его. Теперь он понял, что так поразило в этой беззаботно вроде бы веселящейся женщине. В ее смеющихся глазах угадывалась наледь. Как ряска на стылой воде, когда первая, едва заметная пленка отгораживает от внешней жизни впавшую в зимнюю спячку реку.
    Вышедший через сорок минут Ознобихин не застал в номере ни внезапного гостя, ни початую бутылку джина.
    Утром следующего дня, едва встряхнулись от дремы "пляжные" тайцы, на набережной появился всклокоченный невыспавшийся человек. Он уселся на парапет строго напротив отеля "Холидей", что-то непрестанно бормоча про себя. Несмотря на горячечное состояние, он пристально вглядывался в наполняющийся людской поток, потекший от отеля к пляжу. В какой-то момент вздрогнул, очевидно, заметив того, кого высматривал, но вопреки логике не пошел навстречу, а напротив, поспешно спрятался за подвернувшуюся пальму.
    Еще с час Сергей Коломнин издали наблюдал за группкой отдыхающих, среди которых была и Лариса. Несколько раз порывался подойти, но всякий раз кто-то из окружающих оказывался поблизости, и он вновь ретировался. И только, когда Лариса в одиночестве направилась к воде, Коломнин решился. Не успев даже надеть сброшенные сланцы, журавлиным шагом перемахнул он горячую песчаную полосу и остановился чуть сзади, перебирая босыми ногами и пытаясь сдержать дыхание. Видимо, неудачно. Потому что женщина встревоженно обернулась.
    - Ба! - вяло удивилась она. - Весельчак - балагур. Не нащебетались вчера?
    Всмотрелась в его разом сделавшееся страдальческим лицо. Что-то быстро про себя определила.
    - Так, понятно! Вижу, здесь подработал Ознобихин. Так вот прошу запомнить, я на отдыхе и никакие утешители мне...
    - Вот, - Коломнин выдернул из кармана шорт смятый лист и протянул Ларисе. Она вгляделась в несвязные, отрывистые записи и непонимающе подняла глаза.
    - Это веселушки всякие. Я тут ночью накидал для памяти. Словом, обещаю, буду прямо по темам рассказывать. Все, что захочешь. Ларис, пойдем погуляем, а?
    - М-да, - в некоторой растерянности протянула она. - Такое мне еще точно не попадалось.
    - Я вообще-то по жизни человек веселый, - заискивающе попытался набить себе цену Коломнин. - С тобой только что-то торможу. Но это, наверное, пройдет. Дня через два-три.
    - Еще и стратегическим планированием увлекаетесь, - она с интересом смотрела на странный танец, что исполнял он на песке обожженными ногами, не смея отбежать к воде. - Ладно, разрешаю остудиться и подождать у асфальта. Все равно перезагорала.
    Это было странно. Но теперь, когда Коломнин узнал о ней главное, с него как-то сама собой спала вчерашняя одеревенелость. И хоть не заливался соловьем - чего не умел, того не умел, - но стало им легко и свободно, потому что то, что рассказывал один, оказывалось неизменно интересным другому. Вечером отправились они гулять по ночной Поттайе. И Коломнин вдруг увидел этот город, по которому до того вроде бы и не ходил - так, шмыгал. А теперь упивался происходящим, потому что вся эта сочная экзотика оттеняла его Ларису. Они вновь шли мимо бесчисленных барных стоек на душных улицах. Как и вчера, он приветствовал восседающих на табуретах проституток, и те с неизменным радушием махали в ответ, что вызывало веселые, согревающие его душу Ларисины комментарии. Они садились за столик возле ринга для кик-боксинга, на котором молотились, сменяя друг друга, пары боксеров, и Коломнин отмечал, что официант, выслушав Ларисин заказ, выполняет его с особенным удовольствием. Порой он умышленно приотставал, делая вид, что развязался шнурок, и потом нагонял, не сводя глаз с тугих икр. Как-то остановились у лотка с фруктами и принялись на пари запоминать экзотические названия, что на ломаном английском выговаривал продавец. Лариса и впрямь запоминала.
    Коломнин же, быстро запутавшийся в мудреных названиях, перешел по соседству, к цветочнику, у ног которого стояла широкая, словно тазик, корзина с тропическими цветами. - Ай вонт ту! - Коломнин требовательно обвел пальцем вокруг корзины. Ему хотелось сделать для Ларисы что-то особенное. - Хау...как это? Хау матч?
    - Ту?! О! Сиксти долларс!
    - Сиксти? Это, стало быть? Ван, ту!..- он перебрал пальцы. - Шестьсот, что ли?!
    - Йес, йес! Сиксти!
    Коломнин помертвел: ни на что подобное он не рассчитывал. В кармане едва набиралась сотня долларов. Да и, честно говоря, названная сумма превышала всю оставшуюся в отеле наличность.
    Но отступать было поздно, - подошедшая Лариса с любопытством прислушивалась к разговору.
    - А! Где наша не продадала?! - Коломнин сорвал с руки "Роллекс", купленный полгода назад с банковской премии: президент банка внушал высшему менеджменту, что часы, наряду с ручкой и галстуком, - лицо банкира. - Вот это стоит девятьсот долларов. Девятьсот, понял?! Отдаю!..Погоди, как девятьсот на твоем поганом языке будет?
    Он мог бы не затрудняться. Продавец, затаив дыхание, нетерпеливо тянулся к часам: тайцы давно научились разбираться в дорогих вещах.
    - Пойдем отсюда, Сережка! - Лариса подхватила спутника за руку. - Стоит ли тратить сумасшедшие деньги на прихоти?
    - Стоит! - упрямо заверил Коломнин. - На тебя - стоит!
    Лариса улыбнулась:
    - Тогда, раз уж решился, перестань мучиться и дай ему шестьдесят долларов. Уверяю тебя, останется доволен!
    Она посмотрела на озадаченное его лицо и расхохоталась:
    - Языки учить надо, юноша! Сиксти - это как раз шестьдесят. Добавь пять долларов, и цветы доставят прямо ко мне в отель, - она обменялась с разочарованным продавцом несколькими репликами на английском и увлекла кавалера дальше. - А вообще - спасибо.
    - За цветы-то? Оно того не стоит.
    - За цветы тоже, - Лариса поколебалась. - Расскажу все-таки. Подобное у меня было один раз. Я была студенткой, и меня тогда изо всех сил обаял один аспирант. Все замуж звал. А я... хоть и нравился, но вертихвостка та еще была. Так что динамила от души. И как-то затащил он меня в меховой салон. Решил подарить шубу. А сам-то, я знала, жил в общаге, помощь от родителей не принимал, хотя все были в курсе, что батюшка вполне при больших деньгах. По ночам какие-то фуры разгружал, чтоб было на что угощать. Единственно - на День рождения перед тем ему отец "девятку" подарил. Перламутр. Тогда это самый писк был. Против машины не устоял - принял. Очень гордился. Хвоста распускал, когда по Москве рассекали. Вот на ней и подъехали. Только не в тот отдел черт его дернул зайти, - в шубах-то не разбирался. Так что примеряла я норку. Смотрелась, видно, удачно. Он аж зарделся:
    - Берем!
    - Ради Бога! - и выписывают чек на нынешние две тысячи долларов.
    А у него, бедолаги, на все-про все где-то триста в заначке.
    Я, конечно, снимать шубу. Да и мерила больше, чтоб подурачиться. Гляжу, побелел:
    - Сказал, твое. Значит, носи!
    Директора истребовал. Документы и ключи от машины вынул:
    - Хочу невесте подарок сделать. А мелочь забыл. Если завтра не принесу деньги, твое!
    Пижонство, конечно. Но ты бы видел, как мы уходили! Весь магазин посмотреть вышел.
    - И что? Выкупил?
    - Откуда? Я и то уговаривала: у отца попроси. Вышлет.
    Так аж зубами заскрипел. Потом на меня посмотрел и расплылся:
    - Да и черт с ней, с машиной. Зато как на тебе сидит! Надо обмыть! И тут же на последние заначенные триста баксов всю общагу в ресторан потащил!
    - И это был твой муж?
    - Да, - тихо подтвердила Лариса. - Ты мне сейчас... что-то вдруг от него.
    Коломнин смолчал. Услышанное не показалось ему комплиментом. Как бы хороша ни была копия, она всегда останется лишь слепком с оригинала. Да и масштаб что говорить - не тот.
    Словно угадав его душевное состояние, Лариса благодарно сжала его локоть.
    Совсем далеко заполночь, вовсе не чувствуя ног, остановили они знаменитый тук-тук - местное маршрутное такси: крытый минигрузовичок с двумя параллельными скамейками, каждая рассчитанная на пять человек, - и добрались до ее отеля. Коломнин выпрыгнул первым и сразу повернулся помочь. Так что соскочившая следом Лариса невольно оказалась в его объятиях. - Вот только без... - она быстро выставила меж ними ладонь, стараясь, видимо, опередить тем какое-то его движение. Но в следующую долю секунду поняла, что ни о каком движении он и не помышлял, и - рассмеялась: смущенно и чуть раздосадованно.
    Быть может, досада ее пропала бы, если б сумела догадаться о том, что происходит внутри неловкого ее ухажера. Коломнин не просто увлекся. Он ошалел. Каждое прикосновение к Ларисе вызывало в нем такое желание, что он едва сдерживался, боясь выдать его и тем оскорбить молодую женщину. Но сдерживаться с каждым днем становилось все трудней. И он изнывал от адской смеси из глубочайшей, пронизывающей нежности и едва подконтрольного желания схватить эту покрывшуюся шоколадной корочкой женщину и не выпускать. Особенно в воде. В какую-то минуту, когда Лариса, расшалившись, принялась крутиться вокруг него, пытаясь ухватить сзади за плечи, Коломнин, вывернувшись, обхватил ее за талию и, задохнувшись, прижал к себе, неловко тыкаясь губами в мокрые волосы. Он даже успел ощутить ответное подрагивание. Но тут же Лариса с силой оттолкнулась:
    - Никогда! Чтоб никогда! Или... пойми.
    - Я не хотел. Я думал... - Коломнин обескураженно поплелся к берегу.
    Через минуту Лариса тихо присела рядышком:
    - Ты извини меня, Сережа! Я, конечно, дура. Но - я не могу. Понимаешь? Мне до сих пор ночами муж снится. И если тебе совсем в тягость, то... - она облизнула губы. - Может, лучше не надо себя мучить. Разойдемся и ...
    - Ну что ж! - Коломнин резко повернулся.
    Он увидел испуганные ее глаза, и приготовленные слова про то, что муж ее давно мертв и нельзя жить воспоминаниями, а сам он все-таки мужчина и не может не думать о ней как о женщине, сами собой проглотились.
    - Ничего, Лариса. Можно и просто... Раз уж так сложилось, - и зарыл голову в горячий, остужающий песок.
    На третий день на пляже их разыскал Ознобихин.
    - Совет да любовь, - томно проворковал он. Прижавшиеся словно ненароком влюбленные инстинктивно отдернулись друг от друга.
    - А мы это... загораем, - теряясь, сообщил Коломнин.
    - А я это вижу, - Ознобихин наклонился, чтобы поцеловать руку Ларисе. И пристально, с невыказанным вопросом заглянул в ее глаза. Удивленно разогнулся. - Ребята! А я, представьте, без вас соскучился. - А как же любимые тайки? подколола Лариса.
    - Тайки, как кокосы, приедаются. Предлагаю сегодняшний день провести вместе.
    Он заметил, как переглянулись они меж собой со сдержанным разочарованием. И объяснился, усмехнувшись:
    - Завтра срочно улетаю в Москву... Президент банка затребовал по мобильному. Какой-то новый проект. Так что - прошу не побрезговать. Тем более и программу предлагаю не хилую: Минисиам, битва слонов.
    - Слонов?! - Лариса разом уселась на песок. Умоляюще глянула на Коломнина. - Слоны ведь!
    - Слоны так слоны, - Коломнин поднялся, подумав, что появление Ознобихина даже кстати: лежать рядом с разгоряченной женщиной ему сделалось до того невмоготу, что аж в песок вгзызся: желтоватые зернышки захрустели на белых его зубах.
    - Тогда прошу в авто, - вверху, на набережной, красовался могучий внедорожник. В отличие от прижимистых немцев, новые русские предпочитали брать на прокат массивные вездеходы.
    О согласии своем Коломнин пожалел очень быстро. Он сидел на заднем сидении и с завистью слушал, с какой легкостью общается Николай с раскинувшейся впереди Ларисой. Теперь ему казалось, что Лариса улыбается в ответ на пошловатые шуточки Ознобихина с той же манящей интонацией, с какой раньше отвечала ему. Может, в самом деле привиделось ему это особое ее отношение? Скоро час, как они в пути, а она ни разу, считай, даже не скосилась в его сторону. Щебечет себе. Загорелые ноги она возложила на "торпеду", темные очки сдвинула на выгоревшие волосы. Вид ее был исполнен томности и безмятежности. Правда, раза два к нему обратился Ознобихин, но Коломнин что-то буркнул в ответ, и о нем забыли окончательно.
    Не понравился ему и Минисиам. Даже не сам Минисиам. Огромная площадка, уставленная уменьшенными копиями знаменитых архитектурных творений, действительно производила впечатление. И не только на них. Двигавшиеся параллельно две старушки-француженки деловито снимались на видеокамеру у каждого макета, отчетливо произнося название, - словно картошку окучивали. Приятно в самом деле запечатлеться в обнимку с храмом Василия Блаженного, панибратски оглаживая узорчатый его купол, - будто лысинку приятеля. Или, расставив ноги, пропустить меж них знаменитый лондонский мост, ощущая себя Гулливером в стране лилипутов. Так что сам Минисиам Коломнину как раз понравился. Не понравилось в Минисиаме. Потому что очевидно хорошо было Ларисе и Ознобихину. Вошедший в раж Николай беспрестанно снимал ее на видеокамеру, а та в свою очередь с хохотом принимала самые экзотические, на грани приличия позы. И чем веселей было им, тем в большую угрюмость впадал Коломнин. Так что до аттракциона слонов он доехал, едва разжимая губы. Теперь для него стало совершенно очевидно, что вся та особенная нежность, что очаровывала его в Ларисе и давала надежду, была всего-навсего жеманством опытной женщины, боящейся раньше времени лишиться непритязательного поклонника.
    У входа в слоновий цирк вовсю раскупали связки бананов - призовые для артистов. Цирк представлял собою прямоугольник метров на сто пятьдесят длиной, по правому краю которого была выстроена покрытая тентом трибуна на полтора десятка рядов.
    Слоны с дремлющими на них погонщиками выстроились на арене вдоль трибуны, и барственными кивками голов приветствовали рассаживающихся зрителей. Изредка кто-то из детей протягивал в сторону слона банан, и тот, вытянув хобот, с достоинством принимал подношение.
    Увы! К тому времени, когда троица путешественников появилась у трибуны, передние ряды оказались забиты. Правда, благодаря нахрапистости Ознобихина, сдвинувшего группку иностранцев, они втиснулись на первый ряд, но воздуху на всех уже не хватало.
    - Душно, - пожаловалась Лариса.
    - Сейчас станет свободней, - пообещал Ознабихин, похоже, задавшийся целью исполнять все ее прихоти. Он выдернул из пакета объемистую связку бананов и призывно принялся помахивать ею перед расположившимся подле слоном. Тот неспешно приблизился, протянул предвкушающе хобот. И тут Ознобихин, дав ему понюхать лакомства, чем раздразнил аппетит, внезапно швырнул бананы через правое плечо в задние ряды. Разохотившийся слон немедля ломанулся следом. Зрители с визгом и воплями, подхватывая детей и давя друг друга, брызнули врассыпную. Лишь через несколько секунд оправившийся погонщик сумел укротить слона и заставить попятиться на место.
    - Я же обещал, - гордый удавшейся рискованной шуткой, Ознобихин повел рукой вдоль опустевшего ряда. Так и не добравшийся до заветной связки слон злобно косил на них взглядом.
    - А если бы кого задавил? - не удержался Коломнин.
    - Тогда бы получилась другая шутка, - Ознобихин сделал призывный жест в сторону разбежавшихся соседей. - Только нельзя все время жить в сослагательном наклонении. Надо уметь, что задумал, то и получить. Как мыслишь, Лара?
    Поощрительная, хоть и несколько озадаченная, улыбка Ларисы стала ему наградой за удаль. А Коломнина окончательно вогнала в транс. И когда объявили шоу для желающих испытать острые ощущения, он поднялся и решительно вошел в круг. Увлекшиеся разговором Ознобихин и Лариса даже не успели его удержать.
    Добровольцев принялись раскладывать на циновки вдоль пути, по которому должен был пройти, переступая через них, слон. Укладываемые держались неестественно оживленно. То и дело раздавались приступы нервного смеха, плохо скрывающие нарастающий страх. В отличие от сотоварищей по аттракциону Коломнин улегся на цыновку отстраненно, будто укладывался в тенечке на пляже. Прикрыв ладонью глаза, размышлял он о дурацкой роли, что играл при этих двоих, и о проклятом своем косноязычии, не позволявшем вести легкую, порхающую беседу, что так запросто умел Ознобихин. Мысли его становились все мрачней. Он даже решился по возвращении в Поттайю зарыться на пляже и не видеть Ларису вплоть до самого отъезда. И в этот момент ощутил телом гулкие сотрясения земли.
    Слон с безучастным погонщиком на спине приближался все ближе и ближе, неспешно переступая через лежащие тела. Но он не просто шел. Это оказался слон - игрун. То он вызывал хохот трибун, пытаясь хоботом развязать бюстгальтер на сомлевшей девушке, то принимался дуть на чье-то побелевшее лицо, так что песок вздымался вокруг.
    Наконец топот добрался и до отвернувшегося в другую сторону Коломнина. Коломнин чуть напрягся, готовясь к моменту, когда тяжелое тело переступит через него. Но никто не переступал. Более того, на стадионе наступила полная, до жути тишина. Коломнин медленно повернул голову и - посерел! В воздухе, в метре над грудью его, зависла могучая, переломленная в колене колонна, так что можно было пересчитать прилипшие к подошве травинки и камушки. Колонна чуть подрагивала, будто в нерешительности. Не надо было большого воображения, чтобы представить, во что превратится его грудная клетка, если слон и впрямь вздумает опустить ногу. Мало какому повару удастся так раздробить цыпленка табака. Страх овладел Коломниным. Но кричать было стыдно. Да и небезопасно, слон мог наступить, испугавшись. В поисках помощи Коломнин попытался найти взгляд погонщика, но проклятый таец, похоже, и вовсе заснул в своей люльке. А вот со взглядом слона - пристальным и, казалось, осмысленным - он схлестнулся. И тогда на место страха пришел едва контролируемый ужас. Потому что теперь он мог бы поклясться, что это тот самый слон, с которым сыграл злую шутку Ознобихин. Тихий стон просквозил по трибунам - наслаждаясь своей властью над беспомощным человечком, слон принялся медленно, по сантиметрам, опускать могучую лапу все ниже и ниже: полметра, сорок сантиметров, тридцать...
    Коломнин с мальчишеской мстительностью представил рыдающую над раздавленным его телом Ларису, порадовавшись, между прочим, что лицо останется целым. И странная, отчаянная веселость овладела им.
    - Ну, давай, не тяни! Кончай разом! - прохрипел он.
    При общем вздохе слон опустил ногу, в последний момент сделав ею изящный пируэт, так что наступил уже на землю, в нескольких сантиметрах позади лежащего тела.
    Ни секунды ни медля ухватил он хоботом Коломнинские шорты, сдернул их книзу и чувствительнейшим своим пальчиком потеребил квелый член. И страх, овладевший примолкшими зрителями, разразился облегченным, гомерическим хохотом. Слон не убил обидчика. Он сделал больше. Он осмеял его.
    Животные не умеют усмехаться. Но Коломнин поклялся бы под присягой, что морда слона, перед тем, как тот направился дальше, исполнена была торжества.
    Сопровождаемый сочувственными насмешками, Коломнин вернулся на трибуну. Лариса недвижно стояла возле своего места, держась за шест. И по лицу ее, усеянному капельками пота, как у человека, находившегося на краю большой беды, Коломнин все понял.
    - Вот так мы с ним и повеселились, - пробормотал он, ощутив на щеке поглаживающую ее ладонь.
    - Поехали, - не оборачиваясь, хрипловато произнесла она.
    - Да вы чего? Еще гонки будут. Потом сражение, - расстроился Ознобихин. Но, присмотревшись к сделавшемуся жестким ее лицу, со вздохом поднялся и потащился следом.
    Разговор в дороге как-то не сложился. Веселье выдохлось; каждый молчал о своем. Через сорок минут Джип остановился у отеля "Холидей". - Стало быть, даю команду. Лару пока высаживаем. А вечером приглашаю всех на отвальный ужин, пытаясь вернуть тону прежнюю веселость, распорядился Ознобихин.
    Но кивнуть в знак согласия углубленная в себя Лариса не спешила.
    - Сережа выйдет здесь со мной, - решилась она после короткого раздумья. И вообще, Коля, ты извини, но на вечер у нас другие планы.
    Надо отдать должное Ознобихину: человеком он оказался тонким. А потому понятливо, хоть и сокрушенно кивнул:
    - Тогда прощаюсь. С тобой, Сергей, до скорой встречи в банке. А с Ларой... Просто рад, что ты ожила. И - Бог в помощь! Разухабисто махнув на прощание, он рванул с места, оставив парочку на асфальте.
    - Мы куда-то?... - пролепетал Коломнин.
    - Молчи, - Лариса шагнула к отелю, увлекая его за собой.
    В лифте он заметил подрагивающую складку у губ, вопросительно провел по ней пальцем.
    - Просто я вдруг представила, что тебя могут убить, - коротко объяснилась она. - Но, пожалуйста, Сереженька. Ты должен быть очень нежен. Понимаешь?
    Коломнин задохнулся до слез. Он просто не мог представить себе, как можно быть с ней не нежным.
    На другое утро, в половине восьмого, Коломнин добрел до своего отеля, и в холле столкнулся с отъезжающим в аэропорт Ознобихиным.
    - Хорош, - оценил тот. - Вот это называется погулял так погулял.
    - Да и ты тоже, - лицо Ознобихина было помято, будто подспущенный футбольный мяч. - Должно быть, в последнюю ночь половину таек переимел!
    - Что тайки? - Коля поморщился. - Я тебе, Серега, большую тайну скажу: все бляди мира не стоят одной настоящей женщины.
    Он завистливо всмотрелся в счастливо изможденное лицо.
    - Жаль! Я ведь совсем было вчера решился у тебя Лариску увести. Да, видно, не судьба. За тебя зацепилась, - он скользнул взглядом по приятелю, как бы удивляясь причудам женщин. - Но Ларка настоящая. Ты уж мне поверь. В этом-то я разбираюсь. Хотя, как выясняется, тоже не очень.
    Тут он хохотнул, распространив вокруг свежее амбрэ, притянул озадаченного Коломнина за плечи:
    - Попытайся удержать, если сумеешь. Она того стоит. В любом случае не теряй оставшегося времени.
    Оглянулся, обнаружил застывшего носильщика:
    - А ты чего подслушиваешь, папуас? А ну живо кати тачку.
    Глянул вслед засеменившему за каталкой тайцу:
    - А еще говорят, по-русски не понимают. Тут главное не язык, а умение доходчиво объяснить.
    Он тряхнул увесистым кулаком. Еще раз приветливо кивнул и вальяжно направился к такси, водитель которого при приближении строгого господина поспешно снял фуражку и распахнул дверь.
    Коломнин несколько затупленно покрутил головой, как бы соображая, зачем он оказался в этом отеле. И решительно повернул назад.
    Через полчаса в номер Ларисы постучали. Завернувшись в простынку, она приоткрыла дверь, глянула сквозь смеженные веки. В коридоре стоял ушедший под утро любовник.
    - Что? Уже позавтракал? - заспанно пробормотала она.
    - Знаешь, я тут подумал...Завтрак без тебя - это так долго, - Коломнин вытянул из-за спины бутылку шампанского и промасленный пакет.
    Смешался под ее раскрывающимися от удивления глазами.
    - Соскучился я, Ларис, - смущенно признался он.
    - Ба, да здесь еще и море, - усмехнулась она, воспроизведя последнюю фразу известного анекдота. Увидела в зеркале темные круги под собственными глазами. - Ты вообще-то отдыхаешь?
    - Так я затем и вернулся, - и осмелевший под ее поощрительным взглядом втиснулся в комнату.
    Коломнин то и дело спрашивал себя, был ли он когда- либо счастливей. И уверенно, сплевывая через левое плечо, отвечал себе: "Нет! Ничего подобного не знал он". В сорок два года ураганом обрушилось на него чувство, и "в легкую" разметало сложившиеся привычки и стереотипы. Каждое утро, просыпаясь, он со страхом поворачивал голову, облегченно убеждался, что на соседней подушке посапывает ЕГО любимая. И в предвкушении нового дня радостно преображался. Очевидные изменения произошли и в Ларисе. Ледок в ее глазах растаял, и смех, до того служивший привычным заслоном от неловких соболезнований или притворного сочувствия, теперь сделался беззаботным и даже бесшабашным.
    Они нашли друг в друге не только любовников. Лариса, прежде замыкавшаяся, едва разговор касался ее личной жизни, теперь бесконечно рассказывала ему о дочери, о свекре, едва не свихнувшемся после смерти единственного сына, а отныне причудливым образом любящего его в своей невестке. Рассказала и о том, о чем все эти годы просто не позволяла себе вспоминать, - о муже. И, рассказывая, поражалась тому, что заговорила об этом не то чтобы спокойно, но светло: как говорят о жестоком пожаре в саду через несколько лет, - среди новой подрастающей листвы.
    А Коломнин жил теперь одной заботой: следил за календарем. Он дрожал над каждым новым днем, как безденежный пассажир с нарастающим страхом следит за мельканием цифр на счетчике такси, пытаясь остановить его взглядом. Но чем счастливей было им, тем короче оказывалось время от восхода до заката. И от заката до восхода.
    О Новом годе они вспомнили в постели, за пятнадцать минут до его наступления. Тут же, натянув плавки, купальник, метнулись в бар, где прихватили бутылку шампанского. Ровно в двадцать три пятьдесят семь добежали до бассейна, от противоположного угла которого доносилась разудалая матерная песнь, - какая-то российская группа подошла к встрече Нового года с подобающей ответственностью. Вскрыв бутылку и разлив шампанское по стаканчикам, Коломнин, а вслед за ним и Лариса нырнули в бассейн, подплыли к кромке.
    - Пять! Четыре! Три! Две! Одна!... - отсчитывал Коломнин. - С Новым годом, Лоричка!
    - С Новым годом, Сережечка, - они поцеловались и не прервали поцелуя, пока ноги не коснулись дна бассейна.
    Прямо под воду донесся могучий разноголосый рев, - шло массовое братание россиян.
    - Сережа! Я хочу сказать, - Лариса выбралась на бруствер. - Я тебе очень благодарна. Ты даже сам не знаешь, что для меня сделал!
    - А ты для меня! Предлагаю тост: чтоб ты немедленно вернулась в Москву и чтоб все последующие тосты я произносил только для тебя и при тебе.
    - Вот как? А как же твоя семья? Жена?
    - Семья? - сказать по правде, за эти дни Коломнин и думать забыл, что существует иная жизнь. Он замялся неловко. И этой заминки хватило, чтобы Лариса, с волнением ждавшая ответа на давно наболевший в ней вопрос, отвернулась. - А что семья? Она сама по себе. У тебя ведь есть своя квартира. Мы - это... взрослые люди.
    И, только разглядев поджатые ее губы, замолчал, сообразив, что сморозил что-то вовсе не к месту.
    - Вот то-то что! Не бери в голову, Сереженька! - она тихо засмеялась. Курортные романы приходят и уходят, а жизнь продолжается. Может, в том их особая волнительность, что не имеют последствий: как будто внутри жизни прожил еще одну, коротенькую, но взахлеб. А после разбежались, и - обоим есть, о чем вспомнить.
    - Кто разбежались? - до Коломнина начало доходить, к чему она клонит. Как это? Совсем?!
    - Совсем, Сережа, - Лариса подлила шампанского. - У меня своя жизнь там. У тебя - своя. В другом "там".
    - Но это...неправильно. Как же порознь? Не будешь же ты всю жизнь высиживать возле своего домостроевца свекра, который, будь его воля, живой тебя рядом с сыном захоронил, лишь бы другим не досталась?
    - Буду, - жестко ответила другая, неизвестная ему Лариса. - Потому что я ему нужна. А он нужен нам с дочкой. Кроме того, свекр до сих пор пытается найти тех, кто "заказал" мужа. И я хочу того же. Посмотреть этому подонку в глаза. Муж в земле. Мы третий год как на пепелище. А эта!... тварь жирует где-то! - она облизнула побелевшие губы. - Вот разыщем, тогда, глядишь, и сама начну отмерзать. Коломнин отвел глаза: еще со времен работы в МВД знал, что заказные убийства или раскрываются тут же, по горячим следам, или не раскрываются вовсе. - Но так нельзя! Ты просто замкнулась в семье и все время бередишь себя. Надо быть на людях. Мы подыщем тебе хорошую работу в Москве!
    - Работу? - Лариса грустно повела головой. - Хожу я на работу. У свекра большая компания. Высиживаю там главным экономистом. Перебираю чего-то слева направо. Хотя специалистом когда-то была и впрямь неплохим. Но - теперь все пресно. Так что радуюсь жизни подле дочурки. Теперь вот - спасибо - тебя буду вспоминать вечерами. - Но почему?! - в отчаянии Коломнин схватил ее за плечи и с силой тряхнул. - Неужели совсем не любишь? Ведь было же!..
    - Люблю. Но - я тебя здесь люблю. А что будет там, в другой жизни, когда опять все нахлынет? Только измучу. Слишком все у нас хорошо, чтоб завтра взять и испортить. Так что оставь мне себя таким. - Тогда я сам к тебе прилечу!
    - Нет! - отрубила она. - Ты же не захочешь сделать мне больно. И довольно об этом: ты помнишь, что завтра я улетаю?
    - Так...Господи! Уже?
    - У нас осталась одна новогодняя ночь. Хочешь ее испортить?
    Всмотрелась в обескураженное лицо:
    - И еще условие. Никаких провожаний. Прощаемся утром в номере. Договорились?
    Провела печально по мокрым вихрам:
    - Да. Только так и надо.
    ... Разлучаясь, никогда не провожайте любимых. Сделайте все, чтоб уйти первым. Потому что весь груз, всю тяжесть разлуки принимает на себя остающийся.
    После отъезда Ларисы Коломнин, словно очумелый, сутки бессмысленно бродил по Поттайе, бередя себя бесконечными воспоминаниями: здесь, у этой барной стойки, они сидели с Ларисой, здесь у нее отломился каблук, и он, несмотря на сопротивление, под аплодисменты окружающих нес ее до ближайшего обувного магазинчика. Весь город оказался наполнен Ларисой. И всякое воспоминание было даже не воспоминанием, а горячим, обжигающим прикосновением. И - странно теперь, когда ее не было рядом, он ощущал не приступы пережитой страсти, а огромную, поглощающую нежность и боль. Оттого что ее никогда уже не будет. Это жуткое, могильное слово "никогда".
    На другой день после недельного отсутствия он вернулся на пляж, где в ожидании завтрашнего отъезда бронзовела утомленная отдыхом банковская группа. Катенька Целик с волосами, завитыми в мелкие, по тайской моде, косички, устремилась к нему с шутливым упреком. Но глянула в пустые отсутствующие глаза и - отступила, поджав губы. И даже позволила подбежавшему Пашеньке утащить себя за руку к океану, откуда то и дело доносился ее интригующий хохоток. Впрочем погруженный в себя Коломнин ничего этого не замечал.
    И, взлетая на следующие сутки над беззаботным Тайландом, мечтал лишь об одном, - что возвращение в Москву, к привычным заботам, поможет ему отвлечься от женщины, о существовании которой всего десять дней назад он и слыхом не слыхивал. Но за эти десять дней она вклинилась в размеренную его жизнь, разметала ее походя и - исчезла бесследно.
    Возвращение на круги своя
    Домой Коломнин добрался под вечер следующего дня, не предупреждая домашних. Тихохонько открыл ключом входную дверь - со смешанным чувством радости и опаски. Все было, как всегда: из глубины раздавались монотонные голоса, - по телевизору шел очередной сериал; на кухне позвякивала посуда. Надеясь, что хозяйничает дочка, Коломнин подкрался на цыпочках, заглянул с предвкушающим лицом, - увы, это оказалась жена. Она обернулась на звук. Что-то в ней на долю секунды встрепенулось от неожиданности, но тут же и угасло.
    - А, вернулся. Что-то долго, - констатировала она тем тоном, каким жены пеняют задержавшимся в магазине мужьям. - Ну, как отдохнул от семьи?
    - Нормально, - так же буднично ответил Коломнин. - Что у вас?
    - Живем. Обувь-то сними. Я, между прочим, корячилась - полы мыла. И бритву положи в отдельный стаканчик, - в ванной поставила. А то весь подзеркальник загадили. А вообще - с приездом.
    Потянувшись, она неловко чмокнула его в щеку.
    - Извини, не обнимаю. Руки в "fairy".
    Коломнин понимающе кивнул и вышел одновременно с досадой и облегчением, если бы жена вдруг заговорила иным, теплым тоном, это бы было для него сейчас большим испытанием.
    Впрочем холодность первой встречи искупила следующая: радостные вопли наполнили квартиру, когда заглянул он в гостиную. Дочка просто вспрыгнула сверху, а сын, хоть и пытался казаться по-мужски сдержанным, то и дело терся носом о щеку обнявшего его отца.
    Напряжение, в коем пребывал Коломнин в последние дни, отпустило. С трудом сдерживая внезапный приступ умиления, он обнимал детей, обмениваясь бессвязными поспешными репликами.
    Особенно растрогала встреча с сыном. В последние годы их отношения, до того близкие и доверительные, основательно разладились. В пятнадцать лет Дмитрий по совету отца попытался поступить в колледж при МГУ. "А что, сын? Учиться так всерьез. Здесь ты по крайней мере получишь такой уровень, что в любое место, хоть и в наш банк, на ура примут", - убеждал Коломнин разгорающегося от отцовской поддержки Дмитрия. Они вместе готовились. Вместе ездили на экзамены. По инязу даже получили пятерку: Димка довольно бойко лопотал по-английски и по-французски. И все-таки одного балла не добрали. Галина немедленно потребовала от мужа выйти через свои каналы на одного из проректоров и обеспечить поступление сына. Коломнин, помрачнев, начал говорить о необходимости вступать в жизнь честно и по парадной лестнице. Жена только поморщилась. И, конечно, оказалась права: многие из родителей, дети которых недобрали даже по два балла, сумели обеспечить их поступление. На Дмитрия случившееся подействовало сокрушительным образом. Во всяком случае, когда Коломнин пытался успокоить его, предложив проявить себя мужчиной и назло всем поступить на будущий год, Димка уже не льнул к нему, а напротив, отчужденно забивался в угол дивана.
    Проблему решила мать, устроив сына в какой-то простенький, не требующий усилий колледж, в котором верховодила одна из многочисленных ее приятельниц. А по окончании его обеспечила зачисление Дмитрия на юридический факультет одного из самозванных коммерческих вузов, что бурным чертополохом понарастали на московской земле. На вечернее отделение.
    Коломнин, услышав про избранный вуз, попытался поговорить с женой и сыном. "Чего вы хотите? - напрямую, сдерживая негодование, поинтересовался он. Получить настоящие знания, с которыми перед парнем будет открыта повсюда зеленая улица, или - фиговый листок?". По тому, как тонко переглянулись мать с сыном, он понял, что выбор уже сделан. Учеба протекала нехитро, по одному и тому же стандарту. Полгода Дмитрий был предоставлен самому себе, лишь изредка заглядывая в институт. А в начале каждой сессии мать с сыном направлялись в ВУЗ вдвоем. Она заходила к декану, с которым познакомилась через нужных людей, раскрывала дамскую сумочку, где лежала очередная коломнинская зарплата, черпала из нее ресурс и - на полгода решала проблему. А Дмитрий целыми днями слонялся по квартире или пропадал в компаниях, частенько возвращаясь под легким шафе.
    Коломнин страдал, видя, как сын все больше превращается в нахлебника.
    - Вдумайся, кого ты собираешься вырастить?! - набрасывался он на жену.
    - Старый ты, Коломнин. Забыл уже, каким сам был в его возрасте. Подумаешь, погуляет мальчишка! Понадобится, все усвоит, - с безапелляционностью, от которой у Коломнина сводило скулы, заявила жена. - Тебя тоже не на рыночной экономике учили. Ничего: жизнь заставила и - втянулся. Так что за сына не бойся, - не пропадет.
    И что ты думаешь? Опять оказалась права. Полгода назад Дмитрий, стесняясь, подошел к отцу и попросил помочь ему устроиться на работу: "Хочу зарабатывать сам. У нас все пацаны при деле". Коломнин, хоть и с сомнением, но устроил его на стажировку в банковский отдел залогов. Через короткое время сначала начальник отдела Панчеев, а потом и остальные сотрудники при встречах начали расхваливать Дмитрия, наполняя отцовское сердце скрытой гордостью. Теперь по вечерам сын с отцом часто обсуждали общие банковские проблемы, и в юношеской горячности Дмитрия все более проявлялась эрудиция, - результат упорной работы. На его письменном столе появились учебники по банковскому праву, - самолюбивый парень тянулся за теми, с кем оказался рядом.
    Вот и сейчас Коломнин видел, как не терпится Димке чем-то с ним поделиться. Так что он даже оттолкнул младшую сестренку, гордо потянувшуюся с дневником. Оказывается, начальник отдела доверил ему самостоятельно подготовить и провести аукцион по продаже залогового оборудования одного из разорившихся должников. Ломающимся баском Дмитрий сообщил, что дважды за это время летал в командировку, "уронил" в цене директора базы, в результате банк получит лишних двадцать тысяч долларов. Коломнин, конечно, не поверил, что двадцатилетний, хоть и кипящий самоуверенностью парнишка мог "переиграть" битого торгаша. Но ограничивался лишь ласковым покачиванием головы, произошло главное: между ним и сыном восстановилась связь, нарушенная пять лет назад.
    На этом разговор прервался. Тем более что о своих претензиях на отца требовательно объявила дочь, поднявшая возню. Еще через десять минут дверь в гостиную распахнулась. Утомившаяся и оттого раздраженная Галина разогнала детей спать.
    Вслед за женой Коломнин прошел на кухню.
    - Доча что, больна? Мне показалось, головка потная. - Мог бы хоть разок позвонить, поинтересоваться, что дома. Может, и знал бы, что она третий день в школу не ходит. Тридцать семь и пять.
    - Лекарства есть?
    - А ты в аптеку сходил?
    - Как же я мог? Позвонила бы на мобильный, заехал бы.
    - Да что толку тебе вообще что-то говорить? Ты ж весь в своих делах. Нас с детьми не станет, наверное, и не заметишь. Ладно, ужинать будешь?
    - Поел. С ребятами в аэропорту после приземления посидели.
    - Посидели?! - жена опустилась на табуретку, демонстративно потянула ноздрями воздух.
    - Во дает муженек! - восхитилась она, пристукнув широко расставленные в коленях ноги. - Дома жрать нечего, дочь больная валяется, может, с воспалением легких, я каждый доллар выгадываю...
    - Тише, дети услышат.
    - А муж куда угодно готов, лишь бы не домой. Уже по аэропортам с дружками хлещет... Или - с подругами?
    - Почему куда угодно и почему хлещет? - Коломнин, в свою очередь, быстро заводился от взвинченного ее тона и - теперь едва сдержался. - Был повод. С возвращением.
    - Повод! - обрадовалась жена. - С Ознобихиным небось? Так у этого даже отсутствие повода - повод выпить. Но тот хоть пьет, да деньги серьезные делает. А вот что нам с ребятами пахота твоя вечная дает? Зато весь из себя начальник.
    - Положим, дает не так и мало. Квартиру эту мы как раз на мои банковские доходы купили. - Тоже мне доходы! - фыркнула Галина. - Два года корячиться, чтоб скопить на трехкомнатную халупу. - Это халупа?! - Халупа и есть, - Галина с удовольствием нажала на неприятное словцо, словно на карандашный грифель: аж до крошек. - Одно слышу: работа, работа! В МВД ночами сидел. В банк перешел и опять то же. Работа эта твоя подлючая.Только мы с детьми тебе совсем не нужны.
    - Ну, не надо! Передергивать не надо! Детей сюда не приплетай! Что ж ты все в одно корыто?
    - И то верно, - горько согласилась жена. - О детях ты все-таки вспоминаешь. А я? Что есть, что нет. Я ж на себя в зеркало лишний раз поглядеть боюсь - морщины. А грудь? Да какая там грудь осталась! И это в неполных сорок.
    - Следить за собой надо, - Коломнин словно ненароком скосился на раздвинутые тронутые целлюлитом ляжки.
    - Следить?! - жена восхищенно хлопнула в ладоши. - Аэробикой заняться? Или массажем? А может, в "Чародейке" надо по сотне долларов в неделю оставлять, которых у меня нет?
    - Ну, пошло. Слушай, давай хоть до утра отложим. Ей-богу, устал чертовски.
    - А может, жену надо было поберечь? Или полагаешь, что двое родов и три аборта фигуру украшают? А плита? А белье это треклятое?.. Чего на ноги поглядываешь? На еще и на руки погляди, - она вытянула перед собой потрескавшиеся, смазанные на ночь кремом "вареные" ладони. Они подрагивали.
    - Галя! - Коломнин, как всегда при подобных сценах, подошел к жене, со смешанным чувством жалости и невольной брезгливости, провел неловко по голове. И она, словно ждала этого, уткнулась в его живот.
    - Ну, что я могу? - он гладил ее голову, ненароком обнаруживая новые седые волосы и комья перхоти. - Мне действительно платят столько, сколько платят. Я ж не ворую.
    - И взяток не берешь. Я знаю, - отстранившись, жена отерла глаза. - Но сил нет больше, Сережа. - Хорошо, давай наймем горничную. Правда, это обойдется папаше Дорсету в лишних сто пятьдесят - двести долларов. Придется подождать с новой машиной. Но ради твоего здоровья...
    - Да причем тут горничная?!
    Коломнин насупился, ожидая какой-нибудь язвительной реплики. Но продолжения не последовало. Жена, прислонившись к косяку, о чем-то тяжело думала.
    - Если б ты только знал, как это мучительно жить, не имея света впереди.
    - Я знаю, - вырвалось у Коломнина.
    - У тебя что, женщина появилась? - чутко догадалась Галина. - Так лучше скажи честно! Я выдержу. Чем так-то.
    - Дуреха ты! - боясь выдать себя, рявкнул Коломнин и по вспыхнувшему лицу увидел: это было именно то, что хотела она услышать.
    - Ну что ж, нет так нет. Глядишь, в самом деле и наладится что-то. Дети, похоже, заснули. Может, и мы пойдем, а, Сереж?
    В голосе ее появилась внезапная томность. Должно быть, помимо воли Коломнина, проскочила в нем какая-то гадливость, потому что жена ссутулилась и вернулась к привычному тону:
    - Ладно, банкир фигов, не пугайся. Не навязываюсь. Будешь ложиться, не забудь чайник выключить.
    И вышла, плотно прикрыв дверь.
    Коломнин подошел к окну. Где-то там, в ночи, за московскими многоэтажками, за уральским хребтом, посреди Сибири, обиталась его несбывшаяся Лоричка. Он ткнулся лбом к потное стекло и глухо заскулил.
    - А что, парни, как вы думаете, сколько может стоить самый дорогой стакан водки? - заместитель начальника управления экономической безопасности банка "Авангард" пятидесятипятилетний Валентин Лукьянович Лавренцов, прищурившись, оглядел скопившихся сотрудников.
    - Ну, если кингстоны совсем перекроет, так можно и тысячу рублей отдать, начальник отдела по иногородним филиалам Анатолий Седых провел шершавым языком по губам. Представил с тоской, сколько еще терпеть до вечера. - А то и две.
    - Салаги вы дешевые, - собственно к этой фразе и подводил первый вопрос Лавренцова. Окружающие предвкушающе затихли, - Лавренцов слыл виртуозом соленого рассказа. - А шестьдесят пять тысяч долларов не хотите?
    - За стакан?! - обескураженно промычал Седых, почувствовав, что желание похмелиться разом поуменьшилось.
    - А то. Вчера, стало быть, вызывает меня президент банка, - Лавренцов значительно огладил седой ежик на округлой голове. Он мог бы сказать просто "Дашевский". Но "президент банка" - это придавало дополнительную увесистость дальнейшему. - И попросил помочь Управлению делами воздействовать на одного упрямца. Тот как раз в банк на переговоры приехал. Да чего там?! Новый директор конзавода.
    - Это на территории которого строится банковский коттеджный поселок? заинтересовался начальник информационного центра Николай Панкратьев неулыбчивый с землистым скуластым лицом человек. Дотоле он, единственный, не участвовал в общем оживлении, хмуро перекатывая по крышке стола подвернувшийся стеклянный шарик.
    - Во-во! Со старым-то у банка все тип-топ было. Дружили. Ему платили, он подписывал.
    - И все так чинно-благородно, - добавил перцу Седых.
    - Как надо, так и было, - Лавренцов не любил, когда его перебивали. Только хозяйственники наши лопоухие забыли, видите ли, вовремя подписать договор еще на кусок земли вдоль речки. Самый что ни на есть лакомый кусман: хошь корты ставь, хошь какие другие забавы.
    - Как же нашим буграм без этого куска-то? - без выражения прокомментировал Панкратьев. - Уж если им что втемяшилось, так просто вынь да положь.
    - Наше дело не комментировать, а выполнять, - отсек реплику Лавренцов. Словом, новый директор вдруг уперся. Меня-де, коллектив. Я-де, весь в интересах людей. В общем со всех сторон махровый демагог, а подступиться, подходы найти - никак!
    - И ты подступился, - догадался Панкратьев.
    - К чему и рассказ. Но тоже непросто было. Я ему: "Хочешь пятьдесят кусков живыми долларами? Лично тебе". А он в ответ: "Мой интерес - интерес Конзавода. А земля эта самая выпасная". И дальше какую-то туфту несет насчет поголовья. Часа два мы с ним, как нанайские мальчики на ковре. Уж, думаю, может, и впрямь, какой последний идейный попался.
    - Нагульнов из "Поднятой целины", - бросил кто-то.
    - Это точно. Целина там непаханная. Честно скажу, отчаялся. Думал, аут. Только замечаю, глазом косит и чем дальше, тем больше подрагивает. Братцы! Так это ж совсем другое дело. Это-то нам как раз знакомо! А что, говорю, в самом деле, все о делах да о делах! Не выпить ли нам, как мужикам? И достаю бутылец "Смирновской"!
    - Заглотил, - завистливо догадался Седых.
    - Как на духу! Даже сам не ожидал такого эффекта, - Лавренцов истово перекрестился. - Через десять минут, как стакан принял, расцвел и махом все подписал, - алкаш оказался. И с утра неопохмеленный. Даже про пятьдесят тысяч не вспомнил. Вот она загадка русского мужика. За большие доллары его не возьмешь. А за стакан водки - будьте любезны! Алкоголизм - это такое, доложу вам, оказывается, благо!
    Довольный эффектом, Лавренцов крутнулся в кресле, обозревая ошеломленных сотрудников.
    - И чего они теперь будут делать без выпасных лугов? -поинтересовался Панкратьев.
    - А это не наша печаль! - ответил за Лавренцова Седых. Как и многим другим, вопрос показался ему бестактным. - Тут теперь главное, Лукьяныч, грамотно доложить Дашевскому. Нажать, что пятьдесят тысяч банку сэкономил. Может, десятку выпишет?
    - Получишь ты с него, как же! - все с той же желчностью вновь отреагировал Панкратьев.
    И на этот раз реплику встретили сочувственно, - прижимистость президента банка была, увы, широко известна.
    - Внимание! Подъехала "ДЭУ"!...- сидевший на подоконнике впередсмотрящий поднял палец, требуя всеобщего внимания. - Вышел из машины!.. Идет! Нет, с кем-то остановился... Вошел в подъезд!
    Он отбежал от окна и встал в конце моментально выстроившегося ряда.
    - Приготовились, - Лавренцов прошел поближе к входной двери, непроизвольно огладил ежик. - Все запомнили? Значит, если скажет...
    - Помним, помним, - Анатолий Седых в свою очередь вроде бы случайно проверил узел галстука и быстро отер слюной пересохшие губы.
    В большом, метров на сорок кабинете, где скопились сейчас сотрудники управления, установилось возбужденное ожидание.
    На этаже остановился лифт. Послышался распекающий кого-то на ходу голос. Потянулась дверь.
    - Товар-рищи офицеррыыы! - рявкнул, вытягиваясь, Лавренцов. И вошедший Коломнин обнаружил своих "орлов", выстроившихся перед ним в наигранном раже.
    Подыгрывая, неспешно прошел по рядам.
    - М-да, распустились без меня, - скорбно протянул он. - Двое плохо выбриты. От баб, что ли? Один без галстука. В нечищенной обуви. Бутылки, гляжу, пустые в корзине появились. Забурели без присмотра, дети мои.
    Он еще не договорил, а обрадованный Лавренцов рубанул в воздухе рукой.
    - Прости, батько! - весело грохнуло тридцать глоток. И приготовившийся устроить разнос Коломнин обескураженно рассмеялся. - От баламуты!
    Его обступили. Посыпались обычные шуточки по поводу отдыха. Тем более тайского отдыха.
    - Как вам эротический массаж, шеф? - полюбопытствовал Лавренцов, как и Ознобихин, большой любитель тайской экзотики. - Расслабились?
    - Это вы тут, гляжу, без меня расслабились, - при воспоминании о сеансе массажа Коломнин поежился. - Десятый час. Или дел нет? Все! Митинг по поводу моего возвращения объявляю закрытым. Полковники через пять минут ко мне на планерку. Остальным работать по плану. Вольно. Разойдись.
    Назвав руководителей полковниками, Коломнин лишь отчасти отступил от истины: его зам Валентин Лавренцов был генерал-майором милиции в отставке.
    Когда три года назад президент банка поручил Коломнину подобрать штат в управление экономической безопасности, он пригласил прежде всего тех, кого хорошо знал по совместной работе в МВД. Тщательно отбирал каждую кандидатуру, как отбирают фрукты в посылку, - чтоб подходили один к другому и, не приведи Господи, не попался бы с гнильцой, - перезаражает все вокруг. А потому умел чувствовать состояние подчиненных.
    И сейчас заметил, что в каждом из них за внешним возбуждением проглядывает какая-то общая озабоченность. Что-то в его отсутствие произошло.
    Войдя в компактный свой кабинетик с единственным столом возле неказистого сейфа и рогатой вешалкой у двери, Коломнин огляделся в поисках перестановок, пытаясь на глазок определить, куда технические службы могли подпустить свежего "жучка". Но впрочем не особенно внимательно: разговоров, о которых категорически не должно быть известно руководству банка, здесь не велось.
    - Разреши, Сергей Викторович? - в кабинет ввалились Лавренцов, Седых, Панкратьев и старший группы по борьбе с мошенничествами в сфере пластиковых карт Богаченков. Младший из всех, Юрий Богаченков, хорошо знающий куцую меблировку в кабинете шефа, предусмотрительно прихватил с собой стул.
    Следом, стараясь не бросаться в глаза, вошел поджидавший в коридоре Павел Маковей. Не найдя, куда присесть, безропотно прислонился к стене.
    - Забираю из филиала, - объявил Коломнин, заметив кидаемые исподволь взгляды. - Будет в подразделении собственный юрист. А теперь кончайте переглядываться и выкладывайте, конспираторы, что случилось.
    - ЧП у нас, Сергей Викторович! - Лавренцов послюнявил бобрик. Отпасовал настороженный взгляд шефа в сторону Панкратьева. - Докладывай сам, Николай. Твое подразделение.
    Панкратьев сегодня был заметно мрачнее обычного.
    - Ножнин на взятке попался, - буркнул он. - Проверял заемщика и взял в лапу пятьсот долларов.
    - Дожили, - приподнятое настроение Коломнина рухнуло разом. - До сих пор других выявляли. А теперь, выходит, и к нам просочилось. Кто его на работу брал?
    - Я брал, сам знаешь, - Панкратьев нахмурился. - Рекомендовали как хорошего парня.
    - Нет такой категории - хороший парень! - взвился Коломнин. - Есть либо надежный, проверенный человек, либо ... стручок. Этому, если помню, двадцать семь. Вовсе салага.
    Двадцатипятилетний Маковей, боясь, чтобы в связи с этим не припомнили про него, быстренько нагнулся перешнуровать обувь.
    - Сколько я вас всех учил! В нашу службу надо брать мужиков тертых, лет за тридцать. Чтоб понятие корпоративной чести устоялось! Каким числом уволили?
    Панкратьев и Седых требовательно посмотрели на раскрасневшегося Лавренцова. Похоже, роли были распределены заранее.
    - Так не уволили пока, тебя ждали. Не все тут однозначно, - Лавренцов намекающе кивнул в сторону стоящего в углу Маковея.
    - Давай! Он теперь свой, - разрешил Коломнин.
    - Информация-то подкожная. За пределами подразделения пока никто ничего. Он даже не то что взятку. Просто у них выдача кредита зависала из-за отсутствия нашего заключения. Вот и заплатили, чтоб ускорил. А по сути все написал как есть.
    - Ты к чему сию адвокатскую речь завел?
    - К тому самому. Чего подразделение подставлять? Уволить втихую. И все дела. Сумма-то в самом деле смешная.
    - Смешная! - Коломнин оглядел солидарных меж собой руководителей. - И впрямь, гляжу, забурели. Пятьсот долларов - уже и не деньги. Забыли, как в МВД в День чекиста в кассу ломились, чтоб хоть с долгами рассчитаться? Быстро же в вас эта банковская отрава въелась - сор из избы не выносить.
    - А к чему выносить-то, Сергей Викторович? - всякий раз, когда надо было говорить что-то несогласованное с Коломниным, пухлые аккуратные щечки Седых начинали алеть. - И так многие только и ждут, чтоб вы на чем оступились.
    Это осторожненькое "вы" чуть остудило гнев Коломнина. В подразделении требовательного начальника ценили. Мало кто не познакомился с его вспыльчивостью и придирчивостью. Но давно не обижались. Знали за ним главное качество: в случае удачи Коломнин всегда публично рапортовал: "Мои хлопцы отличились", в случае прокола ограничивался коротким: "Я не сработал". Последняя фраза Седых была неприкрытым намеком на трудные отношения, сложившиеся у дотошного, упертого, как называли за глаза, начальника УЭБ со многими влиятельными в банке фигурами. Одни из них на основании материалов его расследований оказались отодвинуты от лакомых кусков в банковском бизнесе. Другие, более дальновидные, чувствуя на затылке близкое дыхание, пытались упредить удар и спешили с жалобами к президенту банка Дашевскому. Не случайно в последнее время в выступлениях и репликах президента все чаще и чаще проскальзывало недовольство неуживчивым "безопасником". Что людьми, сведущими в кулуарных хитросплетениях, воспринималось как признак близкой опалы.
    - А что в самом деле? Ну, взял мужик, - рубанул воздух Лавренцов. - Так ведь не на курорт посылаем, - выгоняем. Сам он тоже готов по собственному. В других подразделениях не чета нашим ЧП. На сотнях тысячах попадаются. И ничего! Все решают втихую. Люди стоят друг за друга. Чего ж нам-то друг дружку топить?
    - Не стоят! А покрывают друг друга! - осадил Коломнин с плохо скрытой неприязнью. - Хлопцы про то знают?
    - Знают, конечно, - неохотно подтвердил Лавренцов.
    - То-то и оно. А вы - втихую. Ржавчину занести недолго. Вывести потом никаких окислителей не хватит. Стало быть, так: тебе, Панкратьев, указание немедленно провести служебное расследование, собрать все документы и - со служебной запиской мне на стол. На увольнение по статье. Официально подаем в кадры. И пусть все знают - покрывать никого не будем. Или служи честно, или...Чего мнешься?
    - Хотел отпроситься на три дня. Приболел я.
    - Как плесень вокруг разводить, так здоровый! А как собственные промашки исправлять, так - в сторону. Чистеньким всем остаться, гляжу, хочется, - он подозрительно обвел взглядом остальных. - Короче, ступай и выполняй.
    - Есть, - Панкратьев без выражения поднялся.
    - А болеть не хрен. Не по нам эта мода. В гробу наотдыхаемся.
    Панкратьев вздрогнул, странно взглянул на него и вышел.
    Установившееся молчание Коломнину не понравилось.
    - Зря ты его так, - укорил Лавренцов. - Николаю вчера колоскопию делали. Подозрение на онкологию. Нужно обследование проходить.
    Коломнин физически ощутил, как запульсировала кровь в висках. Панкратьев изредка жаловался на плохой стул и рези в кишечнике. И это всегда было предметом разухабистых шуточек. И вдруг!.. Он раздраженно провел локтем по пыльному столу:
    - У нас что, блин, уборщиц нет?! Или некому проследить, чтоб у начальника в кабинете убирались?.. А ты, Валентин, тоже хорош. Предупредить не мог?
    - Предупредишь тебя, - огрызнулся Лавренцов. - С места в карьер дрючить принялся.
    - Ладно, передайте, пусть берет три дня. Но чтоб сразу после возвращения все документы собрать. И все! Закончили с соплями. Продолжаем работу. У пластиковых карт что-то есть? Богаченков принялся подниматься.
    - На него опять "телегу" президенту банка накатали, - объявил Лавренцов.
    - Что-то нащупал? - догадался Коломнин.
    Богаченков коротко кивнул.
    Одним из провальных банковских направлений была работа по внедрению пластиковых карт. Бизнес этот начала и держала, не подпуская посторонних, группа татар. Собственно внешне ситуация выглядела благополучной: карточек внедрялось все больше, остатки на счетах росли. Но резко увеличились и случаи мошенничеств. Причем таких, что невозможны без участия банковских служащих. Потому-то и добился Коломнин создания спецгруппы. Старшим назначил Богаченкова. И не пожалел. В отличие от прочих сотрудников управления, двадцатидевятилетний Богаченков не был ни бывшим милиционером, ни ФСБэшником. Зато оказался классным финансистом, способным разобрать любые завалы. Негромкий, даже робкий в общении, он действовал подобно бульдогу, который, ухватив жертву, уже не размыкал челюстей, а лишь перебирал ими, все ближе подбираясь к глотке.
    Судя по участившимся, истеричным жалобам руководителей пластикового бизнеса, цель была близка. Но в этом же была опасность и для самого Богаченкова, - его могли в любую минуту подставить.
    - Ладно, Юра, иди пока. После вызову, - определился Коломнин, предложив Маковею занять освобождающееся место. - По иногородним филиалам есть изменения? - Боюсь, назревает проблема, - сокрушенно вздохнул Седых. - В Томильске обнаружен "подснежник", - выползает на просрочку пять миллионов по "Нафте-М". А сама "Нафта", по слухам, сыпется.
    - Это нефтяная компания знаменитого, как его? - Лавренцов, не к месту поспешивший блеснуть эрудицией, смущенно защелкал пальцами в сторону Седых.
    - Фархадов, - охотно выручил тот. - Помнишь, наверное? Первооткрыватель Сибирской нефти, орденоносец.
    - Что-то припоминаю, - неуверенно подтвердил Коломнин. -Блин, куда ни кинь, одно и то же: вчера орденоносцы и все из себя прожженные ленинцы, а сегодня наперегонки растаскивают все, что еще недоразворовано. Седых, лети срочно в командировку. По результатам будем решать. Переходим к вип-клиентам. Прежде всего - Генеральная нефтяная компания. Что глаза отводишь, Лавренцов? Докладывай, чего за эти пару недель наваяли. Обороты по счетам увеличили?
    - Если увеличить до тридцати миллионов рублей при согласованных оборотах в двести, значит, увеличили...
    - Та-ак. А поручительство оформлено наконец?.. Я тебя спрашиваю.
    - Нет.
    - Что значит, нет?! - терпения Коломнина хватало ненадолго. - Почему нет? Ты с руководством компании встречался?
    - Пытался. Трижды дозванивался финансовому директору Четверику. Секретарша не соединяет.
    - Да ты!.. Что значит не соединяет? Ты кого представляешь? Банк или контору утильсырья? Надо было добиться! Если с Четвериком договориться не умеешь, прорывайся к самому Гилялову!
    - Что ж я, с секретутками воевать должен? Я, между прочим, генерал, огрызнулся Лавренцов.
    - Ты?! Ты давно не генерал, а банковский служащий. И получаешь, тоже между прочим, столько, сколько генералом и во сне не видел. Твоя нынешняя должность - за банковское добро биться. А не амбициями блистать. Лавренцов сидел с бесстрастным, закаменевшим лицом, самым обиженным видом своим выказывая категорическое несогласие с услышанным. В прошлом заместитель начальника штаба МВД, Лавренцов, сохранивший многие из прежних связей, и теперь был небесполезен для банка. Договориться о прекращении уголовного дела против нужного человека, вернуть изъятые водительские права, зарегистрировать оружие, организовать разрешение на охоту в заповеднике, - здесь Лавренцов был незаменим. Но чем чаще выполнял он личные просьбы руководства, тем более пренебрегал своими прямыми обязанностями. Но и не только поэтому: банковское дело было новым для каждого из них. И прежде всего требовало обучения. А вот учиться заново старый генерал то ли не захотел, то ли стеснялся. И любое хоть немного непонятное задание ловко перекладывал на плечи исполнителей. И добро бы в мелочах. В последнее время Лавренцов заваливал и всякое серьезное поручение. Но говорить об этом с болезненно обидчивым генералом в присутствии свидетелей...
    - Ладно, теперь сам займусь, - Коломнин сдержался. - Сколько им причитается следующим траншем?
    - Еще семь миллионов.
    - Хрен они что получат, пока полностью не выполнят договорных условий! Когда там кредитный комитет по этому вопросу? - Коломнин схватил ручку и выжидательно навис над календарем. - Помнится, на следующей неделе?
    Молчание Лавренцова ему не понравилось:
    - Не понял?
    - Был уже кредитный. Три дня назад, - пробормотал Лавренцов.
    - То есть?!
    - Ознобихин вынес досрочно.
    - Что?! - Коломнин поперхнулся. - Приняли решение - выдать.
    - Как?
    - Да так! - в свою очередь вскрикнул Лавренцов, пытаясь тем предупредить вспышку ярости. - А что я мог? На кредитный явился Ознобихин, притащил с собою Четверика. Сослался на поддержку президента банка. Четверик полчаса о глобальных нефтяных проектах витийствовал. В общем заморочили всем головы и утвердили.
    Теперь Коломнин догадался об истинной причине поспешного отъезда Ознобихина: понял тот, что при Коломнине очередной транш ему не пробить. Как он тогда сказал? Банк - это немножко игра? Вот и - переиграл.
    - Что значит "утвердили"? А где ты был?!
    - Я голосовал против, - гордо объявил Лавренцов.
    - Да ты не против голосовать должен, ты других за руки хватать обязан! Вы все обязаны в колокола бить, если угроза банку! Все!
    Он требовательно обвел глазами сидящих напротив. Но те заблаговременно отводили глаза - портить отношения с людьми, гораздо более влиятельными, никому не хотелось. Ложиться на амбразуру - это была его, Коломнинская, функция! Добровольно им на себя взваленная.
    - Пойми, Сергей, здесь все за тебя, - почувствовал молчаливую поддержку Лавренцов. - Но мы не можем стоять против целого банка. Сколько раз на этом нажигались. В конце концов, если президент поддерживает Ознобихина в его прожектах и выдергивает из баланса за здорово живешь десятки миллионов, так нам-то чего? Это его деньги. Пусть у него голова и болит.
    - Удобненько, гляжу, устроились, - Коломнин заметил, с каким вниманием впитывает этот разговор Маковей, и, может, еще и поэтому не хотел, чтоб последнее слово осталось не за ним. - Что значит его деньги? Я должен вам напоминать, сколько в банке привлеченных средств? Сколько на частных вкладах?! Десятки тысяч людей, тысячи предприятий принесли сюда свои средства. Вот что мы охраняем!
    Дверь отворилась, и в нее протиснулась крупная, с обвисшими розовыми щеками голова начальника отдела залогов Анатолия Панчеева.
    - Едва вышел, и сразу крик на весь коридор? - влажные рыбьи губы несколько раз жадно вдохнули воздух: подъем на третий этаж дался с трудом, - и растеклись в улыбке.
    - Заходи, заходи! Мы как раз закончили, - поспешно пригласил Коломнин. Приход Панчеева оказался кстати еще и потому, что горячность последней его фразы была притворной: в словах Лавренцова была хоть и неприятная, но правда.
    - Да, кстати, - задержал поднявшихся сотрудников Коломнин. - Примерно два года назад в Москве был убит такой предприниматель - Шараев. Никто случаем не помнит?.. Вот и я что-то не припомню. В общем, Валентин, подними архивы, свяжись с МВД - все, что есть. И сразу мне доложи...
    Панчеев пропустил выходящих мимо себя, и только затем протиснулся в кабинет: разминуться с кем-то в дверях он был физически не в состоянии. В последние годы сорокапятилетний Панчеев стремительно разбухал. Многочисленные посредники, с которыми начальнику отдела залогов приходилось иметь дело, узнав о его должности, прятали насмешливые глаза: причина чрезмерной пухлости казалась им очевидной. На самом деле Панчеев, бывший начальник контрольно-ревизионного управления Мосгорторга, человек, безупречно честный, страдал от нарушенного обмена веществ, с которым безуспешно пытался бороться. - Рад видеть. Чай? Кофе? - Коломнин сделал радушный жест: общение с доброжелательным Панчеевым доставляло удовольствие.
    Панчеев с привычной осторожностью опустился на стул, поерзал, продолжая отдуваться и отирая обильно выступающий пот огромным в крупную клетку платком.
    - Ну, как там мой? - поинтересовался Коломнин, непроизвольно расслабляя лицо в ожидании привычной похвалы в адрес сына.
    Но хвалить Панчеев на этот раз почему-то не спешил. А напротив, извлек вновь из кармана влажный платок и заново прикрыл им лицо.
    - Что-то стряслось? - догадался Коломнин.
    - Да нет в общем-то. С чего взял? - Панчеев притворно пожал плечом. Нормально работает.
    - Да, знаю. Ты ему даже доверил самостоятельно провести аукцион. Не поспешил ли? Все-таки ответственность. - Да он там не один. С ним в паре Рыбченко. Вышибу я этого Рыбченко! - неожиданно в сердцах пообещал Панчеев. И тем прокололся.
    - Говори, что случилось, - потребовал Коломнин. Кажется, сегодня был день сюрпризов.
    - Да пока ничего, - Панчеев еще раз что-то прикинул. - Я собственно с этим и зашел. Только давай без нервов. Договорились?
    - Говори!
    - У меня сегодня мужик этот был. Директор базы, через которого мы торги проводим.
    - И что?
    - Приехал уточнить детали. Ну, и... Понимаешь, он был уверен, что без меня-то ничего не делается!
    - Ты будешь говорить, наконец?!
    - Он им, оказывается, пятнадцать тысяч долларов за аукцион этот пообещал отстегнуть.
    Коломнин, шуровавший у чайного столика, неловко сбил локтем чашку и, не обратив внимания на осколки, ошалело опустился на ближайший стул.
    - То есть ты хочешь сказать, что мой Димка договорился об "откате"?.. А может, это все Рыбченко? А Димкой прикрылся. Вроде как на двоих?.. Или нет?
    Он уже заметил отрицательный кивок Панчеева.
    - Я специально расспросил: оба присутствовали. Даже вместе выторговали: чтоб по семь с половиной на брата.
    - Вот ведь...Матушкино влияние. Пробивается все-таки. Я-то думал, человеком становится. А он вот, значит, куда? Хлебное место нащупал! Где он?! - Коломнин вскочил.
    Но еще раньше с неожиданной резвостью поднялся, перегородив собой выход, Панчеев.
    - Не пущу, пока не остынешь! Не зря, видно, сомневался, говорить ли.
    - Еще и сомневался?!
    - Похоже, не следовало. Тут взешенно бы надо.
    - Ну-ну. Взвешивай. А я послушаю, - Коломнин отступил, и сам сообразив, что банковские помещения с десятком любопытных ушей не место для семейных сцен.
    - Вот и послушай, - к Панчееву вернулась прежняя успокаивающая рассудительность. - И я сам себя послушаю. Потому что что-то все больше путаюсь. Оно, конечно, внешне выглядит неблагообразно. Но - покупателя этого и впрямь твой Димка нашел. И цена неплохая.
    - Двести тысяч-то? Там долг на полмиллиона завис.
    - А это не к нам вопрос. А к тем, кто залог этот на такую сумму оформил. Вот бы с кого спросить. Лучшей цены за такое барахло все равно не найти. И если сейчас не продадим за двести, завтра и за сто никому не впиндюрим. Так что для банка, выходит, прямая выгода.
    - К чему ты все это?! Вы и работаете, чтоб банку выгоду приносить. За то и премии идут.
    - Уж насчет премий-то! - Панчеев даже нижнюю губу оттопырил, как человек, услышавший бестактность. - Что там у нас по положению? Один процент от возврата? Это тысячи полторы долларов на двоих. Да и то, если Дашевский соблаговолит подписать.
    Коломнин смолчал: выбить из прижимистого президента банка обещанные премии за возврат долга и впрямь было непростой задачей. Во всяком случае для самого Коломнина напористость в хлопотах не раз и не два оборачивалась взысканиями.
    - То-то, - оценил его молчание Панчеев. - А тут -пятнадцать. И при этом банку никакого ущерба.
    - Так не бывает!
    - Ну, почти никакого! - подправился Панчеев. - Выгода все равно больше. А они, ребята наши: что мои, что твои, - ведь знают: тот же стервец - кредитник, деньги эти под липовое обеспечение выдавший, за это время от одних процентов получил тысяч десять. И как я после этого Димке твоему должен объяснить, в чем здесь социальная справедливость.
    - Не знаешь?!
    - Не знаю, - просто ответил Панчеев. - Вообще понимаю меньше, чем когда сюда пришел. Ты помнишь, Дашевский поручил мне как-то на правлении подобрать фирмы, торгующие банковским оборудованием, и предложить их управлению делами вместо старых, зажравшихся? Я просмотрел спецификации и - подобрал: и по качеству, и по цене раза в полтора выгоднее. Направил их к Управделами.
    - И что? - вопрос собственно был риторическим.
    - То самое. Они после этого еще дважды в цене падали, - так хотели за банк зацепиться. А только я недавно перепроверил, - кто раньше впаривалил, те и впаривают. Еще и цену задрали.
    - Хочешь сказать, что управделами "наваривает" на банке?
    - Без сомнений. Я, кстати, не поленился обсчитать, сколько банк на этом потерял. Цифру с шестью нулями не хочешь?
    - Так что ж не доложил?!
    - Зачем? И кому? Если президент в курсе, то чего ломиться в открытую дверь? - А если не в курсе?
    - Тогда какой он президент? И тем более нечего лезть. Не мои это игры. Может, управделами за закрытой дверью с самим Дашевским и делится? Ему ж тоже "откатный" нал поди нужен.
    - Осторожненьким, гляжу, стал.
    - Битым. А стало быть, мудрым. Мне вот через пару месяцев здание на Шлюзовой продавать придется. Объявил конкурс среди риэлторских фирм. Крутятся они сейчас вокруг меня, как шмели. Так вот одна уже предложила: годовалый "Мерс" по себестоимости. Это при том, что я до сих пор на "восьмерке" битой езжу. А по предложенным условиям они, между прочим, банку так и так выгодней остальных.
    - Послал подальше?
    - Прежде бы послал. А сейчас не знаю. Понимаешь, расплылась эта грань. Потому и Димке твоему сказать нечего. Может, в самом деле, пусть возьмет? Хоть заработает чуток. Парень давно о подержанной иномарке мечтает.
    Коломнин сокрушенно мотнул головой: "И ты, Брут!".
    - Грань эта в нас, - заявил он. - И пока она есть, будет она и в тех, кто рядом с нами. Я так понимаю, Толя, кто-то эту планку должен держать. А все остальное - пыльца, чтоб глаза запорошить. Мы-то с тобой знаем: сегодня взял вроде без убытка для дела. Завтра возьмет на любых условиях. Здесь только переступи.
    Он прислушался к молчанию Панчеева. Отчужденное было это молчание.
    - Короче! Дмитрия от аукциона этого немедленно отстраняй. Хочешь, сошлись на меня. Мне все равно. Но если не отстранишь, имей в виду - сам подниму скандал. Не посчитаюсь!..
    - Гляди! Ты - отец! - Панчеев поднял себя на руках, потянулся затекшим телом. Хотел что-то добавить. Но - мотнул только головой так, что тряхнулись щеки, и вышел.
    Коломнин проводил его взглядом, отупело помотал головой. Димка, Димка! Вроде весь на глазах. Ведь непритворно же радовался новому делу. Учился взахлеб. Кажется, только на одном языке заговорили! Да и сам, телок, гоголем эдаким по банку ходил. Как же: сын, наследник. И вдруг - как из-за угла под колени. И главное - когда он это выносил?! Ведь не с этим же в банк шел! Или здесь подцепил, как холеру?
    Да, тягостным получилось возвращение.
    Тряхнув головой, Коломнин потер виски и попробовал созвониться с Четвериком.
    - Вячеслав Вячеславович до конца дня в мэрии, - после паузы сухо отреагировала вышколенная секретарша.
    Решительно набрал номер мобильного телефона Ознобихина.
    - На проволоке, - послышался вальяжный голос.
    - Здравствуй, Николай. Это Сергей Коломнин.
    - О, тайский половой разбойник! - возликовал Ознобихин. - С возвращением. Где увидимся?
    - Может, в кабинете Дашевского. Выходит, в Тайланде не догулял, чтоб очередной транш Гилялову пробить?
    - А что было делать? - не стал отпираться Ознобихин. - С тобой, упертым, воевать, как бы себе дороже. А дело надо делать.
    - Какое, к черту?!.. - Коломнин перевел дыхание. - Пятьдесят миллионов без надежного обеспечения. А если они рассыпятся? Представляешь, как банк тряханет!
    - Кто не рискует, тот шампанского не пьет. Да и риск больше в твоей больной голове. Не обижайся, но уж больно ты бдительностью замучен.
    - Тогда и ты не обижайся, но я добьюсь встречи с Дашевским и выложу все, что об этом думаю.
    - Жаль, что мы говорим на разных языках, - голос Ознобихина и впрямь выглядел огорченным. - Но - твое, как говорится, авторское право. Будь!
    Он отсоединился.
    Коломнину не пришлось просить об аудиенции. Через пятнадцать минут раздался звонок, - из приемной президента банка. Дашевский срочно требовал вышедшего из отпуска начальника УЭБ к себе.
    Но прежде, чем Коломнин сел в машину, его перехватил Лавренцов, молча вручивший короткую справку: какой-либо информацией об убийстве в Москве бизнесмена Шараева правоохранительные органы не обладали.
    Банк "Авангард", подступавшийся к своему десятилетнему юбилею, за прошедшие годы проводил интенсивную и достаточно беспорядочную скупку зданий: то здесь подворачивалось ухватить по дешевой цене, то там что-то надо было делать с помещениями разорившегося должника. В результате банковские службы оказались разбросаны по всей Москве. И почти всякое совещание в центральном офисе задерживалось, потому что кто-то из основных участников безнадежно буксовал в "пробке".
    Впрочем центральный офис - это сказано чересчур громко. Помещения, в которых расположился аппарат президента, находились в панельном девятиэтажном здании, в котором банк арендовал пять этажей у НИИ "Нефтехимпродукт".
    Здание это было не то чтобы неказистое. До девяносто пятого года оно смотрелось даже и неплохо, хотя и тогда уже в центре Москвы вырастали тонированные золоченые громады банков-конкурентов.
    И все-таки было это убежище, скажем так, не хуже многих прочих. Пока по соседству не вырыли огромный котлован, и стремительными, невиданными для России темпами начал подниматься поблизости роскошный пирамидальный комплекс, все более отгораживая запыленные банковские окна от солнечных лучей.
    Не прошло и двух лет, как "островок коммунизма" увенчался могучей, издалека обозреваемой шапкой - "Газпром". И его сотрудники на вопрос прохожих, где здесь находится банк "Авангард", любили задумчиво припомнить: "Ах да! Это, кажется, та самая лачуга, что у нас во дворе затерялась".
    И тем не менее президент "Авангарда" Лев Борисович Дашевский упрямо продолжал держаться за старое помещение. Так спортсмен из суеверия не меняет стоптанные кроссовки, принесшие первые рекорды. А Лев Борисович - и про то знали все - был суеверен.
    Лишь через час "ДЭУ-нэксия" проскочила под шлагбаум. Коломнин выскочил и, поскольку оба лифта оказались заняты, взбежал на третий этаж.
    - Заходите быстренько. Дважды спрашивал, - коротко бросила секретарша Дашевского, тем самым определив безмерную степень вины опоздавшего. И, сжалившись, тихонько добавила. - Похоже, опередили вас.
    Коломнин через двойную дверь вошел в длинный, обитый дубом кабинет президента банка. Вошел и воочию убедился, что опоздал. Здесь, оказывается, вовсю шло совещание.
    У боковой стены с указкой в руках, среди прикрепленных схем, стоял не кто иной, как
    Вячеслав Вячеславович Четверик. Подле него, положив колено на колено, пристроился Николай Ознобихин.
    Сам президент банка - худошавый пятидесятилетний человек с редеющей курчавостью на заостренной голове - раскачивался в своем кресле. Подвижное большеносое лицо его было наполнено вниманием.
    На звук открывающейся двери обернулись все трое.
    - Хо! Кого я вижу! - громко, опережая желчную фразу Коломнина, обрадовался Ознобихин.
    - Опять переиграл? - огрызнулся тот. - Смотри, Коля. Не заиграйся!
    - А со мной что ж не здороваетесь? - притворно расстроился, делая к нему шаг и протягивая ладонь, Четверик.
    - Так вас как будто нет. Вы, насколько помню, сейчас в мэрии.
    Четверик незлобливо рассмеялся:
    - Хороший ты мужик, Сергей Викторович. Но, извини за прямоту, - без полета. Все рассчитать хочешь от сих до сих. Под всякое движение соломки подложить. А в большом бизнесе арифметикой иногда пренебречь надо. Тут без стратегического предвидения не прорвешься.
    - Насчет стратегического полета - это не к нему, - иронически бросил Дашевский.
    - Позвольте доложить! Вышел из отпуска, - Коломнин остановился перед объемистым столом.
    - Вышел и вышел. Давай без этих своих ментовских официозов, - оборвал президент. На самом деле он любил подобные, в военном духе доклады и представления. Но теперь, в присутствии руководителя дружественной компании, считал, как видно, необходимым продемонстрировать собственную демократичность и легкость в общении. - Присоединяйся.
    Четверик, дождавшись подтверждающего кивка с его стороны, вновь поднял указку.
    - Мы говорим о перспективах роста Генеральной нефтяной компании, - пояснил он для вновь пришедшего.
    - Как не догадаться, - все эти схемы и графики в бесчисленном количестве многажды наблюдал Коломнин в длиннющем, будто пенал, кабинете самого Четверика. Реплика Коломнина получилась чрезмерно желчной. Потому Дашевский поморщился как при бестактности и сделал успокаивающий жест докладчику продолжать.
    - Итак, суммирую. На кредитные деньги нашего основного партнера, - кивок в сторону Дашевского, - мы проводим реорганизацию завода. К сожалению, на заводе до сих пор сильное противодействие. И хотя на сегодня мы имеем большинство в Совете директоров, но в стратегических целях входить в открытое противодействие пока не готовы. Почему до сих пор и не представили то поручительство, о котором так печется Сергей Викторович, - Четверик поклонился в сторону Коломнина, как бы продолжая последний разговор. - В связи с этим вынуждены просить у банка еще две недели отсрочки. К тому времени мы продавим решение без какого - либо сопротивления. А главное, без ненужной огласки.
    Он дождался кивка Дашевского. Хоть и вялого, но подтверждающего.
    - Теперь далее. Два дня назад мэр подписал письмо о выделении компании двухсот миллионов долларов под проект "Кольцо".
    Четверик передвинулся к следующей схеме.
    - Идею вынашивали давно. Вдоль внешнего кольца вокруг Москвы проходит бензопровод. Наша задача - отстроить систему наливных терминалов, на которых будет осуществляться наливка всех бензовозов. А поскольку кольцо переходит в наши руки, то таким образом мы фактически монополизируем весь московский рынок моторного топлива.
    - Продавать будете оптом? - поинтересовался Дашевский.
    - Не только. Москва передает нам на баланс порядка девяноста автозаправочных станций. Так что со временем и розницу закроем.
    Президент вопросительно скосился на скептическое лицо Коломнина. И Ознобихину это не понравилось.
    - Про то, что АЗС передают, ты ведь знаешь. Решение-то я тебе показывал, потребовал он подтвердить от начальника экономической безопасности.
    - Это да, - не стал отказываться Коломнин. И поскольку, к кому бы ни обращались присутствующие, на самом деле убеждали они президента, Коломнин к Дашевскому и повернулся. - Только экономика здесь не проходит. Мои хлопцы просчитывали. Колонки эти устаревшие. И даже просто для того, чтобы запустить их, потребуются дополнительные приличные вложения. А компания, напоминаю, и так по корму перегружена заемными средствами.
    - Вот я и говорю: трудно убеждать, когда говоришь на разных языках, Четверик позволил себе легкое раздражение. - Конечно, если банк, которого и мы, и мэр видим главным своим партнером, настолько не доверяет, мы можем поднапрячься, перекредитоваться в другом месте и вернуть вам полученные средства. Банк Москвы давно Гилялова обхаживает. Но...
    Он заметил, что переборщил: нетерпимый к любому давлению, тем более - на грани шантажа - Дашевский нахмурился.
    - А ведь Вячеслав Вячеславович не сказал еще о главном, - пришел ему на помощь Ознобихин. Он перехватил указку, подошел к одной из схем и, демонстрируя перед президентом полное знание деталей, уверенно ткнул в середину ее. - Правда, эта информация, что называется, подкожная, чрезвычайно конфиденциальная. Но, я думаю, здесь можно? То, о чем говорил Вячеслав Вячеславович, - это лишь два создаваемых блока: производство, которое, после того как компания возьмет над заводом полный контроль, будет выполнять роль обычного самовара. И - блок "ритэйл". То есть - распределение нефтепродуктов. Но... - Ознобихин сделал внушительную, вкусную паузу. - У компании - и мы это понимаем - изначальная ущербность: отсутствие собственного ресурса. Сегодня завод загружается "Лукойлом", "Татнефтью" и прочими. Вот потому-то втайне от конкурентов создается третий, ключевой блок - "абстрим". Уже сейчас ведется интенсивный поиск перспективных месторождений: в Астраханской пойме, в Сибири. И когда у компании - ключевого игрока на московском бензиновом рынке появится и собственная нефть, то и "Лукойл", и "Сибнефть" поежатся. А что такая финансовая подпитка значит для мэра, то не вам, Лев Борисович, рассказывать. Выборы-то очередные не за горами.
    - Лужок нас чуть не каждую неделю дрючит за медлительность, - поплакался Четверик. - Доложили, теперь сами не рады.
    - И представьте, Лев Борисович, - воодушевленно подхватил Ознобихин. - Что все эти финансовые потоки замыкаются на наш банк. Я тут подготовил прогнозную справку по доходности...
    - Кстати, насчет потоков, - голос Коломнина влился, как деготь в янтарный мед. - Что-то вы нас не больно ими балуете. Когда начинали кредитование, договаривались о двухстах миллионах оборотов на наших счетах. А по последней справке моих хлопцев и тридцати не наберется. Или это тоже - стратегический маневр?
    - Обороты потихоньку переводим. Не так быстро, как хотелось бы. К концу этой недели переведем еще пятнашку. Я уже подписал. Не это сейчас главное, Четверик отмахнулся от назойливого начальника УЭБ. - Мы хотим, чтоб банк не просто обслуживал счета и проекты. Нам нужен мощный партнер. Подумайте, Лев Борисович, почему бы вам не купить блокирующий пакет акций компании. С Лужковым в принципе такой разговор был. А Гилялов, тот вообще спит и видит с вами породниться. Представляете: наш ресурс и ваша финансовая мощь...
    - Но это пока разговор на перспективу, - рассудительно перебил Ознобихин, заметивший усилившуюся от такого напора настороженность президента. - Тут надо двигаться поэтапно.
    - Что ж. Так и будем двигаться, - Дашевский поднялся, подняв тем и остальных.
    - Это?.. - Четверик показал на развешенные схемы.
    - Оставьте. Поизучаю. А насчет остального: готовьте предложения и - через Николая Витальевича. Начнем прорабатывать. Процесс сращивания - дело не одного дня.
    Он пожал руки обоим, сделав одновременно жест Коломнину остаться. Ознобихину это не понравилось.
    - Пока, ретроград, - как бы прощаясь, он снисходительно потрепал плечо начальника УЭБ. - Твоя б воля, всех крупных клиентов разогнал.
    И, почтительно поклонившись тонко прищурившемуся президенту банка, вышел вслед за Четвериком.
    - Лев Борисович! Должен все-таки сказать... - Коломнин начал подниматься. Но Дашевский жестом осадил его на место.
    - Не хуже тебя все вижу, - в своей стремительной манере перебил он. Только правда здесь не твоя, а Ознобихина: без риска на новые рубежи не прорваться.
    Переполненный происшедшим разговором, быстро заходил по кабинету.
    - В главном они с Четвериком правы. Засиделись мы, увы! Создавали чисто банковский бизнес. В приватизации не поучаствовали. Потому холдинга толком до сих пор не имеем. За счет этого всем проигрывали: Березовскому, Потанину, даже Виноградову. А здесь в самом деле шанс: компания-то задумана как большой Лужковский кошелек. Да что кошелек? Кошелек - это "Система". Здесь - бумажник! Тут не только деньги. Тут ворота в такую политику, к какой прежде подступиться не могли. Это шанс разом через черт знает сколько ступенек прыгнуть. Шанс, которым не бросаются! -брусничные глаза Льва Борисовича излучали азарт и нетерпение.
    - А если все-таки не срастется? - упрямец Коломнин физически ощутил неудовольствие президента. Но решился закончить. - А что если завтра планы Лужкова изменятся? Или Гилялов решит переметнуться? Это ж в нефтяном мире известный кидала. Еще замминистра будучи всех накалывал.
    - Против Лужкова не пойдет. Ему больше не за кого спрятаться.
    - Допустим. А что если - убрали Лужкова. Наконец, умер! Смертен же он! И с чем мы останемся? Худо-бедно сорок миллионов выдали. И еще десятка на подходе. И даже поручительства завода до сих пор нет.
    - Вот и обеспечь! - недовольно потребовал Дашевский.
    - Трудно добиться, если они чуть что за вашу спину прячутся.
    - Так не позволяй!
    Коломнин поднял глаза: Дашевский, хоть и улыбался, но не шутил.
    - Каждый из нас, Сергей, должен делать свое дело, - отчеканил он. - Мое это стратегия. А ты делай то, за что деньги получаешь: жми на них, сволочей.
    - Так если!...
    - И ничего! Дальше жми. Я тебя обматерю, если переберешь лишку. А ты опять прессингуй. Накажу и - престрого! А ты - знай, свое. Работа твоя такая.
    - Стало быть, поручительство выбиваю?
    - И счета переводить требуй. И поручительство. Недельку только дай очухаться, раз уж я обещал. А если не сумеешь, вот тогда всерьез спрошу. Что ухмыляешься? - Завидую Ознобихину. Кредиты выбивает он. А ответственности за возврат никакой.
    - Правду говорят, что узковато стал мыслить, - с удовольствием уличил Дашевский. - Со всеми перессорить меня хочешь? Дело таких, как Ознобихин, самое что ни на есть важное, - деньги в банк приносить. И потому во всяких конфликтах я изначально его сторону держать буду. Коломнину было, конечно, что ответить. Но некому. Насупившийся, переполненный эмоциями Дашевский не был расположен выслушивать какие бы то ни было оправдания. Коломнин поднялся:
    - Разрешите идти?
    - Куда это ты собрался? - подивился президент. - Я еще и к разговору не приступил. Вот сейчас, к примеру, поступила чрезвычайно тревожная информация из Томильска по должнику нашему - компании "Нафта-М". Я бы от тебя это узнавать должен. А ты, гляжу, опять не при делах. - Как раз сегодня доложили.
    - А должны были не сегодня, а неделю назад! - он прервался, слегка смутившись: припомнил, видно, где был Коломнин за неделю до того. - Стало быть, такая фамилия - Фархадов - тебе знакома?
    - Немного.
    - То-то что немного! А обязан досканально знать. Один из открывателей нефти в Сибири. Герой Соцтруда и прочая дребедень. Но к тому моменту, как рынок этот "рубить" меж собой в девяностых принялись, прежнее влияние потерял. Однако обидеть "деда" не захотели. Он для нефтяных генералов что-то вроде патриарха. И за прежние заслуги передали ему в районе Томильска уютненькое месторожденьице, - на хлеб, так сказать, с маслом. Говорят, по личному требованию Вяхирева и Гилялова. Оба как бы его ученики. Поначалу неплохо взялись. Инфраструктуру обустроили. Наш томильский филиал активно их кредитовал. Рассчитывали через Фархадова этого с Вяхиревым "завязаться". Но не получилось. Амбиций у старика с избытком, а вот влияние прежнее - тю-тю. А теперь у них какие-то, сигнализируют, сбои. И - пресерьезные. Задержки платежей, растущая задолженность перед поставщиками. Да и дед постарел. Семьдесят четыре стукает. А кредитных наших денежек там уже больше пяти миллионов зависло. Через два месяца срок возврата. - Уже дал команду Седых срочно вылетать и на месте разобраться в причинах.
    - Какой там Седых? - огрызнулся Дашевский. - Набрал шпаны из ментов. Кроме тебя самого, баланс толком прочитать не умеют
    - Почему? Богаченков, к примеру, - превосходный экономист.
    - Богаченков?! Кстати припомнил. Кто это такой?
    - Старший группы по пластиковым...
    - Да знаю! Кто такой, спрашиваю, что позволяет себе банковский бизнес ломать? Вот новая докладная на него.
    - В подразделении нет учета, а значит, и контроля за доходами. Богаченков пытается его восстановить. Отсюда и жалобы.
    - Учета! Рассуждаешь тут, как...бухгалтер. Тебе известно, какую прибыль приносят они банку?
    - Это-то всем известно. А вот сколько банк недополучает...
    - Неделю - Богаченкова заменить! В кадры команду я уже дал. Не умеет ладить с людьми - плохой, стало быть, менеджер. Да и тебе бы призадуматься не мешало! Ведь конфликт за конфликтом. Я тебя в главном, конечно, подпираю. То, что банку предан, знаю и ценю. Но разводить подозрительность не позволю. Короче! - Дашевский заметил протестующий жест Коломнина. - Дискуссию прекращаю. Сам вылетай в Томильск. С собой можешь брать кого хочешь. Надо неделю - сиди неделю. Две - так две. Задача - оглядись на месте: может, пока не поздно арестовать все к чертовой матери, да и - распродать? Заслуги заслугами, а денежки кровные возвращать надо.
    В предбаннике навстречу Коломнину поднялся поджидавший его в сторонке Богаченков.
    - А, Юра! - невольно смешался Коломнин. Богаченков держал полиэтиленовую папочку с вложенным внутрь единственным листом. И нетрудно было догадаться, что это такое, - заявление об увольнении: похоже, какой-то рьяный кадровик уже довел до парня решение президента банка. - Сам только что узнал. Давай-ка присядем. Судя по страстям, много накопал?
    Богаченков кивнул.
    - Ну, так и составь докладную записку. Я попробую начальника банковского аудита уломать туда влезть. Любое дело надо доводить до конца. Чтоб не зря. А сам ты... Знаешь? Кого из нас жизнь не кидала? Если б все и всегда по справедливости делалось, так и наша служба была бы не нужна. Понимаешь?
    Богаченков бесстрастно промолчал, явно выжидая паузу, чтоб передать на подпись заявление. Коломнин вгляделся в надежнейшего, откровенно симпатичного ему парня, изо всех сил пытавшегося не выказать бушевавшую в нем обиду. Еще бы не обидеться! Поступали с ним несправедливо. Причем, что особенно досадно, походя несправедливо. Не вникая, не разбираясь. Исключительно по признаку целесообразности: выгода от пластикового бизнеса виделась Дашевскому несоизмеримой с той пользой, которую мог бы принести безвестный безопасник.
    Складка на губах Богаченкова Коломнину категорически не нравилась. Он знал эту складку. Богаченков - низкорослый, тщедушный, с жидкими пегими волосами был из редкой категории людей, поразительно неконфликтных, можно сказать, покладистых. Но не дай Бог было добраться до того, что скрывалось под первым, мягким, даже рыхлым пластом. Причем происходило это всегда внезапно и непредсказуемо. Богаченков взрывался разом: словно упрятанная в земле мина.
    За два месяца до того он приобрел подержанную "девятку" - первую свою машину, о которой в тайне мечтал. Едва ли не на второй день счастливый обладатель подъехал заправиться на АЗС. Утренняя бензозаправка пустовала. Лишь на парапете меж колонками сидели двое кавказцев с пивом. При виде подъехавшей "девятки" оба нехорошо оживились. И как только Богаченков вышел из-за руля, почувствовал сзади лезвие, впившееся в шею.
    - Все дэлаем спокойно. И будешь жить. Садысь назад за руль.
    Аргумент был более чем серьезен. Богаченков послушно опустился на сидение. На месте пассажира уже обосновался второй грабитель, вертлявый и низкорослый. С победительной ухмылкой принялся рассматривать он побледневшего водителя. Его приятель с ножом, приставленным к аорте, устроился сзади.
    Он-то и подавал команды, сопровождая их для убедительности легкими покалываниями.
    - Значит, так. Давай техпаспорт.
    Богаченков безропотно вынул и передал соседу техпаспорт.
    - Давай ключи.
    Глумливый маленький кавказец, требовательно перевернувший ладонь, нравился Юре все меньше и меньше. ("Шибздик вроде меня, а туда же!"). Но как разумный человек он понимал, что потерять машину, хоть и дорого, но дешевле, чем жизнь. Богаченков положил ему на ладонь ключи.
    - Тэперь встаем и выходим. Он садится за руль. Мы с тобой отходим на десять шагов вперед. Он подъезжает. Я сажусь. Мы уезжаем. Ты остаешься. Живой. Тебе удача. Дернешься - зарэжу, как барана! Понял?
    - Чего не понять? - Богаченков приоткрыл дверцу, собираясь выбраться.
    Но сидящий рядом, вероятно, вдохновленный безропотностью жертвы, озарился новой мыслью. Он придержал Богаченкова за плечо.
    - Куда пошел, шкет? Сначала выверни карманы!
    И тут совершенно внезапно, в том числе и для себя, Богаченков, у которого, если честно, денег-то при себе было едва на пятнадцать литров бензина, остервенел:
    - Ах ты, паскуда! Машину отбираете. Так тебе еще и по карманам пошарить не заподло! Крохобор!
    И с ходу влепил кулаком в побелевшие от внезапного испуга губы. Что-то принялся угрожающе выкрикивать задний. Богаченков чувствовал боль от входящего в шею острия. Но теперь это все для него стало как-то неважно. Ухватив соседа за шиворот, он продолжал наносить ему беспорядочные удары, яростно что-то выкрикивая. Послышался звук тормозов - перед бензоколонкой остановились сразу две машины.
    - Пошли, слушай, жлобина! - выкрикнул "задний" кавказец. Но перед тем, как выскочить, с чувством врезал собственному подельнику кулаком по затылку. Оно и понятно: за эксцесс исполнителя надо платить.
    Бросив на "торпеду" ключи и техпаспорт, вывернулся и выскочил побитый соучастник.
    Распаленный Богаченков рванул было следом. Но, едва отбежав от машины, почувствовал слабость. А когда прикоснулся рукой к шее, увидел, что ладонь наполнилась кровью.
    В Первой градской больнице, куда он доехал сам, врач, зашивая колотую рану на шее, сообщил между делом, что до аорты не хватило какого-то миллиметра.
    Таков был этот негромкий, очень основательный человек. Который, если говорил "да", то это было "да" до конца. К тому же Богаченков, помимо прочего, был превосходным финансистом, виртуозом замысловатых комбинаций. И терять его Коломнину вовсе не хотелось. - Погоди-ка! - внезапная идея овладела им. - Ты как будто сибиряк?
    - Лет пять там отработал, - недоуменно подтвердил Богаченков.
    - Так чего ты тут штаны просиживаешь?! - возмутился Коломнин. - Иди немедленно оформляйся. Мы же завтра с тобой в командировку вылетаем!
    В коридоре Коломнина караулила секретарша Ознобихина:
    - Сергей Викторович! Николай Витальевич очень просил заглянуть.
    Коломнин, раздосадованный происшедшим, хотел было отказаться, но дверь кабинета Ознобихина будто случайно распахнулась, и сам вышедший хозяин обхватил начальника УЭБ за плечи.
    - Старина! Надеюсь, не обиделся, что я тебя чуток опередил? - испытующе, в той же манере, что и Дашевский, он заглянул собеседнику в глаза. - В этом деле не только стратегия важна, но и тактика. Не мог я тебе, понимаешь ли, позволить в президента банка сомнения посеять. Слишком важен этот проект.
    - Для банка или для тебя?
    - А я себя от банка не отделяю! - отчеканил Ознобихин, кивая одновременно двум проходящим мимо начальникам департаментов. Проводив их нетерпеливым взглядом, вернулся к прежнему, дружески-снисходительному тону. - Надеюсь, ты тоже?
    - Коля, давай напрямую - чего ты от меня хочешь? Узнать, о чем договорились с Дашевским?
    - В том числе.
    - В таком случае докладываю: получил команду с поручительством пока не наседать. Можешь считать - нейтрализовал. Доволен?
    - Я тогда доволен буду, когда начальник экономической безопасности мне в этом проекте союзником станет. Потому что каждый раз бегать к президенту за поддержкой - это накладно. Я жилы рву, чтоб банк на новый простор вывести. А ты - как стоп-кран уперся. Думал, командой станем. Ну, хочешь, я тебе все бизнес-планы по Генеральной компании покажу? Просмотри тщательно, а через два-три дня спокойно обсудим.
    - Через два-три вряд ли. Я на две недели в Томильск улетаю.
    - К Ларисе?! - Ознобихин ошеломленно остановился. - Вот это ты молодец. По-взрослому!
    - Почему к Ларисе? - голос Коломнина разом просел.
    - Так она ж как раз в Томильске живет. Не знал, что ли? О чем же вы с ней?.. Ты даешь!
    - Слушай, Коля, - заалевший Коломнин решился. - Собирался как раз с тобой насчет Ларисиного мужа переговорить. Я тут по приезде прокачал: не зарегистрировано по Москве убийство Шараева. Не знаю, что и думать.
    Из приемной выглянула секретарша, озабоченно зыркнула вдоль коридора.
    - Николай Витальевич! Вас Лев Борисович срочно требуют.
    - И правильно, что не зарегистрировано. Шараева - это Ларисина фамилия. Она ее себе оставила, чтоб азербайджанскую не брать. А мужа - Фархадов, Тимур. Отец у него, между прочим, знаменитейший по Сибири нефтяник... Да иду, иду!
    И Ознобихин исчез в недрах приемной, оставив Коломнина в наиполнейшем обалдении.
    Выйдя на улицу, Коломнин с удивлением обнаружил, что давно стемнело: суматошный рабочий день растаял незаметно, как сахар в кипятке. С легким ознобом припомнил о предстоящем неизбежном разговоре с сыном. Теперь он был благодарен Панчееву, удержавшему его от первого, чисто эмоционального порыва. Такой разговор требует мудрой сдержанности. Конечно, Димка был близок к тому, чтобы всерьез оступиться, - ведь фактически речь идет о взятке. Но - лишь близок. Главное - не набрасываться сразу, не загонять парня в безысходность. Нужно только суметь найти и нужный тон, и нужные слова. Чтоб разговор этот остался один. Последний и - навсегда.
    И еще, чего жаждал он почти подсознательно, - чтобы дома не оказалось жены. Всякая попытка поговорить при ней с кем-то из детей оканчивалась ее неизменным вмешательством - причем в любой разговор она буквально врезалась и - гнала волну, как разогнавшаяся моторка меж тихими весельными лодками. Так что даже спокойная вроде беседа преображалась, покрываясь бурунами, предвестниками близкой бури. Бурей, то есть общим скандалом - с вскриками и взаимными обвинениями, за которыми терялось все доброе, - обычно и заканчивалось.
    Увы! Жена была дома. И, более того, по скорбной усмешке, с какой оглядела она появившегося мужа, стало ясно: она уже все знает. И она имеет мнение.
    - Дмитрий дома?
    - А где ж ему теперь(!) быть? - демонстративно повернувшись, жена вернулась на кухню, оставив впрочем дверь неприкрытой.
    Сын оказался в гостиной. Нахохлившись, забился он в глубокое кресло под торшером, с нераскрытой книгой на коленях.
    - Кажется, нам пора поговорить, - строго произнес Коломнин, еще раз давая себе слово быть сдержанным.
    - О чем?! - сын не отвел глаза. Напротив, прямо посмотрел на отца. И какая же волна неприязни и несдерживаемой обиды окатила Коломнина. Его невольно перетряхнуло.
    - Ты что, Дмитрий?!
    - Он еще спрашивает что? - послышалось сзади. - Постыдился бы. Ребенок первые самостоятельные деньги заработал. А родной папочка отобрал.
    - Да иди ты отсюда к черту! - заорал Дмитрий на мать, срываясь на фальцет. - Предупреждал же, чтоб не лезла.
    - Димка! На мать-то! - предостерег Коломнин, хоть самого нестерпимо подмывало ухватить ее за локоть и вышвырнуть из комнаты.
    - Да пошла она! Тоже достала. Во вы у меня где оба! - Дмитрий подбежал к матери и сделал то, о чем мечтал сам Коломнин, - решительно вытеснил в коридор и захлопнул дверь. Обернулся к оторопевшему отцу. - Скажи, что я тебе сделал? Только скажи! За что ты меня ненавидишь?!
    - Я?! - Коломнину начало казаться, что происходит это во сне. - Я - тебя?! Да ты о чем, Димка?
    - С четырнадцати лет ты меня гнобишь своим высоколобым презрением: не то делаю, не там учусь, не о том думаю! Я уж и забыл, когда видел что-то, кроме твоего вечного презрения! Но теперь-то за что! Это мои деньги. Я их заработал! Понимаешь ты? Я - сам.
    - Вообще-то заработал - это несколько иное. А когда ты на имени банка спекулируешь...
    - О-о! - сын завыл. - Опять за свое! Да что ж ты действительно такой тупой?! - Дмитрий, я пытаюсь поговорить по-доброму, но ведь могу...
    - Чхал я на то, что ты можешь! Не застращаешь. Банк! Служение! Достал! Да разуй зенки! Все в банке гребут под себя. Делают деньги. Где могут и как могут!
    - Полагаю, все- таки - не все.
    - Не все! Ты - нет. Вбили в тебя в твоем МНДВ (сноска - сленговое от МВД) инстинкт сторожевого пса: охраняй хозяйское, пока не сдохнешь. Или пока сам хозяин не прибьет за чрезмерное рвение. Но и я не ворую. Понимаешь? Ни у кого ни цента. Я просто "сделал" эти деньги там, где другой бы их не нашел. И что же, скажи на милость, здесь такого, что родной отец?...
    - Не забывай, это я тебя все-таки в банк привел.
    - Ты! Все ты, - согласился сын. - Вот это и есть главное. Испугался, как бы твое имечко не замарали.
    - Наше имя!
    - Да нет, твое! Потому что я твоими благодеяниями сыт по горло и завтра же подам заявление об уходе. Так что не извольте беспокоиться! На вас и тень не упадет. И вообще, - он поколебался. Даже передумал было, но все-таки, хоть и тихо, закончил. - Не хочу с тобой больше ничего общего иметь.
    - Даже так? - выдавил Коломнин. Он понимал, что надо что-то делать. Объясниться. Попытаться убедить. Но не было сил ни на уговоры, ни на крики. Как знаешь. Далеко, похоже, зашло. Скажи только, зачем тебе эти деньги понадобились? Вот так, разом. Разве мы тебе в чем-то отказывали?..
    - А вот затем. На квартиру, к примеру, собрать хотел, понимаешь? Чтоб... лиц ваших с матерью не видеть.
    - Мать-то тебе чем не угодила? Кто-кто...
    - Да идите вы!.. Вы ж оба ядом пропитаны, так ненавидите друг друга. Думаешь, не видно? Вот скажи, чего живете вместе?
    - Хороший вопрос.
    - Да нет у меня вопросов, - осунувшееся лицо отца несколько остудило парня. - Все равно как угодно добуду деньги, но - уйду из дома!
    Махнув рукой, повернулся и выбежал в спальню. В гостиную тотчас ворвалась жена:
    - Доволен? Довел парня до точки? Отец называется. Другие отцы за детей насмерть стоят. А этот...Ну что с того, что мальчишка немножко денег бы подзаработал? Кому от этого хуже? - Да пойми ты, курица! Нельзя начинать жизнь со взяток. С них начнешь, ими и кончишь!
    - О господи! Говорить с тобой - как под водой кричать. Сорок два года и полный идиот. Что теперь делать-то собираешься? Ты ж сына так потеряешь. А мне как с тобой жить после этого? Вот скажи, как ты нам с детьми в глаза смотреть после этого будешь?
    - Пожалуй, что уходить мне надо из дома, - всего минуту назад Коломнин и не помышлял об этом. А, выговорив, понял, что решение созревало в нем давно. Все равно как мы живем - это не жизнь.
    - Опять? - съязвила жена.
    - Да нет, окончательно надумал. В чем-в чем, а в этом он прав: чего в самом деле мучим друг друга? Квартиру, само собой, вам.
    - Это даже не обсуждается. А детей, стало быть, на мои плечи?
    - Детей?.. Да есть у меня на книжке деньги. Куплю Дмитрию квартиру, раз так рвется.
    - Двухкомнатную! - потребовала жена.
    - Двухкомнатную? Так это, считай, все, что у меня отложено... - Коломнин задумался. Но не о том теперь голова болела. - Что ж? Пусть двухкомнатную. Проживу на даче.
    Дачу эту на берегу Истры он уж лет пять отстраивал, где сам, где чужими руками, но - своими деньгами. В последнее лето выложил печку. До весны перекантуется.
    - Даже так? Что ж, вольному воля, - жена обескураженно покачала головой. Силой держать не стану. Ишь, как допекло-то! Или сударушку какую завел?
    Она ухмыльнулась презрительно.
    - Завел. И тут же потерял, - дернул черт за язык Коломнина.
    Лицо Галины, до того несколько потерянное, исказилось яростью.
    - Дачу тоже отдашь! - отчеканила она. - У нас еще дочь растет. А на баб своих заработаешь!.. Ты что это улыбаешься, кобелюга?!
    - Разве? - удивился Коломнин. - Так, подумалось.
    Ну не говорить же в самом деле, что представилась ему вдруг Лариса, и такое томление почувствовал в предвкушении встречи, что хоть пешком беги аж до самой Сибири.
    - У меня утром самолет. Пожалуй, соберусь прямо сейчас, да и поеду в аэропорт. Все равно не засну. А вещи, какие отдашь, приготовь, - заберу по приезде, - попросил Коломнин.
    Не было в нем ни задиристости, не попыток выяснить отношения. Одна глубокая опустошенность.
    И оттого поняла Галина, что не очередная у них размолвка. А заканчивается сегодня двадцатилетняя полоса жизни. И впереди - должно быть, одинокое старение. Схлынули в никуда приготовленные изощренные насмешки, на которые за годы семейной жизни стала мастерицей. Опустилась в кресло и - тихонько завыла.
    Томильск. Лицезрение патриарха
    В аэропорту Томильска Коломнина и Богаченкова встретил управляющий местным филиалом Симан Ашотович Хачатрян - хрупкий молодой человек с косматой и массивной, предназначенной для другого тела головой.
    - Рад, что именно вы приехали, - он с чувством пожал руку Коломнина, не обратив внимания на мнущегося Богаченкова. Как и многие менеджеры новой банковской волны, в вопросах субординации был он чрезвычайно щепетилен. Во всяком случае стоящему в некотором отдалении шоферу - мужчине лет пятидесяти он лишь коротко кивнул в сторону сумки начальника управления экономической безопасности. Сам же, похватив Коломнина под локоток, повлек его к выходу.
    Богаченков безропотно поволокся следом.
    - Так почему же рад именно мне? - Коломнин, выйдя из здания, поспешно прикрылся шарфом от обрушившейся поземки.
    - Так ситуация как бы совершенно нестандартная. Чтоб глубоко разобраться, особые тонкость и деликатность нужны. А вам их не занимать.
    - Что, Симан, вляпался по самое некуда? - без труда сообразил Коломнин, уж больно дубоватым оказался комплимент.
    - Это не совсем верная формулировка, - со вздохом отреагировал Хачатрян и поспешно, оттеснив водителя, распахнул перед гостем дверцу банковского "Вольво". - Тут важно оценить перспективы в целом. Мы сейчас сразу проскочим в "Нафту-М" - я уже договорился о встрече. А по дороге попытаюсь самое основное довести. Буквально пунктиром.
    - Ну, если только пунктиром, - Коломнин прильнул к окну, торопясь разглядеть новый город до того, как окончательно стемнеет.
    Странное впечатление производил старинный сибирский Томильск. Обгрызанный, то и дело ухавший ямами асфальт беспрестанно петлял меж деревянными, куце освещенными улочками, на которых выделялись немногочисленные двухэтажные дома с кирпичным низом. И вдруг - поворот, и перед тобой ликующий огнями особняк из тонированного стекла. Бок к боку еще один. Попузатестей. Явно гордящийся перед первым. За ним, на куцей тусклой площади - памятник бородатому, сильно смахивающему на удачливого браконьера мужику с надписью на постаменте "Покорителю Сибири Ермаку". Опять - поворот, и город ухается в полную, беспросветную темень, а асфальт и вовсе переходит в булыжную, щербатую мостовую, в низинах залитую грязью.
    - Третий год собираются асфальт класть. Деньги выделили. Но все никак. Мы вам вообще-то специальную экскурсию по городу запланировали, - Хачатрян не сдержал неудовольствия от того, что Коломнин, которого он торопился "нагрузить" информацией, бесконечно отвлекается.
    Причина невнительности объяснялась меж тем просто: то, о чем рассказывал с придыханием Хачатрян, Коломнин с Богаченковым успели изучить еще в самолете.
    Верхнекрутицкое газовое месторождение открыл когда-то сам Фархадов. И когда в начале девяностых в нефтяном мире начался дележ будущих вотчин, созданная Фархадовым компания "Нафта-М" в обход всяких конкурсов получила лицензию на его освоение. Общий объем подтвержденных извлекаемых запасов составлял ни много ни мало четыреста миллиардов кубометров газа. Лакомые эти цифры заставляли изумиться, как это топливные "генералы" за здорово живешь отломили эдакий кусище "сошедшему с весов" старику. Однако уже следующий вопрос: как глубоко лежит газ на данном участке? - разъяснял многое. Это были так называемые ачимовские отложения - с глубиной залегания более четырех тысяч метров. А это значило, что на их освоение необходимы были средства, исчисляемые в сотнях миллионов долларов, чего заведомо не мог раздобыть Фархадов. Впрочем, установить несколько буровых вышек и накачать из них некую сумму, достаточную на безбедную старость, было вполне реально. Ситуация переломилась, когда в 1996 году крупнейшая нефтяная компания страны "Паркойл" предоставила "Нафте-М" огромный кредит на сумму свыше сорока миллионов долларов. Кредит, правда, был товарным. И многое в истории с его выделением оставалось неясным. Известно было лишь, что пробил его не кто иной, как Гилялов, бывший в тот период вице-президентом "Паркойла". В результате капитализация "Нафты-М" увеличилась многократно. Так что банки наперебой стали предлагать Фархадову деньги. Появились значительные средства на освоение. И тут Фархадов повел себя по меньшей мере странно. Вместо того, чтоб пустить внезапные деньги на разработку одного, самого перспективного участка, где можно было бы быстро и по возможности дешево откачать приличный объем газа, он принялся за обустройство всей огромной территории месторождения. Бесконечные разведывательные, реконструктивные мероприятия быстро съедали едва появлявшиеся средства. Учитывая же объем предстоящих работ, до реальной отдачи, то есть до появления промышленных объемов было столь далеко, что нефтяные "генералы" меж собой только головами качали: старый покоритель Сибири либо выжил из ума, либо так и не излечился от гигантомании. Судьба месторождения казалась отныне ясна: скоро, когда деньги окончательно иссякнут, работы сначала приостановятся, затем и вовсе прекратятся. Построенное начнет приходить в запустение. "Что ж, мы все для него сделали, - тяжко вздыхали "генералы". - Но - свою голову не приставишь". Вздыхали, впрочем, с тайной сладостью, поскольку понимали: тот, кто после придет на разведанное и даже полуосвоенное месторождение, задешево отхватит "немеренный ресурс".
    Но, как видно, поторопились бывшие ученики зачислить престарелого учителя в число недоумков. Потому что, согласившись при "раздаче" без споров и упреков на "сухое" газовое месторождение, он один знал то, что разведал еще в семидесятых, но нигде тогда не зафиксировал, - на отведенной территории имелся могучий, исчисляемый на двести миллионов тонн запас высококачественного газоконденсата. Конечно, дотянуть его разом до магистрального продуктопровода возможности не было. Требовались серьезные вложения. И тут Фархадов нашел неожиданный вариант. Добываемый конденсат на машинах доставлялся до одноколейки, а оттуда - цистернами до ближайшего нефтеперерабатывающего завода. Получаемых таким образом денег по масштабам месторождения было немного, но их хватало на расчеты с рабочими, закупку оборудования. И - работы продолжались: месяц за месяцем, год за годом. Так что уже начала вырисовываться в беспробудном, казалось, тумане перспектива врезки в заветный продуктопровод, до которого оставалось дотянуть нитку километров в двадцать. И те же нефтяные "генералы" все чаще косились друг на друга, выискивая лоха, за здорово живешь отдавшего золотую жилу немощному старику.
    Однако за последние два года начали сбываться самые мрачные прогнозы: работы резко застопорились. Во всяком случае из необходимых двадцати километров едва смонтировали пятнадцать.
    Но об этом как раз словоохотливый Симан, всю дорогу певший осанну гению сибирского патриарха, старался лишний раз не упоминать. И Коломнин распрекрасно понимал почему.
    Томильский филиал был создан пять лет назад. Главная же задача всякого вновь открываемого банковского филиала "раскрутить" обороты. Основной способ привлечь на обслуживание как можно больше крупных клиентов. Если ты не сумеешь сделать этого, то филиал попросту закроют как нерентабельный, а истраченные средства спишут на убытки. Сложность и в том, что все эти клиенты в регионе "считанные" и, как правило, давно распределены между другими банками. И тогда открывается сезон охоты. Клиента обхаживают, идут даже на прямые убытки, предлагая условия обслуживания на порядок для него более выгодные, чем в других банках. О таких мелочах, как подношения к Дню рождения, именин, на пасху, к Дню российского флага и проч., и говорить не приходится. Но главное оружие в борьбе за перевод счетов - кредитование. Главное - но и рискованное. Клиент, ощущая себя желанной невестой на выданье, привередливо навязывает свои условия, иной раз заведомо неприемлемые. Пройти по лезвию ножа, не потеряв его, но и не перейдя грань разумного риска, за которой - опасность невозврата, - это особое искусство. Молодой Симан этим искусством, похоже, обладал. Во всяком случае за пять лет работы филиал разросся и стал одним из банковских лидеров в Томильской области. И первой крупной его акцией, положившей начало успехам, стала выдача кредита "Нафте-М", от которой другие банки тогда еще откровенно шарахались. Хачатряна расхваливали, премировали, приводили в пример как образец разумной кредитной политики. Но он-то, оббившийся за эти годы в банковских кулуарах, познал цену слова. И понимал, что как только у любого из его клиентов возникнут финансовые проблемы, руководство банка тут же потребует немедленно взыскать долг. С этого момента интересы банка в целом и его подразделений на местах в корне расходились. Для центрального офиса главное это вернуть вложенные деньги, для филиала - не упустить возможность продолжать зарабатывать.
    А потому филиал в таких случаях делает все, чтобы оттянуть силовое решение в надежде, что клиент выправится. Так что зачастую информация доходит до службы Коломнина, когда сделать уже ничего нельзя, - фирма развалилась окончательно, а сколь-нибудь ценное имущество разобрано более расторопными конкурентами.
    - Так почему все-таки резко застопорились работы по строительству продуктопровода? Почему опять не выплачены проценты?
    Коломнин требовательно посмотрел на Хачатряна. Тот покраснел: самолюбивый Симан не любил, когда его обрывали. Да еще - неприятными вопросами.
    - Есть проблемы, - процедил он. - На самом деле начались два года назад, когда убили сына Фархадова. Сам-то Салман Курбадович - человек из бывшего времени. Хоть и мощный. А вот сын - тоже нефтяник - очень был толковый мужик. Он-то в основном на себе экономику и тащил. И идея эта подрабатывать на газоконденсате, чтоб достроить продуктопровод, - тоже его. А как погиб, основную нагрузку на себя приняли зять - вы с ним сегодня познакомитесь, такой Казбек Мамедов, и финансовый директор Мясоедов Григорий Александрович. Гонору у обоих с избытком, - Симан злопамятно скрипнул зубами, - а вот по-настоящему, так, как раньше, - не получается. А главное - сам Фархадов резко подсел. Он ведь все под сына создавал. Гордился, как ну, не знаю.... Что-нибудь надо, придешь и - давай сына нахваливать. Тут же расцветет и все даст. Ну, прямо ребенок! Инфаркт перенес. Едва выходился.
    Он ощутил скепсис, с которым слушал московский гость, и спохватился, что наговорил лишнего.
    - Но теперь все в порядке! Возраждается. И дело пошло. Так что даже не думайте - кредит они вернут. Всех задач-то - достроить пять километров "нитки". Банку сейчас главное - перспективного клиента не потерять. Тем более, что мы с ним столько лет бок о бок. А желающих перехватить - ого сколько! Только зевни варежкой! Потому что понимают - как только Фархадов достроится и врежется в магистраль - просто-таки море разливанное начнется.
    - Может, и начнется, - не стал спорить Коломнин. - Скажи-ка лучше, как погиб сын Фархадова. Может, отсюда и выходы на их сегодняшние проблемы?
    - Погиб в Москве. Но кто как, - пустого звону много. Какие Салман "бабки" вложил в расследование, - сказать страшно. Вся ментовка приоделась. А толку чуть.
    - Но хоть кому выгодно было?! - полюбопытствовал отмалчивавшийся дотоле Богаченков.
    - Всем! - грубо обрубил Хачатрян, демонстративно обращаясь к Коломнину. Грешили, правда, на чечен. Мощная у нас по области группировка, узкоколейку держат. Но как ни крутили их рубоповцы, следов так и не надыбали. Так что если бы Салман не продолжал ментов "паковать", давно все и думать забыли. Он ведь до сих пор верит, что раскроют.
    - А другие нет?
    - Какое там! Одно слово - ментура. Только "бабки" тянуть сильны... О, похоже, добрались. Машина сделала очередной зигзаг, и из полутьмы и жижы зимнего древесного Томильска выкатила внезапно на залитый светом трехэтажный тонированный офис, - эдакий маленький Газпром, отгороженный от хмурой повседневности ажурной решеткой.
    - Любят понт, - Симан отметил изумление Коломнина. - Азербайджанцы - чего с них взять.
    Впрочем сам армянин Хачатрян недавно отгрохал новое здание филиала прямо в помещении прежнего дворянского собрания, числящегося среди исторических достопримечательностей. И теперь ежедневно, входя на работу меж ионических колонн, приятно алел от удовольствия.
    Вышедший охранник дополнительно осветил номер, сверился со своим списком и - взмахнул рукой. Ворота разошлись, и банковская "Вольво" въехала на нежную брусчатку.
    Симан вытащил из багажника огромный куст роз.
    - Праздник у них. Фархадову сегодня семьдесят четыре стукнуло. Так что, считайте, - удачно попали: с корабля на бал. Мы с вами, Сергей Викторович, здесь вылезем, а экономиста вашего шофер прямо в гостиницу отвезет. Сегодня официоз: так что исполнители не понадобятся.
    Привычным взглядом окинул застывшие у бордюра иномарки:
    - Фархадова пока нет!
    Пригляделся:
    - Ого! Похоже, все банки собрались. Так и норовят отбить.
    Выверяя эффект от сказанного, глянул на гостя. И - разочарованно насупился.
    Слушал его Коломнин, сказать по правде, через ухо. Все время от аэропорта он помнил, а с момента, как въехали на территорию компании, ни о чем другом толком не мог думать: вот-вот он увидит Ларису. Даже приложил незаметно палец к виску: вена отчаянно пульсировала.
    На втором, директорском, этаже, куда поднялись они, царила праздничная суета: кабинеты были раскрыты, и меж ними сновали принаряженные, благоухающие парфюмом женщины. Мужчины курили по углам, с деланным безразличием переговариваясь на отвлеченные темы. Но то один, то другой подходил к окну, вглядываясь в темноту. Хотя, конечно же, охране была дана строгая команда предупредить о приезде Фархадова.
    Центром оживления и местом, куда беспрестанно заглядывали сотрудники, была приемная, где распоряжалась всем и всеми решительная, утомленная всеобщей нерадивостью и бестолковостью секретарша. Надменная и неприступная, как все ценимые, вхожие к большому начальству секретарши.
    При виде цветущего от удовольствия Симана она кисло улыбнулась:
    - Скоро обещал быть. Пройдите пока в Зал заседаний. Когда появится, приглашу.
    - Фархадов недоволен банком, - чутко расшифровал ее холодность Симан, выходя из предбанника. - Обиделся, что мы требуем срочного возврата денег.
    - А он хотел, чтоб мы поднесли их ему на День рождения?
    Хачатрян хоть и смолчал, но позволил себе искоса зыркнуть: ирония в отношении крупнейшего клиента ему не понравилась.
    В Зале заседаний, используемом сейчас как Зал ожидания, скопились люди. Наряду с холеными юношами с такими же, как у Хачатряна, букетами, много было бородатых, неухоженных мужиков в дорогих, но неловких на них "тройках", бригадиры с буровых, управляющие филиалами, подрядчики. У некоторых костюмные брюки были заправлены прямо в унты. Оживление среди них носило, как показалось Коломнину, характер несколько искусственный. Из-под него угадывалась общая озабоченность. Появление Симана почему-то вызвало среди присутствующих интерес. Его окружили. Оттиснутый Коломнин оказался предоставлен себе. Стены по периметру были увешаны вставленными в рамки фотографиями. И на всех запечатлен был в разные годы своей жизни и в разных обстоятельствах Салман Курбадович Фархадов - открыватель сибирской нефти.
    Одна из них особенно привлекла внимание Коломнина. Сидящий у костра тридцатилетний южанин в робе и болотных сапогах с горячечным взглядом, нетерпеливо устремленным сквозь камеру в тайгу.
    - Впечатляет, точно? - к Коломнину подошел невысокий широкоплечий человек. Как и остальные, был он в костюме. И костюм как будто подогнан по коренастой фигуре. Но только при каждом движении возникало ощущение, что как только двинет он плечищами чуть поэнергичней, тут же послышится треск сукна. Да и самому ему, видно, так казалось, потому что то и дело неуютно подергивался. Подошедший с удовольствием вгляделся в фото. - Огромного масштаба человечище был.
    - Был?!
    - Ну, то есть это же на пике, когда он только шел к цели. И как шагал!.. Нет, и сейчас крупно дышит. Да сам убедишься. Просто иная жизнь настала. Так сказать, обыденность. Понимаешь? Из былины в повседневность, в сию, можно сказать, минутность - это всегда непросто. Он повел шеей, нервно поддернул узел галстука.
    - Достало, еж твою! Как в хомуте. Кстати, Резуненко мое фамилие. Виктор.
    - Коломнин. Из банка "Авангард".
    - Догадался. И даже знаю, с чем приехал. Потому и подошел. Разговор к тебе имею. Можно сказать, конфидансный. Насчет "Нафты".
    - Симан Ашотович не помешает? - Коломнин заметил, что встревоженный Хачатрян принялся пробираться к ним.
    - Может, и нет, - Резуненко изобразил легкую заминку, из которой стало ясно: лучше все-таки тэт на тэт. - Давай так. Тебе когда на мозги как следует накапают, отзвонись. Подброшу информации. Он всунул визитку и, махнув с безразличной приветливостью подоспевшему Симану, отошел к поджидавшей в стороне группе.
    - Чего он хотел? - неприязненно поинтересовался Хачатрян. - Небось, гадость какую на Фархадова лил?
    - Да нет. Наоборот.
    - Значит, темнит. Он при Тимуре "Нафте" поставлял трубы для бурения. А год назад отодвинули, - передали заказ "дочке" Паркойла. Сам понимаешь, - другой уровень связей. Вот и злобствует. Много этих обиженных. А у кого их нет? Кто дело делает, на того всегда компромат сыщется. Только развесь уши, - такого напоют!
    Симан аж побледнел от негодования, - то ли о Фархадове говорил, то ли о себе.
    - Приехал! Приехал! - послышались выкрики. Кто-то из самых ретивых побежал вниз.
    Приободрились и в Зале ожидания. Банковские юноши принялись встряхивать букеты. Буровики и подрядчики потянулись к приготовленным коробкам.
    Но оживление вспыхнуло разноголосицей у открывшегося лифта, прошумело мимо и затихло в приемной. Прошло еще с пять минут, пока в Зал вошла секретарша, нашла Хачатряна:
    - Симан Ашотович! Вместе с московским товарищем пройдите к Салман Курбадовичу.
    Взглядом подавила легкий ропот:
    - Остальным поздравляющим велено подождать.
    Под завистливыми взглядами конкурентов зардевшийся Симан, подхватив Коломнина, устремился через приемную, заполненную сотрудниками, в заветный кабинет президента компании.
    Меж двойными дверями Хачатрян глубоко выдохнул и впорхнул в объемистый кабинет - весь из себя в лучезарной улыбке . Не задерживаясь у входа, он немедленно, мимо орехового овального стола для совещаний, устремился в дальний угол, где в глубоком кресле восседал седоволосый, с дикими, будто куст крыжовника, бровями старик. Коломнин, только отошедший от его прежней фотографии, не мог не заметить, что голубые пронзительные глаза за прошедшие годы изрядно выцвели. Но это и не были стариковские глаза: в них достаточно еще оставалось и голубизны, и угадывающейся грозности.
    Чуть сзади, справа и слева от кресла, вырисовывались два мужских силуэта, подчеркнуто строгих в своей неподвижности, - будто почетный караул.
    В отличие от Зала заседаний, здесь на стене, прямо за креслом президента, была лишь одна фотография - о чем-то задумавшегося молодого красивого азербайджанца. Не трудно было сообразить, что это и есть Тимур. В нем не чувствовалось неистовости отца. Но угадывалась так ценимая женщинами мягкая уверенность. Глядя на него, Коломнин с тоской понял, как должна была любить его Лариса. И лишний раз подумал, что их встреча в Тайланде скорее всего была лишь эпизодом для отчаявшейся без любимого женщины.
    Впрочем, эта фотография не была единственной в кабинете.
    Многочисленные - по стенам - шкафы наряду с кубками, медалями, сувенирами оказались заполнены цветными фото, на которых нынешний Фархадов был изображен в окружении знаменитостей: Фархадов, принимающий орден от Горбачева; Фархадов и Ельцин - во время поездки последнего по Сибири; Фархадов в окружении приглашенных из Москвы кинозвезд; Фархадов и Вяхирев, обнявшись, в Газпроме. Одна привлекла Коломнина особо: Фархадов и Гилялов. Чуть сзади расположились еще несколько человек, среди которых, как всегда, хитровато улыбался Слав Славыч Четверик.
    Из некоторой забывчивости Коломнина вывел сладостный голос Хачатряна, который, подойдя вплотную к креслу, с чувством принялся произносить приличествующие случаю слова.
    - Ладно, ладно, давай без дежурных славословий, - осадил его Фархадов, сделав жест подняться из кресла. И тотчас стоящие сзади люди подхватили его под руки. Но не так, как подхватывают немощного старика. Казалось, это и не поддержка, а скорее очередной знак глубокого уважения. Впрочем руки оба убрали лишь после того, как Фархадов окончательно встал на ноги и даже разогнулся, с некоторым усилием преодолев пригнувшую с годами сутулость. - А это что с тобой за молодец?
    - Позвольте представить - Сергей Викторович Коломнин. Начальник банковской службы экономической безопасности. Тоже вот прилетел вас поздравить.
    - Ну, зачем может прилететь экономическая безопасность я и сам догадываюсь, - усмехнулся Фархадов, внимательно разглядывая гостя. - Но имейте в виду, хоть вы и любимый банк, - не дадите кредит: поссоримся.
    - Кредит?! - невольно переспросил Коломнин. Его задача была выяснить, как вернуть прежние деньги. Обсуждать выдачу новых - к этому он был не готов и потому невольно перевел взгляд на зардевшегося Хачатряна.
    - Может быть, этот разговор стоит перенести на завтра? Сегодня у вас такой день, - поспешно сгладил остроту ситуации тот.
    - Обычный день. Немножко неприятней, чем другие. Вот через год на семидесятипятилетие, если доживу, - тут да! Налетят. Даже сейчас подумываю, не махнуть ли недельки на две в тайгу по старой памяти? С ружьишком.
    - Да что ж это вы такое говорите, Салман Курбадович?! - неожиданным фальцетом возмутился высоченный пятидесятилетний мужчина с припухлым лицом. Это что, ваш личный день? Это для всей российской нефтегазовой отрасли праздник. Да что там? Для всей России.
    - Так что, дорогой дядя Салман, придется денек-другой пострадать! - охотно поддержал его и другой "караульный" - невысокий молодой азербайджанец. И речь, и движения его были быстры и порывисты. Причем всякая фраза, и всякое движение как бы наталкивались на предыдущие и оттого выглядели скомканными.
    - А уж насчет того, чтоб не дожить: и слушать-то неудобно, - огорченно зацокал и Хачатрян. - Да поглядите на себя: вы еще нас всех переживете. Каждый раз выхожу от вас и думаю: господи! Ну почему ты не дал мне толику той энергии, что бушует в Салман Курбадовиче. Это ж горы можно свернуть.
    - Так и сворачиваем! - напомнил ему высокорослый. - Какие горы под руководством Салман Курбадовича сворачиваем. И все трое, перебивая друг друга, заговорили.
    Коломнин, более привычный к скрытой, изощренной лести, принятой в банке, с некоторой растерянностью посмотрел на Фархадова и натолкнулся на встречный, следящий за его реакцией взгляд.
    - Будто дети малые, - посетовал Фархадов. - Не остановишь, так и будут галдеть. Ну, довольно пустых слов. Или полагаете, я за свою жизнь мало лести наслушался? И от каких людей! Начнете хвалить, на дело времени не останется. А мне за оставшиеся годы дело надо успеть сделать. Что с сыном начинали.
    Едва произнес он слово "сын", как остальные умолкли и разом перевели скорбные лица на фотографию.
    - Кстати, познакомьтесь с моими ближайшими помощниками, - припомнил Фархадов. Он подманил к Коломнину молодого азербайджанца. - Казбек Мамедов. Мой зять и продолжатель, можно сказать, дела.
    - Очень приятно, - поздоровался Мамедов голосом, в котором можно было найти все, кроме удовольствия. Своим видом он как бы давал понять: знаю, что приехал ты с неприятностью. Но обидеть дядю Салмана не дам!
    - А этот говорливый господин - наш финансовый бог.
    - Мясоедов Григорий Александрович. Финансовый директор. Рад буду служить, - рука Мясоедова оказалась наподобие большой, хорошо взбитой подушки.
    - Болтлив, как женщина. Но дело в общем-то знает, - не стесняясь присутствием сотрудника, охарактеризовал Фархадов. - Вот с ним завтра главный разговор будет. Он у нас все расчеты ведет. Думаю, миллионов пять-десять нам для начала хватит.
    От этих небрежных "пять-десять" Коломнина бросило в краску, и он даже собрался ответить некой умеренно язвительной фразой. Но тут дверь раскрылась, и с папкой в руках вошла секретарша.
    - Поздравительные телеграммы, - объявила она.
    - Ишь сколько. Делать людям нечего, вот что скажу, - неодобрительно поцокал Фархадов. - Уберите с глаз, Калерия Михайловна. Длинный палец его однако пробежал по пачке, как бы измеряя толщину, и даже слегка поворошил.
    - Есть и от Богданова. И от Алекперова. Само собой, от Гилялова, - чем хороша вышколенная секретарша, тем, что научилась отвечать на незаданные вопросы. - Простите, Салман Курбадович. Но там приглашенные заждались.
    Последняя, исполненная укоризны фраза Калерии Михайловны, почему-то была обращена к Хачатряну.
    - Подождут, никуда не денутся. Все готово?
    - Как вы приказали - накрыто в Нефтяном доме, - подтвердил Мясоедов. Лично проследил.
    - Хорошо. Тогда отвезите всех туда. Я попозже. И вас приглашаю, обратился он к Коломнину. - Откажете - обидите.
    - Не откажу, - в тон ему кивнул Коломнин. И тут же ощутил недовольство присутствующих: видимо, сказанное выглядело здесь дерзостью.
    - Да! Салман Курбадович, - напомнила о себе секретарша. - Звонила Лариса Ивановна. Просила передать, что приехать в Нефтяной дом не сможет.
    - Как это не сможет?! - взволновался Фархадов. - У меня День рождения. А любимая невестка не сможет. Нет уж! Мой праздник - ее праздник. Вот ведь упрямая женщина! Не может она! Знаю, у внучки грипп. Но надо же и развеяться. Молодая все-таки. А заперла себя эдакой затворницей. Никуда не вытащишь!
    Подозвал нетерпеливо Мамедова.
    - Езжай за Ларисой, Казбек. Скажи, я ...
    - Велел?
    - Зачем велел? Просил.
    - А если упрется? Знаете ее.
    - А если не уговоришь, так и сам не возвращайся! - и величественным жестом выпроводил недовольного зятя. - Остальных прошу в мою машину.
    - Что это за ерунда насчет нового кредита? - улучив момент, Коломнин придержал Хачатряна. - О чем здесь вообще речь? Они что, перекредитоваться хотят?
    - Да нет, именно новый. Им в самом деле нужны деньги, чтоб нитку до трассы дотянуть. Дотянут - сразу поток пойдет. А без этого и прежний долг не отдадут.
    И озабоченно увеличил шаг, чтоб не отстать от Фархадова, уже взятого в кольцо представителями "вражеских" банков.
    Как и следовало ожидать, Нефтяной дом оказался клубом, первый этаж которого был приспособлен под торжества. Обширный зал по периметру был уставлен "фуршетными" столами с закуской. Освобожденный для танцев паркетный центр сиял безупречной полировкой.
    К моменту приезда виновника торжества сами торжества шли вовсю. Во всяком случае общий вопль, встретивший вошедшего патриарха, был явно обильно подогрет. И не только холодными закусками.
    Приветствия на время заглушили даже голос с эстрады, на которой извивалась приглашенная из Москвы певица. Но лишь на короткое время. Обещанные деньги певица отрабатывала добросовестно, так что говорить приходилось, склоняясь к уху собеседника.
    Фархадов, дошедший до центрального, возле эстрады, стола приветственно взмахнул рукой, предлагая продолжить веселье. И очень скоро общий гул возобновился. Многие потянулись танцевать.
    - Ну, Салман Курбадович, сегодня от ста грамм не уклонитесь, - Мясоедов ухватил потную, из холодильника рюмочку. - Не имеете просто-таки права.
    - Я на все имею право. Он мне еще о правах напоминать будет, отреагировал нахмурясь Фархадов. Обвел тяжелым взглядом смешавшихся гостей. Натолкнулся на Коломнина. И - взялся за рюмку. - Но сегодня выпью!
    Облегченные крики радости были ответом на эту своеобразную шутку.
    - Хозяин-то в настроении, - шепнул кто-то подле Коломнина, чем очень его удивил: без подсказки угадать этого было нельзя.
    Впрочем еще минут пятнадцать. Рюмка-другая. И Фархадов и впрямь как-то незаметно оттаял. Выслушав анекдот неутомимого Мясоедова, вдруг расхохотался совершенно беззаботно. И Коломнин поразился: из этого человека, будто броней, покрытого собственным непроницаемым величием, выглянул неожиданно другой: заводной и обаятельный. Когда-то живший в этом теле. И, оказывается, все еще не умерший. Фархадов озабоченно огляделся, как бы выверяя, не уронил ли как-то невзначай собственного достоинства. Встретил удивленный взгляд Коломнина. Чуть смутился.
    Но тот, повинуясь внезапному порыву, подошел с рюмкой к юбиляру, приобнял, распугав своей бесцеремонностью окружающих:
    - Знаете, о чем сейчас пожалел? Что не свезло быть рядом с вами в ваши молодые годы. По-моему, это было нескучно.
    И по потеплевшему взгляду старика понял, что, не желая подольститься, расположил его к себе больше, чем за весь предыдущий вечер.
    - А вот наконец и мои! - радостно распростер руки Фархадов, делая шаг навстречу Мамедову, подошедшему в компании двух молодых женщин.
    Покрывшийся испариной Коломнин поспешно скользнул за Мясоедова: слева от Мамедова в вечернем до полу платье стояла Лариса.
    - И почему не шла, плутовка? Хотела обидеть старика в День рождения! игнорируя чернявую тихую дочь, Фархадов обхватил Ларису за руки, ласково огладил узловатой ладонью светлые ее волосы.
    - А кто вас сегодня утром первым поздравил? - в тон ему отшутилась Лариса, невнимательно кивнув собравшимся. Всех их она видела сегодня в офисе. - Но вы же знаете, у Машеньки температура поднялась. Только с час как уснула.
    - Едва не силой вытащил, - похвастался Мамедов, с трудом отводя взгляд от эстрады: разгорающиеся глаза его были устремлены на вошедшую в раж певицу.
    - Ничего! Нянька посидит. Надо -дам команду: всю ночь бригада скорой помощи дежурить будет. А ты меня порадуй: отдохни, потанцуй. Ты ж женщина. И какая!.. Какая у меня невестка, а?! - Фархадов сделал требовательный жест в ожидании комплиментов. И привычные комплименты не замедлили посыпаться. - А кому доверить первый танец?
    Компания чуть смешалась.
    - Ну да, ищи дураков, - молоденький, подвыпивший менеджер тихонько склонился к приятелю. - Сегодня станцуешь, завтра - на выход.
    Находившиеся поблизости понимающе промолчали.
    - Может быть, я? - черт толкнул Коломнина и, побледневший, выступил он из-за обширной Мясоедовской спины.
    Кровь схлынула с розового личика Ларисы. Она едва не вскрикнула.
    - А! Вот и мужчина нашелся, - обрадовался Фархадов. - Не то что наши тюхи. Лариса! Это господин Коломнин...э.
    - Сергей. Сергей Викторович!
    - Ну да. Из Москвы. Банк "Авангард". Говорит, что прилетел поздравить! морщинки у глаз Фархадова сошлись ироническими лучиками. - Уважь гостя. Я-то пожалуй поеду отдохну. А ты потанцуй. Очень прошу!
    - Только чтоб доставить вам удовольствие, - пролепетала Лариса.
    Коломнин, сопровождая, осторожно придержал ее за локоток.
    - Меня что-то колотит, - тихо признался он, повернув ее и прижав к себе.
    И тут заколотило обоих.
    - Держи дистанцию. Пожалуйста! - взмолилась Лариса. - На нас смотрят.
    Но на них как раз не обращали внимания. Оставшиеся шумной толпой отправились к выходу провожать засобиравшегося Фархадова.
    - Ну, зачем? Зачем ты меня нашел? Ведь просила!
    - Не могу с тобой танцевать. Еще секунда и - сгребу при всех в охапку, Коломнин взял ее ладошку и тихонько провел по своему лбу, с которого можно было собирать росу. Ладошка впрочем тоже оказалась влажной. - Ларка! Лоричка моя.
    - Пойдем, - Лариса быстро огляделась и решительно потянула его в боковой проход, прикрытый одним из фуршетных столов. Объеденный, заляпанный винами и объедками стол был пуст.
    По пожарной лестнице поднялись они на второй, затемненный сейчас этаж. Лариса толкнула одну из дверей, оказавшуюся незапертой. И они оказались в едва освещенном уличным фонарем учебном классе.
    - Как ты здесь оказался? - Лариса попыталась придать голосу строгость. Но Коломнин, не в силах говорить, попросту обхватил ее, смяв.
    - Сережа! Сереженька! Уймись же, - слабо отбиваясь, бормотала она. - Могут войти. Ты сумасшедший.
    Но, как выяснилось, сумасшедших здесь было двое. По счастью, и не вошли.
    - Если б ты знал, как я на самом деле мечтала, что ты меня найдешь, откинувшаяся на парте Лариса утомленно улыбнулась в полутьме. - Днем сама себе объясняла, что этого не может быть, да и не нужно. А ночью... Стыдно признаться, но едва до мастурбации не доходила. Потом даже стало сниться, что я прихожу в офис. И вдруг входишь ты.
    Коломнин благодарно потерся лицом о ее руку.
    - И вот на тебе: прихожу...
    - И вдруг я.
    - Но ты тоже хорош с этими дешевыми эффектами! А если бы я не сдержалась? Знаешь, что бы было? Дурашка ты!
    Обхватила согнутую покаянно шею, прижалась:
    - Но как же нашел-то? Неужели и впрямь так хотелось?
    - Да я... - Коломнин смешался. - Почти случайно. Ознобихин подсказал... Но теперь все это неважно.
    - Неважно?
    - Конечно. Потому что ты уедешь со мной, в Москву.
    - С тобой?! - она напружинилась. - Сильно сказано. И куда?
    - Не знаю. Пока в никуда. Главное - чтоб вместе.
    - Давно решил? - ирония ее не задалась: подрагивали губы.
    - Может, тогда же, в Поттайе, когда тебя проводил. Может, в Москве. А может, сейчас, как увидел. Так что... у меня командировка на две недели. Времени собраться, уволиться хватит.
    Все это время он старался смотреть мимо нее, чтобы не сбиться с решительного тона.
    Но теперь глянул требовательно и увидел: напор не подействовал.
    - Я не могу уехать, Сережа, - произнесла она. - Ты не понимаешь, что это будет для Фархадова.
    - А почему я собственно должен думать о Фархадове?! Я ведь не с ним жить собираюсь, - едва произнеся вырвавшуюся фразу, он пожалел: в глазах Ларисы, высвечивающихся в полутьме, появилась отчужденность.
    - Стало быть, ты не хочешь понять. Я и Настя для него сейчас как бы продолжение Тимура. Он смотрит на нас, и ему кажется, что в любую минуту в дверь войдет Тимур. То есть он нормален и понимает, что не войдет. Но раз мы рядом, как бы может войти. Без этого его мир рухнет. Он очень любит меня и ответить на это...
    - Любит! Наверняка. Смешно бы было иначе. Но хотел бы я знать, во что обернется эта любовь, едва он узнает, что у тебя кто-то появился.
    - Не знаю, - с опаской призналась Лариса. - Наверное, будет плохо. Но кому хуже? Он ведь инфаркт перенес. Я и так стараюсь его лишний раз не огорчать. И без того хватает нашептывателей. Жив-то он всего двумя вещами: своей мечтой "запустить" месторождение и нами с дочкой. Правда, есть еще два внука от дочери - Зульфии. Но у них трагедия: Зуля по настоянию мужа аборт неудачный сделала. Так что больше иметь детей не сможет. Вот он ей этот аборт простить и не может. И потом, Сережа, есть еще одно, что объединяет нас: Салман Курбадович до сих пор пытается найти убийцу Тимура... - Пытаться не вредно. Но ты-то, Лара, должна понимать: если за два года ничего не вскрылось, то шансов...
    - И все равно. Я тоже верю, что найдем. До сих пор хожу по улицам и всматриваюсь в лица.
    - Что значит?.. Для чего?
    - Как для чего? Я же киллера этого в лицо видела. Разве не говорила?
    Коломнин помотал головой:
    - То есть тогда и он видел, что ты видела?!.. Ларочка, но ведь тем более, - раз ты можешь опознать, ты опасна. Уезжать вам надо!
    - Ни-ког-да! - губки ее сложились в знакомую ему упрямую складку. - Во всяком случае, пока не раскроют убийство. И не уговаривай. Это не прихоть. Просто для меня это будет, как отпущение. Да и не забывай, Настя в школу пошла. Не могу же я ее вытаскивать посреди учебного года.
    - Значит, нет? - потерянно пробормотал Коломнин.
    - Значит, подождем, - она мягко приобняла его. - С ума сойти. Еще какие-то полчаса назад все обыденно, беспросветно. И вдруг - ты! Сережка мой!
    От этого "мой" Коломнина захватила волна нежности. Он задохнулся.
    - Господи! Да мы уже почти час как удрали, - увидевшая циферблат его часов Лариса подскочила, спешно достала помаду. - Внизу наверняка спохватились! Вот что: я сейчас же выйду к служебному подъезду и - домой, а ты минут через десять спустишься к гостям. Понял?
    - Я другого не понял: когда увидимся? - буркнул раздосадованный внезапным преображением Коломнин.
    - Не знаю. Мне надо подумать. Сама позвоню, - она подхватила косметичку. Все-все! Без поцелуев. Я губы намазала.
    Какое-то время слушал он приглушенные шаги по коридору: Лариса шла на цыпочках. Затем спустился в банкетный зал.
    Вечер был в ущербе. Многие разошлись. Оставшиеся выглядели вялыми. Опьянение в них все больше вытеснялось усталостью. Лишь Казбек Мамедов, забравшись на эстраду, о чем-то горячо договаривался с утомленной певицей прямо на глазах сидящей безучастно поодаль Зульфии.
    Ни ухода, ни возвращения Коломнина, похоже, никто не заметил. Единственно - Мясоедов, энергично жестикулировавший перед полусонным Хачатряном, зыркнул в его сторону и, к немалому облегчению Симана, устремился к московскому гостю.
    - Ты куда это пропал?! - возмутился он, как бы само собой перейдя на ты.
    - Да так, прогулялся, - замялся не готовый к натиску Коломнин. Но по счастью причина его отсутствия Мясоедова на самом деле не интересовала.
    - Прогулялся он, понимаешь. А я тут нервничай!
    - С чего бы?
    - Потому что по жизни ответственный и перед Фархадовым за тебя отвечаю. Ты все-таки наш гость.
    - Гость?! - искренне удивился Коломнин. - Я вообще-то сюда по работе приехал.
    - Вообще-то! - с чувством передразнил Мясоедов. - Тоже удивил - работать он приехал. А мы здесь интересно что делаем? Так вот я тебе скажу: работа это как раз "в частности". А если говорить о "вообще", так тут главный смысл "жить".
    Полнокровное лицо его озарилось вдохновением.
    - А что есть наша жизнь? Я тебе скажу: путешествие из "ничто" в "никуда". Вот и нужно проводить время в пути с комфортом.
    - Да вы, погляжу, философ.
    - А ты думал - сибирский валенок? - рослый тучный Мясоедов приблизился вплотную и словно ненароком припер Коломнина к стенке. - Тоже, знаешь, кой-чего заканчивали. И потом скажу: на моей должности не быть философом - это сбрендишь. Знаешь сколько вопросов в компании на мне завязано? Ого! Утром начни, к ночи не кончишь. А ответственность? Салман Курбадыч, он с виду добренький. А чуть проколешься и - спишет. Вот и нахожусь в перманентном напряжении. А у тебя что, не так?
    - Бывает, - нехотя признал Коломнин.
    - То-то что! Я в тебе сразу родственную душу определил. И в нашем с тобой режиме любая возможность расслабиться - особое благо, - Мясоедов, проверяясь, крутнул вокруг головой. Доверительно навалился сверху, обдав горячим перегаром "Киндзмараули" с луком. --Потому и предложение имею: прямо сейчас ныряем в одно местечко. Очень достопримечательное. Сауна, то-се. Девочки штучные. Если насчет конфиданса опасаешься, то даже в голову не принимай - обеспечен. Как тебе мысль?
    - Мысль понятна. А потому спасибо, - Коломнин, больше не скрываясь, с усилием освободился.
    - Спасибо - да?
    - Вообще спасибо. По жизни. А в частности, отоспаться хотелось бы, Коломнин нашарил глазами Хачатряна. - Симан, не уходи! Подбросишь до гостиницы.
    - Я к тебе со всей своей открытой сибирской душой. А ты вон как по мне. Ну-ну, - Мясоедов непритворно обиделся. Даже полные губы задергались.
    И на прощальный поклон Коломнина ограничился ироническим кивком головы.
    Через полчаса Хачатрян подвез Коломнина к центральной местной гостинице с гордыми неоновыми буквищами на крыше - "Roiale palase otel". Понять, какими корнями переплелась сибирская глубинка - вековое пересечение каторжных этапов - с какой-либо из королевских династий, было бы затруднительно. Должно быть, название стало плодом коллективных размышлений. Собрались, прикинули, чего не видели в этом ушлом, повидавшем все и всех городе и пришли к выводу, что не было здесь, пожалуй, разве что королей да дворцов. Тут же пробел и восполнили.
    Зато отстроили гостиницу на совесть - не поскупились нефтяные компании, скидываясь на место для приема вип-гостей. Так чтоб не стыдно было и перед королем, если все-таки паче чаяния заглянет. Во всяком случае над фасадом призывно сияли пять звездочек - надраенные, будто солдатская пряжка.
    Да и внутреннее убранство гостиницы соответствовало высшим стандартам. Отсюда, спустившись по мраморной лестнице, естественно было бы ступить на мостовую Женевы или на Елисейские Поля. Но не в Томильскую жижу. Впрочем ничего этого падающий от усталости Коломнин не заметил. Добравшись до зарезервированного полулюкса, он попытался тут же завалиться в постель, но в дверь энергично постучали, и в номер ворвался непривычно возбужденный Богаченков.
    - Вас поджидаю, Сергей Викторович. Ишь какие хоромы! - он пробежался блуждающим глазом. Приподнял и поставил ночной светильник в форме пузатой фарфоровой вазы. - Слушайте, я тут расценки увидел. Знаете, на сколько мой одноместный тянет?
    Он сделал предвкушающую паузу:
    - Сто пятьдесят долларов в сутки. Так-то. А уж ваш-то!.. Как расплачиваться будем? У меня всего командировочных... Нас что, подкупают?! Может, съедем, пока не поздно.
    - Уймись, Юра. Пребывание наше оплачивает не "Нафта", а филиал. И это нормальный уровень приема, предусмотренный банковскими нормативами. Если б сюда приехал Дашевский, его б разместили в трехкомнатном люксе за тысячу долларов. Слышал пословицу: "По одежке встречают"?
    - Да слышал, - привыкший селиться в небольших гостиницах со стоимостью номеров четыреста-пятьсот рублей, Богаченков все не мог успокоиться. - А мини-бар! Там ведь чего только не понапихано. Тоже оплачено?
    - Тоже, тоже, - Коломнина тянуло в сон. - Все! Не принимай в голову. Завтра в десять нам предстоит встреча с Фархадовым. Так что выспись - мне твоя свежая голова понадобится.
    - Это что получается? У нас в банке тридцать управлений. Даже если взять по пять командировок в месяц на управление. Да плюс вице-президенты. Это ж никакого бюджета не хватит, - неодобрительно качая головой, Богаченков вышел. Но едва принялся Коломнин погружаться в сон, как в номер вновь забарабанили. И это вновь оказался Богаченков. На этот раз босой, обмотанный банным полотенцем Богаченков. Потрясенный вид его заставил Коломнина сдержать раздражение:
    - Что еще приключилось?
    - Там это, - Юра склонился. - Горничная пришла. Спрашивает, готов ли я, чтоб она разобрала постель. И улыбается эдак. Должно быть, подослали?
    - Хорошенькая?
    - Да ничего. Как раз сейчас постель расстилает.
    - Тогда все в порядке. Входит в стоимость номера.
    - Как это? - Так это. Иди - и владей!
    - Вон какая, оказывается, бывает жизнь, - ошеломленно пробормотал Богаченков, выталкиваемый из номера. - Но я все-таки так не могу. Даже не знакомы.
    - Тогда не отдавайся, - Коломнин откровенно зевнул.
    Наутро за завтраком Богаченков был мрачен.
    - Могли бы и без шуточек.
    Оказалось, что наивный парень, вернувшись, объяснил подосланной "соблазнительнице", что он бы и непрочь. Но только недавно переболел триппером и пока не до конца уверен. Впрочем, если она настаивает...
    Ошарашенная горничная вылетела из номера впереди собственного визга.
    С расстройства Богаченков принялся методично уничтожать содержимое халявного минибара, начав, само собой, с джина и виски - с орешками. Когда добрался до второго ряда - с бутылочками пива, - обнаружил меж них вложенный прейскурант с расценками. Нехитрый расчет показал, что только что он уничтожил собственные командировочные за три дня. В полном расстройстве Богаченков выпил остальное, и лишь к утру забылся тяжелым, рвущимся в клочья сном.
    - Ладно. Расходы пополам, - такого эффекта от незатейливой своей шутки Коломнин не ждал. - С тебя за отсутствие юмора, с меня - за избыток. А сейчас сгруппируйся. Потому что, чувствую печенью, разговор нам предстоит не из легких.
    Предчувствие не обмануло Коломнина. Все трое представителей банка давно сидели бок о бок за овальным столом в кабинете Фархадова, куда запустила их еще полчаса назад радушная сегодня Калерия Михайловна. А хозяина все не было.
    И лишь когда время приблизилось крепко к одиннадцати, послышались голоса. И Салман Курбадович Фархадов своей нарочито неспешной походкой, призванной скрыть неуверенность движений, появился в кабинете. Теснясь позади, вошли невыспавшийся, потрепанный за ночь Казбек Мамедов и Мясоедов, от двери заговорщицки подмигнувший Коломнину. В неприступном лице самого Фархадова, когда кивком поздоровался он с Коломниным, не было и намека на возникшую на вчерашнем банкете тень доверительности. А глубокий поклон Богаченкова и вовсе проигнорировал: боги не замечают топчущихся у их подножий. Жестом предложил всем рассаживаться, обернулся к выжидающей в дверях секретарше.
    - А почему нет Ларисы Ивановны? Пусть заходит. У нас экономический разговор будет. И... - Принести вам смородинового чаю? - Калерия Михайловна дождалась снисходительного кивка.
    - Я бы, если честно, тоже чая выпил, - попросил Коломнин и - осекся. Судя по озадаченному молчанию, он сморозил какую-то очередную бестактность.
    Во всяком случае Калерия Михайловна разом закаменела лицом и вышла, не удостоив визитера даже поворота головы.
    - Считайте, нажили врага, - шепнул Хачатрян. -Смородиновый чай по собственной рецептуре - это священнодействие, предназначенное исключительно для патриарха. Уж лучше бы вы сразу предложили ей почистить обувь.
    Фархадов прокашлялся:
    - Так что, готов уважаемый банк "Авангард" ссудить нам для окончания работ пять - семь миллионов? Думаю, этой мелочи хватит. Или нам придется в другом месте брать? Подобно тому, как вчера не сдержал изумления Коломнин, сегодня едва не поперхнулся Богаченков. Коломнин сделал незаметный жест успокоиться.
    - Глубокоуважаемый Салман Курбадович, - обратился он. - Разговор у нас, похоже, долгий и...
    - На долгие разговоры нет времени! Работать надо, - нетерпеливо перебил Фархадов.
    - Мы затем и приехали. Поэтому позвольте мне начать все-таки немножно с другой стороны. Через два месяца подходит срок возврата вами пятимиллионного кредита, взятого у банка два года назад. И как раз, помнится, на завершение работ. Отсюда, простите за занудство, вопрос...
    Прервавшись, Коломнин, и вместе с ним остальные, за исключением Фархадова, поднялись, - в кабинет вошла Лариса. Сегодня она была в официозе: с зачесанными за уши волосами, в строгом сером костюме и с приветливой строгостью на лице. Следом в кабинет протиснулась Калерия Михайловна.
    - Шараева. Экономист, - представилась Лариса, усаживаясь на отодвинутый Фархадовым стул.
    - Главный экономист, - подправил учтивый Мясоедов.
    Фархадов неуловимым движением выказал Мясоедову свое одобрение. - Что у вас, Калерия Михайловна?
    - Там, извините, Салман Курбадович, Витя Резуненко дожидается.
    - И это повод, чтоб прерывать совещание?
    - Наверняка клянчить пришел, - объявил Мясоедов. - Гоните вы его в шею, Калерия Михайловна.
    - Он в третий раз на прием записывается, - напомнила Фархадову секретарша, демонстративно проигнорировав указание финансового директора.
    - Да, да. Что ж, пусть зайдет, - поспешная реплика Мясоедова произвела на Фархадова обратное действие, - малейшая попытка давления заставляла президента "Нафты" поступать с точностью до наоборот.
    - Это ненадолго, - успокоил гостей Мамедов.
    В кабинет меж тем ввалился человек, с которым Коломнин познакомился накануне. На этот раз был он в джемпере, окольцовывавшем мощную шею. Пройдя на середину кабинета, оглядел собравшихся, как бы прикидывая, требуют ли правила приличия пожать руку каждому в отдельности или достаточно общего кивка.
    - Что у тебя, Виктор? - поторопил Фархадов.
    - Так, Салман Курбадович, сами знаете, - после того как "Нафта" отказалась от заказов на трубы, у меня резко упал оборот. Главное, была сделана предоплата. А на нее пришлось живые деньги занимать.
    - Опять знакомые песни, - протянул Мясоедов.
    - А у тебя все знакомое, - огрызнулся Резуненко. - Салман Курбадович, поверьте, если б не крайняя нужда...
    - Что ты хочешь?
    - Пусть этот, - он ткнул через плечо в Мясоедова, - хоть треть... четверть даже долга вернет! Иначе - задохнусь.
    Фархадов перевел взгляд на Мясоедова. И во взгляде этом была просьба.
    - Да где возьму-то?! - Мясоедов расстроенно всплеснул руками. - Все ведь до копейки давно расскирдовано. Сами знаете.
    В подтверждение сказанного он даже карманы вывернул и эдак оттопырил. Чтоб и сомнений не оставалось, - именно до копейки.
    - Силен ты, погляжу, чужие денежки скирдовать! - насколько учтив и пиететен был Резуненко с Фархадовым, настолько же непримирим и резок - с его заместителем.
    - Что ты этим собственно хочешь сказать? За такие намеки, знаешь!.. Мясоедов даже сделал движение подняться. Но Резуненко, будто только того и ждал, шагнул к нему. Рядом с массивным, но рыхлым Мясоедовым атлет Резуненко выглядел обломком скалы возле большой песчаной кучи.
    - Ну, будет вам, - лениво оборвал склоку Фархадов. Он все видел и все оценил. - Иди, Виктор, я подумаю.
    - Салман Курбадович, поймите. Если уж в такие дни к вам пришел, то... Резуненко полоснул себя ладонью у горла и выдавился наружу.
    - Изыщи, - коротко произнес Фархадов.
    - Да Салман Курбадович! Если мы каждому просителю!..
    - Он не каждый. Он друг Тимура был, - процедил Фархадов, заставив Мясоедова проглотить собственный всплеск. - Потому - изыскать!
    - Попробую, конечно.
    - Вот и пробуй, - разрешил Фархадов. - Так что за вопрос был у гостей?
    - Да, вопрос, - Коломнин с трудом заставлял себя не смотреть на Ларису. Так вот, почему из предполагавшихся двадцати километров трассы за два года проложено лишь пятнадцать, а деньги меж тем иссякли? В чем причина?
    - О чем это он? - Фархадов неприязненно уставился на заерзавшего Хачатряна. Тот в свою очередь зыркнул на Коломнина:
    - Я ведь объяснял. У компании имеются трудности.
    - Я не твоих комментариев жду, Симан Ашотович. Ты мне отдельно отчитаешься, - осадил его Коломнин. Так что обидчивый Хачатрян стремительно переменился в лице. - Сейчас меня интересуют объяснения руководства "Нафты".
    - А докладную написать не надо? - неприязненно съехидничал Мамедов. Может, лично Салман Курбадовичу на ваше имя?
    - Здесь нет поводов для обид, - Коломнин, даже не приступивший еще к расспросам, чувствовал себя несколько обескураженным от совершенно непонятного отпора. От более резкого ответа его удерживала даже не рука Симана, умоляюще сжавшая под столом ладонь, а более - нежелание преждевременно испортить отношения с Фархадовым. - Уважаемый Салман Курбадович, я никак не хотел и не хочу обидеть вас лично. Но согласитесь: мы ждем отчета об использовании своих денег. Это нормально для кредитора. С этим я послан. А вместо этого вы требуете выдать еще. Разве нам не о чем поговорить? Ведь если бы я, предположим, попросил лично у вас взаймы крупную сумму, вы бы наверняка поинтересовались, смогу ли отдать. И разве имел бы я после этого право обижаться?..
    Это был неудачный пример. Надо все-таки соображать, когда имеешь дело с кавказцем.
    - Возьми, сколько надо! - прежде чем Коломнин закончил фразу, бумажник Фархадова лег перед ним. Следом шлепнулось портмоне Мамедова. Едва заметно поколебавшись, придвинул свою барсетку и Мясоедов. Впрочем, таким образом, чтоб можно было незаметно утянуть ее назад.
    С благодарным поклоном Коломнин отодвинул все это к центру стола:
    - Спасибо. Буду знать, к кому в трудную минуту обратиться. Предлагаю все-таки поговорить о цифрах. Вчера, пока мы отдыхали, Юрий Богаченков изучил кредитное дело. Доложи, Юра!
    - Да, собственно, информации чересчур мало. Совсем никакой. Видно, что компания сильно перегружена долгами. И не только перед нашим банком. Но разобраться в представленных балансах без расшифровки совершенно невозможно. Я тут подготовил список необходимых документов...
    - Кто это? - ледяным тоном поинтересовался Фархадов.
    - Богаченков. Наш экономист, - вторично представил Коломнин.
    - Не знаю такого. Пусть ступает к экономистам и с ними общается. Кто сюда пустил? Я - Фархадов! Понимаете ли вы? Я дело для страны делаю. А вы мне тут...
    - Салман Курбадович, вам нельзя волноваться, - напомнил Мясоедов.
    - Да и стоит ли нервничать из-за всяких... - Мамедов значительно не договорил.
    Коломнин помрачнел.
    - Проверять они меня, понимаешь, приехали! - Фархадов возбужденно отодвинул поглаживающую ладошку Ларисы. - Да что такое ваши жалкие пять миллионов? Тьфу! У меня капитализация компании под сто миллионов! А завтра, когда в трубу врежусь, возрастет десятикратно. Да я прямо сейчас трубку сниму, кого хошь. Хошь того же Аликперова, хошь Вяхирева. И - получу сколько надо кредит. Надо - десять? Будет десять. Надо больше, дадут больше. Потому что я Фархадов!
    - Наверное, дадут, - поверил Коломнин. - Любопытно только, что они за это запросят.
    И по смутившимся лицам увидел: попал в точку. Уже просили. Уже и условия выставлены. Судя по всему, - неприемлемые.
    - Особенно если узнают, что над "Нафтой" завис банковский долг. Ведь скоро три месяца как компания не выплачивает проценты. Если б Симан Ашотович вас не покрывал, мы бы приехали сюда гораздо раньше. И вместо того, чтоб помочь разобраться в причине задержки, вы с милой непосредственностью требуете еще столько же и обижаетесь, что мы позволяем себе задавать неудобные вопросы. Помогите разобраться и - попробуем вместе найти решение.
    - Разобраться?! - подскочил Мамедов. - Тогда езжайте в тайгу. Посмотрите буровые. Там работа! Там результат! Там все ответы! А в тепле сидеть да вопросики большому человеку задавать - чего проще?.. Я верно говорю, дядя Салман?
    Фархадов тяжело поднялся, подняв тем остальных:
    - Да. Хочешь посмотреть, езжай. Я организую вертолет. - Так я сам и покажу, - вызвался было Мамедов. Но под недовольным взглядом Фархадова отступил, как бы извиняясь за неуместную инициативу.
    - Ты мне здесь нужен, - объявил Фархадов. И Мамедов приятно заалел. Резуненко найдите. Пусть он провезет. Может, тогда поймешь, чего нефть стоит.
    - Может быть, - принял вызов Коломнин. - Раз нужно для дела, поеду. Но при условии.
    Фархадов поморщился от новой дерзости.
    - Банковским экономистам за это время должны быть представлены необходимые документы. Главное - вся кредиторская и дебиторская задолженность. Поймите же - мы обязаны разобраться в ситуации. Такая задача поставлена президентом банка.
    Фархадов поколебался, будто определяясь, не нанесена ли ему новая обида на этот раз недоверием Дашевского. - Ладно. Разрешаю. Это все с ним, - он ткнул в Мясоедова и неприязненным кивком распрощался с гостями.
    Хачатрян и Коломнин, оставив Богаченкова разбираться с улыбчивым, но удивительно обтекаемым финдиректором компании, в неприязненном молчании вышли из офиса на мороз. Здесь Коломнин круто развернулся.
    - Так что происходит, Симан?
    - Может, в банке поговорим? Там чай, кофе.
    - Впору водки выпить. Я спрашиваю, что за головоломки?! Всему есть мера. Наши должники вместо того, чтоб обсуждать возврат долга, требуют еще. И при этом впадают в истерику, когда им начинают задавать самые простые вопросы куда дели то, что взяли. Так что сие значит?
    - Это значит, что... - Симан поколебался. - Э! Чего уж там? Они сейчас в тяжелейшей финансовой яме, и если мы им не поможем выкарабкаться, то и денег своих не вернем.
    - Что значит не вернем? - сощурился Коломнин. - По документам одного имущества в залоге на восемь миллионов. Продадим и покроем убытки. Или?..
    Симан кивнул.
    - Залоги липовые, - уныло признался он. - Там цены раз в пять завышены. Если б я их не кредитовал, другие бы перехватили. На них тогда спрос был. Можно сказать, финишную ленту грудью рвали. Казалось, еще годик и - в трубу врежутся. А без залогов разве Центральный офис разрешил бы такой кредит выдать?
    Он тряхнул большой своей головой с такой силой, что она замоталась на тонкой шее, будто крупная родинка, едва держащаяся на тонком стебельке.
    - Там же все четко просчитывалось! Как только врезались в трубу, сразу шел возврат и - бешеные прибыли. Ведь разумный был риск! Кто ж мог подумать, что Тимура убьют? После его смерти компания перестала быть для нас прозрачной. - А Мясоедов? Мамедов?
    - Мясоедов, он еще при Тимуре появился. Тот его на контракты с поставщиками и покупателями посадил. Где чего скомбинировать - это он силен. Не отнимешь. А вот тащить на себе после смерти Тимура компанию, - слабак оказался. Но признать не хочет. Амбиций-то вагон! Тем более что и Фархадов за него держится. Для него - раз сын привел, стало быть, навечно. А финансовые потоки меж тем резко иссякли. - Но Мамедов! Этот-то из своих! Должен видеть!
    - А что Мамедов? Цепной пес при Фархадове! Что Салман сказал, то ему и истина. И всякого, кто против, сметает. Я пытался выяснить, куда деньги идут. Но...Мясоедов чуть что слюной брызжет. А Фархадов... Вы ж с ним виделись. Знаете, каково общаться.
    - Почему тогда не поставил в известность нас?
    - Да потому!.. Надеялся, что образуется. Я ведь как рассуждал? Фархадову труба нужна позарез. Мужик он сильный, в авторитете. Значит, своего все равно добьется. Кто ж мог думать, что смерть сына его так подкосит?
    И, избегая дальнейших неуютных расспросов, быстро засеменил к "Вольво".
    Коломнин, стремясь сбить вспыхнувший едва контролируемый гнев, перевел дыхание.
    Тут входная дверь распахнулась, и в проеме, едва не черканув плечами по косякам, появился Резуненко. Несмотря на мороз, голова его была непокрыта. А огромную косматую шапку вертел за ухо, так что она крутилась пропеллером возле его ноги, будто разыгравшийся коккер - спаниель.
    - Шофер, поросенок, куда-то пропал, - объявил он с порога. - А то бы хрен меня перехватили. Наверное, опять "левый" калым нашел. Уволить бы к черту! Хотя - если так пойдет, всех придется на выход! И самому - туда же. Резуненко скрежетнул зубами. Пригляделся наспешливо:
    - Стало быть, на экскурсию собрался?
    - Что значит на экскурсию? Предложили ознакомиться со спецификой работы месторождения. Понюхать, так сказать, как нефть пахнет.
    - Так нюхай! - Резуненко бесцеремонно ткнул ему под нос рукав собственного полушубка. - Ишь, нюхач выискался.
    Коломнин молча отодвинул от себя подставленный локоть. Пристально посмотрел на непонятно задиристого собеседника.
    - Похоже, времени у тебя до хрена, - определил Резуненко. - Поездку он затеял! Да не там! Здесь ты сейчас нужен. Потому что не там, а здесь начало всему. Если разбираться, то здесь. А уж после и покататься не грех.
    - После чего? Хочешь, чтоб банк предъявил побыстрей иск "Нафте"? догадался с усмешкой Коломнин. - Этого ведь добиваешься?
    - С чего взял?
    - Логика. За "Нафтой" перед тобой, как понял, долг. Самому взыскать не получится. А на плечах у банка, - присоединишься. Глядишь, и вернешь, Коломнин под недоумевающим взглядом Резуненко несколько смешался. - Потом, как понял, обидели тебя.
    - Да ты чего? Опешил, бедный мой Степан? - Резуненко собрался выругаться. Но что-то удержало. - Чтоб я Салман Курбадычу подлянку за спиной подложил? И потом, ты видел, сколько народу вчера было?..Видел, да? И за каждым минимум еще по сотне. Плюс семьи.
    - И что?
    - Ты муравейник когда-нибудь разорял? В детстве, в пионерлагере разорял?.. "Нафта" для нас всех - тот же муравейник. Он жив, мы живы. Не разорять ее, спасать надо.
    Было очевидно, что возмущение Резуненко вполне искреннее.
    - И все-таки я должен сам посмотреть, - объявил Коломнин, интонацией как бы извиняясь за допущенную невольно бестактность.
    - Да на хрена?! Не терпится побыть лохом! Неделю за здорово живешь потеряешь, пока тебя в тайге "разводить" будут.
    - Что значит "разводить"?
    - Да как всех лохов. Ну, привезу я тебя. Покажу буровую. Увидишь ее снаружи. Что поймешь? На парадах вон перед всем миром ракетные установки возят. Тоже все видят. А много понимают?
    - Не вовсе же я лох. В чем-то разбираюсь. И убедиться, как налажена система учета, надеюсь, сумею.
    - Ни черта не сумееешь. Я тебе без всякой поездки скажу: воруют. А только внешне - все тип-топ.
    - Так не бывает. Существуют же журналы, компьютерный контроль.
    Резуненко помотал головой:
    - Ты и впрямь как дитя малое. Чего там контроль? Ты приехал, - шайбу поменяли. Сечение изменилось. Смотришь по показателям - душа радуется. Уехал: ту шайбу вывернули, старую ввернули, - пошел опять "левый" конденсат. Да и с компьютером - натренировались. На что другое, а на это русских мозог с запасом хватает.
    - Но существуют же датчики на количество оборотов!
    - Ишь ты, натаскался чуток, - удивился Резуненко. - А если неучтенное извлечение? Скважина, к примеру, в фонтанном режиме. Как учтешь? А газовые, они всегда фонтанируют.
    С удовольствием профессионала убедился, что окончательно смутил собеседника.
    - Это я к тому, чтоб самомнение сбить. На самом деле по жизни воруют на месторождении, кто ни попадя. В полном соответствии с штатным расписанием: прорабы цистернами, бригадиры машинами, рабочие ведрами. Могли б в подолах, в подолах бы уносили. Кто во что горазд. Потому и ущучить трудно, что все. Но можно, если знаючи. Только сейчас здесь вы нужны. Не там! Здесь надобно перекрывать. Там - ручейки. Здесь - поток. Я б на твоем месте, пока документы не предъявили бы, никуда не сдвинулся. Резуненко вгляделся в насупившегося собеседника. Что-то определил. - Ох, и твердолобый ты, как погляжу, бесцеремонно определил он. - Прям как я. Хотя такие иногда как раз стены и прошибают. Ладно, раз уж Салман приказал, - завтра с утра взлетаем. За недельку, глядишь, и научишься скважину от "вертушки" отличать.
    Но пробыть в тайге целую неделю Коломнину в этот раз оказалось не суждено. На четвертый день по мобильному телефону ему дозвонились из секретариата банка и передали указание немедленно явиться к Дашевскому.
    - Так он же мне сам две недели дал, - удивился Коломнин. - Сказал хоть, для чего?
    - Нам президент не докладывает. Но велено - немедленно, - неприязненно ответили ему. Самая попытка обсуждать указания руководства в секретариате воспринималась как плохой тон.
    Через три часа Коломнин - небритый, закопченый, в выглядывающей из-под полушубка тельняшке ввалился в кабинет управляющего банковским филиалом.
    - Вас бы в таком виде к Фархадову, - вмиг бы общий язык нашли, констатировал Хачатрян, с невольной брезгливостью наблюдая за мокрыми пятнами, оставленными на персидском ковре огромными, подшитыми валенками. И, будто торопясь загладить неприветливость, поспешно спросил. - Как съездили?
    Коломнин откинулся в кресле. - Хорошо, но мало. Какие люди, просторы! Дело масштабное. Но и воруют масштабно, - строго оборвал он себя, заметив, как разом воодушевился Хачатрян.
    Намек Симан понял. И потому сокрушенно вздохнул:
    - Будете сообщать Дашевскому?
    - Само собой.
    - Тогда меня, должно быть, под горячую руку выгонят. Только денег таким путем все равно не вернем.
    - А каким вернем?
    - Все тем же. Надо дать еще - на завершение строительства.
    - Чего-о?!
    - Надо дать! - повторил Хачатрян. - Конечно, сначала разобраться.
    - Да как же за две недели разобраться в том, в чем ты за два года не сумел?..
    - У вас совсем другая ситуация! - Хачатрян придвинулся. - Меня Фархадов привык за мальчика держать. А с вами-то так не получится. И деньги ему позарез нужны. Так что - покочевряжется да все и покажет. А сообщать ли Дашевскому и что именно, через две недели и определимся. Две недели теперь ведь ничего не изменят, а?
    - Пожалуй, - вынужден был согласиться Коломнин. Конечно, ни о каких новых деньгах и речи быть не могло. Но нависла угроза невозврата уже выданных. Заигравшийся Хачатрян в одном прав: Дашевский в гневе был склонен к импульсивным, непросчитанным решениям. А потому, прежде чем бить тревогу, требовалось до конца все выяснить самому.
    - Так и быть! Я пока не буду ни о чем докладывать. Но твоя задача добиться, чтобы Богаченкову были представлены все документы. Все! - жестко уточнил Коломнин, ничуть не сомневаясь, что у Хачатряна есть свои, тайные методы воздействия на Мясоедова. - Тогда по возвращении будем разговаривать. В противном случае... Это как на пожаре. Можно тушить пожар, а можно, не обращая внимания на горящее здание, вытаскивать из огня все, что подвернется под руку. Понятно, да?
    Хачатрян хмуро кивнул.
    В тот же день, последним рейсом, не найдя даже способа попрощаться с Ларисой, Коломнин вылетел в Москву.
    Женевский межсобойчик
    В Домодедово прилетел он среди ночи. Коротко поразмыслив, решил домой не ехать, а прикорнуть в одном из кресел среди бесчисленных, задержанных непогодой пассажиров. ("Домой", - с сарказмом передразнил он самого себя: как раз дома у него больше не было). Прикорнуть, втиснувшись меж двумя похрапывающими женщинами, он сумел, заснуть - нет.
    Так что в восемь пятнадцать утра Коломнин вошел в приемную президента банка, тщательно потирая уши, чтобы снять невольную сонливость. Приехав пораньше, он рассчитывал до приезда Дашевского выяснить причину вызова у всезнающей секретарши. Само собой, несмотря на ранний час, она оказалась на месте. Но при виде Коломнина повела себя самым неожиданным образом. - Господи! Да где вы ходите? - возмутилась она вместо приветствия. - И телефон отключен. Лев Борисович дважды спрашивал.
    - Так он уже подъехал?
    - С восьми ждет. Я же передавала секретарше Хачатряна. Вот подлинно - если руководитель бестолковый, то и сотрудники такие же! Заходите немедленно.
    Из страстного ее монолога Коломнин уловил две вещи: что акции Хачатряна в глазах Дашевского резко упали и что экстренный вызов не связан с "Нафтой".
    - А! Пожаловал! Заставляешь ждать, - нависший над документами Дашевский пружинисто подскочил, заботливо заглянул в глаза вошедшему. - Что "Нафта"?
    - Вы хотите, чтоб я за несколько дней?...
    - Да нет, конечно. Чтоб Хачатряново дерьмо разгрести, и месяца мало. Но это после, - Дашевский быстро потер руки, словно прикидывая, с чего начать. Звонко хлопнул себя по покатому лбу.- Да, я тебе тут поспособствовал - нового зама приискал. Теперь хоть будет, кому подстраховать, когда в командировки уезжаешь.
    - Зама?!
    - Помнишь, ты мне все парнишку нахваливал?
    - Маковей?
    - И впрямь толковый малый оказался. Были они у меня вчера с Ознобихиным. Без году неделя в твоей службе, а уже разрулил ситуацию по проблемному кредиту. Не поленился, нашел встречную задолженность перед другим нашим клиентом, а у того земельный участок в Питере. Через него все и разойдемся. Вот что такое нестандартный подход. Это тебе не замшелый Лавренцов. - Да ему едва двадцать пять, Лев Борисович. И опыта - чуть!
    - Так оно и к лучшему. Меньше опыта, больше импровизации. Эх, дружище Сереженька! - Дашевский в своей задушевной манере проникновенно подхватил Коломнина под локоток и увлек к креслу, в которое самолично и усадил. - Рано или поздно всех нас молодежь заменит. Так кто ж кроме нас с тобой смену подготовит, а? Что до Лавренцова, переведи начальником информационного центра, - пусть там допердывает до пенсии. Зарплату сохраним. Так что он тебе еще и спасибочки скажет. Как мыслишь?
    Что ж, мобильный зам и впрямь был остро нужен. А Лавренцов - и это было очевидно всему банку - совершенно не тянул. Правда, на его место он давно примерял кандидатуру Панкратьева, но после последней истории со взяткой крепко засомневался. Смущала несколько неожиданная напористость юного выдвиженца, но не с президентом же банка обсуждать эти проблемы. Коломнин неопределенно кивнул.
    - Вот и славненько, вот и мудренько, - Дашевский облегченно засмеялся. - И еще, к слову. В банке, как ты знаешь, начинаются открытые конкурсы на замещение вакансий по всем должностям. Демократическая процедура. В свете, так сказать, веяний. Хоть и формальность, но - решили всех подчистую. Чтоб без блата. Я сам первым защищаться стану. Не знаю, утвердят ли.
    Коломнин непроизвольно хмыкнул,- представил себе безумца, решившегося проголосовать против переаттестации президента.
    - Зря резвишься, - как всегда, внезапно рассердился Дашевский. - Это тебе не игрушки. Знаешь же, сколько народу против тебя настроено. Я, конечно, поддержу. Но - приготовь подробную концепцию, предложения по реорганизации служб. Чтоб соответствовать. Недели через две заслушаем.
    - Вы что, из-за этого меня из Томильска выдернули?
    - Из-за чего надо, из-за того и вызвал. Хамит еще президенту. В Томильск вернуться успеешь. Есть дела посрочнее.
    Дашевский подскочил к монитору, склонился:
    - Полчаса ни с кем не соединять.
    Подсел, чем подчеркнул доверительность предстоящей беседы. По неуютной своей привычке заглянул в глаза, едва не протаранив Коломнина острым, словно карабельный таран, носом:
    - Что у нас нового по Островому?
    - По Островому?! - от неожиданности Коломнин смешался. Темы этой президент банка старался избегать, а если поминал, то не иначе как затем, чтоб съязвить по поводу паскудной, по его определению, работы Коломнинского управления.
    За два года до того внезапно рухнул АМО - небольшой банчок, задолжавший "Авангарду" порядка трех миллионов долларов. Главной причиной краха стало воровство бывшего его президента Василия Острового. Наделав долгов, Островой подписал три платежки на общую сумму девять миллионов долларов, по которым деньги оказались переведены в Швейцарию на его личный счет. И вечером того же дня отбыл следом.
    Опростоволосившиеся владельцы банка засуетились и даже подали иск к дезертировавшему президенту в суд Женевского каньона, успев заблокировать на его счету украденные средства. Но вернуть их без длительной судебной тяжбы было невозможно. Меж тем пробоина оказалась слишком велика для малюсенького банчка, и через короткое время АМО принялся стремительно тонуть.
    Коломнин, узнавший о происшедшем ранее прочих кредиторов, бросился изучать баланс банка. Увы! Ничего хоть сколь-нибудь ценного он там не обнаружил. К тому же в отношении АМО вот-вот должны были начать дело о банкротстве. И тогда по закону даже то немногое, что можно было продать, растворилось бы в общей конкурсной массе.
    Недолго думая, Коломнин сделал единственное, что успевал в таком цейтноте: договорился с владельцами и оформил задним числом договор, по которому банк АМО уступил банку "Авангард" в счет долга свои права требования к господину Островому. И теперь оставался последний способ вернуть безнадежно, казалось, потерянные деньги, - выбить их из пустившегося в бега банкира.
    Вслед за тем Коломнин съездил в Генеральную прокуратуру и договорился о возбуждении уголовного дела против Острового по факту крупного мошенничества. Дело было поручено старшему следователю по особо важным делам Геннадию Волевому. С Волевым Коломнину приходилось сталкиваться и раньше при расследовании уголовных дел, когда сам Коломнин работал в Управлении по борьбе с экономическими преступлениями МВД, а Волевой - следователем Московской прокуратуры. Взаимодействовали они с удовольствием: оба злые, дотошные, напористые. Потом жизнь разбросала: Коломнин вышел в отставку и поступил сначала в банк "Светоч", а после внезапного его краха в 1998 году, по рекомендации Ознобихина, - в "Авангард", Волевой - перешел в Генпрокуратуру. За дело Волевой взялся с азартом - как и многие другие, устал смотреть, как внаглую, безнаказанно растаскивают по мышиным углам то, что создавалось десятилетиями, - обескровливая страну. Перспектива затравить и отправить под суд крупного мошенника, укрывающегося за рубежом, его увлекла. Да и Коломнин загорелся. Для него здесь счастливо объединились интересы государства, на которое он проработал свыше пятнадцати лет, и нынешнего хозяина - банка.
    Коломнин организовал визит Волевого к Дашевскому, во время которого стороны договорились о постоянном сотрудничестве: банк финансирует затраты на международный розыск, без чего нищая прокуратура не смогла бы даже командировать следователя за рубеж; а прокурорская сторона, хоть и негласно, постоянно информирует банк о всяком достигнутом результате. При этом Дашевский и Волевой пожали руки в подтверждение того, что любое серьезное решение будет приниматься только по согласованию с другой стороной и, ни в коем случае, не в ущерб ей.
    Поначалу Дашевский горячо интересовался ходом следствия. Но все оказалось чрезвычайно непросто. Объявление в международный розыск через Интерпол, бесконечные согласования и утрясания с полицией других стран, где предположительно скрывался Островой, отнимали время, время и время. И хоть благодаря цепкости Волевого кольцо вокруг Острового сжималось, но и теперь спустя два года - никто не мог бы сказать, чем все это закончится. Во всяком случае США для принятия решения о депортации затребовали такой пакет документов, что впору было открывать второе уголовное дело. Островой впрочем рисковать не стал и попросту перепорхнул в Венесуэлу, гражданином которой нечаянно оказался. Выругавшись, Волевой принялся за новые запросы. Не многим лучше обстояло дело и с гражданским иском. Банковские юристы, до того любившие помянуть недобрым словом неповоротливость российской юстиции, теперь, впервые столкнувшись с швейцарским правосудием, начисто исчерпали запас ненормативной лексики. Швейцарские адвокаты, представлявшие Острового, с милой непринужденностью раз за разом находили поводы для оттяжки слушаний. Ничтожные - по мнению российской стороны. Но - безусловно важные, по мнению суда. Так что слушания переносились и переносились. И всякий раз - на три-шесть месяцев.
    А еще текли банковские деньги. И когда расходы приблизились к цифре сто тысяч долларов, оптимизм Дашевского рассеялся окончательно. И сам этот случай поминал он теперь на планерках в основном как пример бездарной траты банковских средств - ради удовлетворения личных амбиций некоторых горе-руководителей. Коломнин терпел, но - не отступался.
    Правда, забрезжил наконец и свет в конце тоннеля. Настырный Волевой слетал в командировку в Венесуэлу и сумел как-то убедить местные власти начать процесс депортации. Но это опять же требовало терпения и времени. И веры в конечный результат. Чего у Дашевского больше не было. Так что прозвучавший неожиданный вопрос неотвратимо влек за собой приказ прекратить всякие действия по этому материалу, а убытки списать. Коломнин изготовился отчаянно защищаться.
    - По последним данным Волевого, Островой по-прежнему в Венесуэле.
    - Плевать я хотел на Волевого. Островой - в Швейцарии! - объявил Дашевский.
    - В Швейцарии?! - Коломнин осекся. - Почему именно в Швейцарии? Да и как пролетел? Он же в розыске по Интерполу!
    - Розыски, фигозыски! Ментовская болтовня и - пустой перевод банковских денежек. По поддельному паспорту. Вчера он вышел на Андрея Янко. Знаком с таким? - Конечно. Генеральный управляющий "Авангард финанс групп". Встречались как-то.
    - Да. Наша дочерняя компания - форпост в Швейцарии. Островой хочет встретиться с кем-то из руководителей банка.
    - Наверняка будет просить о мировой! Загнал, стало быть, его Волевой.
    - Банк его загнал. Банк! И наши вбуханные деньги. Как думаешь поступить?
    - Так что тут думать? Немедленно сообщу Волевому. Он выйдет на швейцарцев. Завтра же арестуют. Не позже чем через неделю будет сидеть в Бутырке... Что-то не так?
    - Все не так, - выпуклые глаза Дашевского были исполнены демонстративного разочарования. В них читалось неприкрытое: " Ничего хорошего я о тебе, по правде, давно не думаю. Но - чтоб настолько?". - Ну, засунете вы его в тюрьму. Дальше что?
    - Обработаем.
    - Обработаем! - передразнил Дашевский. - Точно говорят: мент, он на всю жизнь мент. Тебе б куда-нибудь в молотобойню. Соображай! Сколько в прокуратуре заявлений набралось от других кредиторов? Не слышу?!
    - Еще на пятнадцать миллионов.
    - То-то. А у него на все про все девять лимонов арестовано. И кто сказал, что нам наши денежки выдадут, а других с носом оставят?
    - У нас есть договор с прокуратурой.
    Дашевский расхохотался.
    - Да как только Островой окажется под замком, прокуратура и думать о всяких договоренностях забудет. И с удовольствием начнет "разводить" кредиторов.
    - Я давно знаю Волевого. Он человек слова.
    - О чем ты, Сергей?! - Дашевский с некоторым даже сочувствием заглянул в лицо подчиненному. - Кто такой этот Волевой? Обычный цепной пес!
    Последние слова, как показалось Коломнину, он произнес с особым чувством, как бы перебрасывая их и на самого собеседника: "Знай свое место!".
    - И не ему решать. А среди кредиторов есть не слабые людишки. Так что кому выйти на генпрокурора, чтоб похлопотать за свои денежки, найдется. И получится, как в беге, когда один "зайцем" тянет на себе всю дистанцию, а на финише первыми становятся другие. За его спиной отсидевшиеся. Так вот: я в бизнесе "зайцем" быть не желаю.
    Дашевский в своей манере сделал неожиданную паузу, провоцируя тем ответную реакцию. Но Коломнин, понявший, к чему тот клонит, упрямо молчал.
    - Завтра вылетаешь в Швейцарию, - жестко объявил Дашевский. - Визу по моему указанию уже оформили. Доверенность на ведение переговоров и подписание любых соглашений от имени банка - тоже. Янко организует встречу с Островым. Подлинники документов по АМО у тебя?
    - Да, в сейфе, - неохотно подтвердил Коломнин. В свое время он категорически отказался передать их следствию. И даже пригрозил уничтожить в случае попытки выемки. Не передал как раз в силу того, на что намекал перед тем Дашевский: слишком велик был риск, что драгоценные доказательства окажутся "выкуплены" у кого-то из прокурорских начальников, имеющих доступ к делу.
    - Захватишь с собой. Сколько нам на сегодня должен Островой?
    - С учетом набежавших процентов и расходов - свыше девяти миллионов!
    - Это он АМО столько должен. А мы в этом деле потеряли три.
    - Но у нас права на все девять!
    - Размечтался! Да он только потому и выходит на переговоры, чтобы оставшиеся деньги из-под ареста освободить. А иначе на хрена козе баян? Так что если с учетом расходов выбьешь три с половиной, считай, свою задачу выполненной.... Почему не слышу вопросов?
    - Не рискую.
    - Банку позарез нужны деньги. Это ты понимаешь? Деньги! А не тешенное твое самолюбие, что человека в тюрьму загнал!
    - У нас с прокуратурой договоренность - все делать вместе. Под ваше слово, между прочим. По мне слово президента банка стоит больше сиюминутной выгоды.
    - Слово перед кем? И в чем?! - взвился Дашевский. - Это не мы перед прокуратурой в долгу. А она перед нами, - без наших денежек хрен бы у них вообще чего вышло.
    - Так если мы Островому уличающие документы вернем, у них и так ни хрена не выйдет! А Островой, между прочим, в международном розыске. Взвесьте последствия: президент банка "Авангард", вступающий в сговор с международным мошенником. Не боитесь на минуточку, что информация просочится?
    - Эк куда тебя понесло! Причем тут президент? Я с ним встречаться не собираюсь. Документы ты передашь. Ты же и озаботься, чтоб огласки не произошло. Не нравится мне твое настроение, Сергей. Или запамятовал про девяносто восьмой? Когда ваш хваленый банк "Светоч" рухнул, сколько тогда сотрудников на улице оказалось? И ты бы мог среди них быть, если б я тебя не подобрал. А подобрал потому, что наслышан был о твоей супернадежности. Знал, что в любом деле на тебя опереться смогу. Так вот, не забыл пока, кому служишь?
    В голосе Дашевского появилась та испытующая вкрадчивость, которая была хуже открытой холодности.
    Коломнин промолчал. Скверно было у него на душе. Будто схватили эту душу за несуществующие ноги, привязали к двум коням и рвут в стороны.
    - Так что? Или - другого посылать?.. - острый нос Дашевского вновь едва не ткнулся в его лицо, будто обнюхал. Что-то учуял. С тяжким вздохом возложил он руку на плечо упрямого подчиненного. Взвинченность разом спала, голос сделался тих и доверителен. - Я что, Сережа, о себе хлопочу? Вспомни про то, о чем в девяносто восьмом говорили, - какое дело делаем. Какую махину поднимаем! Сколько людей нам доверилось. Потому говорил и говорю: что выгодно банку, то для всех нас и есть истина. Что касается чинуш из прокуратуры - плюнь и забудь! Это они с виду такие правильные. На деле только и рыщут, кому бы подороже продаться. А дружка твоего Волевого, чтоб не больно переживал, давай подберем. Должностенку подыщем. Хоть приоденется. А то я обратил внимание, у него аж локти на пиджаке протерлись. Так что? По-прежнему в связке или?..
    - Ладно. Раз нужно для банка, сделаю, - Коломнин поднялся.
    - И - славно! А то я было обеспокоился, - Дашевский положил ладонь на напрягшуюся руку начальника УЭБ и, как прежде, доверительно похлопал. - Ни пуха ни пера. По результатам звони. - На мне еще "Нафта", - напомнил Коломнин.
    - Вернешься в Томильск, как в Женеве закончишь, - безразлично отреагировал Дашевский. Мысли его в эту минуту были заняты другим. - И - вот что! Если уж совсем заупрямится, уступай до трех. Три лучше, чем ничего.
    Коломнин кивнул несколько вымученно.
    У двери, припомнив о чем-то, обернулся внезапно и - наткнулся на обжегший неприязненный взгляд.
    В приемной Коломнина поджидала холеная сотрудница из отдела загранкомандировок. - Пожалуйста, ваши документы. Вылет завтра с утра из VIP-зала, - обычно высокомерно-сдержанная, на этот раз она просто-таки излучала приветливость, что объяснялось чрезвычайно просто: указание оформить командировку, полученное непосредственно от президента банка, было знаком особой приближенности командируемого.
    Коломнин глянул на часы. Сегодня рано утром он позвонил жене. И та как-то очень споро, без эмоций согласилась встретиться в шестнадцать часов в райсуде - чтобы совместно подать заявление на развод. Следовательно, в его распоряжении оставалось вполне достаточно времени доехать до управления и проверить, как идут без него дела.
    Первое, что заметил поднявшийся на этаж Коломнин, была нахохлившаяся возле его кабинета нескладная фигура. При появлении начальника УЭБ фигура подскочила над стулом и обернулась Пашенькой Маковцом.
    - Сергей Викторович! А я вот вас поджидаю, - поспешно сообщил он.
    - Вижу!
    - Хотел бы первым доложить. Думал даже в аэропорту встретить. Тут без вас события произошли.
    - Да. И какие же? - Коломнин пропустил его в кабинет.
    - Я, пока вас не было, кредитные дела изучал. Как вы велели. И вдруг по одному "висяку" обнаружил просто "шоколадную" развязку. Сначала сам не поверил. Я вам сейчас покажу, - Пашенька, волнуясь, принялся дергать молнию на папке.
    - Погоди, - Коломнин набрал телефон Лавренцова, пригласил зайти.
    - Лавренцову я докладывал. Но он, понимаете, как обычно, - давай попозже. Ну, я раз позже, два. А там требовалось срочно. День-два потеряешь и - все. И вас нет. Пришлось к Ознобихину обратиться. Клиент-то его. Стал объяснять. Он-то как раз сразу въехал. Возбудился, потащил к Дашевскому, - Пашенька сделал виноватую паузу. - Я и то ему говорю, неудобно через голову Сергей Викторовича-то. А он...
    - Понятно. Стало быть, силком затащили, - во всем суетливом облике Пашеньки проглядывала такая растерянность, что раздражение Коломнина как-то схлынуло. - Ладно, иногда для дела бывает необходимо и через головы вопрос порешать. Все сообщил, что хотел?
    - Не-кка, - Пашенька быстро, как-то по-детски замотал головой. Массивные очки поползли по потной переносице вниз и застряли на "башмачке", венчающем кончик узкого, в прожилках носа. - Меня Дашевский в ваши замы назначил.
    Он безысходно вздохнул.
    - Я как бы возражал. Но с президентом разве поспоришь? Вы ж его знаете. Или, говорит, соглашайся, или выгоню. Вообще-то как скажете. Я, собственно, вас ждал. В приказе еще не расписывался. Так что если вашего одобрения не будет, откажусь. Вы не думайте, я ведь помню, кто меня сюда взял и кому чем обязан.
    Коломнин склонился над ящиком стола, чтобы не выдать невольное облегчение, - худшие опасения не оправдались. Просто толковый мальчишка блестяще справился с первым же поручением. А то, что его втемную решили использовать в очередной, затеянной против Коломнина интриге, - так это вопрос не к нему.
    - Лавренцов знает?
    - Да, - капелька пота на носу перевалила через "башмачок" и нависла над полом.
    - С приездом, Сережа, - в кабинет бодро ввалился Лавренцов. Поймав вопросительный взгляд Коломнина, усмехнулся, - Да в курсе, в курсе. И, знаешь, может оно и к лучшему. Пусть теперь пацанье побегает. Он снисходительно шлепнул по затылку поднявшегося при его появлении Маковея. - Начальник, мать твою! А мне в информационном центре даже спокойней. И работа попривычней считай, тот же штаб.
    - Ну, раз штаб, то и приступай, - Коломнин кинул через стол несколько чистых листов. - До моего возвращения необходимо подготовить концепцию новой организации работы по возврату банковской задолженности. Записывай!
    Он поднялся, оглаживая руки, прошелся по кабинету:
    - Главная на сегодня проблема этого участка - в разобщенности служб. Каждая сама по себе. И никто ни перед кем не отвечает. Поэтому необходимо создать единый кулак. Назовем его проблемный департамент. В центре - мы. Здесь же - отдел залогов. Сюда же - изымаем из юруправления группу из трех-четырех юристов, - оформление договоров, судебные иски. Отдельно - кредитное подразделение из пяти-шести человек. И все - под одним началом. Далее: как только кредит становится проблемным... Признаки проблемности распишешь, мы их сто раз проговаривали.
    Лавренцов, не отрываясь, кивнул.
    - Тут же через кредитный комитет материалы забираем себе и начинаем по ним работать. Так, как считаем нужным. Главное, мы становимся самодостаточными. Никого ни о чем в банке не надо просить. Не с кем воевать. Не отвлекаясь на склоки, делаем свое дело. Как?
    Последнее было обращено к Маковею, слушающему с откровенным восхищением.
    - Здорово! - выдавил Пашенька. - Я тоже в этом направлении подумывал. Но пока не так детально...
    - Раз в этом же, значит, сработаемся, - Коломнин ткнул пальцем в исписанный Лавренцовым лист. - Одновременно подготовишь положение, распишешь структуру. Штатную положенность. Этому штабиста учить не надо?
    - Сделаю, - воодушевленно подтвердил Лавренцов. - Это дело по мне. Когда должно быть готово?
    - Я опять улетаю - на полторы-две недели. Но подготовить необходимо не позже, чем через пять дней. Гляди - не заволокить. В банке начинаются конкурсы на замещение должностей. Так чтоб не опозориться.
    - Считаю, последнее дополнение излишним и даже отчасти оскорбительным, Лавренцов поднялся, подняв тем и Маковея. - Когда я тебя подводил?
    " А когда ты не подводил?" - подумалось Коломнину. И от этой мысли сделалось как-то тревожно. Он ткнул пальцем в Маковея.
    - Если что, поможешь. Считай, первое поручение как моему заму.
    - Ноу проблем, - вид у Пашеньки был возбужденно-приподнятым. Похоже, от этой встречи ждал он куда больших неприятностей.
    К нарсуду Коломнин подскочил "на флажке". Паркуясь, заметил, как со стороны метро торопливо подошла жена. Стояла очередная оттепель, и тем не менее Галина была в короткой шубке, подчеркивавшей нерасплывшуюся фигуру. А вот голова оказалась прикрыта лишь тонким шарфиком, небрежно накинутом на свежую завивку. И все-таки бесчисленные ранние морщины на помятом лице проступали сквозь густой слой косметики. В этих потугах стареющей женщины выглядеть привлекательно в день развода было что-то смешное и трогательное одновременно.
    При виде выходящего из машины мужа Галина демонстративно глянула на часики.
    - Может, в банке и принято заставлять женщин ждать по пятнадцать минут. Но вообще-то это не по-мужски.
    - Извини, постараюсь, чтоб больше не повторилось.
    - Да уж постарайся. Не так много осталось.
    - Так что, пойдем? - знакомая желчь разом смела вознишее чувство жалости.
    - Не терпится! Отдышись сначала. Да и вообще, - Галина с демонстративным состраданием оглядела мужа. - Какой-то у тебя вид зачуханный. Побрит плохо. Брюки жеванные. Что ж не смотрят за тобой?
    - Некому смотреть, - напоминать, что прежде жена и вовсе не обращала на его вид никакого внимания, было бы не к месту.
    - Правда?! - невольно вырвалось у нее. - Впрочем это теперь не моя головная боль. О дочери не хочешь спросить?
    - Конечно. Как она?
    - Во-во. Не напомнила бы, так и не спохватился. Вот она и есть, вся твоя любовь. Только сюсюкать силен. Так вот плохо ей, безотцовщине! Вчера тройку по алгебре притащила.
    - Тройки и раньше случались.
    Взгляд, которым смерила его жена, недвусмысленно говорил: те тройки ничего общего с этой, безотцовской, не имеют. Она заметила, как напряглись скулы на его лице, и, понимая, что порог терпения пройден, поспешно, на одном дыхании выпалила:
    - А я на работу устроилась. Старшим юрисконсультом в строительную фирму. Хорошие деньги предложили. Хоть среди людей. А то, кроме кухни да стирки, ничего не видела...Спрашивает она у меня, когда папа приедет. Папу ребенок хочет. Не знаю, что и ответить. Может, и впрямь попробуем еще раз?...Все-таки двадцать лет позади. Да и людей смешить...
    Она сбилась и, не замечая, принялась слизывать тщательно наложенную помаду.
    Коломнин смешался, как бывало всегда, когда жена на короткое время избавлялась от привычного язвительного тона.
    Мелодия телефонного звонка оказалась более чем кстати.
    - Слушаю, - произнес он, глазами извинившись перед Галиной.
    - Сережа! Сереженька! - послышался всполошный голос, от которого у него разом защемило внутри. - Я только сейчас узнала. Но как же так - уехать, даже не простившись?!
    - На самом деле меня срочно вызвали в банк. И потом - ты же, насколько помню, сама меня выпроводила.
    - А ты уж и воспользовался поводом. Дурашка! Разве можно так сразу слушать женщину? Только если хочешь оскорбить ее повиновением. Приехал, взбудоражил и смылся. А что теперь я? Ты подумал?
    - Через два-три дня вернусь, - коротко бросил Коломнин. Только теперь он заметил недобро прищурившиеся глаза жены.
    - Это ваше авторское право, - отреагировали на том конце трубки. Коломнин невольно улыбнулся: даже на расстоянии он угадывал поджатые обидчиво губки. Но голос впрочем стал много спокойней.
    - Там мой Богаченков остался. Пожалуйста, помоги ему получить информацию. Это очень важно. Я перезвоню, - поспешно произнес он, отключаясь. Глянул виновато на жену. Очевидно, что-то новое появилось в нем, потому что Галина лишь безнадежно повела головой:
    - Ишь как забрало-то! И не припомню, когда у тебя такие глазищи были. Ладно, пошли! Есть у судьи время ждать, пока ты со своими бабами наговоришься.
    И первой шагнула к подъезду.
    Тридцатидвухлетний Генеральный директор компании "Авангард финанс" Андрей Янко поджидал Коломнина, как и было оговорено, у зоны прилета Женевского аэропорта. При виде появившегося начальника службы экономической безопасности на одутловатом, оплетенном золотистой оправой лице его появилось выражение нескрываемого облегчения.
    - Слава Богу, что прислали тебя! Как гора с плеч, - с фамильярностью, принятой среди банковских служащих одного уровня, даже мало знакомых, поприветствовал он, увлекая прилетевшего к подземной автостоянке. - А я, признаться, опасался, что пришлют какого-нибудь шустрого обормота из молодых да ранних, который и переговоры-то вести не способен. Даже специально Дашевского просил, чтоб непременно именно тебя. Ты у нас гость редкий и оттого особо дорогой. А учитывая повод, так даже представить не можешь, как я тебя ждал. - Что? Сложные предстоят переговоры?
    - Да не то слово! Такой волчара попался, - за каждый цент зубами цепляется. Портфельчик позволь!..Нет уж, нет уж. Это не по-нашему, чтоб гость вещи таскал. Спросит меня завтра Дашевский, как моего порученца встретил, и что я скажу? Заставил таскать по Женеве собственные шмотки? И кто я после этого буду за человек? Сейчас до отеля, отдохнуть с дороги. А на завтра после переговоров... Я тут небольшую культурную программу сообразил. На озеро рванем. Как ты форель на удочку? Или больше привычно где-нибудь на Волге динамитом побаловаться?
    Он хохотнул, с аппетитом распахивая длинную дверцу свеженького спортивного BMW. Скосился на реакцию гостя. Не обнаружив в ней должного пиетета, со скрытой обидой объяснился:
    - Специально взял двухместную, чтоб без шофера. Я, так полагаю, разговор до отеля будет деловым. Знаю, ты у нас времени терять не любишь.
    Коломнин с любопытством присматривался. С Янко он познакомился три года назад, когда тот работал в Москве управляющим одного из "спальных" филиалов. Теперь Андрюша сильно изменился. В голосе, во всей манере держаться проступала помимо его воли некая вальяжная снисходительность недавно разбогатевшего человека.
    - Времени терять действительно не стоит. С Островым связь есть?
    - Обижаешь, начальник.
    - Тогда дай по мобильному команду, чтоб прямо сейчас пригласили в офис. И сами туда погнали. Отель подождет до вечера. Как, кстати, этот Островой на тебя вышел?
    - Просто позвонил.
    - Почему именно тебе?
    - Не мне, а в компанию. Почувствуйте разницу. Телефоны наши в любом справочнике.
    - Звонил из Швейцарии?
    - Понятия не имею. Это у вас там, в зачуханной России, даже звонок по межгороду сразу вычленишь. А здесь! Из любого телефона-автомата по всему миру трезвонь, а слышимость, будто из-за угла. Европа!
    - Дальше?
    - Назвался, потребовал организовать встречу с кем-то из руководства.
    - Потребовал?
    - Именно что. До чего, я тебе скажу, наглый малый, - Янко даже поцокал от возмущения. - Но мы тоже не пальцем деланные. Я тут, пока тебя ждал, обработал его, поджал малек. В общем - уронил в цене. Считай, половину твоей работы сделал. Так что с тебя коньячишко.
    - И сколько стоит коньячишко?
    - Знаю, что Дашевский рассчитывает на четыре миллиона, - Янко склонился интимно, будто невзятый шофер мог их подслушивать, одновременно пытаясь определить, к чему отнести внезапную иронию собеседника. - Но это-то заведомо нереально. Островой будет стоять на трех. И даже пригрозит разрывом. Жесткий, паскуда, переговорщик. Но ты не поддавайся. Я прокачал через свои каналы - на три с половиной он морально готов. - Что за каналы?
    - Иван Гаврилович Бурлюк, - отчеканил Янко - в ожидании реакции собеседника. Но реакции не последовало, и он с заметным разочарованием закончил. -Один из крупнейших российских трейдеров. Президент известной германской компании. Очень нам помог. Сейчас как раз в Женеве. Так что сегодня и познакомитесь.
    - Познакомиться, если для дела, - это я завсегда. А в истории с Островым он каким боком оказался?
    - Они раньше знакомы были. Здесь, в цивилизованном мире, все со всеми знакомы. Прямо или через рекомендации, - Андрей ненароком, даже не заметив, отсек собственную родину от цивилизации. - Бурлюк Острового на меня и вывел. И он же подтвердил три с половиной миллиона. Так что стой на этой цифре. Зуб ставлю - уступит!
    Он вгляделся в реакцию собеседника. Но расслабившийся от скорости Коломнин весь ушел в созерцание автобана. На лице его блуждала тихая, не подходящая к месту улыбка. Улыбка эта Андрею Янко решительно не понравилась.
    И правильно не понравилась. Коломнин как раз прикидывал количество посредников и сумму, которую они намеревались "накрутить сверху".
    Офис компании оказался недалеко от центра, в одном из высотных домов, стены у подъезда в котором были буквально утыканы золотистыми табличками с названиями расположенных здесь фирм.
    - Островой подъехал? - напористо поинтересовался вошедший первым Янко у поднявшейся навстречу секретарши.
    - В переговорной.
    - Нам кофе и - не мешать, - потребовал Янко. Теперь Коломнину демонстрировался другой человек: жесткий, требовательный босс, - очевидно, в соответствии с западными стандартами.
    - Там еще Бурлюк ждет, - припомнила секретарша.
    - Не просто ждет. А заждался, - из боковой комнаты вышел грузный шестидесятилетний мужчина с рубленым, ширококостым лицом - гражданин Германии и президент германской компании с чисто русацкой внешностью. Правая, неестественно перевернутая рука его дымилась, из чего стало ясно, что в ней покоится чашка кофе. - Этого, что ли, Дашевский прислал? Ну, будем знакомы.
    - Начальник управления безопасности господин Коломнин. А это Иван Гаврилович Бурлюк, - поспешно представил Янко. - Как я уже говорил, очень нам в этом деле помог.
    - А чего не помочь? - вальяжно подтвердил Бурлюк. - Васька Островой, конечно, охламон. Это без вопросов. К тому же изрядный сукин сын. Но кто в вашем банковском мире, положа руку на сердце, другой? Да хоть тот же Дашевский. Уважаю, слов нет. Но представится возможность спереть - тут же и сопрет. А у Васьки, к слову, башка как раз на месте. Спер-то ловко. Потом опять же сколь лет от вас бегает! Это ж тоже надо уметь. Так что у меня в этом деле свой интерес: как только ситуацию разрулим и из розыска его вычеркнут, я его, пожалуй, к себе подгребу. А чо? Сгодится.
    Бурлюк через плечо протянул чашку, уверенный, что секретарша тут же подхватит:
    - Так что, пошли в закрома? Попрессингуем быстренько мерзавца. А там честным пирком, как говорят, и за свадебку. Мне сегодня еще в Гамбург надо успеть вернуться. Вообще-то по уму прямо теперь бы лететь, но поменял на вечерний рейс. Дашевский лично попросил: помоги, мол, Иван Гаврилыч. Что ж не помочь? Не чужие.
    - Так и летите, - произнес Коломнин, вызвав равное изумление у обоих собеседников. - Вы свое дело сделали - спасибо. А дальше моя работа.
    - Это как понимать? - Бурлюк нахмурился. - Сделал дело, гуляй смело? Так, что ли?
    - Ну, зачем так обострять? Просто разговор, сами понимаете, предстоит особо доверительный. И у меня как раз указание от Дашевского: никого посторонних. Так что прошу понять.
    Но Бурлюка незатейливой этой хитростью не обманул. Лицо его побагровело. Морщины вкруг глаз подобрались: - Посторонний, говоришь! Как сводить, так помоги за ради Христа! А как срослось, так, стало быть, гуляй на сторону!..
    - Ничего, Иван Гаврилович! Все в порядке, - быстро, с особой интонацией произнес Янко. - Вы и впрямь главное сделали. Основные параметры согласованы. Так что теперь в этом русле и доведем. Даже не беспокойтесь.
    Вмешательство Янко несколько охладило изготовившегося поскандалить Бурлюка. Он что-то прикинул и слегка успокоился. Не прощаясь, развернулся и, тяжело вдавливая паркет, отправился к выходу. Следом с плащом и шляпой в руках заспешила секретарша. У выхода Бурлюк обернулся.
    - Да, Андрюшка, ты не забыл, что у меня скоро годовое собрание?
    - Как можно, Иван Гаврилович? Как обычно, выпишу на вас доверенность. Сами и проголосуете, как считаете нужным.
    - Ну-ну, - одобрил Бурлюк. Не удержавшись, измерил взглядом Коломнина. - А ты, погляжу, гусь, - недобро определил он. - Но недалек. Потому как жизнь круглая. Еще повидаемся.
    - И охотно, - беззаботно подтвердил тот.
    - Нельзя так, - Янко едва дождался, пока Бурлюк скроется из виду. - Иван Гаврилыч, хоть и редкая зануда, считай, стратегический банковский партнер в Европе. Если хочешь знать, мы сами у него акционеры - держим блокирующий пакет. Это тебе что-то говорит? Здесь не Россия. Здесь с нужными людьми особая деликатность требуется.
    - Вот ее сейчас и проявим, - пообещал Коломнин и, не дожидаясь приглашения, шагнул к двери переговорной.
    Огромный овальный стол в комнате для переговоров был пуст. Но из глубины мягкого, топкого кресла торчали длинные ноги с коленями, острыми, будто заточенные штыри. Раздался скрип, и навстречу вошедшим не без труда выбрался обладатель уникальных ног - худощавый мужчина с неожиданным чахоточным румянцем на впалых щеках.
    - Что? Несладка жизнь в бегах? - определил Коломнин и тем сбил заготовленную приветливую улыбку.
    - Нам всем эта история не в радость, - Островой протянул руку для приветствия: ладонь его оказалась удручающе вялой, но в длиннющих, будто у пианиста пальцах, Коломнин угадал прячущуюся силу. - Кто-то должен был найти в себе волю сделать первый шаг. Потому я здесь. А вы, как полагаю...
    - Начальник службы экономической безопасности, - представился Коломнин, усаживаясь напротив и протягивая визитку. - Имею доверенность на ведение переговоров и на подписание любых документов.
    При этих словах во взгляде Острового что-то вспыхнуло. Он в свою очередь поспешно вытянул из наружного кармашка золоченую визитку с начертанной на ней фамилией.
    - Островой Василий Юрьевич, - смакуя, прочитал Коломнин. Перед ним сидел вор. Вор, за которым они безуспешно гонялись более двух лет. Сидел холеный, победительно раскинувшийся. Непреодолимое желание позадираться овладело Коломниным. - Красивая картонка. Чего ж на визитке главное не проставлено?
    - То есть?
    - Находится в международном розыске. Очень бы эффектно сюда подпустить эдак золотым тиснением.
    - Я собственно не совсем понимаю, - тонкие бесцветные губы Острового подобрались, в лице проступила осторожная колючесть. - Откуда этот тон? По-моему, мы прежде знакомы не были.
    - Да, Бог миловал, - охотно подтвердил Коломнин. - Но заочно наслышан. И премного. Потрудились мы с прокуратурой, чтоб вас из небытия выколупнуть. И, как видите, - случилось.
    - Я думаю, Василий Юрьевич, вы не должны обижаться за несколько взвинченный тон Сергея Викторовича, - включился в беседу обеспокоенный Янко. Ему в вашем деле и впрямь досталось. Дашевский не всегда объективно оценивал затраченные усилия. О чем я, кстати, Льву Борисовичу счел нужным заметить. Но мы, господа, прежде всего бизнесмены и сейчас важно помнить главное - для чего мы здесь собрались. А собрались мы, чтоб оговорить условия, на которых Василий Юрьевич готов рассчитаться с банком. Вы согласны с такой постановкой вопроса, Сергей Викторович?
    Коломнин кивнул: возразить тут было нечего.
    - Тогда, может быть, попросим Василия Юрьевича изложить свое видение ситуации? - предложил Янко, делая приглашающий жест в сторону хмурящегося Острового.
    - Ситуация мне видится очевидной, - Островой неспешно закурил длиннющую сигарету, которая в его руке казалась шестым, жеманно оттопыренным пальцем. Ваш банк понес убытки. И я как человек чести безусловно готов их возместить.
    - Как кто? - невольно поразился Коломнин. Недружественную реплику Островой проигнорировал, хотя в лице добавилось настороженности.
    - Мой прежний банк не сумел вернуть "Авангарду" занятые три миллиона долларов. И хоть рухнул АМО уже после моего отъезда за границу, я согласен, чтобы снять возникшее недоразумение, передать эту сумму "Авангарду" - из собственных средств. Разумеется, в обмен на отзыв иска и разблокирование счета.
    - Наш банк, можете не сомневаться, по достоинству оценил этот жест доброй воли с вашей стороны, - поспешно заверил Янко, поскольку на физиономии Коломнина проступило такое чрезвычайное восхищение, что это выглядело опасным. - Но при этом нельзя не учитывать, что за истекшие два года "Авангард" понес дополнительные потери. Кроме того, на три миллиона набежали недополученные проценты. Поэтому уместно включить их в общую сумму.
    - И как же, по вашему мнению, должна эта сумма выглядеть? - неприязненно уточнил Островой.
    - Мы полагаем, - Янко сделал паузу, предлагая Коломнину перехватить инициативу. Но тот продолжал отмалчиваться с безмятежностью, становившейся попросту неприличной. - Три с половиной миллиона - это минимум, на что рассчитывает "Авангард".
    - Три с половиной?! - возмутился Островой. - А почему собственно не четыре? То, что я беру на себя задолжность, к которой в сущности не имею никакого отношения, не значит, что я буду оплачивать все что ни попадя. Три миллиона - это, по- моему, вполне приемлемая цифра. В крайнем случае, согласен покрыть ваши прямые расходы. Но - и все. Не забывайте, я вовсе не обязан оплачивать чужие долги.
    - И это правильно, - неожиданно согласился Коломнин. - Никто не должен платить за других. Тем более из соображений чести.
    Он посмоковал озадаченное молчание.
    - Забудем о несчастных трех миллионах, - беззаботно предложил он, заметив впрочем, как живо переглянулись недоумевающие собеседники. - То древняя, покрытая мхом история. За эти деньги мы купили у АМО право требования к их проворовавшемуся президенту, то бишь к человеку чести господину Островому, который в свое время украл из банка...
    - Я бы попросил выбирать выражения, - огрызнулся Островой. - Суда надо мной не было, так что...
    - Опять ваша правда, - суда не было. Пока, - Коломнин учтиво поклонился. Потому будем говорить высоким штилем. Деньги эти в сумме девять миллионов долларов господин Островой попросту стибрил, свистнул, увел, - выбирайте любой глагол по вкусу, - у своих акционеров, ему доверившихся. А поскольку истцом отныне выступает банк "Авангард", вот они-то, эти девять миллионов, и есть предмет нашего разговора. Так-то-с!
    Да вы, часом, не сбрендили? - поразился Островой. Совершенно очумелым выглядел и Янко. - Чтоб я вам за здорово живешь отдал целое состояние.
    - Не ваше, между прочим, состояние, - напомнил Коломнин.
    - А вот это как раз не ваша забота. Ишь губы раскатали на чужие "бабки". Да я лучше в тюрьму сяду, чем на такое "кидалово" соглашусь.
    - Это-то как раз запросто, - Коломнин вытащил и положил подле себя мобильный
    телефон, а рядышком - небольшой листочек, привлекший общее внимание. - Это телефон местного бюро интерпола. Вы, гражданин Островой, как будто значитесь в международном розыске. Гарантирую массу удовольствий. Через час вас возьмут, да еще с фальшивым паспортом на кармане. Так что полагаю не позже, чем через пару дней у вас появится классный шанс переместиться в Москву, в отель "Бутырка". Так сказать, осуществляются мечты!
    - Это же!.. - Островой вскочил. Губы его конвульсивно подрагивали. - Это не по-джентльменски. Мне были обещаны гарантии.
    - И кем же?
    - Президентом вашего банка.
    - Так чего ж молчали? Это совсем другой разговор, - Коломнин превратился в саму любезность. - Давайте сюда.
    - Что давайте?
    - Гарантию, конечно. Я должен убедиться.
    - Но это были устные договоренности - от имени президента, - Островой требовательно поглядел на смешавшегося Янко.
    - Извините, Василий Юрьевич, - пришел в себя тот, - но нам с Сергей Викторовичем необходимо переговорить.
    Он подошел к Коломнину и требовательно потянул его к окну.
    - Что еще? - Коломнин неохотно подчинился.
    - Вы просто губите процесс! - горячий шепот Янко наверняка доносился до противоположного угла комнаты. - Отобрать все! Вы не даете ему поля для маневра. Кто ж на это согласится? Рупь за два, он действительно лучше предпочтет в тюрьму! Я бы на его месте - точно предпочел.
    - Вот как? - заинтересовался Коломнин.
    - Да вы понимаете, чем это кончится? Банк по вашей, извините, милости попросту не получит денег. Как, полагаете, на это посмотрит президент?
    - У меня был с ним разговор перед отъездом. Президенту нужен результат, то есть деньги. А методы - это мое дело.
    - Но, учитывая чрезвычайность ситуации, я... вынужден немедленно связаться с Дашевским.
    - В самом деле? - Коломнин с любопытством приостановился. - Вы что же, намерены втянуть президента крупного российского банка в переговоры с международным преступником? Окститесь, Янко! Да и что собираетесь сказать? Вы уверили его, что три миллиона - предел желаний. А я собираюсь доказать, что предел этот - все девять. И полагаете, Дашевский будет возражать?...
    Коломнин нетерпеливо освободился от цепкой руки, помимо воли владельца сжавшей его локоть. Вернулся к подрагивающему должнику.
    - Так что надумал, Островой?
    - Здесь и думать нечего. Я полагал, что доверяюсь порядочным людям. И оказался заложником...
    - Брось пылить! Порядочные люди! Джентльмены! Ты-то тут причем? Ты обычный кидала. И им по гроб жизни останешься. Только сегодня ты вляпался. И потому выбор простой...
    - Тогда сдавайте! - Островой прихлопнул изящной ладонью журнальный столик, так что по застекленной поверхности поползла паутина. - Ничего! Выживают и в русской тюрьме. Только вы у меня во чего теперь получите! Я вас с этим иском два года мурыжил. И, будьте покойны, еще лет на пять хватит. Не хотите по-доброму. Так вот вам мой максимум - четыре миллиона. И ни гроша сверху!
    Он гордо откинулся, сцепив на груди побелевшие пальцы.
    - Я же предупреждал! - подбежал Янко. - Отойдемте еще!.. Сергей Викторович! Нельзя так зажимать в угол. Дай ему вздохнуть. Ты и так невозможное сделал. Да за четыре лимона Дашевский тебя всего обсосет. Аж по гланды. О девяти никто и не думает. Ну, предположим даже фантастический вариант, - выбьешь их. Но дальше-то? Получишь жалкую премию тысяч в пятьдесят. Твоего ли масштаба деньги? А этот, я уверен, выложит тебе лично с поллимона. Улавливаешь? И все будут довольны. Давай я сам все порешаю. А ты как бы в стороне. У тебя что, в самом деле личных проблем не существует?
    Под прищуренным взглядом несколько сбился:
    - Не о себе. О тебе хлопочу. Это ведь бизнес.
    - Очень уж русский бизнес.
    - Гляди. Будет ли еще когда такая возможность деньжат влегкую срубить?
    - Надеюсь, нет. А теперь отойди в сторону и - чтоб больше не дергался! потребовал Коломнин. - А тебе, Островой, отвечу так. Выживают и в российских тюрьмах - то правда. Только для этого большие деньги нужны и приличные связи. Связи ты все профукал. Потому что всех, кого мог, кинул. Знаешь, сколько в уголовном деле потерпевших? И все люди небедные. Уж они найдут способы тебя покарать. Да и с нашим иском не так все сумрачно. Ты ведь затягивал, потому что услуги адвокатов с "левых" счетов щедро оплачивал. Я думаю, там тоже немало наворованного. Но из Бутырки управлять зарубежным счетом тебе будет проблемно, я так рассуждаю. А, стало быть, адвокаты твои разбегутся. И процесс быстренько пойдет к завершению. Улавливаешь логику?
    Островой все улавливал: в пронизывающе злом взгляде его углядел Коломнин надломленность.
    - Так что, звонить?
    - Совсем за глотку схватили! - прохрипел, вскакивая, Островой. - Давайте хоть на пяти, на шести даже сойдемся. Жить-то я на что-то должен!
    - Но-но-но! Только без плача Ярославны на Путивле. На жизнь ты как раз нажировал.
    - Хоть семь! Для чего-то я сюда приехал.
    - Вот за этим ты приехал! - Коломнин достал из портфеля и помахал пачкой документов. - За собственной свободой. И это ее цена. Девять! Или - звоню.
    - Тогда звони! - отчаянно выкрикнул Островой. Но рука Коломнина столь стремительно метнулась к телефону, что он понял - это не блеф. Странный банковский безопасник на самом деле только и ждет повода, чтобы сдать его Интерполу.
    - Ладно, ладно! - быстро произнес он. - Согласен! Он развернулся к Янко, все это время пытавшегося привлечь его внимание, с чувством рубанул ладонью по сгибу другой руки:
    - А тебе во!
    Янко стремительно побледнел.
    - Стало быть, все девять? - с плохо скрытым сожалением уточнил Коломнин.
    - Сказал же! - Островой поднялся, схватил со стола мобильник, барсетку, смяв ее пальцами. - Банкуйте, суки! Завтра оформим.
    - Немедленно! - остановил его голос Коломнина. - Вызывайте своих адвокатов. Мы - своих. И прямо сегодня составим мировое соглашение.
    - Но прямо сейчас стремно, - Янко под испепеляющим взглядом Острового замялся. - Адвокаты могут быть заняты. Мы не предполагали, что так скоро... Это - Европа. Здесь не привыкли решать столь стремительно.
    - Раз я здесь - будут привыкать. Янко! - Коломнину все это изрядно начало надоедать. - Ты с швейцарскими адвокатами банковскими денежками рассчитываешься. Вот и изволь заставить отработать.
    - Но даже если соберем немедленно, - Островой угрюмо покачал головой. Пока утрясут, отредактируют, - тут работы даже не на часы. Может, на сутки.
    - А ничего, не соскучимся, - успокоил его Коломнин. - Вы в преф играете?
    - В преферанс? Играл студентом.
    - Во! Стало быть, будет, чем ночь занять. Люблю я, знаете ли, ловленного мизера половить. Ну, что застыли, добры молодцы? Работаем, работаем!
    Островой и Янко изумленно переглянулись, - в человеке, только что добившемся своей, казавшейся недостижимой цели, явственно проступало необъяснимое раздражение. Островой еще раз внимательно присмотрелся, пытаясь отгадать причину непонятной ему личной озлобленности. Но напрасно Василий Островой судорожно перебирал в памяти "кинутых" им людей. Озлобленность Коломнина была обращена против другого - против самого себя. Озлобленность, в которой перемешались гадливость и отвращение. Потому что в эту минуту разошлись интересы банка и государства: исполнив волю Дашевского, он предал Волевого. Следователя и бывшего коллегу, который два года неустанно, отказываясь от отпуска, жертвуя выходными, преследовал преступника, охваченный единственным желанием: посадить его на скамью подсудимых и тем доказать, что в России пришло время возмездия ворам. Этой же страстью был прежде охвачен и сам Коломнин. И вот теперь он возвращает преступнику улики и - избавляет от тюрьмы. Он предал не только Волевого, но и свое прошлое. Себя в себе. Что-то надорвалось внутри Коломнина.
    Еще в Женевском аэропорту Коломнину дозвонились из секретариата Дашевского и предупредили, чтобы по прилете в Шереметьево он прошел в vip-зал и там дождался Льва Борисовича. Президент вместе с Ознобихиным улетает на банковский симпозиум в Лондон, но перед отъездом хочет обязательно переговорить.
    И теперь утомленный Коломнин попивал шереметьевскую минералку перед огромным телевизором, прикидывая рейс, на котором сегодня же успеет вылететь в Томильск.
    - Гигант! Просто гигант! - послышалось от двери. Коломнин едва успел подняться, как его обхватил и принялся охлопывать стремительно, по своему обыкновению, вошедший Дашевский. Сзади груженный дорожным портфелем поспевал один из помощников. - Всех поразил! Это, я тебе скажу, - vip-результат. Хоть, знаю, прошел по краю. Не боялся, что все вообще обломится? Или... на принцип пошел?
    Проницательный Дашевский испытующе вгляделся, определил что-то, отчего зрачки несколько потемнели.
    - Ну, и черт с тобой! Победителя не судят. Немедленно дам команду, пусть готовят на тебя премию... в пятнадцать тысяч долларов. Заслужил!
    - Не надо мне премии, - Коломнин с трудом сдержал усмешку: Андрюша Янко, предсказывая ему "жалких" пятьдесят тысяч с барского плеча, явно погорячился.
    - Что значит "не надо"? Намекаешь, что мало?!
    Впрочем он и сам прекрасно понимал, что мало. Слишком мало, чтоб по банку не пошли новые пересуды о его скупости.
    - Ладно! Черт с тобой, вымогатель. Пользуйся моей добротой. Получишь... сорок тысяч. Этого, надеюсь, тебе довольно или прикажешь весь банк к ногам положить?
    Этого бы хватило. Во всяком случае, чтобы купить небольшую квартирку: после ухода из дома Коломнин до сих пор не имел жилья в Москве.
    - Вообще не надо за это никаких денег. Вы попросили - я сделал.
    - Брезгуешь, стало быть? - чутко догадался Дашевский. И недобро прищурился. Отказ от премии оскорбил его куда сильнее попытки поторговаться. Что ж, вольному воля. Куда теперь?
    - Прямо сейчас возвращаюсь в Томильск. За мной ведь "Нафта".
    - Да, да. Конечно. Назад особенно не торопись.
    - А как же аттестация?
    - Это даже в голову не принимай. Защитишься по возвращении. Да и то формальность. Ты у нас теперь герой. Ну! - он вымучил дружескую улыбку и, давая понять, что аудиенция закончена, негодующе развернулся к топчущемуся помощнику. - Где наконец Ознобихин? На посадку пора.
    - Вот-вот будет, - тот поспешно оторвал от уха мобильник. - Въехал в зону Шереметьево.
    - Я пошел в самолет. Пусть догоняет. Бардак! Президент их ждать должен, и, забыв на прощание кивнуть Коломнину, шагнул к вышколенно улыбающейся у стойки регистраторше.
    У выхода из vip-зала Коломнин едва не столкнулся с катящим чемодан Ознобихиным. - Какие люди!- обрадовался встрече Коля. - Поздравляю. Весь банк гудит, как ты этого Острового уделал. На полную!
    В поздравлении и особенно в словечке "на полную" ощущался некий второй план - будто он и поздравлял и недоумевал одновременно.
    - Да, кстати, я тут тебе порадел чуток, - припомнил Ознобихин. - Мне, пока тебя не было, супружница твоя звонила, - все-таки настырная она, извини, бабенка, - просила помочь сына куда получше пристроить.
    - Что?!
    - А чего? Не чужие. Как раз у Янко в "Авангардфинанс" местечко освободилось. Ну, я и - порекомендовал на стажировку. И то дело! Пусть парень чуток в загранке освоится. Правда, на тебя Янко жутко, знаю, разобиделся.
    - С чего бы?
    - Если ты такой недогадливый, так откуда мне знать? - хмыкнул Ознобихин. Поначалу, как твою фамилию услышал, даже уперся. Но я настоял. Должок у него передо мной неотработанный. А теперь и у тебя! Шутю! Ну, давай, выкладывай слова жуткой благодарности.
    - Пожалуйста. Там Дашевский нервничает.
    - Подождет! А, кстати, насчет Маковея прав ты был. Признаю. Очень непростой оказался. Такой стремный кредит мы с ним закрыли, пальчики оближешь. Вот так бы всегда, в одной упряжке! А то только ругаешься, нехороший ты человек, - и, приветливо кивнув, Ознобихин подхватил ручку чемодана, тем более, что выскочивший из vip-зала помощник принялся строить страшные глаза.
    Томильск. Время принятия решения
    Из Женевы Коломнин созвонился с Богаченковым, который сообщил, что документальную проверку закончил и готов отчитаться. Потому, несмотря на накопившуюся усталость, прямо из Томильского аэропорта он отправился в банковский филиал.
    Небритый, с запавшими глазами и обострившимися скулами, - в таком виде вошел Коломнин в кабинет Хачатряна.
    - Ну и видок! Будто не из Европы. А прямо-таки чистый буровик, только что снятый с вахты, - невесело пошутил Хачатрян.
    Судя по блеклому его виду и по нетерпеливому оживлению сидящего здесь же, в сторонке, Богаченкова, необходимые сведения были добыты и - оказались не из радостных.
    - Неужто и впрямь снизошли до того, что поделились информацией?
    - Только самой общей, - умерил Коломнинские надежды Хачатрян. - Да и то спасибо Ларисе Ивановне, невестке Фархадова, - настояла. А то б и этого не дали.
    Богаченков вытащил из нетерпеливо оглаживаемой папочки несколько распечаток.
    - Гораздо хуже, чем можно было предположить, - опередил его Хачатрян. Все ожидал, но чтоб такое!
    Он удрученно поцокал языком.
    Коломнин кивнул Богаченкову.
    - Ситуация и впрямь не из приятных, - подтвердил тот. - Бешеные долги. По банкам, правда, кроме как нас, все чисто. Но зато общая задолженность! Не падайте: свыше двадцати миллионов долларов.
    - Сколько?!
    - И это только просрочка. На подходе еще с десяток миллионов. Почти все долги перед поставщиками оборудования, бурильщиками и подрядчиками. В основном накопились за последние два года.
    - М-да, майский день, именины сердца, - пробормотал Коломнин, с открытой неприязнью оглядев осунувшегося за эти дни Хачатряна. - И как же это ты, Симан, ухитрился под своим носом ничего не видеть? Это надо было вообще глаза закрыть. На все!
    - Да вы что?! - в свою очередь вскипел управляющий филиалом. - Вы что полагаете, что я с них чего-то имею?!.. Да я все силы, чтоб филиал здесь развить, кладу!
    Свинцовое молчание Коломнина несколько сбило Хачатряна с взятого им обиженного тона:
    - Ну, конечно, было беспокойство. И большое. Пытался даже поговорить с Фархадовым. Но - у того всегда одно: я все за всех знаю. А ваше дело сидеть и ждать результата. Мясоедов, тот вообще водопад - на все отговорки: тут возросла цена на оборудование, там увеличились расценки. Вот и - ждали. - А ты что мыслишь, стратег? - Коломнин повернулся к Богаченкову.
    - Возможны как бы два варианта. Первый - обычное разгильдяйство. Второй кто-то сознательно наращивает долги компании.
    - Думаешь, готовится экспансия? - живо подхватил Коломнин. - Очень может быть. Почему бы в самом деле на халяву не отхватить лакомый кусок? Тем более вся черновая работа, считай, сделана. Но тогда кто этот умник?
    - Без ревизии не понять, - вид у Богаченкова был сконфужен, будто тем самым вскрылась его собственная несостоятельность. - Но обнаружилась еще одна, нечаянная радость: помимо долгов "Нафта" имеет и двадцать пять миллионов дебитовки. И тоже просроченной.
    - Что?! - похоже, сегодня Коломнину подготовили вечер сюрпризов. - То есть задолженность других компаний перед "Нафтой" перекрывает ее собственные долги? Я так понял?
    - Да не компаний, - перехватил инициативу Хачатрян. - Почти вся задолженность у одной фирмы - некто "Руссойл". Я об этом долге давно знаю.
    - Давно он знает. И молчит. Тоже мне партизан!
    - Потому и молчу, что говорить не о чем! Помните, может быть, "Паркойл" года три назад организовал для "Нафты -М" кредит? Еще в газетах писали ...
    - Да, это сразу резко увеличило ее цену, - припомнил Коломнин. - И деньги эти не возвращены?
    - Здесь-то как раз время терпит: давались они на десять лет. Тут другая фишка, - Хачатрян потрепал свой увесистый нос. - Живых денег "Нафта" не получила. "Паркойл" пожертвовал в ее пользу нефти на сорок миллионов долларов. Эту нефть надлежало продать, а деньги пустить на обустройство месторождения.
    - Тоже помню.
    - Так вот в договоре было забито условие, что продаваться нефть будет не напрямую "Нафтой", а по ее поручению торговать ею станет некая компания "Руссойл". Схема простая: компания-посредник продает на сторону, а деньги, за вычетом маржи, передает "Нафте".
    - А маржа оседает в собственных карманах?
    - Само собой, - удивился вопросу Хачатрян. - Такой бизнес. - Та же схема, что у "Газпрома" с "Итерой", - напомнил о себе Богаченков. - Но, между прочим, поначалу "Руссойл" эти обязательства вроде выполнял. Худо-бедно, но пятнадцать миллионов долларов в компанию поставил.
    - А последующие двадцать пять?
    - Как отрубило.
    - Может быть, "Паркойл" перестал отпускать нефть?
    - Да нет, - Богаченков извлек какую-то новую справку. Сверился. - Судя по переписке, "Руссойлу" как раз было отпущено все сполна. А вот он уже деньги за проданную нефть заиграл. - И что? Никаких исков не подавалось?
    - Ни малейших следов. Как будто так и надо, - Богаченков принялся укладывать документы в папочку. - Кстати, до истечения срока исковой давности по долгам "Руссойла" осталось меньше трех месяцев. Если "Нафта" за это время не заявит иска, считайте, долг списан. Что называется, пустячок, а приятно.
    - А как бы сейчас эти двадцать пять миллионов решили проблему, мечтательно промурлыкал Хачатрян.
    - Не с кем решать, - вернул его на землю Коломнин. - "Руссойл" этот наверняка - обычная "бумажная" однодневка, специально созданная, чтоб откачать на сторону денег. Скачали и - рассыпались. Похоже, и сам Фархадов поучаствовал.
    - Нэт! - с внезапной горячностью возразил Хачатрян. - Фархадов не мог!
    - Почему собственно?
    - Я говорил, у него идея фикс: запустить месторождение. Я потому на него и поставил! Мамой клянусь, не мог!
    - Тогда почему не взыскивает?!.. То-то. Или о сроках не помнит?
    - Может, и не помнит.
    - А если не помнит, так и вовсе ставить не на кого.
    Решительным жестом пресек попытку возразить:
    - Аут, господа хорошие, обсуждать, вижу, больше нечего. Придется немедленно начинать взыскание долгов. Будем описывать все, что только можно распродать.
    - Но вы же понимаете, что продать это за реальную цену невозможно! безысходно вскричал Хачатрян. - Не разбирать же буровые!
    - Если понадобится, так и разберем. Передо мной четкая задача - вернуть банку его деньги. А там - хоть трубы на металлом!
    - Вы вообще соображаете?! - Хачатрян аж икнул. - Буровую на металлом?
    - Это ты мне?! - разозлился Коломнин, и без того чувствовавший себя неуютно. - Это я, что ли, довел ситуацию до полного развала? Это я, выдав за здорово живешь пять банковских миллионов, не удосужился обеспечить контроль?! Надо же - ему, видите ли, неловко было у должника спросить, как тот распорядился полученными денежками? Нефтяников, душевно ранимых, обидеть боялся?! Это я на прямую фальсификацию пошел, фиктивные залоги приписав?
    Тяжелая голова Хачатряна склонилась к груди, будто бутон на надломившемся стебле.
    - Заигрался ты, Симан. Вот результат. А теперь выбирать не из чего. Если мы сегодня первыми не начнем взыскивать, завтра нас опередят остальные кредиторы. Особенно, если за всем этим в самом деле стоит чей-то интерес! Конечно, своего не вернем. Но в такой ситуации хоть шерсти клок. Так что обеспечь три билета на Москву. Летишь с нами. Сразу по прилете - докладываем Дашевскому. И - готовим исполнительные процедуры.
    - Встретьтесь хотя бы с Фархадовым перед отлетом! Долг вежливости.
    - Зачем?! Рассказать ему в милой беседе, что мы собираемся его уничтожить? Если это и вежливость, то очень по-восточному. А мне наоборот важно, чтоб о принятом решении до последнего момента никто не догадывался. Так что с утра сам ему позвонишь, скажешь: улетаем в Москву совещаться. И прочие ля-ля. Да гляди, чтоб никакой утечки информации! - он глаза в глаза жестко встретил негодующий взгляд Хачатряна. - Эх, Симан, Симан! Вот что бывает, когда хочется много и сразу. Сколько людей вокруг проекта этого кормится. Сколько планов, сколько семей отстроилось. И все теперь псу под хвост пустить придется. Пошли, Юра!
    И они вышли, даже не попрощавшись с понурым хозяином кабинета: судьба его виделась предрешенной.
    Едва Коломнин и Богаченков вошли в холл гостиницы, как из кресла в глубине вестибюля поднялась женщина в распахнутой собольей шубе и свободной походкой направилась к вошедшим. С томлением Коломнин узнал в ней Ларису.
    - Здравствуйте, Лариса Ивановна, - Богаченков запунцовел. - Вы ко мне? Наверное, что-то срочное?
    - И очень, - она подошла к Коломнину, с проскользнувшим озорством провела рукой по небритому подбородку. - Нам надо поговорить.
    Коломнин беспокойно огляделся, обнаружил заинтересованный взгляд портье.
    - Прошу вас, - подчеркнуто официально он протянул руку, пропуская ее вперед, к лифту. По правде с трудом скрывая изумление от внезапного превращения пугливой невестки в эту решительную женщину.
    - Я тогда, если что, у себя, - пролепетал Богаченков.
    По закону подлости, едва выйдя из лифта, натолкнулись они на молоденькую горничную, которая как раз оправляла прическу перед зеркалом. Завидев их, она, не оборачиваясь, внимательно, припоминающе оглядела Ларису.
    В номере Лариса небрежно сбросила шубку на тумбочку, шагнула к нему:
    - Господи! Что за вид?
    - С чего бы такое превращение? Или все-таки... - Коломнин задохнулся. Лоричка, ты решилась?!
    - Соскучилась.
    - А... еще?
    - Еще тоже есть. Но это подождет, - прижавшись, пробормотала она. - Если, конечно, ты не настаиваешь.
    Он не настаивал.
    За окном завывало. Коломнин с томлением и грустью смотрел на вернувшуюся из ванной посвежевшую женщину.
    - Значит, нет? - еще раз переспросил он, ни на что не надеясь.
    - Не могу. Его сейчас бросить, как предать.
    "А меня?" Коломнин представил такую же вьюгу где-нибудь на окраине Москвы и себя, одного, неприкаянно слоняющегося по снимаемой, куце обставленной квартирке, - ее поиском по просьбе Коломнина занимался Седых.
    - Стало быть, зашла попрощаться? Спасибо, хоть этого не побоялась.
    - Кушайте на здоровье, - она прикрылась иронией. - Нам надо поговорить, Сережа. Я о компании.
    - Компания у нас и впрямь хоть куда подобралась. Я, ты и старик Фархадов. По-моему, это что-то новое в любовном треугольнике.
    - Тогда квадрат. Еще моя дочь. Пожалуйста, не надо, Сережа. Быть злым тебе не идет.
    Коломнин почувствовал справедливость упрека. В своем стремлении выдернуть ее из привычного, комфортного мира он стал чрезмерно нетерпелив и нетерпим. Почему-то уверенный, что с ним ей будет заведомо лучше. Между тем перед ним сидела холеная, привыкшая к роскоши женщина. Одеваемая, будто кукла Барби. Правда, и предназначенная, подобно Барби, сидеть дома на почетном месте. Но, очевидно, и в этом можно найти свою, затягивающую прелесть. А что взамен предлагал он?
    - Я не о том, дурачок, - она без труда разгадала его мысли. - Я уже просила: пожалуйста, не торопи, мне действительно очень трудно. Я, если хочешь, сильно увлечена тобой. Но - полюбила ли? То ли это? Прости, но мне часто вспоминается Тимур. И тогда - я не знаю. А здесь вокруг - все им дышит.
    - Да, как на кладбище.
    - Ты все-таки стал недобрым, - она, стараясь сделать это незаметно, скосилась на часики. Расстроенный Коломнин понятливо поднялся. - Нет-нет, Сережа, мы обязательно должны переговорить о "Нафте". Что вы решили?
    - Хоть ты-то не мучай! Ведь сама видела цифры. Компания перегружена долгами. Строительство трубы по существу приостановлено. Банковские деньги, извини за сленг, раздрючены. И при этом самой "Нафте" задолжала примерно те же деньги какая-то пустышка, с которой и получить нечего. Это ж надо было ухитриться!..
    - Не пустышка, Сережа! Я собственно с этим и приехала. Вот! - она извлекла из сумочки перегнутую пачку документов. - Последовала твоему совету и потребовала в отделе ценных бумаг предоставить мне все данные о наших участиях.
    - И?..
    Лариса хотела что-то пояснить, но, наткнувшись на скепсис в лице Коломнина, суховато протянула документы. - Просмотри сам. Нужное я выделила.
    Коломнин подтянул первый лист, поименованный "Участие компании "Нафта-М" в уставном капитале других структур", намереваясь пробежать полученное по диагонали. Но
    в глаза бросилась отчеркнутая строчка - ООО "Руссойл" (Гамбург) - 26 %.
    - Это что, тот самый должник?
    - Именно, дорогой мой. Ладно, не трать время, - Лариса, перегнувшись, отобрала у него бумаги. - Здесь ты все равно многого не увидишь. Поэтому послушай меня. Все-таки времени даром не теряла.
    Это оказалось правдой. Из того, что удалось выяснить Ларисе, стало ясно: когда "Паркойл" принял решение предоставить "Нафте" крупный товарный кредит, одновременно, по предложению Гилялова, в Европе была создана трейдерская компания. Цель традиционная для компаний такого рода - реализовывать оговоренные объемы нефти на Запад, а деньги за вычетом комиссионых передавать "Нафте-М". А дабы Фархадов не нервничал, что деньги проходят через чужие руки, Гилялов предложил разделить Уставный капитал "Руссойла" на четыре части: по 26 % - "Паркойлу" и "Нафте-М" и по двадцать четыре - двум иностранным офшорным компаниям, созданным менеджерами "Руссойла".
    - Почему же тогда через два года "Руссойл" перестал платить, а Фархадов все это "проглотил" и даже не пытается получить свои деньги, которые ему просто позарез нужны? - задал Коломнин вопрос, ответ на который сам безуспешно пытался найти. Лариса безысходно промолчала. - То-то что. А если бы он действительно хотел запустить месторождение, так не прятал бы от нас эти бумажки.
    - Он хочет. Я тебе клянусь, Сережа! Есть вещи, которые обычной логикой не объяснить. Салман Курбадович, он, понимаешь ли, бешено гордый. Он просто не может не быть первым! Не может признать, что в чем-то не разбирается.
    - Другими словами, он не управляет компанией.
    - Это так, - Лариса кивнула. - Потому он вынужден на кого-то ставить. Пока был Тимур...
    - Тимура нет, Лоричка. Прости, конечно. Но банковские деньги - это не мои. И даже если бы я захотел...
    - А ты захоти! Просто захоти помочь!
    - Лариса, солнышко. Прости, но разговор на уровне бреда. Ведь это я могу задать тебе встречный вопрос: почему ты, близкий Фархадову человек, экономист, между прочим, - сама его не подперла. И только теперь, когда ситуация стала безвыходной, удосужилась изучить состояние дел?
    - И опять ты прав. Я слишком ушла в свои проблемы. Но сейчас вопрос не в том, кто виноват, а в том, как спасти "Нафту". Если хочешь, это вопрос и нашего с тобой будущего. Есть две вещи, которые я хочу довести до конца...
    - Выяснить, кто убил Тимура.
    - И добиться, чтобы "Нафта" стала прибыльной компанией. А уехать с тобой, когда компанию станут описывать, значит, предать и его, и...
    - Память Тимура. Ларочка, я ценю твои высокие побуждения. Но все это запоздало года на два. От нас с тобой больше ничего не зависит. Банк станет добиваться своих денег любой ценой.
    - А если бы я тебе сказала, что есть пять миллионов, которые мог бы забрать твой банк, не уничтожая компанию, ты бы согласился?
    - Если бы это были реальные деньги? Конечно. Ты что думаешь, мне самому по душе все это гробить?
    - Тогда - деньги есть! - с некоторой торжественностью произнесла Лариса, одновременно чисто по-женски оценивая произведенный эффект. Эффект, впрочем, не был оглушительным: Коломнин, боясь ее обидеть, отмолчался. - Не веришь, да? Между прочим, мне это в отделе ценных бумаг сказали. Компания "Руссойл"...
    - Вы хотите предложить банку самому взыскать ваш долг с мифического "Руссойла"?
    - Нет! И не мифического вовсе. Перестань наконец перебивать женщину! Мне и так непросто. Так вот, у директора "Руссойла" сохранились мощные связи, и все эти годы он активно работал сразу с несколькими российскими экспортерами. И там накопилось...
    - Можно себе представить. Одних ваших украденных двадцати пяти миллионов долларов...
    - Не это сейчас важно. "Руссойл" по германскому законодательству обязан каждый год подводить итоги и принимать решение о выплате акционерам дивидендов. Решение принимается простым большинством голосов.
    - И что?
    - Наши девчонки из отдела ценных бумаг говорят, что дивиденды еще ни разу не выплачивались. Им каждый год из "Руссойла" копии балансов и протоколов присылают. Наверное, в Германии так положено. - И кто от вас участвовал в собраниях?
    - Никто. Так вот за эти пять лет, по грубым подсчетам, на наши акции накопилось почти одиннадцать миллионов марок. Это порядка семи миллионов долларов. И - нам пришло извещение, что через десять дней в Гамбурге как раз состоится годовое собрание акционеров. Ты понимаешь?!
    - Едва ли. Похоже, я вообще перестаю что-либо понимать. Есть компания-должник, имеющая, как выясняется, деньги. И к тому же зарегистрированная в Германии, то есть находящаяся под жестким государственным контролем. Есть два главных акционера: вы и могучий "Паркойл". Так чего проще: вместе сгонять на собрание, принять решение о выплате дивидендов, а заодно разобраться с другим сущим пустячком - двадцатипятимиллионным долгом? А, Ларис? Или сделать это Сарман Курбадовичу тоже гордость не позволяет? И что это за гордость такая?
    - Во-первых, у "Паркойла" больше нет акций.
    - Н-не понял?
    - Я сегодня дозвонилась к ним. Говорят, кому-то продали.
    - Миленькое дельце. А сами-то вы почему в собраниях этих не участвуете? У вас же блокирующий пакет.
    Лариса смутилась:
    - Салман Курбадович запретил. У него плохие отношения с Бурлюком.
    - Фантастика! - Коломнин аж головой замотал. - У Фархадова не сложились отношения с каким-то Бурлюком. И поэтому "Нафта" позволяет себя за здорово живешь обкрадывать...Погоди, с кем?!
    - С Бурлюком, президентом "Руссойла". Я разве не говорила? В советское время работал в минтопе. Сейчас живет в Гамбурге. Что с тобой, Сережа? Вы что, знакомы?
    - Иван Гаврилович?
    - Иван?.. - Лариса быстро сверилась с текстом присланного приглашения. Да, наверное, - стоит "И.Г.".
    - Вот уж подлинно тесна Европа. Трем русским разминуться негде, пробормотал ошарашенный Коломнин. - Да, так ты, помнится, что-то хотела предложить?
    - Попросить. Узнай через свои каналы, кому "Паркойл" продал акции "Руссойла". Мы бы могли с теми, кто купил, договориться по поводу голосования. Наверное, семь миллионов долларов им тоже не лишние.
    - Наверняка.
    - Так ты смог бы их найти?
    - Пожалуй, - подтвердил Коломнин. - И даже гораздо быстрее, чем ты думаешь.
    Он доподлинно припомнил разговор о голосовании между Янко и Бурлюком. Что ж, бывают сюрпризы и приятные. Неясным, правда, оставалось, как эти акции оказались в системе банка и почему записаны они на "Авангард финанс". Но главное сейчас, что они есть. И они подконтрольны. А, стало быть...
    Он возбужденно заходил по комнате. Засмеялся, увидев, что Лариса, перепуганная внезапной переменой в его настроении, настороженно всматривается в его лицо. - Что ты меня сверлишь, друг мой Лара? На самом деле, как ни странно, все хорошо под нашим задиаком. Правда, пока это так... эскиз к портрету. А вот чтоб его написать... Словом, мне нужен срочный разговор с Фархадовым. Без Мамедовых, Мясоедовых, прочих "едовых". Я, он и - желательно -ты. Договаривайся на утро.
    - Сережа, но как ты себе это представляешь? - Лариса растерялась. - Что я скажу? Чем объясню?
    - Ты хочешь, чтоб я тебя научил, как объясняться с собственным свекром? Найдешь, думаю, предлог. Будет встреча, будет шанс договориться. Нет? Стало быть, увы. Попробуй как-нибудь. Сейчас не время для тотальной конспирации.
    Глаза Ларисы сузились. Она шагнула к телефону. Прежде чем он успел отреагировать, набрала номер:
    - Салман Курбадович, это Лариса... Да, да, все в порядке...Уложили? Спасибо... Я? В "Ройяль отеле". Только что встретилась здесь с господином Коломниным. Он завтра собирается улетать...Давайте об этом после. Салман Курбадович, он просит о срочной встрече. Речь идет о позиции банка в отношении "Нафты". Пожалуйста! Я - тоже прошу.
    Раскрасневшаяся, прикрыв глаза, она стояла у прикраватной тумбочки. Даже до Коломнина доносилось из далека невнятное похрипывающее бурление.
    Наконец Лариса положила трубку, взялась за сумочку:
    - Поехали!
    - Но...Как ты теперь объяснишься?!
    - А это не твоя забота. Как ты говоришь, не время для конспирации. Едем же! Он старый человек и привык рано ложиться спать.
    Такси подъехало к трехэтажному, огороженному решеткой коттеджу. При виде показавшейся из машины Ларисы калитка автоматически отворилась, - за входом осуществлялось видеонаблюдение.
    Также беззвучно раскрылась резная дубовая дверь, за которой, отделенные стеклом, сидели двое охранников.
    Дом спал. Сам Фархадов в пуловере и пижамных брюках поджидал их в каминном зале. Стрельнул недовольным взглядом из-под косматых бровей по невестке, будто снайпер из-за укрытия, хмуро поздоровался с нежданным гостем.
    - И что за спешка? Кофе? Чай?.. Лариса!
    - Да, да, я приготовлю, - Лариса поспешно двинулась вглубь дома.
    - Как впечатления от меторождения?
    - Видно, что дело всерьез начиналось, - Коломнин по знаку хозяина погрузился в глубокое кресло у журнального столика, в котором тут же и утонул. Сам Фархадов уселся подле, на жестком маленьком диванчике.
    - Дело - да. Это главное, - Фархадов словно не обратил внимания на двусмысленность похвалы. Пожевал выцветшими губами. - Ради этого и бьюсь. На отдых бы пора. Заслужил как будто. Да и ресурс выработан. Но - как оставить? И на кого? С сыном начинали. Вот доведу до конца и тогда уж... Так что хотел?
    "Для начала - пересесть", - едва не брякнул Коломнин. Он уже понял отработанный трюк Фархадова: гость, углубившийся задом в податливую кожу дивана, с безвольно задранными кверху коленями и обнажившимися носками (слава Богу, надел свежие), и парящий где-то ввысях хозяин, - словно коршун над добычей, - какой после этого разговор на равных?
    Поерзав, переместился на краешек кресла. Прямо встретил снисходительный взгляд полубога, снизошедшего до разговора со смертным. Времени для политеса не оставалось.
    - Салман Курбадович, могу я говорить откровенно?
    - Ты с этим пришел. Говори, - в глубине насмешливого взгляда угадывалась тревога.
    - Мне действительно очень симпатично то, чем вы занимаетесь.
    - Вот как? То есть вам симпатично? - съехидничал Фархадов. - Высокая оценка.
    - Но я вынужден вас спросить: чего вы добиваетесь, Салман Курбадович?
    - Что-с?!
    - Нам удалось изучить - правда, очень поверхностно - финансовое положение компании. - Ну-с, поздравляю.
    - Да не с чем. Это - полный крах!...Только прошу, дайте высказаться! За два года компания обросла долгами на десятки миллионов долларов. И отдавать нечем. Нечем, дорогой Салман Курбадович. Это-то вам должно быть известно. Все надежда на то, чтобы пробиться к узлу учета. Но - на трассе, как выясняется, конь не валялся.
    - Мы вошли в сложный таежный профиль.
    - Да бросьте вы! - вскричал, вскакивая, Коломнин, так что рот Фархадова от изумления приоткрылся, а вошедшиая Лариса едва не выронила поднос. - Скажите честно, когда вы сами в последний раз были на буровых?
    Лицо старика стремительно обросло пятнами.
    - Салман Курбадович не может сейчас ездить, - поспешно, с плохо скрываемой укоризной ответила за него Лариса. - Врачи категорически запретили летать... Временно, конечно.
    - Извините за бестактность, - Коломнин изобразил что-то вроде легкого поклона. - Это я к тому, что разговоры насчет всяких там сложностей - брехня. Вам врут. Щадят, наверное. Но трассу забросили. И это есть факт! Вас элементарно водят за нос.
    - Да ты! - губы Фархадова задрожали, острые пальцы впились в подлокотник дивана.
    С кем разговариваешь, мальчишка?! Фархадова вся Сибирь! Весь мир знает. А ты против меня - наперсток!
    - Вот и хочу, чтоб великий путь не завершился кляксой, - тихо, на контрасте проговорил Коломнин.
    Воцарилась внезапная тишина. По глубоким морщинам заструился пот, Коломнин попал снайперски точно. И хоть и жаль стало растерянного старика, нельзя было не использовать ситуацию.
    - Вам известен реальный объем долгов? Знаете ли вы, что строители полгода не получают зарплату? Что подрядчики не подают в суд только потому, что боятся лишиться последнего фронта работ? А деньги от добычи газоконденсата, что прежде, при Тимуре, шли на экстренные платежи и поддерживали строительство трассы, теперь элементарно разворовываются.
    Испуганная Лариса шагнула к свекру, успокаивающе положила ладонь на плечо. Но это было излишне. Фархадов оправился. Укрыл гневный взгляд под густые ресницы, как прячут в ножны клинок.
    - Да, мне непросто сейчас управлять процессом так, как раньше, - тяжело признал он. - Но рядом есть надежные люди. Друзья, родственники. И они делают то, что умеют. И как умеют!
    - Друзья! Родственники! - с горечью повторил Коломнин. - Дорогой мой, разуважаемейший Салман Курбадович! Вы будто задержались где-то в начале девяностых. Тогда все точно так и рассуждали: самое надежное - это с друзьями. Пока разборки не начались. И между прочим, первых киллеров друзья на друзей заказывали. Да и не это сейчас главное. Очень похоже, что компанию вашу кто-то умышленно долгами обложил, чтоб потом задешево под себя скупить.
    - Кого скупить? Меня? Фархадова?! Пусть только кто попробует. Да по моему зову вся нефтянка на помощь слетится. Кругом, куда ни глянь, мои воспитанники.
    - Вот кто-то из них и точит зубы на местрождение, - сбил его порыв Коломнин. - Тем более теперь, когда выяснилось, какие здесь роскошные пласты газоконденсата. Впрочем, если готовы отдать?..
    - Отдать?! Мое это все! И вот их теперь, - Фархадов ткнул пальцем в Ларису. - Внучке все передам. Не для того мой сын погиб, чтоб теперь, стало быть, в чужие руки...Тебе, впрочем, разве понять!
    - Как не понять? Как раз потому и здесь, что того же хочу, - чтоб дело ваше не разграбили. Только ситуация больно хреновенькая. У банка зависает пять миллионов кредитных денег. И отдать неоткуда. Да еще столько же нужно, чтоб дотянуть "нитку" до магистрали. А остальные кредиторы наготове стоят. Тут тенденция простая, как у голодных крыс: один подаст иск и - вся стая кинется. Все обгладают. Готовы обсудить?
    Тяжким было молчание Фархадова. Гордость боролась в нем с безысходностью.
    Лариса обошла диванчик, опустилась перед ним на колени, заглянула снизу вверх:
    - Салман Курбадович! Голубчик. Ради Бога! Это последний шанс. Банк на сегодня наш союзник. Все зависит от него. Ведь в самом деле, если только слух пойдет, что Фархадов рушится и... вы ведь умница, все понимаете. Ведь сколько сделано, сколько Тимур сюда вложил. А?
    Коломнин отхлебнул кофе. Потянулся к огромному бокалу чая, приготовленному для хозяина.
    - Сколько вам положить сахару? - между прочим поинтересовался он.
    - Две ложки.
    Коломнин сдержал вздох облегчения: согласие на диалог было получено.
    - Почему хочешь помочь? - ресницы старика требовательно взметнулись вверх.
    - Иначе банку денег не вернуть. Да и - нагляделся вдоволь. Придут другие растащат, конденсат скачают быстренько, - так что и через сто лет не подступишься. Союзник я вам, Салман Курбадович. Не ахти какой для вашего масштаба. Но другого-то, на кого опереться можно, и вовсе нет.
    - Что предлагаешь?!
    - Для начала хочу согласовать информацию. Некая компания "Руссойл" должна вам столько денег, что можно покрыть все долги. И, по моим сведениям, деньги у нее есть. Почему же вы не пытаетесь получить?
    - Как это не пытаюсь? Что ж вы меня, совсем за простофилю держите? обиделся Фархадов. - Только два дня назад с Гиляловым обсуждали. Это же он организовал по моему поручению кредит от "Паркойла". Потом, правда, сбой был длительный. Какие-то финансовые проблемы. Но заверил, что возьмет ситуацию под контроль и заставит Бурлюка до конца года рассчитаться.
    - Заверил? - не сдержал иронии Коломнин.
    - Гилялов - мой ученик. Выдвиженец! Это чего-то стоит?
    "Стоило. В прежние времена". - А он вам не говорил случаем, так, между делом, что искового срока у вас осталось не до конца года, а всего на три месяца? И если за эти три месяца вы не подадите иск, так о долге этом можно будет попросту забыть?
    Фархадов побагровел:
    - Не его масштаб - закорючки на бумажках отслеживать. Для этого такие клерки как ты существуют. Они и докладывать обязаны. На нашем уровне иначе решается: мне слово дадено!
    Коломнин беспомощно переглянулся с Ларисой. Сталкиваться с такой младенческой наивностью ему не приходилось много лет. А в большом бизнесе никогда. Теперь особенно стало ясно, кем был для компании Тимур.
    - Хорошо. Салман Курбадович, скажите, а вы знаете, что в "Руссойле" за это время накопились дивиденды, которыми можно перекрыть долг перед нашим банком?
    Фархадов едва заметно скосился на Ларису.
    - Там на самом деле на наши акции причитается большая прибыль, - участливо подтвердила та.
    - Через десять дней собрание, - напомнил Коломнин. - Согласны вы проголосовать за выплату дивидендов?
    - Вообще-то я с Бурлюком дел не имею. Нечистоплотен. Но если для дела, то - ладно уж. Направлю представителя. Только я должен Гилялова предупредить. Чтоб не за спиной. Но... нам ведь еще нужны деньги, чтоб трубу довести, спохватился он. И прежним, непререкаемым тоном закончил. - Без этого согласия не дам!
    За его спиной Лариса поспешно приложила палец к губам, и Коломнин сдержал готовое выплеснуться раздражение.
    - Мы можем, конечно, говорить и о новых деньгах. Тем паче без них вам и впрямь не выкарабкаться. Но при условии...
    Бровяные кусты Фархадова недоуменно поползли вверх по лбу.
    - Что-с?! Опять условия ставить? Не сильно ли увлеклись? Ишь спаситель выискался. Такому дай только палец ухватить! Да я "Газпрому" диктовать не позволил, - и со вкусом, явно заранее любуясь эффектом, бросил. - Больше не задерживаю. Свободен!
    - Салман Курбадович! - вскинулась растерянная Лариса, - все летело к черту.
    - Уйду! - Коломнин поднялся, взъерошенный, с выражением решимости на лице. - Но сначала выскажусь. А вы выслушаете. Когда-то и великим надо прислушиваться. Сегодня ваша главная беда, уж простите за откровенность, в том, что компания неуправляема. Вам трудно... по возрасту. А те, что возле вас, они...не очень, похоже, получается. Так что сейчас важней: амбиции удовлетворить или дело, что с сыном начали, довести?! Интерес-то у нас сегодня общий - наладить жесткий контроль. Добиться, чтоб деньги не разворовывались, а шли на строительство. Блокировать угрозу банкротства. Или - вам это все не важно? Тогда извиняйте за беспокойство.
    - Хотите заменить моих людей своими? - отреагировал Фархалов. - Вымыть из-под меня опору?
    - Какая к черту опора?! А впрочем вам решать. Я же прошу предоставить всю документацию моему экономисту - Богаченкову. Поверьте, это превосходный специалист. Через две-три недели вы будете иметь полную прозрачность компании.
    - Это вы будете иметь, - подправил Фархадов.
    - Мы (!) будем иметь. Потому что сегодня мы в одном интересе. А чтоб вы так уж не опасались чужих, назначьте замом к Мясникову, - да ту же Ларису Ивановну!
    - Лариса? - удивился Фархадов. Он оглядел смешавшуюся невестку. Задумался. - Вообще-то в этом что-то есть. Специалист, как оказалось, грамотный. К тому же цепкая: вариант с "Руссойлом" раскопала.
    - Но я не могу! - Лариса отчаянно замотала головой. - Это же столько людей. Ответственность!
    - Опять же экономист по образованию. Да и не дура в общем-то. Тимур тебя всегда хвалил. Это я пожалуй одобряю.
    - У меня и опыта нет! Как хотите, Салман Курбадович, но я...боюсь. Потом Машенька...
    Но чем больше она отбивалась, тем непреклонней делался Фархадов.
    - Хватит дома отсиживаться. На то няньки есть. А мне свой человек на ключе нужен. Пожалуй, это будет правильное решение. Поработай под Мясоедовым. Ему одному и впрямь трудно все тянуть. А ты подучишься. Заодно мне станешь докладывать. Так, пожалуй, и порешу!
    Он прищурился. И Лариса, на глазах которой выступили слезы отчаяния, осеклась.
    - Я, пожалуй, пошел, - заторопился Коломнин. Он с трудом сдерживал довольную улыбку: за спиной Фархадова Лариса показала ему кулак. - Утром вылетаю в Москву.
    - А Дашевский, - Фархадов замялся. - Он согласится, чтоб без этих... как их? Исков.
    - Президент банка кто угодно, но не дурак, - облегченно рассмеялся Коломнин, незаметно для Фархадова делая прощальный жест насупившейся Ларисе. Если есть шанс вернуть деньги, не разрушая компанию, а потом иметь ее же клиентом, - так почему нет? Сейчас главное - наши договоренности. По приезде отложу все остальное в сторону и займусь исключительно "Нафтой". Думаю, уже послезавтра перезвоню о том, что банк согласен.
    Лететь он решил один. Тащить за собой Хачатряна теперь не было необходимости.
    Москва. Страдания по "Руссойлу"
    Обещание свое Коломнин едва не нарушил. В Домодедово вместо управленческого водителя, которого вызвал коротким звонком перед вылетом, встречал его Седых. - Ты чего здесь? - удивился Коломнин. - Или работы мало? Где "Волга"?
    - Маковей не отпустил, - смутился Седых.
    Смущение его Коломнину не понравилось.
    - Говори, - потребовал он.
    - Может, присядем? Я тебе, кстати, квартирку подобрал на Профсоюзной. Однокомнатная. Но ухоженная. Цветочки эдак на подоконнике.
    Упоминание о цветочках окончательно развеяло Коломнинские сомнения, что-то произошло. И он разозлился:
    - Кончай размазывать. Ведь специально приехал упредить о чем-то. Так чего тянуть?
    - Вчера состоялось заседание правления. Рассматривали концепцию реорганизации работы по взысканию задолженности.
    - Погоди, как это? - недопонял Коломнин. - Что? Без меня?
    Седых вздохнул, будто правление назначили по его недосмотру.
    - И что?
    - Приняли решение: создать Департамент проблемных активов, объединив нас, залоги, юристов...
    - Так правильно решили. Чего ж ты, дурик, пузыри пускаешь? Концепцию Лавренцов защищал?
    - Паша Маковей. Свою.
    - Что значит свою?
    - Как альтернативную. Там же конкурс был объявлен. Каждый имел право представить...
    - Имел. А что представил Лавренцов? - в голосе Коломнина проскользнул холодок предчувствия. И оно, увы, не обмануло.
    - Да ничего не представил, - раздраженно рубанул Седых. - Как обычно: это потерял, то не нашел. Закрутился, говорит. Старый халтурщик. Лепило в эполетах! Всех подставил. А теперь оправдания ищет. Лучше б ты мне это поручил!
    - Так! Что еще? Ты ж не только из-за этого сюда торопился.
    - Не из-за этого, - Седых боязливо зыркнул на шефа. - Директором нового департамента назначили Маковея. Все остальные - пока за штаты. Ты - в том числе. Теперь все!
    Он облегченно выдохнул, будто удачно перекинул мяч на чужую сторону.
    - Мне ж Дашевский лично обещал, - обескураженно припомнил Коломнин. Поехали в Центральный офис!
    - А может, не стоит прямо сейчас? - попытался отговорить Седых, но, впрочем, не слишком настойчиво. Судя по насупленному его виду, в аэропорт он приехал как делегат: происшедшее было расценено в управлении как оскорбление всему личному составу.
    Коломнин стремительно пересек приемную, коротко кивая ожидающим вызова. В знак приветствия приподнял руку в сторону секретарши, любезничавшей с нависшим над ней охранником, автомат которого сполз с плеча и теперь интригующе покачивался меж тугих ляжек.
    - А вы собственно!.. - запоздало встревожилась секретарша, но Коломнин уже распахнул дверь и оказался вне зоны досягаемости - в кабинете президента.
    Дашевский сидел за столом для переговоров, углубившись в документы, разложенные перед ним двумя посетителями.
    Поднял голову на звук, нахмурился неуверенно.
    - Почему без вызова?!
    Подошедший Коломнин решительно впечатал перед ним листок с набросанным в машине заявлением об уходе:
    - Прошу визу.
    - Ты к кому это ворвался?! Я тебе что, отдел кадров? - подвижное лицо Льва Борисовича исказилось.
    Дверь вновь распахнулась, и в проеме показались секретарша и оплошавший охранник.
    Дашевский набычился, - дерзости, тем паче демонстративной, со стороны подчиненных не терпел. Но Коломнин опередил:
    - Лев Борисович, не стоит тратить эмоций. Ставьте автограф, и я исчезаю из вашей жизни. Никаких проблем.
    В притворной безучастности его легко угадывалось клокотание подступившей к поверхности лавы.
    - Всем, кроме Коломнина, выйти, - коротко распорядился Дашевский, отдельным жестом извинившись перед посетителями.
    Дождался, когда они остались вдвоем:
    - Доложили уже?.. А что было делать? Графики срывались. Пришлось вынести на вчера.
    Прислушался к молчанию Коломнина.
    - Я, что ли, виноват, что ты по собственному разгильдяйству не представил концепцию? Ведь предупреждал! Предупреждал или нет?.. То-то. Дважды через секретариат напоминал этому твоему Лавренцову... Воспитывать надо кадры. Дисциплине учить. Хорошо хоть Маковей свою подготовил, а то вовсе позор бы вышел: единственное направление, по которому не представлено предложений, Дашевский вытянул из пачки бумаг изящно оформленную, сброшюрованную папку "Концепция реорганизации работы по возврату проблемной задолженности. Автор П.Маковей", бросил перед Коломниным. - И кстати, очень толковая вещь получилась. Это все члены правления отметили. Мальчишка работает всего ничего, а все ключевые точки успел уловить. Вот чего тебе всегда не хватало стратегического мышления.
    Коломнин быстро перелистал текст.
    - И обрати внимание, как все структурировано. Четко, с цифрами, доказательно. Просто образчик профессионального подхода. Очень схватывающий парень.
    - Да, верткий, - обескураженно согласился Коломнин: концепция воспроизводила те самые предложения, что наговаривал он перед отъездом Лавренцову - в присутствии Пашеньки.
    - А как на вопросы отвечал! - обрадовался Дашевский. - Просто-таки отбривал. Каждая запятая оказалась продумана. У меня-то и в голове не было его на директора! Члены правления выдвинули. И то сказать: где и давать дорогу талантливым мальчишкам как не в банке! Попытался я тебя отстоять. Но тут такое вскрылось, что и мне крыть оказалось нечем.
    - То есть?
    - То есть! - в своей манере предразнил Дашевский. - Почему скрыл, что у тебя сотрудник на взятке попался?
    От изумления Коломнин замотал головой: - М-да, чудны дела твои, Господи. Попробую угадать. Это вам Маковей сообщил? В самом деле чрезвычайно обучаемый оказался мальчик. - Неважно кто. Стало быть, и впрямь покрыть собирался, озадаченность его Дашевский квалифицировал как признание вины. - Вот это и есть политика двойных стандартов: других-то разоблачать все мы сильны. А у себя, любимого, можно и спрятать. Очень ты меня, по правде, огорчил. Не хочешь как-то оправдаться?
    - Нет! Подпишите на увольнение, да и - с глаз долой!
    - И рад бы с глаз долой, но не могу - из сердца вон, - быстро отреагировал Дашевский. - Дорог ты мне! И заслугами своими, и горячей преданностью банку.
    - Лев Борисович! Я устал с дороги. Да и народу у вас в приемной, как грязи. Так что если не трудно...
    Коломнин вновь придвинул заявление, положил сверху авторучку.
    - Обиделся! - словно удивился Дашевский. - Надо же! А чего ты хотел? Давай говорить начистоту! То, что ты собрал компру чуть ли не на всех руководителей подразделений, - это, безусловно, твой плюс.
    - Да не собирал я ни на кого компру.
    - Верно! Не собирал! Ты ее сразу на них же и выплескивал. И это твой минус. Потому что врагов себе в результате нажил немеренно.
    - Я что, сплетник, по-вашему? Да у меня под каждое слово факт подложен! взбеленился Коломнин.
    - Так в том и проблема твоя. Если один треп, кому бы ты был опасен? А так да, зарядов забил туго. Только что толку направо и налево бездумно палить? Искусство в том, чтоб выстрелить в нужную цель и в нужное время. Вот тогда цены б твоим знаниям не было.
    - Ждать, пока побольше наворуют?
    От такой тирады Дашевский аж покачал головой.
    - Все-таки, Коломнин, самое точное для тебя определение - "умный дурак". Иль и впрямь полагаешь, что кроме как от тебя я информацию не получаю? Да они мне похлеще тебя друг на друга стучат. И знаю, кто чего стоит. Но не только минусы, но и пользу просчитываю. И пока польза для дела превышает, терпеть его, негодяя, буду. Человеческий фактор - это, доложу тебе, та же экономика. Человек, он везде одинаков. Сколько ему мозги корпоративной честностью не пудри, все равно будет думать, как бы ему к банковской трубе присосаться. Ну, выгоню этих. Но, во-первых, уйдут не одни, а с командой. То есть с технологией, связями. Придут на их место другие. А другие, они что, другие? Тоже начнут лазейки отыскивать. Но здесь-то я хоть знаю, где какой краник привинчен и сколько через него сливают. А там - пока отыщешь! Так-то. Сорняк, его штучно вырывать надо. А не косить с широкого плеча. А ты этого понять не захотел. В результате за что боролся, на то напоролся: две трети правления против тебя проголосовало.
    Всмотрелся пытливо:
    - И я не защитил. Да! Потому что если уж совсем начистоту, давно к этому решению подходил. Не мог позволить, чтоб ты меня со всеми моими замами перессорил.
    - Ну, так и!...
    - Но и не отпущу. Тоже не дурак, чтоб порядочными людьми разбрасываться. Самый что ни на есть банковский дефицит.
    В своей обычной манере внезапно разворачивать стиль, ритм, направление разговора участливо приобнял Коломнина за плечи, ногтем провел вдоль позвоночника: "Распрямись!":
    - Вчера я дал кадрам команду назначить тебя экспертом правления с персональным окладом. Будешь вести самостоятельные, самые сложные проекты.
    Коломнин молчал, озадаченный.
    - Знаю, о чем думаешь: за Острового толком не заплатил. Тут, пожалуй, имеет место моя промашка. Не оценил соответственно. Так вот теперь сделаем иначе: заключим контракт. Выделим тебе бюджет. И в тексте забьем: пять процентов от суммы возврата лично твой гешефт. По самым сложным - до семи. По "Нафте", скажем?
    - По "Нафте"? - пришел в себя Коломнин. Последняя фраза президента напомнила ему и о Ларисе, и о своем обещании Фархадову. Разом заслонив обиду.
    - С нее и начни. Как думаешь, хотя бы миллиона три от распродажи их имущества сумеем вернуть?
    Коломнин сдержал удивление. Все стало ясно: у Хачатряна не выдержали нервы. Боясь, что его оговорят за спиной, поспешил первым повиниться. Впрочем, что значит "сдали нервы"? Сам поднаторевший в банковской подковерной борьбе, управляющий филиалом просто просчитал, что информацию Коломнина используют желающие от него избавиться. И, видимо, угадал.
    - Я тут с замами посоветовался - придется уволить этого авантюриста, прошипел Дашевский. - Пять миллионов под собственным толстым носом профукал. Зажирел. Прибыль глаза застила!
    - Уволить не хитро, - вступился Коломнин. - Сначала ситуацию выправить надо. А Хачатрян в городе не последний человек. Пригодится.
    - Чего там выправлять? Мне доложили, что компания дышит на ладан и надо немедленно уносить ноги.
    - Спасти ситуацию можно. Но только не через иски. Надо помочь им дотянуть пять километров "нитки" и врезаться в магистраль. Так вот есть вариант и наши пять миллионов вернуть, и найти еще столько же, чтоб дополнительно кредитовать компанию. С этим и летел.
    Заметил, что Дашевский принялся озабоченно к нему присматриваться.
    - Есть! - убежденно повторил он. - Но для этого мне нужны все необходимые полномочия. Чтоб любое банковское подразделение немедленно оказывало помощь.
    - Положим, будет, - осторожно пообещал Дашевский. - Но только на возврат выданных средств. Что же касается дополнительного кредитования, о котором и Хачатрян чего-то бормотал, то - и думать забудьте. Не на паперти.
    - А если сам найду дополнительные деньги, согласитесь?
    - Да где найдешь? Что за чушь? Банк не помойка, чтоб по углам забытые миллионы валялись! - возмутился Дашевский. Но как-то сбился: видно, вспомнил о долларах, выбитых, можно сказать, из воздуха тем же Коломниным. - Или - что-то задумал?
    - Задумал. Мне нужно ваше слово: если верну кредит и найду дополнительные средства, обещаете направить их в "Нафту"?
    - Ишь ты, слово ему подавай. Уже и условия ставит! А если не дам?
    - Тогда,.. - Коломнин потянулся к отложенному в сторону заявлению.
    - Совсем обнаглели работнички. Чуть палец протяни...Незаменимым себя почувствовал?! - Дашевский быстро проморгался, что означало попытку сбить раздражение. - Ладно, рассказывай, как собираешься вернуть. Но едва Коломнин упомянул об акциях "Руссойла" Дашевский жестом прервал его.
    - Знаю, к чему клонишь. Акции эти банк выкупил у "Паркойла" на кипрскую офшорную компанию. Кажется... да, точно, "Хорнисс холдинг" называется. - Что за компания?
    - Обычная нулевая фирма. Она раньше Ознобихину принадлежала. А как в банк работать перешел, так и уступил. А поскольку банк, сам знаешь, офшорами владеть не может, оформляем на "дочек". Эту переоформили на "Авангард финанс". Все как обычно. Только есть проблема: куплены эти акции как бы на время - по просьбе Гилялова. Пока он сам не перекупит. Он тогда еще вице-президентом "Паркойла" был. Прямо на себя переоформить не мог. Вот и попросил. Так что продать их не получится. Правда, третий год вроде как денег все не найдет. Жлобина! Знаю ведь, сколько по швейцарским закромам попрятал. Но - слово есть слово. Да и потом - стратегический партнер. Вот и терплю, стиснув зубы.
    - Продавать ничего и не надо. Вам доложили, что в "Руссойле" на эти акции накопилось невыплаченных дивидендов на семь миллионов долларов?
    - Сколько?!
    - Через десять дней в "Руссойле" годовое собрание. Если мы вместе с "Нафтой" проголосуем...
    - Да понял, понял, - Дашевский забегал по кабинету. - Черт, как же заманчиво! Но ведь обещал!
    Он умоляюще повернулся к Коломнину, будто тот мог освободить его от данного слова.
    И Коломнин охотно подыграл:
    - Обещали-то акции вернуть, когда тот деньги найдет. А дивиденды - это теперь наша прибыль. "Нафта" из своих семи наш старый долг вернет. А мы из наших им остаток подбросим - на достройку трубы. Очень славно получится.
    - Твоя правда! В конце концов одних убытков за это время сколько понесли! Да и Гилялову стимул побыстрей выкупить. А то удобно устроился за чужой счет. Да, умеешь ты все-таки, Коломнин, убедить, когда захочешь. Э, где наша не пропадала? - Дашевский подбежал к столу. - Когда доложишь о возврате?
    - Надеюсь, в течение месяца.
    - Что ж? - Дашевский перелистал календарь, черканул. - Стало быть, через месяц жду с результатом.
    - Но мы договорились? Деньги идут на новый кредит "Нафте"?
    - Я дважды не повторяю, - огрызнулся Дашевский, обрубая тем неприятный ему разговор. - Резюмирую: кабинет свой оставишь за собой. Людей в проект подберешь по усмотрению. Но имей в виду - если не выполнишь обещанное или еще хоть раз ворвешься без вызова, уволю без выходного пособия.
    "Кто бы сомневался"? - пробурчал, выходя, Коломнин.
    Седых поджидал внизу.
    - Что?! - нервно спросил он. - Поехали в управление.
    - Значит, восстанавливают?!
    - Нет. Еду за вещами. Ухожу на самостоятельный проект. Имею несколько вакансий. Так что скажи там хлопцам, если кто захочет, - до конца дня буду у себя в кабинете. Само собой, твоя вакансия первая.
    - Что за проект?
    - По правде стремный. "Нафту" станем вытягивать. Но нам ли, бывалым операм, привыкать к трудностям? Коломнин приподнял руку, собираясь успокоительно положить ее на плечо приятелю. Но - не положил: Седых с отчужденным лицом сидел, пригнувшись к рулю.
    В его собственном кабинете вовсю хозяйничали. Пашенька Маковей был едва виден из-за документов, вывернутых из ящиков стола. В шкафу перебирала что-то Катенька Целик. При виде Коломнина Маковей запунцовел:
    - О! Сергей Викторович! Так рано. А мы вот тут... Вам уже сказали? Коломнин кивнул, с интересом разглядывая обоих.
    - Вы не подумайте, - Пашенька, спохватившись, поднялся. - Я не набивался. Наоборот. Но там как-то все так решилось...
    Под насмешливым взглядом Катеньки он сбился.
    Среди прочих бумаг Коломнин углядел еще один вариант концепции. Взвесил на руке:
    - Что? Плод ума холодных наблюдений?
    - Так тут и ваши мысли. Я как бы использовал их как основу. Но, конечно, многое доработал. Переосмыслил, - он сбился. - В общем я очень надеюсь, что вы не откажетесь помогать всячески. Преодолеете, так сказать, амбиции во имя дела.
    - И в качестве кого я должен их преодолеть? - заинтересовался Коломнин.
    - Я пока еще не продумывал детально, по персоналиям, - Пашенькин пигмент отрыгнул на щеки свежую, особой ядовитости краску.
    - Вообще-то кандидатуры руководителей управлений уже размечены, - как бы в никуда произнесла Катенька. - Если только начальником отдела. Но я лично неуверена, что с этической точки зрения для Сергей Викторовича это будет целесообразно.
    - Да, этические проблемы здесь имеют место быть, - согласился Коломнин. А ты, Катя, должно быть, станешь ядром кредитного подразделения? Достойно.
    - Что вы хотите этим сказать?
    - Ничего. Добивалась и - добилась. Интересная вы, ребята, поросль. Упорная.
    - Что ж в том плохого? - Целик раздосадованно наморщила носик. - Чтоб в наше время пробиться, нужно быть жизнестойким.
    - С этим не поспоришь, - признал Коломнин. - Кстати, знаете, какие самые жизнестойкие растения? Такие, что никакими химикатами не вытравишь? Правильно, - сорняки.
    Он неспешно повесил на "рога" дубленку, поставил на привычное место портфель.
    - Я тут на полчасика спущусь перекусить. И чтоб к моему возвращению все было на месте, кроме вас самих! Засим имею быть.
    Он ернически поклонился, с садистским удовольствием обнаружив в глазах и у Пашеньки, и у Катеньки ужас людей, которые не сомневались, что Дашевский изменил прежнее решение, а значит, оба они только что отчаянно, непоправимо "прокололись".
    Внизу, на первом этаже, размещался малюсенький ресторанчик, предназначенный для высших менеджеров банка. Обычно Коломнин предпочитал общее кафе, куда спускался в компании своих замов. Но сегодня хотелось побыть одному. Да и замов он больше не имел.
    Ресторанчик представлял собой круглый стол. По мысли Дашевского, круглый стол символизировал собой неразрывную связь руководителей банка. С другой стороны, был он достаточно велик, чтоб вести доверительные беседы: разговоры на одном конце до другого не доносились.
    Но когда туда вошел Коломнин, ресторанчик был пуст. Официант, глянув на дверь, неспешно отложил иллюстрированный журнал, живо принес заказ и вновь углубился в разгадывание кроссворда. Через некоторое время, что-то заслышав, он отбросил чтиво, поправил суетливо "бабочку" и, подбежав к двери, поспешно распахнул ее перед вице-президентом банка Ознобихиным.
    - Давай что-нибудь, но только живенько, - потребовал Ознобихин. И тут обнаружил Коломнина. Тень смущения почудилась Коломнину. Но скорее лишь почудилась. В следующую долю секунды Николай расплылся от удовольствия.
    - Привет, старый! - в обычной своей, снисходительно-ироничной манере поздоровался он. - Не сердишься, что так по-дурацки на правлении получилось? Представляешь, народ как с цепи сорвался. Просто-таки один за другим за Маковея. Крепко ты, должен сказать, постарался.
    - Мне это сегодня уже Дашевский разъяснил.
    Ознобихин устроился рядом, нетерпеливым жестом отогнал официанта ("Сказал же, -как обычно").
    - А если совсем до конца, я сам это и организовал. Руби шею, - он покаянно положил голову на салфетку.
    От неожиданной откровенности Коломнин едва не поперхнулся.
    - А затем, что достал ты меня! Ни один вопрос без драки не решали. Разве так можно работать?
    - С Маковеем, конечно, будет удобней.
    - А то! Он мне всем обязан, так что, как бобик на поводке плясать станет.
    - Да! Пока случай куснуть не представится.
    - Зубы обломает. Да и не о себе одном я думал. Главное - о твоей пользе.
    Коломнин как раз пил сок. На этот раз он подавился всерьез, так что Ознобихин озабоченно застучал кулаком по его спине.
    - Я без шуток. Ну что тебе эта должностенка? Пара тысяч баксов и куча проблем? Ты же классный спец, Серега. И юрист, и экономист, каких мало. Вот и реализуйся на серьезных проектах. Хоть заработаешь.
    - Похоже, ты уже в курсе, чем я теперь заниматься буду?
    - Смешно бы было, - Коля придвинул блюдо с овощным салатом, с хрустом запустил зубы в лист капусты. - Мне еще с вечера Хачатрян позвонил. Вроде как посоветоваться. Опомнился, засранец! Я их, сволочей, всегда учил: хочешь наварить? Имеешь право. Но - не зарывайся. Или потеряешь все. Кстати, ты меня крепенько удивил, что согласился "Нафту" вытаскивать. Там ведь, похоже, беспросвет. Не из-за Ларисы? Или - есть шанс чего-нибудь замутить? Не зря ж тебе Дашевский чуть ли не лицензию на убийство выдал. Во всяком случае, буду рад, если тебе удастся. Я, кстати, Дашевскому насчет этой смехотворной твоей премии высказался. Так что - помни, кому обязан котрактом. И - цени.
    - Я тебя еще больше ценить буду, если ты мне расскажешь, когда Гилялов собирался выкупить "Хорнисс холдинг" вместе с акциями "Руссойла" и почему до сих пор не выкупил?
    Некоторое, очень короткое время раздавалось лишь хрумканье капусты в крепких зубах.
    - Так вот с какой стороны ты решил деньжат для "Нафты" отгрузить, сообразил Ознобихин. - Мудро. Но не актуально.
    - Что значат сии слова? - в разговорах с Ознобихиным Коломнин, подражая ему, как-то непроизвольно переходил на несколько витиеватый тон.
    - Значат они, что у нас с Гиляловым существует соглашение: пока он не выкупит акции, мы ими не голосуем.
    "Вот почему решения "Руссойла" штамповались из года в год", - понял Коломнин.
    - А когда все-таки должен был выкупить?
    - В течение года, - неохотно припомнил Коля. - Но - там у него с деньгами не заладилось. Так что попросил об отсрочке. Понимаешь, мы как раз планировали, что он перекупит у банка компанию на накопившиеся дивиденды.
    Коломнин присвистнул.
    - Я не ослышался, Коля? То есть банк за свои деньги выкупил акции, держит их на балансе, несет потери. И все это для того, чтобы Гилялов мог забрать их задарма?
    - Не просто Гилялов, а стратегический партнер! - рассердился Ознобихин. Вижу, Серега, мы по-прежнему не понимаем друг друга. Генеральная нефтяная компания, к твоему сведению, ежемесячно поставляет на Запад нефтепродукты именно через "Руссойл" и, конечно, заинтересована в полном контроле над ним. Я понимаю, что у тебя ответственность за возврат долга "Нафты", но тут и сравнивать смешно: какое-то месторожденьице в глуши Сибири и - стратегический партнер, на которого банк собирается сделать ставку. Дашевский знает?
    - Да. Можешь ли ты мне передать соответствующий договор, по которому банк обязуется перед Гиляловым держать эти акции на балансе, не получая дивидентов?
    Ознобихин даже не счел нужным отреагировать: ответ был очевиден.
    - Тогда не обессудь, дивиденды пойдут банку и - в дальнейшем на перекредитование "Нафты".
    - И это справедливо?
    - Безусловно. Кстати, Гилялову ничто не мешает выкупить наконец свои злосчастные акции, избавив от них банк. Вот это будет справедливо. Но теперь уже после распределения дивидендов. Будь?
    Коломнин поднялся.
    - Будь, - запоздало отреагировал Ознобихин.
    Таким тоном, должно быть, объявляют об открытии военных действий.
    Вернувшись в свой освобожденный от нашествия и даже свежепомытый кабинет, Коломнин набрал мобильный телефон Янко. При первых звуках приветствия радушный басок Янко резко, со значением посуровел:
    - Чем могу?
    Впрочем, услышав, что речь идет о передаче в ведение Коломнина компании "Хорнисс холдинг", Андрей тут же и помягчел.
    - Какие проблемы? Наоборот, низко поклонюсь. Лишнюю головную боль снимете. А то, если между нами, оброс этими "левыми" "дочками", как ракушками. В центральном офисе насоздавали офшоров, и - лишь бы на кого ни попадя свалить. А о том не думают, что меня швейцарские налоговики ежегодно пристально проверяют. Так что - забирайте. И еще бутылка коньяка с меня. Ты ведь Бурлюка видел - с ним общаться, жизнь укорачивать. Как быстро надо переоформить?
    - Не позднее чем за неделю.
    - Так резво не получится. Существует процедура. Должен быть составлен протокол, по которому "Авангард финанс" переуступает свои права на "Хорнисс холдинг" гражданину России Коломнину. Протокол этот передается кипрскому адвокату, который ведет компанию, а он легилизует его в своем Центробанке. И только после этого новому владельцу выдается сертификат. Из практики это занимает где-то месяц. При желании можно и ускорить. Адвокатша примет даже факсовые копии. Она у нас прикормленная. Но, увы, вчера на две недели ушла в отпуск. Так что так быстро не выйдет.
    - Что же делать? Я обязательно должен этими акциями проголосовать на собрании "Руссойла".
    - Так бы и говорил. Это как раз проще простого. Выпишем на тебя доверенность на участие в собрании и - все дела. Завтра же дьячелом вышлю.
    - Спасибо, - искренне поблагодарил Коломнин. Дверь кабинета приоткрылась, и в нее протиснулась удрученная физиономия Лавренцова. Не прекращая разговор, Коломнин сделал приглашающий жест. - Еще вопрос, как там мой сын трудится?
    - Димка-то? Пока выводы рано делать. Но - быстро схватывает. Так что все ништяк.
    Поскольку быстро схватывающим в памяти Коломнина теперь навсегда врезался Пашенька Маковей, подобная похвала сыну несколько его обескуражила.
    Насторожил и последний вопрос Янко, согласовано ли решение Дашевского с Ознобихиным. Услышав, что нет, но Николай Витальевич поставлен в известность, Янко как-то засуетился и быстренько оборвал разговор, сославшись на занятость.
    Занятость его Коломнин расшифровал просто: должно быть, с соседнего телефона он уже начал набирать номер Ознобихина.
    - Что мучает? - положив трубку, поинтересовался Коломнин у мнущегося Лавренцова.
    Тот сокрушенно вздохнул:
    - Подставил я тебя, Серега. Как последний подлец.
    - Давай только без самоуничижения. Запил опять, что ли?
    - Да не, ты чего? - возмутился Лавренцов. - Я уж месяца два в завязке. Так как-то наслоилось: дома ремонт. Сыну надо было помочь пробить лицензию на нотариуса. Сплошной крутеж. А тут Пашка этот: давайте, мол, бумаги, сам сделаю.
    - Ты и отдал с легким сердцем?
    - Так зам ведь твой. Кто ж мог подумать? Вот скажи, ты бы подумал?
    - Пожалуй, нет.
    - То-то что, - Лавренцов заметно приободрился. - Мужики вокруг на меня наезжают. А ведь с какой стороны ни глянь, вроде виноват. А вроде и не виноват.
    - Тяжелое у тебя положение, - посочувствовал Коломнин.
    - А то. Думаешь, легко? На старости лет чуть ли не в предательстве заподозрили.
    В интонации его, делавшейся все требовательнее, сквозило почти неприкрытое: из-за ваших разборок ни за что страдаю.
    - И Паша этот - тихий, тихий, а таким шустрым оказался. Все твои распоряжения поотменял. А час назад и вовсе дал понять, что вроде и общаться с тобой стремно. Вплоть до увольнения. Змеюку, получается, пригрел. Что посоветуешь-то?
    - Только одно. Иди-ка ты на пенсию, пока окончательно себя не расплескал.
    Лавренцов поднялся обиженно. Глянул исподлобья:
    - Вот ты, значит, как по мне? Ловко. Чуть ошибка и - размазал! Гляди, Сергей, с кем останешься?
    "По счастью, не с тобой", - не сказал Коломнин. И в этом был его последний знак уважения бывшему товарищу.
    Он пробыл в кабинете до конца дня. Но ни один из сотрудников управления к нему не зашел. Новый проект был воспринят как мягкая форма увольнения. По общему мнению, дни Коломнина в банке сочтены. Портить же отношения с новым начальником из-за старого, опального, никому не хотелось.
    Единственный, кого увидел Коломнин уже на выходе из банка, оказался Панчеев. Объемистый начальник отдела залогов как раз усаживался, отдуваясь, за руль серебристого пятисотого "Мерседеса". При виде Коломнина он растекся в улыбке, сделал даже движение выбраться наружу. Но тут же вспыхнул и, озабоченно кивнув, рванул с места.
    Прошло два дня. Доверенность от Янко все еще не поступила. И обеспокоенный Коломнин решился напомнить о себе. Но мобильный телефон директора Женевской компании оказался отключен. Секретарша "Авангард финанса", куда дозвонился он к концу дня, сообщила, что у господина Янко, увы, внезапно заболела жена, и он вынужден был на неделю повезти ее в горы. Разумеется, поставив в известность президента банка. Мобильный, видимо, отключил специально. Сами понимаете, бывают дни, когда хочется отвлечься от всего. Связь с компанией он, разумеется, поддерживает, но только в одностороннем порядке, то есть периодически перезванивает. И конечно, как только выйдет на связь, ему тут же будет доложено, что его срочно разыскивает господин.. как, простите, еще раз? Коломнин. Записала... Нет, по компании "Хорнисс холдинг" никаких поручений он не давал. Быть может, запамятовал. Сами понимаете, такая неприятность. Конечно, конечно. Как только, так сразу.
    Коломнин глянул на календарь. То, что казалось простым, неожиданно становилось проблемным. До даты проведения общего собрания в Гамбурге оставалось семь дней.
    В течение последующих двух дней голос секретарши оставался участлив и исполнен сочувствия. Нет, к сожалению, так и не перезвонил... Да, звонил. Передала. Он хотел что-то с вами уточнить. Но, увы, затерялся номер вашего мобильного телефона. Уж извините. Не подскажете? Передам как только вновь перезвонит.
    Коломнин попросил пригласить к телефону сына, которого не слышал с того злополучного вечера - последнего своего вечера в семье.
    - Дмитрий, здравствуй. Как живется и работается в Европе? - стараясь держаться непосредственно, произнес Коломнин.
    - Я как раз в шоколаде, - невнятно пробурчал сын, напоминая, что об обиде не забыл.
    Воцарилось неуютное молчание. В голосе сына Коломнину почудились интонации жены. И, как всегда бывало в таких случаях, нахлынуло раздражение. Захотелось швырнуть трубку. Но - дело обязывало. Преодолел себя:
    - Мне нужна твоя помощь. Никак не могу выйти на Янко...
    - Он уехал.
    - Про то наслышан. Ваша секретарша меня этой информацией третий день бесплатно одаривает. Проблема в том, что подходит срок голосования по такой компании - "Руссойл Мбх". Акциями управляете вы. По распоряжению президента банка, я должен проголосовать ими на собрании компании за выплату дивидендов.
    - А я при чем?
    - При том, что с тобой отец разговаривает! - вспылил Коломнин. - Янко должен был выслать доверенность. Найди его...
    - Да как?
    - Ты мне еще голову морочить будешь! С меня вашей секретутки хватит. Связь есть. И я это понимаю. Цена вопроса для банка - несколько миллионов долларов. К доверенности хорошо бы присовокупить рекомендательное письмо на имя господина Бурлюка. Это президент "Руссойла". - Знаю. Он дня три назад здесь был.
    - Был? У вас?!
    - Ну, у Андрея Олеговича. Но и я с ним познакомился. Весь в амбициях. Сначала со мной сверху вниз. А потом - ничего, переменился. Даже в гости приглашал. На мне здесь, знаешь, сколько замкнуто?..Эй, чего молчишь? Слышишь?
    - К сожалению, слышу, - теперь все срослось. Сразу после телефонного разговора с Коломниным Янко дозвонился Ознобихину. И в тот же день Бурлюк, бросив все дела, прикатил в Женеву. А на другой день после встречи с ним Янко "смылся" в горы. - А Ознобихин, случаем, не звонил?
    - Николай Витальевич, считай, через день звонит. Он же наш куратор. Мы с ним по клиентской базе обсуждаем. Я тут крупного клиента обрабатываю. Сегодня как раз на фуршет приглашен, - увлеченный собственными успехами, Дмитрий ободрился.
    Прерывать его не хотелось. Но время стремительно поджимало.
    - В общем разыщи срочно Янко и предупреди, что если он немедленно не выйдет на меня или не вышлет доверенность, я связываюсь с президентом банка. О последствиях он догадывается.
    - Попробую, - вспомнив об обиде, буркнул Дмитрий.
    И отец с сыном разъединились.
    Итак, Янко начал "играть на чужой стороне", а значит, постарается под всеми предлогами затянуть выдачу доверенности. Выжидать дальше стало бессмысленно. Коломнин тут же подготовил и передал по факсу письмо, в котором официально напомнил руководству "Авангард финанс", что решением президента все права по управлению акциями "Руссойла" переходят к господину Коломнину и во избежание крупного ущерба банку необходимо незамедлительно подготовить соответствующую доверенность на его имя. В противном случае господин Коломнин будет настаивать на проведении служебного расследования.
    К концу дня Янко вышел на связь, - после получения официального уведомления прятаться дальше становилось опасно.
    - Ничего не получается! - с ходу сообщил Андрей. Голос его был исполнен досады. - Ты что думаешь, я о нашем разговоре забыл? Личное личным, а служебное, оно всегда впереди. Я-то полагал выписать доверенность от собственного имени. Но Бурлюк, стервец, уперся. Готов признать лишь доверенность за подписью адвоката. Самое обидное, что формально он прав. Старая лиса! Наверняка прорюхал, что адвоката на месте нет. Вот и вишу третий день на телефоне - пытаюсь убедить! Буду вновь созваниваться вечером.
    - Чего ж не убедил, когда Бурлюк к тебе приезжал?
    Янко смешался. - Или, наоборот, тебя убедили? Что, Андрюш, опять делаешь маленький бизнес?
    - Отвечать на подобные подозрения считаю ниже своего достоинства. Делаем, что можем.
    - Ты уж расстарайся. Потому что, имей в виду, я немедленно отправляю телеграмму в Штаты президенту банка. И если только выйдет прокол, то с рук тебе это не сойдет. Советую подумать: большие деньги на кону.
    Янко хмуро попрощался: насчет больших денег он, конечно, понимал и, единственно, просчитывал, с какой стороны выйдет больше.
    В тот же день Коломнин отправил еще одну телеграмму - уже на имя президента "Руссойла Мбх" Бурлюка, уведомив его, что исключительные права по голосованию на общем собрании "Руссойла" решением президента банка "Авангард" переданы ему.
    Ответ пришел через сутки и не слишком по правде Коломнина удивил. Господин Бурлюк сухо сообщил, что среди акционеров его компании банк "Авангард" не значится. Кроме того, насколько ему известно, банк "Авангард" не является также владельцем компании "Хорнисс холдинг". А потому никаких прав на участие в собрании не имеет.
    До даты собрания оставалось всего три дня. Смышленый Янко меж тем вновь пропал со связи. Видимо, окончательно свел дебет с кредитом. Дашевский, которого попытался разыскать Коломнин, целыми днями заседал на каком-то межбанковском комитете. Ознобихин и вовсе издевательски выставил перед собой руки: меня Дашевский к этой проблеме не подключал. Коломнин заметался. Из-за откровенного внутреннего предательства рушились все планы. Деньги, казалось, уже добытые, ускользали. А с ними надежда спасти "Нафту". Никакие объяснения, никакие наказания за невыполнения распоряжения президента, которые последуют за этим, ничего не изменят. Если не появятся деньги, на ближайшем кредитном комитете будет принято решение начать исковое производство против "Нафты". Спасти положение мог только какой-то неожиданный, нестандартный ход. Коломнин судорожно искал его. И нашел. Как часто бывает, решение лежало на поверхности - добиться переноса собрания. Ни одно решение не может быть проведено, если участвует менее пятидесяти процентов голосов. Стало быть, если "Нафта" и "Хорнисс холдинг" не будут представлены на собрании, Бурлюку придется перенести его на один месяц. Иначе любой суд признает результаты незаконными. Меж тем через неделю возвращается Дашевский. И пусть тогда тот же Янко попробует продолжить саботаж. Лучше потерять месяц, чем все. Коломнин дозвонился до Томильска, где Мамедов вот уж несколько дней ожидал сигнала, чтобы вылететь в Гамбург. - Вы что, хотите нас обмануть, да? - набросился подозрительный азербайджанец, едва услышал о необходимости перенести собрание. - Вы нечестные, да? Дядя Салман с вами как с людьми. А вы нет, да?
    Коломнин кротко смолчал и начал объясняться заново.
    И хоть натерпелся он за время разговора от заносчивого Мамедова не мало, но главного добился: на другой день от "Нафты" в адрес "Руссойла" был отправлен факс с указанием невозможности участия в собрании и требованием его переноса на один месяц.
    Теперь хотя бы появился запас времени.
    Но накануне возвращения Дашевского произошло событие, обрушившее все планы и повергшее Коломнина в полный шок. От Бурлюка поступило краткое уведомление, что собрание "Руссойла" состоялось в оговоренные сроки. Среди прочих принято решение о невыплате дивидендов. И в конце - лаконично-торжествующее: "Голосование проведено семьюдесятью четырьмя процентами акций. Все решения приняты единогласно". Предположить, что Бурлюк нагло фальсифицировал протоколы, было невозможно, - уголовное законодательство Германии на этот счет беспощадно. А, следовательно, не оставалось сомнений: Янко зашел столь далеко, что сам участвовал в собрании и проголосовал пакетом "Хорнисса" - заведомо вопреки интересам банка.
    Кипящий яростью Коломнин уселся за докладную записку, в которой требовал провести немедленное внутрибанковское расследование. Он еще колебался, как бы позабористей закончить, чтобы Дашевский по-настоящему осознал масштабы совершенного предательства, когда раздался междугородний звонок.
    - С вами будет говорить господин Фархадов, - произнес бесстрастный голос Калерии Михайловны. И вслед за этим в трубке послышалось сухое покашливание.
    - Мы тут получили уведомление о проведенном собрании, - не здороваясь, грозно произнес Фархадов. - Я не могу поверить. Дашевский что, играет в другую игру? Так себя со мной не ведут. Говорите одно, голосуете за другое. Передай ему: дел с ним после этого иметь не хочу. И никто в нефтяном мире не захочет с ним дела иметь.
    Коломнин быстро заговорил. Торопясь, чтоб не быть перебитым, горячо объяснил, что происшедшее - интрига людей, нарушивших волю президента, и что, вернувшись, тот покарает виновных.
    - Стало быть, тоже не владеет ситуацией в собственном доме, - презрительно отреагировал старик, одновременно напоминая Коломнину о схожих упреках в собственный адрес. - Так и быть, скажи Дашевскому: я дня на два сам прилечу в Москву по приглашению "Газпрома". Есть еще дела в министерстве. Но часик, чтоб заехать в банк, найду. Так что пусть будет готов объясниться. Хочу в лицо услышать.
    И - разъединился.
    Теперь Коломнин знал, чем завершить записку: сообщением о срочном приезде президента "Нафты-М" и о том, что после переговоров с Дашевским Фархадов планирует визиты к Вяхиреву, а также к министру топлива и энергетики. От себя он добавил, что при желании Фархадов легко мог бы организовать встречу президента банка с любым из названых лиц, - стремление Дашевского войти в ближний круг нефтяной элиты было широко известно.
    Очевидно, это оказалось точным ходом, поскольку, едва записка ушла по факсу, Коломнина нашел помощник Дашевского и сообщил, что, ознакомившись с его докладной, президент назначил совещание на девятнадцать часов завтрашнего вечера. С участием Ознобихина, Янко и самого Коломнина.
    - Прямо с самолета приедет, - скрытно упрекнул он собеседника.
    Москва. Братание президентов
    На другой день к шестнадцати часам Коломнин выехал в Домодедово - из Томильска прилетал Фархадов. Сильно мело, так что "дворники" ДЭУ едва справлялись. Боясь опоздать, он начал выскакивать на встречную полосу, объезжая образовавшиеся "пробки". Но машину дважды повело на гололеде, и скорость пришлось сбросить. Тем не менее в аэропорту он оказался вовремя: из-за той же метели была задержана посадка самолета. Фархадов появился через вип-зал, как всегда, прямой и недоступный. Шедшая чуть сзади Лариса лишь скользнула глазами по Коломнину, напряженно выглядывая кого-то за его спиной. Коломнин проследил за направлением ее взгляда: неприметный белесый мужчина, затерявшийся в толпе встречающих. Сам Фархадов едва заметно кивнул, - после происшедшей накладки банковская команда вновь была лишена его благосклонности. За спиной президента "Нафты" Коломнин с удивлением обнаружил и Богаченкова.
    - Срочная информация, - коротко объяснился тот.
    Если бы не прилет Богаченкова, поездка Коломнина получилась бы и вовсе напрасной: во-первых, прилетевших встречала представительная делегация; кроме того, разговаривать с ним Фархадов не возжелал: очевидно, заочно квалифицировав как штрейкбрехера. И только, поравнявшись с Коломниным, коротко, в никуда, бросил: устроюсь, поручу позвонить. Назначу вашему Дашевскому время встречи.
    Коломнин поморщился, представив, как передает что-то подобное самолюбивому Дашевскому. Не передаст, конечно.
    Он собирался переброситься несколькими фразами с Ларисой. Но та по-прежнему влядывалась в того же неприметного человека. В побелевшем лице ее отчетливо читались сомнение и замешательство. - Что-то не так? - заботливо прошептал Коломнин.
    - Что? - взгляд Ларисы был каким-то отсутствующим. - Нет, показалось. Пожалуй, показалось.
    Может, конечно, и показалось. Но только едва Лариса, спохватившись, устремилась за Фархадовым, мужчина, дотоле, казалось, не замечавший проявленного к нему интереса, мгновенно развернулся и внимательно всмотрелся в удаляющуюся женщину.
    - Неприятный тип, - подтвердил Богаченков. Все это время он, оказывается, стоял рядом с Коломниным. - Что в нем Ларису Ивановну могло заинтересовать?
    - Уж во всяком случае не сексуальная привлекательность, - мрачно отреагировал Коломнин. - Вот что, Юра ты за ним присмотри втихую. А я быстренько нырну к ментам. Попрошу под каким-нибудь предлогом проверить документы.
    - У кого? - коротко уточнил Богаченков.
    Коломнин стремительно вскинул голову: белесого мужчины среди встречавших больше не было, - дематериализовался.
    - Ловок, шельма, - восхищенно оценил Богаченков. Коломнину же стало не до восхищения, - тяжелое предчувствие овладело им. Он мотнул головой, будто отряхиваясь от наваждения:
    - Что ж, пошли к машине. Ты почему, кстати, прилетел без вызова?
    - Узнал от Ларисы Ивановны, что у вас здесь облом.
    - И - поспешил дезертировать?
    - Я без вещей.
    - Докладывай, - по-своему извинился за резкость Коломнин.
    - Может, лучше в кабинете? Со мной бумаги, цифры.
    - Некогда в кабинете. Спешу на совещание к Дашевскому. Похоже, опаздываю, - уточнил он, глянув на циферблат. - Боюсь, что наш ретивый президент сегодня прикажет предъявить иск "Нафте". И разубедить его нечем: денег нет и не предвидится.
    - Тогда я приехал вовремя, - Богаченков уселся на место пассажира, со вкусом расстегнул замок на потертом портфеле.
    Чем дальше рассказывал Богаченков своим бесстрастным тоном о результатах проведенного финансового анализа, тем более удрученность Коломнина сменялась азартом: добытая информация в принципе меняла ситуацию.
    - Черт! Это в самом деле удача. - Все данные добыл с помощью Ларисы Ивановны. Она теперь наш главный союзник. За последние дни активно вошла в курс событий. Если бы не она, мы бы этих цифр не получили. Главное, что и Фархадов стал прислушиваться. Очень, очень оказалась энергичная женщина. К тому же, надо признать, обаятельная.
    Под ироническим взглядом Коломнина смешался:
    - В смысле как деловой партнер. - Поедешь со мной к президенту, распорядился Коломнин.
    - Да он при одном упоминании моей фамилии в истерику впадает, - напомнил Богаченков.
    - Перебьется. Подождешь в предбаннике. Вызову, когда понадобишься.
    Богаченков вернул документы на место, ограничившись неодобрительным движением плеча. Умел человек держать при себе эмоции.
    Удивительная штука - дорожные службы. Вроде и техники хватает. И муниципальные власти бдят и периодически их вздрючивают. Да и зимы в стране наступают не сказать, что много реже других времен года. А вот всякий раз при погодных катаклизмах оказываются не готовы. Трассы Москвы были буквально нашпигованы буксующими машинами. Так что в центральный офис Коломнин добрался позже назначенного времени.
    - Прошу прощения, встречал Фархадова, - едва открыв дверь президентского кабинета, произнес ударную фразу Коломнин и - осекся.
    За переговорным столом подле Дашевского расположились Ознобихин и Янко. Но не они, естественно, повергли его в изумление. По правую руку от Янко сидел не кто иной, как его собственный сын Дмитрий. При виде входящего отца он поспешно опустил голову.
    - Заходи, заходи, скандалист, - поторопил Дашевский, вальяжным жестом приглашая Коломнина сесть напротив. Проследил, как вошедший, поздоровавшись на ходу с улыбающимся Ознобихиным, прошел на предложенное место, проигнорировав протянутую руку Янко.
    - Ну-ну, - Дашевский нахмурился. - Вижу, далеко зашло. Тогда начнем. Вопрос первый: как получилось, что вопреки принятому мною решению представитель банка, участвовавший в собрании "Руссойла", проголосовал против выплаты дивидендов. Вот Сергей Викторович в этом усматривает не что иное, как продажность.
    При этом президент, до того заглядывавший в лежащую перед ним докладную, выстрелил исподлобья в смутившегося Янко.
    - Сергей Викторович у нас человек увлекающийся, - осторожно начал Ознобихин.
    - Докладывать будет Янко, - осек его Дашевский.
    - И черт его знает, как это все так нескладно вышло, - повинился Андрей. Сергей Викторович действительно настаивал, чтобы мы оформили на него доверенность. Так кто бы против? Тем более "Хорнисс" этот с его проблемами нам поперек горла. Сколь раз в самом деле просил, Лев Борисович, заберите вы от нас этот офшорный мусор. Ведь у всей Европы на виду...
    - Не отвлекайтесь, - потребовал Дашевский.
    - Я к тому: вы же знаете, какими финансовыми проблемами занимаемся. Сейчас вот по американским депозитарным распискам прорабатываем. Тут чистота безупречная нужна. Кстати, хотел доложить, появились первые результаты.
    - Вы мне доложите по "Руссойлу", - напомнил Дашевский. Но с несколько меньшим напором.
    - Что тут скажешь? Идиотская накладка, - Янко удрученно повертел головой. - Адвокат уехал в отпуск. А без него надлежаще не оформишь. Пытался договориться с Бурлюком. Но тот уперся: доверенность обязательно, чтоб легализованная. А адвокат этот появился за день до собрания. В общем оформлять на Сергей Викторовича уже поздно: физически бы не успели. А я-то от него знал, как важно было проголосовать. Короче, принял командирское решение: откомандировать на собрание его сына Дмитрия. Нашего сотрудника. Тем более в "Руссойле" уже была обозначена от банка фамилия Коломнина. Все вроде сходилось. К вечеру по дьячел получили доверенность, и Дмитрий вылетел в Гамбург.
    - Значит, ТЫ банк подставил? - Дашевский уперся тяжелым взглядом в побледневшего парня.
    - Я ж говорю: накладка, - Янко поспешно вернул внимание к себе. Поручение я ему дал, а вот проинструктировать не успел: после обеда уехал на встречу в представительство Дойчебанка. Был уверен, что он созвонится с отцом и получит все указания. Почем я знал, что отец с сыном, оказывается, меж собой не общаются.
    Янко огорченно затих.
    - Вот оно, стало быть, как получилось. И что же было дальше? - прохрипел Коломнин, обращая пылающее лицо к Дмитрию.
    - Говори, чего там? - подбодрил Дмитрия Ознобихин. - Тут не только твоя вина. Все проморгали.
    Но под пронизывающим взглядом отца тот продолжал угрюмо молчать.
    - Переживает, - вмешался Янко. - Все себе накладку простить не может. Отцу позвонить гордость, видите ли, не позволила. Вот и поехал в расчете, что на месте разберется. А Бурлюк, не будь дурак, ему и подсказал, что в интересах банка надо голосовать против выплаты дивидендов. Он мне потом звонил, довольный. Как я, мол, вас. А чего теперь скажешь, если лопухнулись? Ты себя, Дмитрий, не кори. Это не твоя, моя скорее вина. Прохлопал.
    - Так что скажете, господин Коломнин-младший? - Дашевский беспрерывно переводил внимательный взгляд с отца на сына. - Так все и было?
    - Да, - не поднимая головы, пробормотал Дмитрий. Коломнин прикрыл глаза. Больше всего ему хотелось сейчас исчезнуть. Из-за пульсирующей в висках крови он не сразу расслышал, с чем обращается к нему Дашевский. Так что тому пришлось повторить.
    - У вас действительно не было с сыном разговора насчет того, как надо голосовать в "Руссойле"?
    Коломнин, прикрывший лицо ладонью, физически ощущал воцарившееся взрывоопасное ожидание.
    - Нет! - прорычал он через силу.
    - Ну, нет, так нет, - Дашевский понимающе скривился. - Выходит, сам больше других виноват. А пыли-то напустил! Это мы умеем: не справился, а теперь виновных ищешь.
    Он гадливо приподнял за угол Коломнинскую докладную.
    - Вы тоже не правы, Лев Борисович, - жестко, к общему удивлению, вступился Ознобихин. - Сергей Викторович всегда радеет за интересы дела. И, если что-то не получается, реагирует действительно чрезвычайно болезненно. Но здесь ему себя корить не за что. Просто не задалось. Карта не так легла.
    Коломнин не отреагировал: партия с использованием джокера - его собственного сына - оказалась разыграна столь ловко, что теперь ему же еще и предлагалось выказать благодарность за поддержку.
    - Обидно, конечно, - продолжил свою мысль Ознобихин. - Но, пожалуй, и к лучшему. Вчера я встречался с господином Гиляловым. Пришлось поднажать. И он подтвердил готовность выкупить "Хорнисс холдинг" в течение трех месяцев - с возмещением банку всех потерь.
    - Еще бы! - взвился Коломнин. - На те самые дивиденды, которые мы не получили сегодня. Лев Борисович, прежде чем будет принято решение, прошу выслушать меня отдельно. Имеется существенная информация.
    - Насчет существенной информации, помнится, я слышал перед отъездом. Кто-то тут грозился немедленно закрыть кредит "Нафты".
    - Я обещал, - признал очевидное Коломнин. - И теперь подтверждаю. Не так, правда, легко, как хотелось бы. Но варианты все равно есть. Кроме того, сегодня в Москву прилетел Фархадов.
    - Прилетел?! И что дальше? - Дашевский нервно поднялся. - О чем мне теперь прикажешь с ним говорить? Если ему даже возвращать долги нечем.
    - Есть чем! - объявил Коломнин. - Об этом и собираюсь доложить.
    Дашевский заколебался.
    - Хочу также напомнить, - добавил Коломнин, - что Фархадов может при желании организовать вашу встречу с Вяхиревым.
    Это был сильный аргумент: до сих пор всесильный Вяхирев откровенно игнорировал потуги президента "Авангарда" завязать личные отношения.
    - Ладно, послушаем, - процедил Дашевский. Оглядел остальных. - Значит, так. Янко объявляю строгий выговор - за невыполнение указания президента банка. Коломнина!.. В смысле Коломнина-младшего из "Авангард финанс" убрать и вернуть в Москву. И, пресекая возражение Ознобихина, жестко закончил:
    - Мне не нужны в ключевом месте люди с болезненными амбициями. С отцом он переговорить не удосужился. Посидишь в клерках в центральном офисе, может, мозги и выправятся. Свободны!
    Толкаясь, все поднялись. Отвернув голову, прошел взмокший Дмитрий. Даже на расстоянии Коломнин ощутил, что его непрерывно колотит.
    - Что? Собственного сына воспитать не смог? Да! Деньги! Всех нас калечат, - Дашевский с насмешливым сочувствием потрепал плечо потерянного Коломнина. Он все понял, хитроумный Дашевский. -Подожди за дверью. Вызову.
    В "предбаннике" Коломнин подошел к Богаченкову. Коротко рассказал о происшедшем. Посматривая боковым зрением на беседующих Янко и Ознобихина. Дмитрия возле них не было.
    Неожиданно, сказав что-то успокоительное Ознобихину, Янко шагнул к ним. Скулы Коломнина свело. Так что Богаченков поспешно сжал его руку.
    - Сергей Викторович! Мне действительно жаль: нелепо как-то получилось, выглядел Янко просто сокрушенным. - Но насчет сына не беспокойтесь: вниманием не оставим.
    - В этом не сомневаюсь. Отслужил, паршивец. Да и чего теперь пылить? - не принял примирительного тона Коломнин. - Все это вы уже объяснили Дашевскому.
    - Президент и без нашей подсказки умеет стратегически мыслить дай Бог всякому! - с внезапным напором произнес Янко. И Коломнин безошибочно перевел глаза. Так и есть: в дверях появился сам президент банка "Авангард" Лев Борисович Дашевский.
    - Заходите, - сухо бросил он Коломнину, проигнорировав почтительный поклон директора "Авангард финанс". Янко поблек. Потому что на бюрократическом языке сие означало: я смолчал. Но не потому, что поверил. И при случае - зачту.
    При виде входящего Богаченкова Дашевский пронзительно взглянул на Коломнина. Сколь переменчив был президент в своих симпатиях, столь же постоянен - в неприязни.
    - Он теперь у меня в проекте, - не смутился Коломнин. - Вы же сами разрешили подобрать людей. Только что прилетел из Томильска со свежими данными.
    И, не давая Дашевскому времени взорваться, кивнул выжидательно застывшему у порога экономисту:
    - Проходите и докладывайте. У Льва Борисовича мало времени. Поэтому самое основное.
    - Как скажете, - Богаченков сноровисто разложил привезенные документы. По результатам финансового анализа можно сделать как бы два вывода...
    - А если без "как бы"? - желчно перебил Дашевский.
    - Без "как бы" все равно два. Основной финансовой подпиткой, позволявшей расплачиваться со строителями и бурильщиками, была продажа конденсата за наличку.
    - Так что, перестали продавать?
    - Продают. И, похоже, больше, чем прежде. Только - почти все деньги теперь идут на сторону.
    - То есть Фархадов обворовывает самого себя?
    - Его самого обворовывают. Мы проверили покупателей. Среди них я нашел фирмы, которым конденсат продается ниже себестоимости. Не говоря о том, что огромная часть просто идет налево без оформления.
    - Тогда о чем разговор? Если старик не способен проследить за собственным хозяйством, тем более надо уносить ноги.
    - Не получится, - Коломнин почувствовал, что пора включиться: раздражение Дашевского достигло критической точки. - Нам нечего продавать. Залог - фикция. Продать буровые без земли невозможно. Переоформить лицензию нельзя: по закону о недрах передаче не подлежит. Но даже если бы вздумали размонтировать на металлом, на что потребовалась бы воинская операция, мы бы не успели.
    Не дождавшись очевидного вопроса от президента, Коломнин кивнул Богаченкову.
    - Потому что другие кредиторы тут же инициируют банкротво, - продолжил тот. - И все взыскания приостановят. Дело в том, что кто-то явно готовится к захвату компании.
    - Кто? - Дашеский встревожился.
    - Чтобы узнать, надо влезть в сердцевину, - Коломнин вернул внимание к себе. - Но в любом случае долги выросли не случайно. И сумма их такова, что в случае банкротства нас могут попросту отодвинуть от руля. А значит...
    - Мы не вернем своих денег, - процедил Дашевский, багровея.
    - Но, с другой стороны, все не так уж пасмурно. Богаченков и главный экономист "Нафты" Шараева - кстати, невестка Фархадова, подсчитали: если взять под контроль добычу и реализацию конденсата, ситуацию можно стабилизировать.
    - Не крути. Что предлагаешь?
    - Прологнировать кредит на три месяца при условии, что Фархадов согласится предоставить нам реальный контроль над предприятием. С поставщиками и буровиками подпишем протокол о сторнировании долга.
    - И они на это пойдут?
    - А куда им деваться? - удивился вопросу Коломнин. - Там же на триста километров в округе одна тайга. Месторождение - единственная возможность зарабатывать. И ради этого - будут ждать. А мы тем временем начнем выбивать долги из "Руссойла".
    Дашевский поморщился, но смолчал.
    Коломнин молча отобрал у Богаченкова графики и положил перед президентом.
    - Если мы перекроем каналы для воровства, в течение этих месяцев можно будет достроить нитку. Конечно, проще было бы закрыть проблему дивидендами, но...- Коломнин кивнул на дверь, из-за которой как раз донесся звонкий, ухахатывающийся голос Андрюши Янко. - Вот такая ситуация: либо так, либо ничто.
    - М-да, загнали в задницу, - пробурчал Дашевский, бегло просматривая расчеты. - Ладно, что делать? Давай организовывай встречу. Если старый упрямец примет наши условия, черт с ним, выходи на кредитный комитет за продлением - я поддержу.
    И нетерпеливым движением головы потребовал освободить помещение. На Богаченкова все это время он демонстративно не обращал внимания.
    Когда Коломнин проходил мимо, Дашевский пробормотал:
    - Как только выкарабкаемся, Хачатряна, суку, вышибу.
    И от предвкушения этого чуть повеселел.
    - И Вас следом, - предсказал Богаченков, едва они вышли в коридор.
    - Отец! - послышался срывающийся голос. В углу, спрятанный за лифтом, Коломнина поджидал Дмитрий. Богаченков тактично отошел в сторону.
    - Я хотел объясниться, - сумрачно произнес Дмитрий. Искусанные губы его непрерывно подрагивали. - Я как бы виноват перед тобой. Но подставить не хотел. Так получилось...Мне было, как понимаешь, дано указание. Ты ж сам учил, что надо быть в команде. Потом, не тебя же на деньги выставили.
    Решившись, он посмотрел на отца, наткнулся на желчное, неприязненное выражение.
    И сбился.
    - Что, сын, сбылась мечта идиота? Срубил деньжат по-легкому. Вижу, скоренько формируешься. Много ли заплатили?
    - Достаточно! - Дмитрий резко развернулся. Было слышно, как стремительно рушится он вниз по лестнице, перепрыгивая через несколько ступеней.
    - Зря вы так, - не одобрил Богаченков. У него оказался чрезвычайно тонкий слух.
    - Он меня предал, - жестко отреагировал Коломнин. - Не кто-то, а сын! Двадцати одного еще не исполнилось. А уже предатель.
    - Возможно. Но чего добьетесь, отталкивая? Чтоб он теперь предавал постоянно?
    Коломнин, по правде и сам недовольный собой, с удивлением мотнул головой: оказывается, у Богаченкова не только тонкий слух.
    Вечером, собравшись с духом, Коломнин позвонил на квартиру Шараевой: Фархадов собирался остановиться у невестки.
    Гудки гулко ухали в тишину. И в такт им у Коломнина колотилось сердце.
    - Вас слушают, - послышался наконец голос Ларисы.
    - Это Сергей.
    - Здравствуйте, - отстраненно произнесла Лариса. Коломнин огорчился, хоть и догадался о причине официоза: она была не одна.
    - Салман Курбадович засыпает. У него опять были проблемы с сердцем, интонации ее сделались приглушенными. - Я говорить не могу, но могу слушать. Только самое главное: что все-таки стряслось по "Руссойлу"?
    Коломнин отчитался. Выслушала Лариса, не перебивая.
    - Я думаю, сумею убедить Салман Курбадовича приехать в банк к двенадцати.
    - Свести полдела. Ситуация такова, что банк будет настаивать на финансовом контроле. Это придется принять... Алло, Лара, ты меня слышишь?
    - Да, конечно. Надеюсь, мы сумеем найти преемлемое решение.
    Несколько растерявшийся Коломнин не нашелся что ответить.
    - У тебя неприятности? - сдавленным голосом внезапно произнесла Лариса.
    - Это мягко сказано. Меня собственный сын предал, - не удержавшись, Коломнин рассказал о том, что повергло его в шок.
    Но утешать его Лариса не стала.
    - Ты не прав, - жестко произнесла она.
    - Я еще и не прав?!
    - Не прав, Сережа. Прямолинейность - не всегда правота. Ведь с чем-то он тебя поджидал! Что-то объяснить пытался. Он -твой сын!
    - Вы с Богаченковым как сговорились, - удивительно, но оттого, что она не поддержала его, на душе Коломнина стало чуть теплее. Похоже, именно этого, не признаваясь себе, он и ждал.
    - Вообще-то я надеялся вытащить тебя к себе, - признался он после паузы. Я ведь теперь квартирку снимаю какую-никакую. Даже вот закупил чем стол накрыть. Может, и впрямь возьму такси, да подкачу? Ведь сколько не виделись. Соскучился я, Ларочка.
    - Мечты, мечты, о ваша сладость! Не до этого сейчас, увы, - голос Ларисы вновь стал подчеркнуто официальным. - К тому же у Салман Курбадовича повысилось давление. Так что - извините.
    - А что остается делать? - хохотнул Коломнин. - Адресочек все-таки запиши. Так, на всякий случай.
    Притворное возбуждение разом схлынуло, - и не то было тяжко, что они не смогли увидеться. А то, что она не желала этого.
    Лариса выполнила обещание: ровно к двенадцати к банковскому офису подъехал шестисотый "Мерседес". Одолженый патриарху кем-то из нефтяников. Сопровождала Фархадова лишь его невестка.
    В свою очередь Коломнин сумел убедить Дашевского, что Фархадов как восточный человек, к тому же обласканный властью, чрезвычайно щепетилен в отношении этики и заставлять его ждать неприемлемо. Так что - редчайший случай - Фархадова вводил в приемную помощник президента банка, а сам президент, излучающий радость от встречи с живой реликвией, стремился навстречу с распростертыми объятиями.
    При этом изъявлении высшего уважения оттаял и Фархадов. Два президента обхватили друг друга за руки и, поколебавшись, обнялись.
    Коломнин незаметно показал большой палец остановившейся поодаль Ларисе. Свежая, с распущенными по плечам волосами, но одетая в строгий серый костюм, она производила впечатление, какого, видно, и добивалась: женщины деловой и одновременно - привыкшей очаровывать.
    Именно так и воспринял ее Дашевский, сначала пожав протянутую ручку, а затем и поцеловав ее.
    - Прошу, - он указал на заблаговременно распахнутые двери переговорной залы.
    В принципе встреча сложилась на удивление удачно. Дашевский, умевший при желании быть обходительным и уважительным одновременно, неустанно сыпал комплиментами в адрес первопроходца Сибири. Фархадов, пряча удовольствие под косматыми бровями, степенно говорил о важнейшей геополитической задаче, которую взвалил он на себя, решившись поднять месторождение. Не преминув, конечно, упомянуть о поддержке, оказываемой ему всем нефтяным сообществом страны.
    - После смерти сына хотел даже отказаться - силы не те, - доверительно сообщил он. - Но - навалились: если не вы, то кто? И Вяхирев тот же, и Богданов. Да и другие. Вот тащу! Возраст возрастом, но - Россия не чужая.
    И тут же Дашевский вслед невидимым Вяхиреву и Богданову замахал руками: и думать не могите об отдыхе! А нам разве чужая? С кем и работать, как не с вами!
    Закончив с комплиментарной частью, перешли к существу вопроса.
    - Мне доложили о положении дел в компании. Скажем прямо - финансовая ситуация чрезвычайно запутана, - Дашевский придал голосу оттенок дружеского недоумения. - Строго говоря, в такой ситуации банк, как правило, начинает немедленные процедуры по взысканию долга. Чтоб не остаться ни с чем.
    Он сокрушенно вздохнул. Брови Фархадова начали сближаться.
    - Но! Здесь ситуация особая. Передо мной великий Фархадов. И этим все сказано, - умело славировал Дашевский. - Уж кому-кому помочь. За честь почту! Так я и Коломнину вчера сказал! Ишь умники! Чуть что, давай имущество описывать. Но разорить-то чужое гнездо проще всего. А ты вот попробуй помочь уважаемому человеку. Для дела. Для страны.
    Дашевский укоризненно погрозил Коломнину пальцем, и тот, подыгрывая, покаянно склонил шею.
    - В общем, Салман Курбадович, решился рискнуть и сыграть с вами на одном поле. Мне ведь судьба России тоже небезразлична. Так что готов пролонгировать кредит еще на три месяца. Тем паче Сергей Викторович заверил нас, что за это время вы и с "Руссойла" деньги взыщете. Ну, и финансовым менеджментом вам пособим. Перекроем лазейки для возможной утечки средств. С вашего, конечно, доброго согласия.
    Фархадов тяжело засопел. Брови вновь выстроились в единую колючую завесу:
    - Людей в помощь присылайте. Службу безопасности усилить давно пора. Да и Мясоедов, как вижу, не во всем безупречен. Но управлять финансами могу позволить только своему человеку. Другого не подпущу!
    В переговорной повисло тягостное молчание. Всем, кроме Фархадова, было ясно: без права финансового контроля банк на продление кредита не пойдет. А значит, крах "Нафты" становится неотвратимым. Прищурился, готовясь предъявить ультиматум, Дашевский: запасы его добродушия были невелики. Удрученно покачал головой бессильный что-то изменить Коломнин.
    - Позвольте мне, - голос Ларисы пробился лучиком меж грозовых туч. - Мне кажется, господа, вы должны понять желание Салмана Курбадовича довериться именно близкому человеку. Слишком многое вложено им в это дело. Но и банк, продлевая кредит, взваливает на себя дополнительные риски, а значит, имеет право на гарантии безопасности. И все-таки, думается, почвы для недопонимания меж нами быть не может. Тем более у нас единые цели, и за эти недели мы прекрасно сработались и с господином Коломниным, и с Богаченковым. Можно сказать, сформировалась команда. Поэтому есть конструктивное предложение: финансовым директором остается лицо, назначаемое Салманом Курбадовичем. Но любая сделка на сумму, скажем, свыше пятидесяти тысяч долларов осуществляется только при наличии визы господина Коломнина. Это, кстати, позволит разгрузить его, чтобы больше времени уделить очистке компании от присосавшихся перекупщиков. Как вы полагаете, Салман Курбадович?
    Значительно кивнув, Фархадов требовательно оглядел остальных: он был горд разумной невесткой.
    Речь Ларисы произвела заметное впечатление и на Дашевского.
    - Вынужден признаться, Салман Курбадович, при встрече я увидел в вашей невестке интересную женщину, - несколько томно произнес он. -Теперь слышу делового человека. Лариса Ивановна, позвольте быть вами восхищенным.
    - То есть предложение принимается? - живо уточнила Лариса.
    - Безусловно. И более того. Не кажется ли вам, уважаемейший Салман Курбадович, что мы, мужчины, чрезмерно консервативны и не способны порой разглядеть очевидного решения? А ведь судя по всему, идеальнейший финансовый директор сидит как раз меж нами. А уж насчет надежности, - Дашевский сделал интригующую паузу, хитро взглянул на Фархадова. - Так кто ближе вам, чем невестка?
    И он галантно поклонился обомлевшей Ларисе.
    - Но я... - Лариса растерялась. - Финансовый директор такой крупной компании - это ж какой масштаб! Тут нужен совсем другой опыт.
    - Соглашайтесь, Лариса Ивановна, - развеселился Коломнин. Профессиональный уровень у вас высокий. Кому как не вам? На самом деле, по убеждению Коломнина, и опыта для такой должности у Ларисы явно недоставало, и характер чрезмерно мягкий, домашний. Но сейчас умница Дашевский нашел единственное компромиссное решение. К тому же в дальнейшем через послушную Ларису можно было бы легче воздействовать на упрямца Фархадова.
    Все ждали решения хозяина "Нафты". - А что в самом деле? - прикинул Фархадов. Неожиданное предложение позволяло ему с честью выйти из тупиковой ситуации. - Пожалуй, вариант. На том и порешим.
    - А вы сами, Лариса Ивановна? - уточнил Дашевский. - В ваших руках, можно сказать, судьба компании.
    - Ну, если судьба, - Лариса беспомощно склонила выю, жестом обреченной на заклание.
    Но в глазах ее, как подметил Коломнин, блеснул внезапный азарт.
    - Вот и распрекрасно. В таком случае немедленно даю команду юристам подготовить соответствующие протоколы. Сегодня же все подпишем. Салман Курбадович, господин Коломнин вместе с командой откомандировывается вам в помощь - на весь срок действия кредита.
    Даже не повернув головы, Фархадов обозначил удовлетворение принятым решением.
    - Вылетаем завтра утром, - коротко бросил он, не считая нужным согласовывать это с Коломниным. Мысленно он уже включил его в число вассалов.
    Сборы заняли весь день. Так что до снимаемой квартиры Коломнин добрался лишь в десятом часу вечера. И был очень раздосадован, когда спустя несколько минут в дверь позвонили: с момента вселения к нему повадился по вечерам сосед, подпившая душа которого остро нуждалась в человеческом участии. Иногда тягомотные эти визиты растягивались на несколько часов.
    Решившись больше не церемониться, Коломнин распахнул дверь.
    В узеньком коридорчике перебирала сапожками совершенно продрогшая Лариса.
    - Сюрприз! - пробормотала она, вваливаясь в квартиру.
    Огляделась бдительно, убеждаясь, что квартира пуста:
    - Мог бы и вовремя приходить. Свинство заставлять женщину ждать час на морозе.
    - Господи! Ты ж продрогла насквозь! - Коломнин с усилием выдрал ее из задубевшей дубленки. Как из кокона. - Разве трудно было позвонить на мобильный?
    - Так сюрприз ведь! - она облизнула побелевшие губы. - Кто-то хлестался, что припас вино!
    - Да, да, конечно! Лезь пока под горячий душ, а я все приготовлю! Сейчас полотенце достану, - захлопотал Коломнин, чувствуя себя совершенно счастливым.
    Говорят, нет ничего лучше, чем импровизация. Вечер оказался удивительно полон нежности. Так безудержно хорошо вдвоем им не было со времен Поттайи.
    В окно темной комнаты пробивался отсвет уличного фонаря, в бликах которого угадывался журнальный столик. Бутылки на нем возвышались среди недоеденных закусок, словно скалы среди громоздящихся льдов.
    С улицы внезапно донеслись разухабистые пьяные выкрики, и вслед за тем всполошный крик горластой дворничихи, выгонявшей со двора "чужих" алкашей.
    ... - Ты что? - Лариса приподнялась над подушкой, с удивлением разглядывая беспричинно улыбающегося Коломнина.
    - Да так, припомнил фразу одного студенческого приятеля: "В холодные зимние дни, когда окна в квартирах покрыты картами узоров, а на улице кого-то весело метелит пьяная шпана, особенно уютно с близким человеком у домашнего очага". Просто мне очень хорошо с тобой, Лоричка. Так хорошо, что аж страшно.
    - Ты мой принц! - Лариса благодарно провела пальцем по его лицу.
    - Это я-то? - Коломнин хмыкнул.
    - Вот именно. Ты ведь меня, как спящую красавицу пробудил. Ненароком скосилась на облупленный будильник, то ли тикающий, то ли чавкающий возле недопитой бутылки вина. Дотянулась до ночника. Отчаянно вскрикнув, выскользнула из-под одеяла:
    - О Боже! Мы совсем забыли о времени. Лимит исчерпан. Пора бежать.
    - Останься! - Коломнин почувствовал, как разом покидает его умиротворение. - Сколько можно прятаться, Ларочка? Давай я поговорю с Фархадовым. Один раз и - снимем проблему!
    - А если не снимем? - она поспешно одевалась. - Если наоборот, один раз и - все? Не забывай, у него совершенно изношенное сердце.
    " А у меня?"
    - Лара! Понимаю, что выгляжу отчаянным занудой. Но согласись, так не может продолжаться вечно!
    - Не может.
    - Пойми, я не приспособлен для таких вот, как говорят, двойных стандартов. Надо выбирать.
    - Пожалуй, надо. Тогда давай присядем, - поколебавшись, предложила одетая уже Лариса.
    Предчувствуя недоброе, Коломнин сел, укутавшись в одеяло.
    - Сережка! Если называть вещи своими именами, мы оба нищие, - Лариса отколупнула ноготком отклеивающиеся ветхие обои, скользнула взглядом, будто ненароком, по убогой наборной мебели. - А я не умею жить нищей. И не хочу, чтоб дочь привыкала. Я на самом деле привязана к своему свекру. Но есть и другое: у него деньги. Не станет Салман Курбадовича, не станет и денег. Потому что положение таково, что месторождение сразу растащат. А мы с дочкой останемся ни с чем.
    - Я прилично зарабатываю.
    - Господи! Разве я об этом нищенстве? Не хватало еще, чтоб мы по помойкам побирались! По мне бедность, если не имеешь денег купить вещь, которая приглянулась тебе в магазине. То есть я могу обойтись и без этого. Привыкнуть экономить. Но - зачем, если можно себе не отказывать? Что ты опять заулыбался?
    - Это не улыбка. Это гримаса. Просто по мне бедность и нищета не одно и то же. Как говаривал все тот же мой друг: "Бедность - состояние кошелька. Нищета - состояние души".
    - Фразы! Фразы! Что-то тебя не к месту потянуло на афоризмы, - в голосе Ларисы проявилось ожесточение. - Как же ты меня не понимаешь?
    - Пытаюсь.
    - Правда?! Ведь все так просто. Сейчас нет ничего важнее, чем вытянуть компанию. Это - будущее. Для всех. Сколько у нас на это времени?
    - Месяц до срока плюс три месяца пролонгации. Итого: до принятия окончательного, командирского решения - четыре месяца.
    - То есть... - она пошевелила губами. - Конец июня. За это время мы обязаны очистить компанию и, главное, достроить нитку. Разве это не задача?
    - Я так понял, что ты предлагаешь расстаться? - безысходно произнес Коломнин.
    - Расстаться? Расстаться?! - Лариса подскочила к нему. Обхватила. Дурачок! Но ты же дурачок. Не нужен мне никто, кроме тебя. Я о другом. Есть цель. Мы должны ее достичь. И разве ради этого мы не можем подождать четыре месяца? Скажи - можем?
    - Наверное. Но для чего?
    - Потому что если Фархадов узнает о нас, то - я даже не знаю. Он способен в гневе все разрушить. А желающих проинформировать теперь, когда я стала финансовым директором, можешь не сомневаться, достанет. Да тот же Мясоедов!
    - Его гнать надо!
    - Еще чего? Размахался. Выгнать человека, у которого в руках все финансовые связи. Вот мы сначала эти связи на себя перезамкнем. А уж тогда!.. Ну же, Сережка! Тем более каждый день будем видеться на работе.
    - Будем. А что станет через четыре месяца?
    - Стабилизируем производство. Поставим нормальную команду. Фархадов собирается переоформить на внучку часть акций "Нафты". Я хочу, чтоб это были акции процветающей компании. И тогда мы с ней станем независимыми.
    - И ты согласишься уехать со мной в Москву? - Коломнин заставил себя освободиться от ласкающих пальцев. Требовательно взглянул.
    - Да! Тогда - да! - глухо подтвердила Лариса. - Господи! Целых четыре месяца без тебя. Знаешь хоть, что это такое?
    - Это ты меня спрашиваешь?!
    Она ошарашенно закрутила головой, будто только теперь осознав безмерность этих предстоящих четырех месяцев, и, решительно стянув джемпер, - прыгнула на него сверху.
    - Ты боялась опоздать, - напомнил Коломнин.
    - Плевать! Сегодня - плевать!
    Перед самым отъездом Коломнину позвонил Лавренцов и между прочими новостями сообщил, что его сына Дмитрия по протекции Ознобихина перевели помощником Маковея. Лавренцов сделал предвкушающую паузу в ожидании комментария, но его ждало разочарование: на новость Коломнин не отреагировал. Говорить собственно было не о чем. Те, кто лишил его любимой работы, теперь пригрели его сына. Коля Ознобихин явно готовил козыри на случай дальнейших столкновений по "Руссойлу".
    Томильск. Большая стирка
    Но едва самолет приземлился в Томильске, московские "болячки" отступили под напором множества сибирских "язв".
    В первый же день по прилете Коломнина остановил в коридоре сумрачный Мамедов.
    - Думаешь, самый умный, да? Дядя Салман большой человек, потому наивный. Он вам поверил. Но я тебе не верю. Хочешь из-под него месторождение "вымыть", потому и Мясоедова сдвинули. Правильно. Лариса кто? Женщина, и больше никто. И меня от безопасности отстранить задумали. Понимаете, что при мне к дяде не подступитесь. Так вот чтоб знал: я дядю Салмана не брошу. Простым охранником пойду, а не брошу. И, если предашь, я тебя сам лично загрызу, - он значительно отогнул край пиджака, из-под которого выглянула рукоятка пистолета "Макаров". Маленький кавказец обожал оружие. - Понял, нет?
    - Понял, да! Спасибо, Казбек.
    - Не понял? - изготовившийся к жесткому отпору Мамедов опешил.
    - За то, что прямо сказал, спасибо. А прочее - жизнь определит. Нам сейчас не воевать время, а в одну связку впрягаться. И твоя помощь мне очень бы кстати была. Как и дяде Салману.
    Коломнин протянул руку.
    - Хитрый, да? Все равно не верю. И следить буду, - буркнул Мамедов. Но руку, поколебавшись, пожал.
    Из дорогого отеля Коломнин и Богаченков перебрались в принадлежащий "Нафте" уютненький пансионат под Томильском, использовавшийся для размещения элитных гостей, прилетавших в нефтяную компанию.
    Теперь пустующее здание с полным штатом обслуги оказалось в распоряжении двух холостякующих москвичей. Коломнину нравился пансион и особенно тайга вокруг. Иногда удавалось выбраться на лыжах. Внутри оказалось все необходимое, чтоб разгрузиться после затяжного рабочего дня. Бильярд, пинг-понг. Особенно кстати пришлась сауна, где они с Богаченковым стряхивали усталость и одновременно под пиво подводили итоги дня. Правда, попадали туда все больше за полночь.
    Засиживался на работе Коломнин допоздна. Спешить ему было некуда. Дома, увы, не ждала его истомившаяся без любимого женщина. Как раз напротив, Лариса трудилась здесь же, без всяких скидок на женскую слабость. Да и не было этой слабости вовсе. Может, привиделась когда-то в тайском зное. Коломнин то и дело, скрываясь, следил за ней с нарастающим беспокойством. Эта новая, решительная женщина порой казалась ему совсем чужой. Если прежде самая мысль отвечать за кого-то, кроме собственного ребенка, вызывала в Ларисе досаду, то теперь она охотно взваливала на себя все новые и новые направления. И даже сердилась, если какие-то вопросы решались без ее участия. Так что очень скоро самым привычным в компании вопросом стало: "Когда освободится Лариса Ивановна?". Тем более, что Фархадов появлялся в офисе не каждый день. Очевидно, удовлетворялся докладами невестки прямо на дому. Правда, новый имидж Ларисы Шараевой влек и издержки: стремясь закрепить за собой репутацию энергичного руководителя, она порой на ходу принимала поспешные, непродуманные решения. Но рядом всегда был негромкий Богаченков, успевавший тактично и незаметно подправлять допускаемые промахи. Надо отдать должное - Лариса оказалась очень обучаемой. И промахов таких становилось все меньше.
    Лариса и сама чувствовала, что поведение ее стремительно меняется. Порой на планерках, уловив на себе испытующий взгляд Коломнина, она улыбалась чуть извиняющейся, заговорщической улыбкой. Но - тут же, увлекшись, с прежней страстью окуналась в производственные проблемы. Даже оставшись вдвоем, они говорили почти исключительно о делах компании. И Коломнин начал теряться в догадках, следует ли Лариса согласованной меж ними линии поведения на эти четыре месяца, или сама договоренность осталась для нее где-то в прошлом, наивная, как юношеские клятвы в вечной любви.
    Работы меж тем хватало. И чем далее разбирали они накопившиеся завалы, тем больше проблем извлекалось.
    Основное, что предстояло решить за эти четыре месяца, было:
    - "заморозить" долги компании;
    - взыскать деньги с "Руссойла";
    - пресечь повальное воровство;
    - и, наконец, самое важное, - взять под контроль реализацию конденсата с тем, чтобы за счет получаемых денег возобновить строительство "нитки".
    Самым простым оказалось решение первой задачи. Собранные вместе, поставщики покричали, поматерились от души. Но - на самом деле такого предложения давно ждали. Тем более, что первым поддержал его самый авторитетный из всех - Резуненко. И уже через несколько дней был подписан протокол, в соответствии с которым поставщики соглашаются с консервацией накопившихся за последние годы долгов, а компания "Нафта" гарантирует своевременную выплату долгов текущих. И хоть документ этот не имел юридической силы, а носил скорее характер джентльменского соглашения, для перегруженной долгами "Нафты" он стал отдушиной. Для контроля за выполнением принятого решения с согласия Фархадова в Совет "Нафты" был временно введен Резуненко. Согласились потерпеть и буровики: для них возобновление строительства "нитки" давало надежду на стабильный заработок. Все эти дни воздух в головном офисе сотрясался от непрерывных матерных проклятий и жалоб. Но выкрикивались они если вслушаться - с бодрой надеждой.
    Стронулась с места и проблема с долгом "Руссойла". По поручению "Нафты" банковские юристы подали в гамбургский суд иск о взыскании долга с фирмы "Руссойл". Впрочем, значение этого события Коломнин, имевший печальный опыт "судилищ" против Острового, не переоценивал. Неспешная западная юстиция могла заниматься исковым производством и год, и два, - срок, за который российские компании успевали родиться, обрасти капиталом и скоропостижно скончаться. Главный расчет Коломнина был в другом: скандал для респектабельной западной фирмы - это всегда ущерб для репутации, а значит, убытки.
    Потому руководитель "Руссойла" Бурлюк был просто обязан выйти на переговоры. По предположению Коломнина, максимум через месяц-другой. Конечно, сразу возместить весь двадцатипятимиллионный долг Бурлюк не согласится. Да и не сможет. Но даже частичное погашение оказалось бы кстати: все финансовые возможности надлежало саккумулировать на решении главной задачи - достройку "нитки" к магистральному трубопроводу. Но опять же: когда это еще будет? А деньги нужны сейчас.
    Необходимо было извести практику повсеместных хищений. - Они люди, слушай. Как остановишь, кроме как головы рубить? - Мамедов, к которому он обратился за помощью, был исполнен скепсиса. - Думаешь, не пытался, нет? Но помогать он не отказался.
    - А куда денешься? Надо - будем рубить. Как в старое время, поймали каждый десятый из ряда - на увольнение.
    Коломнин, не столь кровожадный, поступил иначе. Бывший оперативник, он первым делом установил тесные контакты с райотделами, на территории которых находились филиалы "Нафты". За короткое время имя его стало популярным среди Томильских милиционеров. Встречаясь с руководителями служб, приватно договаривался о размерах вознаграждения за помощь в пресечении разворовывания компании. Были определены таксы за все: и за профилактику мелких хищений, и за вскрытие крупных, замаскированных. С теми из исполнителей, в ком был он постоянно заинтересован, Коломнин рассчитывался из рук в руки - без ведома остальных. Результаты не замедлили сказаться: если поначалу приходилось уговаривать возбудить уголовное дело или провести простенькую розыскную комбинацию, которую сам же Коломнин и готовил, то теперь он едва успевал управляться с сыплющейся со всех сторон информацией, - "замотивированные" оперативники вошли во вкус и беспрерывно "теребили" агентуру. Спешно готовилось несколько показательных судебных процессов. Троих наиболее увлекшихся бригадиров попросту уволили, огласив приказ по всем точкам компании. И скоро фамилию Коломнина хорошо запомнили и на буровых. Зачастую это теперь избавляло от необходимости "резать по живому". Сама угроза увольнения, превратившаяся из гипотетической в весьма осязаемую, останавливала любителей разговеться за счет владельца. Впрочем и "резали". Неприятную эту обязанность взвалил на себя Мамедов. Увидев, что работа, начатая Коломниным, приносит реальные результаты, он, отбросив амбиции, активно включился в нее. И теперь носился по тайге, азартно учиняя разносы и подписывая бесчисленные приказы о наказаниях.
    Но и Лариса, и Коломнин, и тот же Мамедов, и активно включившийся в общую работу Резуненко отлично понимали, что успех этот может оказаться кратковременным. Если не будет выполнено обещание о выплате зарплат, повальное воровство возобновится с прежней отчаянной силой. И остановить его станет невозможно.
    И потому первым и важнейшим, отчего зависел успех всего дела, становилось "поломать" сложившуюся систему продажи добываемого конденсата.
    Но это же оказалось и самым трудным. За поставки отвечали службы, подчинявшиеся непосредственно Мясоедову. А, стало быть, попытка изменить сбытовую политику натолкнется на яростное его сопротивление. Позиции же Мясоедова оставались очень серьезными. Во-первых, в компании работало множество лиц, обязанных своим преуспеванием лично ему. А главное - несмотря на формальное понижение, Мясоедов продолжал пользоваться доверием Фархадова и нередко ездил к нему с докладами - через голову Ларисы. И влияние это определялось прежде всего тем, что именно через него к Фархадову приходили "живые" деньги. Своенравный старик, как подметил Коломнин, не был корыстен. Он был честолюбив. И "левые" деньги за конденсат, что регулярно передавались Мясоедовым, служили для него властным инструментом. С их помощью он привычно решал частные проблемы: подкидывал деньги в бригады, премировал послушных, поддерживал дружбу с власть имущими. То, что основная наличная масса под этим прикрытием хлещет "налево", старик, очевидно, не хотел задумываться.
    Меж тем первые же изученные документы показали доподлинно: компанию попросту "сливают". Стало быть, необходимо немедленно приостановить все действующие договоры. А самого Мясоедова отстранить от реализации газоконденсата. Сделать это без санкции Фархадова было немыслимо. Предвидеть его реакцию - невозможно.
    Потому к первому ежемесячному оперативному совещанию при президенте готовились тщательно - всей командой, еще и еще раз перепроверяя выявленные факты.
    Докладывал на совещании о результатах продажи конденсата за истекший месяц сам Мясоедов. Докладывал бодро, чередуя прибаутками. Сыпал радужными цифрами и графиками. Но - несколько взвинченно. О том, что команда Шараевой пристально изучает документацию, ему, конечно, было известно. И теперь он явно торопился проскочить опасный участок.
    Тем более, что нетерпеливый Резуненко, стрямясь привлечь внимание Фархадова, то и дело издавал многозначительное хмыкание. Но атаку начал Коломнин.
    - Скажите, - с трудом вклинился он в непрерывное журчание. - Почему ряду компаний конденсат отгружается ниже себестоимости? "Нафте" нужны деньги для строительства "нитки". Позарез нужны. А вместо этого мы грузим ее новыми долгами.
    - Какие еще компании? - неприязненно сбился Мясоедов. - Что вы выдумываете?
    - Вот перечень, - Коломнин положил перед ним список. - Особенно большие объемы идут через акционерное общесто "Магнезит". Объяснитесь.
    - Объясниться?! - возмутился Мясоедов. - Вы кто такой вообще, чтоб здесь допросы устраивать? Что Вы в нашем нефтяном деле понимаете?! Это не банк, где все по полочкам раскладывается. Здесь как раз обратная специфика.
    - Так объясните. Может, пойму, - кротко попросил Коломнин.
    - Я еще объяснять должен?! Здесь что, оперативное совещание или ликбез?! вскинулся Мясоедов, ища поддержки в Фархадове. Но Фархадов не вмешивался. Хорошо! Не для вас! Для других. Контролер тоже нашелся на нашу голову. Цифирьку увидел и бросился грязь на меня копать. А общую картину не догадался взять? Сверь, что получится!
    - Сверил, - Коломнин принял от Богаченкова следующий лист. - Каждым месяцем по продажам идет маленький плюсик.
    - Тогда в чем дело?
    - Хочу понять то, о чем спросил. Вот графики двухлетней давности. Продажа конденсата давала многомиллионную прибыль. Соответственно видно, как эти деньги шли на строительство нитки. Сейчас эта прибыль выражается в жалких десятках тысяч. Куда делось остальное? Или конденсат иссяк?
    - Как разговариваешь? Почему его обижаешь?! - Мамедов недоуменно закрутил головой, требовательно оглядывая остальных. - Совести у тебя нет, слушай! Он при Салман Курбадыче три года состоит. Под Тимуром работал. А ты здесь приехал-уехал. И сразу учить? Как это может быть, дядя Салман, чтобы выскочки специалиста учили?
    - А я тебе скажу, как это может быть, - голос Мясоедова аж побулькивал от обиды. -Если компания начнет показывать реальные прибыли, как думаете, что у нее останется? Похоже, господин Коломнин не знаком с таким понятием, как минимизация налогообложения.
    - За Коломнина говорить не буду! Зато я понимаю преотлично! - прогремел Резуненко. Он вскочил - сидеть уже не мог, - слишком долго сдерживался. Резко отодвинутый стул обрушился на пол. - В одной кухне варимся. И что такое налоговые прибабахи тоже в курсах! Но тогда объясни, куда "левый" нал деваешь. Может, мы им долги перекроем?
    Наступила внезапная тишина, - витавший в воздухе вопрос прозвучал.
    - Вора нашли?! Мальчика для битья нашли?! "Стрелку" мне решили устроить? Изгаляться, да?! - дико вскричал Мясоедов. - Салман Курбадович, как отцу, - от вас все стерплю. Но не от этих! Не доверяете мне, скажите, - подымусь уйду. Слова не скажу! Но чтоб от вас! Не от них. Вы-то сами все знаете! А чужим зачем?
    В последней, бессвязной вроде фразе заключалась главная опасность, казначей через головы собравшихся напоминал президенту о ежемесячных наличных вливаниях, которые с его, Мясоедова, отставкой неизбежно иссякнут.
    И Лариса, до того молча сидевшая подле Фархадова, отреагировала мгновенно.
    - Хватит воздух сотрясать! "Вы-то знаете!" Никто, к сожалению, ничего толком не знает. И Салман Курбадович тоже. Объясните, почему отдаете конденсат за бесценок, и куда деньги уходят! А не сможете оправдаться - и впрямь сами уйдете! - к общему изумлению, отчеканила она.
    Мясоедов аж задохнулся.
    - Салман Курбадович! Что слышу? Чтоб какая-то баба командовала. При вас?!
    И - едва выговорив, поперхнулся, поняв, что совершил непоправимую ошибку.
    - Кто баба?! - прохрипел Фархадов. - Моя невестка тебе баба? Она тебе теперь начальник. Потому что она умная, а ты глупый. Хоть и хитрый. И будешь делать все, что скажет. Понял?!
    Мясоедов неловко повел головой, как бы ища высшей защиты от безмерного унижения.
    - И для начала, - Лариса благодарно кивнула свекру, - извольте объясниться, почему мы продаем за бесценок конденсат на корню, из отстойников, а не везем сами на нефтеперерабатывающий завод? По предварительным подсчетам, получается трехразовая выгода.
    - Выгода, да?! Это если из кабинета смотреть! А ты попробуй: наполни бензовозы, отвези за сорок километров до одноколейки, залей "вертушки", сформируй состав. Да еще договорись с хозяевами малой "железки", чтоб не ободрали.
    Со скрытым торжеством оглядел смешавшуюся Ларису.
    - А что ты хотела? Кто в наших краях одноколейку держит, тот и Бог! До большой "железки" от малой еще восемьдесят километров. На бензовозах через тайгу не продерешься! Так что, хочешь сама возить, попробуй, почем обойдется. Порвать наработанные связи дело нехитрое. Но компании эти, хоть и приходится им дешевле продавать, у них механизмы отлажены. И - худо-бедно вперед платят. А попробуй новых найди. Сколько времени уйдет на притирку? Это ж какие потери! Кто-нибудь из вас, умников кабинетных, подсчитал? - Подсчитали! - Лариса скосилась на пометки, что все это время беспрерывно набрасывала. Вопросительно посмотрела на Фархадова. Дождалась подбадривающего кивка. - Значит, так! С этой минуты все прежние договоры поставки аннулируем. Без согласования с господином Коломниным - никаких новых сделок.
    - Но, Лариса, это невозможно! - Мясоедов взвился. - Ты-то все-таки в отличие от этих здесь работала. Должна же хоть что-то соображать. Технологически невозможно. Заполните отстойники, что дальше делать станете? Скважина - это все-таки не раковина. Затычку не вставишь.
    - А зачем вставлять? - Лариса небрежным движением плеча как бы сбросила с себя насмешку, как стряхивают назойливую мошку. - Мы подготовили разумную цену. И пока не будем готовы сами доставлять конденсат на завод, объявим свободный конкурс на вывоз.
    - Свободный конкурс! - передразнил Мясоедов. - Говорите тут, не приходя в сознание. Да где такой сумасшедший найдется, что за эти поставки возьмется?! Здесь же риск немеренный.
    - Я возьмусь, - послышался голос Резуненко. Он поднялся, решительно подошел к Фархадову. - Возьмусь, Салман Курбадович. Чего он нам тут клюкву развешивает? Нет ничего неподъемного. Мужиков знаю, обстановку тоже. Бензовозы дадите?
    - Возьмешь в аренду, - Фархадов внимательно приглядывался к нему. - Но у тебя ж свое дело.
    - Никуда то дело не денется. Сейчас у нас главное дело - "Нафту" вытянуть.
    - Спасибо, Виктор, - Фархадов неловко провел по косматым волосам Резуненко.
    - Чего там? Не чужие, - голос Резуненко чуть дрогнул. - Ништяк, Салман Курбадович. Отобьемся.
    - Что ж? На том и приговорили. А на добро отвечу добром, - Фархадов протянул палец в направлении секретарши, все это время протоколировавшей происходящее. -Калерия Михайловна, проследите, чтоб со следующего квартала все поставки труб для компании опять замкнуть на Резуненко. Справишься с объемом-то?
    - Он постарается, - Резуненко приложил ладонь к несуществующему козырьку, за ерничеством плохо скрывая окатившую его радость.
    - Кстати, насчет этой одноколейки, - напомнил о себе Коломнин. - Насколько успел узнать, строилась она по инициативе "Нафты" и на наши деньги. Почему тогда столько платим? - Объяснись, - коротко подтвердил Мясоедову Фархадов. В лице его промелькнуло лукавство, - он обратил внимание на это непроизвольно сорвавшееся у Коломнина - "наши".
    - Салман Курбадович! Уж вы-то будто не знаете! - поразился Мясоедов. Ведь как в свое время просил. Да что там просил? Умолял! И вас, и Тимура. Не выпускать акции из рук. Ведь в кулаке держали "железку". Сейчас бы и проблем не было. Так нет, нашелся умник, подговорил вас обоих: "антимонопольные требования", прочая фигня! Раздали акции вроде как по своим. И где они теперь эти свои? Нету. И "железки" нету. Фархадов с шумом перевел дыхание: было заметно, что упрек больно задел его. Но он молчал.
    Мясоедов сам перепугался сказанного, но не остановился. Теперь он был в положении начинающего велосипедиста, нечаянно разогнавшегося на спуске, - и жутковато, и рад бы отпустить педали, но тогда точно упадешь и обдерешься об асфальт. - А что, не так, скажете?! - отчужденное молчание окружающих взвинтило его. - Все так! Потому и на цены низкие соглашаться приходится. И кланяться всякой сволоте. Лишь бы хоть какой результат поиметь. А вы меня же за верную службу и сапогом, можно сказать, по морде. А, если совсем напрямоту, сами во всем и виноваты! Глядишь, и Тимур жив бы был. - Тимур?! - поразился Фархадов. - Ты - меня в смерти сына?
    Обвинение подействовало на него сокрушительно: рот приоткрылся, и сам он, поддерживаемый Ларисой и подскочившим Мамедовым, осел в кресло. Калерия Михайловна сноровисто выдернула из кармана валокордин, что всегда держала наготове, и метнулась к сифону.
    - Ты с кем это так разговариваешь?! - как всегда, внезапно взъярился Мамедов. Дотоле он настороженно следил за происходящим, готовый вступиться за старого соратника. Сдерживаемый, единственно, непонятной пассивностью Фархадова. Но обвинения, брошенные Мясоедовым самому патриарху, резко изменили его настроение. - Ты с дядей Салманом так смеешь?! Ошибочки вдруг выискивать начал! Сыном попрекнуть посмел. Да он благодетель твой на все времена. Это с твоими ошибочками я теперь разберусь! А дядя Салман не нашего уровня человек. Он не ошибается! Только вот с тобой, гнидой, похоже, проморгали! В семью нашу змеюкой проник. Думаешь, если сына у него не стало, так и беспредельничать можно? А про меня забыл?! Так я тебе, борову, напомню!
    И на полном серьезе устремился к другому концу стола, - так отчаянная лайка бросается на кабана. Но по дороге он наткнулся на Резуненко, который обхватил горячего кавказца за плечи и без видимого усилия спеленал. Но и из-под мышки Резуненко Мамедов продолжал выкрикивать невнятные угрозы.
    Фархадов меж тем отодвинул брезгливо стаканчик с валокордином, приподнял палец. И шумящие, возбужденные люди разом затихли.
    - Вот, значит, до чего у нас с тобой дошло, Александр Григорьевич, прошептал Фархадов. Тягучей ртутью вытекал этот шепот. - Ишь как завернул-то. Что ж, имеешь право упрекнуть - в главном я виноват: не на того поставил. Вот это что?!
    Он выхватил из-под рук у Ларисы графики поставок конденсата и с внезапной силой запустил под потолок, так что листы бумаги закружились, медленно оседая на участников совещания.
    - Я тебе компанию, дело жизни своей доверил. И что? Все, выходит, по ветру? Одни долги кругом. Так что каждая вша попрекнуть право заимела. Два года в твоих руках - и вот результат! Вот в этом-то и есть истиная правда. А теперь пшел вон, пес. Ты мне больше не интересен.
    Лоб Мясоедова покрылся испариной.
    - Эх, Салман Курбадович. Кому доверились? Уйду, раз гоните. Только с кем останетесь? С этими?! - он презрительно описал круг пальцем. - То-то они вам наработают. Оглянуться не успеете, как месторождение из-под вас вынут и под банчок свой подложат. Вот тогда и вспомните о верном псе, да поздно будет.
    И, безысходно махнув рукой, вышел, стараясь ступать бодро.
    Встревоженные взгляды оставшихся были устремлены на президента компании. Лишь Калерия Михайловна упорно пыталась втиснуть ему приготовленный валокордин.
    - Да убери эту пакость! - Фархадов раздраженно отбил ее руку. Насмешливо оглядел остальных. - Что разглядываете? Перепугались, небось, что не на вас поставлю? Ладно. Как это говорят? Из глаз долой, из сердца вон? Выбор сделан. Назад хода нет. Пробуйте. Я поехал домой. Подготовите подробный план - мне на утверждение.
    Сделав шаг, остановился.
    - Казбек, с сегодняшнего дня Ларисе выделить охрану... И этому тоже, острый палец уперся в Коломнина.
    Следом за Коломниным в "предбанник" вышел Резуненко.
    - М-да, нашел, чем уесть Деда, сволота, - пробормотал он. - Прямо под дых махнул.
    - Это ты насчет "железки"?
    - Само собой. Дед потому и сник, что и впрямь по сути своими руками власть над ключевой точкой отдали.
    - Так, может, можно вернуть? - вскинулся Коломнин.
    - Если бы так. Но чечены, во что вцепились, того не отдают, - Резуненко увидел, что собеседник нетерпеливо ожидает разъяснений. - А, так ты же еще до этого не доехал. На узкоколейке давно чеченская группировка заправляет. - Но как они там оказались, если "железка" строилась по инициативе "Нафты"?
    - Тимур привел, - мрачно объявил Резуненко.
    - Тимур?! - Коломнин не смог сдержать изумления. И это почему-то рассердило Резуненко.
    - Да, Тимур! Чего вылупился? Там же народец знаешь, какой собрался? Оторви и брось. Потом менты с поборами подъезжать начали. А чечены взялись порядок навести. Вот Тимур и решил, чем самим воевать, так лучше чужими руками. Вот и!.. - он собрался смачно выругаться, но из Фархадовского кабинета вышла Калерия Михайловна. И это его остановило. - А, чего теперь воздух трясти?
    - Погоди, - Коломнин был искренне озадачен. - Но Тимур, насколько я успел понять, был человеком вменяемым. А вязаться с мафией - это же стремно.
    - А наш бизнес вообще стремный. Хотя пытался я его предупредить. Но Тимур, он же заводной был. По части упрямства в папашу пошел. И, если надо было переть буром, то - буром. Надо смести - сметал, - Резуненко подметил неодобрительный взгляд, что бросила на него прислушивавшаяся к разговору секретарша. - А что ты в самом деле хотел? Быть возле нефти и не измазаться такого не бывает.
    И, коротко кивнув Калерии Михайловне, вышел в коридор.
    Коломнин был озадачен. Хотя что в самом деле ожидал он? До сих пор он знал о Тимуре со слов вдовы, отца. Отсюда эдакий сусальный образчик благочиния. Но ставить на ноги нефтяную державу - труд не для ангелочков.
    Внезапная мысль заставила Коломнина выскочить вслед за Резуненко.
    - Послушай, Виктор, - он придержал Резуненко за локоть. Убедился, что поблизости никого нет. - А убийство Тимура, не могли чечены?..
    - Все так думали, - не удивился вопросу Резуненко. - Многие и до сих пор считают. И Фархадов тот же. Потому всю работу с "железкой" на Мясоедова и переложил. Вроде как мараться не хотел.
    - А ты сам как?
    - Не исключено, конечно. Ведь пока Тимур был жив, он их в руках держал. И реальной власти не отдавал.
    - Так тем более!
    - Тем менее! - огрызнулся Резуненко. Было заметно, что мысль эта и самому ему не давала покоя. - Больно тонкая комбинация образуется. Ведь чтоб акции на себя переписать и свою команду поставить, мало было Тимура завалить. Должно было после его смерти все срастись. И чтоб Салман Курбадыч с инфарктом свалился, и чтоб Мясоедов, паскуда эта, провалил все, что можно. Короче, чтоб компания в безнадзоре оказалась. Могли они все это просчитать? Полагаю, вряд ли.
    И вместо прощания с чувством нахлобучил косматую шапку на косматую гриву.
    В один из первых мартовских дней в кабинет Коломнина негромко постучались. Зашедший перед тем Богаченков удивленно обернулся: по банковской привычке Коломнин держал двери приоткрытыми, - все желающие могли зайти без стука с любой проблемой. И желающих таких становилось все больше и больше. Что вызывало справедливые нарекания со стороны финансового директора Шараевой: бесконечные пустые визиты отвлекали Коломнина от главной задачи. Но сам он слишком привык к такому стилю в банке и отказываться от него не желал. Кроме того, подобная доступность приносила и дивиденды: за время доверительных бесед ему удалось узнать об изнанке компании то, что невозможно выяснить и за годы сидений на совещаниях.
    - Войдите, - удивленно пригласил Коломнин, когда в приоткрытую дверь постучали вторично: мягко, будто подушечками пальцев.
    Зазор чуть увеличился. И в нем образовалось сияющее радушием, хотя и заметно смущенное лицо Мясоедова. В последние дни Мясоедов в компании почти не бывал, дожидаясь расчета. На просьбы помочь разобраться в оставляемом наследстве, отвечал ехидно, что-нибудь вроде: "Вы же все умные. Сами разберетесь". Тем более неожиданен показался и сам визит, и робость визитера.
    - Не помешал? - Мясоедов огляделся. - Неуютно у тебя что-то, Сергей Викторович. Для твоего уровня обстановочка несерьезная. Дай команду перенести из моего кабинета диван, телевизор. Мишура, а - облагораживает.
    - Да нет, не стоит. Сплю я в пансионате. Там же и телевизор. Хотя времени на него, признаться, не остается. Да вы садитесь. Дивана, правда, нет. Но стул свободный - завсегда.
    Мясоедов глазами значительно покосился на Богаченкова. Но Коломнин намек проигнорировал. Более того, сделал знак Богаченкову остаться: разговаривать с двуличным Мясоедовым было надежней при свидетелях.
    - Я чего пришел-то? - Мясоедов вздохнул. - Решил, что неправильно это вовсе отстраняться. Сначала, конечно, разобиделся на Салман Курбадовича. А потом подумал: разве чужое все? Разве мало моего труда здесь? Не хочется, чтоб прахом пошло. Правильно думаю, нет?
    Коломнин ждал, пытаясь сообразить, к чему клонит нежданный визитер.
    - Дошло до меня, что ты письма покупателям конденсата разослал, что от их услуг отказываешься.
    - Стало быть, уже получили, - прокомментировал оживившийся Богаченков.
    Мясоедов хмуро покачал головой.
    - Получили, конечно. Только повода для веселья не вижу. Чему радоваться? Они с нами много лет работают.
    - Два, - уточнил Богаченков.
    - Два в нашем бизнесе - тоже много, - Мясоедов будто ненароком повернул стул так, что Богаченков оказался за его спиной, - отсекая его тем от разговора. - Люди привыкли. Компания привыкла. Опять же у них устоявшиеся отношения с одноклейкой. Все отлажено. - Да это мы все как будто на совещании проговорили, - любезно припомнил Коломнин. - К чему опять возвращаться?
    - Потому что хочу от ошибки роковой уберечь. Ты же деловой человек, Сергей Викторович. Зачем так сразу ломать? Хочешь менять условия в свою пользу? Да, можно. Когда сильным станешь. Можно и теперь. Только аккуратно. Но - ломать зачем? Люди ведь. Интересы там. Давай переговорю с тем же "Магнезитом". Изменим цены. Разумно, конечно.
    - Разумно и изменили, - Коломнин протянул ему прайс-лист с последними, утвержденными накануне у Фархадова отпускными ценами.
    При виде их Мясоедов аж зацокал:
    - Думаешь, если арифметику выучил, так и всю математику превзошел? Да кто такой скачок выдержит? Надо плавно. Половину хотя бы. Тоже трудно. Но - ко мне прислушиваются - переговорю, добьюсь.
    - Не будет никакой половины, - Коломнин, потянувшись, отобрал у него прайс-лист. - А будет эта цена.
    - Глупые вы все-таки люди, - Мясоедов не погнушался развернуться, так, чтоб охватить взглядом и Богаченкова. - Пришли, поломали. А дальше?
    - А дальше в компанию пойдут нормальные деньги, - Коломнин намекающе придвинул к себе распухшую от бумаг папку.
    - Ой ли? - Мясоедов поднялся. Любезность Коломнина произвела на него самое негативное впечатление. - А я иначе полагаю: нельзя разорить осиное гнездо и чтоб не покусали.
    - Ничего. Бодягой подлечимся.
    - Так это смотря скольких разорить. А то ведь и насмерть, - и Мясоедов, коротко кивнув, вышел.
    - А казачок-то засланный, - хмыкнул Богаченков. - Похоже, приходил делегатом. - Похоже. И, кажется, нам объявлена война. Стало быть, мы на верном пути, - беззаботно подтвердил Коломнин. - Чую, не миновать нам хорошей драчки.
    Богаченков поднялся, значительно одернул пиджак. - Сергей Викторович, вынужден официально заявить: если завтра же вы не согласитесь взять себе телохранителя, я лично пойду к Ларисе Ивановне. Пока беды не случилось.
    - Тьфу на тебя.
    Все эти участившиеся требования окольцевать себя охраной откровенно портили Коломнину настроение.
    Но с утра Ларисы вопреки обыкновению на месте не оказалось. Не ответил и ее мобильный телефон. Зато к Коломнину зашла Калерия Михайловна и сухо потребовала, чтоб он немедленно явился к Салману Курбадовичу.
    - Так он что, на месте? - от удивления переспросил Коломнин: на часах было едва начало десятого. Но секретарша лишь презрительно сморщила носик. С момента появления в компании банковской, как она называла, группировки Калерия Михайловна не скрывала своего неприязненного отношения к Коломнину.
    - Вас ждут, - нетерпеливо напомнила она, готовая его конвоировать.
    В этом было что-то зловещее.
    - Что ж, раз зовут, надо идти, - Коломнин поднялся, протянул руку, приглашая Калерию пройти вперед: роль подконвойного ему не приглянулась. И в этот момент зазвонил телефон.
    - Сережа! - он услышал задыхающийся голос Ларисы. Но даже не тон, а это непривычное в последнее время "Сережа" стали предвестником беды. - Я из дома.
    - Но почему не на работе? И потом мобильный...
    - На работу не пустил Салман Курбадович.
    - Что?!
    - Не перебивай. Утром подбросили анонимку, что... в общем про нас с тобой.
    - И что ты? - Коломнин машинально опустился в кресло, не обращая больше внимания на требовательный взгляд Калерии.
    - Я? Призналась. А что оставалось?
    - Так и молодец! Давно пора было. Я как раз к нему иду и попросту попрошу твоей руки, - обрадованный Коломнин подмигнул ошеломленной Калерии Михайловне. - Не вздумай! Он же не в себе. Я прошу. Выслушай, Сережа...
    - Когда-то, да надо было. Все, пошел свататься.
    Коломнин поспешно положил трубку.
    - Ну что, дорогой конвоир, вперед за орденами?
    И удивился, потому что в лице Калерии читалось теперь сочувствие.
    - Насчет орденов - это вряд ли. Я на всякий случай валокордину подготовлю, - прикинула она.
    Фархадов, совершенно неподвижный, съежился в объемистом своем кресле так, что от двери был почти неразличим.
    - Вызывали, Салман Курбадович? - нарочито бодро заявил о себе Коломнин.
    Стараясь держаться естественно под тяжелым взглядом, уселся с противоположной стороны стола.
    - Хочу доложить, мы тут с Резуненко новый договор на поставку конденсата заключили. Все в соответствии с вашими указаниями. На днях стартуем.
    Собственный голос показался Коломнину фальшивым. Он поднялся:
    - Салман Курбадович, хочу просить... и прошу руки Ларисы Ивановны Шараевой. Которую я люблю...
    - Кто ты такой? - глухо оборвал его Фархадов.
    - Я? - Коломнин беспокойно пригляделся к старику. - Салман Курбадович, может, валидолу?
    - Кто ты такой, чтоб набраться наглости к моей невестке?...Ты знаешь, кто был Тимур?
    - Так ведь был. Я, как и все, сочувствую вашему горю. Знаю, что Лариса любила его. Но, Салман Курбадович, Тимур.. нет его больше. А Лариса, ей двадцать восемь. Она живая полнокровная жинщина.
    - Слишком живая. Как выяснилось.
    - А это уж не мы с вами. Это природа определяет. Невозможно всю оставшуюся жизнь ее при себе держать.
    Фархадов отвел взгляд: возможно, именно так и собирался.
    - Ей жить надо продолжать, Сарман Курбадович. Нормальной жизнью. А я люблю ее.
    "И она меня", - хотелось дополнить ему. Но, щадя чувства отца, промолчал.
    - И все сделаю, чтоб и она, и внучка ваша были счаст...
    - Внучка моя! Тебе? - Фархадов задохнулся. - Ты же.. клоп, тля. Жалкий клерчишко! Нищий. Сколько у тебя есть денег? Пятьдесят? Сто тысяч долларов?
    - Высоко поднимаете, - угрюмо пробормотал Коломнин.
    - И ты за эти гроши собрался дотянуться до моей невестки? Или они не заслуживают жить как приличные люди?
    Он требовательно оглядел насупившегося банковского ставленника.
    - Думаю, при всем к вам уважении, это Ларисе надо решать, чего она хочет.
    - Уже решила. Поклялась, что с этого дня всякие отношения ваши прерваны. И я ее простил, - уязвленная гордость и умиление собственным благородством причудливо смешались в тоне Фархадова. - А жениха мы ей со временем подберем. И куда поприличней.
    - Пообещала, стало быть? - пролепетал Коломнин. Не верить Фархадову не было оснований. Особенно, если припомнить Ларисин звонок, когда он положил трубку, не дослушав. Именно это она и порывалась сказать ему.
    - А ты на что рассчитывал? Другого и быть не могло. Накатила блажь, с кем не бывает? Но и только. Из компании ее с сегодняшнего дня забираю. Мусора, вижу, вокруг много. Потому и в голову нанесло. Пусть ребенком больше занимается. А тебе - чтоб в двадцать четыре часа духу не было. Так Дашевскому и передай. Фархадов, де, велел другого шестерку прислать. Не такого прыткого. Ишь каков гусак оказался! Тихой сапой с Фархадовым породниться надумал.
    Человеческое терпение, как нерв в зубе. В нормальном состоянии его не чувствуешь. Но - содралась защитная эмаль, обнажился нерв и - окати холодом, взвоешь.
    Коломнин и взвыл.
    - Чхать я хотел родичей себе в этой паучьей банке искать! Жену - да. Искал. Ну да раз отреклась, стало быть, так тому и быть. А насчет миллионеров, так это я бы на вашем месте поскромней держался. Компанию-то профукали. И если я, банковская "шестерка", сейчас здесь не расстараюсь, так это я очень сомневаюсь, что вашей внучке будет чего передать, кроме долгов. Я понятно объясняюсь?!
    Объяснялся он вполне доходчиво - лицо Фархадова пошло пятнами. Но Коломнин больше не владел собой.
    - Я, между прочим, прислан банковские денежки, вами разбазаренные, вернуть. И без приказа Дашевского никуда не уеду. Так что надо - звоните сами. Только сперва советую очень подумать. Потому что я здесь костьми ложусь, чтоб гребаный ваш бизнес вытянуть. И не только за ради великого Фархадова. Но для тех тысяч, что по тайге разбросаны. А другой приедет - нужна ли ему эта головная боль - полгода в глуши сидеть? Не проще ли выдернуть наспех, что удастся, а остальное утопить? Да и отрапортовать. Так что - Бог в помощь, звоните! И мне, как говорится, с глаз долой.
    "Тем паче, если меня - из сердца вон", - не договорил он.
    Хриплое, с присвистом дыхание обессилевшего тигра заполнило собой кабинет. И непонятно, чего больше было в нем: усталости или отчаяния от невозможности одним прыжком, как прежде, переломить хребет обидчику.
    - Хочу думать, что мы поняли друг друга, и интересы дела преобладают, так сказать...- Коломнин задержался у двери. - Кстати, о деле, Салман Курбадович. Что бы ни было, но Лариса Ивановна должна остаться финансовым директором. Без этого сам откажусь. Нравится вам или нет, но сегодня она единственный, кто еще способен разгрести накопившееся...завалы, словом. Засим честь имею!
    В приемной Коломнин едва не налетел на стоящую наизготовку Калерию Михайловну - со стаканом воды.
    - Валокордин ему нужен? - она укоризненно оглядела незадачливого жениха.
    - И побольше, - виновато подтвердил он.
    Часа через три Коломнин обнаружил, что лежавшая перед ним папка с документами оказалась на треть разобрана. Он перепроверил резолюции, нанесенные его рукой. Все вполне разумные. На всех стояла сегодняшняя дата. Но ничего этого он не помнил.
    - К тебе можно?
    Коломнин вскинул голову и медленно поднялся: перед ним с виноватым видом стояла Лариса. Волосы ее были собраны на затылке в пучок, - видимо, в спешке. И оттого распухшее, наспех подретушированное лицо казалось каким-то беззащитным. Она рассеянно провела ногтем по разобранной пачке.
    - Даже сейчас работаешь? - в голосе ее Коломнину почудилась укоризна.
    - Тебя Фархадов вызвал?
    - Да. Совершенно неожиданно. Разрешил вернуться к работе. Сережка, я так тебе благодарна, что настоял. Даже не представляю, как бы усидела дома без всего этого. ... Эта поганая анонимка! Все-таки люди - сволочи! Наверняка работа Мясоедова. Куснул-таки напоследок. Помнишь, тогда в гостинице?..
    - Как говорил мой дружок, теперь это не имеет никакого полового значения. Мне твой свекр все поведал. У вас в семье опять мир да благодать. С чем и поздравляю.
    - Сереженька, я, конечно, виновата. Гадина, если хочешь. Но не смогла. Ты должен понять. Так получилось. Фархадов, он, когда прочитал, был таким!..У него руки тряслись. Если б я не пообещала, просто не знаю...
    - Это твой выбор.
    - Выбор?! - вскинулась Лариса. Но тут же смутилась, осознав неуместность негодования. - Какой там выбор? Пришлось и все. Все образуется, увидишь.
    - Хотя в принципе ты права. Хороша бы оказалась парочка: невестка нефтяного магната и банковский клерчишко. Неравный брак называется.
    - Досталось тебе от Салман Курбадовича, - сообразила Лариса. - Чего уж теперь? Слово дано. - А ты и поверил, дурашка? Это лишь временно. Пока все успокоится. Как же мы друг без друга?
    - Почему друг без друга? Надеюсь, продолжаем оставаться в одной связке?
    - Дурачишься? - недовольная взятым им официальным тоном, она улыбнулась прежней, зазывной улыбкой.
    Но Коломнин на ее призыв не откликнулся. Хоть далось это ему не без труда.
    - Ничуть не бывало. Быть может, ты права: когда личное мешает делу, жертвуют личным. Согласна?
    - Стало быть, ты от меня рад отказаться? - Я??!!
    Умеют все-таки женщины в любой ситуации оказаться обиженной стороной. Ноздри Ларисы затрепетали:
    - В таком случае с этой минуты прошу обращаться на "вы"! И исключительно по служебным вопросам.
    - Буду благодарен за то же самое. Если не возражаете, я бы хотел вернуться к делам, Лариса Ивановна.
    - Не возражаю, Сергей Викторович.
    За издевательски нейтральным этим тоном прорвалась такая ярость, что Коломнину показалось: еще секунда - и Лариса просто кинется на него.
    Быть может, так бы и произошло. Но от входной двери донеслись нарастающие возбужденные голоса.
    - Тулуп скину и зайду, - послышался голос Мамедова.
    Вслед за тем дверь распахнулась, и в кабинет ввалился взмыленный Хачатрян.
    Не здороваясь, протопал унтами, оставляя за собой мокрые следы, будто загулявший сенбернар. Рухнул на стул.
    - Что случилось? - проследив за его взглядом, Коломнин налил стакан воды, который тот вылакал, частично пролив прямо на енотовую шубу.
    - Мы с Мамедовым только что с "железки", - Хачатрян с трудом залез за пазуху, выдернул целофановую папку. Бросил на стол. -Это цены, что нам выставили за перевозку конденсата.
    Лариса схватила лист, быстро пробежала и присвистнула. Протянула Коломнину.
    Все стало ясно.
    - Это они нам за то, что перекупщиков отодвинули. Что делают, шакалы! объявил от двери входящий Мамедов. Еще не отогревшийся, он усиленно массировал уши. Следом втерся Богаченков.
    - Выходит, нам предъявили ультиматум, - определилась Лариса. - Или возвращаем прежних покупателей, или...
    - Или железная дорога перекроет глотку так, что еще похлеще взвоем, подтвердил Мамедов. - Кажется, нас поставили раком, - не стесняясь женским присутствием, объявил он. - Потому что, пока до трубопровода не дотянемся, другого способа вывоза просто нет. И все это понимают. Так-то! - Какой отсюда вывод? - ответа Лариса собственно не ждала. Его уже дал Мамедов. Но ей хотелось услышать Коломнина. - Что теперь посоветуешь, стратег? Это ведь ты, кажется, настоял, чтоб мы одним махом убрали всех прежних покупателей конденсата.
    - Теперь? - Коломнин задумчиво почесал подбородок. - Для начала не мешает разобраться в правовых основах: как и когда узкоколейка оказалась под контролем чеченцев. Ведь строили ее на паях владельцы месторождений. - Какая приятная неожиданность! - снасмешничал Мамедов.
    - И строили. И владели. Только сделать с этим ничего нельзя, - вслед за ним съехидничал Хачатрян.
    Удар кулачком по столу заставил обоих осечься.
    - Хватит изгаляться, умники! - Лариса провела взглядом по мужским лицам, будто мокрой тряпкой, стерев с них скепсис. - Казбек! Живо докладывай, что знаешь.
    - Командуешь, да? - огрызнулся Мамедов.
    - Ей и положено командовать, - напомнил Коломнин. - Так что докладывайте. Если действительно что-нибудь знаете.
    Вспыльчивый азербайджанец дико сверкнул глазами.
    - Пожалуй, я кое-что могу прояснить, - Хачатрян быстренько переключил внимание на себя. - Клиентов среди нефтярей немеренно. Так что как бы чуток в курсе. Дорога действительно строилась на паях. Ведь не все месторождения "сидят" недалеко от трубопровода, как "Нафта". Да и по размерам многие, так, болотца. Там и есть-то по нескольку скважин, на прокорм.
    - Нефтяной люмпен, - съязвил Коломнин.
    - Во всяком случае другого, как вывозить бензовозами, им не дано. А без этой одноколейки приходилось по бездорожью до большой дороги - кому за сто, а кому и за четыреста километров. Это ж совсем другая себестоимость получалась. Так что сами понимаете, как все за идею ухватились. А уж как Салман Курбадович под себя Верхнекрутицкое месторождение подмял, вокруг него вся мелкота и выстроилась. Скинулись, кто чем мог. Создали открытую акционерку.
    - Кто чем вошел? - поторопил Коломнин.
    - Позвольте я, - предложил отмалчивавшийся дотоле Богаченков. - Третий день документы изучаю. Так что немного разобрался. - Стало быть, так. Сорока процентами акций владеет "Нафта". Не добравшийся еще до этой информации Коломнин почувствовал, что во рту разом пересохло от предчувствия удачи. Впрочем, ненадолго.
    - Тридцать принадлежат компании-оператору. - Той самой, которая теперь под чеченцами, - уточнил Хачатрян. - А остальные распылены, - доклад Богаченкова оказался как никогда убог.
    - Так почему бы их не объединить? - прикинул Коломнин. - Сами же говорите, что все вокруг "Нафты" выстроились. Соберем владельцев месторождений, проведем собрание, да и - турнем этого мафиозного оператора.
    Обиженный Мамедов напомнил о себе издевательским хмыканьем.
    - Спохватились, - он прищелкнул пальцами. - Кто теперь захочет подставляться под мафию?
    - А по скольку распределены остальные акции? - поинтересовалась Лариса.
    - Э, совсем мелочь, - Мамедов показал кончик пальца. - Доброго слова не стоят: один - три процента. Да и неважно это. Все давно доверенности на Бари Гелаева переоформили. Это чеченский смотрящий.
    Коломнин заметил, что Богаченков удивленно склонил голову.
    - Там был еще пакет в одиннадцать процентов, - обращаясь к Мамедову, неуверенно напомнил он.
    - Слушай, не расстраивай! Наши, считай, эти проценты были.
    - Сорок и одиннадцать - как раз пятьдесят один. Контроль! - всполошилась Лариса.
    - Где он теперь, этот контроль? - зацокал Хачатрян. - Был и нет!
    И горячо произнес по-армянски какую-то развесистую фразу, - похоже, выругался.
    - Погодите! - припомнил Коломнин. - Это не те акции, о которых говорил Мясоедов? Ну, которые вроде как Фархадов раздал!
    - Дядю Салмана только не путайте! - заново возбудился Мамедов. - Он бы не отдал, если б Тимур не подбил. Вздохнул. - Они самые и есть. Нам ведь изначально пятьдесят один процент причитался. И все согласны были.
    - Так что?! - Лариса, не в силах усидеть, вскочила.
    - Когда акции распределяли, как раз был День рождения у такого Рейнера, слово "такого" Мамедов произнес с особой ехидцей. - Вот дядя Салман по просьбе Тимура и повелел одиннадцать процентов "железки" ему в управление отдать. Вроде как в подарок.
    - Ах да, Женечка Рейнер, - с нежной грустью припомнила Лариса. - Они с Тимуром друзьями были. Смешной он. А где, кстати, сейчас? Ведь года два ничего не слышно.
    - А "пришили"! И за дело, - пресек ностальгические настроения Мамедов. Как Тимура убили, так и сдрейфил. Мало - сдрейфил. Так "наварить" на горе дяди Салмана хотел, - акции Гелаеву слил.
    - Продал?
    - Продал или еще как. Отдал как-то. Вот такие дружки оказались. Чуть одного убили, так второй вместо, чтоб за память отомстить, "сливает" по-быстрому. Задумал деньжат получить и усвистать. Даже с дядей Салманом не попрощался. Ан чечня молодцы! Акции забрали, а после "урыли" и - все дела. Так что у Гелаева теперь против наших сорока полный контроль получился. Вся власть! Чего хотят делать, то и могут. Выходит, некуда нам деваться, кроме как на попятный - перекупщиков этих вернуть.
    Взгляд Коломнина, жесткий, прикидывающий, Мамедову не понравился.
    - Не зыркай. Сам не хочу.
    - Знаешь, Казбек, сколько раз надо мужика отиметь, чтоб его потом педерастом называли? - неожиданно поинтересовался Коломнин.
    - Почему мне такое спрашиваешь?! - Мамедов запунцовел.
    - Один, - ответил сам себе Коломнин. - Всего один. И на всю оставшуюся жизнь. Не можем мы отступать. Отступимся - додавят.
    - Но тогда что?! - почти одновременно вырвалось и у Мамедова, и у Хачатряна.
    - Только одно - выдавить чечен с узкоколейки!
    - Ты что, совсем дурак, да?! - Мамедов закрутил пальцем у виска. - Там мафия. Бари - смотрящий. Все поделено. Знаешь, кому деньги идут? Туда соваться, как в бассейн с этими... зубастыми. Пираньи, да! Лариса, ты что молчишь? Тоже не соображаешь, да? Там все быстро: башку сунул; башка была башки нет.
    - А я все-таки сунусь, - пообещал Коломнин. - И он сунется. И все мы с ним вместе! - голос Ларисы сделался неожиданно жесток. - А кто перетрусил!..
    Она значительно глянула на дверь.
    - Но как?! - вскричал Хачатрян. - Даже законы за них.
    - Да как угодно! - Лариса яростно сжала кулачки. - Законы еще какие-то выдумал. Прессинговать! Нарыть криминал! Подкупить кого надо! Запугать. Но выдавить. Какая-то нечисть грязные лапы к нам тянет. А мы что, горлышко подставлять? Отобрать - и все дела! Мужики вы или нет?!
    Только теперь Лариса разглядела скрещенные на ней ошеломленные взгляды.
    - Но ведь другого пути, как их свалить, у нас все равно нет, - смущенно закончила она.
    - Что ж, больше одной шкуры не сдерут, - прикинул Хачатрян. Но, судя по унылому виду, полной уверенности в этом у него не было.
    - Я тоже за! Хотя Аллах видит, какие мы идиоты, - безысходно воздел вверх руки Мамедов.
    Коломнину нечего было добавить: всплеск ярости Ларисы поразил его едва ли не сильнее, чем известие об объявленной войне.
    Томильск. "Железка" - любой ценой
    Одноколейка превращалась в ключевой плацдарм, без захвата которого захлебнется и провалится тщательно подготовленное наступление.
    На следующее утро Коломнин направился с визитом к начальнику областного РУБОПа полковнику Роговому.
    - А, главный развратитель, - поднялся ему навстречу невысокий лобастый человек.
    - Почему собственно? - пожимая руку, деланно удивился Коломнин.
    - Так половину райотделов, считай, перекупил. Перестали заниматься повседневной работой. Сидят и ждут, когда от золотоносного Коломнина команда "фас" поступит, - язвительные замечания Рогового вполне уравновешивались насмешливо-добродушным тоном. - Или - наговаривают?
    Они уселись друг напротив друга за журнальный столик.
    - Если разговор между нами, то - не очень наговаривают. Но вношу поправку: не развращаю, а оплачиваю работу по заслугам. Чего МВД сделать, увы, не может. А с истинной ценой этой работы знаком не понаслышке.
    Коломнин вытащил две приготовленные визитки.
    - Прошу ознакомиться. Это моя нынешняя должность, - перед Роговым легла узорчатая визитка банка "Авангард".
    - А вот это, чтоб видели, что не чужой к вам пришел, - и Коломнин выложил вторую - "Начальник отдела Главного управления по борьбе с экономическими преступлениями МВД России", - как козырного туза отщелкнул.
    - Старая, - повертел ее Роговой.
    - Вечная. Хотя в отставку аж в девяносто шестом вышел, - Коломнин, казалось, сам удивился произнесенной цифре, - но контактов с прежними коллегами не теряю.
    - И что же нужно от прежних коллег сегодня?
    - Помощь.
    - Это кто бы сомневался? И, конечно, на коммерческой основе?
    На этот раз за добродушным тоном равно могли скрываться и угроза, и скрытое предложение.
    - Как сами определите, - уклонился от прямого ответа Коломнин. - Вам, должно быть, известно, в настоящее время банк "Авангард" занимается санацией компании "Нафта". Понимая значение месторождения для области, мы решились не банкротить должника, а помочь выкарабкаться. Это и рабочие места, и - крупные платежи в бюджет...
    Коломнин сделал паузу, давая возможность Роговому высказаться и тем хотя бы предварительно определить свое отношение к предстоящему разговору.
    Но многоопытный начальник РУБОПа лишь нетерпеливо пошевелил пальцами, предлагая перейти к существу вопроса.
    - Кое-что вроде удалось сделать. Но - возникла проблема: единственный на сегодня способ вытянуть компанию - резко снизить себестоимость газоконденсата.
    Коломнин нахмурился: скучающий вид Рогового не предвещал удачи.
    - Короче, уперлись в "железку". Одноколейка - восемьдесят километров до большой железной дороги. Нам выставили цены за перевозку. С такими ценами легче удавиться или - плюнуть на все интересы области и по-быстрому обанкротить компанию, - рубанул он.
    - Да, тяжелое ваше коммерческое дело. Чуть ослаб, тут же и сожрут. Но причем тут я? - патетические ссылки на интересы области никакого впечатления на Рогового не произвели.
    - Формально ни при чем. А фактически одноколейку эту просто подмяла под себя чеченская мафия.
    - Откуда вестишки? - лениво поинтересовался начальник РУБОП.
    - Да все знают.
    - Ах, все? Все - это никто. Факты есть?
    - Только то, что директором компании-оператора Бари Гелаев. Слышали о таком?
    - Да, конечно. Действительно чечен. И что с этим прикажете делать дальше? - ответа Роговой не дождался. - Впрочем, если у вас и впрямь есть подозрения, почему не съездить прямо в райотдел по месту нахождения Узловой? Может, они помогут? Вы же мастер договариваться.
    - А может, прямо к самому Гелаеву пойти? - не сдержался Коломнин. Обоим собеседникам было понятно, что райотдел, на территории которого процветает мафиозная группировка, - это последнее место, куда следует обратиться за помощью. - Так, мол, и так, брат Гелаев. Порулил и будет. Хватит с тебя, нахапал. Довольно ты подкормил русскими "бабками" чеченских боевиков.
    - Откуда насчет боевиков взяли? - встрепенулся Роговой.
    - А на что еще деньги со всей России чеченские группировки собирают? Если вы и этого не знаете, так, похоже, я и впрямь не туда зашел. Орден-то не за Чечню, случаем?
    Коломнин давно разглядывал планку на кителе Рогового.
    - За нее, родимую.
    - Оно и видно, что родимая. Пацанов ваших, ОМОНовцев, небось, до сих пор на мясо посылаете? - присмотрелся к утратившему прежнюю снисходительность собеседнику. Поднялся. - Вот ведь любопытное коловращение: русские создают условия для бандитов, чтоб те нахапали в России денег, накупили оружия, из которого их же самих потом и поубивали. И передо мной сидит человек, который ТАМ побывал. И теперь с ухмылочкой смотрит, как стригут деньги, чтоб убивать других. По-моему, это называется - "маразм крепчал". За сим, как говорится...
    - Садись. Не отпускал.
    - Что-то не припомню, чтоб мы на "ты" переходили, - взъелся Коломнин.
    - Так перейдем, - неулыбчивый Роговой потянулся к бару. - Коньяку будешь? Да садись же: хватит злобную нюню строить.
    Наполнил пару рюмок, выгрузил блюдце с засохшими кусочками лимона:
    - Конечно, оперативной информацией по этому Бари хренову у меня с избытком.
    - Так и в чем же дело?
    - Говорю же - оперативной. Фактов железных нет. Так что... Вот дай доказательства, тогда и - взрыхлим это гнездо.
    - А арестовать его за тебя не надо? - Коломнин вслед за Роговым опрокинул стопку. -Что ты мне тут, извини, лапшу на уши вешаешь? Больно вы, РУБОПовцы, доказательствами себя когда утруждали? Операция "Рылом в снег", а там и доказательства появляются.
    - Вот и видно, что давно из ментовки ушел. Теперь не просто стало. Так все смешалось, что и сам порой утром не ведаешь, кто у тебя к вечеру во врагах окажется. Ты-то вон ментам платишь. А преступник - тем более. И не только ментам. Он, понимаешь, стремится втянуть как можно больше влиятельных фигур.
    - Раньше это называлось "замазать".
    - А теперь по-научному - "переплетение экономических интересов".
    Натолкнулся на сделавшийся недобрым взгляд визитера.
    - Чего сверлишь? Прикидываешь, не состою ли на прикорме? Слишком просто мыслишь. Ты вот из органов шесть лет назад уволился, а я как раз примерно столько на этом месте и сижу. И знаешь, почему сижу? Понимаю, какая ниточка с какой переплетена. И что будет, если Бари этого гребаного за усы дерну. Понял, к чему клоню?
    Коломнин, не скрываясь, скривился:
    - Куда ясней? Потому и сидишь, что никого не дергаешь.
    - Да у меня одних бандгрупп выявленных знаешь сколько?! - залепил кулаком по столу Роговой. Но Коломнина тем не испугал. А сам смутился. - Это я к тому, чтоб не упрощал. Выдергиваю, между прочим, периодически. Только не как сорняк на прополке, - весь подряд. А как минер: прежде другие ниточки из-под нее потихоньку убираю, корешки подрубаю. Понял, наконец? Результат, его тоже готовить надо. Скажу тебе как полкан полкану, давно у меня на это зверье челюсти клацают. Вот приди ты ко мне с этим через полгодика, обниму и напою за свой счет.
    - Через полгода от "Нафты" одни мертвые вышки торчать будут. Мне "железка" сейчас необходима.
    - Тогда извиняйте, дядьку. Итак больше, чем имел право, проболтался. Одна надежда, что свой - не выдашь.
    Роговой склонился над селектором:
    - Дело по "Зеленке" принесите.
    Вновь подсел. Сочувственно оглядел расстроенного Коломнина.
    - Пойми меня. Через полгода, если получится за это время корни подрубить, я их без всяких процессуальных тонкостей повыкорчевываю. И даже теперь рискнул бы, пожалуй. Но только, если под задницу железный криминал подложу.
    - Разрешите?
    Роговой кивнул, принял из рук вошедшего объемистую папку, кивком отпустил.
    - Вот все их игрища, - он принялся перелистывать папку, приподняв ее так, чтоб сидящий напротив не мог даже случайно увидеть что-нибудь внутри. - Дважды на этого Бари выходил. Один раз совсем зажал. Так они обоих свидетелей убрать успели. Не умеем мы свидетелей защищать. Вот люди и не доверяются. Хотя...
    Роговой задержался на одной из страниц. Задумался.
    - Сколько у тебя там акций не хватает, чтоб "железку" под контроль взять?
    - Одиннадцать, - удивленно ответил Коломнин. - Если, конечно, мелких владельцев не объединить.
    - Об этом и не думай, - отмахнулся, подобно Мамедову, Роговой. - Пока Бари не завалим, никто против и не вякнет. Дураков собственную шкуру дырявить нет. Тебе Рейнер нужен.
    - Рейнер? - второй раз Коломнин слышал эту диковинную фамилию.
    - Темная это история, - Роговой закинул папку в сейф. - По моей информации, вскоре после того, как в Москве "пришили" Фархадова... В смысле сына. - Чечены?! - вскинулся Коломнин.
    - Доказательств нет. Хотя там ведь кто только не рыл. Фархадов - старший деньги направо и налево швырял. И мы на совесть отработали. Но - ничего! Сами - открещиваются наглухо.
    - Это как раз понятно.
    - Понятно-то понятно. Но и оперативных данных не надыбали. Хотя косвенно если по интересу глядеть - им его убийство в самый цвет пришлось. "Железку" они как раз после его убийства и подмяли. Знаешь, поди?
    Коломнин кивнул.
    - А про то, что Рейнера этого они отловили и в тайгу вывезли?.. А потом стало известно, что он передал права по управлению акциями Бари и исчез. Навсегда.
    - Так передал же!
    - А может, и нет, - Роговой подмигнул. - Я вот тут высчитывал по минутам: где он мог передать, если со следующего дня никто его не видел? В тайге нотариусы не водятся.
    - Могли с собой прихватить, прикормленного. Эка невидаль!
    - Могли. Тем более если с паяльничком. Любимый у бандюков процессуальный аргумент, - согласился Роговой, показывая голосом, что он как раз наслышан о противном.
    - Чего теперь гадать? - Коломнин глянул на часы: два часа оказались потрачены впустую. Потянул с вешалки тулуп. - Рейнер этот давно покойник. А покойника в качестве свидетеля допросить, - такого я что-то не слышал.
    - Пойдем провожу. Все-таки хорошо посидели, - игнорируя разочарованный взгляд посетителя, Роговой прошел с ним к выходу.
    - Морозец, - определил он на крыльце. Недоброжелательно ощупал глазами двух прошмыгнувших оперов. - Рупь за два: за водкой стервецы гоняли. А еще и обед не подошел. Вот и поддерживай тут дисциплину.
    Увлек Коломнина чуть в сторону, склонился к уху:
    - Иногда бывает, что и покойники говорят. Только не дергайся, за нами из дежурки наблюдают: по моей информации, Рейнер жив. Прячется.
    Коломнин все-таки не удержался: вздрогнул.
    - Сбежал он тогда от них в тайге и заныкался со страха. Так вот и ныкается.
    - И...ты знаешь, где?
    - Точно не знаю. Хотя пытался узнать. Но - не говорит, сволочь. Боится, видно, что не сбережем. И правильно, между нами говоря, делает. У Бари среди моих тоже агентура имеется.
    - Кто? Кто боится?! - не понял Коломнин.
    - Так Резуненко ваш. Разве я тебе не сказал? Я его сам вычислил. Они ведь все друзья были: он, Тимур покойный, Ознобихин...
    - Николай?!
    - Ну да, ваш нынешний вице. Тоже здесь одно время крутился. А как Тимура в Москве убили, так уж не вернулся. Вот и Рейнер с ними дружковал. Положим, найти Рейнера я бы смог. Включил бы машину розыска. Сам понимаешь.
    - Тогда почему?!..
    - А для чего? Если бы он был готов дать показания. Так нет. Запугали его тогда в тайге, похоже, на всю оставшуюся жизнь. Зверье это умеет. А найти просто так? Чтоб на моих плечах дурачка этого боевики Бари достали? Им-то он живой точно не нужен. Да и выждать хотел, пока готов буду.
    - А откуда проведал, что Резуненко знает? - Коломнин торопился получить как можно больше информации. - И кто еще, кроме тебя?..
    - Никто больше, - успокоил его Роговой. - Виктора я личным, можно сказать, сыском вычислил. Уж как уговаривал свести с Рейнером. Но ни в какую. А вот тебе, может, и расскажет. Вы ведь теперь, как говорят, единым экономическим интересом связаны. Против этого никакая дружба не устоит.
    Внимательно оглядел огорошенного собеседника, белеющими руками сам запахнул его тулуп:
    - Стало быть, так, ты ко мне за помощью пришел. А я чуть иначе предлагаю: потрудиться друг на друга. Если показания Рейнера против Бари добудешь, считай, я - твой! А значит, и "железка" твоя. Хотя даже в этом случае подставлюсь.
    Увидел в руке Коломнина ключи от пустого промерзшего джипа. Покачал сокрушенно головой:
    - Так и гоняешь сам по себе?
    - Люблю за рулем.
    - А жить любишь? Мил мой, ты вообще-то соображаешь против кого охоту начинаешь? Знаешь, сколько у меня там трупов наскирдовано?! - Роговой ткнул в сторону своего окна, за которым в глубинах сейфа покоилось агентурное дело "Зеленка". - Значится так, еще раз без охраны увижу, порву всякие контакты. Мне, понимаешь, союзники живые нужны.
    Коломнин, полный симпатии к этому хитровану, благодарно пожал ему локоть.
    Прямо от здания РУБОПа Коломнин проскочил к офису, этаж в котором занимала компания по поставке и монтированию буровых установок.
    Коломнина здесь хорошо знали, так что в кабинет Резуненко проник он без задержки и даже поприсутствовал на окончании планерки.
    - По договоренности с "Нафтой" мы становимся единственным - прошу проникнуться ответственностью - поставщиком и монтировщиком труб для бурения по всему периметру Верхнекрутицкого меторождения, - явно для пришедшего кстати гостя отчеканил Резуненко. - Это большая честь для нас. Но и большая ответственность. Совсем другой масштаб. И другие заработки.
    Послышался оживленный гул.
    - Через месяц вылетаю на завод для подписания контракта на поставку большой партии труб. До этого времени мы должны все рассчитать, подготовить. Еще и еще раз перепроверить укомплектованность бригад монтажников. Сам я сейчас, как вам известно, по просьбе Фархадова, сосредоточился на поставках конденсата, но каждые два дня буду приезжать и заслушивать отчеты! Все, на сегодня свободны.
    Не дождавшись, пока выйдут последние, подсел к Коломнину, возбужденно поиграл плечами:
    - Запарка - во! Такие масштабы! Веришь, газеты некогда читать. Новости по дороге ухватываю. Собственный шофер за политинформатора. Вменил сволочуге в обязанность. Чтоб вместо "калыма".
    Последнюю фразу произнес он без начального энтузиазма, с возрастающей тревогой вглядываясь в пасмурного визитера.
    - Слышу, о новых контрактах размечтались, - плотоядно ухмыльнулся Коломнин. - Планов громадье. Просто-таки майский день, именины сердца.
    - Что случилось? Выкладывай.
    - Да вроде как ничего особенного. Просто нам "железку" перекрыли. Вот полюбуйся на досуге, - и небрежно метнул на стол прайс-лист. Лицо Резуненко, едва глянул он на цены, вытянулось.
    - Да это ж полный... - он прервался, растерянный.
    - Вы как всегда безупречны в формулировках: именно - финита ля комедия, по-своему закончил его фразу Коломнин. - Так что насчет контракта и прочих глупостей не извольте больше беспокоиться.
    Тяжело поднялся. Сочувственно оглядел обескровленное лицо Резуненко.
    - Вот такое паскудство приключилось. Столько трудов, планов, - и все псу под хвост из-за того, что "железку" подмяли под себя бандюки. Я-то поначалу думал с нашими сорока процентами еще одиннадцать у остальных нефтяников позаимствовать, да и помести всю эту нечисть с ОМОНом, - говоря, заметил, как азартно вспыхнул Резуненко. - Но куда там: все, оказывается, хвосты от страха поджали. Так что... Главное, что обидно - своими руками отдал Фархадов контроль. Ведь были, оказывается, еще одиннадцать процентов. Так передал их за здорово живешь другому. А тот после Гелаеву перепродал.
    - Не было этого, - резанул Резуненко.
    - Чего не было?
    - Не отдавал Рейнер - ты ж о нем говоришь - акций. Доподлинно знаю.
    - Но договор-то на продажу есть?
    - Значит, подделка. Надо провести эту...экспертизу. И все выявится. Так ведь? - в голосе Резуненко теплилась надежда.
    Но Коломнин растоптал ее безжалостно:
    - По одной-то подписи? Уж если сфальсифицировали, так и подделывали наверняка тщательно. Да и - какой суд ее проводить станет? А если станет, то сколько вся эта хренотень процедурная месяцев займет? И даже если подтвердят подделку, что с того? Раз все остальные передрейфили и по указке Гелаева голосуют, то мы все равно в меньшинстве, как ни крути. Нет, только если бы акции эти вместе с нами проголосовали. А так...
    Коломнин замотал головой, как человек, потерявший надежду.
    - И что теперь? - выдавил Резуненко.
    - Глупый вопрос. Дня через три проведем итоговое совещание, и, если не произойдет какого чуда, придется лететь докладывать в банке. А дальше понятно, - и он перекрестил руки, лишая собеседника последних иллюзий. - Кстати, приглашаю на вечер к нам в сауну. Будет Богаченков, Мамедов. Отметим несвершение, так сказать, надежд. Все-таки спайка у нас неплохая могла получиться.
    К вечеру в предбаннике сауны за накрытым столиком собрались Коломнин, Мамедов. Последним приехал Резуненко. Все выглядели подавленными. Выпили молча. Вдогонку еще. Отсутствовал единственно Богаченков. Как мрачновато пошутил Коломнин, готовит погребальный отчет для банка.
    На шутку эту неожиданно остро отреагировал Резуненко, с момента прихода державшийся настороженно:
    - Тебе Роговой сообщил, да?
    Мамедов непонимающе вскинул голову.
    - Да, - подтвердил Коломнин.
    - Пусть так. Знаю я, где Рейнер. Знаю, да! Но не скажу.
    - Знаешь, да?! - вскинулся Мамедов. - Живой, да? Тогда почему молчишь? Он "бабки" наварил и свинтил. Всех предал. Почему не скажешь? Разве не должник ты дяде Салману?
    - Подожди кричать, Казбек, - осадил его Коломнин. - Говори, Виктор.
    - Нечего мне говорить, - огрызнулся Резуненко. - Потому и знаю, что друг я Жене. А друзей не сдают.
    Он заметил перекосившийся, готовый взорваться новым криком рот Мамедова и попросту показал массивный, как задубевший гранат, кулак - как пластырем опечатал.
    - Никаких денег он за эти акции не получал и договора не подписывал. Хотя и предлагали, и пытали даже. Просто сбежал ночью в тайгу и - все дела. Он же таежный человек, Женька Рейнер. Всегда таким был. Что называется, не от мира сего. Юродивый. - Дурачок, значит? - подковырнул Мамедов.
    - Поумней нас с тобой вместе взятых. Говорю - юродивый. Стишки пописывает. Питаться сутками может чем ни попадя. Лишь бы по тайге своей бродить. Там он царь. А среди людей выживать не научился. На медведя - это мы можем. А самое меленькое, никчемное начальство хуже огня боится. Ему Тимур УАЗ подарил. Так на права сдал, а получить не мог. Оказалось, какой-то лейтенантик оборзевший на него наорал и выгнал, так он полгода вернуться боялся. Я узнал, с ним туда подъехал, из лейтенантишки этого вмиг права вытряхнул. Ты думаешь, Женька обрадовался? Жди, как же! Хуже того испугался: а что если, говорит, теперь паспорт отберет, а то и дом подожжет. А чего? Власть. Может.
    Коломнин невольно улыбнулся.
    - О, уже и расплылся! - поспешил охолодить его Мамедов. - Наивный, слушай, какой! А еще милиционером был. Он нам тут по ушам ездит. Может, вместе и доллары поделили? Да, нет?!
    - "Леща" тебе дать, что ли? - прикинул Резуненко. - Доллары! Он слов таких не знает. Ты что, Сергей, и впрямь думаешь, Тимур ему эти акции подарил? Да для Женьки это как фантики. Просто надо было распылить, чтоб под монопольный закон не попасть. Вот и использовал. Они их с Салман Курбадовичем в Женьку, будто в сейф вложили. Знали, что не пропадут. Ведь просил не втягивать его. Лучше мне, говорю, передай, если позарез надо.
    - О даже как?! - Мамедов вскочил, предлагая Коломнину оценить сделанное признание. - Вон оно куда все шло. Понял, да?
    - Не отдал. Остерегся. Меня, друга, остерегся. А Женьку нет. Вот и накликали на него. Так что третий год высунуться боится.
    Он жестко глянул на Коломнина:
    - И никакие шкурные интересы не заставят меня...Потому что бывают не только деньги. Есть еще такое слово, как...
    - Понял, не дурак, - невозмутимо подтвердил Коломнин. Разлил по стаканам оставшуюся водку. - Имеем, стало быть, высокий порыв? Друга он от нас прячет! А мы здесь кто для тебя? Ну ладно, мы - похоже, никто. - И дядя Салман никто, да?!
    - А сотни семей, что по миру пойдут?! Сам же витийствовал. Теперь оно тоже не в счет?!
    Резуненко рыкнул безысходно.
    - А его самого - так и полагаешь до смерти в лесовиках держать?! Пока от собственного страха не загнется?
    Дверь "предбанника" распахнулась, и в нее вбежал непривычно возбужденный Богаченков. Живо огляделся.
    - У меня абсолютное зрение! - с порога сообщил он.
    - С чем и поздравляю! - буркнул Резуненко.
    - Если абсолютное, так видишь, что Абсолют кончился! - в восторге от удачного каламбура загоготал Мамедов. - Сбегай наверх за бутылкой. Так говорю, да?
    - У меня абсолютная зрительная память! - горячо повторил Богаченков, обращаясь на этот раз к Коломнину. И тот сделал знак остальным успокоиться, таким возбужденным Юра бывал очень редко. И неспроста. - Я помню все машины, что стоят возле офиса "Нафты". Даже если в стороне, на обочине. Там три дня простоял брезентовый УАЗ номер... Номер тоже помню.
    - И чем он так запомнился? - Мамедов, ожидая забавы, подмигнул остальным.
    - Да ничем не запомнился. Говорю же, - просто зафиксировал, - Богаченков рассердился. - Я сегодня не на машине вернулся. Вернее, на попутке. Подбросили до перекрестка. Решил прогуляться дворами, - голова гудела. И как бы сбоку зашел.
    Сбивчивый, нервный тон его заставил наконец всех напрячься.
    - Там этот УАЗ стоит в темноте. Поначалу решил, - пустой. Пригляделся, есть человек! Он меня потому не заметил, что как раз коттедж наш разглядывал. И у глаз что-то похожее на.. как это?.
    - Что-то из приборов ночного видения? - подсказал Коломнин. Он уже одевался.
    - Да, наверное. Батюшки мои! Я глянул. Его самого не видно. А оттуда такой полный обзор! Все двери, окна! Я сразу обежал и подъехал на такси, вроде как обычно.
    - Сейчас я с охраной тряхнем этого соглядатая! - Мамедов азартно полез за пистолетом.
    - Тут еще что важно, Сергей Викторович, - Богаченков что-то про себя еще раз просчитал. Притянул к себе ухо Коломнина.- Могу, конечно, и ошибаться. Но, мне кажется, это тот белесый. Помните, из аэропорта, на которого Лариса Ивановна...
    - Помню, - подтвердил Коломнин. Решительно остановил приготовившегося выбежать Мамедова. - Вот что, мужики, отставить суету. Если Юра не ошибся, это, вполне возможно, киллер.
    - За кем же он? - голос Резуненко невольно просел.
    - Да уж не за нами, - ядовито отреагировал Богаченков. - Кому мы с вами нужны? Ясно - за Сергей Викторовичем. Это ведь он гнездо разворошил. Вот и начинается. Говорил же насчет охраны!
    - Ничего. Это к лучшему. Он за твоей головой пришел. Но на свою голову он пришел! - азартно закричал Мамедов. - Сейчас с охраной через задний ход вылезем, обойдем и возьмем.
    - Не горячись, - остановил Резуненко. - Он на машине. Одного мог не заметить. А двух-трех увидит, уйдет.
    - Верно, - Коломнин с трудом подавил поселившийся в нем озноб. - Кроме того, не факт, что оружие сегодня с ним. Может, пока разведку ведет. Возьмем, и с чем? Его спровоцировать надо. Имею на этот счет предложение - сработать на живца.
    Спустя полчаса из парадной двери высыпала пьяная ватага, возглавляемая шумным от выпитого Мамедовым.
    - Серега! - заорал он внутрь дома. - Не передумал? А то мы уезжаем к Салман Курбадычу. Охрану тоже велел с собой взять.
    - Поедемте, Сергей Викторович! - слезно попросил Богаченков. - Чего одному оставаться? Главное, и прислугу отпустили. Тем более Фархадов велел и вам быть.
    - Куда я поеду пьяный?! - к двери изнутри подошел Коломнин. - Без вас хоть отосплюсь перед самолетом. А то в Москве потом неделю как бобику крутиться придется. Катитесь!
    Он решительно захлопнул за ними дверь.
    Ватага тронулась к стоящим во дворе машинам.
    - Выспется, как же! - захохотал Резуненко. - Я ему сюда часика через два пару телок организую. То-то поглядим утром, чего от этого хитрована останется.
    Идея была матерно одобрена. Машины зарычали. Двор опустел.
    Прошло полчаса, час. В комнате Коломнина горел тусклый ночник. Сам он вместе с остальными, вернувшимися через тайгу, затаился в комнатах вдоль коридора. Причем в самом его начале расположилась ударная группа захвата: Резуненко и Мамедов с охранником. Идея была проста: другого способа попасть в комнату Коломнина, как пройти через русло коридора, не существовало. И в этом месте Резуненко должен был, пропустив киллера мимо себя, обхватить его своими лапищами сзади. Даже если тот почувствует чужое присутствие, использовать оружие в тесноте против могучего Резуненко ему будет затруднительно. Главное, отчего зависел успех, - перехватить руки, в одной из которых должен находиться приготовленный пистолет. Мамедов и охранник, оба вооруженные, тут же, наставив стволы, блокируют попытку сопротивления. Если же паче чаяния киллер вырывается и бежит вперед, в него должен стрелять приставленный к Коломнину охранник. Задачу ему Мамедов поставил самую что ни на есть простенькую. "Это, - он показал на Коломнина, - твое святое. Если его убьют, я убью тебя. Понял, да?". На всякий случай на первом этаже путь к отступлению отсекают еще один охранник и Богаченков с резиновой дубинкой.
    Гулкая тишина заполнила дом. Ждать с непривычки было трудно. То и дело кто-то откашливался, сморкался. Внезапно послышался скрип паркета, отчего все разом затаились. Но тут же тихий, извиняющийся голос Мамедова: "Совсем дом сгнил, слушай. Ремонт, вижу, пора делать". Смешливый Богаченков сдавленно хихикнул.
    И в это время отчетливо послышалось позвякивание металла, - отмычка вошла в замочную скважину.
    Казалось, время не бежит, - едва струится. Шелест шагов на первом этаже, поскрипывание деревянной лестницы, - "нет, все-таки хорошо, что не сделали ремонт". Первый проем пройден. Еще один! Теперь вступает в коридор. Виски Коломнина отчаянно пульсировали.
    Осталось шаг-два до Резуненко. Внезапно: резкий посторонний звук, быстрое движение и - два подряд выстрела. Вскрик и стук упавшего на пол тела.
    Голос Мамедова, озлобленный, какой-то взмыленный, снял напряжение.
    - Готов вроде! - закричал он. - Оружие опустить. Пока друг друга не перестреляли. И - свет кто-нибудь!
    Коломнин, оттолкнув охранника, подбежал к нему, болезненно жмурясь от вспыхнувшего электричества.
    На полу лежал человек, загороженный склонившимся над ним Резуненко.
    - На хрена стрелял?! - озлобленно закричал Резуненко. - Ну, на хрена, спрашивается?
    - Это ты мне? - разозлился Мамедов. - Лучше бы поблагодарил, что жизнь спас, чем туфтеть.
    Он заметил подошедшего Коломнина.
    - Что у вас звякнуло? - спросил тот.
    - Да вот, понимаешь! - Мамедов яростно ткнул в живот сконфуженного охранника. - Запонкой мой пистолет задел, обалдуй. Говорил же, чтоб ничего железного не оставить. Говорил, нет?! Завтра же вышибу.
    - Зачем стрелял? - жестко повторил Резуненко. - Он от меня в шаге был. Руку протянуть.
    - Ну да, протянул бы, как же. Ноги. Он профи, понимаешь? И на звук сразу реагирует. Опередил я его, понимаешь, нет?! - огорчение от несостоявшегося захвата причудливо перемешалось у Мамедова с восторгом от собственной удали.
    В самом деле в полуметре валялся пистолет с глушителем.
    Из-под Резуненко послышался булькающий хрип.
    - Жив! Тащите в комнату, - распорядился Коломнин.
    Резуненко отодвинулся, пропуская охранников. Лицо лежашего на полу открылось. Коломнин и Богаченков переглянулись, - это был белесый. На куртке расплылись два объемистых кровяных пятна.
    Его перенесли на кровать, и здесь он открыл глаза. Дыхание со свистом вырывалось наружу и обрывалось кровавой пеной на губах.
    - На кого заказ?! - Мамедов, поставив колено на кровать и помахивая пистолетом, склонился над раненым. - На кого заказ, спрашиваю, сука?!
    - Ему врача надо, - заметил один из охранников.
    - Я ему за врача! - яростно закричал Мамедов. - Слушай, ты. Жить хочешь? Врач есть внизу. Говоришь - тут же зову. Нет - подохнешь. Понял, да?!
    Киллер прикрыл глаза, - он понял.
    - На кого заказ? Ну?
    Белесый повел мутными глазами. Взгляд остановился на Коломнине.
    - Это и так понятно! - поторопил Богаченков. - Главное - кто послал?
    Мамедов отмахнулся:
    - Кто послал? Кто его "заказал"?
    - Гы-ы!...- прохрипел белесый, и новый кровавый пузырь вздулся на губах.
    - Гелаев, да? Говори, Гелаев? - Мамедов в нетерпении ткнул дулом пистолета в зубы. Так, что послышался хруст.
    Раненый прикрыл глаза.
    - Гелаев, точно! - Мамедов торжествующе огляделся. - Вот твари. Едва мы первый шаг сделали. Тут же отреагировали.
    Коломнин решительно отодвинул его. Склонился над киллером. Глаза в глаза.
    - Тимура Фархадова ты убил? - к общему изумлению, требовательно произнес он. - Говори, ты?
    Дрогнувшие веки стали ему подтверждением. Но открываться они не спешили.
    Коломнин с силой, болезненно тряхнул раненого. Веки вновь размежились.
    - Кто "заказал" Тимура? - раздельно, стараясь прорваться в уходящее сознание, произнес Коломнин. - Кто заказал Тимура Фархадова?
    - Гы-ы!.. - сделав над собой усилие, вновь прохрипел киллер.
    - Тоже Гелаев, да?! - закричал Мамедов. - Я всегда знал. Всегда!
    Коломнин не отводил глаз от умирающего. В мутновеющих глазах белесого почудилось ему что-то вроде усмешки. И с этой усмешкой он и затих навсегда.
    - Вызывайте милицию, - Коломнин распрямился.
    Похоже, тайна гибели Тимура приоткрылась. Единственные, кому сейчас была нужна смерть Коломнина, были чечены. Подосланный киллер оказался тем самым, что убил Тимура. Все становилось на свои места. Но до чего же непредсказуемые узоры выписывает жизнь! Судьба Коломнина все более переплеталась с судьбой покойного Тимура Фархадова.
    Осмотр места происшествия, допросы, - лишь к утру коттедж вновь затих.
    Едва уехала опергруппа, засобирался и Мамедов.
    - Шесть уже. Дядя Салман рано встает. Поеду отвезу подарок. Кровь Тимура отомщена... Пусть хоть отчасти, - добавил он, заметив, что остальные не разделяют его энтузиазма.
    И уехал, полный нетерпения поведать, как собственной рукой покончил с убийцей Тимура.
    - Может, и нам пора собираться, Сергей Викторович? - с зевком предложил Богаченков, значительно скосившись на впавшего в прострацию Резуненко. - А то ведь и впрямь подстрелят вас ни за что ни про что. И то, если честно, чудом в этот раз пронесло. Во второй раз так не подфартит. - Почему думаешь, что будет второй? - Резуненко встряхнулся.
    Наивный вопрос заставил Богаченкова иронически пожать плечами:
    - Так они, чечены, не знают ведь, что мы сами отступились.
    Резуненко подхватил Коломнина за локоть, вывел на крыльцо.
    - Вот что. Рейнер за двести километров отсюда. Я тебе даю водителя, газон свой. Но, во-первых, сам с тобой не поеду, - жестом пресек возражения Коломнина. - Не могу с этим ехать. Женьке передам, что ты вроде как охотник-любитель. Я ему иногда подсылаю подзаработать. С ружьишком-то ходил когда?
    - Нет.
    Резуненко досадливо поморщился.
    - Ладно, скажу - начинающий. Ружье дам из своих - вертикалку.
    - Так у тебя с ним есть связь?
    - Есть, - неохотно признал Резуненко. - Мобильный я ему подарил. Чтоб на случай моих звонков держал. Так что едешь поохотиться, понял?
    - Чего не понять?
    - Не знаю чего. Но - проникнись. Как ты там говорить будешь, твое дело. Но чтоб никаких запугиваний. Его так пытали, что страх - он внутри засел. Чуть что - вообще в тайгу уйдет в какое-нибудь зимовье. Потом не выколупнешь. И еще - паспорт я ему замастырил. Так что он там для всех - Бугаев. Даже водитель мой, что тебя повезет, не знает, кто он на самом деле. Охотник и охотник.
    Внезапно обхватил Коломнина за плечи, всмотрелся, будто пытаясь проникнуть в самые глубины души.
    - Имей в виду, Коломнин, грех на себя беру. И если с Женькой что, то и на тебя ляжет.
    Через час, прежде чем город проснулся, ГАЗ-66 выехал на трассу. В металлическом чреве его, на откинутой от стены койке, покачивался во сне в такт движению Коломнин. "Заказанный", но пока еще "недостреленный".
    Проснулся он в полной темноте, от того, что внезапно прекратилась качка. Сел, с удивлением ощущая надсадную ломоту в теле, - очевидно, машину изрядно поболтало на таежных дорогах. Дотянувшись, зажег лампочку.
    Послышался призывный сигнал клаксона. Затем похрустывание унтов по снегу. Дверь распахнулась снаружи, и в проеме показалось утомленное лицо водителя.
    - Приехали. Сильны вы придавить подушку! - шумно позавидовал он.
    - Сколько ж я проспал?
    Водитель глянул на часы, прикинул, прищурившись.
    - Да уж немало, - исчерпывающе ответил он. Сделал широкое движение в темноту. - Добро, как говорится, пожаловать, в поселок Крутик, - самый что ни на есть медвежий угол всея Руси.
    - А дом... Бугаева? - Коломнин выпрыгнул на дорогу.
    - Тоже мне дом. Как раз возле него и стоим.
    - А где?.. - Коломнин огляделся.
    - Да где ему быть? Затаился. Чудной малый. Женька! Не дрейфь. Мы от Резуненко! - и чему-то захохотал.
    На крик его из-за палисадника послышался заливистый лай. Одновременно застонал проржавевший засов. Дверь приоткрылась.
    - Так заходите. Только в коридоре свету нет. Правее. Ведра на лавке не заденьте.
    Тут же, конечно, Коломнин и задел. А, шарахнувшись, ударился лбом обо что-то, висящее на гвозде.
    - То ерунда, то коромысло, - успокоил его голос хозяина.
    Внутри дом состоял из двух смежных комнаток, уставленных подержанной, явно стянутой из разных мест мебелью. На диван-кровати бок о бок расположились баян и гитара. Обстановку венчала побеленная, в разводах пузатая печь, на которой стояли два эмалированных ведра с водой. Из внутренней комнатки виднелся угол дощатой, уставленной книгами полки. От порога разбегались потертые, бахромящиеся дорожки.
    Дом был беден, но прибран. На мужской взгляд, конечно. На женский, должно быть, - замусолен.
    - Ничего, ничего, проходите, не натопчите. А натопчите, так тоже ничего, я после приберусь, - по-своему понял заминку вошедший следом хозяин. Он обошел гостя. Повернулся. - Так что? Будем знакомы?
    Перед Коломниным стоял всклокоченный тридцатилетний человек, худощавый, сутулый. Редеющие рыжие волосы и куцая рыжая бородка курчавились вкруг изможденной, спекшейся физиономии. Но из запавших глазниц пытливо выглядывали внимательные, наивные глаза, будто пересаженные с лица ребенка.
    - Кем интересуетесь? Зайчиком? Кабаном? Или?..
    "Тобой", - промолчал Коломнин.
    - Это что такое? И стол до сих пор не накрыт?! - в избу вошел грозный водитель. - Где балычок? Коньячишко не вижу. Ты чем гостей кормиться собираешься, а, Женька?!
    - Так я это, - хозяин смешался. - Разве только картошечки в подполе немножко осталось. Лучку могу по соседям.
    - Картошечки! - передразнил водитель. - На тебя рассчитывать, так с голоду подохнешь. Держи с барского плеча. Мечи на стол!
    Он протянул туго набитую сумку и, довольный собственной шуткой, вновь захохотал. Смех оборвался отчаянной зевотой.
    - С ног валюсь! - признался водитель. - Пойду прикимарю. Все-таки двести километров по тайге - это неслабо.
    И, не спрашивая разрешения у хозяина, прямо в унтах прошагал во внутреннюю комнату, оставляя за собой грязевые потеки.
    Чистоплотный Рейнер расстроенно шмыгнул носом. Но любопытство оказалось сильнее огорченья, - он ухватил сумку, подтащил к столу и принялся разгружать.
    - Глянь-ка. Эва чего бывает, - то и дело удивлялся он.
    - Вы что ж, в городе не жили?
    - Почему не жил? Очень даже.
    - Давно, наверное. Там этих лакомств сейчас во всех магазинах полно. Может, назад вернуться?
    - Как это? - Рейнер внезапно перепугался. - Мне и здесь хорошо.
    - А я бы здесь не смог. Да и всякий, кто пожил в большом городе, думаю, уже без него не сможет. Въедается, как зараза!
    Коломнин распечатал бутылку "Мартеля", разлил по граненым стаканам - на треть.
    - За знакомство, - он залпом выпил.
    Рейнер поступил иначе. Прежде всего обнюхал стакан, поморщился неприязненно и, закинув острый, поросший рыжими волосиками кадык, принялся малюсенькими глоточками заталкивать коньяк в себя. Продолжалась эта мука довольно долго. Так что, когда поставил он наконец опустошенный стакан, глазки уже блестели вовсю.
    - Какая штука забористая, - подивился он.
    - Понравилось. А в городе его полно, - Коломнин поймал себя на том, что разговаривает с Рейнером, как с ребенком, - пытаясь сманить игрушкой. - Неужто назад не тянет?
    - Не-к-ка. Здесь все есть. У меня здесь мой собак. Лайка. А с едой - так по-разному. Когда охочусь, так и мясо есть. А нет, так и - ништо. Картошечки в подполе наберу, морковку там, - супчик сварю. И мне, и собаку моему хватает. Соседки когда чего подбросят. Потом магазин в поселке есть.
    - Так на магазин деньги нужны.
    - Нужны, конечно, - печально согласился Рейнер. - Но я ведь учительствую. Школа у нас здесь начальная. Прежде восьмилетка была. Но как леспромхоз закрыли, все разъехались. Но тоже ничего. - И что преподаешь?
    - Так... словесность.
    - Платят, небось, копейки?
    - Твоя правда. Но я вот, знаешь, чего про деньги думаю? Сейчас они есть, завтра, глядишь, нет. А ты всегда есть. С ними, без них. Значит, и без них можно.
    Расслабленный Коломнин, дивясь странной, незатейливой этой логике, откинулся на диване, отбросив ладонью диванную подушку, под которой обнаружилась раскрытая общая тетрадка, исписанная какими-то стихами. Но прежде чем не в меру любопытный гость поднес тетрадь к глазам, Рейнер с внезапным проворством выхватил ее, непроизвольно прижав к рубахе, как бы намереваясь спрятать под ней.
    - Твои стихи? - догадался Коломнин.
    Рейнер запунцовел:
    - Так, балуюсь. Пустое это.
    И поспешно запрятал тетрадку за спинку дивана, как бы прекращая тему.
    - Тем более, если ты поэт, - скучно вот так, целыми днями без впечатлений. Одна тайга кругом.
    - Это в тайге-то скушно?! О! Сказал тоже. Тайга - это столько всего! Ее только понимать надо. Вот завтра пойдем, сам увидишь, как скушно. Посмотрим, что к вечеру скажешь. Да и потом, - он склонился к Коломнину, как бы собираясь посвятить в некую тайну. Так что тому показалось, что Рейнер захотел поделиться причиной своего вынужденного затворничества. - Я тут концерт готовлю.
    - Концерт?!
    - А то. В поселке на май хочу дать. Сюрприз. Погляди, чего научился.
    Он схватил гитару, достал засаленные ноты. Разложил, послюнявив. И заиграл. Сложную какую-то мелодию. Здорово, кстати, заиграл. С переборами. Иногда прикрывая глаза. Иногда показывая слушателю, - вот-вот, здесь сейчас самое трудное место пойдет. Проскакивал его и эдак кокетливо поводил узкими плечиками: мол, погляди каков, - и это осилил.
    Закончив, не сразу отложил гитару. А, подобно опытному актеру, как бы на мгновение замер.
    - Да ты мастер! - искренне позавидовал Коломнин. Когда-то он сам пытался научиться играть на гитаре. Даже ходил во Дворец пионеров. Но после полугода так и забросил, толком не освоив. - Сколько ж лет надо учиться, чтоб вот так?
    - Третий месяц.
    - Нет, я имею в виду вообще на гитаре.
    - Так и я. Соседка, баба Маня, подарила. На чердаке нашла. Я ей тут по осени огород перекопал. Старая совсем.
    - А баян?
    - А, это давно.
    "Давно" ему было неинтересно. Прав оказался Резуненко, - удивительный человек этот Женя Рейнер.
    Они еще выпили. Рейнер, основательно пьяненький, вертел стакан, беспричинно улыбаясь. - Тебя, должно быть, люди сильно обидели, что в такой глухомани затаился? - Коломнин все время помнил о цели приезда.
    Женя насупился.
    - Люди злы. Во, глянь-ка! Каково?
    Он приподнял рубашку, обнажив следы ожогов. Жестокие следы. На теле. И в глазах.
    - Кто это тебя так?
    Рейнер неопределенно повел плечиком, шмыгнул носом.
    - Получается, пытали? И чего хотели? - Мало ли. Все равно не вышло по-ихнему. Я от них ночью утек.
    - То есть убежал и - все? Неужто так и спустил? - вроде как не поверил Коломнин. Рейнер опасливо покосился. - Это ты зря. Такое нельзя прощать. Люди не все злы. Но зло оставлять безнаказанным нельзя. Иначе разрастется.
    - Им и так воздастся!
    - Так само собой ничего не воздается! Ишь как удобненько устроился. Ладно - тебя. А вот, скажем, если б жену твою так. Или - друга лучшего убили, тоже бы смолчал?
    Рейнер наклонил голову.
    - Нет, ты не уклоняйся! - Коломнин притворялся более пьяным, чем был на самом деле. - Вот знал бы кто! Тоже смолчал бы? Или - отомстил?! Да и больше скажу - если спустил, все равно тебя же и достанут.
    - С чего бы это?!
    - Да с того. А вдруг в другой раз не смолчишь. Спокойней тебя убить. Так-то.
    - Что значит "убить"? Зачем убить? - пролепетал Рейнер, отворачиваясь к окну. Тельце его вроде само собой принялось подрагивать. И столько беспомощности проявилось вдруг в нем, что Коломнин не выдержал той игры, что сам же и затеял.
    - Женя, я ведь на самом деле не охотник, - признался он. - Я с Салман Курбадовичем сейчас работаю.
    Рейнер не обернулся. Просто затих. Даже трястись перестал.
    - Понимаешь, чечены эти, что тебя пытали и Тимура убили, они после этого многих поубивали, - торопливо заговорил Коломнин. - И теперь процветают безнаказанные. Больше того - если мы их сейчас не победим, тогда и месторождение Фархадова разорится. А это, не тебе говорить, сколько людей. Мы договорились с милицией, но им нужны улики.
    Он прервался, дожидаясь реакции. Ее не было.
    - Твои показания нужны. Позарез, понимаешь? Я все продумал. Мы тебя не подставим. Привезем в Томильск. Допросят. И тут же увезем назад. Никто, кроме меня и Виктора, как не знал, так и не будет знать, где ты.
    - А сейчас кто знает? - глухо произнес Рейнер.
    - Говорю же: только я и Виктор. А вообще, как только дашь показания, их пересажают. Так что тебе и вовсе бояться нечего будет. В Томильск дорогим гостем приезжать станешь.
    - Тебя когда-нибудь пытали?
    - Нет. Но если бы со мной, как с тобой, я бы отсиживаться не стал, Коломнин обошел его, требовательно тряхнул.
    - Тогда давай спать.
    - Что?!
    - Ты ж охотиться приехал. Вот завтра с утрева и тронемся. Спать что-то жутко тянет. Ты на кровати ложись, а я на полу постелю. Ничо, я привык. Когда и один на полу ложусь, - тараторя, Рейнер сноровисто разобрал диван. Кинул скатку себе на пол. Стремительно разделся и, явно торопясь избегнуть новых вопросов, нырнул под одеяло.
    - Так что по нашему разговору? - Коломнин слегка потеребил лежащего.
    Ответа он не дождался.
    Наутро Коломнин проснулся от звука ритмичных ударов. Сидя за столом, Рейнер кухонным ножом рубил свинец, - готовил заряды картечи. Тут же стояло привезенное ружье, - очевидно, подверглось проверке. Был Женя не то что хмур. Скорее - не по-утреннему задумчив. - Пора, - объявил он. Коломнин, хоть и хотелось еще с часик поспать, рывком соскочил на пол. И - поймал на себе внимательный, исподволь взгляд.
    Наскоро перекусив, вышли из дома. Но даже на улицу доносился могучий храп изнутри, - водитель все еще отсыпался после автопробега.
    У крыльца стоял снегоход "Буран", возле которого крутилась тронутая паршой лайка.
    При виде хозяина собака принялась нетерпеливо повизгивать. Лизнула подставленную руку. Но Рейнер, к несказанному огорчению пса, ухватил ее за ошейник и затащил в дом, где и запер. Удивленный Коломнин быстро замотал рот шарфом, - стояло не менее двадцати пяти градусов. Сам Рейнер, несмотря на отчаянный мороз, вышел в тулупчике на распашку.
    В сумрачном рассвете потихоньку проявлялись соседние, полуразваленные бараки. На ближайшем вообще оказалась снесена часть крыши. Но из-под нее струился дым. Удивительно, но там жили люди. Меж бараками возвышалась водонапорная башня, на крыше которой было что-то нахлобучено.
    - Гнездо это под снегом. Аист сюда каждую весну прилетает. Красивый такой. Но - нахалюга! Целыми днями по поселку побирается, - Рейнер забрался на снегоход. Дождался, пока сзади устроится гость. Застегнул ворот байковой рубахи. - С Богом!
    Они углубились в тайгу, свернули с ухоженной трассы на порошу. Коломнин оглянулся, - кругом тянулся лес, и ничто больше не указывало на близость человеческого жилья.
    Минут через тридцать, попетляв, Рейнер заглушил снегоход.
    - Здесь оставим, - объявил он. - Дальше на "Буране" не проедешь. Пешком погуляем. В самом деле тайга загустела. Сумрак в чаще неохотно отступал перед нарождающимся днем.
    - А найдем? - опасливо засомневался Коломнин.
    Рейнер недоуменно оглянулся, - он попросту не понял вопроса.
    - Да нет, это я так.
    Пожав плечом, Рейнер двинулся первым. Коломнин поплелся следом, старательно глядя под ноги.
    - Тебе страшно здесь не бывает? - произнес Коломнин, пытаясь звуком собственного голоса заглушить собственный, нарождающийся страх, - тайга его откровенно пугала.
    - Страшно? Это в тайге-то? - Рейнер по-особому хохотнул: то ли удивляясь предположению, то ли напоминая о вчерашнем разговоре. - Хотя всяко бывало. Тут по декабрю заплутал как-то. И так, и эдак. День истоптал. Вышел - не поверишь - к цыганскому табору. Они возле соседнего райцентра на краю тайги встали. Это аж за двадцать километров забрел. А ночь на подходе. Оставайся, смеются, все равно от нас никуда не уйдешь. У нас, мол, место заколдовано. Старуха там была такая. Ага, себе думаю: как же, - не уйду. Держи карман. Пошел. Только через три часа и впрямь опять на них вышел. Круг, понимаешь, оказывается, описал. Ну, что за напасть? А эти гогочут: ложись, мол, к костру. Ну нет вам, здрасте: чтоб я в своей тайге и не вышел? Опять пошел. Другие ориентиры взял.
    - Это все по ночи?! И - дошел?
    - Дошел-таки. Только сперва под лед провалился.
    - Как под лед? - при одной этой мысли Коломнина охватил озноб.
    - Да река попалась подзамерзшая. Не доглядел по темноте.
    - И как?
    - Да ничо. Костерок развел. Одежду поснимал живо. Подсушил кое-как. А там и - до дома. Главное - цыганский сглаз преодолел. Потом подсчитал - это я километров с пятьдесят, считай, накрутил. А то еще как-то волки достали. Такие приставучие попались... О, глянь-ка! - Рейнер вдруг остановился возле кустарника, взял в руку надломленную ветку. Лизнул. Достал скотч, собираясь обмотать.
    - Весна вот-вот, - сообщил он растроганно.
    Коломнин с восхищением разглядывал худенького, субтильного с виду человека. А на самом деле удивительно выносливого и бесстрашного. Представил себя вот так одного в ночной тайге и - непроизвольно придвинулся поближе.
    - Женя! Надо что-то решать насчет чечен. Посмотри, какой ты в тайге великан. А в жизни...
    Рейнер не вздрогнул. Не обернулся. Разом закаменел.
    - Разный это страх, - пробормотал он.
    - Любой страх - это всегда страх. Его преодолевать надо. Как хочешь. Но я без тебя не уеду, - стараясь выглядеть решительно, объявил Коломнин. - Не могу уехать. Слишком много от этого зависит.
    - Значит, без меня не можешь? И полагаешь, нельзя в страхе? - Рейнер оглянулся, и Коломнину сделалось зябко: на него смотрели совершенно пустые глаза на застывшем лице.
    - Нельзя. Он изнутри разъедает.
    - Тогда давай охотиться.
    - Что?!
    - С разных сторон пойдем. Ты иди направо, охватом, а я с другой стороны пройду. - Но - куда идти?
    - Да хоть вот туда, к кустам. Все время туда- туда. В-он вешка!
    Коломнин пригляделся в указанном направлении. А когда обернулся, рядом никого не было, - как будто не было вовсе. Только веточка, искромсанная в человеческой руке, обреченно провисла.
    Коломнин прислушался, пытаясь определить направление, в котором скрылся Рейнер. Но все было тихо. И не просто тихо. Неподвижно. Коломнин огляделся. Затем голова его невольно задралась вверх. Огромные мачтовые деревья нависли над ним, с холодным интересом разглядывая шевелящуюся внизу козявку. Теперь он ощутил могучую, абсолютную снежную тишину. И тишина эта все более проникала в него, нарастая гулом в ушах, заставляя тело встряхиваться от непрерывного озноба.
    Он попытался крикнуть. Но слово: "Женя!" - оборвалось, еще не вырвавшись из груди. Собственный голос посреди полного, глубокого молчания перепугал еще сильнее. Если бы сейчас из чащи вышла стая волков, он, должно быть, облегченно перевел дух. Если бы появились убийцы с направленными на него автоматами, он бы, радостный, шагнул навстречу. Но никого и ничего не было. Лишь на десятки километров безмолвная, равнодушная к нему тайга. И исхода из нее он не знал. Коломнин еще пытался преодолеть внезапно народившуюся панику. Он пытался насмешливо сказать самому себе, что бывал в ситуациях куда худших и надо просто успокоиться. И вообще ничего страшного не происходит. Ведь где-то совсем недалеко стоит "Буран". В десятке километров - селение. Достаточно сориентироваться. А еще лучше - просто ждать, пока не вернется Рейнер. Но ужас, безысходный, неконтролируемый, уже проник в него, ломая сознание. Такой же - теперь он понял, - что овладел несчастным Рейнером, сломав ему жизнь. И тогда Коломнин побежал. В том направлении, в каком, по его понятиям, должен был скрыться Рейнер. Не размышляя, не разбирая дороги, думая единственно о том, как побыстрее нагнать его, вцепиться и больше не выпускать. И пусть потом думает о нем все, что угодно. Плевать! Только бы он появился. Он зарывался лицом в иссиня-белые сугробы, вспарывая о слежанный снег кожу, вскакивал, вновь падал. И - бежал. Торопясь поскорее встретиться с оставившим его товарищем. О том, что его бросили, он не позволял себе даже подумать.
    Потом - хруст под ногами. И еще прежде, чем понял, что произошло, очутился в воде, - под легкой ледяной коркой пульсировал незамерзший "ключ". С усилием подтянулся, оперся на край полыньи, по счастью крепкий, и медленно, извиваясь, принялся выкарабкиваться, ощущая на себе непомерную, тянущую под лед тяжесть, - унты и полушубок моментально набухли. Кое-как выбравшись на крепкий участок, Коломнин попробовал отдышаться, чтобы набраться сил. Теперь надо было подняться. Он привстал на колено. Дотронулся до одежды и - едва не свалился назад, в полынью. Одежды больше не было, - были доспехи. Стащить которые казалось невозможным. В следующую секунду он почувствовал, как жгучий холод передается от них внутрь. И тело, только что послушное, горячее, стремительно дубеет. Он вспомнил недавний рассказ Рейнера и усмехнулся, как-то само собой поняв: помощи ему ждать не от кого. Его не оставили. Его бросили. Собственно, все логично. Он пришел за Рейнером. И тот сделал свой выбор. Странно, но теперь, когда оказался он в безыходном положении, постыдный ужас сам собой исчез и стало даже чуть смешно при воспоминании, как с вытаращенными глазами ломился он через кустарник. Очевидно, ужас, паника - это всегда порождение выбора. Должно быть, буриданов осел, прежде чем умереть с голоду, сошел с ума от невозможности сделать выбор. У него же теперь не осталось выбора. А стало быть, и оснований для паники. Не было с собой ни топора, ни спичек. Только выпущенное из рук совершенно бессмысленное ружье.
    Подтянув его к себе, Коломнин засунул пальцы в рот. Покусал, отогревая. Спустил предохранитель и нажал сразу на оба курка.
    Коломнин открыл глаза, ощущащая размеренный, долбящий стук в голове. Осторожно повел головой и обнаружил себя лежащим на больничной койке, но не в стационарной палате, а в какой-то избе, - от бревенчатых стен исходил густой запах мха. Подле кровати, на колченогом столике, лежали разбросанные в беспорядке таблетки, градусник, надколотая чашка с остатками питья,- все, чему полагалось быть у постели больного. Тут же Коломнин, казалось, обнаружил и причину головной боли, - над окошком тикали ходики, - металлический кот, конвульсивно дрыгающий облупленными лапами. Но звук, издаваемый им, был едва слышен и начисто забивался другим, гулким, требовательным. Тугие, увесистые капли ухали в подставленный снизу металлический таз, - в комнате протекала крыша.
    - Капель, - пробормотал Коломнин, ощущая в себе сладостную слабость выздоравливающего.
    - С возвращением на грешную землю, - ласково прошептали в ухо, и над Коломниным склонилось улыбающееся Ларисино лицо. Осунувшееся, с пыльными разводами под глазами. Заметив, что он разглядывает происшедшие в ней изменения, Лариса вновь спряталась.
    - Мог бы и поделикатней быть, - пробормотала она. И тут же послышался шорох сгружаемой на простынь женской косметики. - Не вздумай обернуться.
    Вопреки грозному предостережению Коломнин аккуратно, стараясь не трясти, перевернул гудящую голову в противоположную сторону.
    - Ты мне так еще больше нравишься, - успокоил он смущенную Ларису. Всмотрелся. - Сколько ж ты надо мной просидела? И где мы?
    - Недели две, - прикинула она. - Да, точно. Хоть ты этого и не стоишь. В тайгу он, видишь ли, рванул. Ничего не сказав.
    - Но и Резуненко, и Богаченков потом...
    - Да причем тут!.. - вскинулась Лариса. - Впрочем, мне-то что? А находишься ты в поселковом медпункте. Больницы на сотню верст в округе, извини, не оказалось. Не построили. Не знали, что ты заболеть соизволишь!
    Полный умиления, Коломнин осторожно погладил ее пальцы.
    - Охотник фигов, - презрительно отреагировала Лариса. - Твое счастье, что рядом настоящий таежник оказался. Рейнер тебя спиртом отогрел, укутал в свою одежду. А сам твое, непросохшее натянул. И - на себе до снегохода.
    - Стало быть, не решился. - Ты про что это?
    - Да так. Как же он сумел-то... - Коломнин живо представил тщедушную Женину фигурку.
    - Чахлое дитя цивилизации - вот ты кто, - Лариса наморщила припудренный носик. - Женя сам нам позвонил, когда температура за сорок зашкалила. Пришлось взять бригаду из Томильской больницы и - сюда. Неделю просидели. Двустороннее воспаление легких кое-как сбили. Но все боялись, чтоб менингит не начался. Головку-то застудили. И зря, между прочим, боялись. Я им сразу сказала: "В этой голове студиться нечему. И без того сквозняк".
    - Спасибо на добром слове.
    - На здоровье. Вертолет еще из-за этой сволочи гоняли! Совсем с людьми не считается. То едва под пули не попадает. То еще хуже. Сегодня опять врача привезут. Решать будут, можно ли тебя транспортировать. Сволочь такую!
    И сердитыми движениями принялась загонять рассыпавшийся по простынке макияж в сумочку.
    - Лоричка моя, - Коломнин дотянулся щекой до ее ладони и принялся тереться. - Как же ты сюда? Что Фархадов?
    Почувствовал, как она непроизвольно задрожала.
    - Неужто без разрешения?!
    - Так ведь испугалась за тебя, дурака. Похоже, что зря.
    - А где Рейнер?
    - Не знаю.
    - То есть как это? А кто знает?
    - Роговой.
    Ошарашенный Коломнин принялся подниматься.
    - Лежи! - потребовала Лариса, поспешно возвращая его на место. - В самом деле: Роговой его спрятал до суда. В общем не хотела пока говорить. Не заслуживаешь. Ну да черт с тобой! Женя дал показания. Оказывается, акции он не передавал! Это была фальшивка.
    - Я знаю.
    - Тем же вертолетом улетели они вместе с Резуненко в Томильск и сразу - в РУБОП.
    Лариса отвлеклась на созерцание измазанного йодом платья. Горестно вздохнула.
    - Ты долго меня мучить собираешься?! - рявкнул Коломнин.
    - А чего говорить-то? Пока ты, крутой охотник, валялся на перинках, мы там все сами сделали.
    Заметив новые неполадки, мучительница опять занялась туалетом, начисто игнорируя заалевшие в нетерпении щеки больного.
    - Убью садистку.
    Она фыркнула. Но сострадание взяло все-таки вверх над желанием поинтриговать.
    - Ладно, чего там? Сережка, мы победили! РУБОПовцы на другой день вместе с ОМОНом чуть ли не двадцать человек арестовали. Так что следствие полным ходом. Говорят, еще несколько нераскрытых убийств подтвердилось.
    - А по... Тимуру?
    - Пока нет, - Лариса помрачнела. - Но "железка" теперь под нами. Как и следовало ожидать, после арестов все акционеры к нам переметнулись. Новый Совет директоров избрали: у нас там теперь трое из пяти. Гендиректора своего поставили. Уже первые собственные составы сформировали, - в интонациях Ларисы явственно проступила тоска человека, оказавшегося в стороне от магистральных событий. - Богаченков с юристами сейчас оттуда не вылезает. Чистит. Охрану расставляет. Кстати, любопытный субъект твой Богаченков. Негромкий, но, как бы сказать, обстоятельный. Какую-то программу бюджетирования нафантазировал. Взахлеб работает.
    - Что ж, выходит не зря все было, - Коломнин почувствовал, что вдруг подступили слезы, - видно, здорово ослаб.
    - Еще как не зря! - Лариса обхватила его, обрушив сверху водопад волос.
    - А если войдут? - счастливо пробормотал больной, чувствуя, как стремительно идет на поправку.
    Но главное, что бурлило в нем и стучало, в такт капели, - "победа"! Самое тяжелое препятствие было преодолено. Плотина прорвана, и два встречных потока устремились навстречу друг друга: газоконденсат, заполняющий резервуары нефтеперерабатывающего завода. И - исходящий оттуда финансовый поток, обильно орашающий полузасохшую "нитку".
    Вертолет опустился на поляне точнехонько возле водонапорной башни. Из него вышли двое. Первый, полненький человек с выглядывающим из-под шубы белым халатом и с металлическим чемоданчиком в руке, поозиравшись, уверенно показал на стоящий в отдалении бревенчатый домик с вывеской "Поселковый медпункт" и тронулся по рыхлому снегу, утаптывая наст для бредущего следом высокого старика.
    В таком порядке добрались они до домика, вошли в предбанник, так и не встретив никого. Не раздавалось ни звука.
    - Наверняка спит. А Лариса Ивановна с медсестрой в поселковую лавку ушли, - предположил врач и тихонечко приоткрыл дверь в комнату, оборудованную для больного.
    Хотел было тут же прикрыть, но не успел. Старик уже навис над его плечом, стремительно багровея.
    На кровати спали двое. Коломнин раскинулся на спине, слегка похрапывая. А поверх одеяла, в накинутом на голое тело халатике, посапывала, уткнувшись носиком в его шею, Лариса.
    Мелкий сухой кашель разорвал тишину: то ли не мог старик больше сдерживать подступившие спазмы, то ли - не в силах был выносить представшую картину.
    Лариса спросонья приоткрыла глаза и - пулей взметнулась.
    - Салман Курбадович, вы? - растерянно пролепетала она.
    - Ну-с, посмотрим, - врач, чувствующий невольную вину за неловкую ситуацию, с деланной бодростью потер руки и подошел к настороженно затихшему Коломнину. - Как себя выходец с того света чувствует? А что думали? И впрямь ведь - извлекли. Еще чуть-чуть...Так, приподняли рубашку.
    Он извлек из чемоданчика фонендоскоп и погрузился в прослушивание, торопясь отгородиться от повисшего тягостного молчания.
    Фархадов вновь закашлялся.
    - Может, сочку? - искательно предложила Лариса. Но вопрос ее он проигнорировал, сосредоточившись на изможденном Коломнине.
    - Исхудал, гляжу.
    - Есть малек, - понурился Коломнин так, будто в этом была его вина. - Но вообще-то, чувствую, силы восстанавливаются.
    - Вижу, - не удержался Фархадов.
    - Могу выходить на работу.
    - А вот это ни боже мой! - врач, простукивавший грудь пальцами, поднялся. - Не только что на работу. Но и транспортировать пока нежелательно. Дыхание жесткое. Малейшее дуновение и - рецидив.
    - Да вы что? Там такие дела, а я здесь валяюсь упакованный, - Коломнин отбросил одеяло.
    - Ничего. Обойдемся. У нас незаменимых нет, - Фархадов жестом узловатого своего пальца уложил бунтаря на место. - Врач сказал, надо слушать. Зря не скажет. Через три дня заберем.
    Он сделал знак врачу собираться.
    - Вообще-то я проведать прилетал. Не умер ли. И - отметить хочу: удачно ты в целом с "железкой" сработал. Так что - поправляйся. Ждем.
    Натолкнувшись на умоляющий взгляд поднявшейся невестки, насупился.
    - Я сейчас соберусь. Пять минуточек, - пролепетала Лариса.
    - Чего уж? Дежурь.
    - Так есть сиделка.
    - А ему теперь не сиделка; лежалка нужна.
    В окно было видно, как в том же порядке, укрывшись от порывов ветра, движутся они к вертолету.
    - М-да, несколько своеобразный у заслуженного нефтяника юмор, - прервал молчание Коломнин. - Но главное, у нас с тобой теперь три дня друг для друга. Представляешь, только мы вдвоем. По-моему, все славно образовалось.
    - Да уж, славно, - заторможенно согласилась Лариса. Вид ее Коломнина огорчил: с жгучей досадой следила она за поднимающимся вертолетом. Мыслями Лариса снова была в компании.
    - Не расстраивайся, Ларочка, - успокоил ее Коломнин. - Главное-то мы сделали. Теперь само собой потечет. Только отгребай.
    Но само собой не потекло: через несколько недель руководству "железки" поступило жесткое предписание от налоговой инспекции - под угрозой безакцептного списания и ареста подвижного состава в трехдневный срок погасить задолженность перед бюджетом.
    Главное - только три дня назад все текущие долги оплатили! - бесновался обычно выдержанный Богаченков. - Я копнул - за два года чечены налогов, считай, вообще не платили. И все тип-топ. А тут - только работать начали и по сусалам. Что на это скажете, Сергей Викторович?
    Ничего на это Коломнин не сказал. Поджав губы, поднялся и отправился в областной РУБОП. Так и вошел в кабинет Рогового - с подрагивающим от ярости лицом.
    - Вы что ж это делаете? - с порога залепил он. - Разве мы не договорились?
    - В чем дело? - осадил его хмурый, невыбритый Роговой. - Ночь не спал. Поэтому потрудись говорить внятно.
    - На нашу "железку" наехали налоговики.
    - В самом деле? - Роговой поднялся, подошел к двери, открыл, прочитал табличку снаружи, как бы желая убедиться, что место службы его не переменилось, недоуменно пожал плечами. - Вообще-то я налоговиками не командую. Эк как тебя болезнь по всем плоскостям скрутила. Мало - что с лица спал. Так еще и нервный, как погляжу, стал!
    - Тут не нервным станешь. В психушку попадешь. Ты вслушайся! "Железка" два года не платила налогов. И ничего! Как будто и нет такой. На днях впервые за два года мы полностью оплатили текущие долги в бюджет. И вот - полюбуйся гостинчиком! Нас тут же парализуют за неуплату прошлых налогов. Но должна же быть хоть какая-то логика!
    Он кинул перед Роговым копию предписания. Тот с интересом ознакомился. Хмыкнул:
    - А говоришь, нет логики!
    С холодным, отрезвляющим интересом оглядел возбужденного посетителя.
    - Я ведь тебя предупреждал: любую акцию надо готовить. И тщательно. Вот не дал мне времени корни перерубить. И схлопотал.
    - Да мы в любом суде раздраконим эту фитюльку! - Коломнин в сердцах разорвал копию. - У меня экономист экстра-класса: каждый рубль защитить может. Но ведь сколько убытков за это время понесем!
    - Дерьмо у тебя экономист, - не поверил Роговой. - Потому что самого главного в рыночной экономике не постиг.
    - Чего такого он не постиг?
    - Не знает, когда в какой кабинет чемодан занести надо.
    - С чем это?!.. Ты думаешь?
    - Я думаю, перегрелся ты, Сергей Викторович. Прогуляться надо, - Роговой намекающе крутнул пальцем вдоль стен. - Пойдем провожу по старой памяти.
    Они спустились с крыльца и с чавканьем ступили в тающий снег: весна все требовательней заявляла свои права.
    - Значит, чеченцев не трогали, потому что платили администрации?
    - Только сейчас дошло? Я ж тебе говорил - переплетение экономических интересов. А ты, гляжу, простых вещей не понимаешь. Налоги, конечно, налогами. Но - ты канал перекрыл. Левого нала. А этого не прощают. - И сколько чечены отстегивали?
    - Понятия не имею! - быстро отреагировал Роговой. Так что Коломнину стало ясно: и знает, и не скажет.
    - А как насчет корней? Не пришло время рубануть? - с тайной надеждой поинтересовался Коломнин.
    - Увы! - огорчил его Роговой. - Теперь, наоборот, самого бы не рубанули. Поторопился я. Пошел у тебя на поводу. Вот и подставился. Здесь как снайперская игра в Чечне: кто себя первым обнаружил, тот и мишень. Но ты-то рано испугался. Вам пока всего-навсего флажок вывесили.
    - К-какой флажок?
    - По-другому, - стрелку назначили. Приглашение к разговору.
    - В смысле, сколько отстегивать?! И ты, начальник РУБОПа мне советуешь?..
    - Само собой. Договорись. Если действительно хочешь, чтоб компания поднялась.
    Коломнин покрутил головой: что-то не сходилось в этом лучшем из миров.
    - Конечно, можно предложить и другой вариант, - легко угадал его мысли Роговой. - Пометим деньги, подготовим разработку, да и возьмем на взятке! Мне как раз на руку. Сразу крупный сорняк выкорчую. Но только "Нафте" твоей после этого в нашей области не выжить. Понял?
    - Чего не понять? Не себе одному берет.
    - Вот и умница. Вижу, постигаешь азы рыночной экономики. Мать ее!
    И Роговой, снисходительно-насмешливый циник Роговой, остервенело выругался.
    - И к кому - на стрелку?
    - Это уж ты сам соображай. Кто у нас в администрации налоговиков курирует? Туда и направляй стопы. Вижу, кстати, что ты так и не внял моему предостережению!
    Он кивнул на ожидающий хозяина темный пустой джип.
    - Так чего теперь? Ты всех пересажал.
    - Во-первых, не всех! А во-вторых, не всех удастся за решеткой оставить! неприязненно отчеканил он. - Между прочим, насчет покушения на тебя, личность киллера до сих пор не установили. Не местный - это точно. Его никто не знает. - Смешно бы было.
    - Его и чечены не знают!
    - То есть?
    - А вот как хочешь. Лупим по всем площадям. И на допросах, и оперативные разработки. Не тебе говорить. На таком просеве хоть кто-то да проколется. А тут - ни один. Ни намеком. Ни фактиком. Как будто и впрямь не они.
    - Но - Тимур тогда. Теперь - я. Что еще может связать?
    - Это ты думай. У меня другие проблемы. Не знаю, кстати, что с Рейнером делать. По оперативной информации, Бари передал на волю убить его. И резонно, - Рейнер теперь главный свидетель. А он уперся, рвется к себе в Крутик вернуться. Полагает дурачок, что если за два года не нашли, так и теперь не найдут.
    - Так, может, и впрямь обойдется. Ведь, кроме меня, Резуненко, Шараевой да твоих подчиненных, никто не знает.
    - Но мои-то знают, - с тоской процедил Роговой и, протянув Коломнину замерзшую ладонь, вернулся в здание.
    Налоговые органы курировал вице-губернатор области Юрий Павлович Баландин (сноска - персонаж романа "Банк".М., 2000г, "Вагриус"), когда-то секретарь ЦК ВЛКСМ, затем - вице-президент банка "Светоч", где они с Коломниным и познакомились. Именно к нему Коломнин собирался обратиться за помощью в борьбе против чечен, - если бы визит в РУБОП оказался неудачным. По счастью, не обратился.
    Прав все-таки знаток ниточных лабиринтов Роговой: если хочешь добиться результата в бизнесе, приходится кропотливо разматывать клубок человеческих хитросплетений и, развязывая перепутавшиеся узелки, выяснять осторожно, куда какая нитка тянется. Ты можешь не знать азов финансового менеджмента, быть вовсе дремучим в юриспруденции, начисто презирать всяческое налогообложение и все равно имеешь шанс выжить. Но, не разобравшись, кто из властей из чьего кошта кормится, - обречен. Наверное, в этом и заключается главное отличие капитализма европейского от российского - дико государственного.
    Позвонив в приемную вице-губернатора, Коломнин назвал себя секретарю, уверенный, что Баландин, и прежде-то не упускавший случая поставить нижестоящего на место, заставит его пару раз перезвонить. Но, вопреки ожиданиям, через несколько секунд в трубке послышался знакомый благодушный бас:
    - Здорово, Коломнин. Снизошел-таки. По моим сведениям, месяца два как на моей территории пиратствуешь, и - даже не вспомнил про старого боевого командира. И это, по-твоему, по-товарищески?
    - Виноват, замотался, аки пес, - в тон ему повинился Коломнин. - Да и неловко было без дела: ты ведь у нас теперь большой человек.
    - А я и раньше большой был, - отрезал Баландин. - Стало быть, дело, говоришь?
    - И притом взаимолюбопытное. Когда могу заехать?
    - Опять двадцать пять. Заехать! Да меня в этом кабинете без тебя заездили! - Баландин коротко, от души снецензурничал. - Думал, повидаемся, повспоминаем. Былое, так сказать, и думы.
    - Где и когда? - уточнил Коломнин.
    - Вот это по-нашему. По рабоче-крестьянски. Четко и без фальши. Давай через пару часов в ресторанчике "Арзу". Уютненький такой подвальчик. Тихонькой.
    Подвальчик и впрямь оказался тихоньким: охрана Баландина попросту перекрыла его для посетителей.
    Сам Баландин, когда Коломнин вошел, пребывал в тягостном раздумии: с занесенной вилкой колебался меж семгой и осетриной.
    - Ждать заставляешь, - незлобливо упрекнул он, пожимая руку вошедшего. Рукопожатие его было по-прежнему крепкое. "Партийное", - почему-то подумалось Коломнину. И тут же Баландин, будто и сам припомнил о прежних ритуалах, притянул его к себе и троекратно облобызал. Вгляделся, придерживая за плечи. Все такой же.
    - Да и ты тоже. Комплимент Коломнина верен был лишь отчасти: Баландин был все так же полнокровен и краснолик. Но если прежде пигментация определялась количеством выпитого, то теперь широкое лицо его запылало непроходящим бурым оттенком.
    - Давление скачет, - разгадал его взгляд Баландин, подтолкнул к столу. Стреножили казака. Так что приходится себя ограничивать.
    - Но не так, чтоб вовсе, - Коломнин похлопал опорожненную на четверть бутылку "Абсолюта".
    - Мы - штыки! - послышалось в ответ. Но прежней удали в любимой Баландинской присказке не ощущалось. - Что о наших прежних знаешь? - он разлил по рюмкам, приподнял приглашающе. - Как там мой лепший друган Забелин поживает? - Мало что знаю. Слышал, институт поднял. Вроде докторскую диссертацию собирается защищать.
    - Всегда с дурнинкой был, - Баландин скривился. - Ну, про Второва не спрашиваю. Наслышан. Опять какой-то банчок прикупил. Но в сущности кончился. В солидных кругах не принимают. И скажу тебе - правильно. Люди ведь как судят? Можно ли на тебя положиться? А как на него положишься, если в руках такое богатство держал, да со страху обдристался и бросил? Ответственности испугался. Кому он теперь надломленный нужен? А вот понять этой очевидной вещи не хочет. Все корчит из себя Наполеона, шебуршит чего-то. Звонил тут мне! Мол, прилетаю, встречай в аэропорту. Обсудим планы! А хрена не хочешь? Планов у него громадье, у карлика. Такую кормушку развалил. Паскуда!
    Баландин тоскливо выругался. Подмигнул:
    - Главное, человек точно должен понять, на что годен, и определиться, кого держаться. И тут уж, если к кому притерся, стой до конца. Не мельтеши, как бы плохо не было. Таких ценят. Вот я человек команды. Комсомол таким воспитал. Таким и останусь. Никогда втихаря копейки в свой карман не притер, чтоб с командой не поделиться. Вот такой я человек!
    Хлебнув боржоми, он навалился на семгу, давая возможность собеседнику проникнуться тайным смыслом сказанного. В упреждение предстоящих переговоров вице-губернатор давал понять, что за плечами его сосредоточилась вся административная мощь области.
    - Как там, кстати, Дашевский? - Баландин выудил застрявшую меж зубов веточку петрушки. Вот кого уважаю. Хоть и еврей. Это не Второв. Этот что ухватил, уж не бросит. Звонил он тут насчет тебя. Просил помочь, чем могу. Да и как не помочь? Свои все-таки.
    - Хоть и бывшие.
    - Свои бывшими не бывают. Взять хоть прежних моих корешей из ЦК комсомола. Когда еще разбежались. А друг друга держимся. И меня, едва из "Светоча" ушел, тут же подобрали. Теперь я других подсаживаю. Тем более дело-то привычное. "Единство" по всем районам ставим. Год-другой и - считай, та же КПСС. Недавно в администрации президента был. Новое направление поручили: молодежные ячейки воссоздавать. Одного боюсь: нынешних комсомолок. Такие, доложу, энтузиастки.
    И, шутливо проведя вдоль ширинки, вновь потянулся к бутылке. Но Коломнин расслышал другое: поимей в виду, не только область за мной, но и Москва. Так что не вздумай брыкаться: не договоримся - размажу.
    Что ж, вводная обозначена. Правила игры объявлены. Пришла пора сдавать карты - переходить к делу. Коломнин опрокинул рюмку. - Проблемы у нас в "Нафте". Одноколейку, по которой мы газоконденсат вывозим, до недавнего времени чечены контролировали. На днях, слава Богу, всех повязали.
    - Да! Какой фурункул вскрылся, - возмущенно закивал Баландин. - И ведь не месяц, не два. Годами продолжалось! Ни хрена РУБОПовцы не делают. Под носом проморгали. Вчера как раз обсуждали в администрации Рогового: амбиций до хрена. А работу завалил начисто. Придется срочно укреплять руководство.
    - Теперь, слава Богу, дорога у нас под контролем, - Коломнин поспешил вернуться к главному. - Наладили поставки конденсата. И все средства планируем на достройку "нитки".
    - Все?
    - Все, что возможно. Для нас эта нитка как дорога жизни. А для области! Представляешь, на какие объемы выйдем? Одними налогами бюджет зальем.
    - Прекрасно! Прекрасно! - сочувственно покивал Баландин. - Благородные мечтания.
    - Да не мечтания! У нас расчеты железные. Все можем предъявить. Только время нужно. Потерпеть немножко. А вместо этого, едва первые составы отгрузили, тут же налоговая кислород перекрыла. Для чего, спрашивается?
    - Да, есть проблемы. Недавно собирал тут налоговиков. Вздрючил, конечно, чуток. Больно много нареканий. Но их тоже понять можно. Опять сверху такой план по налогам спустили, что с мертвого шкуру драть приходится.
    - Так в том-то и дело, что не возьмут ничего. Ты ж понимаешь, нефтепродукты - дело тонкое. Тут без налички не обходится. Попробуют перекрыть кислород, добьются только одного. Всю основную массу в нал уведем. Кому это нужно? И бюджету выгоды никакой. И мы темп потеряем.
    - Ну, на левый нал налоговая полиция существует, - Баландин сделал знак, чтоб подавали второе. - Но и компанию вашу губить не хочется. Да и Салман Курбадович в области не последний человек. Можно сказать, национальное достояние. Обидно, если все вдруг порушится.
    - Вот и я о том. Интерес у компании и администрации общий. Для вас ее значение очевидно. Но и мы осознаем, на чьей земле существуем. И ваши усилия по улучшению жизни в области для нас не чужды. Масштаб задач такой, что одним официальным бюджетом не обойдешься, - Коломнин сам поразился той штамповщине, что полилась с его языка, едва начал он лицемерить. - Другие, чуть какие проблемы на местах, разом в Москве перерегистрируются, и - налогов как не бывало. А Фархадов патриот. На возрождение Сибири нацелен. Поэтому готовы всемерно поучаствовать.
    - То есть?
    - Мы тут прикинули размеры финансовых потоков от конденсата. Конечно, каждый рубль на счету. Но кое-что для нужд области выкроить сумеем. Если, конечно, рьяные налоговики мешать не будут. Примерно это выглядит так...
    Но прежде, чем Коломнин назвал цифру, Баландин кинул ему салфетку и сам же припечатал ее паркеровским пером. Увиденная цифра расстроила его чрезвычайно.
    - Это просто явное недопонимание масштабов задач, стоящих перед администрацией, - упрекнул он Коломнина. Потянулся к ручке. - Как минимум...
    Теперь уже голова закружилась у Коломнина.
    - Побойся Бога, Юрий Павлович, - стараясь выдержать шутливый тон, взмолился он.
    А имя Фархадова чего-то стоит?
    - А это как раз с учетом заслуг Салман Курбадовича.
    Собеседники склонились над столом, то и дело перехватывая друг у друга ручку.
    - А учет политического фактора? А экономическая составляющая? - доносилось до восхищенных официанток, - даже на отдыхе вице-губернатор радел о пользе вверенного его заботам населения.
    Через полчаса собеседники распрощались у выхода из подвальчика.
    - Не журись, Серега, никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь, подтолкнул Коломнина разыгравшийся, изрядно нагрузившийся Баландин, - прежняя крепость незаменимого тамады дала утечку. - С этой минуты считай, что переходите под полное покровительство властей. И тут уж можете на меня положиться, - всегда и во всем! И на меня. И на тех, кого подпираю.
    Коломнин сдержанно пожал протянутую руку, - матерый переговорщик Баландин затащил-таки его на запредельную цену.
    Усаживаясь в джип, припомнил Коломнин про корни, что не успел дорубить Роговой. "Удачи тебе, милый", - искренне пожелал он.
    При виде входящего Коломнина Лариса вскинула сияющие глаза. - Сереженька! У меня новость.
    - У меня тоже, - крайне удрученный, он молча положил перед ней заляпанную бумажную салфетку.
    - Итак вижу, что из ресторана, - Лариса двумя пальчиками недоуменно приподняла ее.
    Коломнин, спохватившись, перевернул салфетку другой стороной, ткнув в выведенную посредине цифру.
    - Что это?
    - Цена вопроса. Завтра с утра "железка" будет разблокирована.
    - То есть это?..
    - И причем налом.
    - Они что, совсем охренели?! - Лариса подскочила.
    - И много больше, чем ты думаешь. Речь идет о ежеквартальных платежах, он приобнял ее за плечи, пытаясь слегка остудить неизбежный всплеск эмоций. Но всплеска не последовало. Поджав губы, Лариса осела на прежнее место.
    - И ты согласился?
    - Согласился, - ненавидя себя, подтвердил Коломнин. - И ты согласишься, когда пересчитаешь убытки от войны с налоговиками. Да и некогда нам разборками заниматься. Не забывай - через два месяца срок по кредиту.
    - Вот ведь суки, - с некоторого времени, к огорчению Коломнина, Лариса перестала ограничивать себя нормативной лексикой.
    - Ничего не поделаешь. Привыкай к извивам российской рыночной экономики. Тебе как будущему генеральному директору крупнейшей нефтяной компании без этого нельзя.
    Хотя Коломнин вроде бы пошутил, Лариса зарделась, словно уличенная в потайных мыслях. - Ничего, дай срок! Когда на ноги встанем, со всеми разберемся, - она скрежетнула зубками. Перехватила удивленный взгляд Коломнина. - А ты как думал? Так и будем каждому крохобору кланяться? Черта с два! Это они сюда приползать должны. А мы - решать: кого и на какое место расставить.
    Коломнин почувствовал себя озадаченным. Потому что перед ним была не прежняя Лариса. Безмятежная и мятущаяся одновременно. Стесняющаяся необходимости командовать другими и страдающая от неизбежных конфликтов. В голосе ЭТОЙ рассерженной женщины проглядывали интонации человека, осознавшего свою нарастающую мощь. И готового обрушить ее на непокорных.
    Казалось, и сама Лариса удивилась внезапному выплеску. Во всяком случае улыбнулась искательно. И просияла, вернувшись к тому, что занимало ее до прихода Коломнина:
    - Все это пустое по сравнению с главным: теперь мы можем быть вместе. Все время.
    - Что ты хочешь сказать? - после выздоровления Коломнина виделись они, как и прежде, исключительно на работе.
    - У меня был разговор с Салман Курбадовичем. Ты знаешь, оказывается, он к тебе очень проникся, - глаза Ларисы сияли.
    - Рад слышать. Мне старик тоже симпатичен.
    - Он сам заговорил. Молчал, молчал. А потом вдруг рыкнул, долго, мол, с женитьбой тянуть думаете. Сережка, он нас благословил!.. Ты даже не представляешь, что это для него.
    - Ларка, милая моя! - растроганный Коломнин подхватил Ларису и закружил. Уж и надеяться перестал - Потому что дурашка и спешишь о людях плохо подумать. Больше того, настаивает, чтоб жили у него в доме, - Лариса почувствовала невольное его движение отодвинуться. Поспешно обхватила. - Надо согласиться, Сереженька. Ведь для него с внучкой расстаться - и думать не хочет.
    - Примаком, что ли?
    - Ну, почему примаком?! Что за нелепые сравнения, право? - расслышав звук открывающейся двери, Лариса инстинктивно отпрянула и обернулась раздраженно. Кто разрешил без стука?!
    - Извините, я позже, - появившийся в проеме бледный Богаченков кивнул неловко и закрыл за собой дверь.
    - Ну вот, из-за тебя человека ни за что обидела, - посетовала Лариса. Почему примаком?! Ты совсем Фархадова не ценишь. Чтоб он собственную невестку выдал замуж без состояния!
    Она помолчала, интригуя.
    - Ладно, скажу, чурбан! Он тебе в качестве свадебного подарка собирается передать несколько процентов акций компании.
    Отступила с видом доброй феи, только что укомплектовавшей Золушку для бала. Но Золушка оказалась неблагодарной.
    - Я, между прочим, на тебе жениться хочу, а не на акциях. Мне чужого не надо.
    - Зато мне надо! Чтоб мы жили, ни в чем себе не отказывая. Что в этом преступного, моралист хренов?
    - Ларочка! Я не хотел обидеть, - промямлил Коломнин. - Но чего доброго решат, что вообще из-за денег!
    - Пусть только попробуют вякнуть! Живо рты позатыкаем! - от полноты чувств она притопнула каблучком. Чуть смутилась. - Что нам до других, Сережа? Если сами про себя все знаем.
    - Не могу. ТАК не могу.
    - То есть принять подарок от человека, искренне к нам расположенного, ты не можешь, - губы Ларисы обиженно поджались. - А жениться, не имея средств на содержание семьи, - это мы с нашим удовольствием. В этом твоя логика?
    По счастью объясняться Коломнину не пришлось. И это спасло их от ссоры, в дверь постучались - намеренно-громко.
    - Да, да, войдите, - на этот раз Лариса обернулась неспешно, демонстративно не выпуская руки Коломнина из маленькой своей ладошки.
    На пороге появился Хачатрян в сопровождении Богаченкова.
    - Прошу прощения, что помешали, - плохо скрывая удивление, Хачатрян с трудом оторвал взгляд от переплетенных рук. - Но у меня очень срочное. Сергей Викторович, позвонили от Янко. Передали, что компания "Хорнисс холдинг" ("Это на которой акции "Руссойла", - пояснил он для Ларисы), - полностью переоформлена на вас. И кипрский адвокат ждет вашего приезда, чтоб вручить сертификат. - Вот теперь и долгами займемся вплотную, - азартно пообешал Коломнин. - Что у нас с иском к "Руссойлу"?
    - Увы, - Богаченков удрученно помотал головой. - Как раз вчера уточнял. Иск к "Руссойлу" от имени "Нафты" находится в Гамбургском суде. Но дата слушания до сих пор не назначена. Юристы боятся, что дело сильно затянется. И плевать. Главное теперь, что у нас в руках контрольный пакет "Руссойла". Сегодня же отправляем требование о созыве внеочередного собрания. И ручаюсь, двух суток не пройдет, как Бурлюк сам объявится. Потому что если заартачится...
    - Уже объявился, - Богаченков протянул телефонограмму. - В Москву на три дня прилетает президент компании "Руссойл" господин Бурлюк. Просит вас о встрече. - Чего ж молчал-то?! - Почему молчал? Заходил с этим, - с некоторой желчностью отреагировал Богаченков.
    - Засуетились голубчики! - Коломнин прихлопнул ладони. - Сколько нам не хватает, чтоб быстренько "нитку" дотянуть? Я не я буду, если два-три миллиона не выну из него прямо сейчас.
    - Может, не стоит так сразу соглашаться на встречу? - прикинул Хачатрян. Теперь он на крючке. Пускай побегает за вами, помучится. Легче потом на переговорах ломать будет.
    - Не силен я в этих тонкостях, - Коломнин неприязненно припомнил, как запросто поставил его на колени Баландин. - Сейчас главное темп. Чтоб деньги пошли! Так что завтра же с утра вылетаю в Москву. Не хочется, конечно. Но интересы дела прежде всего. Так ведь?
    Последние слова были обращены к притихшей Ларисе.
    - Езжай, конечно. И - жду с удачей, - в тоне ее переплелись огорчение и нетерпеливое предвкушение успеха. Остальные деликатно отвели взгляд. Тайное было объявлено явным: впервые Лариса Шараева прилюдно обратилась к Коломнину на "ты".
    Присутствие посторонних помешало Коломнину сообщить Ларисе и другую новость - лететь в Москву ему бы пришлось так и так. Накануне позвонила жена и в своей манере, эдак между прочим, сообщила, что на завтрашний день в народном суде назначен их бракоразводный процесс.
    "Хотя это та новость, о которой куда приятней сообщать как о свершившемся факте".
    Москва. Утонченные люди
    Весна, что в Томильске едва угадывалась по первой слякоти, в Москве бушевала вовсю.
    Конец апреля выдался на удивление нежным. И даже пряный воздух был столь густо настоян на ароматах пробуждающейся листвы, что Коломнину казалось: не дышит он, а глотает густой нектар. И - сладко пьянеет. - Да, хороша весна, произнес вышагивавший рядом Иван Гаврилович Бурлюк. - Еще спасибо скажете, что сюда вытащил. Это вам не в затхлом кабинетишке друг другу нервы трепать.
    - Как Островой? Взяли к себе? - полюбопытствовал Коломнин.
    - Само собой. Вникает. Связи старые подтягивает. Попробовал, правда, поначалу смахинаторствовать, но у меня не забалуешь. Быстро по лапам загребущим схлопотал.
    Беседуя неспешно обо всем на свете и легонько пикируясь, как разминающиеся теннисисты перед матчем, они шли мимо Дома художника по влажным, недавно освободившимся от снега аллеям Парка искусств. Мимо бесчисленных, на все вкусы скульптур.
    Возле одной из них Бурлюк озадаченно остановился.
    - Чего только не напридумывают, - он неприязненно оглядел пухлую гранитную глыбу, из которой торчали четыре металлических прутика, если приглядеться ручки-ножки, с пробитыми гвоздями ладошками и ступнями. А сверху на тонкой, будто булавочной шейке, удивленно таращилась на окружающий мир махонькая лупоглазая голова Иисуса Христа. Казалось, его не распяли, а запекли в тесте. - Вот это по-нашему, по - рассейски. Чуть упразднили контроль, и - пошла писать губерния. Кто во что горазд! И ведь сколько материала задарма перевели.
    - А мне нравится, - заявил Коломнин. И не потому, что в самом деле так уж понравилась странная скульптура. А потому что гонористый, изливающий вокруг себя желчь Бурлюк за какие-то десять минут, что прошли с момента их встречи, так ухитрился настроить против себя, что поневоле хотелось противоречить во всем. Бурлюк насупился, собираясь пройтись по поводу сомнительного художественного вкуса собеседника, но тут взгляд его упал в сторону и сделался каким-то восторженно-очумелым.
    - Так вот вас куда попрятали, - пробормотал он.
    Над спутниками навис высоченный памятник Дзержинскому с полустертой надписью на постаменте. Чуть далее вдоль аллеи разместились трое Лениных. Причем двое как бы ненароком отвернулись от третьего - сумрачного узкоглазого деда с грузной фигурой мордовского крестьянина. Было похоже, что они им заметно тяготятся. Как тяготятся безграмотным родичем из провинции, навязавшимся в компанию. С противоположной стороны аллеи щурился Михал Иванович Калинин. Но вожди напрасно комплексовали: осторожненькая насмешка всесоюзного старосты была обращена не на них, а на расположившийся в глубине бюст Брежнева. Добротный, белого мрамора пиджак Леонида Ильича был утыкан бесчисленными орденами.
    Несколько в отдалении набычился безносый Сталин. Росточком скульптура выдалась помельче соседа - Якова Свердлова. И это травмировало самолюбивого "отца народов".
    Задвинутая в запасники старая гвардия выглядела внушительно, в полной готовности
    вернуться на магистральный путь истории.
    Впрочем нельзя было не отдать должного мрачному юмору устроителей экспозиции. Точнехонько за Сталиным расположили чугунную решетку, с притиснутыми изнутри булыжниками - страдающими человеческими лицами: жертвами репрессий.
    И над всем этим полыхал притороченный к фонарному столбу массивный герб Союза Советских Социалистических республик.
    - М-да, полный паноптикум, - оценил Коломнин.
    - Какую державу развалили, сволочи, - выдохнул Бурлюк. Как оказалось, оба они глядели на одно и то же. Но каждый увидел свое.
    С удивлением заметил Коломнин, что глаза старого аппаратчика увлажнились: человек, обязанный своим нечаянным богатством развалу прежнего государства, искренне о нем скорбел.
    Перехватив озадаченный взгляд Коломнина, Бурлюк отчего-то рассердился:
    - В глаз попало. Да вот как будто и пришли. Лучшее, говорят, на Москве переговорное место.
    Метрах в семидесяти, на аллее, упирающейся в набережную Москвы-реки, располагалась уютненькая "стекляшка" с пристроенной беседкой - в форме теремка. Кафе только открылось, и посетители еще не появились.
    Бурлюк прошествовал в беседку, а Коломнин в поисках официанта заглянул в павильончик. У входа, что было совершенно удивительно для обычной пивной, оказался втиснут черный рояль с разложенными на пюпитре нотами.
    У барной стойки, спиной к входной двери, беседовали двое: пожилой кавказец наставлял молоденькую сексапильную официантку.
    - Ты мой принцип помнишь, да? Вежливость и еще раз что?
    - Вежливость. Чего не понять? - нетерпеливо взбрыкнула девушка.
    - Ты не дерзи, а проникнись. Это тебе не твоя столовка. Здесь - культура, - он показал на набережную, вдоль которой вплоть до Крымского моста протянулась выставка картин. Плотоядно провел вдоль ее бедра. - А у тебя грубость бывает. Имей в виду, личное личным, но еще замечание и - опять будешь в столовке на тыщу рэ околачиваться. Поняла, нет?
    - Да поняла. Там вон посетитель нервничает, - через окошко был виден расположившийся в беседке Бурлюк. С недовольной гримасой водил он пальцем по поверхности дубового стола.
    Беседка была почти пуста. Лишь за крайним столом безучастно склонился над бокалом пива сутулый коротковолосый мужчина, углубленный в себя.
    Коломнин поспешил присоединиться к Бурлюку.
    - Я эту пивнуху в прошлый приезд случайно наколол, - сообщил Бурлюк. Лучшего места для неспешного разговора не найти. К тому же кормят прилично. И цены, что важно, невысокие.
    Коломнин спрятал невольную гримасу: человек, оборачивающий десятки миллионов долларов, экономил на рублевой закуске.
    Припорхнула с выражением любезной готовности официанточка:
    - Что будем заказывать?
    - Что вы будете заказывать, я не знаю, - желчно поставил ее на место Бурлюк. - А мы вот с товарищем хотели бы по кружечке "Старопраменского".
    - Извините, у нас сегодня только "Невское".
    - Это ваша проблема. В меню вижу "Старопраменское". И мы желаем именно "Старопрамен"! Сходите и найдите где-нибудь.
    - Если только у Петруши занять, - усмехнулась она, кивнув через плечо на громоздящийся на стрелке памятник Петру Первому.
    - Вы не огрызайтесь, а выполняйте, что велено, - пресек прения Бурлюк.
    - Да где ж я в самом деле?!.. - девушка беспомощно посмотрела на Коломнина.
    - Несите что есть, - разрешил тот, остановив новый всплеск возмущения соседа. - Ничего, "Невское" хорошее пиво. К тому же в отечестве надо пить отечественное.
    Бурлюк смолчал. Но строгим взглядом занес эту уступку официантке в большой минус.
    - А есть что будете? - девушка приготовила блокнотик
    - Было бы что есть, - Бурлюк неприязненно отбросил меню. - Значит, так. Мне овощной салатик. Только чтоб без всякого масла, сыру положить немножко. Мацареллы. Да вы записывайте.
    - Я запомню.
    - Нет, запишите. Все говорят: "Запомню", - а потом жрать невозможно! Значит, перчику красного ломтиками, луку репчатого, крупным кружком. Да, маслин ни в коем случае, только оливки. Теперь насчет рыбы. Передайте повару, как нужно отварить...
    Он еще долго, обстоятельно шелушил свой заказ, а официантка, поджав губы, хмуро записывала, умиляясь собственной кротости.
    Заказ Коломнина оказался предельно краток: селедка с картошкой и шашлык.
    - Набирают кого ни попадя. Лишь бы ляжками дрыгала. Никакого представления о сервисе, - посетовал Бурлюк, даже не дождавшись, пока официантка отойдет от стола.
    А Коломнин и без того уже понял, что нынешний разговор выйдет очень непростым.
    Буквально через минуту официантка с лицом, сведенным в приветливую улыбку, поставила две кружки пива и порхнула было дальше. Но тут же была остановлена возмущенным Бурлюком:
    - Это что?
    - Пиво.
    Логичный ответ почему-то заново вывел Бурлюка из себя.
    - Это - ледяное пиво! - уточнил он, будто в преступлении уличил. - У нас на дворе весна. Еще май не наступил. А вы подаете лед.
    - Так что вы хотите? - девушка растерялась.
    - Подогрейте. Есть у вас микроволновка?
    - Как скажете, - официантка, убрав злые глаза, потянула на себя кружку. До какой прикажете температуры?
    - Да это любая обслуга в Мюнхене знает. До комнатной! Не выше. Подогреть надо чуть-чуть. Слышите?! Лишний градус и все испортите! - крикнул он в спину удаляющейся поспешно девушки.
    Пока не принесли пиво, Бурлюк постукивал по столику, непрерывно что-то бурча: кажется, он был всерьез расстроен нерасторопностью обслуги. Коломнин отмалчивался: в Мюнхене бывать ему до сих пор не доводилось. Но официантов за границей повидал всяких. А потому мысленно был на стороне девочки, которой сегодня крепко не повезло с первыми посетителями.
    Вскоре подогретое пиво вернулось на стол.
    - Надеюсь, на этот раз угодила? Градусника, извините, под рукой не оказалось.
    Бурлюк кончиком языка проткнул пену и медленно коснулася напитка.
    - Ну, это чуть лучше, - барским движением кисти отпустил обслугу. - Ты чего думаешь, я привередничаю? Почечная кома была, - пожаловался неожиданно он. Очевидно, неприязнь Коломнина проявилась вовне. - Так что приходится все дозировать. Врачи говорят, иначе - тут же каюк.
    Он шутливо оттопырил нижнюю губу. Но шутка не получилась. Больные, с желтушечными белками глаза против воли хозяина наполнились тоской.
    - Так что, за наше зарождающееся сотрудничество? - он потянулся к кружке Коломнина. И хоть тост со стороны человека, с которым они собирались судиться и даже снимать его с должности, показался Коломнину несколько сомнительным, он в свою очередь приподнял кружку.
    - Напрасно колеблетесь, - нерешительность его Бурлюк подметил. - Я потому и встречи искал, что хочу договориться об условиях дружбы.
    - Так условие простое. Давайте рассчитаемся с долгами и начнем крепко дружить. "Нафта" вот-вот на промышленные объемы выйдет. И свой трейдер за рубежом нам не помешает.
    - Вам - это кому? Насколько помню, вы - сотрудник банка "Авангард".
    - А интересы банка сегодня тесно переплетены с интересами "Нафты". Между нами договор о сотрудничестве. Или вы не знали?
    - Я много чего знаю. А вот времени имею мало. Сегодня, например, после нашей встречи должен еще в Минэнергетики успеть - повидаться с Гиляловым.
    - Почему именно в Минэнергетики?
    Под ироничным взглядом Бурлюка Коломнин как-то смешался.
    - Я что, сморозил какую-то бестактность?
    - Нет, просто вижу, что с информацией проблемы как раз у вас. Такие ключевые вещи знать надо, молодой человек. Позавчера Леонард Гилялович Гилялов назначен министром энергетики России!
    С таким же пафосом Левитан объявлял о разгроме намецко-фашистских войск под Москвой.
    - Достойный человек на достойное место, - Бурлюк значительно оглядел собеседника. - И раньше тесно сотрудничали. А теперь-то надо оговорить новые условия с Генеральной нефтяной компанией.
    - Так если он стал министром, причем тут сотрудничество с ГНК? - невинно поинтересовался Коломнин. - Это скорее к Четверику.
    Всем своим видом невыдержанный Бурлюк изобразил крайнее разочарование: собеседник оказался еще глупее, чем он предполагал.
    - Теперь-то как раз самое сотрудничество и начнется. И, насколько в курсе, акции "Руссойла", которыми вы по поручению банка управляете, будут переданы в распоряжение Леонарда Гиляловича.
    - Должно быть, так, - Коломнин поймал снисходительный взгляд Бурлюка. - Но не прежде, чем "Руссойл" разойдется с "Нафтой-М". В этом нынче состоит интерес банка. Так что рассчитаться, хоть вам этого и не хочется, придется.
    Бурлюк, на кончике языка которого просто-таки плескалась ядовитая реплика, все-таки сдержался, - сглотнул.
    - И как же вы, интересно знать, видите этот, с позволения сказать, расчет?
    - Во-первых, выплачиваются дивиденды.
    - И только-то?
    - Это святое. Тут даже обсуждать нечего.
    - Не слишком ли вы резвы, юноша?
    Проходившие мимо беседки две тинейджерки при слове "юноша" заинтересованно обернулись, но обнаружили лишь двух старперов, один из которых, чуть менее дряхлый, развел руки: "мол, извините, но это я".
    - Совсем у дедков крыша пошла, - громко объяснила одна другой, и обе удалились.
    - Во-вторых, надо обсудить условия возврата двадцати пяти миллионов, что вы недоплатили компании за нефть, - продолжил Коломнин.
    - Вот так просто. Пришел и забрал. Еще в Женеве увидел, какой ты ухарь. А не подумал, где я их откопаю? - Там же, где зарыли.
    Бурлюк налился нездоровой краснотой.
    Подошедшая официантка водрузила на стол два горячих блюда.
    - А где салаты? - внимание Бурлюка переключилось. - Нам до сих пор не подали холодное.
    - Не подали, потому что не готовы. Как сделают, так принесу. А чем вы собственно недовольны? Вы же не предупредили, что надо сначала холодное.
    На этот раз она, надо признать, удивила и Коломнина.
    - А когда ты дома по утрам одеваешься, ты трусы поверх джинсов не натягиваешь? - ехидности Бурлюку природа отпустила полной мерой. - А ну забрать и...
    - Куда ж я их дену-то?! Остынет.
    - Да хоть... - Бурлюку очень хотелось объяснить бестолковой девахе, куда следует сунуть горячее, чтоб не остыло. - Куда хотите.
    Фыркнув возмущенно, она подхватила блюда и отошла.
    - Все-таки совок, он всегда сово