...Место для Вашей рекламы...
...Место для Вашей рекламы...
...Место для Вашей рекламы...
Скачать fb2
Ностальджинавты

Ностальджинавты


Дайер Ш Н Ностальджинавты

    Ш. Н. Дайер
    Ностальджинавты
    Перевел с английского Андрей НОВИКОВ
    - Ты хочешь пойти на бал?
    - А зачем? - спросила я. - Ведь "Шахматный клуб" гораздо интереснее.
    Помяните мое слово - наш клуб еще станет всемирным местом встречи всех тех, кому не с кем пойти на свидание. И тогда уже никто не скажет, будто мы не умеем оттягиваться как следует.
    - Я просто подумал, что мне стоит там побывать, - пояснил Гар. - Ну, на балу.
    Он пожал плечами. Я тоже.
    Мы стояли на ступеньках обветшавшей библиотеки и наблюдали, что происходит в церкви, которая высилась на противоположной стороне улицы. Свадьба. Значит, непременно появятся путешественники во времени. Или не появятся. В любом случае, хоть какое-то развлечение.
    - А почему я? Почему бы тебе не пригласить Сетевую Девушку?
    - Она слишком популярна.
    Это точно. Девица лишь на первом курсе, а у нее уже пять электронных кавалеров. Весит она фунтов триста, зато в сети чертовски привлекательна.
    - Кроме того, - добавил он, - у тебя язык хорошо подвешен. Помнишь День Всех Святых? Ты тогда была в ударе.
    Двери церкви распахнулись, гости выплеснулись на улицу. Мы вытянули шеи.
    Показалась счастливая пара. Руки с горстями риса замерли.
    Публика вертела головами, желая получить ответ на единственный вопрос: прибудут ли они? Захочет ли счастливая пара, постарев на двадцать пять лет, переместиться обратно во времени, чтобы заново пережить этот знаменательный день? Мы с Гаром ехидно скрестили пальцы. Потому что, если они не покажутся, это будет означать, что нынешние молодожены или умрут, или разведутся, или попросту станут нищими. Вот уж воистину ответ на каверзный вопрос: можно ли испортить праздник, не явившись на него?
    - Спорить будем? - спросила я.
    - Проигравший платит в "Ти-Белле". Ставлю на то, что они появятся.
    Внезапно воздух возле "хонды" последней модели затрещал и замерцал. Возникли и обрели четкость фигуры мужчины и женщины среднего возраста, которые сразу принялись махать молодоженам. Толпа гостей дружно и облегченно выдохнула. Молодые замахали в ответ, подбадриваемые радостными возгласами. Мы присоединились - с противоположной стороны улицы. Пусть их супружеское счастье продлится дольше.
    Затем, когда положенные тридцать секунд истекли, обе фигуры столь же внезапно исчезли... HI появились новые путешественники. Их радостное потомство. Целых пятеро, начиная от десятилетнего и кончая чадом, зачатым, судя по всему, в-тот-самый-великий-день. Толпа завопила еще пуще.
    - Черт меня побери, - сказала я. - Подобное зрелище куда более жизнеутверждающе, чем целая неделя за компом.
    - Ну как, пойдешь?
    - В День Всех Святых я была вампиршей в черном бархате и красном атласе.
    - Мне понравилось!
    Короче, мы договорились. Но сначала пошли в "Ти-Белл".
    * * *
    - Ты знаешь, что перед появлением дамдамов со светом начинает происходить нечто странное?
    Когда путешественники во времени только начали появляться, их называли "фантомами". Когда же ученые выяснили, кто они такие, журналисты окрестили их "туристами во времени" или "ностальджинавтами". Мы с Гаром тоже cnepвa называли их "фантомами", произнося это слово как "фандамы", а потом просто "дамдамы", то есть "тупицы".
    Ведь, если вдуматься, это феноменально тупое изобретение. Путешествие во времени, которое отправляет человека в прошлое только на дистанцию в двадцать пять лет и лишь на полминуты, да к тому же бестелесным. По сравнению с ним поиски бутылок по мусорникам - интеллектуальное занятие. Словом, массажеры для ресниц. Дезодоранты для трамплинов. Компьютерное чревовещание.
    - Это очень важно, - пояснил Гар. - Это означает, что Время квантовано. Ну и пусть первый уровень тривиален. А вдруг можно перемещаться на более удаленные дистанции?
    Я закатила глаза. Гар относится к путешествиям во времени слишком серьезно. Гар убежден, что именно он их откроет. Меня это устраивает. Ему ведь потребуется какое-то занятие осенью, когда он начнет учебу в Массачусетском технологическом, а рядом не будет приятелей из "Шахматного клуба", чтобы напоминать Гару о реальной жизни. (Нет, мы там в шахматы не играем. Мы его так назвали, чтобы отпугивать тупиц. Кстати, сработало.)
    У нашего столика остановились двое одноклассников из фракции неандертальцев.
    - Эй, придурки, пытаетесь утопить свое горе, потому что вам некого пригласить на бал?
    - Нет, - ответила я. - Просто нам очень одиноко. Тяжело быть единственными в городе людьми с активным синаптическим потенциалом.
    - О-о-о, какие умные слова. Я аж испугался!
    Тот из парочки, что покрупнее, вскрыл два пакетика с острым соусом и размазал его по моей кукурузной лепешке. Ха-ха!
    Я заглянула идиоту в глаза, ухмыльнулась, схватила еще пяток пакетиков, выдавила соус и радостно откусила лепешку.
    Неандертальцы побледнели и ретировались.
    - Глазам не верю, - изумился Гар. - Они боятся острой пищи! Хорошо, что я член исследовательской группы "Экзотическая кухня". Кстати, из-за этого мне когда-то пришлось уехать из города - хотелось выяснить, действительно ли тайские рестораны существуют в природе?
    Но я сейчас вернулась к более важной проблеме:
    - Почему ты все-таки решил пойти на бал, Гар? Ты ведь в жизни не ходил на стадион, не покупал "книгу года" и не совершал прочие глупости.
    - Потому что на прошлой неделе случилось нечто зловещее. Я сидел в своей комнате и размышлял о Времени, о том, что световые эффекты перед появлением дамдамов очень напоминают то, что происходит, когда я ставлю в микроволновку кружку с металлическим ободком, и тут у меня едва челюсть не отвисла... Я увидел, что в комнате кто-то есть. Дамдам.
    - Ошибся адресом? Он покачал головой.
    - Он смотрел на меня и улыбался. - Гар вздрогнул. Гар был прав. Внезапное появление дамдама - воистину зловещее событие.
    - Может, тебя убьют?
    - Ну, конечно, убьют. Видишь, я уже покойник. Если не считать ностальгии, то пока у путешествий во времени есть лишь одно применение расследование нераскрытых преступлений. Практическое значение - нулевое. Судите сами: если дамдам возникнет рядом в тот момент, когда вы деловито вентилируете старушку ледорубом, вы ведь не станете восклицать: "Ах, меня застукали!". Вы скажете: "Клево! Значит, мне двадцать пять лет сходило это с рук!". А для среднего преступника и тем более для среднего тинейджера двадцать пять лет - почти вечность.
    - Ладно, тогда давай считать это моментом твоего Великого Откровения. Кекуле и змея. Ньютон и яблоко.
    Я недобиралась давать Гару волю и поощрять его склонность к раздуванию своего "эго". Ну и что с того, что коэффициент его интеллекта больше валового национального продукта страны размером с Боливию? По всеобщему мнению, он остается придурком, который не ходит на свидания, потому что ему не с кем этим заниматься. В глазах неандертальцев он посмешище. Неудачник, чьи лучшие друзья настолько беспомощны, что способны общаться с ним только через модем. Но, разумеется, у него есть я. Девушка, для которой преподаватели давно приготовили штемпель "плохое поведение".
    - Ты ведь не забудешь старых друзей, когда у тебя в каждом кармане будет по Нобелевской премии?
    И тут кое-что произошло. Воздух замерцал, и за соседним столиком появился дамдам. Он буравил нас взглядом долгие тридцать секунд, прежде чем исчезнуть.
    - Ого! - воскликнула я. - Не сохранить ли мне обертки от соуса? А вдруг я когда-нибудь смогу выручить за них яхту?
    * * *
    Когда я пришла домой, мать возилась на кухне.
    - Эй, ма! - крикнула я, плюхаясь перед телевизором и сразу включая канал "Товары по почте", чтобы поприкалываться над финтифлюшками для коллекционеров. - Эй, ма, можно мне вечером пойти на бал?
    С того дня, когда я обозвала директора школы "тоталитарным бэббитоидом", мне устроили нечто вроде домашнего ареста по вечерам. Меня даже собирались исключить, но кто-то все же объяснил директору значение этих слов, и на исключение мой поступок не потянул.
    На экране некий ископаемый представитель "Семейства Партридж" втюхивал какие-то виниловые сувенирчики, внушающие болванам гордость за то, что они американцы.
    - На бал?
    Я аж подпрыгнула от неожиданности. Мать примчалась из кухни, даже не стряхнув с рук муку. Она смотрела на меня так, точно вот-вот заплачет.
    - Да, на бал.
    Она принялась нервно вытирать руки фартуком.
    - Тогда мы прямо сейчас побежим делать тебе прическу, потом поищем платье, и...
    - Погоди. Я пойду с Гаром и надену черное платье.
    Ее лицо сразу изменилось, и мне едва не стало стыдно. Я даже не представляла, насколько сильно подействует на нее слово "бал". Условный рефлекс. На одну секунду я стала нормальной дочерью, возжелавшей нормального мира, состоящего из нарядов, парней и вечеринок, а не каким-то там подменышем, мечтающим заниматься журналистикой и коллекционировать татуировки.
    Однажды предки даже отвели меня сделать анализ крови, ибо почти убедили себя, что меня случайно подменили в родильном отделении.
    - Так можно пойти?
    - Иди, - вздохнула она. - Делай, что хочешь. И помни: от колледжа тебя отделяет всего семьдесят два дня Семейного Позора.
    - Спасибо, мам. Когда ты шутишь, я даже готова поверить, что мы родственники.
    Она вздрогнула, направилась было на кухню, но внезапно остановилась.
    - Знаешь, на что я надеюсь? - спросила она. - Я надеюсь, что ты появишься на балу - то есть "ты" из будущего - и расскажешь самой себе, как погубила свою жизнь. Я очень надеюсь.
    И тут вздрогнула я. Потому что подумала о всех этих кретинах, которые соберутся на двадцать пятую годовщину окончания школы и дружно рванут полюбоваться на свой блистательный выпускной бал. Не все, конечно, а те, кто к тому времени не помрет, не разорится и не превратится в полного неудачника. А я не желала стоять в толпе ухмыляющихся придурков, махать руками и показывать фотографии больших семей, больших машин и больших коттеджей.
    - Я этого не сделаю, - пробормотала я. - Даже через двадцать пять лет.
    Но, с другой стороны, если мне захочется снова полюбоваться выпускным балом, то, может, у меня хватит наглости явиться туда в наряде из виниловых сувениров "Семейства Партридж"?
    * * *
    Корсажа у меня не было, зато Гар принес мне красную гвоздику, которая прямо-таки пылала в волосах. Мы начали праздновать, устроив в "Шахматном клубе" альтернативный бал. Восемь человек, семь компьютеров, куча сладостей и две бутылки минералки.
    - А вы отлично смотритесь, - сказала Сетевая Девушка. - И фрак у тебя классный, Гар. Вы точно Джинджер и Фред.
    - Ага, танцевальная команда из Трансильвании, - вставил Жан-Люк. У бедняги имелись три недостатка; блестящий ум, намек на лысину уже в семнадцать лет и страсть писать философские эссе на хинди. Но сегодня я заметила в его взгляде нечто непривычное...
    Отлично. Теперь я стала секс-богиней для кучки жалких неудачников.
    - Мы вернемся после танцев, - пообещал Гар. - Разумеется, если нас не отвезут в госпиталь, не убьют или не случится еще что-нибудь.
    Потом мы дружно стиснули зубы и поехали в школу.
    - Я даже не поверила, когда узнала, что вы придете, - сообщила миссис Траут, моя классная. Она меня ненавидела, и это чувство было взаимным. Впрочем, могла бы и догадаться, что ты заявишься примерно в таком виде.
    - Это мое лучшее платье, мэм, - сказала я.
    Мы не танцевали. Я не люблю, а Гар представлял слишком большую опасность для моих ног. Поэтому мы стояли у стеночки, время от времени выкрикивая друг другу нечто ехидное сквозь царящий вокруг грохот, и смертельно скучали.
    До тех пор, пока не начали являться дамдамы. Можно потратить целые мили пленки, снимая, как восемнадцатилетние юнцы пялятся на свою сорокатрехлетнюю версию. Словно им никогда в голову не приходило, что они когда-нибудь постареют.
    Почти все визитеры держали фотографии того барахла, которое успели накопить. Коттеджи, техника и дорогие машины. Ну и, конечно, фото детишек.
    Я едва не ахнула. Не представляю, что может быть хуже, чем знать заранее, где ты будешь жить или сколько у тебя будет детей? Все равно что читать Агату Кристи, заглянув украдкой в последнюю главу.
    Гар вертел головой - наверное, искал себя с Нобелевской медалью на шее. А может, и с парочкой групи* по бокам. Почему бы и нет? Рано или поздно, но ему придется стать знаменитостью.
    * Групи - жаргонное словечко, обозначающее тех, кто вертится вокруг знаменитостей, чтобы покрасоваться рядом с ними. (Прим. пер.)
    Президент класса подошел к микрофону и постучал по нему, призывая к тишине. Он только что увидел свое красноносое будущее "я" с фотографиями магазинчика по продаже автомобилей и какой-то бабищи - то ли второй жены, то ли дочери в весьма легкомысленном наряде - и теперь был на взводе.
    Жалкая провинциальная группа смолкла, Я облегченно вздохнула, Никогда не доводилось слышать деревенский рэп?
    - А теперь настало время объявить короля и королеву бала... И он назвал нас.
    - Проклятие, - процедила я. Мне это очень не понравилось.
    Нас затащили на сцену. Президент и моя училка вытолкали нас вперед.
    - Твоя будущая версия пока не прибыла? - фыркнула она. Очевидно, это означало: потому что мне это не по карману, или я сдохла в канаве от передозировки наркотиков, или ничего в жизни не добилась, и поэтому мне стыдно оказаться на балу через двадцать пять лет.
    - Черта с два она здесь появится! Думаете, мне захочется оживить это до смерти скучное, а теперь еще и унизительное и дерьмовое мероприятие?
    - А за сквернословие останешься после уроков до конца учебы, милая, прошипела она.
    Президент класса нахлобучил нам на головы короны, быстро отошел, и в нас полетели пироги. Но я была настороже и укрылась за миссис Траут, выставив ее на линию огня. После уроков? Черта с два. Теперь до конца учебы я буду на волосок от исключения...
    Бедняга Гар вытер с очков банановый крем - эти идиоты даже не знали, что в таких случаях полагается использовать крем для бритья - и подошел к микрофону.
    - Вы все... инфантильны. - Начал он слегка запинаясь, но с каждой фразой голос его крепчал. Я подошла и положила руку ему на плечо. Мне было стыдно, что я не успела его подготовить.
    - Вы неоригинальные, невыносимо скучные и безнадежно стандартные обыватели.
    - Да! - крикнул в ответ неандерталец. Вся футбольная команда дружно завопила. Они не очень-то поняли смысл его слов, но если четырехглазый "яйцеголовый" против, то они автоматически становились "за".
    - И все это вы устроили из зависти' Потому что я уеду из этого занюханного городишки, а вы все останетесь и будете здесь жить, а потом сдохнете, и никто вас даже не вспомнит. А я стану знаменитым...
    - Самым знаменитым Придурком Америки!
    - Неплохо, - крикнула я в ответ. - Тебе кто шутки пишет, Флиппер?
    - Я внесу вклад в знания человечества, а вы внесете вклад лишь в местную канализацию.
    Гар никогда не умел соображать быстро. Мне надо было предвидеть, что потребуется Речь Возмездия.
    - И запомнят вас только как козлов, которые надо мной насмехались. Вы ничем не отличаетесь от тех, кто высмеивал Дарвина и не давал работать Галилею...
    И в этот момент все осознали, что присутствующих в зале стало вдвое больше. Люди из будущего были повсюду, они осматривались, записывали, запоминали. И все их внимание было обращено на Гара - если не считать тех мгновений, когда они презрительно поглядывали на других выпускников.
    Я не сдержалась и захохотала, не в силах остановиться. Эти придурки хотели повеселиться за наш счет, а теперь они навсегда останутся в истории как обитатели деревни Близоруких Идиотов. И до конца жизни будут тщетно бороться с навязанной ролью. И в ходе этих попыток, несомненно, станут еще более агрессивными и тупыми.
    Жаль только следующее поколение, которому жить в этом занюханном городишке.
    Ах, да, совсем забыла сказать - я-таки успела заметить взрослого Гара, блистательного академика. Он и в самом деле стал знаменитостью, и вокруг него так и мельтешили групи.
    Я сошла со сцены и протолкалась к выходу. Чего больше - я уже обеспечила себе уютную ссылку в учебнике истории: наверное, меня назовут "вампиршей", с которой Гар пришел на выпускной бал. Но теперь я ему уже не нужна. Его окутывало внимание будущего, настоенное на фразе: "Я же тебе говорил!".
    Я вышла во двор, вдохнула относительно свежий воздух и прислонилась к стене. Наверное, пора ловить попутку и возвращаться на вечеринку в "Шахматный клуб". Или просто погулять. У меня возникло предчувствие, что Гар сейчас помчится домой - ковать теорию времени. Извините - Времени.
    Рядом что-то вспыхнуло. Я повернула голову... и уставилась в собственные глаза. Морщинки по краям глаз, косметика для сорокалетних... Оказывается, я обречена еще четверть столетия ходить с дурацкими прическами. И модно одеваться я так и не научилась.
    Зато я сохранила свою патентованную ехидную улыбочку. Именно ее я и увидела, когда моя будущая версия продемонстрировала мне нечто белое.
    - О, только не фото, - простонала я.
    Нет. То был кусочек картона. Гм, мой почерк с годами не стал разборчивее. А на картонке я разобрала кое-как написанные три слова:
    СКУЧНО НЕ БЫЛО.
    Я пожала плечами сама себе и исчезла.
    "Скучно не было".
    Прекрасно. С этим я вполне смогу жить дальше.
Top.Mail.Ru