...Место для Вашей рекламы...
...Место для Вашей рекламы...
...Место для Вашей рекламы...
Скачать fb2
Сказка о святом, о Далай-Ламе, о шахе, и о мате, которым шах своих советников покрывал

Сказка о святом, о Далай-Ламе, о шахе, и о мате, которым шах своих советников покрывал


Алиев Самит Сказка о святом, о Далай-Ламе, о шахе, и о мате, которым шах своих советников покрывал

    Самит Алиев
    СКАЗКА О СВЯТОМ,
    О ДАЛАЙ - ЛАМЕ,
    О ШАХЕ, И О МАТЕ,
    КОТОРЫМ ШАХ СВОИХ
    СОВЕТНИКОВ ПОКРЫВАЛ.
    ....там ишаки и шакалы прекрасно уживались вместе, образовав весьма любопытное подобие человеческого соообщества.
    "Неопубликованные заметки о совместном путешествии Гулливера и барона Мюнгхаузена в страну большевиков"
    Жил в одной восточной стране, в стародавние времена, один святой, слава о святости которого достигла самых отдаленных уголков его, да и не только его родины. Как и подобает всякому святому, он одевался в рубище, жил возле кладбища, в очень скромном жилище, и очень давно не видел влагалища. А если было бы наоборот, то был бы это совсем не святой, а бабник, который живет в центре города, носит стильные шмотки и залазит бабам под юбки. Но, как я уже говорил, всего этого он не носил, не жил, не видел, не трогал, и не делал соответственно. Святой (как и все, за редким исключением святые, не знаю почему, так, наверное, у них, у святых принято) не ел мяса. А в этот день, с самого утра, ему очень хотелось съесть кусочек кебаба. Бывают такие странные желания (Ну к чему, скажите, кебаб с самого утра?). Мясо, конечно, штука вкусная, но и святость вещь почтенная, не так ли? Но почтенный святой не ел мяса не потому, что ему не позволял Заратуштра, а просто денег на мясо не хватало. Ведь кроме святых, ремесленников, учителей, водоносов, цирюльников, солдат, проституток, извозчиков, переписчиков и доносчиков, в том краю, как и во всякой восточной стране, жил шах со своими советниками, визирями, и всеми теми без кого гражданам той далекой страны жилось бы гораздо легче. И шах этот, как и подобает почти всем шахам почти во всех восточных странах, почти все деньги святого (да и прочих граждан, проживавших в той далекой стране, отбирал в казну). И был тот шах велик и многомудр (все шахи, во всех восточных странах мудры и велики, во всяком случае до тех пор, пока не явится более великий и мудрый шах, и не спихнет предыдущего с трона.) Дел у шаха было очень много. Все шахи обычно страшно занятые люди. Они одержимы заботой о правильном питании своих подданных, и чтобы подданные не переедали на ночь, что, как известно, может пагубно отразится на состоянии здоровья, бдительно следят за наличием у них излишних денег. Глупые подданые, не понимая, что шахами движет исключительно забота об их (подданных) здоровье, порой бунтовали, и шахи посылали полицейских, которые просто и доходчиво, исключительно силой словесного, вербального, так сказать, внушения разъясняли подданым неправильность их поведения. (Правда некоторые злонамеренные смутьяны утверждали, что под вербальным внушением подразумевается избиение до полусмерти увесистыми черенками от метелок, которые и вправду были сделаны из вербы, но повторяю, эти слухи распространяли злонамеренные смутьяны. А к разговору о метелках мы еще вернемся). Шахи хронически недосыпают, и в то время, когда их подданые смотрят телевизор, пьют чай или пиво, играют в нарды, занимаются любовью или английским языком, шахи вынуждены глядеть в оба, работать, не покладая рук, дабы подданые делали все вышеупомянутое, ни на минуту не забывая о том, кому именно они обязаны возможность спокойно заниматься всем вышеперечисленным. (Иногда шахи бывают заняты очень неблаговидными делами, преступлениями против собственного народа и прочими несправедливостями, но это становится ясным только после того, как новый шах, успешно свергув предыдущего, объясняет народу, что тот, предущий шах, вовсе не был великим и мудрым, а наоборот, был исчадием ада, врагом народа, троцкистом, гадом, бандитом, или неумехой, волею судьбы занесенным на трон, и совершенно неискушенным в деле государственного строительства.) Бедные шахи ни на минуту не могут позволить себе расслабится. Они не в состоянии спокойно пойти с телкой в кафе (а вдруг покушение?!), они, бедняги, не могут безмятежно покушать (а вдруг отравление?!), а о сексе можно вообще забыть (вдруг укусит, или, там, вообще, чего-нибудь такое, от чего врачи вылечить не смогут?!). Мало того, все шахи вынуждены 24 часа в сутки гладеть в оба, чтобы не появился КТО-ТО, кто впоследствии получил бы возможность сказать народу о том, что предшествующий шах был вовсе не спасителем нации, светочем мудрости, гарантом независимости и залогом благополучия, а марионеткой иностранных спецслужб, заложником собственных пороков, агентом Москвы (Вашингтона, Лондона, Парижа, Тегерана, Найроби, Мапуту, Дворца Педофилов и Шкодников имени товарища Гиммлера, подходящее подчеркнуть) или, в лучшем случае, посредственным преподавателем зарубежной литературы, уволенным из университета за пьянство и склочный характер. Так что, шахом работать не так то просто. И вообще, страной управлять - не мудями играть. Но вернемся к теме повествования. В то самое утро, когда святому так хотелось мяса, шах, как и все шахи, с самого утра, был занят государственными делами. В то утро государственным делом было наказание одного из визирей (в отличие от шахов, визири обычно бывают не так велики и многомудры, и их порой, в назидание прочим мошенникам даже прилюдно казнят. Так что, работать визирем гораздо сложнее, чем, скажем, нейрохирургом или даже самим шахом). Шах присудил его к 40 ударам палкой по пяткам. Надо сказать, что шаху часто приходилось наказывать визирей ударами палкой по пяткам (нет, он не бил их сам, для этого существуют специалисты, и даже получают за это зарплату, стол при дворе, и право бесплатного проезда на ишаках, которые в те далекие времена заменяли в той далекой стране общественный транспорт) за различного рода провинности, и просто так, для собственного удовольствия. (Кстати, почти все шахи, невзирая на мудрость, не учитывают опыт своих предшественников. Был прецедент, когда один визирь, которого шах очень часто приговаривал к 40, 50, и даже, страшно подумать, к 75 ударам, устал ожидать гангрены нижних конечностей, полученной в результате систематического силового воздействия на них, взял, да и огрел шаха той самой палкой по голове, после чего сам уселся на трон, и благополучно сидел на нем до тех пор, пока не был зарезан более удачливым соперником). Порой шах приговаривал визирей (которые почему-то были самыми богатыми людьми той далекой страны после самого шаха) к палочным наказаниям, в целях пополнения дефицита государственного бюджета, и это был как раз такой случай. Обычно на 23 ударе визири соглашались покрыть дефицит (исходя исключительно из патриотически-экономических соображений), хотя был один, который держался до 35 удара (то ли он был самый жадный, то ли самый терпеливый, а то ли просто курировал не самый хлебный сегмент экономики той далекой восточной страны).
    Придворные стояли смиренно наклонив головы, ожидали окончания экзекуции, и начала Заседания Дивана. Заместителем председателя Дивана был многомудрый (не столь многомудрый, как шах, ибо в таком случае, мог и сам бы шахом стать, кроме того, шах не потерпел бы другого многомудрого в радиусе действия своего голоса, чтобы палач мог услышать, но, все-таки, круглому дураку на таком посту не место, не правда ли?) Хормят ибн Досыта Накормят, мудрость которого простиралась столь далеко, что он один раз был бит палками за бредни явные, что, мол, нужно предоставить одному из регионов той далекой страны статус Свободной Экономической Зоны. "Зоны?" - вопросил тогда шах "Зона это хорошо. Нам бы их побольше надо, повместительней, чтоб всем там места хватило" сказал шах, который до того, как стать Столпом Вселенной, Воплощением Справедливости, Тенью Ра на Земле, Тем, у кого учился де Голль и Предметом Зависти Буша и Сына (или Буша и Отца, ну, какая к Иблису, да будет проклято имя его, разница? Главное-то что? Что завидовали оба!) был надзирателем в одной многочисленных тюрем той далекой страны. Но, разобравшись в сути предложения (ибо он был воистину проницателен, ибо, как я уже говорил, всю молодость провел обыскивая зеков, и от его разума не могла скрыться ни одна сигарета с анашой, как бы хитро ее зеки не прятали, проницал, короче, от души и по полной программе), приказал примерно наказать дерзкого, за предложение, противоречащее духу времени, менталитету народа, традициям страны, и подлинным нуждам нации. С тех самых пор, вышеупомянутый ибн значительно поумнел, и более не предлагал проектов подобного рода, сведя свое участие в заседаниях Дивана к своевременным замечаниям вроде "поддерживаю", "совершенно верно" "премного благодарен" и "всецело одобряю". Прочие советники и министры так же не являлись образцом мудрости и инициативности, так как при шахах, являться чем -либо иным, кроме как "задом для уминания кресла","ушами, для внимания мудрости неизреченной, из уст повелителя проистекающей" было чревато, в лучшем случае, битьем палкой по пяткам и "переходом на другую работу в связи с состоянием здоровья", а в худшем, лишением всех благ, и "судом народным, скорым, правым и благочестивым за расхищение феодальной собственности". Главный судья смиренно потупив глаза, разглядывал новые, расшитые жемчугом (жемчуг с Востока, расшивали их на Востоке еще более дальнем ) тапки, которые купил на деньги, полученные от знаменитого растлителя малолетних и угнетателя престарелых, разбойника Мустафы, за то, что при рассмотрении дела вышеупомянутого злодея выяснилось, что арестовали его по ошибке, что он благочестив и каждую пятницу ходит в мечеть, а в каждое воскресение - в церковь (справки из храмов с печатью в виде пагоды приложены), что настоящий разбойник- его брат - близнец, которого тоже зовут Мустафой, и что Мустафа-богобоязненный давно отрекся от своего безбожного родственника, и не поддерживает с ним никаких отношений. "А как в моей стране обстоит дело с уровнем преступности?" - вопросил шах. Из толпы придворных вышел начальник стражи (с превеликим трудом и помощью заграничных инструкторов наконец-то сумевший понять разницу между "полевым довольствием" и "половым удовлетворением", за что и был назначен на столь высокий и ответственный пост) и доложил обстановку, да так громко, что в шахском гареме у двух наложниц случился выкидыш, а у старого евнуха Синдбада внезапно наступила эрекция (да, да, у того самого, а оскопили его за поездку куда-то очень далеко, нет, отрезали ему кое-что не за то, что он куда-то поехал, все визири, да и сам шах регулярно куда-нибудь да ездили, а за привезенную оттуда книжку Солженицына, название которой перевели как "За ГУЛАГ, чтоб не болтал чего не надо, ахмаг". Вот и отрезали ему часть тела, название коей несколько рифмуется с названием книги. Переводчику книги тоже досталось, но это уже другая история. По-моему, ему сперва разможили лицо об пол, потом пол изменили без наркоза, и отправили в гарем шахского наместника в отдаленной провинции. Наместнику было все равно, переводчику - нет, но у него не спросили). Из доклада начальника стражи следовало (помимо побочных эффектов в лице 2-х э-э-э ...... как бы это сказать, ну, да ладно, и так все ясно), что в стране с преступностью все очень хорошо, всех посадили, расстреляли, разогнали, а кого не успели, так избрали в Государственную Думу. "Так что, там теперь люди свои, можем повесить, когда захочет пресветлый шах." - радостно ощерясь, доложил начальник стражи. "Пресветлый шах, организация "Transparency International" опять поместила нас на третье место в мире по коррупции" - доложил придворный шут. "Так, что такое "International", я понимаю, то ли слышал где-то, то ли еще что-то. А вот это... как его.... ну, вот еще....." - вопросил пресветлый шах. "Transparency" - услужливо предвосхитил мысленное напряжение повелителя начальник Отдела Внешних Сношений .(Его назначили на данный пост за умение правильно писать свое имя на латинице, и в результате его сношений страну выставили из всех организаций, откуда только можно выставить государство. Страну терпели только в ООН, но чувствовалось, что это ненадолго, так как терпение у чернокожего вождя прогрессивного человечества подходило к концу). "А это чего такого, а?" - спросил повелитель. "Прозрачность" - перевел бывший учитель математики, а ныне заместитель главного казначея (должность беспокойная, текучесть кадров высокая, причем кадры текли вместе с кровью казненных за проявление излишнего рвения в деле присвоения денежных средств). "А какая на хер тут международность?" - удивился шах. "Это, мол, так прозрачно, что слава об этом на весь свет расходится. Ну, глянешь в рот, и асфальт видать. Хрусталь, короче." - сказал шут. "А что по этому поводу скажет товарищ Гулихейванов?" спросил пресветлый шах, набив трубку раскрошенной сигаретой "Герцеговина Флор". "Хейвангулиев я" - робко заметил заместитель управления общественным просвещением. "Я думаю так, что если наше светлое величество сказало Гулихейванов, значить Гулихейванов. А если подумать, разобраться, допросить, то и Хуливытамовым сделать можно. Не так ли, уважаемый Совет Народных Сечилмишей?". "Да, да, безусловно, неподражаемо, гип-гип, слава труду, блуду, быдлу" - наперебой загалдели придворные. "А оппозиция вашего величества дразнит нас сечилмямишями" - пользуясь удобным моментом наябедничал Сейфулла ибн Муваккиль, которого побаивался почти весь Диван и решительно все подчиненные, в состав которых, кстати, входили и лидеры оппозиции. "На то она и оппозиция, работа у них такая" - глубокомысленно заметил министр просвещения, который был назначен на эту должность исключительно за способность глубокомысленно замечать то, что и без него так и так понятно. "Да черт с ней, с оппозицией. У ней в головах мозгов меньше, чем в заднице нашего пресветлого шаха." - сказал министр церемоний. "Где, где?" - бесцеремонно вопросил его давний соперник, министр орошения (страна была жаркая, и существование подобного министерства было, безусловно оправданно и целесообразно), решивший, если не скомпрометировать церемониймейстера, так хотя бы вселить в шаха сомнения в его административных способностях. "В заднице" - растерянно ответил церемониймейстер. "Чего, чего?" - ехидно переспросил главный мелиоратор. "Мозгов" - пролепетал несчастный, и понял, что переиграл, так как шах не был искушен в филологии, и сопоставление таких слов как "задница", "голова", "мозги" и "шах" могло бы привести к непредсказуемым последствиям для незадачливого льстеца. "Я тебе, бл.дь, не позволю оскорблять пресветлого шаха!" - взревел соперник, и вцепился несчастному в бороду. Один из придворных понял, что перед лицом повелителя происходит нечто совершенно непристойное, а именно, драка, дал под глаз церемонимейстеру, и под дых министру орошения, по-видимому исходя из соображений этикета и равенства всех перед дланью карающей, щедро по шее дающей, во веки веков. Матерящихся противников растащили коллеги. "Нет, ни на что вы не годны. Не можете моему величеству услужить так, как того требует моя душа, сан и политическая обстановка. Оборзели, зажрались, заворовались, разленились. Бить вас буду. Сами знаете, битый ишак скачет быстрее небитой лошади." - сказал недовольный шах. "Нет, нет, мы больше не будем" - завопили чиновники, и повалились на ковер к ногам Столпа Справедливости. Уши шаха, как и уши прочих властителей (королей, ряисов, римских пап, министров земледелия, начальников отделов, генеральных секретарей), без которых народы могли бы прекрасно обойтись, но по глупости не обходятся, находились на пятках, попросту говоря, любят они, когда у них в ногах валяются, да сапожки горькими слезами омывают. Шах подумал, и простил советников (он, правда, не забыл этого случая, он вообще никогда ничего не забывал, поэтому и сумел стать шахом, а не сержантом вневедомственной охраны). Кроме того, близилось время обеда, и шах, плюнув на валяющихся на ковре толстых дяденек, удалился откушать.
    Но вернемся к главному герою нашего повествования. Святой был голоден. (святые, за редким исключением, всегда питались из рук вон плохо. И вправду, много ли святостью заработать можно? То ли дело проституция или работа в государственном секторе. Но это я так, к слову.) Да, так наш святой был святым настоящим, а не каким-нибудь там Хазрет Сабиром. Вы спросите, что же он сам себе один донер не мог намухлевать, там, или наколдовать? Мог, мои благодарные читатели, мог. Но у него на памяти был случай пятилетней давности, когда он по примеру одного из пророков (мир ему), пытался накормить несколько тысяч человек (да и самому покушать) пятью хлебами, в результате чего на него был наложен административный штраф за занятия предпринимательской деятельностью без соответствующей регистрации и отсутствие справки из санэпидемстанции. Так как денег у святого не было (он ведь святой, а не работник мэрии), у него описали (нет, нет, от слова "опись") дырявый халат, дали по шее, и без какого-либо уважения к духовному сану отобрали старое одеяло. (Кроме того, дюжий полицейский долго бил его по ребрам, и приговаривал "Ну, помог тебе твой Кришна?" Святой кричал, что он мусульманин, после чего ему попытались пришить связь с ваххабитами и по непостижимой полицейской логике, с Геростратом, невзирая на то, что тот умер очень и очень давно. Дело в том, что начальник участка, куда привезли святого, увлекался культурой древней Греции, а именно, при аресте какого-то учителя, унес у него книгу "Мифы Древней Греции" хотя порой путал Сократа с Лисистратой, и наивно полагал, что Демокрит и есть тот самый пидарас, по милости которого теперь от журналистов, адвокатов и правозащитников теперь отбоя нет.) Ну, дело прошлое (в смысле, не только Древняя Греция), а в это утро, святой вышел на базарную площадь, и направился к своему другу, брадобрею Халафу. Брадобрей очень любил все делать нахаляву, и никто уже не помнил, на самом ли деле его звали Халафом, или это было его прозвище. Цирюльня была маленькая, бедная (в стране прикидывались бедными практически все, и все это за счет инстинкта сохранения заработанных денег, ибо шах, крайне обеспокоенный тем, чтобы подданные не заработали грыжу, анемию верхних и нижних конечностей и парапроктит, нося в карманах увесистые бумажники, своевременно заботился о том, чтобы его граждан не обременяли тяжести подобного рода, периодически очищая их карманы. Граждане не оставались в долгу, и тащили решительно все, что имело хоть какую-нибудь цену, таким образом, возмещая себе убытки, нанесенные государством.). Стенки парикмахерской были оклеены вырезками из газет и журналов, постерами, статьями Конституции и полуголыми девицами. С одной стенки на святого смотрел Осама бин Ладен, по глазам которого было видно, что он тоже хочет кебаб, и совершенно не виноват в Нью-Йоркском теракте. С противоположной стенки на бин Ладена смотрела модель с обнаженной грудью, что позволяло высказать предположение о том, какое именно мясо не дает покоя бин Ладену. Вопреки всякой логике, на одно из зеркал был наклеен портрет Франклина. Этот портрет, красовавшийся на стодолларовых купюрах было одинаково мил любой пришедшей к власти партии. Короче, абсолютно нейтральный сюжет.) избавлял Халафа от тягостной необходимости менять портреты шахов, применительно к переворотам, революциям, народным возмущениям, которые составляли неотъемлемую часть жизни этого маленького государства. У всех на памяти был пример торговца фарфором Абу-Рагима. В ходе очередной смены власти, он бросился было менять портреты предыдущего шаха (расклеенные по всей лавке в качестве доказательства его лояльности) на портреты наиболее (по его мнению) вероятного претендента на власть, поскользнувшись, упал на полки с товаром, переколотил фарфора на сумму в шесть тысяч семьсот двадцать четыре динара, набил шишку на лбу, и в итоге был расстрелян солдатами национальной гвардии, так как в суматохе, вместо портретов нового шаха, расклеил по стенкам портреты Фиделя Кастро. Солдатам портрет Фиделя напомнил Ясира Арафата, а так как их капитан был евреем из Кубы, то судьба Абу-Рагима была предрешена. Брадобрей вежливо поприветствовал святого, налил ему стаканчик чаю, и справился о здоровье. Брадобрей и святой в солидном молчании (в стране предпочитали молчать решительно все, так, на всякий случай, как бы чего не вышло боком) угощались чаем, пока их молчание не было прервано появлением известного смутьяна, демократа, борца с социальной несправедливостью и сторонника немедленной интеграции куда-нибудь и во имя чего - то светлого, ибн Валида. Сей достойный муж не был потомственным демократом, а наоборот, усердно служил любой власти находясь на посту начальника ЖЭКа, пока не достал власть последнюю и не был отправлен на пенсию. Пенсия была маленькая, и ибн Валид счел своим священным долгом вступить в титаническую борьбу (он так и писал в местной оппозиционной газете: "....в титаническую борьбу") с зажравшейся властью, которая не позволила зажраться ему. "Вы слышали, эти взяточники, эти пидарасы, эти ограши..." "Во первых, здравствуй, ибн Валид" - смиренно поприветствовал его святой. "Во вторых, не взяточники, а коррупционеры, в третьих, не пидарасы, а геи, в четвертых, не ограши, а кровосмесители, а в пятых, ты о ком это?" - подал голос Халаф, указывая глазами участкового стражника Гаруна (которого все торговцы в квартале прозвали Гарыном за толстый живот и неуемную склонность пробовать все съедобное, лежавшее на их прилавках. Гарун называл эту процедуру "сертификацией качества, дабы убедиться, что подданные нашего многоуважаемого шаха (да продлит Аллах его дни на радость всем нам) не приведи Аллах, не заболеют животами, попробовав сих продуктов", а продавцы - бессовестными поборами). "Как о ком?" - оторопело спросил ибн Валид, но узрев блюстителя порядка, немедленно перевел разговор на звезд местной эстрады. "Безобразие, голышом на сцене" - продолжил он. "Совсем?" - спросил Халаф, чьи глаза заблестели, как у Клинтона. "Ну, .... что-то осталось, но этого мало. Где соответствие менталитету? Наши славные предки переворачиваются в могилах!" гневно восклицал ибн Валид. "Наши предки, да успокоит Аллах их души не смотрят телевизора" - вмешался в разговор святой. "Кроме того, у кого это предки славные, а? Насколько я знаю, твой отец, мир праху его ограбил своего отца, твоего деда, а свою мать, твою бабку сдал в дом престарелых. А бабка твоя была содержанкой прокурора. Так что, все вы оппозиционеры такие." - наехал Халаф на ибн Валид, для того, чтобы Гарын все слышал. "Ты мне должен 120 динаров! 20 за стрижку, 100 в счет долга. Вам же платят иностранные разведки, у вас денег полно!" - шумел Халаф, радуясь возможности подложить свинью ибн Валиду, который в свою бытность начальником ЖЭКа, отказал ему в бесплатном ремонте квартиры, цирюльни и дачи, и вообще, надоел всему базару, так как Гарын, в дни появления ибн Валида драл с торговцев в три раза больше обычного, мотивируя это тем, что при виде ибн Валида у него начинается приступ аллергии, что повышает его расходы на лекарства. Святой прикрыл глаза, и начал медитировать (выписка из протокола). Ве это безобразие закончилось тем, что тройку препроводили Куда Следует, а именно, в ближайшее отделение полиции. Там, где следует, им наваляли, как следует, забрали все деньги, взяли подписку о невыезде, (с ибн Валида взяли так же подписку о невые...., ну, мол, что больше выё.... не станет, кроме того, стражники долго издевались над "попозиционером", и кричали ему: "Назвался правозащитником - становись раком"), после чего отпустили, пригрозив, что в следующий раз будет хуже. Когда Халаф, через несколько часов явился в отделение, с требованием вернут ему его кровные 300 динаров, а не то он в противном случае, дойдет до самого шаха, ему предложили на выбор следующее: убраться самостоятельно, получить 30 ударов палкой по пяткам, и быть вынесенным на носилках, посидеть в камере суток этак 30, или просто по шее из любви к правоохранительным органам. А на реплику, что его свояк работает младшим ординатором у старшего ассистента подавальщика афтафы Следящему за Извержением Стула Его Пресветлого Величества, в полиции ему посоветовали убраться восвояси, а то, мол, отделают его по-свойски, да так, что никакой свояк не поможет. Короче, это самое хуже настало, и хуже было некуда. Халафа упрятали за решетку. В камере, куда его бросили, сидела разношерстная публика. Сосед справа был вор-карманник, которому шили оскорбление властей за то, что когда его взяли с поличным при извлечении кошелька из сумки какой-то женщины, он не просто оказал стражникам сопротивление, но и кричал, почему, мол за кошелек волокут в темницу, а за кражу железнодорожных составов избирают в парламент, что мол за несправедливость такая, а? На нарах слева сидел импотент в возрасте, который спьяну залез на соседку, которой он не нравился. Короче, верхи не могли, низы не хотели, на вопли низов соседи вызвали стражников, которые забрали и насильника, и жертву. Насильника отправили за решетку, жертву - в Романы, мотивируя это тем, что если низы не захотят, верхи не вскочат. Святой был святым подлинным, и решил, что оставлять друга (каким бы Халафом он не был) в беде недостойно мусульманина, а святого тем более. Помолившись Аллаху Всевышнему, святой решил заручиться поддержкой земной власти, тем более, что он уже успел снискать себе благоволение Власти Небесной праведной жизнью и чистыми помыслами. Святой когда-то учился в Высшей Духовной Семинарии, где штудирование священных текстов перемежалось со сдачей экзаменов по теории марксизма-ленинизма и истории ВКП (б, м, х и вообще, на), и где на одной и той же стенке мирно соседствовали портреты Блаженного Августина, апостола Павла, Хомейни и плакат "Родина-мать зовет". У Августина, Павла и Хомейни были бороды и добрые глаза, короче, они выглядели как портреты дедушек на коробке шоколада, или, скажем, семейную галерею какого-нибудь славного рода. Плакат "Родина - Мать зовет" не вписывался в данный антураж, хотя бы потому, что у Родины (или у Матери) были большие сиськи, что донельзя волновало семинаристов, и подвигало их на деяния, никак не вяжущиеся с саном духовного лица. Кроме того, некоторые семинаристы, доведенные до психоза воздержанием, перемежавшимся с онанизмом, утверждали, что апостол Павел как-то хитро косит глаза в сторону плаката с Мамашей Родиной, а по утрам Хомейни взирает на них с укоризною. На книжных полках "Житие 12 имамов" смирно лежало рядом со сборником хадисов Абу-Ханифы, а сочинения средневековых мыслителей, выводивших родословную человека от Адама покоились на одном стеллаже с писаниями Дарвина. Наш святой был святым с самой юности, короче, "не вынесла душа поэта гнилых базаров и понтов", мозги так же не выдержали попыток скрестить самый передовой строй в мире с идеей Царства Божия, ему претило проведение паралеллей между Юдифью и Павликом Морозовым, с явным креном в сторону последнего, и он бросил семинарию, избрав себе нелегкую ипостась "диссидентствующего священнослужителя с незаконченным высшим oбразованием". Но один из его сокурсников, вовремя просекший пользу своевременных коленопреклонений, что в храме Божием, что на партсобрании, и с одинаковым усердием впитывавший в себя мудрость "Бхагават-Гиты" (которую порой путал с "Кама Сутрой", применение коей на практике требует не мудрости Боговнушенной, а скорее, разряда по гимнастике, наработанного соленым потом), и "Моральный Кодекс Строителя Коммунизма" (кстати, начисто скатанный с Десяти Заповедей) сделал очень неплохую карьеру, став Далай-Ламой Всея Региона, Где Так Сильно Пахнет Нерусским Духом. Был он мужик неплохой, и порой помогал старым знакомым, хотя это был не совсем тот случай. (За это можно и в отставку. Все-таки, попытка защитить без пяти минут оппозиционера. Был бы вор или, там, бандит, еще куда ни шло, можно было бы кивнуть на советы Совета Европы, а так....... Ай-яй-яй. Нехорошо.) "Нехило устроился" - подумал святой, подойдя к особняку Далай-Ламы. (Особняк издалека напоминал Стоунхедж, но кельты к его постройке не имели никакого отношения. Отношение к его постройке имели турки, которые, как водится, сперва сперли половину денег и стройматериалов, потом покаялись, и бесплатно соорудили подземный гараж). Сперва святого пару часов мариновали в приемной, мол, его святейшество на партсобрании. Из-за дверей одного из кабинетов доносились вопли и призывы Аллаха, Христа и Иеговы в свидетели. Там представители различных конфессий, во имя Господа делили выделенный государством бюджет:
    - Таки вам не 45% а шиш вместо причастия и штоб вы жили так же, как мы в плену Египетском.
    - Сокрушу грешника, изыди, великая русская интеллигенция, а то пресвятым распятием жидовскую морду распишу!
    - Во имя Аллаха, эти деньги собраны из "Нязир гутусу", поэтому, крайнюю плоть вам вместо ваших претензий!
    Святой хотел было войти и поприветствовать официальных служителей разных конфессий, и заодно намекнуть им, что негоже храм Божий в "Exchange" или, там, в филиал Межбанковской Биржи превращать, но тут нахальный секретарь с бородой а la Калинин пригласил его в роскошный кабинет, уставленный идолами, увешанный иконами и амулетами от сглаза и порчи. Над креслом Далай-Ламы красовался лозунг "Учение Инь - Янь всесильно, потому, что оно покайфу". "Так, значит, в раю нас, номенклатурных работников, тоже в отдельный сектор поместят?" вопрошал у Далай-Ламы толстенький начальник уезда. "Поместят, поместят"-успокаивал его добрый Далай. "И иномарки с государственными номерами выдадут?" - не унимался тот. "Выдадут, выдадут" - терпеливо втолковывал Представитель Небесной Канцелярии, которому нетерпелось избавиться от назойливого посетителя. "А этот Янь не армянин, случайно?" - решил выказать неусыпную бдительность государственный служащий. "Ну что ты, ни в коем случае. Он хороший, свой. Из Вьетнама. Раньше часами торговал около метро" ответствовал Пастырь. "Ну, спасибо тебе, Учитель. А что передать настоятелю храма у меня в районе?" "Передай ему 500 динаров" - улыбнулся пастырь, но денег не дал. "Ну, я пойду. Да благословит тебя и твой род Всевышний". "Твой так же" - милостиво улыбнулся пастырь. "А, здорово, здорово. Давненько мы не виделись." - поприветствовал Далай-Лама святого, который скромно стоял в углу, дожидаясь завершения беседы. "Что-то случилось?" - спросил он, хотя находился в курсе дела. "Да вот, понимаешь, товарища моего посадили. А ты у нас человек уважаемый, может замолвишь за него словечко где надо, а?" "Постараюсь, хотя ничего не могу обещать. Выпить хочешь?" - спросил Великий Жрец, и нажал на кнопку звонка. Секретарша с роскошными формами внесла поднос с чаем, и институтские товарищи проводили её взорами. Святой - недоумевающим, жрец вожделеющим соответственно. "Кстати, хочешь, вместе на футбол сходим. У меня отдельная ложа. Специально для священнослужителей. Сегодня наши играют с неверными. Ой, наваляют нам кяфиры, ой наваляют." - сокрушенно вздохнул Главный Святой Государства. "Не, я футбол не очень..." - отказался просто святой.Молчание затянулось, Далай-Лама пытался скрасить его воспоминаниями о счастливой поре студенчества, но разговор не клеился. Они поболтали о том, о сем, вспомнили тех, с кем вместе учились, остановившись на иконописце Ширванове. "А помнишь, он как-то голую бабу намалевал, а когда его хотели из семинарии выгнать, сказал, что это кающаяся Магдалина?" - ржал Его Святейшество, на которого воспоминание об обнаженном женском теле оказало самое благотворное влияние. "А вот закончил он плохо. То ли спился, то ли эмигрировал. По-моему, все-таки эмигрировал. " "Ну, если эмигрировал, это не так уж плохо" - аполитично заметил святой. "Смотря куда" - парировал Далай Лама. "Он спьяну нарисовал картину "Шакал над трупом джейрана", а председатель цензурного комитета сослепу принял ее за пропаганду куннилингиса. Что такое куннилингис Ширванов не знал, и ответил, мол, так точно, Ваше Превосходительство. А его Превосходительство превзошел прям самого себя, и добился исключения Ширванова из партии, из Союза Иконописцев, и настоял на заведении уголовного дела" Я всегда намекал ему, мол, напиши портрет Министра Сельского Хозяйства, гневающегося на инжирное дерево, мол, хули плодов нету, и чтоб вокруг восхищенные фермеры и колхозники, а вверху сияние и ангелы Божии, и чтоб у Министра в руке был плуг, которым он Змею обрезание делает, ну, мол, религию проповедует. Нет, не послушался он меня, теперь во Владивостоке на верфи работает, имена кораблей малюет. А ведь мог бы далеко пойти." - с сожалением вздохнул Святой Отец. "Ну, я тогда пойду, а ты не забудь о моей просьбе" - с надеждой в голосе сказал просто святой. "Ну что ты, как можно, мы же....." Что "мы" именно, Далай Лама договорить не успел, так как внезапно зашаталась люстра, полопались стекла, и треснул потолок. "Землетрясение!" завопил многочисленный штат административных работников Министерства по Управлению Благочестием и Внедрением Оного в Массы (не прикол, так и называется), и начал разбегаться в разные стороны, из-за чего ситуация приобрела схожесть с первыми кадрами фильма "Спасение рядового Райана". Землетрясение оказалось всего-навсего следствием неуемной деятельности местного градоначальника, который, обуреваемый жаждой деятельности разбил по всему городу некие архитектурные ансамбли с лампочками, ну, понавтыкал фонарей где ни попадя, мол, ученье - свет, без света и Света не даст, и дураками вся нация помрет, а то, что население окрестных домов осталось без электричества, его не заботило. Горожане три раза собирались бить его смертным боем, но то ли руки не доходили, то ли охрана мешала. Его деятельность вполне укладывалась в рамки поговорки о молящемся, который расшиб лоб об пол. В ходе борьбы за моральную чистоту он отдал приказ стражникам хватать целующихся на бульваре и тащить в отделение на предмет выяснения личности. Только, понимаешь, студенточку за бока взять собрался, а страж порядка тут как тут. Блюдет чистоту, блядям покоя не стало. Один преподаватель универститета даже диссертацию написал. Да, да. "Секс как чуждый нам образ жизни". За диссертацию он метил на пост, ну, по крайней мере, завкафедрой в каком-нибудь институте, а попал в опалу, так как начал излагать несуразные версии о происхождении шаха и членов дивана в результате непорочного зачатия. Короче, не выпить, не по бабам сходить, не жизнь, а сплошной крестный ход, мяхяррямлик, понимаешь. А люстра шаталась всего-навсего в результате того, что рабочие долбили асфальт отбойными молотками. Толпа вопящих вотще... вообще.... во Христе..... в п...е э-э-э, священнослужителей выкатилась на улицу, а святой попал в общий поток и его буквально вынесло наружу. Святой упал, ударился головой о тротуар, ему на .... наступил какой-то шаман, после чего тот потерял сознание.
    Очнулся святой в каком-то длинном коридоре, стены которого светились неясным, зыбким, необычным светом, среди толпы обыденно выглядевших людей. Вдруг невероятная сила подхватила его, закружила, и затянула в отверстие на потолке, который, кстати, тоже был не совсем обычным, цвета и консистенции клубничного киселя. Святой предстал перед неким незнакомцем в белых одеждах, с длинными, ниспадающими густой гривой волосами, перехваченными на лбу лентой. Незнакомец был очень красив, такой красоты святой не видел никогда, от него исходил приятный запах, но его несколько портили зло изогнутые губы и пронзительный взгляд, от которого, казалось, укрыться было невозможно.
    "Господь мой, Творец и Милостивец!" - закричал святой, падая ниц. "Встань, идиот. Привыкли, понимаешь, перед всеми на карачках ползать, чуть что, так сразу раком. Не Господь я. Я Его ангел. Понарисовали икон, повыдумывали, понаделали идолов, не укладывается в мозгах ваших, что Он выше того, что вы Ему приписываете. Счас как дам в лоб!" - прорычал незнакомец. Святой встал, отряхнул колени (это было излишним, так как пол был идеально чист), и с уважением покосился на святого. "Вот как всегда, в силу слова не верите, а как наорать, да двинуть в лоб, так все сразу на место становиться" - проворчал ангел. "А какой Он, Господь, а?" - вопросил святой. "Того вам знать не надо, мозги свернутся, привыкли ко всему с аршином своим, сперва им член в душе померят, а потом норовят той же меркой к промыслу Его." - отрезал ангел. "И запомни, и передай там, на Земле, Ему наплевать на свечки, что в церквах жжете, да на баранов зарезанных, что потом по ящику с умилением показываете. Сопрет, сука, а потом малую толику пожертвует, вот и мнит о том, что ему абонемент в Царство Небесное выписан, подписан, и в верхнем ящике стола Небесной Канцелярии ожидает. Нет здесь закидонов таких, Господь Он, а не КППшник." "А ты... вы... ангел из самых главных?" - пролепетал испуганный недружелюбной отповедью святой. "Ну...." На лице ангела было видно, что ему очень хочется соврать, порисоваться, сбрехнуть, короче, но потом лучшие чувства одержали верх. "Нет, я так сказать, менеджер среднего звена." "Скажите, это вы в Содоме, там, в Гоморре " - начал было святой, но ангел невежливо прервал его: "Нет, там были парни покруче, я так, мне до них расти и расти." "Скажите, как же Он нас судить станет?" - пролепетал обескураженный святой. "По намерениям, ты что, книжек не читал? А еще святой." - проворчал ангел. "А что же делать нам, чтоб... " - начал было святой, пытаясь как и всякий восточный человек воспользоваться моментом, и извлечь из данной ситуации хоть какую-то пользу. "Что-что" - передразнил его ангел. "Выбирать правильно. Вам не зря такое право дано. Вот у нас такого права нету" - шмыгнул ангел носом, и в его голосе чувствовалась некоторая обида, наряду с осознанием радостного факта, что его Господь за неверный выбор не осудит. "Это.... в парламент,в муницивпльные органы в смысле?" - робко спросил святой. "Идиот, надоел ты мне. Во, бля, что телевизор с людьми делает, а? Сколько лет ангелом работаю, все время одно и то же. Я все сказал. Мозги есть, думай,, делай выводы. Заболтался я с тобой. Пошел вон, твое время еще не пришло."
    Внезапно все померкло, закружилось, завертелось, свет погас, и святой провалился в небытие. Было легко и прохладно, он слышал чьи-то голоса, но на душе было спокойно. "Выбор, выбор, верный выбор, правильный, осознанный выбор" - стучало у него в висках.
    Очнулся он от криков лечащего врача: "Что ж мне, лекарства тебе из своего кармана покупать? Рвань паскудная, сколько одного йоду на тебя извели, государство не безразмерное, на всех вас, бродяг не хватит!". Святой тихо встал с кровати, вышел из палаты, миновав длинный коридор, стены которого последний раз белили к 60-й годовщине тогда еще великого октября (теперь октября не стало, ну, и в ремонте, стало быть, надобность отпала) и вышел на улицу. "Интересно, а что этот ангел имел в виду, говоря о выборе, а?" подумал святой, погладив ушибленный затылок. "Или мне это все приснилось?".
Top.Mail.Ru