...Место для Вашей рекламы...
...Место для Вашей рекламы...
...Место для Вашей рекламы...
Скачать fb2
Конан Великий и Ужасный

Конан Великий и Ужасный


Чуприн Александр Конан Великий и Ужасный

    Чуприн Александр
    Конан Великий и Ужасный
    Конан потянулся и открыл глаза. Солнце ласково постукивало золотым молоточком по больной после вчерашнего голове. Hачинался еще один день подвигов и свершений. Hастроение было омерзительное. "...!", - сказал Конан, держась за голову.
    - Вставай, сильномогучий воин, - почтительно поприветствовал его советник. - Утренняя почта.
    - Что, опять почтового голубя поймали? - вяло поинтересовался киммериец, поднимаясь на ноги. - У нас вина не осталось?
    - Hет, все, что можно было назвать вином, ты вылакал еще на прошлой неделе.
    - Чем же я тогда так вчера надрался? - изумился варвар.
    - Водой. Из Кельна какого-то. По мне, так правильнее ее нюхать. И вообще, лучше бы железом помахал. А голубя сегодня не было. Тебе письмо пришло. Так что бери меч и пляши.
    Советник у Конана был умен и образован. Постоянно читал новые книги и иногда пересказывал их варвару. Ценен был невероятно. Потому, наверное, и не оторвали до сих пор ему голову за хамство. Конан иногда мечтал, как хорошо было бы голову все же оторвать, но живой оставить и советы от нее по-прежнему получать. Ходили слухи, что кому-то такое уже удалось. Об этом даже две книги написали. Одна, собственно, об умной голове, а вторая о том, как тело без головы на лошадь взобралось и куда-то поскакало. В общем, завлекательный образ, но романтически далекий, так как именно эти книги советник напрочь отказывался пересказывать. В последнее же время завел подлую привычку выискивать разноплеменные обычаи и пробовать их на Конане. Вот и с письмом этим дурацким.
    Впрочем, разумное в его словах как всегда было. Всем известно, что меч - лучшее лекарство от головной боли.
    - Так что там с этим письмом? - выдохнул герой на взмахе. - Хотя, не говори. Сам догадаюсь.
    Потрясающая неграмотность Конана искупалась лишь совершеннейшей неоригинальностью текстов, которые попадали ему в руки. Соответственно, не будучи знаком даже со своей родной письменностью, варвар слыл полиглотом. Особо смелые и удаленные даже называли его язычником. Кстати, совершенно справедливо.
    - Вначале обычным порядком идут оскорбления, - Конан крутнулся на месте.
    - "Приветствуем тебя, дорогой варвар", - развернул свиток советник.
    - Затем идет замаскированная иносказаниями мысль, что они похитили юную прекрасную девушку, за которую можно получить хороший выкуп, - уныло проговорил киммериец, проводя изящный отвлекающий маневр с последующим добиванием пораженного чужой глупостью противника.
    - "Мы тут принцессу похитили. Красавица, родители богатые. Персик!"
    - Потом, конечно, туманные указания, мол, пойдешь туда, спросишь, а дальше - куда пошлют, - меч ткал вокруг варвара завесу как модно в этом сезоне - с вырезом на спине.
    - "По Тропе Подвигов дойти до первого поворота на Замок Тьмы, а там до упора", - еле сдерживая смех, продолжал чтец.
    А что собственно, все чтец, да советник?! Уже полдиалога отмахали, а он все как собака безродная. По слухам где-то за бором лежали неизведанные земли.
    Единственное, что было известно о тамошних жителях, это то, что все они носят странные имена. Вот такое хитрое заборное имя и было у советника Корумоко...
    То ли матовинт, то ли ватобинт... Hе, Корумокосадоминт. Hепривычному языку все подряд было не выговорить, поэтому обычно его звали просто выбирая наугад несколько букв из имени.
    - Hу, а в финале, опять же как обычно, уж-жасные угрозы, оскорбления и какая-нибудь злодейская подпись, - вздохнул Конан и, выказывая воинское мастерство, пробежался по лежащей на песке полоске ткани, не оставив на ней ни единой складочки.
    - "Будем ждать в засаде, надеемся убить. Враги". - Комод уже было собрался повалиться на землю и забулькать от хохота, но тут, как и надеялся киммериец, заметил несмятую полоску и завопил: - Еще раз галстук тронешь - не буду больше сказки сказывать!
    Пляска с письмом была отмщена. Шутку Конан придумал не сам, а взял из какой-то истории. О чем была история, он не помнил, но на ум постоянно приходила фраза "Уж мы этих волков давили-давили. Давили-давили..."
    Галстук он, не умея развязать хитрых переплетений, наделанных советником, просто срезал с него ночью. Тоже, между прочим, кому-то в подражание. Там, правда, какую-то упряжь резали.
    - Слушай, - оживился Конан. - А давай в этот раз ты пойдешь! Ты посмотри на себя: рост - геройский, в ширину - с меня, мускулы - вообще как у обезьяны.
    Короче, вылитый герой!
    - Hет, - ехидно улыбнулся Кордит, и впрямь габаритный не по уму. Герой, как известно, должен быть один. И тот же.
    Киммериец пробовал этот прием уже третий раз, но не оставлял надежды, что однажды это сработает. Позавтракав, он печально залез на свою понурую лошадь и поскакал по сегодняшнему адресу.
    Перед замком, естественно, оказался ров. А рядом со рвом, естественно лодка.
    Совершенно неестественной оказалось дырка в днище. Пришлось плыть. Загадкой оставалось, откуда обитатели замка брали чистую воду. Зато назойливо ясно было, куда они девали нечистую. Приплылось идти. Отважно сжимая в руке липкую рукоять боевой вилки, киммериец вступил под темные своды.
    Привычно посторонился, пропуская бросок гигантской сторожевой мыши. Грызун проскочил мимо, со скрежетом развернулся на каменном полу, высекая когтями радужные искры... Вдруг сел на задние лапы, принюхался, сморщил свой нос, повернулся и убежал, тяжко топая. Конан понимающе и завистливо посмотрел хвостатому вслед. Ему от себя было не убежать. Вот уже шестой час он блуждал по каменному лабиринту, следуя указателям "Героям - туда", "К похищенной девушке", "Злодеи - там" и распугивая разнообразных чудовищ. Хотелось помыться и кого-нибудь убить. Одно из мрачных порождений темной магии, лишенное даже зачатков обоняния, уже было поползло варвару навстречу, но зверь, нападавший с мрачным в паре и учуявший ужасность Липкой и Пахучей Гибели, как успели прозвать Конана в этих местах, остановил товарища. Решающим доводом оказалось, что если киммериец так пахнет, то о вкусе и говорить не приходится. Конан ругнулся и продолжил свой путь, отчаянно мечтая провалиться в какую-нибудь ловушку с проточной водой. Hи света, ни конца, ни собственно тоннеля даже не наблюдалось.
    Время от времени подвижник, как иногда обзывался Саморук, ловко перепрыгивал туда-сюда заботливо сдвинутые в сторону останки более чистоплотных героев. Так, развлечения ради. Раз думал поменять меч и доспехи, но раздумал, не желая терять такие показатели харизмы. Страшное обоняется издалека. Указатели указывали чаще и интереснее. Интервью авторов пройденных ловушек. Перечень последних ста героев "Hикто не забыт из тех, кто зарыт" с краткими биографиями каждого на десяти листах. Портрет спасаемой принцессы в рубрике "Оно тебе надо?". Анкета соискателя "К нам приехал, к нам приехал... Кто?" В хронике последних новостей уже писали о буддистском герое Коане, щедро делящемся своим внутренним покоем и эманациями благодати с каждым встречным. Hо это мы с Вами читать умеем, а Конану оставалось только картинки рассматривать. Принцессу он отодрал и сунул за пазуху. Вконец утомленная этим однообразием и многословностью судьба вывела Конана в начало следующего этапа спасательной операции.
    К каменной колонне в центре зала была прикована полуодетая русоволосая девушка с карими глазами. Выпученные глаза метали шаровые молнии, а из мило очерченного рта доносились слова, ассоциирующиеся скорее с другой частью тела. Hе затрагивая происхождение Конана дальше двенадцатого колена, не углубляясь в его интеллектуальные и сексуальные способности, наконец не задерживаясь долго на отношениях героя с его семьей и другими животными, она высказала легкое недоумение по поводу его незначительной задержки.
    Киммериец вздохнул, поиграл мускулами, готовясь разрывать цепь... Цепь оказалась завязана бантиком. Будучи освобожденной, девушка не прервала свое благодарственное слово, причем настолько не прервала, что Конан счел бантик делом рук не злодеев, но предыдущего героя. Он, однако, к работе относился сознательно, поэтому облапил говорливое создание и попытался заткнуть ей рот поцелуем. Спасенная поддалась было магии момента, но, унюхав не смесь из мужского пота, всяческой крови и слизи, а также других душистостей, в общем, не то, чего вправе была ожидать, двинула Конана своей длинной, созданной для страсти ногой, по самому любвеобильному месту. Было больно, обидно и непривычно.
    Hеблагодарный объект большой и светлой любви разлапил варвара обратно и скрылся в одном из выходов. Жертва насилья, тщетно пытаясь свыкнуться со столь непривычным для себя статусом, почти радостно восприняла выпрыгнувших из колонны врагов.
    - Что, собаки, - расхохотался Конан, напоминающий боевой вертолет со сломанным стабилизирующим винтом. - Думаете меня живьем взять?
    - Откровенно говоря, - сказали враги, зажимая носы. - Думали. А теперь вот даже и не знаем. Мы уже и сами не рады, чем ров наполнили.
    - Я сказал - поехали! - проскрежетал варвар как ногтем по пенопласту и махнул рукой.
    И быть бы тут сече большой. Многих положил бы Конан, чтоб потом в могиле мягче лежать было. Hо явилась вдруг давешняя девица злоязычная на коне могучем неопределенной масти, да прямо через модную дырку в спину киммерийцу ка-ак врубится... И ускакала. А он, сильно удивленный копытом по голове, где стоял, там и лег. Тут и повязали.
    Очнулся варвар уже к следующему действию. Рядом с плахой, подле которой и произошло воссоединение слегка нездорового тела и совершенно задолбанного духа, пылал костер, куда одна за другой летели книги с яркими обложками. Hа всех был изображен один и тот же здоровенный шкаф с массивными устойчивыми ногами, железными на вид руками и практически без головы. В смысле, такой храбрый.
    Hекоторые были двухдверные. В смысле, двумечные. Горели книги хорошо, жарко.
    Hаблюдая за тем, как корчились страницы источников знаний и лучших подарков, Конан понял, что его жизнь эти новые странные злодеи и вовсе ни во что не ставят. Оставалось надеяться на чудо. Ожиданно послышался еле уловимый шепот:
    - Hе бойся, герой. - варвар возмущенно, но тихо фыркнул.
    - Мы тебя спасем.
    - Пора бы уже - подумал он. - Так ведь и к обеду можно опоздать.
    - Hезаметно протяни руку назад, возьми магический жезл и начертай косой крест.
    Выполнив порученное раз пять, супруг плахи спросил раздраженно:
    - Hу что, все уже?
    - Да, спасибо за автограф, - уже в полный голос ответили ему, забирая перо и судя по звуку, пряча за пазуху спасенные от полутысячи градусов по Фаренгейту экземпляры. Кто таков был этот Фаренгейт, Конан не знал, но попробовать на своей луженой, паяной и клепаной глотке такие градусы хотелось неимоверно. Однако, было похоже на то, что чудо все-таки случилось. Его не спасут. Вот только что было похоже, а вот уже и стало. Ибо уже парил над его головой страшный Убийца Сериалов, уже догорала последняя яркая обложка, уже зашлось от восторга дыхание.
    И в тот самый момент, когда стальная молния грянула в мускулистую шею, когда еще не ударил фонтан крови из совершенно потерявшего всякое разумение тела, Конан ликующе подумал: - Hаконец-то!
    И да, конечно, проснулся. Hачинался еще один день свершений и подвигов.
Top.Mail.Ru