Скачать fb2
История одного ослика (Кот Мирр-Мурр - 1)

История одного ослика (Кот Мирр-Мурр - 1)


Чукаш Иштван История одного ослика (Кот Мирр-Мурр - 1)

    Иштван Чукаш
    История одного ослика
    Кот Мирр-Мурр #1
    Перевод А. Старостина
    Ослик знакомится
    В углу комнаты, на цветочном столике, жил-был ослик. Его звали Шаму, шерсть у него была серая, копыта - лакированные, а уши, как и полагается настоящему ослику, длинные. Это был подарок. Его вынули из шелковой бумаги, расцеловали - "Ой, какой милый ослик!" - а потом поставили на столик с цветами и забыли о нем.
    Он скромно стоял на своем месте, улыбался людям в ответ и рассматривал комнату, выглядывал в окно, изучал картинки на стене. Особенно ему нравилась люстра, которая загоралась и гасла каждый вечер. "Если бы я был птицей, - думал ослик, - или хотя бы мухой, в общем, если бы у меня были крылья, я подлетел бы к ней и посмотрел бы, что там внутри". А однажды утром ослик подумал, что неплохо было бы прогуляться и заодно познакомиться со всеми в комнате. Он осторожно спустился с цветочного столика и отправился на прогулку. Ближе всех стоял шкаф, ослик остановился перед ним и сказал: - Меня зовут ослик Шаму. А тебя? - Меня зовут Шкаф! Голос у шкафа был не очень приятный, скорее, его можно было назвать несколько скрипучим. "Ладно", - подумал ослик, учтиво поклонился и пошел дальше. Подойдя к кровати, он остановился и сказал: - Меня зовут ослик Шаму. А тебя? - Ой, ослик! Какой милый ослик! Меня зовут Кровать! Голос у кровати был шелковый, и чувствовалось, что она любит поговорить. "Ладно", - подумал ослик, поклонился и пошел дальше. У стены стоял стул. Ослик подошел к нему. - Меня зовут ослик Шаму. А тебя? Но стул молчал. "Он, наверное, не расслышал," - подумал ослик и повторил всё сначала. Но стул и на этот раз ничего не ответил. "А, он спит!" догадался ослик и на цыпочках пошел дальше. Вдруг он застыл на месте: от удивления не мог вымолвить ни слова. Перед ним стоял точно такой же ослик, как он сам! Шерсть у того ослика была тоже серая, копыта - лакированные. Наконец ослик набрался храбрости и сделал шаг вперед. Ему показалось, что другой ослик тоже шагнул ему навстречу. "Как странно", - подумал наш ослик и сказал: - Меня зовут ослик Шаму. А тебя? Но другой ослик молчал, правда, взгляд у него был приветливый. Ослик постоял еще немного. Ему хотелось поговорить, но другой ослик, похоже, был не слишком разговорчив. Он стоял молча и смотрел с любопытством. - А меня подарили! - нарушил наконец молчание ослик. Но другой ослик и на этот раз ничего не ответил. "Ладно, - подумал ослик, - но все же хорошо, что я здесь не один!" Он поклонился и пошел обратно. Другой ослик тоже поклонился и куда-то пошел. Ослику стало любопытно, куда тот идет, и он обернулся. Но и другой тут же повернулся к нему. Ослику стало неловко за свое любопытство, и он поспешил поклониться еще раз. Другой ослик вежливо кивнул и пошел дальше. "Неважно, - подумал ослик, - мы еще подружимся и будем подолгу разговаривать". Он обошел всю комнату, посмотрел картинки, книги, повалялся немного на ковре, а потом забрался обратно на цветочный столик. Устроившись поудобней, он стал по очереди рассматривать своих новых знакомых. "Это шкаф, он немного угрюм, но, в общем-то, нельзя назвать его недружелюбным. Это кровать, голос у нее красивый, шелковый. Она любит поговорить. Это стул. Правда, он спит. А это люстра. Ее еще не зажгли". Он привстал на цыпочки, разыскивая взглядом другого ослика. Но того нигде не было. "Спрятался, наверное, - подумал ослик. - Ничего, завтра я его найду". Он улыбнулся и, слегка прислонившись к вазе с цветами, уснул.
    Кот Мирр-Мурр
    По комнате неустанно кружила муха. Вот она подлетела к люстре, а через мгновение - з-з-з! - уже пролетала мимо шкафа. Ослик с любопытством следил за ней с цветочного столика. И конечно, что и говорить, завидовал ей. "Хорошо мухе! - думал он. - Захочет - сюда полетит, захочет - туда". Муха все летала по комнате, тонко жужжа. Но вдруг откуда-то, должно быть, из угла, выпрыгнуло, сверкая глазами, какое-то косматое и усатое существо и проглотило муху. Ослик страшно испугался. Но тут же, собравшись с духом, сказал: - Сейчас же отпустите муху! Косматый со сверкающими глазами раскрыл рот, и из него, несколько оглушенная, вылетела муха. Косматый со сверкающими глазами закрыл рот и сказал низким, недовольным голосом: - Тысячу мышиных хвостов! Ты кто такой? - Я ослик Шаму, - тонким голосом ответил ослик. - Да? А я кот Мирр-Мурр. Тебе известно это имя? - Теперь известно, - ответил ослик. Кот стал прыгать и щелкать зубами. - Гроза мышей! - рыкнул он в перерыве между двумя прыжками. - А сейчас что ты делаешь? - спросил ослик. - Упражнения, - ответил кот. - Поддерживаю форму! Ощетинившийся, щелкающий зубами, кот и в самом деле выглядел грозно. Ослик смотрел на него с уважением. Он заметил, что и муха, набравшись смелости, подползла к краю шкафа и, мелко дрожа, смотрит вниз. Ослик повернулся к ней, но муха не обратила на него ни малейшего внимания. "Нехорошо все-таки, - подумал ослик немного обиженно, - она ни разу даже не взглянула на меня. В конце концов, это я ее спас!" Потом он обратился к коту: - А сколько мышей ты уже поймал? Кот перестал вздымать шерсть и щелкать зубами, сел и взгляд его стал очень печальным. - Ни одной, - прошептал он пристыженно. - Это великая трагедия моей жизни. Мышей нет.! Нет нигде. Ни на чердаке, ни в подвале. Ни одной! Ни одной, даже крошечной мышки. Он опустил голову и вздохнул: - Я пью молоко. С хлебом вприкуску. Ослику показалось, что муха на шкафу захихикала. Это его возмутило. - А зачем ты хотел проглотить муху? - спросил он и посмотрел в сторону шкафа. Хихиканье смолкло. - Все дело в иллюзии, - ответил кот. - В иллюзии? Кто это? - удивился ослик. - Я представляю себе, что муха - это мышь, выбираю нужный момент, подкрадываюсь, делаю длинный прыжок и - глотаю муху! Ослик сочувственно кивнул. Это, видимо, понравилось коту. Он благодарно мурлыкнул. "Не так уж и важно, - подумал ослик, - что он не поймал ни одной мыши. Все равно он очень симпатичный. И к тому же грозный, особенно когда делает упражнения... А мухе с ним лучше не встречаться!" - Если я как-нибудь увижу мышь, я тебя позову, - сказал ослик. - Буду тебе очень благодарен, - заблестели глаза у кота. - Просто очень благодарен. Вот тогда ты увидишь, на что способен кот Мирр-Мурр! Он выпрямился, гордо прошелся по комнате и щелкнул зубами в сторону мухи. С кухни послышались голоса: "Куда девался кот? Опять, наверное, в комнату забрался! Проклятый кот, так и жди, что-нибудь разгрохает - скачет как полоумный!" Кот торопливо шепнул ослику: - Ну, у меня дела! Значит, если мышь увидишь, скажешь, да? - и он выбежал из комнаты. Муха снова начала кружить по комнате, бесстыдно жужжа, но ослик не обращал на нее внимания; он думал о своем новом друге, коте, и дал себе слово непременно позвать его, если увидит мышь.
    Почему стул так много спит?
    Ослик заметил, что стул все время спит. Прислонившись спинкой к стене, он спал целыми днями. Это был красивый стул с резной спинкой; на его подлокотниках красовались медные шары. "Хоть бы на минуту проснулся, чтобы я мог ему представиться! - думал ослик. - Надо понаблюдать за ним!" Через некоторое время стул наконец зашевелился, словно потягиваясь. Ослик быстро спустился с цветочного столика, подошел к стулу и сказал: - Меня зовут ослик Шаму. А ты кто? - Что? Кто это? А, я стул! - и он зевнул. Ослик терпеливо подождал, пока стул кончит зевать, и спросил: - Почему ты так много спишь? - Я был на свадьбе, - ответил стул, - и целую ночь не спал. - На свадьбе? О, это очень интересно! А как ты туда попал? поинтересовался ослик. - Меня попросили, - ответил стул и закрыл глаза. Ослику было очень любопытно узнать про свадьбу, и он тихонько потряс стул за ножку. - Что? Кто это? - проснулся стул. - Это я, - отозвался ослик. - Расскажи мне что-нибудь про свадьбу! - С удовольствием, - ответил стул. - Все началось с того, что меня попросили у глоих хозяев. "Это я уже слышал", - подумал ослик, но не стал перебивать, чтобы стул не обиделся. - И принесли в большую-большую комнату. В этой комнате стоял длинный-длинный стол. На столе было много-много тарелок. А на тарелках было много-много... Стул зевнул и опять уснул. Ослик не знал, что и делать. Но ему было ужасно любопытно, поэтому он осторожно потряс стул за ножку. . - Что? Кто это? Ах да... - проснулся стул. - Так на чем я остановился? - На тарелках было много-много... - напомнил ослик. - Костей! - сказал стул. - Костей? - изумился ослик. - Ах да... - вспомнил стул, - кости были уже потом, когда съели все мясо, которое на них было. Так вот, пришли гости, и меня поставили во главу стола. На мне сидела невеста! Да-да! - хвалился стул. - А потом пришел какой-то в шляпе, а на шляпе была лента, и читал стихи. - Какие стихи? - спросил ослик. - Подожди-ка, сейчас вспомню, - сказал стул. Пусть сегодня все смеются и от смеха надорвутся! - Это ты точно помнишь? - воскликнул ослик. - Точно! - обиделся стул. - Если ты мне не веришь, я дальше не буду рассказывать! - Верю, верю, - сказал ослик. - Рассказывай, пожалуйста! - А потом мы плясали. Если б ты видел, как мы здорово плясали! Ухват выскочил на середину, обнял метлу за талию, и пошли, и пошли! - Это что - в комнате? - спросил ослик. - Нет, - сказал стул, - в кладовке. Нас туда вынесли. В комнате не хватало места. Но музыку нам было слышно. А бидон из-под смальца пел басом. Подожди-ка... Вот что он пел: Динь-дон, динь-дон, я отличнейший бидон! - Очень хорошая песня, - похвалил ослик. - Постой-ка, - вспомнил стул, - и молочный кувшин тоже пел: Дон-динь, дон-динь, я отличнейший кувшин! Такая песня. А-а! - зевнул стул. - Вот и все, что я могу рассказать о свадьбе. - Очень интересно, - сказал ослик. - И ты там стоял на очень важном месте! - Ну, вот видишь, - кивнул стул. - Значит, теперь ты понимаешь, отчего я так много сплю? "Слишком уж много!" - подумал ослик, но промолчал. Поблагодарив за рассказ, он попрощался, но стул ничего не ответил - он уже спал глубоким сном.
    Мирр-Мурр - король гола
    Через приоткрытую дверь в комнату вкатился клубок ниток. За ним следом вбежал кот Мирр-Мурр. Ударяя лапой по клубку, он кричал во все горло: - Пас давай! Бей, бей! Го-о-ол! Ослик с любопытством наблюдал за ним с цветочного столика. Чтобы лучше видеть, он наклонился вперед, но Мирр-Мурр не обращал на него внимания, продолжая гонять клубок и кричать. Наконец ослик не выдержал и спросил: - Что это ты делаешь, Мирр-Мурр? Мирр-Мурр небрежно ответил: - Играю в футбол! Я король гола! Ослик не совсем понял его слева, но ему не хотелось показаться невеждой, и он кивнул. Он тоже с удовольствием поиграл бы, но Мирр-Мурр вел себя так надменно! "Король гола! - думал ослик. - Я еще никогда не был королем гола!" Он выбрал момент, когда Мирр-Мурр подошел поближе, и спросил: - А вдвоем нельзя играть? - Можно, - ответил Мирр-Мурр, - ты будешь болельщиком. - Хорошо, - с радостью согласился ослик. - И что я должен делать? - Стой там, где стоишь, и кричи! - ответил Мирр-Мурр. - А что кричать? - спросил ослик. Мирр-Мурр нетерпеливо ответил: - Ну что: пас давай! Или: бей! Или: го-о-ол! Можешь еще слегка попрыгать. Я пошел в нападение! - сказал Мирр-Мурр и снова стал бить лапой по клубку, носясь взад-вперед по комнате. А ослик кричал: - Пас давай! Бей! Го-о-ол! - и прыгал по своему столику. "Очень интересная игра! - утешал он себя. - Вот посмотрю, как Мирр-Мурр играет, а потом и сам стану королем гола!" От частых ударов клубок растрепался, и из него выскользнул кончик нити. Кот, увлекшись игрой, не заметил этого. И через некоторое время, как и следовало ожидать, клубок совсем размотался и Мирр-Мурр запутался. Нити намотались ему на все четыре лапы - он не мог даже пошевелиться. Ослик не понимал, что происходит с котом, но кричал по-прежнему усердно: - Пас давай! Бей! Мирр-Мурр озадаченно дергал за перепутавшиеся нити, желая высвободиться, но лишь запутывался еще сильнее. Ослик, подбадривая его, кричал во все горло: - Го-о-ол! - и при этом слегка подпрыгивал. Мирр-Мурр рассердился: - Шаму! Прекрати, в конце концов! Что за дурацкие крики! Ослик обиженно замолчал. "Ладно, - думал он, - могу и не кричать!" - Он отвернулся и стал смотреть на люстру. Мирр-Мурр все яростнее дергал за нити, тянул их зубами, но высвободиться ему не удавалось. В конце концов, усталый и отчаявшийся, он опустился на пол. Ослик украдкой взглянул на кота, но тут же демонстративно отвернулся к люстре. Мирр-Мурр произнес тонким, просящим голосом: - Кхе. Не мог бы ты... гм... помочь мне? Слышишь? Ослик посмотрел на него. - Я говорю, - продолжал Мирр-Мурр, - не мог бы ты помочь мне найти конец нити? Ослику стало жалко приятеля. Кот выглядел так беспомощно! Шаму слез с цветочного столика и принялся искать конец клубка. - Нашел! - воскликнул ослик. - Распутай меня, - взмолился Мирр-Мурр. - Я ведь тоже смогу скоро стать королем гола, правда? - спросил ослик и распутал Мирр-Мурра. Мирр-Мурр подозрительно посмотрел на него - не издевается ли он, - но взгляд ослика выражал лишь дружелюбие. - Да, - сказал Мирр-Мурр, - ты непременно станешь королем гола. А я, заблестели у него глаза, - буду знаменитым вратарем Железная Стена! Они весело рассмеялись, а затем Мирр-Мурр торопливо смотал клубок и выбежал с ним из комнаты.
    Мышка Цин-Цин
    Ослик начинал было задремывать, как вдруг услышал чьи-то шаги. Он открыл глаза и - что же он видит! По комнате в смятении металась взад-вперед маленькая мышка. Вдруг она села на ковер и расплакалась. Слезы ручьем текли из ее глаз. Ослик подождал, пока мышь перестанет плакать, и спросил: - Ты как сюда попала? Мышка вытерла слезы и ответила, всхлипывая: - Я заблудилась. Мы играли в прятки. А я хотела спрятаться подальше, чтобы никто не нашел. Уу-у-у! И мышка снова расплакалась. Ослик хотел утешить ее, но вдруг услышал, что у двери кто-то скребется. "Это Мирр-Мурр!" - подумал он и испугался: что теперь будет? Он повернулся, чтобы предупредить мышку, но та уже куда-то исчезла. Внимательно присмотревшись, ослик увидел, что мышка спряталась за корзину с вязанием. Но в этот момент дверь уже открылась, и в комнату, принюхиваясь, вошел Мирр-Мурр. - Привет, Мирр-Мурр! Что это ты делаешь? - попытался заговорить с ним ослик, стараясь отвлечь его внимание. - Иду по следу. След ведет сюда! - сказал Мирр-Мурр; вид у него был весьма грозный. - Какой след? - спросил ослик. - Мышиный! - ответил Мирр-Мурр. - А, - сказал ослик, - не может быть. Ты просто ошибся. Но Мирр-Мурр ничего не отвечал. Расстояние между ним и корзиной с вязанием опасно сокращалось. Ослик заволновался еще сильнее. Как отговорить Мирр-Мурра от охоты на мышей? "Надо что-то делать! Надо что-то делать!" - повторял ослик про себя, но что именно, никак не мог придумать. Взгляд его устремился к мышке - он хотел дать ей знак: "Убегай!" Но мышка и не думала убегать. Внезапным движением она выхватила из корзины наперсток, надела его на голову, вытащила из клубка вязальную спицу и выскочила навстречу Мирр-Мурру. Мирр-Мурр ужасно перепугался и отпрянул назад. Мышка, сдвинув брови, направила спицу прямо на него. - Э-э-э... - произнес наконец Мирр-Мурр. - Я вот тут прогуливаюсь и дай, думаю... - Очень приятно, - сказала мышка тонким голоском. - Хе-хе, - хихикнул Мирр-Мурр и осторожно отступил еще дальше. Но мышка следовала за ним, целясь спицей в нос коту. - Нельзя ли поосторожней с этой штукой? - заволновался Мирр-Мурр. Так недолго и нос оцарапать! Задрав голову, Мирр-Мурр осторожно пятился назад, выглядел он просто смехотворно. Ослику стало жалко кота, и он вмешался: - Ты нам еще не сказала даже, как тебя зовут. - Меня зовут Цин-Цин, - сказала мышка. И добавила: - Гроза котов! "Ну, ну, - подумал ослик, - это уж ты слишком! Ты просто мышка-хвастушка, вот кто. Погоди-ка!" И, изменив голос, ослик мяукнул: - Мя-а-а-у! Цин-Цин в ужасе отбросила в сторону спицу и забилась за корзину с вязанием. - Вылезай, глупышка! - сказал ей ослик. - Не бойся! Это я мяукнул. Мирр-Мурр смущенно закашлялся. - Ну выходи, - сказал он через некоторое время, - никто тебя не тронет. Мы просто поиграть хотели. Шуток не понимаешь, что ли? Ослик улыбнулся Мирр-Мурру и подумал: "Все-таки Мирр-Мурр отличный кот. Он и не думал обижать мышку. Он просто хотел поиграть!" Цин-Цин вышла из-за корзины и снова собралась плакать. - А как я попаду домой? - Ладно, ладно. Только не хнычь, - сказал ослик. - Мирр-Мурр тебя довезет. Правда, Мирр-Мурр? - Ага, - пробормотал Мирр-Мурр. Ослик строго посмотрел на него. - Ладно, садись ко мне на спину, - дружелюбно сказал Мирр-Мурр. Цин-Цин попрощалась с осликом, забралась к Мирр-Мурру на спину, и они удалились. Ослик был очень обрадован таким исходом дела и смотрел им вслед, пока они не скрылись за дверью; потом улыбнулся и забрался обратно на цветочный столик.
    Черноглазая приносит весть о весне
    Окно было открыто, комнату проветривали и забыли закрыть его. По комнате струились странные ароматы, до ослика доносились неведомые звуки и шумы. Он взволнованно топтался на своем месте, на цветочном столике, с любопытством выглядывал в окно и смотрел на голубое небо, по которому плыли белые облака. "Они летают, как птицы, - думал он, - и выше, намного выше, чем муха!" Вдруг на подоконник села какая-то птица. У нее были черные глаза-пуговки и маленький клюв. Она посмотрела направо, потом налево, заглянула в комнату, попрыгала на тоненьких, как ниточки, лапках, а потом, откинув голову назад, запела.
    Она пела чудесно. Ослик слушал, раскрыв рот от изумления. Когда птица кончила петь, он вздохнул: - Как прекрасно! Черноглазая мило улыбнулась ослику Шаму. - Это потому, что пришла весна, - сказала она. И снова запела. К цветочному столику, осторожно ступая, подошел Мирр-Мурр. Он тихонько потянул ослика за ногу и шепотом спросил: - Что это здесь такое? - Весна пришла, понимаешь, весна! - прошептал в ответ ослик. - Ты тоже послушай. Как прекрасно, правда? - Весна, весна... - проворчал Мирр-Мурр. - Не пойму только, зачем так отвратительно чирикать! - Это ты из зависти говоришь, - шепнул ослик, - потому что не умеешь так красиво петь. - Я? - сказал Мирр-Мурр. - Ах вот как? Так слушай же! Вот! Он вытянул вперед лапы, откинул голову назад и замяукал ужасающим голосом: - Мяу! Мяу! Мяу! Черноглазая испуганно смолкла, а ослик в страхе зажал уши. Но Мирр-Мурр все мяукал и умолк, только когда у него совсем кончилось дыхание. Тогда он сел на задние лапы и с торжествующим видом оглядел своих слушателей. - Ну? Как вам? Ослик, ничего не отвечая, посмотрел на Черноглазую. Та весело прыгала на тоненьких, как ниточки, лапках и хохотала. Ослик тоже рассмеялся. "Ох уж этот Мирр-Мурр, - думал он, - вот так сел в лужу!" Мирр-Мурр с оскорбленным видом смотрел то на ослика, то на Черноглазую. - Ну что вы смеетесь? - спросил он обиженно. - Не вижу ничего смешного! - Да нет, ничего. Мы так просто! - ответил ослик. - Странно ты пел! Давай лучше послушаем Черноглазую! - добавил он. - Спой еще что-нибудь о весне! - обратился он к Черноглазой. Черноглазая кивнула и переливчато запела красивым, серебристым голосом. Она пела о том, что кончилась зима, кончился холод и теперь уже не придется мерзнуть и дрожать от холода под карнизом, в ненадежном пристанище, продуваемом ветрами. Она пела о том, что небо распахнулось настежь, как огромное окно, и теплые солнечные лучи льются на холмы, луга, цветы, на счастливых дроздов и синиц. Ослику многое было непонятно - ведь в конце концов он вырос в комнате и был еще совсем маленький. Он спросил Мирр-Мурра: - Ты все понимаешь? - Всё, - ответил Мирр-Мурр. - Весна - это когда уже можно лазать по деревьям и все такое. - Кот уже не чувствовал обиды за то, что его высмеяли. Черноглазая кончила свою песню и учтиво поклонилась. - Подожди, не улетай! - попросил ослик. Черноглазая улыбнулась: - Мне пора. Еще очень много окон открыто, и еще многим я должна принести весть о весне. Она взмахнула крыльями, покружилась немного перед окном и улетела - птичка становилась все меньше и меньше, стала с булавочную головку и, наконец, как видение, скрылась из глаз ослика и Мирр-Мурра.
    Мирр-Мурр устраивает морское сражение
    Мирр-Мурр вошел в комнату, с грохотом волоча за собой таз для умывания, наполненный водой. Поставив таз на середину комнаты, он с улыбкой взглянул на ослика, который стоял на цветочном столике. - Смотри внимательно, сейчас ты увидишь такое зрелище, какого еще никогда не видел! - Сказав это, кот выбежал из комнаты и через некоторое время вернулся с кипой газет. Ослик с любопытством следил за действиями Мирр-Мурра: - Что это ты делаешь? - Устраиваю морское сражение, - ответил Мирр-Мурр. "Морское сражение, - размышлял ослик, - такого я никогда и не слышал!" И он с любопытством продолжал наблюдать за котом. Мирр-Мурр делал кораблики из газетных листов и пускал их в таз. - Так, спускаем на воду, - добавлял он каждый раз. Вскоре таз наполнился бумажными корабликами. Одни были больше, другие меньше, у одних был острый нос, другие выделялись своей шириной - Мирр-Мурр придавал своим изделиям самые разнообразные формы. Спустив на воду последний кораблик, Мирр-Мурр внимательно оглядел комнату. - Что ты ищешь? - спросил ослик. - Муху, - ответил Мирр-Мурр. - Хочу назначить ее капитаном корабля. Но мухи нигде не было. "Спряталась, наверное, - подумал ослик. - Может, она не хочет быть капитаном корабля? Я бы не отказался, но ведь мне этого никто не предложит". Мирр-Мурр тоже оставил поиски. - Ладно, - махнул он лапой. - Хотя, конечно, из нее мог бы получиться неплохой пират. Она ведь черная, а пираты все черные! Они не любят мыться. Правда, если их корабль потопят... И Мирр-Мурр стал корчить ужасные гримасы, щелкая зубами и топорща усы. Из газетного листа он сделал себе треуголку, надел ее на голову и сказал: - Тогда я сам буду пиратом. И всех потоплю! Ослик чуть отодвинулся от края столика и смотрел на Мирр-Мурра из глубины. "Как все-таки хорошо, - думал он, - что я не стал капитаном корабля!" А Мирр-Мурр принялся топить кораблики. Он бил по ним лапой, и постепенно все они затонули. Только один кораблик, самый большой, еще плавал в тазу, и по нему Мирр-Мурр никак не мог попасть. Он каждый раз промахивался, кораблик уплывал в сторону. С поразительной ловкостью ему каждый раз удавалось избежать удара Мирр-Мурра. Ослик с интересом наблюдал за корабликом и вдруг заметил, что на нем кто-то есть. Он присмотрелся и - не мог поверить своим глазам! Да-да! То была муха! Ослику показалось, что она усмехается. Мирр-Мурр гонялся за корабликом со все большей яростью. Охваченный возбуждением, он бегал вокруг таза, выбирая удобное для удара место. Наконец он весь сжался, высоко подпрыгнул и - плюх! - упал в воду. Ослик испугался, быстро слез с цветочного столика и подошел к тазу. - Плюхнулся? - спросил он. Мирр-Мурр, оправившись от первого испуга, наконец поднялся из воды и сказал: - Не хочешь ли искупаться? Морские купания очень полезны для здоровья! Ослик отрицательно покачал головой. - Там была муха! - сказал он взволнованно. - На корабле была муха! - А, чепуха, совершенная чепуха! - ответил Мирр-Мурр. - Я уже и думать забыл. Вот, загораю. Кот попытался улыбнуться, но это ему не удалось: он весь промок, и от холода у него стучали зубы. - По-по-помоги! Помоги вылезти! - вымолвил он наконец. За дверью послышались голоса: "Где таз? - спрашивал кто-то. - Только что здесь был, на кухне!" - Бы-бы-быстрей! - дрожа, сказал Мирр-Мурр. Ослик подошел к тазу вплотную, и Мирр-Мурр, держась за его шею, выбрался из воды. Он немного намочил ослика, но тот нисколько не обижался. Мирр-Мурр взял таз и потащил его из комнаты. В дверях он обернулся к ослику: - А вообще-то ты прав. Купаться лучше летом! Сейчас, конечно, еще не то! Ап-чхи, ап-чхи! - громко чихнул кот и вышел из комнаты. Ослик забрался обратно на цветочный столик; всем сердцем жалел он промокшего Мирр-Мурра. Но потом все же улыбнулся, вспомнив, как странно выглядел кот, когда стоял, дрожа, в тазу. "Пират, - думал он, - знаменитый пират! И все-таки плюхнулся в воду!"
    Воздушный корабль
    Был прекрасный солнечный день. Ослик стоял на цветочном столике и наблюдал за солнечным лучом, проникшим в комнату. Тонкая полоска света пробежала сначала по ковру, затем взобралась вверх по стене, блеснула на фотографии и наконец остановилась на люстре. "Интересно, - думал ослик, - крыльев у луча нет, а он все-таки сумел взобраться на люстру!" Его наблюдения прервал Мирр-Мурр, вошедший в комнату с каким-то странным шаром - он держал его над головой. Ослик обратился к коту: - Посмотри, Мирр-Мурр! Солнечный луч! Крыльев у него нет, а он летает! Мирр-Мурра солнечный луч не заинтересовал. - Знаешь, - сказал он, - мы тоже полетим. Ослик раскрыл рот от изумления и вдруг почувствовал сильное волнение: - Как это? У нас ведь нет крыльев. - Видишь вот это?. - показывал Мирр-Мурр на шар. - Что это? - спросил ослик. - Вот наши крылья! - ответил Мирр-Мурр. Ослик внимательно осмотрел шар, но тот нисколько не походил на крылья. У мухи - ведь ослик долго наблюдал за ней - крылья были совсем другие. Но Мирр-Мурр не стал пускаться в долгие объяснения; он лишь бросил небрежно: - Это воздушный шар, любой ребенок знает, - и добавил, что, если шар отпустить, он полетит вверх. И немедля приступил к работе: привязал воздушный шар к цветочному столику, вытащил из угла шляпную коробку, выкинул из нее шляпу и сказал: - Ну что ж, подходит. Это будет корзина! Ослик суетился вокруг кота, стараясь как-нибудь помочь. Ему очень хотелось полететь. Мирр-Мурр сделал в краях коробки дырки, продел в них веревки и привязал к ним воздушный шар. - Садись быстрей! - позвал он ослика. - Взлетаем! Сердце ослика сильно забилось; он залез в коробку, Мирр-Мурр прыгнул вслед за ним. Но вопреки их ожиданиям, корзина не двинулась с места. Ослик спросил: - Мы правда полетим? Мирр-Мурр озадаченно осматривал и тряс коробку и вдруг хлопнул себя по лбу. - Ну конечно, - сказал он, - я забыл отвязать шар! Он отвязал воздушный шар от цветочного столика, и шляпная коробка, о чудо из чудес, начала подниматься вверх! Ослик почувствовал ужасное волнение. - Мы летим! - шептал он. - Летим, как муха. Мирр-Мурр кивнул и стал управлять воздушным кораблем. Когда он наклонялся вправо, они летели направо, когда он наклонялся влево, они летели налево. Они направились к углу шкафа и добрались туда вполне удачно. Ощущая легкую дрожь, ослик поглядел вниз и увидел ковер, кровать, стулья и цветочный столик. Удивительно было смотреть на них с такой высоты! Между тем Мирр-Мурр изучающе осматривал верх шкафа. Он искал муху. Ничего не подозревавшая муха спала. Лапки она подложила под голову и укрылась крыльями. Заметив муху, Мирр-Мурр выпрыгнул из коробки и направился к ней. Но, выскакивая, он оттолкнул коробку, и та полетела в сторону вместе с осликом, все больше удаляясь от шкафа. Мирр-Мурр остался на шкафу; муха проснулась, озадаченно зажужжала, увидев Мирр-Мурра, и быстро улетела. Воздушный корабль приближался к люстре. Ослик, ощущая тихое счастье, держался за край коробки. "Сейчас я увижу люстру вблизи", - думал он.
    Но потом ослик вспомнил о Мирр-Мурре. Ведь он остался на шкафу. Ослик видел, как кот отчаянно машет ему, и слышал его возгласы: "Эй, эй, вернись!" Да, но как? Мирр-Мурр показал ему знаками: наклоняйся вправо и влево. Ослик еще раз посмотрел на люстру. "Такая же, как и снизу, - подумал он, только больше". Потом он стал наклоняться вправо и влево и успешно привел воздушный корабль к шкафу. Счастливый Мирр-Мурр прыгнул в корзину и радостно обнял ослика: - Я уж думал, мне здесь зимовать придется. - Но как мы попадем обратно на землю? - спросил ослик. - Положись на меня! Мирр-Мурр достал булавку и проткнул ею шар. Воздух стал постепенно выходить из шара, и они медленно опустились на ковер. Правда, посадка прошла не совсем благополучно, так как друзья приземлились прямо на шляпу. Однако Мирр-Мурра это не особенно расстроило, он запихнул шляпу в коробку и, взяв воздушный шар под мышку, простился с осликом. Ослик еще долго думал о воздушном путешествии. Улыбаясь, посматривал он на люстру. "Мы там были, - думал он. - Что нам муха!"
    Книга, на которой нарисована лошадь
    Однажды утром ослик прогуливался по комнате. Он подошел к шкафу, заглянул за кровать. И за кроватью ослик нашел незнакомый бумажный предмет - он открывался, и внутри были картинки. "Посмотрим!" - решил ослик, сунул находку под мышку, забрался на цветочный столик и стал смотреть картинки. Он так увлекся, что даже не заметил Мирр-Мурра, тихо вошедшего в комнату. Кот сказал: "Привет!" - и выбежал из комнаты. Когда он вернулся, на носу у него было надето что-то странное, и ослику показалось, что шагал кот неуверенно. Ослик спросил его: - Что это у тебя на носу? - Очки, - ответил Мирр-Мурр. - Я вижу, у тебя книга, и хочу почитать. - А ты и читать умеешь? - удивился ослик. - Да, но только в очках. Ослик слез с цветочного столика и протянул книгу Мирр-Мурру. - Прочти мне, пожалуйста, какую-нибудь интересную сказку! - кротко попросил он. Кот хотел взять книгу, но, казалось, он плохо видел, и лапа его потянулась совсем в другую сторону. Ослик удивился, но все же сунул книжку Мирр-Мурру в лапы и в ожидании сел на ковер. Мирр-Мурр поправил очки на носу, открыл книгу и кашлянул. Ослик заметил, что лошадь, нарисованная на книге, перевернута. Но он промолчал, ожидая, когда кот начнет читать. Мирр-Мурр бормотал что-то про себя, поправлял очки и покашливал. Ослик сказал: - Лошадь. - Что лошадь? - не понял Мирр-Мурр. - Ноги у нее кверху торчат. - Спит, наверное, - сказал Мирр-Мурр. - Не мешай! Ослик помолчал немного, а потом сказал: - Не спит. У нее глаза открыты! - У кого? - удивился Мирр-Мурр. - У лошади. - У какой лошади? - Которая на книжке, - ответил ослик. Мирр-Мурр посмотрел на обложку, покраснел, смущенно кашлянул и перевернул книгу. - Не мои очки, - сказал он наконец. - Взял пока поносить. В них я не очень хорошо вижу. - Так сними их! - предложил ослик. - Ты прав. - Мирр-Мурр снял очки и облегченно вздохнул. И стал читать по слогам: - "Однажды жила-была..." Ослик слушал. - "Жила-была на луну лошадь!" - продолжал Мирр-Мурр. - Что-что? Куда? - спросил ослик. - На луну, - повторил Мирр-Мурр. - Луна, месяц, понимаешь? Ослик не понимал. - "И там ела траву..." - прочел по слогам Мирр-Мурр, потом остановился и положил книгу: - Я что-то тоже не понимаю. Вдруг ослик, оживившись, воскликнул: - А может быть, она жила на лугу? - На лугу? - спросил Мирр-Мурр. - Может быть. Нет, без очков я все-таки плохо вижу. - Ну что ты, ты очень хорошо читаешь, - подбодрил кота ослик. - Читай дальше! Мирр-Мурр благодарно улыбнулся и продолжил чтение. Кое-где он запинался, потому что, видимо, не знал всех букв, но такие места они вместе отгадывали, и, в общем, им было очень весело. Правда, в самом конце у ослика отяжелели веки, и он уснул. Но ведь Мирр-Мурр читал сказку очень долго. Мирр-Мурр оторвался от книги, увидел, что ослик спит, и сначала было обиделся, но потом улыбнулся. Взяв книгу под мышку, он на цыпочках вышел из комнаты. Но через некоторое время вернулся: он забыл очки. Надев их на нос, кот ушел, шагая неуверенно, вытянув вперед лапы, как близорукий.
    Приключение на кухне, которое кончается путешествием
    Кот Мирр-Мурр, озираясь по сторонам, прокрался в комнату, разбудил ослика, спавшего на цветочном столике, и пожелал ему доброго утра. - Пойдем скорей, пока дома никого нет! Я тебе кое-что покажу на кухне,позвал ослика Мирр-Мурр. Они отправились в путь; ослик заметил, что муха, сидевшая на шкафу, тоже встрепенулась и полетела за ними. Так они двигались маленькой группой: впереди шел кот Мирр-Мурр, за ним ослик, а над ними летела муха. - Муху я не звал! - проворчал Мирр-Мурр. - Пусть уж летит, - сказал ослик. На кухне было чудесно! Медная посуда блестела, стеклянные блюда сверкали. Ослик раскрыл рот от изумления. Но Мирр-Мурр потащил его дальше и достал из-за печки красную бархатную подстилку. Ослик похвалил ее, подстилка ему понравилась. - Это мне подарили на именины,- сказал Мирр-Мурр. - Мои почитатели! Муха села на печку и тоже стала рассматривать подстилку. Ослик ожидал, что она ее похвалит, потому что красная бархатная подстилка и в самом деле была очень красива. Но муха ничего не сказала. Ослику показалось даже, что она захихикала; потом муха улетела. Мирр-Мурру было, видимо, неприятно поведение мухи. - Очень красивая подстилка,- продолжал нахваливать ослик, - и к тому же мягкая. Кот следил за мухой. Та подлетела к столу, на котором стояла тарелка со сбитыми сливками, и принялась лакомиться. - Ну-ка перестань сейчас же! - крикнул ей Мирр-Мурр. Ослик тоже недовольно покачал головой. "Неприлично все-таки, - думал он, прийти в гости и сразу набрасываться на еду!" Но муха продолжала уплетать сливки, не обращая на них внимания. Мирр-Мурр угрожающе встопорщил усы и ударил лапой по мухе. Муха улетела, жужжа, но зато тарелка опрокинулась Мирр-Мурру на голову. Все ее содержимое вылилось на него. Фыркая и чихая, Мирр-Мурр стал стирать с себя сливки, ослик помогал ему. - Ох уж эта муха! - приговаривал он. Мирр-Мурр с трудом стер сливки с головы и посмотрел по сторонам, оценивая нанесенный ущерб. Да, сливки вылились, тарелка разбилась. Взгляд его искал муху. Муха исчезла. Но в это время за дверью послышались голоса. - Иди сюда, быстрей! - прошептал кот и потащил ослика к какому-то ящику. Мирр-Мурр открыл крышку, и они залезли внутрь. Сначала Мирр-Мурр, за ним ослик. В ящике было очень темно. Долгое время они сидели молча, затаив дыхание. Из-за пролитых сливок на кухне поднялся большой шум. Ослик слышал в темноте, как Мирр-Мурр шепчет проклятия. Но вдруг они почувствовали, что кто-то поднимает ящик и уносит их. - Что это? - испуганно спросил ослик. - Отправляемся в путешествие, - ответил Мирр-Мурр. Но в голосе его не было испуга. Напротив, его голос становился все более веселым. - Не бойся ничего, - сказал он, - пока я рядом с тобой! Мне уже приходилось путешествовать. Это очень интересно! Ослик ничего не сказал, но сам подумал, что Мирр-Мурра он правда, не видит в темноте, но все равно уже не боится. А путешествовать - это, наверное, действительно здорово. Во всяком случае, Мирр-Мурр рядом, а он, кажется, кот опытный, и на него конечно, можно положиться. И, поскольку было темно, а ящик приятно покачивался, ослик тихонько уснул.
    Новые спутники
    Ящик, в котором спрятались кот Мирр-Мурр и ослик, отдали соседскому мальчику, попросив отнести его на почту. Но Йошка (так звали мальчика) до вечера проиграл в футбол и вспомнил о ящике, только когда почта была уже закрыта; при-шлось отнести его домой. Он положил ящик в кладовку, в которую складывали всякое старье, и сказал: - Завтра отнесу! Наступила тишина. Кот собрался было вылезти, как вдруг послышались чьи-то голоса. Ослик затащил Мирр-Мурра обратно в ящик. - Тс-с-с! - прошептал он. - Послушай! Они затаили дыхание и прислушались. - Черт возьми! - ругался кто-то.- Никак не могу вылезти. Прямо на ногу ящик положили! - Давай поднимем! - послышались другие голоса.- Раз, два, взяли! Ящик чуть покачнулся. - Давай вылезем,- шепнул ослик,- поможем им. Мирр-Мурр поднял крышку ящика и крикнул: - Подождите! Мы сейчас вылезем и вам поможем! Он выпрыгнул, помог вылезти ослику, и они приподняли край ящика. - Спасибо,- сказал тот, чья нога попала в ящик,
    Разрешите представиться. Меня зовут Янчи Паприка! А это мои друзья Бобица, кукла-негритянка, и Ать-Два, оловянный солдатик. Бобица и Ать-Два дружелюбно улыбнулись и поклонились. - Я ослик, - сказал ослик. - А это Мирр-Мурр, гроза мышей, - добавил он, немного подумав. - А как вы попали в этот ящик? - спросил Янчи Паприка. - Мы путешествуем, - ответил ослик, - хотим посмотреть мир. - Возьмите нас с собой, - попросила Бобица, - в Африку! Ослик посмотрел на Мирр-Мурра; тот кивнул. - Ладно, - сказал ослик, - но у нас еще есть время. Мы отправимся в путь только утром. - А пока давайте поиграем! - предложил Янчи Паприка. - Да, давайте поиграем! - обрадовались Бобица и Ать-Два. - А во что? - спросил ослик. - В театр, - сказал Янчи Паприка. Всем очень понравилась эта мысль. Они открыли ящик и договорились, что это будет сцена, и стали по очереди подниматься на ящик. Те, кто не выступал, садились перед сценой и смотрели. Первой на ящик забралась Бобица и запела тонким голоском:
    Солнце, выйди из-за тучи! Замерзли совсем мои гуси!
    Ей похлопали. Бобица поклонилась, благодаря за аплодисменты, и уступила место Янчи Паприке. Янчи Паприка кашлянул и прочел стихотворение: Шел лохматый по реке, шел с клюкой. Ой, вернись, вернись, лохматый, ой-ой-ой! Турок-турок-турок, эх, ох, дай грош!
    Стихи всем очень понравились, и Янчи Паприка был также награжден аплодисментами. Все ждали следующего номера, но на сцену никто не выходил. - Наша очередь, - шепнул ослик Мирр-Мурру. - Залезай на ящик. - А что я там буду делать? - растерялся Мирр-Мурр. - Ну, например, гимнастические упражнения, - ответил ослик. Мирр-Мурр встал, залез на ящик и стал делать гимнастические упражнения. Это у него получалось очень хорошо. Сначала он стеснялся, но потом разошелся. Янчи Паприка заметил уважительно: - Настоящая шведская гимнастика! Мирр-Мурру хлопали очень долго. Он тоже долго раскланивался и лишь с видимым нежеланием спустился с ящика. Больше желающих выступить не было, и к тому же всем уже захотелось спать; по предложению ослика они забрались в ящик и плотно закрыли за собой крышку. Сердца их громко бились, ведь на следующее утро им предстояло отправиться в кругосветное путешествие.
    Появление во дворе, знакомство
    Ящик, в котором путешествовали ослик, Мирр-Мурр, Янчи Паприка, Бобица и Ать-Два, ехал по почте целый день - сначала на поезде, потом на машине. В пути особых приключений не было; путешественники, собственно говоря, почти ничего и не видели, потому что весь день проспали. А потом зеленая машина привезла их к какому-то дому, почтальон с длинными усами вручил ящик хозяйке и сказал: - Вот, пришел из Будапешта ящик. Можно опять яблоки посылать! Хозяйка кивнула, улыбаясь, поблагодарила почтальона, взяла ящик и понесла его в глубь двора. Поставив ящик под навес пустого крольчатника, она вернулась в дом. В ящике было тихо. Первым проснулся Мирр-Мурр, он сладко потянулся. - А-а! Хорошо поспал! Приподняв крышку ящика, он выглянул наружу и стал будить остальных: - Просыпайтесь! Приехали! - Куда? - спрашивали все, протирая глаза и пытаясь понять, куда они попали. С любопытством выглядывали они из ящика, но выйти никто не решался. Их взорам открывался большой красивый двор, густо поросший травой, сорняками и лопухами. - О так мы уже в Африке? - спросила Бобица. - Не думаю, - ответил Мирр-Мурр, продолжая осматривать двор.
    Вдруг к их ящику подошел некто с огненно-красным гребнем и со шпорами и сказал: - Кукареку-у-у! Голос был приятный, звонкий, но они не поняли, что значили эти слова. Янчи Паприка, набравшись смелости, ответил: - Кукареку-у-у! Некто с огненно-красным гребнем и со шпорами, казалось, обиделся. Удивленно посмотрев на Янчи Паприку, он гордо поднял голову и пошел дальше. Все это было непонятно. Янчи Паприка вроде бы подражал совсем неплохо! Так почему же он обиделся? К ним подошло другое существо - большое, с бурой шерстью и длинным хвостом, посмотрело на них, улыбаясь, и сказало: - Какие милые игрушки! Откуда вы? - Издалека,- ответил ослик и добавил: - Меня зовут ослик Шаму. Его спутники тоже представились, и существо в бурой шубе тоже сказало свое имя: - Меня зовут пес Крох. Ослик спросил, почему тот, с огненно-красным гребешком, обиделся на них. Крох засмеялся. - Что вы ему сказали? - спросил он. - Кукареку, - ответил Янчи Паприка. - Он обиделся, - решил Крох, - потому что думал, вы над ним смеетесь. Кукареку - это его имя. А вообще-то он петух. Кроху понравилась вновь прибывшая компания, и он предложил всем сесть к нему на спину и осмотреть двор. Вся компания забралась на спину Кроху - за исключением солдатика, который решил остаться сторожить ящик. Он не стал никого предупреждать, а просто потихоньку отстал, когда Крох двинулся в путь. Так Ать-Два стоял некоторое время, как вдруг к нему подбежали, пища наперебой, два маленьких пушистых цыпленка. - Я пушистее тебя! - Нет, я! - А я красивее! - А я умнее! Они спорили не останавливаясь ни на мгновение, твердя каждый свое. Но тут цыплята заметили оловянного солдатика и стали просить рассудить их и сказать, кто из них красивее. Ать-Два не видел между малышами большой разницы: и тот и другой пушистые, и тот и другой - одинаково глупенькие и задиристые! Подумав немного, он ответил им так: - Смотрю я на вас и думаю: оба вы пушистые, и оба вы были бы очень хорошими цыплятами, если бы не ссорились по пустякам. Вот как я вас рассужу. Красивее из вас тот, кто не спорит по пустякам! Цыплята смотрели на солдатика Ать-Два, разинув клювы, и тихонько, не говоря друг другу ни слова, ушли. А оловянный солдатик улыбнулся и продолжал охранять ящик.
    Путешественники ставят пьесу о принцессе-фее и Семиглавом драконе
    Наши путешественники, ослик и его друзья, жили на дворе уже довольно долгое время, когда однажды утром Янчи Паприка сказал им, что неплохо было бы устроить что-нибудь особенное. - Мы непременно должны как-нибудь отблагодарить наших новых знакомых, ведь они так гостеприимны. - Да, непременно, - согласился ослик Шаму. - Но как? Все остальные тоже задумались, но в голову им ничего не приходило. - Расскажи, что ты придумал! - попросили они Янчи Паприку. - Я полагаю, - ответил Янчи Паприка, - мы могли бы устроить театральное представление. Как в прошлый раз, только еще лучше. Проведем одну-две репетиции, приспособим как следует ящик, а вечером уже можно давать спектакль. Эта идея всем очень понравилась. - Можно еще нарисовать афишу, - сказал Мирр-Мурр. Я видел такие. Это предложение все одобрили; Мирр-Мурру поручили нарисовать афишу к потом вывесить на стенку крольчатника, по возможности на видное место, чтобы сразу бросалась в глаза. Мирр-Мурр отправился искать бумагу, нашел большой лист и, сев в сторонке, стал рисовать. Тем временем остальные тоже принялись за работу. Бобица шила из кусков цветной материи костюмы, Ать-Два мастерил из веток скамьи и стулья - места для публики. А Янчи Паприка и ослик писали на стенке ящика большими буквами: "Кукольный театр". Перед буквой "е" они, правда, немного задумались, но, в общем, все у них вышло хорошо. Но красивее всего получилась афиша. Афиша была просто замечательная; Мирр-Мурр прибил ее гвоздями на стенку крольчатника, и все тут же обступили ее. Чего там только не было! Вверху были нарисованы Янчи Паприка, ослик, Бобица и Ать-Два, а внизу Мирр-Мурр. Все просто рты раскрыли от изумления. - Как это ты так нарисовал? - спросил ослик, испытывая при этом ужасную гордость за Мирр-Мурра. - По памяти, - ответил Мирр-Мурр. - Да-а! - сказала Бобица. - А как все похожи! Потом они похвалили костюмы, которые сшила Бобица, посмотрели, как выглядит надпись на стенке ящика, в порядке ли скамьи и стулья. - Остался только один вопрос, - напомнил оловянный солдатик. - Что мы будем представлять? - Правда! - сказал ослик. - Хотя Бобица могла бы спеть, Янчи Паприка стихи прочитать, а Мирр-Мурр мог бы показать гимнастические упражнения. Но Янчи Паприка лишь улыбался. - Нет, нет, - решил он. - Сегодня вечером мы сыграем пьесу о принцессе-фее и Семиглавом драконе. От изумления никто не мог вымолвить ни слова. Янчи Паприка продолжал: - Бобица будет принцессой-феей. Ать-Два будет ее освобождать. Мирр-Мурр будет волшебным конем, а ослик суфлером. - Суфлер есть в каждом приличном театре, - ответил Янчи Паприка. Самое важное лицо! Он подсказывает актерам. - Это совсем другое дело! - сказал ослик. - Я согласен. - Остается только один вопрос, - заметил Ать-Два. - Кто будет Семиглавым драконом? - Я! - ответил Янчи Паприка. - Нет, это не пойдет! - сказал Ать-Два. - У тебя только одна голова. - В самом деле, - поддержали солдатика остальные, - у тебя только одна голова. - Неважно, - возразил Янчи Паприка, - Мирр-Мурр нарисует на листке бумаги еще шесть, и я повешу их себе на шею. Это решение всех устроило, и они ушли учить роли. Вечером публика валила валом. Пришли все, кто был во дворе, и стар, и млад. Все скамьи и стулья были заняты, те, кому не досталось места, садились на землю, а голуби разместились прямо на крыше пустого крольчатника. Начался спектакль. Янчи Паприка, исполняя роль Семиглавого дракона (с шестью нарисованными головами на шее), охранял Бобицу, принцессу-фею, а Ать-Два прискакал на Мирр-Мурре, который теперь был волшебным конем, и они освободили ее. Один ослик не знал, что делать; он шептал, ш-ш-шептал, подсказывая роли, но получилось все равно хорошо, как будто дул ветер. Успех был огромен, зрители очень долго хлопали. А голуби ворковали: бр-раво, бис! Янчи Паприка и его друзья раскланялись, благодаря за аплодисменты. И через некоторое время публика разошлась по домам спать.
    Мирр-Мурр становится знаменитым художником
    После спектакля обитатели двора очень полюбили ослика и всех его друзей. Но самый большой успех выпал на долю Мирр-Мурра благодаря его афише. То тут, то там о нем шептали: "Великий художник", и Мирр-Мурр держался все более гордо. С каждым днем у него появлялись все новые странности. Откуда-то он достал кусок шелка и повязал его на шею, как платок. Потом нашел кусок угля и изрисовал им все листки бумаги, которые попались ему под руку. Когда этих листков набралась целая стопка, он вывесил их на стенку крольчатника и написал сверху большими буквами:
    ВЫСТАВКА РАБОТАЕТ КРУГЛОСУТОЧНО!
    Обитатели двора пришли посмотреть на рисунки. Всем очень понравилось. Мирр-Мурр же скромно улыбался, когда его хвалили. - У тебя прирожденный талант! - сказал Крох и похлопал Мирр-Мурра по спине. А потом к Мирр-Мурру подбежала наседка с (c)громным выводком цыплят и попросила нарисовать ее вместе с цыплятами. Мирр-Мурр посмотрел на небо, прищурил глаза и сказал: - Хорошо. Освещение как раз подходящее. Располагайтесь! Он поставил всех перед собой: наседку посередине, десять цыплят с одной стороны и десять - с другой. - Не двигайтесь! - крикнул он цыплятам, достал большой лист бумаги и стал рисовать. - Улыбайтесь! - сказала наседка цыплятам. Мирр-Мурр старательно рисовал наседку. Но тем временем цыплятам надоело стоять неподвижно. Они начали топтаться и переходить с места на место. Один цыпленок, стоявший с краю, осторожно, на цыпочках, перешел на другой край, так осторожно, что кот этого не заметил. Остальные цыплята давились от сдерживаемого смеха. Потом, когда Мирр-Мурр не смотрел на них, углубившись в работу, еще один цыпленок перешел на другой край, так что с одного края осталось восемь цыплят, а на другом стало двенадцать. Тем временем Мирр-Мурр кончил рисовать в середине листа наседку и принялся рисовать цыплят. Он решил нарисовать сначала всех цыплят с одного края. Но цыплята, когда он не смотрел на них, перебегали на другую сторону. Так что в конце концов на той стороне, которую рисовал Мирр-Мурр, осталось только два цыпленка.
    Мирр-Мурр несколько удивился, но нарисовал этих двоих. Затем с глубокомысленным видом стал готовиться рисовать цыплят, оставшихся на другом краю, - щурил глаза, оценивал освещение. Но в это время цыплята перебежали обратно, и на той стороне, которую теперь рисовал Мирр-Мурр, осталось только три цыпленка. Мирр-Мурр нарисовал их. Наконец рисунок был готов, и он показал его наседке. - А где же остальные цыплята? - спросила наседка. - Здесь я вижу только пятерых, а у меня их двадцать! Спроси у кого хочешь! Любой скажет! Мирр-Мурр обескураженно почесал в затылке. Он и сам видел, что цыплят двадцать, но, когда он рисовал, их было только пятеро! Ослик, который стоял рядом, возле крольчатника, подошел к Мирр-Мурру и шепнул: - Скажи, пусть зайдет попозже! А в остальном положись на меня! Мирр-Мурр попросил наседку зайти попозже, добавив, что хотел бы еще немного доработать рисунок. Наседка ушла вместе со своими цыплятами. Но одного цыпленка ослик потихоньку попросил остаться. - Пойдем, - сказал он ему, - сейчас мы будем рисовать тебя одного. Цыпленок гордо надулся и чванливо вскинул свою пушистую маленькую головку. Ослик шепнул Мирр-Мурру: - Нарисуй его несколько раз, вместо недостающих цыплят. Никто ничего не заметит, они все одинаковые. Так Мирр-Мурр и сделал: нарисовал цыпленка с одной стороны восемь раз, а с другой - семь. Они еще раз посчитали с осликом, все ли двадцать цыплят на месте. Затем Мирр-Мурр аккуратно свернул листов и отправился с ним к наседке. - Эта работа далась мне труднее всех! - сказал он ослику. - Спасибо за помощь. Ослик кивнул, но, прежде чем он успел что-либо ответить, Мирр-Мурр вместе с рисунком был уже далеко.
    Бобица дает уроки пения поросенку
    На дворе стоял прекрасный летний день. Было тихо, ни один листок не колыхался, все обитатели двора дремали в тени. Наседка и ее цыплята - под шелковицей, Крох - в прохладной конуре, петух Кукареку - в лопухах, а ослик и его друзья - в ящике. Одна Бобица не спала. Она сидела возле крольчатника и потихоньку напевала: В черной речке плавает утенок... Вдруг к ней подбежал, семеня короткими ножками, маленький поросенок, сел перед ней и стал слушать. Бобица улыбнулась ему и продолжала петь: Скоро к маме в Польшу полетит. Поросенок ерзал и вертелся, навостряя уши. Стоял прекрасный летний день, ни одна муха не жужжала, и слышен был лишь тихий, серебристый голосок Бобицы. - Еще раз! - сказал поросенок. - Спой еще раз! Кукла-негритянка снова запела: В черной речке плавает утенок... Поросенок слушал ее с благоговением. Бобица спела песню до конца. - А теперь я! - сказал поросенок. - Хорошо, - согласилась Бобица, - только негромко. Поросенок встал, поднял голову и завизжал ужасным голосом: - У-и, у-и, у-и! Бобица зажала уши и крикнула поросенку: - Тихо! Ты всех разбудишь! Поросенок перестал визжать. - Так дело не пойдет, - сказала Бобица. - Научи меня, - попросил поросенок. - Я так хочу петь! - Ладно. Только слушай внимательно! - милостиво согласилась Бобица. - Слушаю! - Самое главное - это дыхание! - принялась объяснять Бобица. - Кроме того, надо следить за правильным произношением. Когда мы поем звук "о", губы надо округлять. Ты слушаешь? - Да, - сказал поросенок, - губы надо округлять! - Правильно, - кивнула Бобица. - Теперь я прочту текст, а потом напою тебе мелодию. Поросенок слушал ее нетерпеливо, то вскакивал, то опять садился, видно было, что он хочет петь сам. В конце концов он перебил Бобицу: - Я все понял! Я все понял! А теперь я! - Хорошо, - согласилась Бобица. - Делай так, как я тебя учила: глубоко вздохни и не забывай следить за произношением! Поросенок поднял голову, закрыл глаза и завизжал ужасным голосом: - У-и, у-и, у-и, у-и! Бобица испуганно зажала поросенку рот, но тот вырвался и продолжал визжать. Крышка ящика с грохотом взлетела вверх, и из ящика показались головы Янчи Паприки, Мирр-Мурра и Ать-Два. Янчи Паприка гневно воскликнул: - Гром и молния! Это что за концерт? Что за визг? Примчались наседка и Крох. - Что такое? Что такое? Пристыженный, красный как рак поросенок умолк, опустил уши и весь съежился. Бобице стало его жалко. - О, ничего, - сказала она улыбаясь. - Ничего! Мы пели. - Это не пение! - рассердился Янчи Паприка. - Это визг! - Ну почему же, - возразила Бобица. - Это был первый урок. Правильное произношение. У поросенка неплохой голос, только его надо еще отшлифовать. Поросенок улыбнулся Бобице счастливой улыбкой. - Отшлифовать, отшлифовать!.. - проворчал Янчи Паприка. - С таким звуком шлифуют только ржавый топор! Тут подбежала мама поросенка и спросила, тяжело дыша: - Что такое? Кто тебя обидел? - Никто, - ответил поросенок. - Я учусь петь. Бобица сказала, что у меня неплохой голос, только его надо еще отшлифовать. - Это другое дело! - обрадовалась мама. - Наша семья всегда славиласьхорошими голосами. Я горжусь тобой! И, высоко подняв голову, она ушла вместе с поросенком. Янчи Паприка гневно посмотрел им вслед. А потом передразнил: - "У-и, у-и, у-и! У меня неплохой голос! Только его надо отшлифовать"! Остальные весело рассмеялись, не смеялась одна Бобица. - Не грусти! - сказал ей Янчи Паприка. - У тебя еще будут ученики поталантливее - и, главное, поскромнее!
    Посещение больного. Остаемся здесь
    Облокотившись на край ящика, ослик и его друзья задумчиво смотрели на шелковицу, на крольчатник и на забор, в котором не хватало нескольких досок. - Хорошо здесь! - тихо вздохнул Мирр-Мурр. Остальные кивнули, соглашаясь с ним. Больше никто ничего не сказал, но каждый чувствовал, что здесь действительно хорошо. Янчи Паприка, Бобица и оловянный солдатик Ать-Два думали об одном и том же: о пыльной кладовке. Давно лежали они там, заброшенные и одинокие. Ослик представлял себе цветочный столик. "Там тоже было неплохо, - думал он, - нельзя быть таким неблагодарным!" Но все же, если говорить откровенно, там он чувствовал себя очень одиноко. Из задумчивости их вывел Крох. Подойдя к ним, он дружелюбно посмотрел на компанию, выглядывавшую из ящика, и сказал: - Мы вас полюбили. Здесь вообще все любят друг друга. Ослик и его друзья смотрели на него улыбаясь. Крох, очевидно, хотел сказать что-то еще. Он кашлянул и в конце концов произнес: - Вы еще не всех знаете. Здесь есть один человек, который нам особенно дорог. - А где он? - вежливо спросил ослик. - Он болен, - сказал Крох, - и уже целую неделю лежит в постели. Ослик и его друзья погрустнели. Болезнь - это, наверное, что-то очень плохое! - Один, - продолжал Крох, - он лежит совсем один. Глаза Мирр-Мурра заблестели: - Давайте навестим его! Все с удовольствием приняли это предложение, но больше всех радовался Крох. Глаза его засияли от счастья - правда, их закрывала шерсть и взгляда его никто не видел как следует. - Мы будем играть с ним и рассказывать ему разные истории, - сказал Янчи Паприка. - Мы его развеселим, не беспокойся! - А где он лежит? - В комнате, - сказал Крох. - Его зовут Яношка. Это мальчик, ему пять лет. Я вас отвезу, садитесь ко мне на спину. Вся компания села Кроху на спину, и он подвез их к веранде. - Подниметесь по лестнице, - сказал пес, - и первая дверь направо. На веранде было прохладно, по натянутой бечевке взбегала вверх виноградная лоза, и ее широкие листья давали обильную тень. Солнечные лучи сочились между листьев тонкими полосками: эти полоски напоминали связку разноцветных стеклянных трубочек. Маленькая компания поднялась по лестнице, нашла нужную дверь, и Мирр-Мурр осторожно открыл ее. Вслед за ним в дверь вошли все остальные. В комнате стоял полумрак, сначала друзья почти ничего не видели, а когда их глаза привыкли, то почувствовали, что кто-то на них смотрит. Приподнявшись на локте в постели, на них блестящим взглядом смотрел Яношка. Первым заговорил Янчи Паприка: - Нас прислал Крох. Он сказал, что ты болеешь. Яношка знаком пригласил их подойти поближе. Друзья подошли к самой кровати. Яношка поднял их с пола и посадил всю маленькую компанию на голубое одеяло. Новые знакомые быстро подружились; ослик и его друзья, перебивая друг друга, рассказали о своих путешествиях и приключениях во дворе. Когда Мирр-Мурр рассказывал историю с цыплятами, Яношка весело рассмеялся. Услышав его смех, пришла мама. - Это ты смеялся, золото мое? - Ты только послушай, мама! - хохотал Яношка. - Что послушать? - подошла поближе мама и, увидев ослика и его друзей, спросила: - А они как сюда попали? - Они приехали из Будапешта, - сказал Яношка. - В ящике из-под яблок. - И он по очереди представил ей всю компанию. Мама Яношки очень удивилась, но больше всего ее обрадовал смех Яношки ведь это верный признак выздоровления. . - Они здесь останутся, можно? выразил Яношка общее желание ослика и всех его друзей, желание не высказанное, но тем более страстное. - В Будапеште они все равно никому не нужны, - добавил он. - Хорошо, сынок. Если они сами захотят. Она погладила Яношку по голове, улыбнулась ослику и его друзьям и вышла из комнаты. Хотят ли они остаться? Когда мама Яношки вышла из комнаты, они все вместе стали горячо уверять Яношку в этом - хотят, и еще как хотят! Так ослик и его друзья остались у Яношки, который очень полюбил их и, самое главное, много-много играл с ними.
    Csukas Istvan EGY KISCSACSI TORTENETE Mirr-Murr Kalandjaibol. "Mora", 1975.
Top.Mail.Ru