Скачать fb2
Родился

Родился


Чорин Илья Родился

    Чорин Илья
    Родился
    - Пшел вон.- Чертик и не думает исчезать. адоедливый,паскуда. - Не пойду - он смотрит на меня маленькими красными глазками в которых нету и следа искренности- ну чего тебе стоит- упрашивает он меня, уговаривает,соблазняет. Не у каждого есть свой персональный чертик. Этот у меня появился после того как Артик отбил у меня девушку. Что за бес? Требует от меня чего-то чего я вовсе не хочу делать, взамен ничего не предлагает. Я просто не могу понять почему я должен убить Артика. е могу и все. А чертик требует чтоб я убил. Да он не только этого от меня требует: Он говорит чтоб я делал все что наказуемо, а то что он мне ничего не предлагает- это его политика. Он считает что человек - сам кузнец своего счастья. Я его не слушаюсь, пытаюсь заниматься своими делами. е выходит. Почти завладел он мной. Я с ним яростно спорю,доказываю правоту , а он и не слушает моих объяснений. И вообще- мерзкий он: маленький, хвост как у крысы,уши кроличьи, рожа как у свинья, копыта и остальные атрибуты уважающего себя чертика. Еще комплекс у него. По поводу своего роста. Черта закомплексованного мне только не хватало. Ну что я за мужик? Вопрос этот не праздный. В зеркале предстает довольно симпатичный, но абсолютно невыразительный молодой человек. Глаза мутные. Это все что я о себе знаю. Кем работаю? Да на флейте в оркестре играю. Полное ничто. С другой стороны, такого меня любят. Почти все: я послушный, тихий, трудолюбивый. Без в\п. Меня девушка одна даже женить на себе пыталась. е вышло. а увиливание от этого меня еще хватает. Лана. Это имя этой девушки, которую у меня отбил Артик. У нее крашеные в неопределенный цвет волосы, сто пятьдесят девять сантиметров от пяточек до макушечки, маленькие груди и зеленые глаза. Каково описаньице,а? е вините меня. Я из внешности больше ничего не запомнил. Характер у нее взрывной и буйный. Она все время что-то делала и заставляла что-то делать и меня. Когда она начала быть со мной я вдруг почувствовал что не зря живу. Спасибо Артику: вернул меня с небес на землю. Она - единственное хорошее что было в моей жизни. Все остальное, включая и меня, - ошибки и случайности. Я и сам-то ошибка. Единственная причина по которой родители сочетали себя друг с другом узами брака священными. Бракованный я в общем. Еще Артик. Высокий, нос у него прямой, глаза серые, волосы жестки, челюсть мощная, тело возбуждающее. Мнит себя соблазнителем. Доказывает это мне. У него дочь в Орле. Трех лет. Он от нее отказался, избил Оленьку, которая эту дочь родила, и уехал сюда. Одно его достоинство: чувствуя передо мной вину, помогает бескорыстно деньгами. Ублюдок. Это его Чертик предлагает мне убить. Когда он лежит на диване с Ланой поглядывая на меня с чувством превосходства, я начинаю соглашаться с чертиком. Все равно сдерживаюсь. И как это она не понимает что я лучший, что я люблю ее, а Артик так - забавляется. Она должны это понять. Вот такая расстановка сил на сегодняшний день. Уже три месяца. Что же мне делать? Иду по улице. Чертик мне математически доказывает что Артик подлежит немедленному уничтожению. Я мирно соглашаюсь. Мучу его требованиями плана действия. Он ругается не в силах предложить ничего конструктивного. Его хватает только на уговаривания, хотя мне иногда он кажется гораздо более могущественным чем он говорит. о это так: предположения. А вот теперь он меня ругает:"Ты бесполезен. Подумай сам, на что ты нужен? У тебя украли твою любовь, твой смысл жизни, а ты не способен даже вернуть его себе. Ты не достоин даже того чтобы я с тобой возился. Посмотри на себя, постригись, выпей бутылочку пива и иди убивать Артика.Иди же болван. " Это его нормальное состояние. Странно что он ругается так изысканно(на мой вкус). А вообще то чертик мне здорово помог: кроме него у меня, в сущности и нет никого. Папа с мамой настолько от меня отличаются, что дольше пяти минут мне разговаривать мне с ними в тягость. А чертик вот ничего. Только в последнее время стал умничать, вот и сейчас: прервал свою ругань, наклонил голову и начал меня рассматривать, пряча во всей мордочке иронично-мудрую ухмылку- "о ведь ты действительно должен его убить"- он стал очень серьезен- "ты сам должен к этому подойти, но я чувствую что без шпор тебе не обойтись." - эк он... слог-то... Пришел я домой. Мама встречает меня бессмысленной улыбкой. Уже который год. И слава богу. Разговаривать с ней абсолютно невозможно, душно. Я бегу по зеленому саду и врезаюсь в кого-то из родителей. Я мало запомнил из своего детства. И рос нервным ребенком. Людей не люблю. е за что мне их любить: Они большинство и хотят сделать меня похожим на них. Одним из многих смотрящих хоккей, футбол, читающих газеты и пожирающих все что выросло. Общество, словом. Я в него не верю. И в гуманизьм тоже. Я то не лучше, впрочем. Я ем свой обед. Ем медленно, обдумывая чтото оформляющееся. Сначала вот что: Что главное у меня в жизни? Лана,я считаю. Единственное что вызывает у меня эмоции положительного порядка. Я её хочу. Так с самого начала было, я за ней хожу, а она со мной. Она разговаривает со знакомым, а я топчусь рядом, молчу с загадочным видом, в душе крича. В чем тут проблема? А она любить не умеет. Любовь для нее игра, я - так, еще один милый юноша. Да и Артик по сути тоже. Пытаюсь с ней увидеться , а она надо мной издевается, но на самой грани. Я не могу больше с ней, а без умираю. И не могу иметь других девушек. е могу и все. Поэтому когда появляется Артик, которого любая ждет всю жизнь, она срывается с меня и на том же праздничке танцует уже с ним. А он издевательски на меня поглядывает (Это я не мнительный. Это он действительно поглядывал. Он потом еще за это извинялся.). И вот она с Артиком. Имечко то какое бллин. Европейского имени парень. Куда мне до него. Он по жизни прет как по тротуару. А вот с ней он нежен. Он теперь тоже боится ее потерять, хоть и не любит. Он этими делами самоутверждается,так сказать. Она же за него держится поскольку таких мужественных малых мало. Малым я бы сказал мало. Мама вышла, а появился чертик. Смотрит на меня веселыми глазами, безумно и страшно. Я и не знал , что он так умеет. А он , оказывается, не только умеет, но и делает это с удовольствием. - Ну зачем тебе смерть Артика? - спрашиваю дрожащим голосом, - Начальство приказало, да и самому занятно будет на это действо поглядеть. - Тебе? - Мне. Да и тебе приятно будет, только не поглядеть, а убивать. - А тюрьма? - Мне интересно, несмотря на то что этот разговор повторяется далеко не в первый раз. - А что? - он обижается.- неужели я тебя не уберегу?! Кто я, сила зла или нет в конце концов то-он по-настоящему разозлился, - И еще и жизнь тебе хорошую устрою. И тут я решаюсь задать вопрос который я еще не поднимал: - А душу потом возьмешь? - Это меня заботит. - А на кой мне твоя душа ? - он искренно удивился такому моему вопросу.Что я с ней делать то буду? Для нас, сил зла, гораздо интереснее наблюдать за самим процессом падения человека, а Души ваши никакого интереса не представляют. Для нас, во всяком случае. Иду из кухни к себе, по дороге смотрюсь в зеркало. Из него на меня взирает парень никчемного вида: Аккуратный, стриженый, бритый и безусый. В глазах - скука.Джинсовая куртка и новые джинсы. Ботиночки и футболочка. Стандарт. Если бы не чертик, болтающий ногами на моем плече, то я мог бы и повеситься с тоски. Вспоминаю Артика в его европейского вида костюме. Он на том праздничке весь сверкал. Вот, говорили мне, после института,мол, все поменяется, будешь из себя что-то представлять. Пока приходится корчить. У себя я сел у окна , а чертик продолжил пропаганду.- " Смотри, ика[это я , кстати], Вот убил ты его, и что же? Сразу Ланы переходит к тебе. Чушь? у может и чушь, только как минимум, у Артика ее не будет. А ты станешь человеком. Ты сделаешь что-то отличающее тебя от других. еужели ты этого не хочешь? Ты же сам себя зауважаешь!" -" можно подумать я классики не читал обрываю я его. Довольно грубо, между прочим, обрываю. - Даже если и читал, то что? - А то, что я не буду его убивать!- Я вдруг почувствовал себя сонным и усталым и заснул. Мечтая увидеть Лану . Заявку на Лану мне не выполнили. А увидел я довольно странный сон: Приснилось мне что я на каком-то балу. И танцует со мной Артик. И, чтол самое странное- я его веду. Танцуем мы танго. а груди у него значок с надписью GREENPEACE и во рту у него папироса
    Вести его становится все труднее, я уже не могу больше и отпускаю его. Он отходит поглядывая снисходительно, я прислоняюсь к колонне пытаясь отдышаться, а на меня с ревом несется автомобиль. Москвич. И врезается в меня раскидывая по всему залу. Я просыпаюсь и вижу ухмыляющегося чертика, который каким-то образом все понимает что со мной происходит, а может быть даже и подглядывает. Я плюю на него и он исчезает. А я смотрю на часы и дивлюсь что проспал уже семь часов. Четыре ночи. Самое время идти гулять. Звонит телефон, и я беру трубку.В ней Мишенька, человек которого по другому и не называют. Он устраивает пьянки, дни рождения, мальчишники, попойки и все остальное в таком же духе. Он меня зовет на праздник и выражает недоумения по поводу того что я не брал трубку раньше. Мама звонок никогда не отключает, отец дома не ночует, остается чертик. Заботливый гаденыш. Зря я все-таки в него плюнул. Он же его и включил обратно, видимо. Вовремя. Он всегда все делает вовремя. Я про чертика Мишеньке и сказал. Он ответил что ждет и отключился. Появившийся чертик спросил меня идем мы или нет, и мы пошли. Утро - утро - утро. Свет меня плавно окутывает от чего я чувствую себя святым. Я смотрю на встречного куда-то идущего. Пятый час утра, а он идет. е спит. Хочу чтобы у него хвост вырос. Пытаюсь догадаться видел ли я его уже раньше. е думаю что видел. В кои то веки я добрый стал. Мишенька встретил меня ласково, как всегда, раздел, начал было кормить, но я отказался. Познакомил с присутствующими девушками " Катя, Инга, Оленька, астенька" и еще какие-то девы имен которых я не запомнил. Ко мне прицепилась Инга. Господи боже мой, знал же что так получится. Получил на свою беду приключений. Похождений. Стол и все пьют разное. Инга сидит непроницаема лицом, я даже не пытаюсь угадать очем она думает, поглядывает на меня с улыбкой и иногда целует. Вскоре я расковываюсь, отвечаю на поцелуи, начинаю весело отвечать , автоматически, в мыслях Лана, и Инга, чем-то на Лану похожая. Похожая. Все они в чем-то похожи. Одинаковы, но каждая неповторима как деревья . И я слушаю щебетание девушек. А когда я выхожу в туалет то обнаруживаю сидящего на бачке чертика: - Не надумал?- он заботливо и ласково меня оглядывает проверяя все ли со мной в порядке. - Не знаю, не знаю.- Я подумаю над этим, в смысле. - Когда надумаешь, скажи.- Он всегда все понимает. Он рассмеялся, он рассмеялся громче, и я немного испугался . Чертик за последнее время сильно изменился. Стал умнее что-ли. Я вернулся к столу , смотрел на лица и в глаза ища в них жизнь. Инга уже немного набралась обретя прелесть и утратив загадочность. Мне нравится. Девушки у меня не было довольно давно. А теперь вроде бы появится. Я с ней разговариваю, шучу, она смеется, лезет целоваться, а я глазами ловлю Мишеньку и киваю вопросительно в сторону спальни. Он хмыкает и кричит ДА через всю комнату и шум. И я с Ингой иду в спальню, широким жестом она снимает покрывало, пока я раздеваюсь и прыгает на меня. Я валюсь вместе с ней на кровать, она вскакивает, снимает платье и прыгает на меня снова. И кровать скрипит, а она кричит в темноте царапая меня когтями, а я думаю уже не о Лане, а об Артике и о том что надо будет к нему сходить. Я думаю о чертике, которому я очень благодарен, он для меня самое близкое существо на свете. И я вдруг замечаю его сидящего на окне и с любопытством на нас глядящего.Я улыбчиво ему киваю, и он показывает мне язык."Ой, кто это?" вдруг спрашивает Инга, и он исчезает, а я успокаиваю ее испуг и говорю ей что она слишком много выпила. И я ее успокоил, и мы продолжаем заниматься тем чем занимались. А после этого мы лежим, я думаю о том что сейчас уйду. Встаю и одеваюсь. Она меня просит остаться, но я ухожу. В главной комнате еще идет празднование , как выясняется Ингиного дня рождения. Я выхожу на улицу по пути захватив чертика. Он летит рядом и говорит что мне пора идти убивать Артика, и я мирно соглашаюсь. Девять утра, и я иду к ларькам за пивом. С ним я и пойду к Артику Артик пиво любит. Правда тоже скорее для бахвальства так как с двух бутылок становится похожим на обезьяну и все его манеры исчезают напрочь. Как жалко. Еще он каждые пять минут в туалет бегает, что говорит о хорошей работе почек, которую я буду благословлять.
    Благословлять я ее буду несколько позже, а пока я купил пять бутылок пива и пошел звонить Артику, напрашиваться в гости. Так как он действительно испытывал пердо мной чувство вины, то против поего захода к нему не возражал и около пол-одиннадцатого я уже был у него. Квартира у него двухкомнатная и жил он в ней один. Ему так выгодней: помимо Ланы он к себе девушек довольно часто водит, а она этого, конечно же, не стерпела бы. У него там ковра и книги с музыкой, а убираться у себя он не любит и раз в неделю приглашает к себе уборщицу. Работа у него легкая и высокооплчиваемая, и он этим бахвалится. Я ему даже не завидую. Он принес стаканы, красивые, чешские. Пиво из них пить, впрочем, не приятнее чем из простых кружек с обгрызенными краями. Одет он в миллионерский халат,и весь он небрежный и лучший. а меня он пытается смотреть дружески, но получается у него благожелательно-снисходительно. Я же излучаю добродушие и недалекость. Гантенбайн. Артик нечесан, похожий на свободного художника развалился в кресле со стаканом в руке и рассказывает мне про Лану, про то как он к ней хорошо относится, про то что не умеет ей не изменять. Сокрушается и просит не рассказывать ей. Я с ней вообще не разговаривал уже недели три. Если и встречаюсь с ней, то только случайно. Мне проще не видеть ее. Артик распаляется , его понесло, он во хмелю, рассказывает мне с кем он сколько раз. За его спиной чертик корчит мне рожи, чтоб не было мне так скучно. Артик допивает стакан и идет в туалет. Я подхожу к столу и открываю ящик. а одном из его дней рождений он подвел гостей к столу и показал гордо пистолет подаренный отцом. Пистолет новый, блестящий серебром, барабан на шесть патронов. Полный барабан и еще две коробочки по десять патрончиков в каждой. Они разрывные. Я сгребаю все. Урок:"не рисуйся ". Коробочки кладу в карман. Револьвер проверяю на заряженность и снимаю его с предохранителя. Входит Артик и я наставляю на него оружие. Он смотрит на меня, потом, ошеломленно на чертика,которого раньше не замечал. Превращается в оболочку, оболочка вхалате. Я смотрю в его глаза и не нахожу там смысла его жизни. Его лоб морщится в попытке придумать фразу но стреляю ему в лоб и освобождаю мир от Артика. А его от мира. Чертик начинает смеяться. Смеется он все громче и громче, смех перерастает в хохот, я следующим выстрелом я сношу ему головенку. Все. Оказывается зря я так долго сопротивлялся чертику. Выхожу на улицу, в руке револьвер. Человек, хорошо одетый испуганно вжимается в стену и я унимаю его испуг выстрелом в сердце. Стреляю в живот подбегающему, достающему оружие милиционеру и шарахаюсь в сквозную подворотню от возможных преследователей. У меня еще двадцать четыре патрона.
    Патрона осталось только два. Я забился в какой-то мелкий музе в центре города. Я сделал все чт мог успокоив еще двадцать два рыла. Теперь снаружи меня ждут штук двадцать милицейских машин и народу уж не знаю сколько. Думаю они и спецназовцев вызвали. е стреляют они в меня потому что я взял заложницу: миниатюрную девушку, студентку по виду. Она скорчилась в противоположном углу и тихонько дрожит. Я ранен в бедро, мне хочется пить, болит голова. Один патрон я для себя оставлю , наверное Для себя,себя. Я наставляю дуло на девушку, она испуганно корится и поэтому я попадаю не в голову, а в правое плечо. Она кричит, я медленно встаю, подхожу к ней, хвтаю, отчего она кричит еще громче и вышвыриваю ее в окно. К ней кто-то осторожно подбегает, на меня направлены прожекторы, ее уносят и по музею открывают повальный огонь. Я нахожу дырочку, которая почему-то избегла обстрела и думаю, не застрелить ли мне вон того мотоциклиста. Плохо получилось. Чертик тоже умер. Или погиб, скорее. И да ну его к дьяволу. Я то рассчитывал скрыться после всего. Мотоциклист останется жив. Я всего то хотел Лану, я ничего больше не хотел. Лана... Она осталась почему-то жива. ет, не почему-то, я ее просто не нашел, а может быть это и хорошо все. Очень заманчиво здесь было бы закончить, на Лане, но в висок я себе все-таки выстрелил.
    И умер. Господи благослови.
Top.Mail.Ru