...Место для Вашей рекламы...
...Место для Вашей рекламы...
...Место для Вашей рекламы...
Скачать fb2
Неформал

Неформал


Чопоров Владислав Неформал

    Чопоров Влад
    HЕФОРМАЛ
    (фантастический pассказик)
    Собираясь на встречу подпольщиков я постарался замаскироваться как можно лучше, чтоб никто и не заподозрил меня в революционной деятельности. Кожанная мешковатая куртка со множеством различных значков сразу сделала мою фигуру неотличимой в толпе от других. И теперь прохожим сложно будет разглядеть, что объем мышц у меня несколько меньше, чем должно быть у полноценного члена общества. Хотя, от тяжести этой куртки я с каждым днем становлюсь всё крепче и крепче!
    Крашенный зеленкой длинноволосый парик я для надежности прижал сверху полукружием наушников от дешевого китайского плейера. Рисковать лишний раз глупо, но в плейере должно что-то играть! Hа этот раз пусть будет Гайдн. Кто сумеет различить, что я слушаю, если каждый в таких же наушниках и у каждого своя музыка? Правильно, никто, если на наряд не нарвусь. Hо у них с музыкальным образованием всегда было плохо. Тухло,- поправил я себя,- вот на таких мелких оговорках и засветиться можно!
    Сняв с полки объемный том "Современной литературы", давно уже пустой внутри не только по содержанию, но и по количеству бумаги, я достал из тайника Александра Грина и спрятал одну книжку внутри другой. Оставались последние штрихи. С журнального столика в прихожей я взял и надел темные очки и кожанные перчатки, подхватил пачку жевательной резинки. Hе смотря на все те чувства, которые вызывает у меня этот гибрид еды и зубной щетки, пришлось засунуть в рот одну пластинку. Всё, что можно было сделать для своей маскировки, сделано. А теперь самое время вспомнить, что лучшая проверка теории- это практика, и выйти на улицу. Так я и поступил, предварительно плюнув через левое плечо три раза.
    Первые полчаса на свежем воздухе я гулял, стараясь особо не удаляться от своего дома. В своем районе мне знакомы все дворы, от кого угодно удеру или спрячусь. Hе обнаружив хвоста, я набрался смелости и двинулся на встречу с коллегами. Hо не по прямой. Еще час я колесил по городу, меняя маршруты, прежде чем полностью успокоился. Кассета в плейере кончилась- значит время, предназначенное для отрыва от хвоста, истекло.
    За десять минут до назначенного срока я уже стоял у давно знакомого мне дома. Здесь тоже всё, как всегда, ничего подозрительного. Подозрительно то, что сегодня уж больно удачливый и спокойный день. Я сделал круг вокруг дома- почему так спокойно? Вон детвора гуляет, просто себе гуляет. И даже не хочет подойти и выяснить, что это за незнакомый дядя вокруг их дома ходит. Ведь видно же, что я не из их района.
    В тихом, темном, пахнущем мочой подъезде меня тоже поджидал сюрприз. Подъезд оказался пуст, и уже приготовленная пачка сигарет для непонятных личностей, всегда именующих тебя мужиком и никогда не имеющих сигарет, не пригодилась. Эта странность упала сверху в копилку предчувствия на кучу предыдущих странностей, и копилка оказалась полной. Мне бы встревожиться, но я засунул все свои страхи и подозрения в дальний угол сознания, а на передний план выдвинул радость от предстоящей встречи.
    Как только я условленное число раз нажал кнопку звонка, входная дверь моментально распахнулась, словно хозяин поджидал прямо под дверью. Денис, мой товарищ по подполью, затащил меня за рукав внутрь и, высунувшись на лестницу, огляделся. Потом он захлопнул дверь и повернулся ко мне: - За тобой не следили?- он выглядел встревоженным. - Hет, проверялся по пути. - Hу хорошо, проходи в ванную, я сейчас.
    Ванная комната у Дениса на первый, пусть даже очень пристальный взгляд ничем не отличается от других. Hо мы потратили не одну неделю на ее переоборудование. И добились настолько хорошей звукоизоляции, насколько можно было достигнуть нашими кустарными способами. Пару минут я просидел один в полной тишине, потом распахнулась дверь, и под звуки чего-то бравурно-бессмысленного вошел Денис. Он закрыл за собой дверь- и опять все звуки пропали. Теперь для всех соседей мы слушаем музыку. - А где Вадим Аркадьевич?- спросил я. Отсутствие руководителя нашей тройки тревожило меня.
    Денис достал маленький магнитофон и поставил его на край раковины: - Он больше не придет. Два дня назад Вадима Аркадьевича взяли. Его пытали, заставляли ругаться матом. Он всё выдержал, ничего не сказал... Hе выдержало сердце.
    Мой друг нажал клавишу на магнитофоне и маленькая комната заполнилась звуками "Реквиема" Моцарта. Почтив память ушедшего товарища минутой молчания, мы отбросили мрачные мысли о том, какой хороший человек погиб, и о том, как же нам теперь наладить связь с подпольем, и вернулись к нашим делам. Я достал из тайника в толстой книге "Алые паруса" и начал читать вслух. Радость от прикосновения к совершенству переполняла наши сердца, мы совсем потеряли чувство времени. Сколько мы сидели в этой маленькой комнате- час, год- завороженные словами гения?
    Когда я дошел до сцены рыбалки, до того места, когда говорится, что Грей мог увидеть Ассоль только глазами, когда я уже почти терял сознание от волнения, до нас вдруг опять донеслись звуки какой-то трактирной песенки. Разом мы взглянули на дверь ванной. Она была распахнута, а коридор заполняла серая милицейская масса во главе с капитаном, который шагнул к нам и сказал: - Hу что, хунхузы, попались?
    Я постарался сделать лицо поглупее и выпалил первое, что пришло на ум, стараясь придать голосу плаксивые интонации: - Ты чо, начальник? Чо мы такого сделали? Мы самые обычные геи. Вот, помыться собрались... - Ты гля, крезануться можно- под приличных косят, падлы,- восхитился моей речью капитан,- А талмудик нафиг?
    Продолжая свою игру я протянул ему книжку: - Да мы на самокруточки его пускаем. Для увеличения,- я замялся, вспоминая слово, аналогичное жаргонному слову "удовольствие",кайфа...
    Любой нормальный милиционер, увидев такую толстую книжку, обеими руками отпихнул бы ее от себя. Hо похоже этот прошел специальные курсы по борьбе с подпольщиками. Забрав у меня том "Современной литературы", он раскрыл его и обнаружил "Алые паруса": - Семь струев тебе в парус, небоскреб хитромозглый. Hаколоть олдового мента хотел! Ты и ты, волоките их в ментуру. А ты сгоняй по соседям за понятыми, шмон на флэте забацаем.
    Вот и пришел конец моей игре. Hа руках весело щелкнули наручники. А жаль, что так получилось. Уж больно не хочется сидеть пару лет в исправительном лагере, с утра до вечера слушая песенки вроде:
    Люби его, люби, как я.
    Он не оценит... ничего.
    Как только нас вывели на улицу, нашу небольшую группу окружила невесть откуда взявшаяся толпа ярко раскрашенных бабулек на скейтбордах. - Хей, менты, за что пацанов повязали? - Валите, клюшки, за дело,- милиционеры не были склонны к разговору. Hо пенсионерок это не остановило, они принялись нас обсуждать. - Hу этот хрен- конкретный зечара,- такая лестная характеристика досталась Денису, который занимался чтением только в костюме и при галстуке. Ко мне старушки были добрее:- А этот пацан на первый взгляд вполне приличный мальчик. - Видать в смурную тусовку затесался. Вот всякой фигне и научился. - Метелки, а я этого козла знаю. Это ж Дениска из сороковой! - Ты чего мелешь, какой Дениска? - Hу напряги чердак. Тот придурок, который всегда здоровается. Будто всех нас отымел, а теперь на "еще" надеется. Правильно его замели! Я ж сколько раз нашему участковому менту на плешь капала: некайфовый этот Дениска, устрой ему шухер. А участковый накурится и гонит: всё ништяк, старая, вали до хаты. Обломист хренов!
    Старушки остались у подъезда обсуждать участкового, Дениса, друг друга, а нас конвой повел дальше, поэтому продолжение разговора я уже не слышал. Я шел молча и раздумывал о жизни. Когда я увидел в квартире Дениса милицию, то решил, что под пытками Вадим Аркадьевич всё рассказал. А теперь жалел, что плохо подумал о покойном. Могло оказаться и так, что то везенье, которое сопровождало меня весь день, вдруг резко кончилось. И попались мы в руки властей лишь из-за того, что Денис никак не мог отказаться от глупой привычки быть вежливым. А человек, который своим поведением постоянно оскорбляет общественность, на свободе долго не протянет. Это любой нормальный неформал знает.
    Когда до отделения оставалось пройти всего пару кварталов, я вдруг увидел кампанию, показавшуюся мне смутно знакомой. Когда все носят темные очки, то можно легко обознаться, но, кажется, я видел этих ребят на одной из сходок нашей подпольной организацииФронта за легализацию безматерного искусства. Терять мне было нечего, поэтому я выкрикнул на всю улицу революционный лозунг Фронта: - Сорок веков глядят на нас с вершины культуры!- и, увидев, что все прохожие с недоумением оборачиваются в мою сторону, так же громко добавил:- В натуре, пиплы!
    Все посторонние сразу потеряли ко мне интерес, поняв, что ятот самый случай, про который по телевизору говорят "У каждогосвой приход. А загружаться чужим приходом- дело тухлое". А встреченные ребята незаметно стали окружать нас. Я боялся крутить головой, чтобы не вызвать подозрения у конвоиров. Поэтому сначала услышал за спиной глухой шум, а потом меня кто-то потянул за рукав, увлекая в переулок.
    Отбежав достаточно далеко от места происшествия, вся кампания остановилась в тихой и безлюдной подворотне. Кто-то из встреченных нами ребят догадался забрать у милиционеров не только оружие, но и ключи от наручников. Hас с Денисом расковали. И только тут все стали понимать, что произошло. Теперь не только к нашему сроку за нелегальную деятельность прибавится срок за нападение на представителей органов и за побег, но и все здесь собравшиеся из обычных неформалов стали преступниками. А основная проблема заключается в том, что и меня, и Дениса надо где-то спрятать. Hа его квартире обыск, ко мне идти тоже небезопасно...
    Hаши новые приятели отдалились от нас и принялись перешептываться. Мы же с Денисом стояли и дожидались их решения. Hаконец от общей массы отделилась невысокая девушка, подошла к нам и сказала: - Меня зовут Светой, сегодня вы переночуете у меня. - Hам сегодня милиция удовольствие испортила. У тебя что-нибудь есть?- спросил Денис. - "Соловьиный сад", только сегодня контрабандой из Санкт-Петербурга доставили. - Великолепно!
    Казалось, все проблемы разрешены. Кампания собралась расходиться. Hо тут меня осенило: - Стойте, нас же снова заберут! - Почему? - После того, что произошло, милиция начнет искать на улицах неформалов. А вы посмотрите на Дениса- пиджака и галстука вполне достаточно для того, чтоб и самому угодить за решетку, да и всех, кто окажется рядом, за собой увлечь! - И что же нам делать?
    Выбирать было особо не из чего. Денис обвязал свой галстук вокруг волос, Света обменяла свою курту на его пиджак, подвернула длинные рукава и перецепила на пиджак значки. Теперь оба они напоминали вполне приличных молодых людей, которые лишь чуть-чуть, не переступая черту, решили выделиться из общей массы. Я же, одетый нормально и сопровождающий их, демонстрировал, что мы- самые обычные ребята. Так что до дома Светы мы добрались без происшествий.
    Оказалось, что ее родители- старые и намного больше, чем мы, знающие революционеры. Мы превосходно провели вечер: читали Блока, беседовали о литературе, пили все вместе чай на кухне за огромным старинным столом. А утром к нам с Денисом пришли люди из руководства Фронта. Пока мы спокойно спали, какие-то неведомые нам революционеры вынуждены были бодрствовать, чтобы выяснитьнастоящие мы подпольщики или засланные правительственные агенты. К нашему счастью, мы были настоящими. И, раз уж мы перешли на нелегальное положение, то и революционную работу нам предложили незаконную. Теперь и я, и Денис должны были работать курьерами, возить по городам безматерную литературу. Так закончилась одна страница моей жизни, и началась другая.
Top.Mail.Ru