...Место для Вашей рекламы...
...Место для Вашей рекламы...
...Место для Вашей рекламы...
Скачать fb2
Ночь в ином измерении

Ночь в ином измерении


Алферова Любовь Ночь в ином измерении

    ЛЮБОВЬ АЛФЕРОВА
    Ночь в ином измерении
    От злости двоилось в глазах. Он нарочно пошел домой пештсом, Чтобы остыть и успокоиться, но это не удавалось.
    Дрожал каждый нерв. Как опостылевшая, заезженная пластинка, которую без конца крутит сосед за стеной, в бессчетный раз повторялся в памяти Кудашова разговор с Дробининым. Руководитель в открытую потешался, и противоречить его издевательским доводам было бесполезно и бессмысленно, но Кудашов унизился до спора и теперь страдал.
    Два года отсидел он за чертежами, чтобы однажды с победным видом явиться в кабинет Дробинина, придержать того, вечно куда-то убегающего, за рукав и развернуть чертеж.
    Дробинин быстрым, смекалистым взглядом скользнул по листу. Конечно, он сразу догадался, какую штуку выдумал Кудашов. Но криков восторга не раздалось.
    Лицо руководителя вмиг сделалось скучным, даже досадливым. Чуть помедлив, он утомленно спросил:
    - Что это?
    Кудашов опешил. Он еще надеялся, что Дробинин его разыгрывает. Когда они учились в институте, шутки друга делались достоянием факультета. Но Косте Кудашову сейчас было не до острот. Он ответил пламенными восклицаниями:
    - Установка! Пятая линия потока! Безупречная точность! Освобождается целая бригада! А качество?
    Дробинин уселся за стол, скорбно подпер рукой массивную голову и посмотрел на Константина с соболезнованием:
    - Долго - ковырялся-то?
    - Ночами,- похвастал тот.
    - Ночами... - вздохнул Дробинин. - Спать надо по ночам.
    - Может быть, ближе к делу? - дружественно намекнул Кудашов.
    - А нет никакого дела, - иронически отозвался Дробинин. - Славненький автоматик. Придумано хитро. Да ведь я и не сомневался, что ты у нас башка!
    У Константина был порыв скрепить успех рукопожатием. Однако Дробинин руки не подал. Не поднимая лобастой головы, он выбрался из-за стола и принялся в томлении прогуливаться по ковровой дорожке. Вид у него был глубокомысленный и даже как будто огорченный.
    - Значит, монтируем? - напомниил о себе Кудашов.
    - Что монтировать? - изрек Дробинин мрачно. - Рабочий день кончился, этаж пустовал, голос руководителя раздавался в неживой тишине. Ставить-то, родимый, нечего. Чертеж к потоку не прикрепишь. Из пластилина сей мудрый автомат тоже не вылепишь. Его, мил друг, где-то изготовить надо. Тут я вижу детали, которых ни один завод не выпускает. Так что тащи чертеж домой. Когда обзаведешься детишками, будешь показывать им, какой у них отец изобретатель.
    Напрасно Кудашов метался у стола, выразительно взмахивая руками над чертежом, убеждал заказать автомат в экспериментальном цехе другого завода.
    - А меня оттуда - в шею! - подзадоривал Дробинин.
    - Попробуем у себя - в ремонтных мастерских! - горячился Кудашов.
    - Ха! Будто ты не знаешь наших мастерских! Два верстака и станок токарный, а тут - точное литье!
    - Сам формы сделаю, - клялся Кудашов. - Дашь командировку на литейный завод?
    - Прыткий ты, батенька! По какой же это статье расхода я тебя в металлургию командирую? По обмену опытом? - резвился Дробинин и так же иронически предлагал: - Ты в общество изобретателей обратись. Авось, там помогут.
    - И обращусь! - возмутился Кудашов.
    - На здоровье. Только не в рабочее время, пожалуйста. Не в ущерб дисциплине, так сказать Я ведь тебя за добросовестность ценю в первую очередь. Так что - пользуйся почтовой перепиской. Это очень удобно и времени отнимает меньше.
    Кудашов стал заискивать: - Нам рабочие на комбинат требуются? Требуются!
    А тут целая бригада на потоке высвобождается, а? В другом цехе она, может, нужнее.
    - Бригада мне погоды не сделает, - возражал Дробинин. - Зачем ее высвобождать? Люди привыкли. Операции за считанные секунды выполняют. Совсем незачем их с места на место переставлять.
    - Качество! - застонал Кудашов.
    - Hy, милый! Качеством нас пока не попрекали. Вот укажут - тогда приструним кого надо. Всего и делов!
    Кудашов негодовал. Он сворачивал чертеж в тугую трубку с таким выражением, будто душил змею. Не простясь, выскочил вон. Он жалел себя. Жалел до омерзения. Мысли о собственной наивности, о напрасном подвижничестве были неотчетливыми и почему-то путались с воспоминаньями о том, как ночами, пока он возился с расчетами, за стеной переливался упоительный смех соседки Алины Ланской, рокотал незнакомый мужской голос. Вскоре в комнате Ланской стал кричать по ночам младенец. Плач ребенка отвлекал Кудашова. Иногда он печально задумывался, отчего его самого так упорно минуют немудреные радости быта: семья, дети, достаток... Чтобы отогнать грусть, он мыслил о. своем особом предназначении. Отдаленно видел себя ведущим инженером, признанным изобретателем.
    Что ни говори, а надоело жить безликим. День за днем барахтаться в мелких производственных неурядицах. В душе вызрела потребность преобразований. Он вдохновенно взялся конструировать автомат... Теперь ему хотелось растерзать злополучное изобретение в клочья.
    Но утолять ярость на глазах прохожих Константин позволить себе не мог. На него и так посматривали с опаской. Он шел в распахнутом пальто, галстук ветром закинуло на плечо, верхние пуговицы рубашки он оборвал еще в кабинете Дробинина, а кепку и перчатки забыл в гардеробе. Мокрый ветер ранней весны трепал его волосы, поднимал их дыбом над сухощавым костистым лицом. Крупные серые глаза от отчаяния и злости светились серебром, как лунные осколки. Чертеж рвался из рук. Картон грохотал, как жесть.
    Кудашову казалось, что под напорами ветра весь город колеблется, будто отраженный в воде. Плавный танец исполняли стволы на бульваре, шевелился асфальт, едва уловимыми волнами колыхались каменные громады зданий. Силуэты прохожих дрожали и множились, как тугие потревоженные струны. Собственное тело тоже ощущалось трепетным и непрочным: не то вот-вот растечется клейким пятном по тротуару, не то ветер разнесет его, как водянистую пыль.
    Пляску предметов вокруг и это незнакомое чувство телесной непрочности Кудашов объяснял крайним возбуждением нервов. Всерьез пугало его другое: по времени давно должны были сомкнуться весенние сумерки, а между тем пламенел золотисто-оранжевый, невероятно резкий свет. Кудашов озирался, стараясь сообразить, откуда льются удивительные лучи. Недалеко от его дома в просвете между зданиями открылся незастроенный пустырь. Над ним ветер сдвинул поле облаков - и там полыхало слишком косматое для закатного часа незнакомое солнце. Небо по сторонам сделалось изумрудным. В пожарном полыхании возмущенного светила Кудашов, изрядно напуганный, заметил, что шаткие контуры его города пересечены недвижимыми очертаниями каких-то чужих строений. У Кудашова захватило дух от их великолепия, даже страх растворился перед дивной, призрачной красотой. Будто вырубленные из малахитовых и лазуритовых скал, стояли высокие дворцы. Фасады украшали мраморные барельефы, литые бронзовые орнаменты, статуи цвета слоновой кости. Туманно тая, еще чернел перед глазами Кудашова ряд голых лип на бульваре, но статные, в глянцевой зелени деревья, пестрые травы газонов уже окружали его. Теперь неподдельные настолько, что к ним можно было прикоснуться.
    Происходило нечто, сильно и недвусмысленно сходное с безумием. Однако если Кудашов еще сознавал себя, значит с ума он все-таки не сошел или сошел, но не окончательно.
    - Спокойствие... - забормотал он вслух, овладевая собой. - Вероятнее всего, я вижу сон. Наверное, сел в трамвай и заснул. Бывает. Но я не садился в трамваи! Так... Восстановим события. Я расстался с Дробининым, вышел за проходную. Было сумеречно, ветрено, сыро. Пошел пешком, чтобы остыть... Все понятно! Нервное перевозбуждение, сердечные спазмы - я рухнул в обморок на бульваре - и это обморочные видения.
    Тем временем Кудашов брел вдоль изумительных зданий. Свежая листва деревьев пахла каким-то терпким соком. Он улавливал щебет, посвистывание: это, скрытые в кронах, раскричались вокруг него птицы.
    "Нет, со мной не обморок, - безо всякого отчаяния, а скорее даже удовлетворенно подумал Кудашов. - Никак не обморок. Вокруг все так явно. Может быть, я умер? Мозг еще не угас,- и это предсмертный всплеск воображения..." - мысль прервалась: Кудашов снова увидел солнце. То самое солнце, что открылось ему в последние мгновения над пустырем вблизи родного дома.
    Теперь диковинное светило всходило над незнакомой местностью, над шатровыми куполами, острыми башяями, наклонными кровлями. Золотые блики оживили гордые лица статуй. И над фонтаном, плещущим в пустом саду, образовалась крохотная радуга. А солнце ярилось, как буйный костер, разбрасывало змеистые лучи-протуберанцы. Однако зноя не было. Кудашов даже поеживался от рассветной прохлады, а может, его просто бил нервный озноб. Удивительным показалось ему, что, померев, он не забыл захватить в потусторонний мир чертеж и тот белой трубой торчал под мышкой.
    "Нет, я не умер, - на сей раз обреченно вздохнул он.- Обыкновенные галлюцинации сумасшедшего, Я сошел с ума, вот и все. С чем себя и поздравляю, Доизобреталcя!" ,Он никак не мог ни объяснить, ни ощутить: сколько времени прошло с тех пор, как он погрузился в странные видения. Время сделалось условным, а вернее - исчезло вовсе, как это бывает во сне, когда оно измеряется чередованием событий и картин, порожденных воображением спящего. И, как во сне, Кудашов вдруг стал чувствовать, что он не один среди торжественных красот города.
    Едва он угадал чью-то близость, как неведомое одушевленное существо стало проявляться. Сперва белесым призраком, подвижным, ускользающим. Потом туманное реяние замедлилось, вылепился человеческий силуэт.
    Кудашов близоруко всмотрелся: навстречу ему выступила женщина, рослая, смуглая, в длинном складчатом одеянии. Она бесстрашно приблизилась.
    Большие, с лиловым отливом глаза светились лаской, покоем и грустью. Овал лица был узковат, а черты так нежны, что боязно становилось дышать вдруг они снова обратятся в трепетный туман. Высоко уложенные бронзовые волосы делали голову царственной. В одну секунду пронзило Кудашова отчаянное желание не расставаться с ней... Если бы она не была сном. Но незнакомка заговорила. Голос ее переливался, словно в оперном речитативе. Он различил слово: "Рола", "Рола", которое повторялось часто.
    Кудашов беспомощно улыбнулся, покачал головой, Денщина будто насторожилась, потом взгляд ее прояснился снова. Она сомкнула узкую ладонь на запястье Кудашова, возобновились переливы ее музыкального голоса. Теперь он все понимал, будто слова возникали в его собственном сознанье.
    - Кто ты? - спрашивала она. -Твой вид странен. Меня пробудили и вывели навстречу волны отчаяния, исходящие от тебя. Откуда ты?
    - Не знаю, - признался Кудашов. - Кажется, я болен.
    - Ты, верно, несовершенен? Я тоже несовершенна, потому что тоскую, а дух должен быть уравновешен. Весь наш мир пребывает в равновесии. - Она улыбнулась утешительно. - Но меня исцелит Рэй. Он и тебе поможет. Он знает тайну полей и секрет измерений. Пойдем к нему. Как зовут тебя?
    Кудашов назвался.
    - Твое странное имя, как шелест или как стук детских игральных шаров... У нас нет таких имен. Я - Рола. Рэй - наисовершенный из нас. Он умеет править духом. Он поможет.
    "Рола, Рола", - повторял про себя Кудашов и не мог избавиться от чувства, что где-то слышал это имя.
    Может быть, сам придумал в детстве.
    Они двинулись. Неистовое солнце поднималось все выше. В ветвях восторженно горланили птицы. Не без страха Кудашов заметил, что диковинный город наполняется людьми. Они выходили из резных дворцовых ворот, певуче приветствовали друг друга, спешили иди неторопливо прогуливались. Становилось, многолюдно.
    Кудашову все же продолжало мерещиться, будто иноплеменники обретают плоть нежданно, тем же чудесным способом, что и Рола - выступая из полупрозрачного тумана.
    Эти люди не отличались от земных обитателей, но представляли здоровое, сильное племя. Мужчины и женщины были стройны, смуглы, моложавы. Женщины были в длинных платьях. Мужчины носили костюмы фехтовальщиков. Преобладали серебристые и алые цвета, выразительно оттенявшие загорелые лица. Бледный, с воспаленными глазами, в тяжелом расстегнутом пальто, Кудашов выглядел среди этих артистичных личностей весьма нелепо, но неизвестные люди разглядывали его без смеха и страха, с доброжелательным любопытством.
    Даже черноволосые, в коротких костюмчиках дети прекращали беготню и простодушно рассматривали странного пришельца. Некоторые в раздумье носасывали указательный палец, но испуга Кудашов не заметил и на детских лицах. Он же невольно прикидывал, сможет ли защититься, если на него вдруг ополчатся, и озирался с животной осторожностью.
    Когда его охватывал страх, Рола крепче сжимала его запястье, будто боль передавалась ей, и торопливо приговаривала:
    - Не бойся, не бойся. Рэй поможет. Мы уже близко.
    Кончились зеленые, как лесные просеки, улицы. Распахнулась мощенная голубыми плитами площадь. Здания, замыкавшие ее непорочный круг, чем-то отдаленно напомнили Кудашову современные строения: лаконичная архитектура, фасады сплошь из стекла. Правда, на плоских крышах пузырились огромные прозрачные шары и колбы разных форм, назначения которых Кудашов разгадать не мог.
    В один из этих домов Рола ввела робеющего Кудашова. Он увидел винтовую лестницу из светлого металла, что опоясывала громадный, как в нефтехранилище, цилиндр с люками и яйцеобразными выпуклыми окнами.
    Рола уловила его недоумение.
    - Это Ладья Обзора. Рэй проникает в ней за грань измерений.
    "Инопланетный корабль? - силился сообразить Кудашов. - Летающая тарелка? Нет, не. может быть! Просто я подгоняю факты под известное".
    Когда ступили на серебристый трап, ладонь Ролы ненароком соскользнула с запястья Кудашсгва, От неожиданности он пошатнулся, шагнул вперед, но разглядеть уже ничего не мог. Перед глазами, слепя, закружились яркие, пестрые пятна. Издалека он слышал зов Ролы, скорее угаданный, чем различимый. Когда же вскоре вернулось зренье, сбитый с толку, Кудашов узнал годами не мытую, в пятнах кошачьей мочи лестницу собственного.Дома. Знакомо пахло затхлостью. Возврат можно было считать выздоровлением, если бы Константин не ступал, как по вате, а замызганные стены знакомого подъезда не светились зеленоватым водянистым светом, как в иллюзорном здании, где хранилась Ладья Обзора.
    Кудашов услышал торопливый топот. С верхней лестничной площадки к нему спускалась соседка Алина Ланская. Кудашов пошатнулся - у Алины было лицо Ролы. То - и не то, будто Ролу переодели в Алину: шапка ручной вязки скрывала гордый лоб, под подбородком топорщился шарф, худенькую фигурку портило пальто из "Детского мира" наивного фасона, поношенное.
    - Тебе плохо, Костя? - Алина приостановилась. Кудашов рассмотрел ее глаза: нет, не Рола. Вo взгляде Ланской - безнадежный покой подавленной тоски. Это осталось от любви. Ласковый лепет за стейой смолк слишком скоро. Кудашов мигом припомнил Наступившую потом тишину. Сын Ланской родился после бегства отца. Теперь Алина подрабатывала где-то уборщицей, потому что не могла устроить сына в ясли, йока тому не исполнится год. На два-три часа она оставляла ребенка со старухой Рикардовой из их же квартиры, которая с удовольствием называла возлюбленного Алины проходимцем и брала с нее за услуги пятнадцать рублей в месяц" -" Костя! - снова окликнула Алина.
    Он что-то ответил, отвел глаза и содрогнулся: вверху, на лестничной площадке, как бы в цветных кругах театрального света, стояла прекрасная Рола с простертою к нему, манящею рукой. Он зажмурился. Ланская уплывала вниз, растворяясь в безостановочном скольжении. Он опять почувствовал дрожь каждой клетки своего тела. И хоть вернулся в Ладью Обзора, вновь обретенное видение было уже не столь чистым. Рука об руку с РоЛой они поднимались к верхнему, ярусу цилиндра, а по сторонам возникали и уносились знакомые двери квартир многоэтажного дома, изредка распахивалась пропасть лестничного пролета, огороженного сеткой, но без лифта, мелькнула вдруг надпись, процарапанная по штукатурке еще кем-то из школьных товарищей: "Кудашов - осел".
    Квартира, где он жил с младенчества, находилась в верхнем этаже. Кудашов узнал прихожую, но дальше пространство раздвигалось и открывался зал, похожий на зеленый кафельный, бассейн без воды. Как на выставке, вразброс стояли здесь какие-то компактные устройства, по виду сходные с причудливыми скульптурами модернистов. Подле каждой небольшой пульт с клавиатурой. Вдруг Кудашов узнал среди устройств обшарпанный ларь соседки, где она складировала старье, отравляя коридорный воздух мерзким запахом нафталина. Тут же виднелись вешалки с охапками пальто, допотопный холодильник самого Кудашова, который не помещался в комнате. Словом, видения попрежнему смешивались, путались...
    - Я дома? - спросил он болезненно.
    - Сейчас, сейчас, - успокоила Рола. - Ты достоин высокого сострадания, а высокое сострадание - это и есть любовь.
    - Ты останешься со мной? Мы будем жить здесь вместе! - воскликнул он в бессмысленной надежде.
    - Меня нет. И тебя нет. Но мы есть. Ты сейчас поймешь. - Ее утешительный шепот прервала реальная трель Дверного звонка. Звонили три раза, - значит, к Кудашову. Он непроизвольно рванулся, открывать и выпустил руку Ролы. Будто отделясь от каменной стены, к нему двигались двое Дробинин и горбоносый статный старик с антрацитовыми глазами. .Дробинин нес портфель, где звякали бутылки. Старец был одет в пурпурное трико. Шекспировский серебристый воротник подпирал гордую голову. За плечами развевалась короткая накидка, искрясь, как свежий снег. Наряд его горел, притягивая взор, и Кудашов сразу потерял из виду Дробинина.
    - Рэй, - проговорила Рола откуда-то из-за спины Кудашова. - Этот человек потерял себя. Он не уразумел обстоятельств, и они играют им. Он испытывает недоумение страх. Помоги ему, Рэй!
    Музыка женского голоса стихла. Кудашов услышал вполне земную, ворчливую речь Рэя.
    - Я тоже в недоуменье, - произнес старец, мерцая антрацитовыми глазами, - неужели поле нравственной энергии тебе подобных столь расчленяемо, что от незначительного столкновения мнений приходит в полное расстройство, выводит из себя и даже, как показывает твой пример, заставляет блуждать в тех измерениях, которые по нормам вашего разума могут только померещиться.
    - Я так и знал! - застонал Кудашов.
    - Не тревожься! - прервал Рэй. - Ты не повредился разумом. Нынче день совпадения светил в пространстве - и ты случайно трансформировался в нашу цивилизацию.
    - Понимаю. Вы из будущего!
    Рэй хранил спокойствие, но, кажется, все больше пропитывался презрением. Бесстрастным презрением мудреца к невежде.
    - Не горячись, - посоветовал он, - рассуди! Ну в какое же такое будущее может переместиться этот безобразный сундук с хламом из коридора вашей квартиры? И, наконец, Дробинин, который накупил алкоголя, чтобы объясниться с тобой? Он ведь и теперь здесь, но вы взаимно невидимы. Я притянул твое поле целиком и Дробинин думает, что тебя еще нет дома. Сидит и попивает в одиночку, дожидаясь твоего возвращения.
    - А Рола? Где Рола? - спохватился Кудашов.
    - Она тоже вне тебя. Я скрыл ее, потому что ты стал проникаться к ней той вашей любовью, которая строится на желании обладать, подчинить и тешиться властью над любимым существом, ненавидя его за то, что и ты ему в известной степени подчинен. И так до тех пор, пока вам не надоест и собственная власть, и собственная зависимость.. Нерасторжимость душ в любви познали очень редкие из вас. Вы считаете их великими. А Рола молода, несовершенна - вдруг она проникнется уродством ваших чувств? Однако я заговорился, хотя сконцентрировался в твоем сознании лишь для того, чтобы вернуть тебя за грань нашего измерения.
    - Выходит, я в другом измерении? В каком же? В пятом?
    - Пятое измерение предположили самые прозорливые из вас, но и они несколько не угадали истину. Измерения не пронумерованы, их бессчетное множество. От вашей трехмерности до непостигнутых вами субстанций духовной энергии. Пласты энергии материализуются каждый на своем уровне, и мы существуем подле вас, вам недоступные. Ладья Обзора стоит, грубо говоря, на том же месте, что и твой дом. Только и всего,
    - Мне надо присесть, - попросил. Кудашов. - Я ослаб. От непостижимости, должно быть... Впрочем, сойдя с ума, уразуметь кое-что можно. А со мной, вероятно, это и случилось. Простите, я не то хотел сказать... Почему у Ланской лицо Ролы?
    - Случайный слепок творца, -- безразлично пояснил Рэй. - Разве ты сам ненароком не повторялся в поступках? В разговорах?
    Кудашов признал сказанное справедливым. Охваченный усталостью, он все же присел на одну из "скульптур модернистов", повторявшую очертания сидящего человека. Пестрая клавиатура оказалась по правую руку.
    - Не играй пока кнопочками, - предупредил его иноплеменник. Кудашов боязливо отдернул руку. Запрокинув голову, он вновь встретил антрацитовый взор и удивился неописуемой, мглистой яркости этих глаз. Они источали два черныx луча. Рэй разместился напротив, за пультом, похожим на фисгармонию.
    - Отчего ты не спросишь, кто творец? Ведь это тебя занимает.
    - Бог какой-нибудь... - пробормотал Кудашов, чего-то устыдившийся.
    Рэй будто предвидел такой ответ: - Ваше человечество сочиняло толпы богов, недолговременно чтило их и опровергало, чтобы с тем же упоением придумывать новыe. Но тебя я успокою: ни многобожия, ни единого бога нет. Творец - Космос, Запомни: Космос разумен и деятелен. Мы в своем плйсте сотворены Космосом, так же как и вы.
    Долгие потрясения не бывают безрезультатны - Кудашов начал прозревать. К тому же ему стало стыдно без конца осыйать собеседника вопросами. Известно: глупцу всегда легче спрашивать, нежели умному отвечать. Кудашов решил порассуждать в свой черед, опираясь на те сведения о мистическом, что почерпнул в свое время из редких книг и случайных разговоров, которые в юношеские годы вызывали у него насмешливое, ненастойчивое любопытство:
    - Так, так... Понятно... - проговорил он. - Толки о потустороннем мире произошли, вероятно, из-за вашего существования. Сказки о привидениях тоже. Не мне же одному, в конце концов, в земной истбрии посчастливилось перескочить за грань так называемого бытия. Я вообще не догадываюсь, чему обязан. Неужто застарелой неврастении, которую ощутил еще в студенчестве? Были же на земле люди гениальные или хотя бы чем-то выдающиеся, они наверняка вступали в контакт с вами, раз уж разумный Космос обрек нас совместно топтать одно небесное тело.
    Рзй слушал иронически и оттого чем-то неуловимо смахивал на Дробинина, вернее - вызывал воспоминания о нем, не совсем приятные Кудашову. Молчание мудреца начинало его раздражать. Скорее всего, он подсознательно чувствовал, что говорит глупости, но не собирался признаваться в этом, и в голосе его прибавлялось упрямства и страсти:
    - Из-за вас! Да, из-за вас возникли на земле разные боги, боязливое поклонение силам небесным. Из-за вас - фантазии о всевозможных машинах времени. Наконец, спиритизм! Телепатия - тоже штучка сомнительная, но в нее я теперь-то уверовал... - Кудашов волновался и путался. -- Наше собеседование ведь тоже телепатия, не так ли?
    - Наше собеседование -. разговор на разных языках, - спокойно поправил его Рэй. - Проще говоря, жонглирование словами, потому что люди с разными представлениями, будь они хоть братьями родными, никогда друг друга не поймут. Но я еще надеюсь... Прежде всего усвой: мы не топчем "одно небесное тело", как ты образно выразился. Совместимы пространства пребывания, но не грубая материя. Мог бы заметить, что у нас другой климат, другое светило. Мы существуем при вечном свете, а по вашим часам, насколько мне известно, наступила ночь. Вы довольно условно отсчитываете свое время чередованием тьмы и света. А мы уже давно пришли к тому, что время неподвижно. Просто разумные существа перемещается в своем бытии относительно неподвижного времени. Их собственная, деятельность принимается ими за течение времени.
    - Да, но... - не удержался Кудашов. - Человек стареет, деревья вырастают, камень разрушается... Со временем меняются все формы.
    - Формы меняет деятельность. Деятельность клеток животного организма, древесных корней и даже атомов неподвижного камня. Я уж не говорю о развитии мозга, возможном исключительно в направленной деятельности. Надо ли напоминать, что само собой разумеется и взаимодействие внешних сил, их влияние на всякую индивидуальную деятельность. Мог же твой начальник по смехотворно ничтожному поводу привести в трепет все клетки твоего тела и даже поколебать энергетическое поле. - Рэй усмехнулся. - Ущипни себя на всякий случай за руку.
    Кудашов внял совету и почувствовал боль.
    -Вот видишь, - нравоучительно заметил Рэй, - а между тем тебя по-прежнему нет на земле. Для живущих там ты исчез.
    - Самолет!!! - в озаренье вскричал Кудашов, вскакивая. Он торопился объясниться, уверенный, что собеседник не разгадает его порыва, но тот подхватил с радостью и очевидным облегчением:
    - Именно самолет! Тот самый, пропавший на десять минут над Бермудским треугольником, как вы его называете. Машина попала в точку сочленения пространств...
    - Я читал! - не мог успокоиться Кудашов. - Перед посадкой самолет вдруг пропал с экранов локаторов. Прошло десять минут. Пассажиры побывали как бы в небытии. Потом самолет возник. У летевших на десять минут отстали чаеы!
    - Наконец-то мы хоть на ощупь пришли к общим представлениям. Возможно, наступит и понимание. На абсолютное я, конечно, не рассчитываю, все-таки вы изрядно отстаете...
    - В технике? - приободренный похвалой, Кудашов стал смелее. Разговор, наконец, захватил его настолько, что он перестал думать о том, где находится и навсегда ли унесло его с Земли нервное перевозбуждение, вызванное откровенным издевательством Дробинина над изобретением. Впрочем, о злополучном автомате Кудашов сейчас не вспоминал, увлеченный новизной своего положения. Если и проносились в его уме мысли, непричастные к разговору, то касались они скорее Ролы, чем остального. Причем, всякий раз, когда образ ее возникал в сознании Кудашова. Рэй, похоже, усмехался понимающе, но мрачновато. Теперь он тоже глянул на Кудашова с некоторою досадой.
    - Наши миры развивались совершенно разными путями. Вы чуть ли не с пещерных времен уповали на технический прогресс. И он бы несомненно более плодотворно сопутствовал вам, если бы не случались на Земле затяжные периоды, когда вы решительно забывали о нравственном совершенствовании. А без этого так называемый технический прогресс приносит едва ли не больше вреда, чем пользы. В частности, приводит к истреблению природы и убийству себе подобных в смертоносных войнах. Но что парадоксально: безнравственность оборачивается и против самого технического прогресса. Она его замедляет. Из зависти, подлости, тупости или лени затираются великие открытия. К примеру, твое изобретение. Эпоху оно, конечно, вперед не двинуло бы, но пользу принесло бы несомненно. Увы! Зависть, страх за свой авторитет, дума о себе, а не о деле сработали и здесь. Дробинин твой давний товарищ. Чего же ждать от чужих? А сколько высочайших плодов гения обращаются у вас во вред, неожиданно вооружая бездуховных злобных индивидов! И тем только умножается безнравственность. Вооруженная, она родит страх. В страхе искривляется разум. Перед неразумными разверзается бездна погибели.
    - А вам это не грозит? - недоверчиво усмехнулся Кудашов. - У вас вместо крови дистилированная вода и все разумны до тошноты?
    - Наши противоречия вывшего порядка. Каждый из нас ежедневно одолевает себя вчерашнего. Воплотив, например, замысел, тут же смело признает его несовершенство и продолжает поиск. Заметь! Не бьет ближнего, чтобы выделиться, а борется с собой. И так всюду - в науке, искусстве, ремеслах... Потому мы ценим своих соперников. Для нас сильный, умный соперник - ценнeйшее достояние. Ведь невелика честь одолеть слабого, не много таланта надо, чтобы сверкать среди серости. Мы не скрываем друг от друга достижений и научных секретов, чтобы укрепить соперника и тем стать сильнее самому, А ваша сила груба и жестока, Она взрастает на слабости ближнего.
    -Пусть так, - остановил его Кудашов. - Но позвольте поинтересоваться, откуда вам известны подробности нашего бытия? Или это рассуждения от противного?
    - Мы очень тщательно наблюдаем ваб. Нам дано внедряться в сознание землян и совершать обзоры всей планеты. Правда, наши полеты не остались незамеченными. Вспомни толки о неизвестных летающих объектах.
    - Я и сам так подумал!.Непостижимы Ваша цивилизация старше?
    - Незначительно. Но мы развивались иначе. Вы зачастую чтили исторических деятелей пропорционально размерам учиненного ими кровопролития. Нашим мерилом был мир. Смену эпох вызывал накопленный заряд духовной энергии. Безо всякого насилия. Технический прогресс следовал за нравственным, а не наоборот.
    - Но как же возможно? - не поверил Кудашов. - Ведь люди столь различны - невежество, консерватизм, воинственность, мания величия...
    - Мы изначально черпали энергию у разумного Космоса, развиваясь на преодолении пороков, А что касается консерватизма и агрессии, лучшими умами нашей цивилизации первоначально был открыт способ уничтожить или обезружить вредную личность морально, то есть погасить негативную энергию, направить силы личности на добро. Для преобразования мира совсем необязательно с натугой и издержками изобретать убийственные бомбы. Достаточно научиться управлять энергией, скрытой в каждом из нас.
    - Разве ее можно выявить? - озадачился Кудашов.
    - Об электричестве вы тоже поначалу понятия не имели, - напомнил Рэй. - Не говорю уж о расщеплении aтoMHoro ядра.
    - Вам все известно. - Взгляд Кудашова стал пристальным и даже как будто враждебным. Мысленно он постиг, насколько во власти этих всемогущих иноплеменников его родная сумасбродная планета.
    - Не беспокойтесь, - усмирил его тревогу РЭЙ. - Мы отчасти спасаем вас от самоуничтожения. Старшие обязаны следить, чтобы дети не играли с огнем.
    - Фу-ты, дышать легче стало! - засмеялся Кудашов. - Выходит, при всей нашей отсталости мы в безопасности!
    - Не совсем. Мы не всесильны. Если вы в своем одичании возмутите разумный Космос, он избавится от вас, как от нарыва. И тут не поможет ничто. Вы уничтожите себя своими же руками.
    Пришел черед молчания. Рзй сосредоточился на каких-то собственных мыслях. Кудашов оставался в замешательстве, стараясь определить, бред или истина то, что он услышал от пурпурного человека, глаза которого попрежнему источали пронзительные черные лучи. Несмотря на видимость согласья, он и теперь охотнее принял бы присутствие Рэя за галлюцинацию, за собеседника, рожденного собственным воображением.
    - Допустим, - пробормотал Кзиашов, которому пришла в голову новая мысль. - Но должен же быть механизм, двигатель нравственности... Где он? Что это?
    - Совесть, - отозвался Рэй и повторил: - Совесть. Странно, что главный закон совести известен и вам, и нам. Но у нас он возведен в непреложное общественное правило, а у вас затерялся в философских фолиантах и в произведениях изящной словесности.
    - Неужели известен? - чуть иронически переспросил Кудашов. На сей раз он просто не поверил Рэю, решив, что тот с высот своих познаний упрощает сложности.
    - Закон выражен просто: не поступай с другими так, как не хотел бы, чтобы поступили с тобой.
    Немудрящий ответ слегка разочаровал Кудашова. Ему показалось, что торжественная истина, которой он ждал с такой надеждой, подразнив, скользнула стороной. Простота его не устраивала. Вспомнился грустный взгляд Ролы, ее признания в несовершенстве и чуть пугливое благоговение перед Рэем. .
    - А любовь? - спросил он старика. -. Разве вас не мучит любовь? Или и для нее существует свое незамысловатое правило?
    - Незамысловатое?! - сверкнул глазами Рэй. - Известно ли тебе, что изначально душа человека разделена. Он обречен тосковать по отнятой части. Целостность вновь обретается в любви,
    - У вас, разумеется, каждый без труда находит родственную половину и, обретя оную, благоденствует далее, - горько подхватил Кудашов.
    - Ты думаешь о Роле, - разгадал мудрец. - Не обольщайся. Ее душа еще не вызрела для созвучия. Излишняя фантазия мешает ей обрести себя. Она тоскует по несуществующему, не сознает своих влечений. Но это исцелимо. Я нашел ключ и сумею придать направленность ее сознанию. Ты насмешливо высказался о нашей любви, но в ней не все безоблачно. У иных из нас души так многомерны, что им нет созвучных. Такие люди творят искусство и властвуют рад тысячей сердец, оставаясь в святом одиночестве.
    - Странно, странно... - пробормотал Кудашов.
    - Пора совершить облет нашей планеты, - примирительно сказал Рэй. Ты, наконец, поверишь, что не бредовый двойник, как у вас часто выдумывают поэты, беседовал с тобой, а человек, хоть из иного, но вполне реального мира.
    Сколько длился облет, Кудашов определить не мог.
    Времени по-прежнему не существовало. Заключенные в продолговатую капсулу, которая поднялась с Ладьи Обзора, собеседники неспешно скользили над скоплениями дворцов, иногда снижались, чтобы Кудашов мог получше разглядеть гармоничные строения. Капсула вольно кружила над ухоженными пашнями, над плодовыми рощами, прудами, где разводили промысловую рыбу. Изредка в стороне проплывали такие же капсулы, похожие на мыльные пузыри. Внутри, как зародыши в созревшей икре, шевелились пассажиры.
    Кудашов полюбопытствовал, остался ли у иноплеменников хоть клочок нетронутой природы, и капсула, чуть прибавив скорость, приблизилась к заповедным лесам, где обитали звери. В зарослях сверкали чистые реки и озера. Рэй часто повторял, что природа не терпит насилия и давал другие пояснения, но сознание Кудашова было уже достаточно перегружено. Он не мог слушать внимательно, захваченный дивным зрелищем незнакомых пейзажей. И чем дольше oн смотрел, тем острее и настойчивее пронзала его, похожая на сострадание тоска по своей скромной земле, где сейчас зябнут на ветру голые весенние деревья.
    Трижды капсула попадала в непроницаемый, клубами дымяищися туман, чуть подсвеченный лиловыми и синими лучами. Со слов Рэя Кудашов знал, что это зоны сочленения пространства, загадочные для землян. И снова едва ли не до слез трогала Кудашова грусть по своей неразумной, беспокойной планете.
    - У меня ностальгия, Рэй, - признался он.
    Тот посмотрел на него одобрительно.
    - Не тужи! Тебя трансформировать не сложно. Ты все же не самолет с пассажирами и не военный крейсер, застрявший на стыке пространства. На тебя достаточно воздействовать психически - и поле вновь переместится.
    Капсула вернулась на плоскую крышу Ладьи Обзора, приземлясь с легким звоном возле других прозрачных летающих устройств. Навстречу из сверкающей стеклянной чаши вдруг вышла Рола. Рэй нахмурился.
    - Не вини меня, - потупилась она. - Я улавливаю тоску пришельца и появляюсь против воли. Может быть, он - мой сон? - спросила она, искательно заглядывая в глаза старца. - Какой, однако, мучительный и сладостный сон! Что-то внутри трепещет и томит. Я исчезаю, но остаюсь живой...
    - Нет, он не сон твой, - твердо-оборвал Рэй. - Ты зря отзываешься на его тоску. Он грустит о своем мире, где уже встретил твое подобье. А вам не суждено соединиться. Грань между мечтой и грубой материей непреодолима, хотя порой и кажется зыбкой. Ступив за эту грань, ты погибнешь. Потому оставь свою пустую печаль. Она от несовершенства. Ты трудное дитя, Рола. Для нас - не от мира сего, и для них - не от мира сего. Давай-ка опустимся в зал регулировки полей и достойно проводим нашего заблудшего гостя..
    Втроем они спустились в бассейновую чашу зеленого зала к аппаратам, властным над полями душ. Кудашов был подавлен, Рола как будто спокойна, но отрешенность ее прежде выразительных глаз вызывала неопределенные опасения. Все расселись у пультов лицом друг к другу. По выражению Рэя можно было догадаться, что он готовится сказать напутствие, некий ученый завет отлетающему в свой отсталый мир Кудашову.
    - Отправь меня с ним, Рэй! - вдруг поднялась с места Рола. Голос ее звенел необыкновенной мощью, словно эхо каменных сводов усиливало его. - Я знаю, моя тоска струится из того мира,
    - Безумная! Там небытие! - бросил Рэй сердито,
    - Пусть! - Она вскинула руки: не то молила простить, не то давала клятву неведомым небесам чужой земли.
    - Не смей! - крикнул Рэй, теряя свое величие. Но женщина успела коснуться роковой клавиши на пульте.
    Это было как внезапный шаг в пропасть. Напрасно с воплем рванулся к ней Рэй, напрасно исступленно бил пальцами по пульту. Сотни несоединенных красочных мазков дрожали там, где только что стояла она.. Кудашов онемел. Настала неживая тишина, которую внезапно и нелепо потревожило издавна знакомое Кудашову шарканье суконных тапок соседки Рикардовой. Он широко раскрыл глаза. Дряхлая старуха пересекала белый зал, с натугой держа в ревматических руках продолговатую, величиной в человеческий рост картину, скромно обрамленную черным деревом. На полотне, застыла Рола с воздетыми руками, на ее лице читалось горькое торжество.
    - Конец, - вымолвил Рэй. Глаза его погасли, превратились-в черные провалы на бескровном лице. Пуст был и темный, искривленный мукой рот. Гордый лик мудреца стал трагической маской.
    До Кудашова донесся гулкий, словно с высоты, голос:
    - Дух самоотвержения возобладал в ней. Им она маялась среди нашего равновесия. О! Я распознал это поздно. Как дурной доктор, поставил диагноз после смерти. Рола стала нетленным творением в тленном мире. Но ты, пришелец, не торжествуй. Ты обречен любить мечту, как я скорбеть об утрате. Ступай!
    Раскаты его голоса вызвали у Кудашова болезненные судороги. Потом тело сделалось будто чугунным, а взгляд слепым, словно он попал в ящик, обшитый черной тканью. Воздух иссяк - началось удушье. Он закричал, сопротивляясь смерти.
    -Э! Да ты здесь! - Деревянная стена раскололась, проем залило мутное Электричество. В полосе света стоял толстый Дробинин, изумленно тараща нетрезвые глаза: - Что это тебе вздумалось прятаться от меня в шкафу? Во псих! Ведь задохнуться мог.
    Теперь уж мир был реален донельзя. Кудашов действительно, скорчась, сидел в собственном шкафу, а подвыпивший Дробинин перед открытой дверцей ждал объяснений и надо было прилично солгать, чтоб не прослыть рехнувшимся идиотом.
    - Детство вспомнилось, - забурчал, выбираясь из ловушки, Кудашов. Как услышал тебя в прихожей, взял и спрятался. Думал, смоешься, не застав. Да от тебя, видно, не так легко отделаться. Расположился, понимаешь, как у себя дома. Я ждал, ждал, да и заснул.
    Произнося этот вздор, Константин уже стоял напротив Дробинина, надменно вскинув голову и выпрямив плечи, будто собрался драться.
    - Не бранись, Костя! Не бранись! - уговаривал Дробинин. - В самом деле, какой-то психоватый стал. А в институте слыл за добряка. Из-за установки взъелся? Так я же совсем не против. Тоже мне! Товарищеских шуток не понимаешь!
    - Катись ты к свиньям со своими шутками! Думаешь, не знаю, что просто позавидовал. Как же! Рядовой инженер вставил фитиль руководящему Дробинину. Даже за кресло свое испугался. Да мне сто лет твоего паршивого кресла не надо. Звать будут - не соглашусь. Мне мои бессонные ночи дороже. А ты коли -помочь не можешь, так хоть не мешай. Зажимщик!
    - Костя, я каюсь, - усмирял друга Дробинин, - Объясниться пришел. Коньячку хочешь?
    - Ничего я от тебя не хочу! Вообще плевал я на тебя! Завтра же подам на увольнение. Работа найдется. Любой завод с руками оторвет. А ты - валяй, разводи стоячее болото! Все равно рано или поздно скийут за бездарность. Лучше пораньше! Поменьше навредишь.
    Дробинин будто не слышал оскорблений - хлопотал у стола, где высилась початая бутылка коньяка и лежала закуска на газетке.
    - Так не станешь пить? - мирно спросил он. - И правильно! Коньяк какой-то дурацкий. Я хлебнул всего ничего и - представляешь? - померещился красный фехтовальщик почему-то с твоим чертежом.
    - Чертеж! - ахнул Кудашов. - Я оставил там чертеж!
    - Успокойся, здесь твой чертеж. Вон расстелен на диване. Я еще раз изучил его внимательно. Ты гениален, как Леонардо.
    - Не льсти, Дробинин! - с угрозой предупредил Кудашов,
    - Помилуй, Костя, какая лесть! Я завтра же пишу отношение на завод технологической оснастки. Можно и в тяжелое машиностроение обратиться. Сделаем заказ.
    Речь Дробинина прервал стук в дверь. Затем кто-то толкнулся с другой стороны - и в комнату вплыл портрет Ролы: она стояла, воздев руки в складчатом одеянии. Горькое торжество одухотворяло лицо Ролы как в ту, последнюю, минуту. Из-под картины торчали костлявые ноги Рикардовой, обутые в суконные тапки.
    - Костик дома? - сипло спросила она, невидимая за полотном.
    - Проходите, пожалуйста, проходите! .Костик дома, только он немножечко не в духе. Но это из-за меня, - добавил Дробинин, избавляя старуху от ноши. - Какая картиночка чудненькая! Прямо шедевр! Влюбиться можно в такую красавицу!
    Он прислонил портрет к шкафу и отступил, наигранно любуясь полотном. Кудашов с трудом оправился. Поза Дробинина показалась ему надругательством. Непослушной рукой он нашарил простыню, бросился, оттолкнул Дробинина плечом и накинул ткань на портрет, издав какой-то хрип.
    - Узнаю дедовскую кровь, - изрекла, наблюдая за ним, Рикардова.
    Кудашов в недоуменье обернулся.
    - Это мой портрет, - сообщила старуха. - Я в роли Эвридики. Твой дед влюбился в меня в этой роли и заказал мой портрет известному мастеру. Любовь взаимной не была. Но, как говорится, поздно сожалеть. Мы расстались, а тридцать лет спустя, уже обремененный семьей, твой дед разыскал меня здесь, в этом городе, в этой квартире. Устроил обмен и поселился по соседству. Тогда и подарил портрет. Как он сберег его в странствиях и войнах - не представляю!
    - Почему вы принесли его сюда? Ночью? - не владея голосом, с усилием вымолвил Кудашов. Дробинина событие тоже весьма заинтересовало.
    - Принесла передать тебе. В дар. Мне девяносто лет. Глядишь, помру скоро. По ночам уж видится она, смертьизбавительница. Сегодня вот чьи-то угольные глаза жгли... Черные, а светятся. Потом вдруг ты за окном пролетел в громадной колбе и рыжий огонь вокруг, Я в тебе деда узнала. Ты похож на него очень, прям как моя Алина на меня, - Ланская вам внучка? - Кудашов слышал об этом впервые. Квартирные связи его никогда не интересовали.
    - Троюродная. Седьмая вода на киселе. Случайное сходство. Сама я без семьи прожила. Вся в искусстве. Ну да хватит вспоминать! Береги портрет. А я пойду, лягу.., С постреленком Алинкиным напрыгалась, ног не чую...
    - Зачем вы с нее деньги берете? - невпопад спросил Кудашов, провожая старуху.
    - На похороны себе откладываю. Всё равно ж ей меня хоронить придется. Родственница! - значительно произнесла Рикардова.
    Проскрипела, затворяясь, дверь.
    - Зловещая какая-то баба... - проворчал ДробиНин. - Давай-ка рассмотрим портрет. Интересно! - Он протянул руку к простыне.
    - Не трожь! - остановил Кудашов. - По-человечески прошу... Обессиленный его голос походил скорее на шелест. Он по-прежнему, сутулясь, сидел на диване, понурый, подавленный.
    - Да не заболел ли ты? - всерьез встревожился друг. - Взбодрись, Костя! Смонтируем установку. Старшим инженером станешь. Сбудется твоя мечта.
    - Мечта? - с усмешкой переспросил Кудашов. - Мечта - это безостановочный бег за горизонт, Дробинин, За грань, которой нет.
Top.Mail.Ru