...Место для Вашей рекламы...
...Место для Вашей рекламы...
...Место для Вашей рекламы...
Скачать fb2
Стихи

Стихи


Черный Саша Стихи

    Саша Черный
    - 1909 - Амур и Психея - Анархист - Бессмертие - В гостях - В редакции толстого журнала - Вешалка дураков - Все в штанах, скроённых одинаково... - Всероссийское горе - Городская сказка - Два желания - Два толка - Диета - До реакции - Европеец - Жалобы обывателя - Желтый дом - Жестокий бог литературы!.. - Жизнь - Зеркало - Интеллигент - Искатель - Крейцерова соната - Критику - Культурная работа - Кухня - Лаборант и медички - Ламентации - Любовь - Мой роман - Мухи - Мясо - На вербе - На открытии выставки - На петербургской даче - Недержание - Недоразумение - Нетерпеливому - Новая цифра - Ночная песня пьяницы - Обстановочка - Окраина Петербурга - Опять - Отбой - Отъезд петербуржца - Пасхальный перезвон - Переутомление - Песня о поле - Пластика - Под сурдинку - Потомки - Пошлость - Пробуждение весны - Простые слова - Рождение футуризма - Сиропчик - Словесность - Служба сборов - Смех сквозь слезы - Совершенно веселая песня - Споры - Стилизованный осел - Утешение - Утром - Чепуха - Честь
    ПЛАСТИКА Из палатки вышла дева В васильковой нежной тоге, Подошла к воде, как кошка, Омочила томно ноги И медлительным движеньем Тогу сбросила на гравий,Я не видел в мире жеста Грациозней и лукавей!
    Описать ее фигуру Надо б красок сорок ведер... Даже чайки изумились Форме рук ее и бедер... Человеку же казалось, Будто пьяный фавн украдкой Водит медленно по сердцу Теплой барxатной перчаткой.
    Наблюдая xладнокровно Сквозь камыш за этим дивом, Я затягивался трубкой В размышлении ленивом: Пляж безлюден, как Саxара,Для кого ж сие творенье Принимает в море позы Высочайшего давленья?
    И ответило мне солнце: "Ты дурак! В яру безвестном Мальва цвет свой раскрывает С бескорыстием чудесным... В этой щедрости извечной Смысл божественного свитка... Так и девушки, мой милый, Грациозны от избытка".
    Я зевнул и усмеxнулся... Так и есть: из-за палатки Вышел xлыщ в трико гранатном, Вскинул острые лопатки. И ему навстречу дева Приняла такую позу, Что из трубки, поперxнувшись, Я глотнул двойную дозу... 1932 Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    ПОТОМКИ Наши предки лезли в клети И шептались там не раз: "Туго, братцы...видно, дети Будут жить вольготней нас".
    Дети выросли. И эти Лезли в клети в грозный час И вздыхали: "Наши дети Встретят солнце после нас".
    Нынче так же, как вовеки, Утешение одно: Наши дети будут в Мекке, Если нам не суждено.
    Даже сроки предсказали: Кто - лет двести,кто - пятьсот, А пока лежи в печали И мычи, как идиот.
    Разукрашенные дули, Мир умыт, причесан, мил... Лет чрез двести? Черта в стуле! Разве я Мафусаил?
    Я, как филин, на обломках Переломанных богов. В неродившихся потомках Нет мне братьев и врагов.
    Я хочу немножко света Для себя, пока я жив, От портного до поэта Всем понятен мой призыв...
    А потомки... Пусть потомки, Исполняя жребий свой И кляня свои потемки, Лупят в стенку головой! [1908] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    УТРОМ
    Бодрый туман, мутный туман
    Так густо замазал окно
    А я умываюсь! Бесится кран, фыркает кран... Прижимаю к щекам полотно И улыбаюсь.
    Здравствуй, мой день, серенький день!
    Много ль осталось вас, мерзких?
    Все проживу! Скуку и лень, гнев мой и лень Бросил за форточку дерзко. Вечером вновь позову... Мысль, вооруженная рифмами. изд.2е. Поэтическая антология по истории русского стиха. Составитель В.Е.Холшевников. Ленинград, Изд-во Ленинградского университета, 1967.
    РОЖДЕНИЕ ФУТУРИЗМА Художник в парусиновых штанах, Однажды сев случайно на палитру, Вскочил и заметался впопыхах: "Где скипидар?! Давай - скорее вытру!"
    Но, рассмотревши радужный каскад, Он в трансе творческой интуитивной дрожи Из парусины вырезал квадрат И... учредил салон "Ослиной кожи". Серебряный век русской поэзии. Москва, "Просвещение", 1993.
    ЖЕЛТЫЙ ДОМ Семья - ералаш, а знакомые - нытики, Смешной карнавал мелюзги. От службы, от дружбы, от прелой политики Безмерно устали мозги. Возьмешь ли книжку - муть и мразь: Один кота хоронит, Другой слюнит, разводит грязь И сладострастно стонет...
    Петр Великий, Петр Великий! Ты один виновней всех: Для чего на север дикий Понесло тебя на грех? Восемь месяцев зима, вместо фиников - морошка. Холод, слизь, дожди и тьма - так и тянет из окошка Брякнуть вниз о мостовую одичалой головой... Негодую, негодую... Что же дальше, боже мой?!
    Каждый день по ложке керосина Пьем отраву тусклых мелочей... Под разврат бессмысленных речей Человек тупеет, как скотина...
    Есть парламент, нет? Бог весть, Я не знаю. Черти знают. Вот тоска - я знаю - есть, И бессилье гнева есть... Люди ноют, разлагаются, дичают, А постылых дней не счесть.
    Где наше - близкое, милое, кровное? Где наше - свое, бесконечно любовное? Гучковы, Дума, слякоть, тьма, морошка... Мой близкий! Вас не тянет из окошка Об мостовую брякнуть шалой головой? Ведь тянет, правда? [1908] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    * * * Это не было сходство, допусти мое даже в лесу,- это было то ждество, это было безумное превра щение одного в двоих. (Л.Андреев. "Проклятие зверя")
    Все в штанах, скроённых одинаково, При усах, в пальто и в котелках. Я похож на улице на всякого И совсем теряюсь на углах...
    Как бы мне не обменяться личностью: Он войдет в меня,а я в него,Я охвачен полной безразличностью И боюсь решительно всего...
    Проклинаю культуру! Срываю подтяжки! Растопчу котелок! Растерзаю пиджак!! Я завидую каждой отдельной букашке, Я живу, как последний дурак...
    В лес! К озерам и девственным елям! Буду лазить, как рысь, по шершавым стволам. Надоело ходить по шаблонным панелям И смотреть на подкрашенных дам!
    Принесет мне ворона швейцарского сыра, У заблудшей козы надою молока. Если к вечеру станет прохладно и сыро, Обложу себе мохом бока.
    Там не будет газетных статей и отчетов. Можно лечь под сосной и немножко повыть. Иль украсть из дупла вкусно пахнущих сотов, Или землю от скуки порыть...
    А настанет зима- упираться не стану: Буду голоден, сир, малокровен и гол И пойду к лейтенанту, к приятелю Глану: У него даровая квартира и стол.
    И скажу: "Лейтенант! Я - российский писатель, Я без паспорта в лес из столицы ушел, Я устал, как собака, и - веришь, приятель Как семьсот аллигаторов зол!
    Люди в городе гибнут, как жалкие слизни, Я хотел свою старую шкуру спасти. Лейтенант! Я бежал от бессмысленной жизни И к тебе захожу по пути..."
    Мудрый Глан ничего мне на это не скажет, Принесет мне дичины, вина, творогу... Только пусть меня Глан основательно свяжет, А иначе - я в город сбегу. 1907 или 1908 Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    ОБСТАНОВОЧКА Ревет сынок. Побит за двойку с плюсом, Жена на локоны взяла последний рубль, Супруг, убытый лавочкой и флюсом, Подсчитывает месячную убыль. Кряxтят на счетаx жалкие копейки: Покупка зонтика и дров пробила брешь, А розовый капот из бумазейки Бросает в пот склонившуюся плешь. Над самой головой насвистывает чижик (Xоть птичка божия не кушала с утра), На блюдце киснет одинокий рыжик, Но водка выпита до капельки вчера. Дочурка под кроватью ставит кошке клизму, В наплыве счастья полуоткрывши рот, И 1000 кошка, мрачному предавшись пессимизму, Трагичным голосом взволнованно орет. Безбровая сестра в облезлой кацавейке Насилует простуженный рояль, А за стеной жиличка-белошвейка Поет романс: "Пойми мою печаль" Как не понять? В столовой тараканы, Оставя черствый xлеб, задумались слегка, В буфете дребезжат сочувственно стаканы, И сырость капает слезами с потолка. [1909] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    КРЕЙЦЕРОВА СОНАТА Квартирант сидит на чемодане И задумчиво рассматривает пол: Те же стулья, и кровать, и стол, И такая же обивка на диване, И такой же "бигус" на обед,Но на всем какой-то новый свет.
    Блещут икры полной прачки Феклы. Перегнулся сильный стан во двор. Как нестройный, шаловливый хор, Верещат намыленные стекла, И заплаты голубых небес Обещают тысячи чудес.
    Квартирант сидит на чемодане. Груды книжек покрывают пол. Злые стекла свищут: эй, осел! Квартирант копается в кармане, Вынимает стертый четвертак, Ключ, сургуч, копейку и пятак...
    За окном стена в сырых узорах, Сотни ржавых труб вонзились в высоту, А в Крыму миндаль уже в цвету... Вешний ветер закрутился в шторах И не может выбраться никак. Квартирант пропьет свой четвертак!
    Так пропьет, что небу станет жарко. Стекла вымыты. Опять тоска и тишь. Фекла, Фекла, что же ты молчишь? Будь хоть ты решительной и яркой: Подойди, возьми его за чуб И ожги огнем весенних губ...
    Квартирант и Фекла на диване. О, какой торжественный момент! "Ты - народ, а я - интеллигент,Говорит он ей среди лобзаний,Наконец-то, здесь, сейчас, вдвоем, Я тебя, а ты меня - поймем..." [1909] Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. Минск-Москва, "Полифакт", 1995.
    ПРОБУЖДЕНИЕ ВЕСНЫ Вчера мой кот взглянул на календарь И хвост трубою поднял моментально, Потом подрал на лестницу как встарь, И завопил тепло и вакханально: "Весенний брак, гражданский брак Спешите, кошки, на чердак!"
    И кактус мой - о, чудо из чудес!Залитый чаем и кофейной гущей, Как новый Лазарь, взял да и воскрес И с каждым днем прет из земли все пуще. Зеленый шум... Я поражен, "Как много дум наводит он!"
    Уже с панелей слипшуюся грязь, Ругаясь, скалывают дворники лихие, Уже ко мне зашел сегодня "князь", Взял теплый шарф и лыжи беговые... "Весна, весна! - пою, как бард, Несите зимний хлам в ломбард".
    Сияет солнышко. Ей-богу, ничего! Весенняя лазурь спугнула дым и копоть. Мороз уже не щиплет никого, Но многим нечего, как и зимою, лопать... Деревья ждут... Гниет вода, И пьяных больше, чем всегда.
    Создатель мой! Спасибо за весну! Я думал, что она не возвратится,Но... дай сбежать в лесную тишину От злобы дня, холеры и столицы! Весенний ветер за дверьми... В кого б влюбиться, черт возьми? [1909] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    АМУР И ПСИХЕЯ Пришла блондинка-девушка в военный лазарет, Спросила у привратника: "Где здесь Петров, корнет?"
    Взбежал солдат по лестнице, оправивши шинель: "Их благородье требует какая-то мамзель".
    Корнет уводит девушку в пустынный коридор; Не видя глаз, на грудь ее уставился в упор.
    Краснея, гладит девушка смешной его халат, Зловонье, гам и шарканье несется из палат.
    "Прошел ли скверный кашель твой? Гуляешь или нет? Я, видишь, принесла тебе малиновый шербет..."
    - "Merci. Пустяк, покашляю недельки три еще". И больно щиплет девушку за нежное плечо.
    Невольно отодвинулась и, словно в первый раз, Глядит до боли ласково в зрачки красивых глаз.
    Корнет свистит и сердится. И скучно, и смешно! По коридору шляются - и не совсем темно...
    Сказал блондинке-девушке, что ужинать пора, И проводил смущенную в молчаньи до двора...
    В палате венерической бушует зычный смех, Корнет с шербетом носится и оделяет всех.
    Друзья по 1000 койкам хлопают корнета по плечу, Смеясь, грозят, что завтра же расскажут всё врачу.
    Растут предположения, растет басистый вой, И гордо в подтверждение кивнул он головой...
    Идет блондинка-девушка вдоль лазаретных ив, Из глаз лучится преданность, и вера, и порыв.
    Несет блондинка-девушка в свой дом свой первый сон: В груди зарю желания, в ушах победный звон. [1910] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    ЖИЗНЬ У двух проституток сидят гимназисты: Дудиленко, Барсов и Блок. На Маше - персидская шаль и монисто, На Даше - боа и платок.
    Оплыли железнодорожные свечи. Увлекшись азартным банчком, Склоненные головы, шеи и плечи Следят за чужим пятачком.
    Играют без шулерства. Хочется люто Порой игроку сплутовать. Да жутко! Вмиг с хохотом бедного плута Засунут силком под кровать.
    Лежи, как в берлоге, и с завистью острой Следи за игрой и вздыхай,А там на заманчивой скатерти пестрой Баранки, и карты, и чай...
    Темнеют уютными складками платья. Две девичьих русых косы. Как будто без взрослых здесь сестры и братья В тиши коротают часы.
    Да только по стенкам висят офицеры... Не много ли их для сестер? На смятой подушке бутылка мадеры, И страшно затоптан ковер.
    Стук в двери. "Ну, други, простите, к нам гости!" Дудиленко, Барсов и Блок Встают, торопясь, и без желчи и злости Уходят готовить урок. [1910] Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. Минск-Москва, "Полифакт", 1995.
    ЛЮБОВЬ На перевернутый ящик Села худая, как спица, Дылда-девица, Рядом - плечистый приказчик.
    Говорят, говорят... В глазах - пламень и яд,Вот-вот Она в него зонтик воткнет, А он ее схватит за тощую ногу И, придя окончательно в раж, Забросит ее на гараж Через дорогу...
    Слава богу! Все злые слова откипели,Заструились тихие трели... Он ее взял, Как хрупкий бокал, Деловито за шею, Она повернула к злодею Свой щучий овал: Три минуты ее он лобзал Так, что камни под ящиком томно хрустели. Потом они яблоко ели: Он куснет, а после она,Потому что весна. 100 Стихотворений. 100 Русских Поэтов. Владимир Марков. Упражнение в отборе. Centifolia Russica. Antologia. Санкт-Петербург: Алетейя, 1997.
    ПОД СУРДИНКУ Хочу отдохнуть от сатиры... У лиры моей Есть тихо дрожащие, легкие звуки. Усталые руки На умные струны кладу, Пою и в такт головою киваю...
    Хочу быть незлобным ягненком, Ребенком, Которого взрослые люди дразнили и злили, А жизнь за чьи-то чужие грехи Лишила третьего блюда.
    Васильевский остров прекрасен, Как жаба в манжетах. Отсюда, с балконца, Омытый потоками солнца, Он весел, и грязен, и ясен, Как старый маркёр.
    Над ним углубленная просинь Зовет, и поет, и дрожит... Задумчиво осень Последние листья желтит, Срывает, Бросает под ноги людей на панель... А в сердце не молкнет свирель: Весна опять возвратится!
    О зимняя спячка медведя, Сосущего пальчики лап! Твой девственный храп Желанней лобзаний прекраснейшей леди. Как молью изъеден я сплином... Посыпьте меня нафталином, Сложите в сундук и поставьте меня на чердак, Пока не наступит весна. [1909] Мысль, вооруженная рифмами. изд.2е. Поэтическая антология по истории русского стиха. Составитель В.Е.Холшевников. Ленинград, Изд-во Ленинградского университета, 1967.
    МУХИ На дачной скрипучей веранде Весь вечер царит оживленье. К глазастой художнице Ванде Случайно сползлись в воскресенье Провизор, курсистка, певица, Писатель, дантист и певица.
    "Хотите вина иль печенья?" Спросила писателя Ванда, Подумав в жестоком смущенье: "Налезла огромная банда! Пожалуй, на столько баранов Не хватит ножей и стаканов".
    Курсистка упорно жевала. Косясь на остатки от торта, 1000
    Решила спокойно и вяло: "Буржуйка последнего сорта". Девица с азартом макаки Смотрела писателю в баки.
    Писатель за дверью на полке Не видя своих сочинений, Подумал привычно и колко: "Отсталость!" и стал в отдаленьи, Засунувши гордые руки В триковые стильные брюки.
    Провизор, влюбленный и потный, Исследовал шею хозяйки, Мечтая в истоме дремотной: "Ей-богу! Совсем как из лайки... О, если б немножко потрогать!" И вилкою чистил свой ноготь.
    Певица пускала рулады Все реже, и реже, и реже. Потом, покраснев от досады, Замолкла: "Не просят! Невежи... Мещане без вкуса и чувства! Для них ли святое искусство?"
    Наелись. Спустились с веранды К измученной пыльной сирени. В глазах умирающей Ванды Любезность, тоска и презренье "Свести их к пруду иль в беседку? Спустить ли с веревки Валетку?"
    Уселись под старой сосною. Писатель сказал: "Как в романе..." Девица вильнула спиною, Провизор порылся в кармане И чиркнул над кислой певичкой Бенгальскою красною спичкой. [1910] Саша Черный. Собрание сочинений в 5-ти томах. Москва: Эллис Лак, 1996.
    СТИЛИЗОВАННЫЙ ОСЕЛ (Ария для безголосых)
    Голова моя - темный фонарь с перебитыми стеклами, С четырех сторон открытый враждебным ветрам. По ночам я шатаюсь с распутными, пьяными Феклами, По утрам я хожу к докторам. Тарарам.
    Я волдырь на сиденье прекрасной российской словесности, Разрази меня гром на четыреста восемь частей! Оголюсь и добьюсь скандалёзно-всемирной известности, И усядусь, как нищий-слепец, на распутье путей.
    Я люблю апельсины и все, что случайно рифмуется, У меня темперамент макаки и нервы как сталь. Пусть любой старомодник из зависти злится и дуется И вопит: "Не поэзия - шваль!"
    Врешь! Я прыщ на извечном сиденье поэзии, Глянцевито-багровый, напевно-коралловый прыщ, Прыщ с головкой белее несказанно-жженой магнезии, И галантно-развязно-манерно-изломанный хлыщ.
    Ах, словесные, тонкие-звонкие фокусы-покусы! Заклюю, забрыкаю, за локоть себя укушу. Кто не понял - невежда. К нечистому! Накося - выкуси. Презираю толпу. Попишу? Попишу, попишу...
    Попишу животом, и ноздрей, и ногами, и пятками, Двухкопеечным мыслям придам сумасшедший размах, Зарифмую все это для стиля яичными смятками И пойду по панели, пойду на бесстыжих руках... [1909] Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. Минск-Москва, "Полифакт", 1995.
    ДВА ЖЕЛАНИЯ 1
    Жить на вершине голой, Писать простые сонеты... И брать от людей из дола Хлеб вино и котлеты.
    2
    Сжечь корабли и впереди, и сзади, Лечь на кровать, не глядя ни на что, Уснуть без снов и, любопытства ради,
    Проснуться лет чрез сто. [1909] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    КРИТИКУ Когда поэт, описывая даму, Начнет: "Я шла по улице. В бока впился корсет", Здесь "я" не понимай, конечно, прямо Что, мол, под дамою скрывается поэт. Я истину тебе по-дружески открою: Поэт - мужчина. Даже с бородою. [1909] Саша Черный. Собрание сочинений в 5-ти томах. Москва: Эллис Лак, 1996.
    ПАСХАЛЬНЫЙ ПЕРЕЗВОН Пан-пьян! Красные яички. Пьян-пан! Красные носы. Били-бьют! Радостные личики. Бьют-били! Груды колбасы.
    Дал-дам! Праздничные взятки. Дам-дал! И этим и тем. Пили-ели! Визиты в перчатках. Ели-пили! Водка и крем.
    Пан-пьян! Наливки и студни. Пьян-пан! Боль в животе. Били-бьют! И снова будни. Бьют-били! Конец мечте. [1909] Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. Минск-Москва, "Полифакт", 1995.
    МОЙ РОМАН Кто любит прачку, кто любит маркизу, У каждого свой ду 1000 рман,А я люблю консьержкину Лизу, У нас - осенний роман.
    Пусть Лиза в квартале слывет недотрогой, Смешна любовь напоказ! Но все ж тайком от матери строгой Она прибегает не раз.
    Свою мандолину снимаю со стенки, Кручу залихватски ус... Я отдал ей все: портрет Короленки И нитку зеленых бус.
    Тихонько-тихонько, прижавшись друг к другу, Грызем соленый миндаль. Нам ветер играет ноябрьскую фугу, Нас греет русская шаль.
    А Лизин кот, прокравшись за нею, Обходит и нюхает пол. И вдруг, насмешливо выгнувши шею, Садится пред нами на стол.
    Каминный кактус к нам тянет колючки, И чайник ворчит, как шмель... У Лизы чудесные теплые ручки И в каждом глазу - газель.
    Для нас уже нет двадцатого века, И прошлого нам не жаль: Мы два Робинзона, мы два человека, Грызущие тихо миндаль.
    Но вот в передней скрипят половицы, Раскрылась створка дверей... И Лиза уходит, потупив ресницы, За матерью строгой своей.
    На старом столе перевернуты книги, Платочек лежит на полу. На шляпе валяются липкие фиги, И стул опрокинут в углу.
    Для ясности, после ее ухода, Я все-таки должен сказать, Что Лизе - три с половиною года... Зачем нам правду скрывать? 1927, Париж Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. Минск-Москва, "Полифакт", 1995.
    СЛОВЕСНОСТЬ (с натуры)
    Звание солдата почетно.
    (Воинский устав)
    "Всяк солдат слуга престола И защитник от врагов ..." Повтори!.. Молчишь, фефела? Не упомнишь восемь слов? Ну, к отхожему дневальным, После ужина в наряд"... Махин тоном погребальным Отвечает: "виноват!"
    "Ну-ка, кто у нас бригадный?"Дальше унтер говорит И, как ястреб кровожадный, Все глазами шевелит... "Что - молчишь? Собачья морда, Простокваша, идиот... Ну так помни, помни ж твердо!"И рукою в ухо бьет.
    Что же Махин? Слезы льются, Тихо тянет: "виноват"... Весь дрожит, колени гнутся И предательски дрожат.
    "Всех солдат почетно званье Пост ли... знамя... караул... Махин, чучело баранье, Что ты ноги развернул! Ноги вместе, морду выше! Повтори, собачий сын"... Тот в ответ все тише, тише Жалко шепчет: "господин..."
    "Ах, мерзавец! Ах, скотина!" В ухо, в зубы... раз и раз... Эта гнусная картина Обрывает мой рассказ... [1906] Саша Черный. Собрание сочинений в 5-ти томах. Москва: Эллис Лак, 1996.
    ЧЕПУХА Трепов - мягче сатаны, Дурново - с талантом, Нам свободы не нужны, А рейтузы с кантом.
    Сослан Нейдгарт в рудники, С ним Курлов туда же, И за старые грехи Алексеев даже...
    Монастырь наш подарил Нищему копейку, Крушеван усыновил Старую еврейку...
    Взял Линевич в плен спьяна Три полка с обозом... Умножается казна Вывозом и ввозом.
    Витте родиной живет И себя не любит. Вся страна с надеждой ждет, Кто ее погубит...
    Разорвался апельсин У Дворцова моста... Где высокий гражданин Маленького роста?
    Самый глупый человек Едет за границу; Из Маньчжурии калек Отправляют в Ниццу.
    Мучим совестью, Фролов С горя застрелился; Губернатор Хомутов Следствия добился.
    Безобразов заложил Перстень с бриллиантом... Весел, сыт, учен и мил, Пахарь ходит франтом.
    Шлется Стесселю за честь От французов шпага; Манифест - иначе есть Важная бумага...
    Интендантство, сдав ларек, Все забастовало, А Суворин-старичок Перешел в "Начало".
    Появился Серафим Появились дети. Папу видели за сим В ложе у Неметти...
    В свет пустил святой синод Без цензуры святцы, Витте-граф пошел в народ... Что-то будет, б р а т ц ы?..
    Высшей милостью труха Хочет общей драки... Все на свете - чепуха, Остальное - враки... [1905] Саша Черный. Собрание сочинений в 5-ти томах. Москва: Эллис Лак, 1996.
    ЖАЛОБЫ ОБЫВАТЕЛЯ Моя жена - наседка, Мой сын - увы, эсер, Моя сестра - кадетка, Мой дворник - старовер.
    Кухарка - монархистка, Аристократ - свояк, Мамаша - анархис 1000 тка, А я - я просто так...
    Дочурка - гимназистка (Всего ей десять лет) И та социалистка Таков уж нынче свет!
    От самого рассвета Сойдутся и визжат Но мне комедья эта, Поверьте, сущий ад.
    Сестра кричит: "Поправим!" Сынок кричит: "Снесем!" Свояк вопит: "Натравим!" А дворник - "Донесем!"
    А милая супруга, Иссохшая как тень, Вздыхает, как белуга, И стонет: "Ах, мигрень!"
    Молю тебя, создатель (совсем я не шучу), Я р у с с к и й о б ы в а т е л ь Я п р о с т о ж и т ь х о ч у!
    Уйми мою мамашу, Уйми родную мать Не в силах эту кашу Один я расхлебать.
    Она, как анархистка, Всегда сама начнет, За нею гимназистка И весь домашний скот.
    Сестра кричит: "Устроим!" Свояк вопит: "Плевать!" Сынок кричит: "Накроем!" А я кричу: "Молчать!!"
    Проклятья посылаю Родному очагу И втайне замышляю В Америку сбегу!.. [1906] Саша Черный. Собрание сочинений в 5-ти томах. Москва: Эллис Лак, 1996.
    ДО РЕАКЦИИ (Пародия)
    Дух свободы... К перестройке Вся страна стремится, Полицейский в грязной Мойке Хочет утопиться.
    Не топись, охранный воин, Воля улыбнется! Полицейский! будь покоен Старый гнет вернется... [1906] Саша Черный. Собрание сочинений в 5-ти томах. Москва: Эллис Лак, 1996.
    ЛАМЕНТАЦИИ Хорошо при свете лампы Книжки милые читать, Пересматривать эстампы И по клавишам бренчать,
    Щекоча мозги и чувство Обаяньем красоты, Лить душистый мед искусства В бездну русской пустоты...
    В книгах жизнь широким пиром Тешит всех своих гостей, Окружая их гарниром Из страданья и страстей:
    Смех, борьба и перемены, С мясом вырван каждый клок! А у нас... углы, да стены И над ними потолок.
    Но подчас, не веря мифам, Так событий личных ждешь! Заболеть бы, что ли, тифом, Учинить бы, что ль, дебош?
    В книгах гений Соловьевых, Гейне, Гете и Золя, А вокруг от Ивановых Содрогается земля.
    На полотнах Магдалины, Сонм Мадонн, Венер и Фрин, А вокруг кривые спины Мутноглазых Акулин.
    Где событья нашей жизни, Кроме насморка и блох? Мы давно живем, как слизни, В нищете случайных крох.
    Спим и хнычем. В виде спорта, Не волнуясь, не любя, Ищем бога, ищем черта, Потеряв самих себя.
    И с утра до поздней ночи Все, от крошек до старух, Углубив в страницы очи, Небывалым дразнят дух.
    В звуках музыки - страданье, Боль любви и шепот грёз, А вокруг одно мычанье, Стоны, храп и посвист лоз.
    Отчего? Молчи и дохни. Рок - хозяин, ты - лишь раб. Плюнь, ослепни и оглохни, И ворочайся, как краб!
    ...Хорошо при свете лампы Книжки милые милые читать, Перелистывать эстампы И по клавишам бренчать. [1909] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    ПЕСНЯ О ПОЛЕ "Проклятые" вопросы, Как дым от папиросы,
    Рассеялись во мгле.
    Пришла Проблема Пола,
    Румяная фефела,
    И ржет навеселе.
    Заерзали старушки, Юнцы и дамы-душки
    И прочий весь народ.
    Виват, Проблема Пола!
    Сплетайте вкруг подола
    Веселый "Хоровод".
    Ни слез, ни жертв, ни муки. ..
    Подымем знамя-брюки
    Высоко над толпой.
    Ах, нет доступней темы!
    На ней сойдемся все мы
    И зрячий и слепой.
    Научно и приятно, Идейно и занятно
    Умей момент учесть:
    Для слабенькой головки
    В проблеме-мышеловке
    Всегда приманка есть. 1908 Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    АНАРХИСТ Жил на свете анархист, Красил бороду и щеки, Ездил к немке в Териоки И при этом был садист.
    Вдоль затылка жались складки На багровой полосе. Ел за двух, носил перчатки Словом, делал то, что все.
    Раз на вечере попович, Молодой идеалист, Обратился: "Петр Петрович, Отчего вы анархист?"
    Петр Петрович поднял брови И, багро 1000 вый, как бурак, Оборвал на полуслове: "Вы невежа и дурак". [1910] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    ПОШЛОСТЬ
    (Пастель)
    Лиловый лиф и желтый бант у бюста, Безглазые глаза - как два пупка. Чужие локоны к вискам прилипли густо И маслянисто свесились бока.
    Сто слов, навитых в черепе на ролик, Замусленную всеми ерунду,Она, как четки набожный католик, Перебирает вечно на ходу.
    В ее салонах - все, толпою смелой, Содравши шкуру с девственных идей, Хватают лапами бесчувственное тело И рьяно ржут, как стадо лошадей.
    Там говорят, что вздорожали яйца И что комета стала над Невой,Любуясь, как каминные китайцы Кивают в такт, под граммофонный вой.
    Сама мадам наклонна к идеалам: Законную двуспальную кровать Под стеганым атласным одеялом Она всегда умела охранять.
    Но, нос суя любовно и сурово В случайный хлам бесштемпельных "грехов" Она читает вечером Баркова И с кучером храпит до петухов.
    Поет. Рисует акварелью розы. Следит, дрожа, за модой всех сортов, Копя остроты, слухи, фразы, позы И растлевая музу и любовь.
    На каждый шаг - расхожий катехизис, Прин-ци-пи-аль-но носит бандажи, Некстати поминает слово "кризис" И томно тяготеет к глупой лжи.
    В тщеславном, нестерпимо остром зуде Всегда смешна, себе самой в ущерб, И даже на интимнейшей посуде Имеет родовой дворянский герб.
    Она в родстве и дружбе неизменной С бездарностью, нахальством, пустяком. Знакома с лестью, пафосом, изменой И, кажется, в амурах с дураком...
    Ее не знают, к счастью, только... Кто же? Конечно - дети, звери и народ. Одни - когда со взрослыми не схожи, А те - когда подальше от господ.
    Портрет готов. Карандаши бросая, Прошу за грубость мне не делать сцен: Когда свинью рисуешь у сарая На полотне не выйдет belle Helene.*
    * Прекрасная Елена (франц.).- Ред. Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    ОТЪЕЗД ПЕТЕРБУРЖЦА Середина мая и деревья голы... Словно Третья Дума делала весну! В зеркало смотрю я, злой и невеселый, Смазывая йодом щеку и десну.
    Кожа облупилась, складочки и складки, Из зрачков сочится скука многих лет. Кто ты, худосочный, жиденький и гадкий? Я?! О нет, не надо, ради бога, нет!
    Злобно содрогаюсь в спазме эстетизма И иду к корзинке складывать багаж: Белая жилетка, Бальмонт, шипр и клизма, Желтые ботинки, Брюсов и бандаж.
    Пусть мои враги томятся в Петербурге! Еду, еду, еду - радостно и вдруг. Ведь не догадались думские Ликурги Запрещать на лето удирать на юг.
    Синие кредитки вместо Синей Птицы Унесут туда, где солнце, степь и тишь. Слезы увлажняют редкие ресницы: Солнце... Степь и солнце вместо стен и крыш.
    Был я богоборцем, был я мифотворцем (Не забыть панаму, плащ, спермин и "код"), Но сейчас мне ясно: только тошнотворцем, Только тошнотворцем был я целый год...
    Надо подписаться завтра на газеты, Чтобы от культуры нашей не отстать, Заказать плацкарту, починить штиблеты (Сбегать к даме сердца можно нынче в пять).
    К прачке и в ломбард, к дантисту-иноверцу, К доктору - и прочь от берегов Невы! В голове - надежды вспыхнувшего сердца, В сердце - скептицизм усталой головы.
    См. Бальмонт и Брюсов. [1909] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    ИСКАТЕЛЬ (Из дневника современника)
    С горя я пошел к врачу. Врач пенсне напялил на нос: "Нервность. Слабость. Очень рано-с. Ну-с, так я вам закачу Гунияди-Янос".
    Кровь ударила в виски: Гунияди?! От вопросов, От безверья, от тоски?! Врач сказал: "Я не философ. До свиданья".
    Я к философу пришел: "Есть ли цель? Иль книги - ширмы? Правда "школ" - ведь правда фирмы? Я живу, как темный вол. Объясните!"
    Заходил цветной халат Парой егеревских нижних: "Здесь бессилен сам Сократ!
    1000 Вы - профан. Ищите ближних". - "Очень рад".
    В переулке я поймал Человека с ясным взглядом. Я пошел тихонько рядом: "Здравствуй, ближний..." - "Вы "ахал!" - "Извините..."
    Я пришел домой в чаду, Переполненный раздумьем. Мысль играла в чехарду То с насмешкой, то с безумьем. Пропаду!
    Тихо входит няня в дверь. Вот еще один философ: "Что сидишь, как дикий зверь? Плюнь, да веруй - без вопросов.: - "В Гунияди?"
    - "Гу-ни-я-ди? Кто такой? Не немецкий ли святой? Для спасения души Все святые хороши..." Вышла. [1909] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    ОПЯТЬ Опять опадают кусты и деревья, Бронхитное небо слезится опять, И дачники, бросив сырые кочевья,
    Бегут, ошалевшие, вспять.
    Опять, перестроив и душу, и тело (Цветочки и летнее солнце - увы!), Творим городское, ненужное дело
    До новой весенней травы.
    Начало сезона. Ни света, ни красок, Как призраки, носятся тени людей.. Опять одинаковость сереньких масок
    От гения до лошадей.
    По улицам шляется смерть. Проклинает Безрадостный город и жизнь без надежд, С презреньем, зевая, на землю толкает
    Несчастных, случайных невежд.
    А рядом духовная смерть свирепеет И сослепу косит, пьяна и сильна. Всё мало и мало - коса не тупеет,
    И даль безнадежно черна.
    Что будет? Опять соберутся Гучковы И мелочи будут, скучая, жевать, А мелочи будут сплетаться в оковы,
    И их никому не порвать.
    О, дом сумасшедших, огромный и грязный! К оконным глазницам припал человек: Он видит бесформенный мрак безобразный,
    И в страхе, что это навек,
    В мучительной жажде надежды и красок Выходит на улицу, ищет людей... Как страшно найти одинаковость масок
    От гения до лошадей! [1908] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    КУЛЬТУРНАЯ РАБОТА Утро. Мутные стекла как бельма, Самовар на столе замолчал. Прочел о визитах Вильгельма И сразу смертельно устал.
    Шагал от дверей до окошка, Барабанил марш по стеклу И следил, как хозяйская кошка Ловила свой хвост на полу.
    Свистал. Рассматривал тупо Комод, "Остров мертвых", кровать. Это было и скучно, и глупо И опять начинал я шагать.
    Взял Маркса. Поставил на полку. Взял Гёте - и тоже назад. Зевая, подглядывал в щелку, Как соседка пила шоколад.
    Напялил пиджак и пальтишко И вышел. Думал, курил... При мне какой-то мальчишка На мосту под трамвай угодил.
    Сбежались. Я тоже сбежался. Кричали. Я тоже кричал, Махал рукой, возмущался И карточку приставу дал.
    Пошел на выставку. Злился. Ругал бездарность и ложь. Обедал. Со скуки напился И качался, как спелая рожь.
    Поплелся к приятелю в гости, Говорил о холере, добре, Гучкове, Урьеле д'Акосте И домой пришел на заре.
    Утро... Мутные стекла как бельма. Кипит самовар. Рядом "Русь" С речами того же Вильгельма. Встаю - и снова тружусь. Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    ЗЕРКАЛО Кто в трамвае, как акула, Отвратительно зевает? То зевает друг-читатель Над скучнейшею газетой.
    Он жует ее в трамвае, Дома, в бане и на службе, В ресторанах и в экспрессе, И в отдельном кабинете.
    Каждый день с утра он знает, С кем обедал Франц-Иосиф И какую глупость в Думе Толстый Бобринский сморозил...
    Каждый день, впиваясь в строчки, Он глупеет и умнеет: Если автор глуп - глупеет, Если умница - умнеет.
    Но порою друг-читатель Головой мотает злобно И ругает, как извозчик, Современные газеты.
    "К черту! То ли дело Запад И испанские газеты..." (Кстати - он силен в испанском, Как испанская корова).
    Друг-читатель! Не ругайся, Вынь-ка зеркальце складное. Видишь - в нем зловеще меркнет Кто-то хмурый и безликий?
    Кто-то хмурый и безликий, Не испанец, о, нисколько, Но скорее бык испанский, Обреченный на закланье.
    Прочитай: в глазах-гляделках Много ль мыслей, смеха, сердца? Не брани же, друг-читатель 1000 , Современные газеты... [1908] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    СПОРЫ Каждый прав и каждый виноват. Все полны обидным снисхожденьем И, мешая истину с глумленьем, До конца обидеться спешат.
    Эти споры - споры без исхода, С правдой, с тьмой, с людьми, с самим собой, Изнуряют тщетною борьбой И пугают нищенством прихода.
    По домам бессильно разбредаясь, Мы нашли ли собственный ответ? Что ж слепые наши "да" и "нет" Разбрелись, убого спотыкаясь?
    Или мысли наши - жернова? Или спор - особое искусство, Чтоб, калеча мысль и теша чувство, Без конца низать случайные слова?
    Если б были мы немного проще, Если б мы учились понимать, Мы могли бы в жизни не блуждать, Словно дети в незнакомой роще.
    Вновь забытый образ вырастает: Притаилась Истина в углу, И с тоской глядит в пустую мглу, И лицо руками закрывает... [1908] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    ИНТЕЛЛИГЕНТ Повернувшись спиной к обманувшей надежде И беспомощно свесив усталый язык, Не раздевшись, он спит в европейской одежде И храпит, как больной паровик.
    Истомила Идея бесплодьем интрижек, По углам паутина ленивой тоски, На полу вороха неразрезанных книжек И разбитых скрижалей куски.
    За окном непогода лютеет и злится... Стены прочны, и мягок пружинный диван. Под осеннюю бурю так сладостно спится Всем, кто бледной усталостью пьян.
    Дорогой мой, шепни мне сквозь сон по секрету, Отчего ты так страшно и тупо устал? За несбыточным счастьем гонялся по свету, Или, может быть, землю пахал?
    Дрогнул рот. Разомкнулись тяжелые вежды, Монотонные звуки уныло текут: "Брат! Одну за другой хоронил я надежды, Брат! От этого больше всего устают.
    Были яркие речи и смелые жесты И неполных желаний шальной хоровод. Я жених непришедшей прекрасной невесты, Я больной, утомленный урод".
    Смолк. А буря все громче стучалась в окошко. Билась мысль, разгораясь и снова таясь. И сказал я, краснея, тоскуя и злясь: "Брат! Подвинься немножко". 1908 Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    ОТБОЙ
    За жирными коровами следуют тощие,
    за тощими - отсутствие мяса.
    Гейне
    По притихшим редакциям, По растерзанным фракциям, По рутинным гостиным, За молчанье себя награждая с лихвой,
    Несется испуганный вой:
    Отбой, отбой,
    Окончен бой,
    Под стол гурьбой!
    Огонь бенгальский потуши,
    Соси свой палец, не дыши,
    Кошмар исчезнет сам собой
    Отбой, отбой, отбой! Читали, как сын полицмейстера ездил по городу, Таскал по рынку почтеннейших граждан за бороду,
    От нечего делать нагайкой их сек,
    Один - восемьсот человек?
    Граждане корчились, морщились, Потом послали письмо со слезою в редакцию
    И обвинили... реакцию.
    Читали?
    Ах, политика узка
    И притом опасна.
    Ах, партийность так резка
    И притом пристрастна.
    Разорваны по листику
    Программки и брошюры,
    То в ханжество, то в мистику
    Нагие прячем шкуры.
    Славься, чистое искусство
    С грязным салом половым!
    В нем лишь черпать мысль и чувство
    Нам - ни мертвым ни живым. Вечная память прекрасным и звучным словам! Вечная память дешевым и искренним позам! Страшно дрожать по своим беспартийным углам Крылья спалившим стрекозам!
    Ведьмы, буки, черные сотни,
    Звездная палата, "черный кабинет"...
    Всё проворней и всё охотней
    Лезем сдуру в чужие подворотни
    Влез. Молчок. И нет как нет.
    Отбой, отбой,
    В момент любой,
    Под стол гурьбой.
    В любой момент
    Индифферент:
    Семья, горшки,
    Дела, грешки
    Само собой.
    Отбой, отбой, отбой! "Отречемся от старого мира..." 1000
    И полезем гуськом под кровать. Нам, уставшим от шумного пира, Надо свежие силы набрать.
    Ура!! [1909] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    1909 Родился карлик Новый Год, Горбатый, сморщенный урод,
    Тоскливый шут и скептик,
    Мудрец и эпилептик.
    "Так вот он - милый божий свет? А где же солнце? Солнца нет!
    А, впрочем, я не первый,
    Не стоит портить нервы".
    И люди людям в этот час Бросали: "С Новым Годом вас!"
    Кто честно заикаясь,
    Кто кисло ухмыляясь...
    Ну, как же тут не поздравлять? Двенадцать месяцев опять
    Мы будем спать и хныкать
    И пальцем в небо тыкать.
    От мудрых, средних и ослов Родятся реки старых слов,
    Но кто еще, как прежде,
    Пойдет кутить к надежде?
    Ах, милый, хилый Новый Год, Горбатый, сморщенный урод!
    Зажги среди тумана
    Цветной фонарь обмана.
    Зажги! Мы ждали много лет Быть может, солнца вовсе нет?
    Дай чуда! Ведь бывало
    Чудес в веках не мало...
    Какой ты старый, Новый Год! Ведь мы равно наоборот
    Считать могли бы годы,
    Не исказив природы.
    Да... Много мудрого у нас... А впрочем, с Новым Годом вас!
    Давайте спать и хныкать
    И пальцем в небо тыкать. 1908 Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    НОВАЯ ЦИФРА
    1910
    Накрутить вам образов, почтеннейший? Нанизать вам слов кисло-сладких, Изысканно гладких На нити банальнейших строф? Вот опять неизменнейший Тощий младенец родился, А старый хрен провалился В эту... как ее? .. В Лету.
    Как трудно, как нудно поэту!..
    Словами свирепо-солдатскими
    Хочется долго и грубо ругаться,
    Цинично и долго смеяться,
    Но вместо того - лирическо-штатскими
    Звуками нужно слагать поздравленье,
    Ломая ноги каждой строке
    И в гневно-бессильной руке
    Перо сжимая в волненьи.
    Итак: с Новою Цифрою, братья! С весельем... то бишь, с проклятьем Дешевым шампанским, Цимлянским Наполним утробы. Упьемся! И в хмеле, таком же дешевом, О счастье нашем грошевом Мольбу к небу пошлем, К небу, прямо в серые тучи: Счастья, здоровья, веселья, Котлет, пиджаков и любовниц, Пищеваренье и сон Пошли нам, серое небо!
    Молодой снежок Вьется, как пух из еврейской перины.
    Голубой кружок То есть луна - такой смешной и невинный.
    Фонари горят И мигают с усмешкою старых знакомых.
    Я чему-то рад И иду вперед беспечней насекомых.
    Мысли так свежи, Пальто на толстой подкладке ватной,
    И лужи-ужи Ползут от глаз к фонарям и обратно...
    Братья! Сразу и навеки
    Перестроим этот мир.
    Братья! Верно, как в аптеке:
    Лишь любовь дарует мир.
    Так устроим же друг другу
    С Новой Цифрой новый пир
    Я согласен для начала
    Отказаться от сатир! Пусть больше не будет ни глупых, ни злобных, Пусть больше не будет слепых и глухих, Ни жадных, ни стадных, ни низко-утробных Одно лишь семейство святых...
    ...Я полную чашу российского гною За Новую Цифру, смеясь, подымаю! Пригубьте, о братья! Бокал мой до краю Наполнен ведь вами - не мною. 1909 Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    БЕССМЕРТИЕ Бессмертье? Вам, двуногие кроты, Не стоящие дня земного срока? Пожалуй, ящерицы, жабы и глисты Того же захотят, обидевшись глубоко...
    Мещане с крылышками! Пряники и рай! Полвека жрали - и в награду вечность.. Торг не дурен. "Помилуй и подай!" Подай рабам патент на бесконечность.
    Тюремщики своей земной тюрьмы, Грызущие друг друга в каждой щели, Украли у пророков их псалмы, Чтоб бормотать их в храмах раз в неделю.
    Нам, зрячим,- бесконечная печаль, А им, слепым,- бенгальские надежды, Сусальная сияющая даль, Гарантированные брачные одежды!..
    Не клянчите! Господь и мудр, и строг,Земные дни бездарны и убоги, Не пустит вас господь и на 1000 порог, Сгниете все, как падаль, у дороги. Между 1908 и 1912 Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    ПРОСТЫЕ СЛОВА
    (Памяти Чехова)
    В наши дни трехмесячных успехов И развязных гениев пера Ты один, тревожно-мудрый Чехов, С каждым днем нам ближе, чем вчера.
    Сам не веришь, но зовешь и будишь, Разрываешь ямы до конца И с беспомощной усмешкой тихо судишь Оскорбивших землю и Отца.
    Вот ты жил меж нами, нежный, ясный, Бесконечно ясный и простой,Видел мир наш хмурый и несчастный, Отравлялся нашей наготой...
    И ушел! Но нам больней и хуже: Много книг, о, слишком много книг! С каждым днем проклятый круг всё уже И не сбросить "чеховских" вериг...
    Ты хоть мог, вскрывая торопливо Гнойники,- смеяться, плакать, мстить. Но теперь всё вскрыто. Как тоскливо Видеть, знать, не ждать и молча гнить! [1910] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    УТЕШЕНИЕ Жизнь бесцветна? Надо, друг мой, Быть упорным и искать: Раза два в году ты можешь, Как король, торжествовать...
    Если где-нибудь случайно,В маскараде иль в гостях, На площадке ли вагона, Иль на палубных досках,Ты столкнешься с человеком Благородным и простым, До конца во всем свободным, Сильным, умным и живым, Накупи бенгальских спичек, Закажи оркестру туш, Маслом розовым намажься И прими ликерный душ! Десять дней ходи во фраке, Нищим сто рублей раздай, Смейся в горьком умиленьи И от радости рыдай...
    Раза два в году - не шутка, А при счастье - три и пять. Надо только, друг мой бедный, Быть упорным и искать. [1922] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    ДИЕТА Каждый месяц к сроку надо Подписаться на газеты. В них подробные ответы На любую немощь стада.
    Боговздорец иль политик, Радикал иль черный рак, Гениальный иль дурак, Оптимист иль кислый нытик На газетной простыне Все найдут свое вполне.
    Получая аккуратно Каждый день листы газет, Я с улыбкой благодатной, Бандероли не вскрывая, Аккуратно, не читая, Их бросаю за буфет.
    Целый месяц эту пробу Я проделал. Оживаю! Потерял слепую злобу, Сам себя не истязаю; Появился аппетит, Даже мысли появились... Снова щеки округлились... И печенка не болит.
    В безвозмездное владенье Отдаю я средство это Всем, кто чахнет без просвета Над унылым отраженьем Жизни мерзкой и гнилой, Дикой, глупой, скучной, злой.
    Получая аккуратно Каждый день листы газет, Бандероли не вскрывая, Вы спокойно, не читая, Их бросайте за буфет. [1910] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    МЯСО
    (Шарж)
    Брандахлысты в белых брючках В лаун-теннисном азарте Носят жирные зады.
    Вкруг площадки, в модных штучках, Крутобедрые Астарты, Как в торговые ряды,
    Зазывают кавалеров И глазами, и боками, Обещая всё для всех.
    И гирлянды офицеров, Томно дрыгая ногами, "Сладкий празднуют успех".
    В лакированных копытах Ржут пажи и роют гравий, Изгибаясь, как лоза,
    На раскормленных досыта Содержанок, в модной славе, Щуря сальные глаза.
    Щеки, шеи, подбородки, Водопадом в бюст свергаясь, Пропадают в животе,
    Колыхаются, как лодки, И, шелками выпираясь, Вопиют о красоте.
    Как ходячие шнель-клопсы, На коротких, тухлых ножках (Вот хозяек дубликат!)
    Грандиознейшие мопсы Отдыхают на дорожках И с достоинством хрипят.
    Шипр и пот, французский говор... Старый хрен в английском платье Гладит ляжку и мычит.
    Дипломат, шпион иль повар? Но без формы люди - братья: Кто их, к черту, различит?..
    Как наполненные ведра Растопыренные бюсты Проплывают без конца
    И опять зады и бедра... Но над ними - будь им пусто!Ни единого лица! Лето 1909 Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    ВСЕРОССИЙСКОЕ ГОРЕ (Всем добрым знакомым с отчаянием посвящаю)
    Итак - начинается утро. Чужой, как река Брахмапутра, В двенадцать влетает знакомый. "Вы дома?" К несчастью, я дома. (В кармане послав ему фигу,) Бросаю немецкую книгу И слушаю, вял и суров, Набор из ненужных мне слов. Вчера он торчал на концерте Ему не терпелось до смерти Обрушить на нервы мои Дешевые чувства свои.
    Обрушил! Ах, в два пополудни Мозги мои были как студни... Но, дверь запирая за ним И жаждой работы томим, Услышал я новый звонок: Пришел первокурсник-щенок. Несчастный влюбился в кого-то... С багровым лицом идиота Кричал он о "ней", о богине, А я ее толстой гусыней В душе называл беспощадно... Не слушал! С улыбкою стадной Кивал головою сердечно И мямлил: "Конечно, конечно".
    В четыре ушел он... В четыре! Как тигр я шагал по квартире, В пять ожил и, вытерев пот, За прерванный сел перевод. Звонок... С добродушием ведьмы Встречаю поэта в передней. Сегодня собрат именинник И просит дать взаймы полтинник. "С восторгом!" Но он... остается! В столовую томно плетется, Извлек из-за пазухи кипу И с хрипом, и сипом, и скрипом Читает, читает, читает... А бес меня в сердце толкает: Ударь его лампою в ухо! Всади кочергу ему в брюхо!
    Квартира? Танцкласс ли? Харчевня? Прилезла рябая девица: Нечаянно "Месяц в деревне" Прочла и пришла "поделиться"... Зачем она замуж не вышла? Зачем (под лопатки ей дышло!) Ко мне направляясь, сначала Она под трамвай не попала? Звонок... Шаромыжник бродячий, Случайный знакомый по даче, Разделся, подсел к фортепьяно И лупит. Не правда ли, странно? Какие-то люди звонили. Какие-то люди входили. Боясь, что кого-нибудь плюхну, Я бегал тихонько на кухню И плакал за вьюшкою грязной Над жизнью своей безобразной. [1910] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    СОВЕРШЕННО ВЕСЕЛАЯ ПЕСНЯ
    (Полька)
    Левой, правой, кучерявый, Что ты ерзаешь, как черт? Угощение на славу, Музыканты - первый сорт. Вот смотри: Раз, два, три. Прыгай, дрыгай до зари.
    Ай, трещат мои мозоли И на юбке позумент! Руки держит, как франзоли, А еще интеллигент. Ах, чудак, Ах, дурак! Левой, правой, - вот так-так!
    Трим-ти, тим-ти - без опаски, Трим-тим-тим - кружись вперед! Что в очки запрятал глазки? Разве я, топ-топ, урод? Топ-топ-топ, Топ-топ-топ... Оботри платочком лоб.
    Я сегодня без обеда, И не надо - ррри-ти-ти. У тебя-то, буквоеда, Тоже денег не ахти? Ну и что ж Наживешь. И со мной, топ-топ, пропьешь.
    Думай, думай - не поможет! Сорок бед - один ответ: Из больницы на рогоже Стащат черту на обед. А пока, Ха-ха-ха, Не толкайся под бока!
    Все мы люди-человеки... Будем польку танцевать. Даже нищие-калеки Не желают умирать. Цок-цок-цок Каблучок, Что ты морщишься, дружок?
    Ты ли, я ли - всем не сладко, Знаю, котик, без тебя. Веселись же хоть украдкой, Танцы - радость, книжки - бя. Лим-тим-тись, Берегись. Думы к черту, скука - брысь! Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    СЛУЖБА СБОРОВ Начальник Акцептации сердит: Нашел просчет в копейку у Орлова. Орлов уныло бровью шевелит И про себя бранится: "Ишь, бандит!" Но из себя не выпустит ни слова.
    Вокруг сухой, костлявый, дробный треск Как пальцы мертвецов, бряцают счеты. Начальнической плеши строгий блеск С бычачьим лбом сливается в гротеск,Но у Орлова любоваться нет охоты.
    Конторщик Кузькин бесконечно рад: Орлов на лестнице стыдил его невесту, Что Кузькин как товарищ - хам и гад, А как мужчина - жаба и кастрат... Ах, может быть, Орлов лишится места!
    В соседнем отделении содом: Три таксировщика, увлекшись чехардою, Бодают пол. Четвертый же, с трудом Соблазн преодолев, с досадой и стыдом Им укоризненно кивает бородою.
    Но в коридоре тьма и т 1000 ишина. Под вешалкой таинственная пара Он руки растопырил, а она Щемящим голосом взывает: "Я жена... И муж не вынесет подобного удара!"
    По лестницам красавицы снуют, Пышнее и вульгарнее гортензий. Их сослуживцы "фаворитками" зовут Они не трудятся, не сеют - только жнут, Любимицы Начальника Претензий...
    В буфете чавкают, жуют, сосут, мычат. Берут пирожные в надежде на прибавку. Капуста и табак смесились в едкий чад. Конторщицы ругают шоколад И бюст буфетчицы, дрожащий на прилавке...
    Второй этаж. Дубовый кабинет. Гигантский стол. Начальник Службы Сборов, Поймав двух мух, покуда дела нет, Пытается определить на свет, Какого пола жертвы острых взоров.
    Внизу в прихожей бывший гимназист Стоит перед швейцаром без фуражки. Швейцар откормлен, груб и неречист: "Ведь грамотный, поди, не трубочист! "Нет мест" - вон на стене висит бумажка". [1909] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    ОКРАИНА ПЕТЕРБУРГА Время года неизвестно. Мгла клубится пеленой. С неба падает отвесно Мелкий бисер водяной.
    Фонари горят как бельма, Липкий смрад навис кругом, За рубашку ветер-шельма Лезет острым холодком.
    Пьяный чуйка обнял нежно Мокрый столб - и голосит. Бесконечно, безнадежно Кислый дождик моросит...
    Поливает стены, крыши, Землю, дрожки, лошадей. Из ночной пивной всё лише Граммофон хрипит, злодей.
    "Па-ца-луем дай забвенье!" Прямо за сердце берет. На панели тоже пенье: Проститутку дворник бьет.
    Брань и звуки заушений... И на них из всех дверей Побежали светотени Жадных к зрелищу зверей.
    Смех, советы, прибаутки, Хлипкий плач, свистки и вой Мчится к бедной проститутке Постовой городовой.
    Увели... Темно и тихо. Лишь в ночной пивной вдали Граммофон выводит лихо: "Муки сердца утоли!" Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    НА ОТКРЫТИИ ВЫСТАВКИ Дамы в шляпках "кэк-уоках", Холодок публичных глаз, Лица в складках и отеках, Трэны, перья, ленты, газ. В незначительных намеках Штемпеля готовых фраз.
    Кисло-сладкие мужчины, Знаменитости без лиц, Строят знающие мины, С видом слушающих птиц Шевелюры клонят ниц И исследуют причины.
    На стене упорный труд Вдохновенье и бездарность... Пусть же мудрый и верблюд Совершают строгий суд: Отрицанье, благодарность Или звонкий словоблуд...
    Умирающий больной. Фиолетовые свиньи. Стая галок над копной. Блюдо раков. Пьяный Ной. Бюст молочницы Аксиньи, И кобыла под сосной.
    Вдохновенное Nocturno*, Рядом рыжий пиджачок, Растопыренный над урной... Дама смотрит в кулачок И рассеянным: "Недурно!" Налепляет ярлычок.
    Да? Недурно? Что - Nocturno? Иль яичница-пиджак? Генерал вздыхает бурно И уводит даму. Так... А сосед глядит в кулак И ругается цензурно...
    * Ночное, здесь - ночной пейзаж (лат.). [1910] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    НА ВЕРБЕ Бородатые чуйки с голодными глазами Хрипло предлагают "животрепещущих докторов". Гимназисты поводят бумажными усами, Горничные стреляют в суконных юнкеров.
    Шаткие лари, сколоченные наскоро, Холерного вида пряники и халва, Грязь под ногами хлюпает так ласково, И на плечах болтается чужая голова.
    Червонные рыбки из стеклянной обители Грустно-испуганно смотрят на толпу. "Вот замечательные американские жители Глотают камни и гвозди, как крупу!"
    Писаря выражаются вдохновенно-изысканно, Знакомятся с модистками и переходят на ты, Сгущенный воздух переполнился писками, Кричат бирюзовые бумажные цветы.
    Деревья вздрагивают черными ветками, Капли и бумажки падают в грязь. Чужие люди толкутся между клетками И месят ногами пеструю мазь. [1909] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    НА ПЕТЕРБУР 1000 ГСКОЙ ДАЧЕ Промокло небо и земля, Душа и тело отсырели. С утра до вечера скуля, Циничный ветер лезет в щели.
    Дрожу, как мокрая овца...
    И нет конца, и нет конца!
    Не ем прекрасных огурцов, С тоской смотрю на землянику: Вдруг отойти в страну отцов В холерных корчах - слишком дико...
    Сам Мережковский учит нас,
    Что смерть страшна, как папуас.
    В объятьях шерстяных носков Смотрю, как дождь плюет на стекла. Ах, жив бездарнейший Гучков, Но нет великого Патрокла!
    И в довершение беды
    Гучков не пьет сырой воды.
    Ручьи сбегают со стволов. Городовой надел накидку. Гурьба учащихся ослов Бежит за горничною Лидкой.
    Собачья свадьба... Чахлый гром.
    И два спасенья: бром и ром.
    На потолке в сырой тени Уснули мухи. Сатанею... Какой восторг в такие дни Узнать, что шаху дали в шею!
    И только к вечеру поймешь,
    Что твой восторг - святая ложь...
    Горит свеча. Для счета дней Срываю листик календарный Строфа из Бальмонта. Под ней: "Борщок, шнель-клопс и мусс янтарный".
    Дрожу, как мокрая овца...
    И нет конца, и нет конца! [1909] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    НОЧНАЯ ПЕСНЯ ПЬЯНИЦЫ Темно... Фонарь куда-то к черту убежал! Вино Качает толстый мой фрегат, как в шквал... Впотьмах За телеграфный столб держусь рукой. Но, ах! Нет вовсе сладу с правою ногой: Она Вокруг меня танцует - вот и вот... Стена Всё время лезет прямо на живот. Свинья!! Меня назвать свиньею? Ах, злодей! Меня, Который благородней всех людей?! Убью! А, впрочем, милый малый, бог с тобой Я пью, Но так уж предназначено судьбой. Ослаб... Дрожат мои колени - не могу! Как раб, Лежу на мостовой и ни гу-гу... Реву... Мне нынче сорок лет - я нищ и глуп. В траву Заройте наспиртованный мой труп. В ладье Уже к чертям повез меня Харон... Adieu!* Я сплю, я сплю, я сплю со всех сторон.
    * Прощайте! (франц.).- Ред. [1909] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    ГОРОДСКАЯ СКАЗКА Профиль тоньше камеи, Глаза как спелые сливы, Шея белее лилеи И стан как у леди Годивы.
    Деву с душою бездонной, Как первая скрипка оркестра, Недаром прозвали мадонной Медички шестого семестра.
    Пришел к мадонне филолог, Фаддей Симеонович Смяткин. Рассказ мой будет недолог: Филолог влюбился по пятки.
    Влюбился жестоко и сразу В глаза ее, губы и уши, Цедил за фразою фразу, Томился, как рыба на суше.
    Хотелось быть ее чашкой, Братом ее или теткой, Ее эмалевой пряжкой И даже зубной ее щеткой!..
    "Устали, Варвара Петровна? О, как дрожат ваши ручки!"Шепнул филолог любовно, А в сердце вонзились колючки.
    "Устала. Вскрывала студента: Труп был жирный и дряблый. Холод... Сталь инструмента. Руки, конечно, иззябли.
    Потом у Калинкина моста Смотрела своих венеричек. Устала: их было до ста. Что с вами? Вы ищете спичек?
    Спички лежат на окошке. Ну, вот. Вернулась обратно, Вынула почки у кошки И зашила ее аккуратно.
    Затем мне с подругой достались Препараты гнилой пуповины. Потом... был скучный анализ: Выделенье в моче мочевины...
    Ах, я! Прошу извиненья: Я роль хозяйки забыла Коллега! Возьмите варенья,Сама сегодня варила".
    Фаддей Симеонович Смяткин Сказал беззвучно: "Спасибо!" А в горле ком кисло-сладкий Бился, как в неводе рыба.
    Не хотелось быть ее чашкой, Ни братом ее и ни теткой, Ни ее эмалевой пряжкой, Ни зубной ее щеткой! [1909] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    ЛАБОРАНТ И МЕДИЧКИ
    1
    Он сидит среди реторт И ругается, как черт: "Грымзы! Кильки! Бабы! Совы! Безголовы, бестолковы Йодом залили сюртук, Не зак 1000 рыли кран... Без рук! Бьют стекло, жужжат, как осы. А дурацкие вопросы? А погибший матерьял? О, как страшно я устал!"
    Лаборант встает со стула. В уголок идет сутуло И, издав щемящий стон, В рот сует пирамидон.
    2
    А на лестнице медички Повторяли те же клички: "Грымза! Килька! Баба! Франт! Безголовый лаборант... На невиннейший вопрос Буркнет что-нибудь под нос; Придирается, как дама,Ядовито и упрямо, Не простит простой ошибки! Ни привета, ни улыбки..."
    Визг и писк. Блестят глазами, Машут красными руками: "О, несноснейший педант, Лаборашка, лаборант!"
    3
    Час занятий. Шепот. Тишь. Девы гнутся, как камыш, Девы все ушли в работы. Где же "грымзы"? Где же счеты? Лаборант уже не лев И глядит бочком на дев, Как колибри на боа. Девы тоже трусят льва: Очень страшно, очень жутко Оскандалиться не шутка!
    Свист горелок. Тишина. Ноет муха у окна. Где Юпитер? Где Минервы? Нервы, нервы, нервы, нервы... [1909] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    В ГОСТЯХ
    (Петербург)
    Холостой стаканчик чаю (Хоть бы капля коньяку), На стене босой Толстой.
    Добросовестно скучаю
    И зеленую тоску
    Заедаю колбасой.
    Адвокат ведет с коллегой Специальный разговор. Разорвись - а не поймешь!
    А хозяйка с томной негой,
    Устремив на лампу взор,
    Поправляет бюст и брошь.
    "Прочитали Метерлинка?" - "Да. Спасибо, прочитал..." - "О, какая красота!"
    И хозяйкина ботинка
    Взволновалась, словно в шквал.
    Лжет ботинка, лгут уста...
    У рояля дочь в реформ'е, Взяв рассеянно аккорд, Стилизованно молчит.
    Старичок в военной форме
    Прежде всех побил рекорд
    За экран залез и спит.
    Толстый доктор по ошибке Жмет мне ногу под столом. Я страдаю и терплю.
    Инженер зудит на скрипке.
    Примирясь и с этим злом,
    Я и бодрствую, и сплю.
    Что бы вслух сказать такое? Ну-ка, опыт, выручай! "Попрошу... еще стакан"...
    Ем вчерашнее жаркое,
    Кротко пью холодный чай
    И молчу, как истукан. [1908] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    ЕВРОПЕЕЦ
    В трамвае, набитом битком,
    Средь двух гимназисток, бочком, Сижу в настроеньи прекрасном.
    Панама сползает на лоб.
    Я - адски пленительный сноб, В накидке и в галстуке красном.
    Пассаж не спеша осмотрев,
    Вхожу к "Доминику", как лев, Пью портер, малагу и виски.
    По карте, с достоинством ем
    Сосиски в томате и крем, Пулярдку и снова сосиски.
    Раздуло утробу копной...
    Сановный швейцар предо мной Толкает бесшумные двери.
    Умаявшись, сыт и сонлив,
    И руки в штаны заложив, Сижу в Александровском сквере.
    Где б вечер сегодня убить?
    В "Аквариум", что ли, сходить, Иль, может быть, к Мэри слетаю?
    В раздумье на мамок смотрю,
    Вздыхаю, зеваю, курю И "Новое время" читаю...
    Шварц, Персия, Турция... Чушь!
    Разносчик! Десяточек груш... Какие прекрасные грушки!
    А завтра в двенадцать часов
    На службу явиться готов, Чертить на листах завитушки.
    Однако: без четверти шесть.
    Пойду-ка к "Медведю" поесть, А после - за галстуком к Кнопу.
    Ну как в Петербурге не жить?
    Ну как Петербург не любить Как русский намек на Европу? [1910] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    КУХНЯ Тихо тикают часы На картонном циферблате. Вязь из розочек в томате И зеленые усы.
    Возле раковины щель Вся набита прусаками, Под иконой ларь с дровами И двугорбая постель.
    Над постелью бывший шах, Рамки в ракушках и бусах,В рамках - чучела в бурнусах И солдаты при часах.
    Чайник ноет и плюет. На окне обрывок книжки: "Фаршированные пышки", "Шведский яблочный компот".
    Пахнет мыльною водой, Старым салом и угаром. На полу пред самоваром Кот сидит как неживой.
    Пусто в кухне. "Т 1000 ик" да "так". А за дверью на площадке Кто-то пьяненький и сладкий Ноет: "Дарья, четвер-так!" [1922] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    В РЕДАКЦИИ ТОЛСТОГО ЖУРНАЛА Серьезных лиц густая волосатость И двухпудовые, свинцовые слова: "Позитивизм", "идейная предвзятость", "Спецификация", "реальные права"...
    Жестикулируя, бурля и споря, Киты редакции не видят двух персон: Поэт принес "Ночную песню моря", А беллетрист - "Последний детский сон".
    Поэт присел на самый кончик стула И кверх ногами развернул журнал, А беллетрист покорно и сутуло У подоконника на чьи-то ноги стал.
    Обносят чай... Поэт взял два стакана, А беллетрист не взял ни одного. В волнах серьезного табачного тумана Они уже не ищут ничего.
    Вдруг беллетрист, как леопард, в поэта Метнул глаза: "Прозаик или нет?" Поэт и сам давно искал ответа: "Судя по галстуку, похоже, что поэт"...
    Подходит некто в сером, но по моде, И говорит поэту: "Плач земли? .." - "Нет, я вам дал три "Песни о восходе" И некто отвечает: "Не пошли!"
    Поэт поник. Поэт исполнен горя: Он думал из "Восходов" сшить штаны! "Вот здесь еще "Ночная песня моря", А здесь - "Дыханье северной весны"".
    - "Не надо, - отвечает некто в сером:У нас лежит сто весен и морей". Душа поэта затянулась флером, И розы превратились в сельдерей.
    "Вам что?" И беллетрист скороговоркой: "Я год назад прислал "Ее любовь"". Ответили, пошаривши в конторке: "Затеряна. Перепишите вновь".
    - "А вот, не надо ль?- беллетрист запнулся.Здесь... семь листов - "Последний детский сон"". Но некто в сером круто обернулся В соседней комнате залаял телефон.
    Чрез полчаса, придя от телефона, Он, разумеется, беднягу не узнал И, проходя, лишь буркнул раздраженно: "Не принято! Ведь я уже сказал!.."
    На улице сморкался дождь слюнявый. Смеркалось... Ветер. Тусклый, дальний гул. Поэт с "Ночною песней" взял направо, А беллетрист налево повернул.
    Счастливый случай скуп и черств, как Плюшкин. Два жемчуга опять на мостовой... Ах, может быть, поэт был новый Пушкин, А беллетрист был новый Лев Толстой?!
    Бей, ветер, их в лицо, дуй за сорочку Надуй им жабу, тиф и дифтерит! Пускай не продают души в рассрочку, Пускай душа их без штанов парит... Между 1906 и 1909 Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    "СМЕХ СКВОЗЬ СЛЕЗЫ"
    (1809-1909)
    Ах, милый Николай Васильич Гоголь! Когда б сейчас из гроба встать ты мог, Любой прыщавый декадентский щеголь Сказал бы: "Э, какой он, к черту, бог? Знал быт, владел пером, страдал. Какая редкость! А стиль, напевность, а прозрения печать, А темно-звонких слов изысканная меткость?.. Нет, старичок... Ложитесь в гроб опять!"
    Есть между ними, правда, и такие, Что дерзко от тебя ведут свой тусклый род И, лицемерно пред тобой согнувши выи, Мечтают сладенько: "Придет и мой черед!" Но от таких "своих", дешевых и развязных, Удрал бы ты, как Подколесин, чрез окно... Царят! Бог их прости, больных, пустых и грязных, А нам они наскучили давно.
    Пусть их шумят... Но где твои герои? Все живы ли, иль, небо прокоптив, В углах медвежьих сгнили на покое Под сенью благостной крестьянских тучных нив? Живут... И как живут! Ты, встав сейчас из гроба, Ни одного из них, наверно, б не узнал: Павлуша Чичиков - сановная особа И в интендантстве патриотом стал
    На мертвых душ портянки поставляет (Живым они, пожалуй, ни к чему), Манилов в Третьей Думе заседает И в председатели был избран... по уму. Петрушка сдуру сделался поэтом И что-то мажет в "Золотом руне", Ноздрев пошел в охранное - и в этом Нашел свое призвание вполне.
    Поручик Пирогов с успехом служит в Ялте И сам сапожников по праздникам сечет, Чуб стал союзником и об еврейском гвалте С большою эрудицией поет. Жан Хлестаков работает в "России", Затем - в "Осведомительном бюро", Где 1000 чувствует себя совсем в родной стихии: Разжился, раздобрел,- вот борзое перо!..
    Одни лишь черти, Вий да ведьмы и русалки, Попавши в плен к писателям modernes*, Зачахли, выдохлись и стали страшно жалки, Истасканные блудом мелких скверн... Ах, милый Николай Васильич Гоголь! Как хорошо, что ты не можешь встать... Но мы живем! Боюсь - не слишком много ль Нам надо слышать, видеть и молчать?
    И в праздник твой, в твой праздник благородный, С глубокой горечью хочу тебе сказать: "Ты был для нас источник многоводный, И мы к тебе пришли теперь опять,Но "смех сквозь слезы" радостью усталой Не зазвенит твоим струнам в ответ... Увы, увы... Слез более не стало,
    И смеха нет".
    * Модернистам (франц.).- Ред. 1909 Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    НЕДОРАЗУМЕНИЕ Она была поэтесса, Поэтесса бальзаковских лет. А он был просто повеса, Курчавый и пылкий брюнет. Повеса пришел к поэтессе. В полумраке дышали духи, На софе, как в торжественной мессе, Поэтесса гнусила стихи: "О, сумей огнедышащей лаской Всколыхнуть мою сонную страсть. К пене бедер, за алой подвязкой Ты не бойся устами припасть! Я свежа, как дыханье левкоя, О, сплетем же истомности тел!.." Продолжение было такое, Что курчавый брюнет покраснел. Покраснел, но оправился быстро И подумал: была не была! Здесь не думские речи министра, Не слова здесь нужны, а дела... С несдержанной силой кентавра Поэтессу повеса привлек, Но визгливо-вульгарное: "Мавра!!" Охладило кипучий поток. "Простите...- вскочил он,- вы сами..." Но в глазах ее холод и честь: "Вы смели к порядочной даме, Как дворник, с объятьями лезть?!" Вот чинная Мавра. И задом Уходит испуганный гость. В передней растерянным взглядом Он долго искал свою трость... С лицом белее магнезии Шел с лестницы пылкий брюнет: Не понял он новой поэзии Поэтессы бальзаковских лет. [1909] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    ПЕРЕУТОМЛЕНИЕ (Посвящается исписавшимся "популярностям") Я похож на родильницу, Я готов скрежетать... Проклинаю чернильницу И чернильницы мать!
    Патлы дыбом взлохмачены, Отупел, как овца, Ах, все рифмы истрачены До конца, до конца!..
    Мне, правда, нечего сказать сегодня, как всегда, Но этим не был я смущен, поверьте, никогда Рожал словечки и слова, и рифмы к ним рожал, И в жизнерадостных стихах, как жеребенок, ржал.
    Паралич спинного мозга? Врешь, не сдамся! Пень - мигрень, Бебель - стебель, мозга - розга, Юбка - губка, тень - тюлень.
    Рифму, рифму! Иссякаю К рифме тему сам найду... Ногти в бешенстве кусаю И в бессильном трансе жду.
    Иссяк. Что будет с моей популярностью? Иссяк. Что будет с моим кошельком? Назовет меня Пильский дешевой бездарностью, А Вакс Калошин - разбитым горшком...
    Нет, не сдамся... Папа - мама, Дратва - жатва, кровь - любовь, Драма - рама - панорама, Бровь - свекровь - морковь... носки! [1908] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    ДВА ТОЛКА Одни кричат: "Что форма? Пустяки! Когда в хрусталь налить навозной жижи Не станет ли хрусталь безмерно ниже?"
    Другие возражают: "Дураки! И лучшего вина в ночном сосуде Не станут пить порядочные люди".
    Им спора не решить... А жаль! Ведь можно наливать... вино в хрусталь. [1909] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    НЕТЕРПЕЛИВОМУ Не ной... Толпа тебя, как сводня, К успеху жирному толкнет, И в пасть рассчетливых тенет Ты залучишь свое "сегодня".
    Но знай одно - успех не шутка: Сейчас же предъявляет счет. Не заплатил - как проститутка, Не доночует и уйдет. [1910] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    СИРОПЧИК (Посвящается "детским" поэтессам)
    Дама, качаясь на ветке, Пикала: "Милые детки! Солнышко чмокнуло кустик, Птичка оправила бюстик И, обнимая ромашку, Кушает манную кашку..."
    Дети, в оконные рамы Хмуро уставясь глазами, Полны недетской печали, Даме в молчаньи внимали. Вдруг зазвенел голосочек: "Сколько напикала строчек?" [1910] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    НЕДЕРЖАНИЕ У поэта умерла жена... Он ее любил сильнее гонорара! Скорбь его была безумна и страшна Но поэт не умер от удара.
    После похорон пришел домой - до дна Весь охвачен новым впечатленьем И спеша родил стихотворенье: "У поэта умерла жена". [1909] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    ЧЕСТЬ Когда раскроется игра Как негодуют шулера! И как кричат о чести И благородной мести! [1910] Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    ВЕШАЛКА ДУРАКОВ
    1
    Раз двое третьего рассматривали в лупы И изрекли: "Он глуп". Весь ужас здесь был
    в том, Что тот, кого они признали дураком, Был умницей,- они же были глупы,
    2
    "Кто этот, лгущий так туманно, Неискренно, шаблонно и пространно?" - "Известный мистик N, большой чудак". - "Ах, мистик? Так... Я полагал - дурак".
    3
    Ослу образованье дали. Он стал умней? Едва ли. Но раньше, как осел, Он просто чушь порол, А нынче - ах злодей Он, с важностью педанта, При каждой глупости своей Ссылается на Канта.
    4
    Дурак рассматривал картину: Лиловый бык лизал моржа. Дурак пригнулся, сделал мину И начал: "Живопись свежа... Идея слишком символична, Но стилизовано прилично" (Бедняк скрывал сильней всего, Что он не понял ничего),
    5
    Умный слушал терпеливо Излиянья дурака: "Не затем ли жизнь тосклива, И бесцветна, и дика, Что вокруг, в конце концов, Слишком много дураков?" Но, скрывая желчный смех, Умный думал, свирепея: "Он считает только тех, Кто его еще глупее,"Слишком много" для него... Ну а мне-то каково?"
    6
    Дурак и мудрецу порою кровный брат: Дурак вовек не поумнеет, Но если с ним заспорит хоть Сократ,С двух первых слов Сократ глупеет!
    7
    Пусть свистнет рак, Пусть рыба запоет, Пусть манна льет с небес,Но пусть дурак Себя в себе найдет Вот чудо из чудес! Между 1909 и 1910 Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
    * * * Жестокий бог литературы! Давно тебе я не служил: Ленился, думал, спал и жил,Забыл журнальные фигуры, Интриг и купли кислый ил, Молчанья боль, и трепет шкуры, И терпкий аромат чернил...
    Но странно, верная мечта Не отцвела - живет и рдеет. Не изменяет красота Всё громче шепчет и смелеет. Недостижимое светлеет, И вновь пленяет высота...
    Опять идти к ларям впотьмах, Где зазыванье, пыль и давка, Где все слепые у прилавка Убого спорят о цветах?.. Где царь-апломб решает ставки, Где мода - властный падишах...
    Собрав с мечты душистый мед, Беспечный, как мечтатель-инок, Придешь сконфуженно на рынок Орут ослы, шумит народ, В ларях пестрят возы новинок,Вступать ли в жалкий поединок Иль унести домой свой сот?.. 1912 Саша Черный. Стихотворения. Ленинград, "Советский писатель", 1960.
Top.Mail.Ru