...Место для Вашей рекламы...
...Место для Вашей рекламы...
...Место для Вашей рекламы...
Скачать fb2
Удивительный случай

Удивительный случай


Черемухин Удивительный случай

    Черемухин
    Удивительный случай
    Вторым бухгалтером в районном отделении "Утильсырье" назначили Радосвету Пенчеву. Красивая, стройная девушка, с глазами... ах!..это были не глаза, а две черные, влажные, только что умытые дождем черешни. Нежная ручка Радосветы Пенчевой никогда не держала щипчики для бровей, но несмотря на это, брови у нее были словно тоненькие, отощавшие от голода пиявки. Конечно, можно было бы добавить кое-что и о ее ногах, но не будем вгонять в краску наших юных читателей.
    Итак, эта молодая женщина - Ева, которая еще не искушала Адама и у которой не было намерения одарить поцелуем заведующего "Утильсырьем" товарища Божидара Коцева - посеяла такую смуту среди сотрудников отделения, что вся эта история достойна написания рассказа.
    Первый мужской взгляд, который она почувствовала на себе в первый же рабочий день, принадлежал товарищу Евстатию Паневу.
    У товарища Панева было маленькое личико, покрытое мхом, короткие ножки, маленькие ручки и почти никакого лба. Вообще мелким человечком был Евстатий. Только усы да обуревавшие его страсти были большими. И вот, закрутив ус, он прошептал товарищу Калеву:
    - Чье протеже? - и показал рукой на миленькую Радосвету Пенчеву. Твое? Ах, ты, тихоня...
    Увлеченный завтраком, товарищ Калев едва приподнял голову, и Радосвета Пенчева вздрогнула от второго мужского взгляда. Товарища Калева это не смутило.
    - Не знаю! - пожал он плечами. - Не мое.
    - Ну и дела! - удивился товарищ Панев. - И не мое. Но чье же тогда? Может быть, Милошева? Хотя куда ему, размазне...
    Товарищ Калев проглотил еще кусочек колбасы, бросил еще один взгляд на стройную фигуру Ра-досветы Пенчевой и добавил:
    - Хорош размазня, такую кралю и ты не назначал! Слушай, Евстатий, давай подстроим ему один номер...
    Но Евстатий Панев уже исчез. Он был у товарища Геннадия Милошева.
    - Посмотри мне в глаза, Геннадий! Не люблю, когда действуют у меня за спиной. Из Лома привез? Такие красотки только в Ломе бывают! Голубка!
    Автору легко сказать: "Геннадий Милошев удивленно смотрел на него".
    Но знаете ли вы, что в сущности творилось на душе у Геннадия Милошева? Льстивые глазки Евстатия Панева буквально гипнотизировали его. Усы Панева, как два бычьих рога, были готовы пригвоздить его к стулу.
    - Посмотри в глаза, Геннадий! - продолжал Панев. - Из Лома? - спрашивал он прокурорским тоном.
    - Но я ничего не знаю! - Геннадий даже вспотел от напряжения.
    - Так и покойный Иосиф из Вифлеема, когда его спросили после рождения Христова "Ты отец?", сказал: "Я ничего не знаю!", а ведь знал!
    Евстатий Панев вытащил Геннадия Милошева из-за стола, открыл дверь бухгалтерии и просунул голову Геннадия в комнату. Будто специально ради него Радосвета Пенчева повернула голову. Евстатий Панев увидел, как слабохарактерный Геннадий обмяк. Ему даже показалось, что тот причмокнул. Ему стало противно. Оставив Геннадия на произвол судьбы, он вернулся в свою комнату. Сев, Панев начал в задумчивости рисовать на стекле, лежавшем у него на столе, девушек. "Но тогда чье же она протеже?" - вопрошал он сам себя, рисуя девушек со все более пышными формами. Так и не найдя ответа, Евстатий решил разыграть последний вариант. Позвав своих коллег, он предложил им нанести массированный удар по кадровику. Тот, как всегда, заполнял чье-то, личное дело. По привычке прикрыл его рукой, когда появились посторонние, но товарищи начальники даже не взглянули на его работу, хором выпалив:
    - Признавайся!
    Кадровик, почувствовав в их требовании силу, готов был сознаться во всем, но только не знал, в чем.
    Ему сказали.
    - Я и сам из-за этого злюсь! - возмутился он. -У меня землячка полгода ищет работу, а здесь каких-то Радосвет назначают. Но что делать? У жены нашего заведующего сестер сколько угодно!
    При этом невинном намеке взбудораженные души начальников переполнились возмущением: "Обманщик!", "Женопоклонник!", "Троянский конь" и т.д. С яростным воем вся группа наперегонки понеслась к кабинету товарища Божидара Коце-ва.
    Тот, ничего не подозревая, разговаривал по телефону.
    - По какой линии она тебе родственница? По прямой или женской?
    Божидар Коцев понял, что вопрос адресован ему, улыбнулся.
    - По обеим! - и погладил телефонную трубку так нежно, что всем показалось, будто он гладит бедро их новенькой сотрудницы.
    - Сознался! - сказали недовольно обманутые. -Значит, твоя!
    Затишье перед бурей всегда внушает страх, но сейчас оно было особенно опасным. Любая невольная дрожь в лице могла быть воспринята остальными как признак слабости.
    - До вчерашнего дня я и не подозревал о ее существовании, -смалодушничал Божидар Коцев. - Она только после института.
    - Знаем мы этих институток! - реагировала хором толпа.
    - Но она специалист и назначена к нам по распределению.
    - Знаем мы эти распределения.
    Что мог сказать Божидар Коцев в ответ на издевки? Ничего. Вот почему он капитулировал.
    - Скажите мне, как вам доказать, что она не мое протеже, что никакая она мне не родственница. Прислали по распределению. Вся моя вина в том, что я от нее не избавился.
    - Не верю и не могу поверить! - вышагивал по комнате Евстатий Панев. Не моя, не твоя, не землячка кадровика, не родственница управляющего, не подружка Калева... Скажите тогда, как ее назначили? И... уже щелкает себе на счетной машинке.
    - А вы скажите, как вам доказать, что она мне - никто, - взмолился Божидар Коцев. - Давайте сделаем очную ставку.
    Так и было решено: позвали ее.
    Радосвета Пенчева, немного раскрасневшаяся при виде столь необычного заседания, села на предложенный ей стул. Глаза у нее по-прежнему сияли, как две влажные черешни.
    - Товарищ Пенчева, - начал осторожно Божидар Коцев. - Это коллектив, в котором, надеюсь, вы проведете безупречно большую часть своей жизни. Все они - хорошие люди. Некоторые взыскательны, может быть, даже придирчивы. Но, заверяю вас, это - не недостаток характера, а скорее - служебная необходимость.
    Он закурил и взглядом спросил: "Хорошее вступление?"
    - Как вы знаете, - продолжал Божидар Коцев, - мы занимаемся сбором вторсырья, которое правильнее было бы назвать просто сырьем, настолько велико его значение для народного хозяйства. Но вы же не познакомились с товарищами... Товарищ Евстатий Панев...
    Радосвета Пенчева пожимала их медвежьи лапы, краснела, ничего не подозревая.
    Снова наступило молчание. Но не перед бурей. И не зловещее. А хорошая лирическая пауза. К счастью остальных, на этот раз его нарушила Радосвета.
    - Для меня, товарищи, все здесь новое, незнакомое... Я буду вам очень благодарна, если...
    - Вы никого не знаете? - воскликнул удивленный еще в начале рассказа Евстатий Панев. - Совсем никого? Даже товарища Коцева не знаете?!
    - Нет! - по-детски замотала головой Радосвета. - Но почему вы так на меня смотрите... как-то...?
    - Да мы же уже познакомились! - засмеялся Ка-лев. - А вы говорите, что никого не знаете!
    Все засмеялись. Но смех получился невеселым, даже жутковатым.
    - Товарищ Пенчева, - полуфамильярным тоном продолжал Панев, - вы вышли из стен одной школы и попали в другую - школу жизни. А мы, ее питомцы, никак не можем понять, как вас назначили, если вы никого не знаете? Может, у вас знакомые в управлении? Может, вы чья-нибудь родственница? А может, у вас дядя начальник управления или кадровик там?
    - Никого не знаю! Меня прислали по распределению! - смутилась Радосвета. - Но почему вы так на меня смотрите?.. Вы меня пугаете...
    - Хорошо! - продолжал допрос Панев. - Тогда, наверное, у вас есть близкие в комиссии по распределению? Или вы ходили с кем-то из них в оперу, в кино? Не помните?
    Радосвета Пенчева молчала, не смея поднять головы. Только в сознании у нее мелькали круглые животики, торчащие усики и неряшливо повязанные галстуки...
    Читатель! Вероятно, вы посмеиваетесь сейчас над автором за нереалистичность рассказа, кривите губы и думаете: "Дурочка! Если б я был на ее месте, я здорово обвел бы их вокруг пальца!" Скажите же по совести, вы выдержали бы? Смогли бы? Радосвета Пенчева - тоже не выдержала. И расплакалась. Слезы доказывали, что она действительно не знает никого в "Утильсырье", что она не была ничьим протеже. Но ей не верили. И не могли поверить...
Top.Mail.Ru