...Место для Вашей рекламы...
...Место для Вашей рекламы...
...Место для Вашей рекламы...
Скачать fb2
Человекообразный

Человекообразный


Чеховский Анджей Человекообразный

    Анджей Чеховский
    ЧЕЛОВЕКООБРАЗНЫЙ
    Перевод Е. ВАЙСБРОТА
    Я шел по коридору в поисках купе номер 14, в котором было свободное место. Вот и оно. Открыл дверь: одно кресло, действительно, свободно, на другом сидит высокий смуглый брюнет. Он внимательно посмотрел на меня и, поднявшись, протянул руку.
    - Попутчик?
    - Да, - ответил я и сел, глубоко погрузившись в мягкое, даже слишком мягкое, на мой взгляд, кресло. Инстинктивно я потянулся включить телевизор, но,наткнувшись на гладкую стену, вспомнил, что нахожусь в купе второго класса.
    Вагон тронулся. Двигатель вибрировал, пол и стены дрожали. Избыток мощности - на меня это всегда действует! Ускорение росло, и кресло прогибалось, продавливалось, спрессовывалось, наконец, просто стало твердой подушкой из стеклянной ваты.
    Я смотрел на своего спутника - его вдавило еще глубже: он был выше и тяжелее. Скривившиеся губы, отсутствующий взгляд.
    Когда двигатель умолк и ускорение уменьшилось, мой спутник спросил:
    - Вы не знаете, когда мы пройдем над каналом?
    - Как обычно. Через пятнадцать минут.
    - И долго мы над ним будем?
    - Пять минут.
    Над нами что-то щелкнуло. Видимо, мы миновали стык. Брюнет нахмурился.
    - Водолеты из Кале ходят по этой же трассе?
    - Нет,восточнее.
    Мне показалось, что он чем-то озабочен. Верхняя лампа вдруг потемнела, стала голубой, потом снова разгорелась.
    - Впрочем, все равно ночь. А жаль...
    Я был удивлен.
    - Вы никогда не видели водолета?
    - Почему же. - Он улыбнулся, как бы сконфузившись. - Я же не негр из племени балуба. Видел в кино, по телевидению, а вот на море - никогда.
    - Ну, что ж, - сказал я, - водолеты точно как на картинках, только немного побольше.
    Он поморщился.
    - Шутите... Для меня это последний случай их увидеть. Я улетаю. А там водолет не встретишь.
    - Вы американец? - спросил я.
    Он замялся.
    - Нет. Англичанин из Оксфорда.
    Название своего родного города он произнес с гордостью, достойной истинного британца.
    - И не видели водолетов?
    - Речные видел. На Темзе.
    Я встал и подошел к окну. Стекла были закрыты. Я нажал кнопку - жалюзи медленно раздвинулись. Внизу в темноте блестела вода канала.
    - Сейчас войдем в туннель, - я снова задвинул жалюзи.
    Теперь мы сидели молча. Я ждал передачи "Би-Би-Си". Их транслировали по всем каютам. В репродукторе щелкнуло и раздался голос диктора:
    - Передаем новости радио "Би-Би-Си". - Букву "Си" диктор смешно смягчал. Впрочем, может быть, виноват был динамик.
    - Принц Уэльский, - начал диктор, - наградил ректора Оксфордского университета доктора Иверсона и профессора Зальцбургского университета доктора Юговича орденами за их заслуги в разработке теории Дейвиса - Германна.
    - Иверсона? - вдруг, словно очнувшись от дремоты, спросил мой спутник.
    - Да. Вы его знаете? Впрочем, вы же из Оксфорда, - вспомнил я. - А что, собственно, этот Иверсон сделал?
    - Помогал Дейвису.
    Он минуту помолчал.
    - Как вы думаете, сколько мне лет? - он встал, ожидая ответа. Сжал губы, словно не хотел улыбаться раньше времени.
    Я взглянул на его густые черные волосы. Они напоминали искусственное волокно; блестящие, эластичные, пружинистые.
    - Самое большое... ну... двадцать пять, - сказал я.
    Он как будто хотел улыбнуться и не смог.
    - Пятнадцать. Ровно на десять меньше, - только теперь он улыбнулся, показав зубы. Они тоже казались какими-то необычными, как нейлоновые.
    Я вопросительно смотрел на этого странного человека.
    - Вы не слышали об ускоренном развитии? Инкубатор, ящик, обогреватели, контролирующие автоматы... И все это в лаборатории. Потом колясочка, знаете, как в больницах: этакая кровать на колесах, четыре высоких ножки и колеса. Внутри выложено пористой резиной, потом пластиковая фольга, марля, фольга, марля... Стерильность... - он усмехнулся. - Вы что-нибудь поняли? Ничего, конечно же, ничего!
    Я наклонился, внимательно рассматривая носки своих ботинок. Окна вагона открылись, и желтый свет ламп из туннеля залил купе.
    - Значит, на вас проделывали опыты? - спросил я спустя минуту. Вагон вибрировал все сильней, набирая скорость. Мы выезжали из туннеля, рядом мелькали длинные черточки неоновых фонарей. Внизу бежали светлые точки барьеров автострады.
    - Опыты... На мне... - он на мгновение замялся. - А, да, опыты, - он скривился в улыбке. - И еще какие! Вы знаете химию? Ну, хоть немного?
    Я кивнул.
    - Так вот: реакция в пробирке, и из этой стекляшки вылезает живой человек. Это, кажется, называется анализ... нет синтез. Конечно, синтез.
    - Большая же должна быть пробирка, - пошутил я. Он как-то грустно взглянул на меня.
    - Да нет. Маленькая. Маленькая пробирка-инкубатор. Ее совсем не видно в стойках аппаратуры. С ней обращаются, как с яйцом. Стерильные перчатки. А то, что внутри, должно пролежать там целый год. Должно, знаете, постареть, как вино... Нет, не знаю, как это называется. Пожалуй, все-таки не как вино, а как виноград. Вот - дозреть. Пробирку ежедневно рассматривают под микроскопом. Есть у них такой микроскоп-не микроскоп, все это под стеклом, под большим увеличительным стеклом, а над ним зеркальце и окуляр. Смотришь в окуляр и видишь... Да, а потом подъезжают с обогреваемой коляской, внизу электрические подушки, открывают клапан и раз-два готово: по стерильному желобку в стерильную коляску съезжает стерильный новорожденный.
    Я улыбнулся.
    - А потом... Знаете, что дальше? - он явно оживился. Потом ребенка опускают в бассейн с питательной жидкостью, под колпак с кислородом, колют какими-то иголками. Делают искусственное молоко в лабораторных стаканах. Ребенок растет. Через год такой жизни он выглядит, как шестилетний. Да, только разум-то, как у шестилетней... ну... улитки. И ходить не умеет. Так знаете, что они делают?
    Он замолчал. Окна бесшумно закрылись. Вагон тормозил. Шипели пневматики. Репродуктор несмело произнес:
    - Станция Бирмингем. Ноль часов, четырнадцать минут.
    - Бирмингем? - пятнадцатилетний чудак задумался. - Еще далеко до конечной станции?
    - До Дублина? Три часа. Вы летите дальше? - спросил я. В Америку?
    - Да. До Ванденберга... Знаете, где это?
    - Ах, до Ванденберга... А из Ванденберга?
    - А вам не известно, куда ведет дорога из Ванденберга? На Луну. Знаете, я еще не был на Луне. Вы это понимаете? Пожалуй, да, потому что и вы не были. А вот в Ванденберге не понимают. Не могут себе этого представить, - усмехнулся он. Когда я подал заявление, они дали мне только пробный полет до Спутника и обратно. Пришлось лететь Тором. "А почему бы нет?" - сказал я и сел. Я два года обучался в имитаторах. Встал на пламени, а потом... фю-ю! В космос! Забыл только об одном: что надо застегнуть ремни. Я еще удивлялся: в имитаторах мне всегда что-то мешало наклоняться. В голову не приходило, что это ремни. Перед выходом на орбиту я тормознул, ну и треснулся головой о щит. Разбил нос и лоб. На орбиту вышел слишком низко. В Ванденберге сказали, что в этом нет ничего особенного. Я пытался объяснить... - он осекся.
    Вагон тронулся.
    - Made in Oxford. Здорово звучит? Я made in Oxford. Даже фамилия. Моя фамилия Фоксор, это тоже переделано из "Оксфорд". Университет, колледж... А если ребенок не умеет ходить... Да, этого я вам еще не рассказал... Есть у них такая машина. Ассистенты засовывают в нее подопечного. На ногах застегивают захваты. Потом включают двигатель. Раз, два... раз, два... физические упражнения. Для укрепления мускулов... Потом коляска - перевернутый конус - охватывает объект в поясе и заставляет двигаться. Перевернуться невозможно. Это предусмотрено.
    - Здорово, - сказал я.
    - Ага, здорово, - повторил он апатично. - Но это не все. Есть у них этакие кабины. Экранчики, электроды. Метод Леви Костара. Электрошоки. Вы обратили внимание, что, как правило, мы помним момент, предшествующий событию?
    - Ну и что?
    - Ну, это и есть метод Леви - Костара. Проецируют картинку, проигрывают пластинку и... шок. Подопытный корчится и воет. Но запоминает картинку и слова: "дом", "кукла"; "автомобиль", "синхрофазотрон" и так далее. Подопытный помнит. Ага, вы не знаете, что у подопытного нет зеркальца. Он видит каких-то странных существ и не знает, что является одним из них. Думает, что он что-то другое, ну, этакая обезьянка, подопытный кролик, а не человек. Обезьянка вся исколотая, питаемая вливаниями. Завтрак, обед, ужин. Только позже его учат есть. Научно. Показывают кино: толстенький блондинчик перед тарелочкой кашки. Какой-то остряк назвал этот фильм "Приятного аппетита"... Бла-го-да-рю! - проскандировал он и замолчал.
    - Вы говорите, что в лаборатории смогли создать... Я думал, проводятся только предварительные исследования, опыты, - сказал я.
    Он иронически улыбнулся.
    - Вы слышали о Гастрови? Двадцать пять лет назад он выступил со своей видоизмененной теорией эволюции. Вы знаете о ней?
    - Это уже история.
    - Не скажите... Так вот, он утверждал и весьма остроумно, что сможет создать искусственного человека. "Искусственного"! Идиот! Он рассуждал примерно так: люди - это более высокая ступень развития, чем обезьяны. Следовательно, обезьяна, если ее поместить где-нибудь на леднике, спустя некоторое время превратилась бы в человека. Ну, разумеется, не та самая обезьяна. Ее потомок. К тому же потомок не каждой обезьяны, а, скажем, той, у которой по счастливой случайности оказался теплый шерстяной покров. Благодаря этому она спасет свою жизнь.
    - А ее потомок может быть лысым, - сказал я.
    - Теоретически, - снова улыбнулся он. - Так вот Гастрови утверждает, что нет. Он говорит, что потомок сохранит полезные признаки. Что-то вроде управляемых мутаций генов. Сложно, правда?
    Я что-то пробурчал.
    - А у этого потомка может быть в свою очередь брат тоже с каким-нибудь полезным свойством, скажем, более коротким хвостом. Я, конечно, шучу. Так, к примеру. И у потомка этого потомка опять будет короткий хвост. И так далее, до самого человека. Но это длится изрядно долго. Постоянное влияние условий окружающей среды на гены. Понимаете? Все более короткий хвост, все больший объем черепа... Но Гастрови сказал: "А что, если сразу?" Одним словом, осчастливить обезьяну человеческим потомком путем усиления восприимчивости генов к внешним условиям, но только к некоторым условиям. Написаны толстенные тома: "Теория эволюции Дарвина и теория Гастрови". Потом еще "Основы управления эволюцией" или "Ускорение жизненных процессов". Это написал Дейвис. Именно он, англичанин, взялся за это. Он руководил кафедрой в Оксфорде.
    Юноша на минуту замолчал и как-то странно взглянул на меня.
    - И начались опыты. Но тут в Оксфорд приехал Югович и начался ад. Югович сказал, что предпосылки ошибочны, создал специальную комиссию, которая должна была курировать эксперимент. Говорил об ответственности. Все-таки речь шла о человеке. Но это было ни к чему. Вы, наверно, знаете, что мы происходим не от шимпанзе. Правда, у нас общие предки. А если развить шимпанзе, из него мог бы вырасти не человек, а кто знает, какой уродец. Ведь это было бы развитие боковой ветви. Что-то вроде эволюции крокодилов. Значит, сначала надо было отбросить шимпанзе назад, а только потом создавать человека. А как отбросить шимпанзе? Что из него сделать? Ведь общий предок - это пресловутое "промежуточное звено" точно не известен.
    Он глубже погрузился в кресло и склонил голову набок.
    - Но гипотеза уже была. Ее надо было только реализовать. Пять лет в Оксфорде Дейвис и Германн, опубликовавший в это время "Проблемы современной биологии", проводили исследования и писали свою работу. Как раз тогда Германн защитил диссертацию. Они начали изучать условия, в которых наш общий предок бегал гдето в Африке. Но это им не помогло. Тогда они подошли к вопросу иначе: стали исследовать эволюционное древо гиббона. Гиббон, как известно, не самая разумная из обезьян, поэтому они решили, что она ближе к тому пресловутому предку.
    Юноша замолчал и снова взглянул на меня.
    - Я вижу, вы не понимаете, почему взяли именно гиббона? Дейвис исходил из того, что шимпанзе стоит, можно, пожалуй, сказать, на вершине человекообразных. Горилла и орангутанг немного ниже, следовательно, путь их развития короче. А еще короче развивался гиббон. С трудом удалось воспроизвести его предполагаемого предка. Было решено проверить эволюцию методом Германна, так называемым "методом коррекции зародыша". Вот и начали развивать эмбрион, взятый у того прагиббона. Так дошли до шимпанзе. Эксперимент удался. Германн торжествовал. Теперь оставалось только создать человека. Надо было соответственно изменить условия, а одновременно ввести бедному прагиббону определенные гормоны. Впрочем, я в этом никогда не разбирался... Они хотели увеличить восприимчивость к изменению наследственных признаков и искусственно изменить эти свойства. Ну, и не получилось. - Я вопросительно посмотрел на потомка гиббона.
    - Вот так. Не удалось. Просто прагиббон не был прачеловеком. Пути эволюции разошлись еще раньше, и надо было найти прапрагиббона. Но Дейвис и Германн не сразу пришли к этому выводу. Они подумали, что, быть может, мы происходим от прагориллы и что гиббон не прагорилла, а путь эволюции был иным, и мы отделились от обезьян еще раньше. Проблема усложнилась, потому что все обстояло как раз наоборот.
    - И?
    - И ничего. Позже они напали на верный путь. Но когда они были уже в одном шаге от решения, вмешалась комиссия Юговича. Югович сказал - что он мог еще сказать? - ответственность! Преступление! Что даже во имя науки нельзя!
    - А вы как считаете? - спросил я. - На ваш взгляд, он был прав?
    - Как посмотреть, - улыбнулся он. - Я думаю, что да. Но Дейвис... Целью Дейвиса было создание искусственного человека. Так он это назвал, но это ересь. "Искусственный". Скотина и только.
    Он замолчал и глубоко вздохнул.
    - Впрочем, Дейвис мог уже почивать на лаврах, - сказал он немного погодя. - Но Германн, молодой, не очень сильный в психологии и слабый в философии, решил идти дальше, хотя бы по трупам лаборантов, помощников и подопытных. Опыты продолжились. Оксфорд не протестовал. Юговича называли "императорским гуманистом". Югович ничего не добился. Впрочем, не это было самым скверным...
    - А что? - спросил я.
    Он вздохнул и наклонился в кресле.
    - Что было наихудшее? Бэрнин. Доктор Бэрнин. Он тогда закончил "Теорию воспитания". По Леви - Костару. Вы уже знаете, что получилось из его "теории"... Все эти машинки делали Бэрнин с Германном. Названия у них, как у орудий пыток, "растягиватель Германна", например. Дейвис таким не был.
    Я поднял голову.
    - Дейвис таким не был, - повторил он. - Тот собирался отдать созданного ребенка на воспитание. Нашлись даже воспитатели. Ну и что? Дейвис умер семнадцать лет назад, не закончив работу. А Германн и Бэрнин взяли дело в свои лапы. Решили воспитывать ребенка методом Бэрнина. Для лучшего контроля. Пускали пыль в глаза, что мол хотят получить не человека, а неандертальца. Только не зная Германна, в это можно было поверить.
    Он выпрямился и улыбнулся.
    - Пятнадцать лет назад наступил исторический момент. "Запустили" первого человека - потомка гиббона. Месяцем позже Германн погиб над Атлантикой, когда летел в Сан-Франциско. Остался Бэрнин. Практичный Бэрнин начал "воспитывать". По методу Леви-Костара. В пять лет экземпляр достиг зрелости. Его назвали Фоксор. Точнее - Чарльз Фоксор. Бэрнин хотел назвать иначе, но Оксфорд... Ну, вы же знаете, англичане патриоты. Ректор Иверсон тоже. Бэрнин получил кафедру в Оксфорде, а Чарльз Фоксор начал учиться. Нет, не медицине. Физике. Позже я стал пилотом.
    Этот неожиданный переход к первому лицу заставил его покраснеть. Теперь он уже не был холодным, ироническим наблюдателем.
    - Итак, вы воспитаны в институте? - спросил я.
    - В институте? В университете, в Оксфорде, кафедра биологии, - сказал он гордо. - Воспитан? Не то слово. Я выведен. Вот так, как морские свинки.
    Я молчал. Он взглянул на меня и улыбнулся.
    - Не хотите признать во мне ближнего? - спросил он. - Я происхожу от гиббона и, не стесняясь, говорю об этом. Это только я происхожу от обезьяны. Вы-то ведь нет. Я просто похож на вас? Да?
    Он наклонился.
    - Не знаю, - начал я.
    Но он перебил:
    - Ладно, ладно. Я много раз слышал это. Во мне пытались отыскать отрицательные черты, дошло до того, что мои глаза, веки, руки были признаны типично обезьяньими. Вы, наверно, тоже обнаружили что-нибудь подобное. Иначе говоря, меня надо запереть в клетку? Показывать?
    - Но вы...
    - Да, да!! - кричал он. - Я рассуждаю, как человек. Так же, как человек. Я - этакая очень умная обезьяна, не правда ли? А вы человек от дедов и прадедов? Может, вы ведете свой род от римлян? Может, от Вильгельма Завоевателя? А я твердо знаю, что происхожу от обезьяны. И вы это знаете. Все в Оксфорде знают - по крайней мере доктора и профессора. И Бэрнин... и Иверсон... И от кого? От гиббона, от прагиббона, млекопитающего, жившего еще вчера.
    - Вы напрасно нервничаете, - сказал я, не зная, что можно сказать еще.
    Я боялся, что он начнет смеяться. Но он вдруг успокоился.
    - Все в порядке. Я только хотел вам объяснить. Ах, впрочем, ничего...
    Он удобнее устроился в кресле.
    - И что стало с Бэрнином? - спросил я.
    - Что? Ничего. Умер пять лет назад. Югович опечатал материалы. Работы были прерваны. Взамен я согласился на Ванденберг. На Марс, Юпитер, тау Кита. Буду астронавтом, пилотом. Через сто лет вернусь на Землю. Буду я - Чарльз Фоксор, made in Oxford, а Оксфорда, может, уже не будет? Тогда я сменил бы имя на Фоксор оф Оксфорд.
    Он говорил это уже спокойно, очень спокойно и с легкой усмешкой.
    - Вы входите в экипаж "Бонье"? - я был заинтригован.
    Пассажир английского межзвездного корабля! Это было интересней, чем обезьяньи воспоминания.
    - До конечной станции Дублин пятнадцать минут, - заскрежетал динамик. - Начинаем торможение. Внимание!
    Загудели тормозные турбины.
    - В экипаж "Бонье"? Да. Мне был предложен Марс, а я выбрал "Бонье". Вернусь через сто лет и не застану Иверсона. А, может быть, и Оксфорда. Может, будет война и Оксфорд сровняют с землей. А то сейчас он возвышается над ней. Впрочем, я бы не хотел, чтобы весь Оксфорд... Дейвис - он был ничего. Только Бэрнин и Германн. Ну, и Иверсон. Разве я знаю, что делается там, на физическом?.. Кажется, создают искусственные мозги. Этакие настоящие мозги, не арифмометры. Беседуют с ними. Монтируют контуры с инстинктом самосохранения. Исследуют предсмертные реакции. Видимо, биологи им завидуют... Иверсон как-то признался мне (о, я был с ним на "ты"), что будет работать с осьминогами. Хочет создать марсиан, тех, уэллсовских, а потом напустить на Лондон. Вроде той телепостановки, как пятьдесят лет назад в Штатах, только на самом деле. Этот старый Иверсон... Он не лишен фантазии. Однажды он пытался вмонтировать своему ассистенту электроды и управлять его мозгом. В связи с этим у него были какие-то неприятности...
    Мы остановились. Двери раскрылись. Горели голубые лампы вокзала. Я вышел. Вслед за мной вышел и он, астронавт Чарльз Фоксор оф Оксфорд оф гиббон.
    - Вы летите отсюда? - спросил я.
    Он кивнул. Чемоданов при нем не было, видимо, он отправил их багажом, это было гораздо дешевле.
    - Я лечу специальной ракетой, - сказал он. - Я здесь впервые. Не имею понятия...
    Неожиданно рявкнул динамик:
    - Мистер Чарльз Фоксор, вас приглашают в ракетную часть, четвертый павильон. Повторяю: мистер Чарльз Фоксор, ракетная часть, четвертый павильон.
    - Да, но где это? - сказал он, поморщившись, и оглянулся.
    Голубой свет ламп местами был слабее, и куполообразный потолок горел полосками синевы.
    - Я вас провожу, - предложил я.
    - Пожалуйста.
    Он благодарно взглянул на меня и пошел следом. Мы встали на подвижный ходок, двигавшийся между изгибающимися полукругом оранжевыми стенами. Я потянул спутника за рукав - пора было сходить. Мы прошли по просторной остекленной галерее и вышли наружу. Было темно и холодно.
    - Какой номер павильона? - спросил я. - Кажется, четыре?
    - Да.
    Мы остановились перед шлагбаумом. Зеленый автомат, стоявший сбоку, осветил нас прожектором. Шлагбаум поднялся. Мой спутник перешагнул белую фосфоресцирующую линию и направился в сторону неоновой четверки на низком здании.
Top.Mail.Ru