...Место для Вашей рекламы...
...Место для Вашей рекламы...
...Место для Вашей рекламы...
Скачать fb2
Фея на пороге Земли

Фея на пороге Земли


Чавиано Дайна Фея на пороге Земли

    Дайна Чавиано
    ФЕЯ НА ПОРОГЕ ЗЕМЛИ
    Научно-фантастическая повесть
    Перевел с испанского Р.Рыбкин
    ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
    Зима. На Гарнисе очень холодно.
    От бликов, отбрасываемых Сверкающими Горами, равнина вдали блестит и переливается. А вблизи, мягко падая, окрашивает все в голубые тона снег.
    Под ледяным небом коченеет нагой, беззащитный ветер.
    Внутри купола Ниса, переключив отопление на более высокую температуру, собирает грязную посуду и бросает ее в автоматический конвертор.
    - Мама, можно я пойду на пруд?
    Мать останавливается перед зеркалом и начинает внимательно рассматривать свое лицо.
    - Сейчас нет, Томи,- отсутствующим голосом отвечает наконец она.- Идет снег.
    - Возьму с собой обогреватель.
    Ниса по-прежнему критически себя разглядывает.
    - Почему бы тебе не посидеть дома и не почитать еще? Книга, которую я дала, тебе не понравилась?
    - Очень понравилась. Я уже прочитал ее всю.
    Ниса забывает о зеркале и переводит взгляд на сына.
    - Но ведь я дала ее тебе только вчера! - удивленно восклицает она.
    - Я уже прочитал ее всю,- снова говорит он.
    - Ну что ж...
    Она не знает, что сказать.
    Вдалеке, вниз по склону горы, мчится ветер, набирает силу и скорость, как набирает вес и скорость катящийся с вершины в пропасть снежный ком.
    - Так можно я пойду?
    - Только обязательно возьми обогреватель.
    Томи бежит надеть герметизированный костюм. Мать помогает ему запереть магнитные замки и, прежде чем опустить прозрачное забрало, целует сына.
    - Ты меня слышишь? - спрашивает она.
    Поворотом верньера он увеличивает чувствительность внешних микрофонов.
    - Слышу.
    - Знаешь... еще несколько дней назад я заметила: ты чем-то озабочен. В чем дело?
    На лице Томи - полное непонимание.
    - Не знаю. Я сделал что-нибудь плохое?
    - Нет, Томи. Только... ты почти не разговариваешь, и тебя все время тянет наружу.
    - Но ведь я не ухожу далеко, правда?
    - Дело совсем не в этом! Просто снаружи так холодно, что...
    - А здесь, под куполом, очень тесно.
    Он злится. Это видно по его движениям, по сжатым губам, по слегка нахмуренным бровям. Злится и даже не пытается этого скрыть.
    - Ну ладно, все это не так уж важно,- пытается успокоить его Ниса.Мне хочется, чтобы мы оставались друзьями: ты будешь мне рассказывать обо всех своих делах, а я тебе - о своих. Ведь мы, по-моему, уславливались об этом?
    - Я-то тебе рассказываю про свои дела, а вот ты...
    Он закусывает губу - она это видела уже много раз. Упрек в его взгляде так выразителен, что ей становится неловко.
    - Что ты хотел сказать, Томи? Договаривай.
    - Ничего. Можно, я пойду?
    - Подожди, я хочу кое о чем тебя спросить. Почему то место так тебя интересует?
    - Какое место?
    - Пруд.
    Он пожимает плечами.
    - Там много скал, за ними хорошо прятаться. Когда играю в исследователей, на них можно залезать, искать расщепляемые материалы, чтобы заправить свой космический корабль, оставшийся без горючего. А еще за камнями можно прятаться от хищников, они встречаются то и дело; лазер у меня есть, но все же...
    - Томи! О каких хищниках ты говоришь? Ведь планета мертвая!
    - Это же игра! Неужели непонятно? Ты не слушаешь.
    - Не слушаю? А что же, интересно, последние десять минут я делаю?
    Томи снова хмурится.
    - Я не о том,- тихо говорит он.- Так я пойду?
    Ниса пристально на него смотрит. Уже несколько дней у нее такое чувство, будто Томи что-то от нее скрывает, но что именно, она пока понять не может. Однако она не будет приставать к нему с расспросами: когда Томи захочет, он расскажет ей сам. Расспросы только испортят отношения между ними.
    Она ласково гладит его плечо.
    - Я бы пошла с тобой, но хочу доделать перевод. Ставлю твой таймер, считая от этой минуты, на один час.
    - Ну пожалуйста, мам!..
    - Хорошо, на два. Как только зазвучит, возвращайся назад. Подожди! Я синхронизирую домашний таймер с твоим.
    Она ставит стрелку в обоих таймерах на одну и ту же цифру. На это уходит лишь несколько секунд, но Томи все равно нетерпеливо переступает с ноги на ногу.
    - Ну, иди,- говорит она наконец.- Смотри только не провались в снежную яму!
    Несколько мгновений Ниса провожает взглядом неуклюжую неповоротливую фигурку. Томи удаляется от купола медленно, неуверенно, словно никуда не спешит.
    Ей смутно вспоминаются черты другого, взрослого лица, похожего на лицо Томи. Она пытается не думать об этом, но не получается; глаза ее наполняются влагой, и предметы, на которые она смотрит, затуманиваются, вспомнить бы то что пытается всплыть в его голове тогда тревога пройдет но вспомнить никак не удается и каждое утро остается страх после снов он их не помнит нет нельзя рассказывать маме о своих мыслях нельзя ни о чем ее расспрашивать она ведь плачет ночи напролет но все равно ему ничего не рассказывает он знает она думает о его отце своем муже друге возлюбленном он пропал два года назад в Сверкающих Горах искал там горючее для их космического корабля совершившего здесь вынужденную посадку мать все не может забыть отца и каждую ночь приходится ждать чтобы она перестала об отце думать только тогда можно заснуть но воспоминания матери все равно появляются в его снах и его будят это ему непонятно ведь она его не слышит а он наоборот ясно слышит свое имя у нее в голове когда отходит от купола или делает что-то не так нет не надо рассказывать ей свои глупые сны свое дурацкое желание вспомнить забытое потонувшее похожее на страшный сон который никак не вспомнишь но почему-то важное наверняка важное раз так рвется наружу это мучает его все время а попросить маму о помощи рассказать ей нельзя но потом все равно придется поговорить с ней о ее голосе который он слышит даже когда она молчит и она подумает тогда что он спятил или накажет его запретит на две недели гулять это было бы ужасно не ходить каждый день к тому месту куда его тянут воспоминания но непонятно какие воспоминания могут быть о месте которого ты не видел и однако такие воспоминания могут быть у него были и потом он нашел это место и его узнал ведь он уже видел его во сне и ему стало страшно когда он убедился окончательно ведь вообще такое не нормально и конечно с ним происходят вещи очень странные жаль что отца уже нет и он уже никогда не вернется а то разговаривали бы как раньше и отец бы внимательно слушал все что он говорит обращался бы с ним как с равным но этого уже никогда не будет нужно со своими трудностями справляться самому чтобы мать не расстраивалась еще больше вот почему он не говорит ей о своих трудностях и ей не следовало бы упрекать его за это раз она не рассказывает ему о своих ну и умеет же она притворяться и если бы ее мысли не звучали у него в голове он бы никогда не узнал о ее переживаниях едва удержался и не сказал ей о них когда она стала спрашивать о его делах но если он будет осторожен она не узнает ведь она услышать его мысли не может она не слышит когда он молча .зовет ее и он ни за что ей не скажет почему ходит играть к скалам у пруда ведь на самом деле он всего несколько раз играл в исследователей которые ищут горючее для своего корабля и в охоту на хищников ведь он никогда не видел живых хищников знал о них только из книг потому что родился в маленьком рассчитанном на одну семью космическом корабле прибыл в нем на эту планету когда ему было пять лет и он никогда не забудет как удивился снегу холодному ветру Сверкающим Горам эти горы казалось совсем близко но он до них не дошел и за два часа сколько ни идешь к ним они не приближаются ни на вот столечко не то что другие отдаленные предметы и в тот первый раз ему стало одиноко и страшно кругом снег и он заплакал и если бы отец не нашел его он конечно бы погиб это был единственный раз когда он увидел и что еще немного и отец тоже заплачет и от этого сам он испугался и заплакал еще сильнее и отец прижал его к груди будто чувствовал что скоро один из них умрет так в конце концов и произошло в то дурацкое утро когда отец поссорился с мамой она хотела, улететь с этой планеты а он говорил что без горючего это невозможно и она сказала ищи горючее а он ответил легче сказать чем сделать а она сказала уже три года ждем корабля его все нет и этим снегом я сыта по горло и отец спросил ее ты думаешь я робот и не чувствую холода а она я почти готова в это поверить и он закричал ты ведь знаешь что до Сверкающих Гор нужно добираться три дня а я не хочу вас оставлять одних а она сказала ты о нас не беспокойся мы не видели людей целых три года а уж три дня пройдут быстро а он три дня могут превратиться в десять двадцать тридцать дней расщепляемые материалы не лежат на поверхности меня дожидаясь ведь их надо искать и она ответила я не идиотка понимаю это и в конце концов отец собрался и ушел но не на десять двадцать тридцать дней или даже шесть месяцев а уже почти два года как его нет и может уже никогда не будет потому что теперь мама говорит ты мужчина в доме и должен мне во всем помогать она так долго плакала когда сказала это несколько месяцев назад ему тогда исполнилось девять лет не будь у них голограмм он бы наверно даже забыл лицо отца немного усталое такое серьезное и красивое потому что ведь это правда его отец был самым умным сильным и замечательным отцом во всей Галактике и как грустно что он пропал в Сверкающих Горах но кажется он Томи сейчас попусту тратит время ведь он уже здесь давно а ничего не делает только думает об отце нельзя терять ни минуты ведь сегодня нужно обязательно установить в пещере отопление и он не уверен что сумеет и нужно спешить таймер зазвонит меньше чем через два часа а еще за полчаса до этого мама начнет о нем думать и мысленно его звать и покоя уже не будет поэтому лучше поторопиться и поскорее дойти до склада но кружным путем за скалами иначе мама увидит сквозь прозрачную стену купола что он идет к складу.
    Ниса смотрит на абзац, густо усеянный исправлениями и помарками (машина, следуя заданной программе, основательно поработала над текстом):
    ...Короткой зимой, что последовала тогда за теплым временем, цветов на деревьях было меньше и все как бы замерло на исполненный необычайной красоты миг, и никто не думал, что это предвестие смерти, которая наступит вскоре...
    Она поднимает голову и сквозь окно смотрит вдаль. За несколько секунд взгляд ее обегает вершины Сверкающих Гор, равнину, скалы и темные зевы пещер в них, нарушающие однообразную снежную белизну ландшафта.
    "Прилетят ли сюда когда-нибудь? - думает она.- И вообще, узнают ли, что мы здесь?"
    Книга (если это можно назвать книгой) соскальзывает с ее колен на пол. Легкий шорох отвлекает Нису от грез, она наклоняется и поднимает с пола тонкую гибкую пластину, на которой снова проступило заглавие, на языке древних обитателей этой планеты означающее: "Циклы и цивилизация".
    Ниса вспоминает последние переведенные ею слова, и, как обычно, книга "читает" ее мысли: заглавие исчезает, а на его месте появляется абзац текста.
    Ниса диктует дальше:
    ...Грвдр решил отложить другое, что предстояло сделать в городе, и подготовить зимовальни прежде, чем придет долгий холод...
    Она замолкает и снова смотрит в окно.
    "Я пошла бы искать тебя, Люлио,- думает она,- хоть и знаю, что найти тебя и увидеть твое уже окоченевшее лицо - всего лишь тщетная мечта".
    Опять всплывают картины прошлого. Глубоко вздохнув, она пытается отодвинуть воспоминания, уйти с головой в работу:
    ...Невозможно было поверить, что весь народ илонов погиб, ибо известно: страшным зилибарам и после долгих эпох холода удавалось оставаться живыми...
    Беззвучно падают похожие на белые перья снежинки.
    "Если прилетят, то, может, посадят корабль где-нибудь недалеко отсюда, на этой равнине, и мы с Томи пойдем к ним и вернемся на Землю..."
    Она закрывает глаза.
    "Ходить по зеленой траве, отыскивать в лесах глухие тропинки, где слышны голоса деревьев; в горах кричать только для того, чтобы услышать эхо - в каменистых горах, где пахнет дикими козами; нырять в безмолвную синь океана; подняться в шумный ресторан на крыше самого высокого здания в городе; вокруг будет много людей и ароматы кушаний..."
    Снег падает и падает, но закрытые глаза Нисы этого не видят; она слышит шум ливня на Земле, низвергающегося на сосны, ощущает горячий ветер, поднимающий вихри сухих красных и желтых листьев, которые кажутся голодным муравьям и влюбленным сверчкам настоящими ураганами; чувствует жар солнца, вечно изливающего свое тепло на волны, которые одна за другой, будто самоубийцы, разбиваются о берег; видит облака в утреннем небе, похожие на фантастических рыб, на птиц, собирающихся взлететь, на шляпы с голубыми вуалями или на диковинные оранжевые растения. Эта тоска по птичьим гнездам, солнцу и бабочкам вытесняет сегодня в ней все остальные чувства...
    Она открывает глаза, и перед ней опять только снег. Вселенная - снова поток ледяных миазмов, несущих с собой разложение и смерть.
    Скрип кресла окончательно возвращает Нису к действительности, и она опять склоняется над столом:
    ...Но илоны чуть было не забыли, что любой зилибар может создать вокруг себя твердый панцирь и внутри него под толстым слоем снега пережидать долгие зимы, а они, илоны - существа, состоящие всего лишь из воздуха и тепла...
    Снаружи воет ветер, и миллионы снежинок безжалостно наваливаются на другие их миллионы.
    Пещера очень большая, и в ней сыро; но как ни ярится на равнине ветер, проникнуть в нее он не может.
    Томи снует по пещере, сосредоточенно размещая унесенные тайком обогреватели. Через полчаса, самое большее, настойчиво зазвучит, зовя его домой, повторяющийся музыкальный мотив, и хочешь не хочешь, а придется сразу отправиться в обратный путь; но по-настоящему заставит его вернуться не звук таймера, а как бы несуществующий и, в то же время, ясно слышимый сигнал ее страха, который сейчас пронзит его мозг. Целый час ушел только на то, чтобы перенести обогреватели со склада сюда, в пещеру, и хорошо бы успеть до того, как он уйдет, всё установить и наладить.
    Запаса энергии в трех обогревателях хватит на тридцать лет. Пожалуй, один обогреватель он поместит у входа, другой - в центральном гроте, а третий - у пролома, через который в пещеру проникает холод.
    Томи Томи не уходи слишком далеко Томи не провались в снежную яму Томи
    Он трясет головой, пытается отогнать мысли матери, хотя знает, что ничего из этого не выйдет: теперь ее мысли будут всплывать у него в голове через приблизительно равные промежутки времени.
    Сосредоточившись настолько, насколько это сейчас для него возможно, он принимается включать обогревательные аппараты. Мама много раз проделывала это при нем: нажимаешь красную кнопку; три секунды ждешь; ставишь стрелку на цифру "20", немного ждешь; открываешь все пять камер прибора; нажимаешь синюю кнопку...
    Томи Томи не уходи слишком далеко от дома Томи помни что отец лежит где-то в снежной яме в Сверкающих Горах ведь я одна Томи - Мамочка, замолчи!
    Сколько ни кричи, все равно не заглушишь у себя в голове ее голос.
    Как. странно, что он слышит мысли матери, а она его мыслей не слышит! Ведь столько раз, когда они ели вместе, он обращался к ней беззвучно - и все напрасно!
    Но тут уж ничего не поделаешь, и он продолжает свою работу уже со следующим обогревателем: нажимает красную кнопку, три секунды ждет, ставит стрелку на "20", ждет снова, открывает пять камер...
    Он не понимает, почему ему так хочется поставить обогреватели именно в этом месте, не знает, чего ради рискует получить нагоняй от мамы, если той станет известно, что он растрачивает жизненно важные запасы на изменение климата внутри полого камня; однако он многого не понимает, поэтому просто-напросто повинуется порыву.
    Торопитесь, торопитесь!
    Близки призрачные ветры!
    Близки дальние сверканья! Близки отблески и свет! Торопитесь, торопитесь! Дети, дети, все - домой! Пора возвращаться.
    Он еще раз торопливо обегает пещеру, ее проходы и закоулки. Нужно все проверить - в последний раз.
    Торопитесь, торопитесь!
    - Знаю! - кричит он сердито, и крик его перекатывается в пещере.
    Томи Томи нужно возвращаться два часа прошло таймер еще никогда не звонил так громко Томи почему не возвращаешься Томи
    Со всех ног он бросается бежать по темным переходам. Скорей бы ощутить перемену, которая вот-вот должна здесь произойти! Он много сделал для этого, и как хорошо было бы, если бы все началось при нем!
    Торопитесь, торопитесь!
    Близки призрачные ветры!
    На концах свисающих с потолка сосулек появляются дрожащие капли. Томи издает ликующий крик: завтра в пещере будет лето.
    Близки дальние сверканья!
    Близки отблески и свет!
    Торопитесь, торопитесь...
    Задыхаясь, он несется по последнему переходу и выскакивает наружу. На мгновение оборачивается и снова бросает взгляд на темный зев пещеры, который теперь дышит как-то по-другому.
    Пещера очень большая и сырая, но тепло в ней копится сейчас так же быстро, как тысячу веков назад.
    - "...Она переворошила в детской комнате все коробки и ящики, перетрясла всю одежду и вывернула в ней все карманы. Строго говоря, она не была огоньком, однако казалась им благодаря исходившему от нее неяркому сиянию; но когда она остановилась передохнуть, стало видно, что это фея, и величиной всего с кулак..."
    Томи перестает читать вслух. Взгляд его возвращается к началу абзаца, и теперь он читает то же самое, но уже про себя,
    - Почему ты замолчал? - спрашивает Ниса.- Читай, пожалуйста, дальше.
    Томи опять начинает читать вслух:
    - "...Она была похожа на очень красивую маленькую куколку, и звали ее Медный Колокольчик. Платье на фее было тоже очень красивое, и в руке она держала прозрачный лепесток..."
    Она замолкает снова.
    - Что с тобой происходит? - спрашивает тихо, но встревоженно Ниса.
    - Мамочка...
    - Что?
    - Феи существуют?
    - Ты меня спрашиваешь об этом второй раз за неделю, и я второй раз говорю тебе: нет.
    - Но в этой книге написано, что на острове, где...
    - Томи, предметы могут существовать двояко: в реальной жизни и в воображении. Как ни жаль, но в реальной жизни фей никогда не существовало, они существовали только в воображении людей.
    - ТЫ знаешь... мне показалось... Крылья его носа раздуваются.
    - Показалось? Что? - Что я видел фею. - Вот как?..
    Ниса не знает, что сказать. Будет ли толк, если она попытается объяснить сыну, что такое детские галлюцинации?
    - Возможно,- говорит она наконец.- Иногда что-то вылетает наружу из нашего воображения.
    - Фея, которую я видел, вылетела. Те, которые вылетели из воображения, тоже могут выполнить любое желание?
    Ниса в растерянности;
    - Я открою тебе один секрет. Если ты хочешь чего-нибудь очень сильно, какая-нибудь добрая фея обязательно тебе поможет.
    - У меня есть одно желание, сильное-пресилъное.
    - Но и ты должен будешь помочь фее.
    - Ну конечно! Ведь феи такие маленькие и слабые, и если не помогать им, они мало что могут сделать, правда?
    - Совершенно верно.
    - А если я попрошу... м-мм... белую собаку, вроде тех, что на картинках в книгах... она сможет мне ее принести?
    Ниса прикусывает губу. Не хочется разрушать волшебный мир, в котором живет Томи, но и не хочется обманывать сына.
    - Есть одно досадное обстоятельство, о нем я тебе еще не говорила. Дело в том, что мы не на Земле; ты родился на космическом корабле и не знаешь...
    - Я видел голографические фильмы.
    - Дело не в этом. Мы с тобой живем на Гарнисе, планете, удаленной от Земли на несколько световых лет. Если бы папа нашел расщепляемые материалы, мы бы уже давно вернулись на Землю.
    - Но папа пропал в Сверкающих Горах.
    - Да, папа пропал, и мы теперь одни-одинешеньки на пороге Земли.
    - На пороге Земли?
    - То есть очень близко от нее.
    - Так насчет фей...
    - Феи родились в воображении землян. Поэтому попасть на Гарнис феям очень трудно.
    - Но ведь одну я видел.
    - Даже если одна фея и рискнула совершить такое далекое путешествие, очень сомневаюсь, чтобы она могла в чем-нибудь тебе помочь"
    - Почему?
    - Волшебство феи почти всегда действует только на том месте, где она родилась.
    - Так что если я попрошу у нее собаку...
    - ...то не получишь, потому что все собаки, какие существуют в Галактике, находятся на Земле.
    Томи молчит и что-то обдумывает.
    - То есть,- медленно произносит он наконец,- ничего перенести с одной планеты на другую она не может?
    - Не может.
    - Значит, просить у нее я могу только то, что находится на планете, где нахожусь я?
    - Конечно.
    - А как ты думаешь... смогла бы она вернуть нам папу?
    - Пойми: папа никогда не вернется!
    Она говорит это так резко, что у Томи перехватывает дыхание. Замерев в кресле, он с изумлением смотрит на мать. Потом, набравшись духу, говорит запинаясь:
    - Фея... могла бы... отправиться в Сверкающие Горы и...
    - Томи, читай дальше! Потом сможешь пойти поиграть.
    Он понимает: на самом деле она не верит, что эти существа, родившиеся в человеческом воображении, существуют или, во всяком случае, что они есть на Гарнисе; надо постараться чтобы мама ничего не заметила ведь пока ей еще не известно что он унес со склада три обогревателя а ему не хочется знать почему он их разместил в пещере около замерзшего пруда и включил ведь самое важное для него этот голос который в последние дни звучит в голове почти все время мама занята домашними делами или думает о папе никак не выяснишь чей это голос я еще не проснулась я еще ничего не понимаю вот он снова и кажется что это голос сумасшедшего у которого мысли путаются зима кончается однако город по-прежнему спит но где же фея ведь он ее видел всего три дня назад на следующий день после того как прочитал в одной книжке если бы не эта книга он бы даже не знал про фей и перепугался бы увидев такое странное существо страшно холодно может зилибары не вылезут из своих нор потом он искал ее много раз но так и не нашел а вообще-то настоящая ли это фея ведь он читал что феи это прекрасные женщины зилибаров полным-полно как до этой зимы голос в голове у него говорит о чем-то непонятном страшном где-то далеко какая-то опасность Грвдр о ней не знает иногда он спрашивает себя правильно ли что он все это скрывает от матери но ведь она если даже рассказать ей не поверит ведь не поверила когда он сказал про фею а самое плохое что она тогда запретит ходить в пещеру он не знает как объяснить ей почему важно чтобы он там был подольше и слушал беззвучные голоса иногда правда ему становится страшно нужно скорее разбудить всех и тогда он едва удерживается чтобы не выбежать не закричать и не позвать на помощь добрую фею чтобы та защитила его и отыскала папу который не вернулся со Сверкающих Гор и чтобы избавила от шума в голове этот шум начинается едва он входит в пещеру а иногда даже дома скоро появится трава похоже шум этот нужен просто для того чтобы он отупел и не мог искать фею которая помогла бы найти отца и защитила от того кто кричит в голове беда беда зилибары проснулись все громче и громче и он даже почти не слышит из-за этого мыслей мамы когда та думает о папе ее друге ее любимом он знает только что она сейчас в безопасности в куполе готовит еду или переводит а он в это время рискует жизнью ищет фею Грвдр наверняка предупредил бы нас в случае опасности откуда этот голос не со дна ли пруда или может из-под тех камней в пещере этот голос громче когда к ним подойдешь вплотную страшные зилибары из округа Вул больше он не хочет слушать лучше вспоминать другие времена счастливые времена на пороге Земли как мама называет Гарнис в том округе холоднее чем в Уаио каждый день папа рассказывал ему истории с тех гибких пластин в них говорилось об удивительных то ли государствах то ли городах то ли племенах отец не знал как правильнее их называть и называл все время по-разному но не смог ни разу показать ни какого-нибудь дома ни оружия ни разумного существа этой планеты они все давным-давно умерли а мама расшифровала и поняла далеко высоко близ страны туч их язык и он Томи тоже выучил несколько очень сложных знаков что-то плохое может угрожать нам илонам если мы не обнаружим вовремя еще немного и он бросится вон из пещеры и побежит к маме расскажет о голосе сумасшедшего который говорит о каких-то чудовищах незнакомых местах бесконечных зимах но его это невидимое существо не слышит сам он ни о чем кроме феи не может думать а слышит чьи-то мысли и страхи хотя никого о них не спрашивал а что если нужно остерегаться спящих зилибаров может тот услышит его вопрос извините я не знаю кто вы но не видели ли вы где-нибудь поблизости фею
    Ниса отрывает взгляд от облаков, которые окутывают вершины Сверкающих Гор, и снова осторожно, двумя пальцами берет со стола тонкую пластину. Вспоминает утро, когда, ликующе улыбаясь, к ней подошел Люлио.
    "Ты не поверишь! - Что такое? - На этой планете была жизнь! - Жизнь? Что ты имеешь в виду? - Разумную жизнь. Не знаю, гуманоидную, линзовидную, газообразную, но, несомненно, разумную.- Почему ты так уверен? - Вот что я нашел.- Что это? - Тот же самый вопрос я сразу задал себе, но посмотри хорошенько: гибкая пластина с ладонь величиной, сделана из какого-то материала, который...- Люлио, эта пластина могла попасть сюда таким же путем, как мы.- Как мы? - На космическом корабле, прибывшем с какой-то другой планеты.Нет, те, кто ее сделал, жили на этой планете.- Откуда ты знаешь? - Я нашел целый склад таких пластин.- Нашел здание? - Нет. Я исследовал местность в южном направлении и около какой-то скалы увидел несколько... пожалуй, можно назвать их тюками. Вскрыл один, и - вот, пожалуйста. Таких пластин там тысячи.- Вообще-то, Люлио, они похожи на небольшие куски тонкого картона.- Верно. Знаешь, что мне кажется? - Не имею ни малейшего представления.- По-моему, это книги.- Книги? - Или что-то вроде наших микрофильмов, светоконденсаторов или мультикниг. Видишь знаки? - Вижу.- Смотри, что сейчас произойдет.- Ой! - Видела? Они меняют форму.Но как?
    И почему? - Повинуясь моей воле. Нужно только задать мысленно вопрос: "А что дальше?" - и знаки на пластине меняются.- Очень странно. Языка мы не знаем, а пластина, похоже, понимает нас великолепно. Я попытаюсь расшифровать эту письменность, перевести текст.- Если удастся, будет замечательно. И я страшно рад, что у тебя, пока мы ждем корабль, будет интересное занятие.- Ждем корабль, которого никогда не дождемся...- Прошу тебя, Ниса, давай верить, что наши сигналы бедствия услышали! - А если все-таки не услышали? Ведь нужно подумать и о Томи.- Как раз о нем я и думаю. Нашему сыну не придется позабыть о том, что он сын рода человеческого: пройдет сколько-то лет, и...- ... и, когда нас с тобой уже не будет...- Ниса! - Прости меня, Люлио. Сегодня же начну работать над переводом, это поможет отвлечься от мыслей о Земле. Чем теперь будешь заниматься ты? - Мне есть чем заняться. Ведь я нашел и еще кое-что...- Что? Пока не пойму. Какие-то штуковины, механизмы, таблицы с разноцветными полосками, герметически закрытые, наполненные каким-то газом трубки... Хотелось бы разобраться во всем этом.- Времени разобраться у тебя будет предостаточно.- Что верно, то верно.- Люлио, мы здесь уже два года и оба понимаем: горючего для корабля нам взять неоткуда. Если ближайшая космическая станция, на Циноэ, нас не услышала, маловероятно, чтобы нам удалось отсюда выбраться - во всяком случае, в ближайшем будущем.- Знаю, Ниса, но в этом районе космоса движение оживленное, с Земли и на Землю, и, может быть, долго ждать нам не придется...- Хочу надеяться, что интуиция тебя не обманывает... Люлио, ты думаешь, они высокоразвитые? - О ком ты? Об этой цивилизации, что ты открыл.- Трудно сказать, Ниса. Простейшие изделия одной цивилизации на первый взгляд могут показаться крайне сложными представителю другой. К тому же у меня еще не было времени их изучить...Но, по крайней мере, материалы, из которых они изготовлены, уже о чем-то говорят.- От окончательных выводов пока воздержусь.- По-моему, есть две возможности, Люлио. Первая: они настолько опередили нас в развитии, что продукты их деятельности останутся для нас непонятными до тех пор, пока мы сами не достигнем того же уровня.- А вторая? - Быть может, их цивилизация не поднялась выше уровня наших древних рабовладельческих, феодальных или капиталистических обществ, однако само начало развития настолько отлично от земного, что, несмотря на всю примитивность их культуры, нам трудно ее понять.- Прекрасно. Но ты забыла о третьей возможности.- Какой, Люлио? Быть может, на этой планете никакой цивилизации в нашем смысле слова никогда и не было.- Что ты имеешь в виду? - Попробуй представить себе общество разумных существ, чье развитие определили ситуации и материальные объекты, в корне отличные от тех, которые на нашей планете привели к созданию человечеством единой и великой цивилизации.- Какого рода ситуации и материальные объекты? - Откуда мне знать? На этот счет у меня нет даже гипотезы. Есть одна мысль, но она еще толком не оформилась...- Люлио, за этими разговорами мы забыли обо всем остальном. Нам еще обедать. Томи скоро прибежит и будет кричать, что умирает с голоду.Хочешь, приготовлю я? - Нет, лучше достань тарелки.- Те, блестящие? - А почему бы и нет? Ведь сегодня праздник..."
    Тишина.
    Сплошной белой пеленой снаружи падает снег.
    не бойтесь я только хочу узнать не видели ли вы фею просыпайся Вакуль я слышу далекий голос будьте так любезны скажите не видели ли вы фею зачем ты так меня трясешь не начинается ли лето я хочу только чтобы вы помогли мне разыскать фею мое сознание сотрясают крики кого-то такого же сильного как голодный зилибар не знаю о чем ты говоришь меня зовут Томи я ищу фею я тоже слышу Тесса тогда ответь мне он слышит наши мысли Вакуль фею будьте добры ничего не поделаешь Тесса придется ответить пусть немного странную но фею кто ты нам непонятно чего ты хочешь я мальчик меня зовут Томи я ищу фею что такое мальчик что такое фея мальчик это такой как я а фея родится в воображении людей и иногда из него вылетает ничего не понимаю Вакуль не спятивший ли это зилибар я не зилибар я даже не знаю кто такие зилибары а где вы прячетесь почему я вас не вижу ваши голоса тоже меня пугают я здесь один я не прячусь я в городе Эсхе я не знаю где город Эсхе в округе Уаио около озера Друвилъ я не знаю где это я родился на корабле что такое корабль в нем путешествуют по Галактике что такое Галактика ты шутишь может тебе трудно расслышать мои мысли нет не трудно тогда ты должен пониматьчто я не шучу понимаю но что такое Галактика все звезды которые мы видим и те которые мы не видим значит Галактика это Большой Мир в нем все мертвое и все живое что воспринимает илон не понимаю не важно мы знаем что ты маленький твои мысли путаются понять их трудно кто вы меня зовут Тесса а его Вакуль мы двое илонов не понимаю с тобой очень трудно разговаривать наверно потому что мне только девять лет может быть взрослые поняли бы вас лучше не мучай его Тесса и не торопи тогда все пойдет быстрее как же мне вас понять подожди мальчик ты говоришь что родился в том в чем путешествуют по Большому Миру это значит что твои предки мои кто родители мои папа и мама прибыли издалека они родились на Земле где на планете которая называется Земля а я родился на космическом корабле потому что путь был очень долгий мы видим огромное блестящее а внутри много сложных устройств как вам удалось это увидеть через твою память тогда я покажу вам папу и маму почему вы молчите в чем дело они огромные я маленький поэтому они кажутся мне большими у них странный вид нам кажется что им чего-то не хватает не должно ли у них быть больше лиц рук ног а сколько должно быть а какие вы сами наш вид может тебя испугать наверняка безобразные как существа в книгах которые мама взяла на Циноэ мы не безобразные я уже большой и не испугаюсь у нас есть кое-что чего нет у твоих родителей что потом ты узнаешь я вас найду не найдешь ты не знаешь где мы я буду вас искать ты не знаешь местности мама знает она поможет у нее есть карта всего Гарниса кто тебе сказал название нашей планеты мама прочитала его на тонких пластинах зеленоватого цвета это наши летописи летописи илонов кто такие илоны существа как мы так значит вы и есть илоны почему это тебя так удивило папа и мама говорили что илоны умерли народ илонов никогда не умирал а где все илоны если они живы зимой мы спим где в зимовальнях но ведь вы Тесса и Вакуль уже не спите когда зима кончается и должно прийти время цветов деревьев плодов животных мы просыпаемся но зима еще продолжается а вы климат уже начал меняться я этого не замечаю может быть на твоей планете времена года меняются сразу не знаю будь осторожен почему зилибары проснутся тоже кто это такие самые страшные чудовища нашей планеты чем они страшны давным-давно они едва было не уничтожили всех илонов как от них защищаться поговори с отцом расскажи ему отец пропал наверно он погиб как это произошло он пошел в горы искать горючее для корабля и не вернулся почему твой отец пошел за горючим так далеко думал что может быть его там найдет ко ведь в горах опасно наверно он этого не знал нам очень жаль из-за него я и ищу фею что такое фея фея существует в воображении людей но иногда что такое люди люди живут на Земле это мужчины женщины и дети как я что такое фея она в твоих мыслях похожа на человека но в то же время она не такая фея похожа на женщину что такое женщина моя мама женщина не понимаю чего не понимаешь подожди Вакуль я кажется поняла у людей как и у нас два пола мужчины и женщины как ты и я ну вот вы и поняли значит фея женщина дело не в этом феи не то чтобы совсем не существовали а если они на самом деле не существуют тебе никогда фею не найти они существуют в воображении и одна оттуда вылетела я ничего не понимаю вылетела как в сказке про подожди Вакуль наверно фея просто придумана наверно это фантазия вроде историй про старых уврадэм которые мы рассказываем маленьким илонам я сам видел фею а ты уверен что это была фея конечно уверен нам в это поверить трудно мама считает что фея мне померещилась может вправду померещилась а я знаю точно что я ее видел Вакуль мы встретили зизиля что такое зизиль это тот кто может превращать мертвое в живое не понимаю на нашей планете за все время было не больше двадцати зизилей и почти все они были старые илоны это мне сейчас не интересно я ищу фею кажется ты не понял мы говорим что ты тоже зизиль никакой я не зизиль вовсе нет зизиль потому что выдуманное ты превратил в реальное я увидел фею потому что она вылетела из моей головы а мама говорит она думает что тебе это показалось но ты читаешь наши мысли даже когда мы этого не хотим а такое может только зизиль мне обязательно нужно найти ту фею мы не понимаем зачем тебе фея только она может вернуть мне папу но ведь ты говорил что твой отец погиб фея может исполнить любое желание лишь бы оно было связано с планетой на которой ты с ней находишься не понимаем долго объяснять но это так не понимаем может чтобы понять это нужно быть родом с Земли или быть маленьким землянином так или иначе мне нужно и дальше искать ее это сейчас опасно почему вот-вот проснутся зилибары мне нужна фея ты зизиль поэтому ты сможешь обмануть зилибаров как у тебя для этого есть только одно средство тебе придется сосредоточить свою психическую энергию и заставить зилибаров поверить что они окружены планами они не поверят что я илон тогда заставь их поверить что они окружены землянами как это сделать стони рычи мысленно издавай самые страшные звуки какие только можешь а если они не уйдут то наверняка испугаются и спрячутся помогите мне разыскать ту фею мы тебе поможем как вы поможете если никогда ее не видели покажи нам фею попробую обязательно скажем тебе если ее увидим вы лучше скажите ей что я ищу ее очень сомневаюсь Тесса чтобы мы могли помочь ему нет Вакуль если он зизиль и смог превратить мертвое-несуществующее в живое-существующее то у живвго-существующего должны быть свойства которые вообразил зизиль не понимаю о чем вы говорите вы меня сведете с ума не беспокойся маленький землянин это мы разговаривали друг с другом я должен идти мама одна остерегайся зилибаров и зови нас если мы тебе понадобимся прошу вас не забудьте про фею не бойся не забудем я буду думать о вас Тесса и Вакуль
    ЧАСТЬ ВТОРАЯ
    - Мама, прости меня. Больше я так никогда не поступлю.
    Снаружи вьюга поднимает облачка снега. Начинается буря.
    - Мама, почему ты со мной не разговариваешь? Послушай, что я тебе скажу. Два года я искал фею и наконец увидел ее снова. Значит, она и вправду вылетела из моего воображения наружу.
    Снежная буря расправляет крылья и взмывает, разъяренная, во всем своем наводящем ужас великолепии.
    - Фей на Гарнисе нет,- отвечает наконец мать.- Папа умер, ты это понимаешь?
    - Может, папа и умер, но фею я видел.
    Буря усиливается, и фибропластовому жилищу придется собрать все свои силы, чтобы противостоять ее натиску.
    - Даже не верится, что тебе почти двенадцать! Фей не существует.
    - Хорошо, не существует. Докажи это.
    На несколько мгновений ветер замирает, подбирает свои когти, когти охотничьего белого сокола, и обнюхивает теплые стены купола перед тем, как ринуться в решающую атаку.
    - Нам, жителям Земли,- начинаетобъяснять Ниса,- всегда приходилось преодолевать разные трудности, и, возможно даже, трудностей этих было слишком много. Чаще всего преодолеть их быстро не удавалось. Иногда даже не удавалось преодолеть их вообще. Тогда люди начинали искать способы себя утешить. Так появились представления о богах и других сверхъестественных существах: гномах, ведьмах, феях. Особенно феях: ведь их волшебные палочки обладают способностью делать практически все, что возможно в материальном мире. Напрасно я не рассказала тебе это два года назад, в первый же раз, когда ты меня спрашивал о феях; но я никак не думала, что ты можешь в них поверить. За пределы человеческого воображения феи не выходили никогда. В действительности, Томи, фей нет, не было и никогда не будет.
    Холод опять плотно облегает стены купола. Буря возобновляет свой натиск, она уверена, что не устоять перед ней этому жилищу, хоть оно и цепляется за грунт планеты изо всех сил.
    - Я наткнулся на запись папиного голоса, она была на складе.
    - Разве я разрешала тебе слушать?
    - Но это книга, которую писал папа. Ничего плохого в ней не может быть!.. Я ее слушал несколько раз, и, по-моему, он думал так же, как и я.
    Томи включает магнитофон. Ветер снова набирает силу.
    - "...воображение человека могущественно настолько, что могущественней его во Вселенной одно: сама Вселенная..."
    Буря сотрясается до самых своих ледяных корней, но не хочет понять, что ей не опрокинуть купола.
    - Ты поняла, что он хотел этим сказать? - продолжает, выключив магнитофон. Томи.- Что Вселенная богаче воображения!
    Но холод словно не слышит воя бури, терпящей поражение.
    - Фей нет,- упорствует Ниса.- Они существуют только в человеческом воображении.
    - Они есть, есть! Послушай, что он говорит дальше.
    - "...космос больше нашего воображения: ведь он вмещает воображение в себя, ведь существовать воображение может, только если существует он. Таким образом, во Вселенной может быть найдено все, что рождалось в воображении людей, и даже то, что люди не могут вообразить..."
    По равнине рассыпаются громовые раскаты: это сердце бури раскалывается на множество отдельных вихрей, которые вот-вот развеются.
    - Не хочу больше слушать! - кричит мать.- Уже несколько месяцев ты... такой невыносимый, даже поверить трудно, что ты мой сын. Думай про себя что хочешь, а говорить об этом вслух в моем присутствии запрещаю.
    - Хорошо, мама. Говорить не буду, буду думать про себя.
    Буря умерла, разбилась о несокрушимые стены их жилища.
    Теперь, после смерти бури, новый аромат обволакивает далекие, уже столько столетий утопающие в снегу горы.
    Собрав пластины, Ниса выключает печатающее устройство. В своей комнате с приоткрытой дверью Томи клюет носом над последней книгой, которую она принесла для него со склада. Какой-то он стал странный, уже несколько месяцев сам на себя не похож. И все из-за того, что два года назад ей взбрело в голову дать ему почитать ту несчастную книгу. С тех пор его и не оставляют мысли о феях и о том, как ему разыскать отца. Не заболел ли он?
    Она молча смотрит на Томи. Его голова клонится к открытой книге.
    Нет, он здоров. Она прекрасно знает, что он нормальный ребенок.
    На цыпочках она уходит в свою комнату и закрывает дверь. С облегчением сбрасывает туфли, и ступни ее погружаются в мягкий поролон. Ниса усаживается у окна.
    Да, Томи нормален для тех условий, в которых протекала его жизнь со дня рождения - то есть, по земным меркам, условий совершенно ненормальных.
    Она прижимается лицом к стеклу. Горы, однако, остаются такими же далекими.
    Увы, у нее сын-невротик!
    Смеркается, но и в тусклом вечернем свете снег блестит до невозможности ярко.
    Сын-невротик, сын-невротик... в ее воображении Томи превращается в нечто фантастическое.
    Что будет с ним после ее смерти? Ему скоро исполнится двенадцать, а он не видел ни одного человека, кроме отца и матери.
    Ей показалось, будто за окном промелькнула какая-то тень.
    Еще плотней прижимает она лицо к стеклу, взгляд ее обезумело мечется.
    Только снег и сумрак, ничего больше.
    Но ведь что-то она видела! Неужели это ей только показалось?
    Она надевает герметизированный костюм и выходит в ночь, к беззвездному небу, в вечный холод.
    Пруд - это лед и вода. Лед - видимая поверхность, а вода - глубоко на каменистом дне. За прудом высятся несколько скал, в них всех множество пещер.
    Она направляется к скалам. Туда Томи ходит играть.
    Вдруг она останавливается.
    - Томи, ты здесь?
    Нет, конечно: ее сын крепко спит. Ведь она сама закрыла дверь, когда лицо его погрузилось в поисках сна в подушку.
    Но сидела она к двери спиной. Может, он вышел крадучись и она не заметила?
    Ниса кусает губы. Если Томи в пещере, она его обязательно увидит. А если он спит...
    Она идет дальше. Медленно, чтобы ее шагов не было слышно.
    "Мама!"
    Она останавливается: это Томи позвал ее. И она кричит в микрофон:
    - Томи, ты здесь?
    Никакого ответа.
    На этой половине Гарниса окончательно воцаряется ночь.
    "Мама!"
    - Томи!
    Ниса поднимает руки ко рту, но их останавливает прозрачная пластмасса шлема.
    И только тут она понимает, почему нет ответа: она слышит не ушами. Голос Томи звучит у нее в г о л о в е!
    "Мама, возвращайся!"
    Но она по-прежнему идет к скалам.
    "Не надо, мама, не ходи туда!"
    Ниса останавливается. Ей кажется, что она сходит с ума.
    "Возвращайся домой, мама, возвращайся скорей!"
    Ниса уже у входа в одну из пещер, которых так много в этих скалах.
    "Мама, возвращайся!"
    Вход в пещеру низкий, внутри неё шлем то и дело стукается об обледенелый потолок.
    "Мама, очень тебя прошу!"
    Туннель приводит ее в огромный пустой грот, пол которого покрыт льдом. В правой стене грота начинается новый туннель.
    "Возвращайся, мама!"
    Чем дальше, тем этот новый проход уже. Новый грот. Новый туннель.
    "Мама, здесь опасно, ходить одной здесь нельзя!"
    Не может быть, чтобы ей слышался голос Томи, просто шалят нервы.
    Проходы, гроты, залы, естественные лестницы, замерзшие водоемы, заканчивающиеся тупиками туннели... Ниса выходит наружу.
    "Мама, теперь сразу домой, возвращайся скорее, мама!.."
    Она не спеша окидывает взглядом весь западный склон огромной массы камня, высящейся между ней и куполом, и тут замечает еще одну пещеру, в стороне от других.
    "Мама, не входи туда!"
    Она смотрит на термометр: температура на два градуса выше, чем снаружи. Что бы это значило?
    Она осторожно протискивается вперед. Как нервирует этот голос, звучащий у нее в голове!
    Шесть шагов. Семь. Восемь. Термометр показывает уже 63° ниже нуля.- Но разве такое возможно? Ведь на этой проклятой планете температура никогда не поднимается выше 85°!
    "Мама, остановись!"
    Ниса опять останавливается. Зал, в котором она оказалась, огромный: луч света из фонаря на шлеме едва достигает противоположной стороны.
    не боится ли он что она обнаружит нет-нет Вакуль я уверена это только из-за зилибаров разве ты не помнишь как мы его предупреждали о них
    "Мама, заклинаю тебя, возвращайся!"
    Ниса бросает взгляд на шкалу термометра: - 40°.
    И температура продолжает повышаться.
    ведь зилибары начнут передвигаться когда температура поднимется до точки замерзания воды
    Ниса исследует безмолвствующий зал. Уже - 36°.
    "Мама, остановись, мама, почему ты меня не слушаешь?"
    Уже - 23°.
    Ниса видит в стене начало совсем узкого хода. Может, это вход в новый туннель? Как пробираться через него, ползком?
    может быть она не слышит как он зовет ее
    Уже - 18°.
    Яркий луч из фонаря на шлеме светит в темноту узкого хода.
    "Он, мама, не надо, не надо, мама!.."
    Уже 9°.
    но что она собирается делать она сошла с ума женщина вернись даже в мыслях не приближайся к этому логову
    Ниса наклоняется и заглядывает в узкий ход. Обычно в герметизированном костюме не бывает жарко, однако сейчас с нее ручьями льет пот. Да, она явно сошла с ума: например, эти голоса нее в голове...
    Она отшатывается: внутри хода что-то шевельнулось похоже, камень. Но кто его привел в движение?
    один уже проснулся и теперь надо ждать худшего ведь и другой зилибар поднялся и направляется сюда
    Свет фонаря пронзает тьму, натыкается на выступы каменных стен, отражается от них. Как хорошо, что замолчал наконец этот голос, который, кажется..
    Она цепенеет от ужаса, глаза ее широко открываются: повинуясь неведомой силе, камень поднимается с места, где лежал, повисает в воздухе, а потом начинает медленно двигаться по направлению к ней.
    Ниса подается назад. Камень, покачиваясь, выплывает из узкого хода. Он явно хочет повиснуть над головой Нисы, и Ниса пятится, не останавливаясь ни на миг.
    совсем растерялась ведь она не знает как отразить нападение зилибара изголодавшегося пока спал
    Одно неосторожное движение Нисы, и камень повисает прямо над ней. А потом падает.
    Шлем раскалывается как яичная скорлупа.
    может быть она потеряла сознание а может быть умерла но так и не обнаружила обогревателей которые ее сын разместил чтобы вернуть к жизни нашу планету зилибары рыщут в поисках добычи а она
    Хаос исчезает и уступает место запахам, звукам, свету.
    - Томи...
    - Как ты себя чувствуешь, мама?
    Ниса не может понять, что видят ее только что открывшиеся глаза.
    - Дай руку.
    Теперь в ладонях у нее что-то теплое - будто в гнездо села птица.
    -Как ты себя чувствуешь, мама? - повторяет Томи.
    От света ее глазам больно.
    - Задерни занавески.
    Боль слабеет.
    - Так?
    - Так хорошо. Подойди ко мне.
    Снова ощущение, будто в ее ладонях дрожит птичка.
    - Что, что случилось, мама?
    - Подожди минутку, дай я приду в себя.
    Мало-помалу тело ее начинает чувствовать постельное белье, подушку, теплый матрац. Оказывается, она снова в состоянии двигаться, снова ощущает руки, колени, поясницу, ступни...
    Она смотрит на сына: глаза озабоченные, серые, и, кажется, вот-вот заплачут.
    - Мне хорошо.- И на лице у Нисы появляется вымученная улыбка.- Уже ничего не болит.
    Но словно тысяча бичей хлещет по ее лбу, а в ушах то ли гудение, то ли глухой рокот.
    - Мама, скажи, что с тобой произошло?
    Ниса пытается вспомнить.
    Что она может ему сказать? Что отправилась на поиски тени? Что обнаружила пещеру с температурными аномалиями? Что все время слышала, как он беззвучно зовет ее, умоляет скорей вернуться? Что чья-то невидимая рука подняла и понесла без единого звука тяжелый камень?
    - Откуда ты знаешь, Томи, что что-то случилось?
    - Я заснул и увидел сон... страшный сон. Если бы я не проснулся быстро, что-то обязательно бы произошло.
    - Что должно было произойти?
    - Не знаю... не помню. Проснулся с криком. В окно моей комнаты рвался ветер, казалось, будто он что-то хочет мне сказать. Потом я услышал звук.
    - Какой звук? Снаружи?
    - Нет, внутри, в твоей комнате.
    - Рассказывай дальше.
    - Звук был такой, будто к нам в купол проникла тысяча сверчков.
    Выражение лица у Нисы прежнее.
    - Помнишь, как мы с папой изучали животных Земли? - продолжает Томи.Так вот: это было как звук, который издают сверчки, когда влюблены.
    Лицо Нисы кажется маской из серебристого льда.
    - И что ты сделал?
    - Я лежал и слушал. Мне было страшно.
    - Но ведь в конце концов ты пришел ко мне, да?
    - Я пошел к тебе, но звук исчез. Подошел к твоей двери, но из комнаты уже ничего не было слышно. Я вошел. Ты лежала на постели, а твой герметизированный костюм был поврежден.- На ресницах Томи блестят слезы.Что с тобой произошло, мама?
    Ниса пытается подняться. Томи ей осторожно помогает.
    - Я смотрела в окно, и мне показалось, что я кого-то увидела.
    Мальчика прямо подбрасывает.
    - Кого ты увидела? Ведь на Гарнисе никого, кроме нас, нет.
    - Я прекрасно это знаю. Но все равно мне показалось, будто я увидела какую-то тень, и я пошла посмотреть, что это такое. Вышла не сразу: ведь надо было надеть костюм. А когда вышла, ничего не увидела. И отправилась в пещеры за прудом.
    - В какую из них?
    - Да во все заходила. А потом что-то упало мне на голову, и я потеряла сознание.
    Зрачки у Томи сужаются. Мать что-то скрывает, непонятно что именно.
    - Похоже, в пещере был обвал,- объясняет она.- На меня упал камень.
    Ниса начинает снимать с себя герметизированный костюм. Ей стыдно, что она говорила неправду.
    - Но если ты потеряла сознание, как ты смогла добраться домой?
    От растерянности Ниса открывает рот, но тут же овладевает собой.
    - А еще говоришь, что много читаешь! - насмешливо произносит она.Разве ты не знаешь, что многие люди, когда им грозит опасность, действуют, не отдавая себе отчета в своих поступках? Инстинкт самосохранения невероятно силен.
    Она уже наполовину освободилась от костюма и видит на правой стороне шлема большое коричневое пятно.
    - Так или иначе, домой я добралась. А теперь нужно заняться раной. Наверно, она очень глубокая, раз вытекло столько крови.
    - О какой ране тыговоришь?
    - Да вот же, на правом виске! Я тогда почувствовала, будто...
    Она смотрит в зеркало и цепенеет от страха.
    Там, где она до сих пор ощущает жестокую боль, уже почти и следа не осталось от того, что, судя по всему, было огромным разрывом тканей. И, прямо перед ее измученными глазами, то, что еще оставалось от раны, исчезает, оставляя чуть заметный шрам.
    нужно следить за каждым своим движением каждым словом ведь мать внимательно наблюдает за ним с того как она его называет несчастного случая но на самом деле никакой это не несчастный случай неправду тогда сказала она а он правду он в то время читал замечательную книжку про планету Марс населенную тихими хрупкими существами с шарфами из тумана и плывущими по песку лодками
    он заснул и ему стали сниться геометрически правильные древние города где живут эти существа в серебряных масках они не поверили землянам и запрятали тех в сумасшедший дом но он Томи уже был не Томи а исследователь Спендер он убежал от своих чтобы увидеть марсианский город и прочитать древние книги и голоса мертвых предков марсиан печально пели с металлических страниц и затихали навсегда а потом он уже был не Спендер не землянин который хочет сохранить остатки марсианской цивилизации а настоящий марсианин и срывал плоды с хрустальных стен купался в розовом канале где жидкость была не вода а сладкое вино из марсианского винограда потом вышел под лучи неяркого марсианского солнца и нагой вошел в позолоченную лодку она чуть скрипнула он крикнул огненным птицам и те подняли лодку к облакам и ужасный холод обжег его смуглую марсианскую кожу но он открыл бутылку и синий туман рыцарским плащом окутал его всего и тогда-то он и увидел город посреди скал в пустыне и птицы опустили его лодку на песок перед пещерами и неизвестно откуда взявшийся страх начал грызть его как хищный зверь правда хищных зверей он никогда не видел но у землян инстинкт преследуемого передается по наследству а он Томи генетически такой же как его предки и его тревога во сне росла МАМА ВОЗВРАЩАЙСЯ непонятно почему у него вырвался этот крик ведь он знал что она далеко НЕ НАДО МАМА НЕ ХОДИ ТУДА и странное ощущение удушья будто ему выжигают легкие будто не дают дышать ВОЗВРАЩАЙСЯ МАМА ИДИ СКОРЕЕ ДОМОЙ ВОЗВРАЩАЙСЯ не дают искать маму по пещерам МАМА ВОЗВРАЩАЙСЯ СКОРЕЙ ее не могло быть там но его интуиция говорила что она там МАМА ЭТО ОПАСНО ОДНОЙ ТУДА ИДТИ НЕЛЬЗЯ МАМА он чувствовал что ей становится страшно и вдруг все понял МАМА ВОЗВРАЩАЙСЯ БЫСТРЕЙ МАМА он знал что спит и старался проснуться чувствовал что если не проснется произойдет что-то страшное УМОЛЯЮ МАМА ПОКА НЕ но было уже поздно очень поздно для него для матери для отца МАМА УМОЛЯЮ ВОЗВРАЩАЙСЯ СЕЙЧАС ЖЕ но мама не появлялась и он полный отчаянья бежал по туннелям где воздух был сырой и теплый ОСТАНОВИСЬ МАМА ПОЧЕМУ ТЫ МЕНЯ НЕ СЛУШАЕШЬ надо было предотвратить это страшное но возможно еще предотвратимое и наконец теперь после стольких предостережений Тессы и Вакуля он увидел хищника этой планеты увидел зилибара страшного хотя тот был прозрачен почти невидим открытую пасть зилибара она была в пене ОЙ МАМА НЕТ НЕТ НЕТ УМОЛЯЮ МАМА и от крика проснулся у себя в постели потный задохнувшийся под зеленым шелковым одеялом все что он рассказал потом матери была чистая правда и зачем только она сказала неправду когда пришла в себя но это, не имело значения все равно он уже знал что произошло и теперь ему нужно очень внимательно следить за каждым своим словом или поступком ведь только сегодня он обнаружил какая мысль мучила его столько месяцев скрывалась в закоулке его сознания силилась всплыть но теперь может благодаря тому несчастному случаю как его называет мама загадка разгадана мысль была о ремонте приемопередатчика отец давно бы уже починил ведь когда Томи был еще совсем маленький отец часто открывал приемопередатчик и устранял мелкие неисправности а потом приемопередатчик сломался совсем родители только раз послали радиограмму на нужной частоте и в нужном направлении но теперь он знает какие детали нужно заменить другими пригодными со склада там есть запасной комплект пусть маме будет приятный сюрприз хоть она его и обманула ее жаль она такая грустная и снова плачет каждую ночь как после гибели отца а теперь приемопередатчик будет у них снова и они смогут сообщить о себе на Циноэ на Верди на Феникс на Лилипут на все ближайшие космические станции и тогда за ними прилетят правда до этого надо обязательно найти фею которую видел три года назад тем более что потом Тесса и Вакуль сказали ему что он зизиль и потому смог силой мысли создать настоящую фею способную творить чудеса о которых говорится в волшебных сказках вот он наконец в складе прошел так что мама не заметила вот на полках коробки золотистые серебристые зеленые синие прозрачные а вот и коробка с радиодеталями как раз такие ему и нужны стоит закрыть глаза и он ясно видит в воображении схему контуры контакты все блоки передатчика как у него это получается он сам не знает и то что случилось должно было бы его испугать но ему уже надоело бояться этой своей способности
    ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
    Ниса лежит на диване, дремлет. Ее левое веко начинает дрожать. Она гримасничает, и тик прекращается.
    Томи у себя в комнате возится с разобранным приемопередатчиком. Иногда сопит раздраженно, но потом снова работает молча.
    Ниса в полусне не слышит, как Томи подходит к ней:
    - Мама!
    От неожиданности Ниса вздрагивает.
    - Что случилось?
    - Посмотри,- и он что-то ей протягивает.
    - Да, это наш приемопередатчик, который не работает.
    - Я его починил!
    - Умоляю, Томи, перестань, мне совсем не до смеха.
    - Проверь сама.
    Она досадливо передергивает плечами, а потом ставит ящик на столик у дивана. Нехотя включает, и все лампочки на панели загораются.
    Брови у Нисы от изумления ползут вверх.
    - Не может быть!
    Руки ее начинают двигаться по клавиатуре. Купол наполняется звуками, напоминающими музыку.
    - ...груза... транспортируемого... на... Феб-два... далее... направляемого... на... Верди...- расшифровывает Ниса сообщение, проходящее в виде электромагнитных волн через космос.
    - ... заново... чтобы... вернуться... на... Землю...
    По щекам ее начинают течь слезы.
    - Мама,- укоризненно говорит Томи,- ты и теперь будешь плакать?
    Ниса открывает глаза и смотрит на сына, но не обнимает его и не бросается целовать, как поступил бы со своим спасителем любой спасенный. Вместо этого она отворачивается и начинает остервенело стучать клавишами, накапливать данные, и те появляются на экране с поистине сверхсветовой скоростью. Ниса проверяет, исправляет, суммирует и получает наконец то, что ей нужно. Теперь она знает направление движения и скорость корабля, радиограмму которого приняла. Зная теперь, где корабль окажется через двое или трое суток, она бросает туда крик о помощи.
    Томи уходит к себе в комнату - пусть мать делает с приемопередатчиком все, что она захочет.
    Ниса передает радиограмму второй, третий, четвертый раз.
    Томи появляется снова, уже в герметизированном костюме.
    - Куда ты? - спрашивает, глядя на него, Ниса.
    - Играть.
    - Скажи, как тебе удалось его починить?
    - Сам не знаю. Стал на него смотреть и вдруг понял, какие детали надо заменить... Сделал это для тебя.
    - Что ты имеешь в виду?
    - Ты ведь каждую ночь плачешь, и тебе так хочется вернуться на Землю...
    Он умолкает не договорив.
    - Откуда тебе это известно?
    - Э-э... м-мм... так мне казалось.
    Ниса смотрит на него, лицо ее ничего не выражает.
    "Не верит ни одному моему слову",- думает Томи.
    - Так или иначе, скоро мы улетим,- говорит она тихо.
    - Можно мне идти?
    Ниса подходит к нему и переставляет стрелку таймера на костюме.
    - Вот так. Далеко не уходи.
    Она провожает его взглядом, и наконец он скрывается в вихрящемся снеге. Ниса вдруг осознает, что не будь атмосфера на Гарнисе такой же, как на Земле, она, когда был поврежден ее костюм, погибла бы, и от одной этой мысли по телу ее пробегает дрожь.
    Она подходит к справочному компьютеру и запрашивает координаты станции Циноэ: на всякий случай следует повторить радиограмму еще несколько раз.
    Порывы ветра несут снег в расщелины, в разинутые рты пещер.
    мы Тесса и Вакуль мы Тесса и Вакуль мы Тесса и Вакуль мы так давно ждем тебя маленький землянин столько времени ничего о тебе не знаем ведь ты не отвечаешь
    Томи входит в темноту центрального грота. Стены в пещере мокрые.
    я не мог ответить был занят чинил для мамы приемопередатчик нам не удалось найти твою фею мы думаем она исчезла или спряталась мы не знаем что с ней случилось мама теперь радуется она думает не только об отце ее любимом муже друге и не только обо мне а еще о разном и моя голова теперь свободна это хорошо для тебя для нас для работы которую мы вот-вот начнем вы мне о ней ничего не говорили твои мысли были заняты приемопередатчиком и ты нас не слышал я хочу вам помочь не нужно помогать это опасно но когда мы закончим ты все узнаешь а то я могу помочь это опасно потом мы тебе обо всем расскажем ты только должен нам кое-что обещать что через пятнадцать дней мы придем к твоему дому и кое-что тебе покажем но только ты и твоя мать не должны до этого улетать с нашей планеты не понимаю что вы собираетесь мне показать и почему нельзя сказать маме что вы к нам придете сейчас мы тебе объяснить не можем но если ты нас не послушаешь ты и твоя мать будете жалеть об этом до конца вашей жизни и пока не пройдут пятнадцать дней вы ни в коем случае не должны покидать планету иначе произойдет нечто ужасное а сейчас мы не можем тебе об этом сказать но ты должен нам верить а твоя мать пока не должна знать ничего обещай нам что ты ей не скажешь не знаю как мне быть
    Торопитесь, торопитесь,
    Близки призрачные ветры,
    Близки дальние сверканья, Близки отблески и свет. Торопитесь, торопитесь! Дети, дети, все - домой!
    я ухожу а то скоро моя голова услышит как мама зовет меня ты не должен уйти не обещав нам ладно я обещаю ничего не говорить ничего не делать не улетать с Гарниса раньше чем через пятнадцать дней
    Торопитесь, торопитесь!
    мне нужно идти не забудь про свое обещание мы илоны не прощаем нарушенных обещаний я не нарушу
    ...Близки отблески и свет.
    Торопитесь, торопитесь!
    "Две минуты как звучит таймер, Томи, а тебя нет, ты заигрался снова. Выключаю передатчик. Теперь все корабли в этом районе космоса и все ближайшие к Гарнису станции знают о нас и знают также, что, хотя твой отец погиб, мы с тобой живы".
    мы дадим о себе знать не позже чем через десять дней если все пойдет хорошо ведь это опасно очень опасно для всех теперь я ухожу до свиданья- до десятого дня до свиданья до свиданья до свиданья до свиданья
    Томи отправляется назад,и голоса в его голове умолкают. Он знает: опасность может подстерегать его за каждым камнем.
    Ниса держит в руках "книгу", над которой работала после ужина. Пластина матовая, почти не блестит. Ниса бросает взгляд на переведенный абзац:
    ...той силой, которая позволяла им, обновляя полуживое вещество, лечить раненых, умножать пищу и даже возвращать жизнь погибшим в бою воинам, если клетки тела у тех не повреждены, а зимой именно так почти всегда и бывало. Зизили без труда находили те места, откуда шли путающиеся мысли, рождаемые мозгом этих умирающих...
    Она перестает читать.
    Снаружи в стены купола бьет буря.
    ...ибо холод предохраняет от распада хрупкие клетки мозга, и почти-умершие посылают из-под снега свои мысли, пытаются ими сообщить, что их жизнь в опасности...
    Ниса перестает работать, поднимается и идет в комнату Томи. Садится на край его постели. Рот у мальчика полуоткрыт, лицо умиротворенное.
    Ниса встает и возвращается в большую комнату, где работала. Собирает со стола пластины, выключает печатающее устройство, потом, зевнув, идет в свою комнату. Снимает одежду и бросает ее на ковер.
    Наверняка скоро за ними прилетят. Уже три дня, как она отправила радиограмму, и, может, даже не пройдет и недели...
    Нисе холодно, она накрывается одеялом.
    Но что, если радиограмма, которую они с Томи слышали, была послана не человеком? Что, если послал ее электронный мозг из тех, что управляют космическими кораблями во время дальних полетов, когда экипаж и пассажиры находятся в состоянии анабиоза? Что, если такой мозг, приняв радиограмму, но не зная, что с ней делать, ничего сам не предпримет и лишь сохранит радиограмму в своей памяти для людей на корабле, которые проснутся, возможно, в десятках световых лет от Гарниса?
    Закрыв глаза, она устраивается в постели поудобней.
    Нет, что за глупости приходят ей в голову! Ведь электронный мозг любого корабля работает по сложной программе, учитывающей возможность и чрезвычайных ситуаций, возникающих после приема радиограммы с просьбой о помощи. Программа прикажет кораблю отклониться от намеченного курса и разбудит людей на борту...
    тогда мы не сможем обмануть зилибаров и добраться до дома землян и маленький землянин так никогда и не узнает про
    Ниса садится в постели: опять эти голоса!
    мы были вынуждены обмануть его иначе бы он рассказал матери
    - Зажгись! - истерически кричит Ниса свету в комнате.- Боже мой! шепчет она.- Кажется, я теряю рассудок!
    Она вскакивает с постели, быстро надевает свой комбинезон и выбегает из спальни. Одно за другим обходит все помещения в куполе, оставляя свет в каждом из них включенным. Голоса, звучащие у нее в голове, слабеют, но не исчезают совсем.
    нам сейчас было необходимо обмануть ее потому что она нам нужна о как она нам нужна
    - Хватит же, хватит, а то я...
    Ниса затыкает уши, но это не помогает.
    Купол наполняют прерывистые мелодичные звуки. Ниса бежит в большую комнату, где стоит приемопередатчик.
    - ... корабль... Терра... Нова... со... станции... Лилипут... курсом... на... Марландию... принял... радиограмму... с... планеты... Гарнис... системы... звезды... Эпсилон... созвездия...- У Нисы вырывается радостный вопль, слышный во всех помещениях купола.
    - ... доставляем... горючее... и... продукты... на... Эскалибур... чрезвычайное... положение... второй... степени... просим... дать... оценку... своему... положению... в... случае... чрезвычайного... положения... первой... степени... изменим... курс... и... направимся... к... Гарнису... в... противоположном... случае... сохраним... курс... на... Эскалибур...
    - Что происходит, мама?
    Закутанный в простыню, на нее смотрит из дверного проема Томи.
    - Радиограмма! - кричит мать с таким видом, будто одно это слово все объясняет.
    - ... в... случае... чрезвычайного... положения... первой... степени... мы... прибудем... на... Гарнис... через... семь... дней... в... случае... чрезвычайного... положения... третьей... или-четвертой... степени... мы... прибудем... на... Гарнис... через... восемнадцать... дней... после... посещения... Эскалибура...
    - Что это, мама?
    - ...приветствуем... землян... экипаж... корабля... Терра... Нова...
    282
    - Что это такое, мама? - спрашивает раздраженно Томи.
    - Это они,- не замечая его тона, тихо говорит мать.- Летят за нами.
    - А когда они прилетят?
    - Через семь дней.
    - Что? Когда?
    Ниса ошеломленно на него смотрит и не сразу осознаёт, что его тон угрожающий.
    - Что-нибудь не так? - испуганно спашивает она.
    - Никуда я через семь дней не полечу!
    Глаза у Нисы мечутся как птицы в клетке.
    - Что ты хочешь этим сказать?
    - То, что сказал!
    - Кораблю, чтобы подобрать нас, придется изменить курс. Время для своих капризов ты выбрал самое неподходящее.
    - Никакой это не каприз. У меня есть причины не улетать пока... и ты не улетишь тоже.
    - Послушай, Томи: корабль, принявший нашу радиограмму, летел к планете, где группа людей оказалась в чрезвычайном положении второй степени; но мы в чрезвычайном положении первой степени. Поэтому я пошлю еще одну радиограмму, чтобы...
    - Что это значит, чрезвычайное положение первой и второй степени?
    - Это специальные термины. Чрезвычайное положение второй степени - это когда кислорода, воды и пищи должно хватить экспедиции на время от пятнадцати до тридцати дней и нет непосредственной возможности возобновить запасы. Похоже, что на Эскалибуре группа людей оказалась именно в таком положении.
    - И ты хочешь сказать, что наше положение хуже?
    У нас воды и пищи на двадцать лет. И атмосфера на Гарнисе такая же, как на Земле. Ты хочешь их обмануть?
    - Нет, Томи. Существует жизненно важный параметр, который определяет различие между чрезвычайным положением первой и второй степени.
    - И что же это за параметр?
    - Биосфера,- тихо говорит она.
    - А какая, интересно, у Гарниса биосфера?
    - Крайне опасная.
    - Ты прекрасно знаешь, мама, что Гарнис необитаем. Мы здесь живем уже восемь лет и ничего опасного ни разу не встретили.
    - Объяснять тебе все я не намерена,- раздраженно отвечает Ниса.- Раз я сказала, что биосфера планеты опасна, значит, она опасна. Я снова пошлю радиограмму.
    Томи поворачивается и, хлопнув дверью, запирается в своей комнате.
    - Грубиян! - негромко говорит Ниса и садится к приемопередатчику.
    ответьте ответьте Тесса и Вакуль дело очень серьезное срочное прошло уже четыре дня ответьте где бы вы ни были что случилось маленький землянин Томи мы очень заняты мама отправила радиограмму поэтому через шесть или семь дней за нами прилетят и помешать этому я не могу ты-обещал что не улетишь да обещал но это трудно я не знаю что сказать маме разве что сказать ей о моем с вами уговоре нет нет нет надо придумать что-то другое если бы появилась фея тогда может не мечтай о несбыточном мы должны действовать исходя из того что возможно но тогда мы ничего не придумаем Тесса уже скоро начинать а мы еще не готовы что нам делать я не знаю Вакуль может все это бросить подумай что ты сказала бросить теперь уже невозможно я не понимаю о чем вы говорите Тесса и Вакуль почему вы мне не объясните ведь я маме ни за что не скажу нельзя нельзя нельзя через семь дней я улечу с Гарниса и так никогда и не узнаю ни твоя мать ни ты не должны улетать так скоро другого выхода нет как сделать чтобы мы не улетели нужно чтобы корабль который называется Терра Нова не сошел со своего курса как сделать чтобы Терра Нова не сошла со своего курса ведь мама уже два часа как послала радиограмму с ответом это Очень просто нужно держать сознание открытым тогда ты узнаешь что надо сделать нельзя больше тратить ни минуты прошло уже два часа а слова летят со скоростью света и корабли тоже летят быстро поэтому курс ему менять нелегко и если Терра Нова его изменит то вернуться на прежний курс ей будет трудно мы это знаем маленький землянин Томи мы самое большое через одиннадцать дней придем к тебе домой и ты кое-что увидишь но запомни я внимательно слушаю как только мы скажем ты сразу должен будешь открыть дверь я понял ни ты ни твоя мать не должны этому препятствовать дверь должна открыться сразу иначе будет поздно а повторить все заново невозможно а теперь открой свое сознание и пусть оно остается открытым
    Вот-вот взойдет солнце, и звезды уже исчезают, пожираемые его светом. Более яркие держатся дольше. Начавшаяся накануне вечером, прерывавшаяся ночью, битва между солнцем и звездами сейчас, утром, возобновилась. Между светом и тьмой, где развертывается она, развертывались и сновидения Нисы. В них Ниса снова и снова шла куда-то и опять возвращалась, в них она слышала все новые и новые голоса.
    Нет, оставаться на этой планете нельзя. Она все время чувствует угрозу у себя за спиной. Томи быть здесь тоже опасно. И голоса эти, которые уже три месяца раздаются в ее голове...
    Томи будто подменили, он стал совсем другим, говорит как-то странно, смотрит на нее то зло, то испуганно, что-то от нее скрывает...
    Почему Томи не хочет улетать с Гарниса? Будто чья-то чужая воля овладела его сознанием. И непонятно еще вот что: кто спас ее жизнь тогда, около пещер, и почему?
    В любом случае тому, кто делает добрые дела, но сам при этом прячется, доверять трудно.
    Усилием воли она вырывает себя из состояния полусна-полубодрствования и прислушивается. Нет, это ей не кажется: кто-то ходит крадучись по темным помещениям купола.
    Она выскальзывает из-под одеяла и при слабом свете звезд, проникающем через окно, начинает искать одежду. Быстро одевшись, идет на цыпочках к двери большой комнаты. Приемопередатчик включен, кто-то сидит около него и нажимает на тускло освещенные лампочками шкалы клавиши.
    - Зажгись! - кричит Ниса.
    Миг - и комната ярко освещена.
    - Томи?! Почему... почему ты встал? Что ты здесь делаешь?
    - Мне что-то послышалось, и я пришел посмотреть,отвечает он.
    - Что ты делаешь с передатчиком? - кричит она.- Почему он включен...она смотрит на часы у себя на руке,- ...в полшестого утра? Мне ясно одно: мой сын ведет себя как психически больной! Встает в пять утра, включает без разрешения приемопередатчик... Сейчас же в постель!
    - Нет.
    Глаза у Томи испуганные, но голос его звучит твердо. - Сейчас же!
    - Нет.
    - Томи...
    - Я передал только раз,- говорит он почти шепотом, с трудом перебарывая страх.- Нужно повторить.
    - Кому ты передал?
    - Кораблю "Терра Нова".
    Она открывает от удивления рот, теряя дар речи.
    - Я отменил твою радиограмму.
    - Что-о?!
    - Я сообщил, что у нас чрезвычайное положение четвертой степени, и, таким образом, предшествовавшая радиограмма теряет силу...
    Ниса смотрит на приемопередатчик и видит, что он по-прежнему включен.
    - Прекрасно,- говорит она.- Ты отменил мою радиограмму. А я отменю твою.
    - Мама!
    Голос Томи одновременно грозит и умоляет, но мать его почти не слышит. А потом она начинает моргать, как будто ей мешает видеть какая-то паутина: приемопередатчик парит примерно в двух метрах над полом - чего, разумеется, не может быть.
    - Томи...- не отрывая взгляда от приемопередатчика, шепчет она.
    - Я тут,- отзывается сын.- Прости, но больше ты к нему не притронешься.
    Приемопередатчик поднимается еще на несколько сантиметров и с грохотом падает к ней под ноги.
    - Он... разбился! - в ужасе восклицает она.
    - Раньше чем через двадцать дней за нами не прилетят,- говорит Томи.
    - Зачем ты сделал это? - И она вдруг осознает, что он силен и что ей отныне придется с этим считаться.- В чем дело? Почему нам нельзя улететь через семь дней?
    - Не имею права тебе сказать. Я обещал не говорить.
    - Обещал? Кому? Мне ты ничего такого не обещал. Не может ведь быть, чтобы...
    - Не спрашивай меня больше ни о чем! - кричит Томи.- Ничего не могу тебе объяснить! Оставь меня в покое!
    Два прыжка - и он уже в своей комнате. Ниса слышит щелчок магнитного замка и, окаменев, смотрит на обломки приемопередатчика у себя под ногами.
    Что происходит с ней и Томи? Голоса... Нет, они не плод ее фантазии. И Томи определенно имеет к ним отношение... Боже, ведь он поднял приемопередатчик, не прикоснувшиськ нему!
    Нет, это не плод ее фантазии, как не был им камень, поднявшийся, чтобы упасть ей на голову в пещере...
    Ниса входит к себе в спальню и закрывает дверь.
    Так больше продолжаться не может. Они с Томи уже на грани безумия.
    В вечерние сумерки зимой лучше всего почитать.
    В такое время человеку нужней всего крыша над головой и тишина. Мать и сын дожидаются наступления ночи, Томи погружен в чтение любимой книги (она на микрофильме), а Ниса - в свои мысли. Чуть слышный щелчок: сменился кадр микрофильма.
    Со своего дивана Ниса наблюдает за Томи. Так, как сейчас, должно было бы быть всегда. Так было раньше, и изменилось всё три года назад, когда у Томи началась эта одержимость феями. Неужели это у него так никогда и не пройдет?
    Она снова переводит взгляд на экран и читает: "...и скажи, не знаешь ли ты, куда подевали мою тень?
    "Ответом ему был нежный перезвон золотых колокольчиков. Это язык фей..."
    Спасибо хоть, что Томи, если о феях и думает, теперь о них не говорит.
    Она опять отрывает взгляд от экрана. Может, он просто принял что-то за фею? Может, какое-нибудь естественное явление на Гарнисе приводит к тому, что ты слышишь голоса, видишь какие-то тени?.. Может, какие-то виды радиации здесь вызывают видения, особые состояния сознания? Только этим и можно объяснить, что...
    Она снова смотрит на сына.
    Что ни говори, в его трудностях виновата она. Это по ее вине Люлио отправился на Сверкающие Горы, откуда не вернулся, а потеря отца не могла не повлиять на Томи. У него нет ни отца, ни друзей, и можно ли после этого удивляться, что голова у него забита бог знает чем?
    На экране новый кадр, и Ниса торопится прочесть.
    " - Никаких писем я не получаю,- сказал он высокомерно.
    - Но тогда их получит твоя мама.
    - У меня нет мамы,- сказал он.
    - Тогда меня не удивляет, что ты плакал".
    Да, она виновата перед Томи. И еще как виновата! Его прогулки, воображаемые друзья, галлюцинации - все это лишь...
    Взгляд ее останавливается на зеркале. Она раздвигает волосы на лбу и нащупывает неглубокий шрам.
    К чему ей пытаться и дальше себя обманывать? Камень ударил ее сам; рана кровоточила, а потом, прямо на глазах у нее, затянулась; Томи сумел починить приемопередатчик, устройства которого не знала даже она, а потом разбил его, дав ему упасть почти с потолка, куда поднял его абсолютно непонятным образом. Все это она видела собственными глазами. Нет, то, что происходит на Гарнисе, галлюцинациями не объяснишь.
    Она закрывает глаза. У нее больше не осталось сил.
    Томи отмалчивается, на вопросы не отвечает, а ведь дела их совсем плохи...
    Снова щелчок: сменился очередной кадр.
    " - Мне кажется, Венди, что из дому я убежал в день, когда родился..."
    Прежде они с Томи были близкими друзьями, он ей рассказывал обо всех своих заботах, она ему - обо всех своих. А потом все изменилось. В чем тут дело, ей до конца понять так и не удалось...
    " - Все произошло потому, что я услышал, как мои отец и мать,- тихо продолжал мальчик,- говорят о том, кем я буду, когда стану взрослым, а я становиться взрослым не хочу, ни за что!"
    Она подходит к окну. Так никто и не прилетел! Должны были прибыть вчера, но их нет. Радиограмма Томи, отменяющая первую, наверняка принята, и, если это так, за ними теперь прилетят только через две недели.
    Ниса смотрит на отражение Томи в зеркале. Она чувствует: что-то произойдет. Томи не хочет улетать, чего-то ждет. Придется и ей ждать.
    Глядя на лицо сына, Ниса добреет. Лицо у него такое грустное! Еще четырех лет, наверное, не прошло с тех пор, как он, глядя на нее блестящими глазами, спрашивал:
    "Я увижу фею? Увижу фею?" А она ответила ему: "Засмейся, и ты ее увидишь", и они оба стали смеяться... Если бы можно было поговорить с ним по-настоящему, тогда, может, она бы его поняла, но пока ей ничего выяснить не удается...
    "- Знай же: когда впервые рассмеялся первый ребенок на свете, смех его разбился на тысячу осколков. Из них-то и произошли феи..." - читает она на экране.
    Ну ладно, хватит терзать себя! Томи сейчас спокоен. Не позднее чем через две недели прилетит корабль. О чем еще в их положении можно мечтать?
    " - И это значит,- продолжал мальчик,- что у каждого ребенка должна быть своя фея.
    - Должна быть? Почему ты так говоришь? Может, на самом деле никаких фей нет?
    - Дело совсем не в этом. Просто нынешним детям хочется быть умнее всех, и поэтому они перестают верить в фей, но каждый раз, когда ребенок говорит: "Я не верю в фей", одна из фей умирает".
    Довольная тем, что в доме царит мир, Ниса, улыбнувшись, идет в свою комнату.
    Ей и в голову не приходит, что все это - лишь затишье перед бурей, и какой!
    скорее Тесса ведь если мы задержимся ветер и солнце могут разрушить лед мы обещали прибыть через пятнадцать дней завтра будет уже поздно все погибнет планета останется без защиты мы должны сделать все что можно даже если это будет стоить нам жизни мы чтобы нас не обнаружили окружим себя психической защитной стеной и Грвдр из-за этого обязательно заметит наше отсутствие все это очень плохо Вакуль ведь наш вождь Грвдр наверно подозревает нас а сколько труда нам стоило скрыть присутствие маленького землянина Томи и его матери не бойся Тесса найти их все равно не смогут
    мы с тобой сильные вспомни даже полусонные мы смогли повлиять на могучую волю зизиля Томи смогли добиться чтобы он защитил нас от холода я это знаю Вакуль можешь не напоминать но вспомни также что обогреватели он размещал повинуясь собственной интуиции какая бывает у зизилей молчи Тесса не упоминай нашего с тобой вмешательства в судьбы нашего народа ведь если мы допустим чтобы в нашей психической защите появилась брешь Грвдр сможет через стражей Вула найти нас и все узнать прошу тебя Вакуль замолчи и сосредоточься путь у нас еще долгий очень долгий и ветер воет так как не выл никогда словно начинается новое оледенение не произноси этого слова ведь если мы достигнем цели оледенений больше не будет, а теперь вверх Вакуль лишь бы нам не попасть в какой-нибудь воздушный поток не видно ни зги ты в самом деле можешь найти дорогу да Тесса хотя иногда ее и теряю вот сюда скорее скорее Тесса вон туда за те горы я слышу его Тесса слышу а теперь внимательней здесь могут прятаться зилибары а я так устала я тоже но лучше отдохнуть потом а сейчас скорее скорее вперед спустимся вон за теми скалами ой около этой скалы город он пришел сюда и уснул молчи сосредоточься и подумай что мы можем сделать ой он спит крепко спит тогда Тесса время пришло я закрываю свое сознание для всего кроме нашей цели закрываю сознание для всего кроме нашей цели закрываю сознание для всего кроме нашей цели ПОДНЯТЬСЯ ПОДНЯТЬСЯ он выходит Тесса он выходит нам это удалось любовь моя завтра мы отдохнем завтра на нашей планете начнутся новые времена
    Ветер хищно грызет скалы, обнажает древние поверхности, хлещет по телу ночи, свистит свистом призрачных птиц, бессонных фурий.
    - Томи, ты спать не собираешься?
    Мальчик сидит неподвижно на диване.
    - Сегодня я спать не буду,- говорит он.
    Мама останавливается и смотрит на него.
    -- Что ты сказал?
    - Сегодня я спать не буду,- повторяет Томи.
    Она смотрит на него растерянно, почти умоляюще.
    - Почему?
    - Я жду.
    - Не думаю, чтобы "Терра Нова" прилетела сегодня.
    - Я не ее жду.
    - Вот как?..
    Мать кусает губы, она не знает, что говорить и делать дальше.
    - Могу я остаться в комнате? - спрашивает она наконец.
    - Если хочешь...
    Ниса садится с ним рядом.
    Лицо Томи, полное напряженного ожидания, тем не менее спокойно. Он умеет ждать.
    - Ты уверен, что я тебе не мешаю? - спрашивает она, чтобы как-то прервать молчание: выражение лица Томи вызывает в ней смутную тревогу.
    - Уверен.
    Дверь сотрясается от удара.
    - Что это?!
    - Сядь,- говорит ей Томи.- Это просто камень.
    - Откуда ты знаешь?
    - Знаю.
    - Может, ты мне все-таки скажешь?..
    - Мама,- взгляд его останавливается на ней,- если хочешь быть здесь, не разговаривай, пожалуйста.
    Время тянется невыносимо медленно.
    Теперь мальчик не отрывает взгляда от темного окна. Ниса наблюдает за ним, и смутная тревога, которую она испытывает, растет.
    скоро мы доберемся до места Тесса и ветер который сегодня сковывает холодом спящие семена завтра будет срывать плоды с
    - Какой ужас! - шепчет Ниса.- Именно этого ты и ждал?
    Она поворачивается к Томи и с трудом сдерживает крик: глаза у ее сына как два черных провала.
    когда будем совсем близко закричим и может быть он нас услышит Тесса и Вакуль я вас слышу я Томи я вас ждал где вы где вы где вы
    Ниса не слышит безмолвного зова Томи и, естественно, не может понять выражения его лица.
    - Давай спать, Томи,- тихо говорит она.- Уже два часа ночи.
    это очень опасно для нас всех ведь зилибары могут почуять нас и
    - Томи...
    Она тянет его за рукав.
    - Оставь меня в покое!
    начинаем Тесса собери все свои силы пусть холод вечен Вселенная все равно сильнее
    - Томи,- голос у Нисы срывается,- очень прошу, послушайся меня хоть раз...
    Он не обращает на ее слова никакого внимания. Идет к двери купола, но Ниса догадывается, что он хочет сделать, перебегает бесшумно к распределительному щиту и включаетмагнитные замки. Язычки входят в пазы, и когда Томи оказывается у двери, она уже заперта.
    через несколько минут маленький землянин Томи ты сможешь принять в своем доме нас и самый дорогой подарок вам от нашей планеты
    - Выключи замки, мама.
    - Ты что, думаешь, я не слышу голосов?
    Он смотрит на нее изумленно.
    - Ты слышишь голоса? - переспрашивает он.- Все голоса?
    - Их двое, два чудовища из страшного сна.
    Томи облегченно вздыхает: его она не слышит.
    скорее иначе все пропало поблизости зилибары мы слышим как они
    Голоса в голове у Нисы то замирают, то снова звучат отчетливо.
    вот-вот кровь начнет свое движение МНЕ НЕ ДОБРАТЬСЯ ДО КУПОЛА ЕСЛИ НЕ СМОГУ ЗАЩИТИТЬ СЕБЯ ОТ он возвращается к жизни
    Мать и сын, замерев, вслушиваются в голоса, которые то и дело прерываются: похоже, что все внимание тех, кому голоса принадлежат, обращено сейчас на что-то совсем другое.
    И УЖЕ НИКОГДА НЕ УВИЖУ ИХ СНОВА И ОНИ НЕ УЗНАЮТ ЧТО СО МНОЙ БЫЛО ЧТО ПРОИЗОШЛО И НЕ СМОГУТ ВЕРНУТЬСЯ
    Томи пристально смотрит на мать, но лицо у нее совершенно спокойное: этого голоса она не слышит. ЗАБЛУДИЛСЯ НА ЭТОЙ СТРАШНОЙ ПЛАНЕТЕ ДАЛЕКО ОТ ЗЕМЛИ И НЕ МОГУ ДАЖЕ ПОМОЧЬ СЫНУ ТАКОМУ
    - Мама!!! Это он!!!
    Томи подбегает к матери и крепко-крепко обнимает ее. Ниса его сухо спрашивает:
    - Что происходит?
    Из-за двери купола доносится звук, похожий на стрекот тысячи обезумевших от любви сверчков.
    открой же дверь маленький землянин Томи впусти нас
    Мальчик бросается к распределительному щиту, но слишком поздно: вырвав щит из стены, Ниса размахивается и о ту же самую стену его разбивает. Осколки разлетаются во все стороны.
    - Мама!
    У Томи вид загнанного в угол хищника, и Ниса инстинктивно пятится, Томи дрожащими руками поднимает с пола разбитый щит.
    - Замок... замок...- повторяет он, всхлипывая.
    скорее скорее открой дверь открой сейчас же иначе случится страшное СЛОВНО БУРЯ ВОКРУГ МЕНЯ Я НИЧЕГО НЕ ВИЖУ И НЕ СЛЫШУ ВСЕ КАК В ТУМАНЕ открой маленький землянин Томи открой или будет, поздно больше нам это не удастся
    Стрекот сверчков становится оглушительно громким.
    - Умоляю! - рыдая, говорит Томи и поднимает к матери мокрое от слез лицо.- Ты должна помочь мне открыть замок!
    - Он сломан,- холодно отвечает она.- Я знаю, как его починить, но не надейся, что это сделаю.
    Он бросается к ней и трясет ее за плечи:
    - Ты что, вправду не понимаешь? Не понимаешь, кто замерзает там, гибнет сейчас от холода?
    - Два чудовища, которые...
    - Мой отец! Мой отец там!
    Лицо у Нисы становится белым как мел.
    - Ты сошел с ума,- говорит она тихо.- Твой отец давно умер.
    земляне нам илонам нужна ваша помощь вы умеете сохранять тепло в своих жилищах несмотря на холод снаружи вместе мы сможем сделать чтобы наша планета не умирала больше никогда Я ОКРУЖЕН ТУМАНОМ НИЧЕГО НЕ ВИЖУ ТОЛЬКО ТЕНИ ВОКРУГ И У МЕНЯ БУДТО НЕТ КОЖИ что такое маленький землянин Томи почему ты не открываешь может быть ты хочешь чтобы он снова замерз но это будет уже навсегда ведь тогда он постепенно будет умирать по-настоящему а не замерзнет мгновенно как в той снежной лавине которая его засыпала
    - Сейчас же открой эту дверь!
    Ниса пытается убежать к себе в комнату, но руки подростка клещами вцепляются в нее, и она вынуждена отступить.
    - Ну! Скажи, как ее открыть!
    - Нет! Не допущу, чтобы это вошло в наш дом. Неужели ты не понимаешь, что они тебя обманывают? Не знаю, что ты слышишь, но говорю тебе...
    поздно маленький землянин Томи вот-вот будет уже поздно и мы не сможем никогда больше
    Томи закрывает глаза, удаляет все, что не нужно, из своего сознания и сосредоточивается. "Скорее, скорее! Магнитные полюсы внутренних проводников двери меняются на противоположные! Язычки вон, язычки вон, язычки вон!"
    Взгляд Нисы мечется между бледным лицом сына и выскальзывающими из двери язычками замка.
    - Томи!
    Она бросается к двери и ее загораживает.
    "Скорее, скорее! Молекулы сплава, из которого сделана ручка двери, идут вверх! Скорее, скорее!"
    Ручка двери медленно поворачивается, а сильный порыв ветра довершает остальное.
    Ветер врывается через открывшуюся дверь, и Ниса издает вопль: в воздухе, уже внутри купола, висят два похожих на светлячков огонька и освещают высокую человеческую фигуру.
    мы зизили мы зизили мы совершили почти невозможное превратили умирающую плоть в живые клетки мы наполнили себя лучистой энергией и ты нас видишь маленький землянин видишь двух зизилей
    "Светлячки" уже внутри купола, один повисает перед самым лицом Нисы, и она ясно видит его странные очертания. От нее крошечное существо летит в открытую дверь.
    - Теперь ты мне веришь, мама? Веришь?
    Но Ниса не может вымолвить ни слова: она прижалась лицом к теплой груди мужа, едва прикрытой ветхим герметизированным костюмом.
    - Да, Томи, да.
    На Гарнисе и вправду оказались феи, и они вернули отца домой.
Top.Mail.Ru