...Место для Вашей рекламы...
...Место для Вашей рекламы...
...Место для Вашей рекламы...
Скачать fb2
Перевернутое дерево

Перевернутое дерево

Аннотация

    В этой маленькой повести-сказке присутствуют все герои того фантастического мира, которыми я сам страстно увлекался во времена моего детства, — великаны, джинны, принцессы, Аладдин из «Тысячи и одной ночи» с его волшебной лампой, шапка-невидимка Сулеймана, которая скрывает того, кто её надел, от людских глаз и позволяет ему пройти незамеченным, куда он только пожелает. Всех этих героев, все чудеса волшебного мира, которые долгие годы занимают ум и воображение ребёнка, — вы встретите в моей книге « Перевёрнутое дерево».
    Кришан Чандар.


Кришан Чандар Перевернутое дерево

ПИСЬМО К СОВЕТСКИМ ДЕТЯМ

    Я люблю писать для ребят, потому что в душе каждого человека, будь он стар или молод, всегда живы воспоминания о его детстве, и во многом до конца дней своих он остаётся ребёнком. Вероятно, этим и объясняется то, что мою книгу «Перевёрнутое дерево» читали с одинаковым интересом не только дети, но и взрослые, и даже пожилые люди.
    В этой маленькой повести-сказке присутствуют все герои того фантастического мира, которыми я сам страстно увлекался во времена моего детства, — великаны, джинны, принцессы, Аладдин из «Тысячи и одной ночи» с его волшебной лампой, шапка-невидимка Сулеймана, которая скрывает того, кто её надел, от людских глаз и позволяет ему пройти незамеченным, куда он только пожелает. Всех этих героев, все чудеса волшебного мира, которые долгие годы занимают ум и воображение ребёнка, — вы встретите в моей книге « Перевёрнутое дерево».
    Однако под оболочкой сказки скрывается другой рассказ, который не имеет ничего общего ни с джиннами, ни с великанами, ни с принцессами, ни с волшебными лампами. Рассказ этот тесно переплетается с событиями наших дней. Под покровом сказки он живёт своей жизнью, движется и развивается. Его не нужно искать, он обнаружится сам собой, когда вы прочтёте эту книгу.
    Может статься, читая первый раз мою сказочную повесть, вы ничего не найдёте, кроме фантастических приключений. И не ищите. Читайте просто ради интереса. А потом прочтите книгу в другой раз, и уж тут скрытый в сказке рассказ непременно проглянет сквозь вымысел. Вы увидите его в событиях повести, в приключениях и поступках героев.
    Таким образом, вы прочтёте в одной книжке сразу два рассказа, потому что я хотел подарить детям причудливую, волшебную сказку, которая так близка их воображению, и в то же время поговорить с ними о серьёзных вещах, рассказать им правду о жизни в нашей стране и в чужих краях. Пусть мои маленькие читатели призадумаются и поразмыслят над тем, что я им расскажу.
    Я бы хотел, чтобы советские дети, прочитав эту книгу, поделились со мной своими впечатлениями: что им понравилось, что нет, что они легко поняли и что, наоборот, им было трудно понять. Эти письма мне очень помогут, и в следующий раз я смогу написать для ребят гораздо лучше.
    Кришан Чандар.

Глава I

    Когда отца похоронили, мать сказала Юсуфу:
    — Хочешь не хочешь, а придётся тебе пойти к падишаху и наняться на службу в его войско.
    Юсуфу едва исполнилось двенадцать лет. Он был ещё мал и глуп и не понимал, что спорить со старшими нехорошо.
    — Зачем я пойду к падишаху? — ответил он матери. — Пускай сам придёт сюда. Ведь это ему, а не мне нужно войско.
    — Шшш, тише! — Мать в испуге оглянулась по сторонам. — Что ты говоришь? Если падишах услышит, он прикажет тебя казнить!
    И в самом деле, слова Юсуфа дошли до ушей падишаха. Правитель, который притесняет народ, боится своих подданных, а потому повсюду держит доносчиков. Они-то и донесли падишаху, что говорил Юсуф. Тогда падишах и вправду пожаловал к нему на двор. Юсуф, который никогда не видел своего падишаха, удивился и спросил:
    — Ты кто такой?
    — Я п-п-п-падишах С-с-с-саламат, — ответил падишах.
    — Вот тебе и на! — рассмеялся Юсуф. — Да ты, никак, заика? Неужели все падишахи заикаются?
    Падишах очень рассердился, но, вспомнив, что ему нужны солдаты, подавил гнев и сказал:
    — Нет, н-н-н-не все падишахи заики. Есть среди нас и с-с-с-слепые, есть и г-г-глухие. Одним словом, у каждого падишаха — своя болезнь.
    — А какая болезнь у тебя? — спросил Юсуф.
    — Моя болезнь называется ж-ж-жестокосердием, — ответил падишах заикаясь. — Это очень т-т-тяжёлая болезнь, и мне только тогда становится легче, когда я сорву на ком-нибудь з-з-зло.
    Но до каких же пор можно писать, заикаясь вместе с падишахом? Если я и дальше стану так писать, боюсь, как бы и моё перо не стало в конце концов заикаться. Поэтому я теперь буду писать просто, а вы, когда дойдёте до слов падишаха, попробуйте заикаться сами. Уверяю вас, получите большое удовольствие!
    — Так ты что же, пришёл сюда, чтобы сорвать на мне зло? — спросил Юсуф.
    — Нет, нет, что ты! — встревожился падишах. — Я пришёл записать тебя в своё войско.
    — А какое ты мне жалованье положишь?
    — Я своим солдатам жалованье не плачу, они получают четвёртую часть из награбленного.
    — Из награбленного?
    — Ну да, моё войско грабит чужие страны, приносит добычу мне, а я отдаю солдатам четвёртую часть. Но такие, как ты, получают меньше — ты ещё маленький и много награбить не сможешь. Говори скорей, пойдёшь ко мне в войско или нет, а то мне некогда с тобой долго разговаривать!
    — А в других странах тоже люди живут? — спросил Юсуф.
    — Конечно. Такие же, как и у нас.
    — Тогда я не пойду к тебе на службу!
    — Не пойдёшь?! — грозно закричал падишах. — А знаешь ли ты, с кем разговариваешь? Я падишах, сын падишаха, великий Саламат!
    — А знаешь ли, с кем ты разговариваешь? — гордо сказал Юсуф. — Я Юсуф, сын сапожника!
    Падишах усмехнулся. Он подумал, что мальчик совсем глупый, и решил испробовать другой способ. Оглядевшись по сторонам, он увидел, что хижина Юсуфа стоит в маленьком садике, утопающем в цветах. Он посмотрел на цветы и сказал:
    — Какие чудесные цветы растут у тебя в саду! Юсуфу пришлась по душе похвала падишаха, и он сказал:
    — Возьми любой цветок, какой тебе понравится.
    — Если такие чудесные цветы растут на этой земле, — сказал падишах, — то как же хороша должна быть сама земля! Почему бы мне не взять её себе?
    Падишах хлопнул в ладоши, и сразу же появилось пятьдесят вооружённых солдат. Они объявили садик Юсуфа собственностью падишаха, и теперь уже Юсуф не смел сорвать ни одного цветка с грядки, ни одного плода с дерева. На другой день мать сказала Юсуфу:
    — Ну вот, нет у нас теперь больше и садика! Иди нанимайся на службу к падишаху.
    — Если я поступлю в войско падишаха, я заболею его болезнью — жестокосердием. Разве ты хочешь, мама, чтобы твой сын заболел?
    — Что ты, что ты, сынок! — Мать заткнула уши руками. — Я день и ночь молю небо о твоём здоровье!
    Мать вышла из хижины, а Юсуф взял ведро и пошёл к колодцу, чтобы напоить свою корову.
    И вдруг он увидел у себя в садике, который теперь принадлежал уже не им, а падишаху, девочку, одетую в великолепные, дорогие одежды.
    — Ты здесь зачем? — спросил Юсуф.
    — Я пришла посмотреть наш новый сад. Ты должен кланяться мне почтительно, — ответила девочка.
    — Это почему? — спросил Юсуф.
    — Потому что я дочь великого падишаха Саламата! — гордо сказала она.
    — А я сын сапожника! — так же гордо сказал Юсуф.
    — У меня платье расшито алмазными звёздами! — сказала дочь падишаха.
    — А у меня зубы крепче всех твоих алмазов! — сказал Юсуф.
    — Я каждый день ем морковную халву! — сказала она.
    — А я сам выращиваю морковь! — сказал Юсуф. — Ты умеешь выращивать морковь?
    — Нет, — сказала дочь падишаха.
    — Ты умеешь только есть халву! — с укоризной сказал Юсуф. — Чего тебе тут надо? Говори прямо!
    — Я хочу пить, — сказала девочка.
    Юсуф достал из колодца воды и дал ей напиться.
    Выпив всё до капли, она сказала:
    — Какая сладкая вода в твоём колодце! Я никогда в жизни не пила такой вкусной воды!
    Юсуфу пришлась по душе её похвала, и он сказал:
    — Приходи сюда каждый день, и я буду доставать для тебя из колодца столько воды, сколько ты пожелаешь.
    «Если в этом колодце такая вкусная, сладкая вода, — подумала дочь падишаха, — то какой же хороший должен быть сам колодец! Почему бы мне не забрать его себе?»
    Она хлопнула в ладоши, и сейчас же появилось пятьдесят вооружённых солдат. Они запечатали колодец Юсуфа печатью падишаха, и с этой минуты Юсуф уже не смел достать из колодца ни одной чашки воды.
    На третий день мать опять сказала Юсуфу:
    — Сынок, придётся тебе всё-таки идти к падишаху, иначе мы с тобой умрём с голоду.
    — Мама, — сказал Юсуф, — у нас ещё осталась корова. Я отведу её к старосте. Он даст нам за неё немного денег, и мы купим себе хлеба. Несколько дней проживём, а там видно будет.
    Мать заплакала. Она очень любила свою корову. Но голод не шутка. Юсуф накинул на шею корове верёвку и повёл её к старосте.
    Староста спросил:
    — Сколько ваша корова даёт молока?
    — Три сира [1] в день. Очень хорошее молоко! Попробуйте сами.
    — Только три рупии? — воскликнул Юсуф удивлённо.
    — Да, — сказал староста, — целых три! За каждый сир по рупии. Три сира молока — три рупии. Если бы твоя корова давала сорок сиров, я бы дал тебе за неё сорок рупий. Ну, а что ж поделаешь, если она даёт только три сира? Забирай свои три рупии. Счёт совершенно верный.
    Откуда бедному Юсуфу было знать счёт? Он только сказал:
    — Дядюшка, как же я обойдусь этими тремя рупиями?
    — Ну тогда возьми три зёрнышка, — сказал староста.
    — Какие три зёрнышка?
    — Волшебные! Мне дал их один волшебник. Старик был в долгу у меня и вместо денег отдал эти три зёрнышка. Он сказал, что если зёрнышки посадить в землю, то на другой день из них вырастет волшебное дерево. Верхушка его поднимется выше облаков, и ты сможешь добраться по ветвям до самого неба. Но только запомни: все три зёрнышка непременно нужно посадить вместе, иначе проку не будет.
    Юсуф с любопытством слушал старосту. Наконец староста сказал:
    — Ну выбирай: три зёрнышка или три рупии?
    Юсуф быстро схватил зёрнышки, зажал их в кулак и что есть духу побежал домой. Староста смотрел вслед убегающему Юсуфу и хохотал:
    — Здорово я одурачил этого осла!
    Когда Юсуф прибежал домой, мать спросила его:
    — Принёс деньги?
    — Я принёс волшебные зёрнышки. Мать схватилась руками за голову:
    — Ты ведь уже большой мальчик, Юсуф! И когда только ты поумнеешь! Если бы ты принёс денег, мы купили бы себе хлеба на несколько дней. Какой ты ещё глупый, сынок!
    — Эти зёрнышки волшебные, — сказал Юсуф. — Если их посадить в землю, из них вырастет волшебное дерево выше облаков. Я заберусь по его ветвям на небо.
    — Что ты будешь там делать? — спросила мать.
    — Принесу тебе звёзд с неба! — ответил сын.
    Мать только головой покачала:
    — Ну и выдумщик же ты у меня, сынок! Ведь староста просто-напросто обманул тебя… Пойду к соседке, попрошу у неё чего-нибудь поесть.
    Когда мать ушла, Юсуф положил свои зёр-нышки на траву и принялся копать в земле ямку, чтобы посадить их. В это время, откуда ни возьмись, прилетела ворона. Она каркнула, схватила два зёрнышка и улетела. Юсуф очень испугался — ведь староста сказал ему, что все три зёрнышка надо непременно посадить вместе, иначе толку не будет. Он даже заплакал с горя:
    — Нет у меня коровы, нет у меня денег, а теперь не стало и волшебных зёрнышек!
    На траве лежало только одно-единственное зерно — последнее! Что было делать Юсуфу? Он подумал, подумал и решил: будь что будет! Не вырастет волшебное дерево, так, может быть, вырастет хоть какой-нибудь цветок. Посадив зёрнышко в мягкую, разрыхлённую землю, Юсуф пошёл домой и лёг спать.
    Ночью разыгралась буря. Всё небо гремело, лил дождь, сверкали молнии, ветер сотрясал хижину. Юсуф всю ночь не мог уснуть. Несколько раз он вставал и при свете молний смотрел в окно на то место, где посадил зёрнышко. Однако никакого волшебного дерева он там не увидел.
    Когда наступило утро и буря утихла, Юсуф выбежал в садик. Ветер поломал цветы, многие деревья лежали, вывороченные с корнем, и, словно нарочно, как раз в то место, где он посадил зёрнышко, ударила молния. В земле зияла глубокая чёрная яма, а волшебного дерева, которое бы доросло до самого неба, нигде не было видно. Юсуф очень опечалился, мать заплакала. Но когда Юсуф заглянул в яму, он увидел настоящее чудо. Дерево всё-таки выросло за одну ночь! Оно было огромное, ветвистое, только росло не как все деревья, а наоборот. Иначе говоря, вместо того чтобы расти к небу, его ветви уходили глубоко под землю. На многие мили уходило оно в глубь земли, и вершина его терялась в темноте.
    — Вот жалость-то! — воскликнула мать, всплеснув руками. — Такое хорошее дерево и вдруг выросло перевёрнутое — вверх корнями, вниз ветвями! Это всё проделки старосты!
    Юсуф спрыгнул в яму, обнял ствол дерева руками и сказал матери:
    — Вверх ли оно растёт или вниз, всё равно я полезу по его ветвям и посмотрю, куда оно меня приведёт.
    — Ох, сынок, только не спускайся под землю! — взмолилась мать. — Ведь там совсем темно. Как ни смотри, кроме темноты, ничего не увидишь.
    Но Юсуф не послушался матери и начал быстро спускаться вниз по стволу. Сначала солнечные лучи провожали его, освещая ему путь. Но чем глубже он спускался, тем становилось всё темнее и темнее. Юсуф очутился в полной темноте и стал ощупью перебираться с ветки на ветку.

Глава II

    Юсуф очень испугался. Он стал шарить вокруг себя руками и у самого дерева нащупал лестницу. Куда она ведёт? Юсуф перебрался с дерева на ступеньку и пошёл вверх по лестнице. Скоро она привела его к двери. Он постучался. Дверь открылась, и Юсуф оказался в большом сводчатом зале. На окнах были железные решётки, а в неглубокой нише стояла восковая свеча. В зале никого не было, однако Юсуфу показалось, что где-то совсем рядом шумно спорит между собой множество людей.
    — Кто здесь? — крикнул он громко.
    — Кто здесь? Кто здесь? — повторило эхо под сводчатым потолком, и со всех сторон грянул смех.
    От ужаса у Юсуфа волосы на голове зашевелились. Но он был не из робких и опять крикнул:
    — Эй, кто там смеётся? Выходи вперёд! В ответ ему раздался тот же смех. Кругом вновь заговорили, закричали… Можно было подумать, что здесь невидимо происходит не одно, а целый десяток бурных сборищ. И вдруг какой-то тихий голос прозвучал совсем рядом, над самым ухом Юсуфа:
    — А знаешь ли ты, мальчик, куда попал?
    — Нет, — ответил Юсуф.
    — Это кладбище голосов.
    — Кладбище голосов?
    — Да, — прошептал всё тот же тихий голос. — Здесь собраны голоса всех тех людей — учёных, поэтов, борцов за свободу, — которых падишах казнил или заточил в тюрьмы за то, что они посмели поднять свои голоса против него, против его жестокости, несправедливости и жадности.
    — Что же случилось потом? — спросил Юсуф.
    — А то и случилось, что даже после заточения и казни голоса наши не умерли, а продолжали звучать по всей стране. Тогда падишах приказал их поймать и запереть в этом подземелье. Падишах уверен, что навсегда заставил нас замолчать и теперь ему нечего опасаться. Ха-ха-ха! Как же глуп падишах!
    — Почему ты считаешь его таким глупым? — спросил Юсуф.
    — Да потому, что, заточив нас всех вместе, он сам соединил наши голоса воедино, в одну грозную силу, и этой силой мы пробиваем себе дорогу на волю. Довольно одной искры, и голоса наши загорятся, как проложенный во тьме фитиль взрывчатого снаряда, разнесут стены этого подземелья и вырвутся наружу, на свет. Но ведь мы не люди, мы всего лишь голоса — у нас нет рук. Зажги эту свечу — она загорится только от огня, который поднесёт к ней рука человека. Зажги, а потом скорей возвращайся к своему дереву и посмотри оттуда, что будет.
    Юсуф взял свечу из ниши, зажёг её, поставил посередине зала и бросился бежать со всех ног. Едва успел он добежать до дерева и взобраться на одну из веток, как грянул оглушительный взрыв. Казалось, сводчатый потолок зала рухнул. Всё озарилось ярким светом, и Юсуф увидел, что вокруг него загорелись факелы — сотни, тысячи факелов. Они далеко, далеко освещали ему дорогу.
    Юсуф обрадовался и стал быстро спускаться вниз. Три дня и три ночи спускался он всё ниже и ниже в глубь земли, поднимаясь в то же время всё выше и выше к вершине дерева. Когда ему хотелось есть, он срывал с дерева волшебные плоды и утолял ими голод. Эти плоды были слаще и сочнее винограда, потому что ведь это были не какие-нибудь плоды, а волшебные.
    На четвёртый день факелы догорели, и Юсуф снова очутился в темноте. Он уж начал было подумывать, не вернуться ли ему обратно, как вдруг кто-то схватил его, оторвал от дерева, и Юсуфу показалось, что чья-то огромная рука, зажав его в кулак, несёт по воздуху. Он попытался вырваться, но это ему не удалось.
    Минуту спустя рука осторожно опустила его на землю и поставила перед запертой дверью. Эта дверь была такой большой, что в неё без труда мог бы пройти великан, а уж Юсуф и подавно. Над дверью было написано:
«ГОРОД ЧЁРНОГО ВЕЛИКАНА».
Глава III
    Едва только успел Юсуф прочесть надпись на двери, как почувствовал, что его опять кто-то схватил и поднял вверх. Он увидел огромную чёрную руку, державшую его, огромную чёрную грудь и огромное чёрное лицо, на котором сверкали два огромных чёрных глаза. Огромные чёрные губы великана задвигались, и Юсуф услышал громоподобный голос:
    — Ты кто такой?
    — А ты кто? — спросил Юсуф.
    — Я чёрный великан, сын великана.
    — А я Юсуф, сын сапожника. Я пришёл к вам оттуда — с земли.
    — Но я что-то не разберу, какого ты цвета, — сказал великан. — Ты и не чёрный и как будто не белый…
    — Дома нас называют смуглыми.
    — Тогда прости, — сказал чёрный великан. — Таких, как ты, мне не надо. Ступай себе! Можешь идти, куда шёл!
    Юсуф не совсем понял, что сказал ему чёрный великан, но, так как жизнь была ему дорога, он постарался поскорей убраться отсюда и бросился бежать со всех ног.
    Когда Юсуф немного отдышался и пришёл в себя, он увидел, что попал в очень большой город. В этом городе жили чёрные и белые люди. Чёрные были здесь хозяевами, а белые — рабами. Они были закованы в кандалы и жили в грязных, убогих хижинах. Чёрные били их и заставляли работать без передышки.
    Четыре дня и четыре ночи шёл Юсуф по городу и повсюду видел одно и то же. Всё это очень удивило его, и прежде чем покинуть этот странный город, он решил пойти к чёрному великану и расспросить его обо всём как следует.
    — Объясни мне, пожалуйста, чёрный великан, — сказал Юсуф, — в чём тут дело? Почему в этом городе все белые люди рабы, а чёрные — их господа?
    Чёрный великан засмеялся.
    — А потому, — сказал он, — что у вас на земле всё как раз наоборот: белые — господа, а чёрные — рабы. Когда я узнал об этом, я очень рассердился и у себя в царстве превратил всех белых людей в рабов, а чёрных поставил над ними господами. Мало того, я ловлю всех белых, которые попадают сюда с земли, и заковываю их в цепи.
    — Ну и очень плохо, — сказал Юсуф.
    — Почему? — спросил чёрный великан.
    — А вот прикажи-ка привести сюда какого-нибудь белого раба, — сказал Юсуф, — и я объясню тебе почему.
    К Юсуфу привели белого раба.
    — Порежь ему палец! — сказал Юсуф.
    — Ха-ха-ха! — засмеялся чёрный великан. — С большим удовольствием!
    Он порезал палец белому рабу. Из ранки потекла красная кровь.
    — А теперь порежь палец себе, — сказал Юсуф чёрному великану.
    Чёрный великан порезал палец себе. Из его пальца тоже потекла красная кровь.
    — Вот видишь! — сказал Юсуф. — У тебя кожа чёрная, а кровь красная; у него кожа белая, а кровь тоже красная. Выходит, что все люди одинаковы, какого бы цвета ни была у них кожа.
    — Что же мне делать? — спросил чёрный великан и бросил игральные кости. Такая уж у него была привычка: он никогда ничего не решал, не узнав наперёд, что они ему предскажут.
    — А по-моему, вот что надо сделать, — сказал Юсуф. — Пускай не будет ни белых, ни чёрных рабов. Нужно устроить так, чтобы все люди жили в мире и согласии, вместе трудились и во всём помогали друг Другу. Это я могу сказать тебе и без гаданья. Умом надо раскидывать, а не костями!
    — Твой ум правду говорит, — сказал чёрный великан. — Сегодня же я отпущу всех белых рабов на волю! С этого дня в моём царстве будут жить только свободные люди. Пусть и чёрные и белые трудятся вместе. Оставайся и ты с нами. Я сделаю тебя правителем моего города.
    — Нет, — сказал Юсуф, — я не хочу быть правителем. Мне нужно лезть дальше по волшебному дереву. А уж если ты и вправду хочешь оказать мне услугу, посади меня опять на ту ветку, с которой снял.
    Великан стал умолять Юсуфа остаться, но Юсуф не согласился. Тогда великан поднял его и посадил на то самое место, откуда взял.
    И опять Юсуф стал спускаться в темноту. Ниже, ниже… Наконец мрак начал постепенно рассеиваться, и Юсуф увидел, что на ветвях мерцают тысячи светлячков, освещая ему путь к самому сердцу земли.

Глава IV

    При бледном сиянии светлячков Юсуф очень долго спускался вниз. Но вот светлячки пропали, и от этого темнота стала ещё гуще и чернее. Юсуф даже испугался. Семь дней и семь ночей спускался он вниз, а дереву и конца не было. Мальчик уже решил было вернуться назад, как вдруг в непроглядной темноте что-то блеснуло и он увидел два огромных сверкающих глаза. Юсуф придвинулся поближе к свету и понял, что на ветке сидит какое-то удивительное существо. Голова у него была совиная, туловище — человечье, а из круглых, как фонари, глаз лился ослепительно яркий свет. Юсуф зажмурился и спросил:
    — Ты кто — человек или сова?
    — Я директор индийской студии кинофильмов, — сказало странное существо и заморгало своими большими глазами. — Днём я сплю, а ночью бодрствую.
    Юсуф был в кино всего один раз, когда к ним в деревню приезжала кинопередвижка, поэтому он долго не мог понять, что говорит это странное существо.
    — А почему ты сидишь здесь один на дереве? — спросил он.
    — Я здесь не один, — ответил директор. — Ступай дальше, и ты увидишь много моих собратьев. Они, так же как и я, силой волшебства превращены в сов и сидят на этом же дереве, только на других ветках.
    И действительно, когда Юсуф двинулся дальше, он увидел множество совоподобных существ, которые молча сидели на ветвях и болтали ногами.
    Юсуфу стало жалко их, и он спросил:
    — Как это с вами случилось?
    — Нас заколдовал один десятилетний мальчик, — сказал первый директор.
    — Заколдовал? За что же это?
    — А он сказал, что за последние двадцать пять лет мы не сняли ни одной детской картины. Вот он и решил нас наказать.
    — Ай да мальчик! — воскликнул Юсуф. — А где он живёт?
    — Иди всё прямо по этой ветке, — сказал директор. — На самом конце её, примерно через триста газов [3] , ты увидишь большую кинокамеру. Там будет уже светлее. Эта камера такая большая, что через неё без труда сможет пройти человек. Нажми кнопку и три раза громко скажи: «Кат! Кат! Кат!» Шторка камеры сама собой откроется, и ты преспокойно пройдёшь через неё в город. Там ты и найдёшь этого мальчика.
    — Да как же я его узнаю? — спросил Юсуф.
    — Очень просто, — сказал директор. — Во-первых, там нет никаких других мальчиков. А во-вторых, у этого мальчика на обеих руках всего один палец, остальные отрублены.
    — Почему? — спросил Юсуф.
    — Вот уж этого я не знаю, — ответил директор. — Я ведь всего лишь директор киностудии, а не астролог. Я не умею угадывать по звёздам, что было и что будет.
    Юсуф тронулся в путь. В самом деле, на конце ветки он увидел большую кинокамеру. Юсуф нажал кнопку, и шторка камеры открылась сама собой, как дверь. Некоторое время он шёл в темноте, потом что-то щёлкнуло, и кругом разлился мягкий свет. Юсуф увидел, что он стоит у больших городских ворот, на которых написано:
    «ГОРОД МАШИН».
    Насколько хватал глаз, Юсуф видел впереди одни только фабричные трубы, из которых валил густой дым. Вдоль улиц правильными рядами тянулись высокие, прекрасные здания, улицы были чисто выметены.
    Город был большой и очень красивый. Юсуфу город понравился.
    «Поживу-ка я здесь несколько дней, — подумал он, — и осмотрю всё как следует».
    Подумав так, он вошёл в ворота… как вдруг вздрогнул и замер на месте. «Береги карманы! Опасайся жуликов!» — сказал кто-то над самым его ухом.
    Юсуф испугался и перешёл на тротуар. По улице длинной вереницей одна за другой двигались автомобили. Но вот на перекрёстке загорелся красный свет, и все машины остановились. Юсуф заглянул в ближайшую из них. От удивления у него даже рот открылся. В машине никого не было! Но стоило Юсуфу коснуться рукой дверцы, как послышался голос: «Заходите, пожалуйста, господин, садитесь», — и дверца открылась сама собой.
    Юсуф влез в машину и уселся на мягком сиденье. Тот же голос заговорил снова:
    — Куда прикажете ехать, хузур?
    — На базар! — сказал Юсуф.
    В это время на перекрёстке загорелся зелёный свет, и машины тронулись.
    Юсуф ехал по базару. Все лавки были открыты, в витринах были выставлены сотни разнообразных вещей: и всевозможная одежда, и плоды, и овощи, конфеты, завёрнутые в разноцветные бумажки, печенье, пирожные, торты. Но удивительней всего было то, что Юсуф не увидел на базаре ни одного человека. Подъехав к бензиновой колонке, машина вдруг остановилась.
    — Извините меня, сахиб [5] , бензин кончился, — послышался голос. — Я сейчас быстро заправлюсь, а вы пока загляните в соседнюю лавочку.
    Прежде чем войти в магазин, Юсуф оглянулся и посмотрел на бензиновую колонку. Он увидел, как резиновый шланг поднялся сам собой со своего места, уткнулся в бак и стал наливать бензин. Когда же бак наполнился до краёв, шланг снова поднялся, описал в воздухе дугу и лёг на место. Юсуф повернулся и вошёл в лавочку. Там на огромных резных подносах лежали сладости всевозможных сортов. Однако нигде не было видно ни хозяина лавки, ни продавца, ни покупателей. Юсуф съел два банана, три конфеты, кусочек халвы и, вытерев рот платком, собрался было уходить, как вдруг из-за прилавка послышался голос: «Господин, с вас причитается восемь анн [6]
    Юсуф очень удивился, посмотрел туда-сюда, но так никого и не увидел. Он даже немного испугался, но, подавив страх, сказал вежливо:
    — Ничего! — сказал тот же голос. — Я запишу эти деньги на ваш счёт.
    За прилавком что-то щёлкнуло, и Юсуф увидел, что на том месте, где обычно сидит лавочник, стоит машина. Она-то и сказала эти слова. После этого в ней щёлкнуло два раза, и вперёд протянулась железная рука, которая держала железный поднос. На подносе лежал счёт ровно на восемь анн.
    — Возьмите счёт, — сказала машина. — А когда будете выходить из города, с вас удержат эту сумму.
    Юсуф в страхе зашептал молитву и, поспешно выйдя из лавки, сел в машину.
    — Куда ехать? — спросил голос.
    — Я устал, — сказал Юсуф. — Отвези меня туда, где бы я смог отдохнуть.
    Автомобиль остановился у подъезда великолепного отеля. Двери отеля раскрылись сами собой, и Юсуф вошёл в вестибюль. Он уже начал кое-что понимать. Оглядевшись по сторонам, он сразу приметил огромную машину, на которой при его приближении загорелись разноцветные глазки. Юсуф подошёл к машине и сказал:
    — Я хочу получить комнату.
    — Как вас зовут? — спросила машина.
    — Юсуф.
    — Откуда вы прибыли?
    — Из страны падишаха.
    — Как вы сюда попали?
    — Спустился по волшебному дереву.
    — Сколько дней вы здесь пробудете?
    — До тех пор, пока не встречу здесь человека. Машина засмеялась. Юсуф тоже засмеялся.
    — Войдите в эту кабину, — сказала машина. — Она называется лифтом. Лифт поднимет вас наверх и остановится там, где надо.
    Юсуф так и сделал. Лифт остановился перед дверью, которая сразу же открылась, и Юсуф очутился в огромной комнате, уставленной всевозможными машинами. В дальнем углу комнаты стоял высокий стул, на котором сидел маленький мальчик. На обеих руках у мальчика был всего один палец — указательный.
    — Салям алейкум! — сказал Юсуф.
    — Хэлло! — ответил мальчик.
    — Где твои пальцы? — спросил Юсуф.
    — А на что мне пальцы? — ответил мальчик. — Здесь всё делают машины. Сиди да нажимай кнопки — для этого достаточно и одного пальца.
    — А где живут все люди в этом городе? — спросил Юсуф. — Я искал их на базаре, на улицах — повсюду, но, кроме тебя, не встретил ни одного живого человека. Куда они девались?
    — В этом городе нет людей, — ответил мальчик. — Здесь живут только машины и кнопки.
    — А люди где же? — спросил Юсуф.
    — Все они либо сами умерли, либо их убили, — сказал мальчик печально.
    — А твои отец и мать?
    — Они тоже умерли. Мой отец был хозяином этого города. Ты, наверно, слышал его имя. Его звали Мотор Рам.
    — Конечно, слышал. Он был большим приятелем нашего раджи.
    — Мой отец очень любил деньги, — продолжал мальчик. — Поэтому он открыл в городе много фабрик и заводов, на которых работали сотни тысяч рабочих. Мой отец обожал машины. Ему хотелось, чтобы у него было как можно больше машин. Чуть только где-нибудь появлялась новая машина, которая одна могла работать за сто человек, отец сразу же покупал её и устанавливал у себя на заводе. После этого он оставлял возле неё одного рабочего, а девяносто девять прогонял. Чем больше становилось у него на заводе машин, тем больше появлялось голодных, безработных людей.
    — Почему же твой отец так поступал? — воскликнул Юсуф. — Если одна машина могла работать за сто человек, твой отец мог бы не прогонять рабочих, а сделать так, чтобы они работали во сто раз меньше — не двенадцать часов в сутки, а, скажем, двенадцать минут.
    — Но мой отец думал иначе, — сказал мальчик. — Он говорил, что его рабочие должны работать по двенадцати часов в сутки, всё равно сколько бы их ни было — сто или один.
    — Как же так! — рассердился Юсуф. — Ведь машина для человека, а не человек для машины!
    — Но мой отец не хотел этого понять. Он говорил, что если машина испортится, то в ней можно заменить сломавшуюся часть. А что делать с человеком, если он заболеет и не сможет хорошо работать?
    — У него, должно быть, мозги были вывернуты наизнанку, у твоего отца… — сказал Юсуф.
    — Нет, ты погоди, послушай! — перебил его мальчик. — Мало-помалу случилось так, что всю работу в городе стали делать машины, а люди остались без работы. Мой отец был очень доволен, потому что доходы его росли день ото дня. Но однажды он увидел, что магазины и базары опустели. Они были завалены товарами, но у людей не было денег, чтобы их покупать. Люди стали умирать от голода. Тут началось восстание. Погибло очень много народу, а те, кто уцелел, убежали из города. И вот наконец наступил день, когда в городе осталось только три человека — мой отец, мать и я. Тогда отец взял и застрелился.
    — Почему? — спросил Юсуф.
    — Потому что он не мог больше получать прибыль. Ты, наверно, знаешь, что прибыль получают с людей, а не с машин. А когда людей не осталось, с кого же было её получать? Бедный отец! Я ничем не мог ему помочь… А три года назад умерла и моя мать, и вот я остался совсем один. С тех пор я так и живу в этом городе — нажимаю кнопки, а в свободное время смотрю кино. Но у нас совсем нет детских картин! Я рассердился и превратил директоров киностудий в сов — у меня для этого есть такая машина. Ты, вероятно, видел этих сов по дороге? Они там сидят на дереве.
    — Да, видел. Но ты так и не сказал, кто отрубил тебе пальцы.
    — Отец. Дело в том, что мне очень хотелось делать что-нибудь самому, а он говорил, что человеку нет смысла работать. Пусть машины работают за него. Человек должен только нажимать кнопки, а для этого довольно и одного пальца. Поэтому отец отрубил мне остальные девять. — И мальчик с сожалением посмотрел на свои руки.
    — А не пойдёшь ли ты со мной? — неожиданно спросил Юсуф. — Бросай-ка свои машины и кнопки! Это не город, а какое-то кладбище прибылей!
    — А что будет, если я пойду с тобой?
    — Будет интересно. Мы полезем по волшебному дереву, повидаем новые страны, познакомимся с другими людьми.
    — А как же мне карабкаться по дереву? — спросил мальчик. — Я ведь только и умею, что кнопки нажимать.
    — Не бойся, я помогу тебе. Пойдём!.. Как тебя зовут?
    — Ноль-ноль-один!
    — Да разве это имя? Это же телефонный номер!
    — В нашем городе у людей не было имён, были только номера. Мой номер Ноль-ноль-один.
    — С сегодняшнего дня я буду называть тебя Мохан.
    — Мо-хан, — повторил мальчик нараспев. — Это очень хорошее имя. Когда его произносишь, кажется, будто тикают часы: мо-хан, мо-хан.
    И Мохан пошёл вслед за Юсуфом. Но, дойдя до ворот, остановился и поглядел назад.
    — А всё-таки это очень большой, красивый город, — сказал он. — Посмотри, какие здесь чудесные дома, заводы, машины, базары, улицы… Что со всем этим станется?
    — Без людей он ровно ничего не стоит, твой город, — ответил Юсуф. — Одежда существует для того, чтобы её носили, сладости — для того, чтобы их ели, улицы — для того, чтобы по ним ходили. Ну, а если на заводах не работают рабочие, в домах не смеются женщины, на улице не играют ребятишки… Скажи, ты когда-нибудь играл на улице?
    — Что значит — играть? — спросил Мохан, печально глядя на Юсуфа.
    Юсуф внимательно посмотрел на Мохана и, положив руку ему на плечо, сказал:
    — Пойдём отсюда скорей, а то этот молчаливый город проглотит тебя. Тебе по виду и десяти лет не дашь, а уж у тебя на лбу морщины…
    Юсуф взял за руку Мохана и повёл его через кинокамеру к волшебному дереву, на котором сидели директора киностудий и вели друг о другом серьёзную беседу.
    — Я главней тебя, — говорил один.
    — Нет, я главней тебя, — отвечал второй.
    — Докажи! — требовал третий.
    — Доказать это очень просто. Я могу сидеть на ветке, перевернувшись вниз головой.
    Сказав это, он действительно перевернулся и повис на ветке вниз головой, словно летучая мышь.
    — Теперь я понимаю, — сказал первый директор, — почему ты снимал такие картины. Ты, вероятно, снимал их, перевернув аппарат вверх ногами!
    — Пойдём скорей, — шепнул Юсуф Мохану. — Пусть спорят. Не стоит вмешиваться — это не детское дело!

Глава V

    И вот впереди забрезжил слабый свет, словно месяц взошёл на небо. Спустившись пониже, мальчики увидели большую клетку, в которой был заперт месяц. Клетку сторожил необыкновенного вида великан. Казалось, он весь был сделан из серебра. Глаза у него были серебряные, руки и ноги — серебряные и язык — Тоже серебряный.
    Когда он говорил, изо рта у него вылетали серебряные монеты. Падая, они ударялись друг о друга, и от этого в воздухе разливался Чудесный звон. Под самым подбородком у великана, чуть покачиваясь, висело в воздухе большое серебряное блюдо. Однако, когда мальчики пригляделись получше, они увидели, что это вовсе не блюдо, а большой серебряный цветок, похожий на лотос. Цветок рос прямо из живота великана на длинном серебряном стебле. В сердцевине цветка было отверстие, и монеты, едва коснувшись лепестков, проваливались и по стеблю возвращались в нутро великана.
    Юсуфу захотелось поймать несколько монет. Он протянул руку, но тут же вскрикнул и отдернул её назад. Монеты жгли, как огонь. На ладони у Юсуфа вздулись пузыри.
    — Как же ты теперь полезешь по дереву? — спросил Мохан.
    — А зачем вам лезть дальше? — сказал великан смеясь. — Оставайтесь в нашем царстве.
    — А что это за царство? — спросил Мохан.
    Великан взял лежащий подле него барабан и повесил себе на шею. Это был очень странный барабан. Стенки у него были сделаны из человечьих костей, а кожа с одной стороны была натянута белая, с другой — чёрная.
    — Эй ты, громадина! — сказал Юсуф. — Если тебе дорога жизнь, объясни, что всё это значит.
    — Это ещё что за дерзости? — надменно сказал великан. — Побереги-ка лучше свою голову! Болтаешь невесть что без всякого смысла, глупый, невоспитанный щенок!
    — Я спрашиваю, почему твой барабан сделан не из дерева, а из человечьих костей? — спросил Юсуф:
    — Дерево стоит дорого, — сказал великан, — а костей на свете сколько угодно — даром бери! Поэтому я и сделал свой барабан из человечьих костей и натянул на него человечью кожу. Ведь кожа других животных тоже обходится недёшево.
    — А почему с одной стороны натянута белая кожа, а с другой — чёрная? — спросил Мохан.
    — Так уж вышло, — сказал великан. — Одну шкуру я содрал с чёрного, другую — с белого. Но почёт им один — по обеим шкурам я одинаково колочу своей палкой. — Тут великан принялся что есть силы бить палкой в барабан и кричать во всё горло: — Дум, дум, дум! Заходите поглядеть на волшебный мир! Посмотрите, как живут наши счастливые подданные. Входной билет — всего четыре анны. Дум, дум, дум!
    — У меня нет ни пайсы, — сказал Юсуф.
    — А у меня как раз есть восемь анн, — сказал Мохан.
    Мохан отдал великану восемь анн, и они вошли в волшебный мир. Но что это? Мальчики увидели огромный заброшенный пустырь, среди которого тут и там виднелись песчаные холмики. Нигде не было видно ни деревца, ни травинки. Пустырь пересекала каменистая дорога, а по обеим её сторонам белели человечьи кости. По дороге длинной вереницей, спотыкаясь и падая, брели люди. Руки их были закованы в кандалы, соединённые между собой одной длинной цепью. Страшно было смотреть на этих людей — они едва передвигали ноги. Многие так исхудали, что от них остался только скелет, обтянутый кожей.
    — Кто вы, люди? — спросил Юсуф.
    — Мы рабы золотого великана, — сказал один.
    — А где золотой великан? — спросил Юсуф.
    — Ты увидишь его дальше, — сказал другой.
    — Где?
    — Там, где кончается эта дорога.
    И в самом деле, когда дорога кончилась, мальчики увидели золотого великана. По виду он ничем, кроме цвета, не отличался от серебряного, да еще когда он говорил, изо рта у него вместо серебряных монет падали золотые. И падали они в золотой, а не в серебряный цветок.
    — Есть у вас билеты? — спросил великан мальчиков.
    Мальчики, дрожа от страха, показали ему свои билеты.
    — Ну, ваше счастье! — сказал золотой великан. — Не то бы я превратил вас в своих рабов. А теперь глядите-ка сюда.
    Великан отдёрнул висевшую перед ним золотую завесу, и мальчики увидели голую равнину, на которой поднималась высокая стена. Вся стена была из чистого золота. Мальчики ни разу в жизни не видели такой высокой золотой стены. У её подножия копошились маленькие человечки. Ухватившись за конец цепи, которой были скованы рабы золотого великана, человечки старались подтащить цепь поближе к стене.
    — Зачем они это делают? — спросил Мохан.
    — Чтобы золотая стена росла, — ответил великан.
    — Разве золотая стена может расти? — удивился Юсуф.
    — А как же! — сказал золотой великан. — За то время, что вы здесь стоите, она выросла на два фута. Смотрите, смотрите внимательней, и вы сами увидите, как растет моя золотая стена!
    Мальчики стали внимательно смотреть на стену и увидели, что она и вправду растёт прямо у них на глазах.
    Юсуф посмотрел на маленьких человечков и спросил:
    — А что же они делают для того, чтобы она росла?
    — Поливают около неё землю. Золотой великан хлопнул в ладоши и закричал человечкам:
    — Живей, живей! Поворачивайтесь! Маленькие человечки опустили конец золотой цепи, и Мохан с Юсуфом увидели, что это совсем не цепь, а золотая трубка, по которой бежит кровь и стекает к подножию стены.
    — Но ведь это же человеческая кровь! — воскликнул в ужасе Юсуф.
    — Но зато посмотри, как славно растёт моя стена! — сказал золотой великан и захохотал во всё горло.

Глава VI

    — Десять тысяч! Тридцать тысяч! Сорок тысяч!
    — В чём дело? — спросил Мохан. — Что это они считают?
    — Подойдём поближе и посмотрим, — предложил Юсуф.
    Протолкавшись через толпу, мальчики очутились возле самого помоста. Здесь они увидели девочку лет двенадцати, до того красивую, что и сказать нельзя. Девочка была прикована к железному столбу цепями. Её длинные шелковистые волосы рассыпались по плечам. Маленькая, прекрасная, как цветок лотоса, головка склонилась набок, а из глаз катились крупные слёзы. Но самое удивительное было то, что, падая на помост, слёзы её тут же превращались в чудесные жемчужные зёрна. Рядом с девочкой, на плетёной цыновке, сидел какой-то человек. Он подбирал падающие жемчужины и кричал:
    — Подходите, подходите! Назначайте цену! Перед вами принцесса из волшебной страны! Когда она плачет, из глаз у неё падают жемчужины! Подходите! Смотрите! Назначайте цену!
    — Сто тысяч! — крикнул кто-то из толпы.
    — Двести тысяч!
    — Триста тысяч!
    Цена всё возрастала. Жемчужины падали на помост.
    — Сколько бы ты за неё дал? — спросил Мохан Юсуфа.
    — Я бы не дал за неё ни пайсы! Мне не нравятся плачущие принцессы. Я люблю таких, которые смеются.
    — Но подумай, она же королева жемчуга!
    — Ну и что из этого? — сказал Юсуф. — Ты тоже подумай: ведь для того, чтобы получать жемчуг, её всё время нужно заставлять плакать. Придётся делать ей всякие неприятности: заковать в цепи, бить хлыстом, морить голодом… Только так и можно получить эти белые зёрнышки. Нет, я никого не хочу обижать!
    — Ты прав, — сказал Мохан. — Жалко бедняжку! Надо во что бы то ни стало её выручить.
    — Она тебе нравится? — спросил Юсуф.
    — У меня была когда-то книжка сказок, но мой отец отобрал её и разорвал в клочки. В этой книжке на картинке была нарисована точно такая же принцесса…
    Юсуф немного помолчал, подумал, а потом подошёл к самому помосту и крикнул громко:
    — Слушай-ка, принцесса! Попробуй засмеяться — посмотришь, что будет!
    Человек, собиравший жемчуг, встревожился.
    — Эй, кто это там советует моей принцессе смеяться? — закричал он, вскакивая с места. — Берегись, я убью тебя! — И он ударил принцессу кнутом.
    — Девочка! Если не хочешь, чтобы тебя били, — опять крикнул Юсуф, — смейся! Тебе будет больно — смейся! Будет обидно — всё равно смейся! Увидишь, что случится!
    Принцесса громко засмеялась. Жемчужины перестали падать у неё из глаз. Зато вместо них с губ посыпались цветы. Это были прекрасные живые цветы — розы, тюльпаны, нарциссы, — но покупателям они были не нужны. Торговец жемчугом рассердился л ударил принцессу кнутом ещё сильнее.
    — Плачь! — крикнул он.
    Но она в ответ засмеялась ещё громче. Обманутые в своих надеждах покупатели стали расходиться — ведь они пришли сюда за жемчугом, а не за цветами!
    И вдруг торговец жемчугом пошатнулся, выронил кнут и упал без сознания на груду роз и лилий. Он никогда прежде не видел цветов, и от их запаха у него с непривычки закружилась голова.
    Тут Мохан с Юсуфом поскорее взобрались на помост, освободили принцессу от цепей и, взяв её за руки, увели с собой.
    От радости принцесса весело смеялась, и с губ её дождём сыпались душистые цветы. Там, где на землю падал один цветок, появлялась целая грядка. Заброшенный пустырь оживал. Повсюду, где проходили дети, вырастали пышные цветы и травы.
    Мохан был счастлив, что встретил принцессу из своей любимой сказки. Он сказал Юсуфу:
    — Ну, теперь пойдём отсюда! Больше нам здесь нечего делать.
    — Нет, давай лучше останемся ещё немного и осмотрим всё, — сказал Юсуф. — Ведь мы заплатили за билеты по четыре анны. Не пропадать же им даром!

Глава VII

    — Куда все, туда и мы, — решительно ответил Юсуф.
    Мимо детей проходила большая процессия с разноцветными знаменами. Люди выкрикивали хором:
    «Голосуйте за Аладдина! Кто не голосует за Аладдина, тот изменник своей родины! Да здравствует Аладдин! Мохан, Юсуф и принцесса пошли вслед за людьми. Выкрикивая имя Аладдина и размахивая знаменами, толпа вышла на большую городскую площадь. Юсуф заметил, что все жители этого города были одеты плохо и бедно, щёки у них ввалились от голода, но глаза светились радостью и надеждой.
    — Что здесь такое происходит? — спросил Юсуф у одного человека.
    — Весь мир знает, один ты ничего не знаешь! — ответил удивлённо человек. — Сегодня в нашем городе состоятся выборы волшебника, который сделает нас счастливыми. Взгляни сюда… Видишь, вон там стоит Аладдин со своей волшебной лампой в руках?
    И в самом деле, Юсуф увидел Аладдина, который стоял на помосте, украшенном множеством разноцветных знамён, и произносил речь.
    — Братья и сестры! — говорил Аладдин. — Я такой же простой человек, как и вы. Мне понятны ваши горести и нужды. Я понимаю, что вы голодаете, что у вас нет хорошей одежды, что вы не можете учить своих детей. Я знаю, что прежнее правительство ничего для вас не сделало. Но ведь это было правительство золотого великана, а я — сын сапожника, и я избавлю вас от всех ваших бед! С помощью волшебной лампы я сделаю вас счастливыми. Я могу вам дать все, что вы пожелаете. Смотрите — и вы сами убедитесь в могуществе моей лампы!
    Сказав это, Аладдин потёр рукавом волшебную лампу, и сейчас же перед ним появился джинн, который спросил Аладдина:
    — Что прикажешь, господин?
    — Я хочу построить для бездомных людей великолепные дворцы. Ну-ка, принеси сюда один из дворцов и покажи его людям!
    Джинн поклонился и в тот же миг исчез. Через минуту он снова появился, держа в руках великолепный, семиэтажный, сверкающий огнями дворец. Люди так и впились в него глазами. Двери и окна дворца были открыты. Оттуда доносилась чудесная музыка и лились потоки яркого света. Полы во дворце были устланы дорогими коврами, вдоль стен стояли мягкие диваны. Длинные столы ломились от всевозможных яств. Здесь были и жареные куры, и тушёное мясо с рисом и пряностями, и сладкий пилав, и курма, и всевозможные овощи и плоды, и мороженое, и сладости. У людей слюнки потекли при виде всего этого великолепия.
    Сотни тысяч глоток закричали:
    — Да здравствует Аладдин! Голосуйте за Аладдина! Одна страна! Один голос! Один Аладдин! Одна лампа!..
    Аладдин хлопнул в ладоши, и джинн исчез вместе с дворцом.
    — Отдайте мне свои голоса, — сказал Аладдин, — и дворцы ваши!
    Люди двинулись к урнам, чтобы проголосовать за Аладдина, как вдруг послышался чей-то крик:
    — Братья, не будьте глупцами! Этот жалкий обманщик, сын ничтожного сапожника, просто дурачит вас! Только мне открыты тайны настоящего волшебства! Ваше счастье у меня в руках! Смотрите! Вот оно! Шапка-невидимка! Шапка Сулеймана!
    Вся толпа обернулась в ту сторону, откуда раздавался голос. На высокой платформе сидели музыканты, а перед микрофоном стоял волшебник и произносил речь. Юсуф, Мохан и принцесса тоже отвернулись от Аладдина и побежали вместе со всеми.
    — Аладдин — мошенник, не голосуйте за него! — кричал новый волшебник во всё горло. — Его лампа и джинн — хлам, старьё, никому не нужная дрянь! Что он сможет сделать для вас с помощью этого дряхлого джинна и заржавленной лампы? Ровно ничего! Голосуйте за меня, потому что только я владею шапкой-невидимкой! Чего только я не претерпел, чтобы заполучить эту шапку! Мне пришлось преодолеть тысячи трудностей. Сколько раз был я на волосок от смерти! И всё ради того, чтобы раздобыть её для вас!
    — А какая польза от твоей шапки? — спросил Мохан. — Мне кажется, это самая обыкновенная шапка.
    Волшебник услышал слова Мохана.
    — Обыкновенная шапка? — закричал он в гневе. — Кто её наденет, становится невидимым. Человек исчезает, словно рога с головы осла. Вот какая она обыкновенная! Смотрите! Смотрите! И вы собственными глазами убедитесь в могуществе моей шапки!
    Сказав это, волшебник надел на голову шапку-невидимку и тут же исчез на глазах изумлённой толпы. Теперь был слышен только его голос:
    — Вот какова сила шапки-невидимки! Тот, кто владеет ею, может исчезать и появляться когда захочет.
    И, сняв с головы шапку, волшебник вновь предстал перед зрителями:
    — Всё возможно для того, у кого есть такая шапка! Он может проникнуть, куда захочет, без билета! Его никто не остановит! Наденьте такую шапку — и вы можете подслушать любой секрет, узнать самые сокровенные тайны самых больших людей! Захотите ли вы вращаться в лучшем, изысканном обществе — идите смело! Вас оттуда не прогонят, потому что не увидят. С помощью этой шапки человек может стать министром, достигнуть незаметно самого высокого положения. Перед шапкой-невидимкой лампа Аладдина — ничто! Лампу необходимо чистить, заправлять маслом, а шапку нужно только надеть на голову — и ваше дело в шляпе! Подходите же, надевайте шапки! Все ваши желания будут исполнены! У мошенника Аладдина всего одна лампа, а я каждому из вас дам по шапке! Видите эти тюки? Это всё шапки-невидимки самого лучшего качества! Отдайте мне свои голоса и можете забирать их. По шапке — за голос!..
    Весь народ бросился голосовать за волшебника и закричал:
    — Да здравствует шапка-невидимка! Долой лампу Аладдина!
    — Ха-ха-ха! — послышался громкий смех с третьей платформы.
    Все остановились и обернулись. Там стоял ещё один волшебник. Он был одет в куртку, сделанную из бумаги, на голове у него был бумажный колпак, на носу очки. В руках он держал газету и смеялся.
    — Друзья! — закричал он. — Не верьте этому болтуну. Всё, что он говорит, — вздор! Обман — и больше ничего! Только проголосуйте за него, и он наденет свою хвалёную шапку-невидимку и скроется, а вам оставит самые обыкновенные матерчатые шапчонки! Хотите — наденьте эти дурацкие колпаки на голову, хотите — сделайте из них кисеты для табака, — проку будет столько же. Ну, а если вы даже и вправду станете невидимыми, какая вам от этого польза? Что вы будете делать, если исчезнете? Нет, уж раз вы живёте в волшебном мире, ищите волшебства без подделки! Вот тогда вы станете господами своей жизни! Посмотрите сюда! От моего волшебства вы не растаете, как дым. Я не стану сулить вам воздушные замки. Нет, я предлагаю вам простые, полезные вещи, которые всем необходимы!
    Волшебник показал пальцем на одного человека, по виду — крестьянина, и спросил:
    — Вот ты, например! Скажи, чего бы ты хотел?
    — Я бы хотел, чтобы на моей земле был колодец, — сказал крестьянин.
    Волшебник достал из большой бумажной коробки лист бумаги, пошептал над ним, дунул и отдал крестьянину. Тот увидел на листе своё поле, на котором росло просо. И вдруг посередине поля появился колодец. Подъёмное колесо завертелось, вода забила широ-кой струёй, стала растекаться по земле и орошать поле. из хижины вышла жена крестьянина. Набрав в кувшин воды, она с радостью смотрела на своего мужа.
    А он в это время бежал домой, зажав в руке клочок подаренной волшебником бумаги. Бежал и приговаривал:
    — Наконец-то у меня есть колодец! Наконец-то у меня есть свой колодец!
    — А чего хочешь ты? — спросил волшебник другого человека.
    — В нашей деревне нет школы, — ответил человек.
    Волшебник достал другой лист бумаги, пошептал над ним, подул и протянул человеку. Человек внимательно посмотрел на бумагу и увидел на ней свой дом. Рядом с ним возвышалось новое, прекрасное здание школы. Дети с книгами в руках шли учиться. Около школы был разбит чудесный сад, там играли дети. У ворот он увидел двух своих сыновей. Мальчики махали руками и кричали ему:
    — Здравствуй, папа!
    А он в это время бежал домой, приговаривая:
    — Наконец-то мы дождались своей школы! У нас есть теперь своя школа!
    Люди так и набросились на волшебника.
    — Мне нужны башмаки! — кричал один. Волшебник дал ему листок бумаги.
    — Я хочу автомобиль! — кричал второй. Волшебник и ему дал такой же листок.
    — Нам нужна больница!
    — Нам нужна школа!
    — Нам нужна река!
    — Нам нужен театр!
    Волшебник всем раздавал клочки бумаги.
    — Ты видишь что-нибудь на этих бумажках? — спросил Мохан Юсуфа.
    — Нет, я вижу только одинаковые клочки бумаги, — ответил Юсуф.
    — А может быть, — сказал Мохан, — этим людям просто кажется, что они видят на бумаге то, что им уже давно хотелось иметь. Как ты думаешь?
    Юсуф поймал за руку человека, который просил у волшебника башмаки, и спросил его:
    — Ты получил башмаки?
    Человек сердито поднёс лист бумаги к самому лицу Юсуфа и сказал:
    — Ты что, ослеп, что ли? Не видишь моих новых башмаков!
    Но Юсуф и в самом деле ничего не видел, кроме обыкновенного листа бумаги.
    — Если по-твоему это башмаки, — сказал он, — надень их!
    Человек попробовал натянуть себе на ногу листок бумаги, но бумага сразу же порвалась. Увидев это, волшебник заревел:
    — Кто там осмелился соваться в мои дела? Кто усомнился в могуществе моего волшебства? Гоните его из нашей страны, иначе волшебство потеряет силу и счастью вашему придёт конец!
    Все три волшебника и обманутые ими избиратели бросились ловить детей. Но Юсуф успел выхватить из груды шапок три шапки-невидимки. Одну из них он нахлобучил себе на голову, а две сунул Мохану и принцессе и велел поскорее надеть. Дети исчезли, и это было как раз вовремя, иначе бы им не удалось уйти живыми от разъярённой толпы.
    Дрожа от страха, Юсуф, Мохан и принцесса выбрались за ворота волшебного мира. Там сидел серебряный великан и продавал билеты по четыре анны. Увидев детей, он стал просить их жалобным голосом:
    — Нет ли у вас чего-нибудь поесть? Триста лет я сижу здесь голодный. Сжальтесь надо мною, дайте чего-нибудь…
    Дети отдали великану свои шапки-невидимки.
    — Потряси как следует и надень на голову, — сказал Юсуф. — Получишь всё, чего только пожелаешь. Так говорят ваши волшебники!

Глава VIII

    — Ты какой страны принцесса?
    — Никакой, — ответила она. — Я вовсе не принцесса, а дочка булочника.
    — О, так ты не принцесса! — удивлённо воскликнул Мохан. — А как же, когда тебя продавали, торговец жемчугом говорил…
    — Мало ли что говорят! — перебила она. — Дело было так. В городе, где мы жили, у моего отца была маленькая лавочка, в которой он торговал сладкими булочками. Отец, мать и я — мы все втроём работали в пекарне: ставили тесто, разделывали булочки и пекли их в большой печи. Месить тесто, раскладывать его по формочкам, сажать в печь и держать там до тех пор, пока булочки не испекутся, — очень трудная работа. И вынимать из печи готовые булочки, а на их место ставить другие — тоже вовсе не легко. Я была ещё совсем маленькая, мне хотелось играть на улице с подругами, а приходилось работать с утра до ночи. И вот однажды мать заболела, и нам с отцом пришлось работать в булочной вдвоём. Я недоглядела и сожгла целую печь булочек. За это отец сильно рассердился на меня, побил и выгнал на улицу. Я стояла за дверью и плакала. И вдруг какой-то старик остановился около меня, нагнулся и стал что-то собирать с земли около моих ног. Что бы это было? Я тоже стала смотреть себе под ноги, и слезы высохли у меня на глазах. Тут старик выпрямился и стал разглядывать меня с большим интересом. Потом взял за руку и повёл в нашу булочную.
    «И тебе не стыдно бить такую маленькую девочку?» — сказал старик моему отцу.
    «Это моя дочь! — ответил отец. — Кому же и бить её, если не отцу! Она должна помогать мне в пекарне. На мне висит большой долг, а сегодня она сожгла целую печь булочек! Кто спокойно примирится с таким убытком? Я очень беден и едва-едва могу прокормить семью. Так что заступаться за неё нечего: я сегодня побил её первый раз в жизни — и за дело!..»
    «Если ты беден, — сказал старик, — и тебе трудно прокормить девочку, отдай её мне. Я сделаю её своей дочерью. Она ни в чём не будет нуждаться. Будет жить в богатом доме, носить дорогую одежду, я найму для неё самых лучших учителей».
    «А кто станет работать в булочной? Ты, что ли?»
    «Отдай мне девочку, и я заплачу все твои долги, да ещё дам впридачу столько денег, что ты сможешь спокойно прожить всю свою жизнь».
    Сказав это, старик достал кошелёк, наполненный золотыми монетами, и положил его отцу на ладонь. Отец смотрел то на кошелёк, то на меня и наконец решился: взял деньги, а меня отдал старику. Он был очень беден, мой отец, и думал, что его дочке будет хорошо в доме у богача.
    — Значит, так ты и рассталась со своим отцом? — спросил Юсуф.
    — Да, — сказала девочка, — так и рассталась… Этот старик был золотых дел мастер. Он посадил меня в свою повозку и отвёз домой. По дороге он спросил меня: «Ты плачешь каждый день, дочь моя?»
    «Нет, я всегда смеюсь, — сказала я. — Сегодня я заплакала в первый раз».
    «Н-нда!» — произнёс старик и о чём-то задумался.
    Дом, в котором он меня поселил, был просторный и красивый. Старик одел меня в нарядную, дорогую одежду и досыта кормил вкусными кушаньями. У меня была повозка, запряжённая четырьмя лошадьми, в которой я могла кататься по городу. Всё было хорошо в его доме, только одно плохо…
    — Что? — спросил Мохан.
    — Каждый вечер после ужина старик бил меня. Я плакала и кричала, а старик заводил патефон, чтобы никто на улице не услышал, как я кричу и плачу. Так шло изо дня в день. Он заставлял меня плакать, а сам собирал в шёлковый платок жемчужины, в которые превращались мои слезы. Этими жемчужинами он украсил витрину своей лавки, и с тех пор множество народа всегда толпилось перед ней, потому что никому никогда не приходилось видеть такой чудесный жемчуг. Жемчужины, которые падали из моих глаз, были такие крупные, светлые и чистые, что жемчуг, добытый со дна моря, казался рядом с ним фальшивым. Скоро слух о чудесном жемчуге старого золотых дел мастера дошел до ушей падишаха. Падишах призвал к себе старика и велел показать знаменитый жемчуг. Он понимал толк в драгоценностях и любил собирать алмазы, жемчуг и всякие самоцветные камни. Каждый падишах любит что-нибудь собирать. Одни из них собирают алмазы, другие — автобусные билеты… Внимательно рассмотрев каждую жемчужину, падишах спросил у золотых дел мастера:
    «Откуда ты достаёшь этот жемчуг?»
    Старик попытался было обмануть падишаха — он сказал, что жемчужины добыты со дна моря. Но падишах и сам был очень хитрый и не дался в обман. Он сказал старику:
    «Говори правду: откуда ты достал этот жемчуг? Иначе я прикажу отрубить тебе голову!»
    Старик задрожал от страха. «Не вели меня казнить! — взмолился он. — Я скажу всё как есть. Этот жемчуг я достал не из морских глубин… Это просто слезы одной девочки, дочки бедного пекаря».
    Сначала падишах не поверил старику, а потом поверил и приказал немедленно привести меня во дворец.
    Сказано — сделано. Меня привели во дворец и заставили плакать перед падишахом.
    Когда падишах увидел, что мои слезы и в самом деле превращаются в жемчужины, он очень обрадовался. Как я уже говорила, этот падишах любил собирать драгоценные камни. Он велел поскорей казнить золотых дел мастера, а меня взял во дворец, запер в одной из комнат и приставил ко мне стражу.
    Жить во дворце было хуже, чем у старого мастера. Падишах заставлял меня плакать по нескольку раз в день, потому что он воевал с соседними странами и ему было нужно большое войско, а войску были нужны деньги. Когда казна падишаха наполнилась жемчугом, он завоевал соседние страны. Но как-то раз падишах проиграл битву. Враги ворвались в его царство, разграбили дворец, а я попала в руки к одному солдату. Солдат подумал, что я обыкновенная девочка, и продал меня за десять золотых монет купцу, который занимался работорговлей. Ну, а что случилось дальше, вы уже знаете.
    Пока принцесса рассказывала свою историю, все трое отдохнули, подкрепились и решили спускаться дальше по волшебному дереву.
    — Я буду спускаться первым, — сказал Юсуф. — Мохан пойдёт следом за мной. Ну, а ты, мисс Сладкая Булочка, — Юсуф повернулся к девочке, — иди за Моханом и помогай ему чем только можешь. Ведь у него всего лишь один палец на обеих руках. Если мы не будем помогать Мохану, ему придётся плохо.
    Девочке очень понравилось её новое имя — «мисс Сладкая Булочка». Она засмеялась и сказала:
    — Бедный Мохан, как ему трудно!
    — Нет, мне легко! — сердито проворчал Мохан. — Правда, от лазанья по этому дереву у меня немного зудят руки, но мне кажется, что это растут новые пальцы…

Глава IX

    — Ой! — вскрикнула принцесса. — Я очень боюсь змей!
    — Я тоже, — сказал Мохан. — Лучше уйдём отсюда подальше!
    — Нет, — сказал Юсуф, — останемся. Надо же нам посмотреть, что это за город.
    И, осторожно переступая по ветке, все трое двинулись вперёд. Вскоре они подошли к воротам города. Юсуф постучал. Из-за тяжёлых, плотно запертых ворот послышался голос сторожа:
    — Если вам дорога жизнь, то…
    — Нет, не дорога! — перебил его Юсуф. — Откройте!
    — А всё же лучше бы вам было не входить, — сказал сторож, открывая ворота.
    Но Юсуф взял за руки Мохана и принцессу и смело пошёл вперёд. Впустив детей, сторож сначала тщательно обыскал их, а потом поспешно запер за ними ворота. Город был чудесный — прямые широкие улицы, мощённые каменными плитами, величественные, прекрасные здания. Чистота повсюду была такая, что и соринки не увидишь. Люди были одеты в красивые, дорогие одежды, но все почему-то шли молча, пугливо озираясь по сторонам. Ни на одном лице нельзя было заметить и подобия улыбки.
    Вдоль улиц тянулись длинные ряды лавок и лотков, заваленных товарами. Дети невольно остановились. Что бы это значило? За каждым лотком и прилавком была устроена проволочная клетка, в которой тихонько сидел лавочник. Когда к лотку подходил покупатель, лавочник открывал маленькое окошко, нарочно проделанное в сетке, подавал завёрнутую покупку, получал деньги, и окошко сейчас же закрывалось.
    Но удивительней всего в этом странном городе было то, что одни лишь лотки да прилавки с товарами оставались здесь без густых проволочных сеток, которыми были затянуты все подъезды и окна домов, все выходы из переулков и улиц.
    — Посмотрите-ка, а это что такое? — спросил Мохан, показывая вверх.
    Юсуф закинул голову и увидел, что и весь город целиком окутан одной огромной сетью. Эта железная сеть, как второе небо, вздымалась над крышами самых высоких домов.
    — Чудеса! — сказал Юсуф.
    — А вы заметили, — сказала принцесса, — вот уже сколько времени мы идём по городу, а до сих пор ещё не видели ни одного сада, ни одного дерева, ни одного кустика и ни одного цветка.
    Юсуф и Мохан поглядели по сторонам. В самом деле, по дороге им не попалось ни сада, ни цветка, ни дерева…
    — Интересно, в чём же тут дело? — сказал Юсуф. Дети стали расспрашивать прохожих, но никто ничего не объяснил им. Едва услышав вопрос, человек вздрагивал, бледнел и, молча склонив голову, торопился пройти мимо.
    — А ведь за этим что-нибудь да кроется, — сказал Юсуф своим друзьям.
    — Уйдёмте отсюда поскорей! — предложил Мохан. — Когда я смотрю на этот город, мне невольно припоминается мой. Только и разницы, что здесь ещё живут люди, а там их уже нет. Но мне кажется, что скоро и в этом городе никого не будет.
    — Нет, нет! — сказал Юсуф. — Раз уж мы пришли сюда, то давайте разузнаем всё как следует.
    Наступил вечер. Дети очень устали и решили заночевать в гостинице. Хозяин гостиницы тоже прежде всего обыскал их, но на вопрос Юсуфа, зачем он это делает, ничего не ответил.
    Когда хозяин ввёл детей в отведённую им комнату, они увидели три большие железные кровати, на которых всё — матрацы, подушки и покрывала — было сделано из тончайшей железной сетки. Из такой же тонкой сетки был сделан и полог, натянутый над кроватями. Когда человек ложился в постель и задёргивал полог, казалось, что он спит в клетке.
    — Очень странно! — сказала принцесса. — А есть ли тут вода? Мне хочется пить.
    Юсуф оглядел комнату и увидел в углу кран. На кране тоже было надето железное ситечко, и вода тонкими струйками протекала через него. Принцесса выпила воды. Счастье ещё, что вода здесь была самая обыкновенная, а не из железной сетки, не то бы она, чего доброго, застряла у девочки в горле.
    Вечером, чуть только солнце село, весь город озарился каким-то странным, невиданным светом. Свет был такой сильный, что в городе не осталось ни одного тёмного уголка. Под этим светом мостовые сверкали, словно зеркальные, так что ни одна соломинка не могла бы остаться незамеченной.
    — Откуда этот свет? — спросил Юсуф.
    — Посмотри туда, — сказал Мохан, показывая на окно.
    — Зачем туда? — сказала принцесса. — Посмотри лучше на потолок.
    Все трое посмотрели на потолок. Весь он был из прозрачного стекла, и дети увидели высокую башню, на верхушке которой крутился огромный, яркий, как солнце, шар. Он-то и сиял на весь город, излучая этот ослепительный свет.
    — Как мы будем спать, когда вокруг так светло? — спросил Мохан.
    — Очень просто, — ответила принцесса. — Закрой глаза руками и спи!
    Так они и сделали — закрыли глаза руками и уснули. Однако в полночь их разбудил страшный крик. Первой проснулась принцесса и окликнула Мохана, а Мохан разбудил Юсуфа.
    — Ну что… что такое случилось? — пробормотал Юсуф спросонок. — Почему вы мешаете мне спать…
    — Вставай же, вставай! — перебили его принцесса и Мохан. — Слышишь, как на улице кричат?
    И действительно, крики за окном становились всё громче и жалобнее. Теперь среди общего плача можно было различить мужские, женские и детские голоса. Юсуф, Мохан и принцесса быстро оделись и выбежали на улицу. Там они увидели большую толпу. Люди били себя кулаками в грудь и громко плакали. Впереди процессии, на плечах у мужчин, покачивались десять длинных ящиков.
    — Что в этих ящиках, брат? — спросил Юсуф одного человека.
    — Тсс! Говори тише! — зашептал тот. — В этих ящиках покоятся тела тех счастливых избранников, которых сегодня Великий Царственный Змей-махарадж милостиво коснулся жалом.
    — Их ужалила змея? — воскликнул Юсуф.
    — Да тише ты! — зашептал прохожий. — Не змея, а Великий Царственный Змей-махарадж! Вот как надо его величать! Если он услышит, что ты попросту называешь его змеей, он очень разгневается!
    — Кто разгневается?
    — Говорят же тебе — Великий Царственный Змей! Боюсь, как бы он и тебя не осчастливил прикосновением своего жала…
    — Разве люди рады, когда он их жалит? — спросила принцесса. — Они же от этого умирают!
    — Конечно, умирают. Но ведь он — владыка нашего города, Великий Ц