...Место для Вашей рекламы...
...Место для Вашей рекламы...
...Место для Вашей рекламы...
Скачать fb2
Дороги рая

Дороги рая


Быстров Андрей Дороги рая

    Андрей Быстров
    ДОРОГИ РАЯ
    ПРЕДСТАВЛЕНИЕ (ВЗАМЕН ПРЕДИСЛОВИЯ)
    Я посвящаю эту книгу, как и два предыдущих романа - "Эффект Проникновения", опубликованный издательством "Армада-Альфа" в 2000 году, и "Странники В Ночи" - памяти моей жены Светланы. Это естественно не только потому, что таково мое желание. В "Эффект Проникновения" вошел большой эпизод, написанный Светланой, а "Странники В Ночи" основаны на придуманной ею истории (подробнее я рассказываю об этом в предисловии к "Странникам"). Что же касается "Дорог Рая", то книга с похожим сюжетом могла быть написана [А.Б.1]еще четыре года назад. Тогда мы со Светланой записывали на магнитофон наши диалоги о будущем романе, и это была увлекательная игра. Светлана очень любила эту новую историю, и теперь мне уже трудно вспомнить, что здесь принадлежит ей, а что - мне. Во всяком случае, она точно придумала Айсинга Эппла, кота Чака и большинство связанных с ним приключений. Ее голос, её радость от удачных творческих открытий, колокольчики искристого юмора - все это осталось жить на той осыпавшейся магнитофонной ленте... Больно, что Светлане не суждено увидеть книгу, о которой она так мечтала.
    Я не мог ответить себе на вопрос, почему не приступаю к этому роману, откладываю эту работу [А.Б.2]снова и снова ради других книг. Не хватало чего-то главного... Такого, без чего книга могла бы получиться пусть веселой и интересной, и все же довольно заурядной. А совсем отказываться от любимой задумки было нестерпимо жаль. Положение спасла Оля Дарвина, появившаяся в один солнечный день с не менее солнечной идеей. И всё! - с тех пор я уже точно знал, как будут выглядеть "Дороги Рая".
    Благодарю всех, кто ждал, верил, пролагал пути. Особая благодарность моим родителям - за бесконечное терпение, поддержку и помощь, Ольге Дарвиной - за творческое участие в моей работе, Юле и Сергею Фокиным - за вдохновение и "преферанс по пятницам", Олегу Садовникову - за дружескую и очень полезную критику. Добро пожаловать в мир Айсинга Эппла и Джейсона Рока! И надеюсь, как пел Элис Купер, вам понравится здесь.
    Андрей Быстров.
    ДОРОГИ РАЯ
    Все, что видим мы - видимость только одна,
    ...ибо тайная сущность вещей - не видна.
    Омар Хайям.
    Если бы двери восприятия были открыты,
    человек увидел бы вещи такими, какие
    они есть - бесконечными.
    Уильям Блейк.
    Пролог
    Высокий суд
    Авария произошла в среду, четырнадцатого июля двухтысячного года.
    (В несколько предыдущих месяцев Юля часто с забавным удивлением думала о том, что ей удалось дожить до двухтысячного - ведь к этому году, как правило, относилось действие фантастических романов, которыми она зачитывалась в детстве и ранней юности. Она подсчитывала, сколько лет ей исполнится в этом книжном Будущем, и двухтысячный рисовался ей годом фотонных космических кораблей, антигравитационных машин и азимовских роботов. Итак, она дожила; ей двадцать пять, и в её городе все те же унылые прохожие, запыленные автомобили и серые дома).
    Если соблюдать ненужную уже никому точность, сердце Юли остановилось в десять часов двенадцать минут утра в реанимационном отделении больницы имени Пирогова. Адреналин в сердечную мышцу, дефибрилляция - ничто не помогло. "Все, мы её потеряли", - сказал где-то над её ухом молодой врач.
    Самое странное, что ни в момент аварии, ни потом она не лишилась сознания полностью. Черная пелена то накрывала её, то сползала с глаз, но ни на секунду Юля не провалилась в спасительное беспамятство - она видела, слышала, чувствовала, хотя и не могла явно реагировать на происходящее с ней.
    Память.
    Пыльная улица, пересекающаяся с другой такой же, исчерченной траекториями движения машин и людей, ПОКА неведомых Юле (да и ладно). Она сидела в автобусе, плывущем по реке раскаленного асфальта, насыщавшего воздух мертвым дыханием, и читала непонятную надпись на кирпичной стене.
    БЛАНТЫ БЕСПОМОЩНЫ, НЕЙРЫ ОПАСНЫ. ВЫХОД - В МИДЛЕРАХ!
    Надпись была сделана вроде бы распылителем, ядовито-синей краской. Смысла её Юля не понимала. Кто такие "бланты", "нейры" и "мидлеры"? Новые политические партии или молодежные группировки?
    Потом она вышла из автобуса, Костя Зотов заботливо помог ей сойти со ступенек. Кажется, она спросила его о блантах; и кажется, он недоуменно помотал головой.
    Ей оставалось только перейти улицу, к двойным стеклянным дверям с табличкой "ОАО АСК". Тут как раз было все ясно - "Алюминиевые Строительные Конструкции", дивизион алюминиевых конструкций, группа "Русский алюминий" на базе завода "Металлург". Именно здесь Юле обещали первую в её жизни работу по специальности - инженера-конструктора. Она поступила в институт довольно поздно, не с одного захода, и только в прошлом году закончила факультет промышленно-гражданского строительства. Новоиспеченному специалисту, да ещё девушке, найти работу в России двухтысячного года, едва начавшей выкарабкиваться из ямы кризиса, было нелегко. Юле помогли случай и двоюродный брат, нажавший нужные кнопки. Сегодня, в среду четырнадцатого июля, она торопилась на первую встречу с будущим начальником в сопровождении Кости, который ни за что не хотел отпускать её одну в знаменательный день.
    Память - 2.
    Её собственное дыхание и запах бублика (она жевала бублик), сладковатый и вязкий. Жара, грохот, ноги устали от каблуков ... Юля вздохнула легонько. Вздох разнесся как взрыв, точно разорвал её барабанные перепонки.
    Огромный американский джип, вывернувший из-за угла, врезался в грузовик. Прицеп грузовика развернуло, понесло на тротуар, туда, где стояла Юля, пережидая транспортный поток ... Костя Зотов стоял чуть поодаль. Он не пострадал, его даже не задело.
    Страшный удар отшвырнул Юлю к дому. Теперь Костя был далеко. Он видел падающую девушку, беспомощно зажавшую бублик в левой руке, а правой стискивающую ремешок белой, как смерть, сумочки. Что-то вспорхнуло ему навстречу, соломенная птица, над местом падения Юли, над кровавым следом на стене.
    / Любовь?../
    ЕГО остановленный взгляд, ЕЁ боль.
    Какой-то сигнал, похожий на телефонный звонок. Скрежет - гигантский локомотив тронулся в путь. Темнота.
    (И вот тут - первая странность: невозможность ПОТЕРЯТЬ СОЗНАНИЕ, спастись от боли).
    Взглядом расширенных глаз Костя пожирал прицеп грузовика, смотрел на Юлю в недоумении. Почему она не встает? Отчего так безобразно много крови вокруг? Ужас и надежда: может, снится? Или лопнул пакет с томатным соком вон у той тетки в авоське?
    Темнота - 2.
    Боль - 2: тупая, в области сердца.
    Вспышка в темноте.
    Свадебный марш, поздравления друзей, шепот в постели. Юля и Костя расставляют мебель в новой квартире. Юля подумала о ребенке (хорошо бы!) ТА Юля, радостно гуляющая по необжитой комнате. Парящее счастье, как летающий розовый малыш с дудкой и флажком. Фанфары со стен, оклеенных попугайскими обоями. Грохот любви, сливающийся с грохотом ТЕХ тяжелых колес на стыках рельсов.
    Боль опутывала цепями руки и ноги, сковывала суставы. Что-то громадное сдвигалось вновь. Снова сигнал - теперь вой сирены "Скорой Помощи". Лежа в машине, Юля в последний раз видела Костю Зотова, но не он был над ней, а наоборот - она над самой его головой.
    Потом - реанимация, внешне суматошные, а на деле четко выверенные перемещения врачей и сестер.
    И ЗДЕСЬ, когда она умерла, сознание не покинуло её.
    "Все, мы её потеряли".
    Может быть... ОНА потеряла боль.
    Взамен явился тянущий к себе яркий свет, и Юля воспарила в этом свете. Она вспомнила прочитанную по случаю книжку какого-то американца - не то о жизни после СМЕРТИ, не то о жизни после ЖИЗНИ. Американец этот собирал истории людей, побывавших в объятиях клинической смерти. Там постоянно упоминался свет, полет через тоннель, существо из света, просящее людей оценить свою жизнь... Тогда Юля пожала плечами и засунула книжку подальше на полку.
    Но...
    НЕУЖЕЛИ ПРАВДА - хоть что-то?!
    Каждый раз, когда она пыталась уклониться от света, справа и слева начинали стучать тысячи молоточков, молотков и молотов. А сзади что-то ворочалось со скрежетом, будто скрипело зубами, и не могло стронуться с места... Свет впереди - белый, ослепительный - подхватил Юлю, пронес через себя, прошел сквозь неё и отпустил. Его работа закончилась - Юля стала легкой, прозрачной, и ей не нужно было больше дышать... Бесплотная, она летела дальше и видела под собой
    / КАК видела? Ведь у неё не было глаз! /
    черные дыры с неровными, словно обкусанными краями, и вокруг них носились сотни мерцающих звезд. Сверкающие линии расчерчивали тьму, как инверсионные следы каких-то необычайных истребителей, чудом не срывающихся в исполинские пропасти пустоты.
    /Потом она узнала, КТО это - звезды, линии, черные дыры. Не ЧТО, а КТО./
    Ржавое чудовище, скрежетавшее зубами сзади,
    / КАК она слышала? Ведь у неё не было ушей! /
    наконец пришло в движение. Покатились в бездны незримые камни, обрушились где-то горы, все скалы мира, сотрясаясь, рухнули в беспредельность, которой нет названия.
    Юля взмыла ввысь, к пылающему Солнцу, не такому, какое видят обычно люди Земли за атмосферной дымкой. Она ощущала его жар,
    / КАК? Ведь у неё не было тела! /
    но он не обжигал, напротив, был приятен и РАЗРЕЖАЛ, все более легкой прозрачностью. А воздух (если тут был воздух) густел, становился молочно-белым, застилал невероятное Солнце, и Юля уже не летела, а плыла в нем, сужая круги к темной воронке в сердце белизны.
    Она низринулась в тоннель,
    / О да, он есть! /
    где не существовало ни скорости, ни направления, ни времени, ни пространства. Это не походило на падение Алисы в кроличью нору, ведь Алиса падала ОЧЕНЬ ДОЛГО, а Юля летела сквозь тоннель ВООБЩЕ НИСКОЛЬКО или ДОЛЬШЕ, ЧЕМ ДОЛГО.
    Она вынырнула в совсем новом мире.
    Далеко внизу здесь простиралось безбрежное лазоревое сияние, похожее на опрокинутое небо, не имевшее ни границ, ни горизонтов. Разумеется, если не было границ, не было и центра у перевернутой небесной чаши, но если говорить о центре условно, он скорее всего, находился там, куда был направлен взгляд
    / чувствование? восприятие? /
    совершено потрясенной Юли.
    Там утопали в лазоревой неопределенности блестящие, будто бы металлические опоры исполинской ажурной конструкции. Она могла бы напомнить об Эйфелевой башне... Однако размеры парижской достопримечательности едва позволили бы ей стать мельчайшим винтиком в этой Башне Света, как мысленно назвала сооружение Юля.
    Башня Света уходила в неизмеримую высь, и так же невозможно было разглядеть
    / ощутить /
    её вершину, как и основание. Юля каким-то образом понимала, что даже если долго и бессмысленно стремиться, вершины все равно не достичь. Там ажурные фермы и полупрозрачно-голубые поблескивающие трубы Башни сначала тускнеют, а потом растворяются, сливаясь с Неведомым.
    Неожиданно Юле, парившей на огромном расстоянии от Башни, стало любопытно,
    / может быть, как инженеру - строителю /
    как и на чем может держаться столь неохватная конструкция. Вскоре она с изумлением убедилась, что никак и ни на чем... Ни одна ферма, ни одна опора, ни одна труба не соединялась с другими, хотя элементы сооружения сходились достаточно близко. Разве что - нити невидимой паутины? А между фермами, перекладинами, переходами и мостиками висели большие сверкающие плоскости, каждая размером в два-три футбольных поля, прозрачные и в то же время зеркальные, словно площадки для игр титанов. Их было очень много, они располагались везде, под самыми немыслимыми углами, и на каждой кипела муравьиная деятельность. Но там были не муравьи, там были...
    Ну, конечно! Люди, как и на Земле - но те, которых на Земле УЖЕ НЕ БЫЛО.
    И стало ясно, почему темные продолговатые зерна беспрерывными цепочками ползут снизу вверх внутри полупрозрачных труб. Лифты! Снизу вверх, всегда снизу вверх. В обратном направлении - ни одного. Никогда. Но ведь пустые кабинки должны возвращаться? Так и было бы там, откуда пришла Юля... Но не здесь. Здесь все устроено иначе.
    Те скользящие линии над чернотой дыр и пропастей - они продолжаются и тут. Сигналы, слова. И мерцающие звезды. Люди, сумевшие стать звездами.
    И все они движутся, останавливаются, сталкиваются, перемещаются куда-то дальше... Куда?
    Ничто не подсказывало Юле ответа.
    Охваченная всепоглощающей жаждой узнать, рассмотреть, подобраться поближе, Юля готова была ринуться вперед, к Башне Света. О последствиях она не задумалась ни на миг (да и каких ещё последствий приходится опасаться уже умершему человеку?!) Увы, она не была вольна направлять свой полет. Она попала в жесткий отклоняющий луч, отбросивший её прочь от Башни, пронеслась сквозь скоротечную зону мрака и очутилась в городе.
    Да, она вдруг угодила в какой-то футуристический город, словно внутрь новейшей компьютерной игры. Восприятию подробностей мешала бешеная скорость, с какой она мчалась низко над улицами. Мелькали сложнейшие многоуровневые развязки, где совсем уже неразличимый в деталях транспорт сливался в сплошной поток, дома, похожие на грибы и песочные часы, вращающиеся кольца огней, что-то вроде длинных рядов стартующих ракет...
    Потом скорость полета резко упала, будто у влекущего (или подталкивающего) луча иссякла энергия. Юля медленно пересекла обширную площадь перед большим белым зданием с колоннами. Вход охраняли вооруженные подобиями алебард существа, которых Юля издали приняла за обыкновенных внешне людей. Лишь подлетев поближе к одному из них, она убедилась, что это не так.
    Сходство с человеком существу придавало только то, что оно было двуногим, да ещё рост. Выше пояса начинались различия. Торс в редкой кольчуге сплошь покрывала мягкая на вид белая шерсть, как и руки, и шею (наверное, и ноги, но они прятались под доспехами или латами). Рук было четыре - верхняя пара и нижняя прямо под ней. На лице выделялись огромные круглые глаза, выражение их живо напомнило Юле о китайских пандах. Да и соотношение черт этого странного лица, и торчащие меховые ушки заставляли думать о пандах... Возможно, из-за того Юля и не ощутила никакой неприязни к этому чужеродному, далекому от землян созданию - скорее симпатию, и уж конечно интерес.
    По-прежнему скользящим призраком, бесплотным духом она влетела под купол здания мимо стражей и повисла, впитывая зал.
    Там собрались сотни таких же существ, разместившихся на установленных полукольцами скамьях. Они шумели, кричали...
    С Юлей произошло ЧТО-ТО... Она стала частью этого мира, но не полностью, а так, как может стать частью незнакомой страны путешественник, прочитавший об этой стране пару поверхностных книжек и худо-бедно выучивший язык. Например, она знала, что люди - панды называются стрэглами, но не знала, откуда взялось это слово, каково его происхождение. Она слышала их реплики, она понимала их речь, но не всегда могла догадаться, о чем конкретно они говорят, потому что многие слова оставались непонятными, а контекст событий и подавно.
    Тем не менее Юля не сомневалась, что присутствует на судебном заседании.
    "Эге... Не тот ли это Высший Суд, обещанный земными религиями? Но стрэглы ни на ангелов, ни на чертей не похожи. Да и кого будут судить меня? Вроде бы они о моем присутствии не подозревают. Или я кругом ошибаюсь?
    ПРОНИКНОВЕНИЕ Юли становилось все более глубоким. С каждой секундой она осознавала все большее количество значений, точно способный ученик, разбирающийся в новой для него науке и с радостью постигающий оттенки её смыслов. Но здесь способности и желания Юли были ни при чем, все происходило помимо её воли.
    Теперь ей было известно, что старый стрэгл, восседающий за деревянным столом на неудобном стуле с высокой спинкой, именуется Высоким Судьей, зависший над его головой двухметровый меч - ни что иное, как Меч Правосудия, и сделан он из пластика, безупречно имитирующего полированную сталь. А два стрэгла в красно-черных мундирах, удерживающие Меч на пропущенных через блоки позолоченных цепях - церемониймейстеры Дворца Юстиции Айсингфорса... И так далее, сотни, тысячи темных комнат освещались в сознании.
    Правая рука Судьи (из нижней пары) покоилась на спине хрустального паука, символа мудрости, а левая поглаживала мраморную фигурку стрэгла с опущенной головой и закрытыми глазами - символ беспристрастности. Верхняя пара истерзанных старческими недугами рук была скрещена на груди под черной мантией, слегка распахнутой - из-под неё виднелась белая мягкая шерсть. Белый цвет означал, что Судья спокоен и сосредоточен - стрэглы выражали эмоции не столько мимикой малоподвижных лиц, сколько изменением цвета густой шерсти.
    Жестом Судья призвал к тишине.
    - Единство в гармонии, - хрипловато начал он. - Вот что такое наша Империя. Совершенство звездных систем и совершенство творений разума. Тысячелетиями форсеры Галактики работали во имя сохранения и укрепления цивилизации. Тысячелетиями на эти грандиозные дерзания взирали диперы большинство с благоговением и желанием помочь в меру сил, меньшинство с завистью и затаенной ненавистью. Тысячелетиями Империя благодетельствовала слабым, тянущимся к подлинному свету, карала коварство и мятеж. Оглянитесь вокруг! Пусть ваш мысленный взор проникнет за пределы Айсингфорса, окинет галактическую безбрежность. Что вы видите? Да! Единство в гармонии, предписанной Творцом Вселенной. Через тернии мы пришли к звездам, как сказал кто-то из почитаемых на Земле святых... Кажется, Билл Гейтс.
    - Старик сегодня в ударе, - шепнул соседу один из слушателей во втором ряду, - феноменальная речь. Если в ход пошел Билл Гейтс, бедняге Айсингу не поздоровится...
    - Еще бы, - послышался ответ. - Похоже, вступительная патетика себя исчерпала. Сейчас начнет громить.
    - И хотя значение слова "тернии", - продолжал Высокий Судья, давным-давно забылось, не приходится сомневаться, что это вещь едва ли приятная... Наверное, что-нибудь вроде крейдов... Гм... Кажется, я отвлекся. Итак, через крейды... Через тернии к звездам вел нас несгибаемый дух, выпестованный в колыбелях нравственной чистоты. Однако, - в голосе Судьи появились угрожающие интонации, - находятся порой среди стрэглов личности, для которых столь дорогие всем нам моральные принципы - пустой звук, которые не останавливаются перед совершением чудовищных по цинизму преступлений! Деяния таких персон, сделавших омерзительный порок нормой жизни, не могут не наполнить отвращением сердце каждого лояльного стрэгла. Пусть немного среди нас подобных подрывных элементов, но распространяемые ими семена всепроникающей энтропии опасны для стабильности Империи! Сегодняшний процесс призван восстановить попранную справедливость. Согласно воле народа Айсингфорса, он проводится по форме части первой Кодекса Ареана - подсудимому отказано в адвокате. Да будет так! Введите Айсинга Эппла.
    Судья откинулся на спинку стула и бросил взгляд на Меч Правосудия.
    Медленно распахнулась тяжелая дверь. Публика возбужденно зашумела под конвоем шести стражников, вооруженных ритуальными алебардами, в зале появился подсудимый. Он оглядел собравшихся с веселым изумлением.
    - Эге! - воскликнул Айсинг Эппл. - Народу не меньше, чем на финальном матче... Кстати, Ваша Честь... Не сомневаюсь, что вчера выиграли Душители, но с каким счетом?
    Высокий Судья покраснел, в самом буквальном смысле (красный цвет означал гнев). Впрочем, он тут же овладел собой, и шерсть стала нейтральной, белой.
    - Займите место на скамье подсудимых, - холодно распорядился он.
    Айсинг Эппл пожал плечами и прошел к скамье, но не сел, а остался стоять, давая возможность публике разглядеть себя хорошенько. Одет он был вызывающе - в просторную куртку-флаш. Эти куртки только-только входили в моду среди аристократической молодежи Айсингфорса и считались весьма экстравагантными. Ни каждый рискнул бы надеть флаш, да и стоили они дорого. Особенностью флаша являлась способность ткани менять цвет синхронно с изменением цвета шерсти владельца.
    На свидетельской скамье, где сидели четверо причудливо разодетых дам, явно стремящихся держаться подальше одна от другой, произошло сильнейшее замешательство, выплеснувшееся гаммой радужных красок.
    - Вызываю свидетельницу Кристу Кори Эппл! - провозгласил Высокий Судья и добавил растерянно: - Она же потерпевшая... Тут у нас были разногласия...
    Сидевшая справа юная леди в драгоценной мерцающей накидке (ограниченный импорт с Меридиора) изящно поднялась и прошествовала к свидетельской трибуне с гордо воздетым подбородком. По пути она послала Айсингу воздушный поцелуй, что не осталось незамеченным. Ультрамодный флаш подсудимого ответил Кристе Кори игривыми плавными переливами и стал желтым (цвет любви и нежности). В зале кто-то громко ахнул, кто-то зааплодировал, кто-то выкрикнул: "Позор!"
    - Тишина и порядок! - рявкнул Судья. - Свидетельница, вы готовы дать показания?
    - Да, Ваша Честь.
    - Вы подтверждаете, что доводитесь супругой присутствующему здесь Айсингу Эпплу?
    - Протестую, Ваша Честь, - перебил Айсинг. - Я принадлежу к главной ветви древнейшего и славнейшего рода, династии Ареанов, Основателей, и ношу планетарное имя. Таким образом, просьба и титуловать меня соответственно УЭР Айсинг Эппл. Никто не может быть лишен привилегий до вынесения приговора и его вступления в силу.
    - А вот мы посмотрим, какой ты уэр, - выкрикнули в задних рядах, где толпилось простонародье.
    - Тишина, - буркнул Судья, - протест принят... Свидетельница, вы...
    - Подтверждаю, - сказала Криста Кори. - Да, я законная супруга уэра Айсинга...
    Она оглянулась на свидетельскую скамью, откуда донеслось возмущенное фырканье.
    - А известно ли вам, - с нажимом произнес Высокий Судья, - что подсудимый уэр Айсинг Эппл, попирая устои нравственности и надругаясь над вековыми традициями и здравым смыслом...
    - Протестую! - вновь прервал его подсудимый. - Меня судят за нарушение закона, и давайте придерживаться фактов. Над чем я там надругался и что попирал, это скорее для газетчиков...
    - Протест принят, - скрепя сердце молвил Судья. - Приношу подсудимому извинения.
    - Принимаю, - великодушно-снисходительно кивнул Айсинг. Судья покраснел снова, но сумел совладать с эмоциями.
    - Известно ли вам, свидетельница, - спросил он жестяным голосом, - что подсудимый, используя доверчивость должностных лиц и фальсифицируя документы - это полностью установлено и доказано предварительным следствием - ухитрился жениться ещё трижды в трех различных городах?
    В зале стало совсем тихо. Невзирая на то, что обвинение было широко растиражировано заранее всеми средствами массовой информации Айсингфорса, сейчас оно впервые прозвучало из уст Высокого Судьи и обрело грозную убедительность. Кое-кто из задних рядов уставился на Айсинга Эппла с плохо скрытой завистью...
    - Я узнала это недавно, ваша честь, - спокойно проговорила Криста Кори. - От самого Айсинга. Но я знаю также и то, что законной супругой являюсь только я. Остальные - просто шлюхи, которые...
    - Сама ты шлюха! - раздалась отчетливая звонкая реплика со свидетельской скамьи, напоминающая пощечину. - Он любит меня!
    - Свидетельница Лейти, - поморщился Судья. - Вас вызовут...
    Криста Кори не дала ему закончить фразу - она решила установить очередность судебной процедуры собственными, более радикальными средствами. Быстрым движением распахнув сумочку, она выхватила маленький блестящий шарик и метнула в распоясавшуюся конкурентку. Полыхнула голубая вспышка, повалил едкий сизый дым. Свидетельницы и зрители завопили от испуга и от боли в глазах, репортеры - от восторга.
    - Джонг побери! - взревел Судья. - Стража, сделайте что-нибудь!
    Стражники уже запустили механического жука, принявшегося активно отсасывать слезоточивый газ, но Криста Кори на достигнутом не остановилась. Она смело ринулась в редеющее облако дыма и начала обрабатывать соперниц прицельными ударами сумочкой. Не прошло и пяти секунд, как четыре дамы сплелись в визжащий клубок.
    Свидетельница Лейти, получившая ощутимый удар в ухо, вылетела из обоймы и врезалась прямо в церемониймейстера, державшего цепь от Меча Правосудия. Тот свалился на пол, естественно, выпустив цепь. Второй церемониймейстер поспешно заключил, что на коллегу совершено покушение, тоже бросил цепь и кинулся на помощь. Таким образом, ничто более не удерживало Меч Правосудия над судейским стулом. Высокий Судья как раз поднимался во весь рост, дабы призвать к порядку могуществом своего авторитета, когда злополучный Меч стукнул его по голове. Судья рухнул обратно на стул и лишился чувств.
    Репортеры торжествовали. Два десятка стражников тщетно пытались растащить разъяренных дам, что удалось лишь тогда, когда на подмогу подоспели дюжие полицейские. Четырех влюбленных леди растолкали по углам зала, подальше одну от другой. Они продолжали огрызаться и даже обменивались плевками, но расстояние было слишком велико.
    Очнувшийся Судья потирал шишку на темени, сконфуженные церемониймейстеры снова подвешивали Меч Правосудия. Подобие порядка воцарилось во Дворце Юстиции не скоро.
    - Ваше поведение, - хрипло обратился к свидетельницам Высокий Судья, не имеет оправданий. Не знаю, как его и назвать. Подсудимый совершил страшное преступление. Многоженство! Может ли быть что-либо отвратительнее для добропорядочного стрэгла? Но вы! Вместо того, чтобы подвернуть преступника гневному осуждению, бросить ему в лицо слова возмущения и порицания... А! - Судья махнул правой верхней рукой. - Допрос свидетельниц я продолжать не стану, происшедшее только что на наших глазах - лучшее доказательство. Вина доказана в суде, да... Наказание согласно кодексу Ареана...
    - Смерть! - крикнул кто-то.
    - Правильно, - кивнул Судья. - Но есть смягчающее обстоятельство. Подсудимый явно не имел корыстных намерений... Он богат, свидетельницы, они же потерпевшие - напротив, бедны...
    - Какие там корыстные намерения, - небрежно обронил Айсинг Эппл. - Все дело в моей доброте и щедром сердце...
    - Оглашаю приговор. - Судья оставил без внимания замечание Айсинга. Подсудимый лишается всех прав состояния и всего имущества, находится ли таковое на Айсингфорсе или любых других планетах, движимого и недвижимого, равно как в наличных деньгах, ценных бумагах и банковских вкладах, в пользу Кристы Кори Эппл. В то же время указанная Криста Кори штрафуется за неуважение к суду в размере половины присужденного ей имущества. Подсудимый пожизненно лишается всех гражданских прав Айсингфорса, всех привилегий уэра и приговаривается к высылке на Лас-Вегас, планету разврата и порока, где ему самое место...
    - Нет! - выдохнули четыре свидетельницы, а Лейти добавила: - Айсинг, милый, я полечу с тобой...
    Эти слова вызвали теплую волну живейшего сочувствия в зале.
    Айсинг улыбнулся, что подчеркнула розовая окраска флаша.
    - Спасибо, Лейти. Я всегда верил в твою любовь... Но ты не знаешь, о чем говоришь. Одно дело - быть третьей женой богатого аристократа, совсем другое - подругой нищего изгнанника на опасной планете.
    - Мне все равно, - упрямо сказала Лейти.
    - Свидетельницы, - встрял Высокий Судья, - ко всем четверым обращаюсь... Не льстите себя надеждой, что кто-то из вас сумеет тайно посетить Лас-Вегас и вернуться. Это не удавалось ещё никому. Закон вам известен. Всякий, чья нога ступит на проклятую планету без ведома и санкции властей, автоматически перестает существовать для цивилизованного мира. Так что если решитесь - решайтесь сейчас, чтобы не отрывать потом полицию от более важных дел...
    - Я решилась, - тихо произнесла Лейти.
    - Нет! - твердо ответил ей и Судье Айсинг Эппл. - Словом уэра я запрещаю следовать за мной!
    - Ты больше не уэр, - крикнули откуда-то из задних рядов.
    - Пока я на Айсингфорсе - я уэр. Приговор вступит в силу, как только корабль покинет орбиту, не раньше.
    Судья, которого тоже проняло, развел всеми четырьмя руками.
    - Таков закон, - подтвердил он. - Слово уэра. Свидетельница Лейти, вы не можете с ним лететь.
    Флаш Айсинга засветился голубым, и это была печаль.
    Юлю настолько затронула последняя сцена, что ей захотелось как-то вмешаться. Увы, даже если бы это было в её возможностях физически (чего не было), её время на Айсингфорсе подходило к концу по той же неведомой причине, по какой она вообще попала сюда. Но на сей раз её не тащил и не толкал никакой луч, просто купол и стены Дворца Юстиции стали бледнеть, размываться полосами, точно их стирали взмахи гигантского пространственного ластика. Все исчезало в мерцании, забивалось помехами, кроме Айсинга Эппла в голубом флаше. Он один воспринимался реальным в меркнущих декорациях суда, и от него исходила, распространялась расширяющимся кольцом неслышимо звенящая волна, подобная той, какой была сейчас и сама Юля. Их волны соприкоснулись, вибрируя в таинственной интерференции, притягиваясь и отталкиваясь, и это волшебное притяжение/отталкивание проникло в Юлю изнутри
    / ближе к центру её нематериальной структуры, потому что она была открыта миру и нигде не кончалась в нем /
    тысячами восхитительных электрических покалываний. Но это продолжалось очень и очень недолго даже в её расплавленном Времени. И без того тончайшее плетение волны истончилось до предела, и силуэт Айсинга Эппла расплылся последним в полосато-бесцветном исчезновении. Юля почувствовала то, от чего в транцендентном полете уже успела отвыкнуть: силу тяжести. Она падала, и падала стремительно. Внизу мелькнуло что-то зеленое, вокруг раздавался треск, словно Юля катилась с дерева сквозь крону, ломая ветки. Она упала почти плашмя, больно ударившись о какую-то поверхность, к счастью, не слишком твердую. Однако удар был так силен, а боль так ярка и неожиданна, что Юля подумала только: "Ничего себе... Для бесплотной души чересчур здорово стукнулась".
    И тут - впервые с момента аварии - она наконец потеряла сознание.
    ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
    ИЗГНАННИКИ
    1
    Первым, что она увидела, едва с трудом открыла глаза, был муравей, ползущий по травинке. Самый обыкновенный, деловитый, сосредоточенный рыжий работяга... Юля перевела взгляд от муравья дальше. Трава, залитая мягким закатным солнечным светом, перелесок, заросли орешника, горки сухой листвы, в которых кто-то пыхтел и возился - ежик, наверное.
    Юля скосила глаза на свои руки с тонкими запястьями и длинными пальцами, на свое скромное желтое платьице чуть выше колен - она надела его, отправляясь на встречу с работодателем, белые туфельки на высоких каблуках... Поодаль валялась её сумочка.
    Правая сторона тела (Юля лежала навзничь в траве у корней толстого дерева) болела так, будто её обработали горячим утюгом. Но если она болит, значит, есть чему болеть?!
    Со стоном вытянув руку, Юля уцепилась за ремень сумочки, подтащила её к себе, вынула зеркальце (оно не разбилось, даже не треснуло). Ей было страшно взглянуть на себя, но когда она сделала это, увидела то же, что и всегда: симпатичную русоволосую девушку с высоким чистым лбом, прямым носом и темно-синими глазами. Ни ссадин, ни синяков на лице. Юля попыталась встать, и это удалось ей почти легко. Если не считать боли в боку, кажется, никаких повреждений... Она недоверчиво ощупала себя, потрогала колечко с маленьким искусственным рубином на пальце левой руки, подергала сережку в ухе, потянула за витой браслет. Все настоящее, все на месте - и бижутерия, и сумочка, и туфли, и она сама, Юля. Здорова и по всей видимости, жива. По крайней мере, раньше ей не доводилось слышать, чтобы в рай попадали со всем наличным имуществом.
    Юля встряхнулась, как болонка после ванны, её волосы рассыпались по плечам.
    - Ну и дела, - громко сказала Юля, словно надеялась на чей-то ответ. Но никаких ответов не прозвучало.
    Надо идти... Но куда? И вообще, что стряслось? Была авария, прицеп грузовика, а потом... Ладно, все, что было потом, могло и пригрезиться. Но как она попала в этот лес, почему цела и невредима, где Костя?
    После непродолжительных, но очень напряженных размышлений Юля приняла единственно разумное решение - просто идти вперед, пока ей не встретится кто-нибудь или она не выйдет на дорогу. Это оказалось труднее исполнить, чем решить. Каблуки её туфель глубоко вязли то в слое прелых листьев, то во влажной почве. Идти же босиком она побаивалась - мало ли какие кусачие насекомые прячутся тут в траве.
    Часов у неё не было, но ей показалось, что прошло уже с полчаса в блужданиях по лесу, когда она услышала низкий гул. Поначалу она приняла звук за рокот автомобильных двигателей и обрадовано поспешила в том направлении, откуда он доносился, чтобы выбраться на шоссе. Однако источник звука приближался к ней гораздо быстрее, чем она к нему, и вскоре над её головой промчались две овальные тени - слишком быстро, чтобы их рассмотреть, но явно непохожие ни на самолеты, ни на вертолеты.
    - Здесь водятся летающие тарелки, - пробормотала Юля с нервным смешком. - Ну и ну...
    Еще через несколько минут она уловила голоса в отдалении. После загадочных воздушных теней она двинулась к ним без прежнего энтузиазма. Сперва поглядим, кто там есть...
    Голоса и странные шумы доносились из-за пригорка. Как заправский разведчик, Юля легла на живот и по-пластунски подползла к вершине, где нашла за кустами удобную точку для наблюдения.
    Метрах в ста перед ней внизу, в окружении кленов и дубов простиралась обширная площадка, расчерченная разноцветными секторами, как поле для какой-то спортивной игры. На площадке стояли в ряд десять мускулистых, бритоголовых молодых людей в желто-черных комбинезонах, а перед строем расхаживал высокий мужчина лет сорока в мягкой коричневой куртке и синих джинсах. С довольно приличного расстояния Юля не могла хорошенько различить черты его лица (правда, бросался в глаза шрам на левой щеке), но каждое произнесенное слово слышала отчетливо. И он, и молодые люди говорили по-русски со слабо выраженным брутальным акцентом, однако здесь, как и на Айсингфорсе, Юля понимала не все из-за неясности контекста и наличия незнакомых словечек.
    - Результаты тренировок по рукопашному бою, - четко рубил человек в куртке. - Александер ноль четыре, Моффа ноль два, Изи ноль два, Бидл ноль четыре. Остальные могут посмотреть в таблице, но... - он коротко рассмеялся. - Внимание, даю вводную.
    Он подошел к центру площадки и поставил в углу красного сектора что-то, показавшееся Юле небольшим чемоданом. Затем он отступил в сторону, а из чемодана ударил к небесам сноп радужного огня, оплывающий, твердеющий и наконец застывший в виде трехметрового (и метр в обхвате) уродливого одуванчика, где роль семян-парашютов исполняли кривые серые грибы с бледными шляпками.
    - Перед вами борн, - сказал человек в куртке, - типичный представитель живой природы Лембурга, где, как вам известно, между растениями и животными четкой грани не проведешь. Итак, вводная: борн поглотил капсулу с информацией, без которой вам на базу лучше не возвращаться. Времени у вас мало, на подходе час крейдов. Да, и кстати, когда будете расправляться с моим борном, имейте в виду: это не простая голограмма, а плотная. За ваши руки-ноги пока ещё я отвечаю. Вопросы?
    Парень лет семнадцати сделал шаг вперед.
    - Можно, мастер Джейсон?
    - Слушаю, курсант Изи.
    - Капсула прочная?
    - Выдержит атомный удар.
    - Каким оружием и снаряжением мы располагаем?
    - Стандартным.
    - Понял. Спасибо, мастер Джейсон
    Парень вернулся в строй, а его место занял другой, постарше. Он заговорил с ленцой в голосе.
    - Мастер Джейсон, ведь по окончании школы нас ждет служба в Орбитальном Патруле, я прав?
    - Да, - хмуро бросил тот, кого называли мастером Джейсоном.
    - Зачем же нам учиться обращению с чудовищами Лембурга? Или вы полагаете, нас всех вскоре туда сошлют?
    В строю захихикали.
    - На вопрос Александера, - проговорил мастер Джейсон, доставая из кармана секундомер, - я отвечу сразу после окончания тренировочного упражнения. Вопросы по вводной ещё есть? Начали. Александер, вы первый.
    Мастер Джейсон нажал кнопку секундомера. Из-под ног Александера на поверхность площадки выскочил чемоданчик вроде того, с помощью которого Джейсон вырастил "плотную голограмму" борна. Молниеносное, неуловимое движение к чемоданчику - и в руке курсанта появилась какая-то блестящая штуковина с раструбом на конце. В ствол борна ударил ослепительный голубой луч... В ту же секунду борн ощетинился зеркальными рефлекторами. Отраженный луч очертил дугу у самых ног отпрянувшего Александера. Мастер Джейсон щелкнул секундомером. Блестящее оружие растаяло в воздухе.
    - Отменная скорость, - язвительно похвалил мастер Джейсон. Поздравляю вас, Александер. Всего четыре с половиной секунды, а от вас уже остался холмик инертной протоплазмы. Никто не сделал бы этого быстрее.
    В строю засмеялись. Сконфуженный Александер опустил голову и побрел к краю площадки, ни на кого не глядя.
    Борн снова приобрел прежний вид.
    - Моффа, - скомандовал Джейсон.
    Курсант Моффа действовал осмотрительнее. Сначала он, правда, материализовал при посредстве чемоданчика некое оружие, выглядевшее куда грознее того, с каким потерпел фиаско Александер. Но затем он с сомнением покачал головой и заставил эту штуку исчезнуть, очевидно, представив последствия её применения. Вместо оружия он воспользовался мячиком размером с теннисный. Бросок - и мячик раскрылся над борном, опутав его сетью, по которой было бы удобно взбираться. Однако едва Моффа приблизился к борну, тот удлинил и расширил сеть. Она накрыла, спеленала, повалила курсанта, и Моффа едва выпутался.
    - Скажите спасибо, что это не настоящий борн, - заметил Джейсон, останавливая секундомер. - Полторы минуты... Вам и из голографических тенет было нелегко выбраться. А настоящий задушил бы вас...
    - Я только хотел залезть по нейту, - неловко оправдывался Моффа. Чтобы разобраться наверху, как его вскрыть, борн этот...
    - Лучше, но не то. Изи!
    Курсант Изи не торопился. Засунув руки в карманы комбинезона, он вразвалку подошел к освобожденному от сети борну и с полминуты смотрел на него, потом снова отошел, материализовал камень и бросил в борн. Камень отлетел и упал невдалеке от Изи, дальше того места, куда его мог бы отбросить упругий отскок. Тогда курсант соорудил сложную конструкцию из антенн, отражателей, каких-то серебристых блоков и кабелей и долго колдовал над ней. Конструкция загудела, замигала индикаторными лампочками, а курсант Изи медленно зашагал к борну. Когда ему оставалось шага два, ствол борна изогнулся, и прямо в ладони курсанта выпала никелированная коробочка, ярко блеснувшая в солнечном свете. Изи торжествующе поднял её над головой.
    - Капсула! - провозгласил он.
    Строй зааплодировал. Явно довольный Джейсон кивнул.
    - Двенадцать минут. Что ж, пожалуй, вы ещё успели бы убежать от крейдов... Прокомментируйте ваши действия, курсант Изи.
    - Видите ли, мастер, я предположил, что борн реагирует на раздражители симметрично...
    - На эту мысль, - перебил Джейсон, - вас навели неудачи товарищей?
    - Нет, мастер, я представил, что я первый. Поэтому, как вы видели, я бросил камень... При отсутствии реакции я бы стрелял, как и Александер.
    - Отлично, - сказал Джейсон.
    - Я применил усилитель эмоций по типу МП - 100. Так как в стандартный комплект он не входит, пришлось собирать из того, что под рукой. Положительные эмоции, мастер. Я открыл борну свое сердце, и он ответил мне взаимностью.
    Джейсон хлопнул в ладоши.
    - А теперь, - объявил он, - я отвечу на заданный Александером вопрос. Дело, конечно, не в Лембурге, хотя и от него нельзя зарекаться. Скорее всего, мало кто из вас увидит живой борн или крейдов. Но никому, никогда и нигде не помешает помнить, что как ни важны скорость реакции и сообразительность, не менее важным может быть умение вовремя пойти с противником на компромисс. А ещё важнее - умение грамотно определить момент, когда этот компромисс действительно необходим, а когда нужно и стрелять... Спасибо за внимание, упражнение окончено. Теперь кросс до базы через поворот на Торнфилд и старый дуб. Я приказал повару выдать победителю двойной дрилл. Марш!
    Курсантов как ветром сдуло с площадки. Мастер Джейсон остался один, присел возле чемодана, над которым все ещё торчал нелепым одуванчиком борн, и принялся возиться в его недрах. Во время урока Джейсон несколько раз оказывался не слишком далеко от Юли, и она успела его рассмотреть. Ей понравилось лицо этого человека, не отличавшееся красотой (сломанный нос, шрам, очень широко расставленные серо-зеленые глаза), но мужественное и грубо-привлекательное. Короткие каштановые волосы непослушно топорщились, и это показалось Юле забавно-трогательным. К тому же речи и действия мастера Джейсона как будто не внушали особых опасений. Пусть все происходящее странно... Но если сейчас Юля не поговорит с Джейсоном, то когда и с кем?
    Борн схлопнулся в тонкую воздушную линию, как изображение на экране выключенного старого телевизора, и пропал с тихим свистом. Юля поднялась, одернула и отряхнула платьице, поправила волосы. Спотыкаясь на склоне пригорка, она направилась к Джейсону.
    Тот выпрямился и с изумлением уставился на невесть откуда взявшуюся девушку в желтом платье, перепачканном травяной зеленью. Оба молчали до тех пор, пока расстояние между ними не сократилось до метра.
    - Простите, - неоригинально начала Юля.
    - За что? - удивился Джейсон, чем привел её в немалое смущение.
    - Меня зовут Юля, - растерянно сказала она.
    - Рад познакомиться. Я Джейсон Рок, инструктор школы Орбитального Патруля. Слушаю вас...
    - Понимаете, мистер Рок...
    - Мистер? Вы хотели сказать - мастер?
    - Ну да, конечно... Тут такое дело... Со мной случилось... В общем, я заблудилась.
    - О... А ваш транскодер?
    Юля совсем растерялась, из-за этого разозлилась на себя и решила держаться своей линии, не обращая внимания на непонятности.
    - Не могли бы вы сказать мне, как называется это место?
    Прищурившись, Джейсон Рок пристально посмотрел на девушку.
    - Торнфилд-Гарденс.
    - А как далеко отсюда до города?
    - До какого?
    - До ближайшего.
    - До Лондона - тридцать миль.
    - До Лондона! Значит, мы в Англии?!
    - Что такое "Англия"?
    Юля пригорюнилась. Безумие какое-то... Они просто не понимают друг друга.
    Видя состояние девушки, Джейсон участливо приобнял её за плечи, а она инстинктивно прижалась к нему и всхлипнула. Не зная, что ещё говорить, она ляпнула первое попавшееся:
    - Скажите хотя бы... Мы на Земле?
    Совершенно против всякого ожидания, её вопрос не поверг Джейсона в шок, не вызвал у него сомнений в здравости её рассудка. Наоборот, его лицо как-то даже просветлело.
    - Ах, вот в чем дело! - почти обрадовано воскликнул он. - Теперь я понял! Вы не знаете, на какой вы планете! Все ясно, а то я начал было запутываться. Ваш корабль заблудился, навигационные системы неисправны... Аварийная посадка... Но позвольте, как же вы проскочили патрульную зону? Вы что, с военного корабля? Где он? Ну конечно, вы на Земле, милая девушка. И сейчас мы с вами...
    Юля замотала головой с таким отчаянием, что Джейсон осекся и умолк.
    - Ни с какого я не с корабля! Я с Земли, но... Другой, понимаете? Все было другое. Как вам объяснить... Ну, вот, например. Лондон в тридцати милях, а вы говорите по-русски...
    В недоумении Джейсон пожал плечами.
    - Вообще-то я говорю на линкосе, как и большинство населения Галактики. Но он сформировался из нескольких древних языков, так что в его основе, возможно...
    Замечание о древних языках как будто навело Юлю на какую-то мысль, но ей помешало собраться нарастающее гудение, точно к площадке приближался огромный растревоженный шершень. Юля и Джейсон обернулись.
    Красный каплевидный летательный аппарат размером со средний легковой автомобиль, без единого иллюминатора, без крыльев и без внешних признаков движущих устройств, заходил на посадку. Когда он опустился в красном же секторе и гудение стихло, Юля разглядела сбоку рельефную эмблему: символическое изображение планеты, вокруг которой носились (в буквальном смысле) маленькие космические корабли по серебристым траекториям орбит.
    - Ну, сейчас начнется, - пробурчал Джейсон Рок.
    Кабина аппарата раскрылась лепестками во все стороны, как распускается цветочный бутон. По зависшим в воздухе четырем ступенькам (насколько могла видеть Юля, они висели без явной опоры) спустился плечистый блондин лет пятидесяти в ладно сидящей синей форме. На лацкане кителя поблескивала такая же эмблема, только поменьше: планета и беспрерывно крутящиеся вокруг неё миниатюрные корабли. Лицо прибывшего было сурово-непроницаемым, когда он подошел к Джейсону и Юле.
    - Мастер Джейсон, - холодно сказал он, - мне нужно с вами поговорить об очень серьезных вещах...
    Тут он соизволил смерить взглядом Юлю и недружелюбно спросил:
    - А это кто?
    - Это, мм... Моя племянница Юля, - нашелся Джейсон.
    - Вот как? Я не знал, что у вас есть родственники на Земле, кроме старика Септимуса... Ну, все равно. Думаю, вашей племяннице не доставит удовольствия присутствовать при нашей беседе, так что...
    - Как угодно, сержант, - покладисто ответил Джейсон и обратился к Юле. - Подожди вон там, на скамеечке... У нас тут небольшое дело с сержантом Бастером.
    Блондин сардонически усмехнулся, а Юля последовала указанию Джейсона. Впрочем, и усевшись на скамейку вдалеке от мужчин, она отлично слышала их разговор.
    - Мастер Джейсон, - говорил сержант менторским тоном, - для вас не должно быть секретом состояние здоровья вашего деда, магистра Элистера Септимуса Рока...
    - Я знаю, что он очень болен, - осторожно произнес Джейсон, - но не для того же вы примчались сюда, чтобы обсудить со мной его здоровье...
    И для этого тоже, - отрезал Бастер. - Тем более для вас не секрет, что вы получили должность инструктора только благодаря его заступничеству в Совете Благочестия... С вашей биографией, знаете ли... Ладно, оставим это. Приношу извинения за солдатскую прямоту, но все мы смертны, мастер Джейсон. А старик очень, очень плох. Вот-вот его не станет, и вы лишитесь единственной опоры.
    - Вы собираетесь выставить меня из школы, сержант? Но за что? По-вашему, я профессионально непригоден?
    - Я не сказал, что хочу выставить вас, - сержант немного смягчил интонации, но от этого его голос не зазвучал теплее. - Я имею в виду, что коль скоро вам не приходится больше рассчитывать на старика, я посоветовал бы... Ответственнее относиться к вашим обязанностям.
    - Я плохо работаю с курсантами?
    - О, нет. Физическая подготовка, пилотаж, развитие интеллекта, спецкурсы, - тут все в порядке. Тест-блант дает вам восемь баллов из десяти.
    - Тогда в чем дело?
    Бастер изобразил саркастическую улыбку.
    - Не притворяйтесь, будто не понимаете. Благочестие, Джейсон! Благочестие - вот ключевое слово. Мораль, нравственность, этика. Много ли внимания вы уделяете этим дисциплинам? На прошлой неделе ваш курс в полном составе пропустил проповедь вице-кардинала Мэлоуна...
    - Но, сержант! - взмолился Джейсон. - Отец Мэлоун проповедует каждую неделю, и все об одном и том же. А профессор Кристгау прилетел всего на три дня и просто не мог найти другого времени, чтобы прочесть моим курсантам лекцию по теории мгновенной связи! И так я его с трудом уломал. Вы предпочитаете, чтобы в случае аварии высокоморальные офицеры патруля чинили транскодеры молитвами?
    Лицо сержанта стало каменным.
    - Вот что, мастер Джейсон. Вы на Земле, а не на Лас-Вегасе, и этой планетой управляет Совет Благочестия, а не безнравственный технократический сброд. Благочестие прежде всего. Если вы не желаете соответствовать требованиям, я поставлю вопрос о вашем пребывании в школе. Подумайте о своем будущем! Вас вышибли отовсюду, откуда могли. Если то же самое случится и здесь, вы едва ли сможете рассчитывать даже на должность младшего ассенизатора.
    - Послушайте, сержант...
    - Я вас предупредил.
    Бастер круто повернулся и зашагал к своей машине. Когда он скрылся в кабине, ступеньки втянулись в корпус, лепестки бесшумно сомкнулись. Аппарат загудел, вертикально поднялся над площадкой, развернулся и унесся прочь. Донельзя расстроенный Джейсон проводил его долгим взглядом, подошел к скамейке, где сидела Юля, сел возле девушки.
    - Неприятности? - посочувствовала Юля.
    - Ты слышала?
    - Слышала...
    - Вот так... Ханжи, Джонг бы их всех побрал, - он махнул рукой. - Да ладно, что там мои неприятности по сравнению с твоими! Расскажи-ка мне всё поподробнее.
    - Мастер Джейсон...
    - Джей, просто Джей.
    - Идет. Какой сейчас год, Джей?
    - Хороший вопрос! - Джейсон Рок чуть не подпрыгнул на скамейке.
    - Прошу тебя, Джей...
    - Семь тысяч сто тридцать девятый среднегалактический.
    - От рождества Христова?
    - От чего?
    - Христос, - терпеливо сказала Юля. - Иисус Христос, основатель религии. Это он родился семь тысяч... Сколько там лет назад?
    Джейсон покачал головой
    - Никогда о таком не слышал. Может быть, какая-то доисторическая религия? Летосчисление ведется от первого дня правления Императора Солариуса, объединившего форсеров...
    С тяжким вздохом Юля спрятала лицо в ладони.
    - Джей, ты считаешь меня сумасшедшей?
    - Нет, - серьезно ответил Джейсон Рок. - С тобой стряслось что-то, и я хотел бы узнать, что... Иначе как я смогу тебе помочь?
    Юля посмотрела на него с проблеском надежды.
    - Я не знаю, - неуверенно проговорила она, - не знаю... Я жила в совсем другом мире... Меня сбил грузовик...
    - Грузовой транспорт врезался в твой корабль?
    - Да нет. Такая машина, наземная, на колесах... Меня ударило, швырнуло на стену... Кажется, я разбила голову... Было много крови. Врачи думали, что я... Умерла. Потом я видела... Это неважно. Но я здесь, невредимая и совершенно одна... И даже не могу выяснить, какой год по моему летосчислению! Если я как-то перенеслась в будущее, то наверно, очень, очень далеко... Джей, в вашем мире это бывает?
    - Что?
    - Ну, вот... Выходцы из прошлого.
    - Лично я не встречал. Но мало ли что бывает...
    - И еще...
    - Подожди.
    Джейсон Рок глубоко задумался и просидел в неизменной позе минут пять или больше, а потом повернулся к девушке.
    - Так. Юля. Мне понятно, что с тобой произошло несчастье, но я не знаю, что делать. Если обратиться в полицию, тебя мигом упрячут в сумасшедший дом, промоют мозги, вставят новую личность, фальшивую память, и ты будешь счастлива...
    - Счастлива?! - ужаснулась Юля.
    - Так они говорят, - пояснил Джейсон с усмешкой. - Не бойся, я этого не допущу. Но нам потребуется время, много времени, чтобы разобраться и сообразить, как быть с тобой. Ты согласна?
    - Да, - кивнула Юля.
    - Тогда вот что. У меня есть домик на территории базы, он мне по штату полагается. Там две комнаты - второй кровати, правда, нет, но я устроюсь как-нибудь. Если ты не против, поживешь пока у меня...
    - Против?! - воскликнула Юля. - О, Джей! Я совсем одна в этом мире!
    - И денег на гостиницу, наверное, нет... Да если бы и были, на Земле строго с документами.
    - А какие деньги у вас в ходу?
    - Стеллары... В просторечии - стики.
    - Я так и думала, что не рубли.
    - Рубли - это ваша валюта? Гм... Я бывал на многих планетах, но... Ладно, Юля, едем ко мне. Надеюсь, постепенно, не торопясь, мы сумеем нащупать решение.
    - А твой начальник не возникнет?
    - Сержант Бастер? Ты - моя племянница... Конечно, косо посмотрит, крючкотвор, да и Джонг с ним...
    - Кто это - Джонг? - заинтересовалась Юля.
    Джейсон Рок улыбнулся.
    - Да так, суеверие. Полулегендарный древний ученый, Джонг Миллз. Доказывал необратимость разбегания галактик и неизбежность тепловой смерти Вселенной. Вот за эти теории и заслужил титулы Владыки Разбегания и Князя Тепловой Смерти. Воплощение зла, не к ночи будь помянут.
    - Ага... Вроде сатаны.
    - Если сатана - воплощение зла в вашем мире, то да, вроде... Поехали?
    - А на чем?
    - Тут неподалеку мой спаркл... Сейчас.
    Вытащив из кармана что-то похожее на пульт дистанционного управления для телевизора, Джейсон нажал кнопку. Чемоданчики, предоставлявшие макеты для тренировки курсантов, провалились в раскрывшиеся люки, а затем поверхность площадки снова стала ровной.
    - Что это такое? - с любопытством спросила Юля, указывая на пульт.
    - Транскодер, один из видов, - рассеяно ответил Джейсон. - Их много разных, для различных применений...
    С нажатием второй кнопки из-за пригорка выплыл летательный аппарат, как две капли воды похожий на тот, на котором прибыл сержант Бастер, но желтого цвета и без эмблемы.
    - Это спаркл, - пояснил Джейсон Рок и добавил без особой надобности. Мы на них летаем. У вас есть спарклы?
    - Нет. Автомобили, на колесах.
    - Какое невежество, - пробормотал Джейсон, но тут же спохватился. - Не сердись. Может быть, какая-то подробность натолкнет меня на идею насчет твоей планеты...
    Спаркл медленно опустился на площадку, лепестки кабины разошлись, появились безопорные ступеньки.
    - А на каком принципе он летает? - задала вопрос Юля, когда Джейсон помогал ей взбираться, поддерживая под локоть.
    - Да Джонг его знает... Что-то связанное с гравитационными волнами, тут я не специалист. - он хитро прищурил правый глаз. - А ты смогла бы растолковать мне принцип ваших автомобилей?
    - В общих чертах, - смущенно сказала Юля, и оба рассмеялись.
    В кабине спаркла были установлены два кресла с изогнутыми спинками. Юля устроилась справа и почувствовала, что не касается кожаной обивки, а будто покачивается в упруго пружинящем поле. Перед креслом Джейсона располагался штурвал и прочие органы управления, но он не притрагивался к ним.
    - Спаркл знает дорогу, - проговорил он.
    Кабина закрылась и оказалась совершенно прозрачной изнутри. Каким-то мановением Джейсон сделал прозрачным также и пол. Спаркл взмыл над площадкой, у Юли заложило уши, как в самолете.
    Они летели высоко над лесом, строго на запад, в сторону зашедшего уже солнца. Темнело. Юля жадно искала взглядом признаки новой для неё цивилизации, но видела только сливающиеся в сплошной темно-зеленый ковер кроны деревьев.
    Через несколько минут спаркл снизился и помчался над прямой как стрела лентой шоссе с черным покрытием. Впереди показались высокие ворота в бетонном по виду заборе.
    - Зачем все это? - недоуменно спросила Юля.
    - Что? - Джейсон встрепенулся, отвлекаясь от навязчивых мыслей.
    - Дороги, ворота, заборы... Если все летают на спарклах...
    - Не все, - ответил Джейсон с мягкой улыбкой. - Кроме спарклов, существует ещё много чего. Например, тяжелые автоматические рейдеры. Они передвигаются низко над трассами, а в дорожное покрытие вплавлены управляющие кристаллы. Или всякие официальные комиссии, на фланкерах. Ну, эти считают ниже своего достоинства шнырять на спарклах. Кроме того, некоторые люди просто предпочитают ходить пешком... Что до забора, это скорее дань традиции. База все-таки.
    Спаркл завис перед воротами базы, и к нему подошел безоружный часовой в синем комбинезоне. Джейсон открыл один лепесток кабины, показал пропуск. Часовой заглянул внутрь.
    - Кто это с вами, мастер Джейсон?
    - Мой племянница из Лондона. Наконец-то решила навестить дядю, давно пора.
    - А... Ну что же, мне-то все равно. Но вот что скажет сержант Бастер...
    - Все улажено, Тим.
    Створки ворот расползлись. Не закрывая лепестка, Джейсон тронул спаркл и почти сразу остановил его перед белым приплюснутым шаром, опоясанным цепью больших овальных окон и покоящимся в полуметре над землей - конечно, без всякой видимой опоры, к чему Юля уже начала привыкать.
    - Мой дом, - сказал Джейсон.
    Они покинули спаркл. По сигналу транскодера часть выпуклой стены дома опустились, образуя подобие трапа. Джейсон вошел вслед за Юлей, закрыл стену и включил свет.
    - Добро пожаловать, племянница.
    Мебель в комнатах не отличалась небывалой оригинальностью - диван был диваном, кресла - креслами, а столики - столиками. На полке Юля с изумлением заметила несколько книг, схватила одну из них (с мудреным научным названием), перелистала.
    - Книги! - воскликнула она. - Обыкновенные книги на обыкновенной бумаге!
    Джейсон пожал плечами.
    - А ты чего ожидала?
    - Ну, не знаю... Каких-нибудь развертывающихся в воздухе голограмм, суперкомпьютерных файлов...
    - Этого добра тоже хватает, - Джейсон взял книгу из рук девушки и вернул на полку. - А книги... Надо же поддержать промышленность отсталых планет, занятых производством бумаги. И потом, это как-то солидно, разве нет? Пошли на кухню, перекусим.
    Из кухонной аппаратуры, поражающей сверканием немыслимо закрученных вопреки всем правилам стереометрии поверхностей и обилием кнопок, индикаторов и сенсоров, Юля не опознала ровным счетом ничего. После колдовских пассов Джейсона жужжащая машина выкатила поднос, на котором стояли две бутылки с оранжевой жидкостью и тарелки с чем-то дымящимся.
    - Что это? - Юля с опаской дотронулась до бутылки.
    - Не отравишься...
    - Это... Безалкогольное?
    Джейсон хмыкнул.
    - Еще бы! Мы на Земле, девушка. Благочестие прежде всего, как любит говорить сержант Бастер. Тьфу! Тошнит от этого благочестия, сил нет... Угощайся.
    По мнению Юли, горячее блюдо было очень вкусным, хотя и не похожим ни на что ей знакомое. Она не стала расспрашивать Джейсона, из чего оно приготовлено, боясь услышать малоаппетитно-химическое объяснение. Оранжевый напиток приятно бодрил.
    - Как насчет ванны и стирки? - осведомился Джейсон Рок. - Твое платье, оно, как бы помягче выразиться...
    - Да, - Юля опустила глаза.
    Проводив её в ванную, Джейсон объяснил:
    - Засунешь платье вот за эту дверцу. Просто захлопни её, и все. Машина сама разберется - постирает, выгладит, высушит. Вода включается вот так, регулируется так, халаты здесь...
    Юля лежала в теплой ванне, глядя на белый потолок, и невидимые струи воды отовсюду ласкали её тело. Непостижимо... Если бы утром ей сказали, где и как она будет принимать ванну сегодня вечером... Сегодня? Или - через много, много тысяч лет?
    В синем уютном халате, с непросохшими волосами она вышла к Джейсону, который гонял по голографическому экрану крошечные ракеты.
    - Играешь? - поддела Юля.
    - Нет, это тактическая схема занятий... - Джейсон погасил экран. Хочешь подышать свежим воздухом?
    - О... Но нас никто не увидит?
    - Во-первых, на базе давно отбой. А во-вторых, идти никуда не надо...
    Джейсон коснулся кнопки транскодера, стена и часть потолка сложились гармошкой, открывая черное небо с мириадами таинственно мерцающих звезд. Над головой Юли величаво плыла серебряная Луна...
    А рядом - ещё одна, поменьше.
    - Две луны, - ошарашено констатировала Юля.
    - Две, - кивнул Джейсон. - А сколько их должно быть, десять?
    - Вторая луна - это искусственный спутник?
    - Почему искусственный? Они обе естественные - Луна и Селена...
    - Луна и Селена - одно и то же! - почти крикнула Юля, и Джейсон посмотрел на неё с тревогой.
    - Да нет же. У планеты Земля всегда были два естественных спутника во всяком случае, задолго до возникновения разумной жизни.
    Юля упала в кресло, не в силах оторвать взгляд от двух лун. Она уже постепенно свыкалась с мыслью, что перенеслась в далекое будущее... Странно, непонятно - но в конце концов, почему бы нет, что мы знаем о Времени? И вот - две луны, два естественных спутника, которые всегда сопровождали в пространстве планету Земля. Планету, где есть город Лондон, где люди летают на спарклах и где печатают бумажные книги.
    Слабые искорки понимания (как оказалось - ложного!) угасли, от них не осталось и следа.
    2
    Против ожидания Юля выспалась превосходно. Пока Джейсон ещё ворочался во сне на узкой раскладной кушетке в маленькой комнате, она прокралась в ванную и с удовольствием убедилась, что машина обошлась с её платьицем самым деликатным образом - оно выглядело так, словно висело в витрине магазина.
    Юля оделась, расчесала волосы перед зеркалом, вытряхнула из сумочки косметику и приступила к нехитрому макияжу. За этим занятием её и застал выросший в дверях Джейсон. Он смущенно кашлянул.
    - Доброе утро, - поздоровалась Юля, подкрашивая губы помадой неяркого оттенка.
    - Привет, - буркнул Джейсон, одетый в полосатый халат. - Извини, что я с этого начинаю, но у тебя могут быть неприятности. Нельзя ведь тебя от всех прятать.
    Юля с недоумением повернулась к нему.
    - Что ты имеешь в виду?
    - Твою косметику.
    - А что с ней такое?
    Джейсон замялся.
    - Понимаешь, Юля, это - Земля... Тут свои правила... Считается, что краситься могут только женщины... Ну, определенного сорта.
    - Даже ТАКОЙ помадой? - ахнула Юля.
    - Слушай, мне эти ханжи противны не меньше, чем тебе. Но правила не я устанавливаю. Придется стереть, иначе рискуешь угодить в полицию. Хорошо еще, сержант вчера не заметил.
    - Ого... Прямо в полицию... Что - в тюрьму?
    - Не совсем, но в общем...
    - Я поняла.
    Избавляясь от макияжа с помощью поднесенной Джейсоном салфетки, Юля не смогла сдержать любопытства.
    - Джей, а если Земля - такая благочестивая планета, откуда тут берутся эти... Женщины определенного сорта? Ведь раз полиция с ними борется, значит, все-таки есть с кем бороться?
    - Такие вещи неистребимы, - отозвался Джейсон из кухни, где готовил завтрак. - Пока есть спрос, будет и предложение. А на Земле порок редкость, деликатес, и следовательно, ценится особенно высоко. Прибывают с других планет, Орбитальному Патрулю всех не отловить... Есть и местные кадры... Юля, да все это здешнее благочестие - фальшивая маска, дерьмо джонгово! Давно все прогнило до корней! Но видимость они блюдут строго. Вот даже твое платье, и то смотрится тут слишком вызывающе...
    - Другого у меня нет, - растерянно сказала Юля. - Надеюсь, из-за него меня не заберут в полицию?
    - Вряд ли, но пристать могут, так что держись ко мне поближе - здесь на базе и вообще...
    - Обязательно, - торжественно пообещала Юля.
    - А потом купим что-нибудь подходящее...
    Джейсон появился на пороге с подносом. На этот раз он предложил что-то вроде гамбургеров с тем же оранжевым напитком. Уплетая завтрак, Юля расспрашивала.
    - Джей, а ты родился здесь, на Земле?
    - Здесь родился мой дед, Элистер Септимус Рок. Он большая шишка, действительный член Совета Благочестия... А моя родина - Адалион, столица Империи.
    - Где это?
    - В центре Галактики, в Золотом Круге.
    - Вы можете летать на такие большие расстояния? Ведь до центра Галактики...
    Юля прикусила язык, вдруг сообразив, что её старые астрономические познания тут не годятся.
    - Тридцать тысяч световых лет, - подхватил Джейсон. - Летать можно через корды, зоны темпорального искажения. Это своеобразные коридоры в пространственно-временном континууме... Когда-то их с неимоверными трудностями прокладывали первопроходцы, а теперь ты можешь запросто долететь куда угодно, если трансфойла хватит.
    - Трансфойла?
    - Горючки для кордов. В линейном пространстве - фойл, а в кордах трансфойл.
    - И ты, выходит, летал...
    - Я, - с гордостью заявил Джейсон Рок, - был одним из лучших пилотов Звездной Гвардии, элитных войск Императора.
    - Почему же ты ушел?
    - Я не ушел. Меня вышибли.
    - За что? Ох, прости... Бестактный вопрос.
    Джейсон Рок горько усмехнулся.
    - Нет, почему же... Мне просто не повезло. На планете Тейя вспыхнул мятеж, и мне приказали возглавить наемников Космического Легиона для его подавления...
    - И ты не справился?
    - Справился. Мятеж был подавлен за несколько часов. Я рапортовал правителю Тейи и поклонился. Откуда мне было знать, что у них поклон приравнивается к высокомерному оскорблению?
    - Вот так да...
    - Да. Представляешь, что тут началось? Имперский выкормыш унизил правителя Тейи, намекнув на его бессилие и собственное превосходство... В результате Тейя, кладезь полезных ископаемых, поссорилась с Адалионом. Убытки составили около полутора миллиардов стелларов...
    - Ничего себе! - присвистнула Юля. - И они заставили тебя платить?
    Джейсон расхохотался.
    - Юля, столько денег мне бы и за сто жизней не заработать! Нет, меня просто выгнали с треском, кинули кость Тейе. Пришлось наняться в торговый флот... - он помолчал. - Ты не возражаешь, если мы сменим тему?
    Но тему менять им не пришлось, она сменилась сама собой - серая коробочка на стене исполнила нехитрую мелодию. Джейсон взмахнул транскодером, стена-дверь открылась, и на пороге возник сержант Бастер во всем великолепии парадного мундира. С головы до ног он ощупал Юлю жестким взглядом, какой бывает у мужчин, вынужденных подавлять свои плотские вожделения - по типу "зелен виноград"...
    - Мастер Джейсон Рок, - казенным голосом проговорил он, - я имею честь вручить вам официальное предписание. Вам представляется отпуск на двенадцать часов для посещения Лондона.
    - Лондона? - Джейсон принял из рук сержанта квадратную пластиковую карточку. - Я не собирался в Лондон и не подавал никаких рапортов по этому поводу.
    - Приказ с самого верха, - сержант закатил глаза. - Вам надлежит немедленно прибыть в резиденцию магистра Септимуса.
    - А, вот как...
    - Если вы считаете, - язвительно произнес Бастер, - что "А, вот как" это ответ по уставу, вы недолго задержитесь в школе. Вспомните наш вчерашний разговор.
    - Слушаюсь! - рявкнул Джейсон.
    - Так-то лучше.
    Не проронив более ни слова, сержант повернулся и вышел, а в комнату проник новый персонаж. Это был поджарый черный кот с белым пятном в виде сердечка на груди. Несмотря на худощавую комплекцию, он ступал величаво, не оставляя сомнений в том, кто подлинный хозяин дома.
    - Явился, - ворчливо приветствовал его Джейсон. - Кому бы не пропасть... Иди ешь скорее, времени мало.
    - Какой красавец, - одобрила кота Юля, и он сверкнул в ответ зелеными глазами. - Твой?
    - Или я - его... С котами, знаешь ли, так. Обычно мы друзья, хотя иногда доходит и до вооруженного нейтралитета.
    - А как его зовут?
    - Да никак. Мастер кот... Несколько раз я придумывал ему имена, но ему не одно не понравилось.
    - У всех должно быть имя.
    - Может быть, потом он выберет себе какое-нибудь.
    Мастер кот исчез в кухне, откуда вскоре донеслось удовлетворенное урчание, а Джейсон быстро переодевался.
    - Ты готова? - спросил он Юлю.
    - Я еду с тобой?
    - Не брошу же я тебя здесь... Не хватает еще, чтобы Бастер прицепился к тебе с расспросами. Да и странно, если племянница не поедет со мной к деду Септумусу.
    - Как ты думаешь, зачем он тебя вызывает?
    - Скоро узнаем.
    - А позвонить ему нельзя? Ну, связаться...
    - Это не принято.
    Человек быстро привыкает к изменившейся обстановке. Юля запрыгнула в спаркл так легко, будто всю жизнь только на таких машинах и передвигалась. Ее даже неприятно удивило отсутствие комфортабельного упругого поля над креслом, но оно вернулось, едва Джейсон активировал энергосистему.
    О, Юля скучала по дому, маме, двоюродному брату и Косте... Но если бы ей предложили вернуться прямо сейчас, смогла бы она отказаться от поездки в Лондон на планете с двумя лунами? К чему думать об этом, пути домой все равно пока нет...
    3
    Город поднялся из-за горизонта сразу весь, ошеломляя радужным великолепием зданий, стремящихся к небесам. Дворцы и памятники, башни и мосты, сверкающая на солнце паутина транспортных магистралей на тысячах уровней от земли до неба, летающие стадионы и толпы на высотных площадях, миллионы чудом не сталкивающихся разноцветных спарклов и других воздушных машин, от совсем маленьких до громадных и неповоротливых, все это в вихревой фантасмагории непрерывного движения потрясло и опрокинуло Юлю. Она видела немало фантастических фильмов, где фигурировали города будущего (или построенные инопланетными цивилизациями), но оказалась и на малую толику не подготовленной к невероятному зрелищу этого НАСТОЯЩЕГО, до боли в глазах реального города.
    - Справа - космопорт Хитроу, - сказал Джейсон, гордясь произведенным впечатлением (он намеренно выбрал направление, с которого Лондон смотрелся наиболее эффектно). - "Император Солариус" отправляется на Адалион...
    Старт "Императора Солариуса" стоил того, чтобы им полюбоваться. Белое поле космопорта, окруженное вогнутыми решетками, похожими на антенны радиотелескопов, раскрылось гигантской диафрагмой, и в облаках пара медленно выдвинулся стреловидный нос корабля. Наращивая скорость подъема, "Император Солариус" восставал под городом во всем грозном величии, выше самых высоких башен. Ударили огненные выхлопы ускорителей, огромный корабль замер в точке равновесия и унесся навстречу утреннему солнцу. Они слились на одной линии - солнце и корабль, потом разделились, соперничая в нестерпимой яркости.
    - Такие большие корабли, - заметил Джейсон, разворачивая спаркл, редко садятся на планеты, обыкновенно остаются на орбите, так проще и экономнее. А пассажиров и грузы доставляют челноками - слейдерами... Но тут случай особый, какая-то правительственная миссия с Адалиона. Интересно, что им понадобилось в этом захолустье...
    Юля обвела рукой панораму Лондона.
    - Ты ЭТО называешь захолустьем?
    - Ты не видела Адалиона, - коротко ответил Джейсон.
    Вдруг подпрыгнув, как ужаленная, Юля указала рукой на далекую, едва видную, затерянную в сплетениях сумасшедшей архитектуры башню с часами.
    - А это что... Неужели Биг-Бен?
    - Вот не думал, что тебе известен Биг-Бен, - удивленно сказал Джейсон. - Хочешь посмотреть на него поближе?
    - Да, да...
    Джейсон подкрутил какой-то верньер, и участок прозрачного изнутри корпуса спаркла покрылся масштабной сеткой. Изображение башни с часами приблизилось и заняло весь выделенный квадрат.
    Конечно, это был не Биг-Бен - не тот Биг-Бен, который Юля много раз видела на фотографиях и по телевизору, в фильмах о Шерлоке Холмсе и докторе Ватсоне. Циферблат делился не на двенадцать, а на двадцать четыре часа, и сама башня казалась основательнее, коренастее и проще. Биг-Бен иного мира... Почему бы ему не быть здесь, если есть Лондон и космопорт Хитроу (в мире Юли - аэропорт)?
    - Насмотрелась? - Джейсон выключил увеличение.
    Он лихо посадил спаркл на площади возле полукилометрового небоскреба, напоминающего кукурузный початок.
    - Здесь и живет мой дед, - пояснил он.
    - Весь дом принадлежит ему? - Юля восхищенно запрокинула голову.
    - Треть. Но и то неплохо.
    - Я думаю... И ты - наследник?
    - Если бы... У Совета Благочестия свои законы. Я-то в любом случае не получу ни гроша.
    Когда они вышли (покрытие площади приятно пружинило под ногами, как поле над креслом в спаркле), Юля обратила внимание на спешащих мимо женщин. В отличие от мужчин, одетых ярко, иногда кричаще, они проходили серыми мышками, в длинных темных платьях или комбинезонах унылых тонов. На их лицах тоже читалось уныние, до того они выглядели высоконравственными. Юле как-то сразу не захотелось превратиться в итоге в одну из них. "А ведь добрая половина из этих женщин, - подумалось ей, - дорого дала бы за то, чтобы накраситься поутру и одеться хотя бы как я". И впрямь, более чем скромное платье Юли притягивало взоры, надменные и тайно-завистливые, чуть ли не символизируя здесь порок. А уж туфельки на каблуках-шпильках!
    В холле у лифта Джейсона и Юлю остановил охранник, медведеподобный громила. Джейсон предъявил ему карточку.
    - Вас ждут, мастер, - кивнул охранник. - А девушка?
    - Со мной. Родственница.
    - Насчет девушки у меня нет указаний. Под вашу ответственность пожалуйста...
    - Конечно.
    Апартаменты на шестьдесят четвертом этаже представляли образец роскошной строгости или, если угодно, строгой роскоши - такое вот совмещение трудносопоставимого. Тяжелые портьеры, хранящие полумрак, золотые и черные стенные панели. На одной из стен Юля увидела картину "Дитя Европы" Сальвадора Дали... Изумленная, она подошла ближе и убедилась, что эта все же НЕ ТА картина. Но настолько похожа... О Джонг, как здесь говорят.
    На пышном диване полулежал седой дряхлый старик, от его левой руки тянулась тонкая пластиковая трубочка к медицинской капельнице. Рядом стоял человек в белом, озабоченно уставившийся на бегущие по дисплеям, подмигивающие цифры и линии графиков.
    Старик слабо улыбнулся и попытался махнуть правой рукой.
    - Привет, Джей.
    - Здравствуй, славный магистр.
    Шагнув к Джейсону, человек в белом предостерег:
    - Никаких волнующих тем, и покороче. Я рядом.
    Он вышел, и в комнате остались Джейсон и Юля наедине с патриархом рода Роков, магистром Элистером Септимусом.
    - Подойди, Джей, сядь сюда, - просипел старик. - Кто это с тобой? Я плохо вижу.
    - Эта девушка заблудилась в пространствах и временах, магистр, Джейсон уселся на стул, а Юля - в кресло у стены. - Я надеюсь ей как-то помочь...
    - Ясно, - старик прикрыл глаза, давая понять, что считает этот вопрос исчерпанным. - Джей, у меня очень мало времени. Я умираю... Нет, не надо протестов! Взгляни в лицо реальности и будь мужественным...
    Он помолчал и тихо продолжил:
    - Я пригласил тебя не только чтобы попрощаться. Я расскажу тебе одну историю, передам информацию, а ты сам решай, как с ней поступить. Это случилось, когда я только был избран в Совет...Ты знаешь, что в наши обязанности входит исповедовать приговоренных преступников... Один из них мне поведал мне о пещере, пристанище некоей древней секты. Последние сектанты умерли много лет или веков назад, не знаю, как не знаю и того, каким путем эти сведения попали к моему преступнику. Тот человек... Он не мог внятно объяснить. Он не был безумен, нет, но какие-то разрушительные процессы определенно произошли в его психике. Он рассказывал о сокровище, хранящемся в пещере, в сейфе...
    - Сокровище? - немного иронично повторил Джейсон. - По словам полусумасшедшего преступника?
    - Пещера существует, Джей, - устало сказал старик. - Тот человек не успел найти её, а мои люди нашли. Они не входили туда.
    - Но почему?!
    - Я запретил им.
    В ответ на удивленный взгляд Джейсона магистр слегка усмехнулся.
    - Мне некогда вдаваться в подробности, Джей, но главное ты поймешь. Я действительный член Совета Благочестия и как таковой обязан охранять тишь, гладь и благодать на Земле. Это мой долг. Да и мое материальное положение позволяло не компрометировать себя на высоком посту безответственной погоней за сокровищами... Но не в том основная причина, а именно в охране покоя. Там, в пещере, могло обнаружиться нечто... Дестабилизирующее, по некоторым признакам такое можно предположить. Так я думал тогда, так думаю и теперь.
    - Ты так думаешь, магистр? - Джейсон с улыбкой накрыл руку старика ладонью. - И тем не менее ты намерен передать мне координаты пещеры? Только ли для того, чтобы сокровище помогло мне выбраться из нищеты? Или потому, что все это благочестие давно стоит тебе поперек горла и очень хочется ему насолить? Потому, что жив ещё мальчишка Септимус Рок?
    Старик вернул улыбку Джейсону и подмигнул.
    - Очень жаль, что по закону я не имею права оказывать тебе никакой материальной поддержки. А сокровище это - возможно, какой-нибудь сектантский раритет, не имеющий ценности в наши дни. В конце концов, никто его не видел. Вон там, на столе, возле бланта - диск с информацией, возьми его.
    Поднявшись, Джейсон шагнул к столу и засунул в карман маленький радужный диск.
    - Пещера в горах, всего в восьмидесяти милях к западу от Торнфилд-Гарденс, - сказал магистр. - Если ты будешь благоразумным, ты туда не сунешься.
    - Спасибо, магистр. - Джейсон поцеловал старика в лоб.
    - За что?
    - За то, что ты такой, какой есть.
    - Ладно, Джей, я не люблю сантиментов, - но по тону старика нетрудно было догадаться, что он глубоко тронут. - Прощай, а может, и до свидания. Похоже, я умру ещё не сегодня.
    Юле, внимательно слушавшей их разговор, слово "блант" показалось смутно знакомым. Как будто она его где-то слышала или видела, и не здесь, а в прошлой жизни. "Бланты безнадежны"... Или "бланты бездарны"... Как-то так... Нет, не припоминается.
    В комнату вошел человек в белом.
    - Вам пора. Магистру необходим отдых.
    Ни словом больше не обменялись Джейсон и Элистер Септумус - вместо слов говорили их взгляды. Потом Джейсон сделал знак Юле, и они покинули апартаменты магистра.
    - Ты хочешь раскопать эту пещеру? - спросила Юля в лифте.
    - Обязательно, и немедленно... Только сначала заедем в магазин, подберем тебе одежду. Нет, но каков старик!
    В магазине, вопреки представлениям Юли, не было длинных рядов, где на плечиках висели бы платья. Круглое помещение, кресла и столики с каталогами, белые автоматические двери.
    - Ни одно из этих платьев, - заявила Юля, полистав каталог. - Я не надену ни за что в жизни. Лучше сдай меня в дурдом, пусть делают счастливой.
    - Женщина! - со смехом воскликнул Джейсон. - Но какой-то выход надо найти... Может быть, комбинезон? Вот этот, коричневый, с желтой отделкой.
    Юля вздохнула.
    - Пожалуй, это наименее противное из всего... И мягкие туфельки, я устала от шпилек.
    - Иди в кабину, они снимут мерку.
    - А, так надо заказывать? И долго ждать?
    - Прилично. Секунд тридцать.
    Когда Юля предстала перед Джейсоном в новом облачении (свое платье и туфли она положила в пакет, любезно предоставленный служителем), он посмотрел на неё с явным восхищением.
    - Тебе идет! Джонг побери, ещё лучше...
    - Ну да? - Юля была польщена. - Ты выбирал.
    Откуда-то вынырнула дама в униформе (разумеется, серой и унылой), протянула Джейсону счет. Он расплатился тремя банкнотами, и дама исчезла.
    - Странно, - пробормотала Юля, едва они вышли из магазина и направились к спарклу.
    - Что странно?
    - Деньги, бумажные деньги. А как же кредитные карточки и прочее?
    - А, электронные деньги! От них отказались давным-давно и почти повсеместно. Слишком много злоупотреблений. Ничего нет надежнее банкнот. Это не бумага, и их трудно подделать.
    - Но все-таки подделывают? - полюбопытствовала Юля.
    - Встречаются умельцы...
    В комбинезоне, изготовленном из мягкой и гибкой ткани, Юля чувствовала себя комфортно, а невесомые туфли на пористой подошве совсем не ощущались на ногах. Как бы там ни было с красотой здешней одежды, в удобстве ей не откажешь.
    Джейсон Рок не спешил запускать двигатель спаркла. Он вставил полученный от Септимуса диск в щель устройства, похожего на дисковод обыкновенного компьютера, и пристально всмотрелся в появившиеся перед экраном голограммы, изображающие рельеф местности.
    - Проложим курс, - он нажал несколько кнопок на клавиатуре. - Блант сам разберется...
    - Джей, что такое блант?
    - Да то, что ты видишь, управляющий компьютер. Они бывают разных типов - домашние, промышленные, навигационные, каких только нет. На космических кораблях тоже стоят бланты, но помощнее, конечно. Удобная штука, несмотря на туповатость...
    - Туповатость? А что, настоящий машинный разум у вас не изобрели?
    - Изобрели, к несчастью. Нейрокомпьютеры. - Джейсон откинулся на спинку кресла. - Юля, подлинный разум свободен, будь он машинный или какой другой. Когда в него вводятся искусственные ограничения, он перестает быть разумом, с какой бы скоростью ни обрабатывал информацию. А кто знает заранее, что надумает разумная, то есть свободная машина? Вот некоторые и надумали... Планета Хондос выжжена дотла, многим другим планетам тоже не поздоровилось... Было и такое - боевой звездолет, управляемый разумным нейрокомпьютером, открыл огонь по научной орбитальной станции и уничтожил ее... Далеко не все они были такими - ведь и мы не все мыслим одинаково, но... С тех пор производство нейрокомпьютеров строжайше запрещено во всей Империи, даже теоретические изыскания в этой области - тяжкое преступление.
    - Значит, машинного интеллекта нет?
    - Я не сказал, что его нет. Я сказал, что производство таких машин запрещено... Но подделывать деньги тоже запрещено, так? - он хлопнул по панели бланта ладонью. - К счастью, эти малышки не более разумны, чем тостеры, хотя и много чего умеют.
    Словно в подтверждение своих умений блант зажег два дружелюбных зеленых огонька.
    - Курс проложен, - сообщил Джейсон, - и мы можем лететь, не опасаясь, что блант по философским соображениям сочтет нас лишними на борту.
    Спаркл взлетел по крутой диагонали, и Юля снова получила возможность испытать электрический шок от опрокидывающей панорамы немыслимого города, какой не увидишь не в одном сне.
    4
    Они вновь мчались над лесом, но на сей раз этот лес покрывал склоны гор, порой отлогие, а чаще довольно крутые. Дальше лесные заросли редели, и кое-где поднимались нагромождения живописных скал, похожие на творения скульптора - авангардиста. Внизу, под прозрачным днищем спаркла, скальные ущелья образовывали настоящие лабиринты. Если бы вместо диска с координатами магистр Септимус снабдил Джейсона даже подробнейшей картой, на поиски ушли бы месяцы, если не годы.
    Динамик бланта тонко запищал, вспыхнула красная стрелка.
    - Кажется, здесь, - сказал Джейсон. - Точность должна быть плюс минус метров сто, а при таком рельефе и с этим намучаешься.
    Он заложил вираж, снизился и втиснул спаркл между двумя пирамидальными уступами. Юля первой выпрыгнула на откос, и мелкие камешки покатились под её ногой, посыпались с ближнего обрыва.
    - Что-то я не вижу тут пещеры, - Джейсон сосредоточенно осматривался.
    Пещеры Юля тоже не видела, зато она увидела приближавшегося к ним зверя размером с хорошего волка, ощетинившегося иглами, как дикобраз, недобро поблескивающего красными глазами и размахивающего двумя хвостами вроде змеиных.
    - Джей, - шепнула она.
    Джейсон Рок обернулся, молниеносно нырнул в кабину спаркла и появился с оружием в руках, которое Юля приняла было за пистолет... Однако сходство ограничивалось рукояткой и спусковым крючком - вместо ствола торчали какие-то антенны в сложном переплетении. Будто почуяв недоброе, зверь быстро улепетнул.
    - Это был флинк, - отрекомендовал зверя Джейсон Рок и засунул оружие за пояс. - Вообще-то они не агрессивны, но если ему что-то не понравится, только держись...
    - Их завезли с другой планеты?
    - Зачем бы? Для полного благочестия не хватало? Нет, флинки старейшая фауна Земли, как пауки и черепахи. Джонг с ним, он уже не вернется. Давай искать пещеру.
    - Давай, - согласилась Юля. Она мысленно записала флинка в загадки наряду с двумя лунами, но не слишком зацикливалась на странностях. Если все равно пока ничего нельзя понять, почему бы не принимать мир таким, каков он есть?
    Часа два напролет они обыскивали скальные лабиринты, а врезанную в гранит металлическую дверь обнаружили совсем рядом со спарклом, метрах в двух. Она так заросла жесткими кустарниками, что заметить её было нелегко и стоя прямо перед ней.
    Джейсон вытащил из-за пояса свое оружие.
    - Что это? - поинтересовалась Юля.
    - Клингер. Мезонный излучатель, лазер, плазменная горелка и Джонг знает что еще. Многофункциональная штука.
    Он щелкнул переключателем на рукоятке клингера, и перед антеннами заплясал горизонтальный остроконечный язычок лилового пламени.
    - Сейчас мы вскроем эту дверь.
    Пламя соприкоснулось со стальной поверхностью, взметнулся сноп оранжевых искр. Джейсон не стал вырезать замок, а просто выхватил прямоугольник в центре двери, достаточный, чтобы протиснуться. Тяжелая плита с оплавленными краями со звоном рухнула на камни. За дверью царила кромешная тьма.
    - Пока не остынет, и не подойти, - сказал Джейсон. - Надо поискать фонари в спаркле, там точно есть. В грузовом отсеке среди всякого хлама.
    Распахнув лючок грузового отсека, Джейсон долго рылся в том, что он назвал всяким хламом. Результатом его раскопок стали два длинных увесистых фонаря, одни из которых он передал Юле. Она нажала кнопку; фонарь исторг ослепительный бело-голубой свет, затмевающий в своем конусе даже солнечный.
    В неаккуратно прорезанный проем в стальной двери первым пролез Джейсон. Он осматривался с минуту, потом позвал Юлю, и она присоединилась к нему.
    За дверью начинался узкий коридор в граните - непонятно, естественного происхождения или кем-то когда-то прорубленный. Он вел вниз, иногда крутизна его становилась такой, что в полу были выбиты ступеньки.
    Метров через двести коридор стремительно (экспоненциально, как сказала бы инженер Юля) расширился в громадную пещеру. Джейсон что-то сделал с фонарем, и он превратился в мощную лампу, излучающую свет во всех направлениях.
    На низком постаменте у дальней стены пещеры стоял паровоз.
    Юля зажмурилась, открыла глаза - паровоз был на месте. Не масштабная модель, а настоящий полноразмерный паровоз, с котлом, тендером, будкой машиниста и всем, что полагается иметь порядочному паровозу. Он покоился на обрезке рельсового пути - блестящие рельсы на шпалах торчали сзади и спереди.
    - Что за Джонг, - пробормотал Джейсон.
    - Джей, провалиться мне, если это не паровоз.
    - Паровоз? Ты имеешь в виду эти локомотивы... Заря технической эры, первые железные дороги?
    - Вот именно.
    - Но ради Творца Вселенной, как он сюда попал?!
    - Ты хочешь, чтобы это я тебе объяснила?
    Они подошли к паровозу ближе. Впереди на шершавом металле был грубо намалеван пацифистский знак - куриная лапка в белом круге, а под ней протянулась надпись пляшущими буквами.
    WOODSTOCK FOREVER
    Этим украшения паровоза не исчерпывались. Кабину машиниста облагораживала надпись "MAKE LOVE, NOT WAR" , на тендере было написано "PEACE & MUSIC", а над колесами - "FLOWER POWER" под изображением цветка, засунутого в ствол винтовки.
    По лесенке Джейсон забрался в будку, Юля за ним. Она рассматривала медные штурвальчики и рычаги, а внимание Джейсона привлекли устройства, выглядящие более модерново.
    - Смотри-ка, - удивился он. - Может, это и паровоз, но движется он явно не силой пара. Вот блант, вот установка передачи усилия на колеса от фойл-двигателя... А это что... О, мэтти! Вот как они решали проблему рельсов!
    - Как? - Юля заглянула за плечо Джейсона
    - Это деструкционный аналогизатор, МТ или мэтти в жаргоном варианте. Представь себе паровоз в движении. Он проходит отрезок пути, и те рельсы, что остались позади, мэтти разлагает на атомы, а потом сразу воссоздает их впереди, и так сколько угодно. Постоянное разрушение и воспроизводство. Юля, этот паровоз - сам себе железная дорога.
    - Здорово! Разлагает и складывает - и так что хочешь, где хочешь?
    Джейсон пожал плечами.
    - Когда разрабатывали мэтти, надеялись этого добиться. Переброска грузов, даже людей... Но все оказалось сложнее. Результирующая структура не повторяет исходную в точности и вскоре распадается. Вот рельсы нужны на короткое время, а из чего они конкретно сделаны, не так важно, были бы прочными. Тут мэтти пригоден. В остальном же... - он махнул рукой. - В общем, сейчас их почти не используют, разве на стройках кое-где. Да и дорогие они...
    - Дорогие? Так его можно продать? Не это ли сокровище Септимуса?
    - Дорогие в производстве, - пояснил Джейсон, - и энергетически прожорливые. А продать - кому он нужен... Семптимус говорил, что сокровище хранится в сейфе. Давай поищем сейф.
    Они спустились на гранитный неровный пол пещеры. Сейфовую дверь в стене, большую, в рост человека, с цифровым замком, первой увидела Юля. Возле двери стояли два картонных ящика, залепленных скотчем. Джейсон наклонился, разглядывая наклейки на ящиках. Там значилось:
    HIRAM WALKER / ALLIED LYONS
    BALLANTINE
    - Знаешь, Джей, - сказала Юля, - если содержимое этих ящиков соответствует этикеткам, твой дед не зря беспокоился об угрозе благочестию.
    - Да? А что там может быть?
    - Давай сначала откроем.
    Она отодрала скотч с ближайшего ящика и откинула крышку. Тускло блеснули ряды коричневых квадратных бутылок. Юля вытащила одну из них, свинтила колпачок, попробовала темную жидкость на язык и глотнула из горлышка.
    - Шотландское виски, - провозгласила она.
    - Джонг!
    - Ты знаешь, что такое виски?
    - Я не знаю, что такое шотландское, - обиженно ответил Джейсон. - А что такое виски, я знаю.
    - Шотландское - значит самое лучшее. А "Баллантайн" - лучшее из шотландских!
    - Дай сюда.
    Джейсон отобрал бутылку у Юли и сделал здоровенный глоток. Глаза его слегка выкатились и заблестели.
    - Аррргм! - прорычал он. - Фантастика! Ничего подобного не пробовал в жизни! Джонг, какую мочу подают в барах Круга Рассеяния! А мне она ещё нравилась...
    Он снова отхлебнул из бутылки, на сей раз побольше.
    - Осторожнее, - заволновалась Юля. - Забойная штука. Свалишься, что я с тобой делать буду...
    Поставив бутылку на пол, Джейсон распечатал второй ящик. Там тоже оказался "Баллантайн".
    - Два ящика первоклассного виски по двенадцать бутылок в каждом! вскричал Джейсон. - Если мы и не найдем сокровище, будет что выпить за здоровье магистра!
    - Джей, а ведь наверное, на благочестивой Земле эти ящики кое-чего стоят...
    - Минимум пятьдесят сотен, если знать, кому продавать. Да что там! Восемьдесят!
    - Это большая сумма?
    - Немаленькая. Но я скорее отрежу, зажарю и съем собственные уши, чем продам это чудо...
    Юля сокрушенно покачала головой.
    - Ох, Джей... Ладно, давай ломать сейф.
    Толстенная сейфовая дверь сопротивлялась клингеру долго и упорно, прежде чем пасть под натиском режущего огня. Дождавшись, пока остынут края разрезов и развеется дым (и сделав ещё по глотку "Баллантайна"), Джейсон и Юля шагнули в сейф, точнее - небольшую комнату с металлическими стенами. Джейсон сделал с Юлиным фонарем то же, что раньше со своим, и комната ярко осветилась.
    Прямо перед вошедшими висел, приклеенный лентами скотча, плакат с портретом темнокожего музыканта в красной рубашке, с синей электрогитарой в руках, экстатично поющего в микрофон.
    - Это Чак Берри, - сказала Юля, решившая более ничему не удивляться.
    - Кто?
    - Создатель рок-н-ролла.
    - Какого ещё рок-н-ролла?
    - У вас есть популярные музыкальные стили?
    - Конечно, есть. Чэннел-данс, бум-бит бонго. Джаз в моде, лирические песни о любви...
    - А рок-н-ролл - это... Погоди-ка.
    Она открыла незапертую дверцу притулившегося в углу деревянного шкафа. На нижней полке стоял проигрыватель, самый обычный, монофонический, с корундовой иглой, вроде "Концертного" или "Юности". А над ним...
    Вот тут Юле пришлось нарушить свой зарок и все-таки удивиться в очередной раз.
    Там были виниловые пластинки. Юля вынула их из шкафа, перетасовала конверты - всего четыре альбома в потрепанных обложках. Beatles For Sale, "Electric Ladyland" Джими Хендрикса, величайшие хиты Дженис Джоплин и неизвестно кем выпущенный сборник под титулом "Pure Gold" - чистое золото, где содержались вещи Элтона Джона, "Ливин Блюз", "Блэк Саббат", Кенни Роджерса и прочий разнобой.
    Держа пластинки в руках, Юля села на пол у шкафа.
    - Ты что-нибудь понимаешь? - спросил Джейсон почти жалобно.
    Юля кивнула.
    - Думаю, да.
    - Так просвети, - Джейсон вышел и вернулся с бутылкой виски.
    - Никакая это не секта, - Юля вновь перелистала пластинки. - Мы наткнулись на стоянку хиппи. Или скорее, учитывая то, что здесь нет кострищ, лежанок и тому подобного - на их сокровищницу.
    - Септимус и говорил, что это сокровищница.
    - До, но ни он, ни его преступник не знали, что является истинным сокровищем для хиппи. Виниловые диски героев рока! Вот что они хранили здесь, вот что прятали от посторонних глаз, возможно, передавали святыни из поколения в поколение... А потом, когда умерли последние из них, остались только слухи о сокровищах.
    Джейсон прислонился к стене и с сомнением посмотрел на свет фонаря сквозь бутылку.
    - Но кто такие эти хиппи?
    - В моем мире их называли "дети-цветы". Они бунтовали против взрослых, их лицемерия, меркантильности, против войны... Помнишь надписи на паровозе? Это их лозунги. "Занимайтесь любовью, а не войной", "Мир и музыка", "Власть цветов", "Вудсток навсегда"... Вудсток - это рок-фестиваль, где собралось около полумиллиона человек, три дня музыки и мира... Конечно, это все было там, на МОЕЙ Земле. Но я готова поклясться, Джей, что наши хиппи или их предки каким-то образом прибыли прямо оттуда, может быть, вот на этом паровозе. А почему нет? Ведь я прошла. Вот смотри, пластинка "Битлз". Выпущена в Англии, о которой ты и не слыхивал... Вот статья Дерека Тейлора на конверте - английский язык, не линкос! - все фирменные знаки и шифры... Рок-музыка, песни, понимаешь?
    - Минутку, Юля, - остановил её Джейсон. - Ты хочешь сказать... Вот то, что ты держишь на коленях - и есть виниловые диски? Какой-то способ звукозаписи?
    - Да, механическая звукозапись.
    - Это и есть сокровище? Неважно, с какой Земли, но это... Все? Просто несколько дисков с примитивной записью популярных где-то когда-то певцов?
    - Джей, никогда не говори о том, чего не знаешь! - возмутилась Юля, которой виски придало куража. - "Просто несколько дисков"! "Где-то, когда-то"! Да это величайшая музыка на свете, а ты - темный дикарь. "Бум-бит-бонго"! Вот погоди, если удастся оживить проигрыватель...
    Юля потянулась к проигрывателю, расправила сетевой шнур, но нигде не нашла признаков розетки или того, что могло бы её заменить.
    - Нужно электричество? - осведомился Джейсон.
    - Переменный ток, двести двадцать вольт, пятьдесят герц.
    - Вольты и герцы мне мало о чем говорят, но сейчас замерим, что нам требуется...
    Из рукоятки клингера Джейсон добыл отвертку, ловко развинтил проигрыватель и покопался в его недрах. Он пользовался короткими щупами, а провода к ним протягивались от того же клингера - штуковина воистину оказалась многофункциональной.
    - Понятно, - заявил Джейсон, собирая проигрыватель. - Дать такой ток в наших силах.
    С помощью красного и зеленого проводов, оканчивающихся зажимами крокодилами, Джейсон соединил вилку сетевого шнура с чем-то внутри фонаря. В окошке проигрывателя зажглась красная лампочка, с тихим равномерным постукиванием завертелся диск. Юля щелкнула ногтем по головке адаптера, и щелчок гулко отдался в динамике.
    - Ура, - шепотом крикнула Юля, - Джей, ты гений!
    - Спасибо. Бывали поскромнее оценки, привыкать начал. Вроде темного дикаря.
    - Вот злопамятный! Молчи и слушай, лови кайф.
    - Что ловить?
    - Сейчас узнаешь.
    Юля поставила на проигрыватель "Битлз", опустила иглу на пластинку. Сквозь треск и шорохи послышалась задорные аккорды "No Reply". Под "I`m A Loser" Джейсон уже пританцовывал, под "Baby`s In Black" подпевал без слов.
    - А это, - объявила Юля перед "Rock`n`Roll Music", - песня Чака Берри, того, что на плакате. Ты спрашивал, что такое рок-н-ролл? Вот он!
    Загрохотала музыка, завопил Джон Леннон. Рок-н-ролл Чака Берри произвел на Джейсона такое сногсшибательное впечатление, что померкли его восторги перед шотландским виски. В тесной комнатке он пустился в пляс. Юля засмеялась.
    - Джей, это у тебя краковяк какой-то... Хочешь, я научу тебя по-настоящему танцевать рок-н-ролл?
    - Хочу!
    - Тогда пошли к паровозу, там места больше.
    Они перенесли проигрыватель к паровозу и запустили песню сначала, потом ещё и ещё раз. В изрядно захмелевшей Юле проснулся педагогический дар, и вскоре они с Джейсоном уже соперничали в исполнении лихих рок-н-ролльных па вкупе с изобретением новых, каким позавидовали бы Элвис Пресли, Джерри Ли Льюис, Литтл Ричард и сам Чак Берри, вместе взятые. Уровень виски в бутылке неуклонно понижался, у выхода из пещеры собралась аудитория любопытных флинков, обладающих чутким слухом.
    - Вот это сокровище! - орал Джейсон, выплясывая под "Kansas City" и "Eight Days A Week". - К Джонгу деньги, когда есть такая музыка! Мэйк лав, нот уор! Вудсток форэвэр!
    - Джей! - Юля перекрикивала динамик.
    - А?!
    - Ты не опоздаешь из увольнения? У тебя только двенадцать часов!
    Джейсон застыл на одной ноге, нетвердо оперся на вторую, вынул транскодер и взглянул на дисплей с часами.
    - Тьфу, Джонг... Успеем, но надо торопиться. - он выключил "Битлз". Уф! А другие диски так же хороши?
    - Не хуже, - заверила Юля. - Забираем все это с собой?
    - Нет, бросим здесь, - ядовито поддразнил Джейсон.
    Юля засунула "Битлз" в конверт, а Джейсон водрузил один ящик с "Баллантайном" на другой, крякнул и поднял оба разом.
    - Освещай дорогу, - распорядился он.
    В правой руке Юля несла проигрыватель за гибкую пластмассовую ручку, в левой - пластинки, а фонари болтались на её пальцах, продетых в петли ремешков. Заслышав приближение шумных существ, флинки разбежались.
    - А оборудование? - спросила Юля, когда они укладывали обретенное сокровище в грузовой отсек спаркла. - То, что на паровозе... Не забираем?
    - Да ну его, - отмахнулся Джейсон. - К чему оно, старье?
    Повинуясь программе, блант выполнил вертикальный взлет и взял курс на базу Торнфилд-Гарденс. Юля порадовалась, что есть такое устройство: самому Джейсону сейчас управлять спарклом было бы весьма рискованно.
    5
    Вечер выдался на славу. Огромные близкие звезды сияли в темно-бархатных небесах над раздвинутым потолком в компании двух серебряных лун. Откинувшись в шезлонге, Юля смотрела на них, и они представлялись ей не бессмысленными газовыми шарами в пустоте, только пустоту и освещающими, как она частенько думала о звездах раньше. Нет, теперь звезды виделись Юле приветливыми маяками на дорогах бесчисленных цивилизаций, а черный космос для неё наполняли загадочные огни тысяч кораблей, он был полон жизни, движения, удивительных приключений и захватывающих чудес.
    На проигрывателе, куда Джейсон вставил постоянный источник питания, крутилась вторая пластинка двойного альбома Джими Хендрикса. Величайший из гитаристов всех времен как раз закончил "House Burning Down" и начал "All Along The Watchtower". Хендрикс тоже нравился Джейсону, но "Битлз" его просто очаровали, "Rock`n`Roll Music" Чака Берри он готов был слушать без конца.
    Всевозможные закуски, вызванные Джейсоном из колдовских недр кухонных машин, громоздились на столе вокруг бутылки "Баллантайна" (ей сопутствовали пластиковые бутылочки и жестянки с прохладительными напитками). И Джейсон, и Юля выпили изрядно, но невзирая на это, не ощущали себя пьяными и пребывали в превосходном настроении. Может быть, коварство шотландского виски проявится потом, но... Пока оно не проявлялось.
    Джейсон совершенно забыл о времени. Они прибыли на базу раньше назначенного срока, а минута в минуту следовало доложить сержанту Бастеру о возвращении, однако эти минуты истекли, за ними другие... А Юля была спокойна, она считала, что если Джейсон здесь, уже все в порядке.
    Стихли финальные аккорды последней вещи Хендрикса. Джейсон подмигнул Юле, поставил "Битлз" и принес какой-то музыкальный инструмент, нечто среднее между гитарой и банджо (он назвал его стринджем). Под пластинку он пытался копировать "Rock`n`Roll Music", а Юля, в детстве посещавшая музыкальную школу, весело ему помогала. Слов она не знала, и дикцию Джона Леннона разобрать было трудновато, поэтому она храбро заменяла слова другими, подходящими по звучанию и значению. На восьмой или девятый раз "Rock`n`Roll Music" получилась у Джейсона вполне сносно, а пел он не хуже главного битла.
    В разгар выступления Джейсона, который уже обходился без пластинки, в комнату величаво вплыл кот.
    - Кому бы не пропасть! - закричал Джейсон, видимо, взявший за правило обращаться к коту исключительно с этой сакраментальной фразой. - Мастер кот, мы привезли тебе имя! Отныне ты Чак Берри, для краткости Чак. Нравится?
    - Уау, - сказал кот.
    - Ага! - восторжествовал Джейсон. - Вот какого имени ты ждал!
    - Уау, - согласился новоиспеченный Чак Берри.
    Джейсон ударил по струнам, дабы подчеркнуть важность события музыкальным аккордом, и в этот момент Юля испуганно прикрыла рот рукой. Джейсон обернулся.
    В дверях стоял сержант Бастер.
    - Так, так, - процедил он, скептически обозревая картину пиршества. Мастер Джейсон, очевидно, решил, что его отпуск ещё продолжается.
    - Сержант...
    - Помолчите. - он протянул руку за бутылкой "Баллантайна", понюхал. Это что, алкоголь?! Вы пьяны?! Это уж ни в какие ворота...
    - Сержант Бастер, - быстро заговорила Юля, - этот напиток подарил сам магистр Септимус, член Совета Благочестия. Не думаете же вы, что он стал бы поощрять безнравственность?
    - Гм... - под таким неожиданным углом зрения проблема приобрела для Бастера иной вид.
    - Не угодно ли рюмочку? - напирала Юля.
    Прежде чем сержант успел опомниться, она наполнила вместительную рюмку до краев, вложила в руку Бастера и подтолкнула к его рту. Сержант как-то автоматически проглотил виски, а Юля ловко накормила его подвернувшимся розовым ломтиком, по вкусу похожим на ветчину.
    - Как? - задала она лукавый вопрос.
    - Гм... - снова высказался сержант в прежнем духе. - Если член Совета Благочестия, то, конечно...
    - Именно, именно Совета Благочестия! - Юля усадила сержанта в кресло и налила ему вторую рюмку. - Не стесняйтесь, угощайтесь! Между первой и второй перерывчик небольшой!
    Уговаривать Бастера выпить третью уже не пришлось, а четвертую он налил себе сам. Незаметно для него Юля заменила опустевшую бутылку на полную, и пир закипел. Пошли в ход пластинки Дженис и Хендрикса (также под видом подарков магистра, хотя для сержанта такие тонкости стремительно утрачивали значение), а затем и "Битлз".
    - Все вы считаете Бастера глупым, недалеким солдафоном, - сетовал подобревший сержант после шестой рюмки "Баллантайна", - а ведь я мог пойти далеко, мог стать офицером... Как и вы, Джейсон, я служил в Звездной Гвардии. Вы не знали? Правда, в другом подразделении. Эти выскочки, аристократишки... До чего я их ненавижу! О, я был требовательным... Я соблюдал службу! А что я получил за все мои труды? Эту дерьмовую школу на Земле, Джонг знает где! И все почему? Они боялись меня, моей карьеры. Боялись, как бы я не занял место, предза... Предназначенное для кого-то из них. Да кем, Джонг их возьми? Судьбой, Императором? Стань я офицером, служил бы Императору в тысячу раз лучше. Земля! Подумать только - Земля! Благочестивая диктатура...
    Бастер проглотил очередную рюмку без закуски и продолжил свою путаную исповедь.
    - Если бы вы знали, Джейсон, как мне обрыдло это джонгово благочестие, сил нет, честное слово. Так иногда и тянет выйти на плац и закричать во всю глотку: "Эй, вы, фальшивое дерьмо! Вас ещё не тошнит от самих себя? Можете лопнуть от собственной фальши, а с меня хватит!"
    - Вы молодец, сержант, - сказал Джейсон.
    - Я трус! Гоняю вас, гоняю других. Молитвы, проповеди... Нет бы послать к Джонгу. Но куда я могу уйти? Я привык командовать, а командовать мне не дадут ничем, кроме этой вонючей школы. Э, что это у вас?
    Последняя реплика относилась к грянувшей из динамика "Rock`n`Roll Music". Сержанту она так понравилась, что он начал притопывать ногой в такт и раскачиваться в кресле.
    - Это нужно танцевать! - звонко провозгласила Юля.
    - Как? - осоловелые глаза сержанта остановились на фигуре девушки.
    - Покажем ему, Джей?
    Она выдернула Джейсона из кресла, и Бастер не остался равнодушным зрителем их искрометного рок-н-ролльного танца. Через полминуты он скакал вместе с ними, приспустив на плечах форменный китель и высоко выбрасывая длинные ноги.
    - Вот чего не хватало! - вопил он, перекрикивая Леннона. - Вот чего не хватало мне и всем им! Последняя истина, откровение святого Бастера!
    Он ткнул пальцем в часы и убрал иглу с диска.
    - Вечерняя поверка, - объявил он. - Двести курсантов ждут на плацу. Берите эту штуку с собой...
    Не дожидаясь ответа, Бастер отхлебнул виски из горлышка, захлопнул крышку проигрывателя прямо с пластинкой, застегнул замки, схватил аппарат за ручку.
    - Что он задумал? - встревоженно шепнула Юля Джейсону.
    - Не знаю...
    Они вышли втроем, и преувеличенно твердым шагом сержант направился к плацу. Там действительно застыло каре курсантов в ярком свете фонарей. В центре плаца Бастер поставил проигрыватель к ногам и открыл.
    - Слушайте меня! - сержант икнул и покачнулся. - Я принес вам искупление... Избавление! К Джонгу благочестие, к Джонгу Совет, к Джонгу Землю! К Джонгу, к Джонгу, к Джонгу! Вы такого не видели!
    Он запустил диск, попав на "Rock`n`Roll Music" с четвертого захода (и то не с начала), и прибавил громкость до предела. На глазах обалдевших курсантов Бастер начал выдавать такой рок-н-ролльный балет с кульбитами и прочими фигурами высшего пилотажа, что Джейсону и Юле оставалось только завидовать.
    В рядах курсантов прозвучал смех, сначала редкий, растерянный, потом все более дружный, и наконец, гомерический хохот перекрыл шквал рок-н-ролла. Раздавались подбадривающие крики:
    - Ура Бастеру!
    - Эй, сержант, а вы, оказывается, человек, а не робот!
    - Первое место на танцевальном конкурсе!
    - Сержант, а нам по рюмочке?
    - Ура, ура Бастеру!
    Юля стояла у края плаца, прижавшись к Джейсону, и ошарашено созерцала шоу сержанта.
    - Мне его жалко, - громко прошептала она. - Давай ему поможем.
    - Как?
    - Давай уведем его.
    - Это ему лица не спасет... Если только один способ помочь ему.
    - Какой?
    - Танцевать вместе с ним!
    И Джейсон увлек Юлю сквозь строй к Бастеру, расталкивая развлекающихся курсантов. Дождавшись припева, они включились в великолепное рок-н-ролльное представление от всей души. Курсанты ревели и хлопали, отбивая ритм. Интуиция не подвела Джейсона: насмешки над Бастером плавно и незаметно перешли во всеобщее веселье, в котором не было и капли злорадства.
    "Rock`n`Roll Music" сменилась спокойной "I(ll Follow The Sun" с вокалом Пола Маккартни, и Бастер танцевал с Юлей, а Джейсон бегал вокруг них, изображая ревнивого Арлекина. Потом он закрыл проигрыватель и произнес краткую речь.
    - Сегодня наша вечерняя поверка была посвящена красоте и славе рок-н-ролла! Не думайте, что такие праздники ждут вас часто, но сегодня вам повезло. Когда начальство в духе, и вам не скучно... Спокойной ночи. Отбой. Разойтись!
    Подхватив окончательно разомлевшего, невнятного бормочущего сержанта под руки с обеих сторон, Джейсон и Юля доставили его домой (обиталище Бастера внешне мало чем отличалось от дома Джейсона), уложили спать, а сами вернулись к себе продолжать праздник. Не прослушанной осталась одна пластинка - сборник "Pure Gold", и Юля включила её. Элтона Джона представлял там задорный дуэт с Милли Джексон "Акт войны" и трагическая песня о погибшей любви "Никто не побеждает", мрачноватых "Блэк Саббат" душераздирающая композиция "Changes". Солист "Ливин Блюз" Джон Фредрикс пел о женщине по имени Шайлина, Кенни Роджерс - о другой женщине, по имени Люсиль (разница между ними заключалась в том, что первая была хорошей, а вторая плохой). Группа "Erasure" отметилась на сборнике забавным боевиком "Я люблю тебя ненавидеть", а солидный Фрэнк Синатра - знаменитыми (но не в мире Джейсона Рока) "Странниками в ночи". Все это напоминало Ноев ковчег, куда, как известно, приглашали всех зверей без разбора. Юля путано и не слишком убедительно втолковывала Джейсону, что наличие такой разномастной пластинки необычно для хиппи, весьма постоянных в музыкальных пристрастиях. Тот не менее сумбурно возражал, что если бы они могли легко и просто доставать виниловые диски с любимой музыкой, в сокровищнице этих дисков было бы больше, и уж видно, какие удалось найти и сохранить, те и удалось, вот и все. В ответ Юля пустилась в длинные рассуждения о неведомых Джейсону рэпе, рэйве и техно, коих ни один уважающий себя хиппи... И так далее, очень пространно и аргументированно.
    Обсуждая достоинства и недостатки каждой вещи на сборнике "чистого золота", Юля и Джейсон до того устали, что их сморило кто где сидел. Джейсон крепко заснул в кресле в обнимку со стринджем, а Юля повалилась на диван, не в силах раздеться. Кот Чак Берри пригрелся у её ног, он блаженно урчал, пока не уснул тоже.
    6
    Поздним утром Джейсон Рок проснулся от того, что кто-то осторожно тряс его за плечо. Он приподнял свинцовые веки, и в поле зрения сфокусировался курсант Моффа, стоявший над креслом с чрезвычайно смущенным видом.
    - Мастер Джейсон...
    - Оо... - простонал Джейсон Рок.
    В комнате царил невероятный разгром, пластинка шипела на проигрывателе - игла с тихими равномерными щелчками распахивала по кругу последнюю дорожку.
    - Мастер Джейсон, вас вызывает сержант. Он в кабинете... Вашу племянницу... - Моффа метнул взгляд в сторону спящей на диване Юли, - он тоже приглашает. Так он сказал.
    - Ох... Ну хорошо, идите. Сейчас будем.
    Курсант поспешно ретировался. Джейсон оттолкнулся от подлокотников и встал, стриндж с гулким звоном свалился на пол с его колен. Доковыляв до ванной, Джейсон плеснул в лицо ледяную воду, вернулся в комнату, открыл банку шипучего страйка и опорожнил её двумя глотками. Лучше он себя после этого не почувствовал.
    - Юля! - он дотронулся до плеча девушки.
    - А? - спросонья она захлопала ресницами.
    - Поднимайся. Нас требуют на ковер.
    - Какой ковер... Кто требует?
    - Не Джонг Миллз, конечно. Сержант Бастер.
    - А - а...
    Кот Чак Берри, почуяв приближение грозы, спрыгнул с дивана и исчез в кухне, напоследок он на всякий случай фыркнул. Юля села, покачала головой, щелкнула выключателем проигрывателя.
    - А зачем он нас требует? - она принялась разыскивать в сумочке зеркальце и расческу.
    - Наверное, чтобы наградить.
    - Ой, голова раскалывается...
    Только через четверть часа, истраченных на приведение себя в относительный порядок, Юля и Джейсон подошли к административному зданию базы. Прежде чем постучать в дверь кабинета Бастера, Джейсон ободряюще сжал руку Юли.
    - Войдите, - хрипло послышалось из-за двери.
    Джейсон первым последовал приглашению. Юля старалась не отставать от него ни на шаг.
    Сержант Бастер в полном форменном облачении сидел за большим пластиковым столом, на котором не было ничего, кроме монитора бланта и серой коробки селектора. Сказать, что сержант выглядел скверно, значило сделать ему комплимент - он выглядел кошмарно. Хмурым взглядом из-под набрякших век он впился в Джейсона Рока. С минуту все трое молчали.
    - Прекрасно, - нарушил наконец Бастер зловещую тишину. - Отлично. Алкоголь на территории базы. Непристойные танцы. Моральное разложение курсантов. Великолепно, мастер Джейсон. В вашем лучшем стиле.
    - Но магистр Септимус... - робко начала Юля .
    - Помолчите! - прикрикнул на неё Бастер. - Я разговариваю с подчиненным... Подрыв духа благочестия.... Я бы мог квалифицировать это как идеологическую диверсию, и тогда с вами беседовали бы в другом месте. Исключительно из уважения к магистру я принял решение. Десять суток гауптвахты. А вам, девушка, придется покинуть базу.
    "Куда же я пойду?" - чуть не вырвалось у Юли, но она вовремя прикусила язык - не хватало ещё подставить Джейсона разоблачением легенды о племяннице.
    - Вас проводят, - Бастер нажал клавишу селектора. - Морни!
    В кабинет вошел бравый подтянутый курсант.
    - Проводите девушку за территорию.
    - Прошу вас, - проговорил Морни.
    - Дядя Джей...
    - Прошу вас!
    Юля беспомощно посмотрела на Джейсона, а тот лишь чуть развел руками мол, здесь ничего поделать нельзя.
    Морни вывел Юлю за ворота, строго-настрого приказал часовому ни под каким предлогом не пускать её обратно и удалился. Юля осталась одна.
    Перед ней расстилалась черная дорога через лес вековых деревьев, а дальше - незнакомый чуждый мир. Она не знала в нем ни одного человека... Кроме, пожалуй, магистра Септимуса, но до Лондона - тридцать миль, да и как найти магистра в гигантском мегаполисе? В прошлый раз они с Джейсоном летели на спаркле. Но если бы ей каким-то чудом и удалось разыскать дом старика, пустили бы её к нему? Скорее всего - нет.
    Она отошла подальше от ворот, уселась на ствол поваленного дерева и едва не расплакалась. Отчаянное положение и похмельный синдром не способствовали работе мысли, и Юля немного успокоилась только полчаса спустя, когда сменился часовой. Новым парнем оказался Тим, пропустивший их с Джейсоном позавчера. Это был шанс, и Юля намеревалась им воспользоваться.
    Посмотревшись в зеркало, она поправила волосы, нашла свой вид более или менее удовлетворительным и направилась к скучающему часовому.
    - Доброе утро, Тим, - как можно приветливее поздоровалась она. - Ты меня помнишь?
    - Конечно, помню. Вы - родственница мастера Джейсона... И насчет вас у меня есть инструкции.
    - Какие инструкции, Тим? - Юля обворожительно улыбнулась.
    - Не пускать вас на базу, если вы...
    - Но, Тим... Сержант Бастер посадил дядю Джея на гауптвахту...
    - Я знаю, - при упоминании Бастера Тим предательски хихикнул, но тут же спохватился и вернул серьезную мину.
    - А мне бы так надо было перемолвиться с дядей парой слов! - ладонью девушка погладила рукав часового. - Всего на минутку, Тим...
    На лице парня отразились борения между долгом и совестью, и к его чести доброе начало победило.
    - Где гауптвахта, знаете?
    - Нет.
    - Вдоль забора идите по дорожке, туда... Такое приземистое коричневое здание... Окна из бронестекла, и они звуконепроницаемые. Но я открою вам секрет - сзади есть одно окошко с форточкой. И прошу вас, только двадцать минут, пока Бастер в столовой! Если вы задержитесь хоть на минуту лишнюю, мне придется ему покаяться. Он меня накажет, но совсем не сносить мне головы, если он сам вас заметит на территории...
    С этим напутствием Тим приотворил калитку. Юля чмокнула его в щеку, отчего он покраснел, и шмыгнула внутрь.
    Разыскать гауптвахту не составляло труда - уродливое коричневое строение стояло отдельно. Юля нашла окно с крохотной форточкой, куда бы едва протиснулся бы и кот Чак, тихонько позвала:
    - Джей!
    За стеклом появилось лицо Джейсона Рока.
    - Как ты сюда попала?
    - Уговорила Тима. У меня всего двадцать минут... Джей, что мне делать? Я не могу десять дней скитаться в лесу и ждать, пока тебя выпустят! А ты не можешь сбежать отсюда?
    - Сбежать? - усмехнулся Джейсон. - Как, через форточку? Двери и окна блокированы запирающим полем, ключ у Бастера...
    - А это поле нельзя как-нибудь отключить?
    - Видела красную будку за воротами? Там генератор поля и управление. Доступа в неё без ключа нет, и она на виду у охраны. Единственный способ нейтрализовать генератор - бомбардировка с воздуха.
    - О, Джей... - Юля вздохнула. - Но как же быть? Вот если бы я, скажем, отсиделась в твоем доме...
    - Исключено. Тебя найдут, сдадут ещё в полицию...
    - А Лондон, твой дед?
    - Это идея... Случай экстренный, церемонии побоку... Я не смогу связаться с ним отсюда, поле мешает, но я дам тебе транскодер. Набери тридцать семь - одиннадцать. Просто скажи, что ты - та самая девушка, что приезжала со мной, и что ты попала в беду. Этого хватит... Думаю, он пришлет за тобой спаркл, транскодер укажет путь. А через десять дней я тебя найду... Но на всякий случай - мало ли что! - зайди сейчас ко мне домой, возьми еды и денег. Они в столике, возле бланта. Дверь открывается кнопкой транскодера восемь... Покорми Чака, оставь ему... Если его нет, придет, у него лазейка. Побольше ему оставь!
    Джейсон просунул в форточку плоскую коробку транскодера, и Юля уцепилась за неё, как утопающий за соломинку.
    - Я побежала, Джей... Время...
    - Юля!
    - Что?
    - Не падай духом.
    - Теперь и не подумаю.
    - Да здравствует рок-н-ролл!
    С улыбкой махнув Джейсону рукой, Юля зашагала к его дому. Пока ей везло - она никого не встретила на пути. В доме она сразу прошла в комнату с блантом, выдвинула ящик, достала деньги. Плотные, шероховатые на ощупь банкноты с портретами какого-то высокомерного господина чуть мерцали. Юля сунула их в карман комбинезона, принесла с кухни вместительную сумку и набила её оставшейся в изобилии после рок-н-ролльного пира снедью. Подумала и добавила непочатую бутылку "Баллантайна", а потом с горкой наполнила миски многозначительно отсутствовавшего кота, налила ему воды.
    На пороге, когда она покидала дом, взгляд её упал на желтый спаркл Джейсона, и от неожиданной мысли ей стало тревожно и горячо. Как встретит её магистр Септимус, не придет ли кому-нибудь из его помощников в голову разобраться с ней основательно, не очутится ли она в результате в полиции или того хуже - в исследовательском институте в качестве подопытного кролика? Тогда Джейсону вовек её не вытащить.
    А что, если...
    Юля решительно подошла к спарклу.
    В принципе нет ничего созданного одним инженером, что другой инженер не смог бы понять - а Юля была хорошим инженером. Пусть иного профиля, но технарский склад мышления никуда не денешь. К тому же она наблюдала, как Джейсон управляет спарклом, и никаких особых сложностей не усмотрела...
    Потыкав наугад в кнопки транскодера, она попала на нужную, и лепестки кабины распустились. Юля забралась в спаркл.
    Так, теперь сосредоточиться. Органы управления - тут все понятно и просто: вверх, вниз, вправо, влево, быстрее, медленнее, как в детской компьютерной игре. Главное - блант, курс... Здесь придется повозиться. Диск вставляется сюда... Память... Каким же сочетанием клавиш Джейсон считывал с диска курс к пещере хиппи? Кажется так, так, и так... Есть!
    В воздухе перед экраном возник знакомый голографический рельеф, загорелись два зеленых огонька.
    - Ура мне, - похвалила себя Юля и хлопнула в ладоши. - Йес!
    Бегом она возвратилась в дом Джейсона и нерешительно остановилась посреди кухни. Некогда изучать сервировочные механизмы, да и пропускная способность у них... Нельзя ли сразу добраться до запасов? Вот эта кнопка... Увы, лишь постукивает что-то и шумит, как вентилятор. Эта? Похоже, кондиционер... А, вот она!
    Белая панель уехала в стену, обнажая сложный интерьер холодильной камеры, где замерли в ожидании команды хитроумно сочлененные лапы кибер-официантов. Здесь достало бы провизии для взвода на десять дней, не то что для Юли. Она торопливо вскрывала запечатанные контейнеры, вытаскивая их из креплений, чтобы не набрать по ошибке одних прохладительных напитков.
    Когда Юля наполнила и захлопнула багажник спаркла, истекли восемнадцать минут из отпущенного Тимом срока. Юля села в кресло пилота, провела пальцем по теплящемуся квадратику сенсоров. Они разгорались ярче один за другим; спаркл оживал, как пробуждающийся после зимней спячки ворчливый зверь.
    Не закрывая кабины, Юля переключилась на ручное управление, подняла спаркл и опустилась перед воротами в трех метрах от изумленного Тима.
    - Спасибо! - прокричала она. - Дядя Джей разрешил мне взять спаркл... Пока! Мы натянули нос Бастеру!
    Тим помахал рукой. Лепестки сомкнулись над головой Юли, она взлетела по дуге и передала контроль бланту.
    Чудесное озарение! Десять дней она проведет в пещере хиппи или в спаркле возле нее. В багажном отделении она видела спальный мешок, еды полно... Флинки? Против них есть клингер, к тому же она боялась флинков намного меньше, чем людей этого мира. А потом, через десять дней, она вернется к Джейсону, и они придумают, что делать дальше...
    Невдалеке от пещеры Юля посадила спаркл. Захватив фонарь, сумку со снедью, спальный мешок и клингер, она спустилась вниз, к паровозу. Ей не хотелось бросать спаркл без присмотра, но паровоз её интриговал. Не удастся ли раскрыть какие-то загадки пещеры хиппи?
    Она легко сообразила, как превратить фонарь в лампу (поворотом кольца), поставила его на пол и решила начать с завтрака. Тошнота и головная боль после вчерашнего не отступали, вид еды вызывал отвращение. Но поесть-то надо... Юля неосмотрительно заключила, что помочь способна только гомеопатия, лечение подобного подобным.
    Вытащив из сумки пластмассовый стаканчик, Юля плеснула "Баллантайна", проглотила и запила шипучим страйком (это было первой ошибкой). Не прошло и двух минут, как боль словно по волшебству рассеялась, окружающее приобрело привлекательный облик, и Юля поспешила закрепить успех (вторая и роковая ошибка). Как писал Джордж Оруэлл, сделай шаг - все остальное последует.
    И последовало...
    Юлина обида на сержанта росла в обратной пропорции к уровню виски в бутылке. Как он мог, свинья неблагодарная... Если с похмелья ему не терпелось запереть кого-нибудь на гауптвахте, себя бы и запирал! Вот это было бы справедливо и правильно. Ведь это он устроил бардак, а Джейсон и Юля фактически спасли его от позора! Эх, добраться бы до него...
    Все-таки немного подкрепившись чрезвычайно вкусными консервами (кажется, рыба), Юля поднялась на паровоз, в кабину машиниста. Она с интересом рассматривала блант, мэтти, фойл-двигатель, передаточные механизмы... Как сюда попал этот паровоз? Ни за что он не протиснулся бы в узкий коридор, такая громадина. Нет ли в бланте какой-либо информации?
    Недолго думая, Юля нажала кнопку загрузки бланта. Она ожидала чего угодно, но только не того, что произошло на самом деле...
    Как будто отовсюду, из всех углов пещеры, послышался громкий зловещий скрежет. Гранитная стена напротив паровоза треснула пополам, и огромные скальные блоки разъехались в стороны, освобождая просторный тоннель, ведущий на поверхность. В пещеру хлынул дневной свет, затмевая фонарь-лампу.
    - Вот это да, - потрясенно пробормотала Юля.
    Ситуация требовала новой дозы виски, бутылка преданно ждала внизу и дождалась. Согласно незыблемому закону алкогольных возлияний, более постоянному, чем закон всемирного тяготения, именно эта доза подмешала к обиде жажду героических подвигов. С легкостью перышка, подхваченного порывом ветра, Юля вновь взлетела в кабину машиниста. Теперь перед экраном бланта светилась неоновая голографическая надпись:
    ВВЕДИТЕ КООРДИНАТЫ МЕСТА НАЗНАЧЕНИЯ
    Юля задумалась. Она вспомнила, как они впервые летели с Джейсоном в спаркле с тренировочной площадки. Что он тогда сказал? "Спаркл знает дорогу". И вчера автоматика вела машину... А значит, в бланте спаркла должен быть диск с координатами базы. Правда, он может быть встроенным, но нет ничего такого, что придумал один инженер...
    Хлебнув ещё "Баллантайна" для вдохновения, Юля возвратилась к спарклу и уселась в кресло за клавиатуру бланта. Некоторое время она экспериментировала с произвольными сочетаниями клавиш по давнему завету её знакомого, опытного компьютерщика: "Если долго тыкать во все подряд, или все к черту сломаешь, или на худой конец во всем разберешься". Ну, во всем или не во всем, но ей удалось извлечь из памяти машины разлапистую голограмму, напоминающую рождественскую елку. Игрушками служили прозрачные прямоугольные блоки, в толще которых горели по большей части непонятные слова и ряды символов. Юля догадалась, что перед ней нечто вроде списка директорий и файлов. Поворачивая голограмму вокруг вертикальной оси ствола при помощи манипулятора типа джойстика, она искала что-нибудь, имеющее отношение к базе. И нашла - именно слово "БАЗА", написанное будто замороженным пламенем внутри голубоватого льда.
    Открыть файл - тут пришлось потруднее. Юля долго училась управляться с проворно снующим по воздуху красным шариком, пронизанным скрещенными серебристыми нитями (в нем она верно опознала курсор). После десятка неудач она совместила-таки шарик со словом "БАЗА", точнее, погрузила его в имитацию ледяного блока.
    Наградой стал развернувшийся голографический свиток, озаглавленный "ПРОКЛАДКА КУРСА ДО БАЗЫ ШКОЛЫ ОРБИТАЛЬНОГО ПАТРУЛЯ ТОРНФИЛД-ГАРДЕНС". Ниже следовала каббалистическая абракадабра, но Юля не намеревалась вникать это нужно было скормить бланту на паровозе. К её радости программа прокладки курса располагалась не на встроенном диске (винчестере по привычной аналогии), а на съемном, что выяснилось также проверенным методом научного тыкания куда попало. С диском в руке Юля побежала по коридору в пещеру.
    Блант паровоза проглотил диск, пожужжал, пострекотал и сообщил надписью, прочитанной им же вслух, как видно, для неграмотных:
    КУРС ПРОЛОЖЕН. ДИСТАНЦИЯ 83 МИЛИ.
    После паузы он добавил:
    ВКЛЮЧИТЕ ДВИГАТЕЛЬ И МТ.
    - Э, нет, погоди, - качнула головой Юля, скатилась вниз и содрала со стены комнаты - сейфа портрет Чака Берри на лентах скотча. Этими лентами она укрепила портрет поверх пацифистского знака на паровозе, таким образом украсив свою боевую машину чем-то вроде знамени.
    - Теперь я готова, - патетически заявила она, взяла бутылку, вскарабкалась по лесенке. Нажатие двух клавиш - запыхтел двигатель, загорелись огни мэтти. Паровоз тяжело дернулся. Блант выдал финальную реплику.
    ВРЕМЯ ДВИЖЕНИЯ 75 МИНУТ. СЧАСТЛИВОГО ПУТИ.
    - Будь уверен! - весело крикнула Юля. - Держись, Джей, свобода близка!
    Она высунулась из кабины, чтобы увидеть, как впереди вырастают блестящие отрезки рельсов, потом посмотрела назад - рельсы там рассыпались в прах. Паровоз сполз с невысокого постамента, миновал тоннель, наращивая скорость. Юлю беспокоил вопрос, как её джаггернаут будет пробиваться сквозь лес и горы, но к её восторгу все предусматривалось. Срезанные под корень деревья падали и испарялись под ударами рубиновых лучей, так же уничтожались и небольшие скалы, а большие паровоз (сам себе железная дорога) попросту огибал. Выбравшись на открытую равнину, он понесся, что называется, на всех парах, как уместно будет сказать о паровозе.
    Победный ветер трепал волосы Юли. Она прикладывалась к бутылке и во весь голос распевала "Summertime" с пластинки великой Дженис, превратив блюз в напористый воодушевляющий гимн. Вдобавок она обнаружила, что повороты медного штурвальника позволяют в незначительных пределах изменять направление движения... Рулить самостоятельно ей так нравилось, что паровоз у неё мчался зигзагами.
    - Летней порой жизнь так прекрасна...
    Жизнь действительно была прекрасна сейчас. Юля пела, она как на крыльях летела к подвигам и славе, на ветру, под синими-синими небесами, с гордым флагом - портретом Чака Берри на груди несущегося с грохотом паровоза. Бодро перемигивались огоньки на пультах, и не было в мире ничего недоступного, ничего запретного, ничего недостижимого, ничего скучного.
    - Летняя пора, и жизнь прекрасна...
    Чем ближе к базе (в окошке над блантом шел обратный отсчет времени), тем сильнее возрастал подогреваемый "Баллантайном" энтузиазм Юли. Она представляла выражение лица Джейсона (изумленно-счастливое, конечно же) и смеялась оттого, что ей было просто хорошо.
    С разворотом паровоз выскочил на финишную прямую - черную дорогу к базе.
    Да здравствует рок-н-ролл! - заорала Юля что было сил. - Кто не спрятался, я не виновата!
    Насмерть перепуганный Тим отскочил далеко в сторону, и тут же многотонная махина всей массой обрушилась на ворота. Стальные створки, усиленные жесткими профилями, разлетелись, точно сделанные из тонкого картона. В этот момент Юля применила задуманный маневр: чуть отклонила рельсовый путь вправо, крутнув штурвал, и паровоз врезался прямо в красную будку с генератором запирающего поля. Малиновые искры фонтаном забили из-под колес, громыхнуло так, что Юля едва не оглохла. Её швырнуло на блант, от удара она чуть не лишилась сознания... Но обошлось, только к искрам разнесенного вдребезги генератора добавились искры из глаз. Бутылка с остатками виски взорвалась мелкими осколками. Прокатившись по инерции ещё с десяток метров, паровоз как вкопанный замер.
    Экран онемевшего бланта выстрелил очередью неоновых букв:
    НАДЕЮСЬ, ВАМ ПОНРАВИЛОСЬ ПУТЕШЕСТВИЕ.
    - И ещё как! - искренне заверила Юля.
    Над базой протяжно выли сирены, туда и сюда метались переполошенные курсанты. Не теряя ни секунды, Юля спрыгнула с паровоза и как спринтер, рванула к гауптвахте. Дверь, естественно, теперь была отперта, и сияющая Юля предстала перед абсолютно растерявшимся Джейсоном.
    - Что там происходит? - спросил он тоном чистейшего недоумения. Откуда...
    - Ты свободен, Джей!
    - Свободен? Что за Джонг...
    - Свободен! Я снесла этот дурацкий генератор к джонговой матери паровозом! Ворота открыты! - Юля схватила его за руку. - Ты свободен, бежим!
    - Бежим?! О, небо и звезды... - только и простонал несчастный Джейсон.
    В комнату или камеру ворвались мускулистые молодые люди (курсанты, охранники, солдаты, мелькнуло у Юли, кто ж их разберет), и в руках у них было что-то явно посерьезнее клингеров. Вслед за ними вошёл сержант Бластер.
    - Вы арестованы, оба. - с металлом в голосе сказал он. - Я вызваю полицию Лондона.
    7
    В камере (тут уж понятно, что не в комнате) восемнадцатого полицейского участка юго-западного округа Лондона горела единственная тусклая лампочка под самым потолком. Джейсон и Юля сидели рядом на узкой скамье, угрюмо смотрели в пол. Юля страшно переживала из-за того, что так подвела Джейсона; а он не мог сердиться, и подбодрил её несколькими словами утешения. Их зачем-то перевели в одну камеру (до того содержали в разных, в одиночках), и Джейсон сразу сказал:
    - Не печалься, девочка. Попробуем выкрутиться...
    - Наши дела очень плохи?
    - Не то слово. Но не спеши вешать нос, мы ещё сыграем рок-н-ролл...
    За все время заключения в участке к ним никто из официальных лиц не наведывался, их не допрашивали. Кормили хорошо, давали выспаться и подвергали жесточайшей из пыток - пытке неведением. Возможно, думал Джейсон, власти и сами не знают, что с нами делать.
    В замке загремел ключ, и в камеру шагнул обрюзгший мужчина лет шестидесяти в полицейской форме, которая ему как-то категорически не шла.
    - Я комиссар округа Франк Делани, - представился он. - Я пришёл побеседовать с вами по просьбе... Э-э... Наверху состоялось совещание, и было решено...
    - Вот что, комиссар, - перебил Джейсон, - я прошу, чтобы мне предоставили возможность связаться с магистром Септимусом.
    Делани скорбно прикрыл глаза.
    - Увы, мастер Джейсон... Магистр скончался. Примите мои соболезнования...
    Джейсон промолчал. На его щеке блеснула влажная дорожка, и он быстро отвернулся от Юли.
    - Итак, мастер Джейсон, - продолжал комиссар округа, - принято решение выслать вас обоих на Лембург...
    - Как это выслать?! - Джейсон вскочил со скамьи, вплотную подступил к Делани. - Вот так взять и выслать? А суд, адвокат, последнее слово? Мы что, вернулись в доимперскую эпоху?
    - Успокойтесь, успокойтесь, мастер. - в жесте комиссара причудливо соединились испуг и достоинство. - Видите ли, смерть магистра поставила нас в трудную ситуацию. В Лондоне начинаются траурные мероприятия, и скандальный суд над внуком покойного члена Совета нам совершенно ни к чему...
    - А, так вы решили сделать всё по-тихому? - кулаки задыхавшегося от ярости Джейсона сжимались и разжимались. - Выслать - и концы в воду?
    - Успокойтесь, - твердо повторил Делани. - Посмотрите на это с другой стороны. Обвинения против вас весьма серьезны. Заговор с целью подрыва благочестия... Террористическое нападение на базу школы орбитального патруля... Уничтожение муниципальной собственности... Попытка побега... Плюс к тому отягчающее обстоятельство - употребление алкоголя... Ну, добьетесь вы суда. Приговором скорее всего будет двадцать лет в каторжном лагере на Луне, без малейшей надежды на сокращение срока. А Лембург всё-таки планета, какая-никакая цивилизация...
    - Цивилизация! - Джейсон всплеснул руками.
    - И к тому же, если там вы проявите себя хорошо, лет через пять сможете заслужить перевод в более спокойное место.
    - Пять лет на Лембурге не живут, - уныло заметил Джейсон.
    - Ну, вы преувеличиваете...
    - Вы там были?
    - Нет, но...
    - А я был.
    После этих слов повисла тягостная пауза, которую прервал комиссар Делани.
    - Насколько мне известно, девушка ваша родственница?
    - Да, - прозвучал односложный ответ.
    - У неё есть какая-нибудь собственность на Земле? Недвижимость, вклады? Это надо урегулировать.
    - Не надо. Юля продала свой дом за наличные и приехала ко мне, чтобы я помог ей подыскать жильё в Лондоне... Так что ничего нет.
    - При поступлении на службу вы не упоминали о других родственниках, кроме магистра Септимуса.
    - А зачем?
    - Действительно, зачем... Но все-таки хотелось бы взглянуть на её документы.
    - Комиссар, вы не хуже моего знаете, что на Лембурге документы ни к чему.
    - Но мы на Земле.
    Джейсон замялся.
    - Ладно, признаюсь. У неё нет документов, она нелегальная иммигрантка.
    - Час от часу не легче! Еще одно преступление!
    - За него все равно полагается высылка.
    - Ох, мастер Джейсон... Скажите спасибо, что вашим делом занимались на самом верху. Попади оно ко мне...
    - Не попало же, - улыбнулся Джейсон.
    - Теперь насчет ваших денег. На Лембурге стеллары не имеют хождения, и если вы захотите сделать благотворительный взнос...
    - Перебьётесь.
    - Пропадут ваши деньги, понимаете?
    - Не пропадут. Лембург - не последняя остановка в жизни... Я надеюсь.
    Делани пожал плечами.
    - Как хотите. Но ваше упрямство помешает нам дать о вас благоприятный отзыв и в дальнейшем ходатайствовать перед властями Лембурга...
    - Там нет властей. Есть князьки укрепленных посёлков ссыльных, где революции происходят с регулярностью смены дня и ночи. Служба надзора, как правило, не вмешивается, сидит на фронтире и играет в кости.
    С глубоким вздохом комиссар сочувственно опустил голову.
    - По-своему мне вас жаль, но я только чиновник, и решение принималось не мной... Сейчас вас отвезут в Торнфилд-Гарденс, вам дается двадцать часов на сборы. Можете взять с собой всё, что считаете необходимым, но не более тонны общего веса...
    - Тонны? - усмехнулся Джейсон. - Щедро.
    - Потом полицейский слейдер доставит вас на корабль класса А-девять, который возьмет курс на Лембург.
    - А-девять?! Вы уверены, что эта рухлядь долетит до Лембурга?
    - Моя миссия окончена, - более чем прохладно молвил комиссар. - Ждите.
    Он повернулся, чтобы уйти.
    - Как! - воскликнул Джейсон. - И это всё?
    - А что ещё? - бросил комиссар через плечо.
    - Вы лишите меня прощания с дедом?
    - Вас, отступника, допустить к гробу члена Совета? На совещании были разногласия по этому вопросу, но знайте, что лично я голосовал против. Вместе с большинством.
    Он вышел и запер дверь снаружи.
    - Мы здорово влипли, да? - спросила Юля, когда стихли шаги в коридоре.
    - Да, здорово, - кивнул Джейсон и сел.
    - Что такое этот Лембург?
    - Мерзейшая из дыр Галактики. Я был там лишь однажды, с грузовым рейсом, и - вот... - он дотронулся до шрама на щеке.
    - А что случилось?
    - Крейд. Полуживотное-полурастение. Ядовитый хищник, невероятно хитрая тварь. Маскируется под что угодно, бьет щупальцами метра на три. Мне ещё повезло, что это произошло зимой, когда их яд теряет токсичность. Было бы лето, не сидел бы я здесь...
    Юля содрогнулась и прижалась к Джейсону.
    - Мы погибнем там...
    - Не хнычь. Пока мы не в могиле, и даже не на Лембурге. Всё сложилось ещё довольно удачно...
    - Удачно?!
    - Разумеется. Ты думаешь, я всерьез шумел насчёт суда? Дымовая завеса, а на самом деле я обрадовался... И ничем не рисковал, решение-то принято.
    - А суд - это двадцать лет на Луне?
    - Для меня, но при хорошем адвокате я мог бы получить и пятнадцать... А для тебя - хуже, много хуже.
    - Что может быть хуже? Ведь не смертная казнь?
    - Нет, но понимаешь, они занялись бы тобой вплотную. А так как в формальном, бюрократическом смысле тебя не существует, им пришлось бы прибегнуть к интенсивному допросу, и они вытащили бы твою историю на свет. Результат - одно из двух. Или поверили бы, и тогда заперли в каком-нибудь научном центре до конца дней, или сочли бы сумасшедшей... Тогда нейрокоррекция.
    - Сделали бы счастливой?
    - Да. Новая личность. Полное стирание старой.
    - Знаешь, - тихо сказала Юля, - о чем-то похожем и я думала. Потому и не связалась с магистром по транскодеру.
    - Может, и правильно... Что бы там было после смерти старика, кто знает... А они так торопятся нас выпихнуть, что тобой толком не заинтересовались. Это - удача...
    - Но, Джей, как это может быть... Наверное, у каждого есть какая-то страховка, или социальная карточка, что-то такое в блантах... Не на Земле, так ещё где...
    Джейсон остановил её движением руки.
    - Всё так, - согласился он. - В обычных условиях. Смерть магистра вот что смешало карты. Освободилось место в Совете. Ты даже не представляешь, какая грызня идет сейчас наверху, какие пауки бьются в этой банке! Им важно поскорее избавиться от нас, от возможного скандала. По-моему, комиссар Делани ясно дал нам это понять. Иногда им приходится, к нашему счастью, приносить бюрократию в жертву политике.
    - Кстати, о жертвах, - опасливо сказала Юля. - А они не кокнут нас по дороге? Нет людей - нет и проблемы.
    - Вряд ли, - ответил Джейсон со смешком. - для этого они недостаточно благочестивы.
    - И все-таки, Джей... Как могли они выслать меня, не зная, кто я такая? А вдруг я герцогиня-инкогнито с Адалиона? Пахнет межпланетным конфликтом... Или преступница имперского значения в розыске!
    Джейсон заразительно расхохотался, и Юля улыбнулась несмело.
    - Да ведь они много раз фотографировали тебя тут в участке, все параметры снимали!
    - Я ничего не заметила.
    - Неудивительно. Но будь уверена, кое-какие архивы они прошерстили и не нашли тебя в них.
    - Списки особо важных персон и знаменитых преступниц?
    - Думаю, что-то вроде того, но больше для порядка. Для важной персоны ты чересчур... М-м-м.. Живая. А для преступницы...
    - Даже не спросили ни о чем!
    - Совсем?
    - Ну, тот тип, что приезжал за нами на базу...
    - Капитан Гор?
    - Да, капитан Гор. Он спросил, как меня зовут и где я живу, а я ...
    - А ты?
    - Сказала, что зовут меня Юля, послала его подальше словами, которых он не знает, и ещё сказала, если ему нужны показания, тогда я хочу тебя...
    Неловкий оборот отдавал двусмысленностью, прямо-таки фрейдовской оговоркой, и Юля покраснела, но Джейсон ничего не заметил (или деликатно сделал вид, что не заметил).
    - Видишь, всё же они получили от тебя исчерпывающий ответ... Очень им надо возится с твоей личностью! Запрашивать сотни контор на Земле и других планетах, посвящать многих людей... Это официальная процедура, а её-то они и хотят избежать всеми средствами.
    - Джей, а как отреагирует Император, если ему станет известно, что на Земле людей ссылают без суда?
    - А кто ему об этом сообщит? Мы? Что ж, тогда Император станет на сторону закона. Другими словами распорядится вернуть нас на Землю и предать гласному суду. Не поздоровится не только нам, но... Пойми, они фактически навязали нам сделку - Лембург вместо лунной каторги в обмен на наше молчание. Всё остальное - игра, притворство, внешние приличия. Правда, они не знают, что у тебя есть причина молчать поосновательнее страха каторги, но эта причина - очко в их пользу, а не в нашу.
    - Джей, мы разговорились тут, а вдруг нас записывают...
    - Ну и пусть... Лишний раз убедятся в том, что мы поняли - лучше помалкивать... Но вряд ли записывают, им же не секреты наши нужно выведать. Юля, с их высот мы только мухи. А что делают с мухами, когда они мешают и их нельзя прихлопнуть?
    - Выгоняют из комнаты. Полотенцем.
    - Правильно.
    С бряцанием ключа в замке отворилась дверь, и вошли два рослых полицейских офицера. Глядя на их бесстрастные лица с оловянными глазами, Юля прониклась справедливостью утверждения Джейсона: да, влипли. По самые уши.
    8
    Их сопроводили на второй этаж, где остановили в коротком коридоре, развернув к двум белым дверям. Юле молча указали на правую дверь, а Джейсону - на левую. Юля заколебалась, бросила на Джейсона умоляющий взгляд.
    - Иди, - мягко сказал он. - Хуже того, что они придумали, уже ничего не сделают.
    Юля толкнула дверь и оказалась в кабинете, который по первому впечатлению приняла за зубоврачебный - такое же кресло, столики с никелированными инструментами, стойка с гибким валом, как у бормашины. Женщина в светло-голубом комбинезоне и медицинской шапочке жестом предложила Юле сесть в кресло. Юля механически повиновалась, сжимаясь внутренне от страха и дурных предчувствий.
    - Сиди смирно, - равнодушно произнесла женщина. - больно не будет.
    Сердце Юли дрогнуло. Больно?! А почему должно быть больно?
    - Что вы хотите делать?
    - Сиди, не разговаривай.
    Затылок Юли стиснули какие-то жесткие захваты. Теперь она могла смотреть только прямо перед собой, а женщина в медицинской шапочке ловко пристегнула её запястья к подлокотникам кресла чем-то вроде наручников.
    Охваченная настоящей паникой, Юля видела, как приближается к её лицу нечто похожее на большой блестящий пистолет на конце гибкого вала. Она попыталась зажмуриться и не смогла.
    Холодный металлический раструб, которым оканчивался ствол пистолета, прижался к её лбу справа, чуть выше брови. Сначала Юля ощутила лёгкое щекотание, а потом - подобие электрического удара и такую резкую мгновенную боль, что она закричала. Эта женщина солгала...
    - Вот и всё, - сказала женщина. - Совсем чуть-чуть...
    Но боль ещё не кончилась. Она стала другой, точно стягивались края ранки на лбу, и их прошивали быстрыми стежками.
    Женщина опустила свой инструмент, оттёрла кровь смоченной в спирте или анестезирующем составе ваткой. Наручники разомкнулись, захваты на затылке разошлись.
    - Всё, всё, - повторила женщина. - Нервная ты какая...
    Не помня себя, Юля на подгибающихся ногах выбралась в коридор. Там уже ждал Джейсон. На правой стороне его лба виднелась крохотная, только что зашитая ранка.
    - Что это такое? - пролепетала Юля.
    - Они вживили маяки в лобную кость, - объяснил Джейсон, когда полицейские офицеры конвоировали их к выходу.
    - Радиомаяки?
    - Нет, не радио. Другой принцип. Энтанглы, так называемые спутанные частицы. Мгновенная связь практически на любом расстоянии. Н-принцип основан на том, что...
    - Да плевать, - отмахнулась Юля. - Главное, что они теперь везде и всегда нас отыщут, и деваться нам некуда?
    - А нам и так деваться некуда. - Джейсон передернул плечами.
    В квадратном дворе полицейского участка, куда их привели, висела в полуметре от бетонного покрытия летающая тарелка - так Юля сразу окрестила этот аппарат, раз в пять превышающий по размерам спаркл, тёмно-зелёного цвета, с приподнятой кабиной или рубкой без иллюминаторов и угловато выступающими кожухами двигателей.
    - Это слейдер, - сказал Джейсон Рок. - Он может перемещаться и на планете, и с планеты на орбиту, как челночная шлюпка.
    Плавно открылся люк. Джейсон оглянулся на офицеров, подал Юле руку и первым нырнул в овальный проём, увлекая девушку за собой. Офицеры не последовали за ними; люк закрылся.
    В рубке слейдера всё было устроено по-военному аскетично, ни намёка на богемный уют спаркла (возможно, только одного спаркла, принадлежащего Джейсону Року). Единственное сходство заключалось в односторонней прозрачности фонаря кабины. Прозрачные пластины были вмонтированы и в откосы между полом и стенами под углом в сорок пять градусов.
    Парень лет двадцати, сидевший в кресле пилота (кроме него, в слейдере никого не было) весело приветствовал Джейсона и Юлю.
    - Мир вам, изгнанники! Я Кертис Монд. Не знаю, что вы натворили, но благочестивые носятся из-за вас как тараканы на раскаленной сковородке. А коли так, я на вашей стороне, даже если вы изнасиловали председателя Совета.
    Юля не удержалась и прыснула. Заулыбался и Джейсон Рок.
    - Но служба есть служба, - строго добавил пилот. - Летим в Торнфилд-Гарденс?
    - Подожди, Кертис, - Юля выставила руку ладонью вперед. - Джейсон, я угнала твой спаркл...
    - Ну и что? Зачем он мне теперь?
    - Тебе не нужен, а мне нужен. Там осталась моя сумочка с женскими мелочами.
    - О... Это важно. - Джейсон серьёзно кивнул. - Так вызовем спаркл на базу.
    - Не получится, я вынула курсовой диск. Иначе как бы я, по-твоему, добиралась? А спаркл у пещеры.
    - М-да... Кертис, у нас проблема.
    - Слышу, - откликнулся Монд. - Что за пещера, где?
    - Вообще-то мы летели туда по диску, - протянул Джейсон, - но, думаю, найду... Пустишь меня за штурвал?
    - А ты умеешь?
    - Я пилот первого класса. Звёздная Гвардия, эскадрилья "Алмазный крест".
    - Ого! - Кертис взглянул на Джейсона по-новому, с неподдельным интересом и уважением. - И такого человека загнали на Землю, а сейчас хотят сгноить на Лембурге?
    - Просто не повезло.
    - Бывает... Ладно, садись.
    Кертис перебрался в соседнее кресло, а Джейсон занял его место. Уверенно и привычно он запустил двигатели. Слейдер пошел вверх с ускорением, двойная перегрузка навалилась на плечи людей.
    - Узнаю экстра-старт алмазного пилота, - пробормотал Кертис. - Я такое видел в фильмах о подвигах вашей эскадрильи. Там всё правда?
    - В основном, - небрежно ответил Джейсон, круто наклоняя машину для разворота. - Кроме текущих трудностей. Как правило, это не происки злобных диперов, а нехватка у интендантов зубных щеток или хроническая засоренность туалетов в казармах. В фильмах этого не показывают, да?
    - Кто такие диперы? - вмешалась Юля, крепко державшаяся за подлокотники из-за маневров Джейсона. - Кажется, я уже слышала это слово.
    Кертис в изумлении воззрился на неё, но Джейсон, как всегда, нашёлся, хотя и не лучшим образом.
    - Юля выросла на отсталой планете, - сымпровизировал он. - Дефицит обучающих блантов, допотопная техника связи и вечные локальные конфликты. Результат - пробелы в знаниях даже об элементарных вещах... Зато кое в чем другом она нас обоих заткнет за пояс. Например, в управлении паровозами.
    Юля укоризненно посмотрела на Джейсона, а он моргнул как ни в чем ни бывало и состроил такую смешную гримасу, что сердиться на него стало невозможно.
    - Паровозы - это транспортное средство на твоей планете? - спросил Кертис Юлю.
    - Они самые, - отозвался за неё Джейсон. - Юля, диперы - это низшие расы Галактики, иногда гуманоидные, но чаще нет. В отличие от форсеров, высших, то есть нас и стрэглов. Это такие четырёхрукие... Меняют цвет шерсти...
    - Я видела стрэглов, - неожиданно заявила Юля.
    - Как! Но ты говорила...
    - Там... Во время полёта... Из моего мира... Я как будто побывала на планете стрэглов...
    Джейсон задумчиво кивнул, а Кертис, хотя и не очень-то понял Юлино "как будто", резонно счёл, что они говорят о своём и его это не касается.
    - Теперь внимательно, - Джейсон резко уменьшил скорость слейдера. Спаркл ярко-жёлтый, увидим. Смотри в оба, Кертис!
    - Вон он, - сказал Кертис.
    - Где?
    - Там.
    - Точно.
    Слейдер пошел на посадку и приземлился возле спаркла - пришлось наклонить его, чтобы он уместился в ущелье. Прикосновением к сенсору Джейсон открыл люк.
    - Иди за сумочкой, - его голос вытряхнул Юлю в реальность из паутины раздумий.
    - А ты ничего не хочешь взять в багажнике?
    - Нет, в доме на базе всего полно... Если ты не брала с собой пластинки!
    - Они в доме.
    - Хорошо, а виски?
    - Я взяла только одну бутылку, - Юля сконфуженно уставилась под ноги.
    - Её хватило, - иронично констатировал Джейсон.
    Красная как помидор, девушка пулей вылетела из слейдера.
    - Что за история? - Кертиса разбирало любопытство.
    - Да раскопали мы пещеру, вот эту самую... А там оказался запас виски лучшего сорта из всех, какие я пробовал в жизни! В школе напоили сержанта... В общем, меня посадили на гауптвахту, девушка вернулась сюда, завела паровоз - уж не знаю, как у неё получилось...
    - Такой, как у них на планете?
    - Точно такой, - подтвердил Джейсон.
    - Так чему тут не получиться? Она их знает.
    - Гм... Да. Ну вот, паровозом этим она снесла ворота базы и генератор запирания поля...
    - Джонг! Такого в фильмах тоже не показывают.
    - Вот так-то...
    Возвратилась Юля со своей белой сумочкой.
    - Можем лететь в Торнфилд-Гарденс, - сказал Джейсон, а Кертис смотрел на Юлю почти так же, как раньше на пилота эскадрильи "Алмазный крест".
    9
    Паровоз все ещё нелепо громоздился за воротами базы, но сами ворота уже восстановили, и рядом красовалась новая генераторная будка. Джейсон мимолётно подумал о том, сколько загадок задаст этот паровоз ученым, если политики не разрежут его на металлолом от греха подальше...
    Не будучи уже инструктором школы и подчиненным сержанта Бастера, Джейсон проигнорировал формальности, провёл слейдер высоко над забором и посадил прямо у дома. Едва утихло гудение двигателей и погасли огни на приборной панели, он повернулся к Монду.
    - Кертис, у нас есть двадцать часов...
    - Девятнадцать.
    - Всё равно... Я намерен использовать их до последней секунды. Пошли ко мне, не торчать же тебе в слейдере. Есть отличное виски...
    - О! - Кертис вскинул обе руки вверх. - Я должен только доставить вас на орбиту, на корабль. А если я угощусь твоим виски, на том же корабле с вами на Лембург и уеду...
    Джейсон засмеялся и хлопнул его по плечу.
    - Рюмочка не повредит под хорошую закуску. Пошли! Успеешь выспаться.
    - Слушай, а тебя как будто совсем не пугает Лембург...
    - Ещё как пугает, - вздохнул Джейсон. - Но разве, если я разрыдаюсь, Лембург станет гостеприимнее?
    Трое направились в дом. Голодный и соскучившийся Чак с воем бросился под ноги Джейсону, а тот наклонился и потрепал его за ушами.
    - Что, друг, летим на Лембург?
    - Ты берёшь его с собой? - поразилась Юля. - А крейды его там не съедят?
    - Будем присматривать. Здесь-то совсем некому о нём позаботиться... Не сержанту же Бастеру.
    - Кстати, что-то его не видно.
    - Да, не поспешил с цветами навстречу... Думаю, он отсидится в берлоге, пока мы не улетим.
    Первым делом Джейсон прошёл на кухню, возобновил запас еды и воды для Чака, а затем переступил порог комнаты и поморщился при виде того, во что она превратилась. Он забрал у Юли транскодер (который так у неё и оставался) и вызвал из стены механического уборщика. Пока юркий механизм наводил порядок, Джейсон разлил виски по рюмкам, на сей раз выбрав самые маленькие.
    - Памяти Септимуса, - он приподнял свою рюмочку.
    - Добрый старик и не предполагал, что втравит нас в такую историю, сказала Юля.
    - Что в такую - нет, - согласился Джейсон, - но не так он был прост, магистр...
    Он салютовал рюмкой, и они выпили.
    - А теперь, - Джейсон поставил рюмку на стол и внимательно посмотрел на Юлю, - расскажи-ка мне поподробнее обо всем с того момента, как ты навестила меня на гауптвахте...
    - Это долго, - запротестовала Юля.
    - Совсем нет, - из ящика стола Джейсон достал небольшой пузатый прибор, напомнивший Юле плейер для компакт-дисков. - Это майндер. Просто подумай, нарисуй мысленно картинки. А я всё увижу потом, когда подключусь.
    - Ну да?
    - Джейсон прикрепил к вискам Юли два тоненьких серебряных электрода.
    - Давай, только сосредоточься.
    Закрыв глаза, Юля принялась вспоминать. Она испытывала странное ощущение, будто электроды выкачивают из неё воспроизводимые памятью образы... Вспоминалось всё удивительно легко, кадры происшедшего сами монтировались в воображаемый фильм.
    - Готово, - сказала она.
    - Ты уверена?
    - По-моему, да.
    - Ну что же, давай посмотрим...
    Джейсон снял с неё электроды, прижал к голове (они как-то удерживались, не слетали) и щёлкнул рычажком на крышке майндера.
    - Это переключатель режима, - сообщил он. - Можно смотреть как участнику - твоими глазами - и как наблюдателю, со стороны. Я выбрал наблюдателя. Когда автор записи... Гм... Другого пола, иногда возникают психологические проблемы.
    Нажав зелёную кнопку возле переключателя, он вдруг расхохотался.
    - Ай да Юля! - выдавил он сквозь смех. - Я ожидал чего-то подобного, но это...
    - Что такое? - встрепенулась Юля. - Что-нибудь не так... Я не справилась?
    - Отлично справилась... Я уже всё просмотрел.
    - За полсекунды?!
    - А тебе никогда не говорили, что самые длинные и сложные сны проносятся в мозгу человека именно за полсекунды? Или до этого ваша наука ещё не дошла?
    - Да нет, где-то я об этом слышала... - Юля осторожно коснулась корпуса майндера. - Джей, скажи... Этим прибором можно прочесть мысли любого человека... Подсмотреть сны?
    - Теоретически, наверное, можно, - вмешался Кертис, в благостном отрешении смаковавший вторую рюмку "Баллантайна". - Только вот до этого ещё не дошла НАША наука. Запись на майндере пока что можно сделать, только если автор занят этим активно и сознательно...
    Юля заметно успокоилась, потому что её пугала даже потенциальная опасность чьего-то вторжения в её сокровенные мысли, мечты, желания, а тем более сновидения.
    - Вот насчет снов. - Джейсон зевнул, прикрыв рот ладонью, - неплохо бы поспать перед дальней дорогой, а?
    - А собираться? - откликнулась Юля.
    - Что там собираться... Возьмём наши пластинки и проигрыватель, стриндж, виски, из одежды кое-что, лоддеры... Это оружие, Юля, мощнее клингера, там оно пригодится... Ну ещё что-нибудь по мелочи. Часа хватит на упаковку контейнера.
    - Джей, ты бы переписал музыку с пластинок на другой носитель, поменьше и поудобнее.
    - Пока мы спим, этим займется универсальный сканер. Но винил я тут не оставлю, наше сокровище...
    - Само собой. Жаль, что портрет Чака Берри погиб.
    - Погиб в бою, с честью, - уточнил Джейсон Рок.
    10
    Крохотный, исчезающе малый в черноте космоса слейдер приближался к зависшему на орбите кораблю, и Юля расширенными глазами вглядывалась в очертания неуклюжей громады. Корабли класса А9, как поведал Юле Джейсон, были обычными старыми грузовиками, переоборудованными в космические тюрьмы во время памятных (так он выразился) волнений в Круге Рассеяния, когда бунтовщиков арестовывали и высылали тысячами. Большинство А9 уже списали по возрасту.
    Красные и зеленые огни проблесками вспыхивали на выступающих частях корпуса. На тупо обрубленном носу некие шутники вывели под цифрами индекса (А9 123) собственное имя летающей тюрьмы светящейся краской - "Крейд". Маневрируя, слейдер под управлением Кертиса Монда облетел вокруг корабля. Юля рассматривала гигантские отражатели пространственных двигателей, горбы корд - генераторов в тенетах трубопроводов, решетчатые эмиттеры защитных полей, причальные фермы, шестиугольные люки, многочисленные антенны, гнезда для кабельных соединений, жерла каких-то излучателей или поглотителей, Джонг их разберет. В целом конструкция напомнила Юле корабль из фильма Ридли Скотта "Чужой", если не считать того, что творение киношников смотрелось куда элегантнее.
    Неторопливо раскрылся люк шлюзовой камеры на корме, украшенный здоровенной цифрой 4. Слейдер вплыл в темную металлическую пещеру, где тут же загорелся бледно-оранжевый свет, и створки люка сомкнулись.
    - Можно выходить, - сказал Кертис.
    Возле слейдера уже ждал довольно пожилой человек в черно-серой форме без знаков различия. Приземистый, коренастый, с каменным выражением лица, он производил впечатление грубо вырубленной из скалы статуи.
    - Я капитан Криг, - представился он. - На одном из древних языков мое имя значит "война", и будьте уверены, я ему соответствую.
    - Хорошее начало, - шепнул Джейсон Юле и громко обратился к капитану. - Вижу, экселенц. Я Джейсон Рок, а это Юля.
    - И йа-уу, - сообщил Чак из сумки, висевшей на плече Джейсона. Брови капитана Крига сдвинулись.
    - Это что, кот?
    - Законом не запрещено, - быстро отреагировал Джейсон.
    - Гм... Но если он вздумает разгуливать по всему кораблю, я выставлю его на аукцион на первой же корд-станции. Ясно?
    - Ясно, экселенц. Кот будет жить в нашей каюте.
    - Каюте? - теперь брови Крига взметнулись. - У меня нет кают для негодяев. Есть камеры, клетки, стойла - как хотите называйте, но кают нет.
    - Значит, он будет жить в стойле, - смиренно согласился Джейсон.
    - И без фокусов. Корабль может принять шестьдесят преступников, но в этом рейсе на борту только вы, а команда - десять человек, тренированных, вооруженных. Помните об этом, если шевельнется мыслишка насчет бунта.
    - Да, экселенц.
    - Капитан, - нетерпеливо позвал Кертис, - можно разгружаться? Я ведь тоже на службе.
    - Сейчас пришлю автоматический погрузчик.
    - Не надо, - проговорил Джейсон. - У нас только один небольшой контейнер. Мы сами... Разрешите его поставить его в нашей камере?
    - Там есть оружие?
    - Конечно. Мы же летим на Лембург.
    - Оружие отдайте, вам его вернут. Контейнер осмотрит дежурный офицер. Если не найдет ничего запрещенного, ставьте где хотите.
    - А что запрещено?
    - Кроме оружия - взрывчатка, деструкционные инструменты, средства связи.
    - А виски?
    - Капитан пренебрежительно пожал плечами.
    - Виски - ваше личное дело. Вы же подонки, что с вас взять?
    Он надавил кнопку на транскодере. В стальной переборке, выкрашенной в темно-зеленый цвет, открылась дверь, и подтянутый офицер шагнул через комингс.
    - Проверьте их багаж, Мак, - распорядился капитан.
    Джейсон и Кертис выгрузили контейнер, держа его за ручки. Пока офицер копался в немудреном скарбе, с удивлением разглядывая виниловые диски и проигрыватель, на стене лопнула какая-то трубка, ударила струя белого пара.
    - Капитан, - невинно спросил Джейсон, - Мы точно долетим?
    Поморщившись, Криг заговорил в транскодер.
    - Мэлли, подойди в шлюз четыре с аварийным комплектом... Да то же самое, джонгово отродье! Не мешкай.
    - Вот их лоддеры, - доложил дежурный офицер. В багаже ничего противозаконного нет.
    - Значит, я улетаю, - сказал Кертис. - Ребята, удачи вам... Лембург не курорт, да и вам сам Джонг не брат.
    - Подожди. - Джейсон выхватил из контейнера квадратную бутылку "Баллантайна" и вручил Кертису. - Выпей за нашу удачу.
    - Эй, - забеспокоился капитан. - Виски? Виски на Землю?!
    Кертис проворно нырнул в люк слейдера и выстрелил оттуда насмешливой репликой:
    - Тут уже не твоя территория, кровопийца. Хочешь донести - донеси, да только Джонг из черной дыры все видит, и не пить тебе виски до конца дней.
    Джейсон и Юля ожидали взрыва негодования, но капитан ответил неожиданно миролюбиво, хоть и ворчливо.
    - И то верно... Лети с миром, сын мой, а попадешься - так моя совесть чиста. Но тебе придется подождать, пока Мэлли починит это дерьмо... - он обратился к Юле и Джейсону. - Пошли, мерзавцы...
    Справа за ручку контейнера взялась Юля, слева - Джейсон. Вслед за капитаном и Маком, который нес лоддеры, они миновали несколько переходов, соединяющихся под острыми углами, и оказались в длинном и широком коридоре, где по обеим сторонам зияли камеры, загороженные решетками.
    - Секция-один, - рекомендовал капитан. - Выбирайте любое стойло. Старт через час, обед через два.
    - Наау, - возразил Чак из сумки.
    - Что "нау"? - засмеялась Юля. - Сейчас? Успокойся, покормим тебя.
    Широким жестом Джейсон откатил ближайшую решетку.
    - Устроимся здесь.
    - Воля ваша.
    Из нагрудного кармана Криг достал две плоских прямоугольных пластинки в серебристых обертках, протянул одну Джейсону, вторую Юле.
    - Зачем это? - поинтересовалась девушка.
    - Если она никогда не летала, растолкуйте ей, - сказал капитан Джейсону.
    - Есть, капитан.
    Распотрошенный дежурным офицером контейнер Джейсон затащил в камеру. Юля вошла следом, Криг задвинул за ними решетку и повернул ключ в замке.
    - Как видите, все надежно, - похвастался он. - Раньше были у нас замки электронные, потом силовые, да находились гении, открывали... А это попробуйте... Впрочем, бежать вам некуда, как и тем гениям. Они бунты замышляли! Не глуповато ли для гениев, а?
    Он спрятал ключ в карман и удалился в сопровождении Мака. Джейсон расстегнул магнитную молнию на сумке, выпустил кота, и тот сразу принялся недовольно обнюхивать углы нового жилища. Ячейки решетки были слишком мелкими, чтобы он мог проскочить.
    Уныло осматривалась и Юля, хотя смотреть тут было, в общем, не на что - две скамьи, два топчана, стол, желтоватая лампочка на потолке. За низенькой незапертой дверцей располагалась душевая, а ещё дальше ватерклозет. Едва ли забота об индивидуальном комфорте узников - лишняя мера предосторожности, ведь чем меньше их придется водить по кораблю, тем меньше риска, что кто-нибудь выкинет фортель.
    Все остальные камеры, видные из-за решетки, были пусты и темны, коридор между ними освещался то и дело гаснущими белесыми трубками.
    - Добро пожаловать в Криг-отель, - рекламным голосом объявил Джейсон и бросил на стол блестящий прямоугольник, выданный ему капитаном. - Юля, это брин, его надо жевать перед входом в корд, он избавляет от... Мм... Ощущений...
    - Болезненных? Неприятных?
    - Да нет, скорее своеобразных...
    - А когда будет корд?
    - Они предупредят. Не бойся.
    - Я и не боюсь.
    - Молодец.
    Откинув крышку контейнера, Джейсон достал персональную миску Чака, поставил на пол и вытряхнул туда мясной концентрат из банки, а во вторую миску налил воды из-под крана.
    - Подождем обеда или подкрепимся из наших припасов? - предложил он выбор.
    - Подождем, я не голодна... Вдобавок интересно, чем здесь кормят жареными крейдами?
    - Ну, ты чересчур мрачно смотришь на вещи. В сущности, этот корабль не худшее из возможного. Вот когда я служил в торговом флоте...
    - Кстати, - подхватила Юля, усаживаясь на скамью, - ты обещал рассказать о торговом флоте.
    - Разве? Не помню.
    Юля как раз отлично помнила, что Джейсон не только не обещал рассказать о торговом флоте, но и увернулся от разговора на эту тему, что ещё сильнее разожгло её любопытство.
    - Конечно, обещал, - смело атаковала она. - Мы остановились на том, что ты завербовался туда после того, как тебя... Словом, после того, как покинул Звездную Гвардию. И что было потом?
    - Потом? - Джейсон грустно вздохнул. - Меня и оттуда вытурили.
    - Вот так номер! Оттуда-то за что? Классного пилота?
    - Не за пилотаж, разумеется. Слушай, Юля, рассказывать я не в настроении, но у меня эта история записана на майндере. Если хочешь, посмотри...
    - А... За полсекунды?
    - Объективного времени. А субъективное может длиться хоть неделю.
    - Такая длинная запись?
    - Покороче, это я к примеру... Будешь смотреть?
    - Обязательно, - со всей решимостью ответила Юля, хотя и побаивалась майндера. Записывать самой - одно, а смотреть чужое... - Только поставь режим наблюдателя, ладно?
    - Я бы и без тебя догадался. - Джейсон склонился над контейнером и принялся рыться в нем. - Майндер тем хорош, что не приходится непосвященному в детали разжевывать каждую мелочь. Он закладывает понятия прямо в подсознание...
    - Ого, - сказала Юля. - Так с помощью майндера я смогла бы могла узнать побольше о вашем мире... Вообще?
    - Не совсем понимаю... Как это - вообще?
    - Ну, типа энциклопедии...
    - А, вот ты о чем. - Джейсон выпрямился с майндером в руках. - Но, Юля, это просто удобный прибор для передачи ограниченного объема информации от человека человеку, ни для чего другого. Пожалуй, если бы кто-то разработал какой-нибудь ультра-майндер, потратил ради тебя миллионы часов и перевел энциклопедию в М-запись, тогда... Если бы твой мозг не взорвался... Насколько я знаю, никто никогда не проводил подобных экспериментов. А если бы проводили, я бы не вызвался добровольцем... Да и что толку? Память-то он не стимулирует. Сколько бы ты ни увидела, запомнишь не больше, чем когда сама читаешь или слушаешь. Даже меньше.
    - Ясно, - Юля была немного разочарована. - Зато быстрее.
    - Быстрее, да хуже... Раньше некоторые профессора пользовались майндерами на лекциях, и что же? Успеваемость студентов резко упала. Нет, Юля, для сколько-нибудь ответственных задач эта игрушка не годится.
    - Ничего у вас не годится, - вдруг заявила Юля.
    - В смысле?
    - Майндеры - просто игрушки, мэтти работают плохо, космические корабли - старая рухлядь, бланты ни фига не соображают, даже благочестие - сплошная фикция. Нет, не так я представляла себе высокоразвитую цивилизацию.
    - А у вас, значит, - обиделся Джейсон, - все устроено идеально?
    - Нет, но нам простительно, мы по сравнению с вами младенцы... Только хотела бы я знать, - закончила она печально, - где это - у вас и где это у нас... Где МОЯ Земля, вернусь ли я когда-нибудь домой...
    - Ты очень сильно тоскуешь по дому?
    - Я не говорю, что мне здесь скучно, но... Как-то уж слишком не скучно. Ты не забыл, что мы сидим в тюрьме, и нас везут на страшный Лембург, на съедение крейдам?
    - Не драматизируй. Если бы крейды правили бал, на Лембурге давно не осталось бы ни одного живого человека.
    - Может, и не останется, пока мы долетим.
    - А насчет высокоразвитой цивилизации, - Джейсон не стал комментировать её последнее высказывание, - не знаю, что ты там себе нафантазировала... Мир богов в сияющих одеяниях? Мы все - обычные люди, Юля. Самые обычные. Мы не можем больше того, что можем. Мы не стали совершеннее оттого, что напридумывали кучу замысловатых железок.
    - Да я все понимаю! - Юля порывисто обняла Джейсона. - Прости... Нервишки расшалились.
    - Самое время позабавиться моей записью.
    - Давай.
    - Расслабься. Настройся на восприятие. Представь, что ты испытываешь сильную жажду, и утолить её может только майндер. Впитывай запись. На словах звучит туманно, но ты поймешь, когда начнется.
    11
    Серебристые проволочки, прилепившиеся к вискам девушки, немного щекотали кожу. Сначала Юля почувствовала стремительное опустошение, как будто её память стерли магнитным путем, а потом сознание заполнилось яркой и четкой картиной - мизансценой в рубке космического корабля. Юля была где-то рядом, возле людей в рубке, но самым замечательным являлось ощущение полной включенности в ситуацию. Не возникало недоуменных вопросов, и Юля могла бы даже проникнуть в мысли людей в корабле (разумеется, если бы такое проникновение предусмотрел автор записи по её ходу).
    Команда грузовика состояла из четырех человек - первого пилота командира корабля Джейсона Рока, второго пилота Дина Таггерта, навигатора Гейнза и структурного оператора Уорда (Юля не знала, что означает "структурный оператор", но так назывался род служебных обязанностей этого парня). Корабль шел на посадку, и все четверо сидели в креслах перед дисплеями блантов, пристегнувшись ремнями. Как и предписывала посадочная процедура, Уорд громко объявлял о режимах работы систем.
    - Полная тяга на стержнях один, два, три... Джей, четвёртый подыхает...
    - Ничего, обойдемся, - откликнулся командир.
    - Полная тяга на стержнях пять, шесть. Фойл шестьдесят два процента. Координаты места посадки согласованы.
    - Правый реверс на ноль пять, - приказал Джейсон. - Ребята, сейчас тряхнёт.
    Корабль не только тряхнуло, но и затрясло. Где-то раздалось приглушенное шипение с частыми ударами металла о металл.
    - Разрыв трубопровода второго уровня, - сообщил Таггерт.
    - Плевать, - оценил обстановку Джейсон Рок. - Сядем, залатаем.
    - Посадочные двигатели включены, - монотонно бубнил Уорд. Опознавательный сигнал включён. Дезактиваторы включены. Система точной коррекции включена. Давление двадцать. До поверхности шестьдесят. Стабилизация включена. Блант дает баланс на оси. Давление десять. До поверхности двадцать. Гравитационные нейтрализаторы включены. Скорость снижения семь. До поверхности десять. Скорость снижения два. Касание.
    Корпус грузовика вздрогнул от мощного толчка снизу. Турбины взвыли на холостых оборотах, вой перешёл в пронзительный визг и начал утихать.
    - Поздравляю, - Джейсон расстегнул замок ремня. - Как ни странно, мы снова сели.
    - Всякому везению рано или поздно приходит конец, - философски заметил Гейнз. - А тут неизвестно, как обойдется с грузом... Выкатят нам такой штраф, что прощай вся прибыль от рейса...
    При этих словах Джейсон нахмурился, Уорд крякнул. Таггерт с досадой цокнул языком. Происшествие с грузом, случившееся два дня назад по среднесистемному времени, действительно беспокоило всех.
    Заранее оплаченный заказчиками груз в накладных значился как "компоненты для монтажа витализеров" и был доставлен на борт прямо с завода-изготовителя в двух запечатанных контейнерах. В рейсе его обсуждали так и эдак, а тогда, два дня назад, разговор за обедом завёл Таггерт.
    - Вы как хотите, а мне не нравится возить невесть что. Где это видано? Вы знаете, что такое эти витализеры? Вот и я не знаю. Может, это новый вид оружия для террористов. Если на внутренних линиях Золотого Круга начнут пропадать лайнеры и служба безопасности докопается до сути, что мы будем лепетать? "Не знали, что везём"? Хорошенькое дело.
    - Оплата вдвое против обычной, - напомнил Джейсон Рок, - и мы согласились на условия... Ну, допустим, мы вскроем контейнеры, а там гептонная взрывчатка. Что тогда?
    - Нужно вскрыть, - сказал Уорд. - Найдем что-нибудь противозаконное, свяжемся с полицией. Так мы потеряем только деньги, а иначе рискуем свободой.
    - А не найдем? - возразил Джейсон. - Ты сумеешь снова опечатать контейнеры так, как было?
    - Сумею, - заверил Уорд.
    - Что ж, тогда... - командир с полминуты подумал. - Давайте взглянем.
    Из кают-компании они направились в грузовой отсек и для начала просветили контейнеры интрасканером, дабы убедиться, что открывать их безопасно. Уорд принес инструменты, аккуратно удалил печать, отпер замки, поднял крышку первого контейнера.
    Там в мягких пластиковых ячейках покоились прозрачные голубые шары размером с апельсин - десять штук.
    - Что это за джонговщина? - Таггерт протянул руку и взял шар.
    На ощупь он оказался очень скользким, и Таггерт тут же выронил его. В ужасе все четверо смотрели, как шар падает на пол... Медленно, казалось им, а на самом деле так быстро, как и подобает падать шару весом с полкилограмма. Никто не успел и двинуться, чтобы его подхватить.
    Шар ударился о стальной пол и взорвался с оглушительным грохотом и слепящей голубой вспышкой. Отсек мгновенно заволокло клубами дыма, не имевшего запаха. Потом Джейсон рассказывал команде, что мыслей в момент взрыва у него было две. Первая - "все-таки бомба", и вторая "отлетались...".
    К счастью, ни одно, ни другое действительности не соответствовало. Дым всосался в зарешеченные вентиляционные отверстия, а взрыв не произвел никакого эффекта помимо звукового и светового - если и бомба, то игрушечная.
    - Ну, проверили? - язвительно вопросил Гейнз, оправившись от шока. Теперь порядок? Интересно, как мы объясним получателю, что в опечатанном контейнере не десять этих джонговых шаров, а девять? Или можно надеяться, что они спустят дело на тормозах? Ха! Вы видели, какие суммы проставлены в накладных? Шары из чистого золота стоили бы дешевле.
    - Да, вляпались... - пробормотал Джейсон. - Ладно, Уорд, опечатывай. Может, они не станут открывать контейнеры при нас, а когда мы улетим, предъявят претензии к поставщикам, и всё утонет в бюрократической переписке... Собственно, если при нас откроют - тоже. С нас взятки гладки.
    В его словах и тогда не слышалось особой убежденности, а сейчас, когда корабль совершил посадку на планете заказчиков, перспектива и вовсе смотрелась неважно.
    На экраны транслировалось изображение с внешних телекамер. Согласно курсовому заданию, грузовик сел на краю обширного луга у излучины тихой реки. Закатное солнце золотило спокойные воды, касалось верхушек деревьев живописного леса.
    - Красота, - вздохнул Таггерт. - Джей, а что мы знаем об этой планете?
    - Только хорошее, - Джейсон вывел на дисплей данные из памяти бланта. - Тут можно дышать, никаких вредных микробов и вирусов, никаких опасных хищников. Планета для пикников.
    - Так давайте устроим пикник.
    - Возражений нет, - сказал Джейсон. - Тем более, заказчики не очень торопятся нас встречать... Гейнз, ты уверен, что им известно о нашем прибытии?
    - Конечно. Кроме предварительного согласования графика, автомат послал им сигнал, как только мы вынырнули из корда. И перед посадкой ещё один - их автоматы приняли.
    - А... Ну, тогда это их проблемы. Хорошо, если у нас будет время полежать на травке.
    Погода весьма располагала к пикнику. Тепло, но не жарко, мягкий ветерок... Команда грузовика устроилась в тени под пандусом, выдвинутым из люка. Собрали хворост, развели костерок, любовались феноменальным закатом, а безалкогольный страйк на свежем воздухе даже чуть пьянил. Уже совсем стемнело, а получатели груза так и не появились. Никому не хотелось заговаривать об этом - пикник после утомительного перелета пришёлся людям настолько по сердцу, что вспоминать о скучной (а в их ситуации ещё и угрожавшей неприятностями) возне с контейнерами и бумагами не тянуло.
    Джейсон Рок увлекательно расписывал полуфинальный матч по трикболу между "Глотателями Звёзд" и "Жадными Молниями", когда в лесу что-то затрещало, словно ломались кусты под напором огромного тела, и раздался леденящий душу рёв.
    - Что это? - прошептал оцепеневший Гейнз. - Ты говорил, тут нет опасных хищников.
    - Нет, - неуверенно подтвердил Джейсон. - Не должно быть... Какая-то местная зверюга... Может, и травоядная, и миролюбивая, но если она случайно на нас наступит...
    - Вернемся на корабль? - предложил Таггерт.
    Прежде чем кто-нибудь успел ответить, из-за деревьев показалось невообразимое чудовище. Ростом около трёх метров, оно передвигалось на задних лапах, как тиранозавр, а передние оканчивались острыми когтями. В свете костра громадные глаза монстра кроваво сверкали, в приоткрытой пасти торчали клиновидные зубы. Ужасный зверь протянул когтистые лапы к людям и заревел. За его спиной маячили ещё два монстра - поменьше, но не симпатичнее.
    - По-моему, они не травоядные... - Гейнз попытался подняться, но страх приковал его к месту. - А нам и защититься нечем... Бежим!
    Он все-таки вскочил и первым бросился на пандус, остальные - за ним. Второй люк шлюзовой камеры, ведущий во внутренние помещения, был открыт. Четверо промчались по шлюзу с ракетным ускорением, и Джейсон тут же нажал кнопку.
    Ничего не произошло. Люки не желали закрываться.
    - Джонгово дерьмо! - Джейсон ударил кулаком по кнопке. - Заело!
    - Может, они уйдут, - с надеждой предположил Гейнз.
    Не тут-то было... Чудовища приближались к пандусу, явно с намерением забраться в корабль.
    - Наверх! - закричал Таггерт. - Запремся в рубке!
    - Но здесь! - Джейсон был в отчаянии. - Кабельные сети, распределительные щиты, аннигиляторы трансфойла! Если они начнут здесь хозяйничать, нам конец, взлетим на воздух!
    - Что делать, что делать, - причитал Гейнз, - никакого оружия, с открытыми люками стартовать нельзя... Единственный слейдер сдох ещё на Адиоле... Прощай, мама!
    Монстры были уже совсем близко - свирепые порождения ночных кошмаров.
    - Груз! - вдруг крикнул Уорд, которого осенило. - Забросаем их этими шарами!
    - А платить за них кто будет? - остатки здравого смысла ещё не покидали Джейсона.
    - Тебе больше нравится быть нищим или быть мёртвым?!
    Первое чудовище ступило на пандус, затрясшийся под тяжеленной тушей.
    - Тащите контейнеры, - решился Джейсон.
    В мгновение ока оба контейнера очутились возле шлюза, уже вскрытые по пути. Джейсон схватил скользкий шар, прицелился и метнул в шагавшего в авангарде монстра. Грохот, вспышка... Зверь заревел, словно от негодования.
    - Ага, не нравится! - торжествующе заорал Джейсон. - На, получай ещё!
    Второй шар взорвался, ударившись в покрытую костяными пластинами грудь зверя. Чудовище опустилось на четыре лапы, над его спиной вздыбились уродливые выросты. Фиолетовая молния полыхнула между ними и ударила в переборку, в полуметре от головы Джейсона.
    - А, так вы ещё и электрические! Команда, внимание, приготовиться... Четырьмя шарами залп!
    Грохот лопающихся шаров слился с ответным треском молний, которыми били уже все три чудища. Джейсон вцепился в очередной шар, с полуоборота размахнулся...
    Длинная фиолетовая искра попала прямо в него, и свет померк в глазах.
    Очнулся он в медицинской каюте, маленьком лазарете корабля. Возле койки сидел на стуле Дин Таггерт, его второй пилот.
    - Как себя чувствуешь, Джей? - он заботливо склонился над командиром. - Мы все живы, в порядке...
    - Ничего... - Джейсон пошевелил руками и ногами. - А как те? Раз мы живы, значит... Вы отбили нападение?
    - Израсходовали все боеприпасы, - удрученно сказал Таггерт.
    - И что... Звери?
    Таггерт перевел дыхание, сглотнул.
    - Звери, - повторил он. - Звери. Понимаешь, Джей, так вышло... Не звери это вовсе.
    - А кто? - мучимый очень скверным предчувствием, Джейсон приподнялся на койке.
    - Наши заказчики... Получатели груза.
    Джейсон без сил свалился обратно.
    - Здешние разумные обитатели, - уныло говорил Таггерт, - ведут ночной образ жизни, потому и не встретили нас сразу... А рёв - это у них традиционное приветствие... Они пришли принимать груз и подписывать накладные. Надо было в первую очередь врубить киберпереводчика...
    - О, небо и звёзды, - Джейсон Рок схватился за голову. - Но молнии?! Они же напали на нас!
    - Когда увидели, что мы уничтожаем груз... Молнии их безвредны, они хотели нас ненадолго отключить и всё объяснить. Тебе, правда, сильно досталось, не рассчитали...
    - Джонг и тысяча адъюнктов! И никому не пришло в голову предупредить нас, как выглядят аборигены! За это кто-нибудь ответит...
    Таггерт покачал головой.
    - А кто и когда нас вообще о чём-нибудь предупреждал? Мы крайние - нам и ответ держать. Заказчики составили акт, ждут тебя на подпись. Стоимость груза, неустойка по сорванному контракту... Общую сумму сказать?
    - Не надо, - обреченно ответил Джейсон Рок. - Но, Дин... Что же мы всё-таки везли?
    - То, что и указано в накладных. Компоненты для витализеров.
    - И что такое эти джонговы витализеры?
    - Новое изобретение здешних учёных. Машины для регулярного укрепления здоровья и продления жизни, куда лучше наших транков. И понимаешь, Джейсон... Ты лежишь, так что не упадешь... Но собери всё своё мужество...
    - Что ещё? - Джейсон похолодел.
    - Первый собранный витализер был обещан в подарок Императору.
    12
    Запись оборвалась внезапно. Юля снова увидела себя в зарешеченной камере летающей тюрьмы, Джейсон все так же стоял подле неё, ничуть не изменив позы, и Чак по-прежнему довольно урчал у миски. Тут Юля вспомнила, что для них прошло только полсекунды...
    - Ну, как? - Джейсон отцепил электроды и смотал провод.
    - Сильно, - призналась Юля. - И что было после?
    - А ты как думаешь? Пинком под зад из торгового флота с такой сопроводиловкой, что и соваться куда-то было совестно. Все мои сбережения, конечно, пропали. Чтобы расплатиться, пришлось продать и дом, и акции... Вот тогда-то я и вспомнил о Септимусе. Только он мог помочь человеку с моей репутацией, и он помог - устроил в орбитальный патруль Земли.
    - Ага, в школу нашего друга Бастера.
    - Да нет, сначала в сам патруль. Я крутился по орбите и отлавливал нежелательные элементы. Но меня и оттуда турнули.
    - Ох!.. И оттуда?!
    - Юля, об этом как-нибудь в другой раз, ладно? Не хватит ли с тебя на сегодня моей победоносной войны с чудовищами?
    Пол камеры задрожал, словно где-то глубоко заработала огромная бетономешалка. Вскоре к низкому рокоту добавились другие звуки - масляные щелчки, какой-то шмелиный зуд и на его фоне однообразная высокая нота, а едва слышно, вдали, ритмично понижающийся и повышающийся тон вроде автомобильной сирены.
    - Перед стартом гоняют все системы на холостом ходу, - пояснил Джейсон. - Жаль, здесь нет монитора, корда не увидим. Занятное зрелище.
    - Не пора ли эту жвачку жевать, как её, брин? - забеспокоилась Юля.
    - Нет... А впрочем, пожуй, лучше подействует.
    Юля развернула пластинку и сунула в рот. На вкус брин и в самом деле напоминал мятную жевательную резинку.
    - Внимание, негодяи! - послышался из укрепленного в коридоре динамика голос капитана Крига. - Скоро мы отправляемся. Наш скорбный путь лежит через корд-станции Лас-Вегаса, Холина и Айронхоу. Надеюсь, что в следующий раз вы снова воспользуетесь услугами нашей компании. Будем рады видеть вас на борту.
    - Надо же, - буркнул Джейсон. - У старого дуба есть чувство юмора...
    В ожидании старта Юля изрядно разволновалась и была даже разочарована, когда корабль покинул орбиту, а с ней (с Юлей, а не с орбитой) не произошло решительно ничего. Лишенное разрядки волнение (предстоял ещё корд!) заставило её позабыть о намерении оценить тюремный обед. Она проглотила невыразительную на вид еду молча, машинально.
    О входе в корд предупредили вспышки красных ламп, но это было всё, хоть сколько-нибудь похожее на событие. Никаких потрясений, разве легкая просадка корабля, как бывает при наборе высоты пассажирским самолетом. А вот Чак, мужественно отказавшийся от подсунутого Джейсоном кусочка брина, жалобно мяукал... Юля чуть ли не завидовала ему - он-то испытывал эти необычные ощущения корд-перехода! Про себя она твёрдо решила в следующий раз жвачку отвергнуть, а то получалось как у того туриста, который был в Москве, а Кремля не видел.
    Усталая, измотанная бесплодной тревогой, Юля незаметно уснула.
    Её разбудила бравурная музыка из динамика в коридоре, помпезный военный марш. На фоне ликующих золотых труб прозвучало приветствие капитана.
    - Доброе утро, злодеи! Мы вышли в линейное пространство в окрестностях корд-станции Лас-Вегаса. Большая очередь, так что придется подождать. Сейчас позавтракаете.
    Прикорнувший на топчане Джейсон открыл глаза.
    - Лас-Вегас? - спросонья осведомился он.
    - Да, и Криг сказал, надо ждать. Чего?
    Джейсон потянулся и встал. Проголодавшийся Чак ходил кругами и канючил.
    - Лас-Вегас - крупный транзитный узел, здесь сходятся десятки кордов. - Джейсон насыпал Чаку мясных шариков. - Станция обычно перегружена, дождемся своей очереди, тогда они выполнят формальности и разрешат нам следовать дальше.
    - А что это за станция? Типа вокзала?
    - Вокзал - это куда прибывают ПАРОВОЗЫ? - он усмехнулся. - Да, похоже. Вокзал и будка стрелочника. Надо всех развести.
    - И такая станция есть у каждого корда?
    - Нет, что ты... Кордов миллионы, много полузаброшенных, особенно в Круге Рассеяния, не говоря уж о Круге Забвения. Станции есть только у крупных и средних транспортных узлов, и то не везде. Но Лас-Вегас... О, Лас-Вегас...
    Следующим вопросом Юля вывела Джейсона из мечтательной задумчивости.
    - Джей, а эти круги... Они что такое?
    - Круги? Ах, круги... Ну, это структура Империи. Центр Галактики, где столица Адалион и процветающие планеты, плотная сеть кордов и всё работает как часы, называют Золотым Кругом... Окраины - Круг Рассеяния, здесь попроще, хотя попадаются жемчужины. Потом идет Круг Угасания, или Забвения - планеты с хиреющими, забытыми Творцом и форсерами цивилизациями. Ну, а дальше - Круг Исчезновения. По большей части цивилизации там вымерли так давно, что о них толком ничего и не известно, хотя кое-где жизнь ещё теплится...
    - А Лас-Вегас в каком круге?
    - Лас-Вегас... - мысли Джейсона снова приняли мечтательное направление. - Он вне кругов. Планета-изгой и в то же время центр столкновения многих интересов. Планета сладкого порока, игорного бизнеса, шикарных отелей и красных фонарей, презираемая и желанная, противоречивая и непонятная...
    - Джей, ты поэт! Ты бывал на Лас-Вегасе?
    - Ни разу. Для солдата, казенного имущества, каким я был, это непросто. С Лас-Вегасом вообще всё непросто. Я, конечно, видел фильмы, в том числе запрещенные, но в фильмах что угодно можно показать.
    Их диалог был прерван удивительным событием: появлением тележки с завтраком. То есть удивительным было не само появление тележки-столика, а тот факт, что её толкал перед собой лично капитан Криг.
    - Вот это да! - присвистнул Джейсон. - Сервис для Очень Важных Персон?
    - Помолчи, опасный преступник, - почему-то смущенно буркнул капитан и обратился к Юле. - Девушка, вот салат из крабов-эмори, филе глана, фрикассе из...
    - Вы так заботитесь о нас, капитан! - благодарно воскликнула Юля, не дав себе труда дослушать перечень неведомых кушаний. - Не желаете ли присоединиться к нам за завтраком и пропустить рюмочку лучшего виски в Галактике?
    Глаза капитана так вожделеюще блеснули, что сомнений не осталось: именно тайная надежда получить такое приглашение и заставила его собственноручно сервировать и прикатить столик. Здесь не Земля, а Лас-Вегас, здесь можно.
    - Ну, я не знаю, - капитан Криг изо всех сил изображал колебания и душевные борения. - Одну маленькую рюмочку, пожалуй...
    Он отпер замок, отодвинул решетку и втолкнул тележку в камеру. Чак немедленно шмыгнул в коридор, что капитан оставил без внимания.
    Вытащив из контейнера "Баллантайн", Джейсон распечатал бутылку.
    - А рюмок нет, - сказал он.
    Капитан диковато улыбнулся и достал из никелированного ящичка под крышкой тележки три рюмки.
    - Стандартный набор, всегда тут лежат...
    "Для заключенных? - подумала Юля. - Ну, конечно..."
    И без того невеликие ёмкости из прессованного стекла были лукаво наполнены Джейсоном ровно на треть.
    - За скорейшее освоение Лембурга. - провозгласил он и добавил так тихо, что слышала одна Юля. - Вот хорошо бы без нас...
    Криг покатал напиток на языке, как подлинный знаток.
    - О! - вырвалось у него.
    - Вижу, вы знаете толк, - суховато заметил Джейсон. - Как жаль, что вы можете позволить себе только одну маленькую рюмочку...
    В беспокойстве капитан заерзал на скамье, но его выручила Юля. Без лишних уговоров она разлила виски, теперь по полной.
    - За нашего хозяина, славного космического волка капитана Крига!
    Так как его не уговаривали, капитан не видел надобности и отнекиваться приличия ради.
    13
    Полтора часа спустя, когда Крига развезло до стадии всепрощенчества, в ход пошла вторая бутылка. Джейсон бренчал на стриндже какие-то импровизированные мелодии, постоянно сбиваясь на "Rock`n`Roll Music" и "I Don`t Want To Spoil A Party" с уклоном в Хендрикса, капитан благодушно внимал.
    - Вы даже не знаете, - говорил он, как бы случайно наваливаясь на Юлю, - какие вы люди, негодяи. Я возил преступников по Галактике... Я такое видел, что вам и не снилось. Мне предлагали должность второго помощника капитана на крейсере "Меч Империи", но нет... Здесь я - первое лицо, таким и останусь. Не умеет капитан Криг быть вторым, понимаете? Моя команда...
    - Да, ваша команда, - воспользовался случаем Джейсон. - Что же мы тут расслабляемся втроём? Не пригласить ли хотя бы тех, кто свободен от вахты?
    Криг наставительно поднял качающийся палец.
    - Люди на постах. Обстановка в районе станции требует... Вот позвать разве Мака и Мэлли? Они охраняют слейдеры, а от кого? От вас? - он несолидно хихикнул. - Не дело... Сейчас они будут здесь.
    Он встал, погладил Юлю по щеке, рассеянно улыбнулся и нетвёрдым шагом удалился по коридору.
    - Старайся пить поменьше, - сказал Юле Джейсон.
    - Что ты задумал?
    - Да так... Может, получится, а может, и нет. Просто старайся пить поменьше, ты нужна мне в форме.
    В коридоре послышались громкие возбужденные голоса, среди которых выделялся начальственный бас капитана Крига. Мак и Мэлли, пока совершенно трезвые и потому страдающие от некоторого чувства неловкости, присоединились к пирушке - впрочем, неловкость эта вскоре без следа растворилась в "Баллантайне". Под аккомпанемент стринджа пели не совсем пристойные песни Звёздной Гвардии, рассказывали рискованные истории о ближайшем окружении Императора, жаловались, как водится, на жизнь. В полутьме коридора таинственно горели зелёные глаза Чака.
    Капитан окончательно размяк и захрапел первым, уронив голову на стол возле тарелки с остатками крабового салата. Минут через двадцать на топчан свалился Мэлли, а ещё через полчаса компанию ему составил самый крепкий из троих - Мак.
    - Всё, - констатировал Джейсон, стоя над спящими жертвами "Баллантайна". - Путь свободен, пошли.
    - Куда пошли?
    - К слейдерам.
    - Ты хочешь бежать отсюда?!
    - Бежать не удастся, - Джейсон прикоснулся к шраму на лбу. - Пока в нас сидят эти штуки, нас запеленгуют хоть на краю Вселенной... А как их удалить, я не знаю.
    - Но тогда...
    - Юля, перед нами Лас-Вегас! Так и так нас отправят на Лембург, зачем же торчать в тюрьме, когда мы можем провести веселую ночку на весёлой планете! Вперед, на поиски приключений! Эти ещё не скоро проснутся...
    - Ты авантюрист, - нежно и восхищенно сказала Юля.
    - От кого я это слышу? От прилежной студентки Академии Благочестия? он разыскивал в контейнере деньги.
    - Чего доброго, - Юля спрятала улыбку, - команда начнет поиски капитана...
    - Не начала же до сих пор, - пожал плечами Джейсон. - Поймают нас сейчас, хуже не будет... Попробовать-то стоит.
    Он широко раскрыл сумку, положил в неё непочатую бутылку и пощелкал ногтем по металлическому креплению ремня. Чак, привыкший моментально повиноваться этому сигналу, нырнул в сумку незамедлительно, и Джейсон застегнул магнитный замок.
    - Вот так, - он похлопал по сумке ладонью. - Как же без тебя, дружище... Юля, возьми стриндж.
    По коридорам они добежали до сводчатого помещения, откуда вели четыре арки в разных направлениях.
    - Сюда, - бросил Джейсон, изучив указатели. - Шлюз номер два.
    Во втором шлюзе, в ячейках-ангарах застыли слейдеры, укутанные бледным маревом силовых полей. Джейсон мазнул пальцем по сенсору, и поле вокруг ближайшего слейдера погасло. Приглашающе распахнулся люк, беглецы поднялись на борт. Предстартовые операции Джейсон выполнял через одну, в сокращенном режиме. Гравитационная катапульта вытолкнула слейдер в открытый космос.
    Тысячи огоньков сияли в черноте, но многие из них были не звёздами, а опознавательными огнями кораблей. По астрономическим масштабам корабли находились совсем близко, толпились в пространстве, хотя расстояние между ними составляли десятки и сотни километров. А впереди и внизу источала опаловое сияние изумительно красивая планета, как редкостная драгоценность на чёрном бархате. Джейсон с ускорением направил к ней слейдер.
    - Слейдер А9 12302! - загремело в динамиках. - Здесь катер орбитальной охраны. Остановитесь для досмотра. Остановитесь, или мы откроем огонь!
    - Джонг, - прошипел Джейсон Рок, врубая тормозные двигатели. Он прижал сенсор передатчика и заговорил.
    - Алло, орбитальная охрана! Мы - преступники, удравшие с тюремного корабля А9123. Цель - развлекательное турне на Лас-Вегас. Мы безоружны, имеем вживленные Н-маяки, так что это не побег.
    В динамиках немного пошумело и посвистело, и они ожили вновь.
    - Н-сканеры не читают ваших маяков. Приготовьтесь принять на борт инспектора. Вы под прицелом наших бангеров.
    - Как это не читают? - изумился Джейсон. - Быть такого не может.
    Катер показался над прозрачной изнутри кабиной слейдера. Он выглядел как распластавшая белые крылья огромная светящаяся птица, на слейдер угрожающе нацелились жерла аннигиляционных орудий. Гофрированный рукав протянулся от катера, и Джейсону ничего не оставалось, как помочь пристыковать его и отодвинуть крышку люка.
    Прибывший инспектор был совсем молодым, светловолосым, улыбчивым парнем в белом комбинезоне с золотыми нашивками. В руках он держал какой-то прибор с множеством коротких антенн. Завидев Юлю, он сверкнул ослепительными зубами.
    - О, какие к нам преступники... Что натворили, изверги?
    - Заговор на Земле, - нехотя ответил Джейсон, которому не нравилось внимание инспектора к Юле.
    - Против благочестия?
    - Да.
    - Прикончили кого-нибудь?
    - Не успели. Высланы на Лембург.
    - Ясно... - инспектор присмотрелся к шраму на лбу Джейсона, покрутил ручки своего прибора, нахмурился. - Странно. Маяки есть, а сигнала нет... Почему?
    - Я откуда знаю! - разозлился Джейсон.
    - Погоди, не психуй... - парень втянул носом воздух. - Пили?
    - Виски.
    - Так вот оно что! Ваши маяки земного производства, Н-четыре... Ну, естественно, алкоголь их блокирует.
    - Значит, у нас есть фора?
    - Пока вы под газом, им вас не достать... Вот когда содержание алкоголя в крови упадет... Чтобы совсем сбежать, вам придется накачиваться каждый день, и все сильнее - маяки постепенно адаптируются... Но как же вы тогда побежите? Поползете...
    - Слушай, приятель, - раздраженно сказал Джейсон. - Не тяни резину. Или сдавай нас обратно, или отпускай. Мы тебе дорожку не перешли...
    - И то верно, - кивнул инспектор с хитрым прищуром. - но чтобы вас отпустить, нужны веские основания...
    - У нас всего четыреста стиков.
    На Лас-Вегасе это приличные деньги... Чтобы поразвлечься как следует, вам вполне хватит и двухсот.
    - Йеа, - сказал Чак из сумки.
    - С вами кот? Похоже, он согласен.
    - И я согласен, - усмехнулся Джейсон, достал из кармана пачку банкнот и отсчитал двести стелларов. - Владей. Квитанцию отошлешь на Землю, председателю Совета Благочестия, моему близкому другу.
    - Обязательно, - со смехом сказал инспектор, пряча деньги. - За две сотни вы заслужили бонус. Я сброшу на ваш блант координаты удобного места посадки. Это всего в двух милях от Эскодиара, города, где вы не соскучитесь... И там за пару стиков сможете взять напрокат спаркл.
    - Кто же даст спаркл проходимцам без документов?
    - Возможно, тебя это удивит, - инспектор принялся подсоединять свой прибор к свободному порту бланта, - но половина населения Лас-Вегаса именно проходимцы без документов, а вторая половина - полицейские... А спарклы на телеповодках, хозяин свистнет - и прибежит машинка, куда бы вы её ни загнали... Вот так, проходимец. Дураки на Лас-Вегасе есть, но их мало, потому что у нас быть дураком - слишком дорогое удовольствие, не всем по карману.
    Он ввел данные в память бланта, вынул из разъема вилку кабеля и выпрямился.
    - А теперь скажи, - произнёс он с широкой ухмылкой, - что зря истратил две сотни.
    - Ещё чего, - отозвался Джейсон.
    - Думаешь, я на тебе нажился? На четверых делить. Вообще-то моя обязанность - вас задержать и препроводить на вашу посудину. Жаль, что я вас не встретил, да космос большой... Желаю отменно повеселиться, заговорщики!
    Отдав шутовской салют, он поклонился, сунул прибор под мышку и скрылся в изгибах гофрированного рукава.
    14
    Ночь над Эскодиаром искрилась миллионами цветных огней. Фонтаны серебряного, золотого, лазоревого, фиолетового света били в тёмное небо над белоснежными пирамидальными отелями и казино, голографические неоновые рекламы завлекали в ночные клубы и стрип-бары, кабаре и варьете. Спаркл беглецов с открытой кабиной медленно летел над проспектом, переполненным фланирующей публикой в экзотических одеяниях, и отовсюду слышалась музыка, то энергично-возбуждающая, то утомлённо-расслабленная, то эротично пульсирующая. Повсюду в воздухе расцветали фейерверками яркие объемные фрагменты фильмов, демонстрирующихся тут же в кинотеатрах, и далеко не самые безобидные. Проститутки с фосфоресцирующими прическами и светящимся макияжем приставали к скучающим бездельникам, торговцы наркотиками громко предлагали свой товар, а когда к ним подходили полицейские, не спешили ударяться в бега, а молча лезли в карманы за наличностью. Эскодиар, город-наваждение, город-иллюзия, город-галлюцинация. Жаркая ночь, которую не спасал и прохладный ветерок, ночь будоражащих сновидений.
    - Я нахожу, что здесь лучше, чем у Крига в клетке, - Джейсон увлеченно осматривался, - но мне надоело воздухоплавание. Где бы припарковаться? Всё забито...
    - Вон там, - Юля указала на площадку перед двойной стеклянной дверью бара, откуда только что взлетел позолоченный спаркл.
    К освободившемуся месту на стоянке моментально устремились десятки разномастных летательных аппаратов, но Джейсон оказался проворнее. Он заплатил служителю четверть стеллара, помог Юле выбраться и повёл её к двери, протискиваясь через сутолоку проституток, сутенёров, мелких жуликов, каких-то подозрительных фокусников и пошатывающихся завсегдатаев питейных заведений.
    Свободных столиков в баре, конечно, не было. Джейсон огляделся с видом завоевателя и вразвалку приблизился к тучному господину, сидевшему у окна в компании проститутки.
    - Магнифико, - вкрадчиво начал он. - Держу пари, вы собирались уходить.
    Толстяк вытаращил глаза.
    - И не думал.
    - Так хотите пари? - ласково улыбаясь, Джейсон водрузил на стол застёгнутую сумку. - Я утверждаю, что в этой сумке лежит бутылка самого лучшего виски в Галактике. Вы не согласны. Выпейте рюмочку - и если я прав, вы уступаете нам места.
    - А если ваше виски дрянь?
    - Плачу тысячу стиков.
    - Джонг побери! - тучный господин в одно мгновение позабыл о проститутке. - Да вы не шутите!
    - Нет, спектабилис.
    - Но ведь я могу вас обмануть, приуменьшить достоинства виски...
    - Тогда нужен арбитр.
    - Ну что же, - толстяк обезоруженно развёл руками. - В любом случае я выигрываю! Или пробую лучшее виски в Галактике, или получаю пакет стиков... А что до арбитра...
    Он завертел головой, выискивая кого-то в толпе.
    - Уэр Айсинг! - крикнул он.
    Джейсон приподнял бровь.
    - Здесь есть уэр? Стрэгл, аристократ с Айсингфорса?
    - Ну да, - подтвердил толстяк. - И лучшего арбитра нам не найти.
    - Не очень-то я люблю этих пижонов.
    - Но вы не сомневаетесь, что уэр никогда не унизится до шарлатанства, если речь идёт о пари?
    - Не сомневаюсь, - скрепя сердце признал Джейсон.
    Стрэгл уже проталкивался к столику. Он подошёл небрежной походкой, засунув все четыре руки в четыре кармана радужно переливающейся куртки-флаша. Его огромные глаза, похожие на глаза панды, остановились на толстяке.
    - В чём дело, Бэддокс?
    - Хотите рассудить пари, уэр Айсинг?
    - Охотно, если оно не касается прелестей женщин вашей расы. Они для меня все на одно лицо.
    Тут он взглянул на Юлю. Разумеется, он не мог узнать её, потому что никогда не видел, а если бы и видел, то не узнал бы все равно, как следовало из его собственного, прозвучавшего только что утверждения. Но Юля мгновенно вспомнила зал суда на Айсингфорсе, тонущий в размытых нематериальных сумерках, и свидетельницу Лейти, и загадочную интерференцию звенящей волны... Эта волна будто снова прокатилась между ними здесь. Почувствовал ли что-нибудь подобное Айсинг Эппл, неизвестно, но он смотрел на девушку явно дольше, чем требовала ситуация.
    Наконец он очнулся.
    - Так что за пари?
    Бэддокс кратко объяснил, и Айсинг свистнул пренебрежительно.
    - Вы почти выиграли, Бэддокс. Посмотрите-ка на этого типа - он одет как актёришка с дешёвой порностудии. Откуда у него хорошее виски? Разве стянул где-нибудь... Но из уважения к вам я готов попробовать, даже если потом придется полоскать рот мединалом.
    - Слушай, ты, - прорычал Джейсон, у которого все закипало внутри.
    - Да? - стрэгл повернулся к нему, посмотрел свысока. - Меня зовут Айсинг Эппл. Уэр Айсинг Эппл.
    Джейсон заскрипел зубами.
    - Плевать мне, как тебя зовут. Будешь судить?
    С легким пожатием плеч Айсинг кивнул, не сказав более ни слова. Его флаш усыпали золотые искры. Неискушенного в таинствах цветных эмоций стрэглов Джейсона это ещё сильнее разозлило. Не продолжает ли такой-сякой уэр потешаться над ним?
    Излишне резко он распахнул сумку. На стол выскочил Чак, испугался огней и музыки, выгнул спину и зашипел.
    - Явлено первое чудо, - прокомментировал Айсинг с сухим смешком. Бутылка виски обратилась в кота. Береги его, чудотворец. Коты - большая редкость, его могут и спереть.
    Взглядом-молнией Джейсон обжег насмешника и достал из сумки бутылку "Баллантайна". Флаш Айсинга посерел, и по выражению глаз стрэгла Джейсон понял, что выиграл очко. Ни Айсинг, ни напрягшийся толстяк наверняка на видывали таких бутылок.
    Джейсон подвинул к себе два пустых бокала и наполнил их: один для Бэддокса, другой для арбитра. Чак спрыгнул со стола и восьмерками закружился у ног Юли. Он уворачивался от посыпавшихся с потолка серебристых шариков - развлекательного оптического эффекта, подчеркнувшего музыкальный акцент.
    Последовал вдумчивый ритуал дегустации.
    - Мне очень жаль, Бэддокс, - промолвил Айсинг Эппл по окончании церемонии, - но вы проиграли. Возможно, это и не лучшее виски в Галактике, но разлететься мне на мезоны, если я пробовал лучше.
    И он хлопнул Джейсона по плечу правой рукой из верхней пары.
    - Неплохо, малыш.
    - Как ты меня назвал?! - кипевшая в котле ярость Джейсона жаждала вырваться.
    Совсем не желавший попасть в эпицентр разгорающегося конфликта Бэддокс шуганул проститутку и поспешно ретировался. Джейсон галантно усадил Юлю за столик.
    - Интересно, как бы ты расплачивался за проигрыш, - шепнула она.
    - А я мог проиграть? - Джейсон комично повёл бровями. - Дай-ка сюда стриндж. Покажем этому прыщу на ровном месте.
    Со стринджем в руках Джейсон проследовал к эстраде, обменялся несколькими репликами с лидером оркестрика и встал у микрофона.
    - Для моего друга с Айсингфорса, - объявил он во всеуслышание, которого я угостил лучшим виски, лучшая песня - "Rock`n`Roll Music"! Виски он хорошего не пил, музыки хорошей точно не слышал. Посочувствуем, друзья! Если ты вырос в такой дыре, как Айсингфорс, тебе абсолютно необходим образовательный минимум.
    Он ударил по струнам. Чуткие музыканты сразу сориентировались, подхватили ритм, добавили баса и духовых. Вместе с искрометными импровизациями Джейсона, которого спортивная злость вытолкнула на вершины вдохновения, это составило атомный музыкальный коктейль. Публика вопила, свистела и топала в восторге, а когда Джейсон завернул эффектную задержку финала в духе Джими Хендрикса, завсегдатаи бара просто застонали и устроили новой звезде штормовую овацию.
    Джейсон поклонился и сошёл с эстрады. В него летели цветы и ленты серпантина. Айсинг Эппл понимал, что уложен на обе лопатки, и готовил возмездие. Флаш его то вспыхивал красным, то бледнел до светло-коричневого.
    Стоя с кружкой пива в левой нижней руке, он снисходительно обронил, когда Джейсон пробирался мимо:
    - Недурно, малыш, совсем недурно. Воровать виски, в конце концов, не такой уж подвиг, а вот чтобы украсть песню, надо не только нахальством обладать, но и зачатками способностей. На Айсингфорсе, правда, на таком уровне бренчат нищие, а здесь...
    Свободного пространства вокруг них хватало, чтобы разойтись, но Джейсон сильно пихнул соперника локтем. Пиво из кружки выплеснулось на флаш.
    - Ах, простите! - Джейсон вскинул руки, ещё раз задев Айсинга, теперь стринджем. - Понаставили тут четырёхруких светофоров, пройти негде.
    - Вам трудно пройти к столику? - с уничтожающим сарказмом протянул Айсинг. - Извольте, я помогу.
    Великолепным приемом он швырнул Джейсона через весь зал, точно к его столику. Зазвенело бьющееся стекло, завизжали женщины, завыл перепуганный Чак.
    - Ну, держись, радуга ходячая. - пробормотал Джейсон и ринулся в бой.
    Толпа расступилась, образовывая живой ринг.
    Начав с мощного хука справа с одновременным ударом левой в грудь, Джейсон послал противника в нокдаун, но тот быстро оправился и ответил стальной стенобитной серией. Кулаки его мелькали, как поршни. К чести Айсинга, он дрался только верхней парой рук, уравнивая возможности. У Джейсона потемнело в глазах, он отступал. Еще пара таких ударов, и Айсинг будет праздновать победу... Джейсон встряхнулся, собрался и провел стремительную контратаку в стиле боевого искусства сайто, невидимого оружия Звёздной Гвардии. Соперник искусно уклонялся, но Джейсон загнал его в угол, опрокинул, вскочил на стойку (убытки бара из-за разбитых бутылок и посуды резко возросли) и применил прием "падающая звезда", то есть в горизонтальном прыжке упал на Айсинга и плашмя припечатал его к полу.
    - Раз! Два! Три! - самозабвенно считал кто-то в толпе.
    Очнувшись, Айсинг ловко вывернулся, и Джейсон полетел кувырком, сшибая столики. Через секунду двое снова стояли друг против друга, напружиненные и готовые к продолжению схватки.
    - Крепко держишься, - Айсинг смотрел на противника в упор, и в его взгляде угадывалось невольное уважение. - Но у тебя нет шансов.
    - Это у тебя нет шансов, - по подбородку Джейсона стекала струйка крови из рассеченной губы.
    - Да? А как тебе это понравится?
    Джейсон едва успел поставить блок против молниеносного выпада Айсинга, и тут на улице завыла сирена.
    - Полиция! - Айсинг схватил Джейсона за руку. - Исчезаем! Попадемся худо дело!
    - Куда?!.
    - За мной... Кажется, мы не завершили приватную дискуссию, незачем вмешивать посторонних.
    Расталкивая публику, Джейсон рванулся за сумкой. Пока он загонял туда плохо соображавшего Чака, упустил несколько драгоценных секунд. Юля высвободила придавленный упавшим столом стриндж, и вслед за Айсингом они нырнули в какую-то дверь, когда полицейские уже входили в бар.
    Дверь, как оказалось, вела в узкий переулок, где тускло горели красные фонари. В путанице тёмных подворотен и проходных подъездов Айсинг ориентировался завидно, однако полицейские не собирались отставать. Каждый раз, как только Айсинг, Джейсон и Юля сворачивали за очередной угол, вслед грохотали гулкие бегущие шаги и раздавались крики "Стой, откроем огонь!" Стрелять преследователи не могли, потому что Айсинг не позволял им появиться в пределах прямой видимости, но погоня упорно шла по пятам.
    В тесном дворике стоял спаркл. Айсинг прыгнул в кабину, Джейсон забросил Юлю, а сам перевалился через борт уже на ходу. Не набирая высоты, Айсинг на опасной скорости ввинтился в трущобный лабиринт.
    - Берегись! - заорал Джейсон.
    Они чуть не столкнулись с машиной, мчавшейся навстречу. Позади слышался душераздирающий вой полицейских сирен, и Айсинг прижимал спаркл вплотную к дорожному покрытию, прятался под многочисленными мостиками, козырьками, арками, маневрировал в отрезках тоннелей и крытых переходах. Так он сводил к минимуму риск быть замеченным сверху, из патрульных машин. Таковые действительно сновали над крышами, и даже оснащенные помимо всего прочего инфракрасными детекторами, которые их и подвели.
    Полицейские засекли какой-то другой спаркл и погнались за ним, а так как в Эскодиаре проживало очень мало законопослушных граждан, то и этот водитель прилежно от них улепетывал. Айсинг же увёл спаркл в противоположную сторону, в совсем безнадежный мрак ночных трущоб.
    Здесь не было ни музыки, ни смеха, ни огней, здесь всё пропахло нищетой и преступлением. Фары спаркла выхватывали из тьмы то зловонные помойки, то полуразрушенные здания с пустыми окнами, то стайки жалких человекоподобных существ в лохмотьях. Всё это мелькало как в калейдоскопе из-за высокой скорости и частых перемен курса.
    - Вроде оторвались, - сказал Айсинг, прислушиваясь.
    - Йе, - подтвердил Чак.
    Спаркл приближался к гигантскому сооружению, стоящему особняком - не то ангару, не то заброшенному заводу. Он проплыл под ведущей внутрь аркой и опустился возле проржавевшего остова громадной машины непонятного назначения. Прожектор на телескопической штанге, выросшей из багажника спаркла, быстро завертелся и замер.
    - Здесь безопасно, - проговорил Айсинг Эппл. - На какое-то время.
    - С нами нигде не безопасно, - уронил Джейсон.
    - Почему?
    - Ты не заметил шрама на моем лбу?
    - А, Джонг... Беглые каторжники?
    - Точно.
    Айсинг неожиданно рассмеялся.
    - Я тут тоже вроде как под полицейским надзором. Выслан с Айсингфорса, но это было бы полбеды. А беда в том, что местные полицейские мудрецы решили, что я шпион с неким специальным заданием. Готовлю переворот, что ли...
    - А это не так?
    Возмущенное фырканье послышалось в ответ.
    - Слушай, беглый каторжник...
    - Меня зовут Джейсон Рок.
    - Слушай, Джейсон Рок. Чем я только в жизни не занимался! Изучал математику, физическую химию и нанотехнологии в университете Айсингфорса, защитил диссертацию по астрофизике, торговал антиквариатом на планетах Круга Рассеяния, путешествовал, бездельничал... Вот только шпионом никогда не был, не для уэра это занятие.
    - Почему же они к тебе прицепились?
    - А Джонг их знает! Один тип из политической полиции шепнул, что они только и ищут повода меня арестовать... А драка в баре - чем не повод? Если раскрутить как следует, потянет года на два, а то и на пять. У них тут своеобразное правосудие.
    - Тогда, - серьезно заявил Джейсон Рок, - нам тем более надо поскорее расстаться. Прилетят за нами - прихватят и тебя, а свидетелей полный бар. Какого Джонга ты вообще кинулся нас выручать?!
    - Я уэр, - просто объяснил Айсинг Эппл. - Но не только в том дело. Хорошо ты держался.
    - В драке?
    - И в остальном.
    15
    Голова то кружилась, то болела, то кружилась и болела вместе, а порой в черепе капитана Крига бушевали такие тошнотворные вихри, что он едва не валился с ног. Тем не менее он мужественно стоял и продолжал разнос.
    - Мало ли что может произойти с капитаном! В моё отсутствие вы, Стил, вы, первый помощник, командуете кораблём и за всё отвечаете! Как случилось, что преступники удрали? Как, я вас спрашиваю?
    Первый помощник Стил мог бы без труда объяснить капитану, как это случилось - по причине того, что капитан устроил пьянку с преступниками и вовлёк в неё двух офицеров, оставив слейдеры без охраны. Но он помнил о том, что ему под началом Крига ещё служить и служить, и благоразумно молчал.
    Криг повернулся к офицеру связи.
    - Леннарт, читаются маяки?
    - Нет, экселенц, - Леннарт непонимающе смотрел на экран, где покой сетки энтангл-радара не возмущала ни одна движущаяся точка. - Я искал везде. Слейдер есть, а их нет.
    - Найдите их! - громыхал Криг. - Я им покажу увольнение на берег...
    - Экселенц, - робко подал голос Мэлли. - А не могли они удалить маяки?
    - Это невозможно!
    - Скажем лучше - это непросто... Почему они так рвались на Лас-Вегас? Не пива же попить... Слейдер мы нашли недалеко от Эскодиара. Не логично ли допустить, что у них там сообщники, операция была спланирована заранее, и у этих сообщников есть аппаратура для удаления маяков?
    Леннарт подпрыгнул как ужаленный.
    - Поймал!
    - Где? - Криг сердито уставился на монитор.
    - Юго-западная окраина Эскодиара... Уточняю... Сигнал слабый, то и дело пропадает... Ага, есть. Это завод корпорации "Конрад - фонд", он давно не функционирует, как и сама корпорация. Развалины.
    - Бывший завод? Интересно, за каким Джонгом их туда занесло... И почему шалит сигнал?
    - По-моему все яснее ясного, экселенц, - снова влез Мэлли, которого похмельный синдром и чувство вины заставляли отстаивать свои теории с отчаянием обреченности. - Сообщники. Где самое удобное место для нелегального сборища, если не на этом "Конраде"? А вот удалить и уничтожить маяки им пока не по зубам, только временно ослабили сигнал.
    - Похоже, - буркнул Криг.
    - Какие будут приказания, экселенц?
    - Высаживаемся на трех слейдерах. Мне нужны все - может быть, предстоит отбивать наших клиентов у их вооруженных приятелей. За кораблем отлично присмотрит и автоматика.
    Мак, понуро сидевший до того в кресле, с усилием встал. Ему не хотелось безраздельно отдавать Мэлли пальму первенства в области ценных идей.
    - Не обратиться ли за помощью к полиции Лас-Вегаса, экселенц?
    - Нет! - рявкнул Криг. - Что я им скажу? Что два моих офицера надрались с преступниками, упустили их, дали им возможность возглавить бандитское сборище в Эскодиаре? Вы хотите сделать меня посмешищем Галактики?
    Мак втянул голову в плечи. Что ж, если капитану угодно интерпретировать события таким образом.... А чего, собственно, он ожидал?
    - Как уладим с орбитальной охраной? - это опять был Мэлли, он чувствовал себя отчасти реабилитированным.
    - Секретная спецоперация, - отрезал Криг. - По статусу мы имеем право согласно пункту "В" пятой статьи инструкции К8-048.
    - Оружие, экселенц?
    - Только парализующие стокеры. Не хватает, чтобы вы прихлопнули кого-нибудь в горячке... Задача - только вернуть наших друзей, а со своими пусть местные власти разбираются как хотят. Вопросы?
    - У меня вопрос, экселенц, - поднялся младший механик Кристел, самый молодой и неопытный из экипажа. - Разумно ли всем покидать корабль?
    - Празднуете труса, Кристел? - капитан свирепо завращал глазами. Хотите отсидеться? Вижу, что нет, храбрость из вас так и хлещет. Тогда докажите мне, что вы нужнее здесь! На корабль нападут? Допустим. И чем вы поможете системам защиты? Будете смотреть на индикаторы и уговаривать бланты работать побыстрее?
    - Но, экселенц... - вопреки оценке капитана, храбрость вовсе не являлась основным качеством младшего механика. - Что мы будем делать, если бандитов окажется слишком много?
    - Сражаться! - взор Крига грозно полыхнул. - Будем сражаться и победим!
    - А если победят они?
    - Если так, лучше бы вам, Кристел, и совсем на свет не родиться. И мне тоже, и всем нам. Позор и бесчестие! Но этого не будет. Я не привык к поражениям и привыкать не намерен, хотя бы все бандиты Галактики... Ещё вопросы? Больше нет? За работу!
    Боевое настроение капитана частично передалось и команде. Леннарт взял мощный аккорд на клавиатуре бланта, точно не готовил к автоматическому режиму корабль, а исполнял героическую симфонию.
    16
    В зональном управлении политической полиции седьмого округа Эскодиара шло срочное совещание под председательством комиссара Харта. Докладывал лейтенант Форко, которому была поручена координация слежки за Айсингом Эпплом. Он уже закончил своё сообщение и перешёл к выводам.
    - Нет никаких сомнений, - негромко говорил он, разделяя слова многозначительными паузами, - что так называемая драка в баре - начальный этап активных действий заговорщиков по дестабилизации обстановки. Это подтверждается тем фактом, что глава заговора Айсинг Эппл бежал от полиции вместе с неизвестным, с которым якобы дрался. Чистейшая имитация, комиссар. Думаю, теперь мы можем ожидать волны беспорядков в общественных местах как первой стадии подготовки почвы для переворота, если не примем должных мер.
    Он сел и положил перед собой на стол папку с докладом. Слово взял майор Хайди из отдела внешней безопасности - крайняя занятость мешала ему постоянно находиться в курсе умозаключений начальства.
    - А если мы кругом ошибаемся? Какие у нас доказательства, что Айсинг Эппл - заговорщик?
    - Косвенные, - согласился комиссар, - но их немало... Его странная высылка с Айсингфорса за многоженство... У них за такое полагается смерть, а не высылка. Безусловно, некоторые силы на Айсингфорсе заинтересованы в его пребывании здесь, у нас... Почему? Далее - его образ жизни. Постоянные встречи, широкий круг общения, игра в казино... Где вы видели, чтобы тот, кого по суду лишили всего состояния, не пытался бы как-то устроить свою жизнь, а шатался по барам и проигрывал жалкое иммигрантское пособие в казино?
    - Он обычно выигрывает, - вставил Форко.
    - Это тоже подозрительно. А сегодняшний случай? Вам нужны ещё доказательства, майор? Знаете, как бы там ни было, я усну спокойно только тогда, когда мы арестуем Айсинга Эппла. Формальный повод есть.
    - Но нет самого Айсинга Эппла, - резонно возразил Хайди.
    - Отыщем...
    Загудел интерком на столе.
    - Прибыл агент Дастин, комиссар, - доложил гнусавый голос из пластмассовой коробки.
    - Впустите.
    Маленький юркий агент Дастин вошёл в кабинет танцующей походкой, не имевшей никакого отношения к его довольно мрачному настроению - просто он привык так ходить.
    - Результаты работы по идентификации неизвестной личности из бара, сказал он.
    - Докладывайте.
    - Негативно. Идентификация строилась на опознании фотографий, сделанных одной из посетительниц во время выступления неизвестного на эстраде. Его нет в наших блантах, комиссар. Далее, мы обнаружили незарегистрированный у нас слейдер в долине Беара, в двух милях от города. Происхождение выясняем. Запросили орбитальную охрану - негативно.
    Комиссар схватился за голову.
    - Начало вторжения! Заговорщики собирают силы! Немедленно арестовать Айсинга Эппла!
    - Но мы не знаем, где он, - снова напомнил Хайди.
    В этот момент интерком вторично загудел, но тон сигнала был иным. Комиссар взял трубку секретной связи, слушал, кивал при напряженном молчании остальных.
    Положив трубку, он обратился к участникам совещания.
    - Группе сканирования удалось наконец... Они отфиксировали спаркл Айсинга Эппла на заброшенном заводе корпорации "Конрад-фонд".
    - Почему там? - недоуменно поднял брови майор.
    - А где ещё?! Только там и нигде больше! Понятно, они готовятся к встрече очередной группы... Проникновение малыми группами - самая эффективная тактика, завод - идеальное укрытие... Но на сей раз вы просчитались, уэр Айсинг! Лейтенант, двадцать человек на пяти слейдерах... Нет, слейдеры - громоздко, возьмём шелты... Используйте стокеры на малой мощности, заговорщики нужны мне живыми... Я сам возглавлю операцию!
    Через минуту полицейское управление стало напоминать муравейник, куда плеснули кружку кипятка.
    17
    - И что же вы теперь думаете делать, рыцари гедонизма? - спросил Айсинг Эппл, выслушав краткий энергичный рассказ Джейсона о побеге с тюремного корабля.
    - А что делать? - откликнулся Джейсон с неопределенной интонацией. Наверное, вернемся в Эскодиар, не разыскивают же нас по всем барам без исключения. А когда поймают, отправят на корабль, только и всего. Твоё положение похуже, и тебе надо поскорее от нас отделаться.
    - Не обязательно, - сказала Юля. - Помнишь, что говорил тот инспектор с катера? Выпивка и маяки.
    - Ну да... Алкоголь временно нейтрализует Н-маяки земной конструкции... Но не знаю, мы уже трезвеем, и у нас ни капли спиртного.
    Айсинг Эппл порылся в рундуке и вытащил плоскую стеклянную фляжку.
    - Соляная кислота, по сравнению с твоим виски, - он передал фляжку Джейсону, - Зато с ног валит хоть куда.
    С преувеличенной осторожностью Джейсон отхлебнул глоток. Напиток был маслянистым и отдавал чем-то химическим, но не таким уж и отвратительным. Джейсон вручил фляжку Юле.
    - Пей. Удовольствия не получишь, но мы и не для того надираемся.
    Юля глотнула, поперхнулась, тяжело задышала.
    - Э, а вот надираться не надо, - Айсинг отобрал у неё фляжку. - Куда я вас дену, нетранспортабельных?
    Выбравшись из кабины спаркла, Юля медленно пошла вокруг огромных безмолвных машин, от которых веяло жутковатой давней покинутостью. Она попыталась вообразить другие времена, когда всё здесь жило, двигалось, гремело, но у неё ничего не получилось. Слишком холодными и какими-то окончательно мёртвыми виделись ей стальные остовы, отбрасывающие резкие тени в голубоватом свете прожектора. Невозможно было представить жизнь гигантского завода, неведомо почему оставленного людьми.
    - Уэр Айсинг, - позвала она.
    - Без церемоний, просто Айс, - звуки его голоса многократно отразились от высоких сводов. - Все мы здесь антисоциальные элементы.
    - Айс, а ты знаешь, что здесь когда-то выпускали?
    - Нет, - Айсинг Эппл покачал головой. - Но судьба этого завода типична для Лас-Вегаса. Всё меньше промышленности, всё больше мошенничества. Все здесь заняты тем, что делают деньги из денег.
    - Понятно, - сказала Юля и вдруг испуганно метнулась к спарклу.
    Из-под арки, через которую попал на завод спаркл Айсинга, ударили пять ярких горизонтальных лучей. По проходу между металлическими скелетами неслись плоские хищные машины.
    - Шелты политической полиции, - спокойно произнес Айсинг Эппл. - Без опознавательных знаков, но их ни с чем не спутаешь.
    Джейсон знал кое-что о шелтах, их возможностях, характеристиках, вооружении: шелтами пользовались мятежники на Тейе, где он так некстати поклонился правителю. А здесь, значит, политическая полиция... Впрочем, его знания ничем не могли помочь, без оружия ничего не поделаешь.
    - Удерем? - Юля с надеждой заглянула в круглые глаза стрэгла.
    - От них не удерешь... Ума не приложу, как они нас нашли. Какой-то новый принцип сканирования.
    Шелты останавливались один за другим. Из кабин выскакивали полицейские в цивильной одежде, блестящие стволы парализующих стокеров нацеливались на спаркл.
    Вперед вышел комиссар Харт.
    - Айсинг Эппл и сообщники, сдавайтесь! - крикнул он на весь громадный заводской корпус. - Ваши планы разоблачены, тех, кого вы ждете, мы возьмем тут же! Вам не на что рассчитывать!
    - Мы кого-то ждем? - вполголоса удивился Айсинг Эппл, поднимая все четыре руки. - Любопытно, какие планы они разоблачили...
    Внезапно он присвистнул и опустил руки.
    Под арку с характерным басовитым гулом ворвались три слейдера с четкой маркировкой А9123 и номерами от 03 до 05.
    - А девять сто двадцать три! - агент Дастин вцепился в рукав пиджака комиссара Харта. - Этот номер был на слейдере в долине! Это они!
    Между тем капитан Криг, увидев шелты, Джейсона в открытом спаркле и вооруженных людей, оценил ситуацию по-своему.
    - Так и есть, их банда! - объявил он по связи. - Стокеры наизготовку, навязываем бой, пока они не опомнились!
    Слейдеры тормозили за стальными руинами. Команда Крига, высыпавшая из люков, не мешкая повела беглый огнь. Фиолетовые парализующие лучи скрестились с ответными лучами полицейских комиссара Харта, которые также не отличались медлительностью в схватке с дерзким противником. Луч попал в голову комиссара, тот рухнул, как подкошенный.
    - Комиссар вне игры! - закричал лейтенант Форко, ему очень хотелось побыть героем. - Принимаю командование на себя! Всем укрываться за машинами, палить во все, что шевелится!
    Аналогичную тактику избрала команда Крига. Перемещаясь короткими перебежками между грудами ржавого металла, то и дело ныряя из света в тень и обратно, бойцы обеих сторон вели беспорядочную стрельбу. Некоторые падали, счет уже был два - три в пользу полицейских.
    - Вы все арестованы! - орал Форко, размахивая стокером, как дубиной.
    - Это вы арестованы, бросайте оружие! - завопил в ответ Мэлли, автор блестящей идеи о сообщниках Джейсона.
    Их дальнейшим объяснениям помешали два метких выстрела с разных сторон, отключившие того и другого.
    Арестованы, как же! - зло шипел Криг, стреляя из-за откинутой крышки люка слейдера. - Кем, отребье? Повстанцев из себя строите? Получите!
    Его точный выстрел сразил агента Дастина.
    Айсинг Эппл предусмотрительно окружил кабину спаркла наполовину выдвинутыми лепестками фонаря, и как раз вовремя: ударил парализующий луч, отразился от экранирующего металла и ушел вверх.
    - Раз, два, три, - бормотал Джейсон, - стоп, сбился, сначала... Раз, два, три, четыре...
    - Что ты там считаешь? - нетерпеливо подтолкнула его Юля. - Надо смываться под шумок!
    - Не надо, - охладил её порыв Джейсон. - Помоги считать.
    - Что считать?
    - Не что, а кого. Наших. Они в синем, полицейские в сером. Если наших десять, тогда...
    - Что тогда?
    - Тогда на корабле никого нет.
    - Постой-ка, - вмешался Айсинг Эппл. - Что эти прибыли за вами, я уже понял... Но что ты замыслил?
    - Пустяк. Захватить корабль. Я не хочу на Лембург! К тому же я пилот и не привык летать пассажиром.
    - Погоди, погоди... Ты - пилот? Захватить тюремный корабль?! Джонг, это идея! Я с вами, если возьмете. Мне здесь светит пять лет, да и вообще надоел Лас-Вегас.
    Битва была в самом разгаре, кое-где переходя в рукопашную. Отовсюду слышались проклятья, боевые кличи, смачные звуки врезающихся в плоть кулаков, зловещее шипение стокеров. И команде Крига, и полицейским Харта одно было важно: победить и арестовать преступников, каковыми воюющие стороны считали друг друга. Капитан Криг уже мечтал о триумфе: он оставит парализованных врагов с ехидной запиской об их аресте, а перед отлетом даст сигнал в полицейское управление и утрет всем нос! Тогда и историю с побегом Джейсона и Юли можно будет представить как его гениальную операцию по восстановлению галактического правопорядка. Не вполне в его компетенции, но победителей не судят...
    - Никак не могу сосчитать, - посетовал Джейсон с жалобной миной. - Они все время бегают.
    - Если на корабле и остался кто-то, - заметил Айсинг Эппл, - один двое... Перехитрим и спишем на берег...
    - Рискнем, - решил Джейсон. - Пробираемся в обход к дальнему слейдеру...
    - А ты не боишься, - с тревогой спросила Юля, - что они объединятся и вместе за нами погонятся?
    - Вроде они пока заняты...
    Он схватил сумку с беспорядочно суетящимся внутри Чаком, сунул в руки Юле стриндж, с которым не расстался бы ни за что, и первым перескочил через борт. Скользнувший следом Айсинг подобрал чей-то далеко отлетевший от поля боя парализатор, а Юля задела стринджем какую-то железку. Разнесшийся звон мог бы превратить всех троих в отличные мишени, если бы о них хоть кто-то помнил в эти секунды.
    Захват дальнего слейдера осложнялся тем, что именно около него буйствовал капитан Криг, рассылая в пространство парализующие лучи с интенсивностью взорвавшейся сверхновой звезды, но два других слейдера стояли неудачно для быстрого взлета. Айсинг Эппл прицелился в капитана... Стрелять ему не пришлось - Криг пал жертвой шального луча какого-то полицейского. В безмолвном оцепенении он выпучил глаза и свалился у люка, так и не выпустив из рук стокера.
    - Говорят, - обронил на бегу Джейсон Рок, - эти стокеры отлично прочищают мозги на предмет похмелья, но я предпочитаю не проверять.
    Они ворвались в оставшийся без защиты слейдер, и Джейсон бросился к пультам управления. Когда захлопнулся люк, добраться до беглецов непосредственно уже никто не мог, но опасности погони это не отменяло. Джейсон выдвинул бангеры и поразил другие слейдеры двумя выстрелами. Он знал, куда стрелять: прямо в нервные узлы блантов. В ярких вспышках термических микровзрывов закипел тугоплавкий металл. Расправляться с пустыми шелтами Джейсон не стал: он боялся попасть в снующих вокруг них людей. Но что-то следовало предпринять, потому что в пределах атмосферы шелты вполне могли догнать слейдер, а их бортовое вооружение, хоть и слабенькое, представляло реальную угрозу на близкой дистанции при точном попадании в нервный узел. Сквозное зондирование даст ответ на вопрос, насколько прочна крыша завода... Красный сектор!
    Джейсон рванул слейдер вверх, крутанул вокруг вертикальной оси и дал двигателям полный форсаж. Пролетая под аркой, он срезал бангерами опоры справа и слева. Часть крыши обрушилась - шелтам теперь здесь не пройти, а пока полицейские ищут выход, будет поздно. Только орудия слейдеров способны пробить крышу, а их бланты уничтожены.
    Впрочем, беспокоился он напрасно. Сражающиеся стороны, конечно, слепцов в своих рядах не имели, но не имели и времени осмысливать происшедшее и адекватно реагировать. Битва вспыхнула с новой силой.
    Слейдер на предельной скорости уходил на орбиту. Когда над ним засверкали бриллиантовые звезды, не затмеваемые более атмосферной вуалью, динамики выдали знакомое Джейсону и Юле предупреждение.
    - Слейдер А9 123 05! Здесь катер орбитальной охраны. Остановитесь для досмотра. Остановитесь, или мы откроем огонь!
    Джейсон Рок трижды помянул Джонга, но в динамиках вдруг прозвучало неожиданное продолжение.
    - А, секретная миссия с корабля А9 123... Мы читаем ваш опознавательный код. Следуйте своим курсом. А где ещё два ваших слейдера?
    - Пока на планете, - ответил Джейсон, и это была чистая правда.
    Включив поисковую систему, он направил слейдер к тюремному кораблю.
    Бой на заброшенном заводе тем времени подошел к победному для полицейских комиссара Харта финалу. Численное превосходство сыграло решающую роль, все десять противников были отключены. Пятеро победителей надевали на них наручники, грузили арестованных в шелты, а ещё двое отправились на поиски каких-нибудь ворот или дверей (слишком узкие проходы можно и расширить с помощью инструментов).
    То, что среди арестованных не оказалось Айсинга Эппла, никого всерьез не огорчило. Когда его сообщники придут в себя и будут допрошены, они скажут, куда скрылся организатор заговора. Главное - вторжение остановлено, планета спасена.
    18
    Блант корабля А9 123, или "Крейда", на запрос Джейсона ответил, что живых разумных существ на борту нет, и запустил программу опознавания "свой - чужой". Перед отлетом предусмотрительный капитан Криг перестраховался и изменил ключевую кодировку базовых сигналов на каждом из оставшихся у него слейдеров... Так что если бы Джейсон возвращался на той же машине, на какой покинул корабль, блант немедленно активировал бы защитное силовое поле. Пробить такое поле можно разве залпом трех - четырех стационарных крашеров в упор, но блант прочитал новый сигнал, опознал слейдер как свой и гостеприимно открыл люк четвертого шлюза.
    А вот с люком внутренним все было не так просто. Здесь требовалось набрать цифровой код на сенсорной панели, и Джейсону пришлось призадуматься. Вряд ли это произвольный ряд цифр, он должен легко запоминаться каждым из команды... Что может быть естественнее А9 123, если А - это единица?
    Джейсон быстро набрал 19123. Над блестящей панелью загорелась надпись в окне.
    ВНИМАНИЕ, ОШИБКА. ПРИ ПОВТОРНОЙ ОШИБКЕ БУДЕТ БЛОКИРОВАН ЗАМОК НАРУЖНОГО ЛЮКА И ДАН СИГНАЛ ТРЕВОГИ НА ИНТЕРПЛАНЕТНОЙ ПОЛИЦЕЙСКОЙ ЧАСТОТЕ, ВЫДЕЛЕНОЙ ДЛЯ ЭКСТРЕННЫХ СООБЩЕНИЙ.
    Так. Выбраться из одной ловушки, чтобы угодить в другую! Джейсон прикусил губу. Психология капитана Крига, в ней разгадка... Он простодушен, но мнит себя великим хитрецом. И величайшая хитрость для такого человека переставить цифры в зеркальном порядке, справа налево.
    32191
    Створки люка раздвинулись.
    - Мама, - восторженно прошептала Юля, - у нас есть корабль!
    В отличие от нее, Джейсон и Айсинг не торопились ликовать.
    - Здесь нам крышка, - говорил Джейсон, быстро шагая по коридору рядом с Айсингом к навигационной рубке. Шествие возглавлял Чак, а замыкала Юля. В два счета отловят, как только разберутся.
    - Что ты предлагаешь? - спросил Айсинг.
    - Пока не знаю.
    Они вошли в рубку, и Джейсон сел за дисплей центрального бланта. Перед экраном заплясали цветные объемные схемы.
    - Кордов сколько угодно, - Джейсон угрюмо провел рукой сквозь схему, но все они контролируются диспетчерской службой Станции. Войти мы, пожалуй, можем при достаточном нахальстве, а вот на выходе нас будут ждать.
    - А это что за корд? - Айсинг указал на тусклый огонек на краю схемы.
    - Сто второй.
    - Неохраняемый?
    - Нам-то что от этого... Ты забыл, что с цифры сто начинается индексация нестабильных кордов?
    - Можно рискнуть.
    - Рук у тебя много, а вот мозгов...
    - Эй, полегче, кладезь мудрости...
    - О чем спор? - поспешила вмешаться Юля, которой не улыбалась перспектива новой драки.
    - Да вот... - Джейсон развернул к ней кресло. - Видишь ли, Юля, из-за темпоральных аномалий некоторыми кордами перестают пользоваться, и на картах их помечают как опасные. Если мы туда сунемся, где-нибудь на середине корабль может превратиться в облачко плазмы...
    - А если не сунемся, - добавил Айсинг, - точно превратимся в заключенных.
    - Да пойми, гений, вероятность благополучного исхода не больше сорока процентов...
    - Нет.
    - Что "нет"?
    - Я могу отследить аномалию.
    - Интересно, как, по нюху?
    Айсинг Эппл вздохнул.
    - Я говорил тебе, что занимался астрофизикой?
    - Ну и что?
    - Моя диссертация была посвящена темпоральным аномалиям вблизи так называемых горизонтов событий черных дыр. Это не совсем то же, что корды, но с помощью аппаратуры корабля я смогу отследить аномалию по косвенным признакам...
    - И объехать ее? - Джейсон недоверчиво нахмурился. - На сто процентов?
    - На сто процентов только Джонг был уверен в тепловой смерти... На девяносто пять - устраивает?
    - Нет.
    - Это стандартная безопасность пассажирского лайнера!
    - Да, - сказал Джейсон, подумав. - Другого выхода все равно не видно.
    - А куда ведет этот корд? - снова встряла Юля.
    Айсинг искренне удивился.
    - Кто же может сказать, где тебя выбросит нестабильный корд? Слава звездам, далеко отсюда. А уж там посмотрим... Настраивайся, пилот!
    - На этот раз никакой жвачки, - проговорила Юля.
    - Какой жвачки? - вновь удивился Айсинг.
    - Я хочу, - пояснила Юля, - испытать ощущения полета через корд.
    - Ты никогда не пробовала? Я думал, по молодости и глупости все пробуют. Впрочем, если тебе это нравится...
    - Я не пробовала, - просто сказала Юля, избегая развернутого ответа.
    - Первая треть корда, - Джейсон Рок не отрывался от экранов, - чистая зона, тут положимся на автоматику. Дальше - Джонг ногу сломит. Полный туман.
    - Дальше я сяду рядом с тобой, и мы справимся, - пообещал Айсинг.
    - Йеа, - подвел итоги Чак. - Урррайт...
    19
    Все четверо, включая кота Чака Берри, устроились в комфортабельных креслах в маленькой обсерватории - единственном помещении на "Крейде", которое можно было с натяжкой назвать уютным. Навигационные приборы и органы управления кораблем, которые частично дублировались здесь, привносили в обстановку механистичный оттенок. Джейсон превратил эллиптический купол потолка в сплошной монитор, где установленные снаружи многочисленные камеры воссоздавали все ими увиденное. Картина ничем не отличалась от той, какая бы предстала бы глазам наблюдателей, если бы купол обсерватории был прозрачным и возвышался над обшивкой корабля.
    Юля то зажмуривалась, то вновь не могла оторваться от завораживающего блеска миллионов звезд. Глядя на нее, Джейсон украдкой улыбался, а флаш Айсинга, которого всегда слегка раздражало откровенное человеческое простодушие, чуть искрился.
    Мерцающие из-за аберраций объективов камер космические огни переливались голубым, оранжевым, красным, желтым цветами, взмывали со всех сторон, иногда как бы зависали вблизи. Созвездия собирались в гроздья и вдруг разбрызгивались фейерверками, а порой купол заливала ненадолго сплошная чернота. В ней появлялись стремительные смерчи несущихся по кругу звезд, подобно струям воды в воздухе, сносимыми ветром.
    - Это и есть корд? - тихонько спросила Юля. - Вот так лететь, свихиваясь от скорости, среди этих звёзд?
    Флаш Айсинга стал бежевым от удивления его владельца, а Джейсон спокойно ответил:
    - Нет, это только внешняя сторона входа. Иллюзии, вызванные гравитационными искажениями.
    Задремавший в кресле Чак невнятно мяукнул во сне.
    Юля попыталась представить себе, что будет дальше с пространством и временем, но не смогла. Тревога нарастала в ней, и она чуть было не попросила у Джейсона спасительную пластинку в блестящей обёртке, однако любопытство пересилило страх. Обезумевшие созвездия сейчас напоминали ей всполохи городских реклам на Земле - на ЕЁ Земле, которая, быть может, и вовсе уже не существует.
    Потом ей точно воочию привиделся слепящий свет - о, никогда она не забудет его! - слепящий белый свет, неразрывно сцепленный со звуком сдвигающегося локомотива.
    /куда теперь?!/
    А за куполом обсерватории, за броней корпуса - ночь, не та радостная, детская, замшевая, которая кончится утром. "Это не ночь, - утешала себя Юля, - это космический день..."
    Чёрный, голодный, нескончаемый космос смотрел в её широко раскрытые глаза, готовый целиком проглотить её вместе с крошечным кораблём.
    Стало почему-то холоднее в обсерватории - скорее всего, приборы поддерживали здесь неизменную температуру, но каждой клеточкой Юля ощущала этот запредельный холод извне. Ярчайший свет - отражение ДРУГОГО, незабываемого света - хлынул с купола, съежился в холоде и растёкся абсолютной тьмой.
    - Корд, - сказал Джейсон.
    Проснулся, заворчал, беспокойно замяукал Чак. Холод в сердце Юли сменился жаром, шумело в ушах, ей казалось, что вот-вот некая неодолимая и враждебная сила разорвёт её, распылит, разнесёт на первоэлементы. Не самое приятное из предчувствий.
    Память - 3.
    Душно, тесно, кто-то открывает окно, и в вагон электрички врывается свежий ветер. Электричка давно покинула город, два часа мчится вдоль полей и лесов, пролетает над озёрами, откуда тянет затхлой водой, мокрой травой и где, наверное, поют лягушки. Напротив Юли - лысоватый мужчина с масляными глазками, он неотрывно смотрит на грудь девушки под линялой майкой и рассказывает о себе приятные, интересные вещи. Никуда от него не деться не прыгать же с поезда на ходу.
    Его лицо расплывается. Холодно, как холодно в вагоне... Десятки лиц, трудно вспомнить, из каких эпизодов Юлиной жизни они выплывают. Здесь Костя - рыжеватый, плотный, преданный.
    Нет, не выдержать.
    - Джейсон!
    Это не она крикнула, а кто-то другой, настоящий из её настоящего... Но она получила ответ.
    - Не слишком увлекайся, сопротивляйся... В первый раз это может здорово накрыть. Я бы посоветовал тебе залезть в транк.
    - Что такое транк?
    - Странное дело, - протянул Айсинг Эппл. - Ты не знаешь, как выглядит корд, что такое транк...
    - Зато я знаю, - огрызнулась Юля, - за что тебя выперли с Айсингфорса...
    - Неужели? - свысока процедил Айсинг. - Ну, так это же было в газетах...
    - Газеты тут ни при чем.
    - Смотри, как изменился цвет твоего лица, - насмешливо заметил Айсинг. - Тебе идёт. А вот и прежний цвет вернулся! Тебе стоило бы купить флаш. Так что ты там говорила о газетах?
    - Не задевай её, Айс, - пробурчал Джейсон.
    - Погодите, вы оба, - произнесла Юля с таким напряжением в голосе, что Айсинг и Джейсон молча уставились на неё. - Я думаю, я должна... Всё вам рассказать. Всё, полностью, обоим.
    - О чем это она? - поинтересовался Айсинг Эппл.
    - Юля пришла из другого мира, - сказал Джейсон.
    - Так мы все из разных миров.
    - Ты поймёшь, - Юля сжала голову ладонями. - Вы оба поймете... Точнее, увидите, а насчёт понимания... Где майндер?
    - Хочешь сделать запись? - Джейсон кивнул. - Да, так лучше. И кстати, сосредоточиться удобнее всего как раз в транке. Ничто не отвлекает.
    - Да что это за штука?!
    - Медицинская капсула. Она в пятом отсеке, я покажу... Безболезненная и безвредная инъекция секоротина, и ты расслабляешься, а машина тебя обследует и подправляет. Снимет корд-стресс, починит по мелочи, если надо... Времени хватит для записи, а заодно получишь ленту с информацией о своём здоровье.
    Юля встала и покачнулась - закружилась голова, кольнуло в сердце. Её снова атаковали призраки.
    Память - 4.
    Где Костя? Она только что позвала его завтракать, а он куда-то улизнул. Он прячется среди сверкающих труб невероятной конструкции - Башни Света, дразнит, аукает. Что за глупая игра? Какого Джонга Юля вышла за него замуж? Бледная тень обыденности... Это и есть любовь? Раньше таких вопросов не возникало. Конечно, любовь, а что же ещё, раз больше ничего нет и быть не может...
    Есть Башня Света. Что она такое, где она? И если там Костя, значит, он тоже умер? А почему "тоже"? Ах да, вспомнила Юля с облегчением, ведь я умерла. Но он - жив... Как хорошо. Вокруг мчатся прозрачные люди-звёзды, кто-то окликает Юлю, чьи-то траектории пересекаются. Белый свет пронизывает всё, обжигает несуществующие пальцы. Прибывают снизу лифты...
    Юля очнулась в объятиях Джейсона, он поддерживал её.
    - Ты чуть не упала... Не раскисай! Полчаса транка - и всё в порядке.
    Он увёл её, оставив Айсинга в одиночестве, потому что Чак увязался за ними.
    20
    В обсерваторию Джейсон вернулся довольно быстро, уложив Юлю в капсулу транка с майндером и необходимыми напутствиями. Он собирался обсудить с Айсингом некоторые технические проблемы, но пожарной спешки тут не было, и начавшийся разговор вскоре свернул с колеи формул и терминов. Обоим требовалась релаксация после ураганного побега с Лас-Вегаса, и оба инстинктивно избегали пока умственных усилий. Беседа вертелась вокруг случайных обрывков воспоминаний того и другого, не слишком конкретных, мало чем связанных между собой. Джейсон сбивчиво рассказывал то о Звёздной Гвардии, то о Земле, то об Адалионе.
    - А ты видел Императора, Джей? - спросил Айсинг с неподдельным любопытством.
    - Один раз, на параде. Не так, как тебя, но близко.
    - Какой он?
    - Не такой, как на портретах. Моложе, как-то проще... Может быть, не стоит так говорить, но мне показалось, что ему не хватает.... Ну, величия, что ли.
    - Напыщенного фанфаронства?
    - Ага, наверное, - усмехнулся Джейсон. - А как получилось, что ты не бывал на Адалионе? Тебя носило по всей Галактике, денег сколько хочешь...
    - Да, я был очень богат... Я унаследовал состояние, а торговля антиквариатом меня развлекала, когда надоела наука и прочие излишества. Потому, вероятно, и на Адалион не торопился. Чего я там не видел, благ цивилизации? Меня манила экзотика.
    - Планеты типа Лембурга? - осведомился Джейсон с простоватой улыбкой невинности.
    - Ну, не до такой же степени! На Верде был, на спутниках Горна, на Сеттаре... Вот помню, на Сеттаре, на городской площади подошла ко мне местная оборванка, нищета беспросветная, и давай меня поливать последними словами.
    - За что?
    - А так, ни с того ни с сего.
    - Думаю, ты был одет соответственно...
    - Я всегда любил хорошо одеваться, - сказал Айсинг, как о чем-то само собой разумеющемся. - Это не преступление.
    - Конечно, нет! Но сеттарианцы - злющий народ, особенно женщины... И что дальше?
    - Я ей ничего не ответил, полез в карман и дал пачку денег - кажется, тысяч пять стелларов...
    - Пять больших стиков?! - поразился Джейсон. - Учитывая сеттарианские цены... Джонг, да ты её до конца жизни обеспечил!
    - Да, тем более что конец этот не замедлил наступить.
    - То есть?
    - Она замолчала, сунула деньги в корзину и ушла. Потом я узнал, что она совсем помешалась от злобы, свела в могилу мужа и брата, а на другой день умерла.
    - На другой день?
    - Дни на Сеттаре...
    - Да, забыл... А деньги?
    - Как мне рассказали, она не потратила ни стика, припрятала где-то. Так что скорее всего гниют они в тайничке....
    - Н-да, - глубокомысленно высказался Джейсон.
    Возвратилась Юля. Она выглядела повеселевшей и посвежевшей, с майндером в левой руке и длинной бумажной лентой в правой. Чак выписывал у её ног сложные графики каких-то своих кошачьих функций.
    - Слава транку! - она помахала лентой. - Чувствую себя так, будто хорошенько выспалась.
    - А мне бы поспать или поваляться в транке не помешало, - Джейсон забрал ленту у Юли и вгляделся в колонки цифр. - О, транк считает, что ты проживёшь долго и счастливо, если будешь не слишком часто кататься на паровозах...
    - Проживу долго? - задумчиво повторила Юля со странной улыбкой. Очевидно, я всё-таки жива...
    - Что за Джонг? - удивился Айсинг Эппл.
    Юля положила майндер на круглый столик.
    - Здесь всё записано. В том числе и то, что я не договаривала тебе, Джей... Но Айс, есть деликатный момент. Я была на твоём суде, на Айсингфорсе - ты поймешь, когда посмотришь, это тут тоже записано. Но если ты думаешь, что Джею это ни к чему, я переделаю.
    Айсинг Эппл заносчиво вздёрнул подбородок.
    - Разве я недостойно вёл себя на суде?
    - Наоборот.
    - Тогда что мне скрывать?
    - Прости...
    - Стоп, стоп, стоп, - бормотал Джейсон, изучая ленту транка. - Это что такое... А, понятно. Машину сбил с толку твой маяк. Что же делать с этими маяками? Пока мы в корде, вреда от них нет, а выйдем - засигналят на всю Вселенную.
    - Попробую припомнить навыки нанотехнолога, - не очень уверенно сказал Айсинг.
    - А что это?
    - Говоря просто, перестройка материи на микроуровне. Попытаюсь превратить ваши маяки в газ, но надо действовать очень и очень осторожно, исследовать их, могут быть неприятные сюрпризы... На Сеттаре, например, преступникам такие маяки вживляют - только тронь, и голова вдребезги...
    Джейсон поёжился.
    - Надеюсь, наши благочестивцы не додумались. Ладно, потом просветишь торсионным сканером, а пока давай посмотрим Юлину запись.
    - Тебе многое будет не особенно интересно, потому что ты знаешь, предупредила Юля. - Там полно про наши с тобой приключения, для Айса.
    - Всё интересно, - возразил Джейсон. - Новое - само собой, а как ты наши подвиги разрисовала, разве не интересно?
    Он вытянул из-под крышки майндера провода, протянул Айсингу пару электродов, вторую пару прицепил к вискам. Юля помнила, что просмотр записи займет всего полсекунды, но ей было по-прежнему трудно осознать, что этот исчезающе краткий промежуток времени вмещает в себя часы и дни.
    - С ума сойти, - сказал Айсинг, снимая электроды. - Я-то думал по простоте душевной, что прилично знаю Галактику. Но твоя Башня Света...
    - Джонг знает что, - подтвердил Джейсон.
    - Значит, вы никогда не видели... Ничего подобного? - робкая надежда в сердце Юли таяла, как льдинка в жару.
    - Нет, - ответил Айсинг, а Джейсон покачал головой.
    - И мы никогда не узнаем, что со мной случилось... И где мой дом?
    - Ну, почему же, - начал утешать её Айсинг. - Если мы не видели, разве это означает, что и не увидим? Не слышали - и не услышим? Мир огромен, и вот тебе факт. Ты была там... Откуда ты пришла, потом на суде, теперь ты здесь. Если бы не суд, я мог бы ещё допустить, что у тебя...
    - Крыша поехала?
    - Что поехало?
    - Не все дома. Шарики за ролики. В общем, бред, галлюцинации.
    Айсинг слегка порозовел от смущения.
    - Вроде того. Синдром ложной памяти, и ничего обидного тут нет. Но суд никуда не денешь, я тоже там был. Да, мы не знаем, что произошло, и не можем узнать прямо сейчас. Но разве это повод к отчаянию? Возможно, разгадка у нас перед глазами, надо только внимательно смотреть...
    Пока он говорил, Джейсон сидел в кресле с отсутствующим видом, явно думая о чём-то своём и не решаясь эти мысли озвучить. Наконец он позвал:
    - Юля!
    - Что, Джей?
    - Там, в начале записи, был молодой человек, мелькнуло имя - Костя... Кто это?
    - Костя? - неожиданный вопрос Джейсона застал Юлю врасплох, настолько далеко - в световых годах! - от Кости находилось всё то, что её теперь занимало.
    - Да, Костя, - кивнул Джейсон, которого пробирала лёгкая электрическая дрожь. Что это - неужели своеобразная ревность?!
    - Да никто, - с досадой отмахнулась Юля, и у Джейсона отлегло от сердца. - Так, один там...
    Флаш Айсинга переливался радугой. Джейсон покосился на это переменчивое многоцветие и раздраженно набросился на стрэгла, пряча возникшую между ним и Юлей неловкость за показной агрессивностью.
    - Слушай, ты бы мне растолковал свою светофорскую азбуку, а то я себя чувствую дураком в академии... Вот эти джонговы разводы, они что значат?
    Айсинг посмотрел на играющий всеми цветами спектра рукав флаша.
    - Эти радуги, - он принял позу лектора, и голос его звучал по-профессорски, - отражают эмоциональную гамму одного диапазона. Сочетание цветов, интенсивность тона и чередование полос бывают различными. Конкретно то, что ты видишь - добрая дружеская ирония.
    - Ага, - подозрительно пробурчал Джейсон. - Знаю я тебя...
    - Вообще же радуги, - невозмутимо продолжал Айсинг, - могут выразить массу нюансов указанного диапазона - от ехидства до убийственного сарказма, от издёвки до шутливой подначки.
    "Указанный диапазон" без труда читался в его манере изложения во всём богатстве и блеске. Юля почувствовала, что если она немедленно не выступит с миротворческой миссией, эти двое снова поцапаются.
    - Ой, как сложно! - по подсказке женской интуиции она старалась перевести разговор из стадии пикировки в стадию обсуждения собственно темы. - Для стрэглов, конечно, просто, а для нас.... Привыкнуть надо. Да мы и видеть можем по-разному. Вот жёлтая полоска - мы с Джеем её так видим - а для тебя она, может, зелёная. И как тут договоришься?
    - Ученые этим давно занимались, - Айсингу польстил будто бы подлинный интерес Юли (впрочем, в немалой степени он и был таковым). - Установили, что у форсеров - у нас и у вас - органы восприятия работают одинаково... Ну разве оттенков мы, стрэглы, различаем побольше, если уж говорить именно о зрении. А вот дальтоники, увы, и среди нас встречаются.
    - Вашим дальтоникам, - заметила Юля, - похуже живется, чем нашим. Недоразумения, наверное, бывают.
    Джейсон решительно перевернул бумажную ленту с отчетом о Юлином здоровье, расстелил её на столе и достал из ящика карандаш.
    - Вот что, Айс. Давай диктуй.
    - Что диктовать? - не понял Айсинг.
    - Какой у тебя цвет что означает.
    - Снова в школу, пилот? Ладно, пиши... Сначала пройдемся по основному спектру. Итак, красный - гнев... Имей в виду, базовый цвет - базовая эмоция. Если хочешь до тонкостей, возьми тетрадь, и потолще.
    - Пока обойдусь, - Джейсон разрисовал ленту таблицей и поместил в ней значение красного цвета.
    - А ты бы и показывал, - попросила Юля Айсинга, который отреагировал удивленно.
    - Не могу же я разозлиться по заказу!
    - Оранжевый! - потребовал Джейсон.
    - Азарт, задор...
    - Желтый?
    - Любовь, нежность...
    - А вот на моей Земле, - заявила Юля, - считается, что подарить желтые цветы - к разлуке влюбленных... Забавно, правда? Все наоборот, но тоже о любви.
    - Это лишний раз доказывает, - наставительно изрек Айсинг Эппл, - что у вашей расы есть некоторые основания быть причисленной к сообществам разумных существ, способным к элементарному культурному развитию. И хотя академики Кэдл и Кризи упорно придерживались противоположной...
    Он ловко увернулся от пушенной в него Джейсоном жестянки из-под страйка.
    - Зеленый? - Джейсон опять занес карандаш над своей таблицей.
    - О, это сложное чувство... Досада, тоска, разочарование, отчаяние, безнадежность... Бессильная укоризна в адрес судьбы с горьковатым привкусом обреченности. В общем, Джей, такое чувство испытываешь, когда перед тобой только две дороги, и в конце первой тебя ждет любимый дядюшка-зануда со свежей порцией поучений, а в конце второй - компания голодных крейдов.
    - Обе проблемы в принципе разрешимы, с помощью лоддера.
    - Да, но когда в такой ситуации лоддера под рукой нет... Вот тут позеленеешь. Впрочем, у особо тонко организованных натур...
    - Вроде тебя, - вставил Джейсон.
    - Вроде меня, - охотно согласился Айсинг. - Так вот, у таких натур укоризна обычно бывает разбавлена изрядной долей самоиронии.
    - И какой оттенок самоирония добавляет к зеленому цвету?
    - Да никакого... Это неуловимая материя, Джей.
    - Гм... Понятно. Голубой?
    - Печаль.
    - Синий?
    - Просто дружелюбие.
    - Фиолетовый?
    - Страх.
    - Так, со спектром покончили, - Джейсон заполнил очередную графу. Что еще?
    - Много чего. Нейтральный цвет - белый, насчет белого у нас полно поговорок о философах, циниках и храбрецах... Но это всего лишь поговорки, сам понимаешь. Коричневый - неприязнь, малиновый - радость, розовый смущение, а раздражение - золотистые такие искорки. Недоумение, а иногда и растерянность - серый, скепсис и недоверие, если кто не умеет или не считает нужным их скрывать - очень темный, близко к черному. А есть ещё жемчужное воодушевление, серебристый блеск восторга, бежевое изумление, лазоревая романтическая грусть... И надежда, как морская волна на рассвете... Ты успеваешь записывать?
    - Нет, - сердито сказал Джейсон, расчерчивая вторую таблицу рядом с первой.
    Юля зачарованно смотрела на Айсинга.
    - А вот такое, - пробормотала она, - когда вы знакомитесь, когда тебе кто-нибудь нравится...
    - Флирт, - уточнил Айсинг с улыбкой. - Ну, это я могу и продемонстрировать.
    Его флаш расцвел расходящимися, взаимно перекрывающимися кругами тысяч нежнейших оттенков, и это не имело ничего общего с иронической радугой. Невольно Юля вспомнила ЗВЕНЯЩУЮ ВОЛНУ...
    - Как красиво, - шепнула она.
    - И кончается порой высылкой, - не удержался от шпильки Джейсон.
    Айсинг позволил себе остаться выше мелких обид.
    - Девушкам так хотелось выйти за меня замуж, - отозвался он с рассеянным сожалением. - Как я мог отказать? Это было бы жестоко... Ты все записал?
    - Почти.
    - Достаточно для первого урока?
    - Я же не собираю материал для диссертации... Другое подскажешь при надобности.
    - Конечно. Но если мы закончили, не заняться ли маяками?
    - Начни с меня, - сказала Юля.
    - Почему с тебя?
    - Потому что если голова Джея разлетится на куски, кто поведет корабль?
    - Логично, - усмехнулся Джейсон.
    - Ничья голова ни на что не разлетится, - заверил Айсинг Эппл. - Я проведу сканирование, и если увижу, что лучше их не трогать, то и не буду.
    - А это больно? - спросила Юля, как маленькая девочка в кресле стоматолога.
    - Очень больно, и после торсионного сканирования никто ещё не сохранил рассудок.
    - Прекрати запугивать девушку! - возмутился Джейсон. - Юля, его надо понимать с точностью до наоборот.
    - Ну, раз у меня есть доброволец. - Айсинг взглянул на Юлю, - тогда пошли...
    - Куда?
    - Удобнее всего в капсуле транка.
    Когда они ушли, Джейсон погладил Чака за ушами, вздохнул и поделился с внимательным слушателем какими-то выстраданными философскими откровениями. Так это и осталось между ними двоими - ведь Джейсона слышал только Чак, а он умел помалкивать.
    21
    Зелёный свет мерцал перед глазами Юли, он то разгорался, то ослабевал, и кроме этого света она не видела ничего. Её голову стягивала блестящая металлическая лента, усеянная зернышками крохотных устройств. Айсинг сидел рядом, перед экраном бланта, и монотонно бормотал что-то успокаивающее. За стенами тихо гудели машины, дающие кораблю жизнь и движение, звук этот был настолько неземным и настолько близким, что заставлял Юлю ощущать себя частью своего нового космоса.
    Внезапно зелёный свет сжался в ослепительную звезду, она замигала и погасла.
    - Вот и всё, - сказал Айсинг.
    Юля приподнялась на ложе транка.
    - Нет сюрпризов?
    - Теперь нет, ничего нет.
    - А когда ты удалишь маяк?
    - И маяка больше нет.
    - Вот это да! - подтянув к себе зеркало на раздвижном кронштейне, она увидела красное пятнышко на лбу, исчез даже маленький шрам после операции по вживлению маяка. - Проще пареной репы.
    - Я не знаю, что такое пареная репа, - оскорбился Айсинг, - но судя по твоей интонации, что-то незамысловатое. Так вот, тому, что я сейчас сделал, предшествовали десять лет исследований и практики.
    - Ох, прости меня, дуру! А теперь - Джей?
    Джейсон Рок уже стоял на пороге, заспанный и встрепанный.
    - Вздремнул немного, - извиняющимся тоном проговорил он. - Когда подходил, слышал - всё в порядке?
    - Да, да! - обрадовано подтвердила Юля. - Твоя очередь!
    - Не сейчас... Айс, мы подходим к опасной зоне.
    - Иду.
    Выключив аппаратуру, Айсинг последовал за Джейсоном. Юля немного задержалась, выбираясь из транка, и вошла в рубку последней.
    Айсинг молча вглядывался в колонки цифр на экранах.
    - Так, - спокойный и сосредоточенный (белый цвет флаша), он сел в кресло навигатора. - Мне понадобится вся мощность центрального бланта.
    - Получишь, - отозвался Джейсон из кресла первого пилота. - Я дам тебе всё, кроме синхронизирующих цепей и контроля эмиттеров трансгрессии.
    - Нет, ты не понял. Мне нужна ВСЯ мощность.
    - Что?! Ты хочешь, чтобы я управлял кораблём вручную - здесь, в корде? Да ты представляешь, что это такое?
    - Откуда, я не пилот... Но если у тебя есть скромное желание выжить, давай всю мощность.
    - Джонг... Но тогда имей в виду, будешь вслух считывать мне сетку.
    - Справлюсь.
    - Юля, - скомандовал Джейсон, - займи любое свободное кресло и пристегнись. Никаких посторонних реплик. Айс, я переключаю на тебя блант.
    Как пианист, он вдохновенно пробежал пальцами по клавишам. Корабль тряхнуло, вибрация усилилась, гудение перешло в дрожащий свист. Джейсон работал за пультом, отрешившись от всего прочего, напряженный, подобно натянутой струне - слишком высокой могла оказаться цена любого лишнего или недостающего движения.
    - Аномалии не вижу, - произнёс Айсинг, полностью погрузившийся в диалог с блантом.
    - Её может и совсем не быть, - Джейсон не отводил взгляда от дисплеев. - В нестабильных кордах всё возможно... Только это уж слишком хорошо.
    - Здесь, Джей! - возбужденно крикнул Айсинг. - Квадрат восемнадцать два, сектор два, радиальная скорость восемьдесят!
    - Восемьдесят, - прошептал Джейсон. - О нет, только не это... Хуже не придумаешь.
    - Сетка, Джей! Строка первая: один запятая три шесть восемь, период шестнадцать, четыре запятая...
    Айсинг выстреливал цифры в темпе пулемета - их было много, очень много, тысячи цифр, а Джейсону приходилось моментально реагировать на каждое изменение. Чистейшая кустарщина на грани импровизации, системы управления не были приспособлены для сражений с темпоральными спрутами... Но кому, кроме сумасшедших, пришло бы в голову сунуться в нестабильный корд?
    В рубке потемнело, хотя белые прямоугольные плафоны светили по-прежнему ровно. Вибрация сотрясала корабль всё сильнее и сильнее, холод пробирался внутрь, словно просачивался сквозь стены из непредставимого корд-пространства, где в обычном понимании не было ни времени, ни направлений, ни расстояний. А то, что было, взбесилось, вышло из-под контроля, нарушая физические законы, забавляясь с кораблём, как злой ребёнок с игрушкой, которую ему хочется непременно сломать. Черные торнадо метались над пультами и креслами, от стены к стене протягивались трепещущие, слабо мерцающие лиловые энергетические жгуты. То там, то тут вспыхивали с треском шаровые молнии, заводили свой жуткий хоровод. Несчастный Чак забился под кресло Юли и беспрерывно выл от ужаса.
    "Нет, я точно умерла, - проносилось в сознании девушки, обеими руками вцепившейся в подлокотники трясущегося кресла. - Умерла и попала в ад. Всё остальное было преддверием, а теперь начинается настоящий АД. Вот как это, значит, бывает - отсрочка окончательной казни".
    Одна из шаровых молний взорвалась с громким сухим хлопком у распределительного щитка. Посыпались искры, погас правый экран над пультом Айсинга.
    - Джей, кабель А-три накрылся! - Айсинг прервал нескончаемый цифровой монолог. - Я потерял таблицу стабилизации!
    - Замкни его, - процедил Джейсон сквозь стиснутые зубы. - Любой железкой замкни!
    - Это не поможет, там своя схема соединения...
    Джейсон весь взмок, руки его безостановочно летали над клавиатурами.
    - Замкни, - прохрипел он. - Тогда я дам напряжение стабилизации по второму контуру...
    - Не могу! - в отчаянии завопил Айсинг. - Если я оторвусь хоть на полсекунды, упущу показатели дифракции, и нам конец! Тридцать третья строка: один запятая шестьдесят семь период восемь поправка два...
    - Два принял.
    - Три, четыре для гарантии.
    - Четыре принял... А если я оторвусь на полсекунды, нас снесет по оси сектора, и это тоже конец!
    - Джей, без таблицы я не справляюсь, я на пределе... Тридцать четвертая строка... Один запятая ноль два период ноль поправка...
    - Поправка! - взревел Джейсон.
    - Не могу... Джонг, я же не блант! Поправка ноль восемь, но дальше будет ещё труднее. Мне нужна таблица, Джей!
    Клочья вязкого серого тумана ползли низко над полом, поглощали молнии и всасывались в воронки смерчей. Вокруг бушевала вакханалия потусторонних звуков, похожих то на искаженный чудовищной реверберацией хохот, то на скрежет несмазанных петель железных дверей, то на плач и стенания истязаемых живых существ. Этот акустический кошмар укрепил Юлю в мысли об аде, но она не намеревалась смиряться.
    "Черти, да?! - зло думала она. - Ну и фиг, то есть Джонг с вами. Великое дело - черти! На оборотней серебряные пули, на вампиров чеснок, а на вас что? Тоже управа найдется!"
    Она расстегнула замок ремня и встала. Тут же корабль качнуло так, что её отшвырнуло к стене, к разорванному кабелю. Она схватила свисающие концы, попыталась стянуть, соединить... Они не сходились: видимо, часть кабеля испарилась при взрыве шаровой молнии.
    Юля завертела головой в поисках какой-нибудь железки: ведь Джейсон сказал, что достаточно устроить замыкание, и он что-то там сделает... Но она ничего не видела в проклятом сером тумане.
    Очередная блуждающая молния чуть не задела браслет на руке девушки. Юля отпрянула. Огненный шар скрылся в клубах тумана, а Юля смотрела на браслет... Вот оно, нашла!
    Порывистым движением Юля сорвала браслет с запястья, распрямила его и прижала к нему двумя руками оплавленные концы кабеля с обеих сторон. Заискрило, девушка испытала электрический удар - не сильный, но ощутимый.
    Джейсон не оглянулся - даже короткого взгляда назад он не мог себе позволить, но по изменениям на дисплеях он понял, что произошло. Ему стало стыдно: в лихорадочных поисках выхода из безнадежной ситуации он забыл о Юле, как будто её и нет вовсе. А она есть!
    - Молодец! - закричал он. - Удержи хоть минуту, и прорвемся... Да здравствует рок-н-ролл!
    Тёмный экран перед глазами Айсинга ожил.
    - Есть таблица! - торжествующе воскликнул Айсинг. - Снимаю все поправки со строки сорок три...
    Снова затрещали пулеметные очереди цифр. Энергетические жгуты пульсировали, словно в тревоге, в страхе упустить корабль. Айсинг Эппл говорил всё медленнее, паузы между цифрами исчислялись уже секундами, затем десятками секунд.
    Первыми исчезли молнии, потом лиловые жгуты, смерчи, наконец, рассосался туман. Жуткие звуки стихли, холод уступал поле боя теплу, мрак свету.
    - Вырвались, - выдохнул Джейсон Рок.
    Рукавом он стёр пот со лба, щелкнул замком ремня, пошатываясь, поднялся из кресла.
    - Сдавай управление бланту, - сказал Айсинг. - Небо и звёзды, как я устал...
    Джейсон с опустошенным видом потыкал пальцами в клавиши и шагнул к Юле.
    - Всё, всё кончилось...
    Тут только Юля заметила, что ещё стискивает в побелевших пальцах браслет с прижатыми концами кабеля.
    - Дай сюда, - Джейсон осторожно вынул браслет из её рук. - Ты спасла нас всех...
    - Вы бы и сами справились, - улыбнулась Юля сквозь слёзы.
    Джейсон обнял её и поцеловал.
    Флаш Айсинга окрасился в какой-то не совсем определенный цвет, которого не было в составленном Джейсоном справочнике эмоций стрэглов. Да и Айсинг вряд ли смог бы объяснить ему, какой цвет соответствует смешанному чувству, балансирующему между сопереживанием и уколами тоски одиночества.
    Он отвернулся к пульту, вывел на дисплей простенький чёрно-белый график.
    - Что это? - заинтересовался Джейсон.
    - Да так, вероятностная оценка... Любопытствую, сколько у нас было шансов проскочить.
    - И сколько?
    - Восемь из ста.
    - Восемь?! Ты же гарантировал девяносто пять!
    - Подумаешь, ошибся немного. - Айсинг очень по-человечески пожал плечами. - Что я, пророк?
    Подойдя к нему вплотную, Джейсон посмотрел прямо в его глаза.
    - Нет, - медленно произнёс он, - нет. Карьера пророка тебе не светит. Даже и не надейся.
    22
    Для десяти человек экипажа "Крейда" кают-компания, вероятно, была тесновата, как на подводной лодке - но трое расположились в ней вполне просторно. Айсинг разливал "Баллантайн", держа в трёх руках по рюмке, а бутылку в четвёртой. Натерпевшийся страха Чак лежал на коленях Джейсона и всё ещё вздрагивал.
    - По одной, - сказал Джейсон, - и хватит. Обозначим слегка момент. Живы-то мы живы, но это чуть ли не единственный повод для радости. Трансфойл израсходован почти весь, концентраторы эмиттеров левого борта перегрелись и расплавились, трубопроводы текут, и залатать нечем, вдобавок куда там нас вынесет из этого джонгова корда...
    - А мы пьем не за спасение, - Айсинг высоко поднял рюмку, - а за тебя. Фантастический пилотаж! Я многое видел в Галактике, со многими пилотами летал, но такое...
    - Да ладно тебе, - скромно откликнулся Джейсон. - Пришлось решить поставленную задачу, а куда денешься... Но в общем, конечно, это далеко не то, что болтаться по орбите Земли в патрульном катере.
    - Кстати, - Юля повернулась к нему. - Как насчет твоего обещания?
    - Какого?
    - Рассказать про орбитальный патруль.
    - А, как меня выгнали... Это на майндере не записано, но если хочешь, сделаю... Может быть, сейчас, пока Айс возится с моим маяком? Это не помешает тебе, Айс?
    - Нисколько, - ответил Айсинг Эппл. - За тебя, Джей!
    - Если бы не Юля.... - пробормотал Джейсон, когда они выпили.
    - Ну, здорово! - Юля вспыхнула. - Великий подвиг железку всунуть... Может, я бы и к пульту за тебя села? Вот я бы там нарулила...
    - Всех нас эта аномалия выпотрошила. - Айсинг поставил пустую рюмку на стол и закрутил колпачок бутылки. - Джея сейчас уложим в транк, я займусь маяком, а машина - самочувствием нашего пилота... А ты, Юля? В транке ведь не одна капсула.
    - Не хочу, я в норме... Но тебе самому разве это не нужно? Отдохнуть, взбодриться...
    - Я уэр династии Ареанов, - высокомерно сказал Айсинг. - Немного бы я стоил, если бы не умел восстанавливаться самостоятельно... Ну, не всегда, не смотри на меня так! Идём, Джей, до выхода из корда надо успеть.
    Юля не принадлежала к династии Ареанов и не обладала столь замечательными способностями к самовосстановлению. Кроме того, вопреки собственным словам не в такой уж и "норме" она пребывала, но ложиться в транк отказалась с неким прицелом. Как только Айсинг и Джейсон ушли, она быстренько опрокинула ещё одну рюмочку "Баллантайна", а за ней и следующую. Не то чтобы она не доверяла умному транку, просто не без оснований предпочитала проверенное веками средство. Ничего лучшего ни одному конструктору сверхсовершенных медицинских машин всё равно не выдумать, как ни старайся.
    Средство помогло идеально, но неловкость, которую чувствовала Юля из-за одинокого лечения, требовала разрядки. Кроме Чака, рядом никого не было, и оставалось переложить вину на него.
    - Сопьюсь я с тобой, - укорила она кота, даже и не собиравшегося её спаивать.
    - Уау? - удивленно мяукнул Чак.
    - Вот тебе и уау, - заключила Юля.
    В кают-компанию вошёл Айсинг Эппл в синем флаше.
    - Джей просил тебе отнести, - он передал Юле майндер и прикрепил электроды к её вискам. - Я с ним ещё не закончил, программа загружается... Эге! А в бутылке-то поубавилось!
    - Совсем немножко, - сконфузилась Юля.
    - Ладно, паровозов здесь нет... Но в рубку лучше не заходи, хорошо?
    - Хорошо, - засмеялась Юля.
    - Майндер сама включишь? Вот режим наблюдателя.
    - Вижу.
    Айсинг помахал всеми четырьмя руками и исчез за дверью, а Юля сдвинула переключатель майндера.
    23
    В соответствии со схемой патрулирования катер завис на геостационарной орбите. Перед мониторами бланта сидели двое - старший офицер патруля Джейсон Рок и его напарник Ли Керидес. Определение "старший офицер" означало не ранг Джейсона, а его обязанности конкретно в этом патрульном рейде - вчера, например, старшим офицером считался Керидес, а Джейсон был напарником. Так, по мнению земного начальства, равномерно распределялась ответственность.
    Катер плыл под молчаливыми звёздами, ни один сигнал не нарушал тишину в энтангл-эфире. Тихо гудели фойл-двигатели в режиме ожидания, бестрепетно перемигивались индикаторы.
    - Спокойно сегодня, - сказал Керидес, чтобы хоть что-нибудь сказать.
    - Скука смертная, - отозвался Джейсон Рок. - С того случая с контрабандистами ни одного приключения. В ориентировках ничего нового?
    - Ничего. Приказано усилить бдительность, ждут визита премьер-министра из системы Карио. Как бы экстремисты не спровоцировали инцидент... А так всё обычно.
    На экране показалась медленно ползущая к центру зелёная точка, нудно заплакал звуковой оповеститель.
    - Джонг, - выругался Керидес. - Сколько раз просил их заменить эту дрянь на что-нибудь более мелодичное... Или они боятся, что мы спим на дежурстве? Что за корабль, Джей? Есть данные?
    - Да, - кивнул Джейсон, разворачивая столбик похожей на этажерку голограммы. - Это интрейдер, направляется к нам из сектора три.
    - Я запрашиваю?
    - Давай.
    Керидес открыл канал связи.
    - Внимание, неизвестный корабль! Говорит орбитальный патруль Земли, катер К-62. Вы приближаетесь к зоне досмотра. Остановитесь и назовите себя.
    Пока Ли повторял запрос, Джейсон включил визуальный контроль. На экранах появилась космическая акула, растущая с каждой секундой приближения. Тормозные двигатели неизвестного корабля работали на полной мощности, скорость падала. С интрейдера передали стандартный сигнал об установлении двусторонней видеосвязи, и правый экран перед креслом Джейсона высветил интерьер не то рубки (судя по органам управления), не то каюты (судя по явно излишнему в рубке комфорту).
    Но не отделка помещения на интрейдере поразила Джейсона и его напарника так, что у них челюсти отвисли, а внешность женщины, стоящей метрах в двух от камер в небрежной позе. Золотоволосая блондинка лет двадцати пяти, с бездонно-влекущими синими глазами была не просто красива она была красива ослепляюще, невероятно, неправдоподобно. Её не портила даже вульгарная косметика. Полоска золотой ткани едва прикрывала идеальной формы грудь, так что видны были кружочки около сосков, а кожаная юбочка кончалась там, где начинались ноги в сетчатых чулках и золотых туфельках на десятисантиметровых шпильках. Длинные ногти красавицы излучали кроваво-красный свет.
    - Ничего себе, - выдохнул Керидес.
    Женщина увидела ошеломленные лица патрульных на своём экране и с развязной улыбкой проворковала:
    - Привет, мальчики. Я Эстер Сильванни. Как дела?
    Джейсон щёлкнул тумблером, чтобы Эстер Сильванни не услышала его диалога с напарником.
    - Ли, такой шикарной дамочки на Землю ещё не прилетало.
    - Точно, Джей. И во сне не видал. Эх, были бы у меня денежки! Интересно, сколько она берёт?
    - Не меньше тысячи, а то и двух...
    - Жаль, что придется её арестовать. Но ничего не поделаешь - прилетает премьер-министр, а тут девица легкого поведения! Таким сам Джонг не страшен. Она вполне может внаглую связаться с кораблём премьера, просто шутки ради... Какой скандал!
    Джейсон помолчал, разглядывая прелести Эстер Сильванни, которая спокойно ждала ответа - видимо, она привыкла к производимому впечатлению и замешательству в стане мужчин.
    - Слушай, Ли... Девушка нам ничего плохого не сделала, и её корабль ещё не в зоне досмотра. Давай её отпустим, а?
    - Вроде не положено, - усомнился Керидес.
    - Да ведь жалко её в каталажку!
    Секунду помешкав, Керидес решился. Он включил связь и обратился к девушке.
    - Разворачивайся, милая. Тут Земля, особые обстоятельства...
    - Вот как? - удивилась Эстер и приняла ещё более соблазнительную позу. - А я думала, вы сопроводите меня в космопорт...
    - Не сегодня, малышка. Прилетай как-нибудь потом.
    Старший офицер Джейсон, непосредственно отвечающий за всё происходящее, согласно кивал головой.
    - Однако вы нахалы, - игриво заметила Сильванни.
    - Проваливай, говорят! - разозлился Керидес. - Иначе мы тебя арестуем, поняла?
    - Что?! Как бы я вас самих не арестовала!
    - Вот Джонг, ей же добра желают, - пробурчал Керидес и заорал: Немедленно убирайся, а не то я вставлю в зад твоему интрейдеру атомную ракету так, как тебе самой никто не вставлял!
    - Что-то ты чересчур лихо, - вполголоса заметил Джейсон.
    - Специально, чтобы она обиделась, - шепнул Керидес. - Так проще.
    - Да, пожалуй...
    Услышав великолепную тираду Керидеса, Эстер Сильванни чуть в обморок не грохнулась от злости. Она яростно сверкнула большими как озера глазищами, выбросила вперёд руку и пропала с экранов катера К-62. Интрейдер круто развернулся, игнорируя все правила орбитальной безопасности, его отражатели засияли голубыми конусами полной фойл-тяги.
    - Прощай, красотка, - уронил Джейсон в пустоту вслед интрейдеру. Если то, что у тебя на плечах, работает так же хорошо, как то, что под ними, ты сообразишь и нам спасибо скажешь.... Прости!
    - Нет, но какова! - не унимался Керидес. - Я слышал, что кое-кто из ребят им помогает пробраться на Землю за деньги или услуги, но чтобы так, в лоб...
    - Понадеялась на свою неотразимость, - пожал плечами Джейсон. - Её можно понять, надо думать, до сих пор это оружие не давало осечки... Да и вообще-то, если бы не премьер-министр...
    Он умолк, и надолго.
    Мониторы визуального контроля прерывисто заполыхали красным, а затем на каждый из них выносные камеры передали изображение стремительного треугольника - три патрульных катера в строю.
    - Смотри-ка, - Джейсон улыбнулся, - вовремя мы её спровадили. К нам пожаловал капитан Дианно со свитой, а уж он-то...
    - Не упустил бы случая арестовать её, - подхватил Керидес. Единственное сексуальное наслаждение, ценимое капитаном - это сунуть кого-то в каталажку, а самый эротичный звук для его ушей - щелчок замка наручников...
    Капитан Дианно появился перед глазами Джейсона и Кердиеса в виде слоистой голограммы, а в динамиках заскрипел его голос.
    - Как служба, К-62? Мы боялись опоздать, но вижу, успели...
    - К чему успели? - спросил Джейсон Рок.
    - Ну, ведь интрейдер ещё не прибыл... Встреча была назначена в вашем секторе.
    - Какой интрейдер?
    - Корабль госпожи Эстер Сильванни, премьер-министра системы Карио.
    Джейсон посмотрел на Керидеса, Керидес на Джейсона, потом они вместе посмотрели на подрагивающего от помех голографического капитана.
    - Мы летим ей навстречу, - продолжал Дианно, - а если разминемся и вы встретите интрейдер первыми, имейте в виду: у Её Превосходительства довольно своеобразная манера одеваться и разговаривать. Это не прихоть, на её планете так принято: подобное поведение - символ высокого ранга, чистоты и неприступности, своего рода доказательство от противного. Так что ничему не удивляйтесь, будьте дипломатами... Помните, патруль - зеркало планеты. Совет Благочестия верит в нас!
    Катера унеслись к звёздам, и капитан Дианно развеялся в воздухе.
    После паузы, в которой Юле почудилось эпическое шекспировское "Дальше - тишина", Керидес несмело тронул Джейсона за рукав.
    - Не расстраивайся, Джей. Могло быть хуже.
    - А?!
    - Ну, если бы я осуществил свою идейку, мелькнула тут одна... Понимаешь, тысячи стиков у меня нет, но я скопил кое-что, и чуть было не предложил ей... За эту сумму плюс содействие в проникновении на Землю... Прямо здесь, в катере или в её интрейдере. Но, - торопливо добавил он, - я подумал, а вдруг ты будешь против!
    - Да что ты, - Джейсон придал окаменевшему было лицу выражение предельной душевной щедрости, - никогда. Возможно, госпожа премьер-министр пришла бы от тебя в такой восторг, что и не спешила бы с дипломатическими нотами!...
    24
    Предстоящий выход из корда тревожил Юлю не меньше, чем вход. Особенно нервничала она из-за неопределенности координат, о которой постоянно упоминал Джейсон. А если корабль будет выброшен (или вброшен) в космос где-нибудь совсем рядом со звездой или ВНУТРИ неё? Юля не решалась спросить, вероятен ли такой вариант. Ведь ей могут ответить "Да, вполне..."
    Снова "трое в корабле, не считая кота" (Юля мысленно называла так их маленькую команду в честь любимой в детстве книжки) сидели в обсерватории, под черным куполом. Удаление маяка Джейсона прошло гладко, вдобавок транк помог ему воспрянуть к жизни. Айсинг, как и говорил, транком не пользовался, положившись на внутренние ресурсы уэра.
    Тихо зазвенели электронные колокольчики, и на купол обсерватории обрушился поток света. Он дробился на голубые кометные хвосты, застывал кристаллическими решётками далёких созвездий. Свет сжимался в точки, а они снова брызгали фейерверками, как будто одержимый новациями художник расплёскивал фосфоресцирующие краски. Звёзды занимали места, предназначенные им в мироздании, их становилось всё больше и больше.
    - Мы в линейном пространстве, - сказал Джейсон.
    "Восемь процентов, - подумала Юля. - При таких шансах мало кто из игроков рискнул бы делать ставки, разве тот, кому терять нечего. А нам есть что терять? Но всё-таки мы выигрываем, пока выигрываем".
    - И где же мы? - спросил Айсинг Эппл.
    - Сейчас посмотрю, - Джейсон посовещался с блантом. - В секторе Д-четыреста, где-то на полпути между Кридлом и Дестини.
    - Рядом никого?
    - Нет, никого... Хотя постой. Со стороны Дестини движется какой-то корабль.
    - Что за корабль? - насторожился Айсинг.
    - Джонг его знает... Он слишком далеко и летит очень медленно, словно в дрейфе.
    - Прогулочная яхта? Любуются окрестностями под звуки музыки?
    - Может быть... Не знаю, Айс. Что бы это ни было, лучше врубить форсаж и убраться подальше.
    - Так и будем от всех шарахаться?
    - А что ещё делать беглым каторжникам?
    Айсинг скрестил на груди все четыре руки сложным узлом.
    - Джей, мы так торопились удрать от полиции, что нам было не до планов на будущее. Вот, удрали - и что теперь?
    - Что ты предлагаешь?
    - Связаться с этим кораблем. Смыться мы всегда успеем, если унюхаем опасность. Но ты же знаешь нашу ситуацию. Трансфойл на исходе, всё разваливается... Вот если бы нас кто-нибудь подобрал, например, под видом потерпевших крушение... Тогда бы мы и посмотрели, какие выгоды можно извлечь.
    - Вижу резон, - задумчиво ответил Джейсон. - Попробую связаться прямо сейчас, пока они далеко и у нас фора. Сигнал бедствия?
    - Конечно, что же ещё.
    Джейсон активировал аварийный канал энтангл-связи и дал бланту задание передавать с трёхсекундным интервалом стандартный трансгалактический сигнал бедствия. Через минуту они с Айсингом обменялись недоумевающими взглядами.
    - Молчат.
    - Странно, - протянул Айсинг. - Может, они и есть потерпевшие крушение?
    - Авария? Катастрофа? Тогда их автомат давал бы такой же сигнал, эти штуки практически неразрушимы.
    - М-да... Или не хотят отвечать? Пираты, тайная миссия?
    - Пираты обрадовались бы добыче, а шпионы какие-нибудь дали бы полный вперед, только мы их и видели... А эти... Теперь они поближе, блант сообщает, что их двигатели выключены. Вымерли они там, что ли?
    - Может, и вымерли. Или почему-то покинули корабль.
    - Не нравится мне это.
    - Зато я в восхищении, - съязвил Айсинг.
    - Так, новые данные... Точно не пираты, вооружения нет... А ты угадал, прогулочная яхта, и из самых дорогих. Класс "Маре Стелла".
    - Ого, вот это игрушка! Даже я не мог позволить себе такую в лучшие времена...
    - Отлично, и что же дальше?
    - Подойдем...
    Пальцы Джейсона забегали по сенсорам дублированного управления. Где-то глубоко под полом зарычали пространственные двигатели многострадального "Крейда", и корабль устремился к яхте. Дальнобойные прожекторы нашаривали её во тьме.
    Элегантные обводы "Маре Стеллы" были уже различимы на тёмном куполе среди звёзд. Проблесковые огни яхты вспыхивали и гасли в монотонном ритме, но никто не отзывался на обращения Джейсона, повторяемые снова и снова.
    Теперь "Маре Стелла" плыла в космосе рядом с "Крейдом", её изображение заняло весь купол и не умещалось в поле зрения. Джейсон плавно погасил скорость.
    - Постучимся в двери? - предложил он. - Нас не приглашали, но если кто-нибудь дома, не откажут путникам в гостеприимстве? А если никого нет, глупо было бы не войти.
    - Чтобы войти в дом, нужен ключ, - справедливо заметил Айсинг.
    - Есть мезонный интактор.
    - Это, знаешь ли, взлом чужой собственности...
    - Преступлением больше, преступлением меньше... Ведь ты не собираешься просто улететь?
    Айсинг покачал головой, но его флаш потемнел. Джейсон включил сквозной канал связи - теперь на яхте его должны были услышать даже при полностью отключенной или неисправной аппаратуре, хотя ответить и не смогли бы.
    - "Маре Стелла"! - заговорил он. - Кто-нибудь на борту, откройте шлюз. Ждём десять минут и вскрываем люк мезонным интактором. Мы не пираты, мы встревожены вашим молчанием. Возможно, вы нуждаетесь в помощи... А как бы вы поступили на нашем месте?
    Люк шлюзовой камеры яхты нависал (визуально) прямо над куполом обсерватории, но огни по периметру не зажигались. "Маре Стелла" не только хранила безмолвие, но и вообще никак не реагировала на очередную попытку Джейсона.
    - Кто пойдет? - осведомился он.
    - Я, конечно, - сказал Айсинг Эппл. - Ты пилот, ты нужен здесь, мало ли что.
    - С интактором обращаться умеешь?
    - Невелика премудрость.
    - Возьми лоддер.
    - Два лоддера, - поправила Юля. - И я пойду.
    - Зачем? - Джейсон коротко взглянул на неё.
    - Два лоддера лучше, чем один. Или ты записал меня в пассажирки? Я тоже в команде, я имею право участвовать.
    - Никто у тебя прав не отбирает, - пробормотал Джейсон, - однако...
    - Она права, Джей, - вмешался Айсинг Эппл. - Она в команде, и два лоддера лучше. Нам надо не в галантности соревноваться, а обо всех троих думать.
    - Слушай, вот если бы одна из твоих четырех жён...
    - Где логика, Джей?
    А в самом деле, подумал Джейсон сконфуженно, где логика? Айсинг и Юля правы на сто процентов. Тьфу, что же это... Ещё влюбиться не хватает.
    - Ладно, - буркнул он. - Только скафандры наденьте, там вероятна потеря герметичности.
    Не десять минут, но полчаса спустя слейдер с Юлей и Айсингом покинул шлюз "Крейда". Джейсон наблюдал за ним из рубки, и сердце его сжималось. Кто или что ждёт их на борту "Маре Стеллы"?
    Зелёные вспышки интактора превратили замки люка в мезонную кашу. Какое-то время, прикидывал Джейсон, понадобится на установку манипуляторами слейдера других замков изнутри, ведь при незакрытом наружном люке не откроется внутренний. Скажем, минут пять, семь... Потом они войдут.
    Слейдер исчез во мраке шлюза "Маре Стеллы", как в пасти чудовища. Наверное, какое-то освещение там было, но слепящие прожекторы "Крейда" погружали шлюз в непроницаемую тень... Джейсон нажал кнопку передатчика.
    - Не пропадайте из эфира...
    В рубке зазвенел голос Юли, излишне весёлый.
    - Не волнуйся, Джей, мы целы и невредимы. Айс пытается наладить для тебя телетрансляцию с камер на скафандрах, но он говорит, тут корпус какой-то особенный...
    - Криомитовый, - уточнил Айсинг. - Попробую подключить по-хитрому... Но если ты нас и не увидишь, слышать будешь хорошо.
    Тяжёлая криомитовая плита люка скрыла слейдер от глаз Джейсона, и в этот момент он остро возненавидел "Маре Стеллу". Он мог с самого начала настоять на своём, убедить их не ввязываться невесть во что... Он не сделал этого, а теперь уже поздно.
    ЧАСТЬ ВТОРАЯ
    А В А Н Т Ю Р И С Т Ы
    1.
    Энтангл-курьер Н-11-647-900
    Совершенно Секретно
    Срочно
    Директору Имперской Службы Безопасности
    Алгертайну ван Корнену.
    Доводим до сведения информацию о захвате космического корабля А9 123, совершенном группой осужденных преступников при обстоятельствах, свидетельствующих об особой опасности и крайней дерзости таковых. В преступную группу входят бывший гражданин Айсингфорса Айсинг Эппл, бывший пилот Звёздной Гвардии Джейсон Рок и девушка, личность которой в настоящее время устанавливается. Относительно последней существует предположение, что именно она является тщательно законспирированным организатором, вдохновителем и главой преступной группы. Идентификационные материалы по состоянию на данный момент см. в Приложении 1, оперативные доклады и протоколы допросов свидетелей см. в Приложении 2. Ещё раз обращаем внимание на чрезвычайную опасность и дерзость преступной группы.
    Комиссар Делани, полиция Лондона (Земля),
    Юго-западный округ.
    Комиссар Харт, зональное управление поли
    тической полиции Эскодиара (Лас-Вегас),
    седьмой округ.
    Энтангл-курьер Н-23-478-900
    Совершенно Секретно
    Срочно по каналам Имперской Службы Безопасности
    Руководителям всех подразделений правоохранительных структур Империи
    Подтвердить получение вне очереди.
    В соответствии с информацией, содержащейся в прилагаемых пакетах ЭК Н-11-647-900 под индексами С-01, С-02 и С-03, ПРИКАЗЫВАЮ: 1. Безотлагательно принять меры к задержанию преступной группы, захватившей космический корабль А9 123. 2. При задержании соблюдать бдительность и осторожность. Особо подчёркиваю, что преступники вооружены и очень опасны. 3. Начиная с момента регистрации данной директивы оповестить экипажи всех кораблей, как находящихся в пространстве, так и готовящихся к рейсам. Указать, что при обнаружении А9 123 экипажам кораблей, не относящихся к правоохранительным структурам, не следует предпринимать самостоятельных действий ввиду крайней опасности преступной группы. В таких случаях, а также при любых возникших подозрениях необходимо связаться с Главным Управлением Имперской Службы Безопасности по предписанной процедуре. 4. О проводящихся оперативных мероприятиях регулярно докладывать лично мне.
    Директор Имперской Службы Безопасности
    Алгертайн ван Корнен,
    Главное Управление ИСБ, Адалион.
    2.
    Коридоры яхты были погружены в полумрак, но не в то красноватое тревожное мерцание, которое создают аварийные лампы. Нет, это был спокойный, уютный, фешенебельный полумрак интимного освещения, неотъемлемая часть окружающей роскоши.
    Айсинг Эппл страдал в тесном скафандре, не предназначенном для стрэглов - нижнюю пару рук ему пришлось плотно прижать к туловищу и только так втиснуться в скафандр. Индикаторы показывали нормальное давление воздуха со стандартным содержанием кислорода на борту "Маре Стеллы". Никаких вредных примесей, никаких неидентифицированных микробов или вирусов... Тем не менее, ни одно живое существо не отреагировало на вторжение посторонних, и Айсинг не торопился поднимать забрало герметичного шлема и разрешать Юле делать это. Что-то всё же случилось здесь...
    В машинном отделении - видимых разрушений и повреждений нет, приборы отмечают идеальное состояние двигателей, замерших в режиме ожидания. Все слейдеры - в ангарах на своих местах, а значит, по крайней мере на них никто не покидал яхту. В жилых помещениях, салонах, обсерватории не сдвинут ни один предмет, впечатление такое, что никого тут и не было с того самого момента, когда бригада обслуживания навела на яхте предстартовый безлико-симметричный порядок. Но "Маре Стелла" не могла стартовать автоматически, на кораблях этого класса обязательно требуется хотя бы единственный пилот.
    Передачу видеокартинки для Джейсона Айсингу наладить так и не удалось, и они постоянно переговаривались. Из-за того, что на яхте до сих пор не было обнаружено ничего внушающего опасения, беспокойство Джейсона лишь возрастало.
    - Гравилифты работают, - доложил Айсинг. - Поднимаемся в рубку.
    Мягкая и упругая гравитационная волна подхватила Айсинга и Юлю, пронесла сквозь шахту и отпустила. Стиснув рукоятку лоддера, Айсинг нажал кнопку, и панели дверей рубки бесшумно разошлись.
    На полу возле пультов, играющих сотнями огоньков, лицом вниз навзничь лежал стрэгл в просторном серебристом комбинезоне, широко раскинув четыре руки. Айсинг бросился к нему, наклонился (сочленения скафандра загремели), перевернул.
    - Это девушка, - пробормотал он.
    Из продолговатого футляра на запястье его скафандра выдвинулось жало медицинского анализатора, умеющего не только диагностировать, но и оказывать первую помощь. На дисплее высветилось краткое заключение и перечень введенных препаратов - антишоковый коктейль, стимулятор сердечной мышцы, общеукрепляющее.
    - Она без сознания, и анализатор не знает, почему, - сказал Айсинг Юле. - Механических травм нет, интоксикации тоже. Будем надеяться, что она скоро очнется.
    - Перенесём её к нам?
    - Конечно, но сначала закончим осмотр. Сейчас мы всё равно не сможем сделать для неё больше, чем уже сделал анализатор.
    - И транк не поможет?
    - Сейчас - нет. Позже.
    Они быстро обошли отсеки и убедились, что на яхте нет никого, кроме них двоих и девушки, а также нет ни малейших признаков какой-либо аварии. Сервомоторы скафандра, избавляющие от необходимости тратить мышечные усилия, позволили Айсингу без труда нести девушку, а Джейсон тем временем раскидывал силовую сеть между "Крейдом" и "Маре Стеллой". Эта сеть удержит яхту не слишком близко и не слишком далеко.
    3.
    Трое, маленький экипаж "Крейда", стояли вокруг капсулы транка, куда поместили пострадавшую, едва закончилась активная фаза действия примененных анализатором лекарств. Машина утверждала, что угрозы жизни и здоровью девушки нет, и к ней вот-вот возвратится сознание.
    Её веки затрепетали, огромные небесно-голубые глаза распахнулись и с недоумением обвели всех троих. Она приподнялась и задала совершенно естественный вопрос:
    - Где я?
    Голос девушки звучал, как нежный перезвон цветов-колокольцев с планеты Уатл.
    - На космическом корабле, - ответил Джейсон, намеренно не конкретизируя. - Мы нашли вас на дрейфующей яхте...
    - О, моя яхта... Что с ней?
    - Цела и невредима. Мы не смогли понять, что произошло.
    Девушка выбралась из капсулы, пошатнулась и упала бы, не поддержи её Айсинг.
    - Кто вы такие? - спросила она.
    - А вы? - Айсинг осторожно усадил её на стул.
    - Меня зовут Эиау.
    - Романтичное имя, - вполголоса заметил Айсинг Эппл. - Похоже на зевок.
    Глаза девушки вспыхнули гневом, но тут же она махнула рукой и рассмеялась.
    - Да меня так и не зовёт никто. Называют обычно Элис, и мне Элис больше нравится. Я принцесса Дестини, дочь правящего принца Эккера Сола.
    Айсинг, который хотел было что-то сказать, вместо того закашлялся и только потом воскликнул:
    - О, Ваше Высочество!
    - Только не "Ваше Высочество", - поморщилась принцесса. - Зовите меня Элис. Моя яхта, где она?
    - В силовой сети нашего корабля, - сообщил Джейсон.
    - Вашего корабля? Но всё же, кто вы?
    Джейсон и Айсинг переглянулись. Во взгляде Джейсона читался вопрос, выражение лица его друга ясно говорило "Терять нам нечего".
    - Хорошо, - Джейсон глубоко вздохнул. - Ваше Высочество... Элис, перед вами преступники, разыскиваемые полицейскими двух планет, а может, и Службой Безопасности Адалиона. Вы на захваченном нами корабле с Земли.
    Все трое с тревогой ожидали реакции принцессы на это откровенное заявление. И реакция последовала, да такая, что повергла их не то чтобы в изумление, но прямо-таки в шок. Элис радостно и светло улыбнулась.
    - Слава космосу и звёздам! - провозгласила она. - Мне по-настоящему повезло, если вы не шутите.
    - Какие там шутки, - буркнул Джейсон. - Но, Ваше Высочество...
    - Элис!
    - Элис, объясните нам, почему вы так обрадовались встрече с преступниками?
    - Отлично, давайте поговорим... Но я страшно голодна и не отказалась бы от глотка спиртного.
    Как кстати "Баллантайн", мелькнуло у Джейсона.
    - А прежде всего, - продолжала принцесса, - где именно мы находимся?
    - Мы в линейном пространстве, - сказал Айсинг Эппл, - и никуда не движемся относительно локальной координатной сетки. Мы почти там, где наткнулись на вашу яхту... Ближайшие системы - ваша родная Дестини, до неё около сорока световых лет, и немного дальше в другую сторону Кридл, примерно в шестидесяти.
    - Разрыв корда Р-два шесть где-то близко, да?
    Айсинг кивнул.
    - Да, если мне не изменяет память. Вы шли этим кордом?
    - Нет, но я там, где и рассчитывала. Первый этап моего путешествия.
    - Но если вы не шли кордом Р-два шесть, тогда...
    - Тогда представьтесь, - потребовала Её Высочество, - как подобает представляться принцессе.
    - О, тысячи нижайших извинений! Перед вами уэр Айсинг Эппл, приговоренный к пожизненному изгнанию с Айсингфорса, пилот Звёздной Гвардии Джейсон Рок, высланный с Земли на Лембург, и его сообщница Юля. Нас только трое на борту.
    Принцесса по очереди удостоила всех троих благосклонным полупоклоном.
    - Теперь накормите меня, - распорядилась она.
    При этом она посмотрела на Юлю так, словно та являлась её служанкой, и столько истинно королевского достоинства было в повороте головы Элис, в сопровождавшем её слова жесте, что пропали всякие сомнения: она принцесса. Молча (впрочем, отнюдь не сбитая с толку, не на ту напали!) Юля направилась в кают-компанию, а следом Джейсон и Айсинг эскортировали гостью.
    По дороге их встретил Чак, со скуки бесцельно слонявшийся по коридорам.
    - Какой забавный зверёк! - Элис присела на корточки и погладила Чака. - Это кот, правда? Домашний зверек с Земли? Я никогда не видела их воочию, только в фильмах. Кажется, кроме Земли, они нигде не сумели прижиться. На Дестини они почти не известны, ведь у нас мало кого интересуют земные фильмы, а уж вникать в подробности... Но я любопытна! Итак, я не ошиблась, это кот?
    - Да, кот, - подтвердил Джейсон. - Мастер Чак Берри.
    - Подружимся, мастер Чак? - полувопросительно сказала принцесса, выпрямляясь.
    - Умммм, - неопределенность реплики Чака должна была означать "Подумаем, присмотримся".
    После придирчивой инспекции запасов капитана Крига в кают-компании сервировали стол; в роли главного украшения выступал "Баллантайн", вызвавший оживленный обмен мнениями. Какая сцена, подумала Юля, принцесса в плену у пиратов...
    Со всей возможной непринужденностью Джейсон и Айсинг рассказывали Её Высочеству о событиях, приведших их на борт "Крейда". Принцесса слушала внимательно, то хмурилась, то смеялась.
    - Теперь я совсем убедилась, что с вами мне повезло, - резюмировала она. - Я попала в такой переплёт...
    - В какой же, Элис? - нетерпение Айсинга окрасило его флаш в азартный оранжевый цвет.
    - Всё дело в конфликте между системами Кридла и Дестини...
    - Обе населены стрэглами, - вставил Джейсон для Юли.
    - Да, - кивнула Элис, - и отношения издавна были напряжёнными, что создавало массу проблем. Мой отец, Эккер Сол, приложил немало миротворческих усилий, и вот наконец его пригласили на Кридл... Полуофициальный визит доброй воли. Президент Кридла... Номинально президент, а фактически полновластный диктатор планеты... Он встретил отца хорошо, и лучшему художнику Кридла даже приказал написать портрет Эккера Сола, а это высокая честь. Вот с того злосчастного портрета всё и началось...
    Опрокинув рюмочку виски, Элис продолжила повествование.
    - У отца было мало времени, и он смог уделить художнику всего два часа для позирования. Поэтому художник сделал только эскизы - лицо и общие контуры фигуры, а остальное - фон, обстановку, мундир, ордена - намеревался дописать потом, после отбытия отца с Кридла. Ну, и дописал... Портрет запаковали и специальным курьерским кораблём отправили на Дестини, в подарок отцу. На представление портрета собралась вся знать, сливки общества... В нашем столичном дворце, в Сентарии.
    Принцесса задумалась, она перекатывала в пальцах маленькую пустую рюмку.
    - Что было дальше? - голос Айсинга вернул её в кают-компанию.
    - Дальше? Вот что... У вас есть майндер?
    - Разумеется.
    - Я хочу сделать запись, показать вам подробно все события - и те, в которых сама участвовала, и те, о которых знаю понаслышке или могу догадываться - эти последние, конечно, в моей реконструкции, но думаю, не слишком отклонюсь от истины. У вас найдется каюта, где я могла бы уединиться и сосредоточиться?
    - Каюта капитана Крига, - решил Джейсон. - Я вас провожу.
    4.
    К майндеру подключили сразу три комплекта электродов, чтобы запись принцессы одновременно смотрели все. Джейсон помог Юле укрепить электроды на висках.
    - Айс, ты готов? - спросил он.
    - Да.
    - Включаю.
    Свет в глазах Юли начал меркнуть, будто в театре гасили люстру перед поднятием занавеса. Темнота заполнилась множеством голосов, и осветилась декорация будущего спектакля - большой зал с колоннами, картинами, оттоманками, ливрейными лакеями и прочей атрибутикой придворной жизни. Юля удивилась было, насколько это похоже на костюмный исторический фильм по роману Дюма, но тут ей припомнилось одно замечание Джейсона. Когда ты смотришь запись на майндере, говорил он, некоторые детали твой мозг приспосабливает к устоявшимся, привычным для него представлениям. Так что скорее всего, догадалась Юля, передо мной не дворец правящего принца Дестини как он есть, а во многом проекция вколоченного с детства стереотипа.
    Весёлые, возбужденные, красочно разодетые стрэглы танцевали под странную тягучую музыку, переговаривались и пересмеивались, брали с подносов бокалы с искристыми напитками, фланировали по зеркальному паркету. Принцесса Элис в длинном вечернем платье цвета морской волны (цвет надежды у них, вспомнила Юля) беседовала с высоким широкоплечим стрэглом в белом костюме. Юля знала, что это сам принц Эккер - большинство элементов базовой информации майндер отпечатывал в подсознании.
    Протрубили герольды. Распорядитель, одетый во что-то вроде расшитого белыми лилиями фрака, поднялся на возвышение у дальней стены и поднял руку, призывая к тишине.
    - Внимание! Внимание! Настаёт минута, ради которой собралось сегодня столь изысканное общество. Парадный портрет принца Эккера Сола работы знаменитого Фейона, подарок президента Кридла Раша Холдо в знак мира между нашими планетами!
    Грянули аплодисменты, распорядитель жестом приказал внести портрет. Распахнулись двери, двое служителей церемониальным шагом пронесли затянутую в белую бумагу картину по залу и поставили на особую треногу, напоминающую мольберт. Торжественный момент близился. Согласно этикету, кроме самого художника и президента Холдо, портрета ещё никто не видел, только Эккер Сол имел право сорвать бумагу и представить миру творение великого Фейона.
    Улыбающийся принц взялся за торчащее ушко перфорированной бумажной дорожки, бегущей по краям рамы. Заполыхали блицы репортеров, застрекотали голокамеры всеобщей медиа-сети. Одним элегантным движением принц сорвал белый экран, и тонкая бумага спланировала на пол.
    В первые секунды грохот аплодисментов усилился, но почти сразу пошёл на спад. Трубы оркестра взвыли на фальшивой ноте и смолкли, в зале воцарилась мертвая тишина. Не веря глазам, багровый от гнева принц смотрел на портрет. Преобладающими в безмолвии зала цветами стали красный, коричневый и серый, особенно серый...
    - Палитру и кисть, - холодно повелел принц.
    Перепуганный, весь фиолетовый лакей помчался в художественную мастерскую дворца и вернулся с палитрой. Эккер Сол решительно выбрал ярко-алый цвет и размашистыми мазками написал поперёк портрета два слова.
    /Неизвестно, что он там написал на самом деле, но в сознании Юли эти слова отразились как FUCK OFF1/
    - Упакуйте и отправьте назад, Рашу Холдо, - отчеканил принц. Немедленно, пока их корабль ещё здесь.
    - Уэр Эккер! - взмолился какой-то министр. - Надо ли спешить, возможно недоразумение...
    - Выполняйте приказ.
    Принц стремительно зашагал к выходу. Элис задержала его у дверей.
    - Отец, - тихо молвила она, - ты только что объявил войну Кридлу.
    5.
    В кабинете президента Раша Холдо стоял художник Фейон и не смел взглянуть на всесильного диктатора. Злополучный, обезображенный оскорбительной надписью портрет был прислонён к стене у окна.
    - Я провёл собственное расследование, - президент говорил обычным для него тускло-утомлённым тоном, - и кое-что выяснил. Но я хочу услышать от вас, Фейон, историю этого портрета.
    - История очень проста, магнифисент, - робко отозвался художник. - У меня не было времени, чтобы написать с натуры мундир и ордена принца, а работать с голограмм и стереоснимков я, простите, не умею...
    - Считаете ниже своего достоинства, - с сарказмом уточнил президент. Голограмма ничем не отличается от натуры, но у вас, гениев, принципы...
    - Можно мне продолжать? - не сдержался Фейон.
    Диктатор кивнул с улыбкой, от которой становилось страшно.
    - У меня есть друг, Лефедр, он коллекционирует наградные знаки, символику, геральдику, монеты и всё такое с разных планет. Я попросил его прислать мне часть коллекции, а именно награды Дестини. Точно такой мундир, как у Эккера Сола, был уже найден. Я разместил на нем награды и приступил к работе.
    - При этом вы не удосужились заглянуть в блант за консультацией или хотя бы просмотреть снимки Эккера Сола...
    - Вам известно, магнифисент...
    - Да, да... Техника убивает искусство, бланты - изобретение Джонга. Весь этот бред я читал в юности в манифестах ваших учителей.
    - Я рассудил, что если какого-то ордена у принца нет и я добавлю лишний, ему это только польстит. И потом, вы же одобрили портрет...
    - Я не специалист по наградам Дестини!
    Президент встал, подошёл к сейфу, открыл его и брезгливо бросил на крышку стола полосу мягкой ткани, куда были прикреплены ордена и медали но не только они... Металл глухо звякнул.
    - Вот эти побрякушки вы пририсовали Эккеру...
    - Да, магнифисент.
    С тяжелым и безнадёжным вздохом Раш Холдо снова сел за стол.
    - Фейон, вы отдаете себе отчёт, к чему привело ваше легкомыслие, если не сказать сильнее? Почему вы не попросили Лефедра объяснить вам смысл каждого знака? Как конкретно вы с ним разговаривали?
    - По транскодеру... Я сказал, что мне нужны ненадолго награды Дестини...
    - И всё? Не трудитесь отвечать, я беседовал с Лефедром! Никаких подробностей - для работы, и только. А Лефедр, зная вашу суеверную скрытность, не стал расспрашивать, для какой. Он приказал слуге отвезти вам эту ленту, - президент указал на стол, - в полной уверенности, что вы сами разберётесь. На этой ленте весь раздел его коллекции, касающийся Дестини, и перед тем, как любезно отправить её вам, он не стал, разумеется, отделять награды от других знаков - а ну как вам и они понадобятся?
    - Но что же это за ДРУГИЕ знаки? - несчастный художник немало отдал бы за то, чтобы упасть в кресло.
    - Другие? - президент усмехнулся. - Тут меня просветили, да поздно... Видите ли, на Дестини многие малопочтенные профессии не запрещены, но их представители обязаны носить эти знаки постоянно. Так гарантируется, что их не спутают с приличными гражданами. Например, торговцы лёгкими наркотиками, ростовщики, букмекеры тотализаторов.... У каждого - свой знак. В коллекции Лефедра таких знаков было только два. Вот эти... Очень эффектны, да? Обоими вы наградили Эккера Сола.
    Не выдержав испытующего взгляда президента, художник начал заикаться.
    - И... Чт-то же они оз-значают? Кем пред... Предстал Эк-кер Сол?
    Секунды ироничного молчания предшествовали ответу диктатора Кридла.
    - В общем, ничего драматического. Сутенёром и содержателем публичного дома.
    6.
    Директору Имперской Службы Безопасности Алгертайну ван Корнену предстояла труднейшая миссия - любой ценой сгладить конфликт между Кридлом и Дестини, любой ценой предотвратить войну. Перед отбытием директора на Кридл Император Корнелиус инструктировал его лично.
    - Селианский договор, - говорил Император, постукивая золотой ложечкой по краю чашки с крепчайшей заваркой корня идлиса, - связывает мне руки. Я не могу попросту послать миротворческие силы в сектор и развести драчунов по углам ринга. Между тем мы не можем допустить и войны. Аналитики утверждают - и я с ними согласен - что победа Кридла практически предрешена. Уверен, что это понимает и Эккер, но вы знаете уэров, Алгертайн. Кодекс чести превыше всего.
    - Это так, домини, - подтвердил ван Корнен. - У стрэглов есть поговорка: "Три меча чести в трёх руках уэра, и лишь в четвёртой - ветвь смирения".
    - Будь у них по две руки, как у нас, они, возможно, были бы менее вспыльчивыми, - заметил Император. - Но вернёмся к нашей проблеме. Победа Кридла означает полный контроль Раша Холдо над сектором и ресурсами системы Дестини, а это - недопустимое усиление Кридла. Такой ход событий угрожает стабильности Империи. Я не хочу иметь под боком потенциально опасного противника, но я получу его, если Раш Холдо объединит системы под своей властью. Кто поручится, что он станет тогда считаться с каким-то Императором Корнелиусом?
    - Никто, - сказал ван Корнен. - Он не станет.
    - Следовательно, у нас один выход - не допустить войны, восстановить равновесие в секторе.
    - Полагаю, домини, - ван Корнен бережно взвешивал слова, - что мы могли бы предоставить Холдо и Солу множество политических и экономических доводов в пользу сохранения мира... Но этого явно недостаточно.
    - Недостаточно, Алгертайн. Именно поэтому мне нужны вы, непревзойденный дипломат и тонкий знаток психологии стрэглов.
    - Благодарю за столь высокую оценку... Но право, мне жилось бы спокойнее, если бы я более тускло выглядел в ваших глазах, домини.
    - Дело не только и не столько в моём мнении о вас, - произнёс Император тепло, - сколько в том, что вы - мой друг, и я могу на вас положиться.
    Сейчас, полулёжа в удобном кресле дипломатического слейдера, идущего на снижение над столицей Кридла, Алгертайн ван Корнен вспоминал этот разговор. В его распоряжении находилась подробная информация о происшедшем, составленная главным образом из донесений шпионов, но также почерпнутая из открытых источников. На корабле директор ИСБ занимался в основном тем, что гулял по коридорам и оранжереям, извлекая то один, то другой факт из хранилищ своей феноменальной памяти и по-разному складывая головоломку. Всегда неплохо запастись несколькими вариантами, если приходится иметь дело со стрэглами, и не просто со стрэглами, а с уэрами.
    Президент Раш Холдо принял ван Корнена без лишнего официоза - визит, хотя и не окруженный формально завесой строгой тайны, был не протокольным мероприятием. После малозначащего обмена заверениями во взаимном уважении и преданности диктатор Кридла уселся за маленький столик и жестом пригласил имперского эмиссара в кресло напротив. Тем самым он подчеркнул, что в переговорах они - равноправные партнёры, и ван Корнену это не понравилось. Он представлял Императора, президенту Холдо следовало держаться скромнее.
    - Итак, дорогой ван Корнен... - вопрошающе начал президент, и эта неуверенная интонация была его второй ошибкой. Директор ИСБ понял, что во внезапно изменившихся обстоятельствах Раш Холдо ориентируется плохо, готовых решений у него нет. Этим надо воспользоваться.
    - Для вас не секрет, магнифисент, - сказал ван Корнен с непроницаемым лицом, - что Император крайне обеспокоен обстановкой в секторе.
    - Согласно Селианскому договору, - быстро ответил Холдо, взаимоотношения систем Кридла и Дестини не входят в имперские прерогативы, вплоть до вопросов войны и мира.
    - Да, это так, потому я и здесь. Селианские договорённости хранят мир в границах Империи, хрупкий силовой баланс. Но представьте себе, что будет, если начнётся локальная война...
    - Император готов нарушить соглашение? - спросил Холдо почти высокомерно, что ван Корнен правильно истолковал как ещё одно доказательство отсутствия твёрдой позиции.
    - Разумеется, нет. Император верен Селианскому договору, но события могут выйти из-под его контроля. Война - это не только миллионы жертв, это миллионы, если позволительно так выразиться, побочных эффектов.
    - Например, появление в секторе Звёздной Гвардии?
    - Повторяю, Император верен Селианскому договору. - Ван Корнен ничего не прибавил к сказанному, предоставляя Рашу Холдо самостоятельно домысливать недостающее.
    Грузно поднявшись, президент подошёл к окну, за которым пылало в небе голубое солнце Кридла.
    - Я не объявлял войны, - негромко произнёс он, - я не задумывал её, не готовился к ней. Структура моих сил сугубо оборонительная, но мне и этого хватит, чтобы наказать Эккера Сола.
    - Так ли уж виноват Эккер Сол?
    - Да, он виноват! От всего сердца я сделал ему подарок, какого до сих пор удостоился только Император. Эккер Сол оскорбил мои чувства и чувства народа Кридла, оскорбил из-за пустякового недоразумения. Вместо того, чтобы разобраться и дать Фейону возможность исправить ошибку, он... Но он горько пожалеет.
    - Исправить ошибку? - директор ИСБ пожал плечами. - После того, как портрет в прямой трансляции видели все на Дестини, после того, как Эккер Сол стал посмешищем? Не кажется ли вам, что тут есть и ваша вина, магнифисент? Вы ведь могли хотя бы сравнить портрет со снимком Эккера Сола в парадной форме и приказать художнику переделать его!
    - Да мне и в голову не пришло, что...
    - Посмотрите на ситуацию с другой стороны, - предложил ван Корнен, посмотрите на неё так, как она видится с Адалиона и других крупных политических и военных (он подчеркнул "и военных") центров Империи. Никто не поверит, что происшествие с портретом - недоразумение. Его назовут провокацией, а вас - коварным интриганом, захватчиком. Да, вы разобьете дестинийские войска, вы подчините сектор. Всё это бесспорно, однако общая политическая обстановка изменится не в вашу пользу. Обеспечив тактический успех, вы потерпите стратегическое поражение и вдобавок поставите галактику на грань невыгодной для вас конфронтации.
    Президент некоторое время стоял у окна в задумчивости.
    - Я не хотел этой войны, - наконец сказал он.
    - Её можно избежать.
    - Как?
    - Эккер Сол понимает, что вы сильнее его, но гордость не позволит ему теперь просить о мире. А если инициатива будет исходить от вас... У вас есть шанс проявить великодушие и тем расположить к себе правительства Галактики, добиться в дальнейшем более ощутимых выгод, чем от этой нелепой войны. Честно говоря, выгод от неё для вас я вообще не вижу... Но Эккеру Солу, и не ему одному не обязательно знать о содержании нашей с вами беседы. Какие условия вы поставили бы ему в обмен на сохранение мира?
    Раш Холдо снова задумался.
    - Во-первых, публичные извинения за оскорбление... Во-вторых, принцесса Эиау должна стать женой моего сына...
    - Отличный политический ход, - одобрил ван Корнен. - Ничто не укрепляет мир лучше династических браков, к тому же для Эккера это не условие, а честь. Но как к этому отнесется ваш сын?
    - Он мечтает о ней.
    - Ага, хорошо...
    - И третье - контрибуция. Небольшая сумма, скажем, миллион флойдов наличными, приблизительная стоимость одного хорошего корабля или двух неплохих. Много для частного лица, ничто для государства, символические деньги.
    - Что касается второго и третьего пунктов, - проговорил ван Корнен размеренно, - я не предвижу затруднений. Но первое может поставить под удар всё. Мы ведь согласились, что есть и доля вашей вины в происшедшем. Публичные извинения равносильны для Эккера потере лица, он никогда не пойдёт на это. Что, если вместо первого условия совершить обмен дружескими письмами, где будут объяснения и сожаления с обеих сторон? Я отправился бы на Дестини с таким письмом от вас, и это значительно облегчило бы мою миссию.
    - Хорошо.... Я продиктую письмо. Вы правы, ставить первое условие бессмысленно.
    За спиной президента Алгертайн ван Корден тонко улыбнулся.
    - Я знал вас как великолепного полководца и талантливого администратора, - произнёс он, - а сейчас вы проявили себя как выдающийся государственный деятель. Вы не просто переиграли Эккера Сола, вы приняли мудрое и дальновидное политическое решение.
    - Вы льстец... - диктатор обернулся и немного удивленно посмотрел на имперского эмиссара.
    - Нисколько. Лесть - это признание за кем-то несвойственных ему качеств, не так ли? А я всего лишь объективен.
    7.
    Закончив читать послание Раша Холдо, принц Эккер поднял взгляд на директора ИСБ.
    - Мирные инициативы, - пробормотал он. - С чего бы вдруг?
    - Но президент Холдо все объяснил в своём письме. История с портретом была досадным недоразумением, он не хотел и не хочет войны.
    - Я не могу пойти на попятную, - вздохнул принц. - Кодекс чести уэра...
    - О да, кодекс, - подхватил ван Корнен. - Кодекс, во имя которого вы готовы пожертвовать миллионами ваших подданных в заведомо проигранных сражениях.
    - Что вы знаете о нашем кодексе чести?! Вы не стрэгл... Поймите, мне эта война не нужна, я не в силах победить! Но за велеречивыми излияниями Раша Холдо кроется только одно. Он согласен сохранить мир? О, да! Но он потребует от меня публичных извинений, прекрасно зная, что этому не бывать. Значит - война... Вот цена его бумажки. Потом он скажет Адалиону: я предлагал им мир, а они упёрлись... Да и так ли неизбежно моё поражение? Для победы сил мало, но оборонять Дестини мы станем до конца...
    Ван Корнен терпеливо выслушал и заговорил.
    - Мне известна стойкость воинов Дестини. Другой вопрос - разумно ли затевать войну, чтобы после неё вернуться к прежнему положению, ослабив обе системы... Но я не намерен апеллировать к благоразумию, я привёз вам конкретное известие. Раш Холдо НЕ ТРЕБУЕТ публичных извинений.
    В совершенном изумлении принц Эккер стал сначала бежевым, потом серым.
    - Как... Почему?!
    - Потому что и сам побаивается дестинийских войск. Да, он силён, но он не может игнорировать несгибаемость духа и тактическую изобретательность дестинийцев. Поэтому он и настоял на моём посредничестве в мирных переговорах. Он просит лишь о двух вещах, и я думаю, следовало бы пойти ему навстречу. Всегда нужно давать противнику возможность сохранить лицо.
    - А чего он хочет? - насторожился принц.
    - Первое - символический подарок в знак дружбы, миллион флойдов наличными.
    - Какой пустяк! Почему не больше?
    - Не знаю, но догадываюсь. По-моему он боится вас рассердить, а миллион флойдов рассматривает... Ну, как своеобразную контрибуцию, что ли. Да пусть потешит самолюбие, это же не публичные извинения.
    - Гм... А второе условие?
    - Его сын просит руки вашей дочери...
    - Породниться с Рашем Холдо! Вот так условие!
    - Вы категорически против?
    - Это так неожиданно...
    - Подумайте о положительных аспектах такого брака. Хрупкий мир может стать прочным, а вы приобретете бесценного агента влияния в близком окружении Холдо...
    Эккер Сол смотрел на маленькую декоративную голограмму, быстро крутящуюся в углу кабинета. Ван Корнен добавил:
    - С ходу, конечно, столь серьезные вещи даже не обсуждаются. Понимаю, не так всё это легко... Но пока почему бы вам не написать Рашу Холдо ответное дружеское послание? Само собой, без всяких извинений, вообще без упоминаний о казусе. Такое письмо послужило бы отличным началом...
    - Я согласен написать письмо. А в остальном...
    - Дорога к миру трудна, но каждый шаг стоит того, чтобы тратить усилия...
    - Верно, - принц пронзительно взглянул на ван Корнена. - Так вы говорите, Раш Холдо сам избрал вас посредником?
    - Были некоторые основания, - очень расплывчато ответил директор ИСБ.
    8.
    Вполне удовлетворённый достигнутыми успехами, Алгертайн ван Корнен отбыл на Адалион, а замороженные было контакты между Кридлом и Дестини ожили. Послы встречались с главами государств, шли переговоры, официальные и неофициальные консультации. В медиа-сети была запущена версия инцидента с портретом. Согласно ей, некий неустановленный провокатор прикрепил лишние знаки к ленте с наградами, послужившей художнику моделью. Специалисты по обработке общественного мнения верно рассчитали, что при такой интерпретации всё негодование обрушится на провокатора, а Раш Холдо и Эккер Сол вызовут сочувствие как жертвы интриги. Соответственно нетрудно будет погасить и воинственные настроения в обеих системах.
    Легкий крейсер с контрибуцией готовился к старту в оптимальный период, когда по астрофизическим показателям ("звёздной погоде" на жаргоне пилотов) обеспечивался наиболее быстрый и безопасный перелет по корду Р-два шесть. Этот корд выбрали потому, что сплошных кордов между Дестини и Кридлом не существовало вовсе, а двадцать шестой имел только один разрыв в отличие от прочих, имевших не менее четырех. Дискретные корды с несколькими промежуточными выходами в линейное пространство были мало подвержены капризам звездной погоды и обычно использовались медлительными грузопассажирскими судами, для которых главное значение имела регулярность расписания. Понятно, что капитан крейсера Боар посчитал бы для себя унизительным тащиться в обход, то и дело ныряя в короткие обрубки кордов.
    Перед отлётом капитан Боар встретился с Эккером Солом. Аудиенция состоялась в Синем Зале, которым Боар не уставал восхищаться - изысканные витражи, редчайшие ковры, резьба стенных панелей... Центр зала украшала прозрачная колонна, в ней плясали световые фонтаны. Верх колонны распускался буйным стеклянным цветком, его огромные лепестки застывшим каскадом осеняли балюстраду балкона-оранжереи, по периметру опоясавшего зал. Сейчас там стояла принцесса Элис, поближе к стене, чтобы её не могли увидеть снизу. Она внимательно прислушивалась.
    Принцу и капитану подали высокие узкие бокалы с охлажденной транной. Сделав по церемониальному глотку, оба уселись в изящные невесомые кресла за белым круглым столом.
    - Ваша миссия согласована, Боар, - принц отставил бокал и слегка наклонил голову, как бы подтверждая сказанное. - Я бы мог придать вам три-четыре корабля, но боюсь, рейд такого соединения будет превратно истолкован на Кридле...
    - Мне не нужен эскорт, - с оттенком удивления проговорил капитан. Кто или что может угрожать военному кораблю в мирное время? Или вы опасаетесь какой-то двойной игры Раша Холдо? Но какой?
    - Нет, нет, - отмахнулся Эккер Сол. - Не следует преувеличивать коварство Раша Холдо в тех случаях, когда он ничего не выигрывает. И все же я прошу вас быть осторожным и уделить особое внимание безопасности команды.
    - Я не совсем понимаю, уэр Эккер...
    - Речь идет о приоритетах. Вы везёте деньги для Раша Холдо, они застрахованы, и ваш корабль тоже. Помните - вы не на войне.
    - Теперь, - растерялся Боар, - я понимаю ещё меньше.
    Чтобы скрыть замешательство, он отпил глоток транны.
    - Космос есть космос, - это замечание принца не внесло ясности, и Боар ждал, что за ним последует. - Бывает всякое. Аварии, столкновения с космическими объектами, пираты, наконец...
    - Последнее меня мало беспокоит, - заявил капитан. - Никакие пираты не осмелятся напасть на военный корабль, даже если пронюхают о деньгах. Не родились ещё такие безумцы, чтобы...
    Принц жестом остановил Боара.
    - Да и меня не слишком волнуют пираты, - признался он. - Я говорю о нештатных ситуациях как таковых - о ситуациях, всерьёз угрожающих жизни и здоровью личного состава, когда рядом нет других кораблей и неоткуда ждать помощи. Хочу, чтобы вы помнили - я могу выделить ещё сколько угодно денег, построить сколько угодно кораблей даже помимо страховых компаний, но увы, я бессилен вернуть и одну жизнь...
    Глубинный смысл этих напутствий по-прежнему ускользал от капитана. То, о чём говорил Эккер Сол, было общим местом и полностью соответствовало принципам военной этики стрэглов. Например, оставление корабля в бою вовсе не покрывало командира несмываемым позором, если было предпринято в безвыходном положении ради спасения жизни новобранца, гражданского специалиста или пленного - кого угодно. К кораблям относились как к мёртвым механизмам, обладающим набором требуемых качеств и определенной стоимостью, а не как к святыням, которые следует защищать до последней капли крови. Конечно, в потере корабля никакой доблести не было, не говоря об ослаблении боевой мощи флота, и в ходе военных действий приходилось принимать порой далеко не этичные решения. Но война и мирное время - вещи очень разные. Случись на крейсере тяжёлая авария, Боару и в голову не пришло бы рисковать командой из-за гипотетического шанса спасти корабль и деньги. Капитан просто был иначе устроен, в противном случае он не был бы капитаном. Принц Эккер знал это... Так зачем ему понадобилось напоминать Боару о зафиксированных на уровне рефлексов истинах? И тем более странно было слышать подобное именно от Эккера Сола, совсем недавно готовившегося к большой войне. Почему вдруг преувеличенная забота о безопасности команды какого-то одного-единственного лёгкого крейсера?
    Между тем тут и крылась разгадка, и будь капитан Боар лучшим психологом, нашёл бы её без труда. Муки раскаяния терзали принца. Он не мог простить себе несдержанности, едва не приведшей к жертвам, к катастрофе. Беседа с Боаром была для него чем-то вроде одного из актов искупления. Другие заключались в пожертвованиях на госпитали для инвалидов, в организации новых социальных служб и реанимации старых, задыхающихся без финансовых вливаний, в распоряжениях о строительстве бесплатных медицинских центров на всех четырёх материках, личных визитах к ветеранам прошлых кампаний... И многом, о чём не подозревал капитан Боар.
    - Надеюсь, - продолжил свою линию Эккер Сол, прикоснувшись губами к краю бокала, - спасательные средства на вашем корабле в полном порядке.
    - Безусловно, - подтвердил капитан. - Спасательные шлюпки на испытаниях не раз доказали свою надёжность.
    - У всех на памяти трагедия "Ариаста", где не хватило мест в шлюпках...
    - Моя команда укомплектована по сокращенному расписанию мирного времени. Восемь старших офицеров, двенадцать младших и двадцать рядовых специалистов. В шлюпках сто десять мест.
    - Что ж, капитан... - принц встал, и Боар последовал его примеру. мне остаётся только пожелать вам счастливого пути.
    - Благодарю вас, уэр Эккер.
    Проводив Боара до дверей Синего Зала, принц направился на поиски Элис. Если вопрос с контрибуцией уладился гладко, то с непокорной девушкой возникли проблемы. Она и слышать не желала об условии Раша Холдо... Нужно снова попытаться уговорить её.
    Эккер Сол застал принцессу в её любимой комнате. Девушка играла в джет-скрэддл, объёмную мозаику. Она лежала на спине в незримом гамаке, сплетённом из эластичных жгутов управляемого гравиполя, её пальцы перебирали кнопки маленького пульта. Треть потолка покрывали сложно сцепленные стереометрические голограммы - на такое обычно уходил не один час (на самом деле Элис, опередившая отца по дороге, просто включила запись старой игры).
    - Эиау, - позвал принц.
    Когда он называл её этим именем, она не сомневалась: разговор будет нелегкий. Поднявшись, Элис выключила игру и гамак. Потолок снова стал белым.
    - Отец, если ты опять о том же, мой ответ прежний: нет, нет и нет! Я не вещь, чтобы откупиться мной от Раша Холдо. Да если бы я безумно любила его сына, и то не вышла бы замуж на таких условиях! А я с ним едва знакома...
    Принц Эккер со вздохом сел в кресло.
    - Это большая политика, дочь...
    - Ну и что? Я не посол и не министр.
    - Разве ты не хочешь помочь своему отцу?
    - А разве из-за моего отказа Раш Холдо развяжет войну? Ответь честно развяжет?
    - Теперь вряд ли, - признал Эккер после непродолжительных колебаний. не думаю. Так много уже сделано для мира... Не сумасшедший же он.
    - Так в чём дело?
    - Мир миру рознь... Напряженность в секторе сохранится, возможно, она со временем возрастёт. А ты смогла бы влиять на позицию Холдо изнутри, в принципе исключить вероятность войны в будущем!
    Обойдя кресло Эккера, принцесса обняла отца за шею.
    - Не обольщайся. У меня нет никаких дипломатических способностей. Какая-нибудь другая - сильная, хитрая - сумела бы. А я - нет. Я стану игрушкой Раша Холдо и его сына, экспонатом для доказательства их могущества.
    - Ну, вот что, - раздраженно сказал принц. - Тобой не торгуют и не отправляют тебя в изгнание. Но тебе не повезло, ты не простая девушка, ты родилась принцессой. А это, кроме привилегий, означает и ответственность. Да, да! Я не свободен, и ты не свободна. Такими мы родились, этого бремени нам не сбросить. Но это бремя избранных, Эиау! Словом, капитан Боар отправляется на Кридл и везёт не только деньги, но и сообщение о твоём согласии.
    Ожидавший взрыва эмоций принц даже отстранился от дочери, но Элис почему-то отреагировала со спокойным и доброжелательным любопытством.
    - Капитан Боар летит на Кридл? Вот бы навестить его перед стартом, сколько лет я не виделась со стариком... Помню, как он играл со мной, совсем малышкой, на коленях качал...
    - Навести, - Эккер был удивлён, что избежал громов и молний (зная свою дочь, он подозревал, впрочем, что ненадолго). - Старик обрадуется до небес. Но поспеши, он уже на крейсере. А касательно брака... Не переживай так сильно. Никто и ничего, никогда не знает заранее. Может быть, всё сложится так, что ты станешь благословлять день, когда привезли портрет... Самые причудливые пути порой ведут к счастью.
    - Может быть, отец. - Элис поцеловала его в лоб, подхватила накидку из меха скронта и выбежала из комнаты.
    Внезапная перемена в поведении дочери озадачила принца. Элис неожиданно смирилась, вот так легко? Не похоже на неё. И зачем ей капитан Боар? Приступ сентиментальности? А, вот в чём дело, наверное. Услышав имя своего старого друга Боара, принцесса уцепилась за идею посоветоваться с ним. И это хорошо, отлично! Боар найдёт доводы, каких не нашёл принц Эккер, он убедит принцессу поступить разумно.
    9.
    Обычная деловитая суета кипела в правительственном космопорту Хенмор-Сол. Cновали юркие спарклы, раздавались резкие команды на фоне лязга механизмов, сверкали точечные вспышки сварочных аппаратов. Корпус крейсера Боара, готовящегося к старту на Кридл, был наполовину скрыт в шахте обслуживания, он выглядел довольно громоздко и неуклюже.
    Принцессу Элис пропустили без вопросов - никто на Дестини не осмелился бы потребовать у неё допуск или спросить о цели посещения. Проходя по строгим, выкрашенным в предписанный уставом неопределенный мрачный цвет коридорам крейсера, Элис увидела, как в сейф загружают блестящий контейнер-кейс, без сомнения, тот самый миллион флойдов. С улыбкой принцесса направилась дальше.
    Капитана Боара она нашла в рубке, одного. Он сидел перед экраном бланта и читал какие-то данные. Принцесса тихо окликнула его.
    - Элис! - капитан обернулся и всплеснул всеми четырьмя руками. - Вот так сюрприз!
    Он заключил девушку в могучие объятья.
    - Задушите, дядя Боар, - засмеялась Элис.
    - Решила наконец повидать старика? - капитан отпустил её, отстранил, чтобы разглядеть хорошенько. - Молодец! Как быстро летят годы... Давно ли ты лепетала первые слова, и вот выходишь замуж...
    - Я не хочу замуж, дядя Боар.
    - Как так? А мне поручено передать, что ты согласна...
    - Соглашаться и хотеть - не одно и то же, - уклончиво ответила принцесса. - Да ладно, я ведь здесь не затем, чтобы обсуждать это идиотское замужество. Просто соскучилась. Ты улетаешь, а когда вернешься, как знать, буду ли я ещё на Дестини? Давай поболтаем о прошлом... И обо всём.
    - Понимаешь, - смутился Боар, - перед стартом столько дел... Но для тебя-то я выкрою полчасика, обязательно! Вот сейчас отдам кое-какие распоряжения... Подожди меня здесь.
    Он прикоснулся к её плечу и вышел, дверь закрылась автоматически. Принцесса немного постояла, прислушиваясь, потом решительно села к пульту.
    - Прости, дядя Боар, - прошептала она.
    Из сумочки она достала блант-диск специального формата М-2. Распространение таких дисков было запрещено, потому что они содержали особый набор ключей, позволяющих извлекать информацию из защищенных баз данных. Года два назад по просьбе Элис этот диск раздобыл для неё трепетный поклонник, инженер Уортвис из Института Социальных Технологий, и она иногда развлекалась, подключаясь к блантам лабораторий, где разрабатывались коммерческие программы. А вот теперь диск мог сыграть в её жизни важную роль...
    Элис вложила его в прозрачный футляр приёмного устройства бланта и набрала комбинацию клавиш. Выпуклая надпись в воздухе перед экраном подтвердила копирование. Принцесса едва успела вытащить диск и спрятать обратно в сумочку, когда возвратился капитан Боар.
    - Не скучала? - он взъерошил ладонью волосы девушки. - Итак, у нас есть не полчаса, а целый час!
    - А без тебя там справятся?
    - Я дал накачку...
    Элис чувствовала себя очень виноватой перед Боаром. Мысленно она дала себе слово на этот час выкинуть из головы всё прочее и настроиться только на искреннее и тёплое общение. Но как удачно обошлось с диском! В запасе у Элис были десятки женских хитростей, чтобы добраться до информации, и она радовалась, что не пришлось применить ни одной.
    10.
    Всего через три с половиной часа после сообщения о благополучном взлёте крейсера Боара принц Эккер получил взволнованный доклад о старте ещё одного корабля - личной яхты принцессы. Лицо начальника диспетчерской службы космопорта выглядело чрезвычайно встревоженным и озабоченным на мониторе прямой изолированной линии связи.
    - Она сказала, что ей нужно взять какие-то вещи на яхте... Стартовала без предупреждения, без согласований... Чуть не столкнулась с грузовиком, отключила все трейс-маяки, и мы не знаем, куда она отправилась...
    - Прекратите панику, - принц старался казаться невозмутимым. - Элис слегка взбалмошна... Ей вздумалось совершить прогулку.
    - Какие меры следует предпринять? - спросил начальник, нимало не обманутый тоном Эккера Сола. - Известить ли Боара, когда он выйдет в линейное пространство?
    - О чём?
    - Ну, как же... Он везёт Рашу Холдо весть о согласии Элис, а она исчезла..
    - Ни в коем случае. До того, как Боар достигнет Кридла, мы её найдём. Спасибо, и не волнуйтесь.
    Принц отключил линию и набрал на другом пульте номер полковника Крафта из Бюро Внешних Операций. Полковник отозвался немедленно, Эккер Сол коротко и исчерпывающе проинформировал его о происшедшем.
    - Изложите ваши соображения, - потребовал он.
    - Будем исходить из того, что принцесса не намерена покидать пределы цивилизованного мира, - ответил Крафт.
    - Да, маловероятно, что она...
    - Тогда оповестим все корд-станции, и где бы она ни появилась... Впрочем...
    - Что?
    - Молчание персонала станций таких планет, как Монтейр, Лас-Вегас, Клио и ещё пяти-шести ей будет нетрудно купить.
    - У неё нет денег. Если бы она снимала со своего счёта, меня бы сразу известили.
    - Но она могла занять у кого-нибудь... Или заложить яхту...
    - Пожалуй, исключено. Я бы знал и о том, и о другом. Но если она всё-таки невесть каким способом достала деньги... Вот что, полковник. Передайте на станции подозрительных планет, что сколько бы им ни предложила принцесса, мы платим вдвое.
    - Слушаюсь.
    - Дальше.
    - Прошу у вас разрешения запросить в Бюро Внутренних Операций сведения о её контактах в Золотом Круге.
    - Разрешение получено. Дальше.
    - Отправим энтангл-курьер для всех наших кораблей в пространстве. Пусть ведут непрерывное сканирование своих секторов. Пока, боюсь, моя служба ничего больше сделать не в состоянии... Я имею в виду расследование на Дестини вне моей компетенции.
    - Расследование? Полковник, никакого преступления не совершено. Я всего лишь беспокоюсь о дочери, но я уверен, что она скоро сама вернётся. Импульсивные поступки естественны в её возрасте... Но ваши коллеги из Бюро Внутренних Операций, конечно, порасспросят, не говорила ли она кому-то о своих планах... В случае необходимости вы будете в курсе.
    Тут мысленное изображение, которое майндер передавал в сознание Юли, застыло неподвижно. Потом возникла иллюзия, что воображаемая камера поднимается всё выше - принцессе было угодно завершить свой фильм эффектной точкой. Камера будто пронеслась сквозь многочисленные этажи резиденции правителя Дестини, воспарила над крышей и устремилась в космос. В поле зрения оказалась яхта Элис, мчащаяся прочь от планеты, параболические отражатели выбрасывали слепящие клинья фойл-тяги. Зазвучала торжественная музыка из "Звездных войн" (разумеется в оригинале музыка была другой, но мозг Юли подобрал аналог, и она слышала эту). Голубые всполохи трансфойл-ускорения катапультировали яхту в сплошной поток звёздного света, и всё утонуло во мгле.
    Юля очнулась. Она не сразу сообразила, кто она такая и где находится, а вокруг неё никто не изменил поз, в каких она видела всех перед просмотром. Полсекунды, вспомнила Юля. Она не могла ответить себе, почему это растяжение (или сжатие?) времени поражает её сильнее остальных чудес ещё новой для неё Вселенной, но так и было.
    - Многое я домысливала, - сказала Элис, пока Джейсон отцеплял электроды. - Конечно, не всё происходило именно так, но представление вы теперь имеете.
    - И куда же, - поинтересовался Айсинг Эппл, - вы так спешили с Дестини?
    - На Лас-Вегас.
    - Почему туда?
    - Потому что там можно познакомиться со смелыми парнями. Тот диск, что я переписала на крейсере - на нем данные о маршруте, координаты и время. Но главное - там секретные коды, которые позволят проникнуть на борт крейсера незаметно.
    Верхней парой рук Айсинг схватился за голову, а нижнюю прижал к груди в умоляющем жесте.
    - Джонг и его адъюнкты! Вы задумали нападение на крейсер?!
    - А что в этом такого? Деньги и корабль застрахованы... Миллион флойдов - неплохой куш, мне хватило бы и половины. А условие я поставила бы одно - не причинять команде вреда.
    - Но чего ради?
    - На полмиллиона я спокойно прожила бы пару лет на какой-нибудь сравнительно цивилизованной планете в Круге Рассеяния, пока не уляжется шум с этой джонговой свадьбой. Правда, флойды имеют хождение только в системах Кридла и Дестини, но на Лас-Вегасе полно меняльных контор. Флойды они берут охотно, хотя и по грабительскому курсу. На них закупается оборудование для игорных заведений на Велте, в системе Кридла. Там лучшие в Галактике фирмы этого профиля.
    - Не понимаю, - вмешался Джейсон, - как вы надеялись опередить крейсер, да ещё с крюком на Лас-Вегас, переговорами и подготовкой...
    - А я уже опередила его, и намного, - сказала Элис. - Я прошла стретч-кордом.
    - Что?! - одновременно вырвалось у Джейсона и Айсинга, а потом они также одновременно издали разные восклицания: Айсинг - "это безумие", а Джейсон - "это самоубийство".
    Юля растерянно посмотрела на того и другого.
    - Что за стретч-корд?
    - Собственно, стретч-корды - это вообще не корды, - ответил ей Айсинг, - в смысле, их никто не прокладывал. По крайней мере, ни одна из известных нам цивилизаций. Это зоны свёртывания пространства, и на заре межзвёздных полётов на них возлагали большие надежды. Но выяснились ужасные вещи... Многие из вошедших в стретч-корды кораблей исчезли бесследно, другие приводила автоматика с мёртвыми или сошедшими с ума экипажами. Только я десятью или около того процентами кораблей ничего не случилось. Да, через цепочки стретч-кордов можно очень быстро достичь выбранной точки Галактики, но как ты понимаешь, после первых опытов никто не соблазнялся таким выигрышем в скорости.
    - Я прошла, - напомнила Элис. - И со мной тоже ничего не случилось.
    Айсинг иронично кивнул.
    - Да, не считая того, что вы почему-то потеряли сознание и могли погибнуть, не подоспей мы вовремя с нашими препаратами.
    На это принцессе нечего было возразить.
    - Но все-таки, - она переводила трогательный взгляд больших глаз с Айсинга на Джейсона и обратно, - как вам мой план?
    - Ваш план, - отрезал Айсинг Эппл, - полнейшая чепуха. Простите, Ваше Высочество, но это так.
    - Почему? - обиделась Элис.
    - Хорошо, давайте разберём ваш план по пунктам, - Айсинг принял профессорский вид, который так нравился Юле. - Во-первых, как вы намеревались быстро добраться до Лас-Вегаса? Очевидно, зондировать пространство, искать новые отрезки стретч-кордов? Вам пришлось бы совершить пять-шесть таких прыжков. Шансы выжить... Ладно. Допустим, вы благополучно прибыли в систему Лас-Вегаса, благополучно проскочили станцию и патруль. Обратите внимание, я допускаю невероятное... Второй этап. Вы находите гангстеров... Кстати, как? И предлагаете им план. Они соглашаются... Но на перехват крейсера надо снова лететь стретч-кордами?
    - Я рассчитала, - прошелестела Элис, - мы успели бы и обычным...
    - Не всякий рискнёт засветиться. Но повторяю, допустим, ваша команда сорвиголов согласна. И зачем им нужны вы? Получив диск, они и без вас прекрасно справятся, а судьба экипажа Боара... Плевать им на ваши условия. Третий пункт. Инкогнито вам сохранить не удастся. Не знаю, полетят ребята с Лас-Вегаса грабить Боара или поостерегутся, но вы точно попадёте в плен, и вашему отцу придётся платить выкуп. Потом вас отправят на Дестини... Или сразу на Кридл? Вот и всё, и это только грубый поверхностный анализ.
    Несчастная Элис едва не плакала, её голос подрагивал.
    - Значит, план никуда не годится... А я так радовалась, что встретилась с вами, потому что... Надеялась, что вы поможете его осуществить!
    В наступившей тишине, соответствующей степени изумления Джейсона и Айсинга, стали слышны шаги Чака - ему надоели долгие разговоры, и он крался к двери с явным желанием улизнуть и поискать развлечений. А если слышно, как топает крадущийся кот, значит, тишина самая настоящая.
    - Ваше Высочество, - сказал Айсинг, когда протяженность молчания превысила уже всякие пределы. - Вы очень устали... Если вам понравилась капитанская каюта, она ваша, отдохните...
    Элис безучастно позволила Айсингу увести её. В дверях он оглянулся и выразительно взглянул на Джейсона.
    11.
    - А знаешь, Айс, - заметил Джейсон, почёсывая Чака за ушами и под подбородком (кот возвратился из безрезультатной экскурсии, разомлел на коленях Джейсона и блаженно мурлыкал), - нам бы не помешали эти полмиллиона. Ещё как не помешали бы. Вот элементарно - кончится провизия, топливо. Что делать будем?! Да и с девушкой, согласись, обошлись нехорошо. Я целиком на её стороне. Почему бы ей не помочь?
    - Деньги нам нужны, - не стал спорить Айсинг. - Если мы собираемся как-то выкручиваться, без них не обойтись. Мы могли бы купить новый корабль... Тем более, деньги застрахованы, моральной проблемы не вижу. Но практически...
    - Практически, - прозвучал с порога голос принцессы, - я уже всё придумала.
    - Новый гениальный план, - вздохнул Айсинг. - Элис, почему вы не спите?
    - Не хочу! Я лежала и думала, и вот... У вас есть бумага и карандаш?
    Джейсон протянул ей бортжурнал "Крейда", который он рассеянно листал незадолго перед тем. Капиллярный карандаш торчал из кармашка на переплёте.
    - Смотрите, - Элис начала рисовать на чистом листе. - вот разрыв корда Р-два шесть, тут крейсер выйдет в линейное пространство. Точное время и координаты на диске. Мою пустую яхту мы отгоним подальше, я останусь с вами. Вы, Джей, подадите сигнал бедствия в виду крейсера, установим видеосвязь так, чтобы была видна только я. Держу пари на что хотите, вся команда Боара кинется в рубку и на мостик посмотреть на меня. Они же просто не поверят! Как принцесса Элис могла обогнать крейсер, и вдобавок очутиться на борту какой-то развалины? Они будут в шоке!
    - Пожалуй, - сказал Джейсон. - Но нам-то какой прок?
    - А вот какой. Рисую схему кормовых отсеков крейсера... Сейф находится здесь. При помощи кодов с диска мы создаём интерференционную защиту для вашего слейдера - он будет невидим с корабля Боара ни в оптическом диапазоне, ни на радарах. Айс на слейдере подбирается к крейсеру... Как открыть люки шлюза и сейф, не поднимая тревоги - это тоже на диске. Пока я отвлекаю команду Боара, Айс берёт деньги, возвращается к нам, и мы удираем, ищи нас в космосе. Потихоньку доберемся до какого-нибудь спокойного корда... Ну, как?
    - Замечательно, - одобрил Айсинг. - Во всех отношениях безупречно. Плохо то, что нереально.
    - Как это нереально? - Элис положила карандаш на журнал. - Вы боитесь, что ваш корабль опознают? Еще лучше для загадочности - принцесса на терпящем бедствие угнанном корабле! Они будут так ошеломлены, что мы выиграем больше времени. Я придумаю монологи... Чего вы опасаетесь? Вас и так разыскивают, что вам терять?
    - Правильно, нечего. Или, хм... Почти нечего. А вам? Принцесса Дестини лично участвует в ограблении!
    - Тоже мне, трагедия! Да что меня, судить будут?! Когда через пару лет я вернусь на Дестини, отец встретит меня с распростёртыми объятиями.
    - Ладно, - усмехнулся Айсинг. - Это ваши заботы, и не в том дело. Жирный крест на вашем плане ставит другое.
    - Что?
    - Скорость. После операции нам от крейсера не удрать. Да и не станет Боар за нами гоняться! Залп малой мощности - и двигатели парализованы.
    - Но есть ещё яхта. Почему бы нам не перебраться туда на невидимом слейдере, пока Боар возится с вашим кораблём? Яхта не быстрее крейсера, но у нас будет фора.
    Джейсон медленно покачал головой.
    - Не выйдет, вблизи Боар засечёт яхту даже с выключенными двигателями. А отогнать её достаточно далеко - тогда слейдеру энергии не хватит. Эта невидимость, она очень прожорливая.
    - А нельзя сделать и яхту невидимой? - смело вступила Юля.
    - Нет, - ответил Джейсон, - этот принцип не годится для объектов больше определенных линейных размеров. Волновая физика - неумолимая штука.
    - А спасательные шлюпки? - Юля вспомнила о них, потому что ей очень хотелось самой сдвинуть проблему с мёртвой точки. - Их нельзя как-то использовать?
    - Они неуправляемы, - объяснил Джейсон. - Их ведь строили не для маневров, а для спасения. Автоматы шлюпок рассчитаны на то, чтобы доставлять экипажи хоть в бессознательном состоянии в порт приписки через ближайший подходящий корд. Шлюпки с яхты полетят на Дестини, а наши - на Землю... Если порт приписки "Крейда" - не Лембург!
    - И их невозможно перепрограммировать?
    - Нет, они сверхнадёжны. Там и программировать-то нечего, потому что нет бланта как такового. Статичная программа в монолитном блоке на цилиндрических магнитных доменах.
    - Выходит, решения задачи нет... - опечаленно произнесла Элис.
    - Есть, - неожиданно сказал Джейсон каким-то странным отсутствующим голосом. - Я не знаю в чём оно, но оно есть.
    Под его взглядом, сконцентрированным как луч лазера, Элис вся сжалась.
    - Я плохо себя чувствую, - пробормотал Джейсон и сделал шаг к двери.
    - Ложись в транк, - посоветовал встревоженный Айсинг, обнимая Джейсона за плечи.
    - Нет, тут другое... Я пойду в каюту...
    Он вышел. Айсинг шагнул было за ним, но заколебался и вернулся.
    - Какой у него был взгляд, - прошептала Элис. - Вы заметили, какой у него был взгляд? Я видела похожие взгляды, и они всегда означали только одно. Он найдёт решение, этот человек обладает интенциональным зрением...
    - Джей? - удивился Айсинг. - Чем он обладает?
    - Айс, я уинтесса восьмой ступени...
    - Кто? Ах да, уинты. Кажется, это тайный мистический орден?
    - Так думают многие, - ответила с невольной укоризной Элис. - На самом деле не орден, а что-то вроде эзотерического университета. Одно из наших Знаний гласит, что Космос перенасыщен активной информацией. Не все воспринимают её одинаково, сильнее всего это действует на звёздных пилотов с большим опытом. Они ближе, понимаете? И вот у некоторых, однажды... Есть предел насыщения, за которым они приобретают новые способности.
    - Какие способности? - недоверчиво спросил Айсинг.
    - Разные. Одни могут заглядывать в глубины организма, видеть болезни и лечить их не хуже транка. Другие управляют блантами на расстоянии, третьи устанавливают между собой мысленную связь... Много чего ещё. Но в основе всегда лежит энергия их непосредственно осуществляемых намерений, потому мы и называем это интенциональным зрением. Считается, что одним из ключей, открывающих эти двери, могут служить побочные влияния корд-аномалий...
    - Ну да! - Айсинг возбужденно щёлкнул пальцами четырёх рук поочерёдно, так что получилась очередь щелчков - трррр... - А мы как раз прошли сквозь такую аномалию, едва уцелели! Так, значит, по-вашему, Джей получил особые способности? И какие же?
    - Не знаю, но похожие взгляды я видела. Похожие, но не такие! У него сила необычайная, и... Совсем - совсем особая.
    Айсинг покосился на Юлю, слушавшую с открытым ртом.
    - Ну, будем надеяться, - скептически буркнул он. - Элис, а какие способности у вас?
    - Никаких, к сожалению. Я ведь говорила, уинты - не орден, а университет. Я только пыталась изучать эти явления.
    - Гм... Будем надеяться, - повторил Айсинг, но в его голосе звучало глубокое сомнение.
    12.
    Джейсон Рок не находил себе места. Он метался по каюте, как угодивший в клетку ларк с планеты Фрида. Невыносимо болела голова, а хуже всего было то, что Джейсон не мог избавиться от терзающих его неясных видений. Он знал, что не болен в тривиальном смысле слова, и ни транк, ни таблетки, ни инъекции здесь не помогут. Но он не знал, что с ним происходит...
    Перед ним
    /внутри него/
    теснились образы детства, сплетенные, сращенные ужасающим образом с прозрачно-пустыми воплощениями обрывочных воспоминаний о десятках планет, с отражениями вихревых танцев звёздной пыли, пугающих, уходящих в бездонное Ничто тоннелей космических лабиринтов. Космос и сам Джейсон Рок были разъяты и соединены будто безжалостной рукой некоего надвселенского гипервивисектора, произвольно распоряжающегося сутью всех вещей в мире. Вселенная и человек, стиснутые, перемешанные в исчезающе малом объеме, были так едины, как атомы слившихся элементов после химической реакции, и так отчуждены, как те же атомы, разлетающиеся в пустоте абсолютного вакуума. Числитель формулы - боль, знаменатель - то огромное и непостижимое, что обрушилось на Джейсона Рока и утащило его прочь из привычных и понятных координат общения с Космосом. Его опыт, его знания, его воля - всё это не только осталось с ним, но и превратилось, как он чувствовал, в фундамент или пьедестал для чего-то иного, большего, что не может продолжаться долго. Но для чего? Джейсон не мог назвать, определить. Это пряталось за пеленой боли... И было связано с задачей, которую он должен решить. Какой - он не помнил, не знал. Но покидали корабль миллионы его посланцев, крошечных энергетических стрел его сознания - он отправлял их задавать вопросы и был готов получить ответ. Он стал радаром, чутко слушающим Космос, он проникал дальше, чем изначально предназначено проникнуть человеку. Что это было? Чей-то дар или его, Джейсона Рока, следующая ступень, случайно обретённая в блужданиях наугад во мраке? Так или иначе, Джейсон понимал, что не в силах управлять этим. Если дар, то жестокий, и Джейсон совсем не был уверен, что принял бы его по собственной воле. Он мог потерять рассудок, но его спасало чёткое ощущение дискретности, непостоянства ужаса открытого познания. Может быть, ЭТО вернётся потом или оставит его навсегда, но он по-прежнему будет самим собой... А он очень хотел возвратиться, освободиться от боли, наваждения, БЫТИЯ ВСЕМ И ВЕЗДЕ. Он испытывал страх, как любой обычный человек, столкнувшийся с Неведомым, но и жгучее желание увидеть, ЧТО там, в конце этой дороги... Джейсон Рок находит решение - какой ценой?
    Он был сейчас одновременно на многих планетах, где бывал раньше, и в измененном пространстве кордов, и в холоде галактических расстояний, и всё это в каком-то удивительном притяжении-отталкивании не имело значения; и вместе с тем имело и БЫЛО значением и Ключом. Зондирующее жало вместило всё то, что знал и умел Джейсон, без этого оно не возникло бы, но структурировано было другим. Внутреннее и внешнее, оболочка и сущность замыкались в гравитационной ловушке, неразделимые и разделенные, как односторонняя поверхность ленты Мебиуса.
    Джейсон впитывал искомый ответ, пока не осознавая его. Туман, туман над горестной пустыней... Он мысленно очутился на какой-то очень далёкой планете, на равнине, гладкой и мёртвой до горизонта. А ведь здесь есть девственные леса и прекрасные белые города, моря и острова, звери и птицы, но он не видел их... Увидит ли когда-нибудь?
    Черная спираль, вдоль которой скользил Джейсон, забирала его боль, растворяла без остатка. Теперь ему хотелось спать, да так, что он и на ногах едва держался, а уснуть по какой-то неведомой причине ещё нельзя было. Неудачник, о космический неудачник! Скиталец, осужденный на вечное бродяжничество...
    Когда ушла боль, Джейсон стал яснее воспринимать контуры предметов в каюте, но никак не фиксировалось в памяти, не отпечатывалось нигде случившееся с ним. Он не мог вспомнить, определить, разложить в ячейки рационального анализа, он и не стремился к тому. Мыслей было две. Хочется спать; уснуть нельзя почему-то. Ещё что-то не закончено, что-то не на своём месте.
    И словно в огромный теплый океан, затопивший его с головы до ног, он погрузился в безграничность серой тоски, размазанной по Галактике, окончательной, отупляющей. Даже двух простых мыслей больше не было, не было теперь ничего. Он плыл в океане, и навстречу ему плыли смутные чудовища, жаждущие его поглотить... Ему не было страшно. Эти чудовища несут с собой не страх, не смерть, они не для того здесь.
    Чудовище влилось в мозг Джейсона... И пропало бесследно, а вместе с ним и весь океан вселенской тоски.
    Вот теперь всё. Джейсон ЗНАЛ решение.
    Он был свободен, он стал прежним, и осталась лишь тяжесть непреодолимой сонливости. А бороться с ней уже не нужно... Джейсон прилёг на узкую койку, закрыл глаза. Мелькнули напоследок в темноте пугливые призраки, разлетелись, разбежались по своим потусторонним убежищам и укрытиям. Тихо, так тихо, как в детстве, и покачивает ласковая волна...
    Джейсон Рок спал.
    13.
    Склонившись над постелью Джейсона, Айсинг Эппл нащупывал пульс на его руке, а Элис и Юля с тревогой наблюдали.
    - Пульс нормальный, - сказал Айсинг. - По-моему, он просто спит.
    - Уже нет, - пробормотал Джейсон спросонья и сел.
    Юля положила ладонь на его лоб.
    - Ты уверен, что тебе не нужен транк?
    - Вздор! - Джейсон вскочил и сгрёб всех троих в объятья. - Какой транк, я чувствую себя великолепно! Пошли в кают-компанию, пропустим по рюмочке и послушаем рок-н-ролл. Уж в этом я нуждаюсь сейчас больше всего!
    - У тебя праздник? - с ехидством осведомился Айсинг, но принцесса так взглянула на него, что он стушевался.
    - Пошли, пошли, - со смехом Джейсон увлёк всех за собой.
    Маленький аппарат под названием скринни, куда Джейсон переписал музыку с виниловых дисков, обеспечивал превосходную акустику без всяких динамиков - точнее, он формировал невидимые динамики прямо в воздухе, уплотняя его силовым полем. Под "Баллантайн" грянул нержавеющий "Rock`n`Roll Music", и кот Чак Берри, поименованный в честь автора, подпрыгнул то ли от восторга, то ли от неожиданности. Принцесса Элис была совершенно зачарована.
    - Что это, Джей?!
    - "Битлз", Ваше Невежество! Четверо музыкантов - Леннон, Маккартни, Харрисон и Ринго, у которого все руки в кольцах.
    - Какой красивый язык... Наверное, один из праязыков форсеров, ещё до Империи? Когда была создана эта музыка?
    - Давно, - сказал Джейсон неопределенно. - Это, гм... Археологическая находка.
    - Ты должен переписать это для меня! Я введу новую дворцовую моду... Когда вернусь на Дестини, - закончила она едва слышно.
    - Да, - серьёзно кивнул Джейсон, убавляя громкость, - но до Дестини ещё далеко. И как первый шаг... В общем, я нашёл ответ на наш вопрос. Он в облаках.
    - А, ну да, - Айсинг весь лучился радужной иронией. - Где же ему ещё быть. В облаках, в небесах, в далях дальних, странах небывалых...
    - Я имею в виду нейтринно-торсионные облака, - невозмутимо пояснил Джейсон.
    - Что это за джонговщина? - Юлю, принявшую по обычаю больше "Баллантайна", чем следовало, раздражали непонятные слова.
    - Весьма просто, - повернулся к ней Айсинг. - Вокруг воронки каждого корда существуют очень разреженные - десять в минус какой-то там степени облака нейтринного газа, слабо стабилизированные торсионным полем. Для кораблей они не только не опасны, но даже не ощущаются, все через них спокойно летают. Давно известное и безобидное явление природы, вроде кругов на воде от брошенного камня.
    - Нет, - сказал Джейсон.
    Айсинг будто споткнулся на ровном месте.
    - Что "нет"?
    - Сейчас объясню. Эти облака по ошибке принимали за естественный эффект прокладки кордов - вот как ты сказал, круги на воде. Но это не так. Облака созданы искусственно.
    - Джонг! Что значит - искусственно? Кем созданы?
    - Не знаю, Айс. Но то, что нам представляется облаками, на самом деле - машины или станции, что-то такое. Не технологические, совсем другой принцип. В линейном пространстве они и есть облака, а в темпорально инвертированном можно увидеть их подлинное устройство. Я не знаю, для чего и кому они служат, может быть, для сбора какой-то информации... Да и слова "машины" или "станции" тут не подходят, разве за неимением лучшего.
    - Ну, ну... Продолжай.
    - Но нас сейчас интересуют не все облака, а лишь одно, в разрыве корда Р-два шесть. Эта машина испорчена, Айс. Что бы там с ней ни приключилось, она не может исполнять своих непосредственных функций. И для нас это очень удачно.
    - Почему ещё?
    - Потому что после незначительной переделки темпоральных контуров наших двигателей мы сможем не только скрыться в этом облаке от крейсера, но и получить прямой доступ к отдаленным кордам.
    - Скрыться в разреженном нейтринном облаке?! Джей, у тебя жар. Ты слишком рано проснулся.
    - Всё в порядке, - усмехнулся Джейсон.
    Он притянул к себе бортжурнал и вооружился карандашом.
    - Смотри, - он быстро набросал схему. - Контуры первого и второго двигателей рассогласованы по фазе, правильно?
    - Конечно. Иначе резонанс превратил бы нас в пыль.
    - А что будет, если мы синхронизируем динамические цепи здесь... И вот здесь... А здесь смонтируем небольшой глионный инвертор и обратим структуру поля из четырёхмерной в шестимерную?
    - Вот то и будет, - Айсинг посмотрел на Джейсона с жалостью. Резонанс плюс интенсивный выброс квазиатомов.
    - А результат?
    - Пыль. Да нет, и пыли от нас не останется.
    - Ничего подобного, - Джейсон бросил карандаш на стол. - Мы мягко войдем в темпорально инвертированное пространство облака, и перед нами окажутся четыре корда, ведущие к системам Карио, Нораг, Риген и Маркус-2. Наверное, будут и другие, но я знаю только об этих четырёх. Испорченная машина, Айс! Возможно, единственная испорченная во всей Галактике. Там сходятся отраженные в шестимерном пространстве двойники кордов, и туда нас доставит убийственный в других условиях резонанс.
    Юля вдруг захихикала - ей всё виделось в забавном свете.
    - А здорово, наверное, обалдеет команда крейсера, когда мы у них на глазах растворимся в облаке...
    - Здорово, - согласился Айсинг. - А теперь, Джей, расскажи, как ты до всего этого додумался.
    - Я говорила, - вмешалась принцесса.
    - Пусть он скажет!
    - Джонг его знает как, - беспечно отозвался Джейсон. - Озарение, что ли...
    - А, на тебя снизошло озарение? Ну, тогда ты можешь проповедовать дикарям, нести факел истины... А меня не устраивает озарение, из-за которого Галактика озарится вспышкой аннигиляции нашего корабля...
    - Да нет, Айс, я могу доказать.
    - Как?
    - Озарение или что там - это было, но мы ведь находимся в материальном и не таком уж сложном мире. Ты математик и астрофизик, Айс. Давай прозондируем облако в шестимерном континууме и заложим данные в блант. Тогда ты сможешь построить математическую модель?
    - Думаю, что смогу... Джей, неужели, ради космоса и звёзд, ты и впрямь подключился к какому-то сверхмировому банку информации?
    - Это несомненно, - сказала принцесса.
    14.
    Модель построенная Айсингом Эпплом на основе его же новейших теоретических выкладок, подтвердила правоту Джейсона. Конечно, она никак не доказывала искусственного происхождения облаков, но и не для того создавалась. Важно было то, что предложенная Джейсоном переделка двигателей, по расчетам, вела к предсказанному результату.
    В обсерватории Джейсон лежал в кресле, принявшем форму его тела. Айсинг раскинулся в таком же кресле рядом с ним, а девушки устроились напротив - Элис рассеянно играла с пристающим к ней Чаком. Световой указкой Джейсон выделял на звёздном куполе секторы, куда вели упомянутые корды. Один участок мерцающей галактической карты он обвел неровным светящимся треугольником.
    - Вот куда мы отправимся, если дело выгорит. Система Риген, планета Дард.
    - Конечно, - заметила Юля, - ведь если не выгорит, мы отправимся на Лембург.
    - О, нет, - тактично поправил Айсинг Эппл. - Если не выгорит, боюсь, нас ожидают планетки куда симпатичнее Лембурга... Но почему Дард, Джей?
    - Ты никогда не слышал о Дарде?
    - Что-то слышал, но забыл.
    - Дард - это планета-свалка, кладбище старых кораблей. Туда перегоняют рухлядь после Императорского указа об охране космического пространства. Джейсон обернулся к Юле и пояснил для неё. - Раньше все, кому не лень, бросали в космосе отслужившие своё или серьёзно пострадавшие в авариях корабли. Они мешали навигации, создавали опасную обстановку... А теперь за это грозят солидные штрафы.
    - И что, - процедил Айсинг, - мы потеряли на кладбище старых развалин?
    - Ничего, но можем кое-что найти. Там есть один занятный старикан, вроде смотрителя, в общем, директор свалки. Чарли Кемп его зовут, я с ним знаком. Он обучил нескольких аборигенов, и они помогают ему ремонтировать корабли, которые ещё можно оживить. А потом он их продаёт.
    Айсинг Эппл склонил голову к плечу.
    - И находятся покупатели?
    - Сколько угодно. Коммерсанты покупают в качестве дешёвых барж, тёмные личности, кому надо срочно ненадолго поменять транспорт...
    - Наш случай, - вставила Юля.
    - Потому я и предлагаю Дард, - световая указка Джейсона прочертила яркую линию от разрыва корда Р-два шесть к системе Риген. - Там оставляем наш "Крейд", который для полиции что мёдом намазан, и покупаем у Чарли Кемпа более или менее приличную посудину.
    - И куда на ней двинемся? - спросила Элис, поглаживая довольного Чака.
    - Я рассчитываю на посудину, способную худо-бедно дотянуть до планеты Трай.
    Айсинг понимающе прикрыл глаза, но Юля и Элис посмотрели на Джейсона вопросительно.
    - Трай живёт нелегальной торговлей, - сказал Джейсон, - там можно купить всё, что угодно. Включая и то, что нам нужно - недорогой, надёжный корабль, не интересующий полицию.
    - А разве мы не можем, - произнесла Юля, словно невзначай подбрасывая ценную идею, - махнуть на Трай прямо из облака?
    - Не выйдет, нет здесь такого корда. Да если бы и вышло, не появляться же там на "Крейде"! Нам и так повезло, что это облако - именно испорченная машина, иначе вообще никаких кордов не было бы. А то, что оно поможет нам попасть не куда-нибудь, а на Дард, уже невероятная удача!
    - А система Риген, - Айсинг взял указку из рук Джейсона и взмахнул ей, как фокусник волшебной палочкой, - имеет сразу несколько выходов на Трай, что всегда лучше одного. На новом корабле с Трая мы отправимся в Круг Рассеяния, искать подходящую планету для Элис... Кстати, Трай тоже вполне цивилизован, но он слишком близок к центру и чересчур продажен.
    - Боюсь туда лететь, - пожаловалась Элис. - Что, если отправиться в Круг Рассеяния на корабле, купленном у Чарли Кемпа?
    Джейсон засмеялся.
    - Элис, он торгует ржавыми консервными банками. До Трая - это максимум, да и то... К тому же полиция может напасть на след, ещё раз сменить корабль просто необходимо.
    - Есть моя яхта.
    - От яхты придется избавиться, радикально! Нельзя оставлять Боару даже теоретическую возможность обнаружить два корабля вблизи разрыва корда, это его насторожит. А если он вдобавок опознает яхту, прощай, эффект внезапности... Это же была ваша идея - ошарашить их вашим неожиданным появлением на "Крейде". Так что яхту толкнём посильнее, пусть уплывает...
    - И я потеряю её навсегда, - вздохнула принцесса.
    - Элис, она все равно намазана мёдом погуще "Крейда".
    - Верно... Но этот Чарли Кемп, он.... Надёжен?
    - Он? - Джейсон расхохотался. - Конечно, нет! Хитрее его пройдохи Галактика ещё не видела. Но это его бизнес, и он знает, что если не будет держать рот на замке, вскоре лишится доброй половины заработков, а то и языка.
    - А что он делает на Дарде со своими деньгами? - поинтересовалась Юля.
    - Не знаю. У него есть собственное неплохое судёнышко, и кажется, он время от времени наведывается в банки разных планет... По-моему, он не собирается умирать на Дарде, но с Чарли Кемпом никогда ничего нельзя знать. Он не только латает корабли. С некоторых, безнадёжных, снимает списанное вспомогательное оборудование, приводит в порядок. У него на Дарде такой приватный базарчик для гостей...
    - Значит, решено, - подытожил Айсинг, - Дард. Элис, где ваш диск?
    - На яхте.
    - Сейчас отправляемся за ним.
    - Минуточку, - Джейсон поднял руку. - По плану, Айс должен пробраться на крейсер, а я - дать отсюда сигнал бедствия и вообще руководить?
    - Так, - подтвердила принцесса.
    - Хорошенькое распределение обязанностей! Элис, вы что, тут без меня не обойдетесь? Я буду с Айсом. Мало ли что случится на крейсере... И возьмём парализующие стокеры из арсенала капитана Крига.
    - Я в тебе не сомневался, - Айсинг крепко сжал ладонь Джейсона.
    - А ваши стокеры, они не опасны? - занервничала Элис. - Я никогда не прощу себе, если из-за меня погибнет кто-нибудь из экипажа Боара!
    - Никто не погибнет, - заверил её Айсинг. - Стокеры не опаснее виски, только с ног валят быстрее, и похмелье легче. Джей, надо приступать к ...
    - Погоди, - Джейсон прошёлся по обсерватории. - Давайте уточним. Похищение денег - самая авантюрная часть плана, но её мы разработали как раз хорошо. Не пришлось бы потом импровизировать. Вкратце так: мы исчезаем с глаз команды Боара и оказываемся на Дарде, где нет корд-станции и некому опознать "Крейд". Дальше Трай - оживленный транспортный узел, но тут у нас будет уже другой корабль и деньги, чтобы при надобности заплатить за молчание. Риск есть, но... Допустимый? Твоя оценка шансов на успех, Айс?
    - Процентов сорок, - сказал Айсинг, подумав.
    - Зная свойственный тебе оптимизм, срежем до десяти... И всё-таки это отличный план.
    - Ещё бы, коли он единственный, - пробурчал Айсинг Эппл.
    Тут оба они вспомнили о незыблемом законе природы, касающемся отличных планов и безусловно одинаковом для всех существующих Вселенных: если что-то в принципе может пойти не так, то пойдёт не так обязательно. Однако поскольку каждый из них был уверен, что вспомнил об этом законе он один, вслух ничего подобного никто не произнёс.
    15.
    В четвёртом шлюзе Айсинг и Джейсон готовились к отбытию. Джейсон сверял в слейдере параметры интерференционной защиты, Айсинг стоял у открытого люка со стокерами в обеих правых руках - он инспектировал оружие.
    - А жаль, - заметил Джейсон, голос которого из пилотской кабины звучал приглушенно, - что нельзя вот так сделать слейдер невидимым для всех, а не только для аппаратуры одного крейсера... Представляешь?
    - Вполне, - усмехнулся Айсинг, застёгивая замок энергоблока стокера. Но пожалуй, хорошо, что такое невозможно. Что началось бы в Галактике! Раздолье для всевозможных пиратов куда свирепее нас! А разные там кандидаты во властелины мира, их шпионы, диверсанты, войска? Нет уж, благодарю!
    - Интересно, на что была бы похожа битва невидимых армий, - сказала принцесса. - Впрочем, тут же придумали бы какие-нибудь сверхрадары, и всё опять на своих местах.
    К люку слейдера подошла Юля, она несла бутерброд (по привычке она намазала питательную пасту на что-то отдаленно напоминающее хлеб) и банку страйка.
    - Джей, ты не хочешь подкрепиться?
    - Спасибо, некогда, - прозвучало из кабины.
    - А мне? - возмутился Айсинг Эппл.
    Свободной рукой (левой нижней) он отобрал у Юли бутерброд и преспокойно принялся жевать, запивая страйком. Юля улыбнулась, но это плохо у неё получилось, бледновато.
    - Да ладно тебе, - Айсинг поставил на пол опустевшую банку и снова занялся стокерами. - Будто мы на войну собрались... Всего-то забрать из сейфа флойды, которые, кстати, этим двум сумасшедшим правителям - простите Ваше Высочество! - да... Сумасшедшим правителям, ни тому ни другому, абсолютно ни к чему, игра амбиций.
    - А я и не возражаю, - благосклонно отозвалась принцесса.
    - Ещё бы, Элис... Но пройдёмся по нашей диспозиции. По хронометру, мы уже находимся в шлюзе крейсера, когда вы даёте сигнал бедствия и устанавливаете прямую видеосвязь с командой Боара. Дальше мы начинаем действовать, по вашему защищённому сигналу. Не забудьте, защищенному! Помните, как это делается?
    - Три верхние клавиши, первая, третья и вторая.
    - Вот именно, первая, третья и вторая, а не подряд! Тут легко ошибиться, но ошибаться нельзя. Не забудете?
    - Нет, нет, нет, - трижды повторила принцесса с раздражением. - Я не ребёнок...
    - Ну, это как посмотреть... - Айсинг положил стокеры в кабину. - Ты готов, Джей?
    - Да.
    - Время!
    Как по выстрелу стартового пистолета, Юля запрыгнула в слейдер, обняла Джейсона и приникла к его губам в долгом и нежном поцелуе. Так как в этот момент Айсинг счёл нужным ещё раз проинструктировать принцессу, никто не заметил Чака, а он шмыгнул в кабину слейдера и спрятался за креслом.
    - Ой, - смущенно сказал Джейсон. - Ты меня как на подвиг провожаешь, Юля.
    - Хочу, чтобы ты знал...
    - Что?
    - Ничего, я пошла... У нас есть поговорка - "долгие проводы, лишние слёзы"...
    Она исчезла. Джейсон взглянул ей вслед с тенью недоумения, но ему было недосуг размышлять о женских причудах - Айсинг уже устраивался в соседнем кресле.
    - Летим, Джей?
    - Летим, Айс.
    - Если бы мне кто-то сказал, что я стану пиратом...
    - Мы не пираты, Айс. Мы восстанавливаем справедливость... Только вот не так я убеждён, как Элис, что вся, ну поголовно вся команда крейсера ринется к экранам полюбоваться на Её Высочество.
    - Её виднее.
    - Или она слишком романтична... Это я к тому, чтобы ты держал стокер наготове. Если встретим кого-нибудь, придётся успокоить.
    - И после этого ты говоришь, что мы не пираты!
    - Это ты сейчас сказал. Я говорил ДО этого... Но очень надеюсь всё-таки никого не встретить.
    Загоревшийся на пульте индикатор оповестил их о том, что внутренний люк четвертого шлюза герметизирован.
    Девушки ждали в навигационной рубке. Принцесса сидела в командирском кресле, до боли в глазах вглядываясь в мерцающие цифры, словно написанные огнём в воздухе, равномерно сменяющиеся. Юля заняла место второго пилота.
    - Крейсер уже в линейном пространстве, - сказала Элис. - Он тормозит, чтобы подготовиться к нырку во второй тоннель корда. Теперь скоро.
    - Мы увидим его на экранах?
    - Конечно, но слейдера не увидим, они причалят раньше.
    - А яхта, она достаточно далеко?
    - Да, с крейсера её не обнаружат.
    Больше они ни о чем не разговаривали. Юля тщетно старалась вспомнить какую-нибудь примету, ритуал, который помог бы Джейсону и Айсингу. Ей вспоминалось только студенческое суеверие - держать палец в чернилах, когда твой друг сдает экзамен. Сошло бы и это, но на борту "Крейда" не было чернил.
    - Вот он! - воскликнула Элис.
    Следуя за жестом принцессы, Юля уставилась на экран, но поначалу не увидела ничего, кроме звёзд. Потом она поняла - ромб из четырех ярких звёздочек двигался и увеличивался. Внутри ромба появлялись ещё огни, их становилось больше, пока громада космического крейсера, залитая волнами ослепительного света, не предстала на экране во всём великолепии. Некоторые огни вспыхивали и гасли монотонными проблесками, другие сияли непрерывно, погружая корму в глубокую тень кожухов двигательных установок. Световые цепочки огибали жерла двух мощных крашеров и четырех бангеров внизу, отчего казалось, будто в черной пустоте скалится зловещее чудище.
    - Это ЛЕГКИЙ крейсер? - Юля была испугана и подавлена. - Как же тогда выглядит ТЯЖЁЛЫЙ?...
    - Тяжёлый - это целый город, - произнесла Элис. - Они должны уже заметить нас... Пора давать сигнал бедствия.
    Она резко, импульсивно вдавила клавишу.
    - Сейчас они направят запрос.
    Цифры голографического хронометра как будто стали меняться немного медленнее. На самом деле, разумеется, они менялись в прежнем ритме, а крейсер никак не реагировал на сигнал.
    - Что такое... - Элис хрустнула пальцами всех четырех сцепленных рук.
    - Попытайся ещё раз, - голос Юли срывался.
    - Сигнал передается постоянно... Попробую установить видеосвязь.
    Сосредоточенно она забарабанила по клавиатуре бланта. Тишину в рубке нарушали только электронные попискивания.
    - Канал открыт, - принцесса безнадёжно откинулась на спинку кресла. Блант утверждает, что их аппаратура в полной исправности. Они получили мой вызов, но... Они молчат!
    - Но почему?!
    - Джонг их знает, почему... Что-то случилось...
    - С Джейсоном и Айсингом?! Неужели они захватили Джейсона и Айсинга?! Но ведь мы их спасем, правда? Ты же знаешь этого капитана Боара, придумай что-нибудь!
    - Один шанс из миллиона, что у нас все-таки сбой системы. После всех этих переделок.... Я проверю.
    Принцесса снова склонилась над пультом. Долго, невыносимо долго Юля ждала, терзалась, а время не шло - ползло.
    - Не нашла ничего, - сказала Элис, - но я не специалист... Повторю все же вызов.
    Она не коснулась клавиатуры. В изумлении она смотрела на центральный экран, где крейсер был виден отчетливее, чем на остальных.
    - Не может быть.... - Элис запнулась.
    - Что там?
    - Нет, Юля, нет, этого просто не может быть... Но не сошла же я внезапно с ума!
    16.
    Слейдер Джейсона и Айсинга, окутанный зеленоватой светящейся дымкой защитного поля, вплыл в кормовой шлюз крейсера, коды с диска принцессы исправно служили волшебным ключом. Когда закрылся наружный люк и приборы показали, что стальная пещера заполнилась воздухом в пригодной для дыхания концентрации, тяжёлые створки внутреннего люка разошлись с пневматическим шипением, усиленным микрофонами слейдера.
    - Джонг и адъюнкты, - ругнулся Джейсон. - Внутренний люк ведь не должен сам открываться!
    - Как настроили, так и работает, - ответил Айсинг с преувеличенным спокойствием. - Сто против одного, что тут никого нет. Пошли, посмотрим.
    Они выбрались из кабины слейдера и подошли к люку, сжимая рукояти стокеров. Джейсон осторожно выглянул и присвистнул.
    - Ох, космос и звёзды...
    Айсинг не мог не выразить молчаливого согласия. За комингсом люка простирался участок рифленой металлической палубы, а дальше, со всех сторон... В глазах рябило от сотен арочных проходов, наклонных тоннелей, изогнутых трубопроводов, открытых и закрытых дверей, решетчатых лифтовых шахт, лестниц, монорельсов с какими-то тележками, подвижных платформ, кранов, пандусов, кабинок транспортировочных модулей, эскалаторов, вертикальных, горизонтальных и диагональных ферм и опор, огороженных низкими перильцами галерей, прозрачных сводов, сходящихся и расходящихся крыловидных плоскостей.
    - М-да, - вздохнул Джейсон. - И куда же тут идти? Хоть бы указатели повесили.
    Он был несправедлив - указателей вокруг виднелось предостаточно, четких, фосфоресцирующих, хорошо заметных в полутьме. Например, таких: "ПОБОЧНЫЙ КАРН В ПЯТИ ОТКЛОНЕНИЯХ ПО ТРИАТРОНУ, ПОВЫШАТЬ НА ВОСЕМЬ". Или таких: "СЕКЦИЯ НИЖНЕГО ПРОЛЁТА, ЧЕТВЕРТОЕ ЗЕРКАЛО НАПРАВО". Большинство из этих предельно ясных инструкций снабжалось яркими стрелками, показывающими направление. Как правило, под любой стрелкой находилась и противоположная, со столь же исчерпывающей подписью.
    Пока Джейсон и Айсинг озирались, Чак проскользнул за их спинами и улепетнул в узкий боковой коридорчик. Читать он не умел, да и если бы умел, ему было решительно все равно, начинать ли исследования с "побочного карна" или "четвертого зеркала".
    Металлические джунгли были полны звуков - равномерного постукивания, далёкого вибрирующего скрежета, пыхтения и ворчания каких-то огромных машин. Совсем близко, будто за тонкой стеной, что-то негромко шумело, как вентиляторы или кондиционеры, и с отупляющей монотонностью слышался один и тот же звук, похожий на хлюпание капель, падающих с высоты в воду. Айсинга и Джейсона уже и то радовало, что до них не доносилось ко всему прочему ничьих шагов или голосов.
    - Что будем делать? - риторически спросил Джейсон, когда они отступили в шлюз.
    - Ждать сигнала.
    - Это я понимаю. Люк закроем?
    - Не надо. Не откроем ещё потом или тревогу поднимем. Кто знает, как тут всё настроено... Где у тебя план?
    - План? - Джейсон усмехнулся и достал из кармана листок, вырванный из бортжурнала "Крейда". - Вот он. Элис всё так красиво нарисовала... Вот шлюз, вот коридор, вот сейф. Только она забыла про другие коридоры. И как теперь отличить тот, который нам нужен?
    - Джей, ты служил в Звёздной Гвардии. Неужели ни разу не бывал на крейсере?
    - На крейсере стрэглов - нет.
    - Ладно, попробуем разобраться... Не явился бы кто-нибудь некстати!
    Айсинг волновался напрасно - вся команда Боара находилась на постах согласно корабельному расписанию. В данный момент это означало, что двадцать офицеров и специалистов из групп дивизиона живучести и обслуживания двигателей работали в операционном зале на корме, примыкающем к машинному отделению, а ещё двадцать - на капитанском мостике и в навигационной рубке. Мостик и рубка напрямую соединялись световодами объёмной, постоянно действующей видеосвязи, так что создавалась иллюзия единого помещения, даже не разделенного стеклянной стеной. На стену можно было наткнуться, только если пойти в направлении голографических мониторов.
    Шла углубленная проверка систем корабля - рутинная процедура между корд-переходами. Старший помощник Родни Ридлер докладывал капитану в установленном порядке.
    - Фокусировка луча нормальная. Рассогласование темпоральных контуров ноль четыре. Режим фойл-тяги в норме. Синхронизация на оси в норме. Параметры стабилизирующего поля...
    Он внезапно умолк.
    - Что там с полем, Родни? - забеспокоился капитан.
    - А, нет, - Ридлер смотрел на красный кубик, выскочивший из пустоты и быстро вращавшийся перед экраном его бланта. - В пределах нормы. Тут срочное сообщение... Код Имперской Службы Безопасности.
    - Нам, конкретно?
    - Нет, всем кораблям в секторе.
    - Читай, что там....
    Кубик распался, развернулся голографический лист. Ридлер пробежал текст сообщения глазами.
    - Предупреждение. Чрезвычайно опасные пираты захватили полицейский корабль... Тут даже приводятся имена главарей - некие Айсинг Эппл и Джейсон Рок. И с ними загадочная девушка...
    - Знал я одного Джейсона Рока, - протянул младший лейтенант Мэнэхи. Звёздная Гвардия, эскадрилья "Алмазный крест". Лихой пилот!
    - Может, это он и есть, - заметил Ридлер.
    - Вряд ли. Имя довольно распространенное, а тот был... Парень что надо! Вот бы ТОМУ Джейсону Року встретиться с ЭТИМ! Уж тот бы этому задал.
    - Большой вопрос, кто кому задал бы, - вмешался сержант Стерн из группы корд-навигации. - Современные пираты, с ними лучше не связываться. Вы слышали о скайгерах?
    - Не помню, - сказал Ридлер.
    - Ну, как же. Скайгеры! Чудовища из Круга Забвения, слитки мышц и когтей. Но не в том главная сила скайгеров, а в их способности проникать сквозь любые преграды. Никакой металл, никакой криомит не остановит. Просачиваются, и всё! Так вот, пираты научились их приручать. А скайгеры не только сами просачиваются, но и создают какое-то поле вокруг себя, и пираты - с ними. Так захватывают корабли. Скайгеры команду рвут в клочья... И самое паршивое, это их поле глушит радары, и подбираются они незаметно.
    - Теперь я вспомнил, - произнес Ридлер небрежно. - Но по-моему, это просто легенда. В Круге Забвения! Ну, конечно. Там всё что угодно может быть. Вымершие города, полные сокровищ. Тайные технологии древних цивилизаций. Эзотерические откровения, теперь вот скайгеры....
    Он взглянул на экран, где появилась движущаяся искорка, и тут же повернулся к Боару.
    - Капитан, прямо по курсу корабль.
    - Не те ли пираты? - пошутил кто-то.
    - Те, не те, - пробурчал Боар, - а нужно классифицировать этот корабль по атласу.
    Ридлер вывел на монитор данные о дистанции.
    - Пока слишком далеко, но мы быстро сближаемся.
    ... Любопытный Чак тем временем увлеченно проводил рекогносцировку. Он проползал по узким трубам, где что-то скреблось (а вдруг мыши?!), взбирался по лесенкам, спрыгивал со ступенчатых возвышений. Он не знал английской поговорки "Curiosity killed the cat"2, рожденной в совсем другом мире, а потому храбро шествовал по лабиринтам и изучал закоулки. Выбравшись из очередного тупика, он очутился в полутёмном круглом коридоре, где у открытого лючка под потолком возился маленький робот. Этот робот проводил профилактику одного из промежуточных усилителей бортовых линий связи, о чём кот, разумеется, не догадывался. Как и о том, что для облегчения задачи робот отключил в коридоре искусственную гравитацию...
    Загипнотизировано глядя на робота (РП-76, размером не больше жестянки из-под страйка), Чак сделал очередной осторожный шажок... Его закрутило, подняло и понесло в зону невесомости.
    В диком ужасе извиваясь в воздухе, кот вопил так, будто его резали. Вернуться назад он не мог, потому что не умел летать, и беспорядочные судороги никак не придавали ему нужного направления. Инерция медленно несла бедного Чака прямо к роботу.
    На капитанском мостике Боар спросил старшего помощника Ридлера:
    - Если дать максимальное разрешение камер, мы сможем разглядеть этот корабль?
    - Ещё, наверное, нет, - сказал Ридлер с сомнением. - Но я попытаюсь.
    Протянув руку к белой клавише, он случайно почти задел пальцем один из сенсоров, управляющих телекамерами в технических коммуникациях. Камеры предназначались для того, чтобы при необходимости наблюдать за действиями роботов, а этот сенсор отвечал за устройство, следящее сейчас за РП-76. Так как робот выполнял очень сложные и тонкие манипуляции, процессор выбрал режим предельного увеличения картинки и повышенной громкости звука (РП-76 мог и разговаривать). Эти режимы отображались на контрольной панели, но никто на неё не смотрел, ведь никто не собирался включать монитор РП-76... Родни Ридлер тоже. По чистой случайности он едва не прикоснулся к чувствительному сенсору.... И тот сработал.
    Душераздирающий, многократно усиленный истошный вопль несчастного Чака сотряс мономолекулярные акустические мембраны. Ошеломлённые, густо-фиолетовые стрэглы впились взглядами в экран. Из тёмной бездны на них надвигался гигантский монстр. Глаза его пылали неистовым зелёным огнём, шерсть стояла дыбом, остроконечные уши прижимались к голове, чудовищные клыки были обнажены в свирепом оскале. Могучие лапы этого порождения ужаса и мрака мелькали с такой быстротой, что нельзя было их сосчитать, но каждая несомненно оканчивалась кошмарными когтями, готовыми разрывать живую плоть.
    - Скайгер! - заорал младший лейтенант Мэнэхи. - Пираты! Скайгер в отсеке Д!
    За полсекунды в мозгу остолбеневшего капитана Боара промчалось больше мыслей, чем, если бы его подключили к самому высокоскоростному майндеру. Основные позиции выглядели примерно так: скайгеров не бывает; перед стартом, как и полагается, было осмотрено в отсеках, посторонних существ не обнаружили; монстр не мог притаиться на корабле до старта; никакое существо, кроме скайгера, не сумело бы проникнуть на борт в космосе; радары молчали; это - скайгер. Параллельная цепочка стремительных мыслей Боара относилась к неизвестному кораблю и связывала его с пиратами.
    События с Чаком развивались далее следующим образом: окончательно ополоумевший кот столкнулся в невесомости с роботом. Ни одна из программных инструкций РП-76 не содержала сведений о том, как поступать с брыкающимися в панике котами, летящими по воздуху, и робот попытался деликатно отстранить неожиданную помеху. Чак отреагировал новым взрывом энергии. Робот получил полновесный удар лапой, завертелся, и его заострённый манипулятор запутался в проводах. Зафонтанировали трескучие искры, запахло дымом плавящейся изоляции. Как нарочно, Чак отфутболил РП-76 именно туда, где вырывающийся из тенет робот мог причинить наибольший ущерб в наименьшем объеме. Сам же Чак с радикальным ускорением в соответствии с законом Ньютона кувырком удалялся в объятия искусственной гравитации.
    Последствия учиненного безобразия были впечатляющими. Во-первых, связь между капитанским мостиком и операционным залом машинного отделения моментально прервалась, а вместе с ней перегорела добрая половина других линий; во-вторых, скачок напряжения отключил процессор телекамеры и прекратил передачу на монитор капитанского мостика; в-третьих, зазвенели, завыли и загудели всевозможные аварийные сигналы; и в-четвертых, на сладкое, во многих коридорах погас свет. Чак мог бы гордиться своей пиратской акцией, но ему было не до того: он заполз в какую-то тёмную трубу и там, дрожа, переводил дух.
    Капитан Боар взглянул на контрольную панель. Среди тревожного мигания ламп он едва разглядел бледные цифры - они свидетельствовали, что скайгер предстал на экране таким, каков он есть, не увеличенным и не уменьшенным оптикой. Но там потому значился реальный масштаб, что из-за аварии произошёл сброс режимов... Боар понимал, что такое могло быть. "Допустим, скайгер немного поменьше, - думал он, - но оттого совсем не слабее... Порвёт!"
    - Капитан! - старший помощник перекрикивал унылое пение сирен, резкие звонки, прерывистые гудки.
    Боар очнулся.
    - Выключите этот концерт, - приказал он, и всё стихло. - Связь с операционным залом?
    - Нет. - покачал головой Мэнэхи. - Пираты блокировали связь.
    - Ясно...
    - Герметизировать отсеки? - спросил Ридлер торопливо.
    - Нет смысла, - произнёс Боар. - Они всё равно просочатся, а мы лишимся свободы маневра.
    - Что же делать?
    - Будем пробиваться к операционному залу. Возможно, группа майора Паоли атакована, ведёт бой... Мы должны прийти им на помощь.
    - А скайгер?
    - Скайгер хуже всего. Он может напасть откуда угодно, а если их вдобавок несколько... Вы правы, Родни. Прежде всего наша задача нейтрализовать скайгера.
    - Или скайгеров.
    - Да. Начнем поиски с отсека Д. Всем надеть скафандры-девиаторы, проверить лоддеры!
    Девиаторы хранились в нишах-контейнерах мостика и рубки. Они не были настоящими скафандрами, то есть не имели автономных систем жизнеобеспечения. Предназначались они, как часть стандартного снаряжения дестинийского военного флота, для оптической дезориентации противника в ближнем бою - искажали и отклоняли видимый свет, мешали прицелиться. На жаргоне их именовали призраками. Стреляй в размытый контур, в облачко, а цель то ли где-то в нём, то ли за его пределами... Если попадёшь, то случайно.
    К сожалению, в последнее время девиаторы можно было почти свободно купить на Лас-Вегасе или на планете Трай, всё зависело только от суммы. И уважающие себя пираты, само собой, без девиаторов не обойдутся... Это также беспокоило капитана Боара.
    По уставу на облачение в девиаторы и проверку лоддеров отводилось полторы минуты, этот норматив был перекрыт вдвое. Конечно, капитан не забыл и о неизвестном корабле, но в данный момент он Боара не заботил. Автоматика защиты не допустит опасного сближения, а пираты так и так уже здесь.
    Отряд Боара в полном составе выступил в поход. Таким образом, когда принцесса Элис дала сигнал бедствия и попыталась установить видеосвязь, ни на мостике, ни в навигационной рубке не оставалось никого, кто мог бы услышать и ответить.
    17.
    Мониторы в операционном зале машинного отделения не были подключены к наблюдающим за роботами камерам. При желании это можно было сделать, но зачем? Не действовала и видеосвязь с капитанским мостиком, эти линии проходили профилактику. Зато аудиосвязь по интерком-линиям работала отлично, и майор Паоли слышал всё, что говорилось офицерами Боара. До определённого момента... До того, как Мэнэхи в ужасе прокричал о скайгере в отсеке Д. Вот тут связь отрубилась, и поднялся аварийный трезвон.
    Майор Паоли, командир дивизиона живучести и координатор группы обслуживания двигателей, рассуждал симметрично капитану Боару. Пираты, вероятно, попытаются захватить мостик и рубку, а скайгер исключительно опасен.
    (В эту минуту "скайгер" отлёживался в нагретой трубе. Он ещё не пришёл в себя, но уже подумывал о продолжении экскурсии).
    Решение Паоли было простым и очевидным. С лоддерами, в девиаторах спуститься в отсек Д, найти скайгера и покончить с ним, после чего спешить на подмогу Боару.
    Гравитационные лифты плавно и быстро доставили отряд майора на место точнее, к отправному пункту, потому что дальше начинались настоящие металлические джунгли, к тому же скверно освещенные. Паоли приказал не включать фонарей, чтобы не демаскировать группу. Сам он шёл впереди, плечом к плечу с лейтенантом Атри, вглядываясь в полумрак, все его полузабытые за годы мира боевые инстинкты обострились до предела. Сплошное зрение и слух, вот что представлял из себя сейчас майор Паоли, да и каждый из его отряда. Любое движение робота в темноте, лёгкое шипение пневматики автоматической двери или дребезжание задетой кем-то тележки мгновенно притягивало стволы двадцати лоддеров, как магнит стрелку компаса. Беда была в том, что источники многих звуков определялись не так-то просто. Лабиринты отсека Д обладали на редкость запутанной акустикой, и какой-нибудь щелчок за спиной Паоли вполне мог послышаться ему спереди. Звуковые волны метались в тоннелях, переходах, коридорах, шахтах и трубах, подобно отскакивающим от стен абсолютно упругим мячикам.
    Паоли вдруг показалось, что за очередным углом колышутся девиационные призраки. Так оно и было - ведь группа Боара проникла в отсек с другой стороны в поисках скайгера и пиратов. Родни Ридлер также увидел неясные очертания, скрывающие фигуры Паоли и лейтенанта Атри.
    - Берегись, пираты! - предостерегающе воскликнул он.
    Вот тут акустические фокусы сыграли с майором злую шутку. Он узнал голос Ридлера, но услышал его совсем рядом, из жерла обводной шахты справа. Значит (таков был молниеносный вывод майора), старший помощник тоже здесь, выследил пиратов и предупреждает его, Паоли, об опасности!
    - Вижу, Родни, - буркнул майор и недолго думая скомандовал: - Огонь!
    Вспышки двадцати лоддеров разорвали полутьму. Металл кипел под ударами термических лучей, и Боару ничего не оставалось, как признать правоту Ридлера: перед ними - пираты. Ответить на яростную атаку можно было только столь же плотным огнём - такой приказ и отдал капитан Боар.
    Отсек Д превратился в раскаленный ад. Лопались звенья трубопроводов, со свистом вырывался светящийся горячий пар, плавилась обнажённая медь кабельных трасс. С грохотом взрывались автономные генераторы, сыпались осколки пузырящегося пластика, рассеченные лестницы и мостики рушились, сметая по пути замешкавшихся ремонтных роботов. Лишь к одному не привела короткая ожесточенная перестрелка: к потерям среди личного состава.
    И не могла привести. С началом широкого распространения девиаторов перед конструкторами встал вопрос: как отличить своих от чужих, ведь в девиаторах и те, и другие выглядят (если здесь уместно это слово) совершенно одинаково? В позиционном бою всё ясно: свои тут, чужие там, понятно, куда стрелять. Но в более сложной обстановке... И выход был найден. Как девиаторы, так и лоддеры стали оснащать устройствами опознавания типа "свой - чужой", умеющим отклонять лучи. Попадания в своих теперь исключались.
    Однако и Паоли и Боар пребывали в убеждении, что ведут пальбу по чужим. И оба, в соответствии с этим убеждением, верно оценивали интенсивность огня противника: ещё немного - и потерь не избежать. Оба понимали, что пора отступать; оба дали сигнал к отступлению.
    Коридор, где шло сражение, моментально опустел: отряд Боара ретировался к штирборту, отряд Паоли - в строго противоположном направлении, к бакборту.
    Ремонтные роботы в других коридорах не теряли времени: они прилежно трудились над восстановлением хотя бы некоторых линий интерком-связи. Поэтому, когда Боар остановился у красной коробки интеркома и нажал кнопку общего вызова, у другой коробки Паоли услышал знакомый прерывистый тон.
    - Майор Паоли, - донеслось вслед за тем из динамика, затянутого серебристой сеткой. - Где бы вы ни были, ответьте капитану Боару! Кто-нибудь из дивизиона живучести...
    Перебором серии клавиш Паоли определил, откуда идёт вызов, и включил линию так, чтобы работали только эти два интеркома, надёжно изолировав остальные.
    - Капитан, здесь Паоли.
    - Слава космосу и звёздам! Вы живы... Где вы находитесь?
    - В отсеке Н-14. У нас была стычка с пиратами, пришлось отступить.
    - Потери?
    - В дивизионе живучести и группе обслуживания двигателей потерь нет, все со мной. Я беспокоюсь о Ридлере. Он с вами?
    - Да, - сказал Боар.
    Его не удивил вопрос майора, он знал, что Паоли и Ридлер - близкие друзья, что же странного в беспокойстве о друге... А вздохнувший с облегчением Паоли, естественно, подумал, что Ридлер сумел покинуть поле боя и присоединиться к Боару.
    - Сколько их было? - с тревогой спросил капитан.
    - Пиратов? Не знаю. Судя по тому, как нас обстреливали... Тридцать, сорок, пятьдесят. Никак не меньше тридцати. А что у вас, капитан?
    - То же самое. Наткнулись на отряд, пожалуй, побольше вашего... Потрепали их, но... Отступили к штирборту. Потерь нет... Чудом нет! И где-то тут ещё болтается по меньшей мере один скайгер. Вы видели скайгера?
    - Нет.
    - Мы его видели, - капитан имел в виду - на экране, но не уточнил, а Паоли понял по-своему. - Майор, на борту около ста пиратов и скайгер...
    - Да, капитан.
    - Оставайтесь на связи.
    Опустившись на ящик с деталями роботов, Боар устало пробормотал:
    - Да отключите вы эти пузыри...
    Он говорил о девиационных эффектах, и первым подал пример. Защёлкали переключатели, Боар увидел девятнадцать пар устремлённых на него глаз. Он долго молчал, инициативу взял на себя Родни Ридлер.
    - Около ста пиратов и скайгер, капитан! Корабль фактически захвачен, шансов у нас нет.
    - Знаю, - тяжело обронил Боар. - Ситуация ноль.
    В переводе на обыденный язык это означало - дела хуже некуда (всего существовало десять ступеней градации оценки положения). Капитан вспоминал о встрече с принцем Эккером. Продолжать обороняться - значит неизбежно понести потери, и как докладывать об этом принцу?! С другой стороны, немедленно эвакуироваться - вовсе не то же самое, что навсегда лишиться корабля. Пираты на нём не останутся, программа "Шквал" не даст им такой привилегии. Крейсер можно будет вернуть.
    - Приказываю эвакуироваться, - вымолвил Боар.
    - Да, капитан, - звонко отчеканил Ридлер.
    Боар поднялся и заговорил в интерком.
    - Майор Паоли, приказ - эвакуация... Доложите, когда закончите размещение личного состава в шлюпке бакборта.
    - Есть, капитан.
    - Конец связи.
    Группа Боара находилась невдалеке от спасательной шлюпки штирборта, два коротких коридора пройти. Пиратам вроде нечего было тут делать, если только они не задались целью непременно уничтожить команду крейсера... Тем не менее Боар приказал снова включить эффекты девиации и провёл свой отряд с максимальными предосторожностями.
    В шлюпку он садился последним, как и подобает капитану. Перед тем он сорвал пломбу с красного рычага и толкнул рычаг вниз. Так запускалась программа "Шквал", она необратимо дезактивировала вооружение и корд генераторы. Мезонный шквал вторгался в тонкие молекулярные структуры... Внешне ничего не менялось, но восстановить системы оружия и двигателей было уже невозможно. Печально, подумал Боар, но не трагично. Крейсер будет найден и переоснащен на верфях Дестини. Жаль, сейф далеко - утереть бы пиратам нос, прихватив с собой деньги... Но главное - все живы.
    Боар задраил двойной люк, сел в кресло, пристегнулся - все кресла были одинаковыми, командира на спасательной шлюпке не выделяли. По связи Паоли доложил о готовности.
    - Старт, - сказал Боар тихо.
    Шлюпки отделились от корабля. Именно это зрелище - голубые всполохи, мгновенно бросившие спасательные шлюпки в бездны корда - повергло в смятение принцессу Элис на борту "Крейда", именно это она видела на экранах и не могла поверить. В учебных фильмах на курсах в яхт-клубе процесс эвакуации на шлюпках показывался особенно подробно, такое ни с чем не перепутаешь. Две шлюпки покинули крейсер и обрушились в корд! Перепрограммировать аппаратуру шлюпок нельзя, они могут держать лишь один курс - на Дестини... Что ж, ради всех звёзд Галактики, там произошло?!
    18.
    Характерные взвизги лоддеров и отзвуки далёких термических взрывов не могли обмануть ни Джейсона, ни Айсинга - они слышали именно то, что слышали.
    - Что там ещё за Джонг?! - Айсинг отступил от люка и спиной наткнулся на Джейсона.
    - Кажется, у них возникли проблемы, - Джейсон прислушивался, хотя звуки и без того доносились отчётливо. - Элис не дает сигнала, ясно - им не до нее... Наш план ничего похожего не предусматривал, нет?
    - Но что это такое? Уж не напали ли на них наши... Ммм... Конкуренты?
    - Любопытно, каким образом... Впрочем, если мы будем торчать здесь, так ничего и не узнаем.
    - Предлагаешь вылазку?
    - А у тебя есть идея получше, наподобие возвращения на "Крейд"? Айс, мы не можем себе это позволить, пока не разберемся, что тут происходит.
    - Почему?
    - Потому что я хочу миллион флойдов... И я не хочу умирать.
    - При чём тут смерть?
    - Мы не знаем, что случилось и кто с кем там воюет, правильно? И кто гарантирует, что для этих... Нападающих наш слейдер так же невидим, как для Боара? Шарахнут сдуру или от большого ума.
    - Правильно, - сказал Айсинг, помолчав. - Даже слишком правильно, Джонг возьми. Если тут где-то ещё один невесть откуда взявшийся корабль, для его аппаратуры у нас никаких кодов нет.
    - Тогда пошли? - Джейсон опустил флажок предохранителя стокера. Впрочем...
    - Что?
    - Куда идти - ясно, на звук... А вот как мы найдём дорогу обратно?
    - Я запомню дорогу, - заверил Айсинг.
    - Точно?
    - Ну, знаешь...
    - Ладно... Идём.
    Перешагнув комингс люка, они прошли под сиреневым указателем с надписью "К БАЗОВЫМ УРОВНЯМ ШТИРБОРТА". Своеобразная акустика запутанных коммуникаций очень мешала выбирать направление. То и дело Айсинг и Джейсон попадали в тупики, приходилось возвращаться и начинать сначала, вдобавок перестрелка вскоре стихла. Ухание каких-то запоздалых взрывов, правда, ещё слышалось, но словно бы отовсюду, и толку от этого было мало.
    - Стоп, ни шагу! - вдруг зашипел Джейсон, схватив Айсинга за руку. Сюда!
    Они притаились в металлической нише, всего в нескольких метрах от входа в помещение, где капитан Боар в тот самый момент беседовал с майором Паоли по интеркому. Каждое слово Джейсон и Айсинг различали чётко, а покинули нишу только с раскатами вибрации от старта шлюпок.
    - Сто пиратов на борту! - воскликнул Джейсон приглушённо, точно опасаясь, что все сто вот-вот посыплются из ремонтных шахт. - И с ними какой-то Скайгер... Кто такой Скайгер, знаменитый разбойник?
    - Нет. Джей, насчёт скайгера потом... Элис не подала нам сигнала к действию, но сигнала бедствия она не могла не дать! И он автоматически повторяется... Мы должны предупредить её!
    - И немедленно. Бегом к слейдеру! Надеюсь, дорогу ты запомнил хорошо?
    - Естественно, - свысока процедил Айсинг.
    Оба страшно волновались, и на бегу Джейсон пытался успокоить друга и самого себя.
    - Может, пираты ещё не добрались до мостика, до рубки... Тогда они сигналов не слышат...
    - Но их корабль где-то рядом! Оттуда они могут принимать сигналы, если уже раньше не засекли "Крейд".
    - Великий утешитель!
    - Смотрю в лицо фактам.
    - Каким?! Ничего не известно. И не надо поднимать панику раньше времени.
    - Кто поднимает панику?! Я поднимаю панику?!
    - Да, ты поднимаешь панику! Стой...
    - Что такое?
    - Ты уверен, что мы здесь проходили? Вот этой железки я не помню.
    - Ты просто не присматривался.
    - Но ты присматривался. Ты её помнишь?
    - Нет! Не отвлекай меня, Джей, у меня другие приметы. Сейчас направо.
    Свернув направо, они остановились перед глухой стальной переборкой, за которой что-то жужжало.
    - Теперь куда? - удивительно спокойно спросил Джейсон.
    Айсинг слегка посерел.
    - Я не мог заблудиться... Вернемся к той белой двери с окошком, от неё я точно помню...
    Попытка найти белую дверь с окошком закончилась провалом. Вместо того они очутились в коридоре с развороченными стенами, где ползали маленькие роботы и пахло гарью и озоном.
    - Здесь была драка, - заметил Айсинг. - Лоддеры неплохо поработали, и Джонг меня раздери, если я понимаю...
    - Драка была, - согласился Джейсон, прерывая его. - Но НАС здесь не было, не правда ли, Айс? Конечно, глупо и предполагать, что ты мог заблудиться...
    Взгляд, брошенный Айсингом на Джейсона, был полон смущения и откровенной досады.
    - Я был уверен, что... Та дверь, и ещё другая...
    - Ну да. И ещё десяток.
    - Одну минуту, Джей. Тут есть кое-что, чего я не понимаю.
    - Я тоже. Например, как выйти к слейдеру.
    - Посмотри на стены.
    - На то, что от них осталось? Жарковато было.
    - Жарковато?! Живого места нет!
    - Но ведь была пальба? Чего ты ожидал?
    - Тебе не кажется, что здесь чего-то не хватает?
    - Чего?
    - Трупов. Пятен крови. Покорёженного личного снаряжения и оружия. Всего того, что бывает, когда две группы палят друг в друга из мощных лоддеров с небольшого расстояния.
    - Гм... Да. - Джейсон огляделся. - Ну что ж, тем и другим повезло.
    - Ты в это веришь?
    - Но это факт.
    - Факт, не имеющий объяснения, - подчеркнул Айсинг. - И ещё скайгер...
    - Вот, кстати. Что за персона?
    - Не персона, Джей.... Тихо!
    Он предостерегающе поднял правую верхнюю руку. На фоне производимого роботами скрипа и лязга откуда-то донеслось мяукание, сначала жалобное, потом торжествующее. Из тёмной трубы выскочил Чак.
    - Мы и тебя привезли! - Джейсон даже присел. - Отличная команда... Но как ты ухитрился, проныра?
    Оттянув клапан просторного кармана, Джейсон щелкнул по нему ногтём, и Чак молнией метнулся внутрь. В обычных условиях посадить кота в карман затея немыслимая, заранее обреченная на крах, лучше и не пытаться. Но Чак привык сидеть в сумке и так обрадовался встрече, что не заметил разницы. А может, и заметил, но счел её несущественной. Карман ничем не хуже сумки, главное - быть поближе к Джейсону.
    - Так что скайгер, Айс?
    - Наслушался я о них в барах Лас-Вегаса... Трёп отставных пилотов... Скайгеры - это якобы чудовища с какой-то затерянной планеты. Согласно легендам, они могут мгновенно перемещаться в пространстве, проходить сквозь стены и тому подобное, а кто приручит скайгера, тот приобщится к его сверхъестественным способностям.
    - Муть какая-то, - поморщился Джейсон. - В Звездной Гвардии тоже служили парни с фантазией, разное рассказывали, но такое... Скорее я поверю, что сквозь стены проходит наш Чак! Но Боар говорил, что видел скайгера здесь?
    - Загадка номер два, - кивнул Айсинг.
    - А вот номер три. На борту сто пиратов, а мы ни одного не встретили.
    - Это меня больше радует, чем огорчает.
    - И меня не приводит в отчаяние, но странно... Во всяком случае, они не мешают искать дорогу.
    - Если мы её и найдём, - виновато сказал Айсинг, - потеряем кучу времени... Не воспользоваться ли вот этим?
    Он ткнул пальцем на уцелевший неоновый указатель, где над большой желтой стрелой значилось: "МОСТИК. ЛИФТ 4".
    - Мостик, - пробормотал под нос Джейсон. - А там передатчик, и мы сможем связаться с Элис... Есть крохотный шанс, что пираты ищут деньги и на мостик не спешат... Пожалуй, это может сработать, Айс. Идем.
    19.
    Все меры предосторожности, осуществлением которых руководил Джейсон (он вспомнил полученные в Звёздной Гвардии навыки скрытного передвижения), оказались ненужными. Ни на мостике, ни где-либо рядом пиратов не было, как не было и следов их недавнего присутствия. Будто мы тут одни, думал Джейсон, осматривая незнакомые пульты. Крейсер велик, но ... Не настолько же!
    Большинство управляющих устройств Джейсон опознал без особых затруднений - ведь крейсер был построен не принципиально иной цивилизацией, две расы форсеров принадлежали к более или менее единой культуре. Многие устройства были мертвы, программа "Шквал" не подвела, но другие работали.
    - Вот этот блант вроде бы отвечает за обзор пространства и внешнюю связь, - сказал Джейсон Айсингу. - Займись им, попробуй нащупать "Крейд" и поискать тот, другой корабль. А меня интересует вон та камера под потолком.
    - А что с ней?
    - По-моему она записывала для черного ящика. Если удастся найти и включить запись, мы увидим, что тут происходило.
    Джейсон уселся за пульт. Колонки цифр и символов на экранах иногда мало о чём ему говорили, но порой помогали с направлением поиска.
    - Вот, есть! - он закрепил успех нажатием клавиши. - Чёрный ящик! Так... Начнём, пожалуй, с выхода из корда... Здесь пролистаем быстренько... Ага, вот с этого места. Смотри, они получили сообщение... О, да это про нас!
    Отвлёкшись от своей клавиатуры, Айсинг с нескрываемым любопытством уставился на включённый Джейсоном экран. Запись была запущена с двойной скоростью, так что голоса звучали визгливо, а слова - не слишком разборчиво. Приходилось довольствоваться этим, чтобы экономить время.
    Появление Чака в роли скайгера и всё последующее сначала сильно озадачило Джейсона и Айсинга, но по мере того как они добирались до сути (мешали психологические штампы - трудно поверить в такую историю!) ими овладевал смех. Они смотрели друг на друга и хохотали, позабыв обо всём. Чак, гордый скайгер, причина этого веселья, выскочил из кармана и косился на них с недоумением.
    - Так вот почему в перестрелке никто не пострадал! - Джейсон смахнул навернувшуюся от смеха слезу. - Они же были в девиаторах, и спешили на помощь второй группе. А вторая группа спешила на помощь им... Ладно бы навстречу, одной дорогой, тогда бы сообразили. Так они скайгера искали, плутали!
    - А в девиаторах, - подхватил Айсинг, - система "свой - чужой"! Получается, наш Чак захватил крейсер?!
    Продолжая смеяться, он повернулся к бланту.
    - Моя задача попроще - сказал он. - "Крейд" - звёздочка в зелёном перекрестье. Устанавливаю видеосвязь.
    Из тьмы монитора выплыло встревоженное лицо принцессы Элис. Рядом с ней стояла Юля, сама не своя.
    - Джей, Айс! - крикнула она.
    - Что вы делаете на мостике? - принцесса тоже была вне себя, от изумления.
    - Всё в порядке, - небрежно отозвался Джейсон. - Просто мы решили немного скорректировать план. Мы захватили крейсер, команда бежала.
    - Я это видела. Но как... Это невозможно!
    - Возможно, если есть Чак.
    - Он с вами? Ах, вон он, вижу... Но при чём тут Чак?
    - Кот стоимостью в миллион флойдов! Кстати, о миллионе. Элис, без вас нам ни за что не отыскать сейфа. Вы как-то упустили из вида количество дверей и коридоров! Вы сумеете подвести "Крейд" поближе? Со швартовкой мы поможем отсюда.
    - Сумею, я же управляла яхтой... Но скажите мне, ради Творца Вселенной...
    - Элис, - вмешался Айсинг. - Творец Вселенной подождет, он терпелив. Давайте сначала украдём миллион.
    - Украдём! - возмутилась принцесса. - Это наш миллион по праву! Если они торгуют принцессами, обязаны учитывать риск.
    - Да я не спорю, - согласился Айсинг. - Запускайте двигатели... Джей, а плёнку из чёрного ящика сотри. Незачем вносить ясность в эту тёмную историю.
    20.
    "Миллион флойдов" - эти слова звучат пением золотых колокольчиков. Тем более, когда этот миллион лежит перед вами на столе в блестящем открытом кейсе, сине-голубые искрящиеся банкноты стянуты в аккуратные пачки-кирпичики, и каждый кирпичик переливается, подмигивает, точно нашептывает заговорщически о пиратской удаче.
    "Баллантайн" светился в рюмках. Айсинг заканчивал рассказ об артистической карьере Чака, блистательно сыгравшего скайгера, принцесса Элис восхищенно слушала, а Юля терзалась суеверными предчувствиями. Миллион флойдов представлялся ей сказочным выигрышем в казино, и она боялась мести судьбы. Впрочем, терзаться сколько-нибудь долго ей было несвойственно, и она переключилась на "Баллантайн".
    - За Чака! - торжественно объявила она. - За кота, в одиночку разгромившего войска противника и притащившего в зубах миллион! Ура Чаку-миллионеру!
    Миллионер как раз уплетал двойную порцию вкусных мясных шариков, выданную ему Джейсоном с таким комментарием: "За миллион довольно скромно, старина, но у нас нет больше ничего, что ты захотел бы купить".
    Кают-компания "Крейда" огласилась приветствиями, напугавшими адресата.
    - Ура Чаку! - Джейсон выпил вместе со всеми и улыбнулся принцессе. - И всё без вашего участия, Элис. Вдвойне повезло. Теперь надо торопиться на Дард, к Чарли Кемпу...
    - На "Крейде"? - спросила Юля.
    - А на чём?
    - Есть крейсер, он мощный, быстрый...
    - Они уничтожили двигатели. Если тебе не хватает этой причины...
    - Мне хватает, - и как бы в сторону Юля добавила. - Артиллерия не стреляла по десяти причинам, первая - не было снарядов...
    - Вряд ли мы сумели бы перестроить незнакомую систему для полёта через облако.
    - Ох, это облако, - вздохнул Айсинг Эппл. - Джей, я так надеюсь, что ты не ошибся в расчетах...
    - Расчеты делал ты, - напомнил ему Джейсон. - Моя сфера - прозрения и озарения. Кстати, ты как-то однажды уже рассчитывал вероятность прохождения нестабильного корда, нет? Может, надёжнее положиться на озарения?
    Айсинг вспыхнул, но тут же погас, потому что вмешалась Элис.
    - Вместо того, чтобы затевать перепалку, проверили бы расчеты снова.
    - Пожалуй, верно. - Айсинг встал из-за стола. - Самое главное - точное время начала обратной перестройки наших двигателей, тут промахнуться никак нельзя. А между тем имеется одно противное расхождение в шестнадцатом знаке, которое...
    Дальнейшая его речь состояла из математических терминов, он блуждал всё дальше в глухом лесу вариационного исчисления. Юле очень хотелось выпить, а в одиночку она не решалась, и тоже билась мысленно над сложной проблемой: как намекнуть Элис, что неплохо бы пропустить ещё рюмочку.
    21.
    Слейдер снижался над красноватыми равнинами планеты Дард. Несмотря на сомнения Айсинга относительно шестнадцатого знака, перелёт прошёл вполне благополучно, "Крейд" вёл себя хорошо. После выхода в линейное пространство Джейсон и Айсинг занялись небольшим профилактическим ремонтом. Конечно, следовать на "Крейде" дальше они никак не рассчитывали, но... В самом крайнем случае, в безвыходном положении... Как будто разыскиваемый всеми полициями космоса "Крейд" способен сделать его менее безвыходным!
    С орбиты Джейсон связался с Чарли Кемпом. Он порадовался трижды: во-первых, Чарли был дома, он никуда не улетел. Во-вторых, он был один, то есть не принимал гостей и никто не привёз ему сейчас новый груз металлолома. И в-третьих, судя по голосу, он был трезв.
    Все пятеро из команды "Крейда" (Чак в списке, с титулом почётного скайгера!) летели на Дард, никто не остался на борту корабля. Возвращение на "Крейд" не планировалось, если только... Словом, они упаковали в контейнеры весь необходимый скарб и взяли с собой.
    Восходящее солнце Дарда, старая гаснущая звезда, окрашивало равнину в тревожные тона. Над горизонтом встали исполинские чёрные развалины, они стремительно приближались - скорость слейдера была очень высока.
    - Это... Город? - Юля смотрела во все глаза, прижимаясь к плечу Джейсона.
    - Бывший город, - уточнил тот. - Помнишь, я рассказывал тебе о трагедиях с искусственным интеллектом? Дард - одна из планет, где разыгрывались эти войны.
    - Живой разум против роботов?! - ужаснулась Юля.
    - Нет, не так просто. Системы искусственного интеллекта играли в свои стратегические игры, а воевали между собой по-настоящему в основном форсеры.
    - Форсеры были их рабами?
    - Опять тут сложнее. Эти мощные системы убеждали живых в неких преимуществах... В конце концов немногие уцелевшие покинули планету, предоставив интеллектронным чудовищам довершить взаимоуничтожение.
    - Как страшно, - Юля теснее прильнула к Джейсону. - А вдруг тут остался кто-нибудь... Боевой робот?!
    Джейсон мягко улыбнулся.
    - С тех пор минуло много столетий, Юля.
    - Я хотела бы... Осмотреть этот город, - шепнула девушка, повинуясь властному инстинкту, испокон века влекущему людей к завораживающим тайнам.
    - Смотри. Он под нами. Дать увеличение?
    - Нет, я хочу пройти по нему.
    - Зачем? Там ничего нет, кроме стен и заросших улиц.
    - Я хочу, - упрямо повторила Юля.
    - Ну, хорошо, - кивнул Джейсон. - Чарли Кемп живёт как раз между городом и кладбищем кораблей, оно дальше. Сядем на окраине и дойдём пешком. Только я хотел показать тебе кладбище с воздуха. Поверь, оно куда живописнее этих руин.
    - Потом покажешь, - не отступала Юля, твёрдо стоявшая на своём.
    Слейдер пошёл на посадку. Выбрав удобную площадь, где из каменных разломов пробивалась вялая трава, Джейсон плавно опустил машину. Юля первой спрыгнула на камень, куда нога живого разумного существа, возможно, не ступала несколько сотен лет.
    Прямо перед слейдером возвышалась обугленная стена с чёрными провалами окон. В изуродованном оконном проёме справа виднелись ржавые останки какого-то металлического краба, бессильно свесившего клешни. Было тихо - ни звука вокруг, безветрено и довольно ещё холодно, хотя солнце Дарда с каждой минутой пригревало сильнее.
    Джейсон запер люк слейдера хитроумной транскодерной комбинацией, и теперь никто - ни животное, ни любопытный абориген-дипер - не смог бы забраться внутрь. Четверо (Чак сидел в сумке) двинулись вдоль отходящей от площади улицы.
    Их окружали дома, разрушенные столь давно и основательно, что представить их оригинальную архитектуру было уже немыслимо. Кое-где дорогу перегораживали поваленные столбы, а на углу лежала опрокинутая статуя очевидно, памятник, свергнутый ненавистниками или сметенный взрывной волной.
    Полузабытые строки стихов припомнились вдруг Юле: "Ужас в бездне дверей шепчет вкрадчиво: "Поздно... Не вернутся назад те, кого уже нет". Но она вспомнила эти стихи лишь ассоциативно, не эмоционально. Здесь они как-то не подходили, воспринимались искусственно притянутыми. Не было тут ни ужаса, ни бездны, ни вкрадчивых шепотов. Катастрофа разразилась слишком давно, ничего не осталось, и развеялась в пустоте её жуткая аура. Просто старые развалины, ничего больше.
    Неожиданно Юля схватила Джейсона за руку и развернула к стене. Там были видны пляшущие буквы длинной надписи, когда-то, вероятно, ярко-синей, а теперь изрядно поблекшей.
    БЛАНТЫ БЕСПОМОЩНЫ, НЕЙРЫ ОПАСНЫ. ВЫХОД - В МИДЛЕРАХ!
    - Что это значит? - в голосе Юли угадывалось плохо скрытое волнение.
    Джейсон пожал плечами.
    - Отголосок страстей тех времен, лозунг какой-нибудь группировки или партии... Что такое бланты, тебе известно. Нейры - это разумные машины, нейрокомпьютеры. А мидлеры... Видишь ли, некоторые считали, что можно совместить покорность бланта и разум нейра. Такие гипотетические машины называли мидлерами, но их так и не удалось создать. Почему ты так разволновалась из-за этой надписи?
    - Я её уже видела.
    - Такую же?
    - Нет, именно её, но как будто только что сделанную. Вот пятно краски над буквой "В", и восклицательный знак утолщается внизу, как груша. Это она!
    - Где ты её видела?
    - Там... В моем мире, в моем родном городе. Перед тем, как попасть в аварию.
    Озадаченный Джейсон взглянул на Айсинга, словно ища поддержки. Принцесса Элис в разговор не вникала, занятая созерцанием поверженной статуи.
    - Это... - произнес Айсинг и надолго умолк. - Это, безусловно, ещё одна из наших загадок. Насколько я понял, Юля, в твоем мире нет ни блантов, ни нейров.
    - У нас есть компьютеры, - сказала девушка, - но никто их блантами или нейрами не называет. А уж мидлеры и подавно не наша проблема.
    Больше на эту тему не говорили, потому что сказать было в сущности нечего. Улица привела к самой окраине города - или тому, что стало окраиной после войны. Руины здесь пропадали в буйной растительности, город окончательно уступал лесу странных деревьев. Юля брела поодаль от остальных - конечно, не теряя их из вида, но отъединенная и одинокая, в плену своих мыслей и ощущений. Она и не заметила, как сильно отстала от Джейсона, Айсинга и Элис, чьи силуэты маячили теперь впереди среди уродливых, обвитых ползучими вьюнами стволов.
    Думала она не о надписи, не о загадках и тем более не о давней войне на планете Дард, а о Джейсоне, о том сладком беспокойстве, какое причиняло ей все чаще каждодневное общение с ним. Кто он - неудачник, вечно попадающий в нелепые ситуации, или герой? Могло ли одно соседствовать с другим? Или накопиться, перейти, перетечь в другое по принципу отдачи? Это его прозрение или озарение на борту "Крейда"... Значит, теперь ему не только МОЖНО, но и ДАНО?
    Обыкновенная девушка Юля не знала ответов на эти трудные вопросы. Может быть, она попросту впервые была восхищена человеком, с которым давно рядом... А он? Чувствовал ли, знал ли, подогревало ли его это, делал ли он хоть что-нибудь ради Юли, а не ради того, чтобы прервать цепь неудач?
    На берегу ручья Юля заметила тесную колонию синих мохнатых растений, похожих на карикатурных пауков. "Они подползают к воде, - мелькнуло у нее, - и готовы... Воссоединиться с ручьем, рекой, океаном". Слово "воссоединиться" вновь напомнило о Джейсоне... Нет, не напомнило. Получился в мыслях опять Джейсон, и стали неинтересны синие пауки.
    Перепрыгнув ручей, Юля очутилась в зарослях разноцветных толстых стеблей, увенчанных пышными цветами. Воздух был тяжелым и влажным, а Юле почему-то стало уютно на этой художественной плантации, среди дурманящих ароматов. Ей казалось, что стебли - это руки, что растения раскрывают объятья... Что-то среднее между сонливостью и возбуждением овладело ей. "И так бывает, - молча удивилась Юля, - но с чего это я так размагнитилась?"
    В запахах она различала звуки... Голоса. И отчетливее других звучал один голос, властный и желанный голос мужчины, неодолимо влекущий к себе. Так звучал аромат густо-желтого бархатистого цветка, и Юля подошла ближе, совсем вплотную. Внутри раскрытой цветочной чашечки она увидела нежно-белые лепестки, окружающую красную пульсирующую сердцевину, точно испускающую оргиастические волны. Так приятно было погрузиться в них... Вытянутые острые листья сладостно покалывали шею, щекотали кожу рук. Один лист склонился, коснулся груди девушки, и Юля почувствовала, как затрепетали её соски, будто и не было на ней комбинезона. Во власти неведомого опьянения она сделала полшага и вдохнула весь аромат этого цветка-мужчины. Закружилась голова, легко и счастливо Юля забыла душные ночи с Костей. Волна наслаждения захлестнула её всю... А потом пришел безмятежный покой.
    - Я согрешила, - сказала она себе.
    - Юля! - донесся издали голос Айсинга. - Где ты застряла?
    - Иду!
    Но торопиться как-то не выходило, и она утомленно пробиралась среди податливых стеблей.
    22
    - Вот дом Чарли Кемпа, - Джейсон указал рукой на маленький, плохо ещё видный деревянный домик у живописной излучины реки.
    - А где кладбище кораблей? - полюбопытствовала Юля.
    - За лесом... Близко, но отсюда не увидеть. Одно из кладбищ.
    - Их много?
    - Несколько, разбросаны по планете. Но Чарли прижился именно здесь, и я его понимаю. Посмотри, как тут красиво.
    - Выпусти Чака, пусть побегает. Его ведь никто не съест?
    - Вроде некому, - Джейсон расстегнул сумку. - Добро пожаловать в новый мир, Чак. Осваивай.
    Чак радостно выпрыгнул на траву и завертелся в исследовательском раже, но далеко не отходил - очевидно, памятны были ему злоключения на крейсере.
    Домик Чарли Кемпа произвел на размякшую Юлю впечатление чрезвычайно милое. Она словно попала в деревеньку, где жила её бабушка - крыльцо, резные наличники, колодец, опрятность и чистота. Только кур не хватает для полного сходства. Но эта иллюзия тут же развеялась, когда навстречу вышел не патриархальный деревенский житель, а индеец какой-то из романов Фенимора Купера. Одежда аборигена состояла из переплетенных кожаных лент, непропорционально большую голову украшал деревянный обруч с торчащими как на стилизованном терновом венце шипами, сморщенные губы беспрерывно жевали. Равнодушное красное лицо с бесцветными глазами обратилось к прибывшим.
    - Да хранит вас Холи Хол, чужеземцы, - прошамкал абориген.
    - Привет, - сказал Джейсон. - Где хозяин?
    - Большой хозяин в доме ожидает гостей, - был церемонный ответ.
    Стучаться в двери не пришлось - Чарли Кемп сам появился на крыльце. Он не показался Юле стариком, скорее пожилым человеком, вполне крепким. Плечистый, ширококостый, с длинными седыми волосами, голубоглазый Чарли Кемп был одет в просторную замшевую куртку и потертые джинсы. Именно джинсы, отметила Юля, а не что-то на них похожее. Она отметила также, что в молодости Кемп несомненно нравился женщинам, да и теперь не сдал всех позиций.
    - Джейсон Рок! - Кемп размашисто спустился с крыльца и стиснул руку Джейсона в могучем пожатии. - Рад видеть тебя в добром здравии! Представь меня своим друзьям.
    - Знакомьтесь - это Чарли Кемп... Чарли, это моя племянница Юля. Уэр Айсинг Эппл, Элис, принцесса Дестини...
    От этого будничного перечисления Кемпа чуть удар не хватил.
    - Ничего себе, Джей, на какие орбиты вышел! Путешествуешь в обществе принцессы и высшей знати! Лаки! - он обернулся к аборигену. - Моментально в дом, все лучшее - на стол!
    - А у нас тоже есть лучшее, - Джейсон выудил из сумки бутылку "Баллантайна". - Пил такое когда-нибудь?
    - Даже не слыхал, - сознался Чарли Кемп. - А уж я толк знаю...
    - Нет, но сейчас узнаешь.
    Чак проскользнул в дом вслед за Лаки.
    - Подождите тут с минутку, - сказал Кемп. - Пригляжу, а то этот шалопай Лаки как пить дать чего-нибудь напутает.
    Он подмигнул и скрылся за дверью. Айсинг Эппл обрушился на Джейсона.
    - Зачем ты ему назвал наши настоящие имена? Особенно Элис...
    - Не имеет малейшего значения, - беспечно ответил Джейсон. - Если он захочет нас выдать, выдаст с именами или без имен. Зачем он, по-твоему, пошел в дом? Присмотреть за Лаки? Как бы не так. Настроить скрытые видеокамеры.
    - Каков негодяй! - возмутился Айсинг.
    - Вовсе нет. Наоборот, он по-своему славный парень и джентльмен. После нашего отлета он не помчится с пленкой в ИСБ. Но понимаешь, ему приходилось попадать в такие переплеты... Вот он и стремится обезопасить себя на любой случай. Мало ли что... Чарли всегда имеет в запасе лишний ход, только поэтому он до сих пор жив и на свободе.
    - Мог бы и заранее включить свои камеры, - буркнул Айсинг, успокаиваясь.
    - Я же не предупредил его, что буду не один. Айс, да брось ты всю эту игру в шпионов! Чем сильнее накручиваешь, тем проще на чем-нибудь обжечься.
    - И все-таки никто не знал, что с нами Элис, а теперь знает Чарли Кемп.
    - Ну и что? Если нас накроют, так всех сразу, нет?
    С этим Айсинг не мог не согласиться. Правда, он намеревался ещё поворчать по инерции, но тут вернулся Чарли.
    - Прошу!
    Скрип некрашеных ступенек вновь окунул Юлю в теплое озеро деревенских воспоминаний детства.
    Незачем и говорить, что Чарли Кемп оценил "Баллантайн" по высшему разряду. А его гости, в свою очередь, оценили экзотические закуски - Кемп с гордостью объяснил, что готовил их сам, исключительно из местных продуктов и по местным рецептам. Однако его самодельное виски он пробовать не посоветовал:
    - Вот если бы вы пришли пустые, тогда да. Но "Баллантайн" меня как творца виски на обе лопатки кладет.
    Конечно, звучал рок-н-ролл. Специально, в подарок Чарли, Джейсон сделал копии на новом скринни, самораскрывающемся акустическом устройстве, и чистые, до слезы отмытые стекла в окнах просторной комнаты дрожали от басов. Больше всего Кемпу пришлась по душе песня Кенни Роджерса из золотого сборника, и Юлю это позабавило - настолько соответствовал кантри-облик Чарли кантри-музыке Роджерса.
    Пили мало - всего одна бутылка на пятерых. И не из-за раннего часа, а потому, что каждый понимал: впереди важное дело. Едва стихла музыка, Чарли обвел пристальным взглядом экипаж "Крейда".
    - Выкладывайте, друзья мои. Вижу, что повеселиться на природе - только часть вашей затеи.
    - Ты хоть когда-нибудь ошибаешься? - усмехнулся Джейсон.
    - Еще как... Но не сейчас.
    - Ладно, без обиняков. Нам нужен корабль.
    - Корабль? - Чарли вздернул седые брови. - Но у вас есть корабль, ведь не на крыльях вы прилетели.
    - Есть, он на орбите. Мы могли бы подарить его тебе, но услуга, знаешь, сомнительная. Это угнанный полицейский корабль.
    - Ого! Не подался ли Джейсон Рок в пираты?!
    - Хм... Думай что хочешь, но держись подальше от этого корабля. Сам по себе он никак тебя не компрометирует, ты не обязан следить, что там на орбите болтается. Но если ты вздумаешь снять с него пару-другую железок...
    - Будь уверен, не вздумаю. Итак, корабль...
    - Да. На суперлайнер не рассчитываем - что угодно, лишь бы дотянуло до планеты Трай.
    - Джейсон, у меня не верфь, а свалка. Мою собственную латаную-перелатаную посудину я продать не могу, не пешком же мне ходить по космосу. А остальное...
    - Потому я и говорю - что угодно.
    Чарли Кемп задумчиво помолчал.
    - Есть один мусорный ящик, называется "Неудержимый". Не совсем готов, доделываем потихоньку с Лаки. Как у вас со средствами?
    - Флойды.
    - Не больно ходкая валюта. Горячие?
    - Что?
    - Жареным припахивают, спрашиваю?
    - А... Немного есть.
    - Паршиво. Но пожалуй, я сумею пустить их в оборот, хотя и рискую... Только ради тебя, Джей. Десять больших.
    - Десять тысяч флойдов?!
    - Что, дорого?
    - Дешево, это меня и настораживает! Какой такой корабль можно купить за десять больших флойдов, да ещё горячих?
    - Джей, мы договорились, что суперлайнеры здесь не продаются. Смотреть будете?
    - Куда же деваться... Показывай.
    Пропустив рюмочку, Чарли нахлобучил широкополую шляпу вроде стетсоновской, отчего стал для Юли совсем похожим на киношного кантри-персонажа. Она улыбнулась ему, и он в ответ показал два пальца знаком победы (хотя у Кемпа этот жест мог означать и что-нибудь другое).
    С пригорка, куда Чарли Кемп вывел команду "Крейда"... Впрочем, теперь бывшую команду "Крейда", как они надеялись, открылся вид на кладбище кораблей. Юля ахнула и остро пожалела, что отказалась от предложения увидеть это сверху, со слейдера.
    Для неё тут был скорее музей, чем кладбище. Нагромождение тысяч обожженных в ядовитых атмосферах недружелюбных планет, пробитых астероидами, развороченных ударами крашеров и совершенно неповрежденных внешне корпусов представляло все типы кораблей, созданных форсерами, от маленьких до огромных. Многие выглядели жалко - лежащие на боку ржавые цистерны - но некоторые по-прежнему горделиво устремляли шпили в небеса, точно готовые стартовать в дыму и пламени. У Юли сердце защемило. Ни один из них никуда уже не полетит... Может быть, кроме нескольких, отремонтированных Чарли Кемпом. Безмолвие над кладбищем, тщета стремлений разумных существ... И это было бы так, если бы не строились и не взлетали новые корабли.
    Джейсон, для которого такие зрелища новизной не блистали, был далек от романтико-героических ассоциаций.
    - Где наш "Неудержимый"? - деловито спросил он.
    - Там, - показал Чарли Кемп. - На краю поля.
    Они подошли к небольшому сравнительно кораблю, покоящемуся на трех телескопических опорах. Лифт, как ни странно, работал и даже не слишком дребезжал, поднимая прибывших в навигационную рубку.
    Из десяти белых панелей на потолке светились только четыре, зато индикаторы всех блантов весело подмигивали. Джейсон сел к пульту, включил программу определения пространственных координат... Попытался включить. Кнопка провалилась в недра клавиатуры, и вытащить её никак не получалось.
    - Клавиатуры я ещё не проверял, - извиняющимся тоном прокомментировал Чарли. - Заменим, у меня запас...
    Айсинг открыл дверцу распределительного щитка. Она осталась в его руках, а в нише заискрило, поползли тонкие змейки едкого дыма.
    - Это всего лишь внутренняя связь, - сказал Чарли. - Она вам и не к чему. Зато двигатели...
    - Посмотрим, - Джейсон запустил двигатель на холостом ходу.
    Корпус "Неудержимого" затрясся, как в припадке эпилепсии. Продолжалось это секунд тридцать, потом что-то чавкнуло, лязгнуло, и все стихло.
    - Попробуй турбо-режим, - посоветовал Чарли, пряча глаза.
    Джейсон не успел ответить - в этот момент Юля уселась в дальнее кресло. С плачущим скрежетом оно опрокинулось, девушка схватилась за пульт и упала вместе с половиной панели, откуда свисали обрывки проводов. Двигатели, уже без провокаций Джейсона, предприняли вторую попытку запуститься. Она закончилась так же, как и первая, но плюс ко всему погас почти весь свет.
    - Хороший корабль, - заметил Айсинг, помогая Юле подняться. - И название хорошее, правильное. "Неудержимый"! Уж если здесь что посыпалось, никто не удержит.
    - Чарли, - Джейсон встал и приблизился к сконфуженному Кемпу. - Вот скажи, а ты рискнул бы выйти в космос на этой штуке?
    - Гм... Разве спасая свою шкуру...
    - Как раз спасая свою шкуру, я на ЭТОМ и на два сантиметра от планеты не оторвусь!
    - Джей, я говорил, что он не доделан. Вам ведь только до Трая...
    - ТОЛЬКО до Трая! Пятнадцать световых лет!
    - Вот если бы вы могли задержаться... Дней на пятьдесят, на шестьдесят... Тогда, возможно, мы вместе довели бы этот корабль до ума.
    - У нас нет шестидесяти дней, - резко сказала принцесса. - Кемп, мы заплатим вам в десять, в двадцать раз больше. Но нам нужен корабль, а не груда лома!
    - Ваше Высочество, я живу на свалке, - обиделся Чарли. - А на свалку свозят лом. Понимаете? Лом! "Неудержимый" по крайней мере садился сам, а не в транспортировочной гравикапсуле.
    - Сесть и взлететь - не одно и то же.
    - Я гарантирую, что он взлетит.
    - Послушай, Чарли, - примирительно молвил Джейсон. - Прекрати валять дурака. Нам нужен корабль, понимаешь?
    - Знаю, что ты думаешь, - Чарли осторожно сел в кресло, памятуя о Юлином опыте. - Что корабль у меня где-то припрятан, а "Неудержимого" я показал вам, чтобы взвинтить цену на тот, другой.
    - Ты угадал.
    - А ты - нет. Джейсон, дай мне миллион или приставь лоддер ко лбу - у меня нет другого корабля.
    - Нет?
    - Нет.
    По тому, как Чарли Кемп покачал головой, Джейсон понял: он не лжет и не набивает цену.
    23
    Энтангл-курьер Н - 46 - 885 - 900
    Совершенно Секретно
    Срочно
    Директору Имперской Службы Безопасности
    Алгертайну ван Корнену
    Дополнение к специальному рапорту Н - 49
    Считаю необходимым обратить Ваше внимание на некоторые обстоятельства нападения на легкий крейсер Дестини Д 855 16. Как было отмечено в специальном рапорте, примененные преступниками методы проникновения на борт крейсера остаются неустановленными, но сам факт такого проникновения говорит о высокой технологической оснащенности и мощном интеллектуальном потенциале преступной группы. Кроме того, по утверждениям капитана Боара и первого помощника Родни Ридлера (имеются свидетельские показания и других членов команды) на борту Д 855 16 был замечен по меньшей мере один скайгер. Несмотря на то, что до сих пор мы считали скайгеров чем-то вроде космического фольклора, достоверность показаний сомнений не вызывает. Само собой разумеется, что нет и не может быть никаких оснований приписывать скайгерам сверхъестественный потенциал к нарушению законов физики, однако вероятность использования преступниками прирученных животных в качестве оружия пробуждает тревогу, с таким мы прежде не сталкивались. В связи с вышеизложенным считаю желательной Вашу личную беседу с капитаном Боаром и первым помощником Ридлером. Если вы примете такое решение и сообщите мне об этом энтангл-курьером, упомянутые офицеры незамедлительно вылетят на Адалион.
    Искренне Ваш
    Лон Кито, полномочный представитель ИСБ на Дестини
    .
    24
    Чарли Кемп сказал, что ему нужно покормить лонгов (местный аналог свиней), и оставил своих гостей вчетвером в доме. Не только из деликатности - иногда полезно знать, о чем говорят гости в отсутствии хозяина. А им скрывать от Кемпа было особо нечего, и мысль о камерах и микрофонах Чарли не слишком стесняла их.
    - Дилемма, - определил Айсинг уныло. - "Крейд" или "Безнадежный"...
    - "Неудержимый" - поправил Джейсон. - От окончательного развала.
    - Ты уверен, что он не дотянет до Трая? Ведь не убийца же Чарли Кемп.
    - Не исключено, что и дотянет, но о форсированных режимах придется забыть. А с тем ускорением, какое я максимально рискну дать "Неудержимому", весь наш выигрыш времени растает, как лед в виски. Не забудь и о том, что пусть не пятьдесят, но пять дней точно уйдет только на самый необходимый ремонт, профилактику и тесты.
    - Хватит, - жестко произнесла принцесса. - Оставьте эти прикидки. Ни с ремонтом, не без ремонта ноги моей не будет на "Неудержимом". Тема закрыта.
    - Остается "Крейд", - кисло сказал Айсинг.
    - Не выход, - ответил Джейсон Рок. - Порядки на Трае либеральные, но не настолько, чтобы спокойно пропустить корабль, который разыскивает ИСБ.
    - Не поселиться ли нам на Дарде? - с полной яда иронией предложил Айсинг Эппл. - Построим хижину в лесу. Проснулись утром - хорошо, лонги хрюкают...
    Тут уж взорвалась Юля, она была не в настроении для черного юмора.
    - Я не согласна до старости слушать, как хрюкают твои лонги!
    - Да никто не согласен, - успокоил её Джейсон. - Но видимо, Трай отпадает, придется поискать другой вариант.
    Возвратился Чарли Кемп с кувшином какой-то белесой жидкости.
    - Млечный сок дерева хоус, - рекомендовал он. - Попробуйте, вкусно и питательно.
    - Не до сока, - с досадой отмахнулся Джейсон.
    - Выпейте, - Чарли разлил сок по стаканам, - и послушайте меня...
    - Если насчет "Неудержимого"...
    - Да нет, - выпив большими глотками стакан сока, Чарли подсел к столу. - Понимаешь ли, Джей, такое дело...
    - Какое? Есть все-таки корабль?
    - И да, и нет.
    - Что за чудеса? - насторожился Джейсон.
    - Выпей, выпей сок, - мягко настаивал Чарли. - Вкусно... Так вот, тут к западу в горах действительно есть корабль. Не из тех, что привозят на кладбища. То ли он потерпел аварию, то ли ещё что - на вид он цел и невредим...
    - Какого класса корабль?
    - Вот тут и начинается самое интересное, мой нетерпеливый друг. Я не знаю, какого класса этот корабль. Я раньше никогда таких не видел. На него случайно наткнулись аборигены, рассказали мне. Я проник внутрь, это оказалось нетрудно... И вот что я скажу тебе, Джей. Этот корабль построен не форсерами, что понятно и снаружи, а уж внутри...
    - Как? - опешил Джейсон. - Ты ничего не путаешь?
    - Ты думаешь, я мало насмотрелся на корабли, плохо в них разбираюсь? Джей, этот корабль построен не нашей цивилизацией. Ни мы, ни стрэглы не строили таких кораблей никогда, ни в один исторический период. Но я напрасно об этом говорю - тебе достаточно будет взглянуть на него, и ты убедишься, что я прав.
    - Но этого не может быть! - воскликнула Элис. - В Галактике только форсеры достигли уровня межзвездных полетов! Самые развитые из диперов в лучшем случае могут слетать на спутник своей планеты!
    - Не все так однозначно, - пробормотал Джейсон. - Если вспомнить, как мы попали сюда... Эти облака...
    - В общем, так, - подвел итог Чарли Кемп. - Предлагаю сделку. Ваши десять больших - и я показываю дорогу. Имейте в виду, я не знаю, исправен ли корабль, сумеете ли вы им управлять, будет ли от него какая-то польза. Видите, я откровенен... Десять стоит только дорога. А сам корабль... Возможно, кто-то дал бы за него миллиарды. А может, и нет. Честно говоря, я побаиваюсь с ним связываться. Суеверие какое-то... Или в этом роде.
    - Значит, - осведомился Джейсон, - ты никому о нем не рассказывал?
    - Конечно, нет.
    - Полагаю, - неуверенно проговорил Айсинг Эппл, - мы мало что потеряем, если посмотрим.
    - Резонно, - кивнул Джейсон. - Сделка заключена, Чарли. Ты получишь свои десять... Но ни флойдом больше, даже если мы улетим на этом корабле.
    - Ох, - вздохнул Чарли Кемп. - Может, избавлюсь от него наконец. Сидит, как заноза.
    25
    Это был тяжелый полет даже для слейдера, отлично приспособленного к погодным капризам. Грозы на Дарде начинаются и заканчиваются внезапно, и если уж гроза началась, а вы в воздухе и мчитесь к её сердцу, будьте уверены: аттракцион вам обеспечен.
    Скорость ветра была такова, что несмотря на все ухищрения Джейсона слейдер швыряло, как пушинку. Молнии сверкали во мгле, порой взрываясь совсем рядом. Безопасности слейдера вообще-то не угрожало и прямое попадание молнии, но приятного было мало. Чак тихонько подвывал под креслом, звенели струны подпрыгивающего стринджа, дождь хлестал наотмашь. Видимость при включенных прожекторах ограничивалась сотней метров, но Чарли ухитрялся как-то ориентироваться и заверял Джейсона, что они не сбились с пути.
    Как и следовало ожидать, машина покинула грозовую зону без всякого плавного перехода. Внизу тянулась горная гряда, сверкали снежные шапки. Чарли распорядился сбросить скорость и отвернуть немного к западу.
    Первой корабль увидела Юля, но промолчала, не будучи уверена в том, что это и есть корабль. На дне глубокого ущелья лежал разомкнутый черный тор (надкушенный великаном бублик, как Юля подумала, ища подходящее определение формы). Размеры исполинской подковы поражали; когда слейдер по указанию Чарли пошел на снижение, он потерялся в тени гиганта. Одна только грандиозность левиафана исключала любые сомнения: форсеры никогда не строили ничего подобного. Титанические отражатели могучих двигателей говорили о небывалой мощи, а впереди блестел ещё один парабалоид, окруженный таинственными устройствами странной конфигурации.
    Слейдер медленно летел вдоль аспидно-черного корпуса, омытого недавним дождем.
    - Где садиться? - обратился Джейсон к Чарли Кемпу. - Ты был внутри, где вход? Если мы сядем вдали от люка, пешком доберемся до него к послезавтрашнему утру.
    - Еще вперед... Вот здесь.
    Джейсон посадил машину на скалы, но не увидел никаких признаков люка.
    - Точно здесь?
    - Да, сейчас поймешь. Нужно подойти поближе.
    Россыпь скользких от дождя каменных обломков грозила падением с непредсказуемыми последствиями, но всем как-то удалось удержаться на ногах. Впереди шел Джейсон; вдруг он остановился. Что-то глухо заворчало за черной поверхностью, на ней появилась слабо светящаяся тонкая окружность, как обод громадного колеса. И сразу раскрылась диафрагма люка, метров пятидесяти в диаметре, хотя прежде в этом месте не было и намека на вход. Внутри все тонуло в темноте, лишь отдельные огоньки загорались и гасли.
    - Добро пожаловать, - сказал Чарли.
    - Но люк так высоко, - заметила принцесса.
    Чарли вытянул руку. Тотчас темноту поглотил мерцающий туман, и выкатился пологий решетчатый пандус. Идти по нему не пришлось: невидимая как порыв ветра сила перенесла всех пятерых внутрь корабля.
    Они стояли в начале изогнутого коридора под какими-то немыслимыми раскидистыми сводами, среди золотистых полуколонн. Издали доносились негромкие, ритмичные, повторяющиеся сериями звуки, их можно было назвать музыкальными, если бы не механистичность. Голубой свет бился в ниспадающих с потока бесконечным водопадом дышащих волнах, колыхались в круглых нишах цветные вуали легчайшей ткани, перелистывались виртуальные экраны, как страницы книг, заполненные молчаливой суетой непонятных символов.
    Никто ничего не говорил, даже Чак притих в своей сумке, а уж он-то не упускал случая по любому поводу съязвить на кошачьем языке. Первым высказался Чарли Кемп, и надо признать, необязательным образом.
    - Теперь ты видишь, Джейсон?
    - Посмотреть на это стоило десять больших, Чарли... Но мне хотелось бы попасть в рубку или что тут вместо нее.
    В ответ на эти слова откуда-то выплыла прозрачная голубая стрела и повисла, покачиваясь, в полуметре от лица Джейсона.
    - Что за Джонг? - удивился тот.
    Чарли Кемп хмыкнул.
    - Ты ведь озвучил свое желание попасть в рубку? Вот и иди за стрелой. У цели она станет красной, потом рассыплется искорками.
    Стоило Джейсону сделать шаг, как стрела двинулась по воздуху впереди него и снова замерла, когда он остановился. Уступая любопытству, Юля ткнула в стрелу пальцем.
    Ее рука прошла насквозь, но не свободно, как через голограмму. Внутри стрелы ощущалась вязкость, температура там была выше, чем вокруг, и ладонь Юли словно защекотали лапки десятков снующих насекомых.
    - Ой, - она испуганно отступила.
    - Юля, - попросил Айсинг, - пожалуйста, воздержись от экспериментов хотя бы временно. В следующий раз тебе может оторвать руку... А потом мы выясним, что корабль строили однорукие существа, и их программа тебя исправила.
    Вообразив такое, Юля быстро спрятала руки за спину.
    Джейсон задумчиво посмотрел на стрелу и переменил свое намерение.
    - Коль скоро нас готовы отвести куда угодно, лучше начать с двигателей. Если они основаны на тех же принципах, что и наши, и мы сумеем это понять, тогда я в игре.
    Стрела ответила Джейсону изменением цвета и направления - она стала желтой и показывала налево.
    - По крайней мере, нас понимают, - сказал Айсинг.
    - В мышеловку кладут сыр, - опасливо произнесла Юля, все ещё под впечатлением от предостережения Айсинга, - как раз потому, что понимают мышиные вкусы.
    Вдоль мягко освещенных коридоров через равные промежутки стояли резные каменные вазы, над которыми вспыхивали, распускались, свертывались и исчезали пышные цветы. Инженеру Юле, воспитанной на идеях рационального проектирования, было непонятно присутствие этих ваз на космическом корабле. Да, они очень красивые - лазоревые, нефритовые, темно-обсидиановые - но каково их функциональное назначение? Может, так замаскированы некие вспомогательные устройства?
    Айсинга же вазы ничуть не удивляли - он вырос в условиях цивилизации с иной идеологией, где роскошь и красота успешно теснили функциональность. На кораблях Айсингфорса не считалось недопустимым решением запрятать кабельные разъемы в неудобное место, чтобы освободить стену для картины. В хорошем обществе употребление слова "практичный" в позитивном контексте граничило с дурным тоном, если не с непристойностью.
    Каждая из многочисленных дверей в коридорах имела свой рельефный орнамент, непохожий на другие. Желтая стрела проплывала мимо всех этих дверей, и туда пока никто не заглядывал.
    В машинное отделение, где распалась искристым облачком желтая стрела, помог попасть невидимый лифт. Здесь, конечно, никаких украшений не было, а навязчиво-механические ритмы слышались громче. Джейсон и Айсинг бок о бок пробирались в узких проходах среди громадных сложнейших машин, остальные ждали их у лифта.
    Что же, - Джейсон положил руку на хранящий тепло металлический кожух. - Выглядит все это необычно, но не настолько, чтобы растеряться. Основные принципы явно те же... Как и мы, они используют корд-переходы. Вот аннигилятор трансфойла, он заправлен и готов к работе. Может быть, кораблю не одна тысяча лет, но я почти уверен, что он в порядке.
    - Понадобится множество тестов.
    - Обязательно, только пилотское чутье редко обманывает, Айс.
    Вернувшись к лифту, Джейсон заговорил с Чарли Кемпом:
    - Ты ведь осматривал все это раньше. Как ты думаешь...
    - Нет, нет! - Чарли замахал руками. - Я тут исследованиями не занимался! Говорю же, я боюсь этого корабля...
    - Гм... Ну, ладно, идем в рубку.
    Уже знакомая голубая стрела возникла из ниоткуда.
    В рубке, где черные стены сходились под невероятными углами, не оказалось пультов и экранов. Точнее, экраны тут были, но они трепетали развевающимися лентами над вогнутыми чашами, полными разноцветных светящихся шаров. Одни лишь кресла походили на кресла и ни на что иное.
    Усевшись перед чашей, Джейсон прикоснулся к гладкой поверхности ближайшего к нему красного шара. Экран перестал изображать собой флаг на ветру, натянулся и выгнулся, как парус. Причудливо угловатые зеленые буквы с залихватскими хвостами понеслись по нему повторяющейся бегущей строкой.
    НАЧАЛЬНЫЙ ЦИКЛ СТАРТА - МАСТЕР НАВИГАТОРА - ПРОЦЕДУРА НОЛЬ - ОТКРОЙТЕ ЭМИТТЕРЫ ОСЕЙ С ПЕРВОЙ ПО ВОСЬМУЮ - НАЧАЛЬНЫЙ ЦИКЛ СТАРТА...
    Джейсон убрал руку. Экран погас.
    - В общем, я примерно того и ждал, - признался Джейсон.
    - Чего? - поинтересовался Айсинг Эппл.
    - Линкос, понятный нам язык. После этих стрел и машинного отделения... Терминология, естественно, отличается от нашей, но вначале я опасался другого - принципиальной непостижимости этой штуки. А теперь заявляю ответственно: берусь научиться управлять, не будь я пилот "Алмазного Креста". Чарли, я подписываюсь на твои акции.
    - Я согласен с Джейсоном, - присоединился Айсинг. - Помогу, чем сумею... Кто бы ни построил корабль, это не абсолютно чуждый разум из абсолютно чуждых измерений. Правда, линкос меня смущает.
    - Почему? - спросила Юля.
    - Если у них в ходу линкос, они должны быть не только очень близки нам, но и обитать где-то рядом... Почему же мы никогда не сталкивались с ними?
    - Возможно и другое объяснение, - произнесла Элис.
    - Да? - Айсинг повернулся к ней.
    - Неизвестно, сколько лет - или сотен, тысяч лет - этот корабль лежит здесь. Все его системы работают... Он мог анализировать переговоры, Н-передачи... И постепенно перейти на линкос по какой-то своей программе.
    - Может быть, может быть... - Джейсон машинально кивал. - Но мне кажется, дело совсем в другом.
    - И в чем же? - Элис немного обиделась за свою гипотезу.
    - Не знаю, но что-то здесь не сходится... Или наоборот, слишком хорошо сходится. Джонг, такое ощущение, что все и проще и сложнее одновременно. Но вот конкретно... Нет. Не могу уловить.
    С беспечной улыбкой Айсинг плюхнулся в кресло.
    - А! Не все ли равно? У нас есть корабль! Пусть он прибыл хоть из-за Темной Стены...
    Юля мгновенно среагировала вопросом, который удивил бы Чарли и принцессу, не будь первый слишком подавлен, а вторая занята течением собственных мыслей.
    - Что за Стена?
    - На самом деле это не стена вовсе, - рассеяно объяснил Джейсон. - Так называют область Галактики, недостижимую и непроницаемую. Никто даже не видел этой самой Стены - она отклоняет любые излучения, не говоря о материальных телах. И никто не знает, что может скрываться за ней...
    - Оттуда или нет, выбирать нам не приходится, - сказала Элис. - Но этот корабль неприметным не назовешь...
    - Ну и что? - откликнулся Айсинг безмятежно. - Никому не запрещено летать на странных кораблях, не разыскиваемых ИСБ, и что важнее - никому не дозволено останавливать их для досмотра только из-за внешнего вида. Да и нужен он нам всего для перелета на Трай... А там, да помогут нам космос и звезды, у нас появится корабль уже самый неприметный.
    26.
    В подъезд огромного мрачного здания штаб-квартиры Имперской Службы Безопасности (кажется, здания спецслужб на любых планетах и в любых цивилизациях бывают исключительно огромными и мрачными) капитан Боар и Родни Ридлер вошли не без робости. Им выделили сопровождающего - молодого офицера, который провел их в приемную Алгертайна ван Корнена.
    Ни Боару, ни Ридлеру не доводилось бывать тут раньше. Они исподтишка осматривали громоздкую основательную мебель, тяжелые люстры и картины в солидных рамах. На одной из картин - портрете Императора - и остановился изумленный взгляд капитана Боара.
    Это был не официальный портрет. Художник изобразил Императора в домашней обстановке, отдыхающим в кресле у камина. На коленях властителя дремал маленький зверек.
    Взволнованный Боар обратился к сопровождающему офицеру.
    - Скажите, этот портрет...
    - Да? - офицер подался к Боару, весь - предупредительность.
    - Он ведь с натуры написан?
    - Конечно. Вы увлекаетесь живописью? Художник - Ян Танди.
    - А этот зверек, на коленях Императора...
    - Многие спрашивают, - улыбнулся офицер. - Не видели таких? Очень редкий зверек, возможно, последний экземпляр вымирающего вида с планеты Земля. Подарен Императору Советом Благочестия, называется - кошка. Извините, я обязан доложить о вас директору...
    - Да, разумеется, - кивнул Боар.
    Офицер исчез за высокой полированной дверью, а Боар украдкой взглянул на секретарей, сосредоточенно работающих за блантами в дальней части комнаты, и тихо сказал Ридлеру:
    - Посмотрите внимательно на эту кошку, Родни.
    - Понимаю... Очень напоминает нашего скайгера?
    - Чрезвычайно напоминает! Родни, я не уверен, что режим увеличения той камеры был отключен. А вы?
    - И я не уверен... Мы должны сообщить об этом сходстве ван Корнену.
    В приемной вновь возник офицер.
    - Вас просят, войдите.
    Алгертайн ван Корнен выглядел усталым и хмурым. Дело о нападении на крейсер Дестини было далеко не единственным, что тревожило его в последнее время. Беспорядки на планетах Криптон и Брок, заговор на Триконе - всего в четырех световых годах от Адалиона! - торговля оружием в секторе Бести... К тому же Император лично просил его заняться проверкой слухов об участившихся появлениях неизвестно откуда таинственных космических аппаратов. А что тут можно проверить, если кроме слухов, существует лишь несколько нечетких видеозаписей, на которых толком ничего не разберешь?
    После формальных приветствий ван Корнен кивком предложил Боару и Ридлеру сесть.
    - Я просил вас прибыть на Адалион, - начал директор ИСБ, - потому что определенные обстоятельства...
    - Связанные со скайгером, не так ли? - нетерпеливо и совершенно недипломатично перебил Боар.
    Бледные губы Алгертайна ван Корнена сжались в узкую полоску.
    - Отчасти, - холодно сказал он после красноречивой паузы.
    - Мы видели портрет Императора в вашей приемной... Прекрасный портрет...
    - Благодарю, - ответил ван Корнен тоном человека, которого ничто не способно вывести из равновесия. - Я тоже считаю его выдающимся произведением искусства.
    - Этот зверек, кошка... Очень похож на нашего скайгера. А так как мы видели скайгера только на экране... Режим увеличения мог быть включен, а если зверек испугался чего-то, был сильно возбужден... К сожалению, когда нашли крейсер, пленка из черного ящика оказалась стертой, и мы не можем показать вам...
    - О пленке я знаю из отчета комиссии, - директор ИСБ зачем-то передвинул папку на столе. - Но на Дестини нет кошек. Она не могла спрятаться на корабле, к тому же ваши детекторы не обнаружили перед стартом посторонних существ.
    - Значит, пираты привезли её с собой. Но возможно, мы и ошибаемся. Скайгер был черным, а кошка на портрете белая... Или такие звери меняют цвета?
    - Не меняют, - ван Корнен покачал головой. - Мне мало о них известно, но я знаю, что когда-то они были широко распространены на Земле, разные породы, и цвета разные. А также я знаю, что Диана, кошка Императора - пусть и редкий, но не единственный экземпляр. Существует по меньшей мере ещё один. Взгляните.
    Из ящика старомодного деревянного стола ван Корнен достал конверт и вынул из него несколько листов тонкого пластика. Это были снимки, сделанные посетительницей бара на Лас-Вегасе во время триумфального выступления Джейсона Рока. На одном из них широкоугольный объектив камеры запечатлел и Чака, выглядывающего из-под табурета около барной стойки. Кот получился просто великолепно. Четко выделялось белое пятно в форме сердечка на груди.
    Боару и Ридлеру не понадобилось много времени на опознание.
    - Это он, - единодушно заявили капитан и первый помощник, а Боар добавил: - Какого мы сваляли дурака!
    - Почему же? - возразил ван Корнен. - Скайгер или не скайгер, но пираты были самые настоящие, и кстати, очень опасные. Те, о ком вас и предупреждали незадолго до нападения. Команда Айсинга Эппла и Джейсона Рока.
    Капитан Боар продолжал рассматривать фотоснимки.
    - Итак, скайгера не было, - пробормотал он. - Тогда непонятно, как же пираты проникли на борт... Я готов поверить, что и пиратов не было, а миллион флойдов испарился сам собой, и пленка тоже сама стерлась!
    - Полагаю, - усмехнулся ван Корнен, - нет необходимости прибегать к столь экстравагантным гипотезам. Эти Айсинг Эппл и Джейсон Рок - самые изворотливые негодяи в Галактике, а вся их история - пожалуй, самая загадочная, с какой мне приходилось сталкиваться. Если бы они одни! Есть ещё девушка, о которой вообще ничего не известно... Но я достану их, обязательно. Вот тогда и узнаем, как они пробрались на борт крейсера.
    27.
    Джейсон и Айсинг напряженно работали, осваивая системы управления нового корабля. Им помогала Элис, но Чарли Кемпа не удалось соблазнить никакими деньгами, на корабль он предпочел больше не возвращаться. Для Юли занятий не придумали, и она скиталась по каютам в поисках чего-нибудь стоящего внимания. Изыски вроде вырастающих из-под пола чашевидных кроватей или самонакрывающихся столов давно стали для неё тривиальностью, и она надеялась наткнуться на что-то по-настоящему интересное.
    Перед одной из кают она стояла особенно долго, разглядывая орнамент на двери, потом нажала ручку и вошла. Стены здесь переливались ртутным блеском, под овальным потолком источали свет горизонтальные шуршащие ленты, наподобие новогодней мишуры. Крышка белого столика состояла из пяти плавно перетекающих один в другой ярусов или уровней (ровных поверхностей как элементов дизайна на корабле почти не было). На верхнем ярусе виднелся черный квадрат, который Юля поначалу приняла за контрастное украшение. Она подошла ближе...
    Перед ней лежал пластмассовый футляр компакт-диска, самый обыкновенный, в каких эти диски на её родной планете, в её родном городе продавались на каждом шагу. Не новый, потертый и поцарапанный. А на бумажной вкладке, вставленной под прозрачную обложку, была помещена фотография улыбающегося темнокожего музыканта, и рядом с ним желтыми буквами значилось:
    THE BEST OF CHUCK BERRY
    Лучшие вещи Чака Берри?! Юля зажмурилась, открыла глаза - футляр был на месте. Тогда она протянула руку и осторожно, точно опасаясь голографической подделки, взяла его.
    Никакой подделки - твердая гладкая пластмасса. Юля раскрыла футляр, в глаза ей ударило радужное сияние компакт-диска. Шестнадцать песен... "Made in Germany".
    Юля захлопнула футляр и огляделась. Если есть диск, должно быть и то, на чем его можно проиграть, верно? Не увидев в каюте ничего похожего, она принялась ощупывать столик. Что-то подалось под крышкой, опустился один ярус, поднялся другой, и выкатился на белый пластик плейер для компакт-дисков, тоже явно произведенный не на заводах неведомой цивилизации. Обычный плейер с наушниками, "Made in Taiwan".
    И секунды лишней не захотела Юля оставаться в каюте. Ей не терпелось поделиться открытием с Джейсоном и Айсингом, и она помчалась по коридору в рубку.
    Айсинг и Джейсон конечно, были там (а Элис не было, по их просьбе она считывала и переписывала данные в машинном отделении). Джейсон стоял у крайнего справа пульта, как они по инерции называли эти чаши с цветными шарами. Когда возбужденная, встрепанная, запыхавшаяся Юля, готовя сюрприз, прокралась в дверь за их спинами, он озабоченно говорил Айсингу:
    - Тут сам Джонг не разберется. Понятно, что пульт связан с тем носовым отражателем, понятно даже, что этот лиловый шар запускает... Вот что запускает, Джонг побери? Это не двигатель, это не корд-трансгрессор. И не оружие - по всем признакам, тут генерируется тип излучения, близкий к волновой структуре видимого света, лишенный разрушительного воздействия на что бы то ни было...
    Незамеченная пока Юля не решалась сразу прервать такой серьезный разговор, но её терпения не могло хватить надолго.
    - Какой-то прожектор или локатор? - предположил Айсинг.
    - Снова нет! Прожектор не подходит, эта штука импульсная, а локаторов и так полно, к тому же нет рецепторов для отраженного излучения с такими характеристиками.
    - Так запусти, и увидим... Лиловый, говоришь?
    - Сперва желтый. Но ради Космоса, Айс, не трогай...
    - Джей! - не выдержала Юля. - Смотри, что я нашла!
    Двое у пульта вздрогнули и обернулись. Юля подпрыгнула, вручила Айсингу плейер, а Джейсону компакт-диск.
    - Что это? - Джейсон повертел футляр в руках. - Погоди-ка, да это же Чак Берри! Как на портрете в пещере хиппи!
    - Он самый! - радостно подтвердила Юля.
    - А внутри... - Джейсон подцепил ногтем крышку. - Гм... Похоже на диск для бланта, но побольше.
    - Не для бланта! - воскликнула Юля со смехом, она смеялась не над Джейсоном, а потому, что ей было хорошо и весело. - Музыкальный компакт-диск! Как наши виниловые, но не механическая запись, а лазерная. И вот, у Айса - проигрыватель для него!
    - Что-то вроде майндера? - не совсем уверенно сказал Айсинг.
    - Нет! - Юля снова засмеялась и выхватила у Айсинга плейер. - Многому вы меня научили, теперь я буду вас учить! Это чтобы слушать музыку. Сюда вставляется диск. Это наушники - не для передачи в мозг, а чтобы просто слушать, понимаете? Конечно, нужно электричество, как для того проигрывателя из пещеры.
    - А как же остальные будут слушать? - спросил Джейсон.
    - Никак... По очереди!
    - Так не пойдет. Мы этот проигрыватель подключим к акустической системе и будут все вместе слушать Чака Берри!
    - Гениально, Джей! Но ты погляди, а содержание диска! "Back To Memphis", "Roll Over Beethoven", "Johnny B. Goode", "Rock,n, Roll Music"...
    - Та, что у "Битлз"?
    - Конечно!
    - И у Чака Берри лучше, чем у "Битлз"?
    - Ну, не знаю, - Юля пожала плечами. - Дело вкуса. Но Чак Берри сочинил эту песню, разве не интересно послушать, как он сам поет?
    - Подождите, - вмешался Айсинг Эппл. - Это все замечательно, однако нет ответа на главный вопрос - откуда тут взялся этот диск?
    - Тоже мне главный вопрос, - фыркнула Юля. - А откуда взялись те диски в пещере? А откуда я тут взялась? Вот вопрос потруднее, правда? А что толку голову ломать попусту? Давайте послушаем, раз он есть.
    - Послушаем в пути, - отозвался Джейсон.
    - О... Мы уже отравляемся?
    - Скоро. Мы почти готовы, за исключением кое-каких мелочей.
    - Здорово! А я уверена, что самую большую мелочь вы упустили. Огромную такую мелочь...
    - Какую? - Джейсон прищурил правый глаз.
    - Имя! Название корабля. У славного корабля должно быть славное имя.
    - Юля, если бы мы тратили время на придумывание имени...
    - Не надо, я уже придумала. "Ринго"!
    - Почему "Ринго"?
    - В честь Ринго Старра, а ещё потому, что корабль похож на кольцо. Принимается?
    - Принимается, а? - Джейсон с улыбкой посмотрел на Айсинга.
    - "Ринго" так "Ринго", - сказал тот. - Как хотите, лишь бы довез до Трая... Впрочем, довезет, я в него верю. Меня не это беспокоит, а возможные осложнения на орбите.
    - Орбитальные патрули планеты Трай - декорация, - произнес Джейсон, ещё почище, чем на Лас-Вегасе. Вот явись мы на "Крейде", деваться им было бы некуда, пришлось бы нас сдавать.
    - А если нас все-таки поймают? - Юля поежилась.
    - Значит, поймают, - Джейсон развел руками. - Но не спеши падать духом заранее. На нашей стороне великая триада планеты Трай.
    - Кто на нашей стороне? - не поняла Юля.
    - Триединый союз. Законодатели Трая, принимающие сверхлиберальные законы под газетный шумок о правах и свободах; дельцы, которые им за это платят; продажные сверху донизу власти. В такой обстановке влипнуть - надо очень постараться.
    Вошла Элис. В руках она держала карандаш и листы бумаги, пожертвованные из своих запасов Чарли Кемпом.
    - Устала, как будто в одиночку сотворила мир, - пожаловалась она. Перерисовывать ваши загогулины - занятие не для нежных девушек... Ой, что это у вас?
    - Диск с музыкой Чака Берри! - гордо объявила Юля, точно представляла этот диск застывшей в предвкушении чуда аудитории.
    - Чака Берри? Того самого? Музыка в его собственном исполнении?
    - Ну да!
    - С ума сойти. Джей, у нас остался "Баллантайн"?
    - Какой "Баллантайн"! - возмутился Джейсон. - Если мы хотим стартовать завтра, нам нужно еще...
    - Подумаешь! - Элис небрежно бросила карандаш и бумагу на кресло. Надоели железки до смерти... А тут Чак Берри! Доставайте "Баллантайн" и поехали в гости к Чарли Кемпу.
    Джейсон сделал последнюю попытку образумить капризную принцессу.
    - Элис, нам нужно спешить...
    - Все, Джейсон, все. Дискуссия прекращается, едем слушать Чака Берри. Это слова принцессы Дестини!
    - Джей, мы ведь почти закончили, - поддержал её Айсинг Эппл, наверное, из аристократической солидарности. - Утром просто добавим темпа и все успеем.
    - После "Баллантайна", - проворчал Джейсон, но было видно, что он уже сдался, и немаловажным аргументом послужили сияющие глаза Юли.
    28.
    По аллеям одного из тенистых парков блистательной столицы, Адалиона, неспешно прогуливались двое - Алгертайн ван Корнен и полковник Хеннесси, начальник службы личной безопасности Императора. Ван Корнен понимал, как важно для него склонить на свою сторону этого влиятельного человека - без поддержки Хеннесси задуманная операция едва ли могла бы осуществиться.
    - Перед столь дерзким вызовом, какой бросают Джейсон Рок, Айсинг Эппл и их загадочная королева пиратов, - говорил директор негромко и внушительно, - нам оказываться ещё не приходилось. Мы имеем дело не с обычными преступниками, даже не просто с талантливыми преступниками. Гениальными, сказал бы я. И действия этих бестий преследуют какую-то определенную цель...
    - Действия любых преступников преследуют определенную цель, Алгертайн, - заметил полковник, поддевая сухую веточку носком ботинка.
    - Да, мой дорогой Хеннесси, да. Я имел в виду другое. Последовательность их операций говорит о наличии далеко идущих планов, точнее одного плана, приводимого в исполнение методично, поэтапно, с невероятной продуманностью, просчитанностью каждого шага. Пока они не ошиблись ни разу.
    - Гм... И что же это за план? Политика?
    - Не знаю. Но намерен узнать из беседы с ними.
    - И каким же образом вы пригласите их для беседы? Энтангл-курьером?
    Ван Корнен прохладно улыбнулся.
    - Вот об этом я хотел поговорить с вами, дорогой полковник. Полагаю, ситуация настоятельно требует привлечения сил имперского флота.
    - О... Возможно, если бы мы только знали, куда посылать корабли! Пираты будто развеялись в космосе, как призраки. Они напали на крейсер близ разрыва корда Р - два шесть, но этим кордом не воспользовались. Другие корды сектора слишком далеко, они бы не успели... Но на всякий случай и там были проведены мероприятия по перехвату - безрезультатно... Алгертайн, я рассказываю вам о том, что вы знаете лучше меня. Зачем?
    - Вероятно, для того, чтобы вместе найти выход.
    - Выход! - полковник поднял голову, словно надеялся увидеть этот выход в густых кронах деревьев. - Куда могли деться пираты? Допустим - а об их поразительной технической оснащенности нам известно - они сумели обнаружить в секторе заброшенный, блуждающий корд...
    - Не исключаю, - кивнул директор ИСБ.
    - Но такой корд мог привести их куда угодно!
    - Система кордов, полковник.
    - Что?
    - Система кордов, цепь может привести куда угодно, а протяженность отдельного корда ограничена. Не допускаете же вы, что они открыли целую систему блуждающих кордов и пользуются ей, как частным метрополитеном?
    - Трудно вообразить такое. Хотя, если речь идет о наших гениях...
    - Оставим на десерт малоправдоподобные догадки. Очертим сферу досягаемости отдельного блуждающего корда. Он их где-то выбросил, а уж оттуда им придется добираться обычными кордами.
    - Так или иначе, - сказал Хеннесси веско, - мы не в состоянии напичкать эту сферу имперскими кораблями, как консервную банку рыбой. У флота много других задач.
    - Я этого и не предлагаю.
    - Что же вы предлагаете?
    Алгертайн ван Корнен немного помолчал, следя взглядом за сорвавшимся с ветки листом.
    - Миллион флойдов - вот отправная точка, - произнес он. - Флойды - это не стеллары, имеющие хождение во всей Галактике. С ними можно оперировать не везде, а так как мы договорились ограничиться одним отдельным кордом, круг ещё сужается.
    - Так... Это интересно.
    - Куда бы вы отправились, полковник, заполучив флойды возле разрыва корда Р-два шесть?
    Хеннесси задумался ненадолго.
    - Выбор не слишком велик... Во-первых, секторы Дестини и Кридла, особенно планета Велт... Лас-Вегас и Трай, разумеется... Может быть, Бести, хотя там въедливая полиция и недоверчивая криминальная публика... Пожалуй, все.
    - Отлично. Значит, достаточно блокировать корды этих секторов. Наши пираты либо уже там, и тогда мы перехватим их на обратном пути, либо вот-вот прибудут.
    - Видимо, они уже там. Каким бы медленным ни был корд...
    - Я допускаю задержку, полковник, и вот почему. На их месте я сменил бы корабль. И если новый, заранее подготовленный корабль ждал их где-то, например, на какой-то необитаемой планете, им могло потребоваться время.
    Остановившись в конце аллеи, Хеннесси посмотрел в глаза директору ИСБ.
    - Понятно ваше желание поскорее остановить пиратов, Алгертайн. Но что получается на практике? Придется направить не менее двух кораблей к каждому корду - понимаете, каждому! - а в оживленных секторах и больше. Половина флота, но это ладно. Далее, придется досматривать корабли. Такие действия, мягко говоря, не совсем законны в мирное время. Думаете, вам удастся получить санкцию Императора?
    - Вот поэтому мне и необходима ваша поддержка, дорогой Хеннесси. Вдвоем мы убедим Императора отдать нужные распоряжения.
    Полковник упрямо покачал головой.
    - Не знаю, не знаю... Если бы мы располагали точной информацией...
    - Тогда никого убеждать бы не пришлось, так?
    - Иногда вы невыносимы, Алгертайн. А что, если вы ошибаетесь... Ну хорошо, МЫ ошибаемся?
    - В чем?
    - Да во всем. У нас своя логика, у пиратов может быть своя. Мы не знаем, зачем им миллион флойдов. Очень возможно, они где-то по предварительной договоренности уже обменяли его на стеллары, изменили внешность и преспокойно путешествуют на пассажирском лайнере как солидные коммерсанты. Или они действительно прибыли на Трай, Велт или Лас-Вегас, но намерены там и оставаться...
    - Очень хорошо, - сказал ван Корнен с едва уловимой улыбкой, - что вы обрисовали все эти вероятности, полковник. Надеюсь, я не разочарую вас, если признаюсь, что подобное уже приходило мне в голову и эти направления в меру сил отрабатывают мои люди?
    Хеннесси тоже улыбнулся, на редкость искренне.
    - Я часто отдаю должное проницательности Императора, - ответил он, - и одним из наиболее ярких её проявлений было ваше назначение на пост директора ИСБ... Итак, не оставляем пиратам ни одной лазейки?
    - Никакой, полковник.
    - Вы выиграли... Я с вами.
    29.
    "Ринго" вынырнул в линейное пространство в двух световых минутах от апогелия орбиты, по которой обращалась вокруг своей звезды планета Трай. Здесь обрывался корд, и дальше предстояло идти на фойл-двигателях, что нисколько не пугало Джейсона - во время пробных маневров около Дарда "Ринго" показал себя с превосходной стороны. Несмотря на огромную массу, это был скоростной, легкий в управлении, приемистый корабль, и Джейсон жалел, что придется вскоре расстаться с ним. Но что поделаешь! По-своему "Ринго" был не менее вызывающей визитной карточкой, чем "Крейд". Обсуждая проблему высадки на Трай, Джейсон и Айсинг пришли к единому мнению: вывести "Ринго" на как можно более высокую орбиту, предельную дальность полета слейдера. Там он все равно будет замечен, но издали все корабли на локаторах одинаковы или почти одинаковы. Правда, не на всех типах локаторов... Тут уж оставалось призывать удачу и надеяться на то, что никто не станет разглядывать "Ринго" с помощью специального оборудования. Но и это в общем не катастрофа, успокаивал Джейсон себя и свою команду: "Ринго" необычен, однако необычность - ещё не преступление.
    Айсинг и Джейсон (с Чаком на коленях) сидели в глубоких креслах перед раскинувшимся в полутьме гигантским экраном. Еще не совсем оправившаяся после корд-перехода Юля устроилась полулежа в чем-то вроде шезлонга за их спинами, Элис стояла рядом с ней. Космическая бездонность, безбрежность, воспроизводимая на экране с удивительной достоверностью, поглощала их, растворяла в блеске миллионов звезд.
    - Я никогда не забуду этого, - тихо произнесла Юля, - проживи я хоть сто лет, никогда не забуду этих звезд. И ты знаешь, Джей...
    Как она собиралась продолжить, навсегда осталось тайной для всех, потому что договорить ей не дали. Страшный железный голос громом прокатился под куполом потолка.
    - Неизвестный корабль! Говорит фрегат имперского флота "Адалион". Предлагаю немедленно остановиться, заглушить двигатели и открыть шлюзы.
    Новые экраны развернулись с двух сторон, высвечивая угрожающие силуэты боевых кораблей.
    - Справа от нас, - ледяному хладнокровию Джейсона стоило позавидовать, - имперский фрегат "Адалион". Четыре крашера с водородной накачкой, двадцать истребителей, сорок управляемых ракет "Игла". Слева вы видите фрегат "Доблесть", вооружение аналогичное. Похоже, наше путешествие подошло к концу.
    - Что же делать? - вырвалось у Юли.
    - Что делать? - Джейсон потрепал Чака за ушами. - Взять стриндж и всем вместе спеть "Rock`n`Roll Music". В тюрьме, пожалуй, спеть не дадут.
    - Но... Как они поступят с нами?
    - Пригласят за общий стол в кают-компании.
    Железный голос, которым, казалось, говорил действительно сам фрегат, олицетворяющий власть и несокрушимую мощь Империи, загремел снова.
    - Немедленно начинайте торможение. Вам дается шестьдесят секунд, после чего мы открываем огонь.
    - У них есть на это право? - голос Юли предательски подрагивал.
    - Не думаю, - спокойно сказал Джейсон. - Во всяком случае, это может стать предметом обсуждения в специальной комиссии после того, как от "Ринго" останется мезонная пыль. Надеюсь, комиссия проявит принципиальность и наложит взыскания на капитанов обоих кораблей.
    - Тормозить? - в тон ему спросил Айсинг.
    - Как хочешь. Можно героически погибнуть.
    - Я не хочу героически гибнуть, - встревоженно сообщила Элис.
    - Я пошутил, - объяснил Джейсон. - Начинаю торможение.
    Его рука легла на зеленый шар, Айсинг приступил к манипуляциям на своем пульте. Контуры имперских кораблей выросли на экранах, уже видны были подробности. "Адалион" и "Доблесть" выглядели по-настоящему устрашающе в коронах яростно сверкавших огней.
    Широко раскрытыми глазами Юля смотрела на эти воплощения безжалостной силы, охваченная глухим отчаянием. Неужели все напрасно, все должно закончиться ТАК?
    Черные жерла орудий фрегатов уставились прямо на "Ринго", стремительно теряющий скорость. Звезды Вселенной, предмет недавнего восхищения Юли, сияли как прежде - что бы ни случилось с исчезающе малыми живыми существами, ничто не могло измениться для звезд.
    Часть третья
    МЕРКНУЩАЯ ГАЛАКТИКА
    1.
    Джейсон включил передатчик.
    - Исследовательский корабль "Ринго" - фрегату "Адалион", - произнес он самым будничным тоном, чуть ли не зевая. - Говорит капитан...
    Он замялся на мгновение, подыскивая псевдоним.
    - Люк Скайуокер, - вполголоса подсказала Юля.
    - Люк Скайуокер, - как ни в чем ни бывало продолжил Джейсон. - Что там стряслось?
    - Используй Силу, джедай, - шепнула Юля неслышно для всех - впрочем, если бы её услышали, все равно бы не поняли.
    - Здесь капитан Коллард, - ответили с фрегата. - Мы ищем пиратов, капитан Скайуокер.
    - Отлично, ищите. При чем тут мой корабль? Мы - этнографическая экспедиция, возвращаемся с Делиана, восьмой сектор круга Забвения.
    - Простите, капитан Скайуокер, но у нас есть приказ, личная директива Императора. Мы обязаны досматривать все корабли. Разве вы не получили сообщение ИСБ касательно Айсинга Эппла и Джейсона Рока? Оно было направлено всем.
    - У меня на борту нет никаких Айсинга Эппла и Джейсона Рока, - сказал тот, кого согласно этому заявлению на борту не было. - Могу я следовать дальше?
    - Сожалею, капитан Скайуокер, но вам придется открыть шлюзы. Мы не задержим вас надолго.
    - Мы не получали сообщения, - Джейсон уже просто тянул время, неизвестно для чего. - Мы были слишком далеко. А что натворили эти злодеи?
    - Они обвиняются в захвате полицейского корабля и нападении на легкий крейсер Дестини.
    - Ого! Нападение на военный корабль? У них, должно быть, многочисленная и хорошо вооруженная команда.
    - Капитан Скайуокер, - Коллард начинал терять терпение, - сейчас мы встретимся и тогда побеседуем. Открывайте шлюзы.
    - А если я не подчинюсь? В мирное время у вас нет права применять силу.
    - У нас есть право, капитан.
    - Бесполезно, - громко сказал Айсинг, и в его глазах зажегся бесшабашный огонек. - Позволь мне, Джей...
    Он подошел к передатчику.
    - Эй, на фрегате! Вы попали в точку, ребята. С вами говорит Айсинг Эппл. Мы действительно распотрошили крейсер, и я подарю вам свой флаш, если вы знаете, как мы это сделали... Посмотрите на наш корабль. Видели такой когда-нибудь? Отражатель впереди видите? Это сверхмощное оружие, и если вы сию секунду не уберетесь к Джонгу, мы вас сами к нему отправим.
    - Рад слышать вас, Айсинг Эппл, - отозвался Коллард иронично. - Мы тоже неплохо вооружены. Хотите проверить или откроете шлюзы?
    По тону Колларда было предельно ясно, что дальнейшие переговоры смысла не имеют. Айсингу оставалось только односторонне прервать сеанс связи, что он и сделал.
    - Неужели сдадимся? - Юля рванулась к Джейсону.
    - У тебя другие предложения?
    - Давайте хотя бы пугнем их. Ты говорил, эта штука, которой грозился Айс - что-то вроде светового излучателя?
    - Да, Юля. Параметры излучения неизвестны, но увы, это точно не оружие. Ты надеешься испугать их световой вспышкой?
    - Надо же что-то делать!
    - Юля это бессмысленно.
    - А в тюрьму не бессмысленно?! Айсинг их предупредил, а вспышку они могут принять за ещё одно, последнее предупреждение!
    - И сразу ударят, - сказала Элис.
    - Нет, - Джейсон отрицательно покачал головой. - Мы им живые нужны, не станут они в нас палить из-за мигания какого-то фонарика.
    - Ты заглядывал в их директиву? - поинтересовался Айсинг. - Уверен, там написано: "Взять живыми или мертвыми..."
    - Это флот, Айс. Коллард без колебаний разрядит крашеры в "Ринго", но только тогда, когда мы сами вынудим его к тому своим неразумным поведением.
    Юле надоело слушать их пререкания, и она подбежала к пульту отражателя. Из ненароком подслушанного ещё на Дарде разговора она помнила последовательность запуска: сначала желтый шар, потом - лиловый. Чем Джонг не шутит? А вдруг репутация отчаянных пиратов вкупе с таинственной предупреждающей вспышкой сработает? Выигрывают же люди в лотерею, один билет из миллиарда кому-то достается. Любимое изречение Юли гласило: "Лучше сделать и потом жалеть, чем жалеть о том, чего не сделала". А тут и жалеть ни о чем не придется, не выйдет так не выйдет, хуже не будет. Джейсон прав стопроцентно, в ответ на вспышку фрегат не откроет огонь. Разве что демонстративно выпалят мимо, дабы показать, что и они не лыком шиты...
    Все эти рассуждения пришли Юле в голову много позже, когда она пыталась объяснить себе собственный поступок. А в тот момент она не рассуждала и не раздумывала, как не раздумывает футбольный защитник, бросаясь в ноги форварду фолом последней надежды и спасая команду от верного гола. Да, потом неминуемо назначат пенальти, но пенальти - ещё не гол!
    Юля положила левую руку на желтый шар, а правую - на лиловый.
    Эффект превзошел все ожидания. Да что там, не будет преувеличением сказать, что такого эффекта цивилизованная Галактика ещё не видела.
    Для начала в рубке погас свет - весь, полностью, и не просто погас, а словно был втянут без остатка, до единого фотона холодным торнадо мрака, кружением черного плаща танцующей злой колдуньи из страшной сказки. В неожиданной тьме ярче засверкали грозные огни фрегатов на экранах, затмевая звезды. В тот же миг - может быть, на долю секунды позже - корабль сотрясла исполинская дрожь, будто сомкнулись на корпусе с небывалой, сокрушительной силой челюсти космического монстра-гиганта. Свет вернулся, но уже другой кроваво-рубиновый, густеющий до осязаемой плотности. На экранах было видно, как исходит от "Ринго" волна этого света - чем дальше, тем бледнее, к фиолетовому оттенку, и наконец, как пела группа "Прокол Харум" - "еще бледнее бледного". Волна затопила фрегаты, затопила все видимое пространство. "Ринго" тряхнуло, точно чудовище разгрызало его, как белка разгрызает ореховую скорлупу. Частые удары невидимых огромных молотов посыпались на обшивку снаружи. Пульт, от которого Юля едва успела отскочить, в одно мгновение раскалился докрасна и взорвался. Взрыв был какой-то странный - ни грохота, ни обломков, расцвел бесшумно и тут же увял огненный цветок. Температура в рубке не повысилась ни на полградуса, но для пульта последствия взрыва оказались катастрофическими - дымился оплавленный металл, растекались кипящие лужицы пластика. По закона физики руины пульта должны были источать жар... Но не источали.
    То, что совсем недавно было пультом, видели теперь все, потому что освещение включилось снова, в нормальном режиме. Прекратилась дрожь, прекратились удары в корпус - если бы не разрушение пульта, можно было бы считать, что ничего и не произошло. Однако произошло - но не внутри корабля, а вне его.
    Фрегаты исчезли.
    "Адалион" и "Доблесть", могучие боевые единицы имперского флота, начисто пропали с экранов, по-прежнему исправно воспроизводивших изображение звезд. Не веря своим глазам, Джейсон развернул в воздухе виртуальные мониторы приборных панелей. Детекторы массы, пространственные сканеры, локаторы - все приборы единодушно утверждали, что поблизости от "Ринго", как и в дальних пределах их досягаемости, никаких кораблей нет. Напрашивалась естественная догадка об особых свойствах импульса большого излучателя "Ринго", каким-то образом сделавших фрегаты прозрачными для всей аппаратуры - вроде интерференционной защиты слейдера, примененной Джейсоном и Айсингом в операции с миллионом.
    Но догадка эта, как явно поспешная, никуда не годилась. Во-первых, для достаточно крупных объектов такое было невозможно даже теоретически, а то, что фрегаты - объекты достаточно крупные, сомнений не вызывало. Но Джонг с ней, с теорией, и покрепче теории рушились при столкновении со смелым экспериментом. Но во-вторых (и это важнее!), какими бы прозрачными фрегаты ни стали для "Ринго", для самих себя они при этом ничуть бы не изменились. Тогда где железный голос капитана Колларда, где угрозы, где требования, где предупредительные залпы, наконец?
    Словом, при любом раскладе выходило, что фрегаты в самом деле исчезли, пропали, растаяли, рассеялись, провалились в космические бездны - не было их, будто они просто пригрезились.
    Но дематериализация фрегатов явилась не самым впечатляющим последствием воистину смелого эксперимента Юли.
    - Смотрите! - с этим восклицанием, прозвучавшим несколько театрально, Айсинг вытянул руку.
    Он указывал на средний экран, на голубую спираль ближайшей галактики. Она начинала меркнуть, от вытянутого края эллипса к центру, словно звезды там гасли сотнями, как задуваемые ворвавшимся в бальный зал вихрем свечи. Разумеется, так это лишь виделось: галактика, хоть и ближайшая, отстояла все же невообразимо далеко, и если бы звезды там гасли реально, их свет ещё много тысячелетий проливался бы на сектор планеты Трай. Со звездами ничего не случилось, да и вряд ли могло случиться, но что-то жадно пожирало звездный свет.
    Необъяснимо меркнущая галактика озадачила не только команду "Ринго", но и персонал всех обсерваторий Империи, от крупнейших до маленьких, а также навигаторов космических кораблей. Оставив гипотезы ученым, навигаторы дружно поминали Джонга: им приходилось срочно перенастраивать сбитую с толку аппаратуру и пересчитывать таблицы.
    Галактическое затмение совпало с мощнейшими магнитными бурями, пронесшимися в атмосферах населенных планет (и ненаселенных тоже, но там наблюдений никто не вел).
    Фантасмагорические небесные спектакли, похожие на полярные сияния десятикратно усиленной интенсивности, разыгрывались даже в экваториальных областях. Ближняя связь работала неуверенно, дальняя порой замолкала и налаживалась не усилиями специалистов, а как бы по собственному капризу. Убытки от перебоев в энергоснабжении городов грозили в недалеком будущем составить цифры с длинными рядами нулей.
    В общем, будь Юля героиней вестерна, кто-нибудь из персонажей не преминул бы покровительственно сказать ей: "Неплохой выстрел, моя юная мисс".
    2.
    - Нет, нет, нет, нет, - повторяла Юля, как заведенная. - Неужели я убила их всех?!
    Джейсон, к которому она по сути и обращалась, ничего не отвечал ей. Он будто не слышал, сосредоточившись за пультом, пытаясь воспринять, сопоставить, проанализировать и осознать потоки данных, отображаемых на экранах. Долгие минуты растягивались для Юли в целые века, но и векам когда-то приходит конец.
    Отвернувшись от пульта, Джейсон прикрыл усталые покрасневшие глаза и медленно вымолвил:
    - Нет, Юля. Уверен, что нет.
    Принцесса Элис, всегда помнившая об "интенциональном зрении" Джейсона, поверила сразу, но Юле требовались доказательства.
    - Как ты можешь знать, Джей? Вот были корабли, и вот их нет... А если частицы, из которых они состояли, сейчас витают вокруг "Ринго"?!
    Юля замахала руками, очевидно, показывая орбиты, по каким могли бы крутиться эти самые частицы.
    - Ничего подобного, - сказал Джейсон спокойно. - Даже если бы фрегаты распались на нейтрино, а нейтрино в свою очередь - на составные элементы, детекторы "Ринго" отметили бы и это. Они очень чувствительные. Но дело в том, Юля, что корабли не распадались.
    - Куда же подевались два фрегата?
    - Трудно объяснить то, что я и сам не до конца понимаю. Те участки экранов, которые относятся к излучателю...
    - Относились, - поправил Айсинг Эппл.
    - Что?
    - Относились, - Айсинг кивнул на дымящиеся развалины пульта.
    - Да, относились. Так вот, не совсем понятно, что именно регистрируют приборы, аналоги мне неизвестны... Но это связано со сдвигом пространства.
    - Подробнее, Джей! - попросила Юля с надеждой на что-то не столь ужасное, как распад фрегатов на нейтрино.
    Джейсон огляделся, взял со столика бортжурнал "Крейда" (его захватили с собой на случай, если понадобится бумага для записей - на Дарде, где бумагой снабжал Кемп, он оставался в слейдере), вырвал чистый лист и достал карандаш.
    - Вот, смотри.
    Он поставил на бумаге две точки - одну у верхнего края, вторую у нижнего.
    - Как, по-твоему, быстрее всего добраться от первой точки до второй?
    - По прямой линии, - Юля пожала плечами. - Это кратчайшее расстояние.
    - Нарисуй.
    С недоумением Юля вынула из пальцев Джейсона карандаш и соединила точки прямой линией.
    - Разве это быстро? - Джейсон отобрал у неё лист. - Ты потратила секунды две. А если одна точка здесь, а другая на краю Вселенной?
    - Кажется , я поняла... Но есть же корды.
    - Через корды быстрее, но ведь не мгновенно. Представь себе, что лист бумаги - плоскостная модель пространства. Теперь я сделаю с ним то, что сделал с пространством импульс...
    Перегнув лист пополам, Джейсон расположил точки одну над другой, а потом прижал верхнюю к нижней.
    - Вот кратчайшее расстояние, - сказал он. - Точнее, никакого расстояния.
    - Нуль-переброска?! - недоверчиво воскликнул Айсинг. - То, о чем впустую грезили лучшие умы цивилизации? Джей, если ты прав, за эту штуку нас могли бы амнистировать...
    - За ВОТ ЭТУ штуку? - Джейсон подошел к бывшему пульту излучателя и сердито пнул кривобокий гриб, образованный натеками расплавленного металла. - Если она и была у нас, её больше нет.
    - Но изучая конструкцию "Ринго", можно установить принципы...
    - Какие принципы, Айс?! Очнись! Ты изучал эту конструкцию вместе со мной. Кроме излучателя, на "Ринго" нет ничего, что имело бы отношение к нуль-переброске. А теперь мы имеем... Пойдем!
    - Куда?
    - Идем, я покажу тебе. Я знаю, что мы увидим, и ты догадываешься, но я хочу окончательно избавить тебя от иллюзий.
    Он открыл дверцу, ведущую к окружавшим излучатель устройствам. В коротком и низком коридоре, точнее трубе, можно было двигаться только согнувшись в три погибели. Джейсон за руку втащил Айсинга в тесную, слабо освещенную стальную камеру.
    - М-да... - Айсинг Эппл счел за лучшее ограничиться этим глубокомысленным комментарием.
    Аппаратура была не просто мертва, не просто вышла из строя. Ее не существовало как таковой. Она превратилась в бесформенные глыбы металлопластических сплавов.
    - Убедился? - выпустив руку Айсинга, Джейсон хлопнул по вздыбленному застывшему сталагмиту ладонью. - Забудь об этом. Разве что, писать мемуары о нуль-переброске... Впрочем, Айс, если она всегда так работает, не вижу в ней особого толка.
    Они возвратились в рубку. Пока их не было, Юля успела свинтить пробку с бутылки "Баллантайна" и начать курс лечения. Глаза её уже задорно блестели.
    - Значит, Джей, - сказала она, - ты совершенно уверен, что фрегаты закинуло Джонг-де куда?
    - Совершенно уверенным я быть не могу, но...
    - Понимаю... На моей Земле есть птица утка, водоплавающая, на твоей тоже?
    - Что? А, не знаю... Боюсь, насчет птичьих пород у меня пробелы в образовании.
    - Ну, у нас она всем известна... Так вот, у нас говорят: "Если что-то выглядит, как утка, плавает, как утка, и крякает, как утка, то скорее всего, это утка и есть".
    - О! Вот именно.
    - Но куда их закинуло?
    Джейсон сделал глоток из протянутой Юлей бутылки.
    - Понятия не имею.
    - Но смогут ли они вернуться?
    - Ты имеешь в виду - вообще или вернуться сюда, чтобы нас арестовать?
    - И то и другое.
    - Я не люблю гадать на пустом месте, но лучше исходить из того, что и то и другое вполне вероятно.
    - Ой... Тогда нам надо спешить!
    - Куда, собственно? - подал голос Айсинг, до того задумчиво созерцавший бутылку в руках Джейсона.
    - На Трай, - сказал Джейсон.
    - "На Трай"! - передразнил Айсинг. - Замечательно. В секторе Трая нас останавливают два фрегата - нас, опасных преступников! Думаю, они поддерживали прямой контакт с Адалионом, и все, что происходило до их исчезновения, уже известно в ИСБ. Мы угрожаем... Они исчезают! И где же, по-твоему, нас будут после этого усиленно искать?
    - Где угодно, - ответил Джейсон, передавая бутылку Айсингу, - Только не на планете Трай.
    - Как же так...
    - А вот так. Мы приняли бой в секторе Трая, и по логике, должны поскорее уносить отсюда ноги, а мы вместо того полетим на Трай.
    - И попадемся!
    - Есть другой вариант? Так я и думал, нет другого варианта. Они, наверное, передали изображения "Ринго" на Адалион. Если наш корабль и раньше был чудом невиданным, теперь ИСБ знает, кто на этом чуде путешествует. Нам отчаянно нужен другой корабль! И купить его можно только на Трае.
    - Только ли?
    - Для нас да. Разве ты не понял, почему они поджидали нас здесь? Да они попросту перекрыли все корды, куда мы могли бы сунуться с флойдами! Так что другие пути для покупки корабля, видимо, отрезаны.
    - Джонг! Хотим мы или нет, придется лететь на Трай.
    - Это все равно безопаснее, чем лететь на "Ринго" куда-то еще. По крайней мере, путь свободен.
    - Интересно, - Юля потянулась к Айсингу за бутылкой, - интересно...
    - Что? - Айсинг отдал бутылку не ей, а принцессе.
    - Может ли сейчас капитан Коллард говорить с Адалионом?
    - Какая нам разница? Если нет, они знают только то, что мы применили какое-то страшное оружие. Если да - знают, что мы отшвырнули противника, но не уничтожили. Так и так мы для них крепкий орешек.
    - Настолько ли крепкий, чтобы установить блокаду Трая? - в раздумье спросила Элис. - Так, на всякий случай.
    - Блокаду независимого торгового порта? - Айсинг дернул плечом. - Это акт войны. Сильные правительства периферийных архипелагов Золотого Круга могут воспользоваться этим поводом, чтобы объявить себя вне имперской юрисдикции. Нет, Император не пойдет на такое. Сложная политическая обстановка нам на руку.
    - Что рассуждать, - произнес Джейсон, погружаясь в кресло у пульта. На Трае у нас один шанс из миллиона. При любом ином выборе - ни одного.
    - Я бы сказала, и на Трае ни одного, - вздохнула принцесса. - Но если нас всюду ловят, не все ли равно, куда лететь?
    - Кажется, - заметил Джейсон, - это соображение становится для нас дежурным.
    3.
    На планете Трай не было административной столицы - правительство обитало во дворце на острове Корсен, равноудаленном от крупных городов. Но на роль столицы неофициальной по праву претендовал город Трабон - "Трабон великолепный", как его именовала с гордостью большая часть десятимиллионного населения. Правда, другая часть того же населения называла Трабон галактической помойкой для отбросов цивилизации и утверждала, что по удельной насыщенности антисоциальными типами он давно опередил Эскодиар. Что же, всем угодить нельзя, и везде найдутся вечно брюзжащие обскуранты.
    Улица Клертон была одной из самых веселых и сомнительных в Трабоне. Здесь вертелись манящие колеса виртуальных лотерей (мастер, хотите в круиз по Галактике всего за пару стиков?!), над брачными экспресс-конторами подмигивали малиновые сердечки (девушка ваша, все остальное наше. Десять минут - тысяча браков в неделю!), приглашающе распахивались двери секс-театрв, где за отдельную плату можно было поучаствовать в спектакле и даже поставить собственную пьесу. Все это безобразие бушевало, зазывало, пело и плясало от начала улицы до квартала под номером пятнадцать, а дальше располагались респектабельные магазины, рестораны, отели. Как раз к пятнадцатому кварталу сейчас и подходила четверка с "Ринго" (разумеется, с Чаком в сумке Джейсона), ничем не выделяющаяся в многоголосой толпе.
    Проблема на орбите решилась при помощи нехитрой легенды о странствующих игроках в лебонг и небольшой суммы в стелларах, сохранившейся у Джейсона (кое-что наскреб и Айсинг). Легенда родилась как-то сама собой, но оказалась очень удачной.
    На Трае существовал формальный запрет на въезд для шулеров, практикующих эту азартную игру, полиция вела картотеку, так что засветившимся игрокам приходилось идти на уловки. История о шулерах превосходно объясняла таинственное появление четверых путешественников и их сверхосторожное поведение, а также нежелание регистрировать документы. Поверили им небесные стражи или нет, но деньги взяли, а слейдер пропустили. Достигнув же поверхности Трая, команда Джейсона временно очутилась в относительной безопасности. "Где-то на планете" - не слишком конкретный адрес для полиции... В соответствии с замыслом "Ринго" оставался далеко, и Джейсон надеялся, что повышенного внимания он не привлек.
    - Здесь много стрэглов, - с тревогой сказала Элис, озираясь по сторонам. - Кто-нибудь может узнать меня.
    - Что предлагает Ваше Высочество? - с пиететом осведомился Айсинг Эппл.
    - Хоть немного сменить внешность. Переодеться в местном стиле, прическа, макияж...
    - Перед нами отель "Президент Вэлли", - Джейсон указал на высотное здание, слепящее блеском зеркальных окон. - Это целый комплекс, там мы найдем и магазины, и парикмахерскую. Кстати, почему бы там и не остановиться? В самых роскошных отелях не оскорбляют гостей требованиями удостоверения личности.
    Идея не вызвала ничьих возражений. В отеле Айсинг Эппл записался как Джордж Харрисон, предприниматель с планеты Велт, а принцессу Элис он представил как свою супругу. Джейсон стал Полом Маккартни, путешествующим с племянницей. Были выбраны апартаменты на третьем этаже, два четырехкомнатных номера рядом, с бассейнами, транками, гидромассажными установками, террасами-садами, новейшими медиасистемами и прочими атрибутами богатства. В комнаты, однако, едва заглянули, сразу отправились на четвертый этаж, целиком отведенный под центр торговли, развлечений и всевозможных, порой весьма экзотических услуг.
    Магазин одежды не был похож на то спартанское заведение, куда Джейсон приводил Юлю на Земле. Здесь глаза разбегались от изобилия радужных красок, фантастических моделей платьев, изысканных аксессуаров. Как следовало из пояснений щебечущих девушек, немедленно окруживших спутниц Джейсона и Айсинга, тут можно было не только примерить наряд, но и заняться внешностью от и до, приведя себя в состояние полной визуальной гармонии. Принцессу Элис девушки увлекли в таинственные глубины мира красоты, а Юля заговорила с Джейсоном.
    - Я тоже хочу.
    - Зачем? Тебя вряд ли кто-то опознает.
    - При чем тут "опознает"! - возмутилась Юля. - Я женщина, и мне надоело ходить в комбинезоне, как чумазый механик! Я хочу быть красивой!
    - Ты и так красива, - стереотипно, по-мужски ответил Джейсон.
    - Джей, ну пожалуйста! Я хочу нравиться тебе.
    Не в силах устоять перед её улыбкой, Джейсон отдал Юлю в руки нетерпеливых жриц богини женской неотразимости.
    Ждать пришлось долго, даже очень долго. Айсинг и Джейсон вполголоса обсуждали ситуацию в десятый раз, для вида листая глянцевые журналы, когда перед ними предстала Элис. Она была одета в рубашку неопределенного темного цвета, переливчатый бирюзовый жилет и обтягивающие брюки из чего-то, подозрительно напоминающего змеиную кожу.
    - Какое восхитительное хулиганство, Ваше Высочество, - сказал Айсинг почтительно.
    - Главное, чтобы я не была похожа на принцессу, - смущенно оправдалась Элис.
    - Вы всегда похожи на принцессу, - комплимент Айсинга был дипломатичным, но отчасти искренним.
    Потом появилась Юля. Джейсон открыл рот и забыл его закрыть.
    В длинном золотистом облегающем платье с вырезом на спине, отражающимся в многочисленных зеркалах, и тщательно уложенными на груди складками прозрачной ткани, с обнаженными руками, Юля выглядела как та самая богиня, жрицы которой прислуживали ей. Высокие каблуки перламутрово-зеленых туфелек с искоркой победно цокали по мрамору пола. Волосы сбоку были собраны заколкой, где в толще изумруда мерцали золотые блестки. Губы и щеки оттенял персиковый цвет, уголки глаз чуть-чуть подвели карандашом цвета морской волны. В новом облике Юля казалась старше и как-то неприступнее, но если это и было недостатком, то не для Джейсона. Он вдруг с необычайной остротой ощутил, что все время рядом с ним была женщина, а не только боевой соратник и сорвиголова.
    - Ну как? - Юля повернулась, словно на подиуме.
    - Небо и звезды, Джонг и адъюнкты, - Джейсон не нашел более подходящих слов, но Юля поняла его правильно.
    - А ты сопротивлялся.
    - Да я, собственно... - не зная, как продолжить, он жестом подозвал распорядителя зала. - Пришлите счет в номер мастера Маккартни.
    - А счет моей супруги, - добавил Айсинг, - в номер Джорджа Харрисона.
    - Теперь в ресторан! - потребовала Юля. - Я проголодалась ужасно, да и все, наверное.
    Ресторан располагался напротив магазина, и посетителей там было немного. Названия блюд в меню ни о чем не говорили Юле и мало о чем Джейсону, так что властвовали Айсинг и Элис. Они заказали такой обед, что официанты сбились с ног. Чака выпустить не решились и подкармливали его через приоткрытую застежку. Когда Джейсон увлеченно расправлялся с "рангуном по-виталийски", запивая его "старым фитле-ронж", за его спиной раздался уверенный баритон.
    - Джейсон Рок!
    Джейсон втянул голову в плечи, его вилка застыла на полпути ко рту. Обреченно он ждал неизбежного завершения фразы - "Вы арестованы"...
    Но не дождался.
    Медленно, мучительно медленно обернувшись, Джейсон увидел широкоплечего светловолосого гиганта, улыбающегося во все тридцать два зуба.
    - Керк Стоббарт, - пробормотал Джейсон изумленно. - Вот так встреча...
    Великан так шарахнул Джейсона по плечу, что у того чуть кусок изо рта не вылетел. Впрочем, для Стоббарта, будто вырубленного из скалы или отлитого из металла, это был обычный дружеский хлопок.
    - Керк, - Джейсон радостно затряс руку великана. - А болтали, ты погиб на Аскарнии.
    - Врут, как всегда! Звездная Гвардия не ржавеет! Про тебя врали, что ты прокисаешь на Земле, а ты здесь, в наилучшем виде и в такой компании! он явно намекал на Юлю.
    - Ах, да, - спохватился Джейсон. - Это Юля, моя племянница. Юля , это лейтенант Керк Стоббарт, мой командир в "Алмазном Кресте". Сколько славных дел... Керк, а это мои друзья, Джордж Харрисон и его жена.
    - Привет, - Керк пожал руки всем троим. - Очень рад.
    - Садись, - Джейсон подтянул стул для Керка, затрясшийся под тяжестью, когда Стоббарт плотно усаживался. - Какими судьбами ты на Трае?
    - Коммерческими, - подмигнул Керк.
    - Ну да? Неужели занялся коммерцией? Вот что бы я о тебе в последнюю очередь подумал...
    - Не совсем коммерцией. Ты слышал о лерми-янтре?
    - Межпланетная медиа-лотерея? Керк, ты хочешь сказать, что играешь в это? Но у них не выиграешь, это жульничество!
    Стоббарт громогласно расхохотался.
    - Конечно, жульничество! А я и есть главный жулик. Джей, я не играю в это, я это организую. Хозяин казино всегда в выигрыше! Вот, а на Трае надо встретиться с парнями по делам... А тебя каким ветром сюда занесло?
    - Самым простым. Нужен корабль, да не знаю пока, к кому обратиться.
    - Не знаешь? - удивился Стоббарт. - Да в любую фирму по этому профилю. Тебе гниль не подсунут, не на того напали...
    - Видишь ли, Керк, - Джейсон слегка замялся, - тут есть тонкости. Во-первых, у меня только флойды...
    - И вся тонкость? Поменяй.
    - Во-вторых, происхождение этих флойдов, скажем так, несколько туманно. В-третьих, мне нужно, чтобы сделка нигде не была зарегистрирована, и в-четвертых, чтобы о ней помалкивали. Ну, и в-пятых, нужен не любой корабль, а такой, к которому поменьше присматривалась бы полиция.
    По мере этого перечня удивление Керка все возрастало, а при слове "полиция" он многозначительно хмыкнул.
    - Так кто из нас жулик, Джей, ты или я? Во что ты, Джонг побери, ввязался?
    - Ты не поверишь, если я расскажу, - произнес Джейсон с вымученной улыбкой. - Но хочу, чтобы ты знал - я не преступник.
    - А это я знаю, - просто сказал Керк, как говорят о вещах очевидных и никакому сомнению не подлежащих. - Но полиция считает тебя таковым, да? И твоих друзей тоже?
    - Правильно, командир.
    Керк Стоббарт неторопливо налил себе бокал старого фитле и принялся задумчиво смаковать.
    - Так, - вымолвил он, когда бокал опустел при общем молчании. - Так. Тут есть о чем поразмыслить. Ты уверен, что не хочешь посвятить меня в подробности?
    - Уверен, Керк.
    - Так, - в третий раз повторил Стоббарт. - Пожалуй, я сумею связать тебя с надежными людьми. Ты живешь здесь, в этом отеле?
    - Да, в триста тридцатом.
    - Никуда не выходи из номера.
    - Керк...
    - Это приказ, Джейсон. Мы снова в бою, и я снова твой лейтенант. Помнишь, что бывает за невыполнение приказа?
    - Есть, командир.
    - Так-то лучше. Скоро увидимся, Джей.
    Он рассеянно кивнул остальным, поднялся и вышел из ресторана в скрещении взглядов четырех пар глаз.
    - Похоже, на этого Стоббарта можно положиться, - проговорил Айсинг, а из него нелегко было вытянуть не окрашенное сарказмом слово хоть в чей-то адрес.
    - Мы не раз спасали друг другу жизнь, - сказал Джейсон.
    Наклоном головы Айсинг исчерпал развитие этой темы, прежде чем снова воздать должное обеду.
    Керк Стоббарт постучался в дверь номера Джейсона вечером, когда уже стемнело. Он вежливо поздоровался с Юлей, изучавшей при помощи транскодера возможности медиасистемы, и без лишних выступлений объявил:
    - Завтра в десять утра.
    - Где и с кем? - столь же лаконично спросил Джейсон.
    - Квартал Телория, дом тридцать два. Возьми такси, ориентир - здание корпорации "Артива". Четыре коротких звонка, представишься Сидом, от Керка. С теми, кто тебя встретит, постарайся не хитрить, это в твоих интересах. Если не сможешь или не захочешь ответить на какой-то вопрос, лучше так и скажи.
    - Я пойду один?
    - Можешь взять своего друга, как его... Джорджа, но никаких женщин. Это категорически.
    Услышав такое, Юля запротестовала.
    - Керк, вы хотите сказать, что Джейсон и Айс... То есть Джордж, уйдут, а я, то есть мы с женой Джорджа, останемся тут вдвоем?!
    - Если Джейсон и Айс, - подчеркнул Стоббарт невинно, - то есть Джордж, не будут возражать, то я охотно составлю компанию вам и супруге Айса, то есть Джорджа. Завтра у меня относительно свободный день.
    - Да, Керк, - ухватился за это предложение Джейсон. - Присмотри за ними до нашего возвращения, если неотложных дел нет.
    - Говорю же, нет. Мог бы пойти с вами, да скорее помешаю, чем помогу, я ведь не в курсе.
    - А сейчас ты занят?
    - Не слишком, а в чем дело?
    - В том, что мы привезли великолепное виски.
    - Нет, Джей, ты настоящий преступник! Молчать об этом столько времени?!
    - Тогда я приглашу Айса...
    - Джорджа?
    - Ладно, чего уж там... Айса и Элис?
    - И поскорее, темпами Гвардии.
    - Слушаюсь командир!
    С заговорщическим жестом Джейсон покинул комнату.
    - Без этого парня, - Керк посмотрел на закрывшуюся дверь, потом на Юлю, - Звездная Гвардия - совсем не то...
    - Без вас тоже.
    - Вы давно с ним?
    - Ну... Как его племянница, наверное, с детства.
    - Не хотите сказать правду?
    - Я не знаю правды, Керк. Понимаете, меня как-то случайно забросило в этот мир...
    - Всех нас, - изрек Стоббарт философски, - как-то случайно забросило в этот мир.
    4.
    Здания квартала Телория в деловой части города были безликими, одинаковыми. Если бы не помощь водителя (на спаркл-такси пришлось занять десять стелларов у Керка), Джейсону и Айсингу было бы трудновато разыскать стандартный офис корпорации "Артива" и соседний дом под номером тридцать два.
    Джейсон позвонил четырежды.
    - Кто вам нужен? - неразборчиво послышалось из динамика.
    - Я Сид, от Керка.
    - Входите.
    Дверь открылась автоматически, Айсинг и Джейсон вошли в притемненную прихожую, где их никто не встретил. Переглянувшись, они поднялись по единственной крутой лестнице и оказались в комнате с занавешенными окнами. Там на стульях сидели двое в строгих синих костюмах.
    - Я Сото, - сказал тот, что был постарше и посолиднее. - Это Майлз. Садитесь. Слушаем вас.
    Айсинг опустился на стул возле двери. Джейсон положил кейс на небольшой деревянный столик и тоже сел.
    - Керк говорил, что вы можете помочь приобрести корабль, - произнес он.
    - Вернее, мы можем продать вам корабль, - уточнил Сото. - У вас, как нам сообщили, флойды?
    - Да, - кивнул Джейсон.
    - Не вполне законного происхождения?
    - Да.
    - А конкретнее? Не подумайте, что я излишне любопытен. Смысл моего вопроса в том, что при одних незаконных операциях полиция может иметь информацию о номерах банкнот, а при других - едва ли.
    - Эти номера известны полиции.
    - Вот как, - Сото потер лоб ладонью, будто его озадачил такой поворот, хотя он явно был готов к нему. - Что ж, хорошо. Есть такая машинка - раз, и номера другие. Оцениваете прелесть идеи? Деньги подлинные, а номера другие! Но использование машинки войдет в стоимость корабля.
    - Какой корабль? - спросил Джейсон.
    - То, что вы искали. Класс "Лонгфайр", самый распространенный в Галактике, таких миллионы. Надежный, новый, неприхотливый, достаточно скоростной. Что важно - не краденый...
    - Неужели?
    - Скажем, - усмехнулся Сото, - украденный таким способом, какой не заставит полицию гоняться за ним. Вам не о чем беспокоиться. На орбите вас не остановят, мы заботимся о специальных кодах для наших кораблей. Это отличный корабль...
    - И недорогой? - осведомился Айсинг Эппл.
    - И недорогой, - подтвердил Сото. - Четыреста тысяч флойдов.
    - Четыреста! - Айсинг подпрыгнул на стуле. - Да это грабеж! Втрое против цены нового "Лонгфайра"!
    - Правильно, втрое. А вы рассчитывали на другое предложение?
    - Мы согласны, - сказал Джейсон. - Но у нас есть ещё одна проблема.
    - Какая?
    - Полмиллиона флойдов из того же источника, которые не принадлежат нам. Нельзя ли обменять их на стеллары?
    - Пожалуйста. Один к десяти.
    Айсинг стремительно покраснел от гнева.
    - Это даже не грабеж, это... Настоящее пиратство!
    - Вовсе нет, - невозмутимо возразил Сото. - Пиратство начнется, если вы приметесь искать подпольных дилеров. Они продадут вам стеллары один к двадцати или один к двадцати пяти, и никакой гарантии, что вы не получите железкой по голове. Я иду вам навстречу, потому что вас рекомендовал Керк, но воля ваша.
    - Мы согласны. - во второй раз проговорил Джейсон. - Когда можно посмотреть корабль?
    - Хоть сейчас. Он за городом, на частной площадке. Я занят, но Майлз отвезет вас.
    Молчаливый Майлз поднялся и встал у двери.
    - Вы убедитесь, что с кораблем все в порядке, - продолжил Сото, - так что будем считать, что сделка состоялась?
    - Да, разумеется.
    - Тогда после осмотра возвращайтесь сюда для расчета. Я распоряжусь приготовить для вас стеллары.
    - У нас останутся ещё флойды, - напомнил Джейсону Айсинг.
    - Да... За вычетом того, что мы заплатили Чарли... - Джейсон обратился к Сото. - Еще девяносто тысяч.
    - Тоже на стеллары? Хорошо.
    - Нас устроил бы и такой вариант - погрузить на корабль запасные детали на часть суммы по нашему списку, мы его составим.
    - Этим я не торгую, - развел руками Сото. - Корабль полностью оснащен и заправлен, а детали сверх того вы легко купите сами в городе, у вас же будут стеллары. Советую покупать у Маскари, старая надежная фирма.
    Переговоры были окончены. Полосатый, агрессивно раскрашенный спаркл Майлза стоял в подземном гараже, куда все трое спустились на лифте. Майлз разогнал машину так, что полет над Трабоном занял менее четверти часа.
    - Вон там ваш корабль, - прозвучали первые слова Майлза в присутствии Айсинга и Джейсона.
    Сияющий корпус "Лонгфайра" с голубым отливом сразу весь показался за невысокой горной грядой. Майлз сбавил скорость и облетел корабль по кругу, демонстрируя товар покупателям. Раньше Джейсон никогда не летал на "Лонгфайрах" и знал о них только общеизвестное. Корабли этого класса обладали высокими техническими характеристиками при небольших размерах. Рассчитанные на скромный уровень мастерства пилотов-любителей, они имели простое полуавтоматическое управление, могли без долгих и сложных маневров совершать посадки на планеты. Разумеется, как и за все на свете, за удобство приходилось платить - в данном случае отсутствием или блокировкой многих обычных для более солидных кораблей маневренных возможностей и скоростных режимов. Но Джейсон надеялся частично обойти эти ограничения, сняв где получится "защиту от дурака".
    Спаркл Майлза причалил к ферме, примыкающей к открытому шлюзу и охраняемой двумя небритыми личностями. Джейсон подверг системы корабля тестированию столь тщательному, что оно затянулось до вечера - может быть, тут сыграли роль подсознательные воспоминания о "Неудержимом". Однако придраться на новом корабле было решительно не к чему, и Джейсон остался доволен.
    5.
    Первым в порт приписки возвратился фрегат "Адалион", за ним "Доблесть". Сильно потрепанные, с корпусами, изъеденными бомбардировкой неизвестными частицами высоких энергий, оба корабля все же вернулись в исправности, личный состав потерь не понес.
    - Мы побывали как будто в зарождающейся Вселенной, - рассказывал капитан Коллард Алгертайну ван Корнену - не в нашей Вселенной. А если в нашей, то в её прошлом, в такой, какой она была миллиарды лет назад, но где все процессы чудовищно ускорены, в миллионы раз. Когда пираты выстрелили из своей пушки, наступила темнота... А потом мы сразу оказались там, в этом немыслимом космосе. Связь между двумя нашими кораблями работала нормально, но больше ни с кем связаться мы не могли. Вокруг творилось что-то невообразимое. Мы видели гигантские бушующие звезды в темно-красном смещении, среди фиолетовых всполохов. Такое впечатление, что эта Вселенная постоянно металась от быстрой к медленной, от инфракрасной к ультрафиолетовой. Ничего стабильного, ничего устоявшегося. Тяжелые звезды, извергающие горячую плазму, рождались и взрывались на наших глазах. Пространство было искривлено так сильно, что понятие направления теряло всякий смысл. Все хронометры сошли с ума, все записывающие устройства, регистраторы и датчики отказали. Да, мы не смогли записать ничего из увиденного! Нас влекло куда-то, как щепки в водовороте. Двигатели работали, но где им противостоять исполинским силам... И было ощущение неустойчивости нашего пребывания там. Наши корабли были чужими для этого мира непрерывного изменения и движения. Мы не могли там долго оставаться. Эта взбесившаяся Вселенная должна была как-то отторгнуть нас - или бросить в недра черной дыры, или вытолкнуть обратно, туда, откуда мы пришли. Так и случилось без всякого нашего участия. Нас вытолкнуло оттуда, как пробковые шары из океанских глубин. Мы оказались в трехстах световых годах от сектора Трая, близ корда М-72. Половина моей команды с нервными расстройствами отлеживалась в транках, сейчас уже в клинике... На "Доблести" ещё хуже. Не знаю, что там за пушка у пиратов, но только нам очень повезло. Другим может повезти меньше. Что вы делаете для захвата этих негодяев?
    - Ничего, - сказал ван Корнен.
    - Как ничего?!
    - В прямом и директивном смысле. Как только оборвались ваши передачи из сектора Трая, мной был отдан приказ.
    - Какой приказ, ради Неба?!
    - Одобренный Императором приказ о рассылке трех вариантов энтангл-курьеров. Все три сопровождаются переданными вами изображениями пиратского корабля. Первый предназначен для флота, кораблей ИСБ и других силовых структур Империи. В нем предписывается при встрече с означенным кораблем от контакта уходить, бой не навязывать. Второй - для правительств и планетных администраций. Он мягче, тут мы не всегда вольны предписывать, но можем настоятельно рекомендовать - при появлении корабля пиратов вести себя сдержанно и по возможности выполнять требования, если таковые последуют. И третий - для экипажей гражданских судов. В нем рекомендуется постоянно использовать аппаратуру дальнего обнаружения, загодя менять курс, в случае нападения не сопротивляться. Хотя последнее, пожалуй, излишне как могут сопротивляться безоружные корабли? Все три варианта кодированные, секретные, чтобы не сеять панику среди населения. Из-за нарушений связи они регулярно повторяются, и в конце концов их получат все.
    В глазах капитана Колларда отражались удивление и горечь, граничащие с ужасом.
    - Вы отдали Галактику пиратам на разграбление?
    - Строго напротив, - возразил директор ИСБ, - пытаемся разграбления избежать, пока этими доступными мерами. Другим может повезти меньше - ваши слова? Или вы предпочли бы двинуть флот в атаку на никем не виданный корабль, вооруженный Джонг знает чем?
    - Но что дальше?
    - Ученые работают, капитан. Работа началась с момента вашего исчезновения. Сектор был прозондирован, высказывались десятки гипотез. А теперь ваши корабли будут изучены, может быть, что-то подскажет ученым ответ. Помогут и ваши показания. Приготовьтесь к мозговому штурму!
    - Да, я понимаю, - лицо Колларда начало проясняться. - Сейчас в наших силах только избегать столкновений, потерь. Но как только мы разгадаем принцип действия их оружия и создадим эффективный противовес...
    - Конечно, - кивнул директор. - Я рад, что вы меня поняли. Над проблемой работают лучшие институты Адалиона, Императору докладывают дважды в сутки, а иногда и чаще, если намечается хоть малейший сдвиг.
    - Я и мои люди... Мы все готовы помочь.
    - Безусловно, капитан.
    Ван Корнен крепко пожал руку капитану Колларду. В этот жест он вложил больше сердечности, чем обычно позволял себе.
    6.
    Джейсон готовил к старту новый корабль, получивший с легкой руки Юли название "Джон Леннон". Подготовка выражалась по большей части в том, что он искал и удалял где мог скоростные и маневренные ограничители, а также перестраивал функции управления по своему вкусу. Айсинг с утра отбыл в город на арендованном у Майлза спаркле (было решено не появляться в Трабоне на слейдере, ибо слейдеры всегда напоминают о космических полетах). Целью поездки Айсинга являлась покупка деталей по составленному Джейсоном списку. Вообще-то "Лонгфайры" очень надежны, но Джейсон надеялся (или опасался), что "Джон Леннон" прослужит его команде много дольше, чем "Ринго". Поэтому он хотел иметь запас деталей для замены тех, какие теоретически способны выйти из строя - не всех (тогда пришлось бы покупать запасной корабль), но самых необходимых.
    Принцесса Элис осваивалась в выбранной каюте, а Джейсон работал в навигационной рубке. Компанию ему составляли обнюхивающий углы Чак и Юля, без умолку болтающая о проведенном с Керком Стоббартом дне.
    - Элис не поехала с нами, осталась в отеле. Сказала, болит голова, но я-то думаю, она боялась, что её узнают! Ну и правильно, она принцесса, знаменитость... А я не боялась! На этих гонках мы получили море удовольствия! Гонки на дио-ракетах - так это называется?
    - На дэо-ракетах, - машинально поправил Джейсон, занятый обдумыванием очередной модификации.
    - Ну да... Ракеты с разноцветными хвостами! За каждой - яркий такой шлейф, наверное, в километр, а когда они сделали несколько кругов, весь стадион превратился в радугу! Я поставила на синюю ракету... Ну, Керк за меня поставил, а за себя - на красную. И я выиграла двадцать стелларов! А потом мы пошли их пропивать на фестиваль хелсо-музыки. Пиво шенти, знаешь? Пузыри огромные! Ты слышал хелсо-музыку? У нас бы её, наверное, назвали реггей, очень похоже. Исполнители такие смешные, четырехглазые! Там летали воздушные шары. Пиво крепкое, забористое. Потом мы допивали в отеле, в ресторане. Были друзья Керка, интересные ребята, но их я уже плохо запомнила... Но Керк мне под занавес дал какую-то таблетку, и ни в одном глазу. Вот бы купить такие...
    - Алвискан, - сказал Джейсон автоматически, не отвлекаясь от своих текущих забот. - Действует только против пива шенти.
    - Да? Жаль. А я-то думала...
    Наружные микрофоны донесли тонкий вой снижающегося трайского спаркла машины с таким противным звуком умели делать только на одной планете в Галактике, и везде было легко определить, что чей-то спаркл импортирован с Трая.
    - Это Айс! - Юля вскочила с кресла. - Пошли встречать!
    - Пошли, - тут Джейсон наконец отвлекся. - Мне не терпится узнать, все ли он раздобыл. Больше всего меня беспокоят спиттеры-умножители. Отдельно они продаются редко, а в комплекте могут стоить слишком дорого.
    Они направились к шлюзу. Створки люка с тихим гудением уехали в стены, и взорам предстал Айсинг Эппл, облокотившийся на спаркл со странным оборонительно-напыщенным видом. Джейсон и Юля спустились к нему. Из кабины спаркла торчал край чего-то, похожего на туго скатанный в рулон ковер.
    Джейсон почуял неладное. Ничто из указанных в списке деталей так выглядеть не могло, а поза и выражение лица Айсинга безошибочно свидетельствовали о подложенной свинье (с точки зрения Джейсона, конечно).
    - Так, так, - Джейсон продемонстрировал озабоченность. - Каковы успехи? Как спиттеры-умножители?
    - Никак, - сказал Айсинг беспечно.
    - Что значит - никак?
    - Мне надоело чувствовать себя изгоем.
    - Да? Боюсь, ты что-то предпринял по этому поводу...
    Айсинг запустил руку под сиденье спаркла и достал изящную золотую коробочку, украшенную спиральными дорожками из крохотных рубинов.
    - Здесь сушеный лист файетского бирта, - важно пояснил он. - Его надо заваривать, и к нему, конечно, приобретены чашечки дивной ручной работы хеландская керамика, и прибор для заварки.
    - Отлично, - Джейсон поморщился, косясь на коробочку с файетским биртом, и указал на рулон. - А это что?
    - Лессиановый ковер.
    - ЛЕССИАНОВЫЙ КОВЕР?! - простонал Джейсон, лицо его побелело, а шрам на щеке покраснел.
    - На него пошло девять лессиановых шкур... Так сказал продавец. Может, восемь или семь, но не меньше. Почему ты смотришь на меня, как на маньяка? Я у